Олеандров Олеандр: другие произведения.

Играя со стилями - 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Играя со стилями – 5

 []

Олеандр Олеандров Играя со стилями - 5 (Сборник рассказов чёрного юмора)

Предисловие

     Очередной сборник рассказов Олеандрова. И снова в избытке – чёрный юмор, эротика! Хорошее настроение и хохот – гарантированы!
     Книга только для взрослых (18+).
     Настоящее имя автора – Квятковский Олег Вадимович, живёт он в городе Львов (Украина). Литературный сайт автора в интернете:
     http://www.proza.ru/avtor/oleanmdr

Кошачья аристократия

     Когда он появляется на экране телевизора – в комнате всё затихает.
     Даже кажется что мухи перестают жужжать над потолком. А машины под окном – перестают гудеть моторами.
     – Это же он! – Впиваются глаза у всех в экран.
     И вот из зарослей джунглей появляется тигр… пантера… или ягуар…
     Любой – из семейства кошачьих.
     Без разницы… ведь результат – одинаковый.
     Аура восхищения распространяется в комнате.
     И ласковая улыбка на устах…
     – Это он!

     Но я – заставляю себя очнуться. Оглядываюсь на других, кто застыл на месте, и думаю – за что Господь Бог подарил этой твари столько красоты, изящества?

     К примеру, волку – дал быстрые ноги, но шерсть у него – неприятная, жесткая. Со слипшимися кусками от грязи.

     Медведю – огромную силу. Но ни изящества… ни грациозности…

     Человеку – он дал ум. И высокое предначертание. Наверное. Может даже свою любовь – тоже.

     Только изящество, он отдал – другому.
     Кошачьей породе.
     За какие такие заслуги?
     Почему?

     Не знаю. Лишь одна эта тварь – знает.
     Только молчит…

     Ласково облизывает свою шерсть – чудесную, мягкую, теплую. Лениво встает на лапы – потягивает… разминает стальные мышцы. Она легко запрыгивает на такую высоту что другим тварям даже не снилось
     Ей – не страшно даже упасть с небоскреба. Господь почему-то позаботился – чтобы она не разбилась…
     Вдобавок – оружия подарил ей столько – что в избытке хватит. Клыки… когти…
     И всё это – он сделал ей с потрясающим искусством, гармонией, красотой.
     Совершенство этой твари – светится во всем. Даже в раскраске шерсти.
     Столетиями, ей пытались подражать индейцы.
     А изящество ее движений – стало эталоном для многих дам прекрасного пола.
     Охотники – с завистью мечтают иметь ее навыки.
     Но никто из них – даже близко не может добиться ее совершенства.
     Кошачья тварь – как будто издеваясь – принимает восхищенные взгляды как должное.
     И никто ей не нужен – для подражания. Или уважения.
     Понимает – она и есть совершенство…
     Это светится в ее глазах.

     Вот она проходит рядом.
     – Ты никто предо мной.. – Как будто говорит ее походка – Бог выбрал меня эталоном совершенства. А не тебя… Пошел вон с дороги!

     Будь то тигр или простая домашняя кошка. У всех у них – светится это странное превосходство в глазах.

     Может поэтому, их боготворили в древности.
     Их почитают – в настоящем. И будущее у кошачьих – тоже радужное, светлое.
     Да что там будущее?… Я видел как последний нищий, отдает последний кусок – коту. А сам – остается голодный.
     Как он выползает на дождь чтобы освободить коту – теплое место.
     Терпит, страдает, но смотрит на него… ласково улыбается.
     Потому-что эта тварь – всюду приносит странную ауру.
     Счастья, покоя..
     Ощущение что вокруг тебя – всё в полном порядке.
     Что ничего не надо больше…
     Лишь только она рядом…
     И это чувство, подобное на сладкий наркотик…

     И вот уже нищий – счастлив. Прижимается с коту. Если тот позволит…
     Тихо шепчет ему на ухо – спасибо… что ты рядом.
     Осторожно, чтобы не раздражать его. Или не потревожить.
     Иначе – кот уйдет…

     Ведь он – не такой как ты… Он – не из породы нищих.
     Он – из породы аристократов.
     И остается таким – в любом своем поколении.
     А всё что нам оставил Господь – лишь восхищаться его совершенством.
     Подражать ему.

     Или завидовать даже.

     Часто думаю… что же случилось в природе, что Бог выбрал их – как совершенство?
     У них нету ни проблем с зубами, подагрой или ревматизмом – как у человека…
     Ни заболеваний чумкой – как у собак.
     Ни тупости – как у кролика.

     Да и вообще, что мы знаем – о них?
     За что они – получили столько подарков?
     Чьи души после смерти – попадают в эту тварь? Такую аристократичную.. высокомерную… совершенную…

     Не знаю… лишь смотрю как эта тварь, гордо заходит в мою комнату. Ложится посреди дороги.
     Понимаю – придется мне обходить ее. С осторожностью ступая на цыпочки.
     Неудобно.
     Нелогично.
     И просто дебильно…
     Но я лишь – ласково ей улыбаюсь…
     И понимаю – никогда мне не стать – настоящим аристократом.
     От природы.
     Как эта тварь…

Убийство сковородкой

     Жена купила сало на базаре. 10 килограмм. Дешево и сердито. Но что с ним делать?
     Представил как я сожру его… а что потом?
     Врачи предупреждают в таких случаях – давление подымается… кровеносные сосуды забиваются… талия расширяется – ни в одни штаны влезать не буду.

     И закончится это – тоже плохо.
     Обрюзгший и страшный, со щеками лоснящимися от жира, я буду лежать на диване целыми днями пока жена не выкинет меня за дверь.
     – Наконец вывела это грязное, жирное пятно с дивана! – Похвастается подругам. И начнет подметать комнату. Проветривать ее.
     А я буду лежать прямо у порога дома. Пока не подъедет мусоровоз.
     Содрогнувшись, я представил другу картину – как скормлю это сало… самой жене.
     – А – ха -ха!
     А дальше…
     Перед глазами новая картина ужаса – ведь женщине, чтобы поправится – нужно совсем немного.
     10 килограмм сала – добавит в нее пятьдесят…
     И вот я вижу как она встает с дивана – огромная туша похожая на свиную, медленно подымается на небосклоне, как солнце утром. И уже занимает пол комнаты.
     – Боже мой! – Бормочу от ужаса.
     А она почему-то смотрит на меня пристально, не моргая.
     – Хочу секса милый – Наконец разжимаются ее губы. – Горячего, безумного!
     И начинает медленно идти ко мне.
     Взвизгнув что-то нечленораздельное я пытаюсь проскользнуть у нее между ног – чтобы удрать. Но не тут то было.
     До покупки сала – она была тренером по пятиборью.
     Ее рука цепко схватит меня за шиворот, затем приподнимает в воздухе – поднесет к своему лицу, будет поворачивать во все стороны, рассматривать.
     Наконец на толстых губах заиграет улыбка – Ты куда это, милый?..
     И кинет меня на диван.
     Затем начнет раздеваться. Ее лифчик упадет рядом со мной.
     Она начнет танцевать покачиваясь в разные стороны широкими бедрами.
     А мои глаза округлятся от ужаса.
     – У меня месячные! – Отчаянно крикну первое что придет мне в голову. Но тут же голос оборвется на полуслове – огромное тело жены свалится на меня, приговаривая – Милый, давай сегодня я буду сверху.
     Я не буду возражать.
     И вообще, ничего не отвечу.
     Может, буду лежать раздавленный. Пытаться сделать вздох… выдох…

     А может, буду дергаться иногда – весь это же секс…

     Впрочем, ни первая, ни вторая ситуация – меня не устраивала.

     Мне всегда нравилась жена – со спортивной фигурой.
     И я – подтянутый, бодрый.

     В итоге, поразмыслив, я решил сделать из сала – просто шкварки.

     Это когда ножом раскромсаешь его на маленькие куски. Затем кинешь на сковороду, включишь под ним – огонь. И будешь смотреть как из него медленно вытекает жир.
     Как слезы из глаз…
     Или кровь из раны…
     Из недавно еще… живого тела. Которое бегало по полю. Мычало. Прыгало. Радовалось и печалилось.

     Ах да! Забыл предупредить… у меня душа – поэта.
     Высокая, светлая, романтическая.
     Любит мечтать и сочинять.
     О высоком, вечном.
     Но и 10 килограммов сала – терять не хотелось.

     В итоге я решил что нужно на некоторое время – придушить поэта в своей душе.
     Голыми руками. Не обращая внимание на его вопли и крики о помощи.

     Бедняга не долго сопротивлялся.
     Хилым оказался…

     Наконец, переступив через его бездыханное тело, я начал кромсать сало.
     Острым длинным ножом.
     Приговаривая под нос – Эх! Видела бы бедная коровка что с ней я сейчас делаю.
     Перед глазами вдруг всплыла печальная морда с симпатичными рогами. Посмотрела мне в глаза и сказала басом:
     – А если бы тебя… вот так же?..
     Затем попыталась боднуть меня. Прямо в жопу.
     Подпрыгнув вверх от этих мыслей, я быстро пришел в себя, отбросил эту картину и принялся еще с большим остервенением кромсать ножом ее тело.

     И вот уже на столе – огромная гора порубленной плоти. Что называлась салом.
     Кидаю взгляд на себя в зеркало – волосы взъерошены… взгляд безумный… передние зубы кривые, а на губах играет зловещая ухмылка.
     Мои грязные руки опустились вниз, а нож – выпал из них прямо на пол…
     – Из меня бы получился неплохой Джек- потрошитель! – Мелькнула шальная мысль. И почему-то ласково погладила меня по голове. Наверное я ей понравился сегодня…

     Но времени думать об этом не было.
     – Пошла прочь! – Крикнул я ей и вывалил сало на огромную сковородку.
     – Вот и всё – Сказал вытирая потный от усталости лоб.
     Наступил второй этап трагедии.

     Теперь мы смотрели друг на друга.
     Сало -на меня. Печально и обреченно. По видимому взывая к моей совести. Человечности. И доброте.
     А я – на него. Облизываясь и представляя как буду кушать шкварки. Коричневые. С хрустящей корочкой. Посыпанные солью и специями сверху.

     – Кажется, у нас очень разные представления о счастье! – Наконец сказал я салу и накрыл крышкой сковородку.
     Включил огонь и через минуту я услышал как внутри сковороды что-то происходит ужасное… там трещало… лопалось… кидалось со стороны в сторону и отчаянно ругалось, то бишь шкварчало.

     Осторожно открыв крышку, я увидел как куски сала отчаянно борются за свою жизнь – не хотят превращаться в шкварки.
     Вот один кусок подпрыгнул – видать, хотел достать по моего лица. Врезать мне, так сказать… от души.
     Но я увернулся.
     Я всегда был ловкий.
     Даже показал ему пальцем на специи – Знаете, какие они вкусные!
     И добавил огня под сковородку.

     Наблюдая как куски сала теперь стали слипаться в одно целое.
     – Почему? – Задумался я. – Может, думают что это поможет им?..
     Или у них есть план на спасение?

     Печаль тревоги и волнения легла на мое чело.
     Ведь кто его знает… может у плоти, есть свой предводитель… И действительно – вот один кусок сала ринулся передвигаться по сковороде… наверное искал где выключатель газа.
     А другой – стрельнул жиром и попытался выскочить наружу.
     – Вот сука! – Свирепо взвизгнул я – Да тут я вижу заговор!
     И закрыл крышку снова.

     Из сковородки раздалось нечто шумное, похожее на пение.
     Может – это был интернационал. Или гимн.
     А может, просто крики – Прощайте товарищи!
     Не забывайте нас!
     Умираем но не сдаемся!

     Моя душа поэта вдруг очнулась. И завопила – Да выпусти их, ирод! Ишь чего задумал окаянный – сожрать плоть со специями!

     Но я опять схватил поэта за горло и стал душить приговаривая – Хочу шкварки! Понимаешь? Хочу! Хочу! Хочу!
     Постепенно поэт перестал хрипеть, дергать. И заткнулся.
     Несколько раз я пнул его ногой.
     Убедился что больше не шевелится.

     Затем осторожно приоткрыл крышку сковороды снова – пение прекратилось. Шкварки были потемневшие… мирно плавали в океане жира.
     – Вот так, милые – Пробормотал я. – Вот так!
     И осторожно выключил газ.
     В животе приятно забурчало
     – Ох и наемся я сегодня!
     Во рту появились слюни.

     Специи на столе – приветливо смотрели на меня.
     – Какие славные ребята!

     Осталось последнее – привести поэта в чувство. Если не сдох, конечно…

Велосипедная дорожка

     Зайдя в парк, я обнаружил что пешеходная дорожка раздваивается.
     Вместо одной – две.
     Протер глаза – нет, это не мираж.
     Я не накурился с утра.
     Да и не пил тоже.
     Стою… нахмурил лоб в тяжелых раздумьях… старческие глаза слезятся… на лбу собрались складки.
     Думаю.
     – Ага – Наконец догадался. – Другая дорога- для велосипедистов.
     На моих устах заиграла ухмылка. – Напрасно жена думает что у меня старческий маразм. Соображаю еще!!
     Только какой дорогой мне пойти дальше?
     Та, что для пешеходов – узкая, с ямами и выбоинами.
     Неровен час – ногу подвернуть.
     – Блять! – коротко выругался. И повернул голову к другой – для велосипедистов только.
     Широкая, ровная.
     Представил как пойду по ней.
     Приятно и весело.
     На головой – шумит ветер колыша ветки деревьев… поют птички… светит солнце.
     Иду и радуюсь жизни..
     Напева под нос – Ландыши… Ландыши…
     Как вдруг – Хрясь!
     Это меня велосипедист собьет.
     Прямо в спину.
     Упаду я на землю.
     Грязь и пыль покроют мой новый пиджак, брюки. Трость улетит с руки – метров на пять.
     И вот я лежу – тупо смотрю в небо.
     Мои руки вывернуты в какой-то неестественной форме.
     А вставные зубы вылетели в неизвестном направлении.
     Вижу – надо мной склоняется какая-то кучерявая головка. Девочка-подросток. Что была на том велосипеде.
     – Эй, дедушка? Не ушибся?
     – Мы -мы – мы – мы! -Хриплю в ответ.
     – Вот же незадача! – Задумается кучерявая головка.
     И наклонится ко мне.
     – Вы что-то сказали, дедушка?
     – Мы -мы -мы – Упрямо повторю я.
     – Кажется помирает – Наконец догадается она.
     Затем попытается меня поднять. Сначала руками. Потом – посадить на землю.
     Не получится у нее. Тяжелый я.
     90 килограммов.
     – Кажись сдох уже – Наклонится ко мне девочка снова. Устало проведет ладонью по своему потному лбу.
     Затем попробует приподнять меня по другому – встанет надо мной так чтобы я оказался у нее между ногами – наклонится и обхватив руками попытается сделать рывок вверх.
     Мне становится больно.
     – Мы -мы – мы! Попытаюсь захрипеть снова. Но лишь слюна со рта потечет.
     – Ишь,ты, слюни теперь пускает – Задумается девочка.
     И устало сядет на меня сверху.
     Я начну дергаться.
     Типа – конвульсии…
     Но девочке это, не понять конечно.
     Молодая еще.
     – Ты что это, дядя, возбудился, что ли?
     Затем начнет сидя на мне – елозить задом… вперед – назад… вперед – назад… Приговаривая – А ты оказывается проказник!
     Затем остановится на секунду. Задумается – Али сдох совсем?
     Но подумав немного, продолжит снова – Да какая разница! Не пропадать же у добру напрасно!
     И вот я – лежу, с выпученными глазами – гляжу вверх. А девочка елозит по мне – …трется задом… кончить хочет.
     – Потерпи дядя… немного… – Наклоняется ко мне ее горячий рот… Скоро уже…
     Я снова дергаюсь, Но теперь не телом. А только ногами.
     Но она от этого – заводится еще сильнее.
     Как будто ловкая кошка – решительно садится ко мне прямо перед подбородком.
     Худые загорелые колени сжимают мою голову – так что она оказалась у нее между ногами…
     – Скажи, тебе нравится дядя?
     И в экстазе она закидывает свою голову кверху… – Еще… еще… еще…
     Затем хватает меня за волосы, приподымает и тыкает себе прямо между ног. В трусики:
     – Вот так, дядя…
     – А – а-а-а! – Вдруг хрипит и валится возле меня – рядом.
     – Вот так… Голос ее становится тихий. Даже жалобный.
     Теперь уже мы лежим вместе. Смотрим в небо.
     – Ну ладно тебе дядя – Говорит она устало. – Ну и проказник же ты оказался…
     Встает, отряхивает пыль со своего тонкого ситцевого платья едва прикрывающего худые коленки.
     Оглядывается – не видел ли кто этого. И едет на велосипеде дальше, случайно переехав меня колесами еще раз. Как будто заигрывая.
     А я останусь лежать дальше… с какой-то странной ухмылкой на застывших устах…

     – Брр-рр! – Отряхнул я себя от этих мыслей. Затем постояв еще немного, медленно побрел по пешеходной дороге
     Уныло и печально шаркая ногами.
     Лишь краем глаза наблюдая как по по велосипедной – едет девочка подросток.
     Весело крутя загорелыми ногами – свои педали.

Торговаться на базаре

     На базаре я увидел переключатель. Как раз к моей настольной лампе.
     – Сколько?
     – 5 долларов. – Отвечает продавец. Мужчина лет 30, загорелый.
     – Дорого… – бормочу. И пытаюсь торговаться. Прошу снизить цену, пересчитываю мелочь кармане, доказываю что переключатель не такой уж новый… даже клянчу…
     Но тот уперся, не хочет отдавать за два доллара.
     – Ну ладно! – Думаю.
     Иду к дирекции базара, покупаю им пару бутылок пива. Прошу чтобы этому козлу дали самое жаркое место базаре.
     На открытом асфальте.
     Где на солнцепека стоять – как на сковородке.
     Прихожу на следующий день – иду сразу к нему.
     Тот уже красный как рак стоит – но снова мотает головой.
     – Нет.

     – Черт! – Бормочу я. И нахожу продавщицу которая разносит холодную воду в стаканах. Договариваюсь чтобы к тому мужику не подходила. И не продавала воду.
     На следующий день смотрю – он уже не красный а черный… как будто высох как таракан на солнце. Но уперся снова – не отдам за два.

     Тогда я нашел бабку которая кофе продает. И прошу чтобы она принесла ему порцию. Только предварительно добавляю пургена ему в чашку. Чтобы этого козла так пронесло чтобы он не только торговаться не смог а даже стоять ровно.
     После этого – тот действительно изогнулся как вопросительный знак… шатается…
     – Ну что? – Спрашиваю – Отдашь выключатель за два?
     – Нет… – Уперто мотает головой. И мычит
     Словами сказать не может – боится что если откроет хоть одно отверстие – то прорвет.

     Тогда я кавказца одного нашел – тот шашлыки жарил неподалеку, говорю ему что мудак который выключатели продает – всё утро показывал на него пальцем и ругался.

     Через день – вижу что у кавказца разбит нос. А у моего продавца – нету переднего зуба.
     Подхожу ближе.
     Гляжу – а выключателя моего уже нету.
     Продал.
     Блять!
     Оказалось что кавказец купил – после драки.
     И вообще, подружились они.

     Соседи что продают рядом, сказали что теперь – они меня ищут..

Спасибо Вам ребята!

     Я пригласил ее на свидание и она согласилась.
     Почему?
     Что нашла во мне?

     Может, ее взволновал блеск моих глаз?
     Спортивная фигура?
     Остроумие?

     Мы шли по аллее и я держал ее а руку – знаю, она чувствовала крепость моей руки. Надежную и нежную – одновременно.
     Она прижималась к ней всё сильнее. Ощущая опору.
     Громко смеялась когда я рассказывал ей смешные истории из своей жизни.
     Как ребенок – искренно и беззаботно!
     У нее белоснежные зубы – отметил я ненароком.
     Красивая улыбка.
     Чудесный цвет лица.

     Прощаясь, я нагнулся чтобы коснуться ее щеки губами – поцеловать. И она не отшатнулась. Да и могло ли – быть иначе?
     Я ведь тоже – молод… красив…
     Остроумен и весел.
     И у меня тоже – белоснежные зубы.
     Чудесный цвет лица.

     И вот уже – мои губы уже касаются ее.
     А руки обнимают за плечи.
     Мое дыхание обжигает ей душу.

     Вскоре, вместо прощания – мы оказываемся у нее дома.
     Пьем кофе. Смотрим телевизор.
     Не в силах расстаться…
     До самого утра.

     А утром… из-за меня она чуть не опоздала на работу – торопливо вскочила с дивана, накинула платье и поцеловала на прощание – Спасибо тебе за чудесный вечер! – Шепнула на ухо.

     И я смотрел ей вслед пока не закрылась дверь

     Так вот, хочу теперь – поблагодарить всех тех, кто помог мне провести такой чудесный вечер. Кто активно помогал мне в этом.

     В первую очередь – Харьковскому заводу имени Петрова по выпуску мазей и кремов для кожи лица. Именно они сделали ее не только нежной но и придали лицу чудесный оттенок молодости и пылкости.
     Местной фабрике номер 52 выпускающую зубную пасту с фтором – которая придала моей улыбке белоснежны оттенок, сделала неотразимой.
     Польскому предприятию "Loritex" по выпуску стероидов и витаминов – они помогли мне не только похудеть но и приобрести спортивную фигуру за короткий срок.
     Китайскому заводу (название не разобрал из-за иероглифов) – за таблетки для поднятия настроения, укрепления памяти. И самое главное – способствующие развитию логического мышления при шизофрении. Должен признаться – замечательное средство!
     Не хочу забыть молдавский завод "Фресткон" который выпускает средства для укрепления волос (мази и гели). У меня реально пропала плешина за месяц.
     А также французской фирме Лямижье, касторка в ампулах которой помогла мне справится с запорами, заодно ослабила боль в коленном суставе из-за остеохондроза.
     В конце не могу не вспомнить и немецкую фирму "Razestenе" таблетки которой я купил накануне – для усиления потенции, и возможности совершения полового акта.
     Надежное средство! Сообщаю Вам – у меня стоял всю ночь. Просто сам своим глазам не верил!

     Так что – спасибо Вам, ребята!
     Уверен, что с Вами, этот чудесный вечер – будет не последним в моей жизни!

Это неправильно

     Её отправили в дурдом. Это случилось утром. Пришли санитары и выволокли ее из квартиры.
     Он отчаянно цеплялась руками за перила, двери… визжала и кусалась.
     Но санитары не отпускали.
     Крепкие ребята.

     Почему я выглянул из двери? Чтобы сказать им что она была отличницей?
     Когда-то…
     Что мама и папа нанимали лучших учителей… мечтали выучить её английскому? Математике…
     И ради этого – отказывали себе во всем…
     В их жизни – была лишь только дочка.
     Одна единственная.

     И вот теперь – она отчаянно брыкается ногами. Прямо у моей двери.
     Неистово и злобно.
     Ноги у нее красивые. – Отметил я машинально. – Длинные. Стройные.
     Они то и подвели ее… наверное.
     Когда-то.

     Только нет. Сначала – всё было не так.
     Аккуратная девочка.
     Послушная и скромная.
     Даже подруг не имела. Только одну.
     Вместе с ней ходили на музыку. И уроки бальных танцев в школе.
     В ее жизни тогда – всё было правильно.
     А самое главное – она не выкрикивала маты. Старалась копнуть ногой в санитаров.

     Заметив меня… ее глаза вдруг стали совсем бешеными.
     А может – не из-за меня…
     А из-за другого парня.

     Откуда он появился?
     Что сделал?

     В тот злополучный день, ее мама и папа уехали на дачу.
     Хоть знали что дочка – пойдет к подружке на День Рождения.
     Что наденет красивое платье.
     Сделает прическу.
     Накрасит слегка губы.
     И выйдет из квартиры.
     Путь к подружке – близкий. Всего лишь 50 метров.
     Она пролетит не замечая их… легко и беззаботно.
     Как птица.

     Только возвращаться обратно – она будет по другому.
     Тяжело. Устало. Чуть шаркая слегка раздвинутыми ногами.
     Считая каждый шаг – что остался ей до дома.
     Удивляясь – что так далеко.
     Оказывается…

     Наутро, она вернется совсем другой… задумчивой и замкнутой.
     Уроки – перестанут ее интересовать… музыку забросит.
     Зато будет о чем-то шептаться с подружкой.
     Стараясь чтобы родители не услышали.

     Так что же случилось там, в тот злополучный день?
     Который назывался – День Рождения?

     Итак, ее родители на даче. Родители подружки – тоже.
     За столом – только они. И брат подружки.
     Потом – еще один знакомый.
     Сначала – Кока-Кола.
     Потом – легкое вино.
     Затем – что-то покрепче.
     И музыка.
     Развязная, громкая, веселая.

     Как будто ударяющая – прямо в мозг. Говоря ей – плюнь на все условности! На правила! На запреты!
     Просто – будь счастлива сегодня! И живи красиво, девочка…

     И вот уже, она целуется с братом подружки. На диване.
     Подружка с приятелем куда-то исчезают.
     И они одни остаются в комнате.

     Музыка – звучит опять.
     Теперь она говорит – ты правильно делаешь.
     Умница!

     Только он, брат подружки – всё настойчивее.. и наглее…
     Ложится – прямо на нее.
     Как странно это чувтсовать!
     Необычно!
     Волнующе!
     И вот уже ее стройные ножки чуть раздвигаются… нехотя… как бы нерешительно. Чуть – чуть. Потому-что не знают – правильно ли они делают?
     – Мне ведь завтра идти на музыку – мелькает в голове. И еще… она чувствует что в ногах – что-то происходит.
     Он возится там рукой…
     Кажется, что-то снимает.
     – А что? Без этого нельзя?
     И вместо ответа – резкая боль.
     Неожиданная.
     Прямо там, внизу.

     – Что это? – Спрашивает его жалобным тихим голосом. И напряглась всем телом.
     – А ты разве не знаешь? – Таким же тихим голосом отвечает.

     – Я знаю 200 английских слов. – Вдруг вспоминает она. И говорит ему об этом.
     А вдруг?.. – Мелькает шальная мысль – А вдруг он перестанет дурачится?
     И они поговорят об английском… спокойно и вежливо.
     Об орфографии произношения.
     И о том – как трудно учится спряжение глаголов…
     Только ему – пофиг это.
     И он дернулся всем телом.
     Как-то резко… сильно.
     И снова – боль…
     Боль… боль…

     – Ой!!! Да что же ты делаешь? – Извивается она теперь всем телом.
     – Потерпи… еще чуть чуть… – Шепчет он прямо в ухо.
     – И что потом?

     Действительно, что потом?

     Потом – ты будешь женщиной. Красивой. Умной. Ты будешь взрослой, девочка.

     И она – не отталкивает его от себя.
     Правда? Красивой? Умной?
     Лишь ноги расставляет шире – ждёт когда он перестанет толкать в нее всем своим тазом.
     Лишь ее груди болят – он навалился на них всем телом. Лишь губы пекут огнем – он зацеловал их сегодня.

     – Так что, я уже женщина? – Выдавливает она с трудом из себя. И не знает – то ли грустить. То ли смееяться.

     И он в ответ, начинает долбить в нее – еще сильнее. Загоняя прямо ей между ног… с каким-то диким неистовством.
     С каждым ударом таза…

     И вдруг – раздался хрип… протяжный… долгий…
     Его глаза становятся чужими… рот кривится… Она не узнает его.
     Но и столкнуть с себя не решатся.

     Впрочем и не надо… он сам валится в сторону.

     Она чувствует как что-то мокрое у нее расплывается между ног.
     Проводит пальцем – и не узнает свою промежность. Раньше – такая приглаженная, аккуратная, маленькая…
     Теперь – как будто совсем другая. Растрепанная, вся мокрая, горячая.

     – Ты же вы..бал меня! – Вдруг трезвеет она. И не знает что делать дальше. – Ой… мамочки!..

     Только у него – глаза закрыты. И он не отвечает.

     Что было дальше?

     А дальше… она никому ничего не рассказала. Лишь родители стали замечать что она изменилась – стала замкнутой. Молчаливой.
     Что-то заподозрили…
     Уж не проблемы ли с математикой?
     Там как раз сейчас – интегралы стали проходить…
     Может нанять учителя для дополнительных занятий?

     А дальше – новая напасть.
     Она даже боится признаться самой себе – что беременна.

     Как же теперь – ей хочется закрыть глаза… и верить что всё это – лишь приснилось! Что не было ни Дня Рождения. Ни пьяной компании. Ни комнаты с веселой музыкой.
     Ни брата подружки целующего ее в губы.
     Жарко, нетерпеливо.
     Ни сорванных трусиков.
     И затем – бешеного темперамента с которым он пол часа толкал ее между ног.
     Делая женщиной.

     Стремительно проходят дни, недели.
     – Скажи мне, что это был сон… – Просит она своего ангела просыпаясь по утрам. И жалобная улыбка – светится на ее лице.
     – Скажи мне, а?
     И вдруг ей кажется что она слышит ответ – успокойся детка! Ты всё та же – чудесная, милая девочка!
     Только сказок не бывает.
     Беременность – идет своих ходом.
     И аборт делать поздно.

     Потом был разговор с родителями.
     Обморок у мамы.
     И истерика у отца…
     Родильный дом. Коляска.
     И вот она выходит с нею – пряча лицо от соседей.

     Только вот беда – пришла новая.
     Ребенок – не говорит.
     Врачи обследуют его и выносят вердикт – он дебил.
     Старенький доктор внимательно смотрит ей в глаза. – Не иначе как по пьяни, девушка, зачали его? Или…

     Или…

     Вскоре выясняется что брат подружки – увлекается наркотиками.
     Вскоре он умер в тюрьме.
     И она – оказывалась с дебилом на руках совсем одна.

     А что родители, в этой истории?
     Те, что уехали на дачу в тот злополучный день?
     Которые потратили треть жизни чтобы воспитать ее хорошей девочкой. Образованной, умной. Интеллигентной и воспитанной.

     Ответ был простой.

     Он прозвучал в тот день когда ее палец проехался по п..зде и обнаружил что там, вместо такой же аккуратной маленькой дырочки, находится огромная задолбанная дыра.
     Тогда-то – всё кончилось.
     Она стала другой.

     И всё затраченное на нее – оказалось напрасно.

     Её родители, потрясенные от шока, умирают на протяжении 5 лет. А еще через пять – она в первый раз попадает в дурдом.
     У нее депрессия.
     Брать замуж девушку с дебилом на руках – никто не решается…
     Тогда она вдруг понимает – это конец.
     И однажды – у нее начинается истерика… нафиг ее интеллигентность… воспитание… знание иностранных языков. И математики.
     Когда всё решает дырка.

     Истерика продолжалась три дня.
     И вот сейчас – она отчаянно цепляется за ручки соседских дверей пока санитары тащат ее в психбольницу.

     Так что же – самое неправильное было в этой истории?
     То, что родители уехали на дачу?
     Что позволили дочке самой, без контрольно – пойти на День Рождения?
     Что она – напилась там?
     Что позволила взять себя малознакомому парню?

     И я вдруг с ужасом понимаю. Что самое неправильное в этой истории – что на его месте, в тот вечер… хотел бы быть – я сам.
     Блять.

Первый дубль

     Я включил телевизор и тут же застыл пораженный.
     Молодая девушка лет восемнадцати, бежала через лес.
     Военная форма. Белокурые волосы развивающиеся на ветру. Стройная фигурка.
     Камера снимающая ее – приблизилась и я увидел как она тяжело дышит.
     Грудь вздымалась вверх-вниз.
     А ноздри носа расширялись при каждом вздохе. И она была слегка похожа на кобылу.
     Возбужденную.
     Сильную.
     Молодую.
     Горячую.
     Я удобнее сел на кресле и с наслаждением стал ожидать что будет дальше, на всякий случай положив руку – рядом с ширинкой. Но военная форма на ней – быстро привела меня в чувство…
     – Это не то что я думаю…
     – Наверное важное задание выполняет. – Догадался я.
     И разочаровано убрал руку – подальше от ширинки.
     А девушка бежала дальше – как лань. Как тигрица.
     Куда-то спеша.
     Ломая на пути своем – кустарники и мелкие деревья.
     И ничто не могло ее остановить…
     И никто…
     – Представляю, какие у тебя трусики мокрые – Озабочено пробормотал я и стал разглядывать ее повнимательнее.
     Кинокамера оператора приблизилась к ее лицу и я чуть не вскрикнул.
     Из под военной пилотки показались голубые глаза… нежная кожа на щеках… чуть покрасневшая от волнения и быстрого бега.
     Она как раз в моем вкусе!
     Мне тут же представилось как из-за дерева – вдруг выскакиваю я. Без штанов. И она попадает мне прямо в объятья.
     Мы вместе валимся на траву.
     – Остынь-ка, милая – Шепчу я ей на ухо крепко прижимая к себе… – Отдохни.
     И торопливо засовываю руку ей под гимнастерку… туда, где вздымаются ее горячие груди.
     Сильно сжимаю ладонью…
     Она полные… соски набрякшие…
     – Вы кто, дядя? – Изумленно вскрикивает она тяжело дыша из-за длительного бега. У нее даже не осталось сил сопротивляться.
     – Не волнуйся, милая. – Отвечаю я ей как можно спокойнее – Это по сценарию.
     Глаза у девушки становятся изумленными. И широко округляются.
     – А это разве не военный фильм? Ведь по сценарию, я должна добраться до своих! Спасти отряд!
     Теперь у меня глаза лезут на лоб.
     – Какое еще военный фильм? Ты уже добралась куда надо… поверь мне…
     Моя рука ласкает ее по телу опускаясь всё ниже и ниже – идея проверить или трусики у нее стали мокрыми от бега – засела в моей голове крепко.
     Вот уже она приближается вплотную к серой юбке зеленого цвета и задирает ее открывая коленки…
     Но вдруг… всё кончается.
     Так же внезапно – как началось.
     Я пришел в себя.
     И фантазия пропала.

     Мне не оставалось ничего как уткнутся в телевизор снова.

     Она – всё так же мчалась через лес.
     Такая же горячая и стремительная.
     Но никто не догонял ее. Не выпрыгивал из кустов. Или из-за дерева – без штанов.

     Я горько пожалел что что режиссер фильма – не я.
     Столько хороших фильмов снял бы!
     Одни "Оскары" – стояли бы на полке!

     Но кажется, что-то еще привлекало меня в девице.
     Ах да!
     Она напомнила мне – мою первую любовь в десятом классе.
     О Господи! Как же давно я ее не вспоминал!
     Со времен молодости!
     Впрочем, тогда, в молодости, я тоже не долго вспоминал о ней.
     Месяца два или три… пока мандавошек в паху не вывел.
     От нее.

     Кажется, потом был еще и триппер.
     Нот, нет. Это было уже – со второй любовью.
     На моем лице появилась ностальгическая улыбка. А глаза мечтательно затуманились – Ох уж эта молодость! – Пробормотал я – Ох уж этот первый юношеский триппер!

     Весна?
     Трели соловья?
     Нет, не запомнились.
     Только триппер…

     Но фильм продолжался. И я откинув воспоминания снова взял себя в руки – уставился в телевизор.
     Девушка что бежала с развивающимися белокурыми волосами в военной форме – теперь хотела преодолеть трясину.
     И я вдруг поверил – ей это под силу.
     Она уже преодолела лес.
     Колючие кусты.
     Врагов, погоню.
     Наверное и это – ей будет не трудно,
     С таким длинными ногами… с такой фигуркой… с такой силой воли…

     Эх! Мне был такую силу воли…

     Как вдруг… мое дыхание замерло…
     Бульк!
     Она провалилась в трясину… по самые свои полные груди…

     Я просто не верил свои глазам. Но так случилось!
     А затем началось то – что заставило меня вскочить на ноги с кресла.

     Она стал орать… извиваться делая круговые движения всем телом…
     Да!
     Ее прекрасное сильное тело пыталось вырваться от чего-то что схватило ее за ноги.
     И моя фантазия снова заработала.

     Конечно, там под водой – был я.
     Я подплыл откуда-то сбоку. И схватил ее за ноги.
     Стал обнимать их пытаясь поцеловать.
     – Я так хочу сделать это! Ну дай хоть разочек! Чуток!
     В ответ – она стала отчаянно отпихивать меня своими коленками… Но я, добравшись наконец до них, стал целовать их пытаясь добраться еще и до трусиков.
     – Я всё-таки стащу их с тебя!
     Хоть понимал – в болоте теперь они наверняка мокрые.
     Впрочем, какая разница?
     Все равно проверим!

     – А-а-а-а! – Донеслось до меня под водой. – Вытащите меня отсюда!
     В ответ – я пускаю ей пузыри из под воды – Не шуми, милая… это такой сценарий…

     А затем вдруг – получаю удар в морду! Мощный и сильный… она пнула меня своей лодыжкой – да так что чуть не погрузила на самое дно.
     Такой белой стройной лодыжкой…
     Чуть зубы не выбила…
     Безобразие!
     Как же все-таки опасна работа актера. Особенно без дублера и каскадера.

     К счастью, одной рукой я успел зацепиться за ее правую ногу, а другой – за край ее трусиков… так вместе, мы и погрузились еще глубже.
     На пол метра.
     Понимаю, мне по прежнему не стоит показываться наружу. Я должен оставаться невидимым под водой.
     Лишь ее крик доносится до меня – А-а-а-а!
     Спасите!!!

     Но уже не такой громкий.
     Теперь из воды – выглядывает лишь ее голова. Которая упорно не хочет верить что всё это – по сценарию. Она отчаянно вопит чтобы ее вытащили из болота.

     – Глупая! Это хороший сценарий! – Почему-то булькнул я и стал руками подыматься по ее телу вверх – стаскивая по пути с нее юбку.

     Наконец она перестала брыкаться ногами.
     Может устала.
     Лишь руками отталкивала мои руки которые с жадностью касались ее трусиков.
     Стащив их вниз… я стал ласково гладить пальцами ее промежность…
     В холодной воде болота – она продолжала оставаться теплой. Даже горячей.
     – Почему? – Задумался я на мгновение. – Странно это…
     Может изучить это явление… диссертацию защитить, типа – "Температура вагины в лесном болоте".
     А в это время – мои руки продолжали ласкать ее… а губы – касаться тела… медленно подымаясь по животу вверх, к грудям. Лаская их набухшие соски…
     И плевать что вокруг нас – болото, жижа.
     Что комары и мошки.
     Что лягушки квакают вокруг.
     Они счастью не помеха!

     Я целовал ее всё жарче… всё нетерпеливее… пока она наконец не замолкла.
     И расслабилась.
     Ее голова тихо исчезла в тине.
     Лишь что-то булькнуло на прощание.

     – Снято! – Раздался голос режиссера.
     И мы вместе вылезли наружу из болота.

     – Привет – Приветливо сказал я девице. – Это был я.
     – Вот тварь! – Ответила она и хлестнула ладонью меня по лицу. Комки грязи разлетелись по всему болоту. Затем повернулась к режиссеру – Я увольняюсь!
     – Кто это??? – Выпучил он на меня глаза – Откуда взялся? Вот блять! Придется сделать второй дубль.

     Меня хватают под руки два здоровяка и волокут куда-то.

     И моя фантазия рисует – что будет дальше.
     А дальше…
     Меня снова хватают и переодевают в военную форму. Дают важное задание. Только теперь не ей, а мне. Потому-что она уволилась.
     И вот теперь я – бегу через лес.
     Тряся своим большим животом и задыхаясь.
     С важным заданием – спасти отряд.
     Оглядываясь назад и жалобно хныча что у меня одышка.
     Что крапива – колючая.
     Кругом комары… солнце…
     Вот уже вспотела гимнастерка…
     Так и солнечный удар заработать можно!

     – Стоп!!!! – Кричит режиссер опять. – Да ну его нах..й! Найдем другого актера.
     И меня в очередной раз выкидывают из сценария.
     На это раз – навсегда.

     Вскоре я иду по пыльной дороге. К направлению к городу.
     Вокруг поля, луга.
     А я – мечтательно гляжу куда-то вдаль. Тихо бормоча под себе нос:
     – Идиоты! Вы так ничего не поняли… я бы Вам такой фильм снял!

Х..й собачий

     Сегодня зашел в центр занятости. На стене висит огромный плакат – "На работу в Израиль нужны штукатуры, плиточники и т.д. (длинный перечень профессий). Зарплата – от 50 тыс. грв в месяц и выше (это полторы тысячи долларов). Официальное трудоустройство."
     Чуть ниже – малюсенькая бумажка величиной в два пальца – "На работу в Украине требуются штукатуры, плиточники и т.д. Зарплата 4 тысячи гривен (150 долларов) в месяц".
     Задумался – какой квалифицированный молодой человек останется здесь?
     И самое главное – зачем олигархи выталкивают работоспособное население на работу за рубеж?
     И вдруг меня поразило…
     Схема, которая предстала перед моими глазами была простая и ясная – как слеза.
     Только настолько жестокая и циничная – что разум не хотел воспринимать ее серьезно.
     Итак. Перед Вами – обычная среднестатистическая семья которую хотели бы видеть олигархические кланы.
     Бабушка и дедушка – немощные старики, сидящие на мизерной пенсии.
     Сын – работает за границей и присылает им сотни долларов чтобы выжили.
     Олигархи – изымают их через завышенные тарифы и кладут себе в карман.
     Как Вам такая экономика? От олигархов…
     Хуже всего тем, у кого нету родственников за границей.
     Олигархи позаботятся чтобы их ждала нищета, плохая медицина, недоступное нормальное питание, долги…
     И одна надежда… что место на кладбище – есть всегда. Правда тоже, платное…
     Только я не уверен, что это правильная экономика.
     А может – это всё моя проклятая фантазия нарисовала?
     Вот брошу сейчас ручку, подойду к окну, и увижу что всё вокруг активно строится, развивается. Создаются новые рабочие места.
     Лишь я один, стою у окна, и хнычу.
     Потому-что пессимист по натуре.
     – Стыдно должно быть Вам товарищ! – Кричат озорные девки идущие на работу с лопатами. – Когда страна активно подымается!
     И я краснею от стыда. Вдруг понимаю что объявление в центре занятости, величиной в два пальца – была лишь чей-то глупой шуткой.
     А я, дурак, забыл дома очки или неправильно прочитал его…
     Так что прочь уныние и хандру!
     Дурацкие идеи и опасения!
     Завтра пойду работать штукатуром.
     На местную фанерную фабрику.
     С девками что утром идут с лопатами на плече – будем вместе работать.
     Ведь зарплата – 50 тысяч гривен в месяц… это Вам не х..й собачий!

     Миниатюрка 2.
     Пару слов про пенсию.
     Знакомый спросил через фейсбук – как получить пенсию в Украине? Кажется законы изменились…
     Дело в том что он – молодой человек. 5 лет работает за границей.
     Умный и предусмотрительный – он начал беспокоиться заранее.
     И правильно сделал!
     – Ты обратился куда надо – Бодро отвечаю. И начинаю терпеливо объяснять ему:
     – Во первых, тебе надо вернуться домой из-за границы и устроиться на работу. Ведь нужно иметь 35 лет стажа.
     Мой знакомый задумался.
     – Ладно. А какая у Вас там средняя зарплата для простых рабочих?
     – 140 долларов! – С гордостью отвечаю я. – В месяц! Так что даже не раздумывай…
     Возникла долгая пауза. Затем я читаю:
     – Прости… не понял… может в другой раз поговорим?
     Кажется, он решил что я пьяный. Или не в себе.
     Тогда я подтверждаю это – еще раз. И даже пристыживаю что дело не в деньгах а в гражданском долге. – Вспомни! Бескрайние поля, луга, коровки пасутся, домики с соломенными крышами над которыми въется дымок… – Напоминаю ему.
     – Ну ладно, а если вернусь… – Нерешительно отвечает – То не знаю… смогу ли прожить 35 лет до пенсии – на 140 долларов? Не трудно ли будет? Ведь у меня семья…
     – А ты думай не об этом! – Парирую я в ответ – Это система такая – "кланово-олигархическая". И она у нас – на века. Поэтому лучше думай не о себе, а об олигархах… радуйся когда они покупают новую яхту… дворец во Франции… пусть это станет твоим счастьем, целью в жизни… И поверь мне – сразу жить легче станет!
     – Ну да… предположим… – Бормочет приятель – А какая пенсия мне в награду за это полагается… через 35 лет?
     – 50 долларов! – Радостно рапортую я. – В месяц Так что не сомневайся даже! Возвращайся!
     – Что??? – Слышится мне его истошный крик с другой стороны экрана. – Что????
     – Успокойся. Ведь это немало – Успокаиваю его. И начинаю пояснять – За год, наберется 600 долларов. А за десять лет – 6 тысяч долларов. То бишь когда тебе исполнится 70 лет – у тебя насобирается пенсии на эту сумму. Это и будет тебе награда за 35 лет усердной работы на олигархов. Разве не здорово! Так что приезжай!.. Даже не раздумывай…
     – Ты не понял… 6 тысяч долларов – это моя зарплата за три месяца – здесь, где я живу. В нормальной европейской капиталистической стране.
     – А как же луга… бескрайние поля… коровки?.. – Взываю я к его совести.
     Но он не отвечает.
     Через 10 минут вижу – он удалил меня из друзей.
     Выключаю компьютер тоже.
     Бормочу сквозь зубы ему вслед – Эгоистичный, безответственный человек. Думающий только о себе… с таким державу не построишь…
     Потихоньку собираюсь на работу.
     Стараюсь забыть о нем… настроится положительно – радуюсь что олигархам списали несколько миллиардов долга перед государством.
     Понимаю – теперь мне надо будет работать еще больше. И усерднее. Ведь дворцы и яхты – с воздуха не появляются.
     На моих устах появляется радостная улыбка – Да плевать… Лишь бы им было хорошо!

     Миниатюрка 3.
     Чего-то не понимаю…
     С момента принятия пенсионной реформы – стаж увеличился. Теперь нужно иметь не 15 лет работы, а 35 лет.
     И еще.
     На продолжительность стажа – стала влиять учеба в институте, на курсах повышения квалификации и т.д.
     Поэтому огромная масса пожилых людей которым не хватает до стажа – кинулись искать свои старые документы (нередко они открывали их один или два раза в жизни всего).
     Затем несут их в пенсионный фонд где государственные чиновники проверяют каждую букву – на правильность оформления. То есть – они проверяли работу других государственных чиновников, которые много лет назад оформляли эти документы.
     Как вдруг выясняется что там – масса ошибок. На дипломах не указывалась форма обучения (это необходимо теперь чтобы засчитали стаж), не говоря уже о простых описках в тексте, неряшливом почерке и ужасной орфографии.
     Из-за ошибок – пенсионный фонд отказывается принимать документы.
     И вдруг выясняется что ответственность за ошибки своих государственных чиновников – государство решило переложить на простых людей.
     Для них начинается "семь кругов ада" под названием "исправление ошибок государственных чиновников" сделанных много лет назад… немощных стариков заставляют бегать и искать правоприемников старых учебных заведений, по архивам, по кабинетам чиновников, писать бесконечные письма с мольбами и просьбами – со слезами на глазах и с таблетками в руке…
     Но почему – за ошибки государственных чиновников должны отвечать простые люди? Ведь по сути – эти чиновники так же само представляли государство, как и те что сидят в пенсионном фонде…
     Люди верили им. И они не обязаны были контролировать их работу (нету такого закона). Проверять каждую букву или запятую в документах которые те оформляли.
     Да и просто по справедливости – государство должно отвечать за своих чиновников, и взять ответственность за их ошибки – на себя.
     Если государственные чиновники сделали ошибки – то государство само должно искать по архивам и кабинетам. А не мучить простых людей, не винных в этом.
     Да только кого это волнует??? Особенно если человек этот… старый. И государству теперь – не нужный…

Уходя остаться

     (От автора. Данный рассказ является вымыслом. Какие-либо совпадения с реальными событиями – являются случайными и не имеют к рассказу никакого отношения).
     ***

     Как же я завидовал ей!
     Блять!..
     Нет, не она. А вся эта странная жизнь – вокруг.
     Пока я парился, работал и зарабатывал – ее жизнь была яркой и чудесной. Похожая на сказку.

     Нет. Я все-таки правильно написал – блять!
     И еще раз напишу – блять!
     Блять!

     Все началось с пустяка. С шутки.
     В 18 лет, она написала в интернете что основала – женскую организацию.
     Что за обиженных женщин – пасть порвет.
     Моргала выколет.
     Рога обломает.

     Зачем?
     От скуки? Для розыгрыша? Или просто на спор – на бутылку пива, если откликнется кто?
     Не знаю… но результат был странный.
     Среди тех кто откликнулись – была удача. Дряхлая женщина дурного характера.
     – Ты вправду это сделаешь, милая? – Спросила ее. Внимательно посмотрела в глаза как будто что-то припоминая. И вдруг заключила в свои объятия. крепко обнимая. Целуя. Лаская жадными пальцами – по ее молодому стройному телу, тихо приговаривая:
     – Девочка моя… ты еще не знаешь, кто я… и что могу сделать для тебя…
     Опуская их всё ниже и ниже… впиваясь старческими губами- в ее красивые нежные губы…

     И старуха не обманула.

     В 20 лет, эта девочка неожиданно для всех становится знаменитой.
     Подумать только!
     Когда ее сверстницы – бегали по пацанам и делали аборты. Подмывались мыльной водой с крана. И мечтали выйти замуж за Ваньку. Или Петьку.
     Она – удачно организовывала акции протеста.

     И однажды – вдруг случилось чудо.

     Ее замечают на высоком уровне. О ней – говорят. Снимают сюжеты в новостях.
     Разгораются скандалы и споры.
     Ее фотографии – волнуют мужчин.
     Что не удивительно… такая красивая и стройная. Вызывающая и решительная.
     Я понимаю почему удача – так хотела совокупиться с нею.. слиться в одном экстазе… целовать ей ноги… подымаясь вверх.. прямо к генеталиям… приговаривая на ушко – Ты моя непослушная девочка…

     Только через год, она вдруг меняется. Становится совсем другой.
     Вызывающе ведет себя на людях.
     Ходит в пикантной одежде, едва прикрывающей тело.
     Такое чудесное и стройное. Оно – идеал совершенства.
     Поклонники – сходят с ума.
     Пресса – караулит у дома.
     Да, старуха не ошиблась.
     Ее популярность увеличилась еще больше.

     Почему?
     За что?
     Позволила ли старухе – целовать себя в гениталии? Не знаю… но та вдруг начинает обливать ее ведрами славы.
     Одним за другим.
     И кажется что все мужчины лежат у ее ног.

     Лишь только я один…
     Серел и бледнел… зависть, как последняя сука, стала сжимать мою душу – своими костлявыми пальцами, как будто стараясь ее задавить. задушить.
     – Посмотри на себя!.. – Укоризненно говорила мне перед сном – И на нее…
     Затем досадливо сплевывала на пол:
     – Тьфу блять! Да ты просто х..й какой-то…
     – А как же пожелать мне "спокойной ночи" – Жалобно напоминал я.
     – Какой еще ночи? – Шипела та в ответ. – Какому-то х..ю? Ну нет… Его желают только таким как она.

     Без "спокойно ночи" – я сильно похудел. Осунулся.
     И однажды, как будто Бог заметил мои страдания – что-то изменилось в мире. У нее начались проблемы.
     Кажется, она организовала очередную акцию протеста и для критики – выбрала не того чиновника.
     Выкрикиваемые лозунги были слишком обидными.
     Вдобавок, с ее тела слетели остатки одежды.
     И она крикнула не то слово…
     В итоге – против нее открыто уголовное дело.
     (По статье "296" – злостное хулиганство).

     Помню тот день – я лежал на диване, смотрел как ее волокут по асфальту два полицейских (каждый держал за ногу), прямо в центре города.
     А ее голова стучала об мостовую.
     Я думал как правильно живу на свете. Тихо и мирно.
     Никому не мешаю. Никуда не высовываюсь.

     – А у тебя вот – неприятности. – Мудро говорил я и показывал на нее пальцем. И улыбка впервые за долгое время появилась на моем лице.
     В тот вечер мне наконец перед сном – пожелали "спокойной ночи". Вместо привычного – "А х..й тебе".

     Но как же я ошибся! Как ошибся снова… блять!

     Она оказалась сильнее чем я думал. И умнее.
     В ответ на уголовное дело – ей предложили политическое убежище.
     Нет, не африканская страна где дожди выпадают раз в год.
     Не банановая республика в южной Америке.
     Не аравийский халиат.
     Нет. Ей предложили переехать жить в Европу.
     Сытную и богатую.
     Ухоженную и красивую.

     – Вот блять! – Завистливо что-то кричало внутри меня. – Блять! Блять!

     Через год – она стала гражданином европейской страны.
     И счастье – еще сильнее полилось на нее из ведра.

     Лишь подставляй гениталии старухе!

     Я глядел на нее осунувшимся бледным лицом… как и положено жителю бедной и нищей страны.
     Как она там, в телевизоре – еще больше была красивее, наряднее, ярче.
     Еще больше знаменитая и популярная.
     В 22 года – она уже выучила английский язык. Говорила как на родном.
     Уже пишет мемуары о своей жизни.
     Рисует картины.
     И публикует фотографии где она отдыхает на вилле в Швейцарских Альпах (той что возле изумрудного озера).

     Удача не покидает ее. Она с ней повсюду.

     Ее творения – моментально раскупаются. За большие деньги.
     Впереди – лишь яркий свет рамп, славы и удачи.
     И аплодисменты "Браво", Мы любим тебя!"

     Только я…
     Всю свою жизнь – я вкалывал как проклятый… мечтал, надеялся на что-то… На чудо наверное. На ту сказку, которые в детстве читала мне мама.
     Взрослея – опускаясь в грязную жижу гамна… медленно и постепенно… как будто жизнь издевалась надо мной… развлекаясь… наслаждаясь – наблюдая чтобы больнее было..
     А ей – счастье принесли на блюдечке. Лишь за то что она – понравилась госпоже удаче.
     Своим стройным девичьим телом.

     Я провожу пальцами у себя между ног – а там х..й висит.

     А это значит что удача – не позарится на меня… никогда.
     Разве что я сам бы – встретил бы ее в баре случайно, напоил, привел домой и изнасиловал. Раза два или три – причем, во все дыры. Затем устав, я поволок бы ее за волосы в подвал и привязал.
     Чтобы не съеб..лась куда-то.

     Только я вот – не могу я так делать. Ибо воспитание не позволяет. Та сказка в детстве, что читала мне мама – крепко засела в моей душе. И даже на старости – заставляет надеется на чудо… добро… справедливость…
     Ну не дурак ли?
     По моей щеке стекает скупая мужская слеза.
     И вот лежу я – на диване. Со своей идиотской сказкой – в нищете, в лишениях. Без надежды на счастья.
     Обосранный.
     И брошенный.

     Смотрю на ее фото – она теперь стоит в окружении самых богатых бизнесменов, меценатов, политиков… говорит о проблемах экологии и качестве питьевой воды.
     Важно и солидно.
     Каждое ее появление на публике – сенсация для прессы. наслаждение для публики. Ей посвящают стихи… присылают букеты…
     И впереди – лишь удача и счастье.
     Выставки ее произведений и презентации.
     И крики восторженной толпы – Слава! Слава! Слава!

     А потом – вдруг тишина. На пол года.
     От нее – ни новостей. ни фотографий.
     Ничего..
     Я удивился. Перерыл весь интернет – но ничего так и не нашел.

     Как вдруг – гром среди ясного неба.
     Она повесилась.
     С маленькой припиской – что похороны завтра утром.

     Оцепенев, я прочитал это сообщение несколько раз не веря своим глазам. Оно не доходило до меня…
     Наконец – …Почему? Как? Что случилось?

     И потом другое сообщение в прессе – что она, за последние несколько лет – три раза пыталась сделать это.

     Я подсчитал – как только она оказалась за границей, так и пыталась сделать это.

     И тогда – жуткая картина правды вдруг встала перед моими глазами. Во всей своей красоте.
     Голой и безобразной.
     С жуткими шрамами на нежной коже… смотри мол дурак, любуйся…

     Ты же не знал, что там пряталось – за внешним лоском. Таким ярким и красивым. За светом славы, прожекторов и рамп.

     Во первых…
     Прощалась ли она с родителями – когда уезжала?
     Может просила их – оставьте меня… хочу быть дома… прошу Вас…
     А те шептали в ответ – такая удача, дочка! Все завидуют тебе… Может выбьешься в люди! В Европу едешь…

     А потом…
     Красавица правда повернулась ко мне боком – и я увидел кровавые синяки и порезы на бедрах.
     Это ее крики по ночам – я хочу домой, мамочка…
     А в ответ – лишь голые стены.
     Как удар ноги в живот.
     – Нах..й тебе возвращаться в эту нищету?
     – Нет – Кричит в ответ – Нах..й мое тело… груди… ноги! Хочу только к мамочке!..

     И тогда в ответ – раздаются овации. Восторги – почитателей.
     – Как замечательно изображает девочка тоску по родине!
     Талант!
     И книги ее- раскупаются еще быстрее.
     Ее картины – покупатели вырывают из рук продавцов.

     – Вот как надо раскручиваться! – Завистливо шепчут конкуренты.

     – Раскручиваться? – Переспрашивает она. И И на губах ее появляется странная улыбка…
     Снимает веревку и внимательно рассматривает ее.
     – Раскручиваться, говоришь…

     Как потом она кинула ее в сторону.
     Как выла лежа на полу – забери меня отсюда мамочка…
     где же ты, папочка?..
     Как ползла к веревке опять размазывая слезы по несчастному лицу – я не хочу так жить… простите меня… пожалуйста…

     И затем – конец.

     Пустота.

     Мрак.

     Лишь остекленевший взгляд ее – с неимоверной тоской уставился куда-то в потолок гостиничной комнаты, покрытый белым французским кафелем.
     По 20 долларов за штуку.

     Да ну его нах..й.

     Потому-что я теперь – лежу на диване и тупо смотрю в свой потолок.
     Грязный и ободранный.
     Чувствуя как будто с ней – умерла не только моя зависть но и мечты в сказку тоже.
     Ведь они – действительно случились. Хоть и не со мной, но всё же…

     А теперь – опять, вокруг меня – гамно.
     И ничего больше.

     С той разницей, что она – была в ней… В сказке. И ушла.
     А я – остался.

284 волосины

     Договорились с ней встретиться на углу улицы Мостовой.
     В 16.00.
     И в назначенный час я пришел в новом костюме, с букетом роз.
     С мыслями – о чудесном вечере. А также о диване, которым возможно закончится он.
     И если честно, мыслей о диване – было даже больше.
     Ведь он у меня двухспальный.
     Оббитый кожей.
     И лаком темного цвета.

     Только вот – она опаздывала. Побродив взад вперед немного, я вдруг увидел что рядом открылся магазин с названием – "Секс игрушки".
     Он только для взрослых.
     Вспомнил что никогда не был в таком ранее…

     И осторожно открыл дверь.
     Тут же мое лицо вытянулось от удивления.

     На прилавке лежали резиновые влагалища всех форм и размеров.
     Наглые и откровенные… они смотрели на меня как будто говоря – Чего ждешь? Бери!
     И подмигивали игриво.
     Чуть подальше от них лежали другие влагалища – поменьше размером и поскромнее – с надписью "девственницы".
     Те смущенно опускали свой взор. Как будто шепча мне робко – А может не надо, дядя?
     – Надо! – Радостно закричало мое подсознание.
     Мысли о диване, из романтических вдруг стали практическими… – не скрипят ли пружины? Не стучат ли ножки об пол? А то придут ли соседи жаловаться что потолок осыпается…
     Или еще хуже… что ремонт надо делать… деньги платить.

     – Какие еще деньги?? – Завизжу я.

     И стану валить всю вину на вагину – мол, это она виновата. Стерва ненасытная. Всю ночь на мне скакала…
     Даже вытащу ее наружу – покажу соседям. Голую и развратную.
     – Пусть отвечает по закону!
     Резиновая вагина будет тупо смотреть на них. Посылая своим взглядом нах..й.

     И тогда разразится спор.
     Затем скандал.
     Наконец, приедет милиция и заберет вагину в участок.
     А я, чтобы оставаться в стороне – даже напишу заявление что она меня изнасиловала…

     Наконец спор будет решен так: ее посадят на 10 лет. С выплатой компенсации – за ремонт потолка соседям.

     Я едва заметно улыбнулся…
     Мне всегда нравилось мое чувство юмора.

     Вдруг снова вспомнил про подругу с которой должен встретиться на углу улицы. И провести романтический вечер… выглянул в окно – нет, она еще не появлялась.
     Это меня даже обрадовало.
     Я стал торопливо мацать руками вагины – пробуя какие они на ощупь… мягкие ли? Податливые?

     Продавщица, длинная худощавая девица похожая на трансвистита, заметила что руки у меня потные, влажные. Наверное от нетерпения.
     – На резине остаются следы… – Заметила она – А этого нам не надо, дядя…

     Затем лицо ее – вдруг подобрело, на губах появилась улыбка. Это она заметила что я спрятал букет роз за спину.
     – Какого х..я я купил их? – Мелькнуло в голове. – Когда столько вагин тут ждут меня.
     Лишь деньги зря потратил.

     И тогда понеслось.
     Я начал судорожно подсчитывать – во сколько бы живая вагина обошлась мне… получилось – ресторан, два букета цветов, кинотеатр, шампанское, вино.
     А резиновая – лишь гарантийный талон в случае ремонта, упаковка с красивой ленточной, плюс – мази и кремы… для увлажнения.

     Увы… результат был не в пользу живой.
     – Вот блять – Грязно выругался я и начал искать мусорник куда выкинуть букет роз. Продавщица, как будто ожидая этого момента – с готовностью выставила ведро откуда-то из под прилавка..
     – Вот сюда гражданин!

     Как вдруг я заметил что в резиновой вагине – что-то не так…
     Это насторожило меня.
     Я крутил ее слева и справа… рассматривал… но никак понять не мог.
     То, что у нее нету глаз – мне было глубоко пох..й.
     Рта, носа – да плевать на это.
     Груди?

     Я спросил об этом продавщицу и она ответила что есть резиновые. Их можно прицепить к резиновой вагине – за отдельную плату.
     Затем вынесла мне чудесные резиновые груди.
     Как настоящие… нежные, упругие.
     Моя руки непроизвольно вцепились в них. Да так крепко что она с трудом смогла оторвать их – Так будете покупать?
     Я не отвечал. Лишь выглянул в окно и вздрогнул – кажется моя знакомая появилась.

     – Так что Вы решили? – Раздался нетерпеливый голос над ухом.

     Понимаю.
     Нужно спешить сделать выбор – что делать дальше.
     Или идти на свидание – с букетом роз.
     Или домой – с вагиной. И с грудями – в отдельной упаковке.

     Я поднял вагину – к свету. И вдруг понял что насторожило меня в ней.
     Это жиденькие волосики на лобку.

     Пересчитав их, я обнаружил что их количество не превышает 54 штук.
     А на живой вагине, как я читал когда-то, их количество должно быть – не меньше 284.
     Почему же такая разница???
     Страшное подозрение охватило меня.
     – А не наёбка ли это? – Спросил я продавщицу. Внимательно посмотрел на нее.
     Но она молчала.
     Возможно, не знала что ответить…

     Значит решать придется мне самому.

     И тогда печаль глубоких размышлений лягла на мое чело.
     А мысли стали серьезными и глубокими.
     Вот захочу я, к примеру рукой потрепать волосинки на п..зде ночью у подруги – когда их там 284 штук, это приятно…
     А вот 54 штуки – это уже не то…
     А если еще после бурного полового акта – их там станет еще меньше?
     У живой – отрастет.
     А у этой…

     Я медленно переводил свой тяжелый взор- с окна а которым стояла моя подруга – на вагину. И обратно… не зная что выбрать в итоге.
     – 284 волосинок – Пробормотал я наконец – все-таки лучше. Короче, мне нужно 284 штук там. И показал на п..зду.
     – У нас нету таких. – Буркнула продавщица в ответ. Голос у нее стал сухой. Кажется, она всё поняла. И спрятала свой мусорник опять под прилавок.

     Я вышел из магазина и направился в сторону своей знакомой.
     – Привет любимая! – Крикнул ей издалека.
     Протянул букет роз и ускорил шаг радостно улыбаясь.
     – Привет! – Крикнула она в ответ тоже.
     И счастливая улыбка озарила ее лицо.
     Мы оба знали… нас ждал чудесный вечер… ресторан… танцы…
     Затем – наверное диван.
     Музыка…
     Признания в любви. И в вечном счастье.

     Я верил в это… надеялся…
     Мечтал что у нас с нею – будет всё!
     Я постараюсь… этого добьюсь.
     Достигну…
     Лишь главное – чтобы 284 волосинки – были на месте.

Спасение

     С утра не хотелось просыпаться. Днем – идти на обед..
     Вечером – лежать на диване.
     – Депрессия. – Понял я.
     И задумался.

     Она – странная мадам.
     Может появится в комнате – у любого. В любой момент.

     И фантазии у нее – очень мало.
     Развлечения которые она предлагает – просты до безобразия.
     Это повесится.
     Утопится.
     Вскрыть вены.
     Отравится.

     Стоит ли удивляться что не каждый – ей рад при встрече.

     Вот и я запротестовал тоже.
     – Есть же другой выход чтобы вернуть радость жизни!.. Женщины! Вкусная еда! Развлечения! Наконец – водка.

     Депрессия лишь хмуро улыбалась глядя на меня.

     Увы… мои дела были хуже чем я думал.

     Мне не хотелось ничего – ни свиданий с женщинами, ни водки.
     Даже вешаться.

     Впрочем, один выход – еще был.

     Человек – странное создание. Иногда – он имеет свойство видеть себя со стороны.
     В криттческие минуты жизни.
     Он покрывается холодным потом, заикается, выглядит смешным.

     А потом – вдруг что-то происходит…
     В душе просыпаться какой-то другой человек.
     Новый и совершенно незнакомый тебе.
     Холодный, расчетливый.
     Задача которого – спасти тебя.

     Он начинает разбираться что случилось, иногда подсказывает правильные решения.
     Мы называем это интуицией.
     Он выполняет свою задачу и уходит.

     Мы не знаем кто он и откуда. Но он – знает многое, чего не знаем мы.

     Иногда мне кажется, он даже знает – зачем ты живешь на Земле. И куда попадешь после смерти.
     Но молчит почему-то.

     Лишь подталкивает тебя – в нужное время. В нужном направлении.

     В общем, очень подозрительный тип. С которым я стараюсь иметь дело – как можно реже.

     Но сегодня я сам позвал его.
     И он появился оглядываясь по сторонам недовольно щуря глаза от яркого дневного света.
     – Какого х..я нужно? – Наконец раздался его голос.

     Я не ответил, всем своим видом показывал что нету ни к чему интереса.
     Лежал на диване и уныло смотрел в потолок.

     – Не понял… – Пробормотал он и приступил к своей работе – начал осматривать меня.
     Что же он видит?
     Руки, ноги целы.
     Зубы не шатаются.
     Что желудок исправно работает. И анализ кала в норме.
     – Что же не так? – Чешет он в затылке. – Умирать еще, пожалуй рано…

     И тогда – он берет паузу.
     Включает автопилот твоего тела. Теперь ты будешь просыпаться, ходить на работу и возвращаться – как робот.
     В тебе отключатся многие функции.
     Радость.
     Надежда.
     Острота восприятия.
     Ты становишься тупым механизмом.
     И будешь таким – пока проснувшийся человек не разберется что происходит с тобой – где-то там на небе…

     Он сделает это непременно, только наберись терпения.

     Ну я – всегда был нетерпелив.
     Не люблю ждать.

     Особенно когда у меня – есть компьютер.

     В 8 часов вечера набираю сообщение на сайте: – "Мне тоскливо. Скучно. Всё вокруг серо, уныло. Даже жить не хочется". Затем оставляю мой номер телефона.
     Звоните!

     Теперь сажусь и жду.
     Волнуюсь… понимаю что сейчас мне буду звонить… умолять не впадать в уныние… ободрять..
     – Мы с тобой дружище! – Будут кричать они в трубку – Только держись!
     Мы уже летим к тебе!
     Не делай глупостей!

     А теперь – я открою Вам секрет.
     Виртуальные друзья у меня – люди душевные. Состоятельные. Отзывчивые. Так написано у них в анкетах.

     Возможно, они даже пригласят меня в ресторан. Чтобы ободрить, вернуть радость жизни.
     Мы будем сидеть за столом с хрустальными бокалами, а цыганский хор сзади – поднимать мне настроение песнями и плясками.
     На тарелках будут креветки, черная икра и балык… и я буду вылавливать их вилкой.

     А может… меня пригласят прогуляться на яхте. На несколько дней. Мы будем любоваться чудесными рассветам – по утрам наблюдая как солнечные зайчики прыгают по волнам.
     И легкий бриз треплет волосы. Ощущая соленые брызги на губах…

     А может, мне просто пришлют подарок… новый айфон или планшет. С запиской от загадочного друга:
     – Не хандри приятель!

     Положив телефон рядом, я сел на диван и стал ждать.

     Прошел час, два…
     Наконец первый звонок!

     Вот он, человек – которому я дорог. Не безразличен. Который первым откликнулся и протянул руку помощи…

     Но разговор с ним – мне как-то не понравился.
     Даже озадачил.

     Незнакомый женский голос попросил меня… отдать почки после смерти. – Они Вам и так будут не нужны. – Убеждала она – А моему мужу нужна новая… сами понимаете… не пропадать же им…

     – Вы ошиблись. Я не писал что хочу покончить с собой! – Как можно спокойнее возразил я – Просто я написал что мне жить не хочется… не более того.
     – Как это не писали? – Расстроился голос. И после некоторой паузы продолжил – А вы подумайте голубчик… подумайте…
     Затем начала убеждать что это был бы лучший для меня выход из создавшейся ситуации.
     – Вот идиотка… – Пробормотал я ошарашенный и положил трубку..

     Второй звонок был не лучше.

     Какой-то мужчина сказал что он из похоронного агентства. И дал послушать фонограмму как замечательно их оркестр – играет похоронный марш.
     Он действительно был хорош.
     Особенно замечательно звучала труба. – Сказал я ему.
     И это очень обрадовало его.
     Он пообещал что ленточки на гробу – будут позолоченные. С темной каемкой по краям.
     И наконец спросил деловито:
     – На когда назначена дата?

     Возникла неловкая пауза.

     – Какая еще дата? – Не понял я.

     – Ну… Вашего ухода…

     В итоге, мы поругались. И я послал его вместе с замечательным оркестром – подальше.

     Наконец, позвонил мой старый приятель. Вместе еще учились в институте.
     Дорогой и близкий мне человек.
     Взволнованно он сказал что читал мое сообщение. Всю ночь не спал.
     Затем, чуть стесняясь и робея, он тихо спросил – не буду ли я возражать оставить ему правую руку?
     – Почему правую? – Растерялся я.
     Он пояснил что у него на правой руке какая-то язва выскочила. Вследствие чего рука стала выглядеть хреновой. Может даже гангрена…
     – А у тебя, насколько я помню, всегда руки были холеные, красивые…

     Наконец я пришел в себя и ответил что руку оставить не могу. А вот х..й – оставлю. Если у него свой отвалится.

     В общем, и этот разговор не получился.
     Короче… потерял я приятеля…
     Засыпал я в тяжелых раздумьях.
     – Что же происходит в конце концов?

     Под утро, какой-то мужчина позвонил. Просил чтобы я был осторожен и не повредил правую ногу случайно – когда буду вешаться – чтобы не стучал ею об стену. Она ему очень нужна…

     Послав и его подальше, я попытался заснуть снова.
     Но опять не дали…
     Звонили и звонили. Спрашивали – или у меня спинной мозг в порядке.
     Или правое яичко на месте.
     Или прямая кишка целая.
     Без трещин в заднем проходе.

     Я вдруг почувствовал что мои друзья скоро – сами засунут меня в петлю, и растащат на органы.

     И убрал свое сообщение из интернета. С телефоном.
     Пока не поздно.

     К счастью, человечек что проснулся в душе – вернулся ко мне снова.
     Вечером.
     – Я был на небе! – Радостно сообщил – Я всё выяснил! У тебя ничего серьезного! Ты просто переутомился! Возьми-ка дружок отпуск на работе. Съезди на море, покупайся, погрейся на песочке.

     И человечек собрался исчезнуть опять – туда откуда появился.
     В неизвестность.

     – А как же мои друзья? – Закричал я ему вслед. – Они же ждут… надеются…

     – Да пошли их нах! – Ответил он. – Скажи им что у тебя просто меланхолия… у многих поэтов она случается. У музыкантов тоже.
     Особенно осенью…
     Так и скажи им – осенняя меланхолия. Так что фиг вам а не мои руки, ноги.

     Теперь я не спорил.
     Я послушался.
     Стал посылать нах всех кто требовал мои глаза, уши, кусок прямой кишки и сердце.

     Поток звонков стал сразу слабеть.
     Понимаю – я очень разочаровал своих друзей и знакомых.
     Многие из них – удалили меня из друзей.
     А некоторые даже забанили.

     Изредка, кто-то еще звонил по вечерам – скандальным голосом требовал чтобы я уточнил дату моего погребения. Что нельзя серьезному человеку менять свое решение. Что срочно кому-то нужны мои печень и почки.
     А получив отказ – ругались, матерились.

     Но я был непреклонен.

     И наконец прекратились последние звонки.
     Наступила долгожданная тишина.

     Я послушался человечка из моей души – съездил на море, позагорал, покупался.
     Вернулся домой – бодрый, веселый.
     Радуясь прелести жизни. И с желанием работать!
     Так и написал про это в интернете.
     Но увы… никто меня не поздравлял.
     Не радовался.

     Друзья на своих сайтах стали выглядеть какими-то понурыми, унылыми.

     Впрочем, я не расстраиваюсь.

     Ну и х..й с ними.
     Как говорил мне – человечек.

Пранкеры

     Звонок.
     Татьяна Николаева сняла трубку.
     – Здрасьте… – раздался чей-то скрипучий голос. Судя по шепелявости – у владельца не было передних зубов.
     Даже через трубку можно было ощутить как вылетает слюна со рта.
     – Здрасьте – Поморщившись ответила Татьяна.
     И таинственный голос продолжил.
     – Вам… пришел заказ… получите…
     – Что? – Не поняла Татьяна. – Что?
     – Х..й через плечо – Ответил голос. – Заказ получите.

     Несомненно голос принадлежал древнему старику. Едва слышный, невнятный – он становился то громче, то тише, опускаясь почти до шёпота.
     Вдобавок в его беззубом рту что-то дребезжало и звенело, как будто вставная челюсть – не была закреплена надлежащим образом..

     Она хотела бросить трубку но что-то напомнил ей этот голос…
     Или кого-то…
     Она спросила как можно вежливее:
     – Что Вам нужно, дедушка?
     – А-а-а?? – Голос старика стал раздраженным. И вдруг резко взвизгнул: – Ты что, глухая, ху..еплёт?

     Хуже всего что дело происходило на работе. Татьяна Николаевна вела собрание рабочего коллектива посвященное итогам прошлого квартала.
     Все входящие звонки она попросила вывести на громкую связь. Так как ждала звонка с районной администрации.
     Но это – чей голос?
     Можно ли просто кинуть трубку?

     – Что Вы хотите? – Не поняла Татьяна Николаевна. Решив что это ей просто послышалось. – Что Вы сказали?
     – Пиво… получен заказ… пиво… – Голос снова продолжил беседу.

     – Пиво? Какое пиво?

     И она вдруг вспомнила где слышала этот голос.
     По спине прошла неприятная дрожь.

     Это был голос из фильма который когда-то поразил ее в детстве. Про войну.
     Там все подонки, предатели и полицаи – говорили сиплыми, прокуренными голосами. Похожими на этот…
     Внешне – они выглядели одинаково тоже – полупьяные дебилы неопределенного возраста, в огромных грязных сапогах, фуфайке и белой повязке на рукаве.
     Они всегда выворачивали карманы у партизан. И что-то упорно искали там.

     Встряхнув воспоминания, она пришла в себя. И стала говорить решительно:
     – Я не заказывала никакого пива!
     – Как нет? – Голос явно расстроился – Как нет?
     – А вот так… нет! – Ответила она и хотела положить трубку. Но голос заговорил снова.
     – Тогда… может Вам нужно козлиное мясо?

     Все сотрудники кто слушали разговор в зале – заулыбались.
     Ситуация стала комической.

     – Не нужно мне козлиное мясо! – Рассердилась Татьяна Николаевна.
     Во первых – она поняла что звонили не с районной администрации.
     А во вторых – разговор этот нужно было немедленно прекращать.

     Но голос упорно не унимался.

     – Ну.. тогда может быть… Вам нужно проститутку?.. – Вкрадчиво спросил он.
     – Что? – От изумления она даже привстала – Какую проститутку?
     – Или наркотики?.. – Продолжал настаивать он.

     Это было уже через чур.

     – Что Вы себе позволяете! – Заорала Татьяна Николаевна. – Немедленно положите трубку!

     – В любом случае, с Вас 500 рублей – Голос стал кричать тоже. Теперь – он стал шепелявить еще более мерзко.
     Ей даже показалось что она ощущает как слюна из рта старика – вылетает прямо из из трубки. И попадает ей прямо в уши.
     – Какие еще 500 рублей? – с омерзением она отодвинула трубку подальше от себя.

     Голос что-то тихо буркнул.
     – За что 500 рублей? Повторите!
     Она снова вернула трубку к уху.
     Старик почмокал губами, пошевелил вставной челюстью. Затем продолжил – теперь его голос стал приглушенным, даже заговорщиским.
     – Я дам тебе отсосать у меня.

     В зале разжался оглушительный хохот.
     – Идиот! – Заорала она и кинула трубку.

     Коллеги по работе – спрятали улыбки и собрание продолжило идти своим ходом.

     Да только ужас вскоре продолжился снова…

     Через час звонок раздался снова… всё тот же дребезжащий старческий голос спросил снова – Когда получите заказ?..

     – Кто дал Вам мой номер телефона??? – Теперь она говорила решительно. Строго и властно. Но проклятый старик – как будто ждал этого момента.

     – Ты, проститутка… блять… – Начал обзывать он ее. Как вдруг замолк – стал внимательно прислушиваться к шуму раздающемуся в трубке – кажется он заметил что кроме нее в комнате еще кто-то есть.
     Почмокав губами старик продолжил снова: – Тебя там что… ебут в жопу, что ли?

     – Я сейчас милицию вызову!!! – Задыхаясь от гнева заорала Татьяна Николаевна.

     Голос с другого конца провода замолк. Подумал.И затем зазвучал снова. Теперь он звучал он более бодро: – Точно. Сосать у меня скоро будешь!

     Татьяна Николаевна еще не понимала что разговаривает не с живым человека, а с пранком.

     Странная порода людей которые находят развлечение в том, что забавляются – чужими голосами по телефону.

     В их коллекции – собрано много. Очень разных – мужских, женских.
     Старческих, молодых.
     Хорошо поставленных. Или дурацких.

     Суть розыгрыша – проста.
     В телефонном разговоре с Вами – незнакомый человек ведет себя как малолетний хулиган.
     Что делать с таким – Вы знаете наверняка – просто послать нах!
     Но когда голос в трубке – звучит как голос серьезного, солидного человека – то Вы растеряны.
     Сбыты с толку…

     – Зачем всё это? – Спросите Вы. – Бред какой-то…

     – Нет. Это смешно! – Отвечают пранки.

     Начал читать про них – я обнаружил что появились они в 70-х годах прошлого века. Тогда, дворовая шпана звонила пенсионерам – хулиганила.

     Потом пранки повзрослели – телефонные разговоры стали записывать.
     Вырезать из них – отдельные фразы, слова.
     Менять их местами.
     И затем звонила на новые телефоны – подставляя фразы в зависимости от хода беседы.

     Они даже создали свою радиостанцию в интернете.
     Довольно популярную…

     Так, нередко на их радио можно услышать разговор с пенсионеркой.
     В ее квартире раздается звонок – якобы от африканца. Он уверяет что за взятку – прописался в ее квартире. Что завтра – привезет туда 12 своих детей.

     – А где мне тогда жить? – Растеряна пенсионерка. Объясняет что проработала 50 лет на предприятии. Получила квартиру за тяжелый труд… всегда пользовалась уважением и почетом.
     – Не волнуйтесь! – Успокаивает африканец – ЖЭК оставил Вам балкон для проживания!

     Или когда 9 мая – звонят какому-то старику. Незнакомый голос сердечно поздравляет его с праздником. А на вопрос – как его зовут? – Голос отвечает что Адольф. Только теперь старик замечает что у незнакомца – немецкий акцент. После чего разговор превращается в ругань…

     Или когда к рабочему который два дня был в запое и отсутствовал на работе – звонят якобы с отдела кадров. Молодой женский голос, смущаясь сообщает что они вчера получили фотографии по почте – где его приятели… ебут его пьяного в кустах.
     – Что? Что? Что? – Лепечет ошарашенный рабочий.
     – Что это Вы так невнятно говорите? – Что-то заподозрил девичий голос – Неужели снова х..й в роте держите? – Ее голос становится строгим – Немедленно вытащите его когда с отделом кадров разговариваете! Постыдились бы!..

     Разговоры транслируемые пранками – бывают разные.
     Но у всех у них – есть общее.
     Жертвой – часто становится пожилой человек.
     Наверное потому что его легче спровоцировать на истерику.
     На грязные маты.
     Ругань.

     Это и нужно пранкерам!

     Записав разговор – они вырезают из него все матерные фразы.
     Чтобы затем подставлять в новые телефонные разговоры.
     Пранк – радостно потирает руки!
     В картотеке пранков – новый персонаж готов!

     Теперь – он будет жить свой собственной жизнью.
     Очень долго… 10 лет… 20… 30…
     А может – больше…

     Он будет звонить кому-то… что-то доказывать… ругаться… сквернословить…

     Уже давно умерли от старости – те первые старики которые много лет назад стали жертвами пранков.
     Все эти "Сидоры Петровичи"… "Истерички"… "Генералы Табаковы"…

     Их давно уже нету.
     Лежат на кладбище.
     Но их голоса – живы.

     В телефонной трубке – они по прежнему сердятся… матерятся… что-то доказывают… нарушая все правила общения.

     Они – по прежнему не стареют.
     И не умирают.

     Странное чувство возникает в душе -когда слышишь их голоса.

     Когда мертвый – звонит живому человеку и доводит его до истерики.
     Заставляя всех кто слушает это – не отрываться от радио пранков.
     Заставляя восторгаться и ужасаться – своим дерзким поведением.
     И неистово смеяться.

     Как узнал я про пранк?

     Случайно.
     Хотел просто отдохнуть… найти интересную радиостанцию в интернете. Для поднятия настроения.
     Так и написал в поисковике – радио… онлайн… розыгрыши… юмор… музыка…
     Но поисковик направил меня на радио пранк.

     Я помню этот день как сейчас.
     Был Новый Год. По радио звучали поздравления. Веселые и радостные. Детские и взрослые. И в каждом – свет и радость…
     Как вдруг всё замолкло… тишина… и появился чей-то хриплый старческий голос.
     Прокашлявшись, он прощепелялив вставной челюстью – Бляти! Суки! Буду звонить Вам день и ночь!..
     На этом поздравления закончились.

     Я понял – это было вроде рекламы радио пранков.

     Странная и непонятная, как и всё что относится к пранкам..

     Потом я узнал что пранк – это международное явление.
     Они – есть в каждой стране.
     И имеют множество радиостанций.

     И всюду – они манипулируют чужими голосами…
     Из матов и ругани – делают комедийную ситуацию… опуская собеседника до своего уровня – проклятий и пошлости.
     Непрерывно.
     Каждую минуту…

     Только смешно ли это?

     Не знаю. Но пранкер который позвонил к Вам вдруг – боится только одного… что Вы кинете трубку.
     Но если не кинули… то храни Вас Господь!
     Он не отстанет от Вас – пока не доведет до истерики.

     Так и с Татьяной Николаевной – сложилась похожая ситуация.

     Всю ночь ее телефон разрывался от звонков – сначала какой-то мужчина средних лет – информировал ее бодрым голосом – что он "Снял трусы… одел трусы… снял трусы… одел трусы… снял трусы… одел трусы…
     Пока Татьяна не отключила трубку.
     А когда включила снова – позвонил какой-то военный… солидным басом представился полковником.
     Предложил утром придти в комиссариат, в 314 комнату.
     – Вы ошиблись номером! – Пояснила она.
     И мужчина крепко задумался.
     – Я понял – Наконец сказал он. И тяжело задышал в трубку.
     Чувствуя что происходит что-то странное, Татьяна Николаевна спросила осторожно – Что Вы поняли?
     – Вы хотите взорвать областной комиссариат. – И мужчина вдруг заорал: Бригада, на выезд!!! Будем брать ее живой!!

     Наконец, позвонила какая-то старушка – ласково уговаривала жениться на ней. Говорила что в постели – хороша. Что пенсия высокая. Но на ответ Татьяны что она не лесбиянка, голос старухи изменился и стал злобным – стала намекать что может найти и зарезать…

     Уже под утро позвонила какая-то девочка – истерично визжала что утром найдет ее и еб..нет ледорубом по зубам – если Татьяна не прекратит приставать к ее парню.

     – Да пошли Вы все нах! – Уже не стесняясь кричала Татьяна в трубку.
     Невыспанная и усталая пошла на работу.

     Как днем, вдруг позвонил тот первый – старик с которого начался весь ужас.
     С сиплым голосом полицая из фильмов.

     – Ты проститутка… блять… – Продолжил он беседу в прежнем тоне: – Говори… куда привезти тебе пиво?..

     Татьяна Николаевна перестала с ним церемонится. И разговор превратился в сплошной мат.

     Ужас в том что она не понимала – таким образом она становится очередным персонажем пранков.
     В их картотеке голосов.

     Повезло ей, пожалуй в одном лишь… она не пыталась узнать адрес звонящего.
     Полагая что говорит со слабоумным – стараясь обхитрить его и выведать где тот находится – например во всем соглашаясь с ним… и обещая что отсосет ему непременно – как только он скажет куда приехать. Адрес?
     Не дает?
     Тогда, снова она хитрит – говорит что он ей якобы понравился, что мечтает дать ему… раком. Лишь только пусть адрес скажет…

     Что было бы дальше?

     Пранкеры – непременно бы вырезали эти фразы из разговора.

     И потом, кто знает… может в квартире ее соседей или сослуживцев – прозвучал телефонный звонок. И голос Татьяны Николаевны говорил бы что она хочет стать раком, отсосать и прочие телесные утехи.

     Только… смешно ли это?

     Послушав радио пранков, я понял, что пранкеры бывают разные… злые и не очень. С юмором и пошлые.
     Но с одной общей чертой… это чувство полного сюрреализма от происходящего которое они создают.
     Как будто дебилы, идиоты, извращенцы со всей страны – решили звонить на Ваш телефон.
     И тогда нормальный, привычный мир – вдруг переворачивается с ног на голову…
     Показывая себя в новых красках.

     – Смешно ли это? – Думаю я снова и снова. – Они ведь меняют слушателей… развращают… снимают в них какой-то предохранитель…

     А ведь многие – хотел просто развеяться. Как и я…

     Хочу их – выключить.
     А не получается.
     Но я знаю, верю… сегодня – не получается… но получится – завтра.

     Я знаю что получится.
     Ведь должно же – получится.

Чем заканчиваются мечты

     – Ненавижу! – Закричала она что есть силы и ее голос отозвался эхом во всех соседних квартирах преодолев железобетонные перекрытия.
     Что-то жуткое было в крике.
     Надрывное.
     Отчаянное.
     И даже безумное.
     Григорий Александрович как ужаленный вскочил с дивана. Прислушался. Сомнений не оставалось – это был голос Ириночки, соседки с квартиры что этажом ниже.
     Красивой, молодой.
     – Сволочь! Мразь! – Продолжал кричать ее голос… он то удалялся, то приближался..
     Казалось что она гоняется за кем-то по квартире.
     И тогда Григорий Александрович стал передвигаться по своей квартире тоже – в поисках места откуда слышно лучше.
     – Неужели с мужем поссорилась? – Мелькнуло в голове.
     У него даже сперло дыхание в груди…
     Признаться, он давно ждал когда она выгонит этого мудака.
     Двухметрового роста.
     И вправду… Зачем такой нежной, стройной, чудесной девушке – дебил?
     Не лучше ли, чтобы ею овладели – одиночество,тоска?
     Чтобы ее длинные стройные ноги – от скуки выводили ее на лестничный проем – покурить.
     И тогда она будет стоять там – затягиваясь всей грудью.
     Потрясающе красивой.
     В облегающей кофточке – той где видны крупные соски.
     При каждой затяжке – они будут плавно вздыматься вверх – вниз, как бы говоря – Кто нибудь! Прижим нас к себе!
     Поцелуй!
     Погладь!
     Я так одинока!

     Но увы… рядом никого не будет.
     Лишь в далеком ночном небе за окном – будут видны едва мерцающие звездочки.
     Готовые стать ее единственными собеседниками.
     Понятливыми, умными.
     Только вот… прижать тебя к груди – они не могут…

     И тогда появится он, сосед. Григорий Александрович.
     Добрый, радушный.

     Именно он – скрасит ее одиночество…
     Готов стать надежным другом.
     И что греха таить… если надо – то даже готов прижать ее к груди. Чувствуя ее горячее дыхание вздымающейся груди. И видя рядом со своим лицом – пухлые губы… едва приоткрытые как будто для поцелуя.
     И тогда он – он вдруг закроет глаза…
     И наклонится к ней…

     Что будет затем – он не знал. А может и знал, только не хотел сам себе признаваться. Лишь приятная дрожь пробегала по спине…

     Слишком красивой была Ирочка.

     Крякнув от этих нахлынувших мыслей, он нашел старую алюминиевую кружку и прижал к стене – так должно быть лучше слышно.

     Ирина кричала что муж – напился после работы… что ее не ценит… и вообще, она тратит на него лучшие свои годы а он – уезжает по выходным на рыбалку… что мало зарабатывает, ни к чему ни стремится…
     Голос Ирины захлебнулся в рыданиях.

     На лице Григория Александровича появилась улыбка.
     – Правду говоришь… правду! – Зашептал он еще не веря что его самые сокровенные мечты вдруг превращаются в реальность.

     Дрожащей рукой он прислонил алюминиевую кружку в том месте стены где стоит стол и что есть силы прижался к ней ухом, боясь пропустить хоть одно слово.
     Как друг – раздался удар.
     Сильный,резки.

     Кружка выпала у него из руки а лицо свела гримаса боли.
     Кажется Ирина кинула табуретку об стену… как раз в том месте где с другой стороны подслушивал Григорий.

     – Блять! – Взвизгнул он.
     В ухе засвистело, в голове появился шум.
     Кажется, его даже оглушило слегка.

     Шатаясь как пьяный и ничего не соображая- он пошел к входной двери, открыл ее и вышел на лестничный проем.
     В оглушенном сознании, почему-то вдруг всплыло что Ириночка должна тоже стоять там. Непременно. Одна. И любоваться звездами.

     Вот в этом момент – и случилось то что называется везением.

     Раздался шум и Ирина появилась из-за своей двери. С зажигалкой в руке.

     Две двери – хлопнули почти одновременно.
     И они молча уставились друг на друга.
     Разглядывая внимательно.
     Она – заплаканная, с покусанными губами.
     Он – чуть шатаясь от звона в правом ухе.

     – Что? Запил муж? – Участливо спросил и протянул ей сигарету.
     Она взяла но не ответила. Лишь отвернулась от него к окну.

     Странно… но именно так ему представлялось в мечтах – будет всё начинаться…

     – Не понимаю… как можно не ценить такую женщину как Вы?.. – Задумчиво сказал он как будто ни к кому не обращаясь. – Такая красивая, умная…любой бы мужик носил на руках – Он укоризненно покачал головой посмотрев на ее дверь.

     Ирочка чуть повернула голову – прислушиваясь.

     – Да-да! – Подтвердил Григорий Александрович – Любой мужик мечтал бы о такой женщине – чтобы сделать ее счастливой. Вкалывал бы – на двух работах. Покупал бриллианты, украшения. А по выходным – катал бы ее на машине а не ездил бы на рыбалку с собутыльниками…
     – Тьфу! – Сплюнул он от негодования.

     На губах Ирочки появилась едва заметная улыбка, а в заплаканных глазах – какой-то странный огонек.

     И он продолжил.

     – Я к примеру, имея такую женщину – отдал бы ей самое дорогое что у меня есть! Клянусь!

     – Что же это? – Чуть повернула она голову в его сторону.

     Он замолк, чтобы подчеркнуть важность того что скажет дальше. А в голове мелькнуло – как удачно совпадает что происходит сейчас – с его ночными мечтаниями.
     Даже слишком…

     Он вдруг замолчал.
     Молчала и она тоже.
     Вместе, они смотрели куда-то в небо, на звезды.
     Ее сигарета потухла и она положила ее на подоконник.
     Затем заложила обе руки за спину.

     – Что же это?

     О Боже!
     Как поразительно это совпадало с тем что было в ночных мечтаниях!

     И он осторожно продолжил – Что самое дорогое для меня? Вы даже не представляете… но я бы с радостью отдал бы это своей любимой… – Голос его стал жарким, глухим.
     И хоть в ухе еще что-то звенело, а в голове шумело… это лишь еще сильнее превращало сон в реальность.

     Теперь он чувствовал ее глубокое дыхание совсем рядом. Как грудь спрятанная под тонким домашним платьем – глубоко вздымается. Она была отчетливо видна потому что кажется была без лифчика.

     Он понял что приближается к моменту, когда мечты его – обрывались на самом интересном, и начиналась – дрожь в теле.
     Таинственная, чудесная..

     Так в чем же дело?
     Отпусти же сомнения!
     Продолжай дальше!

     – Так чтобы Вы отдали ей? – Тихо повторила Ирочка не отрывая взгляда от далеких звезд на небе.

     И он чувствуя что теряет контроль на собой, набрал полную грудь воздуха и сделал пол шага назад став за ей спину…
     – Вы действительно хотите знать это? – Прошептал ей на ухо.

     Она не отшатнулась.
     Не вздрогнула.

     И тогда его левая рука непроизвольно потянулась вниз… он даже сам не заметил… как будто тело – знало что делать, а душа – находилась в каком-то трансе.

     Через минуту Ирочка почувствовала что в ее руки заложенные за спиной – что-то положили. Большое, теплое.
     – Что же это? – Не поняла она.
     Повернулась.
     Затем глаза ее округлились.
     Сомнений не оставалось…
     Григорий Александрович вложил ей х..й в руки.
     А-а-а!!!! – Заорала она и как ужаленная отскочила в сторону.
     – Что это Вы мне х..й в руки суете???? – Она орала на весь подъезд так что стали открываться двери соседей.

     Григорий Александрович моментально очнулся.
     – Так вот что было потом… в моем сне… – Понял он. Но лишь выдавил из себя – Вы же сами просили, Ирочка… показать самое дорогое что есть… вот я и выполнил Ваше желание…

     – Ах ты урод долбаный! – Со злобой в голосе продолжала кричать соседка, затем швырнула в него тапок и стала тарабанить в двери свой квартиры – Открой скорее! Открой!!!

     – Вы меня неправильно поняли, Ирочка… – Начал было мямлить Григорий Александрович но в этот момент тапок попал ему в губы.. он согнувшись стал удирать в свою квартиру.
     Второй тапок пролетел мимо..
     У Ирины началась новая историка – Сволочи! Все мужики сволочи!!!

     – Что такое? – Выглянул ее муж из двери. Тот самый высокий амбал с широкими плечами.

     – Она просто чокнутая! – Буркнул Григорий Александрович и захлопнул за собой дверь.

     – Милая… родная… успокойся – Стало доносится из-за двери. Кажется сосед пытался успокоить жену.
     Наконец рыдания затихли.
     Они оба пошли домой.

     Григорий Александрович еще пол часа пытался слушать через стену – с чашкой в руке но там была тишина.
     Больше соседи не ссорились.

     Конец – Понял он. – Помирились.

     Разочарованный, опять пошел и лег на диван. Спать… мечтать…
     Ведь теперь – это было делать легче.
     Он знал чем должны заканчиваться мечты…

Незнакомец

     Откуда он взялся в моей жизни?
     Придурок, сволочь.

     Кажется, это был дождливый день – он сидел у моего подъезда. Жалкий и одинокий. Вызывая лишь сострадание, сочувствие.
     – Позвольте – Сказал я ему пытаясь пройти во внутрь.
     И в тот же миг мы встретились глазами.

     Его глаза.
     Синие… Глубокие…
     Что-то завораживающее было в них. Теплое. Домашнее.
     Они потрясли меня.
     Заставили остановится. Заговорить с ним первым…

     Как же я каялся потом! Ругал себя!
     Но в тот день – я пригласил его к себе… погреться… привести себя в порядок…

     Так он оказался в моей квартире. Которая вскоре перестала быть таковой… (утираю слезу правым рукавом рубашки… прости меня читатель за слабость!).

     Сначала этот мерзавец вел себя скромно. Был очень благодарен за приглашение. Даже не решался войти в комнату.
     Стоял в прихожей.

     Наконец, когда я предложил ему погреться у камина – он сел в мягкое кресло и вытянув свои длинные, худые ноги.

     Мы снова встретились глазами и мне вдруг показалось что цвет его глаз внезапно изменился. Из голубых они стали серыми.
     Но к сожалению – и это не насторожило меня.
     Наоборот – он заинтересовал меня еще больше.

     – Если желаете, можете остаться на ужин – Предложил ему.
     И он согласился.

     Признаться, мне хотелось узнать о нём – кто он и откуда. Как оказался на улице.
     У моего подъезда…
     Случайно ли?

     К сожалению, тайна открылась не так быстро…
     О Боже!!!
     Если бы я знал, кто сидит у камина – немедленно выкинул бы мерзавца туда – откуда он появился.
     На улицу…

     Но в тот вечер, я позволил ему привести себя в порядок.
     Мы сели ужинать.
     Вдвоем. В пустой комнате.

     И я сделал первый вывод – аппетит у незнакомца отменный.
     Второй – объедки он сплевывал на пол.

     Мне это не понравилось, но как радушный хозяин, я делал вид что не замечаю.
     (Хорошее воспитание).

     Но когда он громко рыгнул и снова сел в кресло у камина – я задумался.
     Очень крепко.
     – Правильно ли я сделал пригласив его к себе?
     Уходить обратно на улицу – он явно не собирался. А выкидывать его силой, вызывать полицию или драться- казалось мне глупым.
     Особенно после ужина.

     Утром, я обнаружил что сплю на полу, замерзший, без одеяла.
     А он – он разлегся на моем диване.
     Громко, мерзко храпит.

     Он просто скинул меня ночью… – Сволочь – Шепчу сквозь зубы.

     Дальше – больше. Всё что оставалось на столе из продуктов – он сожрал тоже.
     Пришлось мне идти на работу голодным.

     Вернувшись вечером – я подтвердил свои опасения – что диван уже не мой. А в ответ на мой протест – незнакомец стал смотреть на меня злобно и агрессивно.
     Проходя мимо, задевать меня ненароком.
     Вызывая на драку.

     Нет.
     Драться я ним я не хотел.
     Не так воспитан…
     Да и нету черного пояса по карате.

     Тогда незнакомец – вконец обнаглел.

     В квартире начался какой-то ужас…
     Так, по его наглому требованию – я стал кормить его первым.
     Лишь затем – я сам.
     Объедки…

     Работать он тоже не желал.
     Как и мыть посуду, или убирать…

     Так продолжаться долго не могло…
     Через несколько дней, я заметил ему – нельзя целыми днями лежать на диване. Что надо чем-то заниматься в жизни. Что он еще не старый – нужно создавать семью, иметь свой дом. Кормить детей.

     Незнакомец с задумчивым видом слушал меня наклонив голову…
     Затем встал и пошел к двери.

     Кажется, он слишком глубоко воспринял мои наставления.
     Я улыбнулся…
     Не зря у него были такие чудесные глаза (они кстати снова стали голубыми)…

     Но рано я радовался.
     Не успел мой гость выйти на улицу – устраивать свою жизнь, как внезапно я услышал жуткий крик из-за двери…
     И шум борьбы…

     Открыв двери – я чуть не упал от изумления…

     Прямо на лестничной клетке, мой незнакомец пытался изнасиловать… кажется она была с третьей квартиры.
     Уже прижал ее к перилам и развернул задом.

     – Ах ты негодяй! – Заорал я и потащил его обратно в свою комнату.
     Понимая, что полиция – сразу определит откуда он вышел прежде чем совершить преступление. А значит – я буду соучастником. Ведь именно я прятал мерзавца.

     – Как ты мог??? – Кричал я размахивая руками. – Мерзавец! Я ведь не это имел в виду когда говорил про семью!!!

     Незнакомец лишь молчал хмуро глядя на меня.
     Затем встал и пошел в угол комнаты.

     – Он хочет поставить себя в угол? – Мелькнуло у меня в голове. И на губах у меня снова появилась улыбка. – Значит есть надежда что он исправиться!

     Но не долго я улыбался… вдруг услышал тихий звук… знакомый до боли.
     Сомнений не оставалось – незнакомец… стоял и сцал в углу комнаты.
     Повернувшись ко мне задом.

     Так вот зачем он пошел в угол!

     – А -а -а -а! – Вырвался дикий крик у меня из глотки. Кинулся к нему как вдруг остановился… После того что случилось на лестничной клетки – нам нужно было вести себя тихо в квартире.
     И драться с ним – было не резон.
     Пока что…

     Надо было тянуть время. Хотя бы несколько дней…

     Я молча смотрел, терпел – как он потрошит все кульки в квартире – что-то ищет.

     Как мерзко и нагло ведет себя за обедом – чавкая как свинья.

     Выкинул из шкафа все мои вещи.

     А на следующую ночь – он снова куда-то пошел.
     И вернулся лишь утром.
     Хмурый. Поцарапанный.

     Причина выяснилась в обед.
     Сосед с первого этажа стал тарабанить во все двери – кричать что кто-то залез в форточку на его кухне.
     – Грабеж! Грабеж! – Вопил он – Два килограмма колбасы… уволокли.

     – Это снова ты? – Хмуро спросил я оглянувшись на него… но не нашел…
     Обвел взглядом комнату – пытаясь найти где он спрятался. Мерзкий преступник.
     На диване его не было.
     В кресле у камина – тоже.
     Где он любил спать после обеда.

     Я крутил головой во все стороны…

     Наконец нашел его за сервантом.
     Он сидел и срал на мой новый персидский ковер.
     По видимому, 2 килограмма колбасы – выходили из него с большим трудом.

     Но сочувствия у меня не было…

     С криком – А-а-а!!! – я кинулся на него… а он – на меня.
     И сцепившись – мы стали кататься по ковру.
     Воя от избытка чувств.

     К счастью, я оказался сильнее.
     Схватил его и поволок к выходу… открыл двери.

     – Теперь я понял кто ты такой! – Торжественно сказал на прощание. – И почему оказался на улице!

     Но прежде чем дат пинка под зад – я снова заглянул ему в глаза.

     О Боже!
     Они стали еще прекраснее.
     Голубые… с глубоким темным отливом.
     Если бы я был поэтом – я сочинял бы стихи про них.
     Или песни – музыкантом.

     Я всё стоял и смотрел в них… как завороженный.

     А он обреченно съежился, ожидая удара под зад.
     Прошла минуту… другая…
     А я всё стоял и думал.
     Злость исчезла куда-то…
     Обида – тоже…

     – Хочешь, буду звать тебя Мурчиком? – Наконец тихо спросил я и разжал кулак держащий его за шиворот.

     Он медленно поднял усатую морду посмотрел мне в глаза – тоже.
     Кажется, понимание что я сильнее его – сильно поразило кота.

     Он о чём-то напряженно думал.

     Я с удивлением отмечал что его глаза, из голубых, постепенно становились серыми, затем зелеными, с ледяным оттенком.

     Должна была наступить развязка.

     И она наступила…
     Наконец, он принял какое-то важное решение.

     Глаза его – снова стали голубыми. затем – в них засветилась нежность и ласка.
     Как две звездочки…

     Он медленно подошел к моем ногам, Замурлыкал, потерся мордочкой об мои брюки.

     Признаться, он попал в точку.
     Мне не хватало нежности по жизни.
     Пусть даже – котячей.

     – Ладно – Миролюбиво сказал я – Только на ковер, не сри больше… ладно?

     А он – всё продолжал ласкаться ко мне, показывая свою любовь и преданность. Уважение и респект.

     Хороший психолог, он чувствовал что я сдаюсь… расслабляюсь… капитулирую перед ним.

     И тогда он опять захватил власть в квартире.

     Минут через пять, решил что дал мне ласки на сегодня – достаточно, он вернулся в мою комнату с высоко поднятым хвостом. Медленно пошел к дивану…

     – Значит я снова утром буду спать на полу – Догадался я.

Первое место

     Длинная очередь на автобусной остановке.
     – Кто последний? – Спрашиваю.
     Огромный амбал в военной форме – медленно поворачивает голову.
     По знаках отличия – капитан.
     Подстрижен коротко.
     Лицо широкое, красное,
     Глаза – водянистые, равнодушные.
     Из под рубашки видны огромные стальные мышцы.
     Такой если даст в морду – то неприятностей не оберешься.
     Напрасно потом бегать по докторам. Заламывать руки и вопить – почему мои ребра променяли свое положение в организме?
     И вообще – что это за свист раздается при выдохе?
     Старичок в белом халате будет лишь смущенно отводить глаза в сторону и бормотать что Вы, голубчик – теперь загадка для науки.
     В банку бы Вас.. заспиртовать… да в музей…

     Амбал окидывает меня беглым взглядом – видит тощую фигурку, хилые руки свисающие как плети, прыщавый нос на едва котором висят потрепанные очки с треснувшей оправой. Старый пиджак из секонд-хенда.
     В глазах амбала – презрение.
     Ему даже лень разжать губы чтобы ответить мне.
     Презрительно лишь сплевывает в сторону.
     Наверное от досады что напрасно приложил усилие.
     И повернул голову.

     Мне неловко тоже.

     Из-за поворота появляется наш автобус.
     Со скрипом открывается дверь… и тут же начинается давка – похожая на соревнование – кто сильнее и наглее…

     Только у амбала – здесь нету конкурентов.

     Накаченные бицепсы – быстро собираются в бугорки.
     И он пошел прямо на людей – вперед… сминая всю очередь под собой…
     Легко подвигает в сторону – широким плечом.
     Слышится визг и стон.
     Но к чему это?
     Голубые глаза амбала лишь зловеще сужаются.
     – Это же соревнование… не правда ли?

     Какой то старик упал на ступеньках – и тут же откинут пинком в сторону. – Нех..й мешать. Разлегся тут понимаешь…
     – Ой! – Раздается новый визг.
     Это какая-то девушка зажата дверью.
     И та – может полностью открыться.
     Безобразие!
     Амбал не может пролезть -слишком плечи широкие.
     Но разве это проблема?
     Чудь движение мышцами – и дверь раскрывается шире…
     А девушка… куда-то исчезает в проеме… как будто ее и не было… никогда на свете.

     Но простите… я отвлекаюсь на мелочи.

     Амбал – как танк двигается дальше, сминая и давя всё живое на своем пути.
     Напрасно кричать – что Вы инвалид, или на восьмом месяце.
     В наглости – ему нету равных.
     – Пох..й – Светится в голубых глазах.
     Здесь – только крепкие бицепсы решают – кто будет ехать, а кто останется на тротуаре. Мучатся под дождем.
     Пох..й!
     Пох..й!
     Пох..й!

     И вот уже – свободный стул.

     Он и есть – первое место.
     Вожделенная мечта каждого кто стоял в очереди.

     Конец соревнованию.

     Победа!

     Амбал медленно садится на стул с наслаждением протягивая ноги.
     Демонстративно показывая всем как он уютно он устроился.

     Из под армейских ботинок показываются щиколотки – загорелые. Натренированные. Спортивные. Сильные…

     Он победил! Имеет право…

     У меня в глазах светится неподдельная зависть – Эх! Мне бы так!

     Амбал перехватил мой взгляд… снисходительно улыбнулся.
     Как будто случайно показал мне свои ладони – огромные как лопаты. Или ковши экскаватора.
     Железный прутья может перегнуть наверняка.
     – Ни х..я я себе – Бормочу сквозь зубы.
     И амбал еще шире улыбается.
     Доволен.

     Как вдруг – автобус дергается с места.
     Неожиданно и резко.
     Амбал не успевает схватится за поручни – мигом вылетает из своего стула… летит куда-то вперед… по инерции…
     И слышится глухой стук.
     Кажется, головой об что-то еб..нулся.
     Об железные поручни.
     Какая-то старушка всплеснула в ладони – Батюшки! Убился!
     Водитель мигом жмет на на тормоза… останавливает автобус… бежит в салон.
     Разбираться.

     Я же, воспользовавшись моментом, плюхаюсь на его место.

     Еще теплое!

     Сижу и вижу в окно как выносят амбала из салона.
     За руки и ноги… кладут на скамейку.
     Сам виноват… держаться надо.
     Пусть в себя приходит

     Амбпл водит вокруг мутным взглядом.
     Наконец видит того кто сидит на его стуле… того самого прыщавого дохляка с треснувшими очками на носе. В пиджачке из секонд-хенда.
     – Блять – Шевелятся его губы.
     Глаза наливаются ненавистью.
     Наверное сожрал бы меня – если бы мог.
     Но не может.
     – Пошел нах..й – Бормочу ему.
     Вслед.
     На прощание.
     И амбал отворачивается.

     Я же – с наслаждением протягиваю свои ноги.
     Худые, волосатые.
     Поправляю очки на носе.
     И автобус трогается с места.

Букет фиалок

     Страшный сон… это когда тебе приснится любимая бабушка… но вместо чая с вареньем – между Вами начинается какая-то странная эротика.
     Вы стоите с ней в полутемной комнате… ты ее обнимаешь…
     чувствуя тепло ее тела… и даже полноту грудей.

     – Что это происходит? – С ужасом смотрю на себя как будто со стороны… – Нельзя так со своей бабушкой обниматься…
     Как вдруг вспоминаю что бабушка – давно умерла умерла.

     – А -а- а!!! – Хочу заорать.
     Пытаюсь отшатнуться но бабушка как будто угадав ход моих мыслей – прижимается всё сильнее, вдруг шепчет мне на ухо – Не бойся! Ты просто не понимаешь…
     Затем откидывает голову назад и мы смотрим друг другу в глаза.
     Я понимаю… она как будто что-то хочет сказать мне, но не может…

     О ужас!
     Я замечаю что глаза ее вдруг начинают меняться – из темных становятся карими, лицо помолодело, а цвет волос – из седых стал черным.

     Бабушка улыбнулась и снова прижалась ко мне. Уткнувшись лицом к моей груди.
     А затем… мы вдруг казались на улице… она выходила из какого-то здания.

     Она подошла ко мне и глаза ее вдруг стали очень серьезными.

     Проснулся я в поту от перенесенного волнения.
     Мне приснился покойник…
     Что обнмиает меня..

     К чему этот сон?
     О чем хотел предупредить меня?

     Днем, я не мог ни спать ни есть…

     Из мира мертвых… моя любимая бабушка, что хотела сказать мне.

     Хорошо ли тебя обстоять дела – в мире мертвых?
     Может пойти в церковь и поставить свечу?

     Я начал искать ответы.

     Во первых – что такое смерть?
     Ответ на этот вопрос я знал.
     Это когда ты летишь куда-то в темноте… как будто падаешь с крыши высокого дома. Иногда тебе протягивают руку с какого-либо этажа
     – Кто?
     Если ты был христианином – то христиане.
     Если другой религии – то другие руки тянуться к тебе. Спасти от падения.

     Но я обычно, после смерти пролетал мимо рук. Кляня и ругая себя последним словами что не принадлежал при жизни ни к одной религии.

     Обычно, всё кончалось не так плохо как я думал – пролетая мимо рук я вылетал в какое-то пустое пространство, а затем – вдруг оказывался в каком-то белом свете.

     Что это было – комната родильного дома или что-то другое – не знаю.
     Потому-что память о о смерти – ко мне потом возвращается лишь частично. И только в преклонном возрасте.

     Открыть секрет, что происходил между полетом в пустоте и комнатой – помог мне случай.

     Вы знаете что тайна смерти – закрыта за семью печатями.
     Но я открыл что тайну можно обойти с другой стороны.

     Я просто представил себе – что уже знаю тайну светлой комнаты.
     И в своем воображении – стал наблюдать за своим лицом. Лицом человека который знает тайну смерти.

     И что я вижу?

     Лицо у меня вдруг вытянулось. И как будто застыло от изумления.
     В нём не было не страха, ни радости, ни удивления.
     Был просто шок.

     И тогда я пошел дальше.
     Я стал представлять себе – что именно могло бы та поразить меня что лицо бы у меня – вытянулось от изумления подобным образом. И застыло.

     Я перебрал множество вариантов пока наконец не нашел правильный.

     Ответ был – я увидел самого себя – в другой форме.

     Я не знаю, каким я буду снова,
     Но судя по шоку который был у меня на лице в момент познания этого – лучше Вам не знать об этом раньше времени. Ибо после этого – Вы сильно изменитесь… перестанете быть жизнерадостным, бесшабашным, веселым.
     Потеряете радость жизни.

     Нет. Уж лучше – пусть тайна смерти остается за семью печатями. В той самой… таинственной комнате.

     Но что делать – со сновидением о моей любимой бабушке?
     Почему она стучится ко мне – из мира мертвых?

     Заставив работать свои извилины снова – я пришел к выводу что бабушка снова живет на белом свете. И образ девушки в который она превратилась в моем сне – не случайный.
     Но почему она захотела рассказать мне об этом – именно сейчас?

     Я верю что после смерти человека и его новым появлением на свет в новом теле – проходит приблизительно одна неделя (плюс – минус пару дней).

     Взял калькулятор и посчитал что тогда выходит что в день моего сна – ей исполнилось 18 лет.

     – Так вот почему ты пришла – Улыбнулся я. Просто хотела чтобы я пришел поздравить тебя.

     Это не трудно было сделать.
     Собрал весь свой сон по крупицам – я определил что мы с ней стояли у входа в здание политехнического института.

     Ее новое лицо – я хорошо запомнил.
     Приблизительно знал дату ее рождения.

     Мне оставалось только выяснить через деканат – в какой группе может учится подобная девушка.

     И через три дня – я получил результат.

     Такая была только одна. Гатченко Людмила.
     Студентка второго курса экономического факультета.

     Неделю я ловил ее у входа в здание и наконец поймал.
     Подошел к ней…
     Ее волосы… нос… губы.. Я чувствовал как мороз пробегает у меня по спине.
     Ошибки быть не могло… это была она.

     Подойдя к ней я взял ее за руку – Простите… Вы не помните меня?

     Молоденькая девушка с изумлением рассматривала незнакомого мужчину лет шестидесяти..
     – Простите… не помню… – Пробормотала растерянно.

     – Неужели Вы совершенно не помните меня? – Взволновано говорил я – Впрочем, это не удивительно…

     Сбиваясь в словах, я рассказал ей про свой сон… как она приходила ко мне – из своей прошлой жизни… что когда-то она была моей бабушкой… и вот во сне, она показала себя в новой жизни… а я пришел и узнал ее…
     – Понимаете – Краснея продолжал я – Может мне и не надо было приходить, но я очень хотел увидеть свою бабушку снова…

     Вместо ответа она выдернула свою руку из моей и заорала – Помогите!

     К нам кинулись какие-то люди.
     И я бросился убегать.

     Но я не мог оставить всё как есть.
     Я хотел ответа.

     Снова и снова я подходил к зданию института – ждал когда она выходила.
     И тихо скулил идя следом – Скажи мне, бабушка… ты хоть капельку помнишь меня?

     – Оставьте меня в покое!!! – Кричала она в ответ.
     Вызвала наряд милиции.

     К счастью, ребята оказались с чувством юмора.
     Я рассказал им про свой сон, про бабушку.
     Они покачали головой и даже протокол составлять не стали.

     Потом она вызвала мне психушку.
     Но я сказал им что она что-то путает… и я ничего ей такого не говорил.

     Неделю я не появлялся у института, а потом вдруг вспомнил что бабушка очень любила фиалки.
     Она подносила их к лицу и улыбалась… какой-то детской
     улыбкой.

     Тогда я купил самый лучший букет… снова встал у института. Затем хмуро глядел как она выходит из здания.
     Это был мой последний шанс.
     Самый отчаянный.

     Мы встретились глазами и я отвернулся.

     – Ты и дальше будешь меня преследовать? – раздался ее голос совсем рядом.
     Она внимательно глядела на фиалки.

     – Умоляю тебя – Чуть не плача сказал я – Дай мне ответ только на один вопрос… и ты никогда больше не увидишь меня.

     – Один ответ только? – Задумалась она – И никогда больше не увижу…

     – Да – Выдохнул я от волнения – Скажи… ты совсем не помнишь меня? Может я в твоих снах где-то появлялся?

     Она слегка задумала.
     – Нет – Покачала головой.

     И меня показались слезы на глазах. Всё было кончено.
     – Прости – Тихо пробормотал – Просто я очень любил свою бабушку… вот и показалось что она зовёт меня увидится…
     Я протянул ей букет и кивнул головой в знак прощания.
     – Прости… прощай…

     Девушка уже начала отходить от меня, затем вдохнула запах фиалок и остановилась… затем, как будто нехотя вернулась ко мне снова…
     Голос ее стал тихим… – А ты не подумал, как я буду жить если всё вспомню? Что будет с моими родителями… друзьями… учёбой в институте… смогу ли я быть счастливой?

     Я стоял ошарашенный. И слушал ее…

     – Ты узнал что хотел… а теперь, как обещал – мы больше не увидимся. Правда? – Спросила она глядя мне в глаза.

     – Конечно.

     Она еще раз посмотрела на фиалки и на лице ее заиграла улыбка… детская наивная…
     Господи… как же я помню эту улыбку!

     – Спасибо за цветы – Едва слышно сказал она, и вдруг быстро прижавшись ко мне – поцеловала в щечку.
     – Прощай… внучек… – Раздался тихий шепот у меня в ухе.

     И тут же резко повернувшись она пошла от меня прочь, даже не оглядываясь.

     Все было кончено.
     Я получил все ответы – которые хотел знать.

     Она живет в новой жизни – молодая, красивая, счастливая.

     Я шел домой и как будто чувствуя что сбросил тяжесть с души. Я ведь понял что хотел сказать мне сон.

     У тебя – всё хорошо бабушка.
     А раз так… ну и ладно…
     Ну и хорошо…

Спасти от смерти

     Она хотела уйти из жизни. Отчаянно… сильно… это желание появлялось обычно к вечеру, заполняло душу каким-то сырым туманом и не отпускало до утра.
     За туманом пряталось что-то таинственное, что притягивало… звало к себе…
     А утром чувство ужаса приходило на смену… за окном сияло солнце… дул ветерок… раздавался чей-то смех…
     – Я ведь могла сейчас лежать в гробу. Холодная, серая. Накрытая грязным покрывалом из морга. – И понимание этого заставляло ее съеживаться.
     Но вечером всё повторялось снова.
     Желание умереть – приходило опять.

     Не выдержав, она рассказала про это своей подруге. Та – другой подруге… и понеслось дальше.
     Пока наконец об этом не узнал Бронислав Петрович Коярский.
     Студент 4 курса филологического факультета.

     Всю ночь он мучился… не мог спать… представлял себе как чудесная девушка, нежная, стройная, красивая, накидывает петлю на шею… из за дурацкой меланхолии.

     – Что же ты делаешь? – Закричит он ей, подбежит и сорвет веревку с шеи. Бельевую.
     Что будет потом?
     Он объяснит ей что это глупо, что жизнь прекрасна…
     Может даже встанет на колени и будет умолять не уходить… не оставлять мир без нее… что он уйдет следом за ней тоже… наверняка.
     Увидев это, она наконец придет в себя. Зарыдает и бросится к нему в объятия.
     – Спасибо! – Будут шептать ее прекрасные губы, – Ты вернул меня к жизни.
     Лицо ее вдруг откинется назад – Да поцелуй же меня. Я на всё готова теперь… мой спаситель.

     Фантазия Бронислава рисовала всё новые картины. И едва дождавшись утра он начал действовать.
     Через общих друзей – нашел ее телефон.
     Выяснил что ее звали Тамара. живёт в другом конце города.
     И вот уже он звонит ей по телефону – чуть смущаясь говорит что у него есть что-то важное для нее. Что нужно встретиться,
     – Да? – Удивляется она.
     Голос у Тамары – приятный.
     И они договорились встретиться в сквере.. у ее дома. Через час.

     Он бежал туда как на крыльях, чувствуя как сердце едва не вылетает из груди от волнения.
     Не каждый день спасаешь девушку от петли.

     И он не ошибся. Действительно, она была красива. Стройна. И даже умна.
     Едва поздоровавшись, язык у Бронислава вдруг как будто провалился в жопу.
     Все пламенные речи который он заготовил – забыл напрочь.

     Смущаясь и теряясь стал бубнить что-то банальное.. что мол жизнь прекрасна, и он решил не дать ей повесится, то бишь зелезть в петлю.. или утопиться… или там, таблетки принять…

     – Нет – Улыбнулась Тамара – я собиралась бритвой…

     И Бронислав почувствовал себя полным идиотом.
     Сейчас он стоял перед потрясающей телкой, а в голове лишь одна мысль – как же такая красивая, молодая п..зда будет болтаться на бельевой веревке понапрасну? Непорядок, гражданочка…
     Но сказать ей об этом – не мог.
     Лишь густо покраснел.
     Как будто угадав его мысли Тамара перестала смеяться и резко буркнув – Прощай! – Пошла домой.

     – Вот черт! – Выругался про себя Брониослав. Это всё что осталось от его красноречия.

     Не получилось у него – спасти ее.

     Но может, надежда еще оставалась?

     Ночью он снова не спал – представлял как будет убеждать ее жить дальше.
     Взволнованный вставал, ходил по комнате, даже репетировал у зеркала.
     Кажется, красноречие вернулось с нему снова.

     И вечером, волнуясь он позвонил ей снова – уговаривал не делать ничего с собой… – Давай еще раз встретимся… поговорим… пойдем в кино.

     – Зачем? – Резко оборвала его пламенную речь Тамара.

     – Понимаешь, когда я увидел тебя… – Залепетал он чувстввуя что язык его снова деревенеет – Ты такая красивая… хорошая… у тебя потрясающее тело… наверняка тебя ждет море радости… счастья… зачем же умирать?

     – Потрясающее тело? Какое тебе дело до моего тела? – Возмутилась Тамара и бросила трубку.

     И Бронислав опять почувствовал себя идиотом.

     На следующий день подкараулил ее у подъезда – едва увидев он жарко заговорил схватив за руку – Я всё понял!.. Просто надо показать тебе что мир другой… светлый, добрый… я поведу тебя в театр, бассейн, кино… я верну тебе радость жизни… обещаю!

     – И что же тебе лично будет от этого? – Недоверчиво спросила она.

     – Что будет?.. – Растеряно пробормотал Бронислав. Честно говоря он не ожидал такой прямоты. И вдруг выдавил:
     – Да ничего… ну, может быть.. если захочешь… пару раз переспим вместе… в благодарность… но это не обязательно конечно…

     – Пошел на х..й! – Заорала Тамара и вырвала руку из его ладони. Затем побежала домой по лестнице.

     И Бронислава стал проклинать себя что сказал очередную глупость.

     В следующий раз он выловил ее у института, где она училась.
     – Я же пошутил тогда… в прошлый раз – Виновато затараторил он преградив дорогу… Прости пожалуйста… просто хочу тебе жизнь спасти, и ничего больше..

     Тамара внимательно посмотрела ему прямо в глаза. И он опять смутился.

     – А про то что я сказал в прошлый раз… прости… это была глупость… это только если ты сама захочешь… один раз может… то я не откажусь…

     – Люди! – Заорала Тамара – Уберите от меня этого дебила!

     Он стрелой кинулся в сторону и смешался в толпе. Понимая что опять у них не получился разговор.

     Жизнь постепенно наполнялась адом для Тамары.

     Телефонную трубку теперь – она не могла брать так как к ней постоянно звонил Бронислав.

     Домой – заходила только с черного входа.

     И прикрывала лицо косынкой.

     Но это не помогло.
     Через неделю – он опять выловил ее у подъезда.
     Выскочив с темного угла крепко прижал ее к стене – Прости что снова беспокою… понимаю что поступаю глупо, но я ведь боюсь за твою жизнь… что глупостей наделаешь… – Он наклонился и зашептал ей прямо в ухо – Я ведь много думал о тебе… решил что давай сделаем по другому – сначала переспим а потом ты сама поймешь как жизнь прекрасна, а? – И он ласково погладил ее по волосам.
     Она молчала обреченно глядя на него

     – Боже… какой дебил!.. – Наконец разжались ее губы.

     – Сама подумай… такая прекрасная девушка как ты, с чудесным телом… в постели бы тебе лежать.. любовью заниматься, а не люстре качаться. Поверь мне…
     Он прижал ее к себе и продолжил – Знаешь каким я могу быть в постели?.. Сразу влюбишься…

     – В постели? С тобой, что ли? – Отшатнулась от него Тамара.

     – Ты не веришь что я хорош в постели? – Обиделся Бронислав и стал легонько подталкивать Тамару в сторону подвала, бормоча под нос: – Ты не думай ничего… ведь спасаю тебя, дуру… от смерти.

     Тамара в ответ пнула его нагой в пах.

     – А-а-а!!! – Завизжал Бронислав и из его глотки непроизвольно вырвалось – Убью суку!
     Шум борьбы и крики – наконец слышали соседи:
     – Дура! Ведь если хочешь умереть… то дала бы хоть раз… на прощание… жалко, что ли?
     – Отъ..бись от меня!

     Наконец вызвали милицию.

     Тамара плакала, говорила что этот козел хочет прибить ее.

     А он клялся что это она сама хочет прибить себя, а он лишь спасал ее…

     Суровый милиционер в звании майора растерянно смотрел на них не зная что делать.

     – Так Вы больше не хотите прибить себя? – Наконец спросил Тамару.

     – Нет – Закрутила она головой и с отвращением посмотрела на Бронислава.

     – Это был мой метод лечения – Пояснил Бронислав чуть краснея – Сами видите… я вылечил ее.

     Майор задумчиво почесал рукой в затылке. Затем – отпустил их по домам.
     Под обещание что больше они – никогда не увидятся с друг другом.

     Вот и вся история. И конец у нее – был счастливый.

     Тамара больше не думала про смерть, так как вместо загадочного тумана наполненного чем-то неизведанным – в ее сознании появлялась похотливая физиономия Бронислава, мерзко подмигивающего и залазившего к ней в гроб со словами – Какая офигительная фигурка… не пропадать же напрасно!

     Да и сам Бронислав больше не беспокоил ее.

     Так как майор предупредил его на прощание. – Смотри сынок… если что… протокол у меня лежит в сейфе.
     Знаю я таких как ты… психологов хреновых…

Евдотья

     Выйдя покурить на лестничный проем я столкнулся с соседом.
     Аккуратно одет, пахнет одеколоном, выбрит и подстрижен.
     – Что за черт? – Пробормотал я в изумлении.
     – Здравствуйте – Ответил тот культурно.

     Сигарета выпала у меня из рота. Раньше мы бутылку покупали, пили стаканами и закусывали жаренными семечками.

     А теперь…

     Сосед стоит и внимательно рассматривает лестничный проем. Прежде чем спускаться по лестнице – он три раза прочитал молитву какой-то Авдотье, И перекрестился.

     – Я фигею… – Процедил я сквозь зубы чувствуя как будто у меня отнялся язык.

     Лишь мои глаза не мигая смотрели на него. Как удава на кролика. Я ничего не понимал…

     – Вот! – Наконец пояснил сосед – Решил правильно начать жить.
     И смущенно прокашлялся.

     – Как это?.. – Ко мне постепенно вернулся дар речи. – Поделись. Может и я начну правильно жить.

     – Всё просто – Оживился сосед – Ты знаешь, сколько травматизма сейчас происходит на улицах? Сколько лечение стоит если руку сломаешь, или ногу? Операция в больнице, имплантанты всякие? Затем восстановление, процедуры… Так вот… Чтобы не упасть на улице, не сломать ногу или руку – нужно выходя из квартиры – на пороге прочитать молитву святой Евдотье.
     Чтобы не попасть под машину – попросить ангела сопровождать тебя на пешеходном переходе.
     Чтобы не подвернуть ногу – перекреститься три раза у двери, повернувшись к ней лицом.

     – Вот это да! – Выдавил я изумленно.
     – А ты как думал? – Торжествующе воскликнул сосед. В глазах его светило превосходство, уверенность. И еще что-то…

     – Погоди! – Воскликнул я – Сейчас вынесу тетрадь и ручку… запишу чтобы не забыть!

     – Не спеши… В другой раз – Обернулся тот улыбаясь – Прости, нету времени…

     Как вдруг нога его заскользила и он с грохотом полетел по лестнице вниз.
     – А-А-А!!! – Раздался его крик.
     В темном лестничном проеме стало что-то подпрыгивать по ступенькам. С визгами и ойками.
     Затем глухой удар чего-то тяжелого об цементный пол. И отчаянный вопль: – Вот блять! Нах..й! Сука!
     – Это ты с Евдотьей разговариваешь? – Учтиво спросил я глядя вниз, в темноту.

     – Пошёл нах… – Раздалось в ответ.

     – Ну вот – Подумал я с удовлетворением – Теперь сосед стал похож на себя.
     – Обожди – Кричу ему – Сейчас бутылку принесу… Обмоем что жив остался…
     Минутное молчание.
     А затем…
     – Неси дружище! – Доносится в ответ.

     И я повернувшись, пошел домой…

Ночной кошмар

     Звонок в двери. Длинный, тревожный. Зина посмотрела на часы – пол двенадцатого ночи.
     – Кто там?
     А дальше началось нечто, похожее на жуткий сон.
     – Вы знаете, Ваш отец в больнице!
     Соседский парень, кажется его звали Степан. Волнуясь и сбивчиво он рассказал что его друг работает в больнице скорой помощи, что к ним привезли тело подобранное на улице. По документам выяснили что это – его сосед. Вот он и позвонил…
     – Ваша мама дома?
     – Нет… – Зина вдруг почувствовала что земля уходит из под ног.
     Отец… он был не только кормильцем в семье, он был для нее еще и наставником, опорой, другом.
     Степан пытался успокоить ее но Зину было не обмануть. И он всё-таки рассказал что его сбила машина.
     Зина бросилась одеваться – я поеду к нему!
     – Нет. – Закрутил головой он в ответ – Отец сейчас в реанимации.

     Она молча села на стул, чувствуя слабость в ногах, затем закрыла лицо ладонями. – Что делать? Что делать? – Послышалось сквозь рыдания.
     – Обожди – Проговорил Степан – Я постараюсь узнать больше.

     И выйдя за двери начал звонить куда-то по телефону.

     Через 10 минут он зашел снова в комнату.
     – Плохи дела – Тихо сказал – Надо срочно делать операцию. Лучше – сейчас… но можно попробовать обождать до утра, но они говорят – шансы уменьшаться…

     – Сейчас! – Вскочила со стула Зина – Прямо сейчас! Я заплачу если надо!
     И она открыла сумочку.

     На лице Степана появилось что-то на подобии улыбки – Вы, девушка, по видимому не знаете прейскуранты наших больниц.

     Он был прав. Зинка была неопытна в подобных делах. Ей только стукнуло 18 лет. На щеках – ямочки, подчеркивающие что внутри себя она совсем еще не выросла.
     Ей бы радоваться жизни, смеяться, удивляться… а тут такое горе.

     Степан грустно смотрел на нее думая о чём-то своем. Затем обреченно вздохнул и снова взял в руку телефон: – Не плачь… постараюсь помочь чем могу…

     Зинка с надеждой встрепенулась… выдавила – Спасибо!

     Снова, он поговорил с кем-то в коридоре, он вернулся в комнату И лицо его было мрачно.

     – Безобразие! – Злобно сказал он. Затем повернулся к Зинке – Вы знаете, сколько стоит сейчас такая операция? И он назвал сумму.
     У Зинки открылся рот.
     Отец за всю жизнь такие деньги не заработал…
     – Сколько?

     Она всё поняла.
     Он – обречен.
     И заревела… как ребенок.

     – Не надо… не плачь – Степан был явно подавлен, но сдаваться не собирался. Эта девчонка, что стояла рядом – смотрела на него как на последнюю надежду в своей жизни. И этот взгляд – дорого стоил…
     Степан взволнованно заговорил взяв ее за руку – Не отчаивайся, девочка… еще не всё потеряно… я постараюсь… не обещаю конечно но попробую что-то сделать…

     На его лице загорелся румянец. Как будто он помолодел лет на десять. Теперь он стал лихорадочно вспоминать – Кажется, мой дядя недавно продал машину, кажется у него деньги есть еще… у друзей займу… дачу продам… знакомые давно хотели купить.

     Зинка с надеждой, схватила его за руку – Вам правда не жалко?

     – Мне твоего отца жалко – Пояснил он, и отведя глаза в сторону тихо добавил – И тебя тоже…

     Снова взял в руки телефон и снова вышел за дверь, в коридор.

     Было слышно как он кому-то кричит, кого-то просит…

     Вернулся через пол часа. И Зинка тут же бросилась к нему с надеждой – Ну что?

     – Мою квартиру просят дать в залог – Нехотя выдавил он.

     Зинка не мигая смотрела на него.
     – И что?
     – Согласился – Обречено выдавил он.

     – Спасибо Вам – …По лицу Зинки снова потекли слезы. Она не утирала их… просто подошла и уткнулась ему лицом в грудь…
     – Зачем Вы это делаете? – Наконец тихо выдавила из себя.

     – Если бы я и сам знал – Грустно улыбнулся он, и погладил ее по волосам… Только не плачь больше, ладно?..
     Затем он постарался отвлечь ее – У тебя хоть чай есть, соседка? Нам нужно немного обождать… одного звонка…

     Да. У нее был чай. Быстр вскипятила воду.
     Степан рассказал все подробности – через час должны быть перечислены деньги, и если всё будет хорошо то через два часа начнется операция.

     – Если всё будет хорошо? – Переспросила она.

     Они сидели и молча смотрели на его телефон лежащий на столе.

     Чувствуя как секунды – превращаются в минуты, затем в часы…

     Они ждали когда в больницу отвезут деньги.

     И вот наконец долгожданный звонок.

     Степан кинулся к телефону, что-то выслушал и резко повернулся к Зине – Деньги сейчас будут в больнице… говорят что операционная уже готовится…

     Зинка кинулась к Степану и молча обняла его… не находя слов…
     Лишь слезы текли по лицу и падали на пол…
     Он хотел ласково отодвинуть ее но она прижималась к нему всё сильнее…

     Потом, под утро он ушел к себе в квартиру
     А она, застилая постель, с удивлением рассматривала странные пятна на простыне… некоторые – белые, а некоторые – красные…

     Едва поменяла простыню как услышала шум поворачивающего ключа в замке.

     Дверь открылась и Зинка остолбенела.
     На пороге стоял отец.
     Живой и здоровый.
     – Вот… С работы вернулся… – Пробормотал он и пошел в кухню.

     Зинка молча села на диван.
     – Так это был розыгрыш? – Мелькнуло в голове.
     И она вскочила с дивана.
     Теперь это был не тот ребенок, с ямочками на щеках что был вчера…

     Как разъяренная пантера бросилась в квартиру к Степану.
     Звонила к нему в дверь… стучала рукой и ногами…

     Наконец из-за двери донесся из-за двери заспанный голос Степана – Мы перепутали… это был не твой отец… прости…

     – Ах ты сволочь! Сука! Тварь эдакая! – Визжала она трясясь от бешенства – Всё это было… только чтобы выеб..ть меня????

     Но Степан не отвечал больше.

     Она перестала кричать и вернулась домой… закрылась в своей комнате.
     Долго лежала на диване.

     Как же ей хотелось забыть что было с ней этой ночью… как они были на диване… как потолок колыхался… когда он был на ней… вот и сейчас- он как будто еще колышется…

     И он – целует ее в шею… расстегивает лифчик… касается губами ее соском – теплыми. нежными… И мягко что-то стягивает с ее коленок…

     – Только чуть-чуть – Просит он. Тихо, едва слышно… Ладно?
     Она не знает что ответить…
     А он всё целует и целует ее…
     А внизу – что-то легонько касается ее половых губ.
     Девичьих… невинных…

     Он и сам понимает это… что неправильно так делать… что рано к ним еще касаться…

     А он просит почему-то:
     – Я только капельку…

     – Почему же ты просишь?

     Но вместо ответа, он уже смачивает слюной что-то у себя внизу…
     – Зачем?

     Но вместо ответа – он лишь легонько раздвигая их шире…

     Зачем?

     И что-то касается ее внизу… сначала легонько, а затем всё сильнее упираться в нее… настойчивее и требовательнее… уже и боль, где-то внизу, между ногами…
     – Ты же обещал – Напоминает ему.

     Но он как будто не слышит… И давит туда всё настойчивее…

     Ты же обещал мне! – Уже совсем громко говорит она и пытается согнуть ноги чтобы упереться… сопротивляться тому что он проталкивает в нее…
     И он он снова целует ее в лицо… просит… умоляет…
     – Потерпи… только один раз… прошу тебя… я сейчас вытащу его…

     И она расслабляется.
     – Правда? Один раз только?

     Но что это? Он не вынимает его обратно. Он всё дальше и дальше вводит его во внутрь.

     – Да хватит же! Больно! – Чуть не плачет она.
     И вот он наконец – слышит ее.
     Начинает вытаскивать… обратно…
     Она чуть опускает ноги – чтобы легче выходил наружу.

     Но он снова обманывает – и начинает вводить его снова. Только теперь – еще быстрее. И сильнее.

     Уже не надо ему целовать ее в губы. Обещать что только один раз… что чуть коснется только…
     Ведь она – еще совсем невинна… и юна…

     Теперь он водит своим членом туда и обратно. Со всей силой ударяя своими яйцами ей в промежность.
     Прямо между ног.
     Она вжимается ему своими пальцами в плечи… изгибается снова…
     Но удары – еще быстрее… еще сильнее…

     Зинка оборвала свои воспоминания и села на диване.
     – Неужели тут всё так и было?
     Вся эта боль… надежды… слезы… Только ради этого???

     Внимательно посмотрела на свои ноги – стройные, красивые.. Затем приподняла край юбки… показались белые трусики… спустила их книзу – вот и волосы на лобке… заглянула вниз, в ноги – вот и эта дырочка…
     Серо-красная.
     Именно в нее – он долбил всю ночь…

     Затем грустно вздохнула и одела трусики снова. Сказала, глядя куда-то в сторону…
     – Прости, я не хотела чтобы вот так…

     И злобно выругалась:
     – Сволочь… таки обманул…

Микроб

     – Она не даст мне… – Грустно подумал я и посмотрел в зеркало.
     Там отразилась физиономия мерзкого старика лет 60-ти, с шатающимися гнилыми передними зубами и очками одетыми на огромный нос. Линзы с увеличением плюс три придавали его облику вид прыщавой жабы. С выпуклыми бесцветными глазами.
     – Не даст – Хмуро подтвердил мой облик.
     Но что-то в моем организме сопротивлялось, вопило и протестовало – Даст! Даст! Даст!
     – Кто же это у нас тут оптимист? – С удивлением заинтересовался я.
     Присмотревшись к себе внимательней я понял что это был мой х..й.
     Как резвый могучий молодец, он явно рвался в бой.

     – Что? Вправду даст? – Недоверчиво переспросил я и выглянул в окно. Она как раз выходила их подъезда – наверное спешила в институт, на пары.
     Студентка первого курса экономического факультета… стройная блондинка с длинными ногами,

     Я мигом выскочил из квартиры… пошел ей навстречу – но увы… она даже глаза не повела в мою сторону.

     – Обманул ты меня – Укоризненно сказал я опустив глаза книзу, к ширинке.
     Но тот уже трусливо спрятался.

     – Вот же х..й! – В сердцах сказал я ему.
     Но он не обиделся.

     Кажется. он даже гордился этим.

     Впрочем, не ему я хотел посвятить это произведение. друзья мои и читатели.

     А той блондинке… что сняла комнату в соседнем доме… уже второй месяц она сводит меня с ума. В ее глазах- молодость, восторг, женская сила, девичий задор.
     Она напоминает мне дикую прекрасную кошку…
     Я знаю, если такая обнимет тебя ногами, то не отпустит – пока не кончит.
     А если захочет – то схватит твой член и с жадностью засунет себе в рот.
     Но если и этого ей будет мало – то залезет на тебя и будет скакать пока ты не взмолишься – Пусти… сил моих больше нет… пусти… пощади…

     Но лишь веселее – зажгутся ее задорные глаза.

     Лишь румянее – станут щечки.

     Лишь ноги – раздвинутся шире.

     – Терпи казак… – Наклонится она к твоему уху. И засмеется. Затем крутанет тазом так что мой член чуть не сломается пополам. И воскликнет – Хорошо то нам как!..

     Только увы… шансов переспать с ней – у меня не было. Как и член сломать…
     Никаких.
     Ноль.

     Один лишь мой старческий беззубый рот – чего стоит.

     А раз так…

     То лучше сдохну я. И полечу на небо… к Господу.

     Скажу ему честно – Что делать?.. Я не знаю…
     Не хочу я ни в рай и ни в ад.

     – А куда? – Заинтересуется он и пристально посмотрит на меня.

     Вот тогда я честно признаюсь…

     Глаза у Господа широко откроются от удивления… рот приоткроется… он будет долго смотреть на меня не в силах выдавить ни слова.

     Что будет потом?

     А потом, это блондиночка со второго курса, потеряет покой.

     Нет, не из-за зачетов и экзаменов.

     Не из-за пропущенной пары из-за купленного мороженного.

     Не из-за первой любви к студенту Сидорову с третьего курса (тот что бороду отрастил).

     Другая проблема будет ее мучать.
     Что-то чесаться начнет у нее в паху… утром и вечером.
     В обед и полночь.

     И будет она бежать в туалет, или комнату для курения – чтобы почесать там… засунув руку под платье, в трусики.

     Но покоя ей не будет.

     И тогда однажды, она возьмет лупу, снимет свои белоснежные трусики из тонкой материи, начнет рассматривать свои волосинки на лобку.
     Светленькие…
     Те что прямо на половыми губками.
     – Вроде тут всё нормально – Тихо скажут ее красные губки, еще никем не целованные… такие прекрасные даже не накрашенные.
     Стесняясь и краснея, она опустит увеличительную лупу чуть ниже – поднесет прямо к половым губкам. Впервые видя их так близко…
     Но увы… и там ничего не найдет.

     – Но почему же чешется и чешется?.. – Озадаченно откроется ее рот показывая ряд белоснежных ровных зубов.
     И тогда вздохнув, она раздвинет половые губки пальцами.
     Нежные…
     Розоватые…
     Пухлые…

     И вдруг… увеличительное стекло выпадет из ее рук.
     Рот застынет в каком-то немом крике а глаза наполнятся ужасом.
     – Ты кто?????

     – Здравствуй – Скромно скажу я.
     И тогда оба мы будем рассматривать друг на друга.
     Я – старик с ростом в микроб, стоящий на двух ногах, в потрепанном костюме, в очках на прыщавом носе и с гнилыми зубами.
     Из ширинки которого будет выглядывать непропорционально большой х..й.
     И она – цветущая девица еще не познавшая радости любви.
     И секса.

     – Уже 4 раза кончил сегодня – Одобрительно скажу ей и мои бесцветные глаза посмотрят на нее чуть слезясь от старости.
     – Что?????
     – Когда ты кросс бегала на физкультуре… знаешь как твои губки ласкали меня при этом… кончал не переставая…

     – Ах ты тварь! – Заорет она и попытается схватить меня пальцами. Раздавить.
     Но я вертляв. Увернусь.
     Тогда она будет подмывать свои непорочные половые губки… водой с мылом… впервые в жизни… из маминой груши найденной в шкафу… но тоже напрасно.
     Я вцеплюсь пальцами ей в клитер – не отпущу. Не вылезу наружу.

     Она будет даже пинцетом вылавливать меня… при этом ругаясь трехэтажным матом.
     Но всё напрасно…

     – Я еще раз кончил! – Будут доносится мой голос из влагалища.

     А по вечерам…

     – Сегодня я вы..бал тебя восемь раз – Будет бодро рапортовать мой голос. Доносящийся откуда-то снизу.

     – Да пошел ты нах! – Будет отвечать она и тереть своими чудесными стройными ляжками чтобы хоть так – раздавить меня между ног.

     – Не останавливайся – Буду отвечать томным голосом – Уже кончаю снова…

     Пока наконец – она не привыкнет ко мне. И не плюнет на всё это.
     – Хер с тобой… Еби сколько хочешь меня…

     – Вот и ладно – Отвечу я примирительно. – Так бы сразу.

     А то прошла по улице… даже глаза не повернула в мою сторону…
     Вот видишь, как нехорошо получилось…

Я – истопник

     Проходя через раздевалку ресторана я увидел группу мужчин и женщин идущих навстречу. Солидно одетых, пахнущих духами.
     Инстинктивно сделал шаг в сторону – мне ли в моей грязной спецовке стоять на дороге.
     Но меня все-таки заметили.
     Какая-то дамочка медленно обвела меня взглядом с ног до головы и повела носом в сторону.
     Запах машинного масла и подвальной сырости ей явно не понравился.
     – Вы кто? Как тут оказались? – Задумчиво произнесла – Ведь это ресторан высшей категории.

     – Я – истопник.. – Отвечаю.

     И вопрос со мной был исчерпан.
     Я просто перестал существовать для них.
     Прошёл мимо – никем не замечаемый.

     Странная профессия – истопник.

     На картине моей жизни (холст, масло, размер 2 на 2 метра) – можно увидеть много красок.
     С левой части картины – они яркие, веселые. Их оставило мое детство.
     Оно было неплохим.

     Посредине картины – обводы контуров, эскизы.
     Кажется судьбы пыталась рисовать там – что-то большое и великое.
     Но однажды она устала. Села на нее. И что-то раздавила.
     Случайно.
     Оставив жирное грязное пятно своей жопой прямо на картине.
     Что это было?
     Мой первый неудачный брак?
     Или сломанная карьера?

     Я обиделся на нее и стал рисовать дальше самостоятельно.

     Хоть не так умело и замысловато, но жопой – на картину не сяду.

     Я не знаю, какой будет картина после моей смерти.
     Что увидит на ней Господь.
     Он лишь просто посмотрит на картину которую Вы рисовали всю жизнь – своими поступками.
     И даст ей оценку…

     Одного вида на нее – ему будет достаточно чтобы понять что делать с Вашей душой дальше.

     Впрочем, раз Вы читаете меня – значит еще живы.
     А значит – можете рисовать дальше.

     Вот Вы подали подаяние бедному – и на картине появляется новый штрих. Светлый.

     Или Вы женитесь – на картину снова ложатся новые краски.

     А неудача или развод – добавляет к картине темные тона.
     Смешиваясь со светлыми – они оставляют грязные места в правом или левом углу полотна.

     Моя картина жизни – как будто скроена из разных кусочков.
     Со странными пятнами молочного цвета.
     Похожими на те которые я оставлял на простыне – в молодые года юности.

     Иногда я отхожу от картины на пару шагов назад и любуюсь.
     – А что? – Бормочу – Не знаю как Господу, а мне нравится…

     Впрочем, я отвлекся от рассказа.
     Итак, прохожу раздевалку ресторана, затем захожу в жилой дом и спускаюсь в подвал.

     Темный, сырой, грязный.

     Какие-то ржавые трубы на стенах.
     Звук капель воды с них…
     Шорох из под ног…

     Как странно.. но через тонкие стены над головой – совсем другой мир.
     Там ярко горят лампы. Смеются. Шутят. Радуются
     Там течет жизнь.
     Люди рисуют свои картины…

     Только в этом сером подвале где мое рабочее место – одиноко, сыро, страшно, темно.

     Вот кто-то шевелится в углу.
     Какая-то тень подымается… медленно движется по подвалу… как будто плывет.
     То ли борода, то ли шерсть на морде… остановился… смотрит на меня

     – Я истопник – Говорю ему.
     И всё в порядке
     Меня тут же перестают замечать снова.

     Эй ты, мохнатый! – Думаю – Какая твоя картина жизни? Дорого бы я дал чтобы взглянуть на нее!
     Но я молчу.

     Иду дальше по подвалу – двигаюсь по трубам.
     Вдруг слышу – какая-то возня прямо под моими ногами.

     Приглядываюсь – кажется что всё тут шевелится… то ли тараканы какого-то чудовищного размера, то ли мыши…
     Затихли – изучают меня

     – Я истопник – Представляюсь им.
     И тут же жизнь под ногами – продолжается снова.
     Меня просто перестали замечать.

     Истопник – хорошая профессия.

     Думаю об этом и иду дальше.

     Потолок подвала становится ниже, а стены сжимаются.
     Я становлюсь на колени и ползу по трубам куда-то… сквозь паутину… какие-то доски… таинственные шорохи…

     Но ничего не боюсь.
     Я знаю что истопник – здесь свой.
     Он не чужой.

     Вот и она – комната два на два метра.

     Я приползаю сюда иногда… над головой тонкие доски. над ними – жилое помещение. И это – пол.
     И я ложусь… слушаю всё что там происходит.

     Иногда оттуда доносится детский смех.
     Иногда мужской, или женский голоса.
     Порой там о чём-то спорят, что-то обсуждают. Запах кофе… жареного мяса… борща…
     Порой они поют даже.
     Вместе.

     Я чувствую как мне становится теплее, уютнее.
     Там – кипит жизнь
     И я, в полу метре от них – в грязном подвале – жадно вдыхаю ее.
     Набираясь сил.

     Я знаю что ночью – звуки меняются… доносится скрип пружин кровати, мужские стоны, женские ойки…
     Супружеская пара предается телесным утехам.
     Так и должно быть.

     Мне нравиться быть возле них… рядом. быть незаметным и невидимым.

     Я понимаю что чувствует привидение…

     Но что-то не так сегодня…
     Кажется, сегодня я не один в этой подвальной комнате.
     Мохнатая фигура что выползла с темноты… она пришла за мной сюда… в эту комнатку.
     Садится рядом… и мы смотрим в потолок вместе.
     Слушаем.

     Затем кто-то еще приползает – на длинных мохнатых лапах движется по трубах.
     Прямо к нам.

     И наконец – из грязной стены появляется какой-то низкий карлик.

     Все они смотрят на меня. Чего то ждут.

     – Я истопник – Тихо говорю им.

     И это помогает снова. На меня больше никто не смотрит.

     Мы садимся рядом – слушаем жизнь сверху.

     Кажется. Сегодня там лежат на диване.
     Слышится скрип пружин.
     Тихие голоса.

     Затем голоса замолкаю, а скрип усиливается… он становится ритмичным… легкие удары ножек дивана об пол.

     Мужчина дышит всё тяжелее…

     Удары становятся сильными.

     – Почему она сегодня не слышна? – С разочарование спрашиваю сам себя.

     Удары останавливается.
     Тяжелое дыхание превращается в хрип…
     Кажется, он кончает.

     Хрип долгий…
     Я шевелю рукой и она утыкается в карлика что рядом.

     Он не замечает…
     Мы, обитали подвала… сидим… каждый думая о своем. Поворачиваю голову вправо.

     Чудовище на тонких мохнатых лапках опустило голову книзу.

     Тот что пошел за мой по трубам – жадно смотрит в потолок не отрываясь… как будто желая чтобы это никогда не кончалось…

     Лишь тот кто вышел прямо из стены – почему-то поднял руки кверху… и крутит ими в разные стороны.
     Как будто совершая какой-то магический обряд.

     Уж не поэтому, у этой супружеской пары больше нету детей?
     Не из-за тебя ли, приятель?

     За что ты мстишь им?
     Или завидуешь пррсто?

     И я вдруг понимаю – твоя картина – пуста. Лишь покрыта потоками слез и пустоты.
     Одиночества и печали.
     Наверное поэтому и мстишь – тому миру что наверху. Над нами.
     Никому не нужный.
     То ли живой… то ли мертвый…

     Мне вдруг жалко его.

     – А знаете что! – Подаю голос. Все оборачиваются на меня. И я признаюсь – Я не только истопник но иногда становлюсь обычным человеком.

     В их глазах – недоверие.
     Несчастные физиономии выброшенные судьбой в мусорник.

     – Пошли со мной – Зову их идти за собой. – Я покажу Вам как этот мир выглядит в реале!

     И они ползут за мной.

     Наконец выходим из подвала.
     Яркий свет в глаза – жмуримся.

     Свежий воздух – разрывает легкие.
     Тут всё другое – чистое и светлое.

     – Пошли – Зову их снова и они идут за мной по коридору.
     Туда где зал ресторана.

     Я не оглядываюсь назад – лишь чувствую их взволнованное дыхание.

     Вот и большой зал ресторана – всё также же нарядные мужчина в костюмах, женщины – в украшениях, волшебный запах духов очаровывает.

     Веду их прямо через зал – к столу с яствами.
     Кажется, сегодня тут фуршет какой-то большой фирмы…

     Раздается визг… затем крики ужаса… кто-то бежит прочь сбивая с ног других… вопли – Помогите!
     Какая-то женщина валится в обморок.

     А мужчина в галстуке – забивается под стол – оттуда крестится… призывает Господа помочь ему выжить…

     – Пошел нах! – Отвечаю ему вместо Господа. И беру тарелку с креветками – даю карлику. Который выходи из стены.
     Только теперь замечаю на на голове у него – большие мохнатые уши.
     И какие-то прыщи между ними.
     То ли рожки…

     – Это мои друзья! – Громко кричу обращаясь к залу. Но там по прежнему все разбегаются с воплями.
     Я протягиваю мохнатому банку с маслинами – отмечаю что он больше похож на человека.

     В зале ресторана осталось мало посетителей – почему-то они ползают по полу и рыдают умоляя оставить их в покое.

     И я увожу своих новых друзей на балкон – Сморите говорю показывая на звезды – Красиво, правда?

     У рогатого маслины вываливаются из рота от изумления.
     А мохнатый плачет почему-то… и гладит меня по плечу.

     Наверное спасибо сказать хочет.
     Но не получается…

     Рогатый поворачивается ко мне… что-то ждет наверное.
     – Ты того… – Мямлю я нерешительно – Не колдуй той паре больше… пусть у них еще будут дети… ладно?

     Вместо ответа тот задирает морду к небу – и мычит.

     Наверное согласен.

     Свист внизу. Под балконом собирается охрана ресторана.

     – Это конец – Шепчу приятелям. И веду их обратно.

     Они реально ошарашены.

     Я не знаю, добавил ли я красок в их картины жизни, но что-то исправил там.
     Может – да
     А может нет.

     Этого я не узнал никогда…

     Меня просто уволили на следующий день.

Забегаловка и пирожное

     Солнце светило прямо на обеденный стол, где на моей тарелке лежало огромное бисквитное пирожное. Политое шоколадной глазурью. А рядом – стакан с кофе со сливками.

     – Что еще нужно для счастья? – Думал я ласково глядя на них и затягиваясь сигаретой.

     Пирожное с кофе – нужно кушать медленно, наслаждаясь каждым глотком, каждой крошкой.
     Когда-то – так одна моя знакомая наслаждалась сексом.
     Происходило это так:
     Я долго и мучительно работал над ее телом – дожидаясь когда оно войдет в экстаз и кончит. Потея от усердия и старательно крутя ее на х..ю как вертеп не покладая рук. Наконец когда дело было сделано – она орала от удовольствия, я и сам начинал усиленно двигать свои тазом чтобы кончить тоже… Но не тут то было!
     Хитрая бабёнка имела совсем другие планы.
     Когда до экстаза мне оставался один миг – она чуяла это и резко сбрасывала меня заявляя что ей нужно срочно покурить. Или посцать.
     – Что еще за ху..ня? – Обиженно вопил я чувствуя как будто у меня отнимают мое любимое бисквитное пирожное.
     А хитрая бабенка – ухмыляясь смотрела на меня не спеша затягивалась сигареткой.

     В итоге мне приходилось начинать заново любовные игры с нею. Кончалось всё тем что она еще раз кончала.
     И только тогда я получал возможность кончить тоже.
     Эта несправедливость угнетала меня.
     Подавляла и унижала.
     – Как же несправедливо устроен этот мир. – Каждый раз думал я. Имея в виду совсем не пролетариат.
     А два раза – против одного…

     Впрочем, о чем это я писал рассказ?

     Ах да. О пирожном.

     Итак, я сидел в местом кафе "забегаловка".
     Но на столе у меня стояла не бутылка водки "Столичная", и не кислая капуста.
     Даже не огурец.
     Там лежали… бисквитные пирожные.
     Обильно политые шоколадной глазурью.

     Небритые мужики за соседними столиками – с подозрением смотрели на меня мутными глазами. А их бабы – показывали голые коленки под платьем. Проверяя мою реакцию.
     Но я плевать хотел на них!
     Другое меня волновало…
     Пирожное было не только шоколадным, но и с кремовой начинкой.
     Розового цвета.
     И вот наконец…
     Не скрывая небесного блаженства я стал медленно посылать кусок за куском в свой рот как вдруг заметил что какой-то нищий жадно смотрит на меня из окна со стороны улицы.
     Широко раскрытыми немигающими глазами.
     – Пирожное хочет – Догадался я.
     Честно скажу что эта мысль не обрадовала меня.
     Даже наоборот…
     Но я все-таки посмотрел на тарелку – там оставалось только одно пирожное.

     Признаться, я никогда не отличался щедростью к нищим. Наоборот, полагал что все они – лодыри, попрошайки и отпетые мошенники всех мастей и калибров.
     Я и сам был бы не прочь получить бесплатное подаяние на халяву.
     Только мне его – не дадут… не похож я на нищего. Упитанный живот мешает.

     Блять.

     А та – хитрожопая бабенка, с моей молодости – однажды я не выдержал и выгнал ее из квартиры.
     – Хочу кончать одновременно… как все нормальные люди – Орал ей вслед – Без твоих еб..ных перекуров.
     Она медленно уходила в темноту улицы иногда оглядываясь на меня через плечо.

     – Что еще? – Удивился я. И кинул вслед чемодан с ее вещами (сигареты, полотенце, тапочки, халат, зубная щетка). – Вроде все. Или что забыл?

     Но она чемодан – не взяла…

     До сих пор эта бабенка мне сниться мне в страшных снах.

     Какая хреновая история. Даже на рассказ не тянет.

     Так вот, сижу я в кофе "Забегаловка" – отправляю последнее пирожное в свой рот.

     Вот в этот момент, меня что-то укололо в боку.

     – Чувство совести проснулось – Встрепенулся я.
     И тревога охватила мое сердце.
     Это припадки начали случаться у меня еще в детстве, когда в трамвае где я сидел на стуле – какая-то бабулька становилась рядом и начинала тяжело вздыхать намекая на больные ноги.
     С какой же быстротой я тогда засыпал на стуле… до сих пор уверен что это лучшее средство от бессонницы.

     Вот и сегодня – опять в боку что-то укололо.
     – Наверное, мне нужно мне было подать нищему – Догадался. – Что же ты так поздно уколола?
     Тарелка почти пуста… лишь остатки пирожного.
     Впрочем…
     – Ничего – Думаю – Крем то ведь остался. Тот самый что розового цвета. Отдам его ребятишкам которые возле кафе крутятся. Пусть полакомятся малыши…

     Добрая улыбка осветила мое лицо. Но тут я еще раз внимательно посмотрел на крем.
     И это была моя ошибка.
     В общем, я съел его тоже.

     В боку снова что-то начало колоть. Настойчиво и сердито.

     Кажется, в последний раз у меня так кололо когда я аванс спрятал от жены и детей.

     Солнце за окном уже не светило так ярко. Небо заволакивали тучи.
     – Не из-за меня ли? – С тревогой задумался я. – Не гневлю ли Господа? Ведь надо быть другим – добрым, чутким. Помогать другим, кто с тобою рядом…

     Только что еще осталось у меня в тарелке?
     Как вдруг!.. Я с радостью я заметил что на ней оставались еще крошки.
     Темно-шоколадного цвета.

     – Отдам птичкам – Бодро решил я. – Вот и сделаю доброе дело!
     И тут же луч солнца выглянул из-за туч снова.

     Только вот в чашке у меня – оставалось еще два глотка кофе (со сливками).
     А без крошек – вкус был бы уже не тот…

     В общем, птички тоже остались без ничего.

     Выходил я из кафе – хмурым и сердитым. Не глядя никуда по сторонам.

     Мужики с мутными глазами долго провожали меня взглядом.

     А я шел опустив голову… всё по той же улице где одиноко сидел нищий с шапкой рядом для подаяния.
     Где всё так же ребятишки смотрели в окна кафе с надеждой что кто-то выйдет и даст им что-то вкусненькое.
     Где птички – прыгали на тротуаре и заглядывали в глаза прохожим.

     Заметив меня, все затихли… уставилпись на меня.

     Мои шаги эхом зазвучали на каменной мостовой.

     – Нвх..й! Пошли все нах..й! – Хмуро пробормотал я под нос. И продолжил идти не глядя ни на кого.

     Постарался забыть о них.

     И голые коленки баб в кафе – почему-то всплыли у меня в голове.
     Но возвращаться из-за них в кафе обратно – было не резон…

     И еще… та тёлка… со времен моей молодости…
     Только вот.. она… не вернется уже.
     Никогда.
     Блять…
     Должен признаться… что она и есть главное – в моем рассказе

Некрасивая девчонка

     В семнадцать лет я перестал думать о жизни на других планетах, о путешествиях и научных открытиях.
     Да и о том как сделать этот мир счастливым.
     По ночам мне стали сниться смазливые девки, блондинки и брюнетки. Показывая что у них в лифчиках, зазывно улыбаясь и подмигивая.
     К счастью, подобная участь постигла не только меня. И вскоре мы с приятелями решили действовать вместе.
     Для начала – стали ходить на каток.
     Там всегда можно было познакомиться с девчонками.
     Только кататься на коньках – я не умел. С проклятиями и криками падал на лед, пытался подняться и снова падал. Ползал, вставал на четвереньки…
     Все кто был рядом – пытались помочь мне… поддерживали под руки.
     Но лишь только отпускали – я валился как мешок с говном снова.
     В конце концов, все кто был на катке – махнули на меня рукой.
     Включая противоположный пол.
     Они катались объезжая меня по кругу.
     А я лишь ползал по льду размазывая грязь руками и ногами..
     Так и прошел этот вечер.

     Лишь в раздевалке я выяснил что один из приятелей все-таки снял девчонку. И что у нее есть подруги.
     Короче.
     Нам повезло.

     Через день мы всей компанией договорились пойти кататься на "Чертово колесо".
     В тот день я подстригся нагло чтобы меня не узнали как того что был на катке.
     И старательно изображал крутого парня.
     Даже нарисовал синяк под глазом. Для солидности.

     Это была ошибка. Через час – синяк почему-то исчез и девчонки стали смотреть на меня как-то особенно.

     Но к концу вечера, мы все-таки разбились по парам.

     Стоит ли говорить что мне досталась самая некрасивая.
     Худая, длинная, с огромными щеками которые почему-то всё время краснели. И не способная связать два слова.

     Друзья о чём-то весело болтали, их подруги хохотали.

     Наконец я тоже вспомнил пару анекдотов.

     И она стала смеяться тоже.

     Только теперь я вдруг заметил что фигурка у нее вроде ничего..
     И смех приятный.
     Да и не глупа тоже…
     Только – дурнушка к сожалению…
     Стоит ли относится к ней – по серьезном?

     Впереди шел мой приятель – Роман. У него девчонка – блондинка с курносым носиком. С такой целоваться – одно удовольствие наверное.

     Затем шел Вова. У него тоже девчонка – просто на зависть. Сама клеится…

     Лишь та что со мной рядом – на пол шага в стороне.
     Смотрит на меня и краснеет…
     Как будто боится…

     Да плевать!

     И я вдруг перестал изображать кого-то…
     Стал рассказывать о книгах.. о том что хочу сделать мир лучше. Да и том что нарисовал себе синяк под глазом… для солидности.

     Она смеялась всё больше.
     И я тоже.
     Пол шага между нами исчезло.

     Наконец, мы стали прощаться.

     Девчонки жили в соседних домах и я пошел к ее двери.

     Долго стоял в нерешительности – целовать иди нет.
     И наконец…
     Первый поцелуй…

     Я покраснел, закрыл глаза и ткнулся ей в лицо губами.
     Куда попал – не знаю.
     Но это было явно не губы.

     Мы стоили не зная что делать дальше.

     Она больше не разговаривала. Не смеялась. Лишь щеки ее покраснели еще больше.
     Наконец ми просто обменялись телефонами.
     Пообещав что снова встретимся. Пойдем на "Колесо".

     В довершении всего я признался:
     – Знаешь… это я был тогда на катке.

     Чувствуя себя полным идиотом что делаю это.

     – Знаю – Вдруг ответила она.
     И пол шага между нами исчезло снова.

     Как будто скинув тяжесть с плеч – я помчался домой.
     Думая что мое первое свидание – было не совсем плохим.
     Даже поцелуй был.
     Настоящий.

     С того дня я под другому стал смотреть на девушек.
     В институте где я учился – их было много.
     Блондинок и брюнеток, худых и полных. Умных и глупых.

     Потом была сессия.
     Каникулы.
     И поездка в горы – на целый месяц.

     Лишь весной, когда я снова одел легкую одежду – я нашел в кармане телефон.
     И вспомнил про нее – девчонку с большими красными щеками.

     Про пол шага между нами.

     И первый поцелуй. Смешной до идиотизма.

     Набрал ее номер – зачем и сам не знаю.
     Кажется просто хотел проверить или она узнает кто ей звонит.

     Говорю – Алло!
     Как вдруг слышу в ответ – Здравствуй.. – И она называет мое имя.

     – Как??? – Изумился я. – Ты смогла узнать меня по голосу??

     – А почему бы и нет? – Теперь удивление в ее голосе тоже.

     Прячу свое растерянность и продолжаю обычным голосом.
     Пару дежурных фраз – Как дела?
     Затем немного рассказал о поездке в горы.

     Наконец говорю – Пока!

     – Пока! – Отвечает.

     Забавно… – Думал я уходя от телефонной трубки. – Забавно…

     Но думать слишком долго – время не было.
     Опять – сессии… зачеты… экзамены…
     Пять лет в институте промчались стремительно и весело. А потом наступил конец моему счастью.
     Пустота.
     Вместо дискотек и вечеринок – рабочие планерки на заводе.
     Вместо приятелей и поездок в горы – выполнение плана по выпуску продукции.
     А еще – пьянки в коллективе по поводу получки.

     Красивые девчонки тоже куда-то исчезли.

     Постепенно я впал в депрессию, отчаяние.

     Однажды стал собирать книги чтобы отнести на базар как вдруг откуда-то выпал телефон.

     Вспомнил – это той девчонки с огромными щеками.
     Уже почти полузабытую.

     Почему она мне до сих пор запомнилась?
     Сам не понимаю…
     И ноги несут меня ноги к телефонной будке.

     – Зачем опять набираю ее телефонный номер?
     От одиночества?
     От скуки?
     Что ожидаю услышать: – Кто Вы такой?.. Какое еще первое свидание 6 лет назад?.. Вы что, идиот?

     Наконец в трубке послышался щелчок и какой-то голос говорит – Алло!

     – Алло! – Отвечаю.

     – Это ты… – И она вдруг называет мое имя…

     У меня язык проваливается куда-то внутрь..
     С другом заставляю себя что-то говорить… мол, случайно нашел ее телефон… решил позвонить…

     – Ну и хорошо – Радуется голос с другого конца трубки.

     Мне почему-то не по себе…
     Как можно было узнать голос – который слышала 6 лет назад?
     Не понимаю..
     Говорю что спешу и обещаю перезвонить позже..

     Кладу трубку и в каком-то шоке возвращаюсь домой.

     Может мне показалось? Она назвала не мое имя?
     И успокаиваю себя – Наверняка послышалось!

     И время побежало снова.
     Постепенно я привык к новой жизни, к работе на заводе. Планам и планеркам. Нашел там новых друзей. Привык с ними отмечать праздники и получки.

     Наконец, меня полюбили. Полюбил и я.
     Жена, дети…
     Годы мчались как кони на скачке.

     Только однажды…

     Выйдя на пенсию я в жаркий летний день решил перебрать свои старые дневники на балконе… как вдруг в одном из них, среди пожелтевших страниц наткнулся на номер телефона.
     Попытался вспомнить – чей это?.
     И в памяти вдруг всплыла она – та девочка с огромными щеками.

     Шалость – всегда была моем характере.
     Может – позвонить?
     Для хохмы…

     Набираю ее номер… говорю – Алло!

     – Привет… – И она вдруг называет мое имя…
     У меня трубка вываливается из рук.
     – Черт! – Шепчу – Да что же это?

     Со стеклянными глазами хожу по комнате – у меня такое чувство что чего-то – я в этом мире не понимаю.
     И не понимал никогда…

     Та девчонка… некрасивая и длинная… с огромными щеками… что краснела и робела глядя на меня… ты кто?
     Чего я не понял в тебе – тогда???
     Что за душа прячется в твоем теле?
     И что хочет от меня?????

     Целый год я мучился… подходил к телефону снова и снова. Но боялся набрать номер снова.

     Наконец, она начала мне сниться по ночам.
     Что как будто звала – позвонить еще раз.

     И вот я решился… ровно через год, я набираю ее телефонный номер.
     Твердо решил всё выяснить… узнать… спросить…
     Но слышу – в трубке звучит совсем другой голос. Слова не доходят до меня… наконец понимаю – умерла она. 8 месяцев назад..

     У меня вдруг появляется такое чувство что внутри что-то обрывается… что нечто очень важное – я никогда так и не узнаю. И эта тайна будет мучить меня всю жизнь.

     Снова звоню и узнаю адрес где находится ее могила.

     В ближайший воскресный день покупаю цветы, иду к ней… вот и ее надгробная плита. Серого цвета. И фотография на ней.
     Я сразу узнал – худое лицо… большие щеки…

     Гляжу… и мороз по спине. Она как будто смотрит прямо на меня. И чего-то ждет… опять.

     Как ждала все эти годы.
     Когда я звонил.
     Или не звонил…

     – Что? – Спрашиваю ее тихо.
     Лишь ветер колышет ветки деревьев.
     Лишь птицы поют вдалеке.
     Лишь колокол церкви звучит вдалеке.

     И вдруг вспоминаю…

     – Боже мой… девочка… я же обещал встретиться с тобой снова… после первого поцелуя.
     Ты ждала…
     А я обманул.

     Душа человеческая… что же ты за хрень такая? Думаешь что понимаешь ее – а там лишь туман.

     Думаешь что смеется – а внутри лишь плач и слезы. Веришь что счастлива – а там лишь одиночество и пустота.
     Думаешь что холодна – а в ней всё бурлит.
     От крика от боли.
     И тогда она придумывает себе сказки… спасаясь от отчаяния.

     А потом еще – появляюсь я… со своим первым поцелуем… для тренировки…

     Черт!

     Что же придумала ты себе тогда?
     Та некрасивая девчонка… с большими щеками.

     Чувствую – острая боль в сердце.

     Только теперь я всё понимаю. До конца.

     – Прости меня девочка… ради бога прости…

     Но лишь могильная плита – в ответ смотрит на меня печально.
     Лишь фотография – глядит куда-то в пустоту.
     Лишь чьи-то надежды, мечты – лежат под ногами.

     По которым – и я тоже прошелся когда-то..

     Что я могу теперь?
     Ничего.
     Лишь тихо молится – за чью-то несчастную, одинокую душу.

     Сижу, смотрю на ее могилу.
     Из глаз текут слезы – падают прямо в траву.
     Да еще… пустота в душе.

Правило выживания

     В 4 часа утра я возвращался с работы, шарахаясь от каждого шороха, от каждой тени на улице.
     Тусклый свет фонарей наводил на меня тоску а в подворотнях мерещились какие-то зловещие фигуры.
     Стоит ли говорить что я вжал голову в плечи и ускорил шаг.
     Но не помогло.
     Через пять минут услышал что кто-то бежит за мной вслед.
     – Будут бить! – Догадался я и шмыгнул в какой-то проем между домами, пригнулся.
     По спине пробежал неприятный холодок. Только пару дней назад я вставил новый передний зуб в рот.
     Металлокерамический.
     И он дорого мне обошелся.

     Вот и появилась тень… быстрые шаги отдавались эхом на пустынной улице… с каждой секундой фигура становилась всё громаднее,
     Затем она промчалась совсем рядом от меня… стала удалятся.
     Я лишь заметил что человек был в трусах и майке.
     Может спортсмен какой-то? А может его уже раздели на улице и выбили передние зубы.
     Не повезло бедняге…
     Я потрогал свой зуб радуясь что он на месте.
     Может я и трус. Но что делать если я – математик а не каратист?
     – Эх! Был бы у меня пистолет в кармане.. – Задумался я – Не сидел бы тут как кролик.
     Но оружие у нас запрещено…

     И решив больше не испытывать судьбу я пошел по центральной улице. Тут всегда много прохожих. Хорошее освещение. И работают дворники – подметают своими широкими метлами.
     Тут – безопаснее.
     Стараясь забыть что недавно я прятался между домами – я широко расправил плечи и принял горделивую осанку. Мой шаг стал твердым и уверенным как вдруг…
     Мой взгляд уткнулся в чьи-то ботинки на тротуаре.
     По видимому – ноги человека…
     Не веря своим глазам я достал очки и принялся рассматривать лежащего.

     Сомнений не оставалось.
     На тротуаре лежал человек.
     В голове мелькнуло – Пьяный? Или может ему стало плохо?

     – Отойди! – Раздался чей-то грозный оклик над головой.
     И очки чуть не слетели с моего носа.
     Только теперь я заметил что не один – вокруг меня еще несколько фигур… – в милицейской форме.

     Отскочив в сторону я чуть не наступил на тело лежащего человека, наклонился и… вдруг заметил что из его груди торчит какой-то штырь…

     Ноги у меня стали ватными а руки задрожали…

     – Тут не только зубы можно потерять – Пробормотал я заклинаясь когда либо снова так рано возвращаться с работы.

     Лежащий вдруг захрипел и дернул ногой…

     – Отходит… – Задумчиво сказал один из милиционеров – Уже и скорая не поможет наверное

     – А может попробовать искусственное дыхание?

     На меня перестали обращать внимание и я снова натянул очки на нос – стал рассматривать лицо умирающего.
     Мужчина, на вид – лет 40, загорелый, мужественные черты лица.

     – Что делал он ночью на улице? Что случилось с ним? Почему теперь лежит и дергается на холодной мостовой?

     Судя по галстуку и белой рубашке на которой расплывалось кровавое пятно – он был не бомж, а вполне приличный гражданин. В планы которого наверняка никак не входило умирать этой ночью.

     Но теперь он тут… лежит и умирает…
     В чем была его ошибка?

     Может, он увидел что кто-то девушку обижает?.. Или банкомат вскрывает?.. А может хулиганил какой-то придурок? Лез в драку, задирал прохожих… кричал, матерился во весь голос?..
     Вот и решил он навести порядок – как добропорядочный гражданин.
     Я его понимаю.
     В хороших фильмах, – герои всегда так поступают…
     Так нас учили – с самого детства, еще в школе…

     Лежащий снова захрипел, его глаза чуть приоткрылись и уставились прямо на меня. Как будто пытаясь что-то сказать мне…

     – Что ты хотел сказать своим поступком? Или хотел исправить этот мир? Сделать лучше, красивее? С болью в сердце наблюдая сколько вокруг несправедливости.
     А ты – сильный и решительный…
     И вот не выдержал.
     Однажды.
     Схватил подонка за шиворот – Что же ты делаешь каналья?
     Зачем девушку обижаешь?
     Или может не девушку… а банкоматы грабил?
     Или машины царапал гвоздем – от пьяной дурной удали?

     Да какая разница… только ты думал в тот момент что мир – не может быть хорошим, если мы сами не будем стараться.
     Вдруг вспомнил как ему говорили – Не проходи мимо!
     Не будь равнодушным!

     И он не прошел.
     Как богатырь схватил подонка своей сильной накаченной рукой. Накаченные бицепсы не подвели..
     – Хватит! Хватит я сказал хулиганить!

     Да только тот что едва достает ему до плеч – полупьяным голосом материться в ответ, затем вдруг вынимает гвоздь и втыкает ему в грудь.
     – Да отцепись! Разве не видишь что перепил я… в ресторане…

     Какой-то старый ржавый гвоздь…
     Как оказался он в руке?

     Богатырь вдруг разжал руку и с удивлением уставился на свою грудь откуда торчал гвоздь.
     На красное пятно что расплывалось по рубашке…

     Этого – в фильмах не было.

     Подонок тоже смотрит. Вжимает голову в плечи – ждет что богатырь будет его бить сейчас… наказывать… за то что он хулиганил… матерился и ругался…
     На то он и богатырь – сильный и справедливый.

     Но тот ржавый гвоздь что выглядывает из груди – что-то делает с ним…
     Мужчина стал медленно валится а спину.

     – Ты чего это, мужик? – Не верит своим глазам подонок… такой мелкий и щуплый – смог завалить такого огромного мужика.
     Гвоздем.
     Кому скажи – не поверит.

     – Хрррр! – Вместо ответа хрипит тот… валится прямо на мостовую… закатывает глаза.

     – СлышЬ, мужик… – Растерялся подонок. – Я просто хотел чтобы ты отцепился… прости…

     Случайно проезжающая мимо полицейская машина остановилась рядом.
     Щуплый совсем не отпирался.

     Ошарашенный, он и сам не мог понять до конца произошедшее.

     Как же всё просто… человека – родили, воспитывали много лет, водили в школу, в спортивные секции, учили писать, читать, и наконец сделали из него хорошего человека который мечтал сделать в жизни много хорошего… теперь лежит на асфальте – такой жалкий и беспомощный.
     Что стоит наша жизнь?
     Весь этот труд?

     Щуплого повели к машине а он всё повторяет – Сам не понимаю… я же просто оттолкнул его хотел… ну да, гвоздем… но ведь не ударил… просто толкнул…

     Хрип на мостовой становится всё тише.. всё реже… видно что лежащий отчаянно борется… но теперь не за то чтобы сделать мир лучше, а за то чтобы еще раз вдохнуть воздух…
     Это и есть – настоящая правда жизни.
     А не та что в фильмах…

     Слишком поздно он понял это – читаю в его полузакрытых глазах направленных ко мне…

     Ржавый гвоздь что торчит из груди – будь ты проклят!

     Но меня никто не слышат.

     Хрип прекращается. Мужчина еще раз дергается и затихает.

     – Скорая помощь теперь не понадобиться – Тихо говорит полицейский.

     Мне надо идти дальше, а я всё стою и смотрю на окоченевшее тело. Которое завтра похоронят. В сырой могиле. На глубине 2 метра.
     Гвоздь победил.
     И этот мир не станет лучше..

     – Да ну его на хер… – Бормочу я – Этот мир с его понятиями…
     Особенно, если в кармане у тебя нет пистолета…
     Для элементарной самозащиты.
     От всяких подонков.
     Как я могу быть смелым?
     Я же математику учил всю жизнь.
     И всё что остается мне – идти по ночной улице опасливо оглядываясь по сторонам.
     Я сам себе противен. И омерзителен.
     Но что поделать? Такие правила…

     Поменяются они – поменяюсь и я.

     И однажды, – не он, а я подойду к подонку.

     – Чего же ты сволочь у девушки телефон отобрал? – Спрошу его строго. Но за шиворот – подонка брать не буду. И близко подходить тоже. – Верни ей, извинись…

     – Да пошел ты на… – Ответит он и сделает ко мне шаг навстречу. Замахнется кулаком с зажатым гвоздем между пальцев.

     – Бах! – Раздаться тихий звук и из моего кармана. И оттуда потянется дымок.

     – Это "Макаров" – Похвастаюсь я. Затем вытащу пистолет из кармана. – За штуку баксов купил, смотри, как новый…

     Но не его будет рассматривать подонок а дырку в своей рубашке. Как откуда расплывается красное пятно.
     Гвоздь со стуком выпадет из его руки.
     – Что же ты наделал, сука? – Прошипит он сквозь зубы.

     – А… – Догадался я – Ты говоришь про разрешение на ношение оружие? – И на моих губах расплывется широкая улыбка – Так законы у нас в стране поменяли. Теперь можно носить оружие…

     Глаза у подонка широко раскроются от удивления…

     – Ы.ы.ы.ы! – Вырвется у него из рота кровавая слюна и он начнет валиться на спину.

     – Это тебе не гвозди втыкать в прохожих… – Скажу я ему назидательно – Это калибр 9 миллиметров!

     Но лишь глаза смотрят на меня с бессильной ненавистью, лишь вместо слов – лишь хрип и пена изо рта.

     – Ведь как твой ржавый гвоздь работал… – Продолжу я – Ты втыкал его человеку в грудь и тот входил как в масло. Легко и просто. То ли дело пуля… тупорылая,и быстрая она пробивает живую ткань толкая перед собой всё что встречает – одежду.. кожу… кости… сосуды… так что дойдя до середины тела – огромный кулак получается… во как!
     Я еще раз с любовью посмотрел на Макарова – Представляешь какую дыру он в тебе сделал… сантиметров 5 в диаметре, не меньше…

     От бешенства подонок захрипит еще сильнее пытаясь подняться на ноги, но не сможет… лишь руками будет шарить по мостовой пытаясь найти выпавший гвоздь…

     – Даже не старайся – Зевну я и посмотрю на часы… Знаешь, уж лучше бы ты извинился перед той девчонкой, она ведь чай поди плачет сейчас дома… да и не кидался бы на прохожих с холодным оружием в руках…

     Глаза у подонка стали закатываться куда-то вверх, но он еще смотрел на меня с интересом. И слушал.

     – Понимаешь, законы теперь изменились… и у каждого прохожего – такая штука в кармане оказаться может…
     Я ласково погладил Макаров и спрятал его в карман.

     Затем взял телефон той девчонки что лежал рядом и вызвал ему скорую.

     – Может спасут тебя, приятель… а если нет – значит не судьба…

     И положив телефон рядом с ним опять – продолжил свой путь по пустынной улице.
     Только теперь – не вжимая голову трусливо в плечи…

Совокупление

     – Привет! – Раздался тихий голос.
     Повернув голову вправо-влево Володя никого не увидел.
     – Это я! – Еще раз раздался голос.
     Володя опустил голову. Голос шел откуда-то снизу. Сомнений не оставалось. Звук доносился из его ширинки.
     – Да это я. – Подтвердил голос.
     – Снова… – С ужасом пробормотал Володя.
     Это началось еще 5 лет назад,
     Когда ему было 14-ть.
     Член начал разговаривать с ним.

     По ночам.он рассказывал ему о своих фантазиях, пытался подружиться.

     Володя не понимал нового приятеля.. Как начитанный мальчик, он мечтал о кругосветных путешествиях, о космических полетах.

     Фантазии же члена – были совершенно противоположные – чтобы девки с его класса – прижали Володя своими сиськами к полу и крутили попами.

     – Не получиться у нас дружба – Сказал ему Володя. И член обидевшись исчез на некоторое время.
     Потом появился снова – но теперь его фантазии были еще более наглыми – раздвинутые женские ноги, открытые груди.
     – Хочешь прижаться к ним губами? – Тихо спрашивал член. И Володя чувствовал как между ногами у него подымается.
     – Хочешь! – Радостно ржал член.

     И тогда Володя пошел к врачу – Не дает мне спать по ночам окаянный… хорошо учиться… а мне ведь в институт поступать скоро…

     Старый усатый врач усмехнулся но дал ему какие-то таблетки.

     Володя принимал их две недели, а потом заметил что стал какой-то заторможенный.
     Чуть под машину не попал.

     Таблетки принимать он перестал, к счастью член по ночам – несколько остепенился.
     Хоть и вставал по ночам но не пытался больше подсунуть Володе какие-то идеи – мол, нефиг учить математику а лучше сходи на танцы!

     И вот опять – он заговорил снова…

     – Это я. – Опять упрямо повторил член. – И никуда я больше от от тебя не денусь!

     Принимать таблетки снова – не хотелось.
     Но и члена угомонить – нужно было непременно. Ведь еще нужно было учиться в институте несколько лет.

     – Что же мне с тобой делать? – Растерянно прошептал Володя.
     – И член радостно встрепенулся: – Договориться!
     Понимаешь, ты уже взрослый мальчик. – Вкрадчиво говорил член. – В этом и вся проблема…
     После короткого разговора, Володя понял – члену надо выпустить сперму.
     – Есть законы природы человеческого тела. И тебе от них не спрятаться…

     После недели колебаний Володя пошел на танцы. Стоял недалеко от двери и разглядывал девчонок весело танцующих с парнями.
     Их было много – на любой вкус. Высокие, низкие, стройные и не очень.

     Володя медленно обводил взглядом каждую из них, а член в штанах делал выводы – Не та… не та…

     – Какой же ты капризный – Злился Володя.
     Но и член был упертый – Я же говорил тебе… мне надо выпустить сперму, но только не в какую нибудь идиотку или проститутку, а чтобы девушка был хорошая, приличная, из интеллигентной семьи.
     Куда попало – я свою сперму не выпущу – Упорствовал капризный член.

     Наконец,взгляд Володи остановился на какой-то девчонке которая также стояла и не танцевала.
     Кажется пришла как и он- в первый раз на танцы. Стояла и робела.
     – А что? – Заинтересовался член – вроде ничего… и фигурка хороша! Подойди ка к ней… поговори…
     – Ты и вправду оставишь меня в покое потом? – Недоверчиво переспросил Володя.
     – Обещаю! – Коротко как отрезал член.

     Девчонка оказалась первокурсницей тоже же института где учился он.
     Пришла с подружкой но потеряла ее.
     Слишком много было людей в зале.

     – Скажи ей что тоже пришел с приятелем но потерял его.. – Посоветовал член.

     Володя так и сделал.
     После этого они почувствовали себя в чем-то похожи.
     Она заулыбалась как будто встретив родственную душу.

     – А она мне нравиться всё больше! – Оживленно подал свой голос член.
     – Да заткнись же ты наконец! – Подумал Володя.

     После танцев он проводил ее домой. Они оживленно болтали находя всё больше общего между собой – об преподавателях, об экзаменах, об литературе.

     – А она оказывается еще и образованная! – Радовался член – Мне такие нравятся!
     И затем вдруг добавил строгим голосом – Помни, куда-нибудь я свою сперму не отдам!

     Но Володя старался больше не слышать его.
     Через две недели был Новый Год и они договорились встречать его в одной компании.
     К счастью у них оказались общие друзья.

     Ночью – член снова не давал спать Володе – Какая же она культурная! Образованная!, Интеллигентная! Уверен что и о своей вагине – заботится тоже. Бережет… Мне нравятся такие…

     – Да заткнись же наконец! – Чуть не плакал Володя стараясь сосредоточить мысли на будущей сессии.

     Девушка, ее звали Лера, вскоре попросила его помочь с геометрией.
     Всю ночь он рисовал ей эскизы. а член сидел тихо не подавая звуков.

     Геометрию – она сдала. Даже на хорошую отметку в зачетке.

     В следующий раз когда они встретились и гуляли по парку – он наклонился и робко поцеловал ее.
     Она не отстранилась…
     Лишь смущенно опустила глаза.

     – Со рта у нее не воняет – Деловито отметил члене. – Это хорошо.

     – Да уймись же ты наконец – Снова цыкнул на него Володя.

     – Что? – Не поняла Лена…
     Володя не заметил как сказал это вслух.

     – Ничего… Послышалось просто…

     Сидя в кино он положил ей руку на колено… как будто случайно.

     Она мягко взяла его ладонь и попыталась отвести в сторону… но не сильно…
     Стоило ему чуть приложить настойчивость – и она перестала отталкивать ее вообще.

     Теперь, он гладил ее колено, а она – смотрела кино теперь – как будто не замечая… только едва дыша. С широко открытыми глазами…

     – Колени у нее гладкие! – Одобрительно заметил член. И похвалили: – Ты на правильном пути! Продолжай дальше приятель…
     Володя сердито посмотрел ан свою ширинку… И он замолк.
     Как вдруг…

     – Но помни! – Сказал строгим голосом – Куда нибудь я свою сперму не доверю оставить!

     Возвращаясь домой, Володя проводил ее почти до самой двери – шутил, смеялся. И она снова растаяла, стала прежний – начала смеяться вместе с ним.
     Признаться, она нравилась ему всё больше и больше.
     И это не потому – что член приказывал так делать.

     Ночью ему снились какие-то странный сон – что она обнимает его, целует, нежно обнимает…
     Только вместо него, в объятиях вдруг оказывается огромный член – с красной, наглой мордой он похотливо дергался от нетерпения…

     Бррр!

     Утром он выпил две чашки крепкого кофе чтобы забыть этот ужас.

     Еще оставалось сдать один экзамен, а Лере – два, и он стал помогать Лере писать конспект по экономике.

     И вот за два дня до Нового Года – сессия была позади.
     Можно было расслабиться.
     Подумать об вечеринке. Решили что каждый принесет что может.

     Мама Леры – испекла пирог с начинкой

     – Какая домашняя девочка! – Злорадствовал член – Мне такие по душе!

     Сам Володя купил две бутылки шампанского и ликер.

     Компания на Новый Год – собралась небольшая..
     Восемь человек..

     Каждый принес не только что-то свое, но и заготовил море шуток, игр, развлечений.

     И было весело.

     Выпили весь ликер и шампанское.
     В 5 часов утра стали расходиться и Володя пригласил ее зайти к себе в гости познакомить с родителями…

     Член в станах радостно потирал руки – Ты же знаешь что их дома нету!
     Их действительно не оказалось.
     И они решили продолжать праздновать Новый Год сами.

     В баре оказался коньяк, ром.
     – Скажи ей что надо всё попробовать… по чуть-чуть… – Приказал член. Он был почему-то взволнованный и явно выпирал из под брюк выдавая свое волнение.
     Но Лера не замечала… или не понимала что это…

     – А теперь рюмку водочки предложи!.. – Приказал член – Затем приглуши свет и включи музыку.
     Он зорко наблюдал за состоянием Леры – Кажется она уже в кондиции…

     Зазвучал медленный танец.
     Володя пригласил ее… ласково прижал к своей груди и они стали двигаться погружаясь в такт музыки.
     Прекрасной и нежной…
     Там звучали слова про вечную любовь… верность…

     – Поцелуй ее в шею – Прошептал член.

     И Володя мягко прикоснулся губами к ее шеи…

     Она не отшатнулась… лишь чуть напряглась…

     – А ведь пожалуй, я соглашусь оставить свою сперму в ней… Начал рассуждать член вслух – Хотя еще надо подумать пожалуй…
     И помолчав вдруг рявкнул – А теперь танцуй с ней двигаясь по направлению к дивану.
     Затем, когда он исполнил это – Предложи ей посидеть немного… отдохнуть…

     Лера села на диван едва дыша.

     – Клади ее на спину – Рявкнул член снова – Скорее!!!
     Теперь гладь ее… целуй туда – куда она позволяла ранее!

     Лера почти не сопротивлялась, только не отвечала на поцелуи взаимностью… как будто боялась…

     – Черт! – Сплюнул член в досаде – Ну ничего… попробуй снова коснуться коленок… как тогда, в кинотеатре…

     И Володя начал гладить ее коленки чуть задрав ей платье.

     – Ласковее! Ласковее! – Командовал член… – Теперь передвигай ладонь кверху… по ляжке…
     Только не спеши идиот!!!

     Ладонь Володи стала медленно передвигаться вверх, а член от нетерпения чуть не выскакивал из ширинки – Дай посмотреть! Выпусти! Дай посмотреть! – Наконец не выдержал он.
     Володя остановился на секунду.

     – Понимаешь – Объяснил член – Мне нравятся стройные белые ляжки, без лишних волос… гладкие, мягкие…
     Володя не ответил, лишь смотрел на свою ширинку.

     – Никогда не выпущу свою сперму в какие-то безобразные, кривые, волосатые ноги – Начал хныкать член.
     И это было в его стиле.

     Расстегнув левой рукой ширинку штанов, Володя выпустил член наружу.
     И тот радостно просунулся своей головкой под ее платье…

     Рука Володи медленно вернулась и медленно поползла вверх, под платье. Гладя и лаская ляжки Леры… вот уже и нижняя кромка ее трусиков. С каемкой из тонкой резины.

     Лера тут же вздрогнула, как будто очнувшись – Что ты делаешь?

     – Мне так приятно это делать… – Прошептал Володя – Я просто поглажу тебя… чуть-чуть…

     И она доверчиво положила голову на подушку снова – Ну, если только погладить…

     – Трусики у нее белоснежные, чистые, аккуратные… – Радостно отозвался член снова – Давай, ласкай их… гладь… передвигайся и ложись ей между ног…

     Володя продолжая целовать ее в шею, медленно привстал и лег ей прямо между ног…

     Глаза у Леры открылись и уставились прямо на него.

     – Тау удобнее. – Пояснил он. И снова стал ласково целовать в шею.

     – Ох! Пожалуй я оставлю в ней свою сперму! – Взволнованно выдохнул член откуда-то из под платья. Он лежал на диване и смотрел вверх – прямо ей между ног.

     – А куда? – Не понял Володя.

     – Оттяни в сторону кромку резинки её трусиков… сделай просвет… – Приказал член.

     Володя как в тумане выполнил это…

     – Теперь проведи указательным пальцем между ее ног – почувствуй горячую влажную точку в просвете трусиков…
     …
     – Да, чувствую – Выдавил Володя.

     – И теперь прикосни меня к ней… только очень осторожно… плавно… нежно… чтобы она не заметила.

     Володя левой рукой приклал головку члена к тому месту в ее промежности..

     – А что? Девушка хорошая, образованная, из интеллигентной семьи – Начал рассуждать член почему-то задумавшись – Прорезь тоже приличная. А не проходной двор какой-то…

     – Толкай меня вперед… – Приказал он понизив голос – Только очень медленно.

     – Ой – Встрепенулась Лера и напряглась всем телом. – Ты что?

     – Еще! – Истошно завопил член – Толкай меня снова! Говори ей что любишь! Что она самая лучшая на свете! Говори! Говори! Говори!..

     Володя зашептал ей это в ухо. Затем стал целовать ей губы… щеки… шею…

     – А теперь вводи меня дальше… плавно только! – Приказал заговорческим голосом член.

     И Володя поддал вперед тазом сильнее.

     – А! – Крикнула Лера – Мне же больно! Что ты делаешь?!

     – Не останавливайся только!!! – Завизжал член – Вперед! Вперед!

     И Володя снова уткнулся тазом в нее чувствуя что член во что-то уперся…
     А затем пробил это продвигаясь вперед.
     Лера заорала во весь голос – Больно… Пусти!!!!

     – Вводи! – Орал член тоже – Вводи в нее!.. Вводи в нее!.. Не останавливайся!

     И Володя продолжил двигать тазом делая волнообразные движения – туда-обратно.
     С каждым толчком чувствуя как член продвигается всё дальше.

     На обращая внимания что Лера визжит и извивается при этом всем телом пытаясь сбросить его с себя..

     – Еще! Еще! – Вопил член тоже – Осталось еще чуть-чуть… чтобы яйца ударили об промежность!

     Володя еще раз надавил тазом…

     Лера взвизгнула и захныкала…

     Вот и все… Член вошел до конца… а яйца ударили об ее промежность…

     – Вот и все! – Как эхо повторил член.

     Володя почувствовал что проваливается куда-то в Леру… перед глазами всё поплыло… и какая-то сладкая пелена накрывает его с головой…

     – Вот так. – Прошептал член. И Володя провалился полностью…

     Лишь голос Леры смешанный со всхлипываниями доносился откуда-то издалека – Идиот… мне же больно…

     Затем он вернулся откуда-то с небес обратно – всё на том же диване.
     Как сквозь сон видел как Лера касается своей рукой своей промежности в трусах и затем подноси руку к свету – смотрит на какую-то белую жидкость что вытекает оттуда не переставая…

     Володя отвернулся.

     – Спасибо! – Прошептал член. – Теперь я спокоен за мою сперму. Она в надежных руках…

     – Какая же ты сволочь – Ответил ему Володя.

     – Ты кому это говоришь? – Повернулась к нему Лера.

     В глазах ее были слезы. Губы обижено скривлены.

     – Прости родная… это я сам себе говорю… не выдержал просто… прости!

     – Раз так.. то ладно – Ответила Лера. И выключив свет, лягла с ним рядом.

Обещания политиков

     Скоро выборы. Включаю телевизор и наслаждаюсь любимой песней. Хор политиков заводит ее нестройными голосами – "Нам нужно сделать…". Песня длинная. Хорошая. А лица политиков ухоженные, загорелые. Мальдивский загар держится долго.
     Хлопают зрители в такт песни… подпевают.
     Да и песня не кончается!
     Только надоела мне за 20 лет, ведь других песен – они не знают

Пойти на чердак

     – Пойдем на чердак, я тебе там на гитаре сыграю…
     – Светочка недоверчиво посмотрела на Юру. Старше ее на 5 лет, он был кумиром для многих девчонок что жили во дворе, высокий, красивый, голубоглазый.
     – А ты не будешь приставать?
     Юра снисходительно улыбнулся – К тебе? Не то… ты еще маленькая…
     Вообще-то Светлана была уже почти взрослая, и упоминание про маленькую – слегка задело ее.
     – Вот еще… я не маленькая…
     Юра вытащил из чехла гитару – Ну тогда чего мы ждем?

     В первый раз они заговорили 3 года назад, на Дне Рождении подружки. Он был в компанией ребят и они все оказались старше ее на пару лет.
     Но с ними было интересно – образованные, воспитанные ребята из интеллигентных семей.
     Говорили про литературу, про музыкальные новости.
     А потом Юра взял гитару и Света про всё забыла
     Его глубокой ровный голос звучал бесподобною
     Он знал много романсов и ей хотелось слушать и слушать его. Но увы.. он даже не смотрел на нее тогда.

     Они жили в одном дворе и как только она слышала что Юра с гитарой появился на улице – сразу бежала чтобы послушать.

     Вот и теперь, когда она возвращалась с магазина домой – они встретились на улице.
     Он явно искал кого-нибудь из компании, и у него висела гитара за плечами.
     По правде говоря, Свете не нужно было спешить домой так как мама возвращалась только вечером.
     – Хочешь поиграть сегодня? – Робко спросила она.
     Юра усмехнулся.
     Он давно заметил как Светка смотрит на него когда он поет.
     – Хочу. – Признался он – Настроение плохое. надо развеется…
     Он ждал приятелей из их компании – подростки обычно собирались на чердаке.
     Иногда пили вино, рассказывали пошлые анекдоты.
     Но ничего более…
     – Ну что, пойдем на чердак пока сами… они позже подойдут…
     – Ладно – Согласилась Света. И что-то вдруг вспомнив. добавила – Только если не будешь приставать…
     Вообще-то это – было мамино наставление как вести себя в компании ребят.
     – Да ладно тебе – Равнодушно махнул он рукой.

     Чердак был пустой, в нём стояли деревянные ящики которые заменяли стулья, и еще – полуполоманый письменный стол.
     Тусклый свет из меленького окошечка добавлял какой-то таинственности… романтичности.
     И даже уюта.
     Может поэтому он стал любимым местом для местных подростков.
     Здесь редко хулиганили.

     – А когда остальные ребята придут? – Спросила Светлана оглядываясь. Она впервые была здесь – только вдвоем с парнем.
     И это немного пугало…
     – Да сейчас подойдут… – Ответил тот и и посмотрел на часы – Что-то опаздывают…

     Сняв гитару он перебрал струны пальцами… затем запел своим глубоким чувственным голосом. И как тогда, на Дню Рождения, Светлана почувствовала что ее охватывает волнение.
     оно подымалось откуда-то снизу и подходило прямо к сердцу… зачаровывало душу…

     Юра закончил петь… замолк… лишь почему-то смотрел себе на руки го взволнованное дыхание его говорила что песня взволновала его тоже.
     – о чем он думает сейчас? – Мелькнуло у нее в голове.
     И он как будто понял ее немой вопрос.

     – Ложись. -Тихо сказа. он Свете.

     – Что???? – Не поняла она..
     И встретилась взглядом с Юрой. – теперь это был какой-то дикий и решительный взгляд, который не предвещал ей ничего хорошего.
     – Ты же обещал – Робко напомнила она.
     – Ложись – Еще раз повторил он но уже чуть громче. В его взгляде появилась раздраженность, что она не понимает его.
     – Я же сказал тебе… ложись! И он коротко выругался.

     Света, которая никогда не слышала от друзей чтобы они говорили с ней – охватил шок.
     Как загипнотизированная она легла на ящики.

     – Снимай трусы! – Продолжал приказывать он. Затем отвернувшись, стал снимать свои штаны тоже.

     Шок как будто отступил. На его место пришли страх… Светлана заплакала. -Я не хочу… мне рано еще…

     – Заткнись блять! – Оборвал он ее резко.
     Гитара лежала на столе, и Светлана уставилась на нее не мигая. Как будто пытаясь вспомнить что когда-то – она играла и волновала ее…

     А в это время, Юрий снял с нее трусики и раздвинул ей ноги.
     .
     – Я же маме расскажу… – Как будто хватаясь за последнюю соломинку выдавила Света. Ее е глаза умоляюще смотрели на него… Но сострадания там не было.
     Ни жалости.
     Ни сочувствия.

     Встав на колени между ее ногами, он попробовал всунуть в нее, но у него не получилось… Тогда он послюнявил палец и смазал им что-то внизу… всунуть снова попробовал всунуть… но не мог, слишком узко оказалось… член вываливался снова и снова…

     Тогда он просто лег на нее и сжав пальцами член до боли – с невероятным усилием смог наконец слегка просунуть его вперед…
     Светлана вскрикнула… ее глаза уставилась на дверь – она залепетала – Они идут… я слышу…

     Он на мгновение остановился… как будто испугавшись… прислушался. Но за двери была тишина.

     И Светлана поняла – никто не придет спасать ее.

     Еще шире раздвинув ее ноги, он наконец всунул его почти полностью.
     – Ай! Больно! Больно!
     – Заткнись… а то убью! – Тяжело дыша сопел ей прямо в ухо.
     Куда делся его красивый баритон?
     Романсы про любовь?

     Теперь он попытался водить членом взад- вперед но то всё время вываливался… слишком узкий проход. И Светка извивалась всем телом от боли.. и выла.

     – Ты что? Не можешь полежать спокойно? – Прикрикнул он на нее – Уже весь мокрый от твоих слез!

     Наконец член стал как-то двигаться по проходу… туда-обратно, и он закатив глаза тяжело задышал.

     Света вцепилась ему ногтями пальцев в плечи, как будто чувствую что сейчас происходит что-то необратимое и страшное, заорала во весь голос – Больно! Больно!

     А может надеялась что кто-нибудь – всё-таки услышит наконец.

     – Молчи сука а то соседи услышат… позору потом не оберешься… вся улица будет знать…

     Об этом Светлана не подумала.
     Стать позором для всей улицы которую в два часа дня – вы..бали на чердаке – было не менее страшно.

     Света закусила губы и больше не кричала. Лишь стонала пока он водил тазом туда – обратно… в нее и из нее.

     Она даже не хотела представить себе что будет если об этом узнают соседи. Уважаемые, интеллигентные люди.

     Юра вдруг остановился… кажется слишком дернул и член вывалился снова… сопя и кряхтя он начал что-то поправлять внизу и вот снова – боль… и он водит туда обратно…

     – Сколько еще? – Выдавила Света глядя куда-то в потолок. Ей было даже противно взглянуть на Юру.

     И Юра вдруг задергался как-то странно… валясь всем телом прямо ей на груди.и закатывая глаза.
     – Ой!.. Больно же как! – Пытаясь не кричать громко выдавила Светлана – Хватит! Все! Хватит!

     Юра захрипел, как-то обмяк и медленно отвалился в сторону от нее.
     На соседний ящик.

     Его взгляд теперь бессмысленно бродил по потолку чердака как будто что-то искал там…

     Наконец, через минуту придя в себя он увидел Светлану – то торопливо одевала трусы как будто боясь что ее кто-то увидит в таком состоянии.

     – Смотри… – Пробормотал Юра как будто угадывая ее мысли – Если кому скажешь – убью!

     Светлана поправила платье и как раз вовремя – внизу на лестнице послышались шаги.

     Это пришла их компания – четверо ребят и одна девушка – сестра одного из них.
     Это у нее Светлана была когда-то на День Рождении.

     Но теперь было по другому…
     Схватив кулек с хлебом, он стрелой помчалась вниз даже не здороваясь и не глядя ни на кого из них заплаканными глазами…

     – Что это с ней? – Послышалось вслед.

     Дома она долго не могла придти в себя.. ей казалось что всё это был кошмарный сон… что вот она заснет… проснется… и ничего не было…
     Но заснуть – не смогла.
     Ей хотелось выговориться, пожаловаться кому-то… спросить совета – что ей делать дальше?
     Но никто не мог помочь ей.
     Как не пришла помощь тогда – на чердаке.
     Она смотрела вокруг себя пустыми от слез глазами, пока ее взгляд не остановился на тонкой тетради – ее старый детский дневник.

     Там она писала когда-то про то как нашла под подушкой подарок от Деда Мороза. И как с мамой ходили гулять в парк.

     Только теперь, новая запись которую она сделала – сильно отличалась от предыдущих.
     Короткая и жестокая, залитая слезами…

     Утром она как обычно пошла в институт и увидела Юру на трамвайной остановке – кажется он специально ждал ее чтобы увидеть.
     Теперь с ним гитары не было, зато стоял какой-то парень. Кажется с соседней улицы.
     Светлана повернула голову стараясь не встречаться с ним взглядом.
     Но успела заметить что они ухмыляются.

     Вдруг вспомнила что того парня она видела на школьном балу два года назад – это был аккуратный мальчик который посвящал девчонкам стихи.

     Теперь он уставился на нее не отводя глаз.

     Но настоящий ужас – только начинался.

     Через день, когда она вечером возвращалась домой – у подъезда ее поджидал Юра.

     – Обожди… – Чуть смущаясь пробормотал он – Дело есть.
     – Что еще – Покраснев ответила Светлана не останавливаясь. Но он перегородил ей дорогу.
     – Давай может… еще раз сходим на чердак… – Едва слышно произнес.
     – Нет – Коротко как отрезала Светлана.

     Хотела бежать домой но Юра не открывал дорогу – он как-то униженно просил ее… умоляю… еще один раз… пожалуйста… Теперь его голос звучал не таким резким и требовательным.
     А жалким и униженным.

     Он канючил держа ее за руку – …Обещаю, еще только один раз… и больше никогда… клянусь всем что дорого мне…

     Заметил что Света непреклонна и его мольба не трогает ее – он вдруг начал угрожать что всё расскажет ребятам их их компании…
     затем извинился что угрожает и снова униженно просил – только раз еще… один раз… и никогда больше… клянусь!

     Понял что он от нее не отцепиться, и не зная что делать с ним дальше, Светлане пришла в голову оригинальная мысль – взять у него расписку что это будет в последний раз.
     И Юра достав карандаш из кармана, написал ее на каком-то куске бумаги.
     Расписка получилась короткой – "Обещаю что это будет в последний раз когда я вы..бал на чердаке".

     Света взяла ее но не знала что делать дальше… но записку спрятала в конспект.

     – Последний раз? – Еще раз спросила и в голосе ее был надежда что этот ужас наконец кончится.

     Поднявшись на чердак, Юра торопливо расстегнул штаны и предложил ей лечь на столе.
     Она дрожащими руками стащила с себя трусили.

     – А почему на столе?

     Но он не ответил.

     Она легла и раздвинула ноги.

     Он встал перед столом и вставил в нее… всё теперь прошло быстрее… он стазу задвигал тазом и стал тяжело сопеть.

     Через минуту обмяк едва не упав на пол но на ногах устоял. Лишь захрипел негромко – Все!
     И отступил от нее назад.

     Светлана смотрела как с его члена капало на пол.

     – Так больше никогда? – Еще раз переспросила она.

     – Да… конечно… – Замялся Юра. Только знаешь, есть у меня один друг.
     – И что? – насторожилась Света.
     – У нас с ним всё вместе… и беды и радости.. даже тёлки…

     – Что? Что? – Не поняла она…
     Юра повернул голову куда-то в сторону. Только теперь Света заметила что за опорой крыши прячется какой-то человек.

     – Да вот он – Сказал Юра и парень вышел на свет.

     Это был тот парень что стоил с ним на остановке. Что читал на вечере – стихи девушкам..

     – Ты с ним должна тоже… – Пояснил Юра – И больше мы никогда тебя не побеспокоим…

     – Никогда – Подтвердил парень покраснев. Он прятал глаза от ее взгляда и казался смущен и растерян.
     Лишь рука то расстегивала пуговицы на штанах, то снова застегивала.
     – Давай уже! – Прикрикнул на него Юра – Не тяни время! Может ей домой надо возвращаться!

     Светлане лежащей на столе со снятыми трусами ничего не оставалось как раздвинуть ноги снова.
     То ли от отчаяния.
     То ли от безысходности.

     Парень наконец снял с себя штаны и с какой-то кривой улыбкой подошел к столу… Его член уже был готов к работе. И он тут же вставил в нее так что Светлана снова вскрикнула от такой быстроты и неожиданности.
     – А!
     Затем застонала – член у этого пацана оказался намного большим чем у Юрия.
     – Кажется, я уже разбираюсь в челнах – Мелькнула глупая мысли и она – дергаясь всем телом – скривила губы в какой-то дурацкой ухмылке.
     Он со всей силой лупил в нее всем телом. Как будто ожидая этого дня всю жизнь.

     Затем вдобавок, схватил ее за плечи и прижал к себе как можно сильнее.
     Так что член оказался еще глубже в ней – насколько было возможно.
     Застонав от боли – она попытался отодвинуть его обратно, но он уже принялся долбить в нее что есть силы.

     – Сколько еще? – Выдохнула она и отодвинув голову посмотрела на него.
     но тот лишь тяжело дышал.
     Минута… другая… пять… десять…
     А он всё долбил и долбил в нее членом как будто хотел раздолбить всё там..
     Только теперь Светлана по настоящему почувствовала насколько неприятным может быть половой акт.
     На столе расплывалось красное пятно… после Юры его не было..

     Вот и конец…
     У него глаза поднялись вверх… он захрипел и обмяк… даже не стал вынимать член… она почувствовала холодную сперму межу ногами.
     Он, покачиваясь отошел на шаг и сел возле стола, а она – стала вытирать ее краем платья.

     Затем они оба, переглядываясь и не говоря ни слова – оделись и спустили по лестнице.

     – Так в последний раз? Крикнула вслед Светлана.
     Но тишина вместо ответа.

     Еще обождав пять мину, спустилась и она. Пошла прямо домой где записала в дневнике – "Было в последний раз". И поставила дату.

     В комнату вошла мама и с удивлением посмотрела на нее – Ты что растрепанная? Забыла волосы причесать?
     Света ничего не ответила..
     Лишь дневник знал правду.

     Но настоящий ужас – только набирал обороты.

     После этого случая, у подъезда Светы всегда стояли парни – или Юра, или его приятель… или приятели его приятелей…
     Что-то случилось после того случая… как будто с нее сняли какой-то негласный запрет.

     Теперь никто не спрашивал ее согласия.
     Хочет она. Или не хочет.
     Некоторые ребята ей просто совали деньги в карман, или хорошие конфеты в подарок, или просто пачку жвачек.

     Вели на чердак или в подвал, стаскивали трусы и имели.
     Имели.
     Имели.

     Странно, но почему-то в сознании ребят заложено – если ты имел девушку хоть один раз – то она навсегда уже становится твоей.
     Ты считаешь ее доступной.
     Можешь распоряжаться ею как вещью.
     И даже дарить друзьям.

     Лишь замечали они – одну странность в поведении – каждый раз спрашивает очередного – Это в последний раз?

     Теперь во дворе когда она появлялась – все начинали шушукаться и переговариваться.
     Старухи на скамейке – отворачивались.
     А в след неслись обидные слова.
     Друзья из компании – отвернулись снова, проходили мимо как будто не узнавая… и на День Рождения никто больше ее не приглашал.

     Лишь вечером, у ее подъезда образовывалась очередь парней.
     – Где была так долго? Пошли…
     Вели ее на чердак, там где стоял стол… трусы мигом падают на пол… и вот уже чьи-то члены суются в нее…
     Один… второй… третий… четвертый…
     Нетерпеливые и горячие…
     Большие и маленькие…
     Тонкие и толстые…
     Как в тумане она отмечала эти подробности… и как будто хватаясь за последний шанс – спрашивая каждый раз – Это в последний раз? Обещаешь?
     – Обещаю – Отвечали ей усмехаясь.
     Подростки со всей округи как будто голодные псы дорвавшиеся до аппетитной косточки – лезли прямо в нее. Ругаясь чья сейчас очередь.
     И суя ей по карманам конфеты…
     В благодарность.
     Может так – совесть потом не сильно мучает?

     Но однажды – весь этот ужас закончился.

     Отце Светы первым заметил что происходит что-то странное – соседи отворачиваются, а дочка осунулась и стала замкнутой.

     Открыл ее дневник и чуть не получил сердечный удар.
     Короткая запись сделанная дрожащей рукой – "Меня сегодня вы..бали. Но это случилось только один раз. В последний раз"
     А затем вся тетрадь исписана одной фразой – "Это было в последний раз". И указаны разные даты…
     За два месяца – сделано таких больше двухсот записей.

     Приехала милиция… забрали Юру и через два месяца был суд – Юра всё отрицал но к счастью расписка – выдала его.
     Светлана прятала ее в дневнике тоже.

     Но отголоски этого ужаса еще вспыхивали – по вечерам возле ее подъезда собирались ребята и с тоской смотрели на ее окна.
     Ждали – или не появится Светка.

     Поимевшие один раз – почему-то считали что имеют пожизненное право на ее тело.
     Не хотели верить что это ошибка.

     Молодые, горячие жеребцы мечтали о кобылице.
     И ею – не повезло стать Светке.

     Ее отец смотрел на пацанов через окно с ужасом понимая что не может ничего сделать.

     И тогда он принял самое правильное решение..

     Они поменяли квартиру и уехали в другой город.

     Там никто не знал Светку, не упрекал прошлым, не косился ей вслед ухмыляясь. Постепенно она стала прежней девушкой – веселой и жизнерадостной девочкой. Завела новых друзей и снова вернулась в ту жизнь – которая и положена быть в ее молодом возрасте.

     Грязный стол на чердаке – навсегда остался в прошлом.

     Лишь по ночам – порой просыпалась в холодном поту… кричала от ужаса…
     Но утром – становилась прежней..
     Веселой и беззаботной.
     Стараясь больше никогда не вспоминать ту страшную ошибку – пойти на чердак… и послушать музыку…

Сладкая попка

     Я заметил её когда она подходила к трамвайной остановке.
     Сразу замер.
     Да и не только я… все мужики уставились на нее – она шла плавно покачивая бедрами. Какой-то странной волнительной походкой.
     По платьем угадывалась замечательная фигурка, стройные соблазнительные ножки.
     И все мои мысли поневоле свелись к вопросу – чем именно она так кокетливо крутит под платьем? Что делает её походку – такой изумительной?
     Вообще-то ответ был прост – оно находилось прямо между ее ногами.
     Мужики тут же принялись уступать ей дорогу…
     А я, постарался подойти поближе… рассмотреть…
     Но не тут то было…
     Толпа как будто трактором подвинула меня в сторону.
     – Эх! – Закряхтел я так как меня прижали к перилам так что дыхание сперло.
     Но сумел собраться силами и протиснуться к ней поближе.
     Она действительно была прекрасна!
     Нежные черты лица… еще совсем детские ямочки на щеках…
     Я даже размечтался слегка…
     Вот, я приглашаю ее на первое свидание… мы идем по аллее парка держась за руки… первый нежный поцелуй…
     Первое признание…
     Первые стихи о любви…
     Бессонная ночь…
     Мои мечтания прервал шум подходящего трамвая.
     Визг тормозов.
     Толпа двинула вперед.
     Неимоверным усилием воли я резко рванул вперед пытаясь прошмыгнуть в салон трамвая одним из первых.
     По опыту знал что на этой остановке – в салоне есть несколько свободных мест – мне часто удавалось сесть в одно из них.
     Но только не сегодня!
     Толпа вдруг приподняла меня в воздух и передвинула в сторону на один метр.
     – Эх! – Раздалось сзади дружное… Это мужики уступали ей дорогу снова.
     Я лишь вижу как на мое долгожданное место – опустилась та самая сладкая попка что крутилась при походке.
     О которой я размечтался даже..

     Теперь, то что крутилось под юбкой – мягко развалилось под платьем. Ему было явно удобно на стуле. Оно наслаждалось покоем и уютом, и возможно даже – наблюдая надо мной.
     И насмехаясь
     Я даже крякнул от досады.
     – Сколько проблем можно решить в жизни, если у тебя такая сладкая попка!
     Но она меня не услышала.
     Впрочем, настроение мое вскоре улучшилось – я стоял прямо возле нее и мог теперь внимательно рассматривать ее ноги.
     Стройные, длинные.
     Они как будто подчеркивали что под юбкой – спрятано еще нечто более красивое.
     Вот именно поэтому – ножки так крутили попкой при ходьбе.

     Мои фантазия вдруг снова разыгралась.
     Вот мы лежим на диване… целуемся с нею…
     Я – молодой юноша с мечтательными голубыми глазами, волнистыми густыми волосами и пылкими юношескими щеками… краснея и робея – мягко снимаю с нее блузку…
     А она шепчет едва слышно – Ну не надо…
     Но в голосе ее слышится обратное – Чего же так медленно?

     Вот блузка падает на пол, затем туда летит юбка… и я начинаю искать рукой то, чем именно она крутила при походке..
     С каждым шагом – всё более кокетливо и игриво.
     Нахожу это – прямо между ногами.
     Моя рука касается его… гладит… вот Вам и ответ – Что там так крутилось весь день… не переставая…
     – Устало чай поди… – Посочувствовал я ему – Ну давай. поглажу тебя. Чтобы ты отдохнуло… перед новой работой…
     И незаметно расстегнул ширинку…

     Как вдруг мои нежные фантазии опять оборвались.
     Взвизгнули тормоза трамвая… открылась дверь.
     Остановка!
     Она встала со стула… и толпа мощным вихрем снова меня приподняла – понесла в сторону. Мужики делали ей дорогу.

     Меня приперли к поручням. Только теперь – так что чуть кости не переломало.
     Раздался хруст.
     – А-а-а-а!!!! – Заорал я – Осторожно блять!
     Но на меня никто не обращал внимание.
     Наверное – именно так думали многие.
     Только лишь один я сказал это вслух.

     Поглаживая свой правый бок от боли, я смотрел как она вышла из салона трамвая и пошла – снова покачивая бедрами.
     Своей игривой попкой.
     Или тем – что спрятано у нее между ногами.
     Кокетливо и призывно…
     – Ты же мозоль натрешь себе там – Злобно прошептал ей вслед пытаясь определить или у меня не сломаны ребра.

     Вроде – нет.

     И мои мечты приняли новый оборот.

     Теперь, мы на диване не просто лежим и обнимаемся…
     Тяжело сопя я грубо забираюсь на нее, раздвигаю ноги и начинаю дергать задом. Цедя сквозь зубы:
     – Больше ты у меня – так крутится не будешь!
     – Что? – Открывает она глаза и смотрит на меня.
     Но я лишь еще активнее дергаю задом.

     Она глядит внимательно и глаза ее вдруг становятся круглыми от ужаса.
     Она видит над собой не белокурого юношу с голубыми мечтательными глазами а какого-то престарелого старца – лысого, с гнилыми зубами и выпученными глазами от похоти и удовольствия.
     – Ых! -Ых! Ых! – Мерзко выдыхает он а из его приоткрытого рта капает слюна.
     – А-а-а!! – Вопит что есть силы: – Ты кто???
     – Больше не будешь крутить своим задом – Мерзко шипит старик и закатывает глаза вверх – кончает.
     – Пошел нах от меня! – Вопит она еще громче. – Нах!!!

     Толпа в трамвае постепенно рассасывается – люди выходят на остановке.
     Я сажусь на стул и смотрю ей вслед – как она идет по улице… представляю ее с огромным животом, и как ее ноги медленно передвигаются, а попка грустно сморит куда-то вниз… на мостовую.

     – Вот так, милая… – Шепчу снова. – Как же классно я тебя взул однако!
     И мечтательно закрываю глаза снова.

     – Что еще нужно для счастья, на старости?

Как стать богатым

     Стать богатым?

     В детстве я колдовал об этом – стучал в бубен и подрыгивал по комнате.
     Но лишь тусклый свет Луны одобрительно смотрел на меня.

     Тогда в юношестве я стал рыскать по местным подвалам – может кто из соседей зарыл клад 20 лет назад. Прежде чем повесится.

     Но снова не прошло.

     Тогда я пошел на почту. Работать – сортировщиком газет. Чем черт не шутит?.. Может что в письме найду… ненароком…

     Но мне еще не было восемнадцать лет… поэтому пришлось уговаривать начальника что я – именно тот кто ему нужен. Работящий, честный и дисциплинированный – как автомат Шмайсер.
     Наконец, когда я сказал что он будет благодарить небо за встречу со мной – тот согласился…
     Но в первый же день – я проспал на работу (вставать надо было в 4 часа утра).
     Поэтому никто в тот день на улице – не читал газет.
     Начальника местной почты – уволили.
     Говорят, он долго потом вспоминал меня.
     Даже носил мою фотографию в кармане – чтобы опознать при встрече.

     Потом я заинтересовался биографией Била Гейца и Цукенберга.
     Подсчитывал мелочь у себя в кармане, нашел паяльник в шкафу – отнес в гараж… (они тоже так начинали.).

     Через неделю дал объявление в газету – "Ищу помощника для работы в крупном бизнесе".

     Вообще-то мой бизнес был – продавать поддержанные детали от радиоаппаратуры. Которые я находил на мусорнике.

     Но для начала – сойдет!
     Цукенберг бы одобрил меня!

     Помню как сейчас, в то день я поставил телефон возле себя и с волнением ожидал звонка.

     Сначала звонили мужчины… их голоса мне не нравились… требовательные, резкие, решительные. Хотели приступить сразу к делу…

     Я решил выбрать женский голос.
     Мягкий, нежный – она всё поймет, поддержит в трудную минуту…

     Лишь к вечеру позвонила та, которую я ждал…
     Милый, робкие девичий голос сказал что согласен стать помощником.
     И я предложил встречу.

     Голос, извиняясь спросил – А какие условия работы? Зарплата?

     Денег у меня не было поэтому я пообещал выплачивать ей зарплату по мере нарастания нашего бизнеса.
     Когда-нибудь – она станет со многими нулями… – Бодро говорил я. С энтузиазмом рассказывал какие у нас будут кабинеты в будущем.. машины.. и может даже яхты…
     Но женский голос – молчал.
     Наконец появился снова – попросил уточнить какая зарплата будет на сегодняшний день?

     – Тьфу! – С досадой пробормотал я удивляясь ее непонятливости.

     – Но все-таки… скажите… – Настаивала она.

     И я пошел напролом – сказал что будем работать пока за своей счет…
     Напомнил что именно так начинал Цукенберг.

     – Это как за свой счет? – Голос девушки стал въедливый, ядовитый.

     – Будете за свой счет подавать объявления в газеты – о продаже деталей, будете писать и вешать их на столбы возле автобусных остановок…

     – А бумагу и ручку… где мне взять? – Женский голос стал злобным. – Я что? Буду за свои деньги покупать?

     – Ну… раз Вы так хотите… то на первое время – пусть будет так!

     – Да Вы в своем уме? – Взвизгнул голос и стал истеричным – Я буду отрывать кусок от моих детей чтобы Вам – вешать объявления на стены?

     Признаться, мне было жаль терять ее.
     И я напомнил что это – лишь только первые пару месяцев.

     Кажется, она это ее немного успокоило. – Продолжайте. – Голос снова стал милым.

     Ночью я заблаговременно обдумал все нюансы этого разговора – и судя по составленному плану – мне предстояло пояснить еще некоторые дополнительные обязанности.

     – Какие еще "дополнительные"? – Настороженно переспросил голос.
     Теперь он стал почему-то хриплым.

     – Я думаю Вы поняли… – Ответил я загадочно. Понизив голос почти до шепота.

     – Что? – Злобно взвизгнул голос – Мне еще за свой счет подавать декларации в налоговую? – И она кинула трубку.

     Я облегченно смахнул пот со лба.

     Может и хорошо что она – неправильно меня поняла.

     Ночью я плохо спал.

     Мне снилась та девушка – что стоит она у меня в дверях, в светлом легком платьице, а на голове одета косынка.
     Говорит приветливо – Так какие у меня буду дополнительные обязанности, шеф?

     Я ласково улыбаюсь ей, подхожу и кладу руку на плечо – Очень рад что мы будем работать вместе!

     Она прижимается щекой к моей руке, затем снова спрашивает, уже чуть тише – Так какие "дополнительные" обязанности, начальник?

     Я медленно поглаживаю ее по щекам, волосам, потом прижимаю к себе – Да очень простые…

     Она закидывает голову и смеется – Ладно… признавайся… не тяни…

     Я обнимаю ее за талию – она не убирает мою руку…
     Чувствую как ее груди прижимаются ко мне, горячее дыхание обжигает мне губы…

     Наклоняюсь к ее уху – сама понимаешь… как это бывает между секретаркой и шефом… в общем – х..й сосать у меня по четвергам.

     И целую в щеку.

     Улыбка не сходит с ее лица… только застыла как будто…

     Я продолжаю: – миньеты делать… так сказать для поднятия работоспособности…

     Ее глаза продолжают глядеть в мои… и не мигают…

     – Может, стриптиз станцевать… или раком стать… знаешь, как это меня заводит к работе!

     Она перестает улыбаться. о чём-то напряженно думает. Затем произносит:
     – Но у тебя же нету пока своего кабинета… где же мы будем этим заниматься?

     Теперь моя очередь широко улыбнуться – Не беспокойся. Я всё продумал. тут рядом есть подвал… там никого нету…

     Она снова о чём-то думает. Наверное представляет себя со мной в подвале. На коленях, расстегивающая мне ширинку.
     В подвале – темно. Обвалившаяся штукатурка. Где-то мыши шумят под полом.
     Я стою широко раздвинув ноги, а в руках моих – доклад о повышении производительности трудящихся и организации соревнования между передовиками производства.

     – Боюсь дядя, что Ваши условия мне не подходят – Говорит она по слогам. Встает… и вдруг крепко хватает меня за яйца.

     – А-а-а!! – Взвизгиваю я. Доклад выпадает из рук. – Оставь мои яйца в покое!

     – Оставлю себе их на память… – Поясняет она и снова улыбается… – Чтобы не забыть про Вашу фирму…

     Ее рука сжимает мои яйца как в тисках… она куда-то тащит меня.. кажется к выходу из подвала…

     – Вы уволены… – Выдавливаю сквозь стиснутые зубы. – Рука у Вас больно крепкая…

     Утром я проснулся в холодном поту.

     Мой телефон не звонил больше.
     Понимаю.
     Я так и не нашел помощника по бизнесу.

     – Да ну его в жопу, этот бизнес! – Подумал вдруг. Затем просунул руку под одеяло и ласково погладил свои яйца.

     Я ведь – верю в вещие сны. Что в них есть глубокий смысл.

     Поэтому решил не начинать свой бизнес.
     – Яйца дороже! – Загадочно шептал когда шел устраиваться на работу – в местное конструкторское бюро.
     Лишь прохожие оборачивались на меня.
     С удивлением.
     И жалостью.
     Не понимая почему на моих устах – светится счастливая улыбка…

Если бы я – был Богом

     Если бы я – был Богом, то владел бы космосом и пространством.
     Создал миллиарды планет…
     И к каждой – относился как к своему ребенку.

     – Лафа то какая! – Шептал по утрам ласково улыбаясь.
     Глядел бы как они рождаются, живут и умирают…
     И на это – потратил бы вечность…

     Только однажды – придет конец моему счастью.
     На бочку меда – всегда найдется ложка дегтя…

     Мне напомнят что в пространстве – есть и органика.
     Наверное – чтобы жизнь не казалась мне спокойной.

     – Не надо!.. Не хочу!.. – Жалуюсь пролетающим кометам.

     Но напрасно.
     Где-то там, в дальнем шкафу космоса – спят миллиарды душ.

     Будучи ожившими – крикливые и визгливые, они обеспечат любому – головную боль.

     И ответственность за них – на мне тоже.

     Понимаю.
     Прощай – любование космосом!
     Прощай – его порядок, предсказуемость, гармония.
     Я так любил смотреть как метановые облака – сияют в свете взрыва сверхновых звезд.
     Как черная дыра меняет правила движения планет…

     Деваться некуда!

     Пришло тяжелое время – навести порядок с миллиардами душ.
     Что лежат среди космического хлама.

     У меня портится настроение, пропал сон… но конце конов я понимаю – надо хотя бы разделить души.
     На те – которые подгнили.
     И на хорошие.

     И тут же новая головная боль – КАК????

     Прислушиваться к каждой душе – в каком она состоянии, не тянется ли от нее неприятный запашок гнили?
     Долго.
     Нудно.
     Нагоняет тоску.

     Но вдруг мне приходит идеальная мысль – пусть они оживут на одной из планет… и там живя между собой – сами покажут какая из них гнилая, а какая не нет…

     Затем – вторая идеальная мысль.
     Надо – наделить их разумом.
     Ведь разум – открывает возможности.
     А возможности – открывают выбор.

     Вот тут и зарыта собака!

     Делая тот или иной выбор – душа показывает свою сущность – гнилая она или нет.
     Что значительно ускоряет проверку.
     В конце концов появляюсь я – Привет друзья! Смотрим результаты!

     Мое настроение улучшается, с утра я напеваю бодрую мелодию…

     Но вдруг ко мне приходит тревожная мысль – а если эти твари узнают о проверке – наверняка тут же прикинутся ангельскими, добрыми и послушными.

     – Еще те прохиндеи! – Чешете Вы в затылке. – Не дураки!
     Но потом вспоминаете что умнее их. И спрашиваете себя – А как они узнаю что Вы есть? Что что всё это – проверка?

     На лице Вашем – улыбка снова.
     Одев очки на нос, Вы тщательно копаетесь в их голове, чтобы при рождении – они были совершенно свободны. Ничего не помнили. Чтобы начинали жизнь с "чистого листа".
     И ничего не мешало им – самим выбирать как им жить.
     Делать добро или зло.

     Тут, вера в Бога – не нужна пожалуй.

     Она лишь помешает…

     И вот Вы с любопытством создаете планету и запускаете процесс оживления душ – смотрите… вот они… рождаются такими маленькими и чистыми… кричат в колыбели.

     Ласковая улыбка на Вашем лице.

     Где-то, по своей логике мышления – эти существа будут недалеки от Вашей логики мышления.
     И Вы наблюдаете дальше.

     Проходит время.

     Система работает в полную силу.

     Среди этих существ – есть с прогнившими душами. Они жестокие, злые, жадные.
     Вы улыбаетесь – Попались на крючок!
     Их, после смерти – в отдельный шкаф. Для порченных.
     Или вообще – с глаз долой! Подальше в космос!

     Зато хорошие – добрые, честные, бескорыстные – хорошие ребята!
     После смерти – попадете в особое место.
     Это души – что прошли проверку!

     Вообще-то, эти существа – даже интересны Вам… иногда они такие трогательные!

     Вы приближается к ним чтобы наблюдать пристальнее, ненароком порой даже помогая им… и это Ваша ошибка!

     Они сразу задирают головы в небо… глядят куда-то ввысь.

     – Что это????

     Глаза у Вас становятся круглыми от удивления…

     Неужели??? Они заметили что Вы есть!

     Вдруг резко перестают поклоняться огню и воде… и начинают вспоминать Вас в молитвах.

     – Господи! – Шепчете Вы – Это же ставит мой эксперимент на грань провала!!!! Всё было напрасно!!!!

     Моментально отшатываетесь от них.
     Ни в чем не помогаете больше.
     Даже не против – огромных катастроф, наводнений и эпидемий – лишь бы они вопили – Бога нету!
     Забили пор Вашу ошибку!

     Но их не обманешь… часть из них группируется… собирает доказательства Вашего существования… и вопят снова – Он есть! Есть! Есть!!!!

     Эксперимент начинает лететь к черту.

     Жестокие души – начинают притворяться добрыми.

     Скупые – щедрыми.

     Ложь и обман – царит вокруг.

     В итоге, прогнившие души начинают попадать в хороший ящик.

     – Что я наделал? – Шепчете Вы в печали. – Как это исправить?

     Теперь Вы не показываетесь им, сидите тихо как мышка.

     Вы знаете – без доказательств что Вы есть – они со временем успокоятся… забудут прошлое… снова станут такими – какие есть на самом деле!!

     Только теперь – у Вас есть опыт общения с ними – нельзя больше приближаться к ним… прислушиваться…

     А теперь – делаем отбор.

     Тот кто никогда не верил в Вас – но это не мешало ему быть добрым и честным – по правилам эксперимента будет считаться хорошей душой.

     Они прошли проверку.

     Труднее будет – тем кто верил в Вас.
     Вера – это была подсказка.
     Случайная, ошибочная.
     Приведшая к нарушению правил чистоты эксперимента.
     Поэтому те кто верил в Вас – пройдут более строгую проверку.
     Но если они были искренни в своей доброте и порядочности – в корзину для хороших душ попадут тоже.

     Тяжелее всего с самоубийцами, с теми кто не выдержал трудностей.
     Боли.
     Несчастий…

     Их – в отдельную корзину.
     Ои не дали результата – хорошие или плохие…
     Они – не прошли эксперимента.

     А значит – им предстоит какая-то другая проверка.
     Как и тем – кто умер слишком рано.

     Постепенно Вы привыкаете к ним. Они забавны и интересны.

     И на каком-то этапе – думаете с сожалением что нужно будет заканчивать эксперимент.

     Задание выполнено.

     Хорошие души – будут отсортированы от прогнивших.
     Те – выкинуты.
     А хорошие – бережно положены в шкаф вечности.
     И там, в месте их покоя – они будут спать и счастливо улыбаться… видя в снах свою прошлую жизнь…

     Пожалуй, пожить один раз в миллиарды лет – иметь возможность ходить, принимать решения, испытывать переживания – это дорого стоит!

     Только понимают они это – уже находясь в вечном покое.

     Жизнь течет как прежде.
     В космосе – звезды рождаются и умирают.
     Планеты летают по своим орбитам.

     Вы закрываете свой космический эксперимент с душами… усмехаясь – как здорово это было!

     Только… вот незадача..
     Теперь, неорганический космос кажется Вам не таким уж интересным.
     Увлекательным.
     Забавным.

     Страдания этих душ, их любовь, мечты и надежды… это было намного сильнее.

     Они же чем-то похожи на Вас.

     И вдруг появляется странное чувство… что-то было не так – в эксперименте…
     Неправильно…

     Ведь Вы – счастливы.
     А они – почему-то нет…

     Может, не только они виноваты в этом?

     И Вы, чуть подумав, смешаете корзины с плохими душами и хорошими – вместе.
     Как бы случайно…

     Чтобы начать этот эксперимент – снова…

Импульс

     Вероника повернула руль влево. И тут же увидела его – мужчину что бежал в спортивных кедах. Еще заметила что рубашка у него была вся в мыле.
     – Надо притормозить – Как молния мелькнула мысли и нога потянулась к педали.
     Что было потом – помнила смутно.
     Удар.
     Мужчина перелетел через капот и свалился в канаву с другой стороны дороги.

     Визг.
     То ли тормозов. То ли от её голоса.
     А потом…
     Тишина.

     – Я же тормозила – Повторяла как заведенная открывая дверь дрожащими руками.
     Подвинула ноги влево… и почувствовала что в них появилась слабость.
     Противная.
     Непонятная.

     Как же трудно стало вылазить…
     И страшно – тоже.

     Держась правой рукой за капот машины – медленно подошла к обочине дороги.
     И увидела его…
     Мужчину что лежал глядя куда-то в небо…

     Николай Павлович так и не понял как это произошло.
     Откуда вылетела машина.
     Почему он взлетел в воздух.
     И где сейчас находится…

     Он даже не мог вспомнить – кто он и откуда…

     Вот солнце – прямо над головой.
     Яркое. Весеннее.

     Какие-то звуки сверху… наконец сознание вспомнило что так звучит пение птиц.

     И чья-то тень над ним сверху…

     С белокурыми волосами.
     Огромными глазами.
     И испуганным лицом.

     – Кто ты? – Прошептал едва слышно.

     И вдруг случилось то, о чем рассказывают те кто побывал на там свете. Но им не верят…

     Он вдруг вспомнил себя – как был маленьким.
     Как учился ходить.
     А затем – говорить.

     Он стал различать голоса птиц – каждый в отдельности.

     Вот поет воробей… он сидит на самой высокой ветке клена и зовет воробьиху.
     А вот голос вороны – она радуется что нашла кусок хлебной корки.

     Но вдруг солнце пропало… чья-то тень вплотную наклонилась над ним.
     Того самого создания – с длинными волосами.

     И вдруг…
     Он осознал… это молодая девушка… вот она сидит за рулем машины. В салоне играет музыка.
     И фигура мужчины что внезапно появился.Он бежит в спортивной майке по краю дороги.

     Импульс – с коры головного мозга дает сигнал телу – тормози!
     Слабый электрический сигнал который должен пробежать свой путь – он стремительно проходит по шее, затем по спинному мозгу.
     – Спеши быстрее! – Хочется крикнуть ему – Ведь от тебя зависит судьба того кто на дороге!
     Он чувствует этот сигнал – всеми фибрами своей души… как будто сам сидел в той машине
     Вот электрический импульс опускается по талии… затем к низу живота…
     И вдруг.. Что это?

     Он останавливается.
     Ему надо давить на мышцу правой ноги чтобы та передала усилие на педаль.

     Но вот проблема – между ногами что-то зачесалось, и надо бы пошевелить ногами. Чтобы зуд исчез.

     – Что же ты медлишь???? – Хочется заорать ему истошным голосом…

     Но тот не отвечает.
     Где-то там, в трусах длинноволосой – между половыми губками, прямо во влагалище – плохо прилегает тампон…
     Вот и зуд…

     И импульс вдруг начинает идти не в ту сторону.

     – Куда же ты пошел??? Тварь!!! Сука! – Визжит он что есть силы – Тебе к ноге надо идти. А не в п..зду!

     Но он сработал инстинктивно – она уже начинает двигать ногами – быстро и едва заметно.
     Покачивая мягкими волосинками на лобку что над влагалищем.
     Терябя между собой половые губки.
     Вверх-вниз.
     Вверх-вниз.

     – Поздно – С ужасом выдыхает Николай Павлович, наблюдая как тампон встает на место.

     И как импульс начинает продолжать свой путь вниз – к ногам.

     – Поздно – Чуть не плачет Николай.

     И слышит звук удара об машину.

     П..зда, которая так некстати почесалась – вдруг сжалась. А ноги стали деревянными.

     Лишь волосинки – всё также весело качались из стороны в сторону.

     Николай Павлович стал рассматривать ту, что склонилось над ним.
     – Я понял кто ты… – Тихо прошептал едва шевеля губами.

     – Кто? – Наклонилась к нему девица еще ниже.

     Ее платье задралось и перед взором Николая открылись ее ноги, длинные, стройные. С каемкой белых трусиков – в конце.

     Вот там и была спрятана причина его несчастья.

     Уставив свой взор на них Николай приподнял голову и приблизился к уху девицы.
     Она должна была знать правду.
     – Что? – Повторила девица и наклонилась тоже.
     – П…зда – Выдохнул Николай.

     Он хотел рассказать ей про импульс, но не успел.

     – Вот козел – Сказала девица – Вставай и не придуривайся!

     Тень вдруг исчезла.
     Хлопнула дверь машины.а
     И она умчалась надавив на газ.

     Николай Павлович медленно встал с земли.
     Морщась и вздыхая начал ощупывать себя – кажется кости целы. Только ушиб плеча – сильнейший.
     И шика на голове.
     Затем хромая – побежал дальше.

Почему между мертвыми и живыми нету общения

     Почему у Вас… не стоит на корову?
     Глупый вопрос, но заметьте – у быка тоже на стоит на Вашу жену…
     Как и у петуха не стоит на индюшку.

     Впрочем, Вы привыкли к этому.
     И Вам это не кажется странным.

     Все начинается еще в юношестве.

     Как только Ваше тело взрослеет – в нём просыпается сексуальность.
     Но что странно… Вам кажется сексуальной только женщина.
     Коту – только кошка.
     Быку – только корова.

     И никто другой.

     А теперь забудьте правила, условности, традиции.

     Ваше тело – это и есть ключ к разгадке, что будет с душой после смерти.

     Вернемся к сексуальности.
     Она яркий пример что не душа управляет телом, а тело – душой.

     К примеру, родись Вы тараканом – и у Вас встал бы только на тараканиху. Мерзкую, усатую, отвратительную. Но Вы бы кончали глазея на нее своими вытаращенными глазами.

     Посмотрите на человеческий женский орган – глазами таракана.
     Вы увидите нечто ужасное – серое, мохнатое, некрасивое, с дурным резким запахом.
     – Какой ужас – Скажете Вы.
     Ваш член сразу спрячется подальше между Ваших ног. И найти его там Вы сможете с трудом. Лишь когда захотите помочиться.

     Но стоп!
     Забудьте про таракана – вернитесь в свое тело. Посмотрите на тот же женский орган – глазами человека – и Ваш член сразу встанет так что трусы чуть не порвутся.

     Где же спрятан закон, что у человека – должно вставать только на человека?

     Может быть сексуальность – спрятана в Вашей душе?
     Но почему она проявилась лишь когда повзрослело тело?
     А не душа…

     Значит сексуальность – была спрятана именно в теле.
     И ждала когда оно физически повзрослеет.

     А затем…

     Вырвавшись однажды наружу – она скрутит Вашу бедную душу в рог бараний. Не даст ей спать, есть, чувствовать себя счастливой.
     Пока.. тело не дорветесь до влагалища.

     Но не терзайте свою бедную душу!

     Это не Вы, а ваше тело виновато!

     И делаем первый вывод.
     Значит тело – руководит душой. Ее желаниями, поступками.

     А теперь, чуть отвлечемся.
     От молодого тела – перейдем к старому.

     Я долго наблюдал за старыми людьми – как у них с возрастом умирает тело.
     И вот какое странное дело, чем ближе человек к уходу – тем сильнее проявляются одни и те же симптомы.

     Они выходят наружу однажды, когда никто не ждет…
     Старик вдруг теряет интерес к любимым детям, внуками.
     Ему вдруг становиться всё равно – позвонят ли они, беспокоятся ли о его здоровье, как его дела и что сегодня будет по телевизору.

     Это и есть – первый признак что тело готово отпустить душу – к свободе.

     Но не спешите – случаются и ошибки!
     Проверяем состояние биоритмов человека – возможно, чувство безразличия – вызвано состояние его биоритмов. Так бывает когда все его три биоритма – долго находятся в одном состоянии (подъема или спада).

     Но если этого нет – значит виновато тело.
     Безразличие к близким (да и к себе тоже) – это признак готовности к уходу.

     Тогда… что будет после ухода?
     Если уже перед ним – такое жуткое безразличие?

     Неужели еще более глубокое безразличие – ко всем родственникам, и вообще ко всему что окружает его?

     Возможно что именно так…

     Может поэтому, после смерти – мертвые так редко снятся нам.. мы им просто не нужны… они не хотят вспоминать нас. Мы им безразличны.
     Вырвавшись из оков тела, которым оно окутывало душу много лет – душа наслаждается свободой и покоем.
     И не хочет возврата…

     Впрочем. это конечно только теория.

     В которую сегодня – я поверил почему-то…

Дедушка

     Кажется, старик ошибся номером. Хриплым старческим голосом он попросил Настеньку придти к нему. И купить хлеба.
     Она пояснила что он ошибся номером. но тот не расслышал, и стал упрекать что она совсем забыла его.
     В телефоне что-то трещало, свистело. Связь была ужасно. Старик не мог расслышать отдельные слова, а Настя устала ему повторять. Наконец разозлилась – Вы что дедушка, глухой?.. Отстаньте от меня наконец.. а лучшье – слух проверьте…
     Но тут как на зло, связь восстановилась. Старик расслышал то.
     Затем замолчал, обдумывая ее слова.
     – Вот так… – Наконец выдавил. – Какая же ты неблагодарная оказывается… – И в сердцах выругался.
     – А ты кретин старый – Не удержалась Настя. – Да пошел ты к черту!
     И кинула трубку.
     Через пару минут она забыла этот звонок но как оказалось – он ее не забыл.
     На следующий день, старик позвонил снова – Ты тоже со своими родителями так разговариваешь? – Укоризненно процедил старческий голос в трубку.
     И Настю взбесило.
     – Да кто ты такой? Когда отцепишься от меня, старый хрыч?
     Старик молчал… затем сплюнул и выругался.
     Она – тоже.
     Он обозвал её проституткой.
     Она его – пидорасом.
     Он её – давалкой подзаборной.
     Она его – шизанутым инвалидом.

     С этого дня всё и началось. Он стал звонил ей днем и ночью.
     Как будто хотел выкинуть всю желчь что собралась у него.
     Обзывал, материл, проклинал и угрожал.
     Она его в ответ – тем же самым.
     Заодно, ставила диагнозы что он – идиот выживший из ума. По которому психушка плачет.

     Через неделю – их общение перешло на новый уровень.
     Она заметила что старик одинокий – была бы жена то не позволила бы ему звонить по ночам какой-то женщине.
     – Что? – Смеялась в трубку – Нету ни жены ни детей? Просрал свою жизнь и теперь на телефоне сидишь? Развлекаешься?
     Старик не лез за словом в карман – А сама что? Почему твой парень никогда не берет трубку? Значит – одна одинешенька.. На хер кому ты нужна…

     Это окончательно ее задело.
     И Настенька совсем потеряла контроль ад собой. – Ах ты импотент старый! – Кричала ему в трубку – Наверное даже дрочить не можешь… хер не стоит… вот и звонишь мне…

     – А ты мерзкая уродина… толстая и противная… поэтому никто из парней не хочет… разве что на один раз… да и то отсосать только…
     – Ха – ха – ха! – Смеялся старик.

     – Это всё равно лучше чем хер что отвалился у тебя! – Смеялась в ответ Настенька… – у меня еще есть шанс, а тебя нету…
     – Ха – ха – ха!

     Они даже угрожали друг другу… обещали найти и пристрелить… отключить телефон через милицию… а еще – каждую ночь упражнялись в оскорблениях и ругательствах.

     И никто не уступал друг другу.

     Только однажды… всё надоело.

     За два месяца они хорошо изучили друг другу… привыкли даже… знали – что каждый из них скажет, а другой ответит…
     У Настеньки злость из голоса куда-то пропала.
     Да и голос старика стал уже не такой боевой… он путался в ругательствах… проглатывал слова… да и сам голос стал тихим, слабым…

     – Ну что? – Позвонил он ей в очередной раз, в пол первого ночи – Не дам тебе спать… ведь всё равно у тебя никого в постели нету…

     И вдруг Настенька не ответила матом как всегда.
     Ей тоже просто надоело всё это.

     – А ведь ты прав старик – Грустно сказала – Нету у меня никого у меня. – На хер я кому нужна в этой жизни…
     Ну что, доволен?

     Старик молчал… кажется не ожидал такого ответа… растерялся.
     – Да и я… тоже… – Наконец нехотя признался… – Дети меня бросили… жена умерла…

     – И я действительно – толстая и противная – Продолжала Настя. – На меня никто не смотрит… капец в общем…

     – А у меня знаешь… ты была права… хер не стоит… – Прошептал старик. – Один одинешенек живу…

     – Я даже готовить не умею – Расплакалась Настя – Живу в общежитии… пока меня не выгнали…

     – А я… – Стал говорить старик о чём-то еще, но Настенька продолжала. И он замолчал слушая ее.

     Уже шел второй час ночи, а Настенька всё рассказывала про себя, жаловалась, плакала. Старик утешал как умел… негромким хриплым голосом. Который становился всё тише и тише…
     А потом и вовсе захрипел…

     – Дедушка! – Заволновалась Настенька – Ты что, дедушка?

     Но тот лишь хрипел в трубку…

     И она всё поняла.

     – Пожалуйста не умирай – Кричала метаясь по комнате… Кто же будет звонить мне по ночам… я же совсем одна…

     – Еще живой – Едва слышно выдавил он… Спи дочка… а я буду рядом… всё у нас будет хорошо с тобой…

     Они положили трубки возле себя на подушке, слушая дыхание друг друга.. как будто это помогало им чувствовать друг другу.

     – Дедушка – Время от времени шептала в трубку Настенька. Тихо и нежно… – Ты еще там?

     – Здесь, дочка – Так же нежно отвечал старик. Только всё тише и тише. – Спи родная…

     А под утро – снова захрипел. И вовсе умолк.

     – Дедушка… – дедушка… дедушка… – Металась по комнате Настенька размазывая слезы по глазам. Снова и снова вслушиваясь в трубку.
     Но там была теперь тишина…

     И тогда она прижала телефонную трубку к груди, нежно и осторожно, как будто прощаясь с ним… затем осторожно лягла с ней снова… – положив рядом.

Содержание сборника:

     Кошачья аристократия
     Убийство сковородкой
     Велосипедная дорожка
     Торговаться на базаре
     Спасибо Вам ребята!
     Это неправильно
     Первый дубль
     Х..й собачий
     Уходя остаться
     284 волосины
     Спасение
     Пранкеры
     Чем заканчиваются мечты
     Незнакомец
     Первое место
     Букет фиалок
     Спасти от смерти
     Евдотья
     Ночной кошмар
     Микроб
     Я – истопник
     Некрасивая девчонка
     Правило выживания
     Совокупление
     Обещания политиков
     Пойти на чердак
     Сладкая попка
     Как стать богатым
     Если бы я – был Богом
     Импульс
     Почему между мертвыми и живыми нету общения
     Дедушка

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"