Золотов Олег: другие произведения.

Депривация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если Вам понравилось хоть одно из моих произведений, наверное, имеет смысл прочитать это. Здесь Вы обнаружите подредактированный вариант того, что Вы уже прочитали, и многое другое. Автор попытался предложить новый жанр "христианское фентези, антиутопия".


  
   ДЕПРИВАЦИЯ
   Сборник новелл, написанных в изоляционной камере
   Если Вы верите Библии, то человеческую историю ожидает довольно печальный конец. Но будет и переходный период. Как его можно описать? В форме христианской антиутопии? Наверное, да. Литература всегда, по крайней мере, отчасти, была областью очень личных проекций для читателя. Книгу всегда можно отложить, перечитать... Из концертного или кинозала можно только уйти. Литература- наименее гипнотическая разновидность искусства. Автор попытался подчеркнуть именно этот момент. Предлагаемые новеллы не дают ответы, но ставят вопросы. До каких пределов сверхвласть может дойти, посягаю на нашу свободу и частную жизнь? Какие формы может принимать групповое давлении? Какие ориентиры предлагает современная культура? До каких пределов нам самим дозволительно иронизировать над серьезными вопросами? Ну и, конечно же, что мы можем знать, на что надеется и во что верить...
  
  
  
   ЗМЕЯ
   Он обречен умереть. А я обречена его убить. Такой расклад... В нем что-то должно сломаться окончательно, а я буду обречена броситься в атаку. И не потому, что хочу его убивать. Наоборот. Просто такие законы природы: для него и для меня. Он почему-то называет их "правилами игры". Впрочем, здесь он, наверное, прав. В природе такое не предусмотрено.
   Столкнись мы в джунглях случайно, там это пятьдесят на пятьдесят. У нас на людей агрессия защитная, мы их просто так не убиваем. Скорее всего, оба испугались бы и разбежались. И уж точно, никогда бы больше не пересекались. Здесь ситуация иная, абсолютно искусственная, выдуманная человеком.
   То, что он купил меня, дабы быть убитым, я поняла сразу. Он этого не понимает до сих пор. Вернее, я не поняла,- почувствовала. У нас, змей, змеиное чутье. А люди не привыкли доверять своим чувствам. Они часто забывают, что разум все же производное.
   Не подумайте, что я горжусь своим змеиным чутьем. В конце концов, оно меня не спасло от Аквариума. Просто такая данность. Причем, обретенная не от хорошей жизни. Вы знаете, что такое змеиная жизнь? Днем мы обычно спим, а на охоту выходим ночью. В джунглях это самое холодное время суток. А мы, змеи, больше всего ненавидим холод. Мы ведь сами холоднокровные. Нам физически необходимо ощущать тепло. Холод вызывает у нас мучительное оцепенение, проникнутое бессильным страхом смерти. Сколько раз я повторила слово холод? Человеческой журналистки из меня бы точно не получилось. Поэтому, говорю от себя.
   Ночью нас выталкивают из сладкого сна холод и голод, и мы отправляемся на охоту. Это очень сложно. Мы ведь способны двигаться только медленно, не можем преследовать свою жертву. Эта же слабость делает нас очень уязвимыми. Но она же позволяет наблюдать за нюансами наших змеиных ощущений. Миллионы трудно уловимых запахов, тишайших звуков, которые мы способны расслышать через самую громкую канонаду, оттенки страха и агрессии у других животных и в нас самих... Все это так переплетено... Невозможно описать. Приходиться долго сидеть в засаде, прикидывая варианты... В общем, люди не случайно придумали метафору "змеиная мудрость".
   Змеиная мудрость- бесплодная мудрость. Вот он считает, что приобрел меня из-за того, что я, также как и он, сижу в Аквариуме. А он купил меня, потому что бессознательно хочет убить себя. Я это знаю. И что с того? Какая от этого польза? Хотя, отчасти, он прав. То немногое, что нас, действительно, объединяет, это отвращение к Аквариуму. И невозможность покинуть его. Кажется, я поняла значение человеческого слова судьба.
   Глупый, когда выпьет виски, он периодически трогательно обещает прикупить мне самца. Зачем? Он думает, что это меня как-то обрадует. Это его мнение. Мне же пришлось много дней сидеть в клубке из змей в трюме корабля... Так перемешать чувство отвращения от физической близости с сексом могут только люди. Пожалуй, блок на секс мне установили на всю жизнь. К тому же, в нашей породе змеи живут по одиночке. Зачем мне какая-то компания в этом Аквариуме? Его общества мне вполне достаточно. Хотя бы это, Вы, люди, должны понимать? Скажем, Вы согласились бы вести личную беседу, сидя на сцене перед ухмыляющемся залом? А теперь подумайте обо всем остальном. Что Вы согласитесь делать на сцене? Подумайте. Мне кажется, что список получится очень короткий. И вряд ли в нем будет что-то личное.
   Я- змея. Пророческие видения мне недоступны. Кажется, людям пообещали какой-то кошмар. Мне же известны только сегодняшние расклады. Так вот, исходя из них, скоро людям придется голыми каяться перед стадионами. Детали мне неизвестны, но, с точки зрения человеческой психологии, все будет выглядеть примерно так. О тишине кабинета психоаналитика придется забыть. "Психоанализом" придется заниматься, лежа перед ухмыляющейся толпой. Кажется, примерно также люди будут ощущать себя на исповеди у священника...
   Но сейчас не об этом. Что испытывают к нам люди? Какой-то коктейль чувств из страха, отвращения, любопытства, эстетического наслаждения, уважения, замешанного на страхе... Все по разному. Этот вот не боится ни хрена. Если и боится чего-то, то боли от укуса. Пожалуй, это то немногое, что удерживает его от самоубийства. Хм, пришлось на старости лет стать человеческим психоаналитиком. Сидишь тут, молчишь, слушаешь. Только вот 80 долларов в час никто не платит.
   Он пытается мне объяснить, что такое Аквариум в его смысле. Достает какую-то книжку. Хм. Идиот. Разве здесь нужны какие-то книжки... Цитирует, кажется, какой-то вечный сюжет из бездарной и бесконечной человеческой истории. Солдат преподает урок мальчику о "правде жизни" на основе какого-то древнего Аквариума- тогда он выглядел клеткой. Хм, из клетки я бы уползла. Но... человеческая наука не стоит на месте. "Посмотри на эту женщину,- цитирует солдата мой вынужденный хозяин.- Раньше она ходила одетая в пурпур и жемчуга. А теперь ходит в общую лохань на виду у всех. Скоро она перестанет стыдиться самой себя и буде вести себя хуже обезьяны..."
   Кажется, я начинаю понимать значение человеческого слова совесть. У людей отдельный участок мозга такой. Какое-то лишнее приложение к чувству страха. Стоит разрушить у человека чувство самоуважения, и оно проявляется в полную силу. Сначала после этого у человека просыпается наша змеиная ярость... И вот ее то постоянно гасят, как у меня погасили секс. И человек становится беззащитным, очень подходящим для дальнейшей дрессировки. Все остальное- бессмысленные человеческие слова. В принципе, чтобы человека "начала мучить совесть", достаточно походить в лохань на виду у всех, так мне кажется. Но, видимо, людям этого мало.
   Ну, что тут можно еще сказать о человеческом Аквариуме? Голоса в голове, или, вернее, на фоне. Хозяин рассказывал, что когда-то в таких случаях люди считали себя одержимыми бесами из какого-то ада. Затем, психическими больными. Потом люди научились устраивать это техническим путем. И уже непонятно, кто и где по совместительству работает. А какая, нахрен, разница? Но хозяину почему-то это очень важно.
   В человеческом Аквариуме много невидимых стен. Очень много. Ни за что не прорвешься. Например, настоящий подарок природы- человеческая память. Если ее теряешь, то уверен, что сходишь с ума. А мой хозяин ее теряет. И прекрасно это знает. Но его хозяевам этого мало. Играют и на этом. Вот парень сидит перед еще одним Аквариумом под названием компьютер. Когда-то он читал, что левое полушарие головного мозга отвечает за рацио. Теперь в той же статье говорится, что этим занимается правое полушарие. Мне, лично, все равно. Какая, собственно, разница? Я заметила, потому что заметил он. Для меня, а теперь и для него, это просто какая-то разводка. А сколько всего он не заметил, наверное, даже за всю жизнь. И сейчас не замечает.
   Что это для людей? Тест? Напоминание: ты сходишь с ума, парень? Или, попытка внедрить какую-то ложь, если человек в вопросе слабо разбирается? Или, все вместе? Люди, они очень искусны в этом отношении. Человеческие источники информации- самые ненадежные на Земле.
   А сколько раз люди переписывали свою бездарную человеческую историю? "В некоторых странах, особенно",- считает мой вынужденный хозяин. Теперь вот, видимо, ищут приемы делать это так, чтобы человек и соображать ничего не успевал. Хорошо, что нам, змеям, история безразлична. Нам достаточно чувствовать, что от нас хотят. Все остальное- человеческая трепотня.
   Особенно это понятно сейчас. Голоса издеваются над ним, смеются почти над каждым его словом, шагом, действием... Цитируют его любимые книжки. Другие маленькие человечки в другом Аквариуме, который он называет телевизором, несут, вообще, какой-то бессмысленный, истеричный, разорванный бред, который не понимают ни он, ни я. Парня доводят до каких-то дурацких состояний, который он называет психозами, а потом его же в этом обвиняют. И чем больше он беспомощным становится, тем больше поводов для издевок создает. В общем, каких только мук совести люди не напридумывали. Как бы я определила новую концепцию человеческой совести для себя? Наверное, страхом, что тебя затравит толпа. Причем, до личных мнений и интересов отдельных участников толпы тоже, по большому счету, никому нет никакого дела. Для них разработана целая система подачек и наказаний. Организованный моббинг, как панацея от всех болезней- кажется, именно на это ставят его хозяева. К такому же выводу, по мнению моего хозяина, пришло бы большинство человеческих психологов.
   Иногда он начинает верить, что в этом бреду есть хоть слово правды. В такие моменты, кажется, если бы могла, я бы закричала: "Успокойся, парень! Остынь! Ты не в тюрьме срок отбываешь, пусть даже и за преступление, которое не совершил. Оправдываться бессмысленно. Тебе за это еще круче "муки совести" устроят... И не в Вашей психбольнице, где от тебя бы хотели, чтобы ты адаптивным стал и не совершал преступлений. Здесь что-то не так, здесь что-то другое... Дурак, нажимают на одну клавишу, потом - следующую. Рефлекс, это тебе что-то говорит? У тебя их не так уж и много. Примерно, столько же, сколько у меня. Причем, остальные просто делают тебя более уязвимым. Остальное- слова. Парень, остынь. Остынь".
   Остынь... А может ли он остыть? Нет, конечно. Такой расклад. Разве я могла "остыть", когда инстинктивно бросалась на людей и разбивала себе голову о стекло? Он называет похожее состояние у себя "биться, как рыба об лед". "О, это хорошо понятно. Очень хорошо. Но зачем тебе что-то еще на это счет придумывать. Это разводка, парень. Они только этого и ждут. Пойми, это бесполезно",- мысленно и также бесполезно кричу я.
   Интересно все же, чего они от него хотят? Чтобы разбил голову и превратился дауна? Кажется, у него змеиные инстинкты только и остаются. Любовь, сентиментальные воспоминания, симпатии умирают. Что там у него было? Новогодняя елка, усыпанная сверкающими шарами и пахнущая хвоей, катания на велосипеде, свидания с девушкой... Все это оказалось ненужным хламом, который у него вытесняют из памяти, топят в каких-то звериных эмоция. Вместе с этими воспоминаниями он теряет человеческий облик. Кажется, ему скоро будет на все начихать: на себя, свой внешний вид, и прочее, что для человека должно быть важно.
   Что там есть еще у людей? Потребность в поддержке. Видимо, ради нее он и должен "биться, как рыба об лед". Только что-то наши хозяева не додумали на этот счет. Он уже давно, на самом деле, только со мной и общается. Кроме меня, к нему приходит какая-то безумная старуха, которая несет истеричный, невзаимосвязанный бред еще хуже того, что демонстрируют обитатели телевизора. Заходят и другие персонажи, навязывающие игру "почувствуй себя идиотом", и делающие вид, что ничего не происходит. Причем, ведут себя, с моей точки зрения, очень странно. Какие-то они суетливые, механические что ли, не очень слышащие, что говорит он, и не очень осознающие, что произносят сами. Они словно проговаривают неслышимые моим ухом бредовые инструкции, которые в нормальном состоянии и обычной ситуации никогда бы не озвучили. А он из-за этого должен мучиться от бессилия.
   Вот ведь еще одна чисто человеческая уловка. Делать вид, что ничего не происходит. А кошмар творится постоянно. У нас, в джунглях, такого нет. Все итак знают, кто чего хочет. Обманывать даже бессмысленно. Может, люди и обрели способность говорить, чтобы разводить друг друга? А, со временем, еще множество дополнительных фокусов напридумывали. Например, строить беседу таким образом, что, как не отвечай на вопрос собеседника, все равно будешь выглядеть дураком. Или, доводить человека до такого состояния, чтобы он соображал по минимуму, и нести быстро-быстро откровенную чушь, нажимая на невидимые клавиши в подсознании. Я все это сразу почувствовала, как оказалась в человеческом мире. Честное слово, лучше, наверное, молчать.
   -- Знаешь..,- все же говорит мне хозяин пьяным, осипшим голосом.- Помню, когда был совсем маленьким, я с двумя приятелями оказался в лесу с поддатым пастухом. Тот напился совсем, и отключился. А я вывел друзей из леса. Взрослые удивлялись, не верили, говорили, собака вывела. А я думал, что здесь такого сложного-то? До сих пор не могу представить, как можно заблудиться в лесу. Кроме того, я тогда пришел к выводу: если люди во что-то верят, переубедить их невозможно, даже если тебе это кажется полным бредом. В общем, из этого леса я точно не выберусь...
   Не понятно, о чем он? А я поняла сразу. И заодно прикинула, как можно, в человеческом смысле, эту речь "опустить". Только мне это не нужно. Хозяин прав. Я же говорила. Он обречен умереть, а я обречена его убить. Такой расклад. Остальное- детали. Может быть, он напьется виски и попытается со мной заговорить без стекла. Попытается разбить Аквариум, так сказать. Или, это будет осознанный шаг- он просунет руку в мое личностное пространство, опасаясь лишь боли укуса. Итог один. Возможно, на фоне при этом включат издевательский смех...
   Он обречен умереть. А я обречена его убить. Такой расклад...
   ................................
   ... Черт побери, какое дурацкое состояние. Интересно, сколько их всего бывает? Или, их бесчисленное множество? Как говорится, сколько людей- столько и мнений. Я вот, оторванный от всего, играю в какую-то глупую игру, придумываю диалоги со змеей.
   Она очень красива. Сидит в Аквариуме. Сначала я хотел придумать ей кличку. Но вряд ли ей понравится человеческий ярлык, а ее мнение я уважаю. У нее совершенно не зловещий взгляд. Скорее, потерянный и внимательный, ожидающий опасности. Змея чувствует себя беспомощной, очень уязвимой. И как-то, по своему, с этим справляется. Наверное, это моя психологическая проекция. А, может, и нет. Не исключено, что такой диалог с чем-то, неизвестным мне, все-таки происходит. Однозначно только одно: граница между реальностью и нереальностью разрушена.
   Кажется, у меня ничего, кроме психологических проекций, уже не осталось. Все уплывает, стирается... Совершенно не за что ухватиться. Большую часть времени у меня даже мысли в голове не удерживаются дольше шести секунд. Потоки образов, воспоминаний, цитат, чьего-то откровенного бреда...
   Как это все начиналось? С чего все это начиналось? Я не знаю. Я даже не знаю, когда это началось лично со мной. И, боюсь, из этого леса мне не выбраться. В общем, приходится составлять проекции. А чем бы Вы на моем месте занимались? Подумайте над этим.
   Помнится, в начале 90-ых я разговорился с высокопоставленным чиновником. Просто, ради любопытства, спросил его мнение о вживлении микрочипов в головной мозг с целю создания совершенных солдат. Я тогда совершенно в это не верил.
   - Наверное, надо быть очень мужественным человеком, чтобы проводить такие эксперименты? А Вы, мужественный человек?- спросил чиновник.
   - Что Вы, я слабый,- сказал я, больше чтобы отшутиться. Кроме того, мне претили эксперименты над людьми.
   - Любой из нас может стать слабым. И это... неприятно. Надо что-то делать, чтобы избежать такого состояния.
   Его ответ я тоже воспринял, как попытку отшутиться. Но шутка оказалась правдой.
  
   А мы считали, что это абсолютно невозможно. "Сегодня личностное пространство было захвачено и сведено на нет технологическими реалиями",- эта фраза, с различными вариациями, столь часто использовалась в философских эссе нашего времени, что любого, употребившего ее, можно было заподозрить в плагиате. В конце концов, она приелась, как это происходит с любым пропагандистским штампом.
   Сначала мы верили, что это невозможно. Потом, нам говорили, что это невозможно. Затем, что беспредельные эксперименты над людьми не могут происходить по морально-этическим причинам, это все в прошлом. У нас же время смешной рекламы и не менее смешных пиар-разводок. Они говорили, что слухи о таких экспериментах распространяют сумасшедшие люди. Они говорили, что глупо верить в такие вещи, а мы, разумеется, не хотели выглядеть глупыми. Потом все шло по нарастающей.
   Они говорили, что подобные эксперименты проводятся во всем мире, и мы не имеем права проигрывать в этой гонке. Они говорили, что прогресс науки не остановить. Они говорили, если даже государства договорятся, то исследования будут проводить криминальные группы, и тогда нам несдобровать. Они говорили, что раньше эксгумация трупов считалась аморальной процедурой, а теперь это норма. Они говорили, что нация вырождается, и это единственный способ спасти миллионы жизней. Они говорили, что прежние методы не спасут. Они говорили, что эксперименты проводятся над дефектными людьми, которые все равно не имеют никакого будущего. Они демонстрировали нам убедительные сюжеты на этот счет. Они говорили, что мы наивные люди, не учитывающие фактов жизни. Они говорили, что мы потерянное поколение ( Нам это даже нравилось. "Потерянное" для кого? "Потерянное" для чего? В тогдашней атмосфере это означало, что нами просто трудно манипулировать). Они говорили, что ради спасения нации необходим контроль и сплочение ее в единое целое? Они говорили, когда мы думали о чем-то другом. Они говорили, когда мы просто не успевали соображать, и не знали, что отвечать. Они говорили, что если мы будем ерепинться, то из нас сделают уродов. Они говорили, что мы тоже дефектные люди. Они говорили, что у нас какая-то внутренняя патология, раз мы им не доверяем. Если мы не были представителями "титульной" нации, они давили и на это. Они говорили, что мы совсем свихнулись. Они говорили, что на нас смотрят, как на мудаков. Они говорили, что у нас жизнь прошла, и надо подумать о других. Они говорили, что мы ничего не понимаем, мы просто должны подчиняться... Они говорили... Они доказывали...
   Этот список может продолжать бесконечно долго. Кажется, его запросто может составить любой мало-мальски грамотный человек. И привести контраргументы. У человека, обладающего литературным навыками, может даже получиться эффектная антиутопия. Кажется, задай такую тему любому студенту-гуманитарию с факультета ненужных наук, и тот сходу сочинит сюжет для какой-нибудь "Матрицы". Других ходов сознания просто трудно ожидать. Но это, что называется, в условиях "информированного согласия". Его-то получать никто и не собирался.
   Так, о чем это я? Мысли опять путаются... Ну, считайте тогда, что я сочиняю очередную безумную проекцию. Я лежу в этой... Черт, как это все назвать? Русский язык явно не поспевает за развитием науки. Какой-то немыслимый синтез сурдокамеры, депривационной ванны и одиночной камеры посреди толпы,- вот, во что неожиданно превратилась моя квартира. Я даже не знаю, каким словом это обозначить, а мне не говорят. И занимаюсь каким-то безумным психоанализом под хохот студии, о подлинных размерах которой у меня нет никаких представлений. По- началу мне казалось, что я сбрасываю фальшивые маски, которые считал своей личностью. Одну за другой, одну за другой, одну за другой... Я делал это с какой-то тревогой, что когда скину последнюю, то за ней не окажется ничего, пустота. И тогда я сойду с ума.
   Потом я, наконец, понял, что все далеко не так. Это манипуляция. Мне положено чувствовать себя предельно виноватым до тех пор, пока от меня чего-то не добьются. Виноватым из-за того, что мне очень больно, виноватым из-за того, что схожу с ума, виноватым из-за грехов, больших и маленьких, грехов реальных и грехов придуманных... Причем, то, что они придуманные, не имеет большого значения. "Подозревающих"- много, за ними- сила. Мне положено чувствовать себя виноватым даже из-за того, что у меня вырос только один зуб мудрости... Прикиньте для себя, за что и как могли бы травить именно Вас?
   ...А ведь не такие уж они фальшивые, эти маски. Они- часть меня. Они- часть Вас. Причем, важная часть.
   И пока я это понимаю и не могу выносить Аквариум, дружный хохот будет продолжаться. Он будет продолжаться и тогда, когда я буду выть от боли. Такой расклад.
   Ну, а я... Я буду сочинять свои проекции...
   ----------
   ...Все же, идиот мой хозяин. Какие свои проекции? О чем он думает? Какие из них он может считать своими? Я очень устала наблюдать за изгибами человеческой психологии. Но мне не оставлено ничего другого, и приходится читать их, как книжку. Хорошо еще, что со стороны.
   Сколько же они всего понастроили. Теория на теории, теории на теории, теории на теории, а, вернее, треп на трепе, треп на трепе, треп на трепе... Кто-то из них, кажется, искренне пытался ухватить ускользающую реальность. Одни писали очень талантливые сказки, каждый по-своему. Другие им верили. Третьи- просто использовали эту веру. Выходит, победили последние. Хм, "...и последние станут первыми..." Кажется, в Вашей человеческой Библии имели в виду что-то другое.
   Может, из-за этого у моего хозяина в голове все перемешалось... "Ну, очнись же ты, наконец,- мысленно кричу я.- Что там тебе пришло в голову? Что, опять цитата? "... Этот человек проживал в стране самых отвратительных громил и шарлатанов..." Что ж, прекрасно. Хорошо сказано. Главное, в точку. Остановись хотя бы на этом, исходи из этого, как у Вас любят говорить. Нельзя бродить в этом лабиринте бесконечно. Это просто бесполезно. Кто написал? Сергей Есенин? Ты помнишь, как он кончил?"
   Вот, черт... Кричать тоже бесполезно, тем более, мысленно. Да и откуда я могу знать выход из всего этого? Может, его и нет вовсе. А как начинал мой хозяин? Вот, черт, у него в голове опять какая-то цитата...
   -----------
     
      "...Черный человек,
   Черный, Черный,
   Черный человек
   На кровать ко мне садится,
   Черный человек
   Спать не дает мне всю ночь..."
   ... Черно-желтое марево ночного города. Беззвездное небо. Оказывается, этот искусственный, блеклый свет может делать небо беззвездным. И оглушительный рев ночных улиц, от которого невозможно укрыться, заткнуть уши. Внезапно даже его накрыли безличные механические голоса, фразы. Словно паранойя, ставшая реальностью. А, может быть, и то, и другое.
   "Пьянь, мрась, Надя говорит, как она с таким еб-сь",- очень трудно сосредоточиться. Какая-то гремучая смесь из грохота, механических слов, от которой невозможно укрыться, спрятаться. Изощренная издевка, которая гонит неизвестно куда. Куда? Ты даже не сможешь объяснить, что с тобой происходит. Будешь путать слова, знать, что никто тебе не поверит. И как от этого убежишь?
   "Ему на родину начихать"...
   Александр проснулся от кошмарного сна. Сна, который был реальностью недельной давности. Помниться, он шел по ночному городу, шарахаясь от прохожих, опускался вместе с толпой в метро, опасаясь, что с ним кто-то заговорит. Подземный переход- улица. Подземный переход- улица. Подземный переход- улица. Сон- явь, явь- сон, сон- явь... Сначала кошмары начали происходить наяву. Теперь они проникают и в сновидения. Словно полностью стирается то, что можно было бы назвать чувством собственного я. Абсолютно неестественные эмоции, которые он когда-то просто считал художественными образами. В них тонешь, как в зловонном болоте. Оказывается, запах тоже может навязывать чувство кошмара. Нет, БЕЗУСЛОВНО, это стадия психической болезни. Черт его знает, кто ею заразил, а может просто снес какое-то перекрытие в сознании. Давление снаружи, вызывающее бешенного демона изнутри, а уж он-то пожирает тебя полностью. Неизвестно, сколько тебе еще осталось до превращения в безумного калеку, который не слышит не только других, но и себя.
   Трудно поверить, но поначалу Александру это казалось даже немного смешным. Внезапно он обнаружил за собой слежку. Зачем следить за простым журналистом? Может, меня проверяют для какой-то работы? Тогда почему это делают столь демонстративно? Может, это заодно тест на политическую лояльность? Но что проверять? Александр никогда не состоял ни в каких партиях, подчеркивал свое ироничное отношение к политике, вернее, даже не подчеркивал, а именно так к ней относился. Его зачем-то хотят сделать идейным патриотом? Тогда почему надо превращать в такового именно его? Может, просто государственный эксперимент, а он попал в разряд подопытных кроликов. "Дорого же им это обходится. Дай Бог, чтобы побыстрее кончилось,"- думал и надеялся он тогда.
   Но ничего не кончилось. Жизнь постепенно и, видимо, планомерно превращалась в полный кошмар. Сперва она напоминала какую-то странную детскую игру в "стыдно и слабо", в которой он просто должен доказывать свою адекватность каким-то абсурдным, неизвестным правилам. Игра перетекала в полную паранойю. Куда бы он ни пошел, везде оказывались люди, которые обсуждали подробности его личной жизни, о которых даже он сам давно позабыл. Ему демонстративно, так, чтобы не было никаких сомнений, что это специально организовано, били морду, устраивали неполадки в работе автомобиля, которые "устранялись" сами собой, стоило только приблизиться к автосервису... Однажды у него даже украли кошелек, а затем демонстративно подбросили со всем содержимым в целости и сохранности на видное место на домашнем кухонном столе.
   "Что это?- подумал он тогда.- Мне демонстрируют мою полную уязвимость? Моделируют ситуации страха, беспомощности, зависимости... Или пытаются доказать, что я схожу с ума, теряю память"?
   Позже пришлось убедиться, что память, действительно, теряется. Куда-то пропадали имена и фамилии знакомых ему людей, Александр мог пойти на кухню и забыть, зачем он туда направлялся, мог тупо и бессильно вспоминать код мобильного телефона, который, казалось до этого, был давно усвоен на зубок. Временами он вспоминал, что шел ночью во сне, как лунатик, а просыпался и приходил в себя в ванной или туалете, досматривая обрывки сна, перемешавшиеся с реальностью. Это был как какой-то индуцированный психоз. Причем, чем дольше ты находишься в этой безумной игре, тем в большего параноика превращаешься. Абсолютно случайные вещи начинали казаться специально организованными. Или, скорее, становилось невозможно отличить одни от других. Это сложно представить, но даже телевизионные программы мерещились какими-то безумными карикатурами на действительность, в которых перемешаны лож, правда, незнание элементарных фактов, идиотские остроты... У Александра возникало параноидальное ощущение, словно ведущие общаются именно с ним, озвучивают его скрытые мысли, шутят над ним... Все выглядело как неизвестная науке форма мании преследования, в которой "преследующий" мерещится этаким коллективным полуматерным-полублатным люмпеном с дебильной ухмылкой на лице, которому по каким-то абсурдным правилам игры ты должен ради собственной безопасности "понравиться".
   Ну а потом появились Голоса... Они могли раздаваться из-за стены, сливаться с шумом воды в кране, доноситься из окна с улицы, независимо от наличия или отсутствия там прохожих. Иногда это были голоса знакомых ему людей, чаще, когда они казались раздающимися из соседней комнаты, все принимало форму этакого ток-шоу Первого канала, рассчитанного на наиболее массовую аудиторию, которую, как известно, может объединить лишь наименьший общий знаменатель. Но это была не телепередача в обычном смысле этого слова. Потоки слов, фраз без связи и смысла, мата, оскорблений, обличений, многочисленные повторы на фоне "спора", смысл которого невозможно уловить. Голоса "истерили", "комиссарили" (так, возможно, классифицировал бы их для себя профессиональный актер), лились в ускоренном темпе, словно кто-то невидимый изменил скорость магнитофона. Этот звуковой водопад сносил остатки здорового сознания Александра, приводя его в невменяемое состояние. Иногда казалось: еще чуть-чуть, и он поглотит его полностью. Часто внезапно Александра бросало в жар, который также внезапно сменялся нестерпимым ознобом. И тогда он кутался в одеяло, забирался в горячую ванну, одновременно физически ощущая, что за ним, полубезумным и беспомощным, кто-то с усмешкой наблюдает.
   - Да-да, молодой человек, мы вступаем в дивный чудный мир, где право на уединение безвозвратно уходит в прошлое вместе с остальными правами,- новый голос, на этот раз естественный, с оттенками снисхождения и поддержки, прозвучал внезапно, когда Александр путался в обрывках мыслей и воспоминаний, пытаясь ухватиться за понятие "privacy", как за последнюю соломинку, заодно пытаясь припомнить, как пишется это элементарное английское слово.
   - Очень глупо в Вашем положении цепляться за слова, словно Вас могут спасти какие-то заклинания,- Александр напрягся, стараясь не смотреть в сторону незнакомца.
   "Это опять какой-то фокус. Нет, кто-то рядом. Очередной этап игры?"
   - И еще более глупо пытаться проверять в таком состоянии память,- продолжил незнакомец.- Зачем? Вы уже столько раз убеждались, что впадаете в маразм. Ну, убедитесь еще раз. И что Вам с того? Легче точно не станет.
   Александр медленно перевел взгляд в сторону незнакомца, стараясь не смотреть ему в глаза. Не смотреть в глаза,- это стало для него привычкой. Словно все время ждешь удара в лицо. И постоянно прокручиваешь в голове: что это за человек? Что ему надо? Какая будет следующая фраза? Или действие. По- началу это было для него чем-то вроде смущения, но постепенно это чувство атрофировалось, а его остатки просто накачивали внутреннее напряжение. Уловить хоть какой-то смысл происходящего, когда так трудно сосредоточиться,- вот и все, что осталось в сухом остатке.
   "Может это галлюцинация? Раньше невозможно было заткнуть уши- теперь невозможно закрыть глаза?"
   Незнакомец, тем временем, даже не смотрел на него. Он сидел спиной к Александру за столом, перелистывая писанину Саши. Александр периодически пытался хоть как-то привести свой безумный опыт последних месяцев и лет хоть в какое-то соответствие со своим журналистским опытом. Состыковок было мало. Словно что- то невидимое полностью разрушает границы между иллюзией и реальностью.
   - Ух, сколько Вы тут всего понаписали,- сказал незнакомец, добавив в голос нотки снисходительной иронии.- Честно признаю, читал Вас ни раз. Люблю журналистов, забавный народ. Так и напичканы цитатами.
   - Вы сейчас процитировали "Черного человека" Есенина?- попытался пошутить Александр.
   - Не процитировал, а слегка перетолковал,- сказал незнакомец. Кажется, он слегка усмехнулся.- Я, кстати, тоже весь так и напичкан смыслами и цитатами. В этом между нами есть нечто общее. Кроме того, я в каком-то смысле "черный человек". Итак, что тут у нас в сухом остатке? "Сухой остаток",- кажется, Вам нравится такое словосочетание.
   - Что могло прийти в голову усредненному российскому журналисту, оказавшемуся в таких необычных обстоятельствах?- продолжал незнакомец,- Ну, конечно же, желание почитать что-то о контроле сознания.
   Незнакомец перевернул листок. Александр отметил про себя, что его раздражает даже звук шелеста бумаги.
   - Итак, что тут у нас. А, ну да, секта Столбуна. Читаем. Любопытно, текст опять же не от себя, а от лица классика советской журналистики Аграновского. "...Мне рассказывали, как он лечил одного известного актера и режиссера. Лечил от пневмонии. Он будто бы усаживал его перед собой на стул, глядел ему прямо в глаза сверкающим взором гипнотизера и убедительным голосом внушал- разумеется, не один на один, а в присутствии других пациентов, иначе какое же это будет уничижение личности, - что никакой он не артист, а совершеннейшая бездарь, что его режиссерские потуги обречены по той же причине, что как мужчина он типичный уродец, поскольку лыс и маленького роста, и жена его, красивая актриса, конечно же, ему изменяет и рано или поздно бросит его ради какого-нибудь плечистого и кудрявого таксиста, и что как личность он полное ничтожество, трус и конформист... "
   Незнакомец остановился. Кажется, задумался. Или, сделал вид, что задумался.
   - Что ж, грамотно. Во всяком случае, для журналиста. Нехитрый прием. Берешь некоего абсолютного авторитета. Выбираешь шокирующую среднего обывателя сцену, и даже комментировать ничего не надо. Вопрос закрыт. Только вот кого и в чем Вы хотите убедить? Меня? Кого-то другого? Да мне достаточно показать Вас на видео в таком виде, чтобы Вас никто и читать не стал, на каких бы умных снобов Вы не ссылались.
   Гость продолжал:
   - Что там дальше? Разумеется, американские еврейские шринки. Тоже, скажу я Вам, забавный народ, приобретший неожиданную популярность в месте Вашего географического проживания. Как мне надоела эта всякая западная лабуда про психическое насилие в форме "техники круга", "технике агрессивного воздействия, заключающейся в остракизме и унижении человека перед лицом группы". Набор слов, не более. Ну так я возьму видеокадры с Вами, никто толком и понимать не будет, что творится, а я сочиню традиционную для этой части света сказку о том, что "Здоровый коллектив- великая сила", о важности некоторых воспитательных процедур. Добавлю страшилку о том, во что бы вы превратились, не протяни мы вовремя руку помощи... При этом Вы еще и от физической боли корчиться будете. А для остальных Вы будете просто смешны. Знаете, человеческая психика так устроена, что каждый из смертных любит ощущать близость к власти, авторитету. А причиняя ближнему своему боль, всегда находит оправдания: мол, жертва сама этого заслужила в силу дефектов интеллекта или психики, я Выше ее. Плюс, бессознательный страх оказаться на месте жертвы.
   Незнакомец выдержал паузу и продолжил:
   - Ну а дальше, по любому, мимо. Какой-то бред о психотронике из Интернета, который, как Вам самому понятно, я же и написал. Но, согласитесь, получилось неплохо, простенько и со вкусом. Итак, читаем: "...Но вот один ГОЛОС вдруг заявляет: "Как ляжет спать, мы его возьмем.На следующий день сюрприз - с теми старыми ГОЛОСАМИ, которые я просто слышал, и которые уже привыкли обсуждать и меня - Я ГОВОРЮ!... Причем мысленно... Я в полном шоке... Не знаю что говорить... ГОЛОСОВ дохрена.... Все меня и друг друга слышат... Полный аут...
   Ощущение - "Нахожусь на сцене, куча народу меня слышит, а я вынужден неподготовленным что-то говорить"... Несу чушь... Полную чушь..."
   - Извините, засамоцитировался,- сказал гость с усмешкой.- А что, неплохой сюжет для романа-антиутопии или фильма- ужасов. Правда, для обычного человека, который на этот текст случайно наткнется, это просто бред шизофреника или алкоголика, или шарлатана. А если, вдруг, он в него поверит, то, поверьте и мне уж, я знаю, что говорю: у парня точно серьезный диагноз. Так что, уж извините, в Вашем случае абсолютно мимо. Сами свой текст и опускаете. Больных людей бы пожалели, у них итак достаточно информационного материала, во что свой бред оформлять. Хотя, бес сомнения, все, как Вы тут пишите: "выглядит, как "техника круга" доведенная до предела"...
   - Вы так говорите, словно я, а не Вы, все это придумал,- сказал Александр, пытаясь уловить суть происходящего.
   - Скажем так, мне цели гораздо важнее средств. А задачи передо мной стоят очень серьезные.
   - И что это за задачи?- спросил Александр, стараясь сосредоточиться.
   - Вы задали неправильный вопрос. Давайте исходить из фактов. Факт первый. Для всех окружающих Вы давно умерли. Посмотрите на себя, Вы безумный калека. Да Вы и сами прекрасно понимаете, что сходите с ума, отчаянно пытаясь сохранить островки здравого ума. Факт второй. Временами Вы даже подумываете о самоубийстве. Прикидываете, как это можно было бы осуществить. Самый приемлемый для Вас способ- хм, "приемлемый", согласитесь, тоже безумно звучит- это отравиться. Но в результате ничего не получится. "Санитары в образе ангелов-спасителей. И промывка желудка плюс к промывке мозгов",- Ваша шутка для внутреннего пользования. Вы знаете на планете хоть одного человека, который посчитал бы Вас нормальным, если бы Вы такое озвучили? Но Вы идете дальше. Размышляете... Самый доступный способ- выброситься из окна собственного дома. У Вас даже возникает образ- хлопок об асфальт собственной черепной коробки. Любопытно, именно хлопок, а не, скажем, взрыв... Но тут проплывает смутный образ сильной боли. И только это Вас притормаживает. Очень слабый предохранитель, рано или поздно откажет. Короче, два тупика- безумие или самоубийство. Причем, уже неизвестно, что страшнее. Нет ни единой соломинки, за которую можно уцепиться. И тут появляюсь я, который знает Вас, как никто другой. Вам бы просто спросить: есть ли какой-то выход? Я ведь единственный на планете человек, который может избавить Вас от кошмара и вернуть в реальность.
   - Это что, Ваш метод, задавать вопросы, когда невозможно сосредоточиться?
   - У меня их тысячи. Опыт показывает, что в таком состоянии принимаются самые подлинные решения. Это потрясающее состояние, когда нет другого выхода. Вы ведь с уважением относились к писанине экзистенциалистов о том, что в пограничной ситуации, перед лицом страха смерти, вины, болезни, когда сносится все лишнее, наносное, обусловленное средой, человек ощущает себя подлинным. И только тогда способен на осознанный выбор.
   - В состоянии безумия, Вы хотите сказать? Экзистенциалисты же не искусство манипуляции описывали.
   - Безумия? Да знаете ли Вы, что уже несколько лет ведете как подопытная кошка, у которой нарушили функции нервной системы, и она проявляет повышенную поисковую галлюцинаторную активность? К тому же, какой выбор человека можно назвать полностью осознанным? Или почему Вы решили, что писанина экзистенциалистов в это вопросе что-то в корне меняет? В конце концов, какая разница, как человек оказался в тупике: загнал его туда кто-то осознанно, или, даже не сознавая этого, или он просто оказался жертвой обстоятельств. Природа очень безжалостна. Поверьте мне, я в этом смысле гораздо гуманнее.
   - Почему я Вам должен доверять? Я ведь даже Вас не знаю. Кто Вы?
   Гость усмехнулся. Затем, словно по контрасту, подчеркнуто корректно спросил:
   - А какая интерпретация Вас устроит?
   Александр отметил про себя, что на мгновение в его сознании промелькнуло интеллигентное, очень внимательное лицо Зигмунда Фрейда, какой-то забытый фотографический образ...
   Незнакомец резко обернулся. Перед ним сидел... Черт... Дьявол... Аль Пачино из кинофильма "Адвокат дьявола". Или, наоборот, образы пролетели в обратной последовательности. Или, все сразу? Одновременно, какие-то дурацкие ощущения. Шок. Растерянность. Недоумение. Порыв к смеху. И ощущение скрытой издевки в конце списка.
   - Меня поражают Ваши проекции. Фрейд бы точно не разобрался,- расхохотался незнакомец. Его голос тоже резко изменился. Он стал надтреснутым, хрипловатым, резким голосом американского киноактера.- Ох уже мне этот Голливуд. Все таки замечательный кинематограф создали шизики из еврейских местечек Европы. Воистину, "Из всех искусств важнейшим для нас является искусство кино". В. И. Ленин. Ха! А что, хороший фильм. Эффектно, просто, с психоанализом. Ты манипулируешь- тобой манипулируют. В итоге, разрушенная жизнь. Отчаяние, бешенство, курок пистолета... Все-таки, черт знает что творится в головах людей. Цитаты, цитаты цитат, образы из кинофильмов, причем, далеко интеллектуальных шедевров, из телевизионных программ для дядей Вань и тетей Мань, болтовня политиков... Люди утратили свою изначальную простоту. А, все-таки, правильный фильм. Мне тоже, как киношному персонажу, нужны люди, которые все потеряли, обреченные на одиночество. Как известно, семейное счастье не очень способствует эффективности политиков. В моей работе это тоже верно. Надеюсь только, что в нашем с Вами случае, в отличие от фильма, все обойдется без самоубийства. Поверьте мне, самоубийство это комедия, а не трагедия. Кстати, вот Вам еще один из моих приемчиков: высмеять логику самоубийцы и тем самым убрать суицидные мысли. Подробности как-нибудь позже опишу.
   - Скрытая издевка над человеком, который итак на грани? Скорее, он точно в петлю полезет.
   - Не бывает правил без исключений. Но, поверьте мне, часто очень даже работает. Впрочем, почему бы и не попытка самоубийства? Отчаяние, депрессия, вскрытые вены... Затем, доза антидепрессантов, доверительная беседа... Поверьте мне, человек будет ощущать, что именно я ему жизнь спас. А я ему еще и докажу: "Парень, никакой ты не страдалец, ты шизик, заморыш, тебе просто крышу снесло. Ты даже насмешек не выдержал". В общем, тщеславие давно ушло из списка моих любимых грехов. Грех человекоугодничества мне теперь милее. Пусть уж лучше простой смертный силу здорового коллектива ощущает. И необходимость поддержки.
   Александр снова попытался сосредоточиться. Внимание рассеивалось, тупо и резко напоминая о наступающем безумие. Фигура незнакомца превратилась во что-то черное, размытое, непонятное.
    - Постойте.. Вы меня забалтываете? Кто Вы? Дьявол? К тому же, антисемит... Бред какой-то..,- промолвил Александр.
   - Антисемит ли я? Ну, разумеется, нет. Я, скажем так, по другим критериям о людях сужу. Все остальное- в зависимости от собеседника. Кому-то антисемитизм придется по нраву, у кого-то вызовет отвращение... Все зависит от цели моей беседы. Или, положим, мне нужен интеллигентный еврей. Тогда пусть заодно и от антисемитского окружения помучается. Уж этот комплекс я сниму запросто. Заодно и докажу- с ним что-то не так, раз столь болезненно реагировал.
   - Ну как должен был бы среагировать на Ваши слова я? Я склонен полагать, что Вы галлюцинация.
   - Вот именно. Вы должны осознать, что не понимаете абсолютно ничего,- черная, размытая и, одновременно, резкая тень, продолжала разговаривать.
   - Боюсь, что скоро я не буду понимать даже этого. Свихнусь окончательно.
   - А Вы не бойтесь, Вы тренируйтесь.
   - Вы издеваетесь, опять убалтываете?
   Гость усмехнулся.
   - Жаль, трепотня о закалке- тренировке, школе мужества иногда срабатывает. А куда Вам еще деваться?
   - Постойте..,- Александр предпринял очередную попытку сосредоточиться.- Вы устраиваете человеку марафон травли, сводите его с ума, доводите до бешенства, а потом несете разную чушь... Что-нибудь, да сработает...
   - Вы об этом писали. И что? Вам это помогло? Подлинные решения всегда эмоциональны...
   Незнакомец понизил свой новый голос. Добавил в него снисходительности.
   - Александр, Саша... Поверьте мне. Другим на Вашем месте приходится гораздо хуже. Я мог заставить Вас блевать, извините, ссаться. При этом куча людей за Вами бы наблюдала. Еще раз повторяю: для меня цель гораздо важнее средств. Мне совершенно все равно, чем накачивать человеку чувство вины и стыда, оно должно стать совершенно бесформенным.
   - Вины? Стыда? О чем Вы? Получается какое-то безумие, животный страх...
   - А что делать, человек так устроен. Вы верите в какую-то абсолютную совесть? Так не бывает, никогда не бывало. Человек патологически зависит от чужого мнения. Это еврейские шринки уловили, старались от этого лечить. Например, пациент стыдится онанизма. Замечает, что психоаналитик его за эту ерунду не осуждает. И тревога тут же проходит. Страх отверженности, не более. И так далее, и тому подобное... Единственное, что привнесла наша эпоха, это путаница, чего именно человеку стыдиться? В чьих глазах? О, если бы Вы знали, чего только не стыдятся люди. А все потому, что не знают о своих подлинных целях и приоритетах? Так почему же не воспользоваться этим и не прочистить им мозги? Вспомните этот отвратительный привкус во рту, набухающие десна, выпадающие зубы... Временами для Вас это проблема номер 1: Вы превращаетесь в урода. Хотя, казалось бы, неужели в этом состоянии можно о состоянии зубов думать. Так нет же... Очень удобный способ навязывания чувства страха, вины и стыда... Любопытная вещь, человеческая психология.
   - Доводить человека до срывов, бешенства, а потом его же в этом обвинять?
   - А почему нет? Все под контролем. Ломать людей- это не я придумал. Было во всех эпохах и странах.
   - Правда, в разных пропорциях.
   - Только вот неприятная, вызывающая отвращение роль отводилась мне. Помните библейский сюжет. Толпа травит проститутку. Эффектно появляется Иисус Христос с афоризмом "кто безгрешный, пусть первый бросит в нее камень"... Этим он ее спасает, и тут же отпускает грехи. А его потом еще и веками цитируют. Так вот, участвовать в таких комедиях мне давно надоело. Теперь я предпочитаю сам ставить мелодрамы: сам организовываю травлю- сам же спасаю и отпускаю грехи. В ответ чувство огромной благодарности. Главное, чтобы объект не сообразил, кто именно организатор первой половины мизансцены.
   - Отменяете христианство...
   - Скорее, модифицирую. Идея духовника мне очень даже по душе. Этакий пожизненный инструктор, который тут же напомнит о грехах, если вдруг дело пойдет как-то не так, поможет нужным советом. А, в целом, ох уже эти мне мировые религии, философии... Мудрецы, они как горные козлы. Забираются тем выше, чем старательнее и талантливее бегут от хищников. Так устроен мир. Впрочем, их бесценный опыт прыганья по камням тоже можно использовать. Кому-то придется и поскакать как козел, и побыть козлом отпущения. Не я эти законы природы придумал.
   - А мне, видимо, отведена роль козла отпущения? Что Вы от меня хотите?
    - Вернулись к тому, с чего начинали. Тогда давайте пойдем другим путем. Чего хотите Вы? Учитывая, разумеется, сложившиеся обстоятельства. Не сойти с ума, вернуться к реальной жизни?
    - К реальной жизни? Я перестал понимать, что это такое. Уже забыл, что значит почувствовать себя нормально..,- растерянно произнес Александр.
   - Нормально, реальная жизнь... Перед Вами как раз реальная жизнь, а не та, какой Вы ее себе насочиняли. Вы должны радоваться, что Вас предупредили.
   - Бред... ЛСД-трип какой-то...
   - Открою Вам маленькую тайну. Человечек всю жизнь только и делает, что цепляется то за одно, то за другое, то за третье... Вам психология какого-нибудь пигмея тоже бы показалась полной психиатрией. Человеческая личность это цепь побуждений, стимулов, реакций... Некоторые из них весьма устойчивы. Отсюда культура. Поверьте мне, это полный симулякр- отражение того, чего нет в действительности. Помните, в начале разговора я напомнил Вам о романе- антиутопии Хаксли. Помните, что в книге говорит Мустафа Форд, тамошний диктатор? Сперва он цитирует английского религиозного философа. А что делать, когда беседуешь с интеллектуалом? Приходится описывать культурную параболу. Цитата из духовного авторитета: "Философия- объяснение сомнительными причинами того, во что веришь инстинктивно". И Мустафа Форд на нее справедливо возражает. Что-то типа, "разве можно верить инстинктивно"? И дает свое определение философии: "Философия- это объяснение сомнительными причинами того, во что веришь по другим сомнительным причинам".
   - Постойте... Вы отменяете религию, философию... Человек просто дрессированная мартышка... А сами, тем временем, наглядное доказательство верности религии ... Черт. Дьявол,- Александр очередной раз бессильно пытался сосредоточиться.
   - А почему Вы так в этом уверены? Над Вами ставят государственные эксперименты- вот Ваша первая версия. Кто я? Бред, полная галлюцинация, галлюцинация с акустическими приемами? У Вас произошли необратимые изменения в мозге. Это Вам хорошо известно. Все остальное- допущения. Не читай Вы религиозную литературу, у Вас бы никаких мистических интерпретаций не возникло.
   - Так все же государственный эксперимент...
   - Вот к чему у Вас склоняется чаша весов... А почему нет. Наука не стоит на месте. Неужели Вы могли предположить, что такая важная вещь , как человеческое сознание, останется без внимания военных и спецслужб? Никогда. Выглядит безумно, как какая-то форма оккультизма. Непонятно, как это работает. Но Вы же смотрите телевизор, толком не представляя, как он функционирует. Возьмите телеящик или ноутбук, поезжайте к какому-нибудь дикому племени. Для них это тоже будет чудо. Вы шаманом станете.
   - Такой, значит, расклад... Я пигмей, а Вы- шаман.
   - Бросьте. Стал бы я Вам чего-то объяснять при этом. При таких раскладах мне было бы абсолютно неважно, как именно манипулировать, лучше сказку сочинить. Так вот- этого не будет. Человеческий мозг- нейро-лингвистический компьютер. Рано или поздно законы его функционирования должны были стать известны. Чтение мыслей, образов, измерение побуждений, эмоций. Все это, на самом деле, не очень сложно. И вот уже детектор лжи игрушка для профанов, или вспомогательный прибор, чтобы понаблюдать, как человек извиваться во вранье будет. Коктейль из психотропных средств, разных излучений, нанотехнологий... И вот уже несложно вызвать приступы агрессии, страха, паники, сексуального возбуждения... Разумеется, многое предстоит изучить. И придется изучать. Исследования ведутся во всех странах мира. Притормози их- и ты полный лузер. Думаете, США одержали в двадцатом веке сокрушительную победу только из экономического и военного превосходства, а также из-за того, что человеку предпочтительней жить в свободной стране, а не там, где тебя за анекдот посадить могут? Все это, разумеется, имело значение. Но и без психотехнологий не обошлось.
   - А Вы не могли при таких сверхвозможностях что-то погуманней придумать?
   - Погуманней... Не можем же мы законы природы отменять. Страх- вот самый сильный инстинкт человека, он посильней любого, даже полового... И лучший прием перевоспитания- психоз, замешанный на самоуничижении. В сектах и карательной психиатрии это давно уловили. Кроме того, психоз- идеальный приговор. Тебе ставят диагноз, и ты сразу же становишься всяким европейским судам по правам человека абсолютно неинтересен.
   - Знаете, в такой ситуации даже обычная психиатрическая клиника покажется выходом и прекрасным, чудным миром... Что же Вы от меня хотите?
   - Знаю, психиатрическая клиника Вас бы устроила. А меня нет. По крайней мере, пока... Заладили, как попугай: "Что Вы от меня хотите, что Вы от меня хотите, что Вы от меня хотите..." Почему только от Вас? Такой вопрос не приходил Вам в голову? Своеобразный эгоизм какой-то... И, тоже, кстати, форма психоза.
   Психоз. Психоз. Очень странное слово. Для одних- угроза, пожизненный приговор. Для других- отмазка в суде. Я, мол, был невменяем. И никто толком не знает, что за ним стоит, включая психиатров. А Вы и в этом вопросе сочли себя профессионалом. Даже для себя десятибалльную шкалу составили. Шестерка- стоп, индикатор- не надо ни с кем общаться. Мысли путаются, говорить трудно, для остальных Вы итак безумцем выглядите... Надо лбом в стену упереться. С тем, что до шестерки, Вы немного разобрались. А вот, что там дальше, Вам абсолютно не по нраву. Дальше бешенство, агрессия, приступы дикой сентиментальности, когда безумно до слез даже кошку жалко... А, еще дальше, полное безумие, которое страшит Вас больше всего. А ведь это все общечеловеческое, куча людей через это теперь вынуждено проходить. Помните: "Для него это состояние полный мрак. А в нем человек тянется к тому, кто кажется ему ближе всего..."
   Александр вспомнил. Наплывающее ощущение отчаяния, какой-то странный замес из тоски и тревоги... Надо как-то отключиться, заткнуть уши хоть чем-то... Наушники плейера. Простенькие, незамысловатые мелодии. Куплеты с набором нехитрых очевидностей. Приступы ностальгии по тем временам, когда все было просто и понятно. И вдруг на фоне голос Нади: "Он что, совсем рехнулся?" И этот идиотский комментарий какого-то молодого инструктора, который попадает в точку. И осознание того, что с тобой все кончено, тебя свели в полный ноль.
   - Что ж, припомнили, хорошо,- продолжил незнакомец.- Ключевые слова здесь "КАЖЕТСЯ ему ближе всего". А ведь был просто разыгран очень нехитрый сценарий. Вы даже не представляете, как легко людьми манипулировать. Любовь, любовь... А помните утро, Вы едва проснулись. И на фоне диалог Нади с каким-то молодым парнем.
    Александр вспомнил. Голос Нади, женщины, с которой Александр когда-то долго был вместе, а потом очень глупо, как в дурной комедии, расстался. Ну, а дальше уже не было никакого смысла встречаться. Не хотелось, чтобы его кто-то видел в таком состоянии. Тем более, она.
   В упомянутое незнакомцем бредовое утро ему словно транслировали по радиосвязи постельную сцену. Молодой человек задавал вопрос Наде: "А, давай, как с ним этим займемся"...
   - Что там с ней?- спросил Александр.
   - Вам то что до того? Для нее вы калека, инвалид. Она вышла замуж. Ей нет до Вас никакого дела. Да Вы никогда толком и не представляли, что творится за сценой. Я Вас свел, я Вас и развел.
   Александр вспомнил еще одну ночь. Он проснулся от шума, словно на фоне разыгрывался какой-то мерзкий радиоспектакль. Попытка изнасилование, или изнасилование Нади... что-то в этом духе. И ее отчаянный голос: "Вы садисты... Мне надо душ принять".
   - Воспоминание к месту. А что поделаешь. Проституток тоже надо как-то воспитывать. Нехитрый прием, кстати. Попытка изнасилования. Чувство, что ты опозорена. Чувство вины за какие-нибудь сексуальные фантазии, неправильное поведение. У всех есть свои скрытые стороны. Личный опыт, который хотелось бы утаить. Какое-то чувство ущербности, вызванное физическими болезнями, невозможностью создать семью, иметь детей... Вы бы на это, скорее всего, не обратили бы внимания, а для женщины это данность. На практике выясняется, что все это и многое другое можно использовать для навязывания чувства страха, вины... Женщины, вообще, не очень умны. И не им навязывать нам свою волю. А дальше, приемов множество...
   Сценарий первый. Создаешь психологическую матрицу: чувство кошмара, ущербности, нервного срыва, которого стыдишься... И комментируй, комментируй, комментируй, так, чтобы она не успевала соображать. Подкладывай ложные вопросы, и сходу предлагай нужные тебе ответы. Растерянность, смутные ощущения... Прекрасно. От Вас зависит, как Вы их назовете. Автор Вы, не она. Постоянный поток инструкций: чего стыдиться, как думать, как ходить, во что одеваться... Сценарий второй. Назовем его "Импозантный мужчина". После всего этого кошмара, когда женщина по природе своей ищет, на кого опереться, доверительная беседа с человеком с внимательным, проникновенным взглядом. Все остальные вокруг идиоты, мрась... И вот она уже не проститутка, а куртизанка... Она снимается не в порнушке для онанистов, а секс-бомба, от которой мужчины сходят с ума. В ее глазах она уже принцесса, женщина без комплексов, которой завидуют женушки-гусыни. Очень распространенный в нашей Системе сценарий: сперва использовать, как проститутку, а потом выдать замуж. По-моему, гуманно.
    Александр попытался задуматься. Почему-то Надя представилась ему маленькой, немного грустной, растерянной девочкой, которая пытается выбраться из какого-то своего мрака. Плюс десяток, другой смутных воспоминаний, от которых хотелось бы избавиться, потому что они вызывают нестерпимую тоску. "Невыносимая грусть, вот что их объединяет. Понимание, что ничего не вернешь. Вообще, ничего",- подумал Александр.
   - Вы словно из нас какую-то касту замордованных людей создаете. И обрубаете все личное.
   - Все личное... Поймите Вы, наконец: нет ничего личного. Я бы запросто мог показать и рассказать о Наде такое! Доверительная беседа в стиле: "Парень, ты лопухнулся, с блядью связался. Ну, ничего, со всяким случается. Пройденный этап. Теперь настоящим мужиком станешь. Нам слюнтяи не нужны",- это в нашей Системе очень распространенный сценарий.
   - Со мной Вы, кажется, обошлись покруче,- сказал Александр почти автоматически.
   - Мой основной метод: пока человек не осознает свою изначальную слабость и уязвимость, пока не поймет, что он был просто игрушкой в чужих руках, психоз на психозе, психоз на психозе, психоз на психозе... Не надо зазнаваться, приписывать что-то каким-то своим достоинствам. К черту психоаналитическую кушетку. Да здравствуют покаянные исповеди перед хохочущим колхозом. К черту медицинскую тайну, к черту прайвеси... Пусть также себя человек ощущает и на сеансе у священника. Мы все одна команда, одна семья. Мы спасаем страну! Это прежде всего. И на фоне- комментарии, комментарии, комментарии... Максимально быстро, чтобы человек соображать ничего не успевал, чтобы все ненужные, глупые мысли вылетели из его головы. Пусть также работает и телевидение... Побольше сюжетов о том, что россияне- нация дегенератов, страну надо срочно лечить! Непрерывная череда убийц, насильников, педофилов, террористов, алкоголиков, наркоманов...
   - Политика прежде всего?
   - Политика- да. Но не политики. Их время уходит в прошлое. Все меньше людей ими интересуется. Общая тенденция. На Западе это давно поняли. Кто такой глава государства?- так, чиновник, тара для несбывшихся ожиданий, которого надо регулярно менять. Что ж, падающего да подтолкни. Пусть политики выглядят клоунами, обсуждают проблемы, которые почти никому не интересны, пусть все понимают, что они ничего не решают. Вы все еще интересуетесь политикой? Прекрасно, бредьте на политическую клоунаду, толком не представляя, что происходит с ценой. Тоже нормально. На фоне этого тотального бреда любую карту несложно сделать козырной, и Вы на нее поставите. Приемов- куча. Плюс- побольше ток-шоу с идиотскими героями и бесконечными идиотскими исповедями. Зато- мы все вместе, любая домохозяйка может оценивать, якобы, тонкие изгибы Вашей мотивации и судьбы. Пусть чаще демонстрируются риэлити-шоу- мы все в одном огромном аквариуме, частная жизнь уходит в прошлое. Не нравится- Вас просто засмеют. А вот понятие либерал пусть станет бранным словом. Не люблю я всякие рассуждения об автономии прав личности в обществе и прочее... Не любите телевидение. Тоже прекрасно. Не включайте этот бездуховный телеящик. Бегите к священнику, или в какой-нибудь загончик для интеллектуальных гурманов. Ну, а за сценой, прежде, чем что-то предлагать на широкую аудиторию- эксперименты, эксперименты, эксперименты. Формула, даже, не "Мы говорим- ты думаешь". Формула "Мы говорим- ты чувствуешь!" Годится все: абсурд, логические несостыковки, драматургия с неожиданными ходами, музыка, которая бьет по простейшим рефлексам, провокационный видеоряд... И, главное, групповое давление. Без него никуда. Мы постепенно осваиваем эту алхимию. У нас нет права проигрывать психологические войны. Нация вырождается. Посмотрите на статистику демографии, миграции, экономики...
   - ...которая у Вас тоже прием манипуляции,- Адександр закончил фразу, сам не понимая, зачем он это сделал?
   - А почему нет? Часто для того, чтобы человека вылечить, надо его по-настоящему испугать. Нужно, чтобы кто-то ему дико прокричал: "Ты болен!" Также и с государством, нацией...
    - Постойте, Вы говорите все, что я думал раньше... Представлял Вас, как собеседника. Ничего нового... Вообще, ничего...
   Незнакомец что-то снова начал говорить. Потоки бессмысленных слов, голоса, напоминающие отвратительное воронье карканье, омерзительный, презрительный хохот...
   И эта тень, напоминающая материализовавшееся пятно Роршаха, "Черный квадрат" Малевича, на который ты что-то проецируешь, проекция становится бредом, бред материализуется, и ты утопаешь в нем...
   Александру показалось, что он немного пришел в себя. Тень исчезла. Исчезла так, словно ее не было, но оставила ощущение, что в любой момент с очередной волной безумия может возвратиться назад.
   Александр встал с дивана и подошел к столу. В зеркале на стене мелькнуло отражение его лица. Безумный взгляд изможденного, растерянного, опустошенного человека. Если бы он присмотрелся, то смог бы увидеть свои безумные глаза.
   "Стоп! Не смотреть, не чувствовать, меньше думать,- твердил он про себя.- Ни одного тихого утра или тихого вечера. Голоса, крики, мерзкие голоса... Оскорбления, обличения, мат, ругань, обрывки бессмысленных фраз, политический бред... Круглые сутки. Ежедневно, уже несколько лет. Совсем невозможно думать. Черт, это никогда не кончится. Пора заканчивать. Давно пора. "Единственный выход из игры- выпасть из нее". Черт, опять цитата. В. Набоков "Защита Лужина". А что тут скажешь? Или подумаешь? Что, вообще, делают в таких случаях? Пишут прощальное письмо... Кому? Зачем? О чем? Кто поверит безумному калеке? Кому, вообще, нужна эта безумная писанина? Это непробиваемая стена. Точка".
    Александр принялся скидывать со стола на пол книги, газеты, подшивки текстов. "Сколько пыли". Мелькнула трогательная фотография отдыха с Надей. Морской пляж, яркое солнце, отдыхающие люди... Все веселы и счастливы. "Где это было? В Турции? В Израиле? На Черном море? Не помню. Ничего не помню. Интересно, что она испытывает сейчас ко мне? Безразличие? Отвращение? Я просто смешен? Или, что там еще придумали эти новые душевные алхимики"? Но, в любом случае, на моем фоне кто-то другой должен сильно выигрывать.
   Наконец, Александр расчистил стол, и, преодолевая головокружение, забрался на него. "Не упасть бы раньше времени здесь, на пол... Главное, чтобы на улице никого не было. Не хочется, чтобы тебя видели. Но, черт, они же все равно наблюдают. Надо быстрей. Быстрей надо. Или придется опять участвовать в какой-то бредовой комедии".
   Александр тщетно пытался поднять щеколду. Она не поддавалась. "Сохранять максимальную ясность сознания. Хотя, нахрен тут ясность. Надо было водки принять. Мужество? Нахрен мужество. Относись к этому, как к хирургической операции: проще перенести страдание просто покорившись судьбе. Быстрее. Надо быстрее".
   Наконец, Александр достиг цели. Последней его мыслью было: "Наверное, кому-то за этим смешно наблюдать". И он нырнул в мокрый, освещенный желтым фонарем асфальт...
  
   --------------
   ... Черт, ну и сочинил я проекцию... Очень напоминает бред наркомана. Или попытку психа в двух словах рассказать кошмар, который творится с ним много лет. В результате он машет руками и бросает обрывки фраз с сумасшедшим лицом. Выглядит глупо... К тому же, слишком патетично, что дважды глупо. Плюс, меня приучают над всем серьезным просто смеяться. Но мне совсем не смешно. У тебя отняли все, и ты превращаешься в безумного калеку. Что в этом может быть смешного? Интересно, в нашем дивном чудном мире еще не учат смеяться на похоронах? Превращать трагедии в комедии,- любопытный коктейль получается.
   Не знаю уж, насколько у меня получилось... Нас не учили писать... такие вещи. Как можно описывать психоз на психозе, психоз на психозе, психоз на психозе. Изо льда в пламя, изо льда в пламя, изо льда в пламя. Без переходов, без общечеловеческой логики, совершенно. Может, описывать надо, как поток сознания, в стиле Марселя Пруста? Жаль, не смог осилить этого автора в более спокойные времена. Или взять за точку отсчета Оруэлла, описать ломающую тотальную Систему, стирающую все и вся, все представления о частной жизни. А, может, подойдет стиль Альбера Камю с его "Чумой": иррациональная поступь смерти, от которой невозможно укрыться, и разные варианты реакций на нее. Или, попытаться найти нечто среднее, в стиле Гайто Газданова в "Возращении Будды"? Там герой, русский эмигрант, попадает в тюрьму тоталитарного Центрального Государства, но это оказывается психическим бредом, из которого он постепенно выбирается, и оказывается во вполне благополучной, хотя и несовершенной, Франции.
   Или, может сгодиться традиционная формула западной журналистики: начинаешь с яркого эпизода, привлекающего внимание массового читателя, рассказываешь, как люди дошли до жизни такой, затем излагаешь столкновение оценок, и заканчиваешь ненавязчивым выводом. Только вод, ярких эпизодов достаточно, а как "люди дошли до жизни такой", я не знаю. Да и выводы делать не мне.
   Что ж, пожалуй, от журналистских приемов все же не уйти. Я не скрываю от Вас свои иезуитские фокусы. Если Вам что-то уже сейчас пришлось не по нраву, лучше дальше не читать. Да и мы, журналисты, научились писать так, чтобы материал всегда можно было сократить с конца. Сути это, в общем-то, не меняет. Уходите, я не обижусь. Ну что, разбежались?
   Что? Вы еще здесь? Тогда учтите: умри, но поверь,- это точно не к нашему брату.
   Вы по-прежнему здесь? И прием "какая разница, что написал этот псих, он же рехнулся" не срабатывает? Черт, даже по-русски не выговоришь.
   И еще учтите. Может быть, что писать на такие темы- задача просто не по моему плечу? Я вот даже в этом бреду задумался над загадкой творчества. Рефлексировать даже в бреду, кажется, в этом есть что-то неестественное...
   Творчеству мешает точно. Чем-то, видимо, все же надо быть захваченным полностью.
   Как, собственно, в искусстве появляется что-то новое? Автор, на свой страх и риск, предлагает новый набор образов. Усредненному журналисту, если что-то похожее у него возникает, кажется слишком безумным, слишком искусственным... Кажется, что ни читатель, ни редактор это не воспримут... Журналист сходу это отсекает, как лишнее, не имеющее особого значения. А вот кто-то почему-то все же решается пойти дальше и попадает в точку. Почему решается? Как попадает в точку? Для меня это загадка. Такие, как я, видимо, способны только теоретизировать по этому поводу. Другие, манипулировать тем, что создано до них. Ну а темы, темы, они, наверное, все же вечные...
   ..........
   ...Вот ведь скука. Хозяин опять философствует. Парень, остынь. Даже я уже поняла. Все уже написано. Весь набор образов уже создан. Остались только комбинации, карточные расклады с целью манипуляции. И отнюдь не мы с тобой будем этим заниматься. Кто знает, может через некоторое время тебя оприходуют по полной. Будешь вспоминать: "Черт его знает, что со мной творилось. Бегал несколько лет, словно чумовой, абсолютно не понимая, что происходит..." Это тебе кажется, что все сложно. На самом деле, все просто. Все просто, как дважды два. Тебе положено стремиться уменьшить мучения и заслужить миролюбия окружающих. И не важно, что они выглядят, как идиоты. Может, через пару месяцев будешь сидеть в их кругу с такой же дебильной ухмылкой или водить с ними хороводы. И тогда тебе будут говорить: "Парень, ты псих, но ты наш. Мы тоже несовершенны..." Может, для таких, как ты, предусмотрена каста такая. Народный фронт, блин. А до этого момента на тебе будут ставить опыты и навязывать игру "Почувствуй себя идиотом". Будут делать вид, что совершенно не понимают, что ты говоришь. Такой расклад, парень. Такой расклад...
   ...........
   ... Наверное, тот, кто создан журналистом, вряд ли способен написать что-то ценное в литературном смысле. Нечто вроде внутреннего цензора срабатывает, мешает предложить что-то новое, смелое... И как можно писать в этом Аквариуме, когда каждая твоя нелепая строка тут же становится доступной другим? Вы бы, к примеру, согласились бы вести свой дневник, если бы он был доступен всем? Если да, то это было бы что угодно, только не личный дневник. В общем, редкий талант у знатоков человеческих душ новой эпохи- какое-то редкостное умение превратить в форму "хождения в лохань на виду у всех" абсолютно все...
   ...........
   ...Ну, что он за человек? Философ, блин... Добавь еще, что у тебя в сутках в лучшем случае около двух часов относительной ясности сознания. Плюс, постоянные издевки и усмешки на фоне, которые мешают сосредоточиться. Что там за фраза только что мелькнула? "Этот урод еще и пишет..." Такая вот теперь у Вас цензура, и такие вот муки совести. Остынь парень, остынь. Может, им только это надо. Показать кому-то твою писанину, а потом продемонстрировать, что за этим стоит. Ты же уже все изложил в своем "Черном человеке". Тобой не интеллигентный, корректный Зигмунд Фрейд занимается. Они, кстати, если надо, и его перепишут. Он для аудитории будет сексуально-озабоченным шизиком. И не Виктор Франкл, которого просто бы стошнило от таких подходов. А вот, конкретно, тебя, тошнить будет, и рвать будет. Это у них такой усиливающий фокус. "Ходить в лохань на виду у всех",- ты уже сколько раз сам это повторил. Очень непрофессионально для журналиста, кстати, повторяться... Остынь парень, остынь...
   ...........
   ... Хмурое, мутное московское утро. Я просыпаюсь. Некоторые психологи считают, что какое-то время после пробуждения человек находится в состоянии "Кто я? Где я?". У меня почему-то последнее время происходит иначе. Я словно просыпаюсь с вопросом или, скорее, ожиданием: какую форму индуцированный психоз будет принимать сегодня? Какая-то параноидальная форма сверхбдительности.
   Возможно, меня к этому просто приучили. Долгое время меня будили тем, что я называл "акустическим моббингом". Что делать, если русский язык так отстает от развития науки. Ощущение было такое, словно ты очнулся в огромном студии, где куча народа издевается над тобой, а тебе просто некуда бежать.
   Не исключено, что, по теории, в промежуточном состоянии между сном и бодрствованием человеку легчи снести мозги и зарядить сознание нужными эмоциями, нагнать тоску и страх. Со мной получилось как-то иначе. Страха, конечно, достаточно, даже с избытком, но реакция, скорее, "бей или беги". Так животное реагирует на опасность.
   И все же, что они от меня хотят? Кажется, мне предлагают обратиться к священнику. Я сажусь за компьютер. Тоже, согласитесь, очень странная форма вникания в религиозные наставления. Нажимаешь клавишу- получаешь религиозный ответ. Посредник между Богом и человеком- Википедия. Абсурд в стиле XXI века.
   Что ж, поинтересуемся. Что там пишут об одержимости бесами? Тоже, кстати, вопрос еще тот.
   Преподобный Варсануфий Великий: "Противоречить дьяволу прилично не всем, но только сильным о Боге, которым повинуются бесы; если же кто из несильных будет противоречить, бесы ругаются над ним, что, находясь в их власти, он им же противоречит".
   Звучит, с учетом достижений современной науки, как-то наивно. "Ругаться" наши новые психологи научились, поверьте мне, будь здоров. Пожалуй, с таким "духовным опытом" святые отцы не сталкивались. И вряд ли знают, что с ним делать.
   Ковыляем по ссылкам дальше. А вот, кстати, более психоаналитическая форма интерпретации мистического опыта: "Русский ученый XX века профессор Дмитрий Федорович Горбов, изучив истории самоубийств многих знаменитостей -- художников, поэтов, музыкантов -- пришел к выводу, что самоубийство -- это убийство "черного человека" в себе. "Черный человек" -- этот мрачный спутник измученной души, неотступно преследующий ее, -- классический персонаж искусства. Вспомним хотя бы историю Моцарта: "черный человек", заказавший ему "Реквием", оказался предвестником его смерти. Этот мрачный "незнакомец" преследовал также и Есенина. Поэт даже посвящает ему одну из своих поэм:
   "Черный человек на кровать ко мне садится, Черный человек спать не дает мне всю ночь".
   Однажды в номере гостиницы "Англетер" Сергей Есенин, взглянув на себя в зеркало, в ужасе разбил его тростью. Он увидел в зеркале кроме себя еще "кого-то" страшного...
   Нетрудно догадаться, кто этот "черный человек". Душа не выносит его сожительства, настолько оно тягостно. Душа как бы леденеет и цепенеет. И человек готов убить себя, лишь бы убить беса, поселившегося в нем. Одержимые духом самоубийственной тоски свидетельствуют, что в таком состоянии меняется само восприятие окружающей действительности. Все предметы вокруг -- люди, вещи, даже самые стены квартиры, в которой находишься, становятся постылыми и невыносимыми до боли. И если твоя квартира на четвертом этаже, то так и подмывает выброситься из окна. Тоска буквально душит, кажется, что вот-вот сойдешь с ума или покончишь с собой. И еще человек чувствует -- он здесь, он рядом, твой "черный человек"... Таков итог окончательного раскрепощения личности,  о котором мечтали все наши свободолюбцы: пустота опустошенной души с подселенцем из преисподней..."
   ... А, ведь, похоже. Похоже, несмотря на то, что глупо звучит. Выносить это искусственное эмоциональное марево невозможно. Хочется убежать. И самоубийство- такая форма бегства. Ничего позерского, как бы психологи на этом не настаивали. Считается, что шаг к самоубийству- свободный шаг. Кажется, я его уже совершил. Дальше цепь необратимых последствий. Ты летишь в пропасть, и уцепиться уже не за что...
   Куда еще бежать? К священнику? И как это будет выглядеть? Служитель церкви будет делать вид, что ничего не происходит? Ждать исповедей, как следователь ждет признаний на пристрастном допросе? Навязывать игру "ты дурак, али как"? Быстро нести откровенную чушь, как нынешние карикатурные политики, чтобы ты не успевал соображать? Трудно даже представить...
  
  
   ...........
   ... А чего тут представлять, парень? Либо блевать будешь, мучиться будешь, либо к попу побежишь. И станешь перед ним комедию с покаянием изображать, зная, что каешься перед ухмыляющимся колхозом. А что, попробуй? Честно говоря, мне уже самой интересно, что там в Ваших монастырях-изоляторах теперь происходит? Мизансцена такая. Сборище припадочных, уверенных, что они одержимы какими-то бесами. Ты постепенно проникаешься, заражаешься индуцированным психозом, как заразился бы тифом в тифозном вагоне... Затем ритуал бесогонства, покаяние... В итоге, эйфория. И ты с дебильной ухмылкой сидишь среди монахов. Типа, "парень, теперь ты наш". Полный психоз, парень. Это у них такой "взрыв шаблона". Ты когда-то считал нейро-лингвистическое программирование (черт, слова то какие) полной разводкой. Так вот тебе разводка покруче. Гнездо прозревших, блин. Нет, извини, я тебе зря это посоветовала. Совершила мысленное преступление. Пожалуй, лучше уж в дурдом ломануться. Там, кажется, такую клиентуру уколами успокаивают. Лишних комедий не устраивают...
   ............
   ...Идти к священнику в таких обстоятельствах. Бред, тупик какой-то. Интересно, что думают об этом те, с которыми такой сценарий срабатывает? Наверное, вообще не думают.
   Надо сосредоточиться, сосредоточиться надо. Что ж, загляну в Интернет. Я не знаю, как обозначить то, что там предлагается читать. Это даже пропагандой и перевиранием фактов не назовешь. Какая-то странная попытка выдать карикатуры за реальность. Текстовые тесты Роршаха какие-то. Приходится пробираться через километры мути, в которой нарушены элементарные законы грамматики, логики.., в попытках отыскать хоть что-то, отдаленно смахивающее на Реальность.
   Что там пишут про таких, как я? Утверждают, что кто-то с грехом пополам пытается работать. Мешают постоянная апатия, усталость, раздражение... Кроме того, сознание заполняет огромный поток отвлекающих мыслей и фраз. Кто-то трудится дворником, кто-то бегает курьером... А вот это, видимо, про меня: "Обобщение всего вышесказанного". Как говорится, выберешь профессию- пожнешь судьбу. Кажется, Фридрих Ницше писал, что все картины миры- субъективные интерпретации. Правда, даже он не подозревал, до какой степени? И не учел, за кем останется Сила, и какие бредовые формы эти интерпретации могут принимать.
   В Интернете описываются психоделический опыт, эксперименты с депривационными камерами. В наше время психоделические эксперименты XX века Олдоса Хаксли, Станислава Грофа и Тимоти Лири выглядят какими-то слишком уж уютными, романтичными даже. А теперь представьте такой расклад: Вам тайком подмешали LSD в кофе, и заставили биться в психозе на арене цирка перед ржущей толпой, которая травит Вас. Бежать некуда. Обращаться за помощью не к кому. Что, трудно даже вообразить? А ведь психологическая атмосфера нынешних государственных экспериментов именно такова. Черт, ясность сознания опять уходит... Сосредоточиться надо, надо сосредоточиться. Хоть что-то вспомнить...
   Как проходил сегодняшний день? Смотрел два фильма... Ну, вот Вам еще пара проекций на основе проекций. Первый- старый советский шпионский детектив. Показывали прием допроса "Музыкальная шкатулка"- пытка монотонным звуком и бессонницей в течении нескольких суток. Хм, пожалуй, такое я бы выдержал даже без срывов. Хотя, не знаю... Мне "музыкальная шкатулка" досталась покруче, хоть я и не советский разведчик в тылу врага. Второй фильм- более современный, детектив о психотронном оружии, об излучениях, приводящих к приступам агрессии у людей. Эксперименты вызывают отвращение даже у проверенного офицера ФСБ. Тот выступает против Системы и гибнет. Раньше бы подумал: просто интересная тема для экранизации. Теперь: почему это до сих показывают? Месседж- такое невозможно? Или, привыкайте? Я что, из тех последних, кому выпало несчастье считать это абсолютно недопустимыми пытками? Не знаю... В общем, дважды не знаю.
   С чего же все это начиналось? Или, хотя бы, с чего могло начинаться? Попробуем хотя бы представить. Как мог бы выглядеть рассказ об этом в рамках программы какой-нибудь радиостанции с международным авторитетом? Журналистские приемы Вам известны. Что в нашем мире считается относительно общепринятым? Вы, вместе со мной, нажимаете на очередную ссылку: "Операция "Разложение" разведывательной службы ГДР Штази". Кажется, то, что это плохо, теперь очевидно для большинства, независимо от границ. Что ж, с этого и начнем.
   Текст для ведущего: ...Операции "Разложение" включали в себя разрушение всех индивидуальных аспектов жизни человека, его репутации, карьеры. Штази использовала этот метод, начиная с начала 1970-х, в основном, против диссидентов, церковных деятелей, и восточных немцев, желавших сбежать на Запад. Эта тактика была изощренной, бесшумной и непостижимой. Жалобам жертв никто не верил. Кто-то сходил с ума, многие кончали жизнь самоубийством. С подробностями... С подробностями могли бы выступить Вы.
   "Газовый свет"- этот фильм, вышедший в 1944 году имел, оглушительный успех и получил премию "Оскара". В шикарном лондонском доме оперная звезда становится жертвой убийцы. Тот рассчитывает на похищение драгоценностей, но помехой становится дочка примадонны Пола. Проходят годы, девочка вырастает, но злоумышленник не оставляет своих замыслов. Чтобы добраться до фамильных сокровищ, он знакомится с Полой, заводит с ней роман и становится ее мужем. Дальнейшей его целью становится свести с ума женщину, роль которой исполняет звезда Ингрид Бергман.
   Женщина становится свидетельницей странных событий. Сперва внезапно из ее сумки исчезает брошь, которая, казалось бы, никуда не могла деться. Затем со стены пропадает картина. Муж уверяет Полу, что это она сняла ее, но женщина ничего такого не помнит. Временами она слышит шаги наверху дома, хотя там никого нет, видит блеклое газовое свечение без объяснимых причин... Муж внушает ей, что это все игра воображения.
   Супруг делает все, чтобы изолировать Полу от других людей. Он не позволяет ей выходить из дома и принимать гостей, уверяя, что это делается ради ее же блага, ведь она становится клептоманкой и воображает себе нереальные вещи. На вечеринке у друзей он демонстрирует цепочку, с которой у него, якобы, исчезли часы. Женщина находит их в своей сумочке, и у нее начинается истерика. Муж срочно увозит Полу домой, а та окончательно убеждается, что ей не стоит появляться на публике ..
   В общем, преступник делает все, чтобы убедить женщину, что та сходит с ума, придумывая всяческие фокусы. В конце концов, ему это удается, а Полу помещают в психиатрическую больницу. Слава Богу, дело распутывает мудрый следователь.
   Фильм получил такое широкое признание, что словосочетание "Газовый свет" стало в английском языке именем нарицательным. Так называется "безжалостное манипулирование индивидуумом, используя веру жертвы, что та сходит с ума, или поддалась игре воображения".
   Нашла эта тема отражение и в российском детективе. В конце 90-ых автор популярный автор Александра Маринина написала роман "Я умер вчера".
   Сцена из радиоспектакля:
   "...По-моему, предлагаемая вами комбинация излишне сложна. Неужели нельзя было придумать что-нибудь попроще?
- Можно. Конечно, можно. Но в сложности комбинации весь смысл. Он не должен понимать, что происходит.
    - Бог мой, вы произносите банальные истины! Естественно, он не должен понимать.
 - Вы не дослушали меня. Когда человек испытывает недостаток информации, чтобы выстроить целостную картину, он начинает додумывать, строить собственные версии происходящего. Такая сложная комбинация, которую разработали мы, не дает возможности построения хоть сколько-нибудь логичной версии. Он будет мучиться, ломать голову, ничего стройного и последовательного не придумает и начнет сомневаться в собственной способности здраво мыслить. А это повлечет неровности и срывы в повседневном поведении. Это должно сыграть роль коррозии, ржи, которая разъедает металл.
   - А если ему все же удастся придумать объяснение, которое покажется ему достаточно обоснованным? Наблюдения показали, что он далеко не глуп и обладает известной фантазией.
 - Вот именно, фантазией. Если он создаст собственную версию происходящего, то она неизбежно окажется совершенно бредовой. Мания преследования, идея материализованного абсолютного зла, силы тьмы, пришельцы - все что угодно. Пусть придумывает. Все равно это так или иначе скажется на его поведении и начнет разрушать его связи с окружающими. Каждый его поступок будет расцениваться как действие сумасшедшего, и реакция окружающих будет соответственная. Поверьте мне, мы очень тщательно анализировали его жизнь и составляли психологический портрет объекта. Вы неоднократно имели возможность убедиться в высочайшей квалификации наших психологов.
- Ну хорошо, будем считать, что вы на какое-то время умерили мои сомнения. Однако я прошу вас помнить, что это крупнейшая операция за все годы нашего существования. Речь идет об очень больших деньгах, и если мы не сумеем их получить, я вынужден буду считать, что операцию провалили именно вы. Не забывайте об этом.
   - Не забуду..."
   "- Как все похоже, - тихо сказала она наконец, - как все похоже. Вокруг тебя выстраивают ситуацию, которая делает твою жизнь невыносимой. Все вокруг рушится, все, что еще вчера казалось надежным и незыблемым, сегодня оказывается хрупким и ложным. И в этот тяжелый для тебя момент рядом оказывается обаятельнейший человек с добрыми глазами, ласковой улыбкой и протянутой рукой помощи. А теперь послушай еще одну историю, которую я тебе расскажу. Жил-был тележурналист, талантливый, преуспевающий. Не особенно, правда, чистоплотный, но это отношения к делу не имеет. У него была любимая жена и любимая работа. И вдруг в один прекрасный день все это начало рушиться прямо на глазах..."
   Конец сцены радиоспектакля.  
   Текст ведущего.
   О чем это все? Банда психологов выстраивает вокруг своих жертв сложнейшие композиции, чтобы свести их с ума, превратить жизнь в ад, изолировать от окружающих, а в последний момент, когда человек готов ухватиться за любую соломинку, протянуть ему руку помощи. А в замен получить все его имущество, как в тоталитарной секте. У талантливого журналиста, замученного постоянной слежкой и имитацией покушений на него, рушатся отношения с женой и карьера, и тот с радостью сдается, поддавшись обаянию бандитов, и не подозревая, кто виновник всех его бед. Профессиональный психоаналитик замечает за собой постоянную слежку, кто-то проникает в его дом, роется в картотеке, не похищая ничего. Врач, помогший ни одному десятку людей, оказывается не в состоянии справится со стрессом, перестает выходить из дома и отвечать на телефонные звонки. Талантливая писательница ждет ребенка. Ситуация очень нервная сама по себе для любой женщины. Внезапно она тоже обнаруживает за собой слежку, на нее обрушивается шквал критических публикаций, в которой так мифически завышены суммы ее гонораров, что остается только ждать рэкетиров. На улице ей устраивает истерику нищенка, требую от "ожиревшей толстухи, которая деньги мешками гребет", милостыни. Довести до ручки женщину не удается: она оказывается по совместительству следователем и с помощью коллег распутывает кошмарный клубок.
   Что это все? Игра авторского воображения? Или у Марининой, много лет отработавшей в милиции, имеется фактура на этот счет? Не берусь отвечать за талантливую писательницу, но на Западе подобные "мероприятия" известны. Считается, что они во многом схожи с секретными операциями zersertzung (разложение), которые проводила разведка ГДР Штази против диссидентов и инакомыслящих.
   Как сообщается в книге Андреаса Глэйзера "Секретная полиция, оппозиция и конец Восточной Германии": "Доказанными методами декомпозиции( разложения) являлись: систематическое разрушение общественной репутации, положения и престижа (объекта); дискредитация, как на основе правды, так и вызыающей доверие лжи, которые в равной степени становятся порочащими сведениями; систематическая организация профессиональных и социальных провалов, что подрывает у отдельных лиц уверенность в себе; формирование недоверия и взаимной подозрительности внутри групп.., использование личной слабости отдельных членов..."
      "Секретные агенты распространяли ложь о человеке, его сексуальной жизни, злоупотреблении алкоголем..., подкидывали в качестве доказательств отретушированные фотографии, сексуальные игрушки, бутылки коньяка". Конец цитаты.
   Что только не напридумывали "рыцари плаща и кинжала" из ГДР, чтобы держать свои объекты в "закошмаренном" состоянии. Тут тебе и распространение слухов о "нечистом прошлом" объекта, и создание страха и неопределенности путем бесконечных ночных звонков, и подача фальшивых объявлений в газеты, после чего людей осаждали покупатели дома, хотя те и не собирались его продавать, и перехват писем, которые преследуемые долго ждали, и незаконное проникновение в жилище, и лишение водительских прав под различными предлогами. В сумки несчастных подбрасывали в магазинах товары, после чего их могли заподозрить в похищении. На дом инакомыслящим приезжали грузовики с кошачьим кормом или мебелью, которых никто не заказывал. У них уводили супругов и любимых, неожиданно отключали свет и воду, устраивали поломки авто и домашней утвари. Некоторые эти факты могут показаться тривиальными, но если все это накатывается на тебя валом, при этом у тебя разрушена репутация, ты потерял работу, за тобой постоянно следят, и деваться некуда, то тут уже недалеко до сердечного приступа, нервного срыва и даже самоубийства.
   Как пишется в книге, "Там, где объекты не связывали происходящее с паутиной Штази, это должно было усиливать их сомнения в собственной дееспособности. Когда люди знали, кто ответственен за их несчастья, "организация провалов" должна была способствовать формированию чувства риска за участие в антипартийной деятельности. С тем же намерением Штази часто не скрывала своего присутствия перед жилыми домами инакомыслящих, во время событий, в которых они участвовали: это должно было усиливать страх, что присутствие агентов спецслужб неизбежно. Они пытались пресечь действия людей в самом начале, усилить опасения активистов, что Штази знает все". Конец цитаты.
   "Штази" демонстративно и безнаказанно проникала в чужие дома не только в целях розыска, но и чтобы показать: агенты спецслжуб могут делать все, что им заблагорассудится.
    Свою неконституционную даже в рамках суровых законов социалистический Германии деятельность немецкие "политические экологи" обосновывали следующим образом, цитирую: "В любом обществе, претендующим быть демократическом, должен быть установлен баланс между свободой индивидуума и благосостоянием общества в целом. В обществах, где последняя ценность преобладает, репрессивные методы могут быть не только оправданы, но и видятся в конечном счете благом для человека. Отличительная черта социалистического общества в его телеологической направленности: его члены должны быть очищены от ложных ценностей и им должны быть внушены социалистические принципы ради прогресса и полной победы коммунизма". Конец цитаты.
   Объектом такой "чистки" становилась и Церковь. Цитирую: относительно некоего Линке и его жены должны были быть распространены "слухи об эгоизме...растрате... подготовленные как разлагающие и разделяющие меры, вызывающие размежевание в церкви. Рапорт заключает не без ноты садизма: оба нетрудоустроены в Западном Берлине и не имеют постоянного места жительства. Они получают поддержку только от церкви". Конец цитаты. 
   Согласно источникам, в 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности Штази оценивалась соответственно в 91 015 человек на штатной основе и около 200 000 неофициальных сотрудников. Это означает, что приблизительно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в истории мира. Впрочем, это не помешало слиянию Восточной и Западной Германии, что разрушает миф о всесилии спецслужб, даже таких многочисленных.
   Штази больше не существует, но, если верить англоязычным сайтам Интернета, методы "разложения" не стоят на месте. У подобных мероприятий множество синонимов. Но, пожалуй, наиболее распространенное на западных сайтах, Gang Stalking- групповое преследование, направленное на разрушение всех аспектов индивидуальной жизни человека, его веры в себя, он должен стать бездомным и безработным. Считается, что средством достижения этого является разрушение репутации человека, лишение объекта всех форм поддержки, ведущее к дальнейшему аресту, помещению в психиатрическую клинику или самоубийству. Жертва обязана выглядеть сумасшедшей, особенно в тех случаях, когда обращается за помощью в полицию.
   Авторы сайтов путаются в гипотезах, кто именно в их странах занимается подобными мерзкими делами. Подозревают многих: от бандитских групп, маргинальных организаций типа Куклусклана, корпораций, избавляющихся от людей, разглашающих их тайны,тоталитарных сект до некоей мифической всепроникающей Системы и государственных спецслужб. В последнее поверить трудно. В конце концов, действия происходит в странах, где прайвеси- самоочевидное понятие, из-за незаконной прослушки может разгореться Уотергейтский скандал и президент вынужден будет уйти в отставку, а за словесное оскорбление или навязчивое поведение на Вас могут подать в суд. Тем временем в случаях Gang Stalking нарушается все и вся. Тут тебе и незаконное проникновение в жилище, и психическое и физическое насилие, и унижение человеческого достоинства, и много еще всего....
   Вот небольшой список приемов, применяемых при групповом преследовании:
   - Слежка.
   Речь не идет о слежке в обычном смысле этого слова: ее заметит не каждый профессионал. Здесь же она навязчиво демонстративна, нацелена на выработку аффектации на слежение. Куда бы не пошла жертва, за нею следуют одни и те же люди. На дорогах подрезают одни и те же машины. Для того, чтобы еще более быть заметными, они часто и без причины включают дальний свет. Даже находясь дома, подойдя к окну, человек видит тех же людей или горящие в упор фары знакомого автомобиля.
   - Изоляция жертвы.
   Против человека устраивается кампания лжи и дискредитации. Среди его родственников, знакомых, соседей, сослуживцев и даже продавцов магазинов распространяются слухи, что он вор, наркоман, проститутка, педофил, сумасшедший, а потому нуждается в постоянном наблюдении.
   - Шумовые компании.
   На улицах знакомыми и незнакомыми людьми обсуждаются глубоко личные, зачастую дискредитирующие человека вещи. Последовательно разрушается повседневная жизнь, его сон. Всю ночь у соседей- участников преследования, играет громкая музыка или идет непрерывный ремонт, постоянно раздаются громкие хлопки дверью... Казалось бы, тривиальные вещи, которые нетренированным глазом и не заметишь. Но жертва уже аффектирована, подобное устраивают ей постоянно. Человека доводят до почти параноидального состояния, когда даже случайные события могут казаться специально организованными.
    - Повышение чувствительности.
   В психологии это называется сенситизацией, - выработкой у жертвы устойчивой ассоциации между определенным стимулом и реакцией на него. К примеру, жертву может постоянно преследовать человек в особой бейсбольной кепке. Рано или поздно жертве начнет казаться, что любой человек в таком же головном уборе представляет для него опасность. Без сомнения, сенситизация создает высокий уровень тревожности, что соответствует намерениям преследующих.
   - Прием "Привидение".
   Речь идет о тайных перестановках мебели дома у жертв, перемещении предметов, изменений в оформлении лужаек, отделки рабочего стола и т. д. Это заставляет жертву усомниться в своем психическом здоровье. На фоне постоянного стресса, в котором держат человека, это несложно. Подозрение в том, что человек сходит с ума, может усиливаться, если он обращается за помощью, а ему никто не верит.
    - Уличный театр.
   К нему можно отнести многие из приведенных выше приемов. Сам же термин подразумевает организацию вокруг жертвы странных и причудливых спектаклей. Их цель- размыть в сознании человека границу между реальностью и фантазией. Примеры уличных спектаклей:
   - "Мимикрия"- прием, при котором преследователи полностью повторяют движения жертвы. Или, например, дама, прогуливающаяся в парке, начинает неожиданно и органично двигаться спиной.
   - "Приманка"- вовлечение жертвы в поведение, влекущее для него дополнительные проблемы. Например, провоцирование на преступление, участие в драке, на дачу взятки. Вовлечение в работу организации, занимающейся преступной деятельностью, о чем жертва и не подозревает. Совместное распитие с "подсадными утками" спиртных напитков, при котором человек может рассказать что-то компрометирующее о себе, или вовлечься в аморальные или незаконные поступки.
    - "Игра цветом"- использование определенных цветов при преследовании жертвы. Например, жертву постоянно преследуют люди в красных рубашках.
   - "Конвой"- перед домом жертвы периодически проезжает череда одних и тех же автомобилей. При этом они демонстративно мигают фарами и издают сигналы.
   - "Направленная беседа" - к примеру, двое или несколько преследователей подходят близко к жертве и начинают вести якобы обычную беседу. Она идет на таком уровне, что жертва полностью слышит разговор. При этом личная информация, беспокоящая жертву, вставляется в разговор таким образом, что человек, не включенный в столкинг, никогда не воспримет ее, как форму психологического преследования. Между тем она таковой и является, кроме того, если человек кому-то расскажет об этом, его сочтут психом. А это одна из целей группового столкинга.
    - Киберстолкинг.
   Включает в себя хакерство, взлом почтовых ящиков, наводнение спамом, в особенности, порнографического или непристойного характера (ковыряние в носу, фекальные испражнения и т. д.), словесные оскорбления, образы, изображающие убийство жертвы столкинга...
   Отмечу, что это далеко не полный перечень группового столкинга. Приводятся примеры постоянного пачкания имущества, его разрушения, регулярных поломок домашней утвари... Убийства домашних животных... Жертв атакуют по почте бесконечными счетами за покупки, которые они не совершали, а потому они вынуждены постоянно оправдываться. Им приходится разбираться с ложными вызовами полиции и пожарных, курьерами, доставляющими товары, которые они не заказывали. Устраиваются избиения, автомобильные аварии.
   Некоторые пишут об электронном преследовании, самом маловероятном, на мой взгляд. Например, предполагается, что сильные магнитные поля могут вызывать галлюцинации, а микроволновые излучения приводят к психотическим эпизодам и повреждению головного мозга. И, якобы, некие направленные излучения низкой частоты создают в домах жертв постоянный фон. Его последствия- бессонница, возбуждение и хронический стресс".
   Я такой-то, такой-то.
   Как говорится, "привет горячий".
  
   ...Ну вот, мысли опять путаются. Я вглядываюсь в эту темноту, но не вижу ничего. Пустота. И все же... все же я ставлю многоточие...
   .....................
   Я просыпаюсь. Очередное блеклое, мутное утро. Я повторяюсь... А эксперимент и построен на сплошных повторах. Только тебе крутят не ключевые фразы типа "ты избран Богом, чтобы спасать вместе с нами погрязший во зле мир". Навязывают другое...
   Последнее время я чувствую себя после пробуждения, как человек, которого в психиатрической клиники довели до состояния овоща, с ним все кончено. Пытаюсь хоть как-то избавиться от этой мути. Душ. С шумом льющейся воды смикшированы потоки фраз человеческой речи, то, что я называю для себя акустическим моббингом. Надеюсь, Вы уже можете, хотя бы смутно, представить, что это такое?
   Чтобы как-то отвлечься, и вернуть свои мозги хотя бы немного на место, я часто беру чью-нибудь ироничную писанину. Такая безумная форма самотерапии.
   На этот раз в моих руках ироничная сказка про опыты по Майндконтролю. Читаю: "Я стою у стены. Мое тело, конечности и голова прижаты стальными обручами к холодному пластику. В зависимости от инъекции, которую мне делают перед допросом, я чувствую себя то скованным Прометеем, то прикованным к обоям насекомым...".
   Вам смешно? Несколько секунд мне тоже. А затем появляются воспоминания, от которых мне делается грустно. Сеанс самотерапии не удался. Черт его знает, сколько психотических состояний сознания испытал. Я уже знаю, что чувствует лунатик, приходя в себя. Я уже знаю, что такое засыпать и просыпаться исключительно ночью, как какой-то обезумевший вампир, в течении нескольких месяцев. Я уже знаю..., а, впрочем, какая разница. Перечислять и вспоминать можно долго. Ни к чему хорошему это не ведет.
   Единственное, что я мог предположить по этому поводу в начале, так это только то, что ко мне применяется нехитрый сценарий: индуцированный психотический эпизод. Далее, парень стыдись, ты больной, а мы тебя просто лечим... Я бы, кстати, охотно сыграл такую роль. Лишь бы выбраться. Но все оказалось гораздо сложнее. Ничего претендующего на Реальность мне не предлагается, как и симуляции медицинской поддержки тоже. Приходится бултыхаться в каком-то бреду и придумывать свои личные интерпретации.
   Поддержка... Хм. Американские психологи пишут, что-то когда-то в Китае в плане перевоспитания заключенных, ее предлагали. После недель и месяцев психологических атак на Identity, люди чувствовали себя так, словно им жизнь спасли. Они проникались доверием, им устраивали марафон покаяний, абсурдно, но довольно грамотно, привязывая чувство вины и стыда к тому, что надо вычистить. И, таким образом, перевоспитывали в коммунистическим духе.
   Кажется, этот сценарий ко мне тоже не применяется. Мне приходится общаться с людьми, когда даже трудно просто сосредоточиться. И чувствовать, что тебя держат за полного идиота. Видимо, такой прием. Только, что-то на этот счет не продумали. Традиционные психиатры были правы: прежде, чем общаться с человеком, надо сперва снять психоз.
   Какая-то когнитивная психология наоборот... Наивный психолог Бек из благополучной страны полагал, что мысли вызывают чувства. В нормальной ситуации это, по крайней мере отчасти и с возрастом, так. Но не в этом Аквариуме. Здесь тебе навязывают какие-то безумные эмоции, а уж на них появляются реакции в виде когнитивных ходов. Если, вообще, появляются. Кажется, связи между эмоциями и мыслями рушатся по максимуму. Мотивы, этика и так далее, здесь не имеют никакого значения. Все обозначается ярлыком: "словесный понос". Пожалуй, под это попало то, что раньше называлось психологией, философией, социологией, религией, искусством... Мне же полагается считать, что люди, подобные мне, "только аргументы способны придумывать". Типа, мы слабые. Словно в этой ситуации кто-то может быть "сильным"...
   В любом случае, "аргументы" остались за представителями другой касты. Мне же приходится ощущать себя подопытной обезьяной в клетке. Помнится, в одном из опытов начала конца довольно либерального XX века у альфа-самца нашего предлагаемого предка с помощью имплантантов в мозг периодически гасили приступы агрессии. У меня чаще бывает наоборот... Выяснилось, что эмоции у человека вызывать очень просто. Гораздо сложнее работать на когнитивном уровне. Причем, даже сейчас. А также, возможно, новые инженеры человеческих душ еще не определились, какой участок мозга ответствен за чувства стыда у человека. Зато, похоже, очень точно знают, где находится центр, ответственный за реакцию "бей-беги". Эксперименты, которые ставятся на животных, рано или поздно распространяются на людей. Мы, по многим очевидным причинам, этого не учитывали.
   И все же, как это можно описать? Я уже почти все, что хотел, изложил, но этот идиотский вопрос всплывает у меня до сих пор. Как описать это... Эту "феноменологию распада сознания". Кажется, физиолог Павлов описывал свой посмертный опыт до самой кончины. Вот бы почитать. Он, наверняка, был очень объективным в этом вопросе. И, наверняка, в его книге можно отличить факты его личного опыта от его не менее личных интерпретаций. Объективный язык ученого, рассчитанный на аудиторию, независимо от границ. Да только вот беда: мне, наверняка, подсунут нечто другое за его мнимым авторством. Какой-то немыслимый бред, подгоняющий к неизвестно какому выводу. Такое бывало уже не раз...
  
   ....................
   ... И все же, странный человек, мой хозяин. Все еще чего-то пытается думать. Его хозяева, по-моему, для себя уже все давно решили. Неизвестно, правда, что именно? Сколько времени, наконец, можно вглядываться в эту пустоту, наделяя ее смыслом, которого в ней не было отродясь. Замкнутый круг какой-то. Даже не спираль. Интересно, какой дурак выдумал символ змеи, кусающей себя за хвост. Наверное, он себя имел в виду. Лучше бы люди придерживались евангельской заповеди "Будьте мудры, как змеи..."
   Сегодня парень смотрел Аквариум, который зовется телевизором. Там показывали очередную насквозь выдуманную человеческую историю, которой я все же немного заинтересовалась. Суть такова. На земле возникла геопатогенная зона, некоторые люди мутировали, и благодаря этому, якобы, отыскали способы решения мировых проблем. Им поверили дети. Но их мало, и им планета объявила войну. Как известно, у людей кого больше- за тем и сила. И победа.
   Но в числе обреченного меньшинства оказалась дочка чиновника ООН. Тот пытается ее вытащить, но девочка уже не может стать прежней. Очередной человеческий замкнутый круг. На самом деле, все просто. Люди любят делать всех одинаковыми и бороться с инакомыслием. Это у Вас испокон веков повелось.
   Так вот, я продолжаю. Инквизицию у Вас, вроде бы, отменили. И девочку отправляют в психиатрическую клинику. Заставляют смотреть телевизор, который смотрит мой хозяин. Там показывают какое-то идиотское шоу, где надо угадать, кто хуже всех? Возникает резонный вопрос: зачем?
   - Потому что надо смотреть то, что любят все. Надо "быть, как все". Надо себя заставить,- покорно отвечает она, как ее научили. Кажется, чтобы она такой расклад воспринимала спокойно, ее накачали таблетками.
   Судя по всему, примерно этим приходится заниматься и моему хозяину. Только уже неизвестно, кто хуже всех? Видимо, таковым положено чувствовать себя хозяину.
   Парень рассказывал, что раньше телевизор занимался пропагандой, предлагал поверхностные вариации упрощенной картины мира. А теперь, видимо, решили пойти дальше... Бред, который там, в основном, показывают, просто невозможно смотреть. Все кажется каким-то мелким, мерзким, тупым, жестоким... Какие-то карикатуры на карикатуры. Если это священник, то это какая-то пародия на священника, если это политик, то это пародия на политика. Если человек делает вид, что придерживается логики, то это карикатура на логику, если упоминается психология, то это карикатура на психологию... Хозяин обозначил этот бред ярлыком "Тотальный демотиватор".
   Что это такое? Какая-то тотальная программа "Хроники глобального бреда неизвестно откуда: события, факты, комментарии". Причем, фактов нет, события, мягко говоря, сомнительные. Ну а комментарии... Хозяин говорит, что такую "логику" и такие "аргумены" постеснялся бы использовать даже автор, сочиняющий заведомо абсурдистскую пьесу. А он вынужден смотреть какую-то немыслимую постановку, сидя в клетке зоопарка перед ржущей толпой. "Такой в этой стране теперь национальный дух",- словно пытается рассмешить меня парень. Но мне не смешно. И ему тоже. Ему просто не с кем общаться. Скажи он это кому-то из своих "близких", они сделают вид, что его не понимают, напомнят, что он сходит с ума... А он, видимо, со страху и дезориентации должен проникаться этим бредом, верить в него, оправдывать то, что поскромничал бы оправдать в нормальной ситуации... Такой расклад. Такой теперь у некоторых людей бизнес.
   Должна признать, что упомянутая мной художественная, стилизованная человеческая сказка на этом фоне сильно выигрывала. Хоть что-то показали правильно. А так, подлог на подлоге, подлог на подлоге, подлог на подлоге... Очень опасное это дело- иметь такие интерпретации в голове. Можно и с ума сойти.
   Кстати, о безумии. Период относительной ясности сознания у хозяина уходит. А значит, что скоро появится безумная старуха, от которой ему тоже положено зависеть. Она будет нести истеричный, невзаимосвязанный бред, десятки раз повторяя какие-то бессмысленные фразы. Несмотря на частые повторы, лично я не могу их ни воспринять, ни запомнить, ни даже сочинить что-то похожее от себя. Кажется, примерно также воспринимает происходящее мой хозяин. Я то могу наблюдать за этим со стороны, а он обречен срываться. Мне кажется, в его срывах прорывается не столько наша змеиная ярость, сколько понятная человеческая мольба: "Замолчите, пожалуйста". Всего-то и надо, просто тишины. А, может, так оно и задумано: у людей, прежде начать воспринимать и реагировать на какой-то бред, необходимо сперва заразиться какой-то безумной истерикой.
   Бедный мальчик, его довели до состояния полумладенца-полуживотного, рассчитывая, видимо, что при этом он начнется цепляться за всех, как за мудрых всемогущих инструкторов. А у него не получается.
   Я же говорила: он обречен умереть, а я должна его убить. Такой расклад. Он не выносит вторжения в свое личное пространство. Не вынесу, разумеется, и я. Что бы я к нему не испытывала, я буду обречена броситься в атаку. Он это состояние называет "за шестеркой". Все остальное, детали. Он обречен умереть, а я обречена его убить. Такой расклад...
  
  
  
   ПРИЗРАК ОПЕРА
   Вы можете представить, что к Вам с того света явился милиционер? Интересная может получиться повестка с пожизненным приговором. Какое дело и каким образом Вам будут шить? Что, если Вам еще при этом грозит отсидка по профессии? Попробуем пофантазировать вместе.
  
   - Ой, блин..,- Саша хотел было выругаться матом, но тревожно осекся. Перед ним сидел призрак. Причем, отметьте себе, всамделишный, настоящий, полупрозрачный... Правда, в типичной одежке отечественного пролетария. Что-то такое серое, давно заношенное, вернее, даже не серое, а нечто с оттенком с серой пыли в серо-сером, серо-голубом, серо-коричневом... Воротник, теоретически, белой рубашки из-под мятого свитера тоже выглядел серым. Казалось, если его вывернуть наизнанку, то он будет смотреться, как грязный армейский подворотничок, только полупрозрачный. И веяло от призрака не могильным холодом и запахом серы, а инфернальным прокуренным спиртовым перегаром, от которого становилось еще более мутно и даже слегка подташнивало. Физиономия у гостя из постороннего мира была давно небритая, с синяками под глазами.
   - Здоро`во,- сказало привидение.
   Саша промолчал.
   - Вижу, не рад ты меня видеть. Я бы при жизни такому тоже не обрадовался. Но, понимаешь, судьба...
   Кажется, тут осекся призрак.
   - В общем, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. И от визитов призрака тоже,- продолжил нежданный гость.
   Зависла тревожная пауза.
   - Ты, чаем, не пидарас?- разрядило обстановку привидение.- А то я Вашему брату журналисту никогда не доверял. Сам, в основном, только рапорта писал и доносы читал. Жизнь знал не понаслышке. Причем, ее скрытую сторону.
   - Нет, я не пидарас,- с некоторым сомнением ответил Саша. Если существует параллельный мир, причем, такой, то, кто его знает, что у него затаилось в бессознательном?
   - Ну и хорошо,- тоже с некоторым сомнением проговорил призрак.- А то, знаешь, загробная жизнь лучше любого допроса с пристрастием. Всю клубничку достает. Правда, при этом не знаешь, что тебе клеят. А затем, вообще, не понятно, кому и чему доверять. И начальника нет.
   Опять зависла тревожная пауза. У Саши возникло ощущение, словно ему кто-то дал по ушам, он слегка оглох, и от него ждут откровенных признаний в преступлении, которое он не совершил. Причем, фабулу придется сочинять самому, поскольку следователь ничего путного на этот счет не придумал. А в голову ничего не приходит. Даже при всей готовности написать, чего угодно.
   - Мент родился,- пошутил призрак, словно читая его мысли.- Мент, брат, у каждого в башке сидит. Вижу, ты уже дошел до рабочего состояния. Готов расколоться. Я, знаешь, был профессионалом, психологом в своем деле. Тебя бы я расколол сразу. Не обижайся, но ты слизняк. Нормальные пацаны в писаки не подаются. Мы дерьмо разгребаем... Или преступления совершаем. Часто и то, и другое. Вынужден признать, что это так. Многое от судьбы зависит.
   - Ну, так вот, ты готов к сотрудничеству?- неожиданно резко заорал призрак и помахал перед лицом Саши кулаком.
   Парень было испугался, но тут привидение попыталось принять стопку водки, которую Саша заготовил себе в качестве снотворного после бездарно проведенного суетливого дня. Все это напоминало какой-то комичный магический ритуал. Призрак, кажется, перепробовал все возможные в природе способы ухватиться за рюмку, то приближался, то удалялся от нее. Лицо, при этом, выражало непередаваемое страдание, которое напоминало о метафизическом дантевском аде. "Видимо, мужик попал в своего рода католическое чистилище. И теперь ему придется мучиться, пока он не избавиться от двух пагубных страстей: потребности проводить допросы с пристрастием и потребности пить алкоголь",- пришел к выводу Саша.
   - Эх, блядь, слаб я стал после смерти,- разочарованно сказал призрак и рухнул на табуретку. К удивлению Саши, гостю это удалось, и он не провалился в тартарары.
   - В общем, вынужден признать: физические методы воздействия мне теперь недоступны,- философски заключило привидение. - Но, откинь надежду всяк сюда входящий. У нашего брата, привидений, целый арсенал психологических методов- лож, шантаж, запугивание, унижение человеческого достоинства. Мы тут зависли между небом и землей, и не туды, и не сюды. И все хуже становится. Мужики бывалые рассказывали, что раньше мы по замкам обитали, аристократов раскручивали. И вот на тебе. Циничное время, никаких традиций. После того, что твои коллеги понаписали и понаснимали, в нашу физическую сущность никто не верит. Чуть что, к психиатрам бегут. Или за уволенных из цирка клоунов принимают. Поэтому я буду работать с тобой начистоту. Слушай сюды. Ты думаешь, я кошмар, я урод? Нас здесь целая толпа, один хуже другого. Только представь себе. Вокруг тебя толпа уродов, которые тебе спать не дают, работать не дают, думать не дают, трахаться не дают... Матерятся, угрожают, обзываются, обличают... Они тебе такую метафизическую пресс-хату устроят. В общем, выбирай: либо я, гуд коп, либо они. Выбор за тобой.
   - А что я, собственно, должен делать?- недоуменно спросил Саша.
   - Я должен стать гуд копом?- многозначительно произнесло привидение.
   - В смысле? Я что, каким-то магическим образом должен изменить Вашу сущность?
   - Идиот. Всегда считал Вас, журналистов, дураками. Такое даже Господу Богу не дано. Я его, кстати, не встречал еще. А хотелось бы.
   - Так что Вы от меня хотите?
   - Есть у нас, призраков, такая гипотеза. Если мы в людской памяти останемся хорошими людьми, то нам поблажка выйдет. Я должен прибывать в человеческих сердцах благородным полицейским. Посуди сам. Считается, что штатах полисмены в Бога верят, взяток не берут, а, после смерти, направляются прямиком в рай. Вот и я хочу быть таким в глазах соотечественников. Короче, ты должен переписать мою жизненную историю. Взываю также к твоему патриотизму. Какая у нас, ментов, репутация в глазах соотечественников, знаешь сам. Тем не менее, чуть что, бегут к нам. Какие мы ни есть, а нам страну вычищать. Это, кстати, даже президент Российской Федерации понимает. И вот ты, журналист, рохля. По идее, ты радоваться должен, что судьба выбрала для этой задачи именно тебя.
   Тут на Сашу что-то накатило. Страх, тревога, могильная тоска... Не радовала также перспектива принудительного сосуществование со стадом упырей, запугивающим и взывающим к совести. В итоге, произошел душевный алхимический процесс, и парня понесло. Саша попытался озвучить свое согласие в максимально патетичной форме. Правда, для стороннего наблюдателя, это могло выглядеть, как бессмысленный набор фраз и лозунгов. Но сказано было, явно, от души. Так не притворишься.
   Гость с удовлетворением взглянул на Сашу.
   - Водку можешь пить, я разрешаю,- привидение покосилось на рюмку с выражением явной зависти на лице.- Сам знаю, "под градусом" такие неожиданные мысли в голову приходят. Да и к собеседнику больше расположен.
   Дальше неожиданный "спиритический сеанс" все более напоминал пьяный разговор за жизнь на обшарпанной кухне с ржавой плитой в осыпающей хрущевке с видом из окна на помойку.
   - А как Вы умерли?- осторожно поинтересовался Саша.
   - Я погиб... при очень загадочных обстоятельствах,- многозначительно произнес призрак.
   - Не могли бы Вы рассказать поподробнее?- спросил Саша, с надеждой ожидая детали интригующего эпизода, после которого аудитория дочитает что угодно, какую бы херню не пришлось придумать.
   - Замерз по пьянке,- лаконично ответил призрак.
   Саша недоуменно посмотрел на привидение.
   - Что? Опять не вникаешь?- снисходительно спросил призрак.- Да, замерз по пьянке. Но для всех я должен погибнуть при загадочных обстоятельствах. Ты же журналист, тебе не впервой байки придумывать.
   Привидение немного помолчало, а потом скептически произнесло:
   - Вообще-то это твоя работа- интертрепации составлять. Я ведь профессионал по другому делу. Привык людей под уголовные статьи подгонять. А вот тебе надо меня как бы святым сделать. Ну, не совсем, конечно, но полусвятым точно.
   - А как Вы стали... сотрудником правоохранительных органов?- надежды Саши на свои профессиональные навыки стали таить на глазах.
   - Судьба,- заговорило привидение в стиле блатного уголовника, который посвящает пэтэушника в правду жизни. Типа, кто не сидел, тот жизни не знает.- Дембельнулся со срочной службы дедом, который таких, как ты, которые от армии не откосили, чморил. После аналогичного опыта в начале службы, было несложно. А что, школа мужества. Сначала, тебя чморят- потом, ты чморишь. Все ради дисциплины. А как ты еще армию представляешь? Правильно, никак не представляешь. Потому что не служил. Это, брат, у Вас, в газетах сначала в армии была тишь да гладь, да божья благодать, а потом сплошная чернуха. А реальные пацаны- они такие. Пока ритуалы с мордобоем и унижением не пройдут, армейской дисциплиной не проникнутся. И любой офицер это понимает.
   - Я говорю тебе серьезно, но вряд ли ты меня поймешь,- пропело привидение в стиле Шуфутинского и дружески захохотало.
   - Ладно, парень, не серчай,- снисходительно сказал призрак.- Но, понимаешь, расклады такие. Ты тоже правду жизни должен знать, а то получится, что я тебя обманул. А на том, вернее, для меня уже на этом, свете, такие приемы, кажется, не канают. Это я усек, хотя и не сразу. Пришлось помыкаться...
   - В общем, пришел я из армии. Пару недель пил, как полагается, радовался,- продолжило приведение.- А потом пришел в себя после бодуна, и такая тоска напала. Работы нет, денег нет, на заводе копейки платят. Вокруг всякие ханурики на БМВ разъезжают, страну развалили. А тут дружек армейский. Ай да к нам.
   Привидение задумалось.
   - Честно говоря, я мог и к браткам податься. За страну обидно, за нашего брата обидно, обидно, что всякие там олигархи и черножопые в роскоши купаются. В общем, протянул бы руку помощи в этот сложный для меня момент браток- подался бы к браткам. Классовая ненависть. Тебе хоть понятны мои чувства?
   Саша задумался.
   - Честно говоря, не очень.
   - Ясно. Старательный мальчик, ботаник. Надо хорошо учиться. А так, шикарными яхтами можно в гламурных журналах полюбоваться. Может и мне какая удачная фишка выпадет. Примерно так, да?
   - Да..,- осторожно признался Саша.
   Привидение унижающе выдержало паузу.
   - Ну и хрен с тобой,- укоризненно произнесло оно.- Вот и выдумывай свои фишки дальше.
   - А у меня дальше был первый день на работе,- продолжил призрак.- Анекдот про каток знаешь?
   - Это когда братки на джипе врезались в каток для трамбовки асфальта, вызвали гаишников, поговорили с ними. А потом менты подошли к водителю катка и говорят: "Ну, давай, рассказывай, как ты обгонял, подрезал..."
   - Все правильно. Но так, да не так,- сурово произнесло привидение.- Не гаишники это были, а наш наряд патрульно постовой службы. Мы, конечно, не имели права ДТП заниматься. Мужик в этих вопросах не разбирался, а браткам начихать было. Знаешь, они могли его и без квартиры оставить после этого. И это не анекдот. Вот мы и разрулили ситуацию. А разве мужику это сразу объяснишь. Вот мы на него слегка и надавили. Я на всю жизнь усвоил после этого важность методов психологического давления, даже, если человек не виновен. Мужик, правда, без денег в кошельке остался, зато с квартирой. И все довольны. Мы немного подзаработали, браткам нахрен надо лишний раз по пустякам с ментами связываться. Вот такой реальный расклад. Либо мужик без квартиры, либо мы. И нет преступления.
   - В общем, мой наставник был тончайшей души человек. Психолог с большой буквы. Что там Ваш еврей Фрейд. Он мне, лопуху, потом всю ситуацию по полочкам разложил. И еще деньгами поделился. А ты говоришь..,- странно закончило фразу привидение, хотя у Саши и в мыслях не было что-то говорить. Он не знал, что и думать.
   - А видел бы ты, как мы дворы от пьяниц вычищали,- дружески продолжало привидение.- Это не патрулирование- песня. Кто лучше мента психологию среднего человека знает? Никто. Вот ты, к примеру, со многими умными, знаменитыми людьми общался. И что? Мог их на вранье поймать, несмотря на свой журналистский опыт? Убедить их в чем-то? Например, донос строчить, или, более того, идти на себя признанку писать.
   Саша задумался.
   - Нет,- честно согласился он.
   - Тота,- сказало привидение.- А ведь с ними такие, как, я работают. Правда, рангом повыше. Поумнее, может, но это не факт. Самые лучшие из них, как я начинали.
   - Рассказываю наглядно. Посмотри в окно.
   Саша осторожно приподнялся со стула и уставился на помойку. Почему-то припомнился ее запах, который он бесчисленное число раз ощущал, вынося мусор.
   - Да ты не на помойку смотри. И вот мыслей этих греховных не надо- меня, мол, в народе "мусором" кличат,- Саша испугался, что призрак обладает даром телепата.- Смотри рядом. Зри в корень. Что там? Детская песочница. А на ней шпана квасит. Как бы ты поступил?
   - Не знаю. Наверное, мимо бы прошел...
   - А был бы "под градусом", мог бы еще и в компанию напроситься. Знаю я Вас, журналистов, гнилой Вы народ, чего, мол, на халяву не выпить. Спьяну все люди братья. А ведь детишкам играть негде... И что они видят, какой жизненный урок получают?
   Саше стало стыдно.
   - Вижу, совести у тебя совсем нет,- тем не менее, сказало привидение.
   Саше стало еще больше стыдно, и он сокрушенно рухнул на табуретку.
   - Ладно, пойдем от личных мотивов,- продолжало привидение.- Это у тебя спьяну- все люди братья. Понимаю. А я, к примеру, душевные разговоры любил. Но это мы. А других в драку тянет, на криминальные подвиги. Многие таких, как ты, интеллигентов, не любят. Положим, набили бы тебе морду. Что дальше?
   - Не знаю. Пошел бы синяки лечить...
   - А если бы покалечили, ограбили..? Ко мне бы пришел. Вот я и начинал с того, что дворы от пьяниц чистил. Это ведь великое искусство, понимаешь? Думаешь, авторитет сотрудника правоохранительных органов имеет здесь большое значение? Это так, но только отчасти. Чего в пьяном кураже не совершишь, на подвиги тянет... И молодежь в нашем районе полукриминальная. А нас в патруле только двое. В общем, каждый день есть опасность стать инвалидом или жизнь потерять. Слава Богу, наставник у меня был хороший. Все на пальцах объяснял. Плюс, пролетарское нутро общее. Для начала, важна оценка боевой обстановки. Если квасящих больше шести- связываться не надо. Лучше дать сигнал по рации. Смысла в большинстве случаев в этом никакого, но, если что, тебя не прижучат. Мол, ситуацию не разрулил. Далее- подходишь к квасящим. Появится надо резко и незаметно. И при этом не выглядеть осторожно крадущимися сморчками. Тоже, знаешь, великое искусство. Я ведь, брат, тогда призраком еще не был. Иногда лучше было просто где-то на горизонте помаячить. Бывает достаточно. Но злоупотреблять таким подходом нельзя. И план по задержанным не выполнишь, и ничего не заработаешь за день. Заранее надо выделить лидера. Здесь даже опыт имеет второе значение, чутье должно быть, очко играть... Поэтому вся психологическая атака на него, одновременно оседая наиболее ретивых из стаи... Резко и жестко говоришь: "Так, распиваем..." Они при этом растеряться должны, почувствовать авторитет и угрозу. Пока они приходят в себя, тоном пониже, даешь команду: "Собрать бутылки, быстро". И добиваешь фразой: "Пройдемте в отделение". Здесь наступает самый ответственный момент- могут начать припираться, в драку полезть... Поэтому заранее, на всякий случай, надо понизить градус напряжения и примирительным тоном сказать: "Протокольчик составим, да и все". Дальше всего не объяснишь, целое искусство. Это все равно, что мне рассказывать, как на арфе играть. Приходится и юлить, и угрожать, и примирительно шутить, и снисходительное уважение демонстрировать, играя как на клавишах сложного инструмента. При этом приходится ощущать постоянную угрозу. Вникаешь?
   Саша с уважением посмотрел на призрака. Он почувствовал себя, как адепт сверсекретной масонской ложи, которого посвящают в скрытые механизмы мировой политики. "А ведь насколько интересными после этого могут оказаться тайны загробного мира, постигнутые этим тонким человеком?"- подумалось ему.
   - Вот,- удовлетворенно произнесло привидение.
   "Тайны загробного мира" оказались примерно таковы:
   - Ну, а дальше выглядит примерно следующим образом. Если для плана, можно на месте штраф оформить, можно в отделение доставить. Проза жизни. Но лучше и то, и другое сделать для приработка. Ты мне скажешь: не хорошо брать взятки. А я тебе отвечу: ты пробовал прожить на милицейскую зарплату? Ты, вон, больше меня зарабатываешь, а все равно не хватает. Заказные материалы делаешь, извиваешься, как откровенный фальшивый слив в подобие расследования оформить. Заметки пишешь и в проправительственные, и в оппозиционные газетенки. Я читал. Средненько, кстати, написано...
   Саше стало очень неудобно.
   - А как подыхать выйдет? Что ты у Бога на допросе представишь? Эту херню, которую понаписал? Или, как баб трахал, и водку жрал, ничуть совестью не страдая?
   - Да ты не бойся, все свои,- снисходительно продолжило видение.- Обычные люди со своими грехами, средненькие, звезд с неба не хватаем. А в моем случае ты еще и о духовной составляющей забываешь- я страну чистил. Возьми тех же пьяниц- после опыта общения со мной, глядишь, у кого и совесть заговорила... Если нет страха духовного, должен быть страх животный. Я так считаю.
   Привидение покосилось на рюмку:
   - Да ты пей, не стесняйся. Сам понимаю, что такую ситуацию трудно переварить. Жаль, что я таким образом свой внутренний мир улучшить не могу. Но я с тобой, мысленно.
   Саша с некоторым отвращением опустошил рюмку и запил кока-колой. Привидение презрительно ухмыльнулось:
   - Синтез Востока и Запада- водка с колой. Причем, с отвращением к национальному напитку. Даже пить по-русски не умеешь. Вы так и в жизни- отечественную суть можете только в голливудской обертке воспринимать.
   Однако после такого коктейля мысли Саши немного встали на место.
   - А как мы можем с Вами убедиться, что... находимся на правильном пути?
   Привидение нахмурилось.
   - Наш посмертный опыт показывает, что, по мере просветления, у нас изменяется внешний облик.
   Призрак покосился на свою одежку.
   - В моем случае должно проступить обмундирование полисмена. Ты себе как форму российского полицейского представляешь?
   - Извините, при всем уважении, это не ко мне. Это к Юдашкину.
   Привидение задумалось.
   - Предчувствовал я, что не просто журналиста надо брать, а журналиста-пидараса. Только вот, думаю я, если геи в рай попадают, это какой-то беспредел получается... Ты что думаешь по этому поводу?- поинтересовалось привидение.
   - Не знаю. Я же не представитель страшного суда, в конце концов...
   Призрак насупился.
   - Суды, суды. Не люблю я их. Ты грязь разгребаешь, жизнью рискуешь, а какой-то языкастый адвокатишка за одно заседание всю работу гробит. Теперь вот еще суды присяжных придумали. Их же эти трепачи, как лохов разведут. А прокуроры- ребята конкретные, Вашей демагогии не обучены. Я вот так считаю: либо ты на нашей стороне, либо на стороне преступности. Третьего не дано. Я перед смертью проект создания Народной дружины написал, которая должна поддерживать нашу оперативно-розыскную деятельность. Все предусмотрел. Так, чтобы ребята не просто по улицам слонялись, а делом занимались. Собирали компромат на адвокатов, стрессовали их перед судебными заседаниями, внедрялись в жюри присяжных, вербовали свидетелей. Предложил начальству.
   - И что?- заинтересованно спросил Саша.
   - А ничего. Со мной беседу фээсбэшники провели. Мол, и без тебя все придумано. Только по серьезным делам применяется. Политика там, крупный бизнес. И дружески посоветовали язык за зубами держать. В общем, дело всей жизни насмарку. А теперь вот умер при загадочных обстоятельствах.
   Возникла тревожная пауза. В сознание Саши закралась назойливая мысль: не умер ли он, и попал в наказание за свои грехи в какой-то абсурдный филиал загробного мира. И теперь его здесь будет водить этот упертый мент. Обидно, что даже не интеллигентный фээсбэшник. Саша решил пока не думать в этом направлении.
   - Может, Вам лучше к священнику обратиться,- осторожно предложил он, больше чтобы избавиться от тревожных мыслей.
   - Да они жизни не знают. И смерти, кстати, тоже. Вот ты мог представить, что привидение, как я выглядит? Тота.
   - Может, они просто в филиалах ада плохо разбираются, у них приоритеты другие.
   - Вот я и говорю, жизни не знают. А Бог не фраер- он все видит. Кроме того, ну явлюсь я к попу, и что будет? Креститься начнет, кричать "згинь нечистая"... Они же упертые. А я физических методов воздействия на них теперь не имею. Я для него бес, и все тут.
   - А почему я должен думать иначе?- робко поинтересовался Саша.
   - Да ты прикинь. Надо ли дьяволу так себя опускать в глазах людей? Все ж после этого в церковь побегут. Он в гламурном стиле работает. "Печальный демон, дух изгнанья", то да се... Видимо, пидар еще тот.
   Привидение задумалось.
   - В общем, нравится тебе это или нет, но придется нам теперь с тобой самим в этой метафизической хуйне разбираться. Нас судьба загнала в угол. Или Божье провидение.
   Саша начал мучительно перебирать в памяти все прочитанное им по поводу мистического опыта. Но ничего кроме голливудских сюжетов в голову не лезло. Привидение угрожающе ждало.
   - Скажите, может у Вас какой-то особый мистический опыт был? Бог Вам знаки посылал?
   - Был,- коротко ответил призрак. Саша посмотрел на него с надеждой.
   - Какой?
   - Белая горячка была. Черти зеленые явились.
   - Может... они Вам чего-то говорили?
   Привидение задумалось.
   - Да не помню я,- немного поразмышляв, произнес призрак.- Может, и говорили чего. У тебя была белая горячка? Нет. Ты меня не поймешь. Жизни не знаешь. Такой духовный опыт не дай Бог никому.
   - А какой урок Вы вынесли из этого... мистического опыта?
   - Какой-какой, пить меньше стал. И водку с портвейном мешать прекратил, печеньем закусывая. Божий знак, в конце концов.
   Саша задумался. Видимо, изыскания в этом направлении можно даже не начинать,- решил он.
   - Как развивалась Ваша судьба дальше?- Саша подумал попробовать себя в роли психоаналитика.
   - Участковым стал.
   - Вы там как-то отличились... в положительном смысле?
   Привидение приняло благодушный вид.
   - Здесь моя совесть чиста. Сколько я драк предотвратил и разрулил, сколько пьяниц в вытрезвители направил, скольким хулиганам морду набил, с матерком взывая к совести, сколько самогонщиков разоблачил... И не сосчитать. А как я следакам в их работе помогал... Я даже придумал новый метод оперативной разработки под названием "задница",- феномен подчеркнул последнее слово.
   Саша недоуменно уставился на привидение.
   - Не понимаешь? Разъясняю на пальцах, как мой первый наставник. Вербуешь, к примеру, осведомителя. Надо дать какую-то агентурную кликуху. Я сразу прикинул, что всякая романтика в нашей жизни не катит. Джеймсы Бонды, блин, на соседей стучать... Ты бы почитал, что они пишут. Такая "Сага о Форсайтах". В общем, не "Нью-Йорк Таймс". К тому же, мы не в Нью-Йорке, а в Москве. Они все у меня псевдонимом "задница" подписывались. Пусть свое место в этой жизни знают. Моральный стимул, опять же, будешь хорошо работать, что-нибудь получше присвою, "чмо", к примеру. Главное, чтобы повод для развития всегда был... Да хоть "Агент 007", это вопрос второй. Заодно над этими рыцарями плаща и кинжала для души поиздеваюсь. И еще, заметь... Кто растрепится, что он "агент задница"? А "Агент 007"? Психология, брат...
   - Может, Вы из-за подобных методов после смерти и маетесь?- осторожно предположил Саша.
   - Думаешь, американские копы не прессуют? Везде в нашем деле тоже самое.
   - Тогда, может, все в сравнении познается?
   Привидение задумалось.
   - Ты нашей отечественной специфики не учитываешь. Преступность огого! Зарплата угугу! Только концы с концами сводить. Кадров не хватает. На каждом следаке по несколько дел висит. И никакой американской научной аппаратуры. На бензин в мусоровозы денег не хватает.
   Саша подумал, что призрак мента пошутил и попытался застенчиво улыбнуться.
   - Хватит лыбиться,- сурово сказало привидение,- Это трагедия. Достали Вы меня, свои пересмешки сочинять. Патетика, видите ли, им не по вкусу. А ведь по убойным делам, вообще, картина не дай Бог. Какие там детали преступления. Это тебе не Шерлок Холмс, брат. И концы с концами не связешь, профессионалы киллят, и времени нет... Так, хочешь не хочешь, а колоть подследственных надо. Я это понимаю, ты начинаешь понимать, а, думаешь, Бог это не понимает?
   - Так, наверное, Вы в своей... следственной практике очень хорошего человека отпиз... обидели?
   - Может, и было,- признало привидение.- Но я чист. Вижу, если человек точно не виновен, отпускаю. Висяк, ну и хрен с ним... Куда деваться. С работы точно не уволят. Работать итак не с кем. А, на практике, ну получил пластиковой бутылкой по башке. В целях профилактики, очень неплохо. Какой-нибудь представитель "золотой молодежи" потом сто раз подумает, прежде чем с криминалом связываться. Думаешь, они святые, слизняки эти? А у них и связи огого, и папаши огого? Они могут такое дело замутить, в какое наш парень из рабочего района никогда не попадет. В принципе, я бы их всех на всякий случай через процедуру допроса по висяку пропускал. Тем более, что в армии не служили...
   - Некоторые после этого, наоборот, будут считать, что криминальные расклады- факт жизни, из которого надо исходить,- попытался возразить Саша.
   - Не бывает правил без исключений. Весь мир не исправишь. Я об общей картине говорю.
   Саша задумался. Ему показалось, гость что угодно подгонит под воспитательную процедуру или профилактическую меру. Хоть карусель с проститутками. Саша представил, как его бьют в ментовке, и клеят убийство, которое он не совершал. Он также попытался суммировать все, что наговорил феномен с самого начала. Да и саму ситуацию рассудок отказывался воспринимать.
  
   - Бред какой-то, невозможно...
   - Ну, начинается... Сейчас к психиатру побежишь.
   - А что, мне, собственно, остается.
   - Психиатры- гнилой народ, скажу я тебе. Хуже адвокатов,- проговорило привидение в педагогическом стиле.- Вот уж кто, действительно, даже черта может оправдать. Представь себе сцену на Божьем суде. Речь психиатра: "Преступления антихриста обусловлены врожденной патологией его психики, врожденным нарцисцизмом, обидой на отца-создателя... В общем, несколько тысячелетий был невменяем. Нуждается в лечении транквилизаторами и психотерапии". А вот тебе практика жизни. Помнится, раскрыл я убийство. Урод из влиятельной семьи оказался. Отвезли его в Центр Сербского. Папаша урода на лапу врачу дал. Заметь, я об этом знал, но ничего доказать не мог. Психиатр этому парню такой диагноз написал- длина предложения шесть строк машинописного текста. Лев Толстой отдыхает. Я из него запомнил только одну фразу: "временное помутнение сознания". И то только потому, что белая горячка у самого была. А судья гнилой оказался: на лапу принял- диагноз учел...
   - Может, парень после этого исправился. Какое- никакое, человеческое отношение. Воспитательная процедура, в Вашем смысле.
   - А хрен его знает. Тоже мне, моралист. Общий, как это у Вас называется, месседж, таков: имей деньги, и психиатр всегда отмажет. Знаешь, сколько я зеков насмотрелся... под психов косящих... Мама не горюй. Да что я тебе рассказываю, ты сам от армии с помощью психиатра закосил. Тебе даже притворяться не пришлось. Просто вместе с психами пару месяцев задарма казенную пищу жрал. Знали бы налогоплатещики, блин... Зато я знаю. Твое дело изучил, прежде чем с того света заявиться.
   Саше стало стыдно.
   - Снова вижу, что взывать к твоим гражданским чувствам бесполезно,- продолжило привидение.- Придется опять идти от личных мотивов. Ты думаешь дурдом- это санаторий? Или я тебя там не достану? Теперь психиатр не отмажет... Кроме того, там фээсбэ все повязано. На тебе опыты ставить будут. Штырить станет- будь здоров. Телевизионные программы будут показывать в стиле "В колокола звонить, психов собирать". Шпионами пугать, маньяками, уголовниками с преступлениям, которых никогда в природе не существовало... Типа, срочно страну надо чистить. Грехи припомнят с ясельного возраста. Дрочил ты, не дрочил,- все плохо. Ссасться будешь, что, разумеется, очень унизительно. В конце концов, жопу почешишь, и то стыдно будет. Такие муки совести... И телевизионные программы- те еще. Глупые, неэстетичные... Бабы на телеэкране- почти все хабалки. Не в твоем вкусе. У тебя крышу будет сносить по полной, а тебя будут в этом обвинять. Можешь, к примеру, до такого состояния дойти, что смотришь кинокомедию "Новые Амазонки", а как трагедию воспринимаешь. Угроза феминизма, мол... Так, типа, по мнению начальников думать правильно. А сокамерники вокруг... Псих- сексот, псих- авторитет- те еще типажи. Ты, в конце концов, разговаривать перестанешь. И зубы у тебя выпадут...
   Призрак помолчал.
   - И член стоять перестанет,- весомо добавил он после паузы.
   Привидение помолчало еще несколько секунд.
   - Представил? Молодец,- продолжил призрак.- А знаешь, как эти процедуры американский военный психиатр Лифтон называет?
   - Нет,- недоуменно ответил Саша.
   - "Логическое изнасилование". Вникаешь? Ты не думай, что я дурак полупрозрачный. Сам кое-что почитал, чтобы суть знать. Наша правоохранительная система всегда умела опускать, кого надо. Это пидарам все врано, им, может, даже за счастье покатит. А вот тебе нет. Мы, милиция, изнасилованием в камере ботаников только пугаем. Этого достаточно. Историческая память срабатывает. А, фээсбэшники, они хитрые. Кто знает, что у них на уме? Мы, менты, конкретнее, честнее... Держишь за нас, сынок... Пусть даже мент с того света пришел.
   Призрак немного помолчал.
   - А, может, тебе пресс-хату с вурдалаками устроить?.. Не бойся, шучу я...
   - Да что Вы меня, в конце концов, все время пугаете? Как я Вам после этого положительный имидж смогу создать? Я итак уже ничего не соображаю.
   - А тут соображать особенно не надо- необходимо, чтобы все от сердца шло. Проникайся в реальную атмосферу.
   - Ну и, как же Вы все-таки умерли?
   - Я уже говорил. Замерз по пьянке. День милиции отмечал. Рухнул в сугроб и заснул. Проснулся, и вот на тебе. Причем, заметь, с фээсбэшниками квасил. Прямо, какая-то плохая примета. Сначала дело всей моей жизни завернули. Вернее, до меня придумали. Потом вот на тот свет попал. А Бог троицу любит. Не дай Бог, с ними здесь встретиться. Что будет?- трудно даже представить. Проза жизни. Тебе ее как-то переписать надо.
   - Как?
   - Ну, ты меня достал. Это же твоя работа. Хорошая идея, к примеру, что рядовой мент стал жертвой конкуренции правоохранительных органов. Или, как милиционер не выдержал отчаяния в бессильной борьбе с преступностью. Тут, брат, нельзя перейти тонкую грань правды жизни. Не покидать почву русского шансона, так сказать... А то наш народ совсем уж... за неаргументиронно управляемую агентуру держат.
   Нависла тревожная пауза, проникнутая могильным холодом. И тут Саша вспомнил. Он ехал с приятелем на дружескую вечеринку. Машину вынесло на встречку. Приятель был за рулем. Он, как интеллигентный мальчик, даже перед смертью выругался без мата. "Ой, блин...",- Саша повторил эту фразу уже после смерти. А потом началось это...
   Саша ошарашено поднялся с табуретки и взял телевизионный пуль. Включил телевизор. На экране промелькнули Путин и Жириновский.
   - Что, опять?!- воскликнул Саша.
   - А ты думал. Ницше. "Великое возращение". Замкнутый круг. Судьба. Только с российской поправкой. Да-да, все именно так. И жить, как прежде, будешь. И заметки свои идиотские писать, правда, в другом ключе. И я, мент, буду твоим проводником по царству мертвых...
  
   КРАТКИЙ КУРС ОТЕЧЕСТВЕННОГО НЛП
   Как могла бы выглядеть российская "Матрица"? Наверное, примерно так.
   Документы и архивов ФСБ РФ
   Документ N1: "Случай Лехи", научная диссертация российского ученого психолога Филиппа Ротова, предложенная его научному куратору в МГУ им. Ломоносова:
   Леха сидел в дурдоме, смотрел телевизор и пытался придумать национальную идею. Поскольку главврач ничего путного на этот счет не предлагал, думать приходилось самому.
   Как попал в дурдом, Леха помнил смутно. Вспоминалось, что за ним почему-то начали следить личности, напоминающие сотрудников спецслужб. Эти дикие люди, когда его не было дома, зачем-то переставили мебель на кухне, сходили в туалет по-большому (Леха смутно подозревал, что и по-маленькому), и почему-то за собой не спустили. "Видимо, хотели обидеть",- подумал сначала Леха. Потом в его голову пришла мысль, что он в чем-то провинился перед государством.
   Чтобы хоть как-то разобраться в вопросах шпионажа, Леха пошел в кино посмотреть фильм о Джеймсе Бонде. Но фильм ему показался скучным, с английским рыцарем плаща и кинжала ему себя идентифицировать как-то не удавалось, и Леха ушел с середины сеанса. Лехе пришлось думать дальше, в чем ему виниться, и куда бежать сдаваться? Ничего путного на этот счет в трезвом состоянии в голову не приходило, поэтому он решил напиться. Но и это не помогло, случилась "белая горячка"... Сдаваться не пришлось, его взяли. В белой горячке ему показалось, что его вязала целая рота спецназа.
   Когда Леха немного пришел в себя с дикой головной болью, главврач провел с ним смутную беседу. Леха толком из нее ничего не понял, кроме того, что ему должно быть стыдно, в том числе, перед государством. Леха понимал, что он чего-то не понимает, но чего именно он не понимал, он тоже не понимал. Затем его заставили смотреть телевизор.
   "Где же моя государственная совесть?"- подумалось Лехе, и он стал напрягаться, придумывая государственную идею.
   Придумывать пришлось, исходя из странного словосочетания "Pussy Riots". Сначала было Леха решил, что речь идет о порнографическом сайте. Но вместо ожидаемой им порнушки, на всех каналах показывали идиотскую пиар акцию женской панк группы в православном храме. При этом число участниц то возрастало, то сокращалось, их лица и возраст менялись до неузнаваемости, глава государства в одном и том же сюжете, но в разных версиях, показанных в разное время, рассказывал, как их порвали бы на части в мечети или израильской синагоге. Причем, в версию о мечети поверить еще было можно, то в версию с синагогой не верилось, хоть убей.
   В одном из сюжетов православный батюшка, напоминающий одновременно Деда Мороза и старшину Лехи из стройбата, все более ожесточался, говоря отнюдь не о небесных, а о земных карах кощуницам. Леха решил для себя, что пиар акция панк-группы имеет метафизическое значение, которое он пока, в силу своей духовной, убогости не может уловить. Но, по любому, необходимо вводить инквизицию.
   Что государство мудро работает в этом направлении, подтверждала либеральная газетенка, валявшаяся на тумбочке. Там гнилой интеллигентский писака пытался стебаться над тем, как Чечне из гордого горского народа изгоняют джинов методом публичной порки. Леха попытался подумать о джинах, но ничего кроме русского духа из бутылки и песни Высоцкого в его голову не приходило. Поскольку от такого джина он тоже, собственно, пострадал, то духовная процедура абреков показалась ему вполне обоснованной.
   Леха снова решил подумать про инквизицию, и попытался представить, как панков жгут на кострах. Ведущий Соловьев в одном из сюжетов вроде бы подтвердил необходимость этой суровой, но справедливой меры, но тут же пошутил: "Не сырыми же их есть". Тут Леха запутался совсем, и решил подождать, что там, в телевизоре, наконец, решат. Все, вроде бы, склоняло в пользу инквизиции: панки-феминистки уже оказались агентами беглого олигарха, прошедшими специальное обучение по соблазнению и компрометации мужчин. Тух у Лехи возникла крамольная мысль, что с внешними данными участниц пан-группы никакие тонкие чары не помогут, а на это дело гораздо больше подошли бы солистки группы "Виагра", в особенности, Вера Брежнева. Но тут Леха устыдился. Он ведь ничего не понимал в искусстве агентов спецслужб, тем более, панков, а тут такие серьезные расклады. "В общем, сжигать их, наверное, надо",- подумалось Лехе.
   Он в рамках своих рацпредложений на этот счет решил подойти к решению вопроса с филологической стороны. "Это ж, что будет, если детишки начнут изучать английский язык со словосочетания "Pussy Riots"?- продекламировал он стенам. Но поскольку по всем телеканалам этот бренд как только похабно не переводили, то Леха решил, что выступил не в кассу.
   В общем, как Леха не старался, национальная идея у него даже не наклевывалась. Это означало, что вечером его оставят без снотворного укола. В раскладах дурдома это, в свою очередь, приводило к тому, что за стенами санитары всю ночь изображали из себя бесов, глас народа и власти, ругали Леху матом, обвиняли во всех смертных грехах: от того, что он наследственный урод, до того, что он бездуховный, и у него только "семь-сорок" на уме. Лехе приходилось проникаться чувством несмываемого позора, и думать, сколько санитары за такую работу получают, и как их тренируют?
   Леха снова устыдился, и решил придумать что-нибудь плохое про исконного врага России Америку. Если бы Леха только что родился, это было бы несложно: если верить тому, что показывали по телевизору, то в пеньдостане мормон выступал кандидатом в президенты от Республиканской партии. В борьбу за власть схлестнулись два еврейских клана Ротшильда и Рокфеллера, которые, в свое время, привели к власти антисемита Гитлера, а за ними вполне могут стоять инопланетяне. Но как искренне Леха не пытался все это совместить, у него все равно никак не получалось. Тогда Леха решил озаботиться проблемами миграции. Но он, видимо, уже очень устал, проголодался, и ничего кроме вкуса шаурмы ему на память не приходило. Кроме того, если он начинал думать о том, как в России можно решить демографическую проблему, причем, не теоретически, а практически, то ему в голову лезли очень неприличные мысли.
   Леха в последней надежде перещелкнул еще два канала: по одному Владимир Жириновский предлагал строительство водопровода Байкал-Израиль, по другому- хищные акулы нападали на отдыхающих в Петрозаводске. Леха сначала предположил, что речь идет об озверевших моржах и жителях Приморья, которые вместе мерзнут от голода, но ведущий настаивал на вышеупомянутой версии.
   "Эх, опять не уснуть от государственных дум",- подумалось Лехе. Но тут его начали обуревать греховные, антигосударственные мысли. "Это ж, если вдуматься, когда мозги набекрень, а вокруг такой кипешь, надо предъяву в ООН писать",- лезло в его непутевую голову. Но тут Леха опять устыдился. Кроме того, куда оттуда напишешь? Тем не менее, его нестерпимо потянуло на Брайтон- бич, где "синагога, Крестный ход, незаконный сын Высоцкого- Виля Токарев поет". И никто никому не мешает. Тут Лехе снова полезли в голову трезвые мысли: даже если он выберется из этого переплета, после российской психиатрической клиники ему точно понадобится психиатрическая помощь. А врачи в США три шкуры дерут. "Ночью будут учить Родину любить",- пришел к выводу Леха, отрефлексировав свой поток сознания, и вспомнив об отличительных особенностях отечественной душевной терапии.
   ...Смеркалось. Санитары за стенами устроили очередной кипешь. Ему почему-то показалось, что они нарядились чукчами, и устроили танец с бубнами, шаманисто повторяя: "Парень чмо, парень чмо, парень чмо..." Поскольку это продолжалось долго, то Леха начал проникаться подобным самоощущением. И его стала мучить совесть. Он даже начал мысленно придумывать статью о необходимости широкого внедрения высокого искусства народа Севера, которое так глубоко берет за душу, и заставляет задуматься о своем месте в мире. При этом приходили мысли о необходимости запретить куплеты Вили Токарева, воспоминания о которых пару часов назад вовлекли его в бездну духовного разврата.
   Но в эту ночь о подъеме российской культуры Лехе думать не пришлось. Суровый санитар за стеной всю ночь убеждал пацана, что он чмо, всегда был чмо, поэтому с детства книжки читал, а не за футбол болел. При этом санитар подчеркивал, что у парня абсолютно нет слуха, а также то, каким уродом он стал в психбольнице. К утру Лехе все же стало стыдно, и, несмотря на то, что очень болела голова, он включил телевизор и стал мужественно смотреть футбол. После бессонной ночи на матче сосредоточиться было трудно, семейные трусы на игроках почему-то напоминали женские мини-юбки. Леха было решил, что ему будет проще придумать теорию о необходимости и важности командных видов спорта, а также как-то осудить олигарха Абрамовича. Он отчаянно напрягся, выключил телевизор, но погрузился в сон.
   Так, или примерно так, развивалась с точки зрения Лехи начальная стадия эксперимента.
   Мы пытались создать максимально абсурдную атмосферу, вызывающую когнитивный диссонанс и создающую условия для взрыва шаблона. Постоянными параметрами были: "осуждающие" анонимные санитары за стенами, выражающие "совесть эпохи", цитирование языка СМИ и шаблонов массового сознания. В числе измененных состояний сознания Лехи были:
      -- Леха задумывался о половом вопросе. Размышлял об опасности наступления матриархата в России... В его бесшабашную голову закрадывалась постыдная мысль, что лучше ему было бы родиться голубым- тогда, возможно, ему бы не пришлось так сильно мучиться этими экзистенциальными вопросами. Павда, по привычке, прикинув расклады, Леха испугался: вдруг его тогда заодно попытались бы сделать натуралом, и еще неизвестно, как бы это происходило? Леха сокрушался, что ему никто не предлагает образ настоящего самца.
      -- Леха побывал в состоянии лунатизма, встречался с собственной "тенью", которая представилась ему в форме черта. Мистическая проекция сообщила ему, что Леха рехнулся. Причем подчеркнула, что это еще только незначительная часть большой и страшной истины.
      -- Леха обращался за помощью к православному батюшке и исповедовался.
      -- Несмотря на "точку зрения черта", врачи убедили Леху, что он здоров и должен устраиваться на работу.
      -- Леха вербовался в ФСБ. С ним провели теплую, доверительную беседу, и отправили внедряться помощником в корпункт японской газеты. Леха по утрам с огромным напряжением пересказывал российские газеты в максимально патриотичной форме. При этом ему приходилось мучиться сложнейшими когнитивными задачами, с которыми он сталкивался в психбольнице. Японцы ему периодически казались ему китайцами, а, иногда, узбеками. Ближе к обеду они мерещились ему корейцами, и Леха отправлялся обедать в суши-бар, который обслуживали как раз корейцы. Леха брал интервью у расхристанного отца Глеба Якунина. Пацан увидел в нем переодетого артиста Яковлева в роли Ивана Грозного, который "на нашего Буншу похож" (см. фильм "Иван Васильевич меняет профессию"), и пришел к выводу, что миссия невыполнима.
      -- Леха решил податься в искусство. Он легко устроился на работу помощником режиссера известно столичного театра. Оказалось, что его главная и единственная профессиональная обязанность- бегать начальнику за пивом. К радости Лехи, шеф охотно делился с ним напитком и вел душевные беседы. После ночных кошмаров с санитарами за стенами, Леха чувствовал себя так, словно ему жизнь спасли. Решив попробовать себя еще и в роли актера, Леха играл тень отца Гамлета. Но тут его ждал провал: во время спектакля ему явился черт.
      -- Леха подавался в казаки.
      -- Леха делился своими советами на сайте президента Российской Федерации.
      -- Леха вступал в ЛДПР. Владимир Вольфович сообщил ему, что Зюганов просверлил дырку под стулом в кабинете лидера оппозиционной партии и подглядывал. Леха представлял, какие перспективы открывались у лидера коммунистов под таким углом зрения.
      -- После вышеуказанной медитации Леха вспылил, и снова попал в психбольницу. Он пытался узнать правду жизни у соседей по палате.
   Особый интерес с точки зрения психолога может вызвать то измененное состояние сознания Лехи, та неожиданная комбинация смыслов, которая возникла у него на стыке наших с Вами теорий, и образов, транслируемых отечественными СМИ.
   В то утро в палате психиатрической клиники, после того, что он определил, как "ночной кипешь с санитарами", Леха решил помучиться экзистенциальными вопросами о подъеме российской культуры. Он включил канал "Культура". Речь там шла о важности математических методов в психологии. Поскольку Леха решил, что он прописался в клинике надолго, то темой программы он проникся сразу. Программа Лехи понравилась. Ему только не пришлась по душе фраза лектора, когда тот скромно попытался предложить провести границу допустимости в экспериментах над человеком. "Учитывая важность задач и угроз, стоящих перед государством, никаких пределов быть не должно",- пришел к решительному выводу Леха. Он сел за стол и составил для себя список первоочередных задач:
   1. Составить словарь матерных русских ругательств, помогающих осознать свое место в мире.
   2. Поскольку факты при таких серьезных задач не очень важны, надо прикинуть несколько сценариев в стиле "В колокола звонить, психов собирать".
   Написав эту четко отчеканенную фразу, Леха призадумался. Его последнее время доставали программы о борьбе с коррупцией, он решил поразмышлять на эту тему отдельно, а пока заняться самоанализом. "Очень важно, чтобы такие люди, как я, прониклись, уважением к государству. Надо предусмотреть сценарии в стиле: "Люди Вам благодарны. Прямо, всей душой. Все говорят: так держать". Леха решил составить для себя график роста уважения к правительству в зависимости от программ. Отдельно он решил построить графики, показывающие индексы благородного гнева к коррупционерам. Тут было Леха подумал прикинуть, сколько именно стаканов водки надо выпить, чтобы поверить в тот или иной сюжет, но сообразил, что такой самоотверженный эксперимент над собой ему провести не дадут.
   "Борьбу с коррупцией надо начинать с себя",- подумал Леха. И после долгих мучений сделал очень сложный для себя выбор- никогда больше не садиться за руль автомобиля, чтобы не давать взятки оперативным работникам из ГАИ. Проведя ритуал этого внутреннего жертвоприношения, Леха посчитал себя достойным для составления стратегических задач для работников российского телевидения. Он пришел к выводу, что ТВ должно стать транслятором не столько смыслов, сколько бессознательных задач для отдельных групп российского населения. Смыслы при этом могут, да и должны, быть взаимоисключающими. В противном случае телезритель может подумать, что его слишком откровенно разводят. Задачи он сформулировал так:
   - Месседж самой массовой группе: "Большой брат- это мы. У нас друг от друга нет никаких тайн". При этом, желательно, чтобы участники телевизионных ток-шоу выглядели, как мои соседи по палате. А еще лучше, чтобы приходили какие-нибудь мутанты. Это будет равенство в абсолютном смысле этого слова".
   - Месседж второй группе: "Отвлекись от своих проблем. Обсуди на другом канале, как низко пали на основном".
   - Месседж третьей группе: "Выключи этот бездуховный телеящик, и беги к священнику или в философский кружок".
   - Месседж четвертой группе: "Жиды над нами издеваются" (лучше вступить в казаки, к примеру, чем телевизор смотреть)".
   Леха набросал примерный сценарий ток-шоу Андрея Малахова, отвечающий сразу всем месседжам. Герой приходит в студию, и с грустью в голосе, иногда, доходя до слез, рассказывает, как он позорно заразился триппером. Описывает, какие душевные и физические муки это заболевание ему принесло, и каких духовных прозрений он достиг, осознав всю глубину своего падения. Программа завершается дружными, оптимистическими аплодисментами. "Следующая наша программа будет посвящена судьбе сифилитика",- говорит Андрей Малахов в итоге. Леха сперва хотел предложить осветить судьбу женщины, заразившейся этим недугом, но потом решил, что даже Малахову будет трудно выговорить название диагноза в женском роде.
   Итогом духовных исканий Лехи в дурдоме можно считать философское эссе, которое он написал после членства в ЛДПР. Приводим выдержки из него.
   "...Родоначальником российского философского дискурса можно считать Льва Троцкого. Понимая перед заключением Брестского мира, что немецких переговорщиков на большие уступки уломать не удастся, тот пытался навязать оккупантам философскую дискуссию о преимуществах социализма и грядущей мировой победе коммунизма. Не ожидая такой прыти от тех, кого они раньше считали агентами своего влияния, немцы велись довольно долго, хотя и нервничали. Лев Троцкий старался особо палку не перегибать, когда видел, что его оппонент может вспылить и топнуть нервно помахивающей ногой, тут же менял тему. Видимо, еще в те времена большевики отметили важность и эффективность откровенной демагогии в работе с неподготовленной клиентурой.
   К тому времени у многих из них был накоплен огромный опыт демагогической (она же, идеологическая) работы на фронтах: солдаты дезертировали целыми толпами. Временное правительство даже пыталось пристыдить мужиков-солдат, введя добровольческий женский батальон. Но, как показал ход событий, столь искусная подстава не сработала: по иронии истории, Керенскому пришлось убегать от озверевших большевиков в женском платье.
   Видимо, уже тогда большевики пришли к выводу, что приемы демагогии надо сделать тайными. Было решено внедрить в массы ключевое словосочетание: "пиз-ть, как Троцкий". (На этом этапе написания эссе, Леха задумался. Он ведь не санитар, и ему пришлось прикинуть, как перевести русский энэлпэшный якорь на приличный язык). Считалось, что в массы надо внедрить четкое понимание: в стране победившего социализма имеют значение другие, отнюдь не словесные, "аргументы". Собственно, это подтверждала судьба самого Троцкого: не каждому политику в истории довелось погибнуть от ледоруба.
   Тем временем, демагогическая работа в стране все нарастала и нарастала. Русский мужик даже смутно не представлял, о чем ему проповедует агитатор, но чувствовал: "Человек болеет за народ". Кроме того, усредненный гомо-совьетикус всегда смутно сознавал: если он не поверит, то философствовать с ним в ОГПУ будут по-другому. Те, кто прошел через систему советский лагерей, понимали это особенно четко. Там демагогическая работа велась лишь слегка- предполагалось, что всем, чем надо, человек со страху проникнется сам. Многие, действительно, прозревали.
   Подобную практику, но несколько облегченную, применяли к воспитанию нового поколения большевиков. Считалось, что партийный резерв должен почувствовать себя сперва в откровенной ж., после чего можно отобрать самых дисциплинированных, и двинуть их по партийной лестнице. Коммунистические лидеры практиковались в произнесении кодовых фраз, типа: "Где твоя рабочая совесть?". Коммунисты овладевали великим искусством регулярного закатывания истерик своим подчиненным, учились строить суровые, осуждающие физиономии...
   Ко временам оттепели Хрущева демагогическая работа приобрела особо магические формы. Человек на партсобраниях впадал в сноподобное состояние, наподобие транса, кивал головою, не замечая ни возраста, ни пола докладчика. Также, независимо от возраста и пола представителя фокус-группы, в его голове мелькали кодовые фразы: "Израильская... военщина... известна... всему свету... Как мать, говорю, и как женщина.. требую их... к ответу..." Некоторые исследователи связывают с этим неожиданно резкое увеличение числа лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией во времена перестройки.
   К периоду оттепели можно также отнести начало рассвета отечественной психиатрии. Советские гиганты мысли давно уловили, что в состоянии психоза человеку гораздо легче поверить в коммунизм. Один из первых опытов был проведен за несколько десятилетий до этого. Поэту Сергею Есенину устроили белую горячку, после чего с ним провел кропотливую работу идейный психврач. Правда, достигнутый тогда результат был не очень высок. Единственно идейное, что смог сочинить мастер слова, приходя в себя, был карикатурный образ вождя пролетариата:
   "...И не носил он тех волос,
Что льют успех на женщин томных, -
Он с лысиною, как поднос,
Глядел скромней из самых скромных.
Застенчивый, простой и милый,
Он вроде сфинкса предо мной.
Я не пойму, какою силой
Сумел потрясть он шар земной?..."
   Более успешной оказалась работа, которую провели с пациентом, который затем выступал под псевдонимом Демьян Бедный. Правда, силой его поэзии по загадочным причинам проникались тоже только пациенты психиатрических клиник. Факт этой коллизии подтверждает роман "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова, где Демьян Бедный представлен в образе поэта Ивана Бездомного.
   Но Никита Хрущев был глубоко убежден, что в него и правду социализма не верит только псих. Было решено, что в плане перевоспитания инакомыслящих более эффективно пропускать их через психиатрические клиники. Учитывая национальные особенности, зачастую вместо больниц использовались вытрезвители. Побывав в состоянии овоща, и, потеряв репутацию, люди лучше всего осознавали свое место в мире, и выкидывали из головы все ненужные мысли.
   Представители российской духовной элиты, тем временем, практиковались в искусстве цитирования... Объем идейных изданий достиг такого глобально размера, что только взглянув на какой-нибудь том многотомного собрания сочинений, усредненный российский обыватель приходил к выводу: всю глубину марксистской мысли ему не охватить никогда. А работники идейного фронта достигли к началу перестройки такой высокой степени искусности, что запросто за один день могли переквалифицироваться из сотрудников отделов атеистической пропаганды в священники и спикеры Московской патриархии.
   В мозге среднего гомо-совьетикуса прочно засели две автоматические мысли: "Если представитель власти порит какую-то непонятную херню, значит он очень умный, а я лох" и "Если не будешь доверять, станет очень плохо".
   В США с интересом и некоторым недоумением наблюдали за советским социально-психологическим экспериментом. Нации, закалившей скепсис в эмигрантских скитаниях, было трудно понять суть происходящего. Особенно недоумевали юристы. "У нас, в штатах, даже жюри присяжных трудно убедить: люди ведь, не дураки, они понимают, что от них адвокат хочет, а тут такое".
   Сотрудники американских спецслужб почесали затылки и начали придумывать адекватный ответ. Решили переработать свой Дельфийский метод, задуманный сперва как метод оценки экспертных прогнозов. Психологи фрейдистской выучки сходу придумали несколько фокусов: "Как выставить лохом и экстремистом того, кого надо" и "Как даже человека, придерживающегося взглядов большинства, заставить в результате социального давления почувствовать себя представителем меньшинства". Западные "рыцари плаща и кинжала" взяли также на вооружение цыганские приемы, разработав на их основе энэлпэшную практику. Оба подхода, в результате эффективной работы советской разведки, стали быстро доступны отечественным органам госбезопасности. Одному из кэгэбэшных генералов особенно по душе пришлась энэлпэшная формула: подстройка- ведение- взрыв шаблона- опущение- присоединение. Много смысловых коннотаций вызывало слово "опущение". Генерал тут же отдал команду советской профессуре придумать русскую адаптацию приема. "Так, чтобы по-русски все было. С мордобоем, матерком"..,- дал он лаконичное указание.
   В Советском Союзе взяли на вооружение и энэлпэшную практику комкать слова. Предполагалось, что когда человек слышит что-то непонятное, он впадает в ступор, и в его мозг можно внедрить подсознательный месседж. Главным медиатором скрытых посланий на всю страну выступил Леонид Брежнев, который овладел энэлпэшной практикой к концу жизни в совершенстве. Для непосвященных это выглядело так, словно генсек впадает в маразм, у него дефекты дикции, что, вроде бы, должно опускать харизму советского лидера. Но, в реальности, было все наоборот. Один известный советский режиссер поделился своими переживаниями на этот счет. Как-то во время встречи с представителями искусства Леонид Ильич подошел к нему и произнес энэлпэшную фразу: "Ваш фильм настоящая пердуха". Режиссер испытал настоящую экзистенциальную драму, муки совести, приготовился к тому, что его с позором выгонят из Союза кинематографистов... Но, чуть позже, прозрел, что генсек, видимо, имел в виду не "пердуха", а "пир духа". При этом он испытал огромное облегчение. Стоит ли говорить, что после такой душевной коллизии он стал еще более верным бойцом дела партии.
   Так, постепенно, в советских лабораториях вызревал проект "Жириновский". Владимир Вольфович тогда и не подозревал, что именно ему, а не Горбачеву, и не Ельцину, предстоит стать главным идеологическим оружием на этом рубеже российской истории. Спустя годы весь мир узнал, как должен выглядеть либеральный демократ в российском представлении..."
   К сожалению, дальше почерк Лехи стал очень неразборчивым. Можно прочитать только отдельные фразы из этого крайне интересного для психолога опуса. Даже визуально, поток сознания Лехи все более приобретал исламский вектор развития: русская буквица стала напоминать арабскую вязь. Леха писал, что ислам- единственно правильная религия мужества. Она единственная противостоит западному иудо- христианскому цивилизационному разложению, оправдывающему гомосексуальные браки и психологию лавочников-эмигрантов. Леха даже представил себя шахидом за штурвалом самолета, врезающегося в небоскреб, и ощущающего это, как прыжок в исламский рай с гуриями. Правда, у парня оставалась греховная с точки зрения мусульман надежда, что там обитают блондинки, хотя бы крашенные.
   Затем мысли Лехи вернулись на Родину. В его сознании всплыла цитата русского националистического мыслителя (имя которого он, к своему сожалению, забыл) о том, что "христианство- троянский конь, с помощью которого евреи завоевали Россию". Пацан пришел к выводу, что Федор Михайлович Достоевский был евреем-шизиком, сочинявшим разлагающий словесный понос. Об этом, по мнению Лехи, говорили и то, что фамилия классика русской литературы оканчивается на "-ский", и то, что писатель страдал эпилепсией. Возможно, парня штырило бы и дальше в этом направлении, но он вспомнил, что с национальным происхождением Владимира Вольфовича тоже не все чисто. "Видимо, вопрос все же не в этом",- подумалось Лехе. И тогда его осенило: все политики в телеящике, включая главу государства, выглядят глупыми, смешными людьми, обсуждающими какие-то идиотские вопросы. Ему словно посылали скрытый месседж: политики- клоуны, а за ними стоят страшные, невидимые люди, овладевшие философским дискурсом Троцкого в совершенстве. На этом месте Леха испугался своего прозрения, и решил обратиться к главврачу за успокаивающим уколом.
   К сожалению, это итог. Сейчас Леха находится в очень тяжелом состоянии, его "душевным окроплением" занимаются священники в православном монастыре. Вернуть пациента к реальности не представляется возможным.
   Главными мотивирующими факторами Лехи были:
   - Осуждающая, презрительная атмосфера.
   - Страх, что он сходит с ума.
   - Чувство беспомощности, возникающее при попытках вернуть себе чувство реальности и пробиться сквозь чувство внутреннего одиночества.
   Вывод:
   В условиях полуосозноваемого постоянного наблюдения наша современная культура адекватной системы ориентации объекту не предлагает. Эта область нуждается в дальнейших исследованиях.
  
   Документ N2: Справка об истории радио в России.
   Пока исследователи бьются над вопросом, кому отдать первенство в изобретении радио, нам или американцам, каждый сотрудник спецслужб должен однозначно усвоить: первенство в изобретении метода принудительного слушания радио принадлежит именно Советскому Союзу. Миллионы советских людей засыпали и просыпались под блеяние радиоприемника на протяжении десятилетий, в результате чего в головы граждан СССР на бессознательном уровне внедрялись штампы отечественной пропаганды.
   К сожалению, это иногда приводило к обратным результатам. Вот, что вспоминает агент английских спецслужб, перебежчик из СССР, журналист вражеского голоса Би-Би-Си, Сева Новгородцев, он же Сева Левинштейн: "Помню, однажды на гастролях в поезде полночи развинчивал потолок в нашем купе, чтобы добраться до невидимого динамика и перекрыть ему музыкальный кислород. Радио в советских поездах по желанию пассажира выключить было невозможно. В тюрьме был тот же принцип, только музыку там приходилось слушать гораздо дольше. Это я понял из реплики, случайно оброненной в разговоре с известным правозащитником, который много лет сидел по тюрьмам и психушкам. "Не знаешь, -- спросил он, -- этот шепелявый на московском радио еще работает?" В глазах его при этом сверкнула такая мрачная ненависть, что стало ясно -- идеологическое воспитание заключенных дало мощный результат с обратным знаком. Насильственное слушание неприятной тебе музыки -- пытка довольно изощренная. Закалка тех далеких лет мне помогает до сих пор. Она дает возможность не расслабляться, не нежиться в теплых струях знакомых мелодий, а смело подставлять себя под ушаты ледяных струй. Для пролетария эфира слушать любимое -- это непозволительная роскошь"...
   Обратный эффект также дала практика глушения западных голосов. Помимо основной задачи, отечественные психологи предполагали, что аудитория в СССР будет испытывать раздражение и отвращение от процесса слушания западной пропаганды. Но, как оказалось в реальности, раздражение почему-то оказалось направлено не туда, куда надо. А глушение сыграло вредную закаливающую роль. Иные представители так называемой творческой интеллигенции научились улавливать суть НЛП-разводок, несмотря на сильнейший стресс и шумовые и смысловые помехи.
   Стоит ли говорить, что практика ЦРУ пытать законченных террористов слушанием рок-музыки, с нашими гнилыми интеллектуалами не срабатывает. Некоторые из этих отщепенцев еще и удовольствие получают.
   Открытие возможности принудительного внедрение радиоголосов непосредственно в мозг объектов, произошло (так часто бывает в мире науки) совершенно случайно. Как пишет представитель так называемой творческой интеллигенции, объект Виктор Пелевин, первыми с этим столкнулись отечественные психиатры. На заре перестройки "врачи в погонах" отметили странный феномен: к ним стали обращаться идейно верные пациенты, которым голоса в голове клеветали на российскую историю, доказывали преимущества западной демократии и рыночной экономики, вели религиозные проповеди. Такого внутреннего конфликта им до сих пор наблюдать не приходилось. По началу, больным патриотам ставился диагноз "вялотекущая шизофрения на фоне острой информационной интоксикации". Затем диагноз выделили в отдельную группу и назвали "перефренией" (по аналогии с перитонитом и перестройкой).
   Болезнь пытались лечить традиционными карательными методами. Но ни шоковая терапия, ни лоботомия, ни отечественный подход "помучаешься и прозреешь", ни "метод крайнего уничижения личности перед лицом группы" нужного эффекта не давали. В общем, страх стать изгоем и парией в глазах народа вычищающего эффекта не оказывал. Да и сами патриотично настроенные больные охотно бы отказались от этих голосов. Некоторые из особо идейных даже вели с ними ожесточенную полемику.
   Тогда отечественные психиатры решили воспользоваться западными подходами: попытались выяснить, о чем, собственно, голоса говорят? Оказалось, что больные слышат в голове столичные радиостанции, в особенности, "Эхо Москвы". Кроме того, при составлении психобиографий была выделена характерная черта: накануне приступов, больные ставили себе пломбы в одной и той же стоматологической клиники. Выяснилось, что пломбы из особого металлического сплава способны работать, как радиоприемники. Фрейдизм дал совершенно неожиданный результат.
   Секрет сплава тут же был засекречен, а это научное открытие взяли в разработку спецслужбы. Постепенно возникли и другие методы принудительного слушания отечественного радио. Например, оказалось возможным ставить микрочип на внутреннее ухо во время медосмотра. Пришлось срочно вербовать агентуру в среде стоматологов и врачей ухогорлоносов...
   Так стартовал проект "Глас народа". Чтобы правильно воспитывать и вести представителей так называемой творческой интеллигенции, было решено использовать то, что сами они называют "люмпенским стилем мышления": русский мат, лингвистические ходы усредненного пэтэушника (это также навязывает объекту подростковый стиль реагирования), национальная нетерпимость, пренебрежение ко всему тому, что именуется "метафизической интоксикацией"... Используется также эффект под названием "Черный шум"- объекту просто не оставляется времени задуматься о чем-то другом, кроме тех тем, которые ему навязывают инженеры человеческих душ, а также отечественные СМИ.
   Как известно, под давлением мирового сообщества, отечественная психиатрия была вынуждена отказаться от очень продуктивного диагноза "вялотекущая шизофрения". Научное открытие давало выход и из этого положения- с "голосами в голове" теперь этот диагноз можно поставить любому, в зависимости от государственных интересов.
   Научные и социально-психологические работы в этом направлении продолжаются.
   Документ N3: Путь бича в России.
   Рапорт сотрудника безопасности посольства США в Москве, отправленный им в Лэнгли, и перехваченный Федеральной Службой Безопасности Российской Федерации.
   Файл7:54"80*
   Секретный документ, найденный российским бичом Виктором Отлепиным в мусорной урне возле Государственной Думе Российской Федерации (данные спектрального анализа остатков металлов). В него были завернуты табачный пепел, окурки, огрызки копченой колбасы и три пробки от водочных бутылок. Марка напитка и личности троих (как минимум, впрочем, их могло быть двое и даже один) собутыльников устанавливаются сотрудниками спецслужб нашего посольства.
   Справка: БИЧ- бывший интеллигентный человек, ставший бомжем в жестких российских реалиях. Существенная часть агентуры Госдепа США, вербуемая, по мнению наших российских коллег, в силу своей духовной убогости.
   НЛП-реализм
   Памятка сотрудникам правоохранительных органов, работающим с мастерами слова, представителями так называемой творческой интеллигенции. Рекомендуется регулярно читать утром, перед завтраком, и вечером, перед сном.
   ... НЛП-реализм- название пока условное. Наш аналитический отдел отталкивается от отечественных традиций. Напомним нашим молодым сотрудникам, что в славные советские годы у нас в стране единственно правильным литературным методом считался соцреализм. К реальности он не имел никакого отношения, но выполнял важную воспитательную задачу. Как показали лихие девяностые, метод оказался довольно топорны, и своих задач не выполнил. Но это не повод опускать руки, от трудностей мы только крепчаем.
   Хотя главенствующее место в формировании массового сознания сейчас занимает телевидение, литература на теряет своей актуальности. Различные когнитивные структуры по-прежнему остаются фундаментом для последующего использования в самых разнообразных СМИ. Это особенно важно с приближением эры Интернета. Какая только херня вдруг неожиданно не захватывает массовое сознание пользователей всемирной паутины, паук которой, как известно, затаился в недрах Пентагона. Это поле для дальнейших исследований.
   Вам же, как оперативным работникам, надо знать следующее.
   Работу с будущим инженером человеческих душ надо начинать смолоду, желательно, с пеленок. Обычно объект разработки начинает свои творческие потуги, пробиваясь в штат периодических изданий. В плане формирования дисциплины, необходимо подольше держать его в черном теле. На первом этапе, что бы не принес будущий агент влияния в редакцию, редактор должен говорить: "Это херня". На вопрос: "Как мне переписать?"- должен даваться ответ: "Что бы Вы, лично, не написали, все равно получится херня". При этом, представителям славянских национальностей должен посылаться отчетливый месседж: "Это еврейский бизнес".
   В подобной атмосфере представитель так называемой творческой интеллигенции будет мучиться, стараться, искать, в чем он не прав... Это станет способствовать качеству предлагаемого материала. Тексты должны дублироваться и передаваться нам. Это очень важный момент работы. Наш отдел исследует различные стереотипы сознания, которые возникли сами собой, а не были внедрены искусственно. Для нас также важно изучение демотиваторов- способов опускания различных идей и смыслов. Поэтому, большое значение имеет также работа с авторами, работающими в жанре сатиры и юмора. Собранный материал мы компануем, перерабатываем, и выбрасываем на рынок под брендом маститых авторов. Соответствующие разработки также ложатся на столы руководителей отечественных СМИ и образовательных учреждений.
   Важно знать, что с началом перестройки мы вынуждены работать в парадигме "Плюрализм". Она заключается в умении давать за нашу точку зрения наиболее убедительные доводы, а за чужую- наименее. Грамотный оперативный сотрудник тоже должен быть хорошо начитанным, разбирающимся в современных веяниях мысли. Это необходимо также для поддержания авторитета в глазах объекта разработки. К сожалению, мы живем в эпоху постмодернизма, когда все равно всему. Поэтому, наши аналитики разработали концепцию постмодернизма с российской поправкой. Если там, у них, с его наступлением самые неожиданные вещи (скажем, "Черный квадрат", или, даже, унитаз) обрели неожиданную художественную и смысловую ценность, то мы разработали методики "опускания" всего и вся, в зависимости от ситуации. Оперативный сотрудник должен и сам практиковаться в умении обозначать все "словесным поносом", в который верят наивные, недалекие люди.
   Но вернемся к нашим объектам разработки, которых мы должны растить, как овощи. Если представитель так называемой творческой интеллигенции продолжает упорствовать и огибать пороги редакций больше двух лет, наступает следующий этап. Желательно использовать расклад: плохой редактор и низкая зарплата- душевный сотрудник спецслужб и большие деньги за публикацию слива.
   Стоит ли говорить, что Вам, простым оперативникам, надо быть тонкими психологами. Умение слушать, поддерживать духовно и материально, грамотно проводить беседы, здесь очень важны. В отдельных случаях, особенно талантливые оперативные сотрудники становятся личными исповедниками объектов разработки на всю жизнь. На них равняйтесь, ребята!
   Должна вестись и сопутствующая работа. Систематическая организация социальных и профессиональных провалов, режиссура дискредитирующих ситуаций, которые подрывают веру объектов в себя, сомнение в своих моральных качествах,- очень важны для формирования творческого состояния сознания объекта. Неплохо также поддерживать склонность представителей так называемой творческой интеллигенции к алкоголизму. Впрочем, в этом смысле они хорошо справляются и без нашей помощи. Неплохо было бы также, чтобы жены и любовницы объектов разработки также были из нашей среды и висели на крючке компромата. Последний, как известно из практики работы спецслужб мира, лучше всего укрепляет узы между людьми. Рекомендуется также периодически тайно дискредитировать объектов разработки в глазах их жен.
   В отношении так называемых представителей творческой интеллигенции иногда следует применять сценарий "Суровый расклад": жена- дура и истеричка, лучший друг- стукач и сплетник. Но, в любом случае, в глазах объекта разработки его коллеги должны выглядеть неполноценными людьми с дефектами психики. Также он должен воспринимать своих любимых писателей и философов. Объект разработки должен четко усвоить: подлинные знатоки человеческих душ работают в спецслужбах.
   Рекомендация.
   Target individual Виктор Отлепин обратился в посольство США за гостевой визой. Указанный документ он случайно выбросил в урну посольства после неоднократных, до умопомрачения, заполнений формы въездных документов (этот способ использования рассеянности российских граждан был разработан агентом С.). Ввиду важности документа, несмотря на отсутствие у TI справки с места работы и прописки, виза была предоставлена. Психологический портрет TI говорит о том, что он глубоко разочаровался в жизни, режиме страны проживания, и отказался от дальнейших попыток публикации своих произведений по мотиву "как бы очередной раз не вляпнуть". В США TI собирается работать на бензоколонке или мыть посуду. Рекомендуется предоставить ему возможность помыкаться несколько месяцев на грязной работе в плане проверки на прочность и укрепления желания выбраться со дна. Судя по всему, с этим у него все в порядке: прочитав служебную инструкцию российских спецслужб, TI прозрел, бросил пить, устроился на "левую" работу и кое-как приподнялся. В Москве пройти этот путь гораздо сложнее, чем в Соединенных Штатах. Рекомендуется приставить к нему сотрудника ЦРУ и предложить хорошо оплачиваемое место по профессии (учитывая интеллектуальное прошлое TI, на интернет-сайте "Голоса Америки"). Учитывая вынужденную осведомленность в российских тайнах, готовность заниматься творчеством "несмотря ни на что", обиду на Россию, Виктор Отлепин может стать порядочным и полезным гражданином Соединенных Штатов Америки.
   Агент 7.40
  
   Документ N4: Проект "Вечный жид".
   Совершенно секретно.
   Читать только вновь назначенным директорам ФСБ, ФАПСИ и СВР, а также их заместителям.
   ... Сейчас уже трудно сказать, как сложилась бы судьба объекта "бомж Володя", не стань он объектом оперативной разработки. Молодой сотрудник ФСБ изучал данные камер наружного наблюдения, заметил бомжа, имевшего поразительное сходство с президентом Российской Федерации. Рассказал об этом другу. Тот сперва подумал, что приятель издевается над главой государства. Затем, что его проверяет на вшивость контора. Разумеется, после этого написал рапорт начальству. Было проведено служебное расследование. Бомжа было решено взять в оперативную разработку.
   В тот период наши аналитики пришли к выводу, что регулярная смена президента не соответствует отечественным традициям. Поэтому, каждый россиянин должен бессознательно понимать: конституция- конституцией, но глава государства у нас не меняется. Только периодически, учитывая мнение мирового сообщества, уходит в тень. К сожалению, при этом нельзя было отменить законы природы. Президент старел, дряхлел, и превращался в типаж, который знаком главной части российского электората- пенсионерам, как "Брежнев". Вот тут то и понадобился бомж Володя. Уже после первого этапа программирования объекта- "сауны с девочками и парикмахерской"- он предстал перед оперативным составом в новом для себя облике. Наружка зафиксировала инстинктивное желание курсантов отдать ему честь. Внешнее сходство было поразительное.
   К несчастью, бомж оказался евреем. Очень редкий случай, надо признать. Но, как известно, агентуру не выбирают, приходится работать с тем, что предлагает нам жизнь. Было решено назвать проект "Вечный жид".
   Бомжа решили проверить на главном объекте переговоров- президенте Соединенных Штатов. Он, обученный практике НЛП с пеленок, очень удивился, что президент России изменился буквально на глазах за один день. Разница в психомоторных движениях была для него разительной. Но американцы и предположить не могли, что им на переговоры подсунули двойника. "Ладно, еще своему электорату, телевидению.., но нам"?- со свойственным американцам самомнением думали в Центральном разведывательном управлении. В общем, такой наглости они не ожидали. Поэтому, опытнейшие аналитики ЦРУ бьются над этой проблемой до сих пор, изучая мимику бомжа, движение зрачков, накладку и состав грима... При этом, в Лэнгли уверены, что россияне сильно их опередили в энэлпе-тренировке политиков.
   Разумеется, то, что у бомжа на внутреннем ухе расположен чип, работающий на прием-передачу, никого не удивило. Примерно такой же стоит и у президента Соединенных Штатов, а реально переговоры ведут не главы государств. Они только получают инструкции. А мозговой штурм осуществляют студии аналитиков обеих сторон.
   Одновременно, с началом прихода бомжа во власть, в среде ультра-националистов стали расти слухи, что президент РФ- еврей.
   - Все же поразительное чутье у них,- сказал тогдашний директор ФСБ, прочитав аналитическую записку.
   - Да какое там чутье, товарищ генерал,- сказал его адъютант.- Мы уже столько десятилетий внедряем в их среду мифы о масонских и еврейских заговорах. Социальное недовольство нарастает, вот у них и сработало, как мы не учли. Несчастные люди. Они и нас с Вами скоро масонами считать будут.
   - Так, наладьте работу с этим контингентом. Денег им добавьте, что ли, на телевидение чаще приглашайте, пообещайте места в Госдуме,- дал команду директор ФСБ.
   Бомж, тем временем, оказался неглупый, и быстро освоил политический слэнг. Кроме того, он быстро понял, что даже его спич-райтэры не очень понимают, что пишут. Придавать скрытый смысл его речам- это прерогатива профессиональных журналистов и политологов.
   Вынести обитание внутри Кремлевского периметра способен далеко не каждый. Объект разработки сам нашел решение этой проблемы. Чтобы снять прессинг, бомж каждые выходные напивается в дупель и слушает песни в аранжировке Михаила Шуфутинского.
   В настоящий момент идет тренировка двойников двойника.
  
   Послесловие
  
   АЛЬФРЕД АДЛЕР: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ИЛЛЮЗИИ Зарисовка о том, что самый страшный сон иногда может оказаться правдой. Альфред Адлер спал, и ему снился страшный сон. Какие-то маленькие человечки в форме гитлер-югенда и шортах, а он их с детства терпеть не мог, обзывали психолога еврейским чморенышем, напоминали, что он когда-то страдал рахитом, а также обвиняли в похотливости, из-за которой он связался с Зигмундом Фрейдом. Спящему Альфреду Адлеру сперва показалось, что речь идет о сексуальных чувствах, которые он испытывал к старине Фрейду. Но даже во сне психолог усомнился. В образе Фрейда он ощущал нечто вроде отческой заботы, снисходительной, доброжелательной усмешки, готовности простить любую проказу... Поэтому, он испытывал чувство вины, когда решил идти своим путем в психоанализе. Мол, ни за что старика обидел, не оправдал надежд. Ведь до этого он видел во Фрейде мудрого учителя, без фанатизма и осуждения позволяющего заглянуть за фасад насквозь фальшивой действительности. Но, честно говоря, ему было очень утомительно часами копаться в цепях ассоциаций и мотив пациентов, в которых черт голову сломит. Кроме того, такая длительная терапия плохо сказывалась на состоянии кошелька. Поэтому Альфред Адлер пришел к выводу, что к жизни надо подходить рационально и, по возможности, максимально просто. В итоге психолог выбрал для себя роль такого ироничного ребе, рассказывающего людям правду жизни и вселяющего оптимизм. Психолог даже начал коллекционировать еврейские анекдоты. В принципе, Альфреду Адлеру сны давно перестали сниться. Поскольку в тот период жизни все шло благополучно, психолог решил, что он избавился от комплекса неполноценности, фиктивных надежд и наконец-то обернулся лицом к реальности. А все сновидения- признак психического расстройства. И вот те на: 'А зохен вэй, снова здорова...'... Опять сны, причем такие инфантильные и с таким идиотским националистическим оттенком. Альфред Адлер всегда пренебрежительно относился к политике, и у него давно вошло в привычку искать в стремлении к власти нездоровые источники. Дело в том, что, помимо всего прочего, ему то и дело попадались истеричные пациентки, за чьими невротическими приступами стояли бессознательные попытки заставить мужей вдвое усилить усилия в плане доказывания верности. Поэтому, и Адольфа Гитлера Адлер по- началу не воспринял всерьез: он видел в нем что-то по бабски истеричное. И был уверен, что будущему вождю фашистской Германии, как любому невротику, светит только поражение в жизни. А национализм..., ну, разве может быть националистом здравомыслящий человек? Тем временем, сон становился все белее кошмарным. Странные коротышки вооружались автоматами, залезали в танки и самолеты, шли покорять Европу и Африку, отстаивая геополитические интересы. Гномы громили еврейские лавки и дома в Германии, а его самого, растерянного и потерянного, в грязном и вонючем грузовике везли в... 'В газовую камеру?- Альфред Адлер проснулся от кошмара и сходу попытался проанализировать сон.- Нет, ну это бред... Такого просто не может быть. Видимо, я последнее время слишком утомился, пережил много стрессов, вот у меня и возникла такая проекция'. Но смутная тревога не отпускала. 'Все же надо перебираться в Америку... Там поспокойнее, и меня уважают. В нескольких университетах предлагают кафедры',- подумал он. Тонкий знаток человеческих душ Альфред Адлер не мог даже представить, какие бредовые формы может принять комплекс превосходства у немцев. А о судьбе его дочери в сталинской империи никому ничего не известно до сих пор. Историческая справка: '...В 1935 г. вслед за Адлером в Нью-Йорк после длительных колебаний переселились его жена Раиса и дети Курт и Александра. Дочь Адлера Валентина и её муж, решившие искать убежище от нацизма в СССР, погибли в сталинских лагерях. Последние годы жизни Альфреда Адлера были омрачены тревогой за судьбу дочери и отсутствием каких-либо известий от неё. В 1936 г. при университете штата Джорджия (США) основан 'Журнал индивидуальной психологии' ('Journal of Individual Psychology'), ставший основным печатным органом Северо-Американского общества адлерианской психологии и психотерапии'.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"