Золотов Олег: другие произведения.

Сумеречная зона (подражая Голливуду) I. Морок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор будет признателен замечаниям, комментариям и правкам


   СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА (ПОДРАЖАЯ ГОЛЛИВУДУ)
  
   Морок- бог лжи и обмана, невежества и заблуждений
   - мрак, темнота
   - что-то одуряющее, помрачающее рассудок
   Черно-желтое марево ночного города. Беззвездное небо. Оказывается, этот искусственный, блеклый свет может делать небо беззвездным. И оглушительный рев ночных улиц, от которого невозможно укрыться, заткнуть уши. Внезапно даже его начинают накрывать безличные механические голоса, фразы. Словно паранойя, ставшая реальностью. А, может быть, и то, и другое.
   "Пьянь, мрась, Надя говорит, как она с таким еб-сь",- очень трудно сосредоточиться. Какая-то гремучая смесь из грохота, механических слов, от которой невозможно укрыться, спрятаться. Изощренная издевка, которая гонит неизвестно куда. Куда? Ты даже не сможешь объяснить, что с тобой происходит. Будешь путать слова, знать, что никто тебе не поверит. И как от этого убежишь?
   "Ему на родину начихать"...
   Александр проснулся от кошмарного сна. Сна, который был реальностью недельной давности. Помниться, он шел по ночному городу, шарахаясь от прохожих, опускался вместе с толпой в метро, опасаясь, что с ним кто-то заговорит. Подземный переход- улица. Подземный переход- улица. Подземный переход- улица. Сон- явь, явь- сон, сон- явь... Сначала кошмары начали происходить наяву. Теперь они проникают и в сновидения. Словно полностью стирается то, что можно было бы назвать чувством собственного я. Абсолютно неестественные эмоции, которые он когда-то просто считал художественными образами. В них тонешь, как в зловонном болоте. Оказывается, запах тоже может навязывать чувство кошмара. Нет, БЕЗУСЛОВНО, это стадия психической болезни. Черт его знает, кто ею заразил, а может просто снес какое-то перекрытие в сознании. Давление снаружи, вызывающее бешенного демона изнутри, а уж он-то пожирает тебя полностью. Неизвестно, сколько тебе еще осталось до превращения в безумного калеку, который не слышит не только других, но и себя.
   Трудно поверить, но поначалу Александру это казалось даже немного смешным. Внезапно он обнаружил за собой слежку. Зачем следить за простым журналистом? Может, меня проверяют для какой-то работы? Тогда почему это делают столь демонстративно? Может, это заодно тест на политическую лояльность? Но что проверять? Александр никогда не состоял ни в каких партиях, подчеркивал свое ироничное отношение к политике, вернее, даже не подчеркивал, а именно так к ней относился. Его зачем-то хотят сделать идейным патриотом? Тогда почему надо превращать в такового именно его? Может, просто государственный эксперимент, а он попал в разряд подопытных кроликов. "Дорого же им это обходится. Дай Бог, чтобы побыстрее кончилось,"- думал и надеялся он тогда.
   Но ничего не кончилось. Жизнь постепенно и, видимо, планомерно превращалась в полный кошмар. Сперва она напоминала какую-то странную детскую игру в "стыдно и слабо", в которой он просто должен доказывать свою адекватность каким-то абсурдным, неизвестным правилам. Игра перетекала в полную паранойю. Куда бы он ни пошел, везде оказывались люди, которые обсуждали подробности его личной жизни, о которых даже он сам давно позабыл. Ему демонстративно, так, чтобы не было никаких сомнений, что это специально организовано, били морду, устраивали неполадки в работе автомобиля, которые "устранялись" сами собой, стоило только приблизиться к автосервису... Однажды у него даже украли кошелек, а затем демонстративно подбросили со всем содержимым в целости и сохранности на видное место на домашнем кухонном столе.
   "Что это?- подумал он тогда.- Мне демонстрируют мою полную уязвимость? Моделируют ситуации страха, беспомощности, зависимости... Или пытаются доказать, что я схожу с ума, теряю память"?
   Позже пришлось убедиться, что память, действительно, теряется. Куда-то пропадали имена и фамилии знакомых ему людей, Александр мог пойти на кухню и забыть, зачем он туда направлялся, мог тупо и бессильно вспоминать код мобильного телефона, который, казалось до этого, был давно усвоен на зубок. Временами он вспоминал, что шел ночью во сне, как лунатик, а просыпался и приходил в себя в ванной или туалете, досматривая обрывки сна, перемешавшиеся с реальностью.
   Это был как какой-то индуцированный психоз. Причем, чем дольше ты находишься в этой безумной игре, тем в большего параноика превращаешься. Абсолютно случайные вещи начинали казаться специально организованными. Или, скорее, становилось невозможно отличить одни от других. Это сложно представить, но даже телевизионные программы мерещились какими-то безумными карикатурами на действительность, в которых перемешаны лож, правда, незнание элементарных фактов, идиотские остроты... У Александра возникало параноидальное ощущение, словно ведущие общаются именно с ним, озвучивают его скрытые мысли, шутят над ним... Все выглядело как неизвестная науке форма мании преследования, в которой "преследующий" мерещится этаким коллективным полуматерным-полублатным люмпеном с дебильной ухмылкой на лице, которому по каким-то абсурдным правилам игры ты должен ради собственной безопасности "понравиться".
   Ну а потом появились Голоса... Они могли раздаваться из-за стены, сливаться с шумом воды в кране, доноситься из окна с улицы, независимо от наличия или отсутствия там прохожих. Иногда это были голоса знакомых ему людей, чаще, когда они казались раздающимися из соседней комнаты, все принимало форму этакого ток-шоу Первого канала, рассчитанного на наиболее массовую аудиторию, которую, как известно, может объединить лишь наименьший общий знаменатель. Но это была не телепередача в обычном смысле этого слова. Потоки слов, фраз без связи и смысла, мата, оскорблений, обличений, многочисленные повторы на фоне "спора", смысл которого невозможно уловить. Голоса "истерили", "комиссарили" (так, возможно, классифицировал бы их для себя профессиональный актер), лились в ускоренном темпе, словно кто-то невидимый изменил скорость магнитофона. Этот звуковой водопад сносил остатки здорового сознания Александра, приводя его в невменяемое состояние. Иногда казалось: еще чуть-чуть, и он поглотит его полностью. Часто внезапно Александра бросало в жар, который также внезапно сменялся нестерпимым ознобом. И тогда он кутался в одеяло, забирался в горячую ванну, одновременно физически ощущая, что за ним, полубезумным и беспомощным, кто-то с усмешкой наблюдает.
   - Да-да, молодой человек, мы вступаем в дивный, чудный мир, где право на уединение безвозвратно уходит в прошлое вместе с остальными правами,- новый голос, на этот раз естественный, с оттенками снисхождения и поддержки, прозвучал внезапно, когда Александр путался в обрывках мыслей и воспоминаний, пытаясь ухватиться за понятие "privacy", как за последнюю соломинку, заодно пытаясь припомнить, как пишется это элементарное английское слово.
   - Очень глупо в Вашем положении цепляться за слова, словно Вас могут спасти какие-то заклинания,- Александр напрягся, стараясь не смотреть в сторону незнакомца.
   "Это опять какой-то фокус. Нет, кто-то рядом. Очередной этап игры?"
   - И еще более глупо пытаться проверять в таком состоянии память,- продолжил незнакомец.- Зачем? Вы уже столько раз убеждались, что впадаете в маразм. Ну, убедитесь еще раз. И что Вам с того? Легче точно не станет.
   Александр медленно перевел взгляд в сторону незнакомца, стараясь не смотреть ему в глаза. Не смотреть в глаза,- это стало для него привычкой. Словно все время ждешь удара в лицо. И постоянно прокручиваешь в голове: что это за человек? Что ему надо? Какая будет следующая фраза? Или действие. По- началу это было для него чем-то вроде смущения, но постепенно это чувство атрофировалось, а его остатки просто накачивали внутреннее напряжение. Уловить хоть какой-то смысл происходящего, когда так трудно сосредоточиться,- вот и все, что осталось в сухом остатке.
   "Может это галлюцинация? Раньше невозможно было заткнуть уши- теперь невозможно закрыть глаза?"
   Незнакомец, тем временем, даже не смотрел на него. Он сидел спиной к Александру за столом, перелистывая писанину Саши. Александр периодически пытался хоть как-то привести свой безумный опыт последних месяцев и лет хоть в какое-то соответствие со своим журналистским опытом. Состыковок было мало. Словно что- то невидимое полностью разрушает границы между иллюзией и реальностью.
   - Ух, сколько Вы тут всего понаписали,- сказал незнакомец, добавив в голос нотки снисходительной иронии.- Честно признаю, читал Вас ни раз. Люблю журналистов, забавный народ. Так и напичканы цитатами.
   - Вы сейчас процитировали "Черного человека" Есенина?- попытался пошутить Александр.
   - Не процитировал, а слегка перетолковал,- сказал незнакомец. Кажется, он слегка усмехнулся.- Я, кстати, тоже весь так и напичкан смыслами и цитатами. В этом между нами есть нечто общее. Кроме того, я в каком-то смысле "черный человек". Итак, что тут у нас в сухом остатке? "Сухой остаток",- кажется, Вам нравится такое словосочетание.
   - Что могло прийти в голову усредненному российскому журналисту, оказавшемуся в таких необычных обстоятельствах?- продолжал незнакомец,- Ну, конечно же, желание почитать что-то о контроле сознания.
   Незнакомец перевернул листок. Александр отметил про себя, что его раздражает даже звук шелеста бумаги.
   - Итак, что тут у нас. А, ну да, секта Столбуна. Читаем. Любопытно, текст опять же не от себя, а от лица классика советской журналистики Аграновского. "...Мне рассказывали, как он лечил одного известного актера и режиссера. Лечил от пневмонии. Он будто бы усаживал его перед собой на стул, глядел ему прямо в глаза сверкающим взором гипнотизера и убедительным голосом внушал- разумеется, не один на один, а в присутствии других пациентов, иначе какое же это будет уничижение личности, - что никакой он не артист, а совершеннейшая бездарь, что его режиссерские потуги обречены по той же причине, что как мужчина он типичный уродец, поскольку лыс и маленького роста, и жена его, красивая актриса, конечно же, ему изменяет и рано или поздно бросит его ради какого-нибудь плечистого и кудрявого таксиста, и что как личность он полное ничтожество, трус и конформист... "
   Незнакомец остановился. Кажется, задумался. Или, сделал вид, что задумался.
   - Что ж, грамотно. Во всяком случае, для журналиста. Нехитрый прием. Берешь некоего абсолютного авторитета. Выбираешь шокирующую среднего обывателя сцену, и даже комментировать ничего не надо. Вопрос закрыт. Только вот кого и в чем Вы хотите убедить? Меня? Кого-то другого? Да мне достаточно показать Вас на видео в таком виде, чтобы Вас никто и читать не стал, на каких бы умных снобов Вы не ссылались.
   Гость продолжал:
   - Что там дальше? Разумеется, американские еврейские шринки. Тоже, скажу я Вам, забавный народ, приобретший неожиданную популярность в месте Вашего географического проживания. Как мне надоела эта всякая западная лабуда про психическое насилие в форме "техники круга", "технике агрессивного воздействия, заключающейся в остракизме и унижении человека перед лицом группы". Набор слов, не более. Ну так я возьму видеокадры с Вами, никто толком и понимать не будет, что творится, а я сочиню традиционную для этой части света сказку о том, что "Здоровый коллектив- великая сила", о важности некоторых воспитательных процедур. Добавлю страшилку о том, во что бы вы превратились, не протяни мы вовремя руку помощи... При этом Вы еще и от физической боли корчится будете. А для остальных Вы будете просто смешны. Знаете, человеческая психика так устроена, что каждый из смертных любит ощущать близость к власти, авторитету. А причиняя ближнему своему боль, всегда находит оправдания: мол, жертва сама этого заслужила в силу дефектов интеллекта или психики, я Выше ее. Плюс, бессознательный страх оказаться на месте жертвы.
   Незнакомец выдержал паузу и продолжил:
   - Ну а дальше, по любому, мимо. Какой-то бред о психотронике из Интернета, который, как Вам самому понятно, я же и написал. Но, согласитесь, получилось неплохо, простенько и со вкусом. Итак, читаем: "...Но вот один ГОЛОС вдруг заявляет: "Как ляжет спать, мы его возьмем.На следующий день сюрприз - с теми старыми ГОЛОСАМИ, которые я просто слышал, и которые уже привыкли обсуждать и меня - Я ГОВОРЮ!... Причем мысленно... Я в полном шоке... Не знаю что говорить... ГОЛОСОВ дохрена.... Все меня и друг друга слышат... Полный аут...
   Ощущение - "Нахожусь на сцене, куча народу меня слышит, а я вынужден неподготовленным что-то говорить"... Несу чушь... Полную чушь..."
   - Извините, засамоцитировался,- сказал гость с усмешкой.- А что, неплохой сюжет для романа-антиутопии или фильма- ужасов. Правда, для обычного человека, который на этот текст случайно наткнется, это просто бред шизофреника или алкоголика, или шарлатана. А если, вдруг, он в него поверит, то, поверьте и мне уж, я знаю, что говорю: у парня точно серьезный диагноз. Так что, уж извините, в Вашем случае абсолютно мимо. Сами свой текст и опускаете. Больных людей бы пожалели, у них итак достаточно информационного материала, во что свой бред оформлять. Хотя, бес сомнения, все, как Вы тут пишите: "выглядит, как "техника круга" доведенная до предела"...
   - Вы так говорите, словно я, а не Вы, все это придумал,- сказал Александр, пытаясь уловить суть происходящего.
   - Скажем так, мне цели гораздо важнее средств. А задачи передо мной стоят очень серьезные.
   - И что это за задачи?- спросил Александр, мучительно стараясь сосредоточиться.
   - Вы задали неправильный вопрос. Давайте исходить из фактов. Факт первый. Для всех окружающих Вы давно умерли. Посмотрите на себя, Вы безумный калека. Да Вы и сами прекрасно понимаете, что сходите с ума, отчаянно пытаясь сохранить островки здравого ума. Факт второй. Временами Вы даже подумываете о самоубийстве. Прикидываете, как это можно было бы осуществить. Самый приемлемый для Вас способ- хм, "приемлемый", согласитесь, тоже безумно звучит- это отравиться. Но в результате ничего не получится. "Санитары в образе ангелов-спасителей. И промывка желудка плюс к промывке мозгов",- Ваша шутка для внутреннего пользования. Вы знаете на планете хоть одного человека, который посчитал бы Вас нормальным, если бы Вы такое озвучили? Но Вы идете дальше. Размышляете... Самый доступный способ- выброситься из окна собственного дома. У Вас даже возникает образ- хлопок об асфальт собственной черепной коробки. Любопытно, именно хлопок, а не, скажем, взрыв... Но тут проплывает смутный образ сильной боли. И только это Вас притормаживает. Очень слабый предохранитель, рано или поздно откажет. Короче, два тупика- безумие или самоубийство. Причем, уже неизвестно, что страшнее. Нет ни единой соломинки, за которую можно уцепиться. И тут появляюсь я, который знает Вас, как никто другой. Вам бы просто спросить: есть ли какой-то выход? Я ведь единственный на планете человек, который может избавить Вас от кошмара и вернуть в реальность.
   - Это что, Ваш метод, задавать вопросы, когда невозможно сосредоточиться?
   - У меня их тысячи. Опыт показывает, что в таком состоянии принимаются самые подлинные решения. Это потрясающее состояние, когда нет другого выхода. Вы ведь с уважением относились к писанине экзистенциалистов о том, что в пограничной ситуации, перед лицом страха смерти, вины, болезни, когда сносится все лишнее, наносное, обусловленное средой, человек ощущает себя подлинным. И только тогда способен на осознанный выбор.
   - В состоянии безумия, Вы хотите сказать? Экзистенциалисты же не искусство манипуляции описывали.
   - Безумия? Да знаете ли Вы, что уже несколько лет ведете как подопытная кошка, у которой нарушили функции нервной системы, и она проявляет повышенную поисковую галлюцинаторную активность? К тому же, какой выбор человека можно назвать полностью осознанным? Или почему Вы решили, что писанина экзистенциалистов в это вопросе что-то в корне меняет? В конце концов, какая разница, как человек оказался в тупике: загнал его туда кто-то осознанно или даже не сознавая этого, или он просто оказался жертвой обстоятельств. Природа очень безжалостна. Поверьте мне, я в этом смысле гораздо гуманнее.
   - Почему я Вам должен доверять? Я ведь даже Вас не знаю, кто Вы?
   Гость усмехнулся. Затем, словно по контрасту, подчеркнуто корректно спросил:
   - А какая интерпретация Вас устроит?
   Александр отметил про себя, что на мгновение в его сознании промелькнуло интеллигентное, очень внимательное лицо Зигмунда Фрейда, какой-то забытый фотографический образ...
   Незнакомец резко обернулся. Перед ним сидел... Черт... Дьявол... Аль Пачино из кинофильма "Адвокат дьявола". Или, наоборот, образы пролетели в обратной последовательности. Или, все сразу? Одновременно, какие-то дурацкие ощущения. Шок. Растерянность. Недоумение. Порыв к смеху. И ощущение скрытой издевки в конце списка.
   - Меня поражают Ваши проекции. Фрейд бы точно не разобрался,- расхохотался незнакомец. Его голос тоже резко изменился. Он стал надтреснутым, хрипловатым, резким голосом американского киноактера.- Ох уже мне этот Голливуд. Все таки замечательный кинематограф создали шизики из еврейских местечек Европы. Воистину, "Из всех искусств важнейшим для нас является искусство кино". В. И. Ленин. Ха! А что, хороший фильм. Эффектно, просто, с психоанализом. Ты манипулируешь- тобой манипулируют. В итоге, разрушенная жизнь. Отчаяние, бешенство, курок пистолета... Все-таки, черт знает что творится в головах людей. Цитаты, цитаты цитат, образы из кинофильмов, причем, далеко интеллектуальных шедевров, из телевизионных программ для дядей Вань и тетей Мань, болтовня политиков... Люди утратили свою изначальную простоту. А, все-таки, правильный фильм. Мне тоже, как киношному персонажу, нужны люди, которые все потеряли, обреченные на одиночество. Как известно, семейное счастье не очень способствует эффективности политиков. В моей работе это тоже верно. Надеюсь только, что в нашем с Вами случае, в отличие от фильма, все обойдется без самоубийства. Поверьте мне, самоубийство это комедия, а не трагедия. Кстати, вот Вам еще один из моих приемчиков: высмеять логику самоубийцы и тем самым убрать суицидные мысли. Подробности как-нибудь позже опишу.
   - Скрытая издевка над человеком, который итак на грани? Скорее, он точно в петлю полезет.
   - Не бывает правил без исключений. Но, поверьте мне, часто очень даже работает. Впрочем, почему бы и не попытка самоубийства? Отчаяние, депрессия, вскрытые вены... Затем, доза антидепрессантов, доверительная беседа... Поверьте мне, человек будет ощущать, что именно я ему жизнь спас. А я ему еще и докажу: "Парень, никакой ты не страдалец, ты шизик, заморыш, тебе просто крышу снесло. Ты даже насмешек не выдержал". В общем, тщеславие давно ушло из списка моих любимых грехов. Грех человекоугодничества мне теперь милее. Пусть уж лучше простой смертный силу здорового коллектива ощущает. И необходимость поддержки.
   Александр снова попытался сосредоточиться. Внимание рассеивалось, тупо и резко напоминая о наступающем безумие. Фигура незнакомца превратилась во что-то черное, размытое, непонятное.
   - Постойте.. Вы меня забалтываете? Кто Вы? Дьявол? К тому же, антисемит... Бред какой-то..,- промолвил Александр.
   - Антисемит ли я? Ну, разумеется, нет. Я, скажем так, по другим критериям о людях сужу. Все остальное- в зависимости от собеседника. Кому-то антисемитизм придется по нраву, у кого-то вызовет отвращение... Все зависит от цели моей беседы. Или, положим, мне нужен интеллигентный еврей. Тогда пусть заодно и от антисемитского окружения помучается. Уж этот комплекс я сниму запросто. Заодно и докажу- с ним что-то не так, раз столь болезненно реагировал.
   - Ну как должен был бы среагировать на Ваши слова я? Я склонен полагать, что Вы галлюцинация.
   - Вот именно. Вы должны осознать, что не понимаете абсолютно ничего,- черная, размытая и, одновременно, резкая тень, продолжала разговаривать.
   - Боюсь, что скоро я не буду понимать даже этого. Свихнусь окончательно.
   - А Вы не бойтесь, Вы тренируйтесь.
   - Вы издеваетесь, опять убалтываете?
   Гость усмехнулся.
   - Жаль, трепотня о закалке- тренировке, школе мужества иногда срабатывает. А куда Вам еще деваться?
   - Постойте..,- Александр предпринял очередную попытку сосредоточиться.- Вы устраиваете человеку марафон травли, сводите его с ума, доводите до бешенства, а потом несете разную чушь... Что-нибудь, да сработает...
   - Вы об этом писали. И что? Вам это помогло? Подлинные решения всегда эмоциональны...
   Незнакомец понизил свой новый голос. Добавил в него снисходительности.
   - Александр, Саша... Поверьте мне. Другим на Вашем месте приходится гораздо хуже. Я мог заставить Вас блевать, извините, ссаться. При этом куча людей за Вами бы наблюдала. Еще раз повторяю: для меня цель гораздо важнее средств. Мне совершенно все равно, чем накачивать человеку чувство вины и стыда, оно должно стать совершенно бесформенным.
   - Вины? Стыда? Поэтому, получается какое-то безумие, животный страх...
   - А что делать, человек так устроен. Вы верите в какую-то абсолютную совесть? Так не бывает, никогда не бывало. Человек патологически зависит от чужого мнения. Это еврейские шринки уловили, старались от этого лечить. Например, пациент стыдится онанизма. Замечает, что психоаналитик его за эту ерунду не осуждает. И тревога тут же проходит. Страх отверженности, не более. И так далее, и тому подобное... Единственное, что привнесла наша эпоха, это путаница, чего именно человеку стыдиться. В чьих глазах? О, если бы Вы знали, чего только не стыдятся люди. А все потому, что не знают о своих подлинных целях и приоритетах? Так почему же не воспользоваться этим и не прочистить им мозги? Вспомните этот отвратительный привкус во рту, набухающие десна, выпадающие зубы... Временами для Вас это проблема номер 1: Вы превращаетесь в урода. Хотя, казалось бы, неужели в этом состоянии можно о состоянии зубов думать. Так нет же... Очень удобный способ навязывания чувства страха, вины и стыда... Любопытная вещь, человеческая психология.
   - Доводить человека до срывов, бешенства, а потом его же в этом обвинять?
   - А почему нет? Все под контролем. Ломать людей- это не я придумал. Было во всех эпохах и странах.
   - Правда, в разных пропорциях.
   - Только вот неприятная, вызывающая отвращение роль отводилась мне. Помните библейский сюжет. Толпа травит проститутку. Эффектно появляется Иисус Христос с афоризмом "кто безгрешный, пусть первый бросит в нее камень"... Этим он ее спасает, и тут же отпускает грехи. А его потом еще и веками цитируют. Так вот, участвовать в таких комедиях мне давно надоело. Теперь я предпочитаю сам ставить мелодрамы: сам организовываю травлю- сам же спасаю и отпускаю грехи. В ответ чувство огромной благодарности. Главное, чтобы объект не сообразил, кто именно организатор первой половины мизансцены.
   - Отменяете христианство...
   - Скорее, модифицирую. Идея духовника мне очень даже по душе. Этакий пожизненный инструктор, который тут же напомнит о грехах, если вдруг дело пойдет как-то не так, поможет нужным советом. А, в целом, ох уже эти мне мировые религии, философии... Мудрецы, они как горные козлы. Забираются тем выше, чем старательнее и талантливее бегут от хищников. Так устроен мир. Впрочем, их бесценный опыт прыганья по камням тоже можно использовать. Кому-то придется и поскакать как козел, и побыть козлом отпущения. Не я эти законы природы придумал.
   - А мне, видимо, отведена роль козла отпущения?
   - Что Вы от меня хотите?
   - Вернулись, к тому, с чего начинали. Тогда давайте пойдем другим путем. Чего хотите Вы? Учитывая, разумеется, сложившиеся обстоятельства. Не сойти с ума, вернуться к реальной жизни?
   - К реальной жизни? Я перестал понимать, что это такое. Уже забыл, что значит почувствовать себя нормально..,- растерянно произнес Александр.
   - Нормально, реальная жизнь... Перед Вами как раз реальная жизнь, а не та, какой Вы ее себе насочиняли. Вы должны радоваться, что Вас предупредили.
   - Бред... ЛСД-трип какой-то...
   - Открою Вам маленькую тайну. Человечек всю жизнь только и делает, что цепляется то за одно, то за другое, то за третье... Вам психология какого-нибудь пигмея тоже бы показалась полной психиатрией. Человеческая личность это цепь побуждений, стимулов, реакций... Некоторые из них весьма устойчивы. Отсюда культура. Поверьте мне, это полный симулякр- отражение того, чего нет в действительности. Помните, в начале разговора я напомнил Вам о романе- антиутопии Хаксли. Помните, что в книге говорит Мустафа Форд, тамошний диктатор? Сперва он цитирует английского религиозного философа. А что делать, когда беседуешь с интеллектуалом? Приходится описывать культурную параболу. Цитата из духовного авторитета: "Философия- объяснение сомнительными причинами того, во что веришь инстинктивно". И Мустафа Форд на нее справедливо возражает. Что-то типа, "разве можно верить инстинктивно"? И дает свое определение философии: "Философия- это объяснение сомнительными причинами того, во что веришь по другим сомнительным причинам".
   - Постойте... Вы отменяете религию, философию... Человек просто дрессированная мартышка... А сами, тем временем, наглядное доказательство верности религии ... Черт. Дьявол,- Александр очередной раз бессильно пытался сосредоточиться.
   - А почему Вы так в этом уверены? Над Вами ставят государственные эксперименты- вот Ваша первая версия. Кто я? Бред, полная галлюцинация, галлюцинация с акустическими приемами? У Вас произошли необратимые изменения в мозге. Это Вам хорошо известно. Все остальное- допущения. Не читай Вы религиозную литературу, у Вас бы никаких мистических интерпретаций не возникло.
   - Так все же государственный эксперимент...
   - Так вот к чему у Вас склоняется чаша весов... А почему нет. Наука не стоит на месте. Неужели Вы могли предположить, что такая важная вещь , как человеческое сознание, останется без внимания военных и спецслужб? Никогда. Выглядит безумно, как какая-то форма оккультизма. Непонятно, как это работает. Но Вы же смотрите телевизор, толком не представляя, как он функционирует. Возьмите телеящик или ноутбук, поезжайте к какому-нибудь дикому племени. Для них это тоже будет чудо. Вы шаманом станете.
   - Такой, значит, расклад... Я пигмей, а Вы- шаман.
- Бросьте. Стал бы я Вам чего-то объяснять при этом. При таких раскладах мне было бы абсолютно неважно, как именно манипулировать, лучше сказку сочинить. Так вот- этого не будет. Человеческий мозг- нейро-лингвистический компьютер. Рано или поздно законы его функционирования должны были стать известны. Чтение мыслей, образов, измерение побуждений, эмоций. Все это, на самом деле, не очень сложно. И вот уже детектор лжи игрушка для профанов, или вспомогательный прибор, чтобы понаблюдать, как человек извиваться во вранье будет. Коктейль из психотропных средств, разных излучений, нанотехнологий... И вот уже несложно вызвать приступы агрессии, страха, паники, сексуального возбуждения... Разумеется, многое предстоит изучить. И придется изучать. Соответствующие исследования ведутся во всех странах мира. Притормози их- и ты полный лузер. Думаете, США одержали в двадцатом веке сокрушительную победу только из экономического и военного превосходства, а также из-за того, что человеку предпочтительней жить в свободной стране, а не там, где тебя за анекдот посадить могут? Все это, разумеется, имело значение. Но и без психотехнологий не обошлось.
   - А Вы не могли при таких сверхвозможностях что-то погуманней придумать?
   - Погуманней... Не можем же мы законы природы отменять. Страх- вот самый сильный инстинкт человека, он посильней любого, даже полового... И лучший прием перевоспитания- психоз, замешанный на самоуничижении. В сектах и карательной психиатрии это давно уловили. Кроме того, психоз- идеальный приговор. Тебе ставят диагноз, и ты сразу же становишься всяким европейским судам по правам человека абсолютно неинтересен.
   - Знаете, в такой ситуации даже обычная психиатрическая клиника покажется выходом и прекрасным, чудным миром... Что же Вы от меня хотите?
   - Заладили, как попугай: "Что Вы от меня хотите, что Вы от меня хотите, что Вы от меня хотите..." Почему только от Вас? Такой вопрос не приходил Вам в голову? Своеобразный эгоизм какой-то... И, тоже, кстати, форма психоза. Психоз. Психоз. Очень странное слово. Для одних- угроза, пожизненный приговор. Для других- отмазка в суде. Я, мол, был невменяем. И никто толком не знает, что за ним стоит, включая психиатров. А Вы и в этом вопросе сочли себя профессионалом. Даже для себя десятибалльную шкалу составили. Шестерка- стоп, индикатор- не надо ни с кем общаться. Мысли путаются, говорить трудно, для остальных Вы итак безумцем выглядите... Надо лбом в стену упереться. С тем, что до шестерки, Вы немного разобрались. А вот, что там дальше, Вам абсолютно не по нраву. Дальше бешенство, агрессия, приступы дикой сентиментальности, когда безумно до слез даже кошку жалко... А, еще дальше, полное безумие, которое страшит Вас больше всего. А ведь это все общечеловеческое, куча людей через это теперь вынуждено проходить. Помните: "Для него это состояние полный мрак. А в нем человек тянется к тому, кто кажется ему ближе всего..."
   Александр вспомнил. Наплывающее ощущение отчаяния, какой-то странный замес из тоски и тревоги... Надо как-то отключиться, заткнуть уши хоть чем-то... Наушники плейера. Простенькие, незамысловатые мелодии. Куплеты с набором нехитрых очевидностей. Приступы ностальгии по тем временам, когда все было просто и понятно. И вдруг на фоне голос Нади: "Он что, совсем рехнулся?" И этот идиотский комментарий какого-то молодого инструктора, который попадает в точку. И осознание того, что с тобой все кончено, тебя свели в полный ноль.
   - Чтож, припомнили, хорошо,- продолжил незнакомец.- Ключевые слова здесь "КАЖЕТСЯ ему ближе всего". Ведь был просто разыгран очень нехитрый сценарий. Вы даже не представляете, как легко людьми манипулировать. Любовь, любовь... А помните утро, Вы едва проснулись. И на фоне диалог Нади с каким-то молодым парнем.
   Александр вспомнил. Голос Нади, женщины, с которой Александр когда-то долго был вместе, а потом очень глупо, как в дурной комедии, расстался. Ну, а дальше уже не было никакого смысла встречаться. Не хотелось, чтобы его кто-то видел в таком состоянии. Тем более, она.
   В упомянутое незнакомцем бредовое утро ему словно транслировали по радиосвязи постельную сцену. Молодой человек задавал вопрос Наде: "А, давай, как с ним этим займемся"...
   - Что там с ней?- спросил Александр.
   - Вам то что до того? Для нее вы калека, инвалид. Она вышла замуж. Ей нет до Вас никакого дела. Да Вы никогда толком и не представляли, что творится за сценой. Я Вас свел, я Вас и развел.
   Александр вспомнил еще одну ночь. Он проснулся от шума, словно на фоне разыгрывался какой-то мерзкий радиоспектакль. Попытка изнасилование, или изнасилование Нади... что-то в этом духе. И ее отчаянный голос: "Вы садисты... Мне надо душ принять".
   - Воспоминание к месту. А что поделаешь. Проституток тоже надо как-то воспитывать. Нехитрый прием, кстати. Попытка изнасилования. Чувство, что ты опозорена. Чувство вины за какие-нибудь сексуальные фантазии, неправильное поведение. У всех есть свои скрытые стороны. Личный опыт, который хотелось бы утаить. Какое-то чувство ущербности, вызванное физическими болезнями, невозможностью создать семью, иметь детей... Вы бы на это, скорее всего, не обратили бы внимания, а для женщины это данность. На практике выясняется, что все это и многое другое можно использовать для навязывания чувства страха, вины... Женщины, вообще, не очень умны. И не им навязывать нам свою волю. А дальше, приемов множество... Сценарий первый. Создаешь психологическую матрицу: чувство кошмара, ущербности, нервного срыва, которого стыдишься... И комментируй, комментируй, комментируй, так, чтобы она не успевала соображать. Подкладывай ложные вопросы, и сходу предлагай нужные тебе ответы. Растерянность, смутные ощущение.., прекрасно. От Вас зависит, как Вы их назовете. Автор Вы, не она. Постоянный поток инструкций: чего стыдиться, как думать, как ходить, во что одеваться... Сценарий второй. Назовем его "Импозантный мужчина". После всего этого кошмара, когда женщина по природе своей ищет, на кого опереться, доверительная беседа с человеком с внимательным, проникновенным взглядом. Все остальные вокруг идиоты, мрась... И вот она уже не проститутка, а куртизанка... Она снимается не в порнушке для онанистов, а секс-бомба, от которой мужчины сходят с ума. В ее глазах она уже принцесса, женщина без комплексов, которой завидуют женушки-гусыни. Очень распространенный в нашей Системе сценарий: сперва использовать, как проститутку, а потом выдать замуж. По-моему, гуманно.
   Александр попытался задуматься. Почему-то Надя представилась ему маленькой, немного грустной, растерянной девочкой, которая пытается выбраться из какого-то своего мрака. Плюс десяток, другой смутных воспоминаний, от которых хотелось бы избавиться, потому что они вызывают нестерпимую тоску. "Невыносимая грусть, вот что их объединяет. Понимание, что ничего не вернешь. Вообще, ничего",- подумал Александр.
   - Вы словно из нас какую-то касту замордованных людей создаете. И обрубаете все личное.
   - Все личное... Поймите Вы, наконец: нет ничего личного. Я бы запросто мог показать и рассказать о Наде такое! Доверительная беседа в стиле: "Парень, ты лопухнулся, с блядью связался. Ну, ничего, со всяким случается. Пройденный этап. Теперь настоящим мужиком станешь. Нам слюнтяи не нужны",- это в нашей Системе очень распространенный сценарий.
   - Со мной Вы, кажется, обошлись покруче,- сказал Александр почти автоматически.
   - Мой основной метод: пока человек не осознает свою изначальную слабость и уязвимость, пока не поймет, что он был просто игрушкой в чужих руках, психоз на психозе, психоз на психозе, психоз на психозе... Не надо зазнаваться, приписывать что-то каким-то своим достоинствам. К черту психоаналитическую кушетку. Да здравствуют покаянные исповеди перед хохочущим колхозом. К черту медицинскую тайну, к черту прайвеси... Пусть также себя человек ощущает и на сеансе у священника. Мы все одна команда, одна семья. Мы спасаем страну! Это прежде всего. И на фоне- комментарии, комментарии, комментарии... Максимально быстро, чтобы человек соображать ничего не успевал, чтобы все ненужные, глупые мысли вылетели из его головы. Пусть также работает и телевидение... Побольше сюжетов о том, что россияне- нация дегенератов, страну надо срочно лечить! Непрерывная череда убийц, насильников, педофилов, террористов, алкоголиков, наркоманов...
   - Политика прежде всего?
   - Политика- да. Но не политики. Их время уходит в прошлое. Все меньше людей ими интересуется. Это общая тенденция. На Западе это давно поняли. Кто такой глава государства?- так, чиновник, тара для несбывшихся ожиданий, которого надо регулярно менять. Что ж, падающего да подтолкни. Пусть политики выглядят клоунами, обсуждают проблемы, которые почти никому не интересны, пусть все понимают, что они ничего не решают. Вы все еще интересуетесь политикой? Прекрасно, бредьте на политическую клоунаду, толком не представляя, что происходит с ценой. Тоже нормально. На фоне этого тотального бреда любую карту несложно сделать козырной, и Вы на нее поставите. Приемов- куча. Плюс- побольше ток-шоу с идиотскими героями и бесконечными идиотскими исповедями. Зато- мы все вместе, любая домохозяйка может оценивать якобы тонкие изгибы Вашей мотивации и судьбы. Пусть чаще демонстрируются риэлити-шоу- мы все в одном огромном аквариуме, частная жизнь уходит в прошлое. Не нравится- Вас просто засмеют. А вот понятие либерал пусть станет бранным словом. Не люблю я всякие рассуждения об автономии прав личности в обществе и прочее... Не любите телевидение. Тоже прекрасно. Не включайте этот бездуховный телеящик. Бегите к священнику, или в какой-нибудь еще загончик для интеллектуальных гурманов. Ну, а за сценой, прежде, чем что-то предлагать на широкую аудиторию- эксперименты, эксперименты, эксперименты. Формула, даже, не "Мы говорим- ты думаешь". Формула "Мы говорим- ты чувствуешь!" Годится все: абсурд, логические несостыковки, драматургия с неожиданными ходами, музыка, которая бьет по простейшим рефлексам, провокационный видеоряд... И, главное, групповое давление. Без него никуда. Мы постепенно осваиваем эту алхимию. У нас нет права проигрывать психологические войны. Нация вырождается. Посмотрите на статистику демографии, миграции, экономики...
   - ...которая у Вас тоже прием манипуляции,- Адександр закончил фразу, сам не понимая, зачем он это сделал?
   - А почему нет? Часто для того, чтобы человека вылечить, надо его по-настоящему испугать. Нужно, чтобы кто-то ему дико прокричал: "Ты болен!" Также и с государством, нацией...
   - Постойте, Вы говорите все, что я думал раньше... Представлял Вас, как собеседника. Ничего нового... Вообще, ничего...
   Незнакомец что-то снова начал говорить. Потоки бессмысленных слов, голоса, напоминающие отвратительное воронье карканье, омерзительный, презрительный хохот...
   И эта ужасная тень, напоминающая материализовавшееся пятно Роршаха, "Черный квадрат" Малевича, на который ты что-то проецируешь, проекция становится бредом, бред материализуется, и ты утопаешь в нем...
   Александру показалось, что он немного пришел в себя. Тень исчезла. Исчезла так, словно ее не было, но оставила ощущение, что в любой момент с очередной волной безумия может возвратиться назад.
   Александр встал с дивана и подошел к столу. В зеркале на стене мелькнуло отражение его лица. Безумный взгляд изможденного, растерянного, опустошенного человека. Если бы он присмотрелся, то смог бы увидеть свои безумные глаза.
   "Стоп! Не смотреть, не чувствовать, меньше думать,- твердил он про себя.- Ни одного тихого утра или тихого вечера. Голоса, крики, мерзкие голоса... Оскорбления, обличения, мат, ругань, обрывки бессмысленных фраз, политический бред... Круглые сутки. Ежедневно, уже несколько лет. Совсем невозможно думать. Черт, это никогда не кончится. Пора заканчивать. Давно пора. "Единственный выход из игры- выпасть из нее". Черт, опять цитата. В. Набоков "Защита Лужина". А что тут скажешь? Или подумаешь? Что, вообще, делают в таких случаях? Пишут прощальное письмо... Кому? Зачем? О чем? Кто поверит безумному калеке? Кому, вообще, нужна эта безумная писанина? Это непробиваемая стена. Точка".
   Александр принялся скидывать со стола на пол книги, газеты, подшивки текстов. "Сколько пыли". Мелькнула трогательная фотография отдыха с Надей. Морской пляж, яркое солнце, отдыхающие люди... Все веселы и счастливы. "Где это было? В Турции? В Израиле? На Черном море? Не помню. Ничего не помню. Интересно, что она испытывает сейчас ко мне? Безразличие? Отвращение? Я просто смешен? Или, что там еще придумали эти новые душевные алхимики"?
   Наконец, Александр расчистил стол, и, преодолевая головокружение, забрался на него. "Не упасть бы раньше времени здесь, на пол... Главное, чтобы на улице никого не было. Не хочется, чтобы тебя видели. Но, черт, они же все равно наблюдают. Надо быстрей. Быстрей надо. Или придется опять участвовать в какой-то бредовой комедии".
   Александр тщетно пытался поднять щеколду. Она не поддавалась. "Сохранять максимальную ясность сознания. Хотя, нахрен тут ясность. Надо было водки принять. Мужество? Нахрен мужество. Относись к этому, как к хирургической операции: проще перенести страдание просто покорившись судьбе. Быстрее. Надо быстрее".
   Наконец, Александр достиг цели. Последней его мыслью было: "Наверное, кому-то за этим смешно наблюдать". И он нырнул в мокрый, освещенный желтым фонарем асфальт.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"