Красин Олег: другие произведения.

Невидимый рубеж. Книга вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во второй книге трилогии действие происходит накануне и после президентских выборов 2000 года. Несколько групп сотрудников ФСБ проводят антеррористические учения в разных регионах страны. Боевики хотят использовать учения в своих целях, внедрив в эти группы своих людей. Герои книги: Забелин, Цыганков, Шумилов пытаются выявить противников и предотвратить теракты, которые могут привести к тяжелым последствиям.

 []

   НЕВИДИМЫЙ РУБЕЖ
   книга вторая
  
   Странники
   роман
  
   Пролог
  
   Италия, Эмилия-Романья, отель Маребелло ди Римини, 5 сентября 1999г., 11.40
  
   Сотрудник Министерства экономики России Юрий Самошин приехал в Италию в начале сентября. Он специально выбрал оптимальное, с его точки зрения, время: нет изнуряющей жары, поток туристов падает, и цены падают вместе с ним.
   В Римини множество отелей -- больших и маленьких, с разным количеством этажей, с уровнем комфорта на любой вкус. В одном из таких -- трехэтажным отелем "Маребелло", трехзвездочным, небольшом, но уютном, отдыхала группа русских туристов, прилетевших из Москвы. Перед отелем, вдоль всего фасада выстроились летние столики под легкими цветными зонтиками, отбрасывающими рассеянный радужный свет. Впрочем, особой нужды в тени не было -- солнце грело не жарко, ласково, как обычно оно греет на юге в сентябре.
   Юрий не считал себя красавцем, за которым табунами бегают девушки, однако здесь, в Италии, на берегу теплого моря, соотечественницы расслаблялись, становились доступными. И он чувствовал себя способным конкурировать с загорелыми белозубыми мачо, улыбающимися с рекламных постеров модных глянцевых журналов.
   Он прилетел не один -- вместе с приятелем, работавшим в его же отделе и подчиненным ему по службе. Одному было скучно, а Иван Чайка исполнял роль незаменимого спутника, с которым можно было поделиться всем, чем забита башка и, в тоже время, беспрекословно выполнявшего все прихоти и поручения своего молодого начальника.
   Юрий сидел за столиком кафе один, немного скучая. Он потер свой слегка обгоревший на солнце нос и подумал, что надо взять у Юлии крем для смягчения загара. С этой девушкой он познакомился вчера в баре, где они начали с разных коктейлей, а закончили в её номере. Юля была брюнеткой -- стройной, с длинными ногами и небольшой грудью. Она оказалась хороша в постели.
   Ему подали кофе капуччино, пахучий, с шапкой взбитых сливок, который так необыкновенно делают в Италии. Самошин сидел, попивая этот чудесный напиток и улыбаясь, разглядывал проходящих мимо девушек.
   Сегодня он снова встретится с Юлей. Настроение было обалденным: он молод, богат, занимал хороший пост в министерстве, спал, с какими хотел телками. Мог позволить себе слетать на любимый футбол в любую точку мира. Чего еще желать от этой жизни?
   Юрий довольно огляделся вокруг, словно хотел найти среди отдыхающих за столиками тех, кто мог оценить его положение, кто мог хоть немного позавидовать ему. Жаль, что рядом не было Чайки -- тот дрых у себя в номере после вчерашнего отрыва.
  
   Поток приятных мыслей неожиданно прервал присевший за его столик смуглый мужчина в светлых почти белых летних брюках, такой же майке. На лице у него были большие солнцезащитные очки. Он улыбнулся Юрию, обнаружив прекрасные белые зубы, и на итальянском языке заказал себе тоже кофе, только "эспрессо".
   Юрий вежливо улыбнулся в ответ.
   -- Хорошо здесь, не правда ли, Юрий Александрович? -- вдруг на русском языке с небольшим акцентом, произнес незнакомец, снимая свои очки.
   Его темно-карие, почти чёрные глаза улыбались, словно он встретил старого знакомца.
   -- Да, хорошо! -- машинально ответил Самошин, но затем опомнился. -- Вы меня знаете? Кто вы?
   -- Меня зовут Саид, по-вашему, можно Саша.
   -- Очень приятно, но я не понимаю, -- Юрий растерялся, -- что вам нужно? Откуда вы меня знаете?
   -- Мы много о чём знаем, дорогой Юра. Да не волнуйтесь вы так, пейте кофе, пока не остыл! Холодный пить не имеет смысла. У нас на Востоке серьезный разговор не мешает удовольствию.
   Самошин в замешательстве отхлебнул кофе, поставил маленькую чашку на столик. Он хотел тут же подняться и сбежать -- от этого внешне приятного мужика веяло чем-то холодным, опасным. Как в фильмах про привидения! Но подняться он не смог, вернее, приказать себе встать и уйти: что-то удерживало на месте, словно к ногам привязали балласт. Однажды он летал на воздушном шаре в Турции. Так вот, к корзине тоже был привязан балласт, чтобы удерживать её на земле.
   -- Я вижу, вы уже настроились на разговор, -- заметил Саид, отпивая кофе мелким глотком, -- только жаль, что не хотите насладиться вкусным напитком! Надо брать от жизни всё, каждое мгновение. Итак, продолжим разговор?
   -- Нам не о чем говорить!
   -- Как же, как же! Можно поговорить, к примеру, о ваших вкладах в швейцарских банках. Или о доме в Испании.
   -- Какие дома, какие вклады? -- горячо запротестовал Юрий, но голос у него предательски задрожал. -- Вы меня с кем-то перепутали.
   -- Нет-нет, мы вас ни с кем не путаем. Вот смотрите сами.
   Саид-Саша вытащил свёрнутый пополам листок из небольшой сумочки, висевшей у него на поясе, неторопливо развернул. Ветер трепал бумагу, пытаясь выхватить её из пальцев Саида, и тот прижал листок, поставив на него блюдце с чашкой.
   -- Это швейцарский банк Credit Suisse. Ваш вклад там составляет пятьсот тысяч долларов, -- он ткнул пальцем в бумагу и даже для убедительности провёл по строчке, отразившей денежные транзакции Самошина.
   Тот невольно отпрянул назад, будто увидев нечто неприятное и опасное для себя, вроде ядовитого паука или змеи.
   -- Вот ваш вклад еще на один миллион в другом банке, UBS, -- продолжил Саид, показывая пальцем следующую строчку. -- Есть, кстати, номер счёта. Впрочем, вы его и так знаете.
   Загорелое лицо Самошина сильно побледнело. Он казался парализованным, рука судорожно сжимала и разжимала кружку с кофе. Поглядев на него внимательней, Саид усмехнулся и снисходительно похлопал по руке молодого чиновника.
   -- Не переживайте вы так, Юра! Вы слишком молоды, чтобы волноваться. Я не из правоохранительных органов, и не бандит -- никаких претензий с моей стороны. Наезжать, не буду!
   -- Тогда, что вам нужно? -- спросил Юрий охрипшим голосом. В горле у него пересохло, запершило. Он закашлялся и отхлебнул кофе.
   -- Я представляю одну организацию, скажем так, религиозную. Мы финансируем изучение ислама по всему миру, строим медресе. В том числе и в России.
   -- А я, с какого бока?
   -- Нам нужна ваша голова, ваша помощь. У вас хорошие позиции -- вы ведь в Департаменте кредитной политики Министерства экономики. Начальником у вас Леонид Барон. Видите, как много я про вас знаю?
   -- Вы хорошо подготовились! -- отрывисто бросил Юрия, проклиная в душе всё на свете. Ему припомнились фильмы про разведчиков, виденные с детства. Вербовки, погони, убийства... Умудрённый опытом седовласый контрразведчик с суровым лицом, задающий жёсткие вопросы: "Кто вас завербовал? Почему предали Родину?"
   Самошину стало совсем нехорошо: его взгляд растеряно блуждал по сторонам, он то краснел, то бледнел. Внезапно одна мысли завладела им: "Бежать! Скорее свалить отсюда, из этого отеля, из Италии!"
   Официант принес Саиду вторую чашку кофе.
   -- Нет, не умеют итальянцы заваривать кофе, -- разочарованно покачал он головой, -- мы делаем лучше! Итак, Юра, нам нужна ваша помощь.
   -- Но... чем я могу вам помочь? Вы ведь, неофициальная организация, иначе бы не сидели здесь. А это значит, что ваши медресе официально не разрешены. Может, вы финансируете что-то другое?
   -- Всё может быть, -- спокойно заметил Саид. -- Но пусть вас это сильно не тревожит. Вы финансист и от вас нужны только подобного рода услуги. Я говорю об оказании помощи в техническом аспекте денежных переводов. За эту работу получите хорошие деньги.
   -- А что конкретно я должен буду делать?
   -- Вот это деловой разговор! Вы, вероятно, видели и слышали, что творилось последний месяц у вас в Дагестане? Война принесла большие разрушения, и сейчас наши братья нуждаются в помощи. Надо восстанавливать села, мечети...
   -- Не парьте мне мозги! Вы хотите перебросить бабки террористам, Хаттабу и Басаеву.
   -- Они тоже наши браться. Но, какая вам разница? Доллары везде доллары, что здесь в Италии, что в Дагестане. Вы только должны нам помочь организовать перевод долларов через российские банки на юг, а там наши люди их получат.
   Самошин замялся. Не то, чтобы он волновался за федералов или дагов, как их иногда называли в Москве -- Кавказ и его обитатели его совершенно не волновали. Просто дело могло стать рискованным и следы привести к нему. Потом ведь не объяснишь, что к чему, когда начнутся разборки. Не скажешь, что я белый и пушистый, только хвостик запачкался.
   С другой стороны, эти люди, могли заплатить хорошие деньги, у арабов зелени много -- они спят на нефти, ходят по ней. К тому же, особого выбора у него нет -- эти чуваки пробили его счета, недвижимость за бугром.
   -- Откуда вы знаете об Испании? -- спросил Юрий. -- Я могу сказать, что все это хрень собачья. Как говорит наш Президент Борис Николаевич: "Если найдете хоть что-нибудь, можете забирать!"
   -- И заберем, не сомневайтесь! -- посмеиваясь, ответил Саид, откровенно веселясь над тупостью русского. -- Вы думаете, откуда мы всё знаем? Если бы нам не помогали влиятельные люди, разведки западных государств мы бы никогда не приобрели такой силы. Информация дает могущество.
   -- Что, даже ЦРУ с вами работает?
   -- Не всё ли вам равно? Если бы я сказал, то пришлось бы вас убить, -- с улыбкой произнёс Саид. -- Это такая американская шутка. Мы вас убивать не будем, вы важны для нас Юрий. Но если будете вести свою игру, то...
   В это время открылась дверь отеля и к их столику, покачивая бедрами на длинных ногах, подошла Юлия.
   -- Юрик, ты идёшь на пляж? -- спросила она.
   -- Иди, Юля, я тебя догоню.
   Девушка, после секундного замешательства, поправила сумку на плече, пошла по улице, всё также призывно раскачивая бедра.
   -- Знаете Саид, мне пора, действительно, пора, -- сказал Самошин, тоскливо глядя ей вслед. Проблема, которую на него навесил этот Саид сразу испортила всё настроение, легла мрачной тенью на весь отпуск. Как же было хорошо до его появления, как спокойно и как теперь стало тревожно на душе!
   -- Я вас не тороплю, но до вашего отъезда нам надо встретиться, обговорить детали.
   Не ответив, Самошин поднялся из-за столика и быстро пошел следом за Юлей. Он шагал торопливо, спешил, словно за ним гнался сам чёрт. Ничто теперь не радовало его: ни теплое море, ни щедрое солнце, ни жизнерадостные итальянцы.
   Саид, снова поднял чашку с кофе и с усмешкой поглядел вслед Самошину. Он был абсолютно спокоен, он знал, что деваться русскому некуда -- будет помогать. Ничто так не связывает людей, как деньги.
  
   Москва, ДЗКСиБТ  , Управление по борьбе с терроризмом ФСБ России, 21 февраля 2000г., 17.10
  
   Погода в феврале подвела. Холодный ветер дул не переставая, мела поземка. Даже в большом городе, таком как Москва, чувствовался холод.
   Забелин потер замерзшие руки и решил спуститься на станцию метро, первую попавшуюся -- лишь бы быстрее согреться. Ему надо было успеть на Лубянку до вечера, чтобы доложить начальнику отделу Шумилову о результатах своей поездки в УВД САО. На территории округа, в одной из пиццерий обнаружили нечто похожее на взрывное устройство. При детальном исследовании это оказался муляж СВУ.
   В Москве Сергей оказался более полугода назад, в мае 1999-го. Поначалу туда перевели его непосредственного руководителя Шумилова на должность вроде равнозначную -- начальником отдела, но не в территориальном Управлении, а в Центральном аппарате, вернее, одном из его подразделений. Это был Департамент защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом. Затем Шумилов позвонил в Уральск и предложил Забелину перевестись в Москву, в его отдел на должность заместителя. Прежний ушёл на повышение в другое Управление.
   Перевод в столицу, да ещё в головное подразделение вопрос непростой. В Москве трудно с жильем, другие, повышенные требования к работе, новый коллектив, к которому придётся привыкать. Эти мысли заставили Сергея колебаться, не торопиться с принятием решения. С другой стороны, он занимал должность начальника отделения уже пять лет. Хотелось чего-то нового, интересного. А в том, что работа в Департаменте будет интересной, он не сомневался.
   В последнее время резко возросла угроза терроризма, которая пришла с Кавказа. Фактически в течение всего периода существования ЧРИ, с территории республики совершались вылазки, грабежи, похищения людей. Поэтому борьба с терроризмом для органов безопасности становилась приоритетным направлением.
   Обдумав хорошенько предложение Шумилова, Забелин дал своё согласие на перевод в Москву. В правоте принятого решения он лишний раз убедился, когда в августе прошлого 1999 года случилось вторжение боевиков в Дагестан. Первые крупные теракты в Буйнакске, Москве, Волгодонске привели к большим человеческим жертвам, показали слабость правоохранительных структур, в определенной степени, их неподготовленность к изменившимся условиям. Но вместе с тем, они заставили встряхнуться, активизировать оперативно-агентурную работу.
   Напряжение нарастало. В сентябре-октябре сотрудники Департамента и входящего в него Управления по борьбе с терроризмом, как правило, задерживаться допоздна. Работали и ночью. Окна старого здания ФСБ на Лубянке светились в темноте, бросая отсвет на опустевшую без железного Феликса площадь.
   Сергей участвовал в этой работе наравне со всеми. Хорошо, что он оказался холостым, и домой не надо было торопиться. После бурного романа с Ритой Виккерс он так и не женился.
   Еще в Уральске он несколько раз сталкивался с Маргаритой. Она в скором времени, после громкого суда над Плотниковым и Красовской, вышла замуж за Геннадия Бондаренко. Но фамилию менять не захотела, так и осталась под своей. Сразу нашлись деньги для запуска торгового Центра, и ближе к концу 1994 года он был открыт в максимально торжественной обстановке. А потом у Риты родился ребенок и они не виделись совсем, до отъезда Забелина в Москву.
   Со своим другом Сашей Цыганковым Забелин продолжал поддерживать отношения. Они периодически перезванивались, встречались, когда Сергей приезжал в отпуск в Уральск. Однажды, летом прошлого года, Александра по служебным делам занесло в Москву.
   Они долго сидели в ресторане, вспоминали товарищей, минувшие дела. Тогда Цыганков рассказал Забелину, что все-таки развелся с женой. По этому поводу он сильно переживал -- жалко было мальчишек, но и тянуть больше не мог, совместная жизнь совсем разладилась. Сергей с пониманием отнесся к этому известию, ведь со стороны было видно, что всё давно уже шло к такому финалу...
  
   На улицы постепенно опускалась темнота, однако здесь, в Москве она не сильно ощущалась. Фонари, которые зажглись вдоль улицы Адмирала Макарова, только добавили света к горящим фарам машин и отсвету, падающему из окон высоких домов. Этот свет отражался от белого снега, тонким, почти прозрачным слоем лежащего на обочинах, и оттого было светло, как днем. Это не в Уральске, где некоторые улицы на окраинах полностью тонули во мраке или освещались одним фонарным столбом.
   Выходя из здания УВД по улице Выборгской, Сергей рассудил, что быстро доберется до метро, но он не учел силу холодного ветра и ошибся, думая, что здесь такие же расстояния, как в Уральске. Он двигался с трудом, преодолевая яростное сопротивление колючих вихрей, своими резкими порывами, будто наносящих внезапные удары по телу. Как боксер-профессионал на ринге.
   Сергея спасало отсутствие гололеда на асфальте, иначе он давно бы уже скатился к обочине.
   Наконец, впереди, меж высоких домов, показался вход на станцию "Водный стадион". Как и возле любого входа в метро, жизнь здесь била ключом. Распахнутые настежь двери подземки непрерывно выпускали из глубинных недр потоки народа, перемещавшегося домой после окончания рабочего дня. В центр же ехало меньше людей, и толпа здесь не была такой густой, как на выходе.
   У дверей метро велась активная торговля -- и не только в павильонах, но и с лотков неподалеку, словно уличных продавцов холод совсем не брал. Забелин вместе с другими пошёл внутрь станции, к турникетам.
   Он ехал в душном вагоне на Лубянку и думал о том, кому понадобилось устанавливать СВУ в пиццерии. Что это, предупреждение хозяину? Или проверка бдительности населения, оценка грамотности действий спецслужб? Криминал или террор?
   В сентябре-октябре, когда прогремели страшные взрывы в Москве, почти все сотрудники их Управления были задействованы в тренировках: проносили муляжи на разные объекты, обозначали подрывы. Были и курьезные случаи. Например, в одно из отделений милиции сотрудники ФСБ вошли под видом посетителей с коробкой, на которой черным фломастером было крупно написано слово "бомба". В каком-то из кабинетов эту коробку "случайно" оставили, и незадачливые хозяева смогли обнаружить её только через два дня.
   А начальника ГУВД Санкт-Петербурга освободили от должности, после того как под окнами ГУВД почти двое суток простоял грузовик, с веществом в кузове, имитирующим взрывчатку. На машину никто не обратил внимания.
   "Пока гром не грянет -- мужик не перекрестится! Хорошая пословица, -- подумал Сергей. -- По крайней мере, точно выражает суть нашей психологии. Нам нужен хороший пинок под зад, чтобы начали чесаться. Все мы с советских времен жили в обстановке удивительной беспечности. Нас разбаловали, потому что террористов в СССР не было. Они существовали далеко, на Западе. Или на Ближнем Востоке. Но не у нас. Те единичные случаи, прогремевшие на всю страну, когда литовцы убили бортпроводницу Надю Курченко, или, когда армяне взорвали вагон метро в Москве, списали на радикальный национализм. Понятием терроризма старались не оперировать, вообще не упоминать применительно к событиям в стране. Сейчас не то -- обстановка кардинально изменилась. Не изменились пока мы сами".
  
   Когда Забелин приехал в Управление, Шумилов находился у себя в кабинете. За эти годы он почти не изменился, разве что прибавилось совсем немного седины. Он выслушал доклад Забелина с интересом.
   -- Кто-то нас прощупывает? -- осведомился он. -- Так было перед сентябрьскими терактами. Сначала произошло несколько мелких инцидентов в общественном транспорте, в парке, а потом нанесли основной удар.
   -- Когда увидели, что власти не реагируют?
   -- Да. Когда не обратили внимания на происходящее, посчитали криминальными разборками.
   -- А может, это наши резвятся? -- предположил Сергей. -- Никого не предупредили, тихушники, а завтра придут и вывалят весь мусор на стол.
   -- Думаю, вряд ли -- с сомнением покачал головой Шумилов. -- Мы уже договорились о том, чтобы такие вещи согласовывать. Сейчас не до самодеятельности.
   В это время зазвонивший на столе Шумилова телефон -- прямая связь с начальником Управления генералом Васильевым -- прервал их разговор.
   -- Сан Саныч, вызывает, -- сообщил Шумилов озабоченно. -- Ох и не люблю я эти вызовы, на ночь глядя!
   Они отправились к своему старшему начальнику генерал-майору Васильеву, которого за глаза в Управлении называли Сан Санычем. Васильев, по сравнению с рослым и крупным генералом Алексеевым, руководившим Уральским Управлением ФСБ, был напротив, небольшого роста, худощавый, с выпирающими скулами. Он, как и председатель Правительства Путин, носил часы на правой руке.
   -- Садитесь! -- показал он на кресла, едва офицеры вошли в кабинет.
   Там уже находился ещё один человек, который был незнаком Забелину. На вид ему было лет сорок. Он бросил настороженный и быстрый взгляд в сторону вошедших и, как бы сразу, срисовал их, а через мгновение уже смотрел в папку с документами.
   -- Знакомьтесь, -- представил его генерал Васильев, -- это подполковник Бердюгин Евгений Николаевич. Он наш коллега из Оперативно-Розыскного Управления.
   Шумилов и Забелин поздоровались с Бердюгиным за руку и сели рядом за большой длинный стол, приготовились слушать.
   -- Руководство Департамента, по согласованию с Директором ФСБ, решило провести сейчас, в феврале, учебные тренировки с минированием объектов, -- продолжил Васильев. -- Собственно, они уже начались.
   -- Опять? -- невольно вырвалось у Забелина.
   -- Да, Сергей Павлович, снова. Обстановка непростая. Взятие Грозного ещё не означает окончания контртеррористической операции. Расслабляться нельзя. По имеющимся данным, Министерство шариатской безопасности Чечни планирует новые теракты в разных районах страны. Мы, да и не только мы, но всё население должны быть во всеоружии.
   -- План проведения учений уже готов? -- перешёл сразу к делу Шумилов. Он все-таки бросил курить несколько лет назад, но замену этой привычке так и не нашел. -- Мы каким-то образом задействованы?
   -- У вашего отдела и так работы хватает. Но Сергея Павловича придется привлечь, -- ответил Васильев. -- Он не будет руководить группами непосредственно, мы привлекаем его в качестве нейтрального наблюдателя.
   -- Детали этой тренировки известны? Сколько человек принимает участие? Где планируется закладка взрывных устройств? -- сразу возникли вопросы у Забелина.
   -- Здесь есть одна проблема, -- озабоченно сообщил Васильев, не отвечая на вопросы Забелина, -- потому я и пригласил Евгения Николаевича. Он был наблюдателем у первой группы. Однако во время выполнения тренировки сотрудники, входившие в состав группы, неожиданно пропали.
   -- Что значит пропали? -- удивился Шумилов. -- У них должны быть средства связи.
   -- Да были сотовые телефоны! -- подтвердил Бердюгин, включившись в разговор.
   Говорил он спокойно, но тоном человека, который устал объяснять причины странного исчезновения своих подопечных.
   -- Объясните нашим товарищам всё подробно, -- попросил его Васильев, -- чтобы вопросов было меньше.
   -- Группа состояла из трех человек, позывные "Странники-1", -- начал Бердюгин. -- Задача состояла в проникновении на предприятие водоканала в Нижнем Новгороде и минировании ёмкостей с хлором, используемым для обеззараживания воды. Минирование должно было быть условным, муляжом СВУ. Я был в городе наблюдателем, и все шло по плану...
   -- Что произошло? На каком этапе члены группы перестали выходить на связь? -- прервал его Шумилов.
   -- Как я уже говорил, всё шло по плану. Члены группы с документами прикрытия проникли на территорию Водоканала. Кстати, в качестве прикрытия ими использовались документы сотрудников съемочной группы "РЕН-ТВ". Якобы, они должны были снять сюжет о низком качестве питьевой воды. Было даже подготовлено письмо-разрешение на съёмку из городской Мэрии. Короче, комар носа не подточит. После того, как они въехали на территорию предприятия на "Газели" связь с ними прекратилась.
   -- Непонятно! -- вырвалось у Забелина. -- Что же там стряслось?
   -- Потом, потом... -- Бердюгин потёр подбородок в задумчивости, -- потом в Нижегородское Управление ФСБ охрана Водоканала сообщила, что обнаружила пустую "Газель". Я находился в ОБТ и сразу поставил в известность начальника Управления. Он немедленно выделил людей, транспорт и мы выехали на место проведения тренировки. Там, действительно, стояла пустая "Газель". Никаких признаков присутствия сотрудников, следов борьбы или крови -- ничего! Поскольку я знал сценарий задания, мы отправились к ёмкостям с хлором, чтобы проверить всё до конца.
   -- Один из резервуаров, -- вдруг в нетерпении перебил Бердюгина Васильев, -- оказался заминирован, только не муляжом СВУ, а настоящей взрывчаткой с часовым механизмом.
   -- Да, и лишь благодаря бдительности охраны взрыв не состоялся, -- уточнил Бердюгин. -- Ещё бы тридцать минут и всё!
   -- Членов группы так и не нашли? -- спросил Шумилов, которого заинтересовал этот случай. Уж очень необычно всё выглядело, даже с точки зрения его, видавшего виды старого оперативника.
   -- Ищут до сего дня. Уже неделя прошла, -- ответил Бердюгин. На лице его ясно читалась озабоченность, и по всему было заметно, что он переживает за судьбу коллег.
   -- С учетом происшедшего, -- вновь вмешался Васильев, -- было принято решение провести небольшую коррекцию. Наблюдателем у "Странников-2" будет теперь Забелин. А Евгений Николаевич, как человек, готовивший план учений и будучи в курсе нюансов каждого из сценариев, окажет ему всяческую помощь. Какие вопросы, пожелания?
   -- Александр Александрович, состав группы уже утверждён? -- поинтересовался Забелин. -- Могу я сам кого-нибудь привлечь?
   Васильев ответил без промедления:
   -- Состав конечно, утверждён. Но в принципе, если вы считаете нужным провести замену, я не возражаю. Думаю, руководство Департамента тоже не будет сильно сопротивляться. Со сценарием второй тренировки, в который вы будете наблюдателем, вас ознакомит подполковник Бердюгин. Этот вопрос не затягивайте, потому как, группа должна выдвинуться на следующей неделе. Руководителем учений назначен я, моим заместителем будет Николай Поликарпович.
   -- Ну вот, а говорили, что мой отдел задействовать не будут! -- посетовал Шумилов. -- А двух руководителей отрываете.
   -- Ничего, Николай Поликарпович, вы не будете сильно загружены. Работайте спокойно! А вас, Евгений Иванович, я попрошу прямо с утра заняться с Сергеем Павловичем, с учетом, что завтра предпраздничный короткий день, а послезавтра -- 23 февраля, день вообще выпадает.
   -- Хорошо, товарищ генерал! -- ответил Бердюгин. -- Завтра займемся вплотную.
  
   Часть первая
   Странники-2
  
   Москва, ДЗКСиБТ ФСБ РФ, Управление по борьбе с терроризмом, 24 февраля, кабинет подполковника Забелина С. П., 11.20
  
   Начиная со вторника, Забелин погрузился в тщательное изучение представленных ему Бердюгиным документов. Он просмотрел План, различные дополнительные материалы. Бердюгин дал ему список членов группы с позывными "Старнники-2". Сотрудники оказались все из Московского Управления ФСБ, в их числе одна девушка.
   Забелин задумался.
   Первую группу ещё не нашли. На связь из них никто не выходил, и что произошло -- совершенно непонятно. У него не было причин не доверять кому-то из окружавших его коллег, тому же Бердюгину. Однако бесследное исчезновение первой группы Забелину совершенно не понравилось.
   Если предположить, что кто-то посторонний узнал о маршруте, составе, цели "Странников-1" и задумал использовать их втемную, чтобы, по-настоящему взорвать жидкий хлор и отравить воздух в городе, то выходило, что в Департаменте произошла утечка. Некто сдал информацию. Кто и кому -- вопрос к собственной безопасности. А ему, Забелину, надо просто быть наблюдателем второго этапа учений по проверке бдительности и ничего более...
   Есть такое выражение: "Беспочвенные подозрения". В контрразведке беспочвенных подозрений не бывает. Любое сомнение в правдивости, недоверие к чьим-то словам, могут возникнуть на основе незначительного, нередко пустяшного факта, на который никто другой никогда не обратил бы внимания. Посчитал бы за случайность. Или за непреднамеренный ход событий. Исчезновение целой группы сотрудников ФСБ не было случайностью, и Забелин уже прослуживший достаточно долго, понимал это.
   Ему хотелось провести второй этап учений без того изматывающего напряжения, которое наверняка испытал Бердюгин, без неожиданных неприятностей, внезапно обрушившихся на его голову. Всё должно быть чётко организовано, пройти спокойно и в штатном режиме. И, конечно, в группе "Странников-2" должен быть его человек, тот, которому он абсолютно доверяет.
   Забелин вспомнил о Цыганкове -- вот кто мог бы ему пригодиться в непростой ситуации. Он набрал номер Александра по спецсвязи. Разница с Уральском составляла два часа и, слушая длинные гудки, Сергей подумал, что Цыганков ушел на обед. Однако спустя мгновение, трубку всё-таки взяли.
   -- Саня, ты? -- спросил Забелин.
   -- А кто же еще? Старых друзей не узнаешь, Серёга?
   -- Да, тебя, пожалуй, трудно не узнать. Как поживаешь? Что нового?
   -- У нас никаких изменений. Сплошной тоскевич. Это у вас в столице жизнь бьёт ключом, а мы так -- живём, хлеб жуём!
   -- Слушай, тут у меня вопрос наклюнулся: ты как, насчёт участия в одном культурном мероприятии с выездом за город?
   -- На пикник что ли? Это мы можем. Шашлыки, сауна, девушки. Люблю я это дело! Как далеко надо выезжать? -- начав шутливо, потом вполне серьёзно продолжил Цыганков, понимая, что друг просто так звонить не будет.
   -- Есть такой южный город -- Ростов на Дону. Мы проводим там тренировку, проверку, скажем так, бдительности местных товарищей. Поскольку я назначен куратором этого действа, то хотел бы, чтобы в группе был свой человек.
   -- Ух ты, какие сложности! Мне казалось, что тут всё просто, приехали, увидели, заложили СВУ. Кстати, мы тоже недавно участвовали в таком мероприятии. Проверяли аэропорт.
   -- И как, удачно?
   -- В смысле пронесли взрывчатку или нет? Да, конечно! Охрана клювом прощёлкала и получила потом втык от начальства.
   -- У нас здесь несколько сложнее. Есть вопросы, о которых не буду тебе сейчас рассказывать. Так как, участвуешь?
   -- Ты же знаешь, я как пионер. Только отпустит ли Лысенко? Он ведь встанет на дыбы. Знаешь, Игорек, после того, как его назначили заместителем начальника отдела, всё время нос задирает, не подступишься.
   -- Маленький бугорок на ровном месте? -- засмеялся Забелин. -- Нет, в данной ситуации он ничего не сделает -- это распоряжение самого Директора. Так, что твой Лысенко возьмёт под козырек и побежит исполнять. Как там новый начальник отдела?
   -- Иванов? Немножко другого склада, чем Поликарпыч, но тоже нормальный, адекватный мужик. Главное, традиции отдела не рушит.
   -- Это насчёт, выпить и закусить?
   -- Точно! -- хмыкнул Цыганков. -- Серёж, когда и куда надо прибыть?
   -- Так, так, -- задумался Забелин. -- Вообще-то второй этап учений должен начаться в понедельник 29-го. Но по тебе надо будет утрясти вопрос у руководства. Короче? я постараюсь всё сделать за сегодня. Телеграмму в Управление направим завтра, а ты пока собирайся, чтобы сразу выехать. Посмотрим, если будут накладки, полетишь в Ростов напрямую, без заезда в Москву. Там с тобой встретимся и всё уточним.
   -- Понял. Тогда до связи!
  
   Переговорив с Цыганковым, Забелин тут же отправился к Шумилову, который воспринял идею привлечения Цыганкова к проверке с одобрением. Он хорошо знал его и ожидал, что Александр легко справится с такой задачей. Вместе они пошли к Сан Санычу.
   -- Чем вас не устраивают уже утверждённые члены группы? -- поинтересовался тот. -- Люди подготовлены, проинструктированы. Сейчас что-то менять достаточно сложно.
   -- Я это понимаю, товарищ генерал, -- ответил Забелин, опережая Шумилова, -- но мне хотелось бы в составе этой группы иметь одного из тех людей, кого я хорошо знаю. Меня всё-таки беспокоит судьба "Странников-1". Их ведь до сих пор не нашли. А с Цыганковым мы вместе служили. Я уже с ним переговорил, и он согласился.
   Васильеву не хотелось что-либо менять в одобренном на самом верху плане. Однако он обещал Забелину, что корректировку в интересах более результативной тренировки провести можно. Заменить одного из членов группы? В принципе ничего сложного. Кто-то ведь мог и заболеть.
   -- Хорошо! -- после некоторого колебания согласился Васильев. -- Готовьте документы через кадры и финчасть. Я согласую. Пусть срочно направляют ШТ в Уральское Управление ФСБ. Сергей Павлович, вы забрали у Бердюгина документы по "Странникам-2"?
   -- Нет, пока у него.
   -- Возьмите! Поднимите список членов группы и срочно определитесь, кого придется оставить, чтобы человек не готовился к отъезду, знал заранее. Всё, отправляйтесь, а вас Николай Поликарпович, попрошу остаться.
   Забелин вышел и прямиком направился к Бердюгину. Тот находился в кабинете не один, напротив него сидел коллега-сосед, который уткнулся в документы и не обращал на них внимания. Сергей не знал его, поскольку недавно перевелся в Центральный аппарат и еще не был знаком со всеми сотрудниками Департамента.
   -- Сергей Павлович, проходи! -- радушно принял его Бердюгин. Он уже не выглядел таким подавленным как в первую встречу. -- Хочешь посмотреть список, сейчас достану.
   Открыв железный сейф, Бердюгин извлёк оттуда тонкую папку красного цвета и положил на стол, прямо перед Забелиным.
   -- Смотри, список с самого верха лежит, -- сказал он. -- Если есть вопросы по людям, то я готов пояснить.
   Забелин открыл папку и, действительно, вначале увидел подколотый документ -- список участников группы "Странники-2". Всего в ней было три человека. Первым шёл майор Кудрявый, затем капитан Емельянов и старший лейтенант Третьякова.
   -- Все сотрудники из московского Управления, из подразделения, работающего по нашему направлению, -- пояснил Бердюгин, заметив, что Сергей пробежал глазами список. -- С ними проблем нет, проинструктированы, готовы действовать.
   -- Знаете, -- обратился к нему Забелин, -- я согласовал с Сан Санычем замену одного из членов группы.
   -- Что-то случилось? -- сразу насторожился Бердюгин.
   -- Собственно ничего. Но я хотел бы, чтобы в составе группы был известный мне человек, мой сослуживец.
   -- Зачем? Есть подозрения в отношении кого-то конкретно или перестраховка?
   -- Скорее последнее, -- скупо усмехнулся Забелин. -- Считаю, что в этом вопросе лучше перебдеть. И генерал, в общем-то, меня поддержал. Вот я и хотел узнать, кого можно заменить без лишних хлопот?
   Бердюгин задумался.
   -- В принципе можно заменить любого, -- согласился он, после небольшой паузы, -- ваш сослуживец, в каком звании?
   -- Майор.
   -- Тогда можно назначить его старшим группы вместо майора Кудрявого. Чтобы между ними не было трений. Ваш человек, он местный? Из Москвы?
   -- Нет, Евгений Николаевич, из Уральска. Я уже с ним созвонился, и он готов приступить.
   -- Вот и хорошо! Только времени осталось мало. Когда вы его будете инструктировать, представлять другим членам группы? -- Бердюгин посмотрел на раскладной календарь, висевший на стене. -- Сегодня двадцать четвертое февраля. Насколько я помню план, выдвигаться им надо уже в понедельник двадцать восьмого.
   -- Ничего. Он может сразу вылететь на место. Мы там встретимся и всё обговорим.
   -- Смотрите, когда такое мероприятие готовится в спешке, то и результат может быть соответствующий. Если вы заняты, я могу его сам проинструктировать, -- вдруг предложил Бердюгин. -- План я знаю, детали мне известны.
   -- Конечно, Евгений Николаевич, если не буду успевать, то попрошу вас помочь. Значит, решено, меняем Кудрявого. У меня к вам просьба, можете позвонить руководству подразделения майора и сообщить, что у него командировка отменяется?
   -- Нет вопросов, сделаю!
   Забелин начал переворачивать подколотые листы в папке пока не добрался до плана учений. Он уже знакомился с ним, но желал освежить в памяти некоторые моменты.
   В соответствии с Планом группа выедет в Ростов-на-Дону на фирменном поезде "Тихий Дон" двадцать восьмого февраля. С собой в багаже у них будут муляж СВУ, таймер, различные подручные материалы. Все члены группы должны иметь табельное оружие. Планируется, что в целях соблюдения конспирации они займут всё купе, для чего им уже выкупили четыре места.
   По прибытии 29 февраля в Ростов местом базирования "Странников-2" им определена гостиница "Звезда" в переулке Соборном. Там уже забронировано два номера: один двухместный для мужчин и одноместный для Третьяковой. Наблюдателю забронировали номер в этой же гостинице и, таким образом, Забелин мог в непосредственной близости контролировать процесс проведения учений.
   Вопросов по этому этапу учений у Сергея не возникло. Он же планировал прилететь в Ростов самолетом 29-го.
   Что касается объектов учебного минирования, их оказалось несколько, на выбор, в случае непредвиденных осложнений. Самым трудным было проникнуть и заминировать сооружения жизнеобеспечения, поскольку они охранялись, и существовал риск быть обнаруженным. Одним из таких предполагаемых объектов была выбрана Ростовская ТЭЦ. Кроме того, в список для возможного минирования включили центральный Автовокзал и гостиницу "Ростов". Заложить СВУ надо в одно здание, но если получится в два, а то, и во все три -- будет ещё лучше.
   Забелин никогда не бывал в Ростове. Его поездки на юг ограничивались курортами Крыма и Северного Кавказа, куда он периодически выбирался, начиная с советских времен. Однако он где-то читал, что зима на юге весьма неприятное явление: холод, сырость, бесснежная чёрная земля. Если воздух к тому же пропитан влагой, то небольшой морозец с ветром покажутся суровой стужей. Чтобы не быть застигнутым врасплох следовало тепло одеться.
   "А Бердюгин молодец, что предложил свою поддержку! -- подумал Сергей. -- От опытного человека помощь никогда не помешает". Он искоса посмотрел на нового коллегу. Тот сидел за столом, читал бумаги, задумчиво потирая выступающий вперёд волевой подбородок. Он словно олицетворял собой образ чекиста -- человека подтянутого, целеустремленного, жёсткого.
   Забелину нравилось, что он служит с такими людьми, у них многому можно научиться, а в экстренном случае получить помощь и поддержку. Это было своего рода братство, общность людей, не просто связанных выполнением одних и тех же задач, но и имеющих одинаковые взгляды на жизнь и её ценности. С некоторой долей гордости он считал, что в их Конторе работает элита общества, которая, несмотря на различные катаклизмы и метаморфозы, не утратила своего внутреннего статуса, не растворилась среди пришедших на службу после 1991 года новых кадров.
   Ознакомившись повторно с документами, Сергей вернул их Бердюгину и пошёл готовить шифровку об откомандировании Цыганкова, утрясать вопросы с оплатой.
  
   Москва, ДЗКСиБТ ФСБ РФ, Управление по борьбе с терроризмом, 24 февраля, кабинет начальника Управления генерал-майора Васильева А. А., 12.30
  
   -- Вот о чём мне надо переговорить, -- сказал Васильев, после того как Забелин покинул кабинет. -- Не хотел тебя задействовать, Николай Поликарпович, знаю, что работы у вашего отдела много, но видимо, тебе придется подключиться к расследованию исчезновения "Странников-1".
   -- А без меня нельзя, дел невпроворот! -- Шумилов хотел немножко повозмущаться свалившейся на его голову дополнительной проблемой.
   -- Положение там серьёзное, -- не обратив внимания на его реплику, продолжил Васильев. -- Я понимаю опаску Забелина и потому не стал особо возражать на замену. Люди исчезли. И не просто люди -- подготовленные оперативники.
   -- Сан Саныч, -- спросил Шумилов, наедине обращавшийся к генералу неофициально, -- а кто сейчас заниматься проверкой? Каковы первые результаты?
   -- Подключены все, начиная с милиции и прокуратуры и кончая нашими местными сотрудниками из нижегородского Управления ФСБ. О ходе поисков ежедневно докладывают Директору ФСБ. Общие результаты тебе известны -- пустая "Газель" без следов борьбы. Заминирована цистерна с жидким хлором. Наши провели исследование заложенного СВУ и на будильнике, который использовали в качестве таймера, обнаружили отпечатки пальцев неустановленного лица. Точно известно, что это пальцы не наших сотрудников -- у них перед учениями сняли отпечатки, а дактилоскопия наука точная.
   -- Да, интересно, интересно, -- задумался Шумилов, -- мне надо бы выехать на место, ознакомиться самому.
   -- Это, безусловно, необходимо сделать. Сориентируйся по срокам, считай, что санкцию я уже дал. Начальник Департамента в курсе.
   -- Какие-нибудь версии случившегося имеются? Какие предположения?
   Васильев взял в руки простой карандаш и начал медленного его вращать.
   -- Версий множество -- заметил он, -- я имею в виду, множество для такого случая. Я их даже не хочу обсуждать, поскольку трудно одной версией объяснить всё происшедшее. Наиболее вероятно, что группу перехватил противник, нейтрализовал её и под их легендой проник на объект.
   -- Вы предполагаете, что наши люди уже ликвидированы? -- спросил Шумилов.
   -- Думаю, да, -- коротко ответил Васильев. -- Это наиболее простое объяснение. Есть второй вариант. В группе могли быть пособники лиц, замысливших это преступление. Они убрали мешавших им наших сотрудников и сами заминировали объект. Видишь, возможны всякие вариации. Сейчас идёт тщательная проверка членов группы, но я сомневаюсь, что она что-то даст.
   -- Глядя на общую картину случившегося, выходит, что против нас работает опытный враг. Не исключаете, что это могут быть западные спецслужбы?
   -- Возможно всякое. Однако в первую очередь, я бы обратил внимание на сотрудников пресловутого Министерства шариатской безопасности. За прошедшее десятилетие они поднаторели на организации всякого рода диверсионной деятельности, подготовили множество подрывников, в том числе смертников. Ты же знаешь, что у них до последнего времени непрерывно работали центры по обучению минно-взрывному делу. Вот там, как раз и присутствовали иностранцы в качестве инструкторов.
   -- Если рассуждать подобным образом, -- обеспокоенно заметил Шумилов, -- то получается, что они каким-то образом узнали о проводимых нами учениях. А если это так, то вторая группа -- "Странники-2", тоже может оказаться под ударом.
   -- Не исключено! -- согласился Васильев. -- Но им говорить об этом пока нельзя. Если сказать, а среди членов группы есть люди боевиков, то мы ничего не узнаем. Переговори только с Забелиным, предупреди его, чтобы проявлял повышенную бдительность. Один человек -- его кандидатура, значит не он в счёт, остаются двое из прежнего состава. Вот на них и надо обратить внимание.
   -- Ладно, мы с ним обсудим! -- согласился Шумилов. -- Я хочу до конца недели закончить все срочные дела и, пожалуй, в понедельник выеду в Нижний.
   -- Давай, Николай Поликарпович! Посмотри там всё внимательно. При малейших изменениях обстановки, ставь меня в известность. Будем действовать с двух сторон: мы здесь, а ты там.
  
   После разговора с Васильевым, Шумилов вызвал к себе Забелина и предупредил о возникшей опасности в отношении "Странников".
   -- Может, тогда приостановить учения? -- предложил Сергей. -- Пока не разберемся со "Странниками-1", и не внесем полную ясность?
   -- Нельзя. Учения на контроле у Директора ФСБ, а он доложил на самый верх. Нас могут не понять, особенно накануне выборов Президента. Поэтому всё придется делать параллельно: и расследовать, и тренироваться -- ответил ему Шумилов, который от Васильева знал гораздо больше информации. -- Документы по Цыганкову подготовил?
   -- Да. Надо будет подписать у генерала.
   -- Хорошо. Оставь. Я пойду к нему и подпишу позднее.
  
   Москва, Департамент кредитной политики и финансовых рисков Министерства экономики РФ, кабинет начальника отдела Самошина Ю. А., 24 февраля, 15.00
  
   После обеда, в кабинете Самошина, когда он сидел над очередным финансовым инвестиционным планом, раздался звонок. Это был Саид.
   Его звонков Юрий ждал и боялся, потому что кто-то мог отследить его переговоры с этим арабом. В Министерстве всё время ходили слухи, что эфэсбэшники постоянно их слушают. Однако, как только появились мобильные телефоны, эта проблема вроде отпала. Вот и сейчас Саид звонил ему на номер сотового.
   С другой стороны, Самошин ждал этих звонков потому что, с того момента, когда произошла сентябрьская встреча в Италии, он хорошо подзаработал. Счёт в банке, открытый им уже не в Швейцарии, а на Багамах, пополнялся достаточно быстро. Эти ваххабиты предложили ему удачную схему, позволявшую легально перебрасывать деньги в Дагестан.
   Некая зарубежная фирма, чаще всего связанная с Аравийским полуостровом, предлагала инвестиционный проект, который проходил через отдел Самошина, курировавший подобные дела. Он быстро, пользуясь наработанными связями, добивался согласования в Департаменте международного сотрудничества и проект утверждали. Деньги в короткий срок направлялись в некое ООО в Дагестане, с которым аравийская фирма заключала предварительный договор о поставках чего-нибудь, к примеру, фруктов.
   Юрий имел свой процент от операции. А поначалу он запаниковал. Ему вспомнилось, что как только он появился на работе, раздалось несколько звонков. Человек представлялся Саидом, и Самошин, не отвечая, клал трубку. В глубине души Юрий рассчитывал, что от него скоро отстанут и забудут, что всё это досадная случайность. Он вёл себя как страус, спрятавший голову в песок.
   Однако через неделю после выхода на службу его вызвал к себе в кабинет один из советников министра экономики -- лицо достаточно известное и влиятельное в правительственных кругах. Поговаривали, что в ближайшее время он сам может заполучить министерский портфель. Советника звали Михаил Витольдович Петросянц.
   В кабинете Петросянц было как в Смольном времен революции: постоянно звонили несколько телефонов, и хозяин кабинета успевал отвечать на все звонки, не переставая при этом вести разговор. У Михаила Витольдовича было удивительно интеллигентное лицо -- удлиненное, с залысинами, он носил очки в дорогой оправе.
   -- Садитесь, юноша! -- пригласил Петросянц Юрия, когда тот вошел в его офис. -- У меня очень мало времени господин Самошин. Я хотел бы получить от вас ответ, почему вы не отвечаете по телефону? Звонят уважаемые люди, а вы не отвечаете! Мне становится неудобно за наших работников. У вас, что телефон не исправен? Или, может, вы сильно заняты и нет времени отвечать? Но мы все в работе, все загружены. Бездельников у нас в министерстве не наблюдается.
   -- Вы о каких звонках говорите? -- попытался вставить слово Юрий. -- Я на все служебные звонки отвечаю.
   -- Вам звонят наши арабские инвесторы. Они уже предварительно беседовали с вами. И вроде обо всем договорились. А теперь вы бегаете от них!
   Самошин в немом изумлении уставился на Михаила Витольдовича. Как? И советник министра завязан на эти схемы. Боже мой! Что творится на самом верху, если такие люди участвуют в поддержке террористов.
   -- Не смотрите на меня так? -- продолжил между тем Петросянц. -- Вы, что меня первый раз видите? Да, наша задача привлекать инвесторов. И мы будем их привлекать любыми средствами.
   -- Но ведь они... -- Юрий замялся.
   -- Продолжайте!
   -- Но мне показалось, что они связаны с террористами на Кавказе.
   -- Глупости! -- Петросянц раздраженно поднял и опустил трубку телефона, издавшего очередной звонок. -- Глупости всё это. Бизнес вне политики. Наше дело деньги, причём не нужно забывать самих себя. Ведь так? Я знаю, что себя вы не забываете. Я осведомлен о ваших операциях. Но... есть большое "Но". Мы не используем деньги террористов -- это уважаемые арабские инвесторы. И больше ничего. Надо помогать России. Стране нужны деньги, чтобы подняться с колен. Вы меня поняли, юноша?
   -- Да, Михаил Витольдович.
   -- Ну, вот и хорошо, вот и славно! Я прошу вас не избегать этих звонков. Договорились? Всё, я вас больше не задерживаю, можете заниматься делами. Служебными, разумеется.
   Самошин кивнул головой и поднялся с кресла. К своему удивлению, он заметил, что Петросянц встал его проводить. У самой двери, придержав Юрия за плечо, советник спросил, ласково заглядывая в глаза:
   -- Послушайте, Юра, у вас в отделе есть симпатичный, какой-нибудь молодой паренёк, которому надо сделать карьеру? Я мог бы помочь.
   -- Нет, у меня нет... -- растерялся Самошин.
   -- Если вдруг такой человек появиться, может не именно у вас, в других отделах -- дайте мне знать. Я буду благодарен.
   Сказав последние слова, Петросянц снова ласково потрепал его по плечу и выпустил из кабинета.
   Именно после разговора с советником, Самошин начал отвечать на звонки Саида, получать от него разные поручения, выполнять просьбы. К этим делам он втёмную привлек своего приятеля Чайку.
   Зная, что операции с финансами госбюджета не так сильно того напугают, как деньги ваххабитов, Самошин заметил с усмешкой: -- Ваня, это баяло государственное, а распил бабок ещё никто не отменял.
   И отправил заниматься Чайку переводом денег со счетов фирмы в одном из московских банков на юг, в Дагестан, Краснодар, Карачаево-Черкесию. А тот -- долговязый, в очках, с постоянной детской улыбкой на губах, всегда имевший вид инфантильного юноши, лишних вопросов не задавал. Он тоже получал своё бабло. Конечно, не в таком размере как Самошин.
  
   Когда сегодня раздался звонок и Юрий взял трубку мобильника, то уже знал, кто это мог быть. Саид сказал:
   -- Юра, я тебе не смогу пока звонить. Друзья предупредили, что это может повредить нашему делу.
   Самошин молчал, внимательно слушал.
   -- С тобой свяжется наш человек, по обычному телефону, городскому. Это не вызовет подозрений. Он позвонит и представиться Никитой. Знаешь, есть такой боевик, Никита? -- Саид произнес имя с ударением на последнем слоге и засмеялся: -- Что касается наших расчетов, то уговор остается в силе. Окей?
   -- Окей!
   -- В ближайшее время он позвонит, ты жди!
   -- Да, но как я узнаю, что ему можно доверять? Вдруг это подстава?
   -- Не волнуйся, никто тебя не собирается подставлять. Всё в воле Всевышнего, а Его милость безгранична!
   Саид неожиданно отключился, и Юрий не успел ему задать кучу вопросов, которые у него тут же возникли. Кто этот другой человек? Тоже араб или нет? Насколько ему можно доверять? С кем, кроме него и Петросянца в министерстве ещё общается Саид? Не держат ли его за лоха, проворачивая за спиной другие комбинации?
   Он встал, походил по кабинету, пока из задумчивости не вывел его Иван Чайка, появившийся в дверях офиса.
   -- А Ваня? Как дела? -- поинтересовался Самошин.
   -- Хорошо!
   Взгляд Чайки скользнул по столу начальника, где на самом видном месте лежал развернутый на средине красочный каталог морских яхт.
   -- Ого! Мечтаешь о прекрасном? -- добродушно поддел он приятеля.
   -- Красиво жить не запретишь! -- Юрий тоже посмотрел на каталог. -- Почему эти чуваки из минфина могут себе позволить, а мы нет. Сидел я тут недавно за ланчем с двумя такими перцами, а те всю дорогу обсуждали яхты. Тебе что-нибудь говорят названия "Дюфор" или "Хансе"?
   -- Нет.
   -- Вот видишь, старичок, а им говорят. Это известные производители яхт -- французы и немцы.
   -- Так ты хочешь?..
   -- Хочу и могу, как в одном анекдоте. Причём, учти, я не хочу взять что-то типа микрика.
   -- А что это?
   -- Ну, вроде микрояхты. Я могу позволить себе сто штук баксов спустить на круизную яхту, пяти -- шестиместную. Да, я могу позволить это удовольствие. Зато потом, будем с тобой отрываться где-нибудь на лазурном побережье. Прикинь, тёлкам будешь мозги полировать, что зажигаешь не в какой-нибудь отстойной гостинице или отеле, а на яхте.
   -- Круто! -- согласился Чайка.
   -- Слушай, Вань, не было времени спросить, а ты смог бы переспать с мужиком?
   -- Как гомик, что ли?
   -- Ну, типа того.
   -- Нет, я не смогу, -- Чайка, поправил очки на носу тем же жестом, которым поправлял их мальчик Джим из мультфильма "Остров сокровищ".
   -- А если нужно, старичок, для дела? -- не отставал Самошин. -- Представь, после у тебя карьера попрёт, как на дрожжах. Даже меня сможешь обскакать!
   -- Нет, что ты, брр! -- Иван передёрнулся. -- Спать с мужиком? Это не для меня. Даже ради карьеры.
   -- Окей, Ваня! Ладно, забей! А не рвануть ли нам сегодня в ночной кабак, какой-нибудь "Мост", "Цеппелин" или "Екатерину"? -- вдруг предложил Самошин. -- У меня есть клубные карты. Зависнем и нажрёмся в хлам, снимем девчонок, а?
   -- Юр, так завтра же еще не пятница? Ты чего?
   -- Да так, просто. Скучно живём!
   В это время раздался звонок сотового телефона Самошина и, быстро выпроводив Чайку, он ответил. В трубке звучал обезличенный, без единого намека на индивидуальность голос. Юрий сразу и не понял, кому он принадлежит: мужчине или женщине, и лишь потом только догадался, что есть специальные приборы для искажения тембра. Они срезают верхние и нижние частоты, ускоряют или замедляют темп речи, короче, могут делать многое.
   -- Юрий, это Никита, добрый день!
   -- Здравствуйте!
   -- Саша вам говорил обо мне?
   -- Да. Какие-то проблемы?
   -- Пока нет, но могут возникнуть. Наши друзья направили человека через Украину с деньгами. Сумма довольна большая в долларах. Мне кажется, они сильно рискуют.
   -- Риск есть, -- рассудительно заметил Юрий, -- но я не понимаю, что мы можем сделать?
   -- Мы можем многое. Я с вами после свяжусь, а вы пока подумайте над запасными вариантами: как сделать так, чтобы деньги из Хохляндии оказались у нас, в России, и при этом без подстав. Вы же финансист, у вас голова как компьютер, вот и просчитайте!
   После этого разговор закончился.
   "Что они там себе думают? -- возмутился Самошин. -- Я им что, великий комбинатор? Вот же полная хрень! Нет, надо набухаться сегодня. Возьму Ваньку, и пойдем по кабакам".
  
   Оперативные документы
  
   Вх. ШТ 3845/43 от 24.02.2000г. Секретно
   Начальнику УФСБ РФ по Уральской области
   генерал-майору Алексееву В. Г.
  
   О командировании офицера.
  
   Для участия в проведении утвержденных Директором ФСБ России контртеррористических учений просим направить майора Цыганкова А. И. в г. Москву. Обеспечить его прибытие в Департамент ЗКСиБТ не позднее 28 февраля с. г. Срок командировки -- 10 дней. При себе иметь табельное оружие. Вопрос оплаты согласован с Финансовой службой ФСБ РФ.
  
   Начальник УБТ ДЗКСиБТ ФСБ РФ
   генерал-майор Васильев А. А.
  
   Конец ознакомительного фрагмента
  
   Департамент защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом.
   СВУ - самодельное взрывное устройство.
   ЧРИ - Чеченская Республика Ичкерия.
   ОБТ - отдел борьбы с терроризмом.
   ШТ - шифртелеграмма.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"