Давлетшина Олена: другие произведения.

Folleto

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Поскольку многие считают его существование аксиомой, не требующей доказательств, то опровергать его есть признак упрямства и глупости; ибо вера в него является также общим мнением отцов церкви, теологов и философов, правдивость которых признается во все времена и всеми народами". Лель Рио. "Disquisitionum Magicarum" (1599)

  ЧЕТВЕРГ, 20 МАЯ. Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш,
  радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира...
  
  Шепот раздавался по всему залу. Иногда можно было услышать скрип стула или чей-то кашель. Но это было все настолько тихое, что если бы ты нечаянно чихнул, то это уже считалось бы грехом. В середине, в третьем ряду от сцены сидела девушка, опустив свою голову к полу. Рядом сидели родители. Они были православными людьми, соблюдая все посты и праздники. Их дочь Ольга - девушка стройная и весьма привлекательная. Ей было семнадцать лет, Но если для обычных подростков это что-то значило, то для нее - нет. Чуть поодаль, в шестом ряду сидел молодой человек со своей семьей. Николай был умным и весьма тихим мальчиком. Но это никак не вязалось с его внешностью. Его черный спутанные кудри торчали в разные стороны. Даже когда он сидел, все равно было заметно вся его неуклюжесть: длинные, худые ноги, такие же руки. Ничего не было в нем притягательного. Николай сидел на стуле, скрючившись над книгой. Он должен стать мужем Ольги и это совершенно не оговаривалось ни с ней, ни с ним. Так сказали родители. Нет, в некоторых христианских семьях можно было выходить замуж по любви. Но семья Михайловых категорически были против таких решений. Для них любовь - это грех, похоть, грязь. А родители Николая были не против такого удачного брака. Красавица жена... А сын? Ну, что бывают в жизни огорчения! Свадьба была намечена на 25 мая, после того, как Ольге исполниться восемнадцать.
  Когда семинар закончился, в зале послышался грохот стульев, кашель и шептание. Все выходили в холл, где были большие окна, мягкие диваны и кофе машины. Около них стояли столы с чашками и ложками. Люди разошлись по холлу, наливая себе кофе. Семья Михайловых подошла к родителям Николая. Ольга села на диван, посматривая исподлобья на мальчика. Ей был он противен, так же как и эти семинары. Некоторые люди заходили в церковь, молились и ставили свечки. Никто их не принуждал, а она? Ей навязали эту веру. И сейчас Николай смущенно смотрят на нее, улыбаясь как-то по-детски. Здесь были и другие парочки: молодые люди встречались, но им нельзя было целоваться. Те, что помоложе, украдкой обнимались. У них была любовь... А у нее? Ничего. Скоро он будет прикасаться к ней и целовать ее. Возможно, даже будет к ней приставать. Она сморщилась, представив как он раздевает ее, лапает ее за грудь... Фу. Надо бы помолиться. Нет, Ольга не верила в Бога. Если он добр и всепонимающий, то почему так жестоко обошелся с ней? Почему он придумал любовь? Зачем он издевается над ними?
  Родители тихо обсуждали все, что происходило на семинаре. Не обошлось и без обсуждений о предстоящей свадьбе.
  Потом, после трехчасового разговора они отправились домой. Квартира была не большой. Кухня, комната родителей, ее комната. Телевизора нет, компьютера тоже. На кухне на стене висел маленький радиоприемник. В ее комнате была кровать, письменный стол, книжный стеллаж и шкаф. Четыре серые стены, над одной из них, над кроватью висело распятие. Каждое утро и вечер, перед сном, Ольга должна была молиться. На улицу ее заставляли ходить в длинной юбке и повязывать на голову платок. Как она это все ненавидела. Лучше умереть, чем влачить так существование.
  Когда они вошли в квартиру, то Ольга от толчка в спину повалилась на пол.
  - Ах, ты - тварь! - воскликнула мать, - Я все видела!
  Отец отвернулся, повесив куртку на крючок. Он никогда не принимал участие в наказании дочери. Ему было ее жалко, но и помочь он не мог.
  Мать схватила ее за волосы и потащила в комнату:
  - Два дня без еды, - она ее швырнула в комнату. На миг ее лицо стало более спокойным, - Молись, деточка. Молись, чтобы грехи были твои отпущены.
  Дверь закрылась, а Оля закрыло лицо руками, и заплакала. Посмотрев в окно, за которым лил дождь, она еще больше заплакала:
  - Господи, сделай так, чтобы все закончилось. Не хочу... Не хочу...
  На миг она замолчала. Слезы перестали литься из ее глаз. Оля залезла на кровать и перевернула крест. Минуту она рассматривала перевернутое распятие и на губах медленно появлялась улыбка
  - Да, - шепнула она, - Сделай так, чтобы я поверила в тебя.
  Слезы высохли на ее лице. Оля села, сняв крест со стены. Прижав его к себе, она облокотилась спиной об стену и закрыла глаза. Дождь лил за окном, все сильнее и сильнее барабаня по стеклу. Тучи окончательно закрыли холодное солнце, и в комнате стало темно. Сверкнуло. Раздался гром. Оля вжалась в стену, сильнее прижимая к себе распятие.
  Когда она очнулась, то было уже совсем темно. Иногда все еще сверкала молния, и были слышны раскаты грома. Вот еще раз сверкнуло, и можно было разглядеть каждый темный уголок комнаты. Дождь не переставал лить, и было такое чувство, что еще чуть-чуть и сильные капли разобьют стекло вдребезги. Опять полыхнула молния. На миг Оле показалось, что она что-то увидела в углу. Пытаясь разглядеть это что-то, девушка заметила быстрое движение в сторону нее. Она вцепилась в крест, шепча молитвы:
  - Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа...
  Молния сверкнула еще с большей силой, и она увидела фигуру в темноте. Это был молодой человек: высокий, бледная кожа, темные волосы до плеч, зеленые глаза. Он приближался к ней, улыбаясь. Ольга закрыла глаза, громче шепча:
  - Боже, очисти мя грешнаго, яко николиже сотворих благое пред Тобою; но избави мя от лукаваго, и да будет во мне воля Твоя, да неосужденно отверзу уста моя недостойная и восхвалю имя Твое святое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
  Она слышала его дыхание. Он был уже совсем близко. И вот, среди грома и шума дождя девушка отчетливо услышала его голос.
  - Чего же ты боишься? Ты меня звала ведь. Я пришел.
  Никогда она не слышала такого голоса. Он был прекрасен, словно музыка. Открыв глаза, Оля увидела его лицо совсем близко от себя. Боже, - подумала она, - Как он красив!
  - Ну, если я - Боже... - усмехнулся он, - То пусть так и будет. Аминь, верно?
  - Я тебя звала?
  - Да, - улыбнулся он, сев около нее. От него тянуло холодом, но ни это ее пугало. Страшило его красота и то, что знал он, о чем она думает.
  - Разве?
  Он кивнул, пододвинувшись к ней ближе. Рука потянулась к ней... Она испуганно смотрела на него, а он дотянулся до ее рук и забрал крест, кинув его на стол. Стук деревянного распятия заглушил очередной раскат грома.
  Его зеленые глаза сверкнули в темноте. Он притягивал к себе, как магнит. В ее голове все перемешалось и она уже ничего не понимала, не испытывала кроме желания. Ей хотелось, чтобы он прикоснулся к ней, поцеловал ее... Он улыбнулся. Эта улыбка была дьявольской.
  - Слушаюсь и повинуюсь, - раздался его голос в темноте. По коже пробежались мурашки, когда его пальцы коснулись до нее. Холодное дыхание ошпарило лицо. Оля почувствовала на своих губах поцелуй.
  - Еще? - даже при кромешной темноте она почувствовала его улыбку. Девушка кивнула, закрыв глаза. Ее руки нащупали его плечи. Он заключил ее в свои стальные объятия, медленно опуская ее на спину. Рука скользнула под юбку. Она судорожно сглотнула, подавив стон. Желание ее жгло изнутри. Еще в детстве мама говорила, насколько это грязно и грешно. Она ее наказывала, когда дочь не могла подавить в себе желания. Мать даже сняла замки со всех дверей. Как же она ждала этого момента. Как ее тело ликовало под нежными ласками его рук. Он проник в нее медленно, а девушка закусила кулак, чтобы ее стон не разбудил родителей. Оля не размыкала глаз, стыдясь своего желания. Тысячу электрических разрядов пробегали по ее телу, когда он двигался в ней.
  - Разве это стыдно? - шептал он, - Это ведь не мысли. Это тело желает... Нас создал такими Бог. Это не грязно.
  А она только молчала. Ее сбивчивое дыхание едва-едва было слышно среди шума дождя и грома. А потом словно тысячу бабочек проникли в нее. Они пытались вырваться... Ее тело изогнулось. Холод стал покидать ее, а в заместо него девушку охватил жар. Он поцеловал ее в губы и ушел...
  ПЯТНИЦА, 21 МАЯ.
  Утро было холодным. Серое небо плыло в окне, за которым щебетали птицы. Оля пошевелилась, и тело пронзила боль. Она попыталась встать. С трудом и болью девушка поднялась с кровати. На простыне она увидела кровь. Дрожащими руками Оля провела по своему животу. Потом, присев на корточки, она провела руками по коленкам, поднимая подол своей юбки. Увидев кровь, она заплакала, прижавшись к спинке кровати... Грязно... грех... стыдно... Перед глазами все поплыло: стол, крест на нем, кровать, пятно крови и окно. Резко встав, она сдернула с кровати простынь, скомкав ее в руках. Встав на середину комнаты, Оля немного постояла и подумала, куда ее спрятать. Девушка огляделась по сторонам и направилась к окну. Открыв форточку, она выкинула скомканную простынь. Она полетела вниз, раскрываясь словно парашют. И только маленькое красное пятнышко еще роднило эту белую ткань с ней. Рванув к шкафу, девушка достала новую простынь и стала застилать кровать ею. Потом Ольга подняла со стола распятие и, поднявшись на постель, повесила его на место.
  За дверью послышались шаги. Шуршание тапок об пол становились все ближе и ближе. По шагам она узнала отца. Он постучал в дверь, а потом вошел. В руках у него была тарелка с едой. С виноватым лицом он протянул ей ее.
  - Пока мать ушла в магазин, поешь. Только давай быстро.
  Оля кивнула, не поднимая на него глаз, и взяла из его рук тарелку. Это была гречневая каша. Она стала ее есть, прогладывая и не прожевывая кашу. Управившись с едой, девушка отдала отцу пустую тарелку.
  - Я буду молиться за тебя, - сказал он и закрыл за собою дверь. Ольга подошла к столу, отодвинула ящик и достала молитвенник. Открыв его, она стала выискивать нужную ей молитву. Опустившись на колени, она повернулась лицом к кресту и зашептала:
  - Го́споди Бо́же наш, е́же согреши́х во дни сем сло́вом, де́лом и помышле́нием, я́ко Благ и Человеколю́бец прости́ ми. Ми́рен сон и безмяте́жен да́руй ми. А́нгела Твоего́ храни́теля посли́, покрыва́юща и соблюдаю́ща мя от вся́каго зла; я́ко Ты еси́ храни́тель душа́м и телесе́м на́шим, и Те́бе сла́ву возсыла́ем, Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.
  Из кухни послышался скрежет радио. Отец настраивал его. Сквозь тишину Оля услышала монотонный голос диктора:
  - Итак, в мир человека вошли грех и зло. Рассмотрим эти понятия подробнее. Вначале выделим различные точки зрения на формирование понятия "грех". а) Под грехом обычно понимается нарушение (делом, словом, мыслью) воли Божией, выраженной в заповедях (заветах, уставах, законах, определениях, постановлениях, повелениях) Божии...
  Ольга стала опять повторять молитву, закрыв глаза.
  - ...б) Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что известные первые повеления (законы) Божии были даны людям вначале Богом непосредственно, а затем - через Моисея. Однако первый грех был совершен еще до появления человека - среди бестелесных разумных существ, обладающих свободной волей - ангелов, то есть до появления известных нам законов. Последующий грех был совершен дьяволом (в образе змея) уже после появления первой заповеди в раю, причем данная заповедь относилась к человеку, а не к ангелам. Но факт проклятия дьявола за соблазнение им человека ко греху говорит именно о том, что дьявол согрешил...
  В голове пронеслась прошедшая ночь: он целует ее, прикасается к ней... Она желала его... Ей было хорошо. И сквозь воспоминания прорывались слова матери: "это грязно!"... Снова она стала повторять молитву, вцепившись пальцами в простынь. Слезы полились из глаз, а она шептала и шептала, пока голос не сорвался на "Аминь"
  - Давайте рассмотрим таких демонов, как инкубов.
  Оля подняла голову с постели, прислушиваясь к словам диктора.
  - Слово инкубус происходит от латинского "инкуба-ре", что в переводе означает "возлежать". Согласно старинным книгам, инкубус - это падшие ангелы, демоны, увлекающиеся спящими женщинами. Предмет жарких богословских споров Средневековья. Эта проблема, красноречиво свидетельствует тот факт, что папа Иннокентий VIII в тысяче четырехсот восемьдесят четвертом году издал специальную буллу (постановление, указ), посвященную животрепещущей теме инкубусов. И как же ей не быть животрепещущей! Ведь эти проклятые богом существа так и норовили, улучив удобную минуту, пристроиться к невинным добропорядочным женщинам, проявляя особое нахальство при обращении с монахинями. Тем просто спасу не было от нечистых. Бедняжкам приходилось постоянно стоять на страже своей непорочности, отгоняя молитвой и крестным знамением непрошеные видения. Были, конечно, и такие, как монахиня Клара, коей даже во время болезни, в одинокой келье виделось не что-либо непотребное, а богослужение в церкви.
  Весь день она молилась, пытаясь забыть тем самым эту ночь. Но в глубине души Ольга знала, что это ее не спасет и если она отвергла веру, то и придется ей поплатиться за это. И все же девушка ждала следующий ночи...Ждала его...
  Позже пришла мать. Около двери послышались шаги, стук деревянных ножек об линолеумный пол. Мать села возле ее двери и стала читать молитвы. Ольга сидела на кровати, уткнувшись лицом в коленки. Она пыталась вслушиваться в ее слова, но разум отвергал молитвы. Слезы потекли из глаз, скатываясь по щекам и падая на коленки. На белых простынях образовывались мокрые серые пятна. Она вспомнила о том, что с утра выкинула в окно окровавленную простынь. Ольга встала с кровати и направилась к окну. Мокрая серо грязная ткань светилась на асфальте. Она всматривалась, чтобы увидеть пятно, но с такой высоты ее не было видно. Было страшно, что ее найдет мать. Она убьет ее, но не выдержит такого позора. Ну и пусть, это единственный выход из положения. Лучше так, но быть свободной. Ольга вздохнула и легла на кровать, заставляя себя заснуть. Внутри нее все ныло и болело. Хотелось есть. Голос матери не умолкал и понемногу тонул в звуках начинающего дождя.
  Из небытия ее вернули холодные руки. Они прикасались к коже, гладили ее лицо, шею, грудь и ноги. Ольга не хотела открывать глаз, но его ласки стали более настойчивые.
  - Не противься, - шептал он, - Я знаю, что ты не спишь. К чему это притворство?
  - Я ... - начала она, пытаясь собраться с мыслями, - Я не хочу. Ты не настоящий.
  В темноте послышался смех. Он подхватил ее на руки и поставил на ноги. Она открыла глаза и увидела зеркало, которого у нее никогда не было. Мать запрещала смотреть на себя. Она называла ее распутной, грязной девчонкой. Зачем смотреть на себя? - говорила она ей, - Ты нечем не отличаешься от всех. На Ольгу смотрела симпатичная девушка. Длинные светлые волосы струились волнами вниз. Персиковая кожа. Правда, под глазами залегли тени и сама она очень худая, но все равно эта девушка покорила бы много мужских сердец. Она едва улыбнулась, не зная, как реагировать на собственное отражение. И тут Ольга заметила, что он не отражается. Она обернулась к нему:
  - А почему тебя там нет?
  Он улыбнулся, коснувшись тыльной стороной ладони ее щеки. В его глазах таились нежность, грусть.
  - Главное, что ты есть... Зеркало - отражение души.
  - У тебя нет души?
  Он покачал головой, обняв ее.
  - Ты меня больше не боишься, но потом, когда я уйду, будешь корить себя за это.
  - Да, - честно призналась она. Девушка подумала, что скоро ей будет хуже. Она выйдет замуж за нелюбимого, родит много детей, будет ходить в церковь, а потом тихо умрет, как умерли другие. Разве она этого хотела? Разве кто-нибудь спрашивал у нее мнение? На все воля божья... Так получается, что мы, как игрушки. Как растения... У нас нет право выбора или есть?
  - Есть, - ответил он, целуя ее в губы. Ей хорошо с ним. Ей казалось, что он подавил в ней весь страх. Как же легко, когда не боишься! Когда кто-то тебя понимает! - Ты не обязана идти на самопожертвование.
  Он кладет ее на кровать и целует ее в губы. Она закрывает глаза, обняв его за плечи. И забывается после последней мысли: завтра - это завтра...
  СУББОТА, 22 МАЯ. Ей снилось пламя. Это был костер. Языки пламени лизали ее кожу, которая покрывалась пузырями и чернела. Становилось все горячее и горячее. Боль испепеляла ее тело, глаза... Истошный крик вырвался из ее опаленной груди. От кожи шел дым...
  Ольга резко поднялась с подушки, тяжело дыша. Липкий и холодный пот стекал с кожи. Кинув взгляд на стену, где должно висеть распятие, она с ужасом отпрянула и упала с кровати. Креста не было. Ольга стала искать его по всей комнате, но так его и не нашла. Упав на колени лицом к окну, девушка стала шептать молитвы. Голос ее не слушался. Она захлебывалась в слезах и тряслась от страха:
  - Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, приди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.
  В квартире была тишина. Завтра воскресение... Главное дожить до завтра. Она всегда с родителями по воскресениям ходила в церковь. Ольга попросит их поставить за себя свечку или же попросит батюшку. Они не откажут. Не откажут...
  
  - Помилуй нас, Господи, помилуй нас; всякаго бо ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце грешнии приносим: помилуй нас.
  А если завтра меня не возьмут с собой? Если родители откажут мне? - думала она, и слезы еще сильнее стали литься. Ей стало жарко... Почти так же, как во сне. Страх овладел ею. В голове крутилась только одно слово: грех, грех, грех, грех...
  - Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.
  Желудок стал очень сильно болеть. Казалось, что тебя изнутри что-то съедает. Как же больно. Больно...
  Темнота стала поглощать ее. Ольга пыталась не заснуть, но все было тщетно... Голова больно ударилась об пол, и глаза сами закрылись.
  - На полу лучше спиться?
  Голос вырвал ее из темноты... Хотя какая темнота мрачнее? Та или эта, что таилась в зеленых глазах... Он подавлял в ней страх. А она любила его всего и без остатка.
  - Пожалуйста, не оставляй меня. Не покидай, - шептала она, - Я одна. Мне так плохо.
  Он гладил ее волосы, целовал ее слезы и обещал не покидать. А потом она тонула в его ласках и засыпала, шепча ему слова любви.
  - Ты хочешь остаться со мною? - услышала она сквозь сон.
  - Да...
  - Точно ли ты не хочешь быть здесь?
  - Да...
  - Не хочу, - думала она, - Это меня убивает. Я уже мертва... Так какая разница?
  - Слушаюсь и повинуюсь, - услышала она, и темнота накрыла ее с головой...
  ВОСКРЕСЕНИЕ, 23 МАЯ.
  Прихожая плохо освещалась. Стены с ободранными обоими, прибитая досочка с крючками, на которой весели куртки. Коврик, на котором стояла обувь. Как здесь оказалась она, Ольга не знала. Прошел отец. Он что-то бубнил себе под нос, шаркая ногами.
  - Ольга, вставай! - мама кричала с кухни.
  - Я тут, - ответила она. - В прихожей.
  Мать вышла из кухни, обтирая руки об фартук. Она направилась к комнате дочери, мимо Ольги, даже не заметив ее.
  - Вставай, - сказала она, - Опоздаем.
  Скрипнула кровать. Ольга пыталась разглядеть, кто там спал на ее постели, но мать загораживала ей обзор.
  - Мам, я тут, - громко сказала она, но ее видимо никто не слышал. Вот, в комнате скользнула тень. Ольга все пыталась рассмотреть незнакомца. Мать повернулась лицом к зеркалу и вскрикнула. Потом повернулась обратно, приложив руку к груди, и выдохнула:
  - Господи, ты меня напугала.
  Она отошла в сторону, и Ольга увидела девушку: светлые волосы до лопаток, серые глаза, впалые щеки, болезненный цвет лица. Она безразлично на нее посмотрела. Ольга хотела подойти к ней ближе, но что-то ей помешало... Холодное и скользкое... В ужасе она стала стучать руками по невидимой поверхности. Девушка напротив едва уловимо улыбнулась, а в ее глазах блеснули зеленые озорные огоньки.
  - Что ты себя рассматриваешь, - проворчала мать, - Сколько я тебе говорила...
  - Знаю, мама, - повернувшись в ней, ответила девушка. Ольга не верила. Она не могла понять... Как такое может быть?
  - Любимая, пойдем, - послышался за ее спиной голос. Она обернулась и увидела его. Он был прекраснее, чем когда-либо. Он был словно бог.
  - Ты сама просила, милая. Но не волнуйся, если тебе не понравиться, то я найду тебе тело...
  Ольга посмотрела сначала на девушку, которая уже надевала платок на голову. Что-то стальное блеснуло в кармане у нее. Потом перевела взгляд на родителей. Они улыбались и о чем-то говорили. Нет, не хочется ей обратно в этот Ад. Святой Ад. Но и платить надо за свое желание. Ольга шагнула в пламя в объятия своего возлюбленного...
  Боже вечный и Царь всего сотворенного, сподобивый меня прийти к этому часу, прости мне грехи, которые я совершил в этот день делом, словом и помышлением, и очисти, Господи, сокрушенную мою душу от всякой нечистоты телесной и душевной. И дай мне, Господи, сон этой ночи провести спокойно, чтобы, встав с убогого моего ложа, благоугождал я пресвятому имени Твоему во все дни жизни моей и побеждал нападающих на меня врагов - плотских и бесплотных. И избавь меня, Господи, от пустых мыслей, оскверняющих меня, и желаний злых. Ибо Твое есть Царство и сила и слава, Отца, и Сына, и Святого Духа, теперь, и всегда, и в веки вечные. Аминь.
  
  Эпилог: Иногда так бывает, что твоя душа давно умерла. А бывает, что она так прекрасна и невинна, что ее хотят украсть. И на что не пойдут демоны, чтобы твоя душа потянулась к ним... Они проникают внутрь и ищут лазейки, дают тебе все, что ты не пожелаешь... Лишь бы получить для себя ее. Ведь она так прекрасна, что невозможно не остановиться и не восхититься ею... А что делать, если ее нет у тебя? Что если тебе хочется вырваться из Ада и проникнуть в чужую жизнь?... Любовь.
  1Я нарцисс Саронский, лилия долин!
  2Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.
  3 Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей.
  4 Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною - любовь.
  5 Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.
  6 Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.
  7 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
  8 Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам.
  9 Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку.
  10 Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
  11 Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал;
  12 цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;
  13 смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
  14 Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно.
  15 Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.
  16 Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.
  17 Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор. (Песн.2:4)
  Так что же это? Дар Господний или Адская утеха?...
  Одно известно точно, если нет у тебя души, то и любить не способен...
  ***
  Родители с Ольгой вышли из квартиры. Дочь их держала в кармане руку, мило улыбаясь. Когда же мать повернулась к ним лицом, то увидела, что ее муж лежал на полу, а из груди, где сердце на рубашке росло пятно крови. Она с ужасом отпрянула к стене, взглянув на свою дочь. Ольга так же мило улыбалась, а в ее руке был маленький нож, с лезвия которого стекала кровь.
  - За что?
  - Я отпускаю тебе все грехи, - улыбаясь, ответила она, подходя все ближе.
  Точный и четкий удар, и нож вонзился в ее грудь. Кровь стекала по одежде, струйками капая на пол. Тело с глухим стуком упало и покатилось по лестнице вниз. Ольга обтерла нож о рубашку отца и стала спускаться. Свет просачивался через щель двери, приветствуя девушку с милой и добродушной улыбкой... П.С. "...Откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога <...>, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих <...>" (2 Фес. 2, 3-4, 9-10).
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru High voltage. Виолетта РоманМагия обмана. Ольга БулгаковаСлужба контроля магических существ. Севастьянова Екатерина"Шанс". Ильина Оксана��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаСоветник. Готина ОльгаБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)В плену монстра. Ольга ЛавинДурная кровь. Виктория Невская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"