Оленик Виктория: другие произведения.

Хранитель Зеркал. Глава 15. Арианна (от 09 октября)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Давненько ничего новенького из Хранителя не выкладывала. Так что исправляюсь)


Глава 15

Арианна

  
   Вокруг золоченого шпиля, уходящего высоко в небо, кружились птицы. Я приложила ко лбу руку и прищурилась. Городские часы возвышались над площадью - почти одиннадцать, в это время большинство ашеров отдыхают, а остальные распивают чаи. Как раз то, что нужно: если повезет, меня никто и не заметит. А мне бы только перекинуться парой слов с этим послом... с Марком.
   Я вздохнула и взглянула на дирижабль, парящий над городом вторую неделю. Его очертания меркли на фоне слепящего солнца, в мареве он казался гигантской птицей, тенью накрывшей здание Сената. Кто знает, может, Марк действительно ничего не знает и все это пустая трата времени, но я должна попытаться. Он - единственная ниточка, которая ведет к ответам на возникшие вопросы. Ведет к отцу и тайнам, с ним связанным.
   - Добрый день! - Женщина на входе даже не подняла глаз от журнала, лишь вздрогнула, когда за мной захлопнулась дверь, впустив в зал порыв ветра. - Могу чем-то помочь?
   - Да, сенатор Шарго просил отнести пару документов в Архивы. - Я почти не врала, если только совсем немного умолчала. Документы на поступление в Архивы пылились в моей сумке вторую неделю, и я надеялась, что они там будут пылиться вечно: не собираюсь я становиться смотрителем, вот еще! - Мне бы допуск.
   Пока женщина, наконец-то отложив журнал, проводила раскопки в ящике стола, я успела осмотреться и заметить пару Стражей у дверей, ведущих в Архивы. Я наклонила голову, внимательно рассматривая охрану.
   И тут же резко отвернулась, поймав пристальный взгляд крайне знакомого Стража. То ли этот Лио меня преследует, то ли я его. Слишком часто стал на моем пути встречаться. Я не верила в совпадения, и меня начинали настораживать столь частые встречи с типом, которого я бы страстно хотела обойти стороной.
   Он точно не работает на Шарго? Если нет, то тогда какого шакса, в самом деле, он вечно рядом со мной ошивается?!
   Занервничав, я схватила в руки отложенной женщиной журнал. Глянцевые странички не добавили мне хорошего настроения: везде, везде этот Ардиан Веруд! Впрочем, уж лучше он, чем обложка с фальшиво улыбающимся Шарго. Рядом с дядей толпились мрачные представители Островов и всем своим видом отвечали на вопрос в заголовке "Острова - с миром или с войной?". Я оживилась. То, что нужно.
   Подвинув к женщине журнал, я указала на обложку.
   - А эти что? Уехали уже или нет? Шарго весь на нервах из-за них, слов нет, как рычит.
   Он всегда рычит, так что ничего удивительного. Хотя нет, не всегда, когда надо, он сама доброта и смирение, но вряд ли простые смертные знакомы со "светлой" стороной моего дяди. Для этого надо быть как минимум другим сенатором. Горько улыбнувшись, женщина вытащила круглый камешек - пропуск - и протянула мне.
   - Вечером посольство нас покинет, не переживай. Хотя сомневаюсь, что после что-то изменится в настроении сенатора. - Женщина подняла голову и, рассмотрев меня, прищурилась. - А ты тут новенькая, да? Что-то я тебя не видела.
   Уже вечером! Я думала, у меня больше времени. Расстроившись, я схватила пропуск и через силу улыбнулась.
   - У меня здесь практика.
  
   В Архивах пылились записи рождения, смерти, копии всяких документов, книги, письма и мрачные тайны Сената. Кого попало, сюда не пускали, и меня проверили, наверное, тысячу раз, прежде чем разрешили переступить порог. Здесь пахло старой бумагой и пылью, а в потускневших от времени зеркалах отражались молчаливые Стражи, бдительно следящие за каждым моим шагом.
   - Люи, хочешь конфетку? - Шепотом уточнила я у спирита, когда та наконец-то объявилась. Маленький зловредный огонек трудно не заметить, особенно когда он то и дело пытается отломать все попадающиеся на дороге "железочки".
   Огонек заинтересованно покружился вокруг меня и мягко опустился на плечо. Каким-то образом Люи умудрялась скрываться не только от людей, но и от других спиритов. Что весьма полезно, когда требуется отвлечь Стражей от себя любимой.
   - Если большую, то не откажусь, - прошелестела Люи мне на ухо. Я хмыкнула.
   - Куплю тебе, что захочешь, и к тому же позволю отломать красивую стрелку вон на тех часах, - я кивнула на огромные, во всю стену часы, и Люи задрожала от восторга. Стрелка неторопливо двигалась по кругу. Красивая, блестящая, с завитушками, изящно вырезанная из серебра. Но, похоже, двигаться ей оставалось недолго.
   Дважды уговаривать Люи не пришлось. Не успела я моргнуть, как огонек весело взмыл в воздух и прилепился к циферблату. Спустя мгновение огромная стрелка замерла и рывками двинулась в обратном направлении. Винтики посыпались на пол, звеня и подпрыгивая при ударе о камень, да еще в таком количестве, что все Стражи разом обернулись в направлении звука.
   Молодец, Люи! За спирита я не волновалась: судя по озадаченным Стражам, никаких спиритов они в упор не замечали.
   Зато стрелку заметили все, в том числе ее беспечный полет в воздухе. И пока Стражи провожали в недоумении порхающую к выходу часовую стрелу, я нырнула в боковой коридорчик и подбежала к огромной картине. Мужчина с острым презрительным взглядом неодобрительно взирал на меня с холста. На его плече хохлился черный ворон и, кажется, светлыми чувствами ко мне тоже не пылал.
   Ну здравствуй, кто-то там из Хранителей. Когда Сенат пришел к власти, все следы власти Хранителей были стерты. Их символы уничтожены, портреты изгнаны в темные углы и коридоры. Действительно, зачем тратиться на двери, если можно прикрыть тайный ход никому не нужным портретом?
   Я приложила ладонь к шершавому холсту и зачем-то стерла пыль с лица мужчины. Сейчас я видела портрет как-то... иначе. Может, тому виной рисунок дара на плече, но я будто знала это лицо...
   ...Мягко говоря, оно мне не нравилось. Безо всякой на то причины. И все же к этому чувству примешивался легкий оттенок вины. Грусть по чему-то утерянному. Может, по самой себе.
   Я очнулась и, прислонившись к раме спиной, принялась двигать картину в сторону. Громадное полотно в резной раме не спешило поддаваться, но я старалась. Чьи-то шаги приближались к небольшому коридорчику, где я сейчас находилась, и мне вовсе не хотелось объяснять, что это я тут такое интересное делаю.
   Вдохнув, я изо всей силы толкнула тяжелую раму вбок, и картина качнулась, приоткрывая небольшую лазейку в тайный коридор. Наконец-то! Не теряя времени, я юркнула внутрь и притаилась, слушая, не заметили ли меня. Шаги остановились, но спустя мгновение двинулись дальше.
   Я перевела дыхание. Ладно, теперь бы еще найти Марка и миновать охрану посольства. Остается надеяться, я все разузнала верно, и Марк действительно в своих покоях. Просто удивительно, как порой пронырливы бывают вульгарские мальчишки за пару монет.
   Развернувшись, я постояла, привыкая к полумраку. Старая кладка была на ощупь теплой и запыленной, древние светильники, еще со времен Хранителей, излучали свет настолько тусклый, что я с трудом различала свои руки. Чувствую себя, словно спирит, заточенный в шкатулку: узко и тесно, и слышно собственное дыхание. Взволнованные голоса Стражей, делившихся впечатлениями от полета часовой стрелы, звучали приглушенно и далеко.
   Я встряхнула головой и полезла в сумку за наброском мальчишки. Кривые линии с трудом можно было разобрать, но, к счастью, ход нигде не разветвлялся и вел прямиком в гостевое крыло здания Сената.
   Не запутаюсь в любом случае. Я смяла листок и, сунув его в сумку, двинулась навстречу приключениям. Крайне надеюсь, в этих приключениях обойдется без участия лекций Шарго и ареста.
  
   Здание Сената поражало размерами, но гостевое крыло находилось совсем рядом с Архивами. У меня заняло всего минут десять, чтобы преодолеть путь. Я потянула за обратную сторону рамы, упираясь ногами для равновесия, и проскользнула в темный тупиковый коридорчик.
   Картина мягко и почти бесшумно встала на место, и я почему-то задержалась у портрета, рассматривая изображенную на нем девушку. Такая юная... одетая в белоснежное воздушное платье, она казалась хрупкой, неземной. Черные локоны обрамляли почти детское лицо, но вот взгляд девушки пробирал до мурашек. Не по-детски взрослый, будто вся тяжесть мира легла на ее плечи. Синие глаза щурились жестко и пронзительно. Девушка, пожалуй, была красива. Но что-то в ней таилось ледяное и одинокое. Она словно не умела улыбаться...
   Я приложила пальцы к картине. Ее я видела тоже. Во снах... так странно. Все Хранители, изображенные на портретах, счастливыми не выглядят. Очень даже напротив...
   - Риана Шеруд, - прочитала я шепотом надпись под портретом и тут же вздрогнула, услышав голоса.
   Прижавшись к стене, я с тревогой смотрела на мимо проходящую группу людей. Вульгары шумели и переговаривались, и я надеялась, что никому не взбредет в голову взглянуть в мою сторону.
   Хотя, впрочем... я оценивающе присмотрелась к вульгарам. Все в себе, никого не замечают. "Чтобы спрятаться, иногда достаточно быть на виду" - говорил отец. Ведь это же не последние вульгары, которые сейчас должны пойти по этому коридору? Только что миновало собрание, всем хочется домой, в плед и к чаю. В подтверждении моей догадки вдалеке послышались новые голоса, и я решилась.
   Как ни в чем ни бывало пристроившись в хвост делегации, я улыбнулась шагающей рядом женщине.
   - Добрый день! Как поживаете? Все ли вас устраивает?
   Женщина ответила улыбкой и кивком, приняв меня, наверное, за очередного секретаря или служку из Сената. Чего я и добивалась. Оглянувшись, я убедилась, что Стражи, занятые следующей группой гостей, ничего не заметили, и уверенно свернула к двери под номером восемь.
   Ручка поддалась на удивление легко - даже не заперто! Я-то думала, придется стучать. Мир будто сам подталкивал меня к допросу посла. Просочившись внутрь, я нечаянно хлопнула дверью, и Марк резко обернулся на звук. Его глаза удивленно распахнулись.
   - Что ты здесь?...
   - Тихо-тихо, - зашикала я, проворно подпирая дверь богато украшенным стулом. Бусинки в моих волосах зазвенели, сталкиваясь. Ненавижу столичную моду! - Мне надо с вами поговорить.
   Сегодня мужчина выглядел более... соответствующим статусу посла. Жители Островов одевались иначе, чем ашеры. Мы выглядели в сравнении с островитянами капризными детьми, со всеми этими юбками-колоколами и бесчисленными знаками отличия и символами. Одежда островитян была строгой, с четкими линиями, и отдаленно напоминала форму Стражей. Никаких лишних линий. Никаких украшений. Никаких побрякушек. Вполне понятно: живущие почти на границе с севером, эти люди подчиняли жизнь строгости и порядку.
   Марк дернул воротник и скривился. Какой-то он весь раздраженный - и напряженный. Кинув взгляд на дверь, он неодобрительно покачал головой.
   - Я все рассказал, - резко бросил он. - Ты зря пришла.
   - Вряд ли. Кое-что вы упустили. - Я нагло села на стул у двери, наглухо перекрывая Марку путь к бегству и сощурилась. - Например, почему письмо отца написано после его смерти?
   Я достала из сумки письмо и, продемонстрировав Марку, бросила его на рядом стоящий столик. Взгляда от мужчины я не отрывала, ловя каждую его эмоцию, каждый жест. Вот его глаза тревожно сощурились, губы дернулись. Он еще раз нервно поправил воротник.
   - Отключи паука, - глухо бросил он, кивая на стену за мной.
   Кого отключить? Я с недоумением повернулась и обнаружила над столиком мигающую точку. Потянувшись, я аккуратно сняла со стены металлического паучка. Он смешно шевелил лапками, пытаясь сбежать из моих рук. Шестеренки - маленькие, едва различимые, - вертелись, передавая кому-то информацию обо всем, что происходит в комнате. Незаметная штучка, чтобы контролировать тех, кто не внушает доверия.
   Я мягко нажал на брюшко "паука", и тот затих. Лапки дернулись последний раз, и я с любопытством повертела незнакомое изобретение в руках.
   - Итак? - Я подняла глаза, оставив паука в покое, и посмотрела на Марка.
   Не уверена, но тому, кажется, мой визит удовольствия не доставил. Марк с беспокойством взглянул на паука в моей ладони, с тревогой на дверь... словно ждал, что меня сейчас вместе со стулом сметет толпа Стражей и затребует ответа, куда делась племянница сенатора.
   - Ты ведь знаешь, мне достаточно позвать Стражей, и тебя отсюда вышвырнут? - на всякий случай уточнил Марк. Судя по кислейшему выражению лица, без особой надежды на удачу, но попытка хорошая. Я сузила глаза.
   - Знаю.
   В комнате повисла напряженная тишина. Марк смотрел на меня со смесью усталости и недоверия. Ждал, наверное, что я еще что-то скажу, но я молча требовала ответов. Наконец, поморщившись, мужчина процедил сквозь зубы:
   - Духи небесные, как я ненавижу ашерских детей! Похоже, от тебя все равно так просто не отделаешься, вся в Артура.
   Я безмолвно подтверждала догадку Марка, и тот, сдавшись окончательно, махнул рукой на кресло.
   - Я налью чай. Размещайся.
   - Мне зеленый с вареньем, пожалуйста, - учтиво подсказала я. Марк резко обернулся, хмурясь еще сильнее, и я на всякий случай улыбнулась. - Лучше с вишневым.
   - Ашерррры, - процедил возмущенный посол, но послушно отправился выполнять мой каприз.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"