Саградо Ольгерд: другие произведения.

Знак Охотника

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодые корра, перед тем, как стать Охотниками, должны пройти начальную тренировку, а затем испытание... Испытание Огнем, чтобы получить свой Знак Охотника...


   Знак Охотника
  
   1
  
   Жизнь молодого шаван* сложна. Конечно, у каждого она по-своему наполнена трудностями и препятствиями, но в общей сложности - это трудный период, который должен пройти каждый шаван.
   Так начал жить и Вальд'аир*. Он был рожден в семье шаван - его отец был помощником библиотекаря в клане Аир, хотя сам был рожден в клане Дар, а мать посудомойкой сулдара* Аир. С десяти лет он работал на кухнях ал'наара* Кардаса'аира. Каждый день он драил посуду, натирал столы в столовых ал'наара, вымывал полы, а также занимался другой черной работенкой. Но такова была его судьба, судьба шаван. Иногда его, в награду за хорошую работу, отправляли помогать отцу в библиотеку. Там он отдыхал... Савильд'дар, так звали отца Вальд'аира, давал ему какую-то интересную книжицу и молодой шаван читал. Читал, пока не засыпал.
   Со временем ему стали доверять более ответственные задания. Он меньше драил грязную посуду, больше возился с готовкой. Свободного времени появилось больше, которое он проводил в библиотеке отца. Вальд много читал.
   Семьдесят лет Вальд'аир служил на кухнях. Семьдесят лет, пока не пришел а'шаван* из касты воинов. Воин отбирал юнцов в ряды Охотников. Вальду повезло. Его отобрали. Конечно, он все еще оставался шаван, но он был уже не тем грязным слугой. Он стал воином!
   Хотя "воин" громко сказано. Он еще ничего не умел. Вся его сила и ловкость была подарком природы, то есть врожденными. Все свои восемьдесят лет он прогибался бод тяжестью подносов, а теперь же его мечты начинали осуществляться.
   Простому шаван не разрешается использовать клинковое оружие - ни меча, ни кинжала, ни топора... так сказано в Каноне. Вальд выбрал себе арбалет и боевой посох. Несколько лет он упорно тренировался, наравне с остальными шаван. Его успехи были более чем заметны. Так за три года Вальд вырос из простого слуги до Охотника.
  
   Эта история начинается с того дня, когда Вальд'аир получил Знак Охотника...
  
   шаван - младший вампир.
   Вальд'аир - апостроф разделяет личное имя (слева) и название клана (справа), в котором родился вампир.
   сулдар - лорд.
   ал'наар - барон
   а'шаван - т.н. "средний" вампир или просто - вампир (допущенный к изучению Путей - смешанное искусства магии, акробатики и единоборств).
  
  
   2
  
   Вальд'аир сидел в столовой тренировочного лагеря. Окна были тщательно запечатаны, так, что ни единый лучик света не проникал внутрь. В помещении царил приятный полумрак, нарушаемый лишь тусклым светом настенного масляного светильника. Столы были простыми - деревянными, как и стулья. Здесь были круглые маленькие и прямоугольные большие столы, возле некоторых больших стояли длинные лавки, также из дерева.
   Вальд'аир смотрел на тыльную сторону ладони правой руки. Там красовался черный Знак Охотника - будто выжженная пламенем, восьмиугольная черная звезда с клыком внутри. Знак был свежим, потому сильно чесался и жег руку шаван.
   За три проведенных в тренировочном лагере, его черные, словно сама ночь, волосы отросли так, что уже скрывали уши, а за последние несколько часов обзавелись проседью. В замке ал'наара все слуги носили короткие стрижки. Здесь же ограничений не было. В серых глазах Вальда читалась горечь. Все черты его красивого и молодого лица будто искривились в печали.
   Он смотрел на руку и думал о том, что этот день он никогда не забудет. Сегодня его группа проходила Испытание Практикой. Из десяти шаван выжили лишь трое. Остальных же охватило безумие и их пришлось истребить. Вальд'аир лично пристрелил троих обезумевших собратьев. Это-то и не давало ему покоя. Он, как наяву, видел их бешенные окровавленные лица. Ш'Ака'аир, Малаанда'аир, Сальдав'аир и другие. За полгода совместных тренировок он с ними сдружился. И потерять их всех в один день было невыносимым потрясением.
   Еще вечером они сидели за этим столом весело разговаривали, попивая дешевое разбавленное пиво. Все ждали того момента, когда получат Знак Охотника, а дождались лишь трое: Сард'аир, Вермна'рия и сам Вальд'аир.
   Ровно в полночь а'шаван Дарскан'аир вызвал всю группу. Отряд выстроился в линию: руки по швам, взор - вперед, пятки вместе, носки врозь. А'шаван всегда говорил, что дисциплина отличает солдата ото всех остальных, а строевая - это неотъемлемая часть дисциплины.
   Дарскан'аир окинул взглядом группу и, довольно кивнув, сказал громким басовитым голосом бывалого командира:
   -Ну что ж, шаван.- Молвил он.- Сегодня та ночь, которой вы все ждали и страшились. Сегодня не все из вас вернутся в лагерь, слабые сгорят в огне. Сильные же получат блаженный ожег. Прощайте те, с кем мне уже не удастся свидится и ступайте на север. Там, в лесу, найдите отряд людей-варваров. Они часто вторгаются в наши земли с севера. Найдите и покарайте их за столь глупый поступок. Мне не важно, какими средствами, главное не нарушайте Канон и вернитесь до рассвета. Ступайте, и да хранит вас Ночь.
  
   Ш'Ака'аир повел свою группу, именно его, высокого, выше остальных, ловкого и меткого шаван избрали лидером группы. Группа продвигалась по лесу бесшумно, как их и учили в лагере. Ш'Ака'аир был вооружен копьем, Малаанда'аир, шестом, как и Вальд'аир, Вермна'рия носила на поясе хлыст, которым ловко орудовала, будто то была ее часть тела. Остальные были вооружены арбалетами, копьями и дубинами.
   Они шли быстро, любой смертный мог бы назвать такую ходьбу бегом, но шаван следовали за лидером, который задавал темп ходьбы. Ходьбы, а не бега. Ш'Ака'аир шел уверенными легкими шагами, ступая так, что ни единого звука не вылетело из-под его мягких сапог. Иногда, после спонтанного дуновения ветра Ш'Ака'аир останавливался, а спустя мгновение продолжал путь.
   Уже через несколько часов Ш'Ака'аир привел группу, следуя по запахам, к ночной стоянке варваров. Люди лежали на плащах из волчьих и оленьих шкур, вокруг костра. Один сидел, изредка подбрасывая хворост в огонь - дежурил. Он протирал кожаной тряпкой лезвие своего огромного топора, когда неведомо откуда ему в горло ударил арбалетный болт. Часовой с хрипом повалился на спину, при этом задев рукой кого-то из товарищей. Последний же, увидев окровавленного часового, поднял тревогу - что-то закричал во все горло. Варвары по вскакивали тут же ощетинившись копьями и топорами.
   Их лагерь был разбит посередине лужайки. До лесу было добрых двадцать шагов. Группа шаван окружила лужайку и расслабленно расстреливала беззащитных воинов.
   Еще несколько болтов пробило головы огромных бородатых мужчин. Пока варвары что-то горланили и всматривались в, несущую опасность темноту, еще два воина пали с хрипом. Один из здоровил швырнул метательный топорик в темноту. В ответ ему вернулась стрела, Занатар'рия, единственный, орудующий длинным луком, пронзал противника длинными и острыми стрелами.
   Варвары схватились за щиты, метали в темноту копья и топорики, но их становилось все меньше и меньше. Некоторые уже рыдали, стоя на коленях и прикрывая голову щитом. Другие же горланили какие-то странные слова, скорее всего, проклинали трусов, но шаван не знали языка своих жертв, да и незачем. Волк не расскажет поэму ягненку, перед тем, как съесть его... да и после тоже.
   Воины стонали, метались, кричали. Один бросился в темноту, замахнувшись секирой. Пробежав несколько шагов, его пронзило копье лидера группы. Вся бывшая стоянка людей превратилась в небольшое озеро крови и трупов. В тиши леса слышались только щелканье арбалетов и отчаянные то ли крики, то ли рыдания обреченных варваров. Ночная лужайка стала кровавым озером.
   И тут началось безумие. Ш'Ака'аир бросился на варваров, за ним последовало несколько шаван. Но Вальд'аир не понимал, что произошло. Такого не было запланировано. Ш'Ака'аир метнул копье и пронзил им грудь бородача с топором, а сам сразу же накинулся на молодого парня, вооруженного широким ножом, и вцепился ему в шею клыками. Парень вскрикнул и повалился наземь. Тут же голову обеих, парня и шаван, отсекла секира.
   Все это произошло в течении десяти секунд, но за это время еще один варвар пал он арбалетного болта. Вальд'аир прицелился и пустил снаряд в того, который убил Ш'Ака'аира, но, неожиданно, из неоткуда с бешенным рыком выпрыгнула Малаанда'аир. Болт пробил ей затылок, и шаван рухнула навзничь.
   Вальд'аир не поверил своим глазам. Что стряслось? Как так вышло? Он осмотрелся, его товарищей не было видно там, где они были мгновение назад. Он перенес свой взгляд туда, где ожидал увидеть паникующих варваров, а увидел кровавую баню. Сальдав'аир, Сирана'аир, Ва'Альта'аир, даже, Гвата'эор все, кроме него и еще двоих шаван, кромсали людей голыми руками, кидались им в шеи, в попытке вонзить клыки в артерию. Безумие.
   Его накрыла кровавая пелена. Вальд'аиру резко захотелось бросить свой арбалет, метнуть во врага шест и накинуться, вцепиться клыками в горячую плоть...
  
   Их предупреждали о Соблазне. Не раз за три года тренировок шаван слышали, что есть опасность потерять рассудок при виде человеческой крови. Не раз им говорили, что нужно контролировать свои инстинкты. И постоянно им твердили о том, что нужно уничтожать тех, кто поддался.
   Дарскан'аир рассказывал о том, как сам проходил Испытание Практикой: его сопровождали семеро шаван, таких же молодых и неопытных, как и он тогда, как и Вальд'аир сейчас. Задание было таким же, как и у группы Вальд'аира - убить тех, кто вторгся в их земли. Тогда Дарскан'аир сам чуть было не поддался Соблазну, но устоял, но смог отвернуть от безумия лишь одного своего компаньона. Остальные погибли.
   -Звериный инстинкт,- говорил а'шаван,- звериный инстинкт толкает нас на раздирание противника. Именно из-за него мы теряем рассудок и пытаемся вцепиться клыками в глотку врага. Это инстинкт. Сам инстинкт - это еще не есть безумие. И когда шаван теряет самообладание, его еще можно спасти. Главное не дать ему выпить кровь мертвого человека. Именно она сводит нас с ума безповоротно.
  
   Вальд'аир потрусил головой, прогоняя безумные мысли. Он взглянул вниз. Люди лежали поверженными, из их мертвых тел пили кровь Ва'Альта'аир, Гвата'эор и Сальдав'аир, остальные уже были мертвы. Из глаз Вальда лились слезы. Он понимал, что его друзья обречены. Их уже не спасти.
   Кто-то подкрался к шаван, Вальд обернулся. То была Вермна'рия. Из ее коралловых глаз текли слезы. Длинные черные волосы скрывали часть лица.
   -Мы обязаны,- сказал Вальд.
   В ответ Вермна лишь кивнула, подымая свой арбалет...
  
   Сард'аира они нашли лежащего без сознания, с окровавленной головой. Кто-то из взбесившихся шаван, проломил голову товарищу, освобождая путь к "пище". Теперь Сард лежал, еле-еле дыша. Его красивое строгое лицо было все в крови, глаза - закрыты.
   -Ему повезло,- еле слышно сказала Вермна,- наверное это Малаанда'аир ударила его шестом.
   -Нужно торопиться, Вермна, скоро рассвет.
   -Ты прав... доделаем начатое.- Больше они в ту ночь не разговаривали.
   Те, кто предался безумию, не имели права носить звание шаван, их называли шалвар - падшие. Шалвар было принято предавать огню, что Вальд с Вермной и сделали. Они спалили своих бывших сородичей в куче с телами варваров - бесчестная смерть для обесчестивших свой клан...
  
   Заглушив боль, шок и горечь утраты, Вальд'аир и Вермна'рия наскоро сконструировали носилки из двух шестов и чьего-то плаща. Взгромоздив на них Сард'аира, они плавным, но быстрым бегом отправились обратно к тренировочному лагерю. До рассвета оставалось не более полутора часа.
   Голова шумела, а во рту поселился отвратительный привкус метала. Воспоминания недавней битвы терзали разум молодых шаван. Но, будто не обращая на это внимания, они торопились, аккуратно, скорее по привычке, чем по собственному сознанию, ступая по холодной земле ночного леса.
  
   3
  
   Вальд допивал уже второй кувшин вина. Он все так же сидел в столовой, изолированной от солнечного света. Помещение было почти пустым - днем все спали.
   Знак Охотника до сих пор жег и чесался. Вальд из последних сил сдерживался, чтоб не расчесать руку в кровь. Вино не слишком-то унимало неприятное ощущение. Хотя голова у молодого шаван от алкоголя уже была точно набита шерстью, но воспоминания прошлой ночи отрезвляли и выжимали редкие слезы горечи и печали.
  
   С тех пор, как Сард'аира отнесли в лазарет, прошло несколько часов. Близился полдень. Вальд'аира и Вермна'рию позвали в Клятвенный Зал. Зал находился в центре тренировочного лагеря Охотников и возвышался над всеми остальными сооружениями. Это было средних размеров помещение из камня, но потолок скрывался в черном тумане, где-то там - высоко над головами. Туда же, ввысь, устремились четыре каменные колонны. Колонны стояли квадратом, а в центре, на пьедестале стояла фигура, укрытая от взора тенью.
   Перед пьедесталом находилась небольшая площадка с пятью цилиндрическими столбиками высотой до колена. Шаван стали в центре площадки. Дверь за ними затворилась и воцарилась гробовая тишина. Вальд и Вермна были облачены в черные одежды, полностью скрывавшие тело от солнца. На лицах их были черные маски, сверху прикрытые капюшонами, а на руках - перчатки.
   -Преклоните колени,- молвил басовитый голос, звучащий будто отовсюду,- предстаньте перед Клятвенным Пламенем.
   Молодые шаван лишь слегка переглянулись, но указ выполнили. Они стали на колени, устремив взор на, сокрытую в тени, фигуру.
   Для Вальд'аира все происходило, как в тумане. Он слишком устал за сегодняшнюю ночь, а те несколько часов, что ему дали на отдых, он провалялся на кровати, не смыкая глаз. Вальд был в подавленном состоянии. Сейчас ему хотелось лишь одного - набраться как следует, дабы утопить воспоминания в вине. Шаван не сомневался, что Вермна'рия еще в худшем состоянии. Ведь она и Ш'Ака'аир любили друг друга. Вальд не представлял, как она до сих пор держится.
   -Сегодня вы прошли испытание, дети мои. Сейчас же вы получите свою первую метку. Она будет вашим проклятием и наградой. Знайте, сегодня вы сделали серьезный шаг. Но к чему приведет тот путь, на который вы стали мне не ведомо. Это решать только вам. Ваши поступки проложат тропу, ваши судьбы по ней пройдут. Оставлять следы на том пути или нет - ваш выбор, шаван.
   Голос умолк. Тишина снова воцарилась в Зале. Вальд поднял голову и увидел, что черный туман, скрывавший потолок растворился. На потолке, точно напротив цилиндрических столбиков, просматривались какие-то очертания, приглядевшись к ним можно было увидеть восьмиугольную звезду.
   -Обнажите правую руку, дети мои.- Наконец молвил Сокрытый-в-Тени.
   Шаван сняли перчатки и закатили рукава по локоть.
   -Теперь возложите ладони на Пламенный Тотем.
   Вальд повиновался сразу, за ним последовала и Вермна. На ощупь столбик был теплым и гладким. Вальд мог только догадываться, почему его называют Пламенным.
   Сокрытый-в-Тени что-то забубнел. Голос его рос. Из неразборчивого шепотного бормотания он стал басом, поющим песню. Слова этой песни были неясны ни Вальд'аиру, ни Вермна'рии. Ладонь начала гореть огнем. Шаван пытались было отдернуть свои руки, но тщетно. Что-то удерживало их на Тотемах.
   Сверху раздался звук передвигающегося камня. Вальд увидел, что в центре восьмиугольной звезды, той, что была на потолке, над его рукой, появилось нечто, напоминающее волчий клык. Звезда с клыком засияла. Вальд не сомневался, нечто подобное происходит и со знаком Вермны.
   С потолка ударил столб света, пронзая руку Вальд'аира. Жар, исходивший от самого Тотема, казался жалким, по сравнению с температурой, обдавшей огнем тыльную сторону ладони.
   Вальд думал, что он кричит, хотя сам не слышал своего голоса. Все, что он слышал - непонятную песню, все, что он чувствовал - адский огонь на руке. Все остальные чувства и ощущения пропали. В тот миг он и думать забыл о погибших друзьях, о раненом Сард'аире, так и не вышедшем из комы, и о Вермна'рии, стоявшей на коленях рядом с ним. Сейчас он чувствовал лишь боль, нет - БОЛЬ. Ему казалось, что она будет длиться вечно. Прошло несколько минут, ему казалось - несколько веков.
   Затем песнь умолкла. И снова - тишина. Тишина и боль, оставленная Тотемом Пламени. С тыльной стороны ладони дымился Знак Охотника Вальд'аира - восьмигранная звезда с волчьим клыком внутри.
   Тишина оглушала. Вальд хотел было взвыть от боли, или даже закричать, но из горла не удалось выжать даже жалкого хрипа. Обессилившим Вальд рухнул навзничь. Было тяжело дышать - почти невозможно. Легкие и рука адски пылали, но тот огонь был лишь слабым отголоском минувшей боли.
   Отказываясь терять сознание, Вальд снова поднялся на колени. Это стоило ему титанических усилий. Наверно проще было сдвинуть гору, но Вальд справился. Он глянул на Вермна'рию. Девушка стояла на четвереньках, шатаясь маятником. Вскоре и она преодолела боль и шум в голове, выпрямляясь.
   Тишину, уже привычно, нарушил громкий бас:
   -Теперь, дети мои, вы отмечены Знаком Охотника. У каждого Охотника свой Знак. Скрывайте его от чужестранцев. Доверяйте лишь друг другу, ибо вы связаны ритуалом навечно. Сейчас же, вы можете быть свободны. Советую отдохнуть. Ступайте.
  
  
   Вермна'рия, не сказав ни слова, посеменила в сторону келий. Вальд хотел было тоже пойти в свою келью, но ноги понесли его в столовую. Быть может сжалиться дежурный и нальет стакан вина...
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"