Красин Олег: другие произведения.

В парикмахерской

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   В парикмахерской
   рассказ
  
   Второй год работала Светлана парикмахером в здании городского железнодорожного вокзала. Город, где она жила насчитывал более миллиона жителей, имел свое метро и аэропорт. Когда-то он мог похвастаться крупными заводами-гигантами, отравляющими небо серой копотью, теперь не то -- заводы закрылись, и никто не дымил из труб, никто не нарушал тишину окрестностей производственным стуком или гудками. Это удивительное безмолвие разливало умиротворение в воздухе, радуя старушек-пенсионерок, и, конечно, активистов-экологов.
   Впрочем, Светлану не интересовали экологические проблемы. Она была матерью-одиночкой, воспитывающей дочку Юлю, оставшуюся от первого брака. С мужем у нее как-то не заладилось. После нескольких лет семейной спокойной жизни тот неожиданно запил и бросил работу. Поначалу его видели вместе с бомжами на скамейках в парке, в других местах, где те тусовались, а потом он и вовсе сгинул, оставив Свету без алиментов.
   Второй муж оказался деловым, расчетливым, чем-то похожим на оживший калькулятор. Впрочем, у него имелось в душе что-то человеческое, он даже удочерил Юлию. Но потом муж увлекся стрельбой из арбалета, принялся ходить на занятия, которые проводились на одном из заводских стадионов. Там он познакомился с симпатичной женщиной-тренером по стрельбе и ушел к ней, вероятно, чтобы пострелять вместе. Хорошо, что от него хоть алименты остались, а то бы Свете одной пришлось совсем туго.
   Кстати, себя-то Светлана не считала страшненькой, все было при ней, все имелось в наличии -- на ее круглом лице аккуратно разместились короткий вздернутый носик, четко очерченный рот, глаза... Они хоть и казались небольшими, зато выглядели выразительными и были полны энергии. Черт его знает, может именно эта энергия, так бьющая из глаз, пугала мужиков?
   Помимо лица у Светы имелась хорошая фигура, еще не отяжелевшая от еды и прожитой жизни, а плотно облегающие джинсы с завышенной талией зримо подчеркивали ее достоинства. Среди них особенно выделялся зад, который не нужно было увеличивать имплантами. На эту заднюю часть ее тела, когда она шла по улице, нет-нет, да и поглядывали мужики.
   Однако здесь, в вокзальной парикмахерской, на Свету никто не обращал внимания. Клиенты все попадались какие-то пришибленные, плюгавые, суетливые, торопились или на поезд, или с поезда. У Светы сложилось впечатление, что и сексом они занимаются так же торопливо и безрадостно, захваченные бесконечным движением в никуда.
   Помещение вокзальной парикмахерской было маленьким, пожалуй, метра три в длину и столько же в ширину. Внутри разместилась вешалка с торчащими железными рожками, пара тумбочек, на которых стояли разные шампуни, лежали электрическая машинка с насадками, накидка для клиентов и белые бумажные воротнички. Напротив узкого зеркала находилось кресло, куда, собственно, и направлялись посетители. На стенах парикмахерской, окрашенных в салатовый цвет, виднелись грязные разводы от пыли.
   Да, интерьер никак не радовал глаз, он словно раздражающий фактор привносил свою долю депрессии к начавшейся зиме с ее холодами и резкими ветрами, усиливал тоскливое настроение из-за заморозков в личной жизни.
   Вернувшись мыслями к мужчинам, Света вспомнила о любовниках, которые появлялись после мужей. Любовники были полезны - они с успехом заполняли пустоту одиночества, помогали развлечься в постели. И все же они точно мухи: назойливо кружили над ней, жужжали в уши разные слова любви, пока она не сдавалась и не разрешала им сесть на себя. Однако стоило Свете неосторожно пошевелиться, как испуганные любовники-мухи исчезали бесследно. Для нее всегда было загадкой куда они пропадали. Может запутывались в сетях какой-нибудь всеядной паучихи - тут, к примеру, такая работала на вокзале в 'Бургер Кинге', не пропускала ни одного, - а может их прихлопывала суровая рука жены-ревнивицы и мушиные тушки бывших любовников высыхали на полу кухонь или гостиных, постепенно превращаясь в пыль.
   Света подошла к окну, посмотрела на привокзальную площадь, где по-хозяйски поселилась зима; поземка, то кружилась в замысловатом танце со струйками снега, то лепилась к теплым окнам вокзала, то щедро рассыпала белую пыль по тротуарам и дорогам. Клиенты отсутствовали напрочь: прохожих мало, а поезда с пассажирами на станцию пока не прибыли.
   Она выглянула за дверь в коридор. Там уборщица, которую звали бабой Шурой, елозила грязной тряпкой по бетонному полу. Как и все на вокзале она носила маску на лице от ковида, но не часто ее меняла. К маскам давно привыкли, ходили в них, приспустив на подбородок. Света тоже так делала и лишь в присутствии клиентов натягивала ее на кончик носа -- иногда ведь попадались капризные, придирчивые посетители: то это им не так, то другое. А маска была хорошим поводом прицепиться, глядишь, напуганная возможной жалобой парикамахерша сбросит цену за стрижку.
   Заметив Светлану, баба Шура заулыбалась, подошла ближе, окатив ее удушливой волной пота от давно не стиранного темно-синего халата.
   -- Слушай, Светуль, -- обратилась она, -- не отольешь чуток шампуня, мой уже закончила. а к вечеру страсть как помыться хочется?
   -- Отолью, конечно, все равно никого нет, -- безразлично ответила Света. Шампуня хозяина парикмахерской ей было не жалко.
   -- Как нет? А вон тот мужичок? -- уборщица кивнула на кого-то, стоящего за спиной Светланы. Та обернулась.
   Перед входом в помещение парикмахерской стоял мужчина средних лет, в куртке, в утепленной шапке с длинным козырьком. Он, вероятно, уже находился на вокзале какое-то время, потому что с козырька стекали капли растаявшего снега. На лице у него, как и у других была медицинская маска, надетая по всем правилам, то есть полностью закрывающая нос и рот.
   -- Вы стричься? -- спросила Света, кинув взгляд на мужчину. -- Проходите, раздевайтесь.
   Тот, не говоря ни слова прошел внутрь, стянул с себя куртку, снял кепку, одежду повесил на рогатую металлическую вешалку, однако остался в маске.
   -- Сюда, пожалуйста, -- Света показала на кресло, готовя черную накидку. -- Может снимите маску? Так будет удобнее.
   Мужчина отрицательно покачал головой.
   "Вот же хрен, еще один зацикленный на вирусе, -- Света чуть не топнула ногой от злости. -- А мне тут порхай вокруг него словно бабочка".
   -- Как вас постричь? -- холодно осведомилась она.
   Мужчина пробормотал нечто невразумительное, а затем сделал круговое движение над головой, мол, стригите покороче.
   С самого утра Света была не в настроении. Дома доставала капризничавшая Юлька, которой не хотелось по холоду шагать в школу. Дочка принялась придумывать себе всякие несуществующие болезни или такие, которые в ее возрасте не могли возникнуть. Например, радикулит. "Ой спина, спину прихватило!" -- канючила она, насмотревшись как их бабушка жаловалась Свете на радикулит. "Хватит выдумывать, -- прикрикивала Света, -- быстро собирайся!"
   На работе ей тоже все надоело. Хуже всего то, что самой работы было мало, поскольку вирус серьезно ограничил передвижения человеческих особей. От входящих на вокзал людей требовали предъявить результаты теста ПЦР, справку о прививке или какой-то там код. А если их нет? Не каждый побежит за бумажками, чтобы потом вернуться на вокзал ради стрижки. Да, ковид серьезно подрезал бюджет мелких фирм. А еще зима, а еще этот придурок в маске...
   Когда мужчина показал, что желает покороче, в голове Светланы сразу мелькнула мстительная мысль: "Ну сейчас я тебе устрою покороче!" Для начала она спросила у него какую насадку на машинку ей использовать -- шестую или девятую. Мужик, как она и ожидала, понятия не имел.
   "Хорошо!" -- сказала она, надевая шестую, при которая волосы стригутся достаточно короткими. Машинка начала жужжать, чем невольно вызвала в душе усмешку у Светы, поскольку напомнила ей отставленных любовников.
   "Сейчас я быстро разделаюсь с этой башкой, так же как с другими ухажерами, -- усмехаясь в душе, думала она, -- подберу с висков, соскребу с затылка и вуаля, будешь у меня как огурец без кожуры!"
   После возни, занявшей минут двадцать, голова клиента приобрела законченный вид, Хотя, маска и мешала при стрижке, все-таки он выглядел прилично, в зеркале торчала его довольная физиономия. "Да, мастерство не пропьешь, -- вздохнула про себя Света. -- Хотела обкорнать как следует, а вышло по-моднячему. Нет так не годится".
   -- Знаете, что, -- обратилась она к мужчине, -- у вас тут волоски торчат, я сейчас поработаю ножницами.
   Не дожидаясь ответа, она принялась бойко щелкать стальными лезвиями в районе ушей мужика, заставляя того невольно ежиться. Ведь кто знает, вдруг рука парикмахерши дернется и отхватит пол уха.
   Чем дольше Света работала, тем явственнее проступали очертания черепа невольной жертвы ее плохого настроения. Вот, уже сквозь остатки волос начала просвечивать кожа головы, вот и волосы по бокам, на затылке и на темени превратились в легкий пушок. Клиент безропотно молчал, только глаза его над маской приобрели страдальческое выражение.
   "Так тебе и надо, -- мстительно думала Света, -- какого фига сидишь и молчишь? Вынь мочало из рта и что-то промычи!" Но тот не проронил ни слова. "Ага, так и знала, что все мужики тряпки. Только на них наедешь, и они раскисают как мороженое под солнцем".
   -- Ну вот и закончили, -- сладким голосом пропела она, не в силах сдержать улыбку. На нее смотрел мужчина с почти бритым черепом, но в маске. "Теперь голубок, вали на улицу на морозец, -- злорадствовала она. -- Пусть тебя масочка согреет!"
   Потрясенный случившимся, мужчина медленно стянул с лица маску. Что-то знакомое показалось Свете, где-то она уже видела эти толстые расплывшиеся губы, этот чуть широковатый нос. А может глаза, в которых затаилось удивление -- мол, за что ты так со мной.
   -- Ты что, меня не узнала, -- наконец, подал он голос и тот тоже показался Свете удивительно знакомым. -- Я Димка Сусликов, мы с тобой учились вместе, только я был в параллельном классе.
   А ведь точно, это был Димка. Она теперь вспомнила его: долговязого, нескладного парня, который пытался к ней неумело клеиться -- пугаясь и краснея, заговаривал на переменах, потом несколько раз провожал до дому. Да, это Димка! Конечно, она все вспомнила. Он был в нее влюблен и у них не только случались совместные прогулки до подъезда, они еще целовались. Именно Димка впервые коснулся ее груди -- ну, большего она ему не позволила. А сейчас он сидел перед ней с голой башкой, благодаря ей.
   -- Ой, Дима! -- с напускной веселостью воскликнула она, пытаясь скрыть замешательство. -- Это ты! Сколько воды утекло! Сколько ж мы не виделись! Ну как живешь, чем занимаешься? Семья, дети, наверное, есть?
   -- Да ничего, живу, нормально, -- он говорил приглушенно, видимо от волнения. -- Работа у меня хорошая и платят хорошо. -- И предупреждая ее вопрос, пояснил: -- Я компьютерщик, занимаюсь программированием.
   -- А семья?
   -- Два года назад развелся, супруга ушла к другому. У нас общая девочка и я плачу алименты.
   "Смотри ты, -- поразилась Света, -- как у меня со вторым мужем, только наоборот, тот ушел к другой".
   -- А каким ветром тебя занесло на вокзал? -- спросила она. -- Собрался куда-то в командировку?
   Дима замялся, словно не знал, что ответить.
   -- Понимаешь, -- выдавил он, -- я как-то просматривал "Одноклассников" и вдруг натолкнулся на тебя. Ты была в друзьях у кого-то из нашего класса. Я тогда подумал о тебе: как ты живешь, довольна ли жизнью, счастлива ли? Подумал, что хорошо бы с тобой пересечься, попить кофе в кафешке, или зарулить в небольшой ресторанчик, поболтать о том, о сем, вспомнить школьные годы.
   -- И о том, как целовались? -- кокетливо посмотрела она.
   -- Конечно! -- торопливо согласился Дима. -- Вот через наших бывших одноклассников я и узнал, где ты работаешь. Но теперь с такой башкой голой месяца два не смогу появляться в публичных местах. Хорошо, что сейчас удаленка.
   -- Да, брось, -- попыталась оправдаться Света, -- многие так ходят. Все хотят быть брутальными.
   -- Если ты заметила, то у меня на затылке два больших родимых пятна. Они всегда скрыты волосами, а сейчас их видно. Это напрягает. Ладно, мне пора, вот тебе за стрижку.
   Он положил деньги на тумбочку, надел снова маску, куртку, кепку, которая почти высохла, кивнул ей и вышел.
   Света стояла и мяла в руках черную накидку, с которой сыпались Димины волосы прямо на пол. Она не замечала этого. "Дура, дура, какая же я дура! -- корила она себя. -- Как я могла его не узнать. Не узнала Димку! Это ж надо умудриться! А если он не просто пришел? Может, начали бы ходить на свидания, может, потом бы сошлись? Он ведь хороший был, Димка, я его помню. И я ему нравилась! Вот же дура!"
   Машинально она взяла щетку, начала сметать волосы к углу, чтобы собрать их в совок и выбросить в мусорный бак. Их неожиданная встреча, его лицо, и вообще, эта дурацкая стрижка, затеянная ею, не выходили из головы. Она прокручивала все случившееся вновь и вновь, не находя себе оправдания. Подумаешь, была раздражена. Подумаешь, зима с ее депрессивным холодом. Разве это причина срываться на ком-то? А вдруг она сейчас упустила свое счастье?
   Подбородок у нее задрожал, на глаза начали наворачиваться слезы, а витавшие в голове слова жалости к самой себе грозили увеличить их поток.
   -- Ну что Светуль, нальешь шампуня-то?
   Баба Шура стояла в дверях, протягивая ей пустую пластиковую бутыль с дозатором. Света поначалу хотела послать ее подальше, коль уборщица пришла в неподходящий момент. "А какой момент подходящий на самом деле? -- вдруг подумала она. -- Димка пришел в неподходящий момент, баба Шура пришла в неподходящий момент. Все в жизни может стать таким моментом, если зацикливаться на себе и своем настроении".
   -- Возьми! -- сдавленно сказала она, отдавая новую, еще не открытую бутылку. -- У меня есть в запасе.
   Баба Шура взяла шампунь и радостно улыбнувшись, словно ей только что выплатили аванс, вдруг сообщила;
   -- А ты знаешь, тот мужичок-то, лысый, вернулся потом.
   -- Какой лысый? -- не поняла Света.
   -- Ну которого ты окоротила под ноль. Он бумажку оставил со своим телефоном. Просил тебе отдать. -- Баба Шура сунула руку в карман халата и извлекала оттуда помятый листок. -- Сказал, недоразумение вышло. Так что ты позвони ему, Светуль, слышь, позвони...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"