Утренний Олег Юрьевич: другие произведения.

Half-life. Иллюзия выбора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Семичасовая война"... Так эту битву назовут позже. Эксперимент, который должен был положить начало новой эпохе человечества, обернулся его закатом. Маленькая история одного маленького человека на фоне глобальной трагедии. Продолжение событий, описанных в рассказе "Объект: Томас Бор".


Иллюзия выбора

Глава первая. 14:41

   Глаза открылись. Мой взгляд уперся в выбеленный потолок, немного обшарпанный временем, и ртутные лампы, которые неприятно гудели и потрескивали. Из глубин моего мозга начали доноситься человеческие голоса. Я попробовал повернуть голову, чтобы осмотреться, но от резкости моего телодвижения кольнуло в затылок, словно раскаленной спицей. Закрыв глаза и подождав, когда боль утихнет, я снова, но в этот раз уже медленно и аккуратно, повернул голову в сторону источника шума.
   Снова ничего не понятно: бледно-зеленая стена. Все еще слышался нескончаемый вой, приглушенное постукивание каблуков, выкрики.
   Мой взгляд пополз в сторону шума, как вдруг наткнулся на штатив для капельниц. По тонкой силиконовой трубке мне в вену стекала... Цвет жидкости не оставлял мне выбора в дальнейших рассуждениях: мешочек был наполнен эритроцитарной массой. Кровь человека, о котором я никогда ничего не узнаю, циркулировала по моим кровеносным сосудам, спасая мой организм от гибели. Несмотря на этот факт, мне все равно стало немного противно...
   Мимо меня с огромной скоростью провезли каталку с человеком, накрытым белой простыней. Тут мои предположения, которые медленно закрадывались в мою голову, подтвердились: я находился в медицинском учреждении.
   Вопрос следующий - как я здесь оказался? Да что происходит, в конце концов?
   Проехала следующая каталка. Еще одна. Медиков охватывала, но отнюдь не сковывала, паника. Ее можно было разглядеть, даже несмотря на то, что большая часть лица была прикрыта у них маской.
   Еще одна каталка. Женщина в зеленой, как говорят врачи, хирургичке, пара медсестер и мужчина, одеянием своим совершенно не вписывавшийся в больничную атмосферу. Это был военный в форме HECU. Солдат взял хирурга за руку, та вздохнула и махнула коллегам, чтобы те отвезли пострадавшего в операционную.
   - Вы от меня отстанете?
   - Госпиталь почти в миле от цитадели. Что это вообще за бред, что я, мать его, вынужден вас уговаривать об эвакуации.
   - Мне уже... Делайте, что хотите. Что вам нужно?
   - Эвакуировать...
   - Забирайте всех тех, кто не нуждается в неотложной помощи. Тяжело раненных я прошу оставить здесь. Если нам всем... То какая разница, где они умрут. Прощайте, полковник.
   - Хорошо, доктор Колинз.
   Было немного странно. Несколько часов назад (хотя я без понятия, сколько прошло времени, но, казалось, что считанные часы) несколько человек в точно такой же униформе пытались уничтожить все живое в Black Mesa. А теперь человек, одетый так же, как и те солдаты, заботится о благополучии мирных жителей. Не зря мама всегда мне говорила, что не стоит делить мир на черное и белое. Мир людей просто дерьмовый. Последнее, правда, уже мои выводы.
  
   - Опять, сэр!
   - Твою же... Время?
   - Две минуты!
   Полковник начал истошно вопить и махать руками, чтобы привлечь внимание.
   -Через две минуты опять тряхнет! Займите безопасные места! Лифтом не пользоваться! Джонсон, перекрой вход в госпиталь. Передайте тем, кто снаружи, пусть отойдут подальше от здания. Все по технике безопасности, мать ее! Эй вы, да, администрация? Предупредите врачей, или они нахрен порежут своих пациентов! Прием, Дарвин! После трясучки подгоняйте грузовики, все, что, мать его, ездит. Тут просто дохрена раненых! Да! Какие, мать его, вертолеты? Где он их поставит...
   -Пятнадцать секунд!
   На моей памяти так наступала тишина только во время театральных представлений. Как только солдат прокричал предупреждение, все затихло буквально за секунду. Звук доносился только от сирен машин скорой помощи. Людской гам, потолок и стена - все то, из чего состоял мой мир в тот момент, - замерли.
   - Есть!
   Стены больницы вздрогнули. Замерцали лампы. Послышался треск разбившегося стекла. Кто-то пару раз вскрикнул. Затрещали металлические конструкции, каталки, штативы. Все закончилось так же резко и быстро, как и началось. Не похоже было на землетрясение, но не мне судить, так как мне повезло не испытать все прелести последствий этого природного катаклизма. Но что это тогда?
   Полковник потерялся из виду, но далеко не ушел: я мог его слышать.
   - Все, закончилось. У нас есть пара часов. Диккенс, всех, кто в коридорах и палатах. Тяжелораненых не трогать. Уолберг, ты по нижним этажам. Освободите дорогу...
   Неожиданно в больницу ворвался оглушительный металлический синтетический звук, который вот-вот должен был выбить стекла. Обошлось.
   - Сэр, она движется!
   - Что, мать его, встала и пошла?
   - Нет, она двигает своими... конструкциями.
   - Какие ты умные слова знаешь! Черт с ней, ноги в руки и пошел, пошел!
   Я почувствовал, как мое ложе пришло в движение. Взгляд скользил по тусклым стенам, частенько захватывая раненых. Меня провезли по приемному отделению.
   Довольно просторный, в плане проектировки, зал в ту минуту был забит полностью... кошмаром и ужасом. Не хватало мебели, чтобы разместить всех нуждавшихся в помощи. Кто-то все-таки лежал на каталках, кто-то - прямо на полу. Бинты и салфетки, пропитанные кровью, запах дезинфицирующих средств, бледные лица, переломанные конечности, кровоточащие раны.
   Много крови. Много слез. Но мне приходилось видеть зрелище и похуже.
   Мой взгляд вцепился в маленькую девочку, которая стояла в углу и плакала над женщиной, тело которой совсем не подавало признаков жизни. Девочка тянула ее за руку, что-то выкрикивая. Я вспомнил Аликс...
   Двери распахнулись. Я готов было закрыть глаза, чтобы по ним не резануло солнце. Но не пришлось. Солнечный свет заслоняло огромное сооружение, невероятно огромное.
   Ни одно здание в мире не могло бы сравнятся с масштабами этого здания. Огромное темно-серое несимметричное сооружение-цитадель.
   Полковник стоял у грузового военного автомобиля и отдавал указания. К нему подошла впопыхах та самая женщина-хирург, с которой он разговаривал ранее. Она повернулась в мою сторону и что-то сказала, явно адресовав это военному. Ага, видимо, мое появление здесь вызвало удивление не только у меня, но и у персонала больницы. Но в тот момент я не придал этому значения, так как мое внимание намертво было приковано к цитадели.
   Я всматривался в детали конструкции. Где-то наверху (верхушки не было видно: было слишком высоко), я заметил чернеющее облако, которое становилось все больше и больше. Никто вроде бы не замечал, но, как оказалось, внимательность была присуща здесь не только мне.
   - Сэр, наверху.
   - Что еще, мать его?
   Полковнику подали бинокль и он, задрав голову, всмотрелся ввысь.
   - Что за чертовщина?
   Черное облако становилось все больше и больше, издалека слышалось механическое гудение.
   - Ладно, хрен с ним, грузите быстрее. Быстрее! Ну же! Вот этому - особое место.
   Это доблестный офицер HECU сказал про меня. Но мне не было дела до слов полковника, так как облако стало совсем уж невероятных размеров, окутав видимое моему взору небо. В гуще черноты поблескивало, словно бисер, неисчислимое количество красных точек.
   Из-за гудения облака уже было невозможно расслышать хоть какие-нибудь звуки. Совсем рядом послышались очереди из автоматов и чего-то очень громкого, крупнокалиберного. (Неужели успели установить зенитные орудия? Сколько времени все это продолжалось?)
   Черное облако упало на землю, стало наконец ясно, из чего состояла та самая чернь (хотя, конечно, не до конца). Это были роботы, размером с человеческую голову, вытянутые, с лезвием по центру, которое крутилось с невероятной скоростью вокруг оси конструкции. Под лезвием горела красная точка.
   Роботы начали полосовать всех подряд, будь то гражданские или военные. Гудение разбавилось человеческими криками, мерцание красных точек - вспышками выстрелов.

Глава вторая. 15:32

   Лезвия летающих штуковин распрыскивали кровь, превращая ее тем самым в аэрозоль. Цитадель заволокла красная дымка. Единственное, что можно было услышать, кроме ужасного гула этих автономных циркулярных пил, - запах крови. Распыленная красная жидкость резала глаза, я не мог разглядеть, что творилось вокруг. А может, глаза сами собой закрывались, чтобы не видеть представшего перед ними ужаса.
   Почему я не потерял рассудок еще в Black Mesa? Ответ был прост: мое сознание зацепилось за маленькую беззащитную девочку, которая нуждалась в опеке взрослого. Моя врожденная ответственность не позволила сойти с ума и остаться в лифте, дожидаясь помощи, которая, впрочем, не собиралась приходить. Но в тот момент, когда из непонятно откуда взявшейся огромной башни лезли опасные для жизни механизмы, не было ребенка, нуждающегося в помощи, не было никого и ничего, за что бы я мог зацепиться и оставить свой разум в рамках черепной коробки, которая вот-вот должна была дать трещину, я не знал, как устоять на краю образовавшейся бездны.
   Другой, не менее важный вопрос: почему я все еще жив? Может, роботы ориентируются по датчику движений? В них тепловой сенсор? Учитывая то, сколько я крови потерял, моя температура тела навряд ли выдавала во мне что-то, что можно было бы принять за признаки жизни.
   В моей голове крутились эти вопросы и многие другие, словно пластинка, мелодия которой мне помогала не впасть в истерику (на которую, честно говоря, у меня не было сил). Вопросы всегда были для меня неким предметом вдохновения, что стало одной из причин выбора профессии ученого. Вопросы, которые могли бы привести в отчаяние кого-либо другого, меня в тот момент удерживали от срыва.
   Но сколько бы я еще мог так пролежать, притворяясь мертвым, до того момента, когда бы мне перерезала артерию одна из этих штуковин? Нужно было найти более безопасное место.
   Моим открывшимся глазам предстала картина, затмившая весь тот ужас, который мне довелось увидеть в приемном отделении больницы: вокруг в неестественных позах лежали изрезанные тела людей; кто-то полз, прыская кровью из вскрытых роботами кровеносных сосудов; пара солдат HECU, которых от сиюминутной гибели спасали бронежилеты, отбивались винтовками, словно бейсбольными битами, пока им не перерезали сухожилия прямо на моих глазах; кто-то все-таки успел сесть в грузовик и пытался поскорее удрать из этого места... Да, все это было тяжело воспринимать моему затуманенному рассудку, если бы не одно но: этот проворный водитель грузовика начал двигаться, набирая скорость, прямо в мою сторону. Было очевидно, что никто о моем здоровье и благополучии в тот момент заботиться не будет, поэтому, вдохнув воздух поглубже, я, перекатившись на правый бок, упал на асфальт. По затылку словно ударили молотом, но мне хватило сил взять себя в руки, вынуть катетер из вены и быстро отползти. Каталка от удара подлетела в воздух и, предположительно, с грохотом ударила об землю. Предположительно, потому что грохота слышно не было, так как все пространство заполняли издаваемые роботами звуки.
   В тот момент стало ясно, что из себя уже мертвого и безобидного не изобразишь, потому скорее нужно было убраться в куда менее опасное для жизни место. Так как меня перед самым налетом этих летающих мясорубок "припарковали" у грузовика, то было логично воспользоваться случаем и быстренько залезть по днище и подождать, когда все закончится. Однако, как оказалось, не только я был таким умным: под грузовиком уже лежало с полдюжины солдат, которые, увидев, что к ним желает присоединиться забинтованный и залепленный пластырем пострадавший почти что в чем мать родила(конечно, на меня надели рубашку, но толку от нее было ноль: она еле-еле прикрывала интимные места), решили, что еще одного "жильца" они не потянут, потому один из них повертел дулом автомата, тем самым давая мне понять, что "свободных мест" больше нет. Я все-таки ошибся, воины HECU все еще продолжали, видимо, по инерции сокращать популяцию работников Black Mesa.
   Я посмотрел в сторону больницы: у входа уже лежала куча трупов, один раненный тянулся к дверям, еще один долбил по ним что есть мочи, чтобы его впустили.
   Мясорубки начали разбивать стекла и залетать внутрь. Кто был рядом полез вслед за ними от безвыходности или безумия.
   Я начал вспоминать (на что, честно говоря, у меня не было времени) интерьер данного здания и практически сразу сделал вывод, что, несмотря на проломленные стекла, коридор и, предположительно, еще до кучи помещений останутся недосягаемыми для острых штуковин, правда, в том лишь случае, если двери кабинетов, имеющих окна, были закрыты.
   Мясорубки залетали роем в разбитые окна, пространство около входа немного, совсем немного, расчистилось. У меня более не было никаких соображений по поводу спасения своего существования от неминуемого конца, кроме как добежать до входа и надеяться, что все-таки впустят... Глупо, но, как я уже говорил, выбора не было, так как весь квартал кишел этими тварями.
   Бежать было сложно, но выбора опять не было. С большими усилиями я добрался до дверей. Внутри испуганно, с ужасом в глазах, на меня, еще пару бедолаг и нагромоздившиеся у дверей трупы взирали оставшиеся в здании выжившие. Внутри стояли два бойца HECU, которые кричали на ту самую женщину-доктора, которую я видел ранее. Было логично предположить, что доктор, вспоминая о данной ей клятве, пыталась всеми силами оказать помощь, а воины HECU... Все и так было ясно.
   Я старался не заглядывать назад, так как очень боялся, что меня уже приметили пара мясорубок и вот-вот изрежут мое тело вдоль и поперек. Солдаты и доктор продолжали спорить о судьбе трех оставшихся снаружи чудом выживших людей. Мне кажется, они бы так и продолжали пререкаться, но один из раненых полицейский (судя по форме, хотя через запрысканное кровью стекло было плохо видно), достал пистолет и выстрелил в одного из солдат.
   Второй немного опешил и, я уверен, испугался. Первый начал елозить по полу, глотая жадно воздух. Удар пули о бронежилет очень болезненный, особенно, если он пришелся по солнечному сплетению.
   Двери распахнулись, второй солдат быстро затащил нас в приемное отделение, пристрелив по ходу несколько роботов. Двери снова закрылись. Стекло в дверях было прочным - мясорубки не могли его пробить.
   Теперь я был пусть и в самом пекле, но с крышей над головой.
   Осмотрев тех двух, кто дождался-таки открытия дверей, и оказав им первую помощь, доктор подошла ко мне, спросив, все ли хорошо, как старые раны и есть ли новые. Я отмахнулся: в этот раз мне повезло, ни одной царапины (дополнительно к другим ранам), а старые не тревожили(хотя, скорее всего, я просто еще не отошел от шока). Доктор как-то странно посмотрела на меня и удалилась. И что-то мне подсказывало, что причиной этого взгляда было не то, что я был весь покрыт кровью.
  
   Мне хотелось уйти подальше от всего этого зрелища, найти кран с горячей водой и смыть с себя всю эту осевшую красную жидкость, избавиться от ее железного запаха. Безумие тихонько, словно молодое дерево, пускало корни в мой мозг. Я поплелся туда, где лежал до этого, не знаю почему, как вдруг мне послышался до боли знакомый голос, который почему-то мне сделал в тот момент так же больно, как и та пуля, вонзившаяся в мое тело ранее.
   - Томас? Томас Бор? Том!
   Мона...
  
  

Глава третья. 16:08

   Моника...
   - Это ты, Том? Том...
   Я должен был отнестись к этой встрече, как к дару небес. Появился человек, который мог, как Ангел, изгнать из моей головы демонов безумия и направить меня на верный путь. Однако, я не был рад этой встрече. Мне было больно, хотя в той ситуации, в которой оказались окружавшие меня люди, наверное, ни у кого не нашлось бы даже минуты на муки сердца. В миле от больницы стояла не весть откуда взявшаяся цитадель, из ее недр миллионами вылетали роботы-убийцы, превращавшие людей в фарш... а моя голова была занята болезненными воспоминаниями, связанными с этой девушкой. Томас Бор, ты идиот.
   - Прямо по коридору и направо. Там есть умывальник и нет окон. Попробую найти тебе одежду.
   Я не стал оборачиваться. Мне хотелось оттянуть момент, когда мне придется посмотреть ей в глаза. Мне было достаточно боли от отбитого затылка и дырки в боку, чтобы к этому еще добавилась боль душевная.
   Коридор был забит каталками с людьми, у стен сидели или лежали раненые, успевшие выбежать из палат до того, как туда хлынули волны мясорубок. Я добрался до указанного места: туалетной комнаты. Мыться было не очень удобно, но нежелание быть покрытым засыхающей пленкой из чужой крови заставляло не обращать внимания на некоторые сложности.
   Когда я отмылся, почувствовал себя намного легче. Еще бы сменить повязки, но всем сейчас точно не до меня, учитывая то, что я мог передвигаться на своих двоих.
   В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, зашли. В дверном проеме кабинки показалась рука, держащая сверток из голубой одежды.
   - Держи. Здесь хирургичка. Я не нашла твои вещи... Не искала. Пока так.
   Я начал быстро натягивать на себя униформу хирурга. Вдруг ко мне начало возвращаться ощущение, будто я иду по заведомо расставленным для меня рельсам. Моя тушка была кем-то или чем-то ведома. Мистика какая-то... Я отбросил эти мысли, как ранее отбросил от себя окровавленную рубашку. По крайней мере, здесь не Black Mesa, а значит, дела мои уже не так плохи. Правда, оставался открытым один очень важный вопрос, который я все еще боялся себе задавать.
  
   - Здесь еще тапочки... Том, у меня столько вопросов, и совсем нет на них времени...
   Несмотря на то, что я оказался в подобной ситуации, во мне не нашлось сил ответить взаимностью.
   -Ты вроде на ногах. Ты можешь помочь мне... нам? Много раненых, мы не справляемся.
   Я вышел из кабинки и оказался буквально в дюйме от Моны. На несколько секунд повисла тишина. Через стены до нас доносились крики, стрельба зенитных орудий, скрежет лезвий летучих охотников за человеческими головами. Но между нами была тишина. Это было хорошо.
   - Пойдем.
   Мы вернулись в приемное отделение. Ничего не изменилось, хотя у меня сложилось впечатление, что люди устали мучиться от боли, кричать от страха перед неизвестно откуда взявшимся врагом. Человек действительно оказался существом, способным привыкнуть к чему-либо угодно. Причем в кратчайшие сроки.
   - Томас, осматривай раненных, кому сможешь оказать помощь - оказывай. Насколько я помню, ты умный парень.
   На секунду мне показалось, что Моника еле заметно улыбнулась.
   - Если кто что попросит, постарайся помочь. Воды, например, принести.
   Люди в белых халатах носились, словно пчелы в улье. Некоторые, это было видно, чувствовали себя, как рыба в воде, большинство же походило на загнанных зверей.
   - Доктор!
   Меня кто-то потянул за штанину.
   - Пожалуйста...
   Опустив голову, я увидел пожилого мужчину, лежащего прямо у моих ног. У него был открытый перлом берцовой кости, часть которой оголилась и неприятно торчала из разорванной мышечной ткани.
   Можно было наложить шину, но это скорее для транспортировки. Транспортировать дальше уже некуда. Вроде как текла кровь, и я решил, что лучше бы наложить жгут. В поисках материала для оказания первой доврачебной помощи мои действия были немного стеснены другими врачами, потому ремень пострадавшего пригодился как нельзя кстати.
   Я довольно быстро привык к своей новой профессии. Толку от меня было немного, но нескольким пострадавшим моя помощь точно не помешала. Единственное, от беготни туда-сюда я утомился, начал ныть бок, заболела голова, на лбу выступила испарина. Я облокотился на стойку у стола приемного отделения, чтобы перевести дух. В двери все еще настойчиво долбили мясорубки, при ударе отскакивая и врезаясь в двери снова. Какая-то странная конструкция - деталь, позволяющая летать, в то же время была и орудием убийства. Мое внимание сфокусировалось на объектах, которые были чуть дальше. На шоссе, помимо брошенных гражданских автомобилей, стояла пара грузовиков, в одном из которых меня хотели увезти отсюда. Как раз над ним вилась пара десятков мэнхэков (подходящее название для этих штуковин (название, которое легко может прийти на ум англоговорящему: man -человек, hack - рубить. - Прим. автора)), видимо, пытаясь достать оттуда тех солдат, которые, как ни странно, к счастью, меня к себе не пустили. Один из мэнхэков на моих глазах залетел прямиком под грузовик. Очередь из автомата не заставила себя ждать. Одна из пуль попала в парадную дверь. Насквозь она ее не пробила, а лишь сделала маленькое отверстие, но стекло, хоть и прочное, все равно покрылось трещинами, словно на нем сплел причудливую паутину огромный паук.
   - Быстрее, завалите чем-нибудь дверь! - прокричал один из оставшихся в больнице солдат.
   Все, кто был на ногах, в том числе и я, начали захламлять дверь всем, что попадалось под руку. Да вот только напрасно.
   - Ребята, сейчас тряхнет!
   - Какого ж черта ты мол...
   Здание снова затряслось, причем намного сильнее, чем в прошлый раз. Дверь разлетелась на сотни мелких осколков.
   Спустя пару секунд от цитадели по земле пробежала ударная волна. Меня подбросило, но, благо, упав на пол, я ничего не ушиб. Когда я лежал и пытался придумать, что делать дальше, раздался оглушительный громоподобный звук, за которым незамедлительно последовала вспышка.
   Неужели по цитадели решили ударить баллистической ракетой?
  
  

Глава четвертая. 16:50

   Приемное отделение наполнилось ярким светом. Я закрыл глаза. Мое тело застыло, но разум прояснился, спала пелена слабости, мысли стали четче. Ко мне вернулся страх.
   Как я выжил после такого ранения? Как оказался здесь?
   Эти вопросы, которые я боялся себе задавать, наконец вырвались из оков моего рассудка и мчались по извилинам моего мозга в поисках ответов, словно стая голодных волков за беспомощной жертвой. Я не знал на них ответы и на вряд ли, как мне казалось в тот момент, их бы получил.
   - Мис-с-стер Бо-ор. Как оказалось, в вас сочетаются великолепный работник и невоспитанный человек...
   Опять он? Кто это такой? Черт возьми, почему, вместо ответов на мучающие меня вопросы, я получаю только лишь новые вопросы?
   - Поэтому я решил возложить полномочия на себя и решил вашу судьбу нес-с-сколько не так, как вы бы предпочли... Как вы видите, в ваше недолгое отсутс-с-ствие многое изменилось. Впереди много работы, мис-с-стер Бор. А сейчас... вы увидите то, что вскоре будет забыто. Наслаждайтесь.
   Этот... "маг-чародей" ехидно улыбнулся, а затем ушел в сторону источника яркого света и... исчез.
   Кто он такой? Пожалуй, это следующий вопрос, которого я буду бояться. А пока вполне было достаточно того, что известна причина моего чудесного спасения -- загадочный пожилой мужчина с действительно феноменальными способностями в синем классическом костюме, лакированных ботинках и черным кейсом в правой руке. Честно говоря, это был хреновый ответ.
  
   ***
   - Том! То-о-ом! Вставай же!
   Я чувствовал покалывание по всему телу, словно миллионы иголочек пытались перекроить меня в нечто новое. Это ощущение быстро прошло, зрение, пропажа которого была вызвана, очевидно, яркой вспышкой, постепенно возвращалось. Предо мной медленно вырисовывалось испуганное лицо Моники. Она что-то кричала мне. Я повернул голову в сторону выхода. Почему-то в первую очередь бросилось в глаза то, что резко изменилась погода: в небе повисли свинцовые тучи, расползались молнии и дождь лил, как из ведра.
   Яркая вспышка была вовсе не взрывом. Над башней-пришельцем образовался огромных размеров круглый (да-да, именно так, словно он был двумерным) объект красного цвета, вокруг которого закручивались облака. Из него тянулись толстые щупальца, которых было не менее полутора десятков, на концах распадающиеся на какие-то летающие аппараты. Эти аппараты рассыпались в воздухе и выпускали по земле или по пролетающим мимо истребителям очереди из своих орудий. К некоторым агрегатам были прикреплены различные непонятные штуки довольно больших размеров, сопоставимых с транспортерами. Пространство наполнил звук нескончаемой воздушной перестрелки.
   От этого завораживающего действа меня отвлек мимо проковылявший человек с какой-то уж чертовски большой головой.
   - Том! Давай же! Посмотри на меня!
   Я перевел взгляд снова на Монику. Над ее головой засиял ярко-зеленый шарик, типа тех, какие мне встретились ранее в Black Mesa. Вспомнив, что ничего хорошего они не предвещают, я собрался с силами и что было мочи отбросил от себя Мону. Шар вспыхнул, и из него вывалился двуногий хвостатый коричневый монстр с щупальцами вокруг пасти. Он прорычал в дюжине дюймов от моего лица, растопырив щупальца в стороны, и рухнул, будучи убитым автоматной очередью, выпущенной стоявшим неподалеку солдатом HECU.
   Переводить дух было некогда: всюду зажигались зеленые шары: в больнице, на дороге, в ближайших домах (судя по зеленым вспышках, которые виднелись в окнах). Шум воздушной перестрелки становился громче, слышался какой-то прерывистый гул издалека. Я чувствовал, как по кровеносным сосудам с огромной скоростью разносился адреналин, накатывая страх.
   - Томас, наверх! Пошли!
   Мы свернули в противоположную сторону от коридора, в котором я ранее лежал в полубессознательном состоянии. В это время в приемном отделении творился кромешный Ад: тут и двуногие чудовища, вцепившиеся мертвой хваткой в тела раненных, и крабоподобные паразиты, пытающиеся запрыгнуть кому-нибудь на голову, и метающиеся по разным сторонам треногие полосатые монстры с огромным фасеточным глазом вместо головы, и те самые мэнхэки, рассекающие первую попавшуюся плоть.
   Нам чудом удалось проскочить к лестнице, где уже началась давка. Над лестничной площадкой на втором этаже засиял шар, из которого спустя пару-тройку секунд выпрыгнул двуногий гуманоид с огромным красным глазом и третьей рукой посередине. Его появление поделило толпу ровно на две части. Часть начала давить вперед, другая часть -- назад. Нас чуть не сбило с ног, благо, я успел уцепиться за перила. Среди множества людей нашелся смельчак, который напал (лучшая защита -- нападение, не так ли?) на пришельца, но монстр тоже оказался не из робкого десятка и рассек лицо самопровозглашенному защитнику.
   Мы взбежали на третий этаж, рысцой пересекли длинный коридор. Здесь происходило то же самое, но людей было на порядок меньше. Мона, достав ключи из кармана халата, замызганного кровью, попыталась открыть дверь в какой-то кабинет, но ключи выпали из ее рук. Пока она пыталась провернуть операцию отпирания замка во второй раз, я обратил внимание, что нас приметил один из двуногих монстров. Не мешкая, он побежал в нашу сторону. Моника увидела это и, вскрикнув, отпрыгнула в мою сторону. Я закрыл ее своим телом, расставив руки по сторонам. Когда чудище оказалось совсем близко, я пнул его по морде (довольно опрометчиво, так как он мог успеть схватить меня за ногу). Тот совсем ненадолго опешил, прорычал и было уже плюнул кислотой, как вдруг один из коричнево-зеленых гуманоидов выстрелил в него ярко-зеленым энергетическим ("электрическиподобным" каким-то) лучом. Монстр замертво рухнул на пол. В его боку дымилась проделанная пришельцем дырка.
   - Господи Боже ты мой...
   Я уставился на нашего спасителя, а тот - на нас. Он не принимал каких-либо действий, я отвечал ему тем же. Хотя тогда было сложно сохранять свое положение в стационарном состоянии, потому как всюду творился хаос, нередко требующий хорошей реакции, чтобы на голову к тебе не прилетел краб-мозгосос.
   Махнув рукой, я указал Монике открыть наконец-то дверь. Немного погодя, замок-таки поддался. Мона буквально запрыгнула в помещение первой, затем настала моя очередь. Зайдя внутрь, я начал закрывать дверь, но не тут-то было, так как в тот же миг в помещение влетел наш спаситель-пришелец.
  

Глава пятая. 17:14

   Пришелец рванул в сторону Моны. Испугавшись, она вжалась в стену и закричала:
   - Убери его от меня!
   От неожиданной наглости гуманоида я растерялся и словно онемел . Но, к счастью, коричнево-зеленый человекоподобный монстр пробежал мимо Моники и остановился в дальнем углу помещения. Мона подбежала ко мне и спряталась за спину.
   Тут я вспомнил, что дверь все еще оставалась полуоткрытой, что я незамедлительно исправил. Для пущей безопасности заслонил дверь этажеркой.
   Все это время гуманоид стоял в дальнем углу комнаты, не проявляя никаких признаков агрессии. Стоял, тяжело дыша, и моргал своим огромным красным глазом, изредка открывая три верхних маленьких таких же красных глаза.
   Помещение было бывшей операционной или обыкновенным приемным кабинетом. На полу и деревянных столиках лежало множество инструментов, в число которых входили дрели, молотки, пилы и прочее; все было в пыли и грязи; на потолке висели на изогнутых проводах обыкновенные лампы накаливания; кое-где была видна еще сырая шпаклевка. Ремонт, видимо, только-только начался и неожиданно оборвался.
   - Господи, Томас... мне страшно.
   Мне тоже было страшно: покалеченный безоружный пациент и его безоружная спутница-врач оказались один на один с пришельцем, у которого черт знает что на уме.
   - Что мы будем делать?
   Нужно было как-то разобраться с гуманоидом. С одной стороны, он спас нас от неминуемой смерти и не пытался нас убить, а лишь без приглашения вошел внутрь помещения, но с другой - может быть, он просто восстанавливает свой энергетический заряд и вот-вот прикончит нас?
   - Куда ты? Не надо, пожалуйста...
   Я медленно, мелкими шажками, поплелся в сторону пришельца. Тот заметил это, но в ответ лишь шире раскрыл свой огромный глаз. "Если он дружелюбен, то почему бы не попробовать вступить с ним в контакт?" - думал я. Учитывая происходящее вокруг, то существо, умеющее стрелять, не имея в руках никакого оружия, здорово бы повысило наши шансы на выживание.
   - Томас, не надо, пожалуйста!
   Мне более ничего не пришло в голову, как протянуть руку в знак дружелюбия. Гуманоид не отреагировал. Плохо. В прочем, меня устраивала его... инертность.
   Я услышал тихий плач за своей спиной. Нервы у Моны сдавали. Все, что можно было увидеть за эти пару часов навряд ли у кого-нибудь могло уложиться в голове, кроме как у меня. Я уже видел подобное в Black Mesa...
   Этот комплекс пожирал привычный нам мир, медленно превращая его в свое подобие, и никто ничего не мог с этим поделать.
   - Господи Боже ты мой... Что я за врач такой... Томас, там осталось столько людей. Столько людей... Им всем нужна помощь. А я сбежала и заперлась в кабинете, в котором уместилось бы еще человек двадцать...
   Моника медленно сползала на пол, закрыв руками лицо. Мне стало ужасно жаль ее. Забыв о присутствии монстра в помещении, я направился к Моне, чтобы успокоить ее. Как только я отвернулся, гуманоид, оказавшийся за моей спиной, обхватил мою голову своими лампами.
   - То-о-о-о-м!
   Глаза застелило туманом, тело обмякло. Сознание покинуло меня.
   ***
   Мне стало легче. Раны больше не тревожили. Я чувствовал подъем сил.
   Помещение наполнилось резким запахом сигаретного дыма. Моника так и не бросила курить. Впрочем, я бы тоже не отказался от сигареты.
   Мона была на том же месте, где я ее видел перед тем, как упасть в обморок. Пришелец сидел чуть поодаль от меня и был как будто сильно уставшим.
   - Два дня назад тебя нашли у порога больницы. Порванная одежда вся в крови, многочисленные ссадины и ушибы, огнестрельное ранение в живот. Как раз заканчивалась моя смена... Тебя сложно было узнать, но на тебе был пропуск. На нем было твое имя и твоя фотография. Знаешь, как гром среди ясного неба. Я хорошо помню, как ты ушел в эту... что-то там Mesa. Я точно так же сидела на полу у себя в коридоре и плакала, потому что работа для тебя оказалась важнее.
   На дворе конец света, а мы беседуем о своих чувствах. Интересно, с точки зрения истины, что важнее?
   Как всегда человек видит ситуацию только со своей стороны. Я молил ее, чтобы она согласилась поехать со мной. Если не учитывать строгость всех правил Black Mesa, там можно было свить вполне себе уютное гнездышко.
   Она отказалась, но ее отказ, может быть, спас ей жизнь. Хотя, как оказалось, никто не мог убежать от этого чертова научно-исследовательского комплекса.
   Мона вобрала в легкие дыма и, медленно его выпустив, продолжила:
   - Когда же я все-таки узнала тебя, то никак не могла придти в себя. Как гром среди ясного неба... Спустя дня полтора в центре города после землетрясения появляется башня. Рядом стоящие здания рушатся. В городе военное положение, куча солдат и техники. А мы в миле от нее... Тысячи раненных... Некоторые сами приходили к нам, так как на дорогах было не протолкнуться. Нелепо связывать твое появление и появление цитадели. Но вы оба появились невесть откуда. Может быть, ты что-то знаешь, Том? Объясни мне хоть что-то, иначе я сойду с ума...
   Что я мог объяснить? Мне самому толком не было известно обо всем, что происходит. Один из солдат HECU что-то говорил про физиков. Мой коллега перед тем, как я отправился в кабинет за своим маловероятным увольнением, рассказал, что те же физики готовят всем нам что-то грандиозное. Потом взрыв... монстры... Вот монстры те же. Все эти крабоподобные паразиты, гуманоиды и прочие пришельцы. Порталы? Какая связь между этой инопланетной фауной и цитаделью, из которой лезут различные механизмы? Мэнхэки нападали как на людей, так и на монстров... Пожалуй, вопросов у меня было побольше, чем у Моны.
   Гуманоид повернулся в нашу сторону и выгнул спину.
   - Альянс! Альянс пришел порабощать сородичей Фримана!
   - Ах да, Томас, знакомьтесь...
  

Глава шестая. 17:40

   Я точно проснулся? Может этот, как оказывается, говорящий на английском языке монстр убил меня, и все это лишь предсмертные галлюцинации?
   - Он ничего плохого с тобой не сделал. Подержал за голову пару минут и отпустил... А потом заговорил. Странный способ вступить в контакт: ввести сначала в кому моего спутника, а потом уже представиться... Как тебя зовут, еще раз?
   - В вашем языке нет имени.
   - Ты только что мне представился?
   - Зовите меня Урия. Это название совсем немного похоже на мое настоящее.
   - Имя. Имя, а не название. Хотя какая разница... Томас, что мы будем делать? Нашей большой и дружной компанией...
   Все это было действительно похоже на сон, очень яркий и сочный, но от того не становившийся более реальным.
   Может я погиб еще в Black Mesa? В тот самый момент, когда вагонетка упала в бездну транспортного пути? Или когда я встретился лицом к лицу с сородичем этого Урии? Или меня убил один из ребят HECU? В конце концов, у меня была сквозная дырка в боку, и я вот- вот должен был умереть в пустыне, успокаивая из последних сил маленькую девочку.
   Все происходившее вокруг напоминало какой-то страшный сон, который впился во все мои конечности, а главное в сознание, не позволяя мне пошевелить даже... мыслью. Чертовы рельсы... Никогда бы не подумал, что однажды захочу, чтобы поезд сошел с рельс и разбился вдребезги. Но поезд, пассажиром которого я оказался, продолжал двигаться вперед все набирая и набирая обороты, не давая толком понять, что происходит вокруг.
   - Томасбор! Томасбор! Ты убил нашего сородича. На то не было причины. Но мы были врагами. Теперь мы друзья, Томасбор! Но мы никогда не забудем этого.
   Мягкие согласные давались Урии... практически никак. Речь звучала твердо и решительно, но в то же время растянуто, что придавало ей некую экзотичность, а информация, которую он пытался донести до нас -- таинственность. Действительно со мной разговаривал пришелец. Откуда он знал наш язык? Более того, откуда он узнал о той моей встречи с его сородичем?
   - Долго быть здесь нельзя. Цитадель близко, и они уже здесь. Их нужно бояться, Томасбор и его спутница!
   Мы переглянулись с Моной. Скорее всего она хотела увидеть мою реакцию на слова пришельца о надвигающейся угрозе, заметить, что я боюсь по крайнее мере меньше нее, и немного успокоиться. Но я почему-то задумался над обращением пришельца к нам и попытался найти подтверждение словам о спутнице в ее глазах. Я выбрал не самое удачное время.
   - Нам нужно уходить! Мои сородичи ждут меня и вас! Люди... принимают нас за врагов, уничтожая при этом. Это прискорбно. Но они все поймут. Вместе нам будет легче выжить, пока мир сородичей Фримана рушится.
   Действительно, мир свободного человека(Free men's world - получается игра слов. Учитывая акцент и некоторую специфичность речи вортигонта постороннему было бы сложно понять с первого раза, что речь идет о человеке с фамилией Freeman, которая, впрочем, тоже переводится как свободный человек. - Прим. автора) все меньше и меньше походил на самого себя.
   - Том, ты что, просто так доверишься ему? Нет, знаете, я конечно не против мира твоей расы и нашей, но по-моему лучше подождать помощи здесь... Здесь столько раненных, им нужна помощь. А я сижу здесь! Слушаю бред какого-то уродца, в существование которого заставляет верить только то, что я вижу его не одна! Том!
   В Монике смешивались все чувства, эмоции и мысли, которые были в тот момент в ее голове, в самый настоящий яд, который отравлял ее рассудок, заставляя окончательно сойти с ума. Десять минут назад она паниковала, спустя пять минут она погрузилась в уныние, а теперь ее терзала истерика, вызванная совестью. Она должна была быть с пострадавшими, помогать им, но вместо этого она спряталась. Было ли у кого право винить ее? Ни у кого, кроме как у нее самой.
   Я подошел к ней и взял за руку.
   - Я никуда не пойду! Оставь меня здесь! Не трогай меня! Ушел тогда, уходи и сейчас один!
   Мы не умеем прощать. От всех проблем у нас короткая память. И то не всегда.
   - Поторопитесь, Томасбор! Они совсем близко.
   Присев напротив в Моны я попытался заглянуть ей в глаза. Она всячески противилась этому.
   - Совсем нет времени, Томасбор!
   - Да заткнись ты уже! Я сказала, что никуда не уйду отсюда! И ты! Отвали от меня!
   Пришелец начал медленно пятиться назад.
   - Мы опоздали, Томасбор! Мы...
   Дверь в один миг разлетелась вдребезги, и в ту же секунду в помещение влетел робот-треножник. Его ноги были похожи на лошадиные, изогнутые в двух суставах в противоположные стороны, чуть выше моего роста, с крупным телом-головой, на которой сверкали голубым два большим механических глаза. В нижней части "головы" торчали две конечности, похожие на жала. Робот издал пронзительный крик, который скорее принадлежал к существу живому, но сильно механизированному.
   Треножник боднул пришельца, что тот отлетел аж в другой конец кабинета. Спустя пару секунд он резко, почти прыжком, развернулся в нашу сторону. Мона от страха резко встала на ноги, что, видимо, рассердило робота, который не долго думая выстрелил в нее из своих светящихся, как оказалось, орудий, а не глаз. Два острых голубых прута вонзились ей в грудь и живот.
   Вдруг робота поразил зеленый электрический луч. Затем другой. Все происходило так быстро, что я не успел понять, что Мона смертельно ранена. Третий зеленый луч. Робот завизжал, затем будто отряхнулся, чуть попятился назад и принял боевую стойку.
   -Томасбор! Помоги!
   Здесь я не растерялся. Схватил рядом лежащую кувалду и ударил что есть силы по роботу.
   - Томасбор! Помоги спутнице!
   Свечение прутьев становилось сильнее, они начали искриться. Было очевидно, что их скорее надо извлечь из тела, но время на то, чтобы провести эту процедуру как можно аккуратнее, отсутствовало.
   Я вытащил сначала один, отбросив его сразу же в сторону, затем второй -- без промедления выбросив его. Считанные секунды и они бы взорвались прямо внутри ран. Сила взрыва прутьев была небольшой, даже по сравнению с их размерами, но учитывая то, что взрыв в замкнутом пространстве приводит к более крупным разрушениям, Мону было бы уже не спасти, не успей я извлечь эти иглы из ран.
   Все это время зеленые лучи энергии, которые выпускал пришелец, пытались угомонить механического монстра, но тот лишь отскакивал назад при попадании или вовсе уворачивался, не забывая выпускать уже свои снаряды в нашего инопланетного защитника.
   Было ясно, что без моей помощи этого робота Урии не убить. Я пробежался глазами по полу и взял первое попавшееся орудие. Схватив монтировку покрепче я подбежал к треножнику и воткнул ее в брюхо, в ту часть, которая, как мне показалось, была наиболее уязвимой. Робот заревел, закрутился на месте, пытаясь, видимо, избавиться от лома. Пришелец еще пару раз ударил треножника лучом, а мой удар кувалдой окончательно добил его. Но был еще удар, еще и еще.
   - Томасбор! Он мертв! Успокойся и помоги своему сородичу!
   Из робота сочилась белая жидкость. Топливо или кровь? Киборг? Инопланетный организм, защищенный стальными сплавами, модифицированный только для одной цели -- насилия.
   - Ее телу плохо. Я слаб, Урия потерял много сил, исцелив тебя, Томасбор, и покалечив охотника. Не могу помочь ей. Мы должны идти к моим братьям. Вместе мы поможем ей.
   Урия взял Мону на руки. Она была без сознания. Раны были глубокими и нужно было хоть как-то замедлить кровотечение, например, с помощью грамотно положенных повязок и антикоагулянтов, однако для начала их надо было найти.
   Уставший пришелец, пациент госпиталя, черт знает как там оказавшийся. Все?... Ах да, еще монтировка. Отличная компания, мать ее.
  

Глава седьмая. 18:00

   -Нужно быть тихим и незаметным, как стена, Томасбор!
   Странное сравнение. Странная ситуация, в которой я оказался. Черта, а точнее черточка, которая разделяла границы реальности и безумия, постепенно размывалась, превращая мои мысли в голове в убийственный коктейль из воспоминаний и попыток объяснить все то, что произошло со мной за последние несколько часов.
   Я подошел к дверному проему, из которого пару минут назад выскочил треножник. В коридоре царила тьма. Свет, выбившийся из помещения, в котором мы находились, осветил часть стены. Огорчило ли это меня, или обрадовало, мне понять не удалось, так как в ту же секунду, как я задумался, мимо пробежала тень. Следом за ней еще несколько с очень большой скоростью. Детский смех, затем плачь. Эхо причудливых голосов.
   - Нам нужно идти скорее. Скоро придут другие охотники!
   Я посмотрел на вортигонта и обомлел. На руках он держал маленькую Аликс, бледную, всю в крови. Я закрыл глаза, потер лицо. Снова открыл глаза. Все тот же вортигонт, на руках у него Мона. Она ранена и умирает. Не время сходить с ума, Томас, нужно что-то делать.
   Высунувшись в проем, я несколько раз покрутил головой. Никого. Хотя нет, справа лежала чья-та туша: человека ли или пришельца мне только предстояло узнать. Сжав покрепче монтировку я направился мелкими шажками в сторону мертво лежащего тела.
   Подобравшись поближе, когда глаза уже привыкли к кромешной тьме, я начал исследовать труп почти на ощупь. Твердая одежда -- скорее всего бронежилет, мешковатая ткань -- униформа. Военный или HECU. Не плохо. Рядом лежал автомат, на спине висел рюкзак. Тяжелый. Нельзя было шуметь, но тело надо было как-то перевернуть, чтобы добыть рюкзак. Вроде получилось. Напоследок стащил с его головы каску. Она ему не пригодится, а мне в самый раз. От паразитов-мозгососов, например.
   Вернувшись с добычей обратно, я начал исследовать содержимое вещь-мешка. Паек, пара обойм. Одна пустая. Фонарик. Полезно. Средства первой помощи. То, что нужно!
   Вортигонт, как-будто читая мои мысли, положил рядом со мной Мону. Я насыпал на раны антисептик и наложил повязки, но этого было недостаточно.
   - Этого недостаточно, дух покидает ее. Нам нужно идти к братьям.
   Надев каску, разобравшись с устройством автомата и зацепив монтировку за пояс я вышел из помещения. У каски, к счастью(скорее к сожалению), оказался прибор ночного видения. Я было отдал фонарик пришельцу, но тот отказался.
   - От ока вортигонтов ничего не скрыть.
   Коридор залился зеленым. Картинка была не очень четкой, но видимость увеличилась на порядок. Но мне поскорее захотелось выключить этот прибор...
   Стены, измазанные всем, чем угодно, только не тем, чем нужно: мазки, брызги, пятна крови. На полу, у все тех же стен лежали обездвиженные тела пришельцев и людей. Пол липкий - он был залит кровью и слизью. Где-то наверху потрескивала ртутная лампа, издалека доносился чей-то крик, из вентиляционных шахт слышался шепот и скрежетание.
   Все то время, которое я провел в больнице, мне казалось, что хуже быть уже не может, ведь Black Mesa где-то там, далеко. Я сбежал от туда, выжил чудесным образом. Но нет... Хищная пасть неожиданно ожившего рукотворного монстра медленно пожирала остатки привычного человеку мира, медленно переваривая их и превращая в свое подобие.
   Я не выбрался из бездны. Я достиг ее дна.
   - Нам нужно вниз. Где-то внизу ждут нас мои братья! Я чувствую дух вортигонта.
   Где-то... Отлично. Куда? Зачем? Как?
   Я неодобрительно посмотрел в сторону пришельца. Урия бесшумно направился к лестнице. Я обогнал его, выставил вперед оружие и, стараясь не издавать ни единого звука, медленно зашагал вперед.
   Удивительно, но нам не встретился ни один монстр. Мне пришлось лишь поостеречься тупа с прыгучим паразитом на голове. Тело мозгососа, вцепившееся своими лапками в грудную клетку и спину, пульсировало, конечности трупа изредка подрагивали. Жуткое зрелище.
   Лестница. На потолке над площадкой висели те самые штуки с высунутыми до пола языками-веревками.
   - Барнаклы. Будучи осторожными, мы можем избежать опасности.
   Как только вортигонт произнес эти слова, здание зашаталось, словно гром по больнице разнесся скрежет металла, затрещали бетонные конструкции. Под аккомпанементы этого невыносимого грохота меня со всей силы отбросило в сторону барнаклов.
   Толчки продолжались, но в тот момент я уже был озабочен тем, что все три твари обхватили меня своими языками и практически обездвижили меня: одна обхватила ноги, другая - шею, третья - правую руку. Рывками мое беспомощное тело потянуло вверх.
   Нет, не совсем беспомощное. Левая рука была свободна, а значит ей я мог выхватить монтировку и оказать хоть какое-то сопротивление.
   Я ударил пару раз, что было мочи, по барнаклу, который держал меня за шею. Эта штуковина издала рык, отпустил меня, втянула язык, а затем выплюнула на меня все свое содержимое.
   На миг меня посетила мысль о том, что было бы лучше на тот момент: быть сожранным этими тварями или измазаться переваренной человеческими кровью и внутренностями.
   Обхватив правой рукой язык барнакла, я подтянулся и ударил несколько раз. Продолжая держаться за язык, я дотянулся до третьего в тот самый момент, когда он уже почти проглотил мои ноги. Спрыгнув вниз и схватив автомат, я замотал головой в поисках вортигонта и Моны (даже не ожидал от себя такой прыти, впрочем, человек адаптируется к любым условиям обитания).
   Толчки прекратились, воцарилась мертвая тишина. Минуту спустя ее нарушил звук капающей воды. Здание трещало по швам и было очевидно, что нужно убираться от туда как можно скорее.
   - Томасбор! Мы здесь. Мы идем.
   Урия вышел из темного угла коридора, держа на руках обмякшее тело Моны.
   - Ее дух уходит. Скорее за ним!
   Мы спустились, аккуратно обходя бараклов, вниз.
   - Стой!
   У приемной шаркали два охотника, внимательно осматривая трупы.
   - Нам нужно пройти мимо них. Нам нужен свежий воздух.
   На улицу, значит. Странная у них манера говорить. Откуда вообще он знал наш язык? Ну, да ладно.
   Двух охотников нам было не потянуть. Можно было просто подождать, пока они разберутся со своими делами, но тогда могла возникнуть вероятность того, что один или сразу оба отправятся в нашу сторону. Напротив был кабинет, который, скорее всего, был связан с вентиляционной системой. Через шахту можно добраться до ближайшего кондиционера, выбить его, благо есть монтировка, и выбраться наружу. Но вортигонт довольно большой, к тому же раненная Мона...
   Я не успел закончить свои рассуждения. Мимо меня пробежала Аликс, остановилась у кабинета, обернулась ко мне, улыбнулась и скрылась за дверью. Что происходит в моей голове?...
   Сзади послышались топот и рычание. Машинально, а точнее испугавшись, я моментально рванул в кабинет, следом за мной и вортигонт. Охотники, видимо, что-то заметили и рванули в нашу сторону. Через щель в двери я увидел, как один из треножников начал подниматься по лестнице, а второй остановился и направился в сторону приемной. Послышалось клацанье железных лап, звук выстрелов, рев пораженного паразитом человека.
   Обошлось.
   Все то время я будто слился с стеной, не шевеля ни единой конечностью. Поняв, что опасность миновала, я начал рассматривать стены на наличие вентиляционной шахты. Как вдруг неловким движением уронил на пол какую-то штуковину.
   - Напоминаем, что подобные сооружения появлялись по всему миру в течении последних двух дней. Самые крупные цитадели возникли в Нью-Йорке, Чикаго, Берлине, Лондоне, Пекине, Москве, Риме и других столицах и крупных городах Земли. Их появление вызвало крупные разрушения, которые повлекли за собой огромное количество пострадавших. Несколько часов назад были замечены аномалии над цитаделями по всему миру. Президенты США, стран НАТО и России , председатель КНР уже заключили договор о кооперации , в случае возникновения угрозы...
   Я пытался дрожащими руками наконец вырубить этот чертов приемник.
   - Только что нам стало известно, что в нескольких городах возникли вооруженные столкновения с представителями пришельцев. Просим не беспокоиться граждан США, в нашей стране боевые действия ведутся успешно и в скором времени неприятель...
   Да-да, конечно, успешно. Я даже не слышал выстрелов и взрывов ракет. Этот город был полностью под контролем пришельцев, как и многие другие. Они доставили сюда свои цитадели, как наживку. Вся военная мощь была сконцентрирована прямо у них под носом. Никто же не знал, что над башнями появятся воронки, из которых миллионами полезет всякая дрянь. Но это СМИ и правительство. СМИ и правительство останутся СМИ и правительством, даже когда у них не останется масс.
   В дверном проеме показался охотник. Я зажал спусковой крючок. Вспышки выстрелов лишили меня зрения. Магазин опустел, я приподнял прибор ночного видения, чтобы увидеть результат.
   Треножник, будто ничего и не было, яростно завизжал и рванул в нашу сторону.
   Отрицательный результат.
  

Глава восьмая. 18:40

   Я не пытался забиться в угол, как это сделал мой инопланетный партнер по выживанию. Я остался на том же месте. Как мне показалось, давать отсрочку своей неминуемой гибели не имеет смысла. Больше ничего не имело смысла, кроме боли в голове.
   Там, в недрах моего мозга, накопилось так много... недосказанного и не сделанного. Много лишнего как сказанного, так и сделанного.
   Мона. Она узнала, что мне предложили контракт на десять лет в научно-исследовательском комплексе Black Mesa. Я счастлив, ведь мой ум и интеллект оценили действительно по достоинству. Она опечалена. Моника не хочет прожить десять лет где-то в горах, в тысячах миль от людей.
   Я уже подписал контракт, ни с кем не посоветовавшись, потому что был уверен в том, что это отличная возможность показать себя, применить свои знания, оставить след в истории.
   Мона беременна, она не хочет, чтобы ребенок рос под землей.
   Охотник с разбегу врезался в дверной проем, который оказался слишком узким. Снова врезался. Бетонная пыль и деревянные щепки разлетелись в разные стороны, окутав проем сероватой дымкой.
   Мне звонит Мона. Она плачет. У нее случился выкидыш из-за перенесенного нервного срыва. Моника уверена, что виноват в этом только я. Она права.
   Я начинаю пить. Это было не так просто, как может показаться. Спиртных напитков в Black Mesa нет. Я разбавляю спирт водой и получаю омерзительное пойло, хуже которого только мое настроение. Мне не хочу спиться, я просто хочу, чтобы меня уволили из ненавистного мне места. Меня понижают и переводят в лабораторию, где нет доступа к растворителям.
   Звонок. Мона. Она больше не ждет меня. Я все растерял, кроме отчаяния и ненависти. Ненависти ко всему, к чему касалась моя рука.
   Стены все еще удерживали охотника за пределами комнаты. Поняв, что к чему, я, словно из болота, выбираюсь из вязких воспоминаний и трясущимися руками лезу в рюкзак за обоймой.
   Охотник в очередной раз настигает дверного проема, как вдруг его буквально сносит огромная, леденящая душу, тварь, которую мне не удалось толком разглядеть.
   - Страж муравьиных львов случайно помог нам. В другой раз он убьет нас. Нам нужно бежать, Томасбор!
   Мне не захотелось рассмотреть повнимательнее нашего случайного спасителя, потому я сразу побежал к выходу.
   На улице лежали сотни человеческих трупов в вперемешку с пришельцами. Вдалеке слышались удары о землю, похожие на топот какого-то мифического гиганта. Над цитаделью все так же висел портал, из которого прибывали войска инопланетного врага. На фоне красного неба истребители вступали в короткие баталии с противником. К башне тянулись белые полосы, оставленные ракетами, которым было не суждено достигнуть цели: летательные аппараты Альянса сбивали их на почтительном расстоянии от цели. Некоторые здания были обрушены до основания, в других были выбиты практически все окна. На землю медленно падали капли дождя вперемешку с серыми хлопьями пепла.Недалеко пролетели несколько менхеков, преследуя вопившую от ужаса дворняжку.
   Шум ударов о землю становился громче, поэтому надо было найти транспорт как можно скорее и удрать отсюда сию же минуту.
   Как и пару дней назад, я искал выход, которого не было.
   В нескольких шагах от меня стоял военный автомобиль с открытой дверью, на которой повис боец HECU.
   - Я укажу путь. Это сооружение, сделанное человеком. Там люди и вортигонты не находят общий язык.
   В автомобиле работала рация, эфир которой захлебывался от града радиопередач.
   - Отряд Дельта в торговом центре. Их зажали треноги!
   - Вышлите им подкрепления, Чарли и Браво.
   - Чарли, выйдите на связь!
   - Чарли... Чарли... Остал... Один... Помогите мне! Нас порвали в клочья!
   - Браво! Браво! Нужны люди! Они выживают нас из центра!
   - Браво! Они сбивают наши ракеты... Черт знает как к ним подобраться! Стингеры бесполезная х...
   - Эх... Эхо... Из под земли лезет какая-то херня! Они всех мочат! Всех!
   - Здесь кромешный ад, мать вашу, заберите меня! Заб...те м...я!!
   - Ч... пр... че... н... н... ну... п...щь...
   - Глу... сигналы! Половина страны молчит! Меняй... диа...
   - Есть к... в э...ре? От...тесь!
   - От... н... ско...?
   - ...
   Машина завелась сразу. Я тронулся, посмотрев перед этим в боковое зеркало. Там на зеркальной поверхности выросла огромная голова о трех ногах. У основания головы появился синий огонек, который скоро начал усиливать свечение.
   Луч проскочил мимо, но попал в канализационный люк недалеко от которого ехал наш бронеавтомобиль. Крышка люка подлетела и упала на крышу. Раздался грохот, машину слегка подбросило, но я удержал управление.
   На лбу выступила испарина, по телу пробежала дрожь, вызванная избыточным выбросом адреналина в кровь.
   - Направо! Налево! Налево! Уже скоро, Томас Бор!
   Было видно, что военные старались очистить дороги от транспорта, но тут и там на пути встречались заброшенные автомобили.
   По пути во встречное здание опала шальная ракета, обрушив почти всю стену. Я увидел, как на третьем этаже, обезумевшая от ужаса пара в обнимку лежала под обеденным столом. Этажом выше лаяла задрав морду вверх овчарка, присев рядом со своим неподвижным хозяином. Почему эти люди не покинули город, когда была такая возможность?
   - Вот здесь!
   Торговый центр. Бывший торговый цент, скорее так, потому что в тот момент времени он напоминал скорее осажденную крепость: баррикады из опрокинутых автомобилей, трупы уже знакомых мне пришельцев, каких-то зеленоватого цвета жуков(?), воронки от взрывов гранат (или от лучей огромных треножников?), окровавленные тела как мирных жителей, так и солдат. Вокруг торгового центра сновали солдаты, попутно отстреливаясь от охотников, в сотне футов от здания прохаживался огромный черный треножник, высотой с семиэтажный дом. Под головой было подвешена внушительная пушка, из которой одним выстрелом он снес треть стены здания.
   Исполинскую машину убийства окутало дымом, так что можно было понадеяться на то, что она нас не заметит.
   Я вдавил педаль газа в пол. И закрыл глаза. Никакого другого способа подойти ближе к центру мне в голову не пришло. Машина на чем-то подскочила несколько раз, а затем резко остановилась, видимо, ударившись в стену.
   В глазах засияли сотни маленьких искорок. Затем меня кто-то энергично потряс за плечо. Я открыл глаза.
   Мы врезались в стену рядом со входом, попутно при этом задавив жука: сразу за капотом торчала пара дергающихся в предсмертной агонии ножек.
   - Быстрее, Томасбор!
   Я довольно быстро выбрался, не смотря на легкое головокружение. Пришелец с Моной на руках побежал ко входу, не пропустив меня вперед. Мы вбежали на второй этаж, обогнули пару коридоров. В здании царил хаос: все те же кровавые следы, разбросанные повсюду бесхозные вещи, разбитые мэнхеки. Трупы почти не встречались, оно и понятно: кто же пойдет за одеждой и подобным товаром, когда, во-первых, в центре города стоит черт знает откуда взявшаяся башня, а во-вторых, когда почти все продавцы попрятались по своим норкам.
   Мы были где-то в глубине торгового центра. Было довольно тихо, хотя с улицы периодически доносились взрывы и очереди выстрелов.
   Вортигонт торопился и зря: нас встретили два недружелюбно настроенных парня.
   - Э-э-э, стоять, нахрен, положь ее!
   - Да, да, опусти девушку, людоед чертов!
   - Ей нужна помощь, пустите меня к моим братьям!
   - Твою мать, он говорит, он говорит!
   Один высокий, другой - чуть меньше. Оба были одеты в обычную одежду, никаких военных примочек я у них не заметил. Однако у них были помповое ружье и револьвер.
   - Э-э-э, смотри, тут еще один! Он что, с ним?
   - Ты, эй, положи ствол-то на землю, окей?
   - Когда ты успел с этим подружиться? Почему он тебя не убил? А? Тоже пришелец? А?
   - Да, да, пришелец тоже? Принял облик человека, да? Положь ствол, понял?
   Кто такие, откуда они здесь? Хотя если присмотреться и поразмыслить, на что времени у нас всех не было, то можно было кое-что понять: пара малолеток-беспризорников, пользуясь отсутствием персонала торгового центра, проникли внутрь, вдоволь насладились предоставленными, почти на блюдечке, благами, возомнили себя взрослыми и строят из себя теперь хозяев, несмотря на то, что вокруг творится кромешный ад.
   - Нам нужно идти, сородич...
   - Какие, нахрен, мы тебе сородичи? Что за слово такое? Видишь, что там твориться? Это все из-за вас, из-за вас, а я умирать не хочу! Понял! Не хочу!
   - Тише, тише, Боб, здесь мы в безопасности...
   Идиоты есть всегда и везде, не зависимо от климатических условий, времени суток, политического устройства страны и даже независимо от того, что пришельцы где-то там, за толщей бетонных стен, превращают в фарш все живое.
   - Я иду, ей нужна помощь!
   - Никуда ты не пойдешь!
   Высокий толкнул Урию, да так сильно, что тот не удержался и упал.
   - Достал ты меня!
   Он встал над головой вортигонта и направил в его огромный красный глаз дуло дробовика, в то время как его напарник держал меня на мушке.
   - Не надо, я не враг! Надо помочь! Надо помочь!
   Я выстрелил. Раздалась короткая очередь из пяти патронов. Звук выстрелов и падающих гильз.
   - А-а-а-а-а!
   Я снова выстрелил.
   Я убил их. Это оказалось слишком просто, что больше всего напугало меня.
   Два мертвых подростка. Стоит ли жизнь хотя бы одной другой насильно прерванной жизни? Этот вопрос начал занимать все пространство в моей голове, словно злокачественная опухоль, отдавая метастазами во все участки мозга.
   - Мы можем идти, Томасбор...
   Это был вопрос?
   Вортигонт как-то виновато-то посмотрел на меня. Я не ждал слов благодарности. За такое не благодарят.
   -Что заставляет вас быть людьми, Томасбор?
   Наверное, желание не быть похожими на обезьян.
  

Глава девятая. 19:10

   Я медленно зашагал за вортигонтом.
   - Мои братья совсем близко.
   Мы шли мимо магазинов с одеждой и обувью. Наряженные манекены молча следили за нами. На голове одной из пластиковых фигур сидел паразит, безрезультатно пытаясь отравить свою жертву. Он пытался вонзить свои клешни в грудь, но те никак не могли пробить пластиковое тело. Это действо заворожило меня, я остановился.
   Мертвецу в голову залезть невозможно. Чем руководствовались те два паренька, которые встретили пришельца, на руках которого лежало обмякшее тело женщины, и мужчину, вымазанного в крови, в форме медика, с военной каской на голове и автоматом в руках? Неужели они думали, что эти двое не причинят им вреда? Может они были под действием наркотиков?
   Эти вопросы были похожи на поиск оправдания. Но мне не было оправдания.
   За окном творилось черт знает что, над городом повис портал, из которого роем прилетали какие-то механизмы, в небе парили роботы мясорубки, в зданиях, которые когда-то казались нам неприступными крепостями, бегали в поисках жертвы трехногие охотники, а по улицам раскалывая асфальт прогуливались их братья, только ростом в несколько раз больше.
   Я убил двух человек в погоне за иллюзорным спасением Моники.
   Что если вортигонт обманул меня? Что, если он ведет меня в ловушку? Может быть не просто так один из парней назвал его людоедом? Глупости...
   - Я ничего не скажу твоей спутнице. Она не узнает. Никто не узнает, Томасбор.
   Манекен, переминаясь с ноги на ногу, поднял руки к голове и вцепился ими в паразита.
   Пора было идти, как можно скорее, обгоняя свои мысли, не давая им запутать мой рассудок. Иллюзии одолевали меня.
   Мы завернули к длинному коридору, по бокам которого, сверкая ртутными лампами, располагались торговые ряды. Проходя мимо одного из магазинчиков я услышал странные звуки. Внутри помещения барахтался двуногий щупальцеротый монстр. Он елозил на боку, периодически выплевывая и себя сгустки желто-зеленной массы, которая попав на пол начинала в туже секунду дымиться. Видимых повреждений на нем не было и от чего он так корчился мне было не понятно. Я покосился в сторону вортигонта, который уже порядочно обогнал меня.
   - Ваш окружающий мир совсем не дружелюбен к гостям. Не стоит бояться только муравьиным львам и братьям вортигонтам. У них есть эссенция.
   Инфекция. Законы природы начинали работать на нас. Однако, что способна предоставить Земля против высокоразвитых захватчиков? Флора пришельцев рано или поздно умрет, единицы смогут адаптироваться. Но это будет не скоро. С механизированными представителями инопланетной расы дело обстояло сложнее.
   - Кто-то слабее, кто-то сильнее. Кто-то уйдет раньше, кто-то позже. Твоя спутница слаба, нужно поспешить.
   C точки зрения природы, она променяла шило на мыло. Но Земля скорее обрадуется смене хозяев.
   К реальности меня вернули очередные подземные толчки. В этот раз тряхнуло не сильно, все смогли удержаться на ногах.
   - Сзади! Томасбор! Сзади!
   Я обернулся назад и увидел перед собой то самое нечто, которое не так давно спасло нам жизнь. Большое, метр три, продолговатое туловище, большую часть которого занимала голова, огромные лапы, передняя пара которых находилась намного выше задней. Огромная голова практически свешивалась вперед над остальными частями тела.
   - Этот мирмидонт не поможет нам!
   Я что было сил прыгнул вперед и побежал за Урией. Существо вскрикнуло пару раз и отправилось за нами, издавая такой топот, что создавалось ощущение, будто за тобой бежал табун лошадей.
   Мы пару раз завернули в лабиринте торгового центра. Впереди оказался длинный коридор. Все это время мирмидонт (или как его там) довольно быстро нагонял нас.
   - Мы близко!
   Я чудом увернулся от языков потолочных прилипал. А вот наш преследователь угодил в ловушку сразу к пяти неподвижным охотникам. Он зарычал, но щупальца плотно обхватили все его конечности. Пришелец был практически обездвижен.
   - Идем!
   Увидев, что монстр больше не представляет никакой опасности, я остановился и снял рюкзак со спины. Граната была несколько тяжелее, чем я представлял себе. Выпрямив усики(сначала выдернуть кольцо не получилось именно по причине этого нехитрого предохранителя), выдернув с большим трудом чеку я вплотную подошел к мирмидонту. Он потянулся ко мне своей огромной головой и зарычал. Именно в этот момент я засунул в его широко раскрытую пасть гранату.
   Мне захотелось его убить, и я убил его. Смерть не так плоха, когда она тебя не касается.
   * * *
   Мы остановились в конце одного и многочисленных коридоров. В центре этого тупика находилась дверь, к которой вортигонт незамедлительно направился, что-то напевая себе под нос. Дверь открылась, и в проеме оказался точно такой же пришелец. Они что-то сказали друг другу на известном только им языке.
   - Пойдем, друг!
   Мы оказались в просторном помещении, которое было отведено под обувной магазин, судя по количеству обуви. Освещением служила одна единственная свеча, рядом с которой сидели в обнимку женщина и маленький мальчик. Они не обратили внимание на наше прибытие, все время их взгляд был сосредоточен на тусклом пламени огня. Рядом с ними стоял вортигонт, который переговаривался о чем-то с другим себе подобным пришельцем. Всего их было четыре, вместе с Урией.
   - Устраивайся в этом скромном обиталище, Томасбор! Мы будем помогать твоей спутнице!
   Тело Моны возложили на обувную стойку в углу комнаты. Ее окружили вортигонты и подняли над ней руки. В их руках засияли зеленые огоньки, цвет их кожи начал медленно приобретать фиолетовый оттенок.
   Я смотрел на это зрелище и думал над всеми событиями, которые произошли в моей жизни за последние несколько дней.
   В моей голове возникли лица двух чумазых подростков. Потом лицо умирающего Сэма. Дик. Аликс.
   Я снова посмотрел на женщину и ее дитя. Эти лица казались мне знакомыми.
   В доме отключился свет из-за бущующего урагана. Мы спустились в подвал и зажгли свечу.
   - Все с тобой будет хорошо, если в твоей душе есть вот такой маленький огонек, Томас. Если он будет у тебя, то нечего тебе бояться.
   Мама улыбнулась и мне сразу стало легче.
   - Мир иногда жесток. Но не забывай о том, что ты человек. Быть человеком не сложно, как может тебе показаться потом. Иногда тебе не будет хватать тепла, человеческого тепла. Береги этот огонек. Его пламенем может быть что угодно, пусть даже это воспоминание.
   Мама снова улыбается, хотя творит беспредел стихия, совсем неподвластная человеку. Как и сейчас.
   Но сейчас я не чувствовал огонька. Моя свеча потухла под напором урагана. Я не чувствовал себя больше тем самым Томасом, о котором я прокручивал воспоминания у себя в голове. Что-то пошло не так, мир казался иллюзорным. Моя жизнь казалась иллюзорной, лишенной выбора.
   Мальчик встал, медленно подошел к стене и прислонился к ней. Словно заговоренный я пошел за мальчиком. В стене что-то противно жужжало, но скоро звук прекратился.
   Меня резко отбросило назад, тело пронзила невыносимая боль.
   Последнее, что я увидел, это голова огромного тренога и отлетающие от него синие сгустки плазмы.
   * * *
   Я провалился во тьму, где мне невыносимо не хватало маленького огонька свечи.

Глава десятая. ...

   - Граждане... Граждане Земли! Да, именно так, граждане Земли! Я обращаюсь к вам! Внимание! С Вами говорит Уоллес Брин, администратор научно-исследовательского комплекса Black Mesa.
   Громкий голос. Говоривший явно был напуган.
   - Граждане Земли! Теперь, когда человечество вступило в новую эпоху... Точнее еще не вступило! Но...
   Несколько часов назад, в Black Mesa, лучшие умы Америки открыли портал... Портал в новый мир! Новый мир, где живут наши новые друзья, способные показать нам, людям, как можно и нужно строить общество! Общество, где нет войн, голода, болезней и прочих замедлителей нашего с вами прогресса! Общество, где нет разделений на расы и национальности! Общество , где вы можете почувствовать себя частью целого!
   Голос становился уверенней.
   - Вы скажете, что такое общество нереально? Нет. Оно абсолютно реально! Представители галактической цивилизации, которые прибыли на нашу с вами планету, способны показать нам, подсказать и помочь, как осуществить наши сокровенные мечты!
   Но почему же вокруг происходят непотребные вещи, спросите вы? Все очень просто! Вместо того, чтобы встретить нашего гостя с распростертыми объятиями, мы подняли оружие! Нашим гостям ничего не оставалось, как защищаться! Поэтому, во избежание дальнейших боевых действий, которые повлекут за собой все больше и больше смертей, прошу вас, умоляю вас, сложите оружие!
   Наши высокоразвитые друзья пришли к нам с миром! С великой миссией спасти человечество от гибели и привести его к всеобщему процветанию! Наши гости, наши новые друзья обещают, дают слово, что если люди сложат оружие, то сию же минут война прекратится!
   Сотни лет человек искал брата по разуму! И вот настал тот день, когда у человека появилась возможность познакомиться со вселенной, у которой никогда не будет границ! Все, что нужно человеку -- перестать считать своего брата врагом, перестать стрелять в миссионеров, которые хотят сделать нашу планету только лучше!
   Голос набирал обороты. Говорившему начинало нравиться то, что он делает.
   * * *
   Я попытался открыть глаза. Они не поддавались. Было тяжко и больно. Но веки правого глаза все же распахнулись.
   Наверху медленно плыли розовато-красные облака. Солнце медленно скрывалось за горизонтом.
   Где Мона? Где вортигонты?
   Нужно было подняться и осмотреться вокруг. У меня не получилось. Повернув голову набок в паре метров от себя я увидел человеческую руку... Это была моя рука, отдельно лежащая от моего тела. Меня начал охватывать ужас. Медленно я повернул голову налево -- левая рука была оторвано по плечо. Приподняв голову передо мной предстала подобная картина -- мои ноги также были отсечены взрывом: правая по колено, левое -- по бедро.
   Ужас. Ужас одинокого умирающего беспомощного существа.
   Совсем рядом, где-то над ухом, послышалось противное пиликанье. Надо мной повис шарообразный робот из четырех железных лепестков с оранжевым глазком посередине.
   - У вас есть выбор, граждане Земли! Увидеть мир, которого так долго пытались достичь наши предки, или кануть в небытие, продолжая проливать кровь за общество, погрязшее в первобытных инстинктах!
   В роботе что-то щелкнуло и меня тут же ослепило вспышкой.
   - Выбор! Разве враг дал бы Вам возможность сделать выбор?
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"