Мир Олег: другие произведения.

Баба Маня идет до магазину

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

  

Баба Маня, идет до магазину.

  
  Баба Маня проснулась резко, щелк рубильник и вот уже старческое сознание вовсю разгоняет мысли о грядущем дне. Несмотря на быстрое пробуждение, вылезать из-под нагретого одеяла старушка не спешила. Она всегда любила понежиться в постели, но по молодости ей не дозволяли родители, после муж, а дальше дети коих нужно было собрать то в дет. сад, то в школу. Но сейчас она живет одна и может позволить себе мелкие слабости. Старушка глубоко вздохнула, наслаждаясь едва уловимым запахом стирального порошка. Он всегда ассоциировался у нее с чистотой, а где чисто там и порядок, спокойствие и мирная лишённая тяжелых дум жизнь.
   Отлежав в постели почти час, она все-таки выбралась из теплого плена одеяла. В свои шестьдесят с не большим, баб Маня выглядела, бодрой крепко сбитой старушкой, с добрым лицом и хитрым прищуром глаз. Будто она знала, меленький секрет любого встречного, и бережно ее хранила. Хозяйка не большой "двушки" повела плечами поёжилась от утренней свежести, и вдев ноги в новеньки тапки отправилась в ванную для процедур личной гигиены. Вымытая и причесана, она облачилась в зеленое платье с белыми цветками по бокам и растирая руки кремом зашла на кухню. С трудом открыла дверцу новенького холодильника, критически осмотрела набор продуктов и, вздохнув, сказала в холодное нутро техники.
   - Надо идти до магазину.
   Холодильник, заполненный на половину, ее несколько не устраивал, и не важно, что там продуктов еще на неделю. Призрак голодного детства не давал покоя даже в сытой старости, заставляя забивать освободившееся пространство до отказу.
   Зашипела сера, выдав всплеск пламени, и горящая спичка дала жизнь синему цветку газа. Баба Маня, заполнила пузатый чайник водой из бутыли, и придавила пламя подгоревшим донышком. Все эти новшества с электрическим подогревом она не признавала, считая, что хороший и правильный кипяток может получиться, только от живого огня. Спустя не полных десять минут она залила кипяток в бледно-зеленую кружку, где валялся пакетик с мятным чаем. И пока заварка растворялась, старушка медленно намазывала мед на кусочек батона. В окно мягко стукнули, повеяло сквозняком, бабка вздохнула и развернулась. С подоконника на столешницу мягко ступил черный кот.
   - Васьк, ты что ли? - подслеповато щурясь, задала она вопрос немой скотине.
   Кот протяжно зевнул, мигнул левым глазам, следом правым и с заметным запозданием тем, что находился посередине лба. И только после этого задней лапой закрыл створку окна.
   - Мрак, - с некой досадой констатировала бабка, - пожрать пришел?
   Кот плюхнулся на задницу, и отчетливо по-человечески кивнул.
   - На еду заработать надо. А ты вот что полезного сделал? - Кот поднял лапы и страдальчески почесал за ухом, силясь вспомнить подвиги минувшего дня. Через полновесную минуту, тяжело выдохнул и протяжно мяукнул, что-то в свое оправдание.
   - Чего орешь, нечисть поганая. "Я, по-твоему, все едино, ничего не понимаю", - сказала пожилая хозяйка и отвернулась к чаю.
   Эта кошачья нечисть прибилась к ней в семьдесят седьмом, на первомайской демонстрации в Москве. Сначала боднул в ногу, после полученного пинка, не умело следила за ней. И уже в поезде, когда она возвращалась в родное село, вот так как сейчас пролезла через оконную форточку. С тех пор они в месте и живут, точнее делят общие квадраты, и эта мелкая нечисть объедает бедную старушку. Так гласит официальная версия для подружек, и родни.
   Толку с Мрака мало, мышей не ловит, удачу не притягивает, порчу не отвадит, только и может, что мелкую нечисть гонять по подъезду. Ну, так с этим Маня и сама без лишних проблем справляется, всего-то и надо в подъезде дохлую мышь с наговором кинуть, но... всегда есть эта заклятущая НО. Ведьме без мистического питомца жизни нет, кто-то же должен принимать на себя негативные эмоции. Скольких она видела женщин, что силу познали, а мистическим помощником не обзавелись. И нет у них другой судьбы как собирать десятками в своих жилищах котов, собак и другую живность, силясь найти в них того, кто примет откат негатива. А еще есть старушки, что краем коснулись потустороннего, и более не могут побороть желания кормить бездомных котов, потому что часто среди них есть вот такие как Мраки. Помимо потустороннего облика кошак имел и нормальное физическое тело. Он вселялся в обычного кота, но только черной масти.
   - Ну, морда, - с напускной злобой сказала баба Маня, и вытянув руку, от души дала щелбан в лоб коту, то в своей наглости решил сесть перед ней, - че рыбы хочешь?
   Кивок в ответ. Мрак любил рыбу, мог есть ее до полного непринятия оной физическим телом.
   - Хорошо. Один бес до магазину идти надо. А ты пока сбегай на чердак да в подвал, паразитов погоняй. А то весна уже и дети начнут ползать там, где им не след, и чего доброго нарвутся, на что не хорошее. Понял?
   Кошак спрыгнул на пол и отправился выполнять поручение.
   Баба Маня допила чай, ополоснула кружку, и неспешно отправилась собираться для выхода на улицу. Занималась она эти неспешно, куда торопиться в ее годы, к тому же в полной тишине, не любила она лишний шум. Телевизор и тот включался только затем, чтобы просмотреть список передач, требуемый для обсуждения среди ее возрастной группы. Несмотря на середину апреля, оделась тепло, вязаный свитер, утеплённые штаны, синее пальто, что подарил зять, косынку и сапоги на меху, в левый карман кошелёк, в правый, аккуратно сложенный полиэтиленовый пакет. Мельком глянула в зеркало, нет ли где грязи и, захлопнув дверь, вышла в подъезд, а после, преодолев один лестничный марш, оказалась на улице. На ключ она не закрывала свою квартиру уже лет так пять.
   Родной двор встретил престарелую женщину, запахом талого снега, хмурым небом, чисто выметенными дорожками, да песочницей сейчас прикрытой брезентом, от мусора и охочих до туалета котов. Не добрым оскалом виднелась не достроенная детская площадка, но главный по дому обещал, что к маю все будет готово. Она могла и до июня подождать, все равно внуки раньше не приедут. Мельком глянула на скамейку слева, доски новые, а вот бетонные опоры еще помнят те дни, когда тут ключи раздавали новоселам. Далее яблоня пятилетка, в этом году должна дать обильный урожай, в меру сладкий яблок. Баба Маня улыбнулась и едва заметно поклонилась двору, запечатанному среди многоэтажных домов в виде не ровного прямоугольника. Двум подросткам, стоящим возле арочного выхода, уважительное отношение к месту проживания не понять. Для них дом заканчивается за порогом квартиры.
   Сошла по новеньким ступенькам, и не по-старчески уверенной поступью направилась в сторону магазина. Выйдя со двора, вступила на залатанный асфальтный тротуар, дошла до ближайшего перекрестка. Не смотря по сторонам, пересекла едва заметную зебру, за что получила злобный сигнал от автолюбителя. Вышла на брусчатый тротуар, оно и понятно другая улица, другие правела и хозяева. Далее вступила на тропу, что кривой линией рассекала грязного вида газон. Она преодолела почти половину пути, как замерла, хмыкнула себе поднос и развернулась к открытому колодцу. Массивная крышка люка лежала в стороне, а из дыры в земле едва уловимо тянуло паром. Бдительная старушка подошла ближе и опасливо глянула внутрь, работяг нет, только отблески воды. Осмотрелась вокруг, ни следов шин, ни других признаков работ. А люк по виду давно так лежит, еще со вчерашнего дня. Странно чего БОМЖи его не утянули, для совершения обмена метала на горькую. Баба Маня задумалась. В магазин она ходила два дня назад, и люк был закрыт, и вообще был ли тут люк. Вспомнить не получилось и не из-за старости лет, а потому что до этого не обращала внимания.
   - Береженого Бог бережет, - шепнула она, а затем начала совсем уже не разборчиво нашептывать заговор против Пагубника.
   Мерзкая нечисть, и главное почти неистребимая. Любит она притворять открытым люком, куском арматуру торчащим из стены, черным провалом двери в подвал, заманивая глупую и невнимательную жертву. Поймает несчастного, попьет кровушки и снова в засаду. Хитрая тварь, не каждый и угадает, всамделишней люк или то Пагубник. Он голову может заморочить не то что ребенку, но и ведьме. Почти пять минут она читала заговор над черным зевом, а после нашла ветку и уже на нее навела Пугачь, чтоб детишки боялись близко подходить.
   Перекрестилась и пошла дальше. "Если не поможет и к утру все едино будет открыт, то надо будет что-то посерьёзнее придумать", - с такими мыслями она продолжила путь.
   Завернув за угол дома, обошла лужу по большой дуге, ливневка забита напрочь, а жильцам и дела нет. Сами страдают от своей злоб и склочности, так еще и других мучат. Зато машины стоят все сплошь дорогие, немецкие. Проходя мимо кирпичного здания, что когда-то служило людям как хранилище всего нужного и полезного, сейчас же оно стоит без окон и дверей, изукрашенная неумелым граффити. Баб Маня остановилась, глядя на это художество. На изъеденных временем кирпичах, лимонным цветом начертаны кричащие слова, вот только смысла ни на грош. Пустые слова яркой краской, на полу разрушенной поверхности. Все как в стране.
   Вот раньше. Раньше было как? С начало в бога верили, икона молились от этого и защиту имели от всякой погани. Потом пришли коммунисты со своими лозунгами, плакатами, и верой в себя и светлое будущее. Та же вера только в другом окрасе, ничем не уступающая поповской. Баб Маня тогда еще Мария Андреевна Рубская, своими глазами видела, как комсомолец стоял на против всамделишного черта и не чутье его не боялся. А тот рогатый как не силился, ни чего ему сделать не смог, ибо вера у парня было сильна (вера в правое дело) как и дух. А сейчас что? Пустые слова, как в церквях, так и в устах правящих.
   Старушка кратко прошептала проклятие, сплюнула и пошла дальше. Вроде каждый раз ходит вдоль этого непотребства, и каждый раз ее охватываю схожие мысли. Пора бы привыкнуть, смериться, а нет, не выходит, щиплет душу.
   Дальнейший путь до магазину прошел без отвлечений и остановок. Сам магазин представлял из себя здание из красного кирпича, с вывеской синего цвета "Василёк". Баба Маня проигнорировала ступеньки, пусть их всего пять, но легче подняться по пандусу, придерживаясь за перила. И все из-за коленей, последние годы они все больше донимали старушку. Остановилась возле большой массивной двери, вздохнула и взялась за потертую ручку, дверь натужно подалась, отзываясь противным скрипом не смазанной пружины. Протиснувшись в тамбурное помещение, покупательница привычно обтерла ноги об коврик, и проследовала дальше, толкнув застекленную дверь плечом. Стоило ей оказаться внутри, в нос тут же ударил запах сырого мяса. Хотя данный товар здесь и не продавался. Она вежливо кивнула продавщицы Ирине Борисовне, и свернула налево к стеллажам с продуктами. Ассортимент откровенно разочаровывал бабу Маню от года в год. Все больше появлялось новомодных товаров, и все меньше становилось привычных и нужных. Она как-то пожаловалась на это Ирине Борисовне, на что получила честный ответ. "Какие времена, такой и спрос". И баба Маня все больше понимала, что не долек тот час, когда ее придется идти в гипермаркет.
   Она сноровиста, набрала продуктов, хлеб, сухарей, масла, сметану, пачку яиц, корма для кота. И подойдя к продавщице еще раз поздоровалась.
   - Здравствуй Борисовна. А рыбка свежая есть?
   - Есть, - не очень вежливо отозвалась та.
   Как считала сама Ирина Борисовна, у нее были основания на грубость. Во-первых, она ни какая не Борисовна, а Ирочка или Ирина. Во-вторых, у бабы Мани были чистые ухоженные пальцы как у тридцатилетней секретарши. У самой же Ирины Борисовны пальцы выглядели страшно, не смотря на все женские ухищрения, десять лет в мясном отдели не прошли бесследно для кожи. Сама же она выглядела достаточно эффектно для своих сорока пяти, высокая грудь, тонкая талия, широкая попа, все это облачено в модное платье, на лице минимум макияжа, прическа, короткая из салона. Вот только эти руки проклятущие, все портили.
   - А дайка мне килограмма два мороженой кильки.
   - В морозилке возьмите.
   Старушка вздохнула, и сама отправилась доставать морепродукты. Бабы Мани очень хотелось сказать, чтобы вместо продажи мяса из-под полы, (ведь провоняла кровью просто жуть) да поисков богатого жениха, она бы лучше присмотрелась к окружающим ее мужикам. Сразу бы жизнь заиграла новыми красками. Но все слова бесполезны, когда в голове занозой сидит гордыня и завышенное самомнение.
   Расплатившись, бабка вышла на улицу, часто задышала, силясь прогнать мясницкую вонь, прохладным апрельским воздухом. И отдышавшись, повернула направо в сторону не большого парка.
   - А вот вы где голубчики, - безразлично проговорила старушка, подходя к памятнику, где нахохлившимися комками сидели голуби. Присаживаться на скамейку она не захотела, сыро, да и дел всего на пять минут. Поставив кулек возле ноги, достала батон, разломила пополам, изрядно накрошив, часть спрятала обратно, часть кинула голубям. Те резво на перебой бросились к еде, при этом курлыкая так что мамаши с колясками по оборачивались.
   Послышалось несколько укоряющих возгласов, но бабы Мани на них плевать. Жирные ленивые голуби отличная пища для мелких бесов. Сами по себе они слишком слабы, и практически безвредны, но голод может сбить их в стаю. И тогда уже опасно, могут маленького ребенка утащить у зазевавшейся мамаши, или же пьяного задушить, а по зиме из сугроба не выпустить. Так пусть лучше жрут птиц, чем пакостничают. Хорошо бы еще на автовокзал сходить, с проверкой, а то деду Антону веры нет. Как зальет горькой зеньки, лично бесов гонять ходит, а там его под белые ручки, да в дом из желтых кирпичей. Но это походу, а специально ехать в цент города она не собиралась. С тряся крошки с пальто, и подобрав кулек, нарушительница муниципальных законов, неспешно потопала в сторону своего дома.
   Она почти прошла квартал с пустым граффити, когда на перерез вышли две старушки. Одна лет семидесяти на вид, в коричневом пальто и синем берете, другая куда как моложе, лет пятидесяти в черной куртке и платке. Кириловна и Катька.
   - Здравствуй. Баб Маня, - рублеными фразами проскрипела Кириловна.
   Не смотря на разменянный седьмой десяток лет, Кириловна являлась подследственной ведьмой. Снять сглаз, отвести неудачу, помочь с ребеночком, это все к ней. С чем-то более серьезным и подходить не стоит, даже слушать не будет, с опытом и годами пришло к ней четкое понимание своих сил. Но положа руку на сердце, Кириловна делала большое дело, ведь с рутинными мелочами, никто разбираться не хочет. А накопись они в нужном количестве, могут привести к очень плачевным последствиям.
   Катька же, процедив что-то малопонятное сквозь зубы, кивнула головой. Это она не от неуважения, а скорей из-за страха перед бабой Маней. Катька специализировалась на отводе глаз, и мыслей о дурном. Сколько она семейных скандалов да тягостных браков спасла и не счесть. А детей из дурных компаний вывела, на целый город хватит, регионального масштаба естественно. Из-за своей скромности и серости так и прозябает в бедности, а ведь могла сейчас крутиться возле больших денег. Но, к слову, об упущенных выгодах Катька никогда не жалела. А баб Маню она боялась, потому что по дурости кинулась ее семейную жизнь править. Спас ее тогда, муж баб Мани, не дал не разумную в обиду.
   - Здорова, - нетерпеливо отозвалась старшая ведьма.
   - Спешишь. Аль минутка есть?
   - Что надо? - грубовато спросила баба Маня. Понятно же раз на полдороги перехватили, то дело срочное и не к чему тут лишние слова.
   - Беда у нас. Козлы пришли. Пьют, - они как по расписанию, раз в месяц всегда просили ее о помощь.
   - Дык прогоните.
   - Ать пробовали. Не выходит. Сил у нас не хватает.
   - А милиция вам на что? - Ввязываться в чужие проблемы, ей очень не хотелось, особенно с Козлами.
   - Так они ментам глаза отводят, - резко бросила Катька.
   - Ох, уже вы окаянные, - баба Маня поддала в голос усталой раздражённости.
   Как бы не хотелось, а идти придется, Козлы хоть и не сильно вредные, но общую ауру и настрой двора могу испортить основательно.
   - Дык. Едем?
   - Веди, только быстро. У меня Мрак не кормленый.
   Оби просительницы в один голос агакнули синхронно развернулись и двинулись в противоположную сторону от дома баб Мани. Идти пришлось не долго, оно и понятно Кириловна присматривал за двором, что располагался левее дома баба Мани, Катька соответственно смотрела затем, что правее.
   Обошли дом пересекли проезжую часть в не положенном месте, после обогнув сугроб, что коммунальщики за зиму так и не удосужились вывести, вошли в очередной двор. Обычный ничем особо не примечательный, вот так с ходу и не скажешь, что тут не так как везде.
   Компания из трех Козлов бросилась в глаза сразу. Сидят голубчики под металлическим грибком, бутылка водки на виду, совсем страх потеряли. Бабки подобрались и напрямик двинулись к ним.
   - Гля мужики, тяжелая кавалерия подъехала, гы, - закричал худощавый мужик в красной болоньевой куртке, поверх черного спортивного костюма, стоило старушкам остановиться в трех метрах от них.
   Баба Маня пристально осмотрела возможных противников. Главный определился сразу, сидит нагло лыбится, шапку петушок на голове поправляет, взгляд мутный, улыбка поганая, часть зубов фиксами закреплена. Подпевала чуть скукожился, худой с неровно выстриженными усами, а может и обкусанными, смотрит в деревянный столик, нервно перебирая ручонками замызганный стакан. А вот третий настораживал, задница на скамейке, голова откинута назад и упирается в землю. Из одежды рваный свитер и штаны. Вроде и спит, но на деле место привораживает.
   - Сами уйдете, аль помочь? - раз драки не миновать, то не чего церемониться, так баб Мани подсказывала простая сельская логика.
   Эти пьяные Козлы сами по себе представляли минимум угрозы. Раздражительный фактор, мусор оставляют, да от детишек часть площадки отнимают, вот и весь убыток. Если их сразу не прогнать, то прирастут к месту, и тогда люди просто махнут на них рукой. Сидят, пьют и плевать, нас то не трогают. Но общее раздражение будет накапливаться, а отсюда не нужные ссоры с соседями, и как следствие не благополучный дом, а после и квартал. Затем к Козлам начнут притягивать более опасные элементы те, что пристаю к молоденьким девушкам, бьют стекла в машинах, учат парней не хорошему. Козлы источник заразы и их нужно выжигать коленным железом.
   - Ну, помоги красотка, - глумливо сказал главный, поворачиваясь к подпевале, - Коль тебе девочка на вечер нужна. Только она чуть порчена. Гы.
   - Мы не брезгливые, лишь бы водка была, - не уверено поддакнул собутыльник.
   Баба Маня решительно шагнула вперед, главарь проворно нагнулся, схватил пустую тару и скидывал красный пуховик вскочил. Взмах руки и вместо бутылки образовался меч с серебристой гардой и пылающим лезвием.
   - Ша старая, мы тоже фокусы знает.
   Баба Маня вскинула руку с жатым кулаком, прикрывая глаза. Выдох и пальцы раскрылись вместе с веками, образуя перед старушкой узор в метр диаметром, в виде вязаной салфетке, что люди ее возраста любят накрывать телевизоры. Заклятие духа, ударь, и человек на раз лишится силы воли. Противник оскалился, принимая оборонительную позицию, обе напарницы баб Мани отступили на шаг, в прямом столкновении они явно не по мошницы. Повисло то напряжение, когда одна из сторон должна принять решение о нападении. Внезапно тот из Козлов, что свисал с лавки, громко крякнул и утробно захрапел, по земле прошла энергетическая вибрация, а у баб Мани заныла левая ключица. Этот паскудник наложил морок. Главарь сразу же опустил меч, расправил плечи, лицо приняло суровое выражение.
   - Гражданки, прошу покинуть площадку не медленно, - сурово проговорил замаскированный военный.
   Баб Маня собрала ладонь в кулак, гася заклятие, по-старчески прищурилась, чуть наклоняясь вперед, и после выдоха разочарования, сказала.
   - Малолетние дебилы, - она умело воспользовалась, образовавшейся паузой от удивления, продолжила, - вы, что тут затеяли? И вообще, вы кто такие?
   - Воевода Тихан Светозарович, Управление внутренних сил, - вроде и представился, и обозначил свое причастие к структуре, но, по сути, ни чего конкретного и не сказал. Оно баб Маню и не удивило, видно же люди на задании.
   Воевода вытащил медную бляху с изображение птицы Гамаюн, в подтверждение своих слов.
   - Гражданки повторяю, покинет площадку, вы мешаете... - но чему, так и не договорил.
   - Знаешь Тихан Светозарович, вот вроде и до воеводы дослужился, а ума так и не нажил, - бывалую ведьму, ничуть не смутил ни значок, ни высокое звание, ни приказной тон, не те годы, чтобы как девочке бегать от каждого слова. Да и заслуги кое-какие имеются, она смело продолжила, - прежде чем нас гнать, лучше бы об своей маскировки подумали. Вот кто я спрашиваю, кто додумался вас маскировать под Козлов?
   - Моя инициатива, - откровенные дуроки в воеводы не выбиваться. Поэтому он смекнул, что на данный вопрос лучше ответить, четко и ясно.
   - А вы в курсе, что еще сутки и все, кому надо поняли бы, кто вы и еще через сутки, что вам тут надо, - тоном прожжённого инструктора, сообщила баб Маня.
   - Почему? - воевода стал кое-что подозревать, но пока в упор не видел подвоха.
   - А я тебе сейчас объясню. Значиться так: вы выбрали маскировку под Козлов, чтобы удобнее было наблюдать за двором. Всегда тут, всегда на виду раздражительный элемент, но привычный, да и никто с вопросами лишний раз не полезет, главное палку не перегибать. Отсюда я делаю два вывода, вам надо последить за кем-то месяц другой, ну может полгода, это раз. Два вы уже подселил оперативников в нужный вам поезд. Но, а теперь о главном. Вы не учли тот факт, что как только вблизи ведьм появляются Козлы, они сразу либо в услужение к нам переходят, либо мы их выгоняем. Я, как и мои подружки, аморальные элементы терпеть не можем. А значит, что? Если я вас не прогнала, то тут что-то серьезное деяться и требует престольного внимания. Это понятно?
   - А вы себя не переоцениваете? - вопрос задан сугубо, чтобы выиграть временя, для обдумывания.
   - А может это вы своего идеологического врага недооцениваете? Эх, молодняк, вы все про силу, мощь, подвиги, да многоходовые интриги думаете. Вам всем нужно этот мир согнуть и выгнуть под свое взгляды. А под ноги глянуть лень, силы хватает, чтобы вот на такие мелочи как мы, внимания не обращать, все глобально у вас, все масштабно...
   - Я понял, - перебил воевода бабу Маню, и правильно сделал, она могла, и час - вот так расходиться, - ваши предложения?
   - Хе, молодой с гонором, но определенно не дурак, - старушка самодовольно улыбнулась, - вы сейчас собираетесь и проваливаете на все четыре стороны. И больше тут не появляетесь. Это раз. Два, вы сажаете этих двух дам на вон ту скамейку, и они вам за зарплату, сливают всю информацию по округи. Эффективно, надежно не палевно. Понятно? Надеюсь, детали вам разжевывать не нужно?
   - Понятно. "Не нужно", - кратко сообщил воевода.
   - Ну, тогда подруги, на пост заступайте, - распорядилась баб Маня, те радостно закивали. Одно дело просто так сидеть на лавке, кости морозить, другое по спец. заданию.
   Сама же баб Маня задумалась, куда это она влезла на старости лет. Ведь в любом случае она у этих двух доморощенных разведчиц, информацию вытянет, путь и не в полном объёме, но достаточно, чтобы понять, что тут да как. Любопытство за пояс не заткнешь.
   - ... а вы бы не мог сами, - она прослушала начало речи, но и так ясно, что от нее хотят.
   - Нет, - резко бросила она, - я на пенсии, у меня засуженный отдых. И это, пошли вон отсюда. И еще мусорные контейнеры проверти, а то мне кажется, там Шубуршун завелся, кошки стали пропадать.
   Последние предположение было чистой воды догадка, почти ни на чем не обоснованная. Но профилактика никогда никому не мешала.
   Храп прекратился, Козлы подцепили бессознательного собутыльника и потянулись на выход. Довольная собой старушка, подошла к устраивающимся на лавке подружкам. Да, скамейка новенькая, ноги железные, спинка имеется, баб Маня дернула носом вроде даже краской попахивает. Плохая скамейка, новая, еще не накопила силы, не притянула потоки информации со всего двора. Вот и эти две кошёлки трутся ёрзают не могу удобно устроиться. Ни чего, полгодика посидят, каналы откроют, потоки растянут. Конечно до ее скамейки, что возле подъезда, наврятли когда до тянутся, но к этому стремиться надо.
   - Вы тут устраивайтесь, к вечеру я к тебе Кириловна зайду. Ок, - неожиданным словом, закончила она предложение.
   - Ага. Заходь. Буду ждать. Чай. Аль кофе.
   - Чай, чай с липовым медом, - буркнула баб Маня, выдвигаясь к черному внедорожнику, припаркованному на газоне.
   Аккуратно спустилась с бордюра, резво преодолела двадцать метров с не большим. Подошла к водительской двери, и пока перекидывала сумку с правой руки в левую, с мерным шумом стекло опустилось.
   - Вам чего бабушка? - вежливо спросил молодой парень в дорогом костюме.
   - Вот не стыдно тебе, а? Свою колымагу ставить на газон.
   - Так стоянки нет, а на дороги другим мешать буду, - немного смутившись, ответил он.
   - А что твой... а ты вообще кого ждешь?
   - Сан Саныча, прокурор наш, - торопливо заговорил парень, словно выданная информация сможет его полностью и безоговорочно оправдать, - с молодой женой переехал, на прошлой неделе.
   - Небось и сынишка есть?
   - Да, три месяца Костику, - и он улыбнулся широко и по-доброму.
   - Ага, - старушка снова переменяла сумку в руках, грозно продолжила, - а что твой прокурор инвалид? И за угол пройти не сможет?
   - Эээ? - запнулся молодой, от столь неожиданно заданного вопроса.
   - Там место для стоянки есть. Так что езжай, езжай, не чего нам тут газоны портить.
   Парень секунду поморгал, переваривая сказанное, после завел мотор и аккуратно отвел своего четырехколесного монстра за угол. Баба Маня же в полной задумчивости побрела в сторону дома. Сделала не большей крюк, чтобы проверить колодец. Закрыт. Палочка сломана, и следы колес поодаль видны. Значит, коммунальщики постарались. Это хорошо. Прежде чем зайти в дом, минут десять посидела на лавки, прислушиваясь не случилось ли чего, но все оказалось, как всегда. Возле двери ее встретил Мрак. Поставив кулек на бетон, согнулась и принялась чесать указательным пальцем между глаз. Третья зенька не открылась, значит все-таки Васька, и рыбы давать ему не стоит. Она запоздало услышала шаги, выпрямилась, по ступенькам резво сбегала Лидочка в розовом пуховике, и в наушниках затычках, на губах застряла блаженная улыбка.
   - Здрасти баб Маня! - звонко крикнула она, проносясь мима.
   - Здравствуй, - в спину девчонке, прошептала старушка.
   Кот пронзительно мяукнул, и моргнул третьем глазом.
   - Пошли плут рыбки дам.
   Разобрав сумки и насыпав в миску рыбы, баб Маня заварила травяной отвар, уселась за стол, предварительно взяв тетрадь в линеечку, и шариковую ручку. Предстояло все тщательно задокументировать, и записать гипотез, кто, что и зачем. В том, что в соседнем дворе затеваться крупная интрига, не было не на ёту сомнений. Она громко отхлебнула отвара, мельком глянула в окно, подумав.
   "А оно мне надо? Лезть на старосте лет в эти интриги? Определено, нет. Мне еще завтра поутру, ехать голубей кормить, за этого пропойца".
   Тетрадь улеглась на край стола, а место ее заняла банка с медом.
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"