Оленик Виктория: другие произведения.

Древо Мира Грез, часть 1 и 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:

    Аннотация:

    Мир грез - изнанка мира, полная тайн и загадок. Туда нет доступа сознанию человека, это мир безопасный... Но так ли это на самом деле? Когда сны превращаются в кошмары, когда смерть идет по пятам, а времени так мало, остается лишь один путь - раскрыть все тайны мира Грез, найти мифическое Древо... Рискнуть собой - погибнуть... или остаться жить.

    Весь текст (и комментарии) находится на сайте, но скрыт. Вроде как всякие права, сохранность идей, интрига, чего-то там еще... за причинами не ко мне, потому что это не я придумала. Но я не вредная *хотя да, есть немного ;)*, так что если кому захочется - открою на время)
    А сама ухожу в творческий загул.
    Комменты в Архиве - со всеми ссылками и ответами.



    Роман закончен! Это общий файл двух частей книги из трех.


   ДРЕВО МИРА ГРЕЗ. Оглавление.
  

Пролог.

Часть 1. Глава 1.

Часть 1. Глава 2.

Часть 1. Глава 3.

Часть 1. Глава 4.

Часть 1. Глава 5.

Часть 1. Глава 6.

Часть 1. Глава 7.

Часть 1. Глава 8.

Часть 1. Глава 9.

Пояснения к части 1.

Часть 2. Глава 1.

Часть 2. Глава 2.

Часть 2. Глава 3.

Часть 2. Глава 4.

Часть 2. Глава 5.

Часть 2. Глава 6.

Часть 2. Глава 7.

Часть 2. Глава 8.

Пояснения к части 2.

Часть 3. Глава 1.

Часть 3. Глава 2.

Часть 3. Глава 3.

  
  
  
  
   ДРЕВО МИРА ГРЕЗ
  
   Пролог.
  
   Все сменилось мгновенно. Еще секунду назад мир блистал красками и вдруг - черно-белое полотно, безрадостное, унылое, безмолвное... Раскрашенная солнцем река сменилась темной линией, ветки ивы неподвижно замерли над водой...
   Лина вздрогнула и медленно поднялась с земли. Сон все-таки взял свое - она с ужасом поняла, что опять в мире теней, в мире страха и смерти. Ей не удалось победить себя.
   --Здравствуй, моя радость... -- тихий голос заставил девушку испуганно сжаться.
   --Тебя не существует, не существует... Не существует... -- тихо прошептала она, медленно отступая назад. Высокий человек - на его лице была маска, такая же темная, как и весь кошмар - неторопливо подошел ближе.
   --Я... твое порождение, -- едва слышно прошипел он и ласково провел рукой по щеке Лины. - Я - твой страх, твоя слабость, твоя ненависть... Твоя смерть... Ты моя, Лина, -- он убрал руку. - Вся.
   --Нет! - Лина толкнула человека в маске и бросилась в одну сторону, в другую... Но везде - везде! - был он. - Оставь меня!
   Одним огромным прыжком он оказался рядом, сжал рукой шею девушки... Его глаза сверкали, будто два холодных огня.
   --Нет, моя дорогая! - прорычал он. - Смотри!
   Человек указал на огромные часы, с готовностью появившиеся из мира фантазий и мыслей... Черные, мрачные, с вырезанными по бокам демонами... Их стрелка застыла почти на цифре тринадцать.
   --Твое время... пришло... Позволь подарить тебе танец на День Рождения... -- человек убрал руки с шеи девушки и обхватил ее за талию. - У нас еще есть две минуты, любовь моя.
   Река, ива, трава и черно-белая беседка поплыли, будто краски, смытые водой, и на их месте медленно проступили стены, украшенные зеркалами... Кругом зеркала, зеркала, зеркала... Медленная, древняя мелодия заметалась между ними, словно пойманная в клетку...
   --Две минуты - это так много... -- задумчиво прошептал человек в маске. - Потратим же их с пользой...
  
  
   Часть 1.
  
   Глава 1
  
   Сестрица решила отметить свое двадцатитрехлетие с размахом - ожидались полчища гостей, орда расфуфыренных шишек из правительства и еще небольшой полк магов во главе с Главой Великого рода Лейти. Более чем странно, учитывая, что Таура вот уже который месяц напоминает призрака, который перед смертью совсем ничего не ел.
   Странные дела вообще-то творятся с Таурой. Еще полгода назад ее красоте завидовала вся Изумрудная провинция, сегодня же бедняжку не узнать... То ли влюбилась, то ли так сильно переживает смерть троюродной сестры, Лины Лейти.... Лина умерла во сне, прямо в день своего рождения, минута в минуту, и по этому поводу до сих пор ходит много слухов, ведь это уже пятая смерть, связанная с миром грез... Загадочное совпадение, очень загадочное... Правда, врачи на все лады кричат, что ничего загадочного тут нет, но разве запретишь людям рассказывать страшные истории на ночь?
   Хотя все равно не понимаю - срок траура давно вышел, да и Лину мы знали очень плохо: я вот, например, ее совсем не помню. И потом, если горе, то зачем устраивать светопреставление в миниатюре? Нет, не понимаю я сестру. Наверное, она все-таки влюбилась.
   Красные праздничные флажки весело развевались на ветру... Вызолоченные солнцем, они напоминали о грядущей осени, уже подкравшейся к порогу и принесшей с собой прохладные ветра и пожелтевшие листья. Робкие, словно прощальные песни птиц провожали день, бежали вслед за белыми облаками и уносились в уже темнеющее небо...
   Я вдохнула вечерний, неповторимый по запаху ветер всей грудью и тут же нахмурилась. Ветер ветром, а что это за противный запах?
   --Тьфу, пропасть! - я резко отвернулась от раскрытого окна и метнулась к печи... Поздно.
   Курица безнадежно сгорела, а до прихода гостей осталось ровно полчаса... Мать меня прибьет - это я поняла, как только сравнила полученное обгоревшее нечто с аппетитным рисунком в книжке... Вот же проклятье, и почему у меня никогда не получается что-то, кроме тортов?!
   Шипя от разочарования, я вывалила свой кулинарный "шедевр" на тарелку и внутренне содрогнулась. Это не курица, это кошмар!
   --Зачем тебе жареный носок? Сказала бы, что кушать хочется, я б тебе муху дохлую притащила! - Дзинь мягко приземлилась на мое плечо и ехидно захихикала. Вот вредное создание! Я замахнулась на фейку прихваткой, но добилась только нового приступа хохота.
   --Это не носок! Это курица!
   Дзинь слетела с моего плеча на стол и с любопытством заглянула в тарелку. Для этого ей пришлось привстать на цыпочки, так что длинное платье чуть поднялось вверх и я заметила, что фейка щеголяет в новых сапогах... Причем, судя по их расцветке, в моих занавесках опять появилась дырка в виде цветочка...
   --Знаешь, если это курица, то во мне два метра, -- с ядовитым смешком подытожила Дзинь-Дзинь и взлетела мне обратно на плечо.
   --Сгинь, -- беззлобно огрызнулась я. - Это мог бы быть шедевр...
   --Но по каким-то причинам он не получился! - закончила за меня фейка. - Сдавайся, Весси, тебе не победить Исту! Он гений!
   Я упрямо поджала губы и накрыла тарелку полотенцем, чтобы никто не увидел моего позора. Хотя что уж теперь - Дзинь всё равно всем растрепет. Так и представляю себе лицо нашего гнома: Иста никогда не отличался особым уважением к хозяевам (ко мне, если быть точнее), а уж теперь так точно со свету сживет! А мамка еще и посмеется, мол, сама виновата... Это же надо - проспорить гному! Гному!!! Ну нет, не бывать этому! В лепешку расшибусь, а сготовлю эту куриную мерзость!
   Я закатала перемазанные мукой рукава повыше и решительно подняла полотенце. Воодушевление быстро сменилось ужасом и отчаянием: чувствую, День Рождения моей сестры сегодня обойдется без курицы. А мне придется признать Исту гением и еще целую неделю печь торты для его сородичей... Какой ужас.
   Кажется, последнюю мысль я озвучила вслух, поскольку Дзинь противно захихикала и точно подметила:
   --Вот именно, ужас... Теперь тебе достанется от гнома по полной - уж он-то своего не упустит!
   --Умеешь ты утешить, -- я одернула фартук, и вредная фейка с обиженным воплем свалилась в тарелку. Ничего, иногда полезно сбить спесь с некоторых личностей... А то зазнаются вконец!
   Моя беда в том, что при всей своей магической крови я не могла сплести даже самые простейшие чары. Мой род - род Лейти - ведет начало от древнейшего народа эльнолвов, славившегося великой силой, великой мощью, сокрушающей города и исцеляющий землю... Сами эльнолвы покинули людей несколько тысячелетий назад, но кое-кто, как гласят легенды, остался... Девять Великих родов, в каждом из которых по прошествии тысячелетий насчитывается несколько десятков семейств... И ни в одном из этих семейств нет такого уникального явления, как я. То есть нет ни одного человека, который бы не владел магией... (разве что пара-тройка в прошлом веке, но они явно давно умерли). Уж лучше бы я родилась среди простаков*, там хотя бы не выделялась из общей массы!
   Вот из-за этой особенности мне и приходится терпеть выходки гномов. Ну, в самом деле, не буду же я каждый раз жаловаться на этих тварей маме или сестре?! "Мамочка, они опять меня не слушают!" Тьфу, аж противно! Уж что-что, а ябедой я никогда не была.
   Я сердито вытряхнула курицу вместе с фейкой в ведро, за что получила очередной урок неформального общения. Дзинь-Дзинь на это дело мастер - только успевай слова заучивать, на всех хватит... Отчаянно хлопая полупрозрачными крыльями, фейка зависла прямо перед моим носом.
   --Маленьких все норовят обидеть! Вот сейчас как укушу...
   --Дрожу от страха! -- я протянула руку вперед и фейка тут же уселась на ладонь. За что люблю эту негодницу, так это за легкий характер: долго дуться она просто не умеет.
   Помню, как мы с подругой нашли ее. Дело давно было, лет десять назад... Мы тогда еще забрались на территорию рода Эленви*, в запретный лес, куда вообще-то редко кто забредал: боялись очень местных призраков. Небольшая полянка, усеянная васильками, переливалась на солнце всеми оттенками синего и зеленого... Вокруг поляны росли огромные дубы в несколько обхватов, и в тени одного из них, у самых корней, была дыра, подсвеченная снизу мягким огоньком. Этим огоньком была Дзинь: изгнанная своим народом, она много лет скиталась по чужим лесам, пока не попала в лапы лисы и не стала медленно затухать.
   Мы вернули ее к жизни, хотя мне порой кажется, что не совсем. Часто я замечала, как фея сидит у нашего пруда, медленно водит рукой по воде и напевает грустную мелодию. Думаю, ей одиноко без своего народа... Помочь я не могла: феи не залетали в людские города уже много-много веков. Хотела бы я знать, за что ее изгнали! Дзинь никогда об этом не говорит, словно ей слишком больно вспоминать прошлое.
   --Ха-ха! Все равно ты Исте проспорила! - Дзинь откинула со лба синюю прядь волос и коварно улыбнулась. Тоже мне, вот лучше бы за меня болела!
   --Тебе-то что?
   --Как это что? А моральное удовлетворение?! - Дзинь взлетела с моей руки и принялась мельтешить перед глазами, оставляя за собой золотистый след пыльцы. - Кто меня в ведро стряхнул?! А кто розы в моем саду срезал?! А! Вот то-то! Да ладно, помогу я тебе с этой курицей, только Исту все равно позови... А то, чувствую, гости сегодня без еды останутся... С такой-то хозяйкой!
   --Дзинь, ты чудо! - я сдернула фартук и бросила его на стул. - Я тебе говорила, что ты чудо?!
   --Ну да, когда я тебе вазу склеила на прошлой неделе, -- ворчливо отозвалась фейка. - Давай-давай... Сейчас я такое блюдо наколдую, что все гости помрут!
   --От несварения? - не удержалась я от подколки.
   --Ну что ты, - черные глаза нехорошо блеснули из-под отросшей челки. - От яда, конечно!
   С нее станется...
  
   День стремительно угасал, уступая место прохладным сумеркам. Заходящее солнце вызолотило зеленые стены усадьбы, скользнуло по фонтану, желтоватой листве дубов и замерло в глубоких складках мшистой коры.
   Я перескочила через тонкую полоску грязи, оставшейся после вчерашнего дождя, и осторожно обошла длинный стол. Фонарики еще не зажгли, так что приходилось надеяться только на свое ночное зрение... А то ведь недолго и провалиться в какую-нибудь яму или споткнуться об какой-нибудь корень: их здесь тьма-тьмущая, да еще и деревья вечно бродят с места на место... Вот уж не сидится им! Хорошо хоть, передвигаются они медленно, за неделю и метра не проползут...
   --Весси? - темная фигура поднялась из-за стола, а я чуть со страху не померла.
   --Нерос! С ума сошел, что ли?! Ты б еще из-за угла выскочил!
   Что-то звякнуло и приглушенный огонек осветил симпатичное лицо с большими голубыми глазами. В обрамлении светлых волос глаза смотрелись особенно эффектно - недаром все мои подруги сохли по этому парню, на удивление хорош... Да еще и высокий, что для мужчины тоже не минус. А о характере я и вовсе молчу, потому как неплохой и даже во много раз лучше, чем мой (о себе-то плохо никогда не подумаешь, всегда хочется приукрасить как-то свои достоинства, скрыть недостатки... Но что есть, то есть - поведение Нероса считалось безупречным). Единственное, что меня всегда настораживало, так это какое-то прямо болезненное стремление к власти и женской красоте... Чего стоит хотя бы фраза: "Я так люблю женщин! Что может быть лучше женщин?!" Много чего может... Например, одна женщина, зато единственная и на всю жизнь.
   Словом, я, как могла, сопротивлялась обаянию Нероса... Но нелегко мне это давалось, умеет он людей к себе расположить.
   --Я в следующий раз так и сделаю, милая... -- Нерос ослепительно улыбнулся и подошел на шаг ближе. Флакон со светом двинулся за ним. - Тауру не видела?
   --Нашел очередную жертву? - я, напротив, отошла на шаг назад.
   --Жертву? - глаза Нероса неожиданно сверкнули тревогой. - О чем ты?
   Странная реакция... Похоже, я угадала и Нерос решил приударить за сестрой. Даже обидно как-то, а как же я?!
   К слову, о моей красоте не слагали легенды, но своей сестре я не уступала. Мне от природы достались волнистые волосы цвета темного каштана, в которые я по традиции Великих родов вплетала девять кос, украшенных лентами... От мамы мне достались зеленые глаза и хрупкая фигура, а от отца, как ни странно, длинные ресницы и чуть прозрачная кожа... Так что можно было бы и обидеться на подобное невнимание к своей персоне, но какой в этом смысл?
   Я усмехнулась.
   --Не удастся, у сестры уже в запасе парочка поклонников, есть из кого выбирать... Ты чего приперся так рано? До праздника еще минут двадцать, а учитывая традиции, так и все пятьдесят...
   Парень мгновенно оттаял и улыбнулся.
   --Красавица моя, я бы с радостью приударил сейчас за твоей сестрой с тем, чтобы... -- Нерос хитро прищурился и ядовито добавил: -- Да, с тем, чтобы добраться до тебя, но боюсь, что для начала мне надо разобраться с Натией...
   --Нахал, -- я попыталась пройти мимо Нероса, но натолкнулась на его вытянутую руку. Парень самоуверенно улыбнулся, но глаза светились пониманием и сожалением за неосторожные слова. Не знай я его, так бы и поверила, что втюрился по уши!
   --Извини, я шучу, конечно... -- он мягко взял меня под руку и усадил на лавку. - Весси, передашь Тауре подарок от меня?
   --Ты что, не останешься?
   --Не могу... Я все написал в письме с поздравлениями... Понимаешь, дела. Хотелось бы, конечно, еще с Таурой встретиться, но... да ладно. Встретимся еще!
   --Передам, уговорил, -- я нехотя взяла маленькую коробочку, перевязанную серебристой лентой, и с любопытством потрясла ее. Внутри что-то зазвякало... Похоже на кольцо. Либо на что-то круглое... Я фыркнула. - Опять что-нибудь жутко дорогое и бестолковое?
   Нерос секунду помолчал, задумчиво меня рассматривая, и неожиданно присел передо мной на корточки.
   --Знаешь, Весси... -- он накрыл своей рукой мою. - Любопытство до добра не доводит... будь осторожна, я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось...
   --А с ней ничего и не случится...
   Я вздрогнула, когда Дзинь мотыльком промчалась перед моими глазами и приземлилась на плечо.
   --Что это? - Нерос отшатнулся, словно увидел самый страшный кошмар в своей жизни, и с ужасом посмотрел на меня.
   --Сам не видишь? Фея, разумеется, -- я пожала плечами и поднялась. Нерос, как отражение, повторил мои действия. - Знакомься, это Дзинь-Дзинь... Да, живая фея, и нечего такие глаза круглые делать...
   --Фея... -- с ужасом выдохнул Нерос. - Твоя?
   --Нет вообще-то, она просто у нас живет... -- я покосилась на фейку. - И поосторожнее со словами, а то она живо тебя превратит в какую-нибудь потрясающую гадость... Ты не думай, она умеет!
   Нерос нервно сглотнул и затравленно на меня посмотрел.
   --Вот как...
   Я приподняла бровь, но парень неожиданно расцвел в дружелюбной улыбке и легко поклонился.
   --Ну что ж... Честь для меня встретиться с настоящей феей! - он рассмеялся. Да, могу его понять - не каждый день видишь фею. Вернее, я-то каждый день, а вот остальным повезло больше... -- Кстати, когда там у тебя День Рождения? Позовешь?
   --В сентябре, 21-ого. И неа, не позову! - я ухмыльнулась, а парень надулся. - Ой, да сам придешь, что тебя по двести раз звать, что ли?
   --Весси, ну когда ты повзрослеешь? -- он укоризненно покачал головой. -- Ладно, милая, пора мне бежать... Иначе не успею на важную встречу, никак опаздывать нельзя... Тауре привет!
   --Привет так привет, -- я задумчиво посмотрела вслед парню. - Что думаешь о нем, Дзинь?
   --Нууу... Бабник, -- фейка зацепилась за мою сережку и сердито добавила: -- Оставь тебя на минуту, так тут же на свиданки убежишь... Нашла Исту?
   --Ой, Иста... -- я поморщилась, предчувствуя нагоняй от фейки, но счастливый случай спас меня от жестокой расправы... Острый колпак гнома мелькнул среди деревьев, а уж зычный голос, распевающий песенки об алмазах, так и вовсе невозможно было не узнать.
   --Хозяйка, ну как курица? - гном заметил меня издалека и решил не тянуть. - Свою бороду съем, если удалась!
   Вот почему они с мамой паиньки, чуть ли не ножки целуют, а как со мной - так "свою бороду съем?!"
   --Эээ... ну... -- я неуверенно переступила с ноги на ногу. - Начинай... есть бороду...
   --Ааа, вот я же говорил, что без магии ваш род абсолютно ничего не сможет приготовить! - торжествующе взревел Иста и прошествовал мимо меня в сторону усадьбы. - Я ведь проверю, попробую и вынесу приговор! Не думай, что так просто отвяжешься от старого Исты! Он бывает безжалостен...
   Спустя пять минут из кухни донесся душераздирающий вопль обиженного в лучших чувствах гнома... Дзинь чуть с плеча не свалилась от хохота.
  
  
   ***
  
   Армия гостей оказалась на удивление организованной: она перешла в наступление сразу, как только объявилась в воротах. Горы закусок, украшенных забавными шоколадными глазиками на палочках, истаяли мгновенно; пирожным повезло больше - они продержались минут десять, чего не скажешь о фаршированной утке, растерзанной сразу же после приготовления. Съестные боеприпасы кончались, так что Иста выдвинул полк гномов - стройной вереницей они курсировали с кухни на улицу, выставляли на столы тарелки с салатами, блюда с аппетитно зажаренными курицами, горшки с супами, котелки с кашами... и возвращались на кухню за новой порцией, потому что всё великолепие уничтожалось за считанные секунды.
   Зеленая ухоженная полянка мигом превратилась в вытоптанную арену, над которой плавали круглые, мерцающие синеватым cветом, фонарики. Смех, визг, обрывки фраз... беспрестанный гул голосов, от которого у меня разболелась голова. А ведь еще не все приехали - это только друзья нашего семейства из Одаренных*, а что будет, когда понаедут из Великих родов?
   --Весси!
   Я чуть не уронила стопку тарелок, расписанных Солонием*, и затравленно оглянулась. Фух, ну слава Создателю, это всего лишь моя подруга Ханна. Как всегда - пышущая здоровьем и счастьем. Ее коротко остриженные волосы торчали в разные стороны и напоминали пожар на складе фейерверков... Ханна, кстати, принадлежала к Одаренным, но природа не наделила ее магией, как и меня. Впрочем, среди Одаренных часто рождаются маги без магии, так уж повелось.
   Она живо перемахнула через скамейку и, подбежав ко мне, выхватила стопку тарелок.
   --Дай помогу! Ого, Солония в жертву? Уважаю...
   --Это все мамуля, -- я со вздохом сняла со стопки три тарелки и расставила их на столе. - Она этот сервиз ненавидит лютой ненавистью, решила, что гости помогут от него избавиться. Хан, ты Тауру не видела?
   Ханна выругалась, когда ее попытались сбить с ног, и только тогда соизволила ответить:
   --Неа. А сколько ей сегодня?
   --Двадцать третий, -- я расставила еще пять тарелок. - Я сегодня Нероса встретила...
   Ханна аккуратно расставила оставшиеся тарелки и смущенно захихикала. Подруга давно посматривала на Нероса, но признаваться в своей симпатии не спешила. Так что я сделала вид, что ничего не заметила.
   --Терпеть его не могу! - весьма правдоподобно "поделилась" она. - Неужели приперся на праздник?
   Я усмехнулась.
   --Не угадала, передал подарок... Теперь вот надо Тауру найти, а я все никак не успеваю...
   --Давай я пока заменю... Она наверняка на чердаке засела, ты же ее знаешь.
   Чердак... Ну конечно, там я еще не искала. А зря, подруга-то права, сестра и правда в последнее время облюбовала чердак. В начале лета я застала ее за перекапыванием огромных сундуков с записями предков. Вся в пыли, бледная, как смерть, она почти закопалась во всех этих тетрадках... С тех пор я замечала ее за этим делом не раз. И что ей не сидится? Тоже мне - занятие! Уж лучше бы на речку сходила или в лес... Лето-то какое выдалось! До сих пор в воздухе стоит сладкий запах трав, так и хочется бродить по садам и бродить... А она забилась на пыльный чердак и не хочет вылезать оттуда.
   --Я мигом! - я сунула Ханне ключ от шкафа с посудой и бросилась к усадьбе. Перепрыгивая через корни недовольных деревьев, я добежала до двери, резко распахнула ее и взлетела вверх по лестнице... И тут же столкнулась с Таурой...
   --Куда ты? - тихо спросила она, когда коврик под ногами заскользил и попытался увезти меня дальше...
   Сестра мало чем на меня похожа. Что-то общее, конечно, есть, но даже внешне мы с ней отличались, как земля и небо. Таура светленькая, с длинной золотистой косой и голубыми глазами... Она казалась неземным созданием, хрупким и нежным.
   Но за последние месяцы она сильно изменилась. И прежде-то белая кожа совсем потускнела, будто бы даже посерела... Блестящие глаза потухли, под ними теперь постоянно были тени. Я жалела сестру, боялась за нее, но врач говорил, что всё в порядке и надо просто больше спать.
   А еще эти странные знаки, будто выжженные у сестры на теле - всегда деревья, с черной кроной и опавшими листьями. На прошлой неделе появился уже шестой такой знак. Таура отмахивалась от вопросов и говорила, что это всего лишь рисунки, якобы ей просто скучно, и от нечего делать она решила заняться живописью. Не знаю, не знаю...
   --Плохо выглядишь, -- я легонько тронула Тауру за руку. Сестра благодарно сжала мою руку в своей.
   --Плохо сплю, Весси. Очень плохо... -- она судорожно вздохнула. - Кошмары снятся. Ни до чего мне... Лишь бы пережить этот день. И всё наладится, вот увидишь. Как же хочется, милая, забыть обо всём, всё перечеркнуть и отправиться в горы...
   --Так в чем дело? Давай на неделе и отправимся... Я маму упрошу, -- я ласково улыбнулась. Ох, чувствую, сестре совсем плохо... Ей бы взять да отдохнуть хорошенько, а не праздники устраивать. Зачем весь этот маскарад? Лучше бы и правда отправились в горы, тихо-мирно отпраздновали ее День Рождения и забыли все проблемы.
   --На неделе? В горы? - Таура слабо улыбнулась. - Да. Хотелось бы мне... Но сначала надо день прожить, до самого конца, пока не наступит новый. Гости приехали уже?
   Я хлопнула себя по лбу и достала коробку.
   --На, Нерос передал... Почти все уже собрались.
   Таура взяла в руки коробочку и легко ее тряхнула. Внутри зазвякало что-то, и сестрица улыбнулась. Ну вот, узнаю наконец-то родную сестру! Любопытство у нас - черта фамильная.
   --Нерос опять за свое? - Таура счастливо вздохнула. - А я думала, забыл об мне... Ну что, пора веселиться! В конце концов, это мой праздник...
   Я фыркнула и спустилась по лестнице вслед за сестрой. Ага, знаю я, как будет весело! Опять Одаренные поспорят с Великими, кто круче, и живым не уползет никто!
  
   Глава нашего рода гордо восседал на самом высоком стуле. Его золотом отделанный плащ реял на ветру и хлестал по ногам всех, кто осмеливался пройти рядом. Оутом вообще-то неплохой дядя, лет 40 ему, не больше, да и подарки хорошие дарит, но все равно - статус Правителя мира заставляет держаться от него подальше.
   Главу избирал каждый Великий род: именно Глава рода входил в Совет Сенерингола, в Совет Правителей мира. Давно прошли те времена, когда мир делился на разные государства, в каждом из которых был свой король... Эта система едва не погубила планету, и общими усилиями выживших была принята другая. Теперь миром управляли Девять Великих родов, а точнее, их Главы. Оутом к ним и относился, а панибратски общаться с человеком, у которого в руках такая огромная власть, никому не хотелось, вот и приходилось несчастному пользоваться всеми привилегиями. Я-то знала, каково сидеть на этом жестком стуле, пусть он хоть трижды из золота и с бриллиантами! Такую неудобную штуку еще поискать надо...
   --Дорогие гости, -- тихий голос Тауры разнесся по всей поляне. Сестра медленно поднялась и улыбнулась. - Все вы - мои друзья, мои родные, мои близкие... Я бы хотела, чтобы вы запомнили меня такой, я бы хотела, чтобы этот день стал самым ярким в моей жизни и самым счастливым для вас.
   Ханна ткнула меня в бок и кивком указала на доктора Нолра Рани, изучающим мою сестру с интересом коллекционера, который увидел редкий экспонат. Да, Рани уже второй месяц следил за здоровьем Тауры и то, что она выглядит еще хуже, чем на прошлой неделе, его должно было насторожить.
   --С нами нет некоторых людей, -- продолжала Таура. - И прежде чем мы начнем праздник, я бы хотела, чтобы мы вспомнили о Лине Лейти...
   По поляне пронеслись легкие шепотки. Видимо, слухи о якобы загадочных смертях все еще бродили по территории Изумрудной провинции. А по мне, так бред полный... Другие две девушки погибли в Новых Холмах - это город чуть южнее Изумрудной Провинции - и еще одна в Академии Сенерингола, где учились претенденты в Правители мира. Но все это может правда, а может и нет... Одно слово - слухи. Лину, конечно, жалко, но у нее, как говорят, сердце было слабое.
   --Я хочу, чтобы вы вспомнили о ней, вспомнили ее улыбку и смех, и вспомнили о ваших близких, которые рядом с вами сейчас, но которых можно потерять в любой момент...
   Все резко замолчали. Интересно, сколько сестра готовила речь? Так омрачить праздник за две минуты...
   --А теперь довольно, -- тихо сказала сестра после минутной паузы. - Теперь будет праздник. И будет новый день... Я поднимаю бокал за вас, за себя и за будущее. Пусть мы всегда будем вместе!
   Грянули веселые крики и вверх поднялись бокалы - Одаренные пили вино, а Великие - нектар. Вино на нас почему-то ну никак не действовало, поэтому смысла в его употреблении ноль... Да ну, все равно кислое какое-то.
   --Дзинь! - я успела заметить фейку в своем бокале до распития. - Вылезай из моего бокала!
   Фейка чуть не свалилась с края бокала в нектар и укоризненно на меня посмотрела.
   --Кончай жадничать! Тебе все равно много!
   Надо же - сидит такая мелюзга и заявляет, что мне много... Я фыркнула.
   --А ты сама-то не лопнешь, случаем?
   --Неа! - с завидной наглостью отрезала Дзинь, окуная в янтарную жидкость цветок колокольчика. -- За здоровье Тауры!
   Фейка ловко опрокинула в себя цветочек и довольно похлопала себя по животу. Выглядела она потешно, мило, словно ребенок, затесавшийся на собрании Совета. Ну как можно на нее злиться? Вздохнув, я решила простить фейке украденный нектар.
   --Че это он на меня уставился? - Дзинь неожиданно нахмурилась и кивнула назад.
   --Кто? - я обернулась и тут же увидела, про кого говорила фейка.
   Парень - на вид ему было лет двадцать, ну может, двадцать один - пристально и неотрывно следил за каждым движением Дзинь. Чем-то он мне напомнил Нероса, и я даже не сразу поняла, чем же именно, но потом пригляделась внимательнее... Глаза - такие же голубые и такие же красивые, с легкими искрами веселья и одновременно оттенком холода: невыразимое сочетание, которые не оставляет равнодушным никого. Но на этом сходство и кончалось. Незнакомец казался выше, подтянутее, чем Нерос, но держался он не так уверенно, словно старался отгородиться от всех... Да и волосы у него были не светлые, а черные: стянутые в небольшой хвост, они тем не менее придавали ему немножко серьезный вид.
   Парень перехватил мой взгляд, отвлекшись наконец от разглядывания Дзинь, строго нахмурился и равнодушно передернул плечами. Почему-то мне показалось, что меня очень изысканно и изощренно оскорбили...
   --Хан, ты вот этого знаешь? - я с трудом подавила в себе желание немедленно схватить незнакомца за шкирку и разъяснить, кто здесь хозяин, и ограничилась лишь презрительным взглядом. Надеюсь, до этого хама дойдет, что меня интересует не он, а его нездоровый интерес к фейке.
   --Этого? Что-то не припомню... -- подруга прищурилась и неожиданно хитро подмигнула. - А что?
   Одарив подругу возмущенным взглядом, я поднялась и попыталась отыскать Тауру. Не так-то просто в таком бедламе найти даже Главу, я уж не говорю об имениннице, которая в последнее время старается вести себя, как мышка. Гости шутили, ели, пили, смеялись... Доктор Рани спелся с моей тетей Гризеттой - у них отлично получался гимн нашего рода, положенный на мотив гномьей песенки о бестолковых магах. Густав Нэар из Одаренных пытался всё их перебить, потому как его "тонкий слух не выдерживает такого издевательства над искусством", но все его старания пропали даром... Глава рода под шумок перебрался на стул поудобнее, где теперь покуривал трубку, блаженно щурился и изредка кивал головой в ответ на щебет незнакомой мне дамы.
   Через пару минут, когда я уже отчаялась найти сестру, Ханна толкнула меня под руку и указала на стоящую поодаль скамейку... Таура, болезненно сгорбившись и словно бы еще больше осунувшись, вяло вертела подарок Нероса в руках. Подол ее зеленого шелкового платья развевался на ветру, сложная прическа сбилась и растрепалась... Таура явно устала и от праздника, и от гостей - по чуть туманному ее образу я поняла, что сестра "прячется"*. Если бы не искала специально, никогда бы не заметила ее...
   --Последи за Дзинь пока, -- я подмигнула подруге и указала на фейку, которая к этому моменту уже успела выхлебать половину бокала и теперь подумывала, как бы прикончить остальную. Учитывая, что бокал в два раза больше самой Дзинь, задачка предстояла нелегкая. - Я ненадолго.
   Я перепрыгнула через скамейку, чудом не опрокинув при этом стол, и активно принялась продвигаться к сестре. Пару раз мне пытались помешать; Веня Гар - дальний мой родственник из Одаренных, уже успевший как следует выпить - так и вовсе закружил в танце, насилу отбилась.
   --Весси, -- Таура слабо улыбнулась, едва заметив меня. -- Как думаешь, что там, за гранью?
   Я откинула волосы со лба и нахмурилась. Мне не понравился вопрос - мрачные слишком мысли посещают мою сестру в День Рождения... За гранью, в мире теней, нет жизни, и это неподходящая тема для раздумий в такой праздник.
   Чуть подумав, я присела рядом с сестрой.
   --Я не знаю, Тауша... Но обещай, что и ты узнаешь об этом самое меньшее через сто лет...
   Сестра не ответила, только еще больше сгорбилась.
   --Знаешь, -- я вытащила из прически Тауры несколько прядей и принялась заплетать косу. - Я тут хотела спросить насчет одного человека, такого высокого, черноволосого... У него еще глаза голубые, ну и характер, похоже, отвратительный... Короче, не в курсе кто это? Что-то он мне Нероса напомнил...
   Таура как-то вздрогнула, побледнела и осторожно тронула меня за руку.
   --Весси... ты с ним аккуратнее, я... не доверяю ему... Он брат Нероса, младший... Но я про него мало что знаю, знаю только, что его Линдом зовут и... больше ничего.
   --Линд, значит, -- я завязала бантик на косе. Сестра явно что-то не договаривает... А не этот ли Линд разбил моей сестричке сердце? Ну, должно же быть объяснение ее нездоровью? На первый взгляд, версия убедительная. - Бледненькая ты что-то, сходила бы, отдохнула...
   --А гости?
   Я кинула взгляд на тетю Гризетту и доктора, которые, вдоволь напевшись, перебрались на стол, и теперь лихо отплясывали гномский танец. Восторженная публика громко хлопала в ладоши, отбивая такт.
   --Гостей сейчас, думаю, волнуют другие проблемы - например, как на ногах устоять. Особенно Одаренных. Иди, я позову тебя, как надо будет завершать праздник...
   Таура с благодарностью посмотрела на меня.
   --Спасибо...
   Я долго провожала взглядом хрупкую фигурку сестры, будто бы уносимую ветром, такую беззащитную и странно одинокую... Больно и страшно за нее. Если так будет продолжаться, то она превратится скоро в тень.
   Я вздрогнула: что-то у меня так нехорошо сердце кольнуло... Наверное, слишком устала за день, вот организм уже и требует тишины да покоя.
  
   Глава 2.
  
   Ночь выдалась темная, чуть зловещая... Ветер с тихим завыванием носился в кронах деревьев и сгонял тучи в центр неба. Пахло влажной травой, свежестью и грозой...
   Фонарики едва светили, в их приглушенном свете то тут, то там сидели гости... Половина уже разошлась, но кое-кто остался: теперь обрывки их разговоров носились в воздухе. Туда-сюда сновали гномы, прибирая пустые блюда, живо разбрасывая остатки снеди по ведрам, и ворча под нос что-то о бестолковых и ненасытных магах.
   --Че-то спать хочется... -- пожаловалась Ханна, одной рукой поддерживая голову. - Я сегодня у вас останусь, ладно? Домой неохота, пока доберусь...
   Дзинь сонно помахала цветком колокольчика:
   --В чем вопрос... Если влезешь в мой дом, так оставайся, а нет - коврик постелю...
   Мы с подругой переглянулись и захихикали. Фейка явно перестаралась с нектаром. Это на людях нектар особо не отражается, а вот Дзинь с ее размерами завтра, похоже, познает все прелести похмелья.
   --Весси, где Таура? - звонкий голос моей мамы заставил меня подпрыгнуть на стуле и похвастаться знанием неформального языка. За что я немедленно получила подзатыльник. -Не ругайся!
   Я потерла пострадавшую макушку и искоса посмотрела на мамулю. И как человек с такой симпатичной внешностью - золотистыми волосами, зелеными глазами и нежно-розовой кожей - может быть таким жестоким?!
   --Ну мам! - возмутилась я, но тут же стушевалась под строгим взглядом. - Ээээ... Ну, хорошо, уговорила, не буду я больше ругаться...
   --Вот то-то, -- довольно улыбнулась мамуля. - Тауру не видела? Надо гостей отпустить, а то до утра от них не избавимся.
   Я зевнула и потянулась.
   --Я схожу за ней, если надо...
   --Сходи-ка, ладно? - мама убрала со стола тарелки, расписанные Солонием, и вздохнула. - Пропасть, я когда-нибудь от этой гадости избавлюсь? Чтоб этого Солония...
   --Мама, не ругайся! - мстительно прервала я ее. Мама аж надулась, но благоразумно промолчала.
  
   ***
   Стоило мне войти в усадьбу, как я поняла, что что-то не так, что-то изменилось... Знакомые предметы, любимое вельветовое кресло в прихожей, скрип пятой ступеньки на лестнице - всё это было привычным, успокаивающе родным... Но всё равно мне стало не по себе: изменилась сама атмосфера.
   Усадьба будто бы спала - погруженная в свои раздумья, мрачная, древняя... Мне показалось, что кто-то тихо нашептывает в темноте слова старой магической песни. Бред, конечно, игра сознания. Испугалась темноты, как маленькая девочка!
   Я щелкнула по флакону со светом, надеясь, что непонятное чувство испарится вместе с тьмой. Свет загорелся, чувство осталось.
   --Таура! - я подошла к лестнице на чердак. Надеюсь, сестра услышит меня - совсем мне не улыбается идти наверх... особенно, когда у меня приступ фобии
   Надежда моя, увы, не оправдалась. Сестра не отозвалась - верно, заснула и теперь ничего не слышит. Я постояла еще немного, прислушиваясь к шепоту дома, потом схватила со стены переносной фонарик и медленно двинулась наверх. Воображение услужливо подсовывало разные кошмары - от монстра с синими руками до злобного Отреченного*, жаждущего мести. Лезут же в голову всякие глупые мысли!
   Ступеньки у нас всегда слегка поскрипывали - обычно на это даже не обращали внимания, но сейчас, в ночной тишине, скрип этот резал уши, словно оркестр расстроенных скрипок... или современная музыка с ее бесконечно повторяющимися звуками. Что одинаково отвратительно, если честно. То ли дело древняя музыка - неуловимая, мягкая, погружающая в мир грез наяву.
   Я вспомнила свою любимую мелодию и тихо стала напевать ее себе под нос... "Избранник мира грез, куда ты держишь путь? Ужель надеешься вернуть..." Я нахмурилась, пытаясь вспомнить строчку, но так и не вспомнила. Плюнув на это неблагодарное занятие, я быстро перепрыгнула оставшиеся ступеньки... А все-таки свое дело песенка сделала - страх испарился.
   На чердаке стоял холод - эту часть дома мы не отапливали, а дело как-никак катилось к осени, ночи прохладные стали... Удивительного тут ничего нет, я вот только не пойму, что в таком холоде делает Таура. Шла бы в комнату, все ж теплее.
   --Таура, -- тихо позвала я, щелкая по флакону. Вот ведь пропасть! Эти новомодные штучки всегда ломаются в самый неподходящий момент! Я разозлилась и стукнула фонариком по стене. Как ни странно, он не разбился, наоборот - замерцал тусклым синеватым светом. - Тьфу на тебя, зараза ты этакая.
   Сестричка мирно себе посапывала в кресле... Мне аж завидно стало - настолько чудесная картина открылась моим глазам. Кипы бумаг, связки старых книг, разбросанные письма...и посреди всего этого сокровища - Таура с растрепанной прической, нежно сжимающая в руке коробочку от подарка Нероса. Тьма, а я-то уж думала, сестру монстр какой сожрал! Нельзя же так пугать!
   Я поставила фонарик на ближайший сундук и подошла к сестре. Даже жалко как-то будить, так крепко спит...
   --Таура, подъем к тебе пришел... -- едва слышно прошептала я. Что-то неправильное в ее сне, словно чего-то не хватает... Я присела на корточки, осторожно высвободила коробочку и, дотронувшись случайно до ее пальцев, вскрикнула от неожиданности. Холодные, абсолютно холодные, словно лед! А на внешней стороне ладони блеснуло очередное дерево - самое темное, самое унылое из всех. Трудно поверить, что эту мерзость могла нарисовать романтичная Таура. Сестре это, конечно, труда не составит - с помощью магии и не такое можно нарисовать, но все-таки мрачновато для нее...
   Тонкая линия выжженной кожи обрисовывала силуэт дерева, и мне вдруг на миг показалось, что рисунок шевелится, что он живой... Будто под кожей какое-то существо...
   "Там-там" -- начали отбивать часы, и я вздрогнула... Живой рисунок тут же застыл...
   Ну да, живой, как бы не так! Расселась тут и нафантазировала невесть чего... Я обернулась, чтобы посмотреть на стоящие в углу напольные часы, и вздохнула. До настоящего Дня Рождения сестры осталось ровно пять минут.
   --Таура, подъем! - я крикнула громко и даже потрясла сестру за руку, но ответа не дождалась. Как и реакции: казалось, что сестра без сознания... Что-то непонятное.
   Я нахмурилась и потрясла Тауру за плечо.
   --Сестричка, милая, давай просыпайся!
   Но сестра, вместо того, чтобы проснуться, как-то обмякла, словно... Нет!
   Я не на шутку перепугалась, принялась тормошить ее и громко звать по имени... Нет, быть не может!
   --Таура! - наконец не выдержала я и ударила сестру по щеке. Ее голова безжизненно мотнулась в сторону, и тут Таура вздрогнула, судорожно, с дрожью, вдохнула и резко распахнула глаза... Безумные глаза, с плескающимся внутри ужасом, но все-таки она их открыла.
   --Он... пришел, пришел... за мной... не хочу, не хочу, тебя не существует!!! - прошептала она с ужасом.
   --Все в порядке, всё в порядке, это просто кошмар... Дикий кошмар, -- я быстро гладила руку сестры, пытаясь ее успокоить, а сама прикидывала, сколько времени уйдет, чтобы позвать доктора... Это не нормально, руки по-прежнему холодные, а уж этот ее бред...
   --Не существует тебя, не существует! - продолжала шептать Таура, смотря прямо на меня и в упор не видя. - Уйди, порождение тьмы, сгинь...
   --А, пропасть! - подскочив к окну, я распахнула его и крикнула, во всю силу, на которую была способна: -- ДОКТОРА СЮДА!!! БЫСТРЕЕ!!!
   Надо отдать должное доктору Рани - он отреагировал моментально. Поперхнувшись нектаром, он отбросил стакан в сторону и пулей выскочил из-за стола. Через несколько секунд хлопнула входная дверь...
   --Катись оно всё!!! - я бросилась обратно к сестре. Она перестала шептать, только смотрела на мир пустыми глазами... По щекам катились слезы. Она была и здесь, и не здесь, будто бы в трансе...
   --Что стряслось? - доктор вбежал по лестнице и тут же припал к стенке, тяжело дыша и прижимая руку к сердцу. Ну вот, только мне тут еще инфаркта не хватало!!!
   --Она спала, а потом...
   --А ну-ка отойди! - перебил меня Нолр, живо оценив ситуацию. - Отойди, отойди, я сказал! Иди лучше маму позови, мне помощь нужна... Да живее, живее, я пока ее вниз перетащу...
   Я, наверное, глупо хлопнула глазами, поскольку доктор неожиданно рявкнул:
   --Живо!
   Только тут до меня дошло, чего же от меня хотят... Развернувшись, я бросилась вниз по лестнице... Ну и праздник, ну и кошмар!
  
  
   ***
   Таура не пришла в себя - ни в тот вечер, ни на следующий день, ни через неделю... Доктор почти поселился у нас, он проводил у постели моей сестры большую часть дня. Что-то писал в своей тетради, рассматривал рисунки деревьев, пытался поговорить с Таурой... но все без толку. Сестра продолжала и жить, и не жить одновременно. И магия здесь оказалась бессильна.
   Осень подкрадывалась незаметно, сметая яркие краски лета, вороша кучи облетевших листьев, прогоняя юрких птиц. Лето еще не закончилось, но в воздухе уже застыло предчувствие первых холодов. Я поймала наполовину желтый лист и задумчиво отпустила его лететь по ветру.
   --Чего грустишь? - Дзинь мотыльком пролетела мимо меня. - А! От работы отлыниваем?
   Фейка зависла в воздухе и кивнула в сторону моей матери, которая как раз внимательно осматривала деревья - нет ли серьезных повреждений, готовы ли к зиме и все такое. По мне, так скука полная, но мама у меня человек более ответственный.
   --Ничего я не отлыниваю! - возмутилась я, пытаясь поймать Дзинь за крылышко. Бесполезно - всё равно что ловить рыбу в водоеме голыми руками. - Дзинь, давай сюда...
   Фейка еще немного повыбражала, но все-таки слетела мне на плечо.
   --Подлизываешься? - она весело хихикнула и принялась барабанить по мне ножками. Из всей семьи Дзинь одна не унывала, она искренне верила, что Таура поправится. Все остальные ходили мрачные... Не так-то легко пережить болезнь родного человека, но я утешала себя тем, что могло быть хуже. Не разбуди я сестру... может, и Лина так умерла... Может, очень даже может быть.
   Я вздохнула и подошла к маме. Ей приходилось тяжелее всего. Жизнерадостная обычно, сейчас она всё больше молчала... За какую-то неделю она постарела лет на десять.
   --Помочь?
   Мама покачала головой и сунула руку в карман. Маленькое семечко, извлеченное оттуда, было необычного фиолетового цвета, с розоватыми лучами, будто пульсирующими в глубине будущего растения...
   --Знаешь, что это?
   Я знала. Редчайший цветок эльна, достать его трудно, но вырастить почти невозможно... Говорят, когда-то вся планета утопала в эльнах, но это было еще в те далекие времена, когда эльнолвы следили за лесами и садами... Теперь же все это легенды.
   --Да, эльна, -- кивнула мама и потянула руку к солнечному лучу. Она закрыла глаза, тихо прошептала несколько слов на незнакомом языке, и семечко неожиданно шевельнулось, лопнуло в самой середине, и навстречу солнцу поднялся зеленый росток... -- Цветок мира Грез, так его называли... Таура будет жить, пока жив он... Я обещаю.
   Мама опустилась на колени и аккуратно посадила росток в землю. По ее щеке медленно скатилась слеза и упала туда, где под землей скрывались корни эльны.
   --Мам... -- я присела рядом с мамой и ласково погладила ее по спине. - Мам, с ней все в порядке будет, вот увидишь...
   --Я знаю, милая, -- она печально улыбнулась сквозь слезы и встала. - Пойду-ка я ее проведаю... Вдруг... Вдруг?
  
   Бродила я по саду долго, необычно долго... Так устала, что присела прямо под деревом отдохнуть...
   День близился к вечеру, тихо переговаривались последние птицы. Дул легкий ветер - приятный, по-летнему ласковый. Я пригрелась в лучах заходящего солнца и незаметно как-то задремала.
   ...И тут же провалилась в страшное черно-белое царство. Птицы смолкли, утих ветер... Только я, тишина и странное чувство одиночества, отчаяния...
   --Весея, моя радость...
   Я резко вскочила и обернулась на голос. Никого не было, только черные ветки печально гнулись к земле...
   --Я здесь, -- на этот раз голос прошептал прямо у меня за спиной. - Как жаль, что ты следующая...
   Чьи-то руки отвели назад мои волосы и прикоснулись к шее. Холодно... Страшно... Я не могла пошевелиться, не могла закричать... Могла лишь ждать...
   --Кто я? Тебя это интересует? - холодные руки резко развернули меня и я увидела... Черная маска, скрывающая всё лицо, холодные прорези для глаз, в которых нет ничего, кроме темноты...
   --Как жаль, Весея... Как жаль, что ты следующая...
  
  

   Глава 3.
  
   Меня будто выдернуло из сна - никогда раньше мне не приходилось так сильно чувствовать границу между реальностью и чем-то, что в голове обитает. Неприятное чувство, будто разрываешься на две части, осознаешь, что спишь, но проснуться не можешь...
   И все-таки я смогла. Резко распахнув глаза, я глотнула воздуха и едва не ослепла от неожиданно нахлынувшего света солнца, всего этого буйства красок уходящего лета. Руки дрожали, мысли блуждали в голове, словно пьяные Одаренные в поисках выхода... Отчего-то тошнило.
   --Ха! Так-то она работает! - Дзинь пролетела мимо меня золотистым пятнышком и довольно уселась на ветке. В руках у нее белел цветок лилии, с лепестков которого капала вода, и я вдруг поняла, кто меня так нехорошо вытянул из сна. - Кто мне обещал с цветами помочь?!
   Я задумчиво потрогала мокрые волосы... Как хорошо, что Дзинь меня вытащила... Странный человек в маске, слова "ты следующая" и, самое главное, атмосфера безысходности, мрака и отчаяния - всё это я помнила так, словно мне не сон приснился, а я на самом деле, наяву, побывала в кошмаре... Я помнила всё до последней детали, даже мягкость земли, расплывающейся под ногами и напоминающей болото. Всё-всё! Это-то меня и пугало...
   Осторожно вытянув левую руку вперед, я повернула ее ладонью вверх, и судорожно выдохнула. Будто вены, за кожей пульсировали красные линии - они образовывали очертания дерева и светились мягким светом... Совсем как у сестры, совсем как у нее...
   Но не успела я испугаться, а линии уже медленно потускнели и превратились в тонкие полоски, а через секунду исчезли вовсе.
   --Весси, ну твои, твои это руки!!! Неземная красота, - ехидный голосок Дзинь выдернул меня из глубокой задумчивости. - Если налюбовалась, то подъем и за мной! Работать будем! Вон и Ханна тебя с нетерпением ждет, между прочим, ты ее задерживаешь!
   --Дзинь, ты видела? - я протянула руку к фейке. Мне вдруг стало страшно... -- Что это?
   Фейка нахмурилась и слетела на ладонь. Чуть походив по линиям руки, она в задумчивости остановилась. По ее лбу пролегла едва заметная морщинка - так обычно бывало, когда она обнаруживала что-то странное...
   --Я не знаю, Весси, -- ее голос прозвучал необычно серьезно, и я испугалась еще больше. - Очень подозрительная вещь... Мне кажется, это рука, но я могу ошибаться...
   --Дзинь! - я возмущенно взмахнула рукой, и Дзинь со звонким смехом расправила крылья, чтобы не упасть. - Да ну тебя в пропасть! Я же серьезно!
   Фейка расхохоталась пуще прежнего. Очень смешно!
   --Ну и вид у тебя! - отсмеявшись, Дзинь кинула мне цветок лилии и кивнула в сторону клумбы. - Не надейся увильнуть от работы, пока всё не сделаем, никого не отпущу!
   --И она не шутит, -- подруга перемахнула через забор и продемонстрировала мне несколько пакетов с семенами. - Знаешь, кого мне пришлось грабить на этот раз?
   Отвечать мне не пришлось, потому что из дома неожиданно раздался гневный крик Исты, а вслед за криком выбежал и сам Иста. Грозно потрясая в воздухе сковородкой, гном устремился к нам... Кошмар как-то быстро уступил место более насущным потребностям...
   Мы с Ханной переглянулись.
   --Ой, -- задумчиво пробормотала подруга. - Об этом я как-то не подумала... Сматываемся!!!
   Я вскочила на ноги и, не раздумывая, побежала за Ханной в лес. Иста не шутил, когда говорил, что бывает порой жесток... На себе проверяла - бывает. Когда я у него сперла пару тарелок, он меня недели две байками о своей неуязвимости травил... Чуть с ума не сошла.
   ***
   День шел за днем, срывая желтые листья с деревьев и кружа их в загадочном танце осени. Дожди стали частыми гостями в Изумрудной провинции, солнце же, напротив, заглядывало к нам все реже.
   Сегодня и вовсе собиралась гроза. Тонкая полоска света пробивалась на горизонте и обрывалась на границе туч, отчего сгустившийся сумрак казался особенно темным, нереальным... По светлому дереву стен скользили отблески этого сумрака, и портреты предков из-за этого приобрели четкость, глубину... Они словно бы ожили, превратившись из нарисованных в живых. От этого становилось не по себе, особенно в звенящей тишине, нарушаемой лишь изредка глухими раскатами грома.
   Я скользнула в приоткрытую дверь. Доктор дремал в кресле у кровати моей сестры, но стоило мне подойти к нему ближе, как он встрепенулся и подозрительно на меня уставился.
   --А. Это ты, -- с облегчением выдохнул он. - Не спится?
   Доктору было уже около ста, но выглядел он для своих лет неплохо. Разве что в темных волосах появилась седина, да серые глаза чуть потускнели.
   --Не спится, -- я покачала головой. - Как она?
   --Весси, ты должна понять, что теперь все решит время... -- доктор вздохнул и поднялся. - Я тут вряд ли уже помогу, все в ее руках... Самое интересное, что я по-прежнему не вижу никаких причин, она абсолютно здорова... У меня такое чувство, что она знала, что произойдет, и это упоминание о Лине Лейти... Глупости. Не хватало еще поверить в этот бред!
   Доктор прошелся взад-вперед и нервно потер руки.
   --Весси, это что-то непонятное... Это какая-то эпидемия, это болезнь, и я боюсь, что она может распространиться... Хуже всего, что я не знаю, как ее лечить! Но я найду способ... Твою сестру я вытащу.
   Я подошла к постели сестры. Бедняжка выглядела совсем неважно, да и как может выглядеть человек на грани жизни и смерти? Не могу поверить, что мы можем ее потерять... Многое бы отдала, лишь бы вернуть ее к жизни...
   --Она так хотела в горы... Разве это справедливо? Думали, что отправимся туда на этой неделе...
   Доктор сгорбился и сел в кресло.
   --Жизнь зачастую не спрашивает о твоих планах, Весси. Ты либо думаешь, либо делаешь.
   Я покачала головой. Либо думаешь, либо делаешь... Конечно, это так, но не всегда получается "делать".
   --Вы бы отдохнули... -- я присела на край кровати и откинула со лба Тауры прядь волос. До чего же странно видеть ее раскрытые глаза, в которых нет ничего, кроме тени... -- Я посижу с ней немного.
   --Правда? - доктор встрепенулся. Интересно, сколько ночей он не спал?
   --Конечно. Идите, если что...
   --Зовешь меня, -- бескомпромиссно отрезал Рани. Мне осталось только кивнуть. - Хорошо, Весси... Я в гостиной буду.
   Доктор вышел, тихо закрыв за собой дверь, и комната погрузилась в тишину, нарушаемую лишь далеким громом и тяжелым дыханием сестры. Доктор не зря волновался и просиживал с Таурой дни и ночи напролет. Даже я, не имея никаких специальных знаний, не могла не заметить, что сестре стало хуже: губы побелели, кожа стала совсем бледной... и холодные - абсолютно холодные! - руки. Будто что-то выкачивало ее силы... или кто-то.
   Я задумчиво провела рукой по контуру дерева на руке сестры. Снился ли ей тот же кошмар, что и мне? Прошло уже три дня после кошмара, но я все никак не могла выбросить его из головы. Слишком он странным был, совершенно не похожим на обычные сны. И все-таки глупо думать, будто мою сестру погубил человек в маске! Это же просто бред, это противоречит всякому здравому смыслу! Не бывает таких чудес - ужасных, надо сказать, чудес...
   Я вздохнула и подошла к столу - он был сделан из светлого дуба, с резными ножками и покрытыми золотом ящичками. Мне в детстве нравилось залезать под него: он пах древностью и лесом, а в ящиках всегда хранились интересные книги, которые Таура привозила из Академии Сенерингола. Сестричка училась неплохо, да еще в такой Академии! Я не могла не завидовать - мне ведь никогда не светило и не светит попасть даже в самую захудалую магическую школу. Не то чтобы мне не нравилось учиться на Исследователя древних культур*... нет, но все-таки ужасно обидно быть наследницей Великого рода и учиться вместе с Одаренными. Сейчас-то я с этим смирилась, хоть и не до конца, а вот лет десять назад мне казалось, что надо мной смеются абсолютно все.
   Неудивительно поэтому, что я втихомолку читала сложные учебники по плетению чар и даже пыталась вызубрить древний язык эльнолвов...
   Повернув изящный ключик, я немного помедлила и выдвинула ящик. Учебники и книги, бумаги и письма... Все вперемешку, словно бы Таура что-то искала, да так и не смогла найти. Я взяла в руки самую верхнюю книгу - без всяких надписей, в зеленом переплете с мелкими золотыми цветами - и открыла первую страницу. И сразу же узнала аккуратный почерк Тауры с мелкими завитками. Дневник, похоже...
   Захватив дневник, я удобно уселась в кресле и пролистала несколько страниц в надежде найти что-то важное, хотя даже не представляла, что именно. Одна из страниц меня особенно заинтересовала: буквы прыгали на строчках, словно Таура сильно волновалась, и взгляд сам зацепился за них...
  
   "20 июля.
   Я сегодня сама не своя, и все из-за этого проклятого кошмара. Всё из-за него, я не понимаю, мне страшно... Эти черные тени, черные... черные, словно сама ночь. И этот человек, который мне приснился... Я не знаю, почему мне так страшно и почему я его так боюсь, но на душе плохо и скверно. Он упоминал Лину. Кто такая Лина и почему я после нее?
   Самое ужасное, что на плече появилось какое-то дерево... Я сначала подумала, что это я поцарапалась о куст розы, вчера я и правда сильно ободралась об него, но я же вижу, что это никакая не царапина, это самый настоящий рисунок! Я не знаю, что делать... Я должна обязательно поговорить с профессором, если кто-то и разъяснит мне, к чему такое снится, то только она.
   Мне страшно. Что-то ужасное произойдет? Как же страшно..."
  
   Дальше шли пустые страницы...
   Медленно отложив дневник, я замерла... Сердце пропустило несколько ударов, а в голове снова возник голос "Ты следующая".
   --Что же мне делать, сестричка? Что делать? - потрясенно прошептала я. -- Создатель*, помоги нам...
  
   ***
   Я битый час сидела в библиотеке, по уши зарывшись в книги и документы... "Сны наяву", "Как запоминать сны", "Кошмары и методы борьбы"... Конечно, глупо надеяться, что нужная информация найдется в библиотеке - скорее, надо бы обратиться к профессорам Академии Сенерингола, но до них далеко, почти день пути... А библиотека - она рядом, в Старом Сириине, в двух часах от нашей усадьбы. Пришлось, правда, вызвать рунрин*, а то ехать бы мне по старинке - на лошадях - а это в два раз дольше... и мучительнее в три.
   И теперь я сидела в библиотеке, переворачивала желтоватые от частого чтения страницы, и гадала, насколько меня еще хватит. Гора книг на моем столе неуклонно возрастала, я откладывала одну книгу за другой, так и не обнаружив ни крупицы полезной информации. Да знать бы еще, что я ищу!
   Атмосфера в библиотеках всегда сонная, а здесь так особенно. Зал был огромным, в нем умещались даже каменные колонны в три обхвата, так что посетители расселись кто где, и друг друга не видели и не слышали. До меня доносился лишь монотонный гул от столика в углу: там девушка диктовала мальчишке какой-то текст. Изредка кто-то вставал и шел к шкафам за книгами, и тогда звук шагов эхом отражался от мраморных стен. Однако меня этот звук не бодрил, а наоборот - усыплял...
   Когда я дошла до сонника, Дзинь не выдержала и слетела с моего плеча на страницы книги. Ветерок от ее крыльев хоть немного разбудил меня.
   --Ну и дурь, -- присвистнула она, прочитав пару строчек. - Может, автор нектара на ночь напился?
   --Дзинь, -- я смахнула фейку со страницы, за что поплатилась сполна: Дзинь бросила в воздух золотистое облачко пыльцы, и я расчихалась.
   --Тссс, кончай чихать! Ныряй под стол! - неожиданно скомандовала Дзинь и юркнула за книгу. Я еще раз чихнула.
   --За... -- не договорив, я сползла под стол, как мне по-доброму порекомендовала Дзинь, и затихла... Потому как я поняла, что насторожило Дзинь: в библиотеку вошел еще один посетитель, и я, увы, его уже видела. Высокий такой, голубоглазый зазнайка... Как же его Таура назвала?
   Я потерла лоб, пытаясь вспомнить имя, но ничего не вспомнила и оставила бесполезные попытки. Одно только ясно - лучше не встречаться с этим типом, пока я не выяснила, какую роль он играет в "болезни" моей сестры и чего от него ждать. Таура сказала, что не доверяет ему... Что ж, у меня тем более нет причин ему доверять.
   Под столом не очень-то удобно сиделось: тесно, со всех сторон торчат какие-то гвозди и воняет старой пылью. Я попыталась чуть подвинуться вбок, а в результате раздался противный треск и часть моей зеленой кофты осталась на гвозде...
   --Пропасть, -- тихо выругалась я. - Дзинь, ну что там? Ушел?
   Наверху послышался шорох бумаги, звук передвигаемой книги, и фейка неожиданно повисла на столешнице.
   --Ты что, летать разучилась? - я с интересом уставилась на невиданное зрелище.
   --Неа, но он меня заметит, -- фейка расправила крылья и плавно слетела вниз. - Он пошел в книжные ряды...
   Я кивнула и выползла из-за стола.
   --Тогда уходим... -- быстро сказала я и повернулась... чтобы тут же понять, что черноволосый все слышал. Прислонившись к шкафу, он с презрительным интересом рассматривал меня - будто увидел редкого грызуна, заползшего по ошибке к нему в салат. В его сине-голубых, неповторимого морского оттенка, глазах читалась насмешка и мрачное веселье. Мда, глупо получилось...
   Как-то по-особенному, одним уголком рта, усмехнувшись, парень вытащил с полки книгу и прошел к самому дальнему столику - причем прошел так близко от меня, будто специально издевался. Как и в прошлый раз, мне показалось, что меня очень изысканно оскорбили...
   Черноволосый тем временем сел за столик - спиной ко мне - и углубился в чтение. Я только зубами скрипнула от праведной злости: что этот тип себе позволяет?! Кто из нас принадлежит к Великому роду - я или он?
   Поймав себя на нехорошей формулировке, я мысленно поправилась: нет, конечно, не имеет никакого значения, из какого рода человек... Но... я же так себя не веду?
   Нерешительно потоптавшись на месте, я сделала пару шагов к парню, имя которого забыла, и тут же пару шагов назад. Страшно было подойти к нему - мне казалось, что он меня терпеть не может и сейчас кааак отправит куда подальше. Но, с другой стороны, я могла бы прямо здесь и сейчас выяснить, что его связывало с моей сестрой, жалко шанс такой упускать.
   Я снова сделала шаг, но тут вспомнила его взгляд и вернулась за свой столик. Ладно, не сегодня... Как-нибудь через Нероса выясню, уж он-то не такой высокомерный недотрога... Наоборот, очень даже общительный, в чем-то забавный и, главное, с ним легко общаться, будто знаешь парня всю жизнь. Надо же, два брата - и до чего разные!
   Поманив пальцем Дзинь, я распустила волосы: так фейку никто не заметит, мы уже не раз этот фокус проделывали. Приходится, конечно, мириться с повышенным вниманием к своей персоне - все-таки девять кос говорят о принадлежности к Великому роду, а Великие рода всегда пользуются привилегиями - но это не так уж и страшно, пережить можно... Гораздо хуже, когда начинают глазеть на Дзинь, мало ли что у людей на уме.
   --Можно я его пыльцой посыплю? - злорадно процедила фейка, цепляясь за одну из кос. - Так хочется, аж нос зачесался...
   --Все феи такие кровожадные? - усмехнулась я. Ответ я вообще-то знала: нет, не все, это просто мне так не повезло. Хотя, будь я феей, давно бы уже обсыпала черноволосого с ног до головы, еще и цветочек бы на голову посадила... для красоты!
   --Ха, да я самая добрая из наших! - бодро огрызнулась Дзинь и тут же печально добавила: -- Принадлежи я к ним, конечно...
   Я встала, загребла побольше книг и отправилась их расставлять по полкам. Заодно поищу что-ниубдь посерьезнее... На ходу я перебросила вперед сразу три косы, тем самым надежно укрывая фейку, и остановилась у длинного ряда полок... Снизу доверху они были набиты книгами, папками... Бродить здесь можно вечно, но как раз этой вечности у меня нет. До моего дня рождения остался какой-то месяц, совсем мало времени, если подумать, и за это время мне, похоже, надо понять связь снов, убийств, деревьев и времени рождения... Надо, если хочу избежать участи Тауры или, что хуже, Лины. Хотя можно поспорить насчет этого "хуже"...
   Я приложила палец к губам, рассматривая полки с книгами: почему-то мне всегда так лучше думалось. Столько книг, столько названий, разбегаются глаза... Мне и за год все эти книги не просмотреть...
   --Советую вот эту.
   Я вздрогнула от неожиданности и подняла голову. Черноволосый... Надо же, оно разговаривает! Вот так чудо.
   Парень действительно разговаривал, причем со мной... Меня это так удивило, что я застыла на месте и не шевелилась минуты две. Черноволосый тоже особо не торопился, терпеливо дожидаясь, пока я осознаю факт снисхождения божества до простой смертной... Ну, по крайней мере, именно так, видимо, воспринимал ситуацию парень - в его глазах, да и во всем облике, читалось прежнее презрение и равнодушие.
   --Весс... Весея, -- я наконец опустила руку, поняв, что так и стою, как идиотка, с приложенным к губам пальцем. Можно подумать, к тишине призываю.
   --Линд, -- коротко представился парень и протянул мне книгу, на обложке которой золотыми буквами было выведено "Древние загадки эльнолвов". И зачем мне эта книга, хотела бы я знать?
   Кротко вздохнув, я взяла книгу. Да пропасть с ней, просмотрю и назад поставлю, что мне, сложно, что ли?
   Видимо, поток знакомых слов у Линда иссяк, либо нам не о чем с ним было разговаривать, так что пришлось мне исправлять ситуацию.
   --Брат Нероса?
   --Девушка Края? - мне в тон откликнулся черноволосый. Край? При чем тут он? Парень из группы Тауры вообще-то мне нравился, даже очень... даже слишком... Но я бы никогда не решилась подойти к нему, а сам он на меня и не посмотрел ни разу.
   Я почувствовала, что щеки заливает краска.
   --Вообще-то, если хочешь знать, нет! - чуть резковато ответила я. - Странные у тебя вопросы. Я сестра Тауры Лейти, твой брат хорошо меня знает!
   --Ах вот откуда ты знаешь, что я брат Нероса, -- холод в глазах Линда сгустился, на секунду мне даже показалось, что я замерзла. - А ты хорошо знаешь его?
   Вопрос прозвучал настолько резко, что я опять растерялась.
   --Неплохо...
   Линд внимательно посмотрел на меня, и тихо, но внятно произнес:
   --А я вот не очень.
   --Спасибо за книгу, -- насилу улыбнувшись, я сжала книгу в руках, зачем-то продемонстрировала ее парню и развернулась, собираясь самым постыдным образом сбежать от натянутого разговора.
   --Весси, -- остановил меня голос, и я нехотя обернулась. - Заинтересует тема, найди меня.
   Еще раз насмешливо на меня посмотрев, Линд холодно, но все же чуть теплее, чем раньше, улыбнулся и скрылся за шкафом.
   --Странный тип, -- Дзинь выглянула из-за волос и подозрительно осмотрелась. - А все-таки я его пыльцой посыплю при встрече... Ты не возражаешь?
   --Неа, -- я еще раз посмотрела на книгу. Явно не из библиотеки - эту печать я всегда узнаю. Печать Академии Сенерингола, сова, которая держит в когтях змею... Что ж, надо почитать - значит, буду читать. Одного не пойму - ведь Нерос не из Великих, а из Одаренных. Надо полагать, его брат тоже... Тогда откуда у Линда книга из Академии, если туда даже не пускают - не то что не обучают! - никого, кроме Великих?
   Ладно, это дело не моё.
   --Тогда точно посыплю, -- Дзинь мстительно почесала носик и оглушительно чихнула. - Вот пропасть, у тебя все волосы в пыльце!
   Я пожала плечами - в конце концов, сама виновата, не надо было меня посыпать, чем попало... Но фейка фейкой, а я вдруг поняла, что совершенно забыла спросить у Линда о Тауре. Плохо, очень плохо...
  
  
  
  

   Глава 4.
  
   Все мои родственники - особенно мамуля - обвиняли меня наперебой в излишнем увлечении древней музыкой*... Обычно я только фыркала - у всех свои причуды ведь, и я не исключение - но сейчас, медленно проводя рукой по полупрозрачными кристаллам*, которые отбрасывали на стены радужные блики, я подумала, что не так уж они и неправы.
   Коллекционировать эти кристаллы я начала в далеком детстве, раз и навсегда очарованная мягким хоровым пением с вкраплением тонко подобранной музыки... Это удивительная музыка - музыка, которая будто принадлежит другому миру: сказочному, неповторимому миру фантазий. Теперь я в задумчивости изучала накопленные четыреста кристаллов, которые занимали весь мой шкаф, и не могла выбрать что-нибудь такое, что бы подходило под мое настроение...
   --С ума сойти, Весси, ты маньячка, -- Дзинь деловито приложила новую занавеску к себе, и ее глаза нехорошо заблестели... Кажется, пора ножницы убирать... Хотя когда занавескам это помогало? - Я тебе уже говорила, да?
   --Точно, -- вздохнув, я остановилась на самом крайнем кристалле и вставила его в специальную подставку... Тут же комната погрузилась в древнюю мелодию. - Примерно так раз триста говорила... Дзинь, ты куда книгу дела?
   Уже вечер наступил, а я так и не удосужилась хотя бы пролистать книгу Линда... Вроде бы и времени хватало, но я, к стыду своему, весь день бродила по лесу - и это вместо дела! Среди зеленых папоротников, устилающих землю ковром, среди птиц и деревьев, не хотелось думать ни о чем, так что опомнилась я только, когда стемнело.
   --На чердаке, там ей самое место... Как думаешь, мне этот цвет пойдет? - фейка, сложив крылья, закуталась в конец занавески и кокетливо покрутилась на месте.
   --Даже не думай! - я пригрозила хулиганке кулаком и на всякий случай припрятала ножницы в стол. - Сиди тут и ничего не трогай, а я сейчас вернусь...
   Дзинь-Дзинь обиженно отбросила занавеску в сторону и слетела на подушку.
   --Да ну тебя, и ничего я не хотела такого! Просто про цвет спросила...
   Ну-ну... Так я и поверила. И ведь ткани в доме - хоть тысячу одеял шей! Но нет, почему-то страдают всегда именно мои занавески... Наверное, они просто зелененькие, под цвет обоев, да еще и любимого оттенка Дзинь.
   Щелкнув по плавающему в комнате фонарику и подождав, пока глаза привыкнут к нахлынувшей темноте, я осторожно вышла в коридор и прислушалась. Дом хранил молчание, если не считать заливистого храпа мамы и скрипа древних стен, периодически раздающегося в тишине. Такая уж у нас усадьба - вечно всякие шорохи, звуки, скрипы... Что поделать, старые дома всегда живут своей жизнью, порою незаметной, иногда - наоборот, вызывающей дрожь, но я-то к этому с детства привыкла.
   Покопавшись в кармане халата, я достала флакон со светом и похлопала им по руке. Мягкий огонек начал медленно разгораться внутри, словно зажигалась звезда на небе, и окружающее постепенно вырвалось из тьмы. Первым в глаза бросился портрет моей бабушки, сурово сдвинувшей брови, будто говорившей, что ночью спать надо, а не по коридорам шляться... Я аж отшатнулась - настолько живым портрет казался в тусклом свете - и решила, что после такого неплохо бы подкрепиться. Книга ведь не убежит? А кушать хочется... Лишь бы Иста не заметил моего набега на кухню, а то потом до скончания веков издеваться будет.
   Я перехватила флакон получше и крадущейся походкой двинулась вниз, на кухню. Хуже всего пришлось на лестнице, скрипучие ступеньки так и норовили выдать меня с головой... Пришлось прыгать через одну, и, к счастью, удалось бесшумно спуститься.
   На кухне я соорудила гигантский бутерброд, который в рот влезал с большим трудом, зато пах очаровательно, и подошла к часам - они у нас уже несколько веков ходили исправно, но почему-то сейчас стояли. Резные стрелки замерли на цифре двенадцать, секунда в секунду... Постучав по циферблату, я пожала плечами и отправилась в зал, в надежде, что хоть там-то часы работают. В конце концов, там-то новые, очень большие, да еще и знаменитого мастера Дрюона.
   Но и там часы стояли - в том же положении, на той же цифре. А вот это уже странно...
   Я поскорее запихала в рот остаток бутерброда и, вытерев руки о халат, открыла механизм. На первый взгляд все в порядке, почему же тогда стрелки не двигаются? Ладно бы одни только часы вышли из строя, но чтобы все... Балуется, что ли, кто-то? Да нет, кому у нас тут баловаться?
   Я закрыла механизм, взяла флакон со светом, который до того поставила на полку рядом с часами, и задумалась, пристально всматриваясь в циферблат. Надо бы проверить остальные часы, может, это простое совпадение, а я тут надумала...
   Отчего-то хотелось убедиться, что остальные часы в порядке - и убедиться поскорее. Взлетев по лестнице, я подбежала к часам напротив маминой спальни... Стрелки не двигались - точно так же, как и на предыдущих часах, они замерли на цифре двенадцать. Вот тут мне стало совсем не по себе. Надо будет завтра маме сказать, чтобы поколдовала над ними чуток.
   Все еще размышляя над бунтом часов, я медленно пошла в сторону лестницы на чердак. В окнах чернела ночь, яркие огоньки звезд расчерчивали небо на тысячи узоров - прекрасных и недосягаемых. Особенно ярко горела одна звезда - синяя Гора Надежды, куда по легендам отправились эльнолвы - и я невольно залюбовалась ей. А в результате чуть не врезалась в стену рядом с лестницей.
   --Пропасть, -- скорее, ради привычки, чем из-за злобы, буркнула я и, перепрыгивая через ступеньки, вбежала на чердак. Не любила никогда это место - холодно здесь, пылью воняет и атмосфера жутковатая, будто в склепе. Да еще и от жилой половины в стороне, так что жизнью здесь и не пахнет.
   Флакон со светом я поставила на ближайший сундук, украшенный тяжелым замком, сама же быстренько перекопала ящик стола. Для этого мне пришлось наклониться и оставить спину незащищенной, наверное, поэтому мне так неуютно стало.
   Ага, вот и книга... "Тайны эльнолвов". Сжав томик в руке, я выпрямилась и обернулась... И тут же заверещала от ужаса... Нет, честно, такого писка я от себя не ожидала...
   Комната утопала в призрачном свете - нет, это был не просто свет, это был именно призрачный свет! Зеленоватый какой-то, будто туманный, окутывающий облаком вязкого, противного света. В центре комнаты туман сгущался, плавно перетекая во что-то неопределенное, молочно-белое, подозрительно напоминающее призрака!
   Я с детства побаивалась призраков. Я их ни разу не видела, но побаивалась - бабушка уж очень красочно их описывала. А вот теперь одно из этих ужасных созданий прямо передо мной стояло... точнее, витало... Сердце застучало так быстро, что, казалось, хотело выпрыгнуть из груди и убежать куда подальше.
   Я отшатнулась назад, напоролась на стол и упала, все еще прижимая к груди книгу. От страха я не могла ни звука больше произнести, даже моргать не могла, так что через несколько секунд у меня глаза заслезились и сами собой моргнули. А когда открылись вновь, я увидела абсолютно пустую комнату, без всяких призраков и без всякого света... Дожила, уже мерещиться всякое начало!
   Сердце все еще билось, словно птица в клетке, но сама я уже успокоилась. Посидев на всякий случай минутку, я осторожно, с опаской, встала и оглянулась. И снова отшатнулась...
   На стене над столом было нарисовано дерево... То самое дерево, рисунок на коже Тауры... Дерево светилось, мерцало красноватым светом, простирая свои ветки на потолок, на пол, и даже будто бы в воздух. Это было оно - то самое дерево! - и на миг мне показалось, что оно окутывает меня корнями и ветками...
   Я прижала книгу к груди и, не рискуя повернуться к огромному рисунку спиной, попятилась к лестнице. Только уже внизу я нашла в себе храбрость развернуться и побежать - быстрее и быстрее, лишь бы добраться до своей комнаты, лишь бы подальше от этого рисунка...
  
   ***
   Влетев в свою комнату, я первым делом захлопнула дверь и придвинула к ней стол, задев при этом кристалл... Он с тихим "дзынь" упал и разбился, разлетевшись на осколки, в которых затаилась мелодия. Мелодия еще секунды две утихала, эхом отражалась от стен, звучала в моих ушах... потом стихла. В комнате воцарилась тишина, в которой раздавалось лишь деловитое щелканье ножниц. Наконец, и ножницы затихли.
   --Дай угадаю, за тобой гонится Иста? - Дзинь скептически скривилась, держа в одной руке ножницы, а в другой не до конца отрезанный кусок занавесок, и захихикала. - Весси, ну сколько раз говорить, по ночам кушать вредно... И куда в тебя столько влезает?
   Я не ответила. Прислонившись к стене рядом с дверью, я отсчитывала удары сердца. Ну и ну... У нас в доме завелся призрак... Или у меня завелись галлюцинации...
   --А, да это я так... -- фейка неправильно истолковала мой, видимо, полубезумный взгляд, и стыдливо спрятала ножницы за спину. - Я всё объясню!
   Дзинь выглядела так потешно, что даже страх медленно отступил. Я вдохнула воздуха, внезапно обнаружив, что забываю дышать, и опустилась на пол. В конце концов, может, это просто какое-то дерево тень бросило на стену? Или, скажем, мне вообще показалось? Ну мало ли, всякое бывает, перенервничала и вот... Или я заснула на секунду, вот и приснилась ерунда какая-то...
   Не объяснение, конечно... А, может, именно из-за этого призрака Таура на грани? Может, это он - причина тех странных снов, тех кошмаров? Но как тогда объяснить, что Таура - уже шестая жертва? Призраки привязаны к месту...
От всех этих размышлений у меня разболелась голова, и я решила отложить решение на завтра. Завтра же маме расскажу о кошмаре, о часах, о призраке... Я уверена, она знает, что делать! До сих пор я не рассказывала ей только потому, что считала это нереальным бредом, но теперь...
   --Так ты не против? - фейка хитро на меня посмотрела и достала из-за спины ножницы. - Тогда я тут немного отщипну, а?
   Я встряхнула головой и посмотрела на фейку, которая снова вернулась к своей работе: отчаянно хлопая крылышками, Дзинь терпеливо щелкала ножницами. Ну и хулиганье же все-таки! Опять цветочек в занавесках, да что ж такое!
   Усмехнувшись, я переползла с пола в кресло. Какая теперь разница - все равно дырка уже имеется, и все равно ведь вредная фейка не успокоится, пока не искромсает занавески. В следующий раз черные повешу, или какие-нибудь серо-буро-малиновые...
   Я со вздохом открыла книгу, и мне тут же на колени грохнулся свернутый листок бумаги. Оригинально этот Линд свидания назначает!!! Что-то я его совсем не понимаю: то презрение, то вот это... Я его, кажется, уже ненавидеть начинаю за его непонятность и высокомерие.
   Хотя симпатичный... Я хмыкнула и развернула листок. И тут же поморщилась: нет, все-таки он меня терпеть не может... На листке было написано только "Академия Сенерингола, кафедра мифологии". Это, видимо, место, откуда книга взята...
   В оглавлении я наткнулась на аккуратно подчеркнутые строчки, за что можно было бы сказать Линду отдельное спасибо... Можно было бы, если бы эти строчки не привели меня к рисунку...
   Дерево. Опять оно. Только не такое живое...
   Откуда Линду известно про дерево? Я нахмурилась и пробежалась глазами по подчеркнутым строчкам. Ничего конкретного, только сухая подпись - "Древо мира грез". Что за бред?
   Я резко захлопнула книгу и потерла лоб. Одно ясно - с этим зазнайкой придется встретиться, хочу я того или нет. Как он догадался про это дурацкое дерево, хотела бы я знать?!
   Права была Таура, что не доверяла этому типу. Непонятно, что у него на уме и чего он добивается.
   Но у меня нет выбора - надо распутать этот клубок, и что-то мне подсказывает, что без Линда я не смогу нащупать кончик нитки. То ли он заманивает меня в ловушку, то ли хочет помочь, то ли ведет вообще свою игру... Но зачем ему все это? Что он с этого получает? Кажется, придется в лоб задать эти вопросы...
   Лишь бы он не носил маски во сне, а то я ему точно цветочек куда-нибудь высажу.
  
   ***
   Я проснулась от короткого щелчка... Он был настолько внезапным, что сон улетучился мгновенно, не оставив после себя ничего, кроме отблеска счастья: мне снился лес - волшебный, прекрасный лес, каких я еще никогда не видела.
   Спустив ноги с кровати, я огляделась... В комнате что-то было не так, как должно быть, словно в огромном полотне золотого цвета затесалась черная нитка. Цвет... В окно пробивался солнечный луч, но... белый.
   Всё черно-белое - всё-всё! Даже... я посмотрела на руки... да, даже я.
   Запахи тоже исчезли, исчез и легкий ветерок, дующий из-под неплотно прикрытого окна, воздух вокруг сгустился - казалось, его можно потрогать рукой и увязнуть в нем... И тишина... абсолютная, без единого шороха, без единого вздоха.
   Я встала, медленно подошла к рядам кристаллов... Как странно - в них нет радуги, нет отблеска или веселых зайчиков... просто стекляшки, только и всего.
   Вдруг где-то далеко, будто бы с чердака, донесся резкий звук - словно бы что-то разбилось. Я вздрогнула... этот звук - единственный в этом странном безмолвии, в этом бесконечном крике отчаяния - будто ножом, рассек тишину и отразился эхом в сердце...
   Даже будь я в состоянии поступить иначе, я бы пошла вперед, к этому звуку. Но у меня не было выбора... Меня тянуло к нему, как магнитом.
   Я осторожно подошла к двери и выглянула в коридор. Обычный коридор, знакомый мне с детства, разве что темный, мрачный, задумчивый... Портреты были пусты - ни одного изображения на них не оказалось.
   Дверь не скрипнула, как обычно, закрылась бесшумно, а я двинулась вперед по коридору. Сначала шагом, потом быстрее и быстрее - бегом! Взбежала по ступенькам на чердак и замерла... В центре сгустился туман, как вчера, только тогда все было по-настоящему, это же - лишь сон.
   Я сжала руки в кулаки и смело шагнула вперед, к призраку.
   --Кто ты? - решительно спросила я. Вопрос эхом отразился от стен, заставляя сердце сжиматься от страха.
   Туман будто подернулся чернотой, потом как-то странно развернулся, и призрак медленно начал сгущаться... все плотнее и плотнее... пока не превратился в... Тауру.
   Да, это была сестра - бледная, как смерть, худая, в черном платье... такая же черно-белая, как и весь этот сон.
   --Тауша...
   Она посмотрела на меня исподлобья, словно чужая, но затем, будто бы узнав, просияла... помрачнела... сжалась.
   --Проснись, Весси, проснись, пока не поздно! - глухо прошептала она. - Проснись же!
   --Зачем? - я подошла к ней ближе, протянула руку... хотела дотронуться, но почему-то передумала.
   --Весси... Весси... -- она упала на колени и разрыдалась, и ее слезы, капая на пол, растворяли его, как если бы вода смывала краски. - Найди профессора Олатца, найди, прошу тебя! И проснись... Он придет... за тобой придет, Весси...
   Я отошла на два шага назад. Я поняла, о ком говорила Таура... Человек в маске - тот, кого так боялась сестра.
   А слезы сестры все капали и капали, растворяя пол, стены... Пока она наконец не подняла голову. Ее глаза расширились и она прекратила рыдать - медленно встала и протянула мне руку.
   --Тебе ее не получить! - прорычала она.
   --Ну почему же? - холодные руки обвились вокруг моей шеи, ласково провели по волосам... -- Ведь она моя, ведь я всегда получаю то, что хочу... Или мне помешаешь ты?
   Таура испуганно охнула, словно ей кто-то сделал больно, но потом ее лицо разгладилось, глаза решительно сверкнули, и она бросилась вперед, на ходу откидывая меня в сторону и вцепляясь в человека в маске... Она никогда не отличалась силой, но сейчас она отбросила меня так, что я отлетела к стене, ударилась о нее... Но боли не почувствовала... Ни на секунду в глазах не помутилось, я четко видела, как сестра и человек в маске покатились по полу, а вокруг них брызгами разлетелись капли краски. Страшное зрелище, в котором они играли на равных.
   Я шагнула вперед, но остановилась, когда сестра внезапно возникла рядом со мной, схватила за руку и поволокла к лестнице.
   --Проснись, Весси! - приказала она, и я знала, что так надо... но не могла проснуться. Хотела, но не могла! - Проснись!
   --Ну уж нет! - человек извернулся, одним плавным движением вставая на ноги и ветром метнулся нам наперерез. - Ты никогда больше мне не помешаешь!
   Он схватил Тауру, одним броском кидая ее к стене... Они сцепились вновь.
   Я замерла в растерянности... Помочь сестре - это было мое первое желание, но где-то внутри я понимала, что сделаю только хуже. Мне надо было уйти. Надо было.
   --Проснись, проснись... -- приказала я сама себе, но это не помогло, и я несколько раз ущипнула себя... еще и еще... пока наконец боль не ворвалась в этот черно-белый мир, не заставила его потечь, будто потоки грязи...
   Последнее, что я увидела - метнувшуюся ко мне тень человека. Он протянул ко мне руку, пытаясь схватить, но его рука прошла сквозь меня... и всё. Он исчез.
  
   ***
   На этот раз я проснулась по-настоящему, жадно вдохнула воздух... Легкий ветерок пробивался через приоткрытое окно, солнце золотыми лучами врывалось в комнату сквозь вырезанный цветочек. Звенели в воздухе птицы, звенели, как песня жизни и радости...
   --Ты прекратишь вертеться, а? - сонно проворчала фейка, клубочком свернувшаяся на моей подушке. Я хотела уже что-нибудь ответить, но тут дверь распахнулась и в комнату влетела мама.
   --Пойдем со мной, -- она кинула мне полотенце. - Пойдем, Тауре хуже.
   Сестре и правда стало хуже... Раньше мне казалось, что дальше некуда, но я ошибалась - есть куда, еще как есть...
   Доктор, приложив руки к голове сестры, бормотал какие-то слова на языке эльнолвов. На меня он внимания не обратил, разве что легким кивком указал на полотенце.
   Повесив полотенце на изголовье, я подошла к постели сестры... Бедняжка металась, будто пыталась вырваться, но проигрывала неведомой силе... И я вдруг поняла, что это я - я, не кто-то! - виновата.
   Решение пришло сразу, словно некто подсказал мне, что надо делать. Выход не самый лучший и сработает ли - вопрос еще. А если и сработает, то чего мне это будет стоить? Думать даже не хочу...
   Медленно отступив к двери, я поманила пальцем Дзинь. Когда-то она меня уже будила, так пусть еще раз спасает.
   --Что ты задумала? - фейка слетела на мое плечо, и я, еще раз оглянувшись на маму и доктора и убедившись, что никто на меня не смотрит, скользнула в приоткрытую дверь.
   --Хочу... спать, -- выкрутилась я. - Просто хочу заснуть и чтобы ты меня разбудила через десять минут...
   Фейка промолчала, только недоверчиво хмыкнула. Еще более недоверчиво она хмыкнула, когда я пришла на кухню и раскрыла шкафчик с травами. Слетев на полку, она облокотилась об одну из банок.
   Травы... Пахнущие солнцем, летом, засушенной и сохраненной жизнью. Наши предки - эльнолвы - знали огромное количество рецептов... не все из них сохранились и дошли до нас, но многие до сих пор использовались. Древняя мудрость оказалась куда как более совершенной, чем современные штучки...
   --Хочешь, я тебе рецептик яда подскажу? - Дзинь прошлась вдоль ряда баночек с травами и остановилась у одной. Вздохнув, она оглушительно чихнула и тут же перелетела ко мне на плечо. - Чеснок... у меня на него аллергия...
   Да, это я знала. Фейка ненавистью лютой ненавидела чеснок, и избегала его, как только могла.
   --Лучше подскажи мне рецепт снотворного, -- открыв одну из банок, я обнаружила, что лаванды совсем не осталось. Это плохо - без нее я не смогу сделать снотворное, а сама я сейчас не засну точно.
   --Ты хочешь... ее вытащить... оттуда? - Дзинь запнулась. - Из кошмара?
   --А ты откуда знаешь, что вытащить? - я опустила банку и подозрительно скосилась на фейку.
   Дзинь-Дзинь поправила платьице, раскрашенное в яркие желтые пятнышки, и виновато шевельнула крыльями.
   --Это неважно, -- наконец выдохнула она.
   --Дзинь!
   --Не спрашивай меня больше ни о чем! - фейка в ярости перелетела на полку и гневно топнула ногой. Не видела никогда ее такой - фея ни разу еще не выходила из себя, но сейчас она чуть ли не полыхала от гнева... Да только злилась она не на меня, я это почувствовала, как всегда чувствовала эмоции Дзинь.
   Всхлипнув, фейка с размаху уселась на полку и свесила вниз ножки. Весь ее гнев улетучился также внезапно, как и появился... теперь она выглядела виноватой, растерянной, подавленной какой-то старой болью.
   --Я помогу ее тебе вытащить... -- Дзинь устало опустила крылья, будто вспышка гнева выпила все ее силы... -- Только не спрашивай ни о чем... Не заставляй вспоминать.
   У фейки были секреты всегда, и за много-много лет я научилась лишних вопросов не задавать. Коротко кивнув, я поставила пустую банку на стол.
   --Что делать?
   --Чеснок, -- Дзинь скривилась. - Да, он - и еще кое-что... сейчас найду.
   Вместе с Дзинь мы сготовили снотворное за десять минут. Напиток получился странного, синевато-зеленого оттенка, противный на вид, а на запах так и того хуже... Словно гнилая картошка, перемешанная с килограммом чеснока... Дрянь редкая, конечно, получилась... пить ее - так лучше сразу яда выпить, и то не так страшно.
   --Ты уверена, что это... не яд? - наверное, на моем лице отразилась целая гамма чувств, поскольку фейка, до того с хмурым видом изучавшая содержимое чашки, рассмеялась так, что чуть не свалилась со стола.
   --Неа, -- наконец фыркнула она, и стряхнула в напиток немного пыльцы. - Без пыльцы - яд, но стоит добавить немного солнца... -- Дзинь с трудом обхватила ложку за ручку и, взлетев, опустила ее в чашку, -- Нет в мире столь совершенного существа, как фея...
   --От скромности не умираем? - ехидно заметила я, за крыло отцепляя фейку от ложки и осторожно опуская ее на стол. Потом быстро перемешала пальцу и напиток, с удивлением наблюдая, как из синевато-зеленого он превращается в золотистый.
   --Пей давай, -- обиженно насупилась Дзинь. - Подумаешь, похвастаться нельзя...
   Я отвернулась к окну, за которым расцветал день во всем своем великолепии... Золото листвы, голубая лента неба, просвечивающая сквозь надутые, круглые облачка, которые белыми барашками бежали за ветром...
   --Ну ладно, давай эту... это, -- содрогнувшись, я взяла в руки стакан. - Ты меня разбудишь минут через десять?
   Дзинь кивнула.
   Ну что ж... Я вдохнула воздуха, зажала нос (поскольку запах никуда не делся) и залпом выпила эту дрянь... Напиток оказался на удивление вкусным, даже чуть сладковатым, будто компот из свежих яблок... Но с каждым глотком меня все больше и больше окружал белый туман с облаками дыма... пока мир не пропал вовсе.
  
   Я отчетливо видела границу... Вот мир, где всё радостное, светлое, чуть-чуть печальное... мир снов - тех, которые всегда приходят теплыми ночами, под легкий ветер, дующий с реки... А вот другой мир - мир кошмаров, чужой и враждебный... тот самый, который создан не мною и не имеет права на жизнь... Но он был, преграждая путь к миру снов темноватой пеленой.
   Я не спала и не бодрствовала... Это было нечто среднее, словно жизнь в тумане: так бывает, когда очень хочется спать, но силой воли держишь глаза открытыми. Но в отличие от реальности, меня несло вперед ветром - вперед, прямо к темно-белой пелене. Я вдруг поняла, что именно так люди засыпают. Ну Дзинь, что же ты мне подсунула?!
   В темноватую пелену меня буквально впечатало - ну явно не сюда меня нес ветер. Я влетела через пленку, и тут же мир снов благополучно исчез, а я оказалась в кухне... Знакомая уже ситуация: черно-белые краски, отсутствие звуков и запахов... А в целом - все то же самое, что было перед моими глазами минуту тому назад... кроме Дзинь и кроме цветов, как ни странно. У моей мамы на окне росли какие-то цветочки, она их для красоты разводила, а Иста вечно их ощипывал на разные супчики и прочие кулинарные шедевры... Так вот, их сейчас не было - торчали в горшках одни черные стебли без листьев.
   Закончив вертеть головой, я зябко передернула плечами - не от холода, а от чувства безысходности и отчаяния. Решительность покинула меня, мне хотелось вернуться в реальность, и поскорее... Но в то же время я помнила, зачем я здесь... Надо найти сестру.
   В уши ворвался звон, раздирающий тишину на мелкие кусочки, и я выбежала в коридор - именно оттуда он доносился. Часы... Они работали, и сейчас начали отбивать двенадцать... нет, тринадцать.
   --Я знал, что ты успеешь, -- тихий голос заставил меня обернуться. Человек в маске - да, я ожидала, что увижу его. Как и раньше, он заставил сердце забиться сильнее, словно в стремлении убежать, скрыться... -- Знал, что догадаешься...
   --Таура...
   --О, где Таура, -- понятливо протянул незнакомец. Он облокотился об угол стены и скрестил руки на груди. - Оглянись, моя милая.
   Я послушалась и тут же тихо ойкнула. Комната исчезла, вместо нее появился огромный зал - чуть темноватый, весь в зеркалах, с высоким потолком, в котором застыли ленты. Таура - моя родная сестра, всегда красивая и смелая, - сейчас она сидела в углу, сжавшись в комочек, загородив лицо руками, отгородившись от всего...
   --Таура, -- я подбежала к сестре и присела возле нее. Она не отреагировала, даже не вздрогнула, и я резко повернулась к человеку в маске. - Отпусти ее!
   --Отпустить? - человек в маске лениво потянулся и с кошачьей грацией сделал шаг вперед. - Отпустить, когда я потратил на нее три месяца? Вон ее зеркало, моя любовь, и в нем она проведет остаток своей вечности... Пока я не получу то, что хочу, она будет здесь!
   Я посмотрела на зеркала и ахнула. Я заметила то, на что не обратила внимания раньше... Кое-где зеркала были обычные, только без красок... Но поверхность пяти из них напоминала озеро, и в воде этих озер отражались лица... Одинокие, покинутые лица девушек...
   --Таура! - я затрясла сестру за плечи. - Ну очнись же, милая!
   --Как трогательно, -- засмеялся незнакомец.
   Злость - страшная злость - затопила меня, но она была беспомощной.
   --Иди-ка сюда! - холодные руки подняли меня с пола, развернули, и я оказалась лицом к маске. Маска... Черная маска закрывала все лицо, да и было ли это лицо? Даже вместо глаз - черный водоворот. - Весея, Весси... Если бы ты только знала, как мне жаль, что ты следующая.
   Я не ответила, хотя мне крикнуть хотелось, чтобы он изменил это - он же здесь хозяин, ведь так?! Но я промолчала, потому что этот голос... было в нем что-то искреннее, какое-то настоящее сожаление, не смех и не издевка...
   --Что тебе надо от меня?
   Человек медленно, даже нежно как-то, провел рукой по моему плечу, и резкая боль ворвалась в полное отсутствие чувств.
   --Прости... -- он сжал мою руку в своей и прислонился лбом к моему лбу. - Ты - алмаз, Весси, ты не представляешь, насколько ты ценна... Твой дар слишком мне нужен, он слишком редкий, чтобы я мог от него отказаться... Хотя видит Создатель, я бы предпочел сам умереть...
   --У меня нет дара, -- прошипела я сквозь зубы.
   Он рассмеялся, резко отпрянул и подошел к одному из зеркал.
   --Ты ошибаешься... Но посмотри, я приготовил тебе особый дом, Весси... Ты, в отличие от всех этих, -- он презрительно махнул рукой в сторону зеркал с лицами, -- будешь свободна в моем маленьком мирке... Я буду выпускать тебя время от времени, и если будешь умницей, то будешь здесь вполне свободной!
   Дерево... Он все-таки оставил мне это проклятое дерево! Я потерла плечо, все еще горевшее от боли, и бросила взгляд на Тауру. Сестра теперь смотрела прямо на меня - с ужасом и страхом. Но все-таки осознанно...
   --Весси... -- тихо простонала она. - Весси, что ты наделала?
   --Ааа, наша маленькая заноза очнулась?! Но тебе еще рано, милая! - человек энергично двинулся в сестре, но тут меня как дернуло что... Кинувшись к сестре, я схватила ее за руку и резко толкнула на одно из зеркал... Зеркало разбилось вдребезги, поглощая Тауру и заглушая отчаянный крик человека в маске.
   --Ты! Ты помогла сбежать ей!!! - зарычал он. Я попятилась назад, от страха не зная, куда деться... Вот так да, угораздило же меня идти наперекор... Да он меня сейчас убьет просто!
   --Дзинь!!! - выкрикнула я. - Дзинь, ну где же ты?!
   --Вот как, -- он подлетел ко мне, встряхнул за плечи и злобно прошипел: -- Я знал, что ты придешь за сестрой! Но тебе от меня не спастись, Весси, ты все равно моей будешь... Вся... Ведь я - это ты, отражение твоё, а не чьё-то, Весси! Поверь мне, придет миг, и ты будешь делать то, что скажу я...
   --Не дождешься, -- с вызовом выкрикнула я.
   Он поднял руку и ласково провел ей по моей голове. Как бы мне не хотелось, но я не могла пошевелиться, пришлось терпеть.
   --Ты еще меня полюбишь... -- мягко рассмеялся человек в маске.
   --Сомневаюсь, -- выдохнула я, краем глаза замечая, что краски потекли, и зал медленно превращается в одно сплошное пятно цвета. Да и сам незнакомец стал медленно растворяться... Наконец, когда уже я перестала ощущать, видеть мир кошмаров, где-то на самой границе темной пелены, я услышала тихое и задумчивое:
   --Посмотрим...
  
   ***
   Дзинь, синие волосы которой в лучах солнца переливались всеми цветами радуги, задумчиво смотрела на меня. Я - на нее, пока не поняла, что лежу на полу, абсолютно мокрая и уставшая донельзя.
   --И сколько цветочков ты на меня вылила? - я села и запустила руку в мокрые волосы.
   --У тебя дерево... -- она кивнула на плечо. Я скосила глаза на плечо и поморщилась.
   --Может, даже ничего... -- грустно вздохнула я. Ну да, ничего... Ничего - месяц похожу, а потом уже неважно будет... В конце концов, здесь меня вообще не будет, а этому человеку в маске, похоже, никакого дела нет до внешнего вида своих рабов.
   Я медленно поднялась и посмотрела в окно. День наступил, раскрасил деревья в золото и птиц одел в солнечное сияние... Зеленая волна травы несла на себе розовые, желтые и сиреневые цветы, а вокруг цветов кружили бабочки и пчелы... Этот мир - он такой замечательный, я ведь его до ужаса люблю... Не хочу умирать... Не хочу!
   Вцепившись за подоконник, я тихо заплакала. Отчаяние, такое глухое, такое безнадежное, накатило на меня... Что мне делать? Куда и к кому бежать за помощью?
   За помощью? Всхлипнув еще разок, я вытерла глаза. Ну да, а почему бы и нет? Таура говорила - профессор Олатц, кажется... Кто это - я понятия не имела, но наверняка он из Академии...
   Решено, значит, в Академию Сенерингола еду. Я ведь ничего не теряю: даже если не получится, то хотя бы не буду думать, что трачу время зря.
   --Мне иногда кажется, что я слышу скрип, когда ты думаешь, -- фейка взлетела мне на плечо и уцепилась за сережку. - Ну, что ты там опять надумала?
   Я вздохнула - уже свободнее, без отчаяния, но с надеждой.
   --Думаю, надо наведаться в Академию, поговорить с профессорами...
   --О, заодно я выскочку пыльцой посыплю, -- с энтузиазмом подхватила фейка. - Это хорошая идея, Весси, я за... -- она замолчала и тихонько фыркнула. - Идет твоя мама.
   И правда - через секунду в комнату впорхнула мама - уставшая, но более или менее веселая.
   --Доктор все-таки гений, -- она налила себе воды.
   --Таура очнулась? - я с надеждой посмотрела на маму, но увы - она покачала головой.
   --Нет, но ей хоть получше стало... Я пойду отдохну немного.
   Я вздохнула с радостью. Значит, хотя бы не зря...
   --Доктор гений, -- тихо передразнила маму Дзинь. - Вот все вы так, и никто не похвалит бедную гениальную фею...
  
  

   Глава 5
  
   ***
   --Собралась куда-то? - Нерос расселся в вельветовом кресле и, прищурившись, наблюдал, как я бегаю туда-сюда по лестнице. Дзинь металась следом за мной, за фейкой едва поспевала Ханна, за Ханной - мама, за мамой - доктор Рани. За доктором Рани пристроился хмурый Иста, явно начинавший подозревать нас в злом умысле и злостном нарушении дисциплины и порядка в доме.
   --А, Нерос! - я кинула в парня зеленое платье. - Кинь-ка в сумку. Привет, кстати...
   Перепрыгнув через две ступеньки сразу, я подлетела к парню, явно не знающему, что делать с одеждой, выхватила у него из рук платье и затолкала в сумку. Краем глаза я заметила, как Ханна нервно кивнула Неросу и застенчиво застыла у лестницы. Всегда живая и подвижная, сейчас она напоминала больше статую, чем живого человека. Я усмехнулась.
   --Чего забыл здесь?
   Нерос поднял на меня полные скорби голубые глаза и неодобрительно покачал головой.
   --Я тебя так люблю, Весси, а ты мне просто сердце разбиваешь, -- он картинно приложил руку к сердцу и вздохнул: -- Я насчет Тауры слышал, как она?
   Таура... Я посмотрела на маму, вмиг побледневшую при упоминании Тауры, и поджала губы.
   --Плохо...
   --Плохо? - Нерос встал и с тревогой посмотрел на доктора. - Насколько плохо?
   Нолр нахмурился и присел на ступеньку лестницы. Выглядел он неважно: несмотря на то, что мы с мамой по очереди заменяли его у постели Тауры, поспать толком ему так и не удалось.
   --Не знаю, Нерос... И не знаю, что делать. Ни одно лекарство не помогает.
   Нерос застыл на секунду. Весь его запал и самоуверенность сразу куда-то пропали, осталась только тревога - тревога за близкого человека. Насколько я знала, Тауру и Нероса прочно связала детская дружба, и хотя сегодня эта дружба сводилась к редким визитам вежливости, они все равно волновались друг за друга.
   --Могу я ее увидеть?
   --Думаю, это плохая идея, -- Дзинь промчалась перед глазами, бросила в сумку квадратик ткани - одеяло, похоже - и примостилась на моем плече.
   --Дзинь права, -- доктор вяло махнул рукой. - Лучше отвези Весси и Ханну в Академию и проследи, чтобы они взяли те лекарства, которые надо!
   При этих словах Рани так выразительно глянул в мою сторону, что я даже устыдилась.
   --Во... возьму, -- запинаясь, выдавила я.
   --Так ты за лекарствами, -- скорее, утвердительно, чем вопросительно, подытожил Нерос и кинул на меня взгляд своих бездонных синих глаз... Аж сердце быстрее застучало, умеет же подлизаться!
   Я кивнула, не желая объяснять истинную причину своей поездки.
   В Академию Сенерингола, к слову, мало кого пускали... Попасть туда человеку постороннему невозможно, допускали только в Гостевой комплекс... Но поскольку я принадлежала к Великому роду, а еще больше из-за того, что я неплохо знала главу рода - Оутома, в Академии решили сделать маленькое исключение из правил. Мне давали комнату... До сих пор поверить не могу! Я столько лет мечтала в Академии побывать, посидеть на лекциях, покопаться в библиотеке...
   ...Правда, не при таких обстоятельствах... Вспомнив о цели визита, я погрустнела.
   --Весси? - Нерос взял меня за руку и развернул ее ладонью кверху. Проведя пару раз по линиям руки, он поднял голову и внимательно посмотрел мне прямо в глаза. - Береги себя, ладно?
   --Нерос, -- я нахмурилась и осторожно отвела его руку от своей, -- я счастлива, здорова и все такое... -- я осеклась. Нерос смотрел на меня с легким неодобрением, укором, будто мой ответ его задел. - Что такое?
   Он усмехнулся, одной только усмешкой прогоняя странное выражение с лица, и беспечно заметил:
   --Ты бледная.
   --Спасибо, что напомнил! - шутливо нахмурившись, я бросила на парня быстрый взгляд, и вернулась к упаковке вещей. - Ты нас отвезешь ведь?
   --Куда я денусь от таких очаровательных особ? - бросив на Ханну страстный взгляд, Нерос опустился обратно на диван и заложил руки за голову. От его оценивающего взгляда даже мне не по себе стало, а уж Ханна и вовсе краской залилась по самые уши. - Тем более, все равно скоро лекции начнутся...
   --Лекции? - у меня платье выпало из рук. - Ты что, там учишься? Но ты же не из... -- я осеклась. - Разве Одаренных обучают в Академии?
   --Не совсем, -- уклончиво протянул Нерос. - Я... на особом положении.
   Вот как... Я прикусила губу, чтобы не задавать глупых вопросов, и подняла платье.
   --Весси, а твоя... фея... она тоже с вами?
   Дзинь золотым пятном пронеслась по комнате и пристроилась мне на плечо.
   --Я и его пыльцой посыплю... -- мстительно зашептала мне в ухо фейка и добавила погромче, явно чтобы все слышали: -- Конечно, поеду! И буду следить за некоторыми... -- Дзинь так выразительно покосилась на Нероса, что бедняга аж посерел от нехорошей догадки.
  
   ***
   Академия была основана очень давно, с тех пор прошло столько веков, что никто не помнил даже имени основателя. Остались одни легенды, по которым выходило, что славить надо Великого Целителя*, но по мне, так это все просто сказки. Хоть и спорят наши Исследователи, был ли Целитель, давно уже понятно, что не было...
   --Спасибо, -- Нерос протянул суровому магу пару арэнов* и подмигнул нам. -- Дальше сами пойдем...
   Я приложила руку ко лбу, чтобы защитить глаза от солнца, и посмотрела на огромные территории Академии, расстилавшиеся внизу... Да, так я и представляла себе. Таура часто рассказывала об изумрудных лесах, полях, покрытых ковром из желтых, голубых и розовых цветов, о прозрачно-холодной речке, затерявшейся среди зеленых холмов и впадающей в бирюзовое море... Всё, как она рассказывала... И там, вдали, за бесконечными просторами полей, лесов и холмов, за мостом, перекинутым через тонкую полосу реки, притаился ажурный городок Академии.
   Мне на миг показалось, что я очутилась в картине, только на ней были не только краски... Воздух звенел - звенел от птиц, шелеста листвы и скрипа деревьев, посаженных, кажется, сотни лет назад: до того они были огромными, грозными и мудрыми... Здесь пахло морем и травами, свежестью и осенним ветром. Не зря сестричка так не любила отсюда уезжать, я бы тоже сопротивлялась изо всех сил.
   --Весси? - Нерос мягко подтолкнул меня на дорогу, вымощенную плоскими камнями. Сквозь камни прорастала нежно-зеленая трава, а кое-где пробивался и чуть желтоватый мох, так что вся дорога казалась сплошным ковром. - Дальше пешком придется... Правило такое придумали местные заботливые профессора - никаких рунринов. Им все кажется, что ученики должны воспитывать силу воли... Хоть бы подумали, как можно таким прелестным девушкам столько ходить по этим камням...
   Я потихоньку отошла на пару шагов назад, сняла туфли и шагнула на мягкий и прохладный ковер дорожки... Камни нагрелись, а трава и мох остались холодными... Приятно.
   --Ух ты, смотри, какие цветочки! - Дзинь слетела мне на плечо и ткнула под нос желтый букет цветов. - Мне здесь нравится.
   --Мне тоже, -- радостно выдохнула я. Фейка кивнула, расправила крылышки и подставила лицо солнцу. Сама бы с радостью прилегла полежать на траве, если бы не маги, мирно попивающие чай в беседке (беседка гордо торчала посреди полянки, усеянной цветами и бабочками, и охраняла границу Академии), и не бубнящий себе что-то под нос Нерос.
   --...И подумать только, как можно заставлять девушек ходить в легких туфлях... Весси! - Нерос обернулся и посмотрел на мои туфли, зажатые в руке, с таким удивлением и испугом, что я устыдилась. Тут, наверное, так не принято? Да, хороша я буду, если стану вести себя, как Одаренная... У Великих родов ведь другие правила...
   --Что ты на меня так смотришь? - осторожно спросила я.
   Нерос смущенно кашлянул, приобнял Ханну за плечи, отчего подруга недовольно фыркнула, и с тревогой спросил:
   --Смотри, не простудись... Тебе рано еще на тот свет... -- он замялся, хлопнул себя по карманам и посмотрел куда-то назад, где в беседке несколько магов тихо-мирно пили чай. - Ралон, повозки не найдется?
   Один из магов - видимо, Ралон - поперхнулся чаем и посмотрел на Нероса. Он смотрел недолго, вскоре в его глазах мелькнула тень узнавания, и он лениво протянул:
   --Нер, учти, если узнает Оладья...
   Оладья? Интересные тут, наверное, оладьи... Любознательные.
   --Прибьет нас, -- подхватил второй маг.
   --Да, прибьет... Длинный нос сует, куда надо и не надо.
   --Да не узнает ваш Олатц драгоценный, -- поморщился Нерос, а я насторожилась. Олатц - мне ведь как раз к нему надо...
   Сейчас мне не хотелось вспоминать кошмары, они казались нереальными, призрачными, будто бы подернутыми туманом, но где-то в глубине души снова поднял голову страх. Хорошее настроение улетучилось, желание полежать на травке тоже пропало... Надо поскорее отыскать профессора Олатца, сюда я ведь не отдыхать приехала.
   --Профессор Олатц? - я подалась вперед, и Дзинь чуть не грохнулась вниз. - А что он преподает?
   --Хорошо бы он тебе преподал, как с феями обращаться, -- ворчливо отозвалась Дзинь, но я легонько щелкнула пальцами, и фейка заинтересованно замолчала.
   --Новенькая? - один из магов поднял голову и с интересом осмотрел меня. Кажется, я ему понравилась, хотя трудно сказать точно, но в улыбке парень расплылся от уха до уха. - Олатц у нас соня, он мифологию преподает... Ну, ты знаешь, наверное, эльнолвы и еще всякая ерунда... Нер, твой брат ведь с ним работает, ты слышал, да? Позавчера приехал, уже лекции читает...
   --Линд? - Нерос поморщился, словно съел что-то кислое. - Пропасть бы его побрала... Ладно, давай повозку, некогда мне тут с тобой болтать...
   Так-так, а у братиков, похоже, отношения совсем не братские... Судя по лицу Нероса, так, скорее, братоубийственные, никак не меньше... Мы с Ханной переглянулись и одновременно пожали плечами. Ну что ж, всякое бывает. Не наше дело-то.
   Я задумчиво потерла лоб. Выходит, с Линдом я могу встретиться хоть завтра... Тьфу, пропасть, а я так надеялась потянуть немного, ну хотя бы недельку, с разговором... Уж больно неприятный тип, надменный, самонадеянный нахал...
   Вздохнув и натянув на ноги туфли, я влезла за Неросом в повозку - она пахла свежим сеном и кожей. Черная низенькая лошадка, которую впрягли в повозку, скосила на нас хитрый глаз, но, поняв, что яблока или сахара у нас нет и не было, тяжко всхлипнула и лениво поплелась вперед.
   Ладно, встречусь для начала с профессором, и, если повезет, то встречи с Линдом удастся избежать...
   --Апчхи! - Нерос вдруг оглушительно чихнул, живо выдергивая меня из задумчивости. И еще чихнул... И еще. Бедняга чихал до самой Академии, светясь от золотистой пыльцы, а Дзинь сидела на моем плече и делала вид, что она тут ни при чем...
  
  
  

   Нерос обладал даром удивительным и непонятным. Рядом с ним казалось, будто нет в мире человека ближе и роднее, он умел подобрать правильные слова, в нужное время улыбнуться, либо печально помолчать... Он не доставал расспросами и не надоедал приставаниями. Женская половина все это чувствовала, и девушки вокруг Нероса всегда стайками собирались...
   Я могла понять Ханну: в этого ловеласа еще попробуй не влюбиться... И в то же время, мне подругу было немного жаль. Она явно чувствовала себя не в своей тарелке.
   Наша лошадка, неспешно цокая подковами по камню дороги, довезла нас до самого моста и внезапно остановилась. Она повернула к нам морду, смерила усталым, укоряющим взглядом, и тихо, но обиженно, фыркнула.
   --А ну да... -- Нерос пожал плечами. - Забыл совсем. Дальше никак, только пешком... такие уж порядки. Весси... Посмотри-ка туда! - он привстал и указал рукой на горизонт. - Вот и Академия... Теперь главное - не нарваться на Оладью...
   Академия... Хрупкий, будто бы сплетенный из тонкой паутины, мостик был перекинут через спокойную гладь реки, а за ним, на другом берегу, воздушными куполами возносились к небу белоснежные здания Академии. Они не теснились, как в моей школе, друг к дружке, а будто расположились рядами - один над другим... Каждый дом был окружен тонкими колоннами, каждый стоял на своем каменном фундаменте - ничем не обработанный, этот фундамент все-таки удивительно дополнял изящные линии колонн. Бесчисленное переплетение лесенок, мостиков и белоснежных узоров придавали городку ажурность, а сама атмосфера настраивала на спокойствие.
   Солнечные лучи падали на городок через высокие зеленые холмы, и в их приглушенном свете плавали мягкие пушинки - видимо, от каких-то странных, мне незнакомых, деревьев. Деревья все сплошь были покрыты нежно-розовыми цветками и распространяли вокруг легкий сладкий запах.
   --Вижу, тебе здесь нравится, -- Нерос прищурился и покачал головой. - Скажи-ка, что тебе доктор Нолр за список дал?
   --Не ей, а мне, -- поправила Нероса Ханна с таким таинственным видом, словно выдавала какого-нибудь Отреченного Совету Сенерингола. - Памятуя о чудесных свойствах Вессиной памяти...
   Надо же, выдала-таки. Я поморщилась, но промолчала: права подруга, я умудрялась забывать даже то, что помнить жизненно необходимо - например, имя и род* преподавателя по теории и практике Исследования*. За что и приходилось мне страдать неоднократно...
   Ханна порылась в сумке и протянула Неросу лист, весь исписанный мелким, неразборчивым почерком доктора.
   --Хорошо, я найду всё, что надо... -- быстро просмотрев записи доктора, Нерос спрыгнул с повозки. - Но вечером... пока пойдемте к смотрителю, я вас устрою куда-нибудь.
   Нерос не был бы Неросом, если бы не помог "слабым и беззащитным" девушкам слезть с повозки. Ханна так вся расцвела, когда Нерос предложил ей руку. Пока спускалась подруга, я успела спрыгнуть с другой стороны повозки и даже прогуляться до моста.
   --Смотри, какая вода... -- Дзинь перелетела на тонкие перила и, усевшись поудобнее, взглянула вниз. Она будто светилась в солнечных лучах - маленькая и слишком хрупкая для этого мира. Фейка всегда казалась мне чересчур "не от мира сего", будто предназначена она была для какого-то другого места... может быть, для страны эльнолвов.
   Я подошла поближе. Внизу медленно текла река - с виду неподвижная, но внутри, где-то в глубине, полная жизни и движения. Никогда я еще не видела настолько чистой воды - она просвечивала до самого дна, где темнели камни, и светлел песок. Мелкие рыбешки резвились между камнями, а над ними проплывали желтые и красные листья увядающего лета... Вот и осень наступила, а с ней все ближе и ближе подкрадывается мой день рождения...
   Мне вдруг стало холодно - налетел ветер, холодный и по-настоящему осенний.
   --Весси, с тобой все в порядке? - Нерос подошел так незаметно, что заставил меня вздрогнуть, а фейку недовольно взвиться в воздух.
   --А с ней и будет все в порядке, пока я тут, -- Дзинь, возмущенно хлопая крыльями, опустилась на мое плечо. -- А вот от тебя вполне могут быть проблемы с сердцем!
   Нерос, истолковав последнее заявление Дзинь неправильно, весь аж засветился от радости и склонился в шутливом полупоклоне.
   --Почту за честь... Я буду только счастлив разделить столь прекрасное чувство, как любовь!
   --Я не то имела в виду... -- мрачно прошептала фейка.
  
   Нас с Ханной поселили в один домик, но в разные комнаты. Так принято здесь было - никто не делил свое жилище с кем-то, каждый получал свой уголок. Все-таки в Академии учились Великие рода, да еще и с возможностью войти в Совет Сенерингола.
   Комнаты оказались на удивление хороши. В нашей-то школе все иначе... Здесь же сами дома сделаны из какого-то странного материала, который пропускал много света, но в то же время был матовым и непрозрачным. Стрельчатые окна шли от пола до потолка, а одна из дверей вела на совместный балкон с колоннами. Я, когда вышла, пришла в полный восторг - весь городок, как на ладони, внизу - речка, а прямо на сам балкон спускались ветки деревьев, украшенные нежно-розовыми цветами.
   На ветку опустилась серо-синяя птица, забавно повертела головой, пытаясь рассмотреть меня то одним, то другим глазом, и вопросительно чирикнула.
   --Надеюсь, тебе нравится? - Нерос вошел за мной следом и облокотился о перила балкона. Ветер отбрасывал его волосы назад, развевал плащ, и я подумала, что нехорошо так бессовестно пользоваться своим обаянием. Умеет же обольщать...
   --Может, спустим его с балкона? - Дзинь выглянула из-за моих волос и подергала меня за сережку. - Смотри, как удобно стоит...
   --Дзинь, -- укоризненно протянула я. - Не будь такой кровожадной.
   Фейка проказливо хмыкнула.
   --Ну так мы потом извинимся...
   Вот уж захотелось ей... Дай волю фейке, так она изведет весь род Таров - и Нероса, и Линда.
   Я поправила волосы, при этом и Дзинь скрывая, и пристроилась рядом с Неросом.
   --Здесь красиво, ты прав... Нерос, можно тебя спросить?
   Парень вздрогнул и подозрительно на меня посмотрел. Странно, чего это он?
   --Где у вас тут библиотека? - смущенно выдавила я.
   Нерос тут же расслабился и отвернулся к пейзажу.
   --Вон она, -- он указал рукой на единственное здание с острой крышей. - В учебной части... Весси... хочу тебя попросить... Держись подальше от моего брата... Он тут бродит иногда, ну так сторонись его. Ему нельзя доверять...
   Вот как... Второй раз я это слышу. Сначала от Тауры, теперь от Нероса.
   --Ты его не любишь... -- помолчав, тихо заметила я.
   Нерос пожал плечами.
   --Не за что...
   --Они подрались песочными совками, -- ядовито прошептала фейка мне на ухо, но я только отмахнулась, хотя она может быть не так уж и далека от истины.
   Нерос еще немного помолчал, потом вздохнул и нехотя признался:
   --Линд предал всю нашу семью.
   --Предал?
   Нерос посмотрел на меня, улыбнулся...
   --Весси, думаю, тебе надо отдохнуть с дороги... Если что, я через три дома, это рядом...
   Сказав это, Нерос быстро вышел. Меня он оставил в глубокой задумчивости и полной растерянности. Очень интересно... Чем дальше, тем больше я убеждаюсь в том, что Линду доверять ни в коем случае нельзя. Лучше вообще с ним не связываться и не общаться: уже второй человек пытается меня предупредить, я уж молчу о своих чувствах.
   Если удастся выяснить что-нибудь у профессора Олатца, то точно не пойду ни к какому Линду. Я задумчиво потерла лоб. Остается только надеяться, что профессор действительно может помочь...
  
   Библиотека оказалась закрыта на целый час - как мне сказали, на "час без знаний". Что это такое, до меня так и не дошло, но смириться пришлось. Я даже не стала возмущаться, вовремя припомнив, что я здесь всего лишь гостья.
   Вздохнув, я засунула книгу Линда в сумку и осмотрелась. Библиотека находилась в Хранилище Знаний - на территориях, отведенных под лекции, занятия и дома профессоров. Здесь царила идеальная тишина, птицы - и те старались петь потише...
   --Зайдем попозже? - фейка вернулась ко мне на плечо. Она сосредоточенно расправляла только что собранный букет. - Или будем прорываться с боем?
   --Предлагаешь взять штурмом?
   Фейка усмехнулась и закрепила букетик на моей сережке. Я так понимаю, чтобы лишнее не таскать... Вот вредная-то, а мне, значит, мучайся с этим букетом!
   --Ну надо же им книгу вернуть? - Дзинь довольно расправила крылья. - Ведь нехорошо задерживать, надо все вовремя возвращать...
   Идея заманчивая, но глупая - меня потом в два счета выгонят из Академии, и прости-прощай нужная мне информация. Да и непонятно, чего я переживаю: книгу-то не я брала, а Линд, так ему и достанется.
   Я вздохнула. Вся моя беда в том, что не умею вести себя, как остальные Одаренные: если уж и подставлю, то в открытую... Повезло же мне родиться в Великом роду, да без силы.
   Оглянувшись, я заметила, что на одной из белоснежных лавочек, расставленных вокруг здания библиотеки, тихо посапывает какой-то старичок. Одетый в длинный, бежевый балахон, он казался старомодным и древним. Такие балахоны носил еще мой отец во время своего обучения. Серая борода спускалась до уровня плеч, а белоснежные волосы выглядывали из-за шляпы старинного покроя: больше всего эта шляпа напоминала цилиндр, приплюснутый сверху кругом - ну самый настоящий гриб! Старичок похрапывал и изредка отмахивался от мух.
   --Оставь старичка в покое, -- фейка правильно обнаружила связь между моим, видимо, задумчивым видом и старичком на скамейке. Пока я достучусь до Нероса и узнаю, где обитает профессор Олатц, пройдет не меньше, чем день, а мне бы поскорее разделаться с этой задачей... Вдруг повезет, и я уже завтра скину проблему снов со своих плеч? Может, даже Тауре смогу помочь, и от кошмаров своих избавлюсь...
   Чем скорее я найду Олатца, тем лучше. А этот старичок выглядит настолько древним, что наверняка тут уже века два* провел и всех знает.
   Я набралась храбрости и смело подошла к старичку. К моему глубочайшему разочарованию, он не проснулся немедленно, а как дрых бессовестно, так и продолжал дрыхнуть.
   --Кхм, -- я прочистила горло, надеясь, что уж это-то заставит старичка проснуться наконец и не мучить меня больше своим безразличным видом. Увы. - Простите...
   Старичок выдал особо витиеватый по звуковой окраске храп и хитро приоткрыл один глаз.
   --Можно... вопрос задать? -- я совсем растерялась, а Дзинь - вот вреднюга мелкая! - противно захихикала.
   --Фея?! - старичок, до того вполне успешно притворяющийся архитектурным компонентом, встрепенулся и схватил меня за одну из кос. Фейка с диким воплем свалилась с плеча, я охнула от боли, а старичок ловко перехватил Дзинь за крылышко и поднес к своим глазам. - Как интересно...
   --Простите, -- я осторожно освободила косу из руки. Быстрый же мне старичок попался! - Вы верните мне фею, пожалуйста...
   --А, да-да, конечно... -- растерянно пробубнил старик и отпустил несчастную Дзинь на волю. С сердца как камень упал: я уже не первый раз замечаю, что, если кто-то дотрагивается до фейки, мне сразу становится плохо. Думаю, мы с ней просто не первый год вместе, не дай Создатель, случится с ней что - да я не переживу! - Что тебе, юная моя ученица?
   Ученица... Подумав секунду, я решила не сообщать старичку, что я не учусь здесь.
   --Я новенькая... Ищу профессора Олатца... Вы не могли бы...
   --О! - старичок всплеснул руками так, будто в чем-то разочаровался. - Зачем тебе этот старый пень? Пропасть бы его... Ладно, пойдем, я тебя отведу...
   Старичок, кряхтя, как старая несмазанная дверь, поднялся и неторопливо поплыл вперед по дорожке, мимо беседок и лавочек, деревьев и кустов... вдруг он свернул направо и скрылся за кустами.
   --Э... Подождите! - спохватившись, я кинулась догонять странного старичка.
   Добежав до места, где скрылся старик, я остановилась в нерешительности. За кустами была стена - причем стена такая, что явно на века строилась. И ни лаза никакого, ни дырки, ни двери - ничего не было. Вот так да.
   Я на всякий случай потрогала стену... Ну, стена - как стена, ничего особенного.
   --Мда... -- фейка впервые не нашла более выразительных слов и золотистой мерцающей точкой зависла перед стеной. - Может, нам обойти ее?
   Я пожала плечами и медленно двинулась вдоль стены. Может, я чего-то не понимаю в Академии? Может, тут какие-нибудь секретные ходы, известные всем и каждому?
   Уже совсем отчаявшись и решив, что лучше спросить Нероса насчет профессора, я вдруг наткнулась на дверь, где золотыми буквами было выведено: "Профессор Олатц".
   --Нууу... Он тебя довел, -- Дзинь расхохоталась. - А сам сквозь стены решил пройти... Ну, он же не виноват, что ты так не умеешь!
   От фейки пришлось отмахнуться: голова была забита более важными вещами. Например, что я теперь скажу этому профессору. Вежливо ли вот так заявляться в гости...?
   Так и не вспомнив никакого правила, которое бы запрещало ходить в гости к профессорам, я робко постучала в дверь. Она на удивление быстро открылась, и в ней объявился бодрый довольно, но все-таки уже уставший от жизни - глубоко в душе, но уставший - человек. Среднего роста, с острым, крючковатым носом, он чем-то напоминал гнома. Даже не знаю почему... По виду вполне добродушный. Интересно, почему его все здесь так боятся?
   --Слушаю, юная ученица? - голос у него тоже оказался добродушным, что придало мне смелости.
   --Профессор Олатц? Думаю, это покажется странным, но я к вам пришла от Тауры... Она говорила, что вы можете помочь разобраться с... кошмарами...
   Бах! Дверь передо мной резко захлопнулась, Дзинь даже вверх от удивления взлетела.
   --Не знаю никакой Тауры! - добродушный голос на этот раз прозвучал визгливо. - Первый раз слышу!
   Поведение профессора настолько меня озадачило, что я еще минуты две молчала, пытаясь понять, что происходит.
   --Э... профессор... я ведь только поговорить... -- я опять постучала и едва успела отскочить назад, когда дверь снова распахнулась.
   --Юная ученица, вас учили вежливости?
   Теперь я понимаю, почему этого профессора здесь так боятся и почему о нем так непочтительно отзываются.
   --А вас? - против воли вырвалось у меня. Ну всё. Я его разозлила.
   --Меня... учили, -- задыхаясь от ярости, поведал мне Олатц. - Я не знаю никакой Тауры!
   --Она тяжело больна...
   --Так ей и надо...
   --Но она умирает!
   --Давно об этом мечтал! - злобно выдохнул профессор. - Все Великие одинаковы! И убирайся отсюда! Разговор окончен!
   Дверь снова захлопнулась, да еще с таким свистящим ветром, что у меня волосы дыбом встали.
   --Не удивлюсь, если это он и есть создатель кошмаров... -- через минуту выдавила Дзинь. - Да, ну и характер...
   Ни слова ни говоря, я развернулась и побрела прочь от домика профессора... Отлично. Замечательно. На душе будто скребли когтями, до того меня расстроил этот поход. Я-то надеялась на этого профессора, да еще как надеялась. А теперь, чувствую, придется идти к Линду.
   --Ладно, еще не все потеряно! Я на него Главу рода напущу... -- я обиженно поправила сумку. Да нет, никого я не напущу - постесняюсь. Если и Линд не поможет, то придется как-то убеждать маму, что все эти сны - никакая не ерунда, а самая настоящая реальность. Она ведь до сих пор считает, что выжженные деревья - всего лишь симптомы загадочной болезни. Как ее убедить - даже не представляю.
   Я доплелась до одной из лавочек и села, сбросив при этом сумку с плеча. Может быть, мама и права... Сейчас, когда светило солнце и высоко, в синеватом недосягаемом небе, кричали пронзительно птицы, прощаясь с днем, казалось, что все эти кошмары действительно приснились, что это были простые сны...
   Задумчиво проведя рукой по шероховатой ткани сумки, я неожиданно открыла ее и достала книгу. Страницы сами показали рисунок дерева: видно было, что именно эта страница привлекала особое внимание владельца книги - теперь рисунок находился легко и просто, достаточно книгу открыть.
   Нет, всё это никакие не сны, всё это было на самом деле. И моя сестра, и я сама - мы обе зависим от хрупкой призрачной надежды на спасение. Если сдаться сейчас, то... всё потеряно.
   --Пойдем искать Линда, -- я бросила книгу в сумку, перекинула сумку через плечо и поднялась. Если и он не поможет... даже думать боюсь, что тогда ждет нас с Таурой.
  
  
  

   ***
   Я дождалась, пока откроется библиотека. Когда пришел Смотритель, он обнаружил на скамейке расстроенную, недовольную меня и очень удивился.
   --Уже учиться? -- он прошел мимо и принялся копаться в карманах своей мантии. - Ну что, опять?! Чтоб этот ключ!
   Мы с Дзинь наблюдали за мужчиной с вежливым любопытством. Смотритель выглядел не то чтобы стариком, но и молодость его прошла давно. Красивое все еще, чуть смуглое лицо обрамляли волосы цвета соломы. Седые волоски почти пропадали на общем фоне, но все же проступали потихоньку. Если Великий, то ему лет восемьдесят, не меньше.
   Смотритель, видимо, ключа в мантии не обнаружил, поэтому стянул мантию через голову, оставшись при этом в клетчатом костюме, и потряс хорошенько.
   --Он бы еще в ботинках поискал, -- тихо прошептала Дзинь, с интересом выглядывая из-за кос. Я не ответила, только недовольно поправила косы: не хватало еще объяснять смотрителю, кто такие феи и почему у меня на плече сидит одна из них.
   Из мантии выпала катушка ниток, корочка хлеба, блокнот, несколько книг-малюток, грязный носок и аппетитный кекс - словом, все, что угодно, но только не ключ. Полюбовавшись на кучку предметов, смотритель аккуратно хлопнул себя по лбу.
   --Забыл в Древесном*! - с театральным ужасом прошептал он и посмотрел на меня так, будто я была виновата в его плохой памяти. - А ты чего здесь забыла?
   --Книгу принесла, -- не вставая, я протянула мужчине книгу Линда. - Вы уж, пожалуйста, заберите ее, а то я тут уже целый час жду.
   Едва кинув взгляд на книгу, смотритель поморщился и процедил:
   --Это не ко мне. Это не наша... То есть наша, -- он вздохнул. - Тебе Линд Тар нужен, деточка. И как тебя угораздило записаться к нему на курс?
   --Курс? - глупо переспросила я. Видимо, вопрос показался Смотрителю странным, и он удивленно хмыкнул. - Я тут новенькая, а что, Тар преподает что-то?
   Смотритель махнул рукой нетерпеливо и процедил:
   --Да так, ерунду одну.
   Вот как. Высокого же мнения смотритель о деятельности Линда...
   --А вы не подскажете, его тут где найти можно?
   Смотритель подумал-подумал, почесал в затылке, потом натянул мантию и кивнул.
   --Ну пойдем, отведу на кафедру, мне все равно туда надо. Ну? Идешь?
   Вздохнув, я поднялась. Идти не хотелось никуда, но к Линду - особенно. Я бы отправилась домой с куда большим удовольствием, но ведь тогда беда получается со мной и с Таурой... и обратиться-то не к кому. Хотя сомневаюсь, что Линд мне поможет, уж скорее, мне удастся достать профессора Олатца. Например, напустить на него фейку - мигом шелковый станет.
   Пока я вздыхала, смотритель убежал вперед, и мне пришлось его догонять. Профессор профессором, но пока я до него достучусь, может пройти месяц, а у меня всего-то чуть больше трех недель осталось. По крайней мере, выходит, что так... да я бы, наверное, что угодно сделала, лишь бы больше никогда не встречать человека в маске.
   Смотритель оказался куда как лучшим проводником, чем загадочный дедушка, пропадающий в кустах. Он никуда не исчезал, в стенках не растворялся, так что довел прямо до небольшого домика. На двери домика красовалась надпись: "Кафедра мифологии".
   --Кафедра болтологии, -- усмехнулся смотритель и толкнул дверь. - Под ноги смотри, корень!
   Естественно, я тут же споткнулась об этот самый корень. Фейка свалилась с плеча, но, к счастью, очень быстро взлетела обратно, а то бы опять объяснять пришлось, кто, что да откуда.
   --Давай-ка, а то мне еще в Древесный бежать, -- смотритель обернулся как раз тогда, когда я окончательно спрятала фейку. Внимательно посмотрев на меня, смотритель отвернулся и крикнул внутрь домика: -- Линд! К тебе ученица тут...
   --Опять? - послышался ледяной голос. Зазнайка все-таки этот Линд! - Давай ее сюда.
   --Под мышку и вперед, -- ехидно прокомментировала фейка. - Сейчас, подожди, я тут всех пыльцой посыплю.
   Дзинь, видно, попыталась сдунуть облачко пыльцы на смотрителя, но вместо этого чихнула я.
   --Дзинь! Сиди тихо! - шепотом приказала я, отчихавшись. - А то отправлю домой, будешь знать!
   --Маленьких все норовят обидеть, -- привычно отмахнулась фейка.
   Я бочком протиснулась в приоткрытую дверь и смущенно притаилась возле порога. Линд сидел ко мне спиной - видеть меня не мог при всем желании. Рядом с ним стояла незнакомая мне девушка лет пятнадцати и что-то втолковывала парню насчет "мерзопакостности", пропасти и несправедливой оценки. А неплохо все же этот Линд выглядит, еще бы не таким занудой был, да не таким высокомерным и холодным.
   Смотритель копался в книжном шкафу, поднимая в воздух тучи пыли. Он бегал туда-сюда, носил из шкафа на стол кипы бумаг, перекапывал их и относил обратно.
   --Линд, куда ты дел...?
   --Я же сказал, в шкафу, Раст.
   Пока я стояла, этот разговор между смотрителем и Линдом слышала раз десять. Надоело до ужаса, но не перебивать же спор Линда с ученицей? Я и подождать могу.
   Я прислонилась к косяку и от нечего делать принялась рассматривать свои туфли.
   --Следующая!
   Я вздрогнула и подняла голову, чтобы тут же встретиться со взглядом голубых глаз. Как всегда, глаза светились далеко не добротой, а самым настоящим холодом, чуть ли не лед в них блестел.
   --А, ты, -- глаза неожиданно чуть потеплели, и в них мелькнуло одобрение. - Явилась-таки.
   Такое чувство, что я ему чем-то обязана. Так хотелось ответить какой-нибудь остроумной фразочкой, но как назло - в голову ничего не приходило.
   --Кто явился?! Да у вас, уважаемый, совсем зрение никуда, нас тут нет, -- зато у фейки фразочек выше крыши. Я перебросила вперед еще косу. На всякий случай.
   --Книгу принесла, -- я не стала подходить ближе, опасаясь за свое здоровье. Заморозит еще.
   Линд одарил меня презрительным взглядом - в нем так и сквозило плохо прикрытое разочарование, неудовольствие и надменность. Редко мне встречаются подобные типы. Честно говоря, я растерялась даже немного. Вот о чем говорить с ним, как вообще разговор завести? А ведь надо...
   --Нашел! - прервал мои размышления смотритель, радостно выхватывая из очередной стопки бумаг листок. - Наконец-то. Линд, будь добр, прибери тут все.
   --Приберу, Раст, -- спокойно отозвался Линд, наконец-то избавляя меня от своего холодного взгляда. Смотритель кивнул и вышел, оставив меня с этим занудой наедине. Пропасть, хоть бы кого в помощь. Надо было Ханну с собой взять... да вообще-то, я так и планировала, но тут этот смотритель объявился.
   --Сядь, -- приказал Линд, указывая на стул рядом со шкафом. Сказав это и не забыв на всякий случай поморщиться, Линд со скрипом повернулся на стуле и принялся заполнять лист бумаги. Ну и наглость - мне, наследнице Великого рода! - приказывать!!! Впрочем, род тут ни при чем, но все равно - неприятно.
   --Я постою, -- вполголоса буркнула я, отчего Линд вздрогнул и неожиданно тихо попросил:
   --Сядь, пожалуйста, ты имеешь право.
   Такая быстрая перемена тона меня удивила, так что я совсем смутилась и послушалась. Вообще-то, мне и правда лучше будет сидеть.
   --Ничего нового не вынесла для себя? - Линд снова мельком на меня посмотрел, но тут же отвел глаза и занялся бумагами. - Раст что-нибудь спрашивал о книге?
   --Нет, ничего.
   Он как-то особенно яростно черкнул на бумаге пером и жестко спросил:
   --Ты ему что-то рассказала?
   --О чем? - не выдержала я. - Ничего я ему не рассказывала, только спросила, где тебя найти!
   --Хорошо, -- моментально успокоился Линд. - Расту не надо ничего знать. Спросит - ты моя ученица и всё. И ничего о Тауре не говори.
   Странно, у них тут что - война за первенство? И почему это Расту ничего не надо знать? Боится Линд, что ли? Я задумалась. А, может, как раз и надо смотрителю рассказать о Тауре? Может, как раз он и может мне помочь?
   --Фея с тобой? - отвлек меня Линд.
   Дзинь-Дзинь нетерпеливо подергала меня за косу, требуя рассказать, что она-то как раз на месте. Коварный план все еще вертелся в голове фейки: эта маленькая хулиганка задалась целью обсыпать пыльцой всех Таров - с ног до головы.
   --Возможно, -- несмотря на старания феи, я все-таки боялась рассказывать Линду о ней. Я все еще не забыла, как он смотрел на нее на празднике. - Зачем ты мне дал эту книгу?
   Линд вздохнул, словно я попросила его об огромном одолжении, отодвинул в сторону бумагу с пером и уставился на меня.
   --Не доверяешь мне? - поскольку я не ответила, он усмехнулся. - Понятно. И правильно, здесь вообще никому доверять не стоит. Я хочу помочь твоей сестре. Таура - хоть она меня и не любит - хороший человек и отличная ученица. Однако ты мне верить не обязана, не так ли?
   Он снова усмехнулся, а я лишний раз отметила про себя, что уж кому-кому, а Линду верить и правда нельзя.
   --И что? Ты знаешь, как... -- я замялась. - Знаешь, как ее вылечить?
   Линд задумчиво потер подбородок.
   --Не то чтобы знаю. Думаю, я мог бы тебе помочь, но... Впрочем, пойдем, я лучше тебе покажу кое-что.
   Линд поднялся и набросил на себя мантию. Опять куда-то идти, да они издеваются!
   --Кое-что - это что? Трупы в подвале? - ехидно прозвенела Дзинь. Я не удержалась и фыркнула. К счастью, Тар ничего не заметил - как раз в это время в домик ворвалась группа учеников во главе с уже приходившей девушкой - всем лет по пятнадцать, не больше, все галдят и требуют справедливости.
   Линд жестом заставил замолчать учеников, едва уловимо поморщился и, наклонившись к столу, черкнул что-то на бумажке.
   --Придешь вечером, через часик-другой... Это все равно надолго, -- он протянул мне листок и кивнул на дверь. А я была и рада выйти: общение с Линдом приятным не назовешь.
  
   День уже к концу подходил, а я все никак не могла выбраться из лабиринта этого городка, пропасть бы его! Столько лесенок, столько уровней, и каждый же - каждый! - ведет не туда, куда нужно!
   Хорошо, хоть лавочки догадались поставить. Я устало опустилась на одну из таких лавочек и откинулась на спинку. Передо мной расстилался пейзаж, которым я любовалась вот уже второй час: многочисленные крыши домов, спускающиеся к реке, будто по склону. Среди домов летали пушинки - они кружились в красноватых лучах почти угасшего солнца, словно феи танцевали. В другой момент такое великолепие безумно бы меня порадовало, но сейчас я готова была проклясть это место со всеми его создателями.
   Ноги гудели - еще бы, столько часов бродить и все вверх да вверх! - голова раскалывалась, и в ней, кажется, осталось всего две мысли: первая - поспать, вторая - поесть. Мысли о Линде уже давно исчезли: похоже, пока я парня найду, погибну смертью храброго исследователя*.
   Я поставила туфли (а я их сняла полчаса назад - никаких сил нет бродить в этих колодках) рядом со скамейкой и потянулась. Дзинь-Дзинь улетела на разведку, искать наш дом. Пока мы плутали, успели заблудиться окончательно, и теперь я даже не представляла, в какую сторону идти.
   Легкий осенний ветерок хоть как-то освежал. Я смотрела на розоватые облака, бегущие по небу к горизонту, слушала тихий шелест листвы, среди которого все еще проскальзывали трели птиц, и засыпала... набродилась все-таки, как следует. Сейчас бы домой, к маме - поболтать за чашкой чая да на первые звезды полюбоваться. И чтобы Таура спела... А у нее голос красивый очень, глубокий, и в то же время звонкий, его хочется слушать бесконечно.
   Зевнув, я отбросила волосы назад и еще раз огляделась. Маленькое золотистое пятно с огромной скоростью летело прямо на меня. Дзинь. Ну наконец-то!
   -- Скажи-ка мне, -- фейка стремительно промчалась мимо и села на ветку ближайшего дерева, -- скажи-ка, какой номер у домика?!
   Номер... Вздохнув, я открыла сумку и вытащила листок, который мне Линд дал.
   --Пятьдесят первый.
   Фейка подозрительно мило улыбнулась, хлопнула глазками и уселась на ветку.
   --Весси, милая, -- проворковала она. -- А вот тот дом под каким номером?
   Фейка указала рукой на дом, находящийся чуть выше по лестнице. Вот пропасть - и правда, пятьдесят первый... Над дверью так и написано, причем ярко-красной краской, - пятьдесят один!
   Я вздохнула и, укоризненно посмотрев на хихикающую фейку, поднялась. Уж лучше бы я домой попала - что-то совсем нет настроения идти к Линду, сил не осталось даже вверх тащиться.
   А надо.
   --Хватит хихикать, -- ворчливо потребовала я, на что фейка состроила высокомерную рожицу и показала язык. Вредная же мне фея попалась! Да только с ней бесполезно спорить, все равно, что с деревом рассуждать об устройстве Совета.
   Вздохнув, я махнула на фейку рукой, одела туфли, сумку на плечо накинула и медленно побрела вверх. Все та же проблема - что сказать, когда дверь откроют? С меня хватило Олатца на сегодня, повторения как-то не хотелось. Правда, Линд сам просил... Решив, что вот пусть сам и отдувается, я решительно постучалась.
   Похоже, видок у меня тот еще был, поскольку Линд даже слова не сказал. Молча нахмурился, скривился - как обычно, презрительно, но я внимания даже не обратила: до такой степени мне хотелось домой, -- и посторонился.
   --Э... Привет, -- я заглянула в уютный домик, полный вкуснейших запахов, и внутренне захныкала. Но все-таки я не до такой степени голодная, чтобы входить к незнакомому мне парню в дом. Так не принято в Великих родах. - Я опоздала?
   --Как раз вовремя, -- он так на меня смотрел - строго, неприветливо, с каким-то внутренним осуждением - что я вконец растерялась. Пора отсюда уходить, пока этот тип совсем нос не задрал. Нет, ну подумать только, такое чувство, что я ему на шею вешаюсь!
   Я сжала руки в кулаки и постаралась напустить на себя такой же высокомерный вид. Боюсь, у меня выходило это не так хорошо, как у Линда, но я честно старалась. Как бы теперь стребовать объяснений с этого типа?
   --Я твоего брата видела... -- попыталась я завести разговор, но тут уже осеклась. Голубые глаза Линда превратились в синие, а весь вид его говорил, что зря я вообще вспомнила про Нероса.
   --Мой брат пал ниже, чем мог, -- четко выговаривая каждое слово, отрезал Линд. - Даже я не знаю, чего от него ждать и что он в следующий раз выкинет.
   --Как романтично, -- прошептала фейка, при этом чуть ли не обрывая мне сережку. - Я так и знала - у них тут любовь замешана!
   --Или песочные совки... -- задумчиво буркнула я.
   --Что? -- Линд удивленно расширил глаза. Фейку-то не слышно - у нее голос тонкий, - а вот меня так слышно даже очень. Кажется, Линд решил, что я какая-нибудь сумасшедшая. Обидно, но пережить можно. - Так, ладно... Пошли на кладбище.
   Куда?! Я испуганно отшатнулась, а тут еще фейка с комментариями:
   --Зато честно. Прикопает - и все, тебе и бояться больше не надо будет!
   Линд не обратил на меня никакого внимания. Он скрылся в доме, потом вышел, держа в руке мантию, и отправился вниз, да еще песенку какую-то насвистывал. Настоящий Отреченный*!
   --Весея, -- он обернулся где-то у начала тропинки, строго на меня посмотрел и кивнул: -- Ну, конечно, ты угадала, я сейчас иду трупы копать. Пойдем уже!
   Это что, ирония? Что-то как-то больно серьезно...
   --Ладно хоть не закапывать, -- "успокоила" меня Дзинь. Но делать нечего, и я поплелась за Линдом.
  
  
   ***
   Линд так уверенно выбирал тропинки, будто знал дорогу, как свои пять пальцев: видать, частый гость на кладбище. Мне с трудом удавалось не отставать от него, и я то и дело просила меня подождать. К счастью, он ждал, терпеливо и спокойно, только загадочно вздыхал да время от времени ухмылялся.
   Тропинка вела сначала вверх - в холмы, а потом резко вниз, туда, где заходящее солнце красной дорожкой стелилось по морю. Однако солнце уже не могло справиться с подступающим мраком, и сумерки медленно укутывали мир в темное покрывало ночи. За холмами, в городке, зажглись фонарики - они плавали в воздухе синеватыми светлячками; но там, куда вел меня Линд, не было никаких фонарей, только сероватый туман, и я в очередной раз подумала, что зря согласилась участвовать в этой глупой затее с кладбищем.
   --Точно за трупами, -- в очередной раз заявила фейка, когда Линд уверенно свернул с тропинки и скрылся среди деревьев, покрывающих весь холм. Внутри я с ней согласилась: темные силуэты деревьев ну никак не вязались у меня со словом "безопасность". Но делать нечего, и я поспешила за фонариком Линда.
   --Сейчас тебя схватят и принесут в жертву какому-нибудь людоеду, и не надо потом меня обвинять: я предупреждала! - фейка, пользуясь тем, что Линд ничего не видит, взлетела вверх и взволнованно заметалась между деревьев. - Мне не нравится это место, здесь воняет призраками!
   --П-п-призраками? - заикаясь, переспросила я и остановилась. Ну боюсь я призраков, ну что тут поделаешь?!
   Линд меня услышал и обернулся, приподняв фонарик повыше. Он равнодушно посмотрел на меня, потом - на фейку, воинственно сжавшую кулачки. Дзинь-Дзинь явно заинтересовала его гораздо больше, чем моя бесценная персона, и в глубине синеватых глаз появился нехороший огонек.
   --Интересно, -- задумчиво прошептал он и подошел к фейке поближе, за что и получил целое облако пыльцы на свою голову.
   --Ну?! - воинственно замахала ручками фейка, я едва успела ее схватить за крыло, чтобы фейка не засыпала Линда с головы до ног. На несчастного Линда и так смотреть жалко. Хотя он сам виноват - это раз. А потом, теперь его прекрасно видно в темноте.
   Линд чихал минут пять, потом достал из кармана платок и очень культурно вытер слезы с глаз.
   --Хорошо, что ты ее взяла, это облегчает задачу. Пойдем дальше.
   Мы с Дзинь переглянулись. Фейка вздохнула и уселась на плечо.
   --Я предупредила. Но никто никогда не слушает несчастную фею, никто!
   Линд светящимся облачком мелькал впереди, и теперь следовать за ним стало легче. Деревьев становилось все больше и больше, пока лес вдруг не кончился и не открыл унылую картину поля с надгробными камнями.
   --Поосторожнее, тут корней много, -- Линд отдал мне фонарик и внимательно посмотрел в глаза. - Ты что, боишься?
   --Кто боится?! С чего ты взял? - я тут же перестала клацать зубами и расправила плечи. - Ничего подобного, но, может, объяснишь мне, что тут такого интересного можно ночью делать?
   --Только дурак ночью на кладбище отправится, -- Линд пожал плечами. Действительно, только дурак. - Никто не увидит.
   Пропасть, да Дзинь никак права. Я вздрогнула и осторожно уточнила.
   --Не увидит что?
   Парень с неожиданной яростью пнул камешек, лежавший себе тихонечко на дороге и никого не трогавший. Я аж отшатнулась.
   --Весея, я что тебе сделал?
   --Ээээ... -- я честно попыталась вникнуть в суть вопроса, но так и не смогла его понять.
   --Увидят, как я трупы копаю, пропасть! - раздраженно махнул рукой Линд. - Пошли!
   Я еще немного постояла, пытаясь все-таки понять, что сейчас укусило Линда и с какой стати. Почему-то мне стало стыдно, будто бы я действительно виновата, но, еще чуток поразмыслив, я пришла к выводу, что этот Одаренный просто злится из-за выходки Дзинь.
   Никогда я не любила кладбища. Всегда такое чувство, что нарушаешь чужой покой, переходишь невидимую, но опасную границу смерти. Кажется, обычное место: и шум листвы, и щебетание птиц - всё, как везде, но будто приглушенно звучит, словно есть какая-то пелена, которая укутывает человека и превращает все вокруг в подобие сна.
   Сумерки превратили надгробия в зловещих карликов, а деревья - в мрачных великанов, хранящих покой мертвых. От камней падали причудливые тени на траву, пахло сырой землей и едва уловимым духом тайны. По надписям* я поняла, что тут, в основном, Одаренные покоятся. У Великих родов нет обычая кого-то погребать, как не было такого обычая и у эльнолвов... Считается, что душа тогда привяжется к земле и не сможет стать свободной*. Вот так и появляются призраки...
   --Линд! - я, споткнувшись об корень и чудом удержавшись на ногах, схватилась за дерево.. - Линд! Подожди чуть-чуть, а?
   --Ну? - устало обернулся парень. Нет, ну до чего все-таки тяжелый человек! Можно подумать, это я его сюда приволокла ночью! Неужели непонятно, что мне не по себе одной?
   --Что мы тут забыли? - отдышавшись, я поправила волосы. - Может, объяснишь наконец?
   Он даже не ответил. Только плечами пожал и прошел еще шагов на десять вперед.
   --А теперь смотри.
   Камень как камень. Я подошла чуть ближе и ахнула. Род Великих, Эленви.
   "Эленви Мари-Лан, любим тебя и помним. 5 августа 7805 - 5 августа 7820".
   Пятнадцать лет назад... Внизу надписи был еще рисунок дерева... ненавидеть уже начинаю его.
   --Поняла? - Линд пнул ногой мелкий камешек, засоряющий могилу, и перешагнул к следующему камню. - Смотри дальше.
   "Вегра Анари. Всегда с тобой. 30 декабря 7801 - 30 декабря 7820"
   --Это всего две жертвы той эпидемии... никто до сих пор не знает, отчего они умерли, -- Линд вздохнул. - Но думаю, ключ в деревьях. Скажи-ка, у Тауры были такие рисунки на теле?
   Даже хуже - у меня-то тоже есть такой рисунок. Но, раз Линд об этом не знает... Тем лучше.
   --Были. На руках, на плече, на ноге... Линд, но тебе-то это зачем?
   Он кинул на меня какой-то особенно странный взгляд и недобро ухмыльнулся:
   --Считай это азартом.
   Мне холодно стало от его тона, а он, как ни в чем не бывало, присел перед первым камнем - перед тем, который служил надгробием Мари-Лан - и приложил к нему руку. Камень задрожал, потом медленно, неохотно двинулся... двинулся еще раз и поехал в сторону, сантиметр за сантиметром открывая черную дыру. Невыносимо запахло землей, сыростью и чуланом.
   --Что ты делаешь?! - я чуть не выронила фонарик, потрясенная отвратительным поступкам. Это кощунство! Я же не думала, что Линд и правда займется разграблением могил! - Перестань немедленно!
   Камень отъехал в сторону, а Линд спокойно поднялся, отряхнул руки от пыли и отнял у меня фонарик.
   --Следуй за мной, -- мрачно приказал он и полез в открывшуюся дыру. У меня чуть волосы дыбом не встали, когда Линд полностью исчез под землей, и тьма окружила меня со всех сторон. Шелестели деревья - мягко, ласково, словно желая чем-то поделиться. Скрипели стволы и корни, когда какое-нибудь дерево клонилось вперед, чтобы пройти еще миллиметр. Хлопали крыльями ночные мотыльки и жужжали какие-то насекомые в траве. Всё это вместе настолько испугало меня, что я готова была пойти даже в могилу, лишь бы поближе к свету!
   --Мне лично жутко, -- Дзинь откинула мои волосы и осмотрелась, заодно хоть немного разогнала тьму.
   --Спускайся, -- тусклый свет вдруг пробился сквозь черноту дыры, и я увидела, что вниз ведут ступеньки. До чего же все-таки не по себе. А ну как спущусь, а там и правда ловушка?
   Линд не дал мне подумать, как следует. Через секунду-другую он поднялся по лестнице, молча и как-то нерешительно взял меня за руку и потянул за собой.
   --Я понимаю, что тебе страшно, -- он убедился, что я не собираюсь сопротивляться, и отпустил мою руку. А руки-то у него холоднющие. - Но у меня свои причины добиваться правды. Я хочу разобраться в этой истории. И ты мне поможешь.
   Это и правда не могила была. Ничего подобного. Каменные, необработанные стены, тонкая вязь непонятных знаков по потолку... Я сошла с последней ступеньки и взяла одну из ламп - видимо, именно для того, чтобы их зажечь, и понадобился Линду фонарик.
   Я подошла к центру "могилы" и наклонила лампу, чтобы получше осветить странный рисунок на полу: две змеи, извиваясь, образовывали круг, причем их головы и хвосты соединялись. Рисунок был похож на лабиринт - запутанный до предела, но все-таки слишком простой, чтобы быть настоящим лабиринтом.
   --Что это?
   Линд, до этого наблюдавший за моими действиями с затаенным интересом, пожал плечами.
   --Рисунок.
   В тусклом свете ламп Линд казался потусторонним существом. В глазах плясало отражение огня, что придавало и без того строгому выражению его лица мрачности. Тонкий шрам, идущий от виска к подбородку, я вообще смогла заметить только в таком свете. Но спросить постеснялась - не мое это дело.
   --Я не об этом. Что это за место?
   --Гробница, -- Линд прекратил сверлить меня взглядом и указал на каменное возвышение. - Месяц назад здесь кто-то был и забыл придвинуть камень, а я как раз мимо проходил.
   Ну конечно. Мимо. Случайно.
   --Трупы копал, -- категорично заявила фейка, зависнув над моим ухом.
   --Единственный Великий, который здесь покоится. Больше никого... И я даже не уверен, что покоится. Иди сюда, -- Линд неожиданно быстро подошел к камням и махнул мне рукой. У меня скоро войдет в привычку повиноваться, этого еще не хватало.
   Был большой соблазн обидеться на приказы, но я, кажется, начинала понимать этого странного человека. Он, скорее, не приказывал, а просил. Видимо, никто ему не объяснил, что есть волшебное слово "пожалуйста".
   --Смотри, -- Линд смахнул с камня пыль и указал на надпись.
  
   "Путник, знай же, что никогда не добраться тебе до тех знаний, которые хранятся под камнем. Силами заклинаю - беги, пока жив. Но для начала выслушай историю о гибели моей любимой - Мари-Лан. Я и только я виноват в ее гибели. Я участвовал в этих играх и помогал надевать маску этому страшному человеку (да не произнесено будет имя его). Я помогал обманами человеческими и силами эльнолвов проникать ему в чужие сны. Я дал ему ключ к знаниям и ключ к миру грез. Я помог ему надломить ветку Древа, я помог ему обрести силу Избранного. Да будет проклят Убийца и тень его проклятия да падет на всю Академию и весь Орден. Теперь я могу спать спокойно, путник, ибо ты знаешь теперь, что никогда не было эпидемии, а все это было затеяно только ради власти. Ради власти и всемогущества, и ради безумной мечты стать равными Создателю."
   Эта запись так и осталась записью неизвестного: ни имени, ни рода - ничего не было. Только странная надпись в конце: "Ериаф Екоид Охкэ" и дерево с опавшими листьями. А Линд, похоже, прав, тут что-то есть.
   --Я не могу расшифровать надпись. Слишком сложно найти подобный словарь, -- Линд вдруг стал похож на ребенка, которому попалось нечто интересное. Он быстро вытащил из кармана листок и развернул его. - Смотри. Вот это - язык фей. По всему выходит, что это именно эта надпись. Но я не уверен... -- он осекся, посмотрел на меня и распрямился. Надменность и высокомерие вернулись на его лицо, словно он испугался, что слишком далеко зашел и слишком близко меня подпустил. - Поэтому мне и нужна твоя... как там ее?
   --Дзззииинннь, -- змеей прошипела фейка, слетая на камень. Она прошлась по надписи взад-вперед. - Забудешь еще раз, смертный, я стану твоим персональным кошмаром, причем кошмаром пыльным. Положи сюда листок.
   Линд положил листок на камень и аккуратно расправил. Дзинь тут же перелетела на него и посмотрела на надпись.
   --Да, это та же надпись.
   Фейка замолчала, потом медленно произнесла:
   --"Путник, скажи заклинание и пройди". Вот что означают эти слова.
   --Я так и знал! - с горячей радостью воскликнул Линд, но тут же собрался и равнодушно бросил: -- Думаю, это не гробница, а дверь наподобие той, верхней.
   Линд, конечно, был прав. Но мне было не до того. Я все читала и перечитывала слова неведомого человека, с такой болью и таким сожалением описывающим смерть своей любимой. Мари-Лан Эленви... кем она была? Она умерла, умерла так же, как и Лина Лейти. Так же, как могла бы умереть моя сестра... как могу умереть я. Ее убил кто-то, не болезнь и не порождение кошмаров. Ее убил человек, обычный человек, из плоти и крови. Не призрак и не гном, а именно человек. До этого момента я еще сомневалась, но теперь все мои сомнения исчезли.
   Выходит, человек в маске живой. Но тогда кто?
   Я устало потерла лоб. Мне никогда не найти убийцу. Я даже не маг. Бесполезно. Мне одной не справиться. Лучше бы это действительно была болезнь или что-нибудь вроде призрака, на них хоть магия действует. С человеком все сложнее, особенно если этот человек - из Великих и маг.
   Отчаяние и какая-то тупая покорность нахлынули с такой силой, что сопротивляться им никаких сил не было.
   --Что с тобой? - Линд подался вперед, но прежде чем он успел испугаться, как следует, я выпрямилась.
   --Этот убийца преследует мою сестру и... -- я чуть было не ляпнула, что и меня тоже, но почему-то передумала рассказывать об этом Линду. - Ты понимаешь.
   --А ты что думаешь, я тебя на экскурсию привел? - Линд постучал по камню. - Здесь может быть ответ. Надо идти от этой надписи, найти имя, найти способ проникнуть внутрь. Ведь кто-то здесь был месяц назад? Я хочу поймать убийцу и поверь мне, я его найду.
   Странно, но от мысли, что мне не придется одной тащить груз необходимости на плечах, полегчало. Хоть не так страшно, что не справлюсь.
   --Да тебе-то это зачем?
   Линд замялся, отвернулся и задумчиво провел рукой по надписи.
   --Это давняя история.
   Ладно, не хочет говорить - не надо. Мне ведь только плюс, какие бы мотивы у Линда не были. Помощь мне не помешает.
   --Пойдем отсюда, поздно уже, -- Линд схватил с камня листок и засунул в карман. - Мне завтра еще лекции читать. Надеюсь, ты в Академии задержишься?
   Куда я денусь?
   --На месяц останусь.
   --Месяца может не хватить.
   --Тогда мне будет уже все равно, -- я потушила лампу и поставила ее на место.
  
   ***
   Я пришла домой уже затемно, скинула туфли и минут десять лежала, мрачно изучая потолок. Удивительное свойство - ночью он светился, мягко, приглушенно, как вечерняя звезда. В любое другое время я бы пришла в восторг, но сейчас... не до того.
   --Дзинь, ты не знаешь, о каком заклинании речь?
   Фейка, которая в это время как раз воровато подкрадывалась к занавескам, чтобы примерить их к себе, испуганно обернулась.
   --Понятия не имею, -- она пожала плечами. - Не было у нас никаких заклинаний. Что мы - люди какие, чтобы заклинания использовать? И, Весси, знаешь, я не доверяю Линду. Мне он не нравится... такой странный. Он что-то скрывает.
   --Скрывает-то скрывает, только мне нужна его помощь, -- я вздохнула. - Да и зачем бы ему открывать мне ключ к разгадке?
   --Чтобы запутать и принести в жертву! - фейка с сожалением посмотрела на занавески, и видимо, решила, что займется ими без свидетелей. Хлопнув крыльями, она перелетела ко мне на подушку. - Ну подумай, ведь он мог повести тебя по ложному следу...
   Мог бы, конечно. Да и что-то с этой гробницей нечисто. Я перевернулась на другой бок и тут же поправилась: не с гробницей, а с этой эпидемией прошлого.
   Ладно, утром, всё утром. Спать хочется, правда, для начала надо письмо домой написать.
   --Дзинь, ты паникерша, -- я со смешком поднялась.
   --Может, я просто умная? - философски предположила фейка, отчаянно зевнула и свернулась клубочком. - А вы все...
   Не договорив, Дзинь тихо-тихо засопела.
   Усмехнувшись, я села за стол и достала из ящика пару сиреневок*. Мама меня по головке не погладит, если я ей правду расскажу. Но ведь ей не обязательно знать всё.
   Я положила перо на стол и продиктовала: "Мама запятая я немного задержусь точка" Перо прыгало, как сумасшедшее по бумаге, но записало всё в точности. Хорошо... А то ведь иногда так и запишет - запятые и точки словами.
   Продиктовав предложение, я задумалась. Чтоб такого придумать, чтобы мама не заподозрила неладного? А вот, точно, почему бы и нет?
   "Я подумала и решила посидеть в библиотеке точка Это ненадолго точка Вернусь через неделю другую точка люблю тебя"
   Перо закончило писать, и я выхватила из-под него сиреневку. Проверив всё, я открыла форточку и выбросила письмо на улицу.
   --Домой, -- приказала я, и письмо отправилось в путь. Всегда любила, как эти штуки летают - словно их ветер гонит. Везет же Великим - многие из них могут вполне и без сиреневок обходиться, делают все сами. И не приходится так дорого платить: все зачарованные предметы стоят, как не знаю что. У нас, например, даже рунрина своего нет - хоть мы и не принадлежим к бедным слоям Великих, но и до высших нам тоже далеко. Порой приходится от чего-то отказываться, чтобы хоть усадьбу содержать в порядке да платить гномам за работу. Отцу так и вовсе пришлось отправиться в Дикие земли*.
   Что ж, одним делом меньше. А потом задержусь еще на неделю и еще на одну, пока надежда не угаснет окончательно. Либо пока не выясню, кто стоит за убийствами.
  
   Глава 6
  
   Солнце то выглядывало из-за облаков, то снова скрывалось за ними, словно играло в прятки. День выдался немного прохладным, но все-таки летним: приближавшаяся осень напоминала о себе лишь печальным шелестом листвы. Осень невозможно не узнать - она всегда приходит с грустью и мягким ветром, иногда такая неуловимая, что ее можно спутать с летом.
   Ханна ухватилась за ветку и, немного подтянувшись, залезла на нее.
   --Давай сюда! - она хлопнула рукой по ветке, но я помотала головой. Ветка не выдержит меня: в отличие от Ханны, я не могла похвастаться такой же легкостью и хрупкостью. Подруга у меня среднего роста, с фигурой кошки: гибкой, ловкой, сильной в то же время. С ней соревноваться в подвижности я не могла.
   Немного подумав, я уселась под деревом. Земля еще не успела прогреться, да тем и лучше: несмотря на то, что явно собирался дождь, воздух был влажным и жарким.
   --Ну, рассказывай, как этот Линд? Он симпатичный, да? - Ханна лукаво подмигнула. -- Но, кажется, не очень дружелюбный...
   --Ты права, отвратительный тип, -- я отмахнулась от бабочки, задавшейся целью сдвинуть меня с дороги и поэтому с упорством врезавшейся мне в лоб, и пожала плечами. - Но он обещал помочь.
   --Он пригласил ее на кладбище, -- вклинилась Дзинь. Разговор о Линде - человеке, который возмущал фейку до глубины души, -- даже заставил ее на секунду отвлечься от создания нового шедевра из занавесок.
   --Так романтично, -- захихикала подруга. Вздохнув, я рассказала ей о походе на кладбище, правда, ничего не сказала о том, что находилось под могилой. Сама не знаю почему - может, потому, что Ханна не слишком-то хорошо умела хранить тайны. Если в могилу начнут бегать толпами студенты, то Линд вряд ли меня по головке погладит. А он и так меня убить готов. Судя по его виду, я ему приятна примерно так же, как муха надоедливая. Обидно, но ничего не поделаешь: потомки людей реагируют на потомков эльнолвов либо очень хорошо, либо очень плохо. Середины нет*.
   --Так эпидемия уже была? Весс, а что, если тебе к Неросу обратиться? Он-то наверняка местные легенды знает! - Ханна поудобнее устроилась на ветке. А что, выход неплохой... Возможно, он действительно сможет помочь. Или хотя бы сказать что-то новое.
   Подумав, я поднялась с земли.
   --А он ведь сейчас в Древесном, да? Со мной пойдешь?
   --Я тебя не оставлю, ты же знаешь, -- Ханна спрыгнула с ветки и решительно пошла вперед. Самое интересное, что я и правда знала: таких друзей еще поискать.
  
   Древесный Зал, как мне сестра рассказывала, построили еще во времена эльнолвов. Главное здание Академии, где с утра до вечера несчастные ученики разучивали всякую ерунду и занимались тем, что весь день сидели на одном месте и пытались не умереть от скуки. Пока что занятия не начались, и той атмосферы, которую Таура описывала, как "утопиться можно", я не почувствовала.
   Зато меня заколдовало это место. Здание оказалось не просто необычным... Четыре огромных дерева, как стражи, охраняли круглое строение. Их кроны, сплетаясь, служили поддержкой пятому дереву. Каким таким образом удалось заставить дерево расти на огромной высоте, да еще так далеко от земли, я не могла понять, но видела своими глазами, что это не выдумки. Пятое дерево было настолько огромным, что возвышалось над всей Академией, будто самый дорогой бриллиант в диадеме. Его корни спускались до самой земли, по толщине своей не уступая четырем деревьям, и образовывали нечто вроде арки над входом в Древесный Зал.
   Такого чуда я еще не видела. Но что самое поразительное - я не понимала, как здание стоит, если каждое дерево живет, дышит и порою передвигается на несколько сантиметров вправо или влево. И первым моим вопросом к Неросу был не вопрос об эпидемии, а вопрос о здании.
   --Они мертвы, -- Нерос отбросил прядь волос со лба и, заметив Ханну, улыбнулся. - Ханна, привет, хорошо выглядишь!
   Подруга пробормотала нечто застенчиво-благодарное и покраснела.
   --Дамы, -- довольно вздохнул Нерос. - Вы все такие хорошие!
   Дзинь, надежно скрытая косами, хихикнула и пропела мне на ухо ехидным тоном:
   --Прямо не знаю, кого из вас выбрать, ах! Так тяжело, так тяжело, я просто умираю от любви ко всему миру!
   Я не выдержала и рассмеялась: фейка, как всегда, сама наблюдательность.
   --Что? - обиженно пробурчал Нерос, и я постаралась придать своему лицу скорбное выражение. Боюсь, не очень-то получилось.
   От объяснений меня избавила группа старших учеников. Дорогие мантии, массивные украшения с бриллиантами - всё высокого уровня... конечно, я узнала учеников. Я не могла не узнать. И мне как-то сразу стало не до смеха. Они учились с Таурой в одной группе: Накия, Август... Край. И если первые две персоны не вызвали во мне никакого чувства, кроме раздражения, то Край наоборот: мне было и приятно, и неприятно его видеть. Он ни разу на меня не взглянул даже, но все-таки он мне нравился.
   --Ооо, только не эти, -- Ханна поморщилась, незаметно отступая на несколько шагов назад. Ханна этих людей просто ненавидела, и я ее понимаю очень хорошо. При всем моем уважении к Краю, та же Накия не могла пройти мимо Одаренного или Перспективного*, не оскорбив при этом его, да посильнее.
   Нерос помрачнел, с досадой отвел глаза... Разговор сам собой прервался.
   --Фу, во что превратилась Академия! - Накия, достаточно симпатичная блондинка, остановила всю группу и ухмыльнулась: -- Вы только посмотрите, с кем приходится учиться! Шушера везде!
   --Иди, куда шла, Накия, -- спокойно отрезал Нерос.
   --Да нет уж, подождите! - блондинка подхватила под руку Края и подошла к нам. - Я хочу поговорить. Разве не имею права? Или Одаренные слишком горды, чтобы разговаривать с Великими?
   При этом она так выразительно посмотрела на Нероса, что я поняла: Одаренным здесь действительно делать нечего. Даже не потому, что не пускают, а потому, что всегда найдутся персонажи наподобие Накии, которые считают, что им все дозволено.
   --Пожалуй, что не хотят пачкаться, -- вздохнув, я холодно посмотрела на блондинку. - И набираться плохих манер.
   --Весея, ах, я тебя не заметила! Поздоровайся с Великой, Край, -- Накия подтолкнула Края ко мне и ядовито добавила: -- Так жалко, что бедная Весси лишена дара. Она была бы истинным украшением нашей Академии.
   Я ничего не ответила на выпад. Да и комплимент фальшивый насквозь. Так противно стало, так мерзко! Не все Великие - далеко не все! - так себя ведут. Но, как среди тысячи ягод хотя бы одна испорчена, так и среди Великих встречаются экземплярчики гнилые.
   --А ты повзрослела, Весси, -- Край оценивающе на меня посмотрел и недобро улыбнулся. - Однако не поумнела, как я вижу. Когда ты станешь выбирать нормальных друзей?
   Я понимала, что Край должен будет поддержать своих друзей, чтобы не упасть в их глазах. Но все равно, его тон и его слова были настолько неожиданными, что я даже не сразу поняла, о чем он.
   --Что?
   Край улыбнулся, будто бы на мою непонятливость. Высвободившись из объятий Накии, он шагнул ко мне, противно подмигнул и дотронулся рукой до моего плеча.
   --Одаренные порой не самые лучшие друзья, поверь мне. Присоединяйся к нам...
   Не знаю, что на меня нашло. Злость, обида и отвращение - эти чувства поднялись внезапно, но они были такими сильными, что я, холодно оценив слова Края, со всей силы оттолкнула его. Этого парень не ожидал: смешно качнувшись, он упал и недоуменно на меня посмотрел.
   --Без тебя разберусь! - процедила я.
   Край тут же изменился в лице. Все его очарование пропало, глаза сверкали, как два темных камня, и они горели такой ненавистью, что я испугалась. Зря я так. Не надо было. Но что сделано, то сделано.
   Изящно откинув длинную челку назад, Край медленно поднялся. Он смотрел на меня, как хищник на жертву.
   --А как твоя сестричка, Весси? -- злобно прошипел он. -- Живая все еще? Остерегайся, милая, как бы тебе не подхватить ее болезнь случайно! Сдается мне, что это вполне возможно!
   И прежде чем я успела хоть что-то ответить или хотя бы понять, что я только что услышала, Край подхватил под руку Накию, и они заспешили прочь.
   Откуда он знает о болезни Тауры? Вся ее "болезнь" хранилась в строжайшей тайне. О ней знала только наша семья, доктор Рани, Нерос и Ханна. Больше никто. И Край явно мне угрожал. Слишком явно, чтобы я могла пропустить его слова мимо ушей.
  

   ***
  
   --Тварь! - Ханна зло обрывала листочки, словно бы это не Накия с Краем, а куст был виноват. Я вздохнула: вот так всегда - виноват один, а страдают все.
   Нерос тоже не особенно обрадовался встрече, но принял ее не так близко к сердцу. Прошло всего две минуты, а он уже и думать забыл и о Накии, и о Крае, и о мировой несправедливости. Тем более, что Накия - я знала об этом от Тауры - к Неросу дышала неровно, но переступить через кастовый порог для нее оказалось слишком сложно (а у меня такое чувство, что Нерос ее просто отправил очень далеко и прямиком в пропасть).
   --А ты раньше слышал о таких симптомах, как у Тауры? - я специально села с краю скамейки, чтобы отодвинуть Ханну от истерзанного куста. - Там у вас на кладбище какие-то могилы есть...
   --Да? - Нерос отозвался так быстро, как будто я затронула важную для него тему. Он нахмурился и посмотрел на меня. - А что ты забыла на кладбище?
   --Готовили могилу для тебя, -- Дзинь, подергав меня за сережку, видимо, уселась прямо на нее, чтобы ехидно комментировать происходящее. Фейка на это дело мастер. - Да забыли снять мерки!
   Я фыркнула и упустила момент, когда Ханна, потеряв объект, который можно было бы дергать и обрывать, за две секунды выдала меня с головой.
   --А она с Линдом бегала на свиданку, да, Весси? - подруга кокетливо наклонила голову набок и подмигнула. Вот всем Ханна хороша, да молчать не умеет!
   --Да нет, ну... -- я запнулась под пристальным укоряющим взглядом Нероса. Пропасть, да он ведь терпеть не может Линда! - Ничего подобного. Просто Линд... он, ну, показал мне несколько могил.
   --Надеюсь, снаружи, -- ядовито отозвался Нерос. Я даже не ожидала, что его так заденет мое знакомство с Линдом - сразу и ехидство появилось, надо же!
   --Ну знаешь ли! Конечно, снаружи!
   Нерос вздохнул и прикрыл рукой глаза.
   --Весси, я ведь говорил тебе, что ему доверять нельзя.
   Дзинь нетерпеливо заерзала на сережке - видно, очень ей хотелось просветить Нероса, кому еще доверять нельзя. Она с отчаянием вздохнула, но промолчала.
   --Линд только с виду такой хорошенький, но внутри...
   --Что внутри? - раздался голос у нас за спиной. Мы все так и подпрыгнули, а пуще всех - Нерос. Линд подошел так незаметно и так тихо, что даже Дзинь испуганно выругалась. - Так что внутри, повтори-ка мне, я не расслышал.
   --Внимание, сейчас они покажут нам секретные приемы древних эльнолвов, -- забубнила фейка над ухом. - Когда они сцепятся, ты смотри в оба, а я буду запоминать, потому что, извини, из нас двоих... да нет, троих... да нет, пропасть, из нас всех!... я одна гений!
   В другое время я бы, наверное, посмеялась над фейкой, но сейчас в воздухе будто грозовой шар повис - настолько напряженная воцарилась пауза. Два брата смотрели друг на друга, как враги, доведенные до последней стадии. Да тут что-то серьезное!
   --Шел бы ты отсюда, -- Нерос медленно, с кошачьей грацией, встал и повернулся лицом к Линду. В них было много общего, но еще больше различий: будто две противоположности, по воле судьбы сведенные вместе. Светлые волосы у Нероса, темные - у Линда, белая кожа - смуглая, азарт - мрачная решимость. И только глаза - до невозможности похожие, сверкающие одинаковым пламенем в одном и том же синем море.
   --Или что? - насмешливо уточнил Линд. - Уйду, не волнуйся. Но тогда, когда мне захочется. Весея, мне нужна твоя помощь. Пойдем со мной.
   Пропасть, ну и ситуация! Мне жуть как захотелось прикинуться валуном и притвориться, что я ничего не слышу и не вижу. Пойду с Линдом - Нерос на меня точно обидится. Останусь - обидится Линд. И да Создатель с ним - пускай обижается! - но он мог найти что-нибудь важное, и я могу упустить шанс.
   --И зачем это тебе она понадобилась? - Нерос не дал мне додумать мысль до конца и решительно сжал кулаки. - Учти, она мой друг, она под моей защитой.
   --Под защитой или под конвоем? - Линд зеркально повторил действия брата. - Думаю, защищать ее нужно от тебя! Я, по крайней мере, могу гарантировать безопасность, а ты?
   Посмотрев на Нероса, я поняла, что надо срочно вмешиваться. Живо поднявшись, я встала и, весело подмигнув Неросу, заметила:
   --Мы поймали его на слове. Он может гарантировать безопасность. Я пойду, но если к вечеру не вернусь, то разрешаю отомстить за меня. И даже кроваво!
   --Точно, -- Ханна, тоже почувствовав, что дело дракой пахнет, поднялась и подхватила Нероса под локоток. - А ты мне пока тут все покажешь... Правда?
   Когда захочет, подруга умеет уговаривать. Нерос разжал кулаки и нехотя кивнул.
   --Учти. Есть тайны, которые принадлежат не только тебе.
   --Да что ты? Мне кажется, мы оба умеем хранить тайны, и только я - всего лишь хранить, -- презрительно скривился Линд. Нерос нахмурился, но ничего не ответил. Он молча развернулся, и они с Ханной медленно побрели по дорожке вверх.
   --Ну вы даете, -- я, избегая взгляда Линда, покачала головой. - Чего тебе?
   Линд брезгливо передернул плечами и неожиданно рассмеялся, да еще так легко и искренне, что я рискнула поднять глаза. Я-то думала, что после встречи с братом, Линд будет, как надутый ежик - такой же круглый и колючий. Но я ошиблась. Похоже, стычка парня только позабавила.
   --Так я с виду хорошенький? Ты тоже так считаешь?
   Лукавые огоньки - раньше я их не замечала - зажглись в глубине глаз. Зажглись и тут же потухли.
   --Ладно, -- очень серьезно заявил он, отворачиваясь. - Мне нужно, чтобы ты расспросила Клариссу насчет Мари-Лан. Ты из Великих, -- Линд запнулся. - С тобой она будет говорить.
   И больше не оборачиваясь, Линд пошел вниз по дорожке - к морю. Я, вспомнив, что данный человек умеет очень быстро бегать и также быстро растворяться в воздухе, спохватилась и кинулась следом.
   --Вообще-то, да, с виду симпатичный, -- запоздало ответила я, нагнав Линда минут через десять. Он так удивленно на меня взглянул, словно бы увидел вдруг слона в красный горошек, упавшего с луны. Я хмыкнула и ядовито добавила: -- С виду.
   Линд как-то странно фыркнул - то ли презрительно, то ли насмешливо, то ли наоборот - понимающе. И до самого моря он ни слова не проронил.
   Хоть без драки обошлось. Правда, я-то обрадовалась, а фейка всю дорогу вздыхала и жаловалась, что если бы не я, так одной проблемой стало бы меньше, а могилой - больше. И это так расстраивало фейку, что она беспрерывно дергала меня за сережку, пока, в конце концов, не сломала ее.
  
   ***
   Осеннее море - или море Осени - даже в самые жаркие дни было прохладным. Таким же оно оставалось и зимой, и летом, и весной - неизменно нейтральное, неизменно осеннее: за то его так и назвали. Ветер гнал синеватые волны на берег, выбрасывал их с шипением и плеском, но они сопротивлялись изо всех сил и рано или поздно возвращались обратно в море, оставляя за собой след из белой пены и ракушки на мокром песке. А еще - запах соленой воды и подводного мира: чуть резковатый, таинственный запах приключений.
   Линд, вопреки моим опасениям, не слишком торопился. Наверное, песок его замедлял - не больно-то быстро можно по песку побегать. Но я все-таки отставала и, признаюсь, размышляла совсем не о том, о чем бы надо. Мне вдруг пришло в голову, что, если ничего не получится, то лучше сразу броситься в море. В тех снах, кошмарах, не было никаких красок: ни ветра, ни цвета, ни солнца. Унылое и безрадостное существование, которое во сто крат хуже смерти. Кто-то мне говорил, что жизнь прекрасна во всех своих проявлениях. Жизнь - может быть, но я бы не смогла назвать существование в темноте, без свободы, жизнью. И сейчас, у сине-бирюзового моря с веселыми белыми гребешками волн, я, как никогда, испугалась.
   Линд неожиданно остановился, нагнулся и что-то подобрал с песка - я не увидела что, и подошла посмотреть: вряд ли такому хмурому человеку, как Линд, придет в голову камешки собирать. Видать, что-то серьезное.
   Я угадала: не камешек. Большая, красивая ракушка, с конусом на хвосте.
   --Забирай, -- Линд равнодушно на меня посмотрел, будто я выпрашивала ракушку часа два, слезно умоляя и ползая на коленях, и отдал находку, после чего брезгливо вытер руки о мантию. Своим поведением он меня озадачил надолго... Даже Дзинь - и та выползла из-за волос, чтобы удивленно охнуть.
   --В лесу моровое поветрие, -- как бы между делом заметила фейка и слетела на ракушку, чтобы изучить ее изнутри. - А знаешь, тут ничего. Пожалуй, можно даже спасибо сказать.
   --Не за что, -- хмуро отозвался идущий впереди Линд. А слух у него ого-го какой! Дзинь высунула из ракушки голову и недовольно фыркнула.
   --Я сказала можно, но не сказала спасибо!
   --А кто сказал, что я тебе сказал? - серьезно парировал парень. Дзинь аж взвилась в воздух и, заняв свое излюбленное место на плече, тихонько прошептала:
   --И даже "пожалуйста" не сказал!
   Хихикая, я ускорила шаг: Линд выбрался с песчаной полосы и стал подниматься вверх - к дереву. Причем шаг ускорил раза в два.
   --Побудь пока здесь, -- Линд кивнул на дерево и бодро зашагал вниз, к белому домику, простому, но изящному. Я пожала плечами - здесь, так здесь.
   Огромный дуб - обхвата в три, наверное, - один занимал целый холм, по-хозяйски раскинув во все стороны тяжелые ветки с листьями. Об корни можно было споткнуться не только у дерева, но и метров за пять от него: они выглядывали повсюду, словно бы наглое дерево специально отрастило их побольше, дабы повыгонять конкурентов. Коварный его замысел увенчался успехом, и остальные деревья уползли куда подальше, вокруг же только трава и росла. Но чем-то мне приглянулось и дерево, и место, так что я уселась прямо под дубом и принялась любоваться морем.
   --Как бы он нас не сожрал, -- фейка подозрительно осмотрелась и осторожно примостилась на ветке. - Выглядит подозрительно, хотя мне нравится!
   --Жадное дерево, -- согласилась я, и тут же пожалела: корень, на котором я примостилась, неожиданно подпрыгнул, а дерево недовольно зашелестело листвой и сбросило мне на голову чье-то старое гнездо. Пока я отплевывалась от веточек и перьев, фейка помирала от хохота, да так, наверное, и померла бы, если бы на нее не нашелся желудь.
   --Ага! Спасибо, деревце! - торжествующе покачав гнездом на голове, я похлопала рукой по корню. Дерево, разумеется, "пожалуйста" не сказало, но листвой зашумело одобрительно. Вообще-то, деревья обычно далеко не такие умные и раза в три медленней соображают. Уж если и сказать им что, то только через год ответа дождешься, а то и через три, а порой и вовсе не дождешься: помрешь раньше.
   Само собой, никакого разума у растений нет и не было, но, говорят, эльнолвы умели обращать врагов в деревья - взять хотя бы тот же Лес Немертвых*, где тысячи деревьев никакими не деревьями были, а в прошлом очень даже злобными и подвижными сторонниками Старого режима. А кое-какие злые языки поговаривают, что и вовсе не люди томятся под корой, а эльнолвы, поднявшие восстание. Думаю, это неправда: трудно поверить, чтобы наши предки воевали друг с другом, жили вроде дружно. Эльнолвы на порядок выше стояли людей, и что бы кто не говорил, а мудрость у них была в крови, так что я тоже придерживаюсь первой легенды.
   --Дерево Целителя.
   Я оглянулась. Еще не пожилая, но уже далеко не молодая женщина задумчиво рассматривала дерево. Положив изящную руку с полупрозрачной кожей на кору, она бережно залечивала порезы на коре. Так часто делала моя мама, и я узнала чары по тусклому сиянию, исходившему от руки.
   Закончив, женщина отбросила волну золотистых волос на спину и перевела на меня взгляд карих глаз. Казалось, она замышляет какую-то шалость, но лукавый взгляд на самом деле просто признак принадлежности к роду Эленви - Звездному роду*, который всегда славился хулиганским поведением и в то же время мудростью.
   Эленви... Кажется, я понимаю, почему Линд выбрал для допроса именно эту женщину. Кларисса? Кажется, именно так он ее назвал.
   --Здравствуй, наследница рода Лейти, -- улыбнувшись, Кларисса подозрительно посмотрела на Линда. - Тар... не так ли? Линд Тар сказал, что ты хочешь о чем-то спросить? О чем же?
   Значит, я хочу о чем-то спросить! Надо же, а я как-то вот и не в курсе! Я бросила взгляд на Линда, но тот в ответ лишь ободрительно кивнул. Ну ладно.
   --Вы знали Мари-Лан?
   Кларисса вздохнула, по ее лицу пробежала тень беспокойства и скрылась в глубине глаз.
   --Да. Она была моей сестрой. Но об этом Линд знает, и прежде чем я продолжу, я хотела бы, чтобы он оставил нас и занялся своими делами. Я ничего не скажу при нем.
   --Оставить? Ну уж нет, -- Линд прислонился к дереву и настороженно посмотрел на Клариссу. - Я слишком мало о тебе знаю, чтобы доверять.
   --Как и я о тебе, -- резко ответила женщина и дерзко посмотрела на Линда. - Что ты хочешь узнать?
   --Причину. Причину смерти, -- сощурившись, Линд внимательно посмотрел на женщину. Думаю, он тоже заметил, как она насторожилась, вздрогнула и поджала губы.
   -- Я не знаю.
   --Уверена?
   Кларисса нервно облизала губы и перевела взгляд на меня.
   --Я действительно не знаю, -- она выразительно кинула взгляд в сторону Линда и снова в мою. - В день ее рождения произошла трагедия. Она была первой среди шести.
   --Вот как? - не дрогнув, Линд продолжил сверлить взглядом Клариссу. Так недолго и дырку просверлить. - Хорошо. Был человек, который считал себя виноватым в смерти Мари-Лан. Он любил ее... Ты назовешь имя?
   Женщина помедлила.
   --Форлин Анари был ее женихом. Больше ничего сказать не могу.
   --И на том спасибо! - после секундной паузы Линд наконец отвел взгляд в сторону, и Кларисса вздохнула свободнее. Бедняжка, как же я ей сочувствую! - Нам пора. Пойдем, Весея.
   Я поднялась на ноги, и тут женщина схватила меня за руку и прошептала:
   --Никому не доверяй. И приходи, как только захочешь. У тебя фея, будь осторожнее.
   Не уверена, что я поняла, о чем мне тут шептала эта странная женщина. Но расспросить ее я не успела - она от нас чуть ли не бегом спасалась, и я могу ее понять.
   --Ну зачем ты так с ней? - я повернулась к Линду. - Она же ни в чем не виновата.
   --Она что-то скрывает, -- задумчиво протянул парень. - Впрочем, тут многие что-то скрывают, и, наверное, ты права: я слишком иногда подозрителен.
   --И почему нельзя было без меня справиться?
   Линд усмехнулся.
   --Вот и мне интересно. Но она наотрез отказалась отвечать на вопросы Одаренного. Считай, что я просто выполнил ее условие, причем очень глупое условие. Нерос прав, с виду человек может быть хорошим, но внутри может таиться зверь. И самое интересное, что зверь всегда выбирает самую идеальную маскировку.
   Я умно покивала головой, про себя думая совсем о глупых вещах: например, о сытном ужине и горячем чае. Моим мыслям вторила фейка, которая на обратном пути все уши прожужжала мне, что, мол, пора бы и червячка заморить. При этом она так плотоядно посматривала на Линда, что я грешным делом подумала, а не Линда ли Дзинь называет "червячком"?
  
   ***
   За окном клубился туман. Он накрыл городок Академии неожиданно - хватило двадцати минут, чтобы солнце сменилось внезапными сумерками, а сумерки - туманом. Сквозь туман все еще проступала крыша соседнего домика, а вот дальше, внизу, только сероватая пелена, из которой выделялись сиреневые огоньки фонарей.
   Холод пополз через неплотно прикрытую дверь, цепляясь за ноги и укутывая прозрачным облаком, так что пришлось встать и закрыть дверь как можно плотнее. Ханна мудро поступила: как только меня увидела, так сразу зевнула и - спать. Под одеялом всяко теплее. Домики еще не отапливали, так что резкое похолодание оказалось совсем некстати.
   Хоть холод и прекратил прокрадываться в дом вместе с ветром, но тепла это не прибавило. Так что я закуталась в одеяло поплотнее и легла книгу почитать. Что-то про любовь. Первые десять листов я еще мужественно сражалась с коварной зевотой, но потом вдруг поняла, что засыпаю. Этого только не хватало.
   Усилием воли я заставила себя поднять голову и открыть глаза. И сердце тут же ухнуло куда-то вниз, леденящим камнем забилось в груди - все сильнее и сильнее.
   Я опять попала в сон. Опять в черно-белый кошмар.
  
  
  

   Унылый, скучный мир. Без красок, без ветра, без шорохов и звуков, которые в реальном мире всегда раздаются даже в самой идеальной тишине. Только нечто вроде шепота, который я не могла услышать, но чувствовала. Он раздавался со всех сторон, отражался от стен, пронизывал весь кошмарный мир... То налетал сверху, то влетал через окно, то затихал, то усиливался...
   Страшный мир.
   Я осторожно встала с кровати и оглянулась. Мне и двух раз хватило, чтобы понять, что человек в маске всегда появляется в таких снах: возникает из ниоткуда и также внезапно исчезает. Но на первый взгляд в комнате никого не было.
   Книга все так же лежала на кровати, и я попыталась ее взять, но не смогла: на руках осталась краска, но книга по-прежнему находилась на кровати. Странно: такое чувство, что эти предметы не реальны, а нарисованы: вроде бы и есть, но на самом деле не существуют.
   Вдруг в дверь кто-то поскребся, она заскрипела и медленно стала открываться. Бой часов ворвался вместе со скрипом, разбивая тишину, и я посмотрела на напольные часы.
   Тринадцать. Стрелка замерла на тринадцати часах... Что-то щелкнуло в механизме часов, и они встали.
   --Тринадцать часов, -- знакомый голос раздался в уже полной тишине. Шепот стих, часы остановились, но лучше бы я и голоса не слы

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"