Олавиа Оллеандра Вересская: другие произведения.

Обычные люди с необычными способностями. Девочка огня.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У каждого из нас есть скрытые способности. А в мире есть вещи, которые эти способности в нас расскрывают. Об этом и рассказ.

  Эта история произошла в обычном провинциальном городе. И как во всех таких городах, в нём нет ничего сверхвыдающегося: пара скульптур, церкви, несколько маленьких музеев и выставочных залов - вот и все приметные места этого города. Зато, если вы загляните в единственную городскую пожарную часть, то вам с удовольствием расскажут о "девочке огня", как её прозвали пожарные, о Катрин. Но обо всём по порядку...
  О жизни Катрин известно не много: родилась в многодетной семье, жила не далеко от пожарной части, отец бросил их семью, когда девочке было 10 лет. "Такое бывает", - говорила она, - "Просто он не хотел воспитывать детей, нашёл себе карьеристку, которая считает, что дети - это главная помеха в жизни, и ушёл к ней. Я лишь надеюсь, что там он счастлив больше".
  Два старших брата Катрин уже окончили школу и работали, одновременно обучаясь в институте. Два младших брата ещё едва говорили и сидели на шее матери, которая не могла позволить себе работать и очень "убивалась" из-за того, что её кормят дети. А дети её действительно кормили. Пособия для матери-одиночки с пятью детьми в ту пору не хватало даже на оплату счетов, а отец алименты платить не спешил, развивая собственный бизнес в сфере сантехники. По причине нехватки средств, пришлось оставленной кормильцем семье из шести человек жить в однокомнатной крошечной квартирке на окраине города...
  Ещё до развода родителей, с Катрин произошёл странный случай, на всегда изменивший её жизнь. Тогда её с двумя старшими братьями отправили на лето к бабушке. В семье уже начинались некоторые конфликты, которые ни кто не хотел показывать детям. Девочка всюду ходила за своими братьями, а те всё пытались от неё отвязаться, дабы пойти с другими мальчишками воровать яблоки из заброшенного, но охраняемого сада. Они боялись, что сестрёнку могут поймать. И она знала, что братья не желают ей зла, поэтому всё же согласилась остаться в саду у бабушки. Но с условием, что братья принесут ей яблочко.
  Когда братья отправились хулиганить, Катрин заскучала. Нашла бабушку, но к той пришла соседка, и они были увлечены какой-то тайной и лекарскими настойками. Тогда девочка вернулась в сад. Солнышко припекало, хоть день и клонился к вечеру, птички пели на разные голоса, лёгкий ветерок шуршал в слегка растрёпанных прядях волос. В саду нечего было делать, да, и не хотелось что-то делать вообще. Пройдя по саду, Катрин вышла к раскидистому дереву неизвестного названия, которое бабушка очень любила. Оно стояло в середине сада, окружённое невысоким забором и присыпанное речным песочком. Его листья были необычной оранжево-красной расцветки, не зависимо от времени года. Именно из-за этого все боялись приближаться к саду. Многие старые жители верили, что это дерево пылает адским огнём, а любой пьяный житель, который проходил мимо так и норовил "потушить" полыхающее дерево. Однако, не смотря на всё это, многие старушки и женщины часто приходили к бабушке Катрин за помощью. Она была мастером в лекарских настойках. В саду выращивалось много полевых и лесных трав, что было удобно, ведь далеко идти за травами не приходилось.
  Не раз рассказывала бабушка, что дерево было посажено здесь с незапамятных времён, первым Торианном. А фамилия Торианн было у всех, рождённых в этой семье и никогда не менялось, даже выходившими замуж девушками. Такой закон был с незапамятных времён. Только мать Катрин его нарушила, взяв фамилию мужа.
  - Это дерево - память предков, за ним ухаживали и его почитали многие поколения, оберегать его обязаны все члены семьи, - говорила бабушка, - Оно даёт силу всем, кто в таковой нуждается, помогает советом и даже лечит. Главное лишь уметь его слышать.
  Братья не верили этим сказкам (хоть и невольно уважали дерево), в отличие от Катрин, свято верившей в силу дерева. Она не раз приходила к нему и просто стояла, наблюдая за тем, как его листья колышутся на ветру, развеваясь, словно пламя костра. Это завораживало...
  Немного поколебавшись, Катрин перемахнула через заборчик и залезла на дерево. Оттуда был прекрасный вид на деревеньку, где они находились. Окружённая яркой листвой и "убаюканная" ветерком, Катрин заснула, прижавшись к прогретому солнцем стволу. Ей снился какой-то интересный сон:
  Девушка, охваченная не обжигающим её огнём, чёрные стены, оплывшее зеркало, в котором Катрин увидела своё лицо. Она повернулась к девушке, та улыбнулась, протянула к ней руку и тихо, трескучим и шуршащим голосом, произнесла: "Вот и встретились два огонька. Правда, мой огонёк уже стал большим пламенем и угас в реальном мире, а твоему ещё предстоит разгореться". Катрин хотела подойти к ней, ответить на протянутую руку, расспросить о чём-нибудь, но девушка полыхнула последний раз и исчезла, поглощённая огнём. Лишь одна искорка коснулась руки девочки и тут же растворилась.
  Катрин проснулась, бабушка и братья стояли внизу. Они смотрели на неё с каким-то отчаянием и тревогой.
  - Слезай скорее, - крикнула бабушка, понимая, что девочка очнулась и с ней всё в порядке. Но было ли всё в порядке на самом деле?..
  Тем же вечером девочка рассказала бабушке свой сон. Та внимательно выслушала внучку, становясь всё более серьёзной с каждым произнесённым словом. "Неужели это опять случилось? Не думала, что такое бремя выпадет на мою единственную и любимую внучку. Но уже ничего нельзя изменить", - бабушка была мрачнее тучи.
  - Я расскажу тебе историю, которая время от времени повторяется в нашей семье. Мать тебе о ней не говорила, но она очень хотела быть частью этой истории, и не хотела, чтобы такая учесть постигла её детей. Но видно не судьба.
  Катрин уже переполняло любопытство. Она нетерпеливо вертелась на кровати, в которую её уже хотели уложить.
  - Ну, бабушка, ну, миленькая, расскажи, пожалуйста, я очень хочу услышать эту историю, - попросила она.
  - Что же, скрывать нет смысла, - согласилась бабушка. - Слушай. Считается, что первый Торианн был серьёзным магом. Он удалился в леса, чтобы не мешать людям, и что бы люди не мешали ему, но многие жители приходили к нему с разными просьбами. Ох, что он только не умел! Он помогал всем. Там дождик наслать, там от вредителей огород избавить, там сорняки ядовитые вывести, да, и немного лечил, ежели лекаря не было, или болезнь была слишком серьёзной. Но главной его мечтой, главной звездой, к которой он стремился, было овладение огнём. Всё подчинялось первому Торианну, но не сдавался лишь огонь. Ни как не хотел, окаянный, подчиниться величайшему магу. У него уже и жена появилась, и дочь росла умница, на отца похожая и лицом и силой, а всё огонь было не подчинить. И вот, когда дочка стала девушкой, она пришла к отцу, трудившемуся в своёй коморке. Принесла ему молока и пирогов, но тот даже не заметил дочь. Впрочем, девушка и не собиралась отвлекать отца. Она прошла к лавочке и присела, сняв зачем-то поставленную статую. Спокойно рассматривала отчего-то пожелтевшее деревце в горшочке на отцовском столе, потом наблюдала за самим отцом. Маг что-то смешивал, бормотал, пот тёк с него ручьями, так старался, потом он взял огонь и окунул его в склянку. Прошло немного времени, огонь медленно угас, растворившись в жидкости и окрасив её в оранжевый цвет. Девушка с любопытством потянулась к отцу, но вдруг он вскрикнул и выплеснул содержимое склянки. Пролетев всю коморку, жидкость обрушилась на девушку, полностью покрыв её. Только теперь мужчина понял, что здесь находится его дочь. Произошло что-то страшное. Маг схватился за голову и завопил. Но всё уже произошло. Девушку словно обожгло, но всё быстро затихло, и она с удивлением смотрела на чуть ли не ревущего отца.
  - Что случилось? - спросила, наконец, она. - Я принесла тебе поесть.
  - Что случилось? Что случилось? - отец лихорадочно соображал, что же делать. - Я скажу тебе, что случилось. Там стояла статуя, которую я должен был.... Хм... должен был облить этой... ну, скажем... жидкостью. В этой жидкости хранилась моя... моя "формула приручения огня". Она должна была впитаться в статую, сделав её моей помощницей. А ты... Ты... Ты разрушила дело всей моей жизни! - он взглянул на съёжившуюся дочь и вдруг сменил гнев на милость. - Знаешь, а я рад, что тебе достался дар приручать огонь. Я стар и скоро покину этот мир, а ты будешь жить.... Да!.. Ты будешь жить и управлять огнём. Это хорошо... Ты принесла еду. Спасибо.
  Теперь у мага появилась новая цель: научить дочь пользоваться своей силой. Она была против, как и мать, но отец и слушать их не хотел. Каждый день он отлавливал свою непоседливую дочурку и запирался с ней в коморке, обучая премудростям магии огня, которые и сам-то не все знавал.
  Спустя несколько месяцев, девушка уже могла направить огонь в сторону, но он ещё не подчинялся ей. Зато, люди из всех окружающих деревень стали её опасаться, сторониться и избегать. Когда она проходила по деревни, люди запирались в своих домах, наглухо закрывая ворота и ставни. Даже любимый человек, который клялся в вечной любви до гроба, отказался от девушки. Она не раз видела его в окружении других девиц. Вот же кобель! Заставил страдать несчастную ещё больше. С тех пор она перестала выходить в деревню и стала больше заниматься своими силами, что порадовало отца. Но жизнь наша не вечна, увы. Первый Торианн умер. Смерть пришла к нему во сне. Хоронить мага женщинам пришлось самостоятельно. Даже на похороны ни кто не пришёл. Ни кто. Даже те, кому маг так часто помогал, не соизволили объявиться. Так и стояли под проливным дождём две хрупкие женские фигурки. И без того разбитое сердце дочери мага было раздавлено болью. Но она не бросила своего обучения. Даже усерднее стала работать над книгами и кострами. Мать пыталась её остановить, но девушка не отступила. День за днём она запиралась в коморке отца и тренировалась в приручении огня.
  Спустя год, она добилась успеха. Огонь больше не обжигал её. Она могла извлекать его из воздуха, перемещать, заставлять вспыхнуть или погаснуть где угодно. Мать искренне радовалась, когда дочь заставляла гореть огонь в печи без дров. Ведь очень трудно нарубить дрова двум женщинам, а помогать им ни кто не хотел. Прознав, что девушка приручила огонь, люди были напуганы ещё больше, чем прежде. Многие, живущие не по далёку, переехали подальше, побросав насиженные "гнёзда". А девушка, достигнув просвещения, заскучала. Она не могла устроиться на работу. Она не могла найти себе мужа и создать семью. Только тоска жила в её сердце. Но это было не долго...
  Однажды вечером, когда бушевала гроза, молния попала в один из домов, что стоял в соседней деревеньке. Почувствовав огонь, девушка проснулась и понеслась на его зов, даже не сменив ночной сорочки и не надевая калош. Она не пробежала сквозь лес, она, скорее, пролетела его, вмиг оказавшись возле полыхающего дома. Жители собрались вокруг, но никто не рискнул войти в полыхающее строение. А в доме остались дети. Даже их родители, уже стоявшие на улице, обречённо поминали своих хороших деточек, за зря сгинувших во всепоглощающем огне.
  Как только жители завидели дочь мага, они набросились на неё, похватав камни и палки.
  - Это ты наслала на этот дом огонь! Это ты сожгла бедных деточек! Ты хочешь и от нас избавиться? Хочешь прервать наш род? Убийца! И отца ты загубила, и на нас теперь переключилась! Убийца! Не жить тебе на земле, а мучиться! Гореть в Аду! - кричали со всех сторон. Кто-то кинул в неё палку, но огонь защитил её от удара.
  Девушка молча вошла в распахнутые ворота. Люди перестали кричать и просто наблюдали за происходящим. А посмотреть было на что. Как только дочь мага подошла к горящему дому, пламя исчезло. Последний раз вспыхнула дверь, но и та погасла, когда девушка дотронулась до неё рукой. Она вошла. Дым был ей не страшен, ведь нет дыма без огня, и её отец это учёл, научивши девушку дышать без воздуха и прекрасно чувствовать себя в дыму. Войдя в дом, девушка быстро отыскала деток, пошептала над ними чегой-то, и они очнулись ото сна и охотно последовали за девушкой на улицу. Мать встретила деточек с распростёртыми объятиями. Теперь настроение деревенских изменилось. Хоть они ещё и боялись дочки мага, но она всё же сделала доброе дело. Пришлось главному поблагодарить девушку. Какой-то парень даже дал ей свою кофтёнку, а девушка - калоши. Дочь мага, молча, поклонилась и ушла домой, только её и видели...
  - Кстати, звали её, как тебя: Катрин. - Улыбнулась бабушка. - И ты очень на неё похожа. Но я отвлеклась.
  Вот пришла, Катрин к дому, а там уже мать на пороге её поджидает, беспокоится. Но завидев дочь живой и здоровой, успокоилась и вошла обратно в дом, решив расспросить девушку обо всём завтра. И правильно сделала. Дочь мага так устала, что, ничего не говоря, повалилась на кровать и проспала так до самого петушиного пения.
  Наутро Катрин как всегда встала, умылась, огонь в печи разожгла. И только рассказала она матери о случившемся вчера. Как вдруг постучали в дверь. На пороге стоял рослый молодой человек в явно военном облачении. Он представился Фёдором. Впустили его в дом, усадили за стол. А подать к столу особо и нечего. Только вот блинов напекли из последнего, что было. Больше у них ни денег, ни сил ни на что не хватало. Поставили на стол блины.
  - Извините, - говорит мать,- чем богаты, тем и рады. Не откажите отведать блинчиков наших. Только у нас ни чая, ни молока к ним нету. Одна студёная водица и осталась. После смерти мужа моего мы не сильно богаты.
  Улыбнулся Фёдор. Как-то по-доброму улыбнулся. Встал и говорит:
  - А я, милые, сюда пришёл не есть. Я за важным поручением от самого короля пришёл.
  И достаёт какой-то листок бумаги сложенной. Протягивает его матери. А сам и без того рассказывает, что да к чему:
  - Король наш, великий и мудрый, знаком был с мужем вашим и отцом. Знал он про магию и про приручение огня. И договор был у короля с этим магом, что ежели огонь будет приручен, то пойдёт ваш он на службу к королю на два года обязательно, а там как пожелает. И будет оберегать королевские граничные поля с рожью от пожаров, которые устраивают враги. И сегодня дошёл до королевского двора слух, что дочь мага приручила огонь, а сам маг умер. Примите мои соболезнования и соболезнования короля.
  - Где ваши соболезнования были, когда мы хоронили моего мужа?! - закричала сорвавшаяся с места мать - Не отдам вам дочь! Она у меня одна осталась! Не отдам! Не отдам! - она повалилась на скамейку и заплакала, продолжая лепетать - Не отдам!
  Неведомо как оказался у дома тот парнишка, наверное, за кофтёнкой своей пришёл, но только заслышал он стоны и ругань матери, тут же вскочил в дом и набросился на Фёдора, даже не разбираясь и не думая о последствиях. Не ожидал такой наглости посланец короля. Не успел увернуться, но и сдаваться не собирался. Завязалась драка. Только тогда остановились драчуны, когда почувствовали, что палёным запахло. Причём, в прямом смысле. Это Катрин создала маленький огонёк между ними. Оба отпрянули друг от друга и уставились на девушку. Та была мрачнее тучи. Убрала огонёк и молвила:
  - Вы почто пришли в этот дом? Чтобы издеваться над моей старой матерью? Устроили тут драку, как дворовые мальчишки! Уходите. Вы нам не понадобились, когда мы хоронили моего отца и теперь не нужны. А королю передайте, что договор был заключён не с нами, а с моим отцом. Потому, ежели королю угодно, чтобы я у него служила, он сам должен явиться и заключить с нами договор. - Ещё подумав, девушка закончила - Только я без матери всё равно никуда не поеду. Уходите.
  Поклонились незадачливые драчуны, да и вышли вон, забыв про всё, что только что между ними было. "Не сожгла и, Слава Богу".
  Не ведомо, что было потом, только одно знаю: приехал спустя неделю к дому мага сам король. Карета была так украшена каменьями и золотом, что ослепляла. По случаю такого события со всей окрестности собрались вокруг дома ребятня и зеваки. Всё галдели и возмущались. Но король одарил их лишь высокомерной улыбкой, быстро пройдя в дом. За это время в доме мага почти ничего не изменилось. Женщины всё так же бедствовали. Вошёл король, выгнал всех посторонних из дома, да и присел на лавку. Мать засуетилась. Нечего было подать на стол. Сами уже несколько дней кореньями да отварами из лесных трав питались.
  - Не суетись, мать. Мне ничего не нужно, окромя разговора. - Успокоил её король. - Присядь на лавочку, да потолкуем.
  Покорилась женщина и присела, но не забыла робко сказать:
  - Дочь свою я вам не отдам. Она одна у меня и осталась, опора. Без неё и свалюсь.
  Надо отметить, что король был красавцем, что редкость для королей. Он улыбнулся женщине. Улыбнулся как-то мягко и дружественно. У неё сразу посветлело на Душе. И она успокоилась.
  - Не собираюсь я забирать её. Не переживай, мать. А вот что предложить хочу: знаю я, что Катрин огонь смогла приручить. Знаю, что помощь вам требуется. Уж простите меня, грешного, что не приехал на похороны. Другом был мне ваш маг. Но не сказали окаянные придворные о его смерти. - Король опустил голову и, матери показалось, что он сейчас заплачет.
  - Бывает, сынок. Бывает. - Поспешила она его утешить. - О тебе люди заботятся. Король всё же.
  - Позвольте хоть теперича помочь вам, милые. - Поднял голову король. - Знаю, что вы достойны своего мужа и отца, а потому никогда не примите чужую помощь, ежели не заработаете её. - На эти слова мать кивнула, вспоминая, как муж её часто отказывался от чужой помощи. - Потому и предлагаю вам переехать во дворец ко мне, но не просто так. Пусть Катрин пойдёт ко мне на службу, охранять одно приграничное поле. А ты, мать, будешь при ней нянькою. Обеим и платить за работу буду, и крышу над головой предоставлю, а то ваша, я вижу, прохудилась совсем. - Он окинул взглядом дом, потом хмурую мать и не менее хмурую Катрин. Женщины молчали. Они не могли решиться принять такой помощи. "Одобрил ли такую помощь их кормилец?" - думалось каждой. Не хотели бедняжки опорочить память супруга и отца их. Наконец, слово в тишину вставила более решительная Катрин:
  - Думаю, ежели мой отец действительно заключил когда-то с вами договор, значит, он вам доверял и считал вас своим другом. К тому же, вы не побрезговали приехать к нам лично. За что вам отдельные благодарность и почтение. - Она едва поклонилась. - Думаю, что поехать с вами не будет великой бедой. Но ежели маменька скажет остаться, никакого договора не будет.
  Все взглянули на мать. Бедная женщина даже сжалась под натиском их взглядов. Потом отмахнулась от них рукой и куда-то в сторону тихо молвила:
  - Бог с вами, поедем.
  Так и порешили. Женщины быстро собрались. Да, и собирать было нечего. Пара старых ношенных платья и мелкие резные сувенирчики, которые вырезал покойный маг на дни рождения своим любимым женщинам. Заложили всё это в карету, уселись сами и поехали. Только народ негодовал: когда успели эти ведьмы приворожить их справедливого короля, что он взял их во дворец. Но эти бредни никто не слушал...
  Король сдержал своё обещание. Он разместил женщин в лучших покоях своего дворца. Бедняжки даже ступить туда боялись, так там всё было роскошно, светло и чисто. Никак не соответствовали таким покоям две хрупкие фигуры в грязных платьях. Король тоже это отметил и приказал своим портным пошить им самые лучшие платья. А старые сжечь. Только Катрин свои старые платья сжечь не дала, сказав, что они ей понадобятся, чтобы работать в поле. А её мать оставила платья в предлог о мужниной памяти. Слугам ничего не оставалось, кроме как уступить. Но платья новые пошили. Нарядились женщины и не могли себя узнать. Такие красавицы, да раскрасавицы получились, что и сами дивились. Но король утверждал, что не одежда делает их такими прекрасными, а они делают одежду прекрасной. Чем изрядно смущал.
  Как и говорилось в договоре, всё было не просто так. На следующий же день Катрин отправилась вслед за королём осматривать поля. Поля были обширные. Они простирались рыжим морем до самого горизонта. Девушка даже привстала на лошади, но всё равно не смогла разглядеть окончания этим полям.
  - Да, поля у нас не малые. Всех кормят. - Усмехнулся король. - Потому и поджигают их поганые враги. Чтобы наш народ голодал. А твоя задача не допускать этого. Ещё твой отец придумал такую систему: как только завидят солдаты врага близ границы, так зовут тебя. Стоит кому поджечь поле, ты тут как тут, всё тушишь. Как тебе работка?
  - Отец мой был мудр. - Вместо ответа заключила девушка. Она не сильно доверяла королю.
  Король усмехнулся. Но ничего не сказал. Проехали они ещё немного по полям, да поворотили лошадей.
  Наступила ночь. Не спится на новом месте. Но стоило Катрин заснуть, как нахлынул на неё огонь, и закричало всё вокруг. Вскочила девушка. Неужто кто поджёг её спящей? Но нет никого в комнате. И тут почувствовала девушка, что огонь не во дворце, а где-то недалече бушует. Выскочила она на его зов, как давеча, в одной ночной сорочке. Только и взяла коня с конюшни, даже не дожидаясь пока проснётся конюх. Пролетела мимо стражи дворцовой так, что те даже и рты разинуть не успели, а конь уж скрылся. Горело за полем. Вернее, горел лес. Девушка подвела коня как можно ближе, спустилась с него и кинулась к огню.
  - Куда? Сгоришь! - Послышался голос какого-то солдатика. Но девушка уже скрылась в центре горящего леса.
  Ещё мгновение, и лес перестал гореть. Просто так. Раз, и не горит. Солдатик даже осел на траву. А из леса вышла та самая девушка в ночной сорочке, которую он только что пытался остановить.
  Катрин только теперь заметила солдатика.
  - С вами всё в порядке? - решила спросить она, видя нездоровую бледность мужчины.
  - Д-да. - Едва выдавил из себя всё ещё изумлённый солдатик.
  - А-а, наша защитница. - К ним бодрыми шагами шёл явно не молодой военный. - Мы за вами послали, а вы уже тут и всё сделали. А ты чего тут развалился? Разве это почтительно? - Он вопрошающе уставился на солдатика и дождался пока тот спешно встал и оправился. - Неужели ты не знаешь, что во дворец приехала госпожа, которая приручила огонь?
  Солдатика вновь накрыла волна удивления, но, поборов её, он почтительно поклонился:
  - Простите, Катрин, не признал сразу. Огонь пошёл, вы вошли, я и растерялся. Не ожидал, что вы... вы... окажетесь столь юной и прекрасной. - Он заметно покраснел.
  - Хватит разглагольствовать! Видишь, девушка устала и замёрзла! - Уже больше для виду прикрикнул военный.
  - Простите. - Солдатик снял с себя сюртук и сам водрузил на плечи девушки.
  - Спасибо, но мне не холодно. - Стала было отнекиваться Катрин.
  - Ничего, ничего. Так теплее. - Сдерживая зевоту, удержал девушку от снятия сюртука военный. Иван проводит вас до самого дворца. Пока мы тут сами справимся.
  Солдатик-Иван был готов уже на что угодно. Отловили коня Катрин. Привели коня Ивана. И они вместе отправились во дворец.
  Во дворце был переполох. Все искали исчезнувшую Катрин и ругали конюха и стражников за неосмотрительность. Король и неутешная мать сидели на крыльце дворца, когда во двор въехали кони. Король едва не выругался, завидев эту парочку. Ему уже было не по нраву возиться с девчонкой, которая "сбегает до молодых парней по ночам, да, ещё и в разгар пожара". Мать тоже заметно смутилась и покраснела, стыдясь "поступка" дочери. Однако когда всё выяснилось, обитатели дворца сменили гнев на милость. Король даже извинился за то, что плохо думал о девушке.
  После того случая Иван стал частенько наведываться во дворец. Он приходил к Катрин. Дарил ей цветы, сладости, даже читал ей стихи. Он оказался довольно хорошим парнем. Потому король и не возражал против его присутствия во дворце. Сама Катрин "летала" от счастья. Её мать тоже искренне радовалась присутствию солдатика.
  Потом был ещё пожар. Служба оповещения вновь сработала слишком медленно, но девушка успела потушить огонь до того, как он добрался к полю. Иван на этот раз даже не пытался её остановить. Но по окончании тушения сам предложил свой сюртук и проводил до дворца. На следующий день он предложил девушке выйти за него замуж. Катрин согласилась. Мать не возражала. А король лишь попросил, чтобы они жили не в маленькой солдатской избушке, а в королевских покоях дворца, потому как это "дань магу-отцу девушки". Видно, хотел, чтоб Катрин у него под присмотром была.
  Далее была счастливая семейная жизнь. Пожары тоже бывали, но с ними быстро справлялись. Но, однажды, мать Катрин почувствовала себя очень плохо. И наказала дочери отвезти её домой, туда, где умер её муж. Да, похоронить её там. К тому времени у Катрин уже двое деток было: мальчик и девочка. Но она молча согласилась с наказом матери. На следующий же день выпросила она у короля карету и повезла мать домой. С ними поехали и Иван с детьми, и сам король, хоть у него было много дел. Приехали они к дому. А дома и нет почти. Рухнул весь и почернел. Грустно стало всем. Дети удивлённо молчали, разглядывая развалины. Вышла из кареты мать, окинула взором дом, присела на прогнившее крылечко, обняла его руками и тут умерла. Долго плаката Катрин. Долго утешали её Иван и король. Потом состоялось отпевание усопшей, похороны через три дня, как положено. А там и пора возвращаться. Но не хочет Катрин уезжать. Разбито на осколки сердечко. Осыпалась Душа. Бродит в нерешительности по развалинам старого дома. И наткнулась она на вход какой-то. Зашла. А там коморка, где когда-то отец проводил свои эксперименты. Коморка тоже почти разрушена. И вид у неё жалкий такой, что и расплакаться можно. Но одна деталь поразила женщину. Посреди коморки, где стоял отцовский стол, выросло деревце. Но было оно столь мощное и с такой яркою листвой, что казалось, будто огонь пляшет в этом дереве. Заворожило оно её. Завлекло. Так и стояла, пока не пришёл муж.
  - Я тебя везде ищу, а ты здесь... Что-то случилось? - он обеспокоенно взглянул в её лицо, загородив деревце.
  - А ты не видишь этого деревца? - спросила изумлённая жена.
  - Вижу. Красивое. Полыхает, словно пламя. Прямо глаз радуется. - Улыбнулся ожившей жене Иван. - Ты из-за него тут встала?
  - Ничего я не встала. - Смутилась девушка. - Просто воспоминания нахлынули. И откуда здесь это деревце?
  Мысли не дали развиться: детки прознали, где родители, и не приметнули вбежать в коморку, обступая интересное деревце. Не успел кто-то и глазом моргнуть, как их доченька дотронулась до ствола дерева. Никто этому не придал значения, кроме Катрин. Она что-то почувствовала в глубине Души. Но это чувство не успело показаться на свет Божий, так быстро растаяло. Она поспешила увести всех на поверхность. Уехали во дворец. Только там оказалось, что доченька Катрин приобрела способность к огню. Потому как кто ж иначе спалил в детской занавеску, когда там только она и была? До этого ни у одного ребёнка Катрин магических способностей не было. Тут-то она и смекнула, когда да что с её доченькой произошло. Прибежала она к королю. Рассказала ему про всё, да и попросила оградить деревце, да и дать ей возможность быть там, чтобы никто боле не посмел его касаться, дабы беды не вышло. Пораздумал король. Да и понял, что и впрямь беда может выйти, если дерево не охранять. А охранять только Катрин и может. Другие сами охотники до приручения огня. Вдобавок, страшновато стало держать во дворце неопытную "приручительницу огня". Приказал король отстроить заново дом мага. И, как только дом был готов, вернулась Катрин к родителям. Тут же они с мужем огородили дерево и приказали детям не прикасаться к нему и других не пускать. Дети были уже умными, согласились на родительские условия. А спустя время, пришёл от короля приказ: "Пусть сия земля теперь считается неприкосновенной частью государства. И сей приказ мой, короля Михаила, не смогут отменить ни я сам, ни последующие короли, ни Господь Бог". В те времена ещё ни разу не было таких приказов. Да, и потом не было ничего подобного.
  Так и стали жить Торианны (Иван по убедительной просьбе короля взял фамилию жены) на земле мага и защищать то деревце. Сменились поколения, короли, потом и их не стало, а до сих пор мы здесь живём и защищаем это деревце, которое полыхает огнём...
  Свеча, зажжённая бабушкой, погасла. Опустилась темнота. Только теперь женщина поняла, что рассказ занял много времени и внучка, должно быть, заснула, даже не дослушав её. Но тут раздался детский голосок:
  - А ты тоже занималась магией?
  - Я? Ну... может и занималась когда в молодости.
  - А мама? - не отставала девочка, хватая бабушку в темноте, чтобы не так страшно было.
  - И мама занималась, - нехотя признала женщина. - Но она поняла, как это опасно и уехала отсюда. А вот оно как обернулось.... Только заболтались мы с тобой. Давно спать пора. Спокойной ночи!
  - Спокойной ночи. - Девочка нехотя отцепила свои ручки и закуталась в одеяло. Её ещё долго не отпускал рассказ бабушки. Не верилось, что она, коснувшаяся дерева, теперь будет управлять огнём...
  Наутро бабушка позвонила матери Катрин и всё ей рассказала. Женщину известие не порадовало. Она согласилась оставить свою дочь на попечение бабушки, пока та не научится управлять своей силой достаточно хорошо, "чтобы не поджечь дом". Лето было в самом разгаре, но мать поставила бабушке условие: дочь должна быть обучена до сентября, когда ей понадобится вновь идти в школу. Девочку ждал 5-ый класс. Делать нечего, бабушка согласилась на такие условия. С тех пор она не отставала от внучки ни на минуту, не давая ей общаться с кем-либо, запираясь с ней в какой-то коморке и обучая разным таинственным штучкам. Только изредка бабушка открывала дверь кому-нибудь, чтобы дать очередное лекарство для больного. Братьев почти сразу после происшествия отправили домой, чему они явно огорчились. Впрочем, в городе они были нужны. Их отец только что ушёл к другой женщине, оставив двух ещё совсем маленьких сынишек, не говоря уже об остальных. В этом году братья Катрин шли в последний класс. И они приняли решение пойти работать, одновременно с учёбой, что было похвально. Но я повторяюсь...
  Летние деньки пролетели почти мгновенно. Но Катрин была будто создана для приручения огня. За два с половиной летних месяца, которые были им с бабушкой отведены, девочка успела выучить много магических вещей, перестала бояться огня (он её больше не обжигал) и даже смогла научиться дышать в дыму. Раньше никому не удавалось постичь это так быстро. Однако, не всё так безоблачно. Катрин ещё не могла потушить огонь, направить его в другую сторону и, тем более, вызвать его из воздуха. Это слегка омрачало сложившуюся ситуацию. Но уговор есть уговор. Бабушка отправила внучку обратно в город, чтобы та пошла в 5-ый класс. Но с собой она дала внучке старую рукописную книгу.
  - Будешь продолжать тренироваться по этой книге, там, где никого нет, тогда у тебя всё получится. Ступай с Богом, дитя. - Бабушка последний раз перекрестила внучку и отправила в город.
  Мать обрадовалась дочери. Ещё больше она порадовалась тому, что дочь ничего не подожжёт случайно. Оставшийся день семья провела в полном составе. Они выбирали тетради и дневники для школы. Надо было бы и одежды новой прикупить, но дети отказались от неё, понимая положение семьи. Тогда они уже намеревались переезжать в однокомнатную квартирку. Оплачивать трёхкомнатную квартиру было уже не по силам...
  Наступил сентябрь. Дети пошли в школу. Почти сразу же семья разменяла квартиру на однокомнатную и сменила фамилию на Торианн.
  - Видно меня Бог наказал за то, что я семейного закона ослушалась и взяла фамилию мужа. - Аргументировала своё решение мать.
  Все жили хоть не богато, но счастливо. Старшие братья учились и работали, как и собирались. Младшие сидели у мамы на шее, но не сильно досаждали шалостями, готовясь пойти в детский сад. Катрин ходила в школу. Но каждый раз, когда кончались занятия, девушка приходила в заброшенный недостроенный дом, недалеко от школы, чтобы тренироваться в приручении огня. А потом рассказывала матери о своих успехах. Ты выслушивала с большим интересом, хваля девочку за умение не отступать.
  Шли дни. Вот и новый год уже наступил. В семье Торианн ничего не менялось. А потом Катрин принесла домой радостную весть: Она смогла потушить огонь. А потом заставить его разгореться заново.
  Мать не верила своим ушам, но девочка продемонстрировала, как у неё получается заставить вспыхнуть на ладони огонь и вновь погаснуть. Радости матери не было конца. "Её дочь сокровище", думалось женщине.
  - Но не смей этим хвастаться, золотце, и не показывай ни кому. - Наставляла мать. - Кроме меня и бабушки. Мы сейчас же позвоним бабушке и порадуем её. А на каникулах ты сама сможешь показать ей свои умения.
  На том и договорились. И вновь жизнь в семье потекла размеренно. Только теперь Катрин раньше приходила домой со школы и помогала матери по хозяйству, высушивая мокрое бельё и полы. Всё было спокойно. До некоторых пор...
  Катрин возвращалась со школы домой, когда заметила проезжающую мимо пожарную машину. До этого она видела такие только по телевизору. Девочка с интересом проследила за уезжающим транспортом. Но последовать следом не решилась. "Мигалки" были выключены, значит не на пожар. По приходу домой она пристала к матери с расспросами:
  - У нас недалеко пожарная часть? Я сегодня пожарную машину видела. Она большая.
  - Да. Тут через три двора стоит пожарная часть. Единственная в этом городе. Неужели ты не знала? - Подивилась незнанию дочери мама.
  - Не знала. - Честно призналась Катрин. - А туда на работу девушек берут?
  - Девушек берут, наверное, а девочек не берут. Даже не думай идти работать туда. Тебе сначала надо выучиться. Без образования тебя никто не возьмёт. К тому же, я скоро вновь буду работать. Кому-то придётся присматривать за братьями. - Мать весьма обеспокоилась тем, что дочь заговорила о пожарных. Но девочка согласилась с её решением.
  - Хорошо. Я буду учиться.
  Катрин держала своё слово. Она прилежно ходила в школу и делала уроки. Но пожарную часть она всё же нашла. И иногда прибегала туда, чтобы посмотреть на интересные пожарные машины. А потом их повели туда всем классом, на экскурсию. Радости девочки не было конца. Там всё было так интересно, так уютно. Ей безумно хотелось быть пожарным. И как она жалела, что не могла продемонстрировать свои умения тушить огонь. Вокруг было много народу. А мать просила никому не показывать своих способностей.
  Дома только и были разговоры, что про пожарную часть. Даже братья устали от трезвона своей сестрёнки и ушли спать. А ею уже овладела навязчивая мысль. Она хотела быть пожарным. И никто не мог потушить в ней этого желания.
  На следующий день, после школы, она пошла в пожарную часть. Её там приняли дружелюбно.
  - Что случилось, девочка? Хочешь посмотреть на пожарную машину? - спросил один из пожарных.
  - Нет. - Отвергла заманчивое предложения Катрин. - Я хочу у вас работать.
  Пожарный рассмеялся:
  - Работать? А тебе учиться не надо? Вот сначала выучись, поступи в пожарную академию, а потом и приходи. - Он одобряюще потрепал девочку по макушке.
  - Я сейчас хочу работать. - Не отступала Катрин. - Сейчас.
  - А ты сможешь? Смотри, какая маленькая, даже шланг не поднимешь. - Оценил девочку с ног до головы пожарный. - Шланг даже больше тебя весит. Не зря у нас только взрослые и сильные мужчины работают. Кстати, твоя мама знает, что ты пришла сюда устраиваться на работу?
  Но Катрин не успела ответить, к пожарному подошёл другой. Он не заметил девочку и обратился к коллеге:
  - Представь, у нас сегодня уборщица уволилась, в декрет ушла. Но и видно было, что она уже скоро уйдёт. Видать, совсем скоро родит Манька.
  - Возьмите меня уборщицей! Вам же нужна новая уборщица? - вставила своё слово Катрин.
  - А это кто тут у нас? - Только теперь заметил девочку второй пожарный и наклонился к ней, чтобы лучше рассмотреть. - Такая маленькая и шустрая девочка. - Отметил он, выпрямляясь. - А мама знает, что ты здесь?
  - Я как раз спрашивал у неё об этом. - Оправдался первый пожарный.
  - Не знает. Но нашей семье нужны деньги. - Под взглядами пожарных девочка немного оробела и теперь тщательно подбирала слова. И вдруг просияла - Уборщица же не весь день работает? Я могу учиться, а после школы приходить и убирать. И вам хорошо, и мне.
  - Ишь, какая хитрая. - Всплеснул руками второй пожарный. - Мы тебя не можем взять на работу. По закону не положено. Тебе ведь, наверно, даже четырнадцати нет.
  - Нет. Ну и что?
  Спор мог бы продлиться дольше, если бы во двор пожарной части не въехал чёрный автомобиль начальника. Оба пожарных вытянулись по "струнке смирно", в сердцах желая, чтобы этой настырной девочки тут сейчас не было.
  - В чём дело? - Поинтересовался начальник.
  - Да, тут... - Замялся второй пожарный.
  - Я хочу у вас работать уборщицей? - Перебила его Катрин, понимая, в чём дело.
  - Работать? - Подивился начальник. - Уборщицей? А сколько тебе лет?
  - Одиннадцать. - Честно ответила Катрин. - Но моей семье нужны деньги, чтобы кормить себя, а я очень хочу у вас работать. К тому же, работа уборщицы не мешает мне учиться в школе. - Подытожила девочка.
  - Надо же, какая умная. - Подивился начальник. - А может, ты ещё и законодательство наше хорошо знаешь?
  - Вы про то, что до четырнадцати нельзя работать детям? - Пригорюнилась Катрин. - Я с этим не согласна.
  - Ладно, не грусти. Я всё понимаю. Сам из бедной семьи. Так и быть помогу тебе.
  Девочка чуть не прыгала от счастья, а пожарные в недоумении смотрели на начальника.
  - Разве мы можем?.. - Заикнулся было один из них, но смеренный взором начальника замолк.
  - Завтра приводи свою маму. И мы заключим договор, что, мол, ты у нас работаешь по доброй воле и с её разрешения. Тогда примем на работу.
  - Я приведу. Хоть сегодня приведу. - Уже на бегу к дому крикнула Катрин.
  Что было дальше в пожарной части, не известно. Но Катрин мигом примчалась домой, напугав маму радостными криками.
  - Я нашла работу! Но мне нужно, чтобы ты пошла со мной! Собирайся! Пошли устраивать меня на работу! - Выкрикнула девочка на одном дыхании.
  С трудом матери удалось утихомирить дитя. И узнать, что случилось. Она восторга дочери не разделила.
  - Мы же договаривались. - Упрекнула она дочь.
  - Но я же буду учиться. - Напомнила главный аргумент Катрин. - К тому же, почему братьям можно, а мне нет?
  - Потому что они мужчины и обязаны защищать нас и приносить в дом средства к существованию.
  - А я с этим не согласна. - Девочка почти плакала. Но её слёз мать хотела меньше всего. Она никогда не могла видеть, как плачут её дети. Наверное, потому как никто из них почти не плакал даже в детстве и при сильных ушибах и ссадинах.
  - Хорошо. Не плачь. - Мама обвила дочь руками и теперь ласково шептала ей на ушко. - Если ты решила, то ничем это из тебя не выбьешь. Пойдём завтра устраивать тебя на работу.
  - А сегодня нельзя? - Оживилась дочь.
  - Нет. Скоро братья придут с работы, а у нас ещё ужин не готов. Мы же не будем их оставлять голодными по твоей прихоти? - Мать мечтала, чтобы сейчас дочь с ней согласилась. И её мечты сбылись.
  - Не будем. Без нас же их никто не покормит. - Сдалась Катрин.
  Ужин был весьма праздничным: картошечка с жареной рыбкой. Бабушка как раз прислала эти продукты из деревни. Все были довольны.
  За ужином ещё раз обсудили идею Катрин на счёт работы. Но надежды матери на то, что братья уговорят её дочь не устраиваться на работу, никто не поддержал. Все согласились с тем, что было бы совсем не плохо, чтобы девочка тоже работала. К тому же, предоставляется шанс, а желание у неё есть. На том и решили. Катрин завтра после школы должна была зайти за мамой, чтобы они вместе отправились в пожарную часть.
  Устраиваться на работу пошли вместе с младшенькими, потому что оставлять их одних боялись. Начальник очень удивился тому, что мать девочки вообще пришла устраивать её на работу. Однако слово своё сдержал. Был составлен и подписан договор, гласящий, что Катрин будет по доброй воле приходить каждый день после школы, чтобы убрать помещения пожарной части. И всё это было заверено подписями и печатями.
  Девочка приступила к своим обязанностям тут же. А мать повела домой уже желавших спать сыновей.
  В коллективе девочку приняли сразу. О ней ещё с вчерашнего вечера ходили разговоры по всей пожарной части. Потому-то теперь все улыбались и по-доброму подшучивали над ней. Один из пожарных даже предложил помощь, но Катрин отказалась, сказав, что пришла сюда работать, а не доверять свою работу другим. Чем изрядно повеселила. А в конце первого рабочего дня, пожарные подарили Катрин большой кремовый торт. Она ещё никогда не видела таких красивых тортов. Потому очень аккуратно несла его домой. Сегодня у семьи был настоящий праздник...
  Прошло несколько месяцев. Девочка усердно училась, а после школы убирала пожарную часть. Пожарные старались радовать новую сотрудницу разными сладостями, которые она несла домой. В конце каждого месяца ей выдавали настоящую заработную плату. Это были дни особой радости. Ей платили столько же, сколько братьям. И это ещё больше радовало. А потом произошёл случай, изменивший всё...
  Катрин, как обычно, убирала пожарную часть. Она заметила, что на одной из пожарных машин присохла грязь. Взяла тряпочку и полезла на машину. Вдруг, объявили пожарную тревогу. Девочка не успела слезть с машины, как в неё вскочили пожарные. Никто не стал дожидаться, пока слезет незваная пассажирка. Машина тронулась. Катрин впервые ехала на пожар. Горел деревянный дом в частном секторе. Как только стал виден дым, девочка почувствовала что-то странное в груди. Это было похоже на то, если бы кто-то её звал, а она рвалась к этому кому-то...
  Когда пожарные приехали на место, дом уже сильно полыхал. Не медля ни минуты, бригада развернула шланги. К ограждённому от зевак дому рвалась плачущая женщина. Так Катрин узнала, что в доме остались три человека: мужчина и двое детей. Неизвестно, что в то время двигало девочкой, но она без тени сомнения спрыгнула с машины и направилась в центр горящего дома. Пожарные чуть с ума не сошли, когда увидели входящую в горящее здание Катрин. Они кричали и пытались её остановить. Но девочка была глуха. Когда она вошла в дом, на минуту над присутствующими нависла тишина отчаяния. Но, вдруг, огонь погас. В толпе зевак пошли волнения. Ещё больше они усилились, когда из дому вышла девочка, ведущая за собой мужчину и двух детей едва ли старше её самой. К ним тут же поспешила врач. А главный бригады пожарных поспешил отчитать девочку за самодеятельность. Катрин сжалась под натиском его ругани и стала похожа на провинившегося котёнка, когда до ушей главного пожарного начали доноситься удивлённые возгласы:
  - Михалыч, а стены-то холодные. Будто и не горели вовсе. Только сажей припорошены. - Восклицал пожарный, осматривающий дом.
  - Николай Михайлович, пострадавшие, конечно с ожогами, но их жизни ничего не угрожает. Будто чайник горячий схватили. Даже лёгкие чистые. - Восклицала врач.
  - Девочка послана нам Богом. Она совершила чудо. - Восклицали прохожие.
  - И как тебе это удалось? Ты же могла погибнуть, дурёха. - Потрепал по макушке девочку главный пожарный, показывая сменившееся настроение. Катрин такой поворот событий не сильно радовал. Особенно когда один из местных мальчишек похвастался, что всё заснял на видео, а вдали послышалась сирена милицейской машины.
  - Николай Михайлович, а нам теперь здесь нечего делать? Можно мы поедем? Меня мама дома ждёт. - Попросила девочка.
  - Поедем. Теперь милиция будет разбираться. - Согласился Николай Михайлович, давая бригаде команду "сворачиваться".
  Когда всё было собрано, уже подъехала милиция. Проблем никому не хотелось, девочку усадили в пожарную машину и быстренько загрузились туда сами.
  - Михалыч, здорово! - Узнал начальника бригады милиционер. - А что тут у вас произошло? Как-то вы сегодня быстро сработали. Молодцы.
  - Старались. - Бодро ответил Михалыч.
  - А я всё заснял! Заснял! Товарищ милиционер, посмотрите! - К милиционеру подбежал мальчуган.
  - Сейчас нам ехать пора, поговорим потом. Как найти нас, ты знаешь. - Махнул рукой Михалыч и залез на машину, давая сигнал ехать.
  - Бывай. - Согласился милиционер.
  Только пожарная машина и успела отъехать, как лицо милиционера резко изменилось, и он пожалел о том, что отпустил пожарных так просто. Девочки-то он не заметил...
  Пожарные ехали шумно. Радовались нынешнему успеху, подшучивали над "лучшей пожарной девочкой" и "покорительницей огня", пели песни. Но девочку это не сильно успокаивало. Она понимала, что нарушила запрет матери и теперь весь город узнает о её силах.
  В пожарной части бригаду встречал сам начальник, Степан Матвеевич. Ему только что позвонили из милиции и рассказали о случившемся. Потому настроение у него было не лучшее. В руках он держал оставленную девочкой швабру.
  - Ты зачем полезла в пожарную машину? Кто тебя просил соваться в горящий дом? А если бы ты сгорела? - Выпалил Степан Матвеевич на одном дыхании, когда Катрин вылезла из машины. - Мне уже из милиции звонили. Они будут разбираться по этому поводу. А мне это надо? Как ты думаешь?
  Девочка вновь сжалась, как ранее, и вновь стала похожа на забитого котёнка.
  - Я всего лишь хотела вытереть пятнышко на машине. - Едва слышно пролепетала она.
  - Всего лишь хотела! А знаешь ли ты, что у нас есть, кому машины мыть? И если машина грязная, то очищать её - это работа других людей! Твоя работа тряпкой махать, да, и то тебя мы не должны были на эту работу брать! - Начальник расходился не на шутку, но бригада поддержала девочку:
  - Да ладно тебе, девочка - вообще клад! Она троих людей спасла. - Вступил Николай Михайлович.
  - Правда, хотелось бы знать как? - Заставил всех задуматься водитель бригады, Володя.
  - Что вы тут меня уговариваете? - Начал было начальник, но тут и сам задумался. - А и вправду, как такое вообще могло произойти, чтобы маленькая девочка в одиночку остановила пожар и спасла людей? Ну-ка, рассказывай, малая, что ты от нас скрыла?
  Все внимательно осматривали Катрин, пытаясь понять, что за тайна хранится в этой хрупкой фигурке. Девочке ничего не оставалось, как признаться в своих силах. "Хуже не будет" - подумалось ей. Она выкинула вперёд руку, и над ладонью загорелся тёплый огонёк. Потом захлопнула ладонь, и огонёк погас.
  От такого зрелища, один из пожарных решил закурить, но стоило ему зажечь зажигалку, как её пламя гасло под пристальным взглядом девочки. Он попробовал зажечь зажигалку ещё и ещё, но пламя всё равно гасло.
  - Не кури здесь. - Скорее машинально поругал его начальник. Пожарный убрал зажигалку.
  Потом девочка развернулась лицом ко двору пожарной части и в разных уголках его в сантиметрах над землёй затеплились огоньки пламени. Они повисели немного в воздухе, сбились в хоровод, закружились в вальсе, а потом погасли.
  - Ну и дела. - Восхитился начальник.
  - И мы не знали, что под боком такое сокровище? - Подивился Николай Михайлович.
  - И что теперь делать? - Вспомнил о снятом видео водитель.
  Все заметно поникли и задумались. Первым из этого оцепенения вырвался начальник:
  - Вот что. Катрин, иди сегодня домой. Отдыхай. А завтра решим, что будем с этим делать.
   Девочка была рада тому, что всё закончилось и её отпускают. Она бежала домой так быстро, как только могла. Лишь в подъезде она замедлила шаг, соображая, как расскажет обо всём маме. Но на ум ничего не приходило. Она открыла дверь и вошла. Мама была в комнате.
  - Мама. - Позвала её Катрин, ещё не уверенная в том, что всё правильно расскажет. И вдруг совсем отчаялась и поникла. - Прости меня, пожалуйста. Я сегодня нарушила твой запрет. Но мне пришлось. Там были люди. Они могли погибнуть.
  Но матери ничего объяснять уже не нужно. Когда девочка вошла в комнату, её мама сидела перед телевизором, где только что показывали сюжет про её Катрин. Мало сказать, что её шокировало такое известие. Оно её повергло в такой рой чувств, что не было сил даже повернуть голову на пришедшую дочь. Так и сидела бедная женщина, пока девочка принесла её стакан воды.
  - Как же так получилось? - Только и спросила мама.
  Девочка рассказала ей всё. Всё как было. Не упуская ни единого момента. Мать внимательно слушала. Не перебивала, лишь иногда кивая. А потом спросила:
  - И ты ещё хочешь работать в этой пожарной части? И ты хочешь до конца жизни спасать людей в таких вот горящих домах? А ты понимаешь, что в следующий раз ты можешь потушить здание, а люди всё равно умрут, потому что ты слишком поздно потушила пламя? - Мать смотрела на дочь пристально, улавливая любое изменение на её лице.
  Катрин обеспокоили эти вопросы. Она понимала, что мать права. Не всегда есть такой шанс спасти людей. Но мысль о том, что она может спасти хоть кого-то, давала такую яркую надежду, что девочка без сомнения ответила:
  - Да. Я всё ещё хочу быть пожарным.
  Мать ничего не сказала. Она лишь обняла свою дочурку, давая понять, что не оставит её в любом начинании. Так и сидели две женские фигурки, обнявшись, пока настенные часы не пробили шесть. Через час должны были прийти братья. Надо готовить ужин...
  За ужином все только и говорили об успехах сестрёнки. Братья так искренне радовались поступку девочки, что её печаль как рукой сняло. Потому и спала относительно она спокойно. Только во сне вновь видела ту странную девушку, полыхающую огнём. Она хвалила Катрин. А потом сгорела, как и прежде. Надо сказать, что этот сон слегка обеспокоил девочку. И она решила спросить у мамы, почему та девушка горит. Вдруг мама знает, что-нибудь ещё неизвестное девочке?
  - Ты видишь во сне Катрин, дочь мага? - Подивилась мама. - Это была замечательная девушка. Мне о ней много рассказывала твоя бабушка. Наверное, в честь неё я и назвала тебя. Не думала тогда, что история может повториться. - Она вдруг присела на стул и пригорюнилась. - Но умерла дочь мага печально. Когда пришёл срок, огонь забрал её. Это случилось в одном деревенском доме. Катрин спасла людей, находившихся в доме, а сама туда вернулась и сгорела. Нашли только обгорелые обрывки платья... Я думаю, что с тобой такого не произойдёт. Так что, не бери в голову. - Она улыбнулась, встала и продолжила мыть посуду.
  - А сколько ей было лет, когда она сгорела? - Не отставала девочка.
  - А ты в школу не опоздаешь? - Перевела мама разговор в другое русло.
  - Нет. Я уже собираюсь.
  Девочка быстро вбежала в прихожую и начала одеваться. Когда она уже тянулась к ручке двери, мать окликнула её.
  - Катрин. Ей было 22.
  - Спасибо, мамочка. До вечера. - Девочка уже спешила в школу. Но слова матери достигли её ушей и засели глубоко в Душе. - Такая молодая. Почему она так мало прожила? - Вопросы вертелись на языке, но задать их было некому. Да, и некогда. Впереди ждал трудный день...
  В пожарную часть было не пробиться. Вокруг неё слетелись журналисты и просто не давали пройти девочке на работу. Она с трудом вылетела из их цепких лап, когда навстречу ей вышел охранник. Внутри пожарной части было также неспокойно. Приехал какой-то большой начальник. Он был в кабинете, куда позвали Катрин. Ещё за дверью послышался громкий и властный бас:
  - Как вы вообще посмели взять на работу несовершеннолетнюю девочку, которой ещё ЧЕТЫРНАДЦАТИ нет?
  - Простите, можно мне войти? - Несмело замялась на пороге та самая девочка, о которой говорили.
  - Да, вы сами посмотрите, она просто чудо и чудеса творит. - Начальник пожарной тут же оказался возле девочки и шепнул ей на ухо - Покажи, что вчера нам показывала, а то этот дяденька не разрешит тебе здесь остаться.
  Катрин послушно выкинула вперёд руку, на ней заплясал огонёк. Она захлопнула ладонь, огонёк угас. Затем огонь охватил почти весь кабинет, потанцевал над столом и исчез. За этим представлением никто и не заметил, как в дверях показалась женщина с двумя детьми.
  - Как... - Хотел было что-то сказать большой начальник, но не успел. Его перебила вошедшая.
  - А вот так, Виктор Алексеевич Кравчин. Кажется, лет тридцать назад я рассказывала вам весьма примечательную историю, в которую вам никак не верилось. - Мать Катрин совсем вошла в кабинет, усадила детей за стол и присела напротив них.
  - Надежда! Ты ли это? - Восхитился Виктор Алексеевич. - Не думал, что увижу тебя здесь. После школы, чай, и не виделись во все. А это твоя дочь, стало быть? Тогда я не удивлён, что у неё есть такие способности. - Он встал с занимаемого кресла и присел рядом с женщиной. - Как сама-то?
  - Сама? Да, живу помаленьку. Вот пятеро детей. Четверо мужчин и одна девочка. - Похвасталась мама.
  - И что, все такие одарённые? - Округлил глаза большой начальник.
  - Нет. Только дочь. Катрин у меня ещё с детства была одарённой. Только теперь всё это проявилось. - Женщина вопрошающе посмотрела на своего школьного друга. - Ты ведь не выгонишь отсюда мою дочь? Сам видел, способности у неё по более моих. Да, и другой направленности. А девочке очень нравится быть пожарным. Она и так здесь уборщицей числится.
  - А что я сделаю? Я человек маленький. - Пожал плечами Виктор Алексеевич. Потом подумал немного и сказал - Хорошо. Я поговорю со своим начальством. Пусть разрешат твоей дочери быть самым юным пожарным. Но только при условии, что ты меня накормишь ужином.
  - Ужином я тебя и так накормлю. - Согласилась довольная мать.
  - А пока ты на работу не выходи. - Заметил девочке перед уходом мамин школьный друг. - Сегодня, по крайней мере. Поехали, я вас всех на машине отвезу до самого дома. А завтра посмотрим, как дело обернётся.
  Начальник пожарной службы даже сказать ничего толком не успел, как Виктор Алексеевич вывел из пожарной части Надежду и её детей. Они сели в машину и отправились домой...
  На следующий день о Катрин знали и говорили все. В школе то и дело её просили показать какой-нибудь "фокус" с огнём. Но это были не "фокусы", поэтому девочка категорически отказывалась проделывать с огнём хоть что-либо. Учителя то и дело отгоняли от неё настырных детишек и упрямых взрослых. Хотя и сами были бы не прочь посмотреть на такое чудо. В общем, день был не из лучших. Зато в пожарной части девочку поджидал вчерашний мамин школьный друг. Он стоял в окружении каких-то людей в чёрных костюмах, которые приветливо улыбались журналистам, оказавшимся во дворе пожарной части. По обе стороны компании в чёрном (Виктор Алексеевич тоже был в чёрном костюме), расположились две бригады пожарной части в полном составе и в спец одежде. Во главе первой бригады стоял начальник пожарной части.
  Не успела Катрин спросить, что случилось, как её выпихнули на середину двора. Защёлкали фотоаппараты. Девочка ничего не понимала и, хлопая глазками, уставилась на маминого знакомого. Он поспешил заговорить. В его словах было столько пафоса и официальности, что даже нет смысла их пересказывать полностью. Главную мысль девочка поняла верно:
  - Назначить Торианн Катрин Никифоровну пожарным-добровольцем... - Дальше Катрин больше ничего не слышала. Она была счастлива и, должно быть, сияла от счастья на весь двор. Потом раздались аплодисменты и девочке вручили знак отличия. Вся пожарная часть торжествовала. Это была победа мечты над реальностью. И собравшиеся это понимали. Даже журналисты.
  Но отпраздновать свой успех Катрин не успела. Раздалась пожарная тревога. Горел какой-то склад. На этот раз пожарные сами усадили девочку в пожарную машину, и бригада отправилась на вызов. Следом поехали и журналисты. Но никакого интересного спасения в этот раз не было. Пожарные развернули шланги, девочка вошла на склад, и всё погасло. На складе никого не было во время возгорания.
  Тем не менее, журналисты сочли нужным облазить весь склад и потрогать каждый чёрный след от огня. Кто-то даже лизнул сажу, а потом долго отплёвывался и матерился.
  На следующий день все газеты пестрели заголовками о "девочке, приручившей огонь", "девочке огня" и по всем каналам показывали кадры с первого пожара и со склада. Не было у журналистов только интервью. От этого Катрин спасли пожарные, вовремя увезя её с собой. Но журналисты отступать не хотели. Они поджидали девочку и дома, и в школе, и возле пожарной части. Видя такую настырность, начальник пожарной кому-то позвонил, и на следующий день уже вышел приказ для всех журналистов: "Оставить юную особу в покое". За ослушание были назначены солидный штраф и тюремное заключение сроком на пятнадцать суток. После этого жизнь пошла спокойнее.
  Каждый вечер после школы Катрин проводила в пожарной части. Теперь она не мыла там полы, на эту работу пришла молодая девушка, которой тоже нужны были хоть какие-то деньги. Её звали Маша. Девочки очень сдружились. И даже вместе играли в комнате отдыха для пожарных. Вызовов было немного. Но когда были, Катрин всегда справлялась со своими обязанностями блестяще. Однажды, правда, в огне погиб человек. Его было нельзя спасти, но это было жутким ударом для Катрин. С этим помогла справиться мать. Она напомнила дочери об их разговоре. Когда дочь признавалась, что её не остановит случайная смерть. И всё вновь пошло спокойно и размерено. А потом девочка получила паспорт. Теперь она имеет права работать. Был заключён новый договор с пожарной частью. Постепенно милая девочка превращалась в ещё более милую и прекрасную девушку. Молодые пожарные уже стали засматриваться на такую красавицу, но она только отшучивалась:
  - Я маленькая девочка, проявите хоть каплю здравомыслия.
  Так девушка окончила школу. И поступила в пожарную академию. С учётом её работы, Катрин позволили сдать экзамены экстерном. И уже спустя три года, вместо пяти, она была полноправной частью бригады Љ1. Пожарные очень любили и ценили свою маленькую "девочку огня". А она любила и уважала пожарных, давая им возможность каждый раз поливать из шлангов вход в горящее здание, чтобы девушка смогла беспрепятственно в него войти. Всё было хорошо. До некоторых пор...
  Девушке исполнилось двадцать два. И поначалу всё шло также как и раньше. Но потом едва не произошла трагедия...
  Обычный вызов. Горел дом в частном секторе. Пожарные по привычке полили из шлангов вход. Девушка вошла. Но дом НЕ погас. Из всё ещё полыхающего строения, вышли, опираясь друг на друга, двое старичков. Сразу за ними развернулось пламя. Пожарные засуетились. Развернули дополнительный шланг. Но не могли даже немного унять пламя. Обстановку накалял рвущийся в полыхающий дом парень. Он проник сквозь ограждение и теперь рвался в огонь.
  - Все уже спасены, зачем ты туда лезешь? - Недоумевал водитель, держащий паренька.
  - Отпусти! Там моя девушка! Там Катрин, я знаю. Она собирается там умереть. - Рвущийся всё же вырвался из цепких лап водителя. Дело принимало опасный оборот. Парень явно не шутил, что и показал, на полном ходу вбегая в горящий дом. Один из пожарных бросился за ним. Но стоило ему ступить на порог, огонь угас. Будто и не было его вовсе. Но пожарный всё же вошёл в дом. В комнате, куда все спешили, всё выгорело дотла. Остались лишь чёрные стены, оплывшее от жары зеркало да часть какой-то мебели. На полу, свернувшись калачиком, мирно спала Катрин. Казалось, что огонь не просто не тронул её, а убаюкал, укутывая собой и защищая от разъярённых пожарных и молодого человека. С минуту люди стояли на пороге не в силах спугнуть сон девушки. Но потом парень всё же ступил в комнату, наклонился над Катрин и взял её на руки. Девушка не сопротивлялась. Она крепко спала...
  Уже по пути в пожарную часть парень рассказал, в чём дело:
  - Я познакомился с Катрин на выпускном экзамене в пожарной академии. Она была там самой юной. И самой прекрасной. Я не сводил с неё глаз, когда она отвечала. А её голос завораживал, как шелест листвы. После академии я пытался её найти. И нашёл. Она живёт на противоположном конце города. Но это меня не остановило. Я решил, во что бы то ни стало, познакомиться и подружиться с ней. Я просидел у её дома до глубокой ночи. Как оказалось, у вас был срочный вызов, и она отправилась на него. Но моему счастью не было предела, когда я смог увидеть её, смог подарить ей едва не завядшие розы и немного помявшуюся коробку конфет. Удивление от моего появления только украсило её лицо. И мне это понравилось. Я стал ждать её каждый день. У меня как раз кончалась работа за час до окончания вашей смены. Я успевал приехать. Надо сказать, что мне очень повезло. В выходные мне удавалось пригласить Катрин и в кино, и в театр. А потом мы гуляли по парку. Она познакомила меня со своей матерью и братьями, и я получил право зваться её парнем, и называть её своей девушкой. Но в последние дни она была чем-то сильно обеспокоена, а сегодня мне на работу пришло письмо от неё. Оно у меня с собой. Там всего лишь две короткие фразы: "Сегодня я, возможно, стану огнём. Я чувствую это". Сломя голову я примчался к вам в пожарную часть, но мне сказали, что ваша бригада отправилась тушить пожар. Я был в отчаянии. И не зря. Я не успел. Но она не сгорела. И я счастлив...
  Как - будто слыша его слова, Катрин повернула голову и открыла глаза. Она виновато окинула всех взглядом. Ей хотелось сейчас сгореть, чтобы никто не смотрел на неё так. А вся бригада, включая её парня, смотрели на неё, как на маленькую девочку, которая только что совершила милую шалость, вызывающую умиление и воспоминания о собственном детстве.
  - Простите. - Прошептала она и прижалась к груди держащего её паренька, ища спасения. Тот сильнее обвил её руками. И так они ехали до самой пожарной части.
  Никто так и не понял, почему Катрин пыталась умереть в том огне. Но спрашивать не стали. Больше ничего подобного не происходило. Девушка работала, как и прежде. Потом вышла замуж за того парня и родила ему доченьку. Муж взял её фамилию, соблюдая традиции. Сам он перевёлся работать в ту же пожарную часть, где работала Катрин (ранее он был преподавателем в пожарной академии). Жизнь текла спокойно и размерено. Пока Катрин не отправила свою дочь к бабушке... Но это уже совсем другая история.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"