Ольховская Влада: другие произведения.

Сказания о созданиях. Остров Ариора. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение романа "Сказания о созданиях", первая глава выложена здесь же :)

  Глава 2. Лион из Тобоско
  
  Айви глубоко вдохнула воздух, пропитанный ароматом теплой смолы, она наслаждалась свободой. Вокруг нее шумели высокие деревья, под ногами стелился ковер из травы и цветов, а впереди искрилась река. На душе было спокойно, хорошо даже.
  Нельзя сказать, что она полюбила жизнь на Ариоре. Но привыкла она быстрее, чем ожидала, а когда совесть не давала ей покоя, она напоминала себе, что отец наверняка не хотел бы для нее вечных страданий. Ей все еще было тяжело находиться в деревне, среди толпы незнакомых существ. А вот с Анэко они сработались неплохо: не лезли друг другу в душу, не спрашивали о прошлом, просто делали то, что у каждой из них получалось лучше.
  Однако в одиночестве Айви все равно нуждалась. Оно помогало ей привести мысли в порядок и напоминало о тех днях, когда она жила с отцом. Тогда она тоже могла уйти на весь день в лес... Хотя лес, конечно, был другой. Там она хотя бы знала, чего ожидать!
  - Здесь не опасно, - убеждала ее Анэко перед первой самостоятельной прогулкой. - Если не лезешь, куда не надо.
  - Я думала, что на острове, населенном магическими существами, и земля необычная!
  - Земля обычная, но без странностей не обходится. Во-первых, ты правильно сказала, здесь много магических форм жизни, а значит, много энергии. Она влияет на мир, который нас окружает. Во-вторых, Ариора изначально была местом особых сил, так называемой природной магии. Видела деревню, в которой сейчас существа живут? Раньше там жили люди.
  - Почему они ушли?
  - Потому что поняли, что не смогут справиться с растущей силой острова. Ты тоже не сможешь. Поэтому оставайся на этом берегу реки, поняла? Лес, в котором мы живем, называется лес Эхо. Он самый безопасный. Вся угроза, что есть на Ариоре, сосредоточена на другом берегу.
  - Что, если я перейду на ту сторону - сразу смерть? - удивилась Айви.
  - Глупостей не говори! Не сразу, но там хватает мест, которые могут тебя убить. А на этой стороне - нет. Тут самое опасное, что может случиться, это встреча с Черным вестником. Но ты не смотри на него, не говори с ним, и тогда он тебя не тронет. Ты взрослая женщина, следить за тобой я не собираюсь. Хочешь умереть - переходи на ту сторону, кто ж тебя остановит! Я тебя предупредила.
  Первые несколько раз Айви даже близко к реке не подходила, да и сейчас не собиралась. Она сама не поняла, как это произошло. Девушка не задумывалась о том, куда идет, у нее не было цели, она просто любовалась островом. Поэтому шум воды впереди стал для Айви неожиданностью.
  Река, несмотря на предупреждения Анэко, не пугала. Она оказалась такой же красивой, как лес вокруг нее: тонкая серебристая лента, искрящаяся на солнце. Чистая вода позволяла разглядеть мелкие круглые камешки на дне, на обоих берегах росли одинаковые розовые цветы. В такую жару, как теперь, прохлада только радовала!
  Ей нужно было решить, что делать дальше: вернуться в привычный лес или, использовав поваленное дерево, перебраться через речку и посмотреть, что такого необычного скрывает другая сторона. Айви не любила рисковать просто так, но все же... если она заперта на острове на всю жизнь, нужно изучить его, а не ограничиваться половиной!
  Она убедила себя, что не станет заходить слишком далеко. Как только возникнет хотя бы намек на опасность, она сразу же вернется. Она не была таким хорошим воином, как Анэко, но в слухе и умении распознавать запахи Айви ей не уступала. Она не сомневалась, что почувствует угрозу издалека.
  Лес за рекой ничем не отличался от того, по которому она только что гуляла. Айви двигалась к морю и скоро добралась до берега - здесь он был крутым и не используемым. Да оно и понятно: кораблям безопаснее было подплывать через воды у порта, очищенные от камней. Здесь же их встречал белый обрыв, вдоль которого и прогуливалась теперь Айви.
  Она была одна, компанию девушке составляли разве что птицы и пролетавшие мимо насекомые. Все, не было никаких чудовищ или призраков прошлого! Она уже решила, что Анэко просто неудачно подшутила над ней, когда впереди наконец показалось нечто интересное.
  Это был лес, но - белый. Айви даже решила сначала, что ей мерещится, что это всего лишь игра солнца, однако деревья, гордо возвышавшиеся над обрывом, были белоснежными от корней до листьев на верхушке.
  Пожалуй, ей не стоило удивляться. Она ведь видела на рыночной площади белый янтарь, знала, что получают его только из смолы таких деревьев. Но девушка не задумывалась об этом, повода не было. Да и янтаря на рынке было настолько мало, что казалось: его всего лишь вымывают на берег волны, а образуется он где-то далеко, не здесь.
  Теперь же белый лес встречал ее, звал к себе, и она просто не могла пройти мимо. Хотя осторожность велела повернуть назад: Айви слышала о том, что только самые смелые и сильные воины решаются добывать белый янтарь. Она не знала, почему, однако количество этого камня на рынке подтверждало старую легенду.
  И все равно она шла туда. Вокруг нее было тихо и спокойно, над головой светило солнце, чуть поодаль пели птицы. Какая опасность может таиться в таком теплом дне?
  Вблизи деревья оказались еще красивей, чем издалека. Их стволы были гладкими, словно стеклом покрытыми, и мягко мерцали даже в тени. Листья сверкали, как металл, а опадая на землю, становились сухими, молочно-желтыми, легко дробились под ногами, и казалось, что почва здесь покрыта толстым слоем муки - или вечного теплого снега.
  Айви понятия не имела, почему Анэко не рассказала ей про это место, да еще и ходить сюда не советовала. В белом лесу было удивительно хорошо! Опавшие листья уютно шуршали под ногами, в воздухе пахло пряностями, а белые кроны создавали отличную защиту от солнца.
  Одного этого было достаточно, но лес решил одарить ее. Заметив блеск у корней, Айви остановилась, осторожно откинула в сторону листья и подняла небольшой, с орех размером, кусок белого янтаря. Он был еще шершавым, блестел едва заметно, однако уже сейчас можно было сказать, в какое сокровище он превратится после обработки.
  Янтарь стоит намного больше, чем травы! Почему Анэко не подумала об этом? Что здесь может быть опасного?
  Впрочем, восторг от этого открытия долго не продлился. Очень скоро Айви поняла, что она двигаться прекратила - а шуршание опавшей листвы продолжило звучать.
  Что-то шевелилось под белым слоем на земле. Не слишком большое, но быстрое - и не одно! Айви уже видела пятерых существ, и ей казалось, что их становится больше. Они кружили вокруг нее, словно изучая. Сразу на нее не бросались, однако кольцо постепенно смыкалось. Сквозь шорох она уже различала шипение...
  Она не представляла, как они смогли добраться сюда так незаметно. Или они не добирались? Возможно, кто-то был здесь с самого начала, прятался под корнями, а она разбудила их - тех, кто делал добычу белого янтаря привилегией опытных воинов.
  Айви воином не была, она понятия не имела, что делать дальше. У нее даже оружия с собой не было, только корзинка, в которую она собирала травы!
  Выход оставался только один: она бросилась к ближайшему дереву и начала подниматься наверх. Это давалось ей нелегко, стеклянная гладкость ствола сейчас не восхищала, а раздражала, и ветвей, за которые можно было зацепиться, оказалось совсем мало. Но страх гнал Айви вперед, не позволяя остановиться, и скоро она поднялась почти на высоту человеческого роста.
  Только тогда она решилась посмотреть вниз и обнаружила, что существа, разозленные ее бегством, больше не скользят под листвой, все они собрались теперь возле ствола. Они были крупными, размером с тех охотничьих собак, которых она иногда видела в лесу еще в прошлой жизни. Хотя телом существа напоминали скорее крыс: вытянутые, с короткими лапами и шеей, плавно переходящей в длинную морду. Это не делало их безобидными: Айви сразу заметила желтые клыки, настолько крупные, что они не помещались в их пастях и выпирали наружу, изогнутые когти и озлобленные маленькие глазки.
  Под слоем листвы существа перемещались быстро, извивались, как змеи или черви. Взобраться наверх им было сложнее, но это не спасало Айви. Куда ей было деваться отсюда? Она не могла сидеть на этом дереве вечно и не была уверена, что даже сборщики янтаря добираются так далеко. Сейчас лес был совершенно пуст!
  Но даже если кто-то придет сюда, они могут и не помочь ей: на этом острове каждый сам за себя, никто не будет рисковать жизнью из-за незнакомой девицы. Так что она в западне...
  Чем больше Айви думала об этом, тем сильнее становилась паника в ее душе. Она уже представляла, что с ней сделают эти крысы, когда она упадет вниз. От нее разве что кости останутся! Чувствовалось, что они готовы кинуться на нее все сразу, при первой же возможности. Она только закричать и успеет!
  Терпением эти твари не отличались. Как только Айви поверила, что хотя бы на дереве она в безопасности, одно из существ оттолкнулось от земли. Прыжок получился невысокий, хищные клыки щелкнули далеко от ноги Айви, однако это все равно напугало девушку. Она отчаянно попыталась забраться повыше, и страх сыграл с ней злую шутку. Она соскользнула, сорвалась вниз, и когда опора была потеряна, у Айви не было ни шанса остановить падение.
  Она уже слышала шипение хищников, предвкушающих крупную добычу...
  ***
  Лион еще раз пересчитал деньги и нахмурился:
  - Тут четырех медных не хватает!
  Потное лицо распорядительницы исказилось в непередаваемом изумлении. Ее на этом рынке все знали, она всегда лично закупала продукты для королевского дворца. И хотя сам король там никогда не бывал, резиденцию поддерживали в постоянной готовности принять его, и такая работа была особой привилегией.
  Соответственно, все, кто имел отношение ко дворцу, пользовались небывалым почтением, а распорядительница кухни - особенно. Она знала об этом и наслаждалась властью, пусть и такой ничтожной. Никто и никогда не перечил ей... до сегодняшнего дня.
  Отец Лиона был в не меньшем удивлении; он смотрел на сына так, словно увидел впервые.
  - Что ты сказал, мальчик? - опасно прищурилась женщина.
  Отец поспешил поклониться ей, чтобы загладить вину:
  - Не судите строго, госпожа! Он всего лишь глупый ребенок!
  - Не такой уж и ребенок, он скоро станет мужем, что может выбирать невесту, а проявляет такое неуважение!
  - Я высеку его, - пообещал отец. - Непременно высеку!
  - Уж постарайтесь, - хмыкнула женщина. - В следующий раз, когда я приду сюда, я хочу видеть шрамы на его спине. Или я больше не буду здесь закупаться!
  Она развернулась, тяжело и неуклюже, и направилась прочь. Толпа издалека замечала ее массивный силуэт и почтительно расступалась. Перед какой-то кухаркой!
  Отец проводил ее тоскливым взглядом, потом повернулся к сыну и без слов отвесил ему оплеуху - настолько сильную, что Лиону едва удалось удержаться на ногах.
  - За что?! - возмутился он, прижимая руку к пульсирующей болью щеке. - Она ведь действительно не додала четыре медяка!
  - Ты хотел погубить нашу семью за четыре медяка?!
  - Почему - погубить? Денег у нее хватает. Они даже не ей принадлежат, а королю! Что, так сложно заплатить всю сумму?
  - Госпожа распорядительница сама выбирает, кому и что платить!
  А скорее, она просто не умела считать. Лион прекрасно видел, что она путалась в монетах, не помнила, как они складываются. Но она была слишком горда, чтобы признать это, поэтому делала вид, что все правильно.
  Торговцы безропотно принимали ее ошибки. Кому-то везло, и из-за ее глупости он получал больше. Кому-то заслуженных денег не доставалось. Это было настолько нелепо и нагло, что Лион просто не мог промолчать.
  - Только не говори мне, что ты меня высечешь из-за этого! Сам подумай: ей эти деньги не нужны, а у нас каждый медяк на счету. Почему я должен был молчать?
  - Так-то я с тобой согласен, - вздохнул отец. - Но она злопамятная. Она проверит!
  - И что?
  - Не увидит шрамов - не будет у нас больше закупаться. Да еще и других отговорит, славу дурную пустит! Я все сделаю. А тебе будет наука: держи рот закрытым, когда важные люди рядом!
  Лион поверить не мог тому, что слышал. Понятно, что распорядительница может такое устроить. Но почему ее слово должно считаться законом? Толстая потная тетка решает судьбы людей, прямо как король! А все торговцы на рынке, те, кто работает намного больше и честнее, чем она, прислушиваются к ее жалкому мнению!
  Он не мог этого выносить. Лион вырвался из лавки, которую им с отцом выделили на этот день, и направился прочь.
  - Ты куда? А ну вернись сюда, мальчик!
  Лион не собирался ни отвечать, ни возвращаться. Он прекрасно знал, что отец за ним не погонится, ведь для этого нужно было бросить товар. А ему что будет за неповиновение? Наказание? Так ведь его и так высекут!
  Сначала он бродил среди торговых рядов просто так, без цели, чтобы злость угасла. Но потом рядом мелькнул знакомый грузный силуэт, и идея родилась сама собой.
  Распорядительница никогда не оглядывалась по сторонам. Она шла, куда ей угодно, как королева, привыкшая, что люди разбегаются перед ней. Не подчиняться ей осмеливалось только солнце: оно палило ее, раскаляло кожу докрасна, поливало реками пота. Распорядительница казалась снулой рыбиной, вытащенной из воды.
  Лион воспользовался этим. Он пробежал мимо нее, коснулся так легко, что, он был уверен, она и не почувствовала сквозь слои жира. А окружающие не заметили, не присматривались... Они бы и не смогли уследить: его рука слишком быстро сорвала с ее пояса один из бархатных мешочков, набитых монетами.
  Сожаления он не чувствовал. Эта женщина должна ему - не только за продукты, но и за то унижение, которое он пережил, да еще боль, которая его ожидала. Вряд ли потеря королевских денег сильно опечалит ее. Она может вообще не заметить! Но только такую месть Лион и мог себе позволить.
  Он выбрался с рыночной площади, затаился в темном переулке и наконец рискнул открыть мешочек. На ладонь ему выпало пять золотых монет.
  Такого успеха он не ожидал! Лион в жизни не держал в руках столько денег. Его отец, может, тоже, и с ним Лион делиться не собирался. Если он настолько мягкотелый, что готов целовать распорядительницу в ее жирный зад - пожалуйста! Он не заслуживает таких денег!
  - Неплохо, мальчик. Очень неплохо.
  От неожиданности Лион уронил деньги, резко обернулся, чтобы понять, кто сумел подкрасться к нему так незаметно. Однако за спиной у него никого не было.
  - Я здесь, и я не враг тебе.
  Голос шел из теней в дальней части подворотни, где сейчас стоял мужчина. Но когда Лион свернул сюда, там никого не было, он готов был поклясться в этом! А выйти здесь неоткуда, дальше - тупик... Разве что из окна вылезти...
  Однако мужчина не был похож на человека, который будет заниматься таким. Во-первых, он был немолод, хоть и сохранил стать воина. Но от седых волос и глубоких морщин на смуглой коже не уйти, они - верные знаки времени. Во-вторых, он был одет слишком дорого, чтобы карабкаться по окнам бедных домов: походный костюм из мягкой кожи, да еще и меч с украшенной золотом рукоятью. Но при этом на одежде мужчины не было никаких родовых символов, указывавших на источник такого богатства.
  Так что Лион даже предположить не мог, кто стоит перед ним.
  - Собери деньги, - велел мужчина. - Нечего им на земле валяться.
  - Я... эти деньги...
  - Я знаю, откуда они.
  Лиону хотелось убежать, однако он не был уверен, что мужчина не сумеет догнать - или что на выходе из подворотни его не ждет охрана.
  - Я могу объяснить...
  - Не нужно мне ничего объяснять. Я не собирался тебя осуждать. Подними эти деньги и забери их себе, ты заслужил.
  Старик удивлял Лиона все больше. Никого подобного на рынке раньше не было, даже среди путешественников, да и они редко сворачивали в маленький городок.
  - Кто вы? - спросил Лион.
  - Я маг. Ты когда-нибудь встречал магов?
  - Нет... Только слышал о них.
  И все эти слухи впечатляли. Отраженные в зеркале легенд, маги казались ему всемогущими, смелыми, влиятельными настолько, что сам король не решался им указывать. А значит, они были выше привычного Лиону мира, и он не надеялся однажды повстречать кого-то из них.
  При этом сомневаться, что старик - маг, не приходилось. Это идеально объясняло спокойную уверенность в его глазах.
  - Ты можешь звать меня Веренций, - продолжил старик. - А как твое имя?
  - Лион...
  - Сколько тебе лет?
  - Четырнадцать.
  Лион понятия не имел, почему отвечает так свободно. Конечно, в этих вопросах не было ничего страшного, и все же обычно он не общался с незнакомцами вот так просто.
  Хотя никто из них не был магом...
  - Я видел тебя в одной из лавок, Лион. Ты был там со своим отцом?
  - Да, и там же эта кухарка попыталась обмануть нас! - При воспоминании об этом Лион сжал кулаки. - Поэтому я и забрал у нее деньги. Правда, получилось больше, чем она должна, но это ерунда, ведь из-за нее отец высечет меня сегодня.
  - Значит, ты умеешь считать... А писать?
  - Не пробовал, только читать. Но читаю я хорошо!
  - Как удивительно... Крестьяне теперь учат этому своих детей?
  - Нет, мой отец может только считать, сколько на рынке надо, а как читать - так это не его. Меня учила бабушка. Когда-то, еще до свадьбы, она была служанкой в богатом доме, и ее всему обучила ее госпожа. Я сам просил ее научить меня.
  Его сразу предупреждали, что для работы на земле такие знания не нужны, ему они в жизни ничем не помогут. Лион не отрицал это. С тех пор, как он узнал так много нового, мир стал казаться ему гораздо больше, и все же он и мечтать не мог о том, чтобы покинуть родную деревню.
  Однако он и мага не ожидал встретить. А что теперь? Стоит и говорит с ним!
  - Ты смышленый, - оценил Веренций. - И ловкий.
  - Спасибо.
  - Но вряд ли твоя семья это понимает, раз отец планирует высечь тебя.
  - Он слишком любит склонять голову, - поморщился Лион. - Перед всеми подряд, лишь бы у них монета в кармане звенела!
  - А ты не любишь?
  - Еще чего! Почему я должен кланяться этой старой жабе только потому, что она однажды хлеб королю подала? Есть люди, которым я бы поклонился, но не в этой дыре!
  - Гордость, ум и ловкость, - задумчиво произнес маг. - В крестьянском ребенке... Чего только не встретишь! Я свернул сюда, чтобы миновать разрушенную штормом дорогу. Думал, что только время потеряю, что я мог здесь найти? Судьба воистину мудра и непредсказуема!
  - Я не понимаю вас...
  - Ты и себя еще не понимаешь, молод слишком. Но в тебе есть сила, пламя, которое можно разжечь или погасить. Твой отец не позволит тебе учиться, не так ли?
  - Только тому, чему он учит меня сам.
  - Копать землю, доить коров и безропотно принимать плети, - усмехнулся Веренций. - Как это печально - и совсем не обязательно. Даже если тебе казалось, что твое будущее предопределено, сегодня я предлагаю тебе иной путь.
  - О чем вы?
  На самом деле, Лион уже догадывался, к чему все идет. Он просто не мог поверить, что это по-настоящему, с ним. Маг верно подметил: его жизнь казалась слишком простой и понятной, чтобы измениться.
  - Я зову тебя с собой, - пояснил маг. - Как видишь, я немолод, а потому давно подумывал о том, чтобы взять ученика.
  - Но я не знаю магии...
  - Пока не знаешь. В этом и смысл того, чтобы стать моим учеником.
  - Я ведь всего лишь крестьянин, - поразился Лион. - Разве не проще взять того, кто родился в другой семье?
  - Можно, конечно. Но брать ученика мне не обязательно, если я это и сделаю, то только потому, что хочу. И ученик должен быть мне не в тягость. Ты напоминаешь мне меня самого - целую вечность назад. Поэтому я зову тебя.
  - А цена?
  - Она есть: ты оставишь прошлое здесь. Став моим учеником, ты забудешь все, что знал, пойдешь со мной прямо сейчас, даже не попрощавшись со своим отцом. У тебя будут только те вещи, что сейчас на тебе, никакие напоминания тебе не нужны. Если ты и сможешь вернуться, то через много лет, когда сам станешь магом. Ты готов к такому?
  Веренций проверял его, это было очевидно. Первым импульсом Лиона было отказаться: на кого он оставит семью? Кто будет помогать отцу, следить за тихой, кроткой матерью? А с другой стороны... Если он останется, что его ждет? Плеть сегодня и необходимость поклониться распорядительнице завтра? Да не только завтра, всегда! Он будет частью толпы на окраине серого, не нужного даже королю городка.
  Но перед ним открывалась пустота. Он не знал этого мага, не был уверен, что Веренций не бросит его, когда наиграется в наставника. Стоит ли так беспечно обрекать себя на неизвестность?
  Лион перевел взгляд на грязные золотые монеты, лежавшие на его ладони. Для его отца это недостижимое сокровище, а он получил их за пару мгновений. Может, он и правда достоин большего?
  Мир, который ему предлагал Веренций, был куда лучше известного ему мира.
  - Я согласен, - решительно заявил Лион. - Если нужно, то я прямо сейчас пойду с вами.
  ***
  Она проснулась - хотя не должна была. Айви прекрасно помнила, что, падая с дерева, ударилась головой о твердый корень и потеряла сознание. Она еще подумала, что это великое благо: ей хотя бы не придется чувствовать боль в момент своей неминуемой смерти. И уж точно она не надеялась очнуться живой.
  А все сложилось иначе. Она все еще была в белом лесу - но он уже не был таким белым. Алые пятна засыхающей крови расчертили стволы деревьев, осели на листьях и корнях, пропитали землю. Здесь же валялись тела хищников... нет, не тела даже, а куски тел! Те твари, что напали на нее, и даже больше: судя по всему, когда она упала, новые существа выскочили на легкую добычу.
  Однако кто-то убил их так быстро, что они не успели и когтем ее коснуться. И человеком этот кто-то не был, его выдавали следы на сухой земле. Вместо отпечатков ног Айви видела странные глубокие борозды, рассекавшие сухую листву. Их тут было много, они указывали на то, что крупное животное кружило вокруг нее, уничтожая хищников, а потом... исчезло. Борозда тянулась до обрыва и исчезала там, но когда Айви рискнула посмотреть вниз, то не увидела ничего кроме волн и камней.
  Еще большее удивление ожидало ее, когда она, пошатываясь, подошла к своей брошенной корзинке. Там среди собранных трав лежали два куска белого янтаря: маленький, который нашла она, и большой, с кулак размером; стоимость такого камня она и представить не могла!
  Получается, кто-то спас ее, защитил, да еще и подарил такое сокровище, но рядом не остался. Следы указывали, что это животное, а им янтарь не нужен. Но почему оно повело себя так разумно?
  Айви не знала, как на это реагировать. Ей хотелось лишь одного: побыстрее выбраться из белого леса. Вряд ли тот, кто ей помог, уничтожил всех здешних хищников. Новые могли появиться в любой момент, а значит, ей нужно было спешить.
  Она бросилась к реке не вдоль берега, как она пришла сюда, а напрямик. Лес, пусть и обычный, больше не казался ей таким безобидным. Она жалела о том, что не послушалась Анэко: не зря даже магические формы жизни боялись здесь селиться!
  Передохнуть Айви решилась только на той стороне реки. Она наскоро отмыла кровь хищников, попавшую на нее, утолила наконец жажду, однако задерживаться здесь не решилась. Ей постоянно казалось, что кто-то следит за ней, к тому же, с янтарем она была желанной добычей для многих здешних жителей.
  Поэтому расслабиться она смогла только когда впереди показался дом Анэко. Травница ждала ее у двери, и вид у нее был не самый приветливый. Впрочем, увидев испачканное платье Айви и ссадину у нее на лбу, она быстро сменила гнев на милость - или отложила упреки.
  - Давай в дом, - велела Анэко. - Это что... янтарь?!
  - Долгая история, - вымученно улыбнулась Айви.
  - Не сомневаюсь, потому что твое "я на утреннюю прогулку, скоро вернусь!" длилось весь день! Где тебя носило?
  За окном и правда пылал в полную силу закат. Раскаленное солнце уже касалось верхушек деревьев, чтобы совсем скоро окунуться в прохладу моря. Она полдня пролежала в белом лесу без сознания, окруженная хищниками, и кто-то все это время защищал ее!
  Анэко приготовила для нее ужин, и пока она ела, достала лекарства.
  - Не надо, - покачала головой Айви. - Ссадина сейчас исчезнет. Я крепко головой стукнулась, раз она так долго заживала!
  - Надеюсь, это хоть немного ума тебе подарит. Хотя вряд ли!
  - Извини... Я не хотела пугать тебя.
  - Вот еще, - смутилась Анэко. - Стану я о тебе беспокоиться! Померла бы ты - исчезла бы обуза, только и всего! А я... я просто не люблю, когда говорят одно, а делают другое!
  Айви не была обижена. Она уже прекрасно изучила свою соседку, знала, что та скорее умрет, чем открыто признает заботу о другом человеке. Для Анэко это было слабостью - так она считала. Страх уязвимости не приходит просто так, и Айви не бралась гадать, что произошло в прошлом травницы, но за все ее прощала.
  - Извини, я не послушала тебя. День был таким чудесным, что я решила погулять по другой стороне острова, изучить его...
  - Что я и говорю: мозгов нет, - закатила глаза Анэко. - Я ведь сказала, что там опасно!
  - Но ты не говорила, какая именно опасность там скрывается, и я решила, что ты преувеличиваешь! Не сердись, но ты к этому склонна.
  - Я тебе сейчас новую ссадину обеспечу! Куда ты там потащилась?
  - Сначала я шла вдоль берега, потом попала в белый лес, и вот там начались проблемы.
  Айви рассказала травнице все, что с ней произошло, до единой детали. Она надеялась, что так она сама вспомнит нечто важное. Может, образ того, кто защитил ее, или голос, или запах... Но ничего не было.
  Когда она закончила, Анэко только вздохнула:
  - Ты и везучая, и невезучая одновременно! Хотя, скорее, глупая и везучая. На неприятности ты нарвалась сама, а дальше тебе просто повезло. Теперь ты, надеюсь, больше не будешь ходить туда?
  - Не знаю, - честно ответила Айви. - Если мой мир ограничен островом, то я не хочу сужать его до половины острова. Лучше скажи мне, кто мог меня спасти? Ты знаешь жителей Ариоры, кто из них способен на такое?
  - Зачем тебе это? Если б кто хотел твоей благодарности, то дождался бы, когда ты проснешься!
  - Это лишь показывает, что моя благодарность ему не нужна. Что с того? Мне важно узнать, кто он, для себя.
  - Ты со странностями, - указала Анэко.
  - А кто тут нормальный? Так ты знаешь, кто на это способен, или нет?
  - Точно сказать не могу. Как ты уже заметила, у меня на Ариоре нет друзей... и не надо! Поэтому мне известно лишь о тех способностях местных, которые они показывают. Но если задуматься, кто мог это сделать, то вариант у меня один - Итерниал, еще один отшельник Ариоры, и гораздо более нелюдимый, чем я. Он живет на той стороне острова, что уже говорит о многом. Еще больше знаний тебе даст тот факт, что он в одиночку возвел себе замок на берегу Дымчатого озера - это самое сердце Ариоры.
  - Кто он такой? - спросила Айви.
  - Этого не знает никто. Выглядит как человек... просто очень странный человек, это сложно объяснить, сама поймешь, когда увидишь его. То есть, он не похож на один из известных видов магических форм жизни. Он редко с кем-то общается, работу вроде как не выполняет, но деньги у него есть всегда. На эту сторону острова приходит только когда ему захочется, и его тут все боятся.
  - Почему?
  - Даже и не знаю, - поежилась Анэко. - Но я его тоже боюсь. Рядом с ним возникает странное чувство пустоты. Вот он идет, ты его видишь, он кажется безобидным, но вместе с тем, он больше похож на провал в пространстве, за которым - ничего. В те редкие случаи, что он выходил к нам, я никогда не видела, чтобы он радовался, злился или печалился. Как будто у него на лице всегда маска, только маски нет. Но он силен! Даже маг Ниурон его побаивается... Он, конечно, не признается, потому что для королевского наместника это позор. Но каждый раз, когда Итерниал является в город, господин маг внезапно обнаруживает, что у него срочные дела, и не высовывается из своего дома.
  - Этот Итерниал похож на того, кто мог меня спасти! - оживилась Айви.
  - Чему ты радуешься? Плохо слушала, как всегда! Он мог тебя спасти. Но не представляю, зачем ему это!
  - Я тоже не представляю. Остается один способ узнать: пойти и спросить!
  - Ты слишком сильно ударилась головой при падении, - заключила Анэко.
  - Зря смеешься!
  - Я не смеюсь.
  - Я действительно к нему пойду, - настаивала Айви. - Он спас меня, да еще и подарок сделал. Я обязана хотя бы поблагодарить его!
  - Ему не нужна твоя благодарность!
  - А вдруг нужна? То, что он кажется тебе пустым, не значит, что он на самом деле такой. Я могу сделать все сама, мне компания не нужна. Но я пойду к нему!
  Айви не исключала, что это действительно плохая идея и Анэко во всем права. И все же желание увидеть этого Итерниала было слишком сильно, чтобы отказаться.
  В этом мире почти не осталось тех, кто желает ей добра, и девушка хотела проверить, действительно ли здешний отшельник - один из них.
  ***
  Пламя вспыхнуло в воздухе, ловкое и быстрое, как живой зверь. Оно начертило полный круг, прежде чем опустилось на ладонь мага, не причиняя ему вреда. Все это давалось Веренцию легко - без пафосного произнесения заклинаний или драматичных жестов. Ему достаточно было повести пальцами, чтобы огонь подчинился ему.
  Лион так не мог. Как бы он ни старался, этот уровень казался недостижимым. Даже с полным соблюдением ритуала, начертанием знака на песке и долгой подготовкой, он мог добиться разве что вспышки искр, которые быстро оседали на землю и гасли там.
  - Это бесполезно! - простонал он. - Я ни на что не гожусь...
  - Мы это уже проходили, - строго посмотрел на него Веренций. - Магия - это наука и искусство. Она не дается по одному лишь желанию.
  - Ты учишь меня уже два года, а все безрезультатно!
  - Не ной. Результат есть: два года назад ты не мог вообще ничего. Сегодня ты создал магию.
  - Три искры на песке, - уточнил Лион. - Какой от этого толк? Высечь искры камнями было бы проще!
  - Ты лишь в начале пути. Ты умен и талантлив, но это не избавляет тебя от необходимости учиться и ошибаться. Не падай духом, лишь это может тебя загубить. На сегодня наш урок окончен, можешь отдохнуть.
  - Так рано?
  - Мне не нравится твое настроение, - заметил маг. - Сегодня я дарю тебе это время, но надеюсь, что завтра ты будешь в лучшем расположении духа.
  - Постараюсь...
  Лион не собирался отказываться от свободного времени, хотя сильно сомневался, что оно серьезно повлияет на его отношение к делу. Это был не каприз, вызванный плохим настроением, а общее ощущение бессилия, которое накапливалось в нем не один год.
  Обучение магии оказалось совсем не таким, как он представлял. Лион с удовольствием погрузился в книги, он быстро запоминал заклинания, схемы и ритуалы. Ему было легко воспроизвести их - только это редко приводило к чему-то значимому. Магия не подчинялась ему, словно презирала за его низкое происхождение!
  Веренций все видел, утешал такими вот речами о том, что нужно терпение и смирение. Однако Лион больше не был наивным крестьянином, он общался с другими людьми - людьми, знавшими о магии больше. Все утверждали, что ученики чародеев получают могущество быстро, а он... Он как будто застрял. Может, и вовсе занял не свое место?
  Эти мысли загоняли его в угол, поэтому в свободное время он предпочитал отстраняться от них. Несмотря на все проблемы, с которыми он столкнулся, Лион любил свою новую жизнь и ни разу не пожалел о решении уйти с магом.
  Ведь даже жить он научился только здесь! Лион ожидал, что ему придется кочевать, но нет. Два года назад Веренций привел его в эту деревушку, затерянную в горах, где они и остались. Здесь не нужно было вставать до рассвета, чтобы выгнать скот на пастбище, убрать стоила, а потом копаться в земле до заката. Дома каждый день проходил и заканчивался одинаково: Лион настолько уставал, что падал в свою грязную постель и мгновенно засыпал. Он не замечал, как мимо пролетает его жизнь, потому что в ней не было ничего примечательного. Одни и те же события, дела и безрадостные лица вокруг него.
  Но мир Веренция был другим, как и обещал маг. Они жили в большом доме, светлом, полном дорогой мебели и вещиц из разных стран, о которых Лион даже не подозревал. Каждый день к ним приходили женщины из деревни, чтобы убрать и приготовить еду. Природа в горах была потрясающе красива, а люди всегда улыбались. Их деревня считалась богатой, их оборонял маг - зачем грустить?
  Лион научился замечать все, что его окружает. Он чувствовал босыми ногами удивительную мягкость травы, которую дома обязательно нужно было скосить на корм скотине. Он знал оттенки всех цветов, хотя на лугах их росло бесчисленное множество. Он научился улавливать тонкие ароматы, которые приносил с гор ветер, он не спешил побыстрее поесть, чтобы утолить голод и приглушить усталость, а наслаждался вкусом. Все, что его родители почему-то считали привилегией короля, теперь было частью его жизни.
  Получив свободу, он вырвался из дома, как из клетки. Веренций крикнул ему вслед:
  - Хотя бы к ужину вернись!
  - Буду! - отозвался Лион, не оборачиваясь.
  Он перешел на бег, хотя в этом не было нужды. Он просто засиделся в комнате, а теперь быстрое движение подчеркивало, что он свободен. Он несся по знакомым тропинкам, отталкивался от крупных серых валунов, перепрыгивал через поваленные деревья. Ему казалось, что ветер летит с ним наперегонки, и Лиону хотелось выиграть эту гонку.
  Он поднимался все выше и выше, пока впереди не засияли серебряные воды озера. Но и тогда он не замедлился: Лион поднялся на склон, нависавший над водной гладью, и без раздумий бросился вниз.
  В любую жару озеро оставалось ледяным благодаря источникам, расположенным у самого дна. Этот обжигающий холод сейчас был желанным для него - после быстрого бега под палящим солнцем. Лион наслаждался прохладой и абсолютной прозрачностью воды, окружавшей его. Здесь так легко было открыть глаза и наблюдать за всем вокруг: причудливым танцем водорослей, блеском камней на дне, шустрыми маленькими рыбками. На поверхность он возвращался только за воздухом, а потом снова нырял.
  Лион выбрался на берег лишь когда почувствовал, что устал. Но в этом ведь и прелесть: он мог делать что угодно. Он выбрал свое обычное место в тени старого дерева, там разделся и разложил одежду на серых камнях. Он знал, что солнце быстро все высушит.
  Жители деревни редко поднимались сюда, они предпочитали большое озеро на равнине. Но и услышав приближающиеся шаги, он не был удивлен: ведь они договорились о встрече.
  Девушка в длинном синем платье, расшитом белыми цветами, остановилась напротив него, скрестив руки на груди. Ее наряд намекал, что она из обеспеченной семьи, но отсутствие дорогих украшений на косах указывало, что перед ним не дворянка.
  - Сидеть голым на берегу озера! - укоризненно произнесла она. - Разве это достойно ученика уважаемого мага?
  Вместо ответа Лион ухмыльнулся и поднялся ей навстречу. Он подхватил девушку на руки, закружил, прижимая к себе. Она показательно изобразила сопротивление - слишком слабое даже для ее скромных сил, чтобы принять его за чистую монету. Она сама прильнула к нему, и Лион почувствовал, как ее губы, мягкие, словно лепестки роз, касаются его губ.
  Он осторожно опустил ее на траву под деревом, так, что она оказалась под ним. Но Лион не наваливался на нее, поддерживая свой вес на вытянутых руках.
  Только она могла поднять ему настроение после очередного провала с магией. В Истрелле было прекрасно все: нежная бархатистая кожа, которая сейчас пылала насыщенным розовым румянцем, золотые волосы, глаза, бездонные и голубые, как небо над ними. Ее кожа пахла молоком и медом, и этот запах манил Лиона, заставлял прижиматься к ней снова и снова, дышать ею...
  Когда он впервые увидел дочь здешнего часовщика, он и подумать не мог, что для них все так обернется. Но теперь он не представлял свою жизнь без нее, это было частью того нового мира, за который он был благодарен Веренцию.
  - Почему ты тут так рано? - удивилась Истрелла. - Даже искупаться без меня успел! Я думала, мы договаривались на полдень!
  - Так и есть. Просто старик отпустил меня раньше, и я решил дождаться тебя тут.
  - Ты-то уже плавал!
  - Ничего не имею против того, чтобы войти в воду снова!
  - Посмотрим!
  Истрелла выскользнула из-под него, ловкая и быстрая, как змейка. Не сводя с него глаз, она расстегнула и сбросила платье, оставшись в одной короткой нижней рубашке.
  Уже за это отец закрыл бы ее дома на целую вечность! Лион успел усвоить, что здесь детей не били в наказание, но все равно держали в строгости. Особенно молодых девушек, которые еще не нашли себе мужа!
  Но тут, конечно, старый часовщик опоздал. С точки зрения традиций, в которые верил он, его дочь уже была испорчена. И что с того? Это не волновало саму Истреллу. Она верила Лиону - и в ту ночь, и после, когда они проснулись вместе.
  Верила она не зря, Лион не собирался отказываться от нее. Будь его воля, он просил бы ее руки уже сейчас - пусть они оба молоды, браки заключаются и раньше. Проблема заключалась в том, что он пока не мог ничего подарить ее родителям. У него не было своих вещей или денег, дома тоже не было, он жил на обеспечении Веренция.
  Поэтому он и хотел, чтобы у него поскорее начало что-то получаться. От этого зависело его будущее с Истреллой!
  Они вошли в воду вместе. Оба легко оставались на плаву - но в воде не двигались. Вместо этого они прижимались друг к другу, смотрели в глаза, а прикосновения рук были скрыты водой. Солнечные блики, отраженные волнами, падали на ее лицо. Она смеялась. И во всем мире для Лиона не было существа красивее.
  Ему нужно было успеть забрать ее. Еще год или два - и ее отец, который об этих отношениях ничего не знает, начнет подыскивать ей женихов. Если он сумеет заставить ее выйти замуж, Истреллу ждет позор: даже в этой деревне, обеспеченной и просветленной, не прощали женщин, которые отдавались до брака.
  Лион хотел, чтобы она была счастлива, и счастлива с ним! Поэтому сегодня он мог позволить себе расслабиться, насладиться этим моментом, когда есть только острый холод воды и жар ее тела. А уже с завтрашнего дня он собирался просить Веренция ускорить обучение.
  ***
  - Тебе не обязательно идти со мной, - напомнила Айви.
  - Конечно, но без меня ты точно погибнешь - тебе ж ума не хватит выжить! А ты мне еще нужна, с тобой торговля лучше идет.
  Она не обижалась на ворчание Анэко. Травнице просто нужно было придумать практичную причину, чтобы сопровождать ее - тогда не нужно было признавать, что она о ком-то беспокоится. Айви все равно была ей благодарна: возвращаться на другую половину острова одной было страшновато.
  Они покинули дом на рассвете. В этот день рынок не собирался, так что они ничего не теряли. Анэко указывала дорогу, она все еще знала лес намного лучше своей спутницы. Они двигались быстро, потому что травница могла заранее почувствовать приближение любого живого существа, будь то человек или магическая форма жизни.
  - Мы выйдем сразу к Дымчатому озеру с безопасной стороны, - предупредила Анэко. - Чтобы не бродить там дольше, чем нужно! Не обязательно, что Итерниал будет дома. Никто не знает, где он проводит целые дни.
  - Возможно, спасает кого-то в белом лесу.
  - Ты еще не уверена, что это был он! Поэтому не спеши превращать его в героя. Реальность умеет разочаровывать!
  Айви понимала, что она права. Но верить в то, что кто-то способен рискнуть своей жизнью просто так ради незнакомки, было приятней.
  Когда они добрались до озера, она поняла, откуда взялось такое название. Над безупречно гладкой водой, лишенной даже самых легких волн, постоянно клубилась легкая белая дымка. Такое Айви раньше доводилось наблюдать только ранним утром, а потом солнце разгоняло туман. Здесь же жара вступила в полную силу, а дымка оставалась неизменной.
  - Что это такое? - удивилась Айви.
  - Как я слышала, это одно из следствий того, что остров перенасыщен магической силой. Энергии тут так много, что иногда она обретает видимую форму.
  - Что будет, если мы коснемся ее?
  - Ничего, - ответила Анэко. - Использовать энергию острова умеют не все. Для нас это просто туман.
  - А для Итерниала?
  - Понятия не имею. Надеялась, что мне и не доведется узнать!
  Берега озера были прекраснее, чем весь лес. Цветы спускались даже на воду, листва деревьев оставалась сочной, а дымку над водой рассекали разноцветные стрекозы. Жить тут было намного уютней, чем в холмах, и все же обитатели острова, старые и новые, сторонились этого места. Айви подозревала, что на то есть важная причина.
  Свое жилье Итерниал не скрывал. Трехэтажный дом, сложенный из цельных валунов, гордо поднимался над кронами деревьев. Такие камни Айви видела только на побережье, и ей оставалось лишь догадываться, как Итерниал смог доставить их сюда без дорог - каждый весил столько, что человек не поднял бы его в одиночку.
  Это было не единственной загадкой дома. Сияющая медная крыша, витражи на стеклах, статуи на крыше и ажурные украшения на стенах - все это было лучшим, что могли позволить себе самые богатые из жителей королевства. Но как оно попало на Ариору? Здесь все дома были восстановлены за счет подручных материалов, и даже замок мага не отличался таким великолепием.
  Чем больше Айви видела, тем сильнее становилось ощущение, что Итерниал могущественнее Ниурона. Но как такое существо позволило поймать себя?
  - Ты когда-нибудь бывала там? - Айви кивнула на каменный дом.
  - С ума сошла? Ни я, ни кто-либо еще - Итерниал не любит гостей!
  - Это мы сейчас проверим...
  - То есть, ты не отказалась от своей дурацкой идеи даже теперь, когда увидела доказательство его силы? - вздохнула Анэко.
  - А что такого? Он же не устроил тут темницу с камерой пыток, просто обычный красивый дом!
  - Ты понятия не имеешь, что там внутри.
  Возле озера не было дороги, а некоторые участки берега были откровенно опасны: они легко осыпались под ногами. Здесь умение Анэко находить путь оказалось весьма кстати. Вот только чем ближе они подходили к дому, тем мрачнее становилась травница.
  И Айви прекрасно понимала, почему, она тоже чувствовала энергию, наполнявшую это место. Ее отец был силен, и она привыкла к тому, что его постоянно окружает магия. Но даже рядом с ним Айви не замечала ничего подобного. Чистая, дикая энергия сплошной пеленой накрывала дом и его окрестности.
  Айви не видела смысла бояться ее. Сама по себе эта энергия не была ни злой, ни доброй, ее можно было использовать как угодно.
  Пока что выбор Итерниала радовал: вблизи его дом был еще красивей, чем издалека. Дорога к зданию начиналась внезапно, прямо посреди поля, словно она была не необходимостью, а очередным украшением. Выложенная красными и синими камнями, она вилась к дверям из красного дерева, окруженная цветочными статуями. Все, на что падал глаз, было настоящим произведением искусства. Даже Анэко вынуждена была признать:
  - Да, не такого я ожидала от дома грозного Итерниала!
  - Ты же сама говорила, что он лишен эмоций! А теперь он вдруг грозный?
  - Его сила пугает Ниурона. Это для тебя недостаточно грозно?
  - Я видела Ниурона, так что его страх меня не впечатляет! Да что вообще может случиться от того, что мы здесь?
  - Все, что угодно.
  Айви ценила инстинкты Анэко, но сейчас верить им не собиралась. Ее собственная интуиция подсказывала: нужно не убегать, а идти вперед. Поэтому она первой подошла к дверям и постучала.
  - Это ты зря, - заметила Анэко.
  - Почему?
  - Его нет дома. Я почувствовала это, когда мы ступили на дорожку, и ты должна была почувствовать.
  Тут она не ошиблась: Айви не могла уловить присутствие ни одного живого существа в доме. Но это для нее ничего не значило; если Итерниал действительно так силен, он умеет скрываться!
  Ее догадка не подтвердилась. Несмотря на то, что стук разнесся по коридорам, никто не спешил открывать им дверь.
  Анэко выждала пару мгновений и радостно заявила:
  - Не повезло, бывает! Я ведь сказала тебе, что он не всегда дома. Никто не знает, как он живет!
  - Это не значит, что я не попаду внутрь.
  - Каким это образом, интересно?
  - Дождусь его тут, - беззаботно отозвалась Айви. - Или, может, внутри.
  К собственном словам она относилась не слишком серьезно, но на всякий случай попробовала повернуть одну из золотых ручек. К ее удивлению, дверь поддалась, открываясь перед ней. Хотя следовало ли удивляться, что тот, кто живет вдалеке от остальных, не запирает свой дом? Итерниалу это было не нужно, его слава защищала его лучше любых замков.
  Реакция Анэко в очередной раз подтвердила это.
  - Ни шагу дальше!
  - Почему?
  - Потому что это чужой дом, а его хозяин может растереть тебя в порошок!
  - Но я ведь ничего плохого не делаю! - возразила Айви. - Я всего лишь хочу посмотреть!
  - Жить надоело?
  - Да перестань... Он ведь спас меня, он не может быть настолько страшным!
  - Ты не знаешь, он тебя спас или кто другой!
  Но к этому моменту Айви уже была убеждена, что она жива лишь благодаря Итерниалу. Никто другой не мог этого сделать! Раз он не дал ей умереть там, то не убьет и сейчас.
  Анэко эту веру не разделяла. Несмотря на свою симпатию к Айви, она не собиралась поддаваться на ее уговоры. Дело было не только в страхе, но и в самом подчинении кому-то. Поэтому травница уселась на крыльцо, всем своим видом показывая, что если она и будет ждать, то только здесь.
  - Ну и ладно, - пожала плечами Айви. - Зато ты сможешь предупредить меня, если он появится.
  - Ты не передумала?
  - Ни за что!
  - Что и требовалось доказать: весь мозг отшибла при падении!
  Айви лишь отмахнулась от нее.
  - Я же не запрещаю тебе ждать здесь! Вот и ты не пытайся доказать, что я не должна туда соваться.
  Она вошла в дом без страха и сомнений. Не было ни ловушек, которые обрушились бы на нее, ни магического проклятья, способного уничтожить ее за секунду. Жилище Итерниала внутри было не менее прекрасно, чем снаружи.
  У него точно был хороший вкус: цвета окружения сочетались между собой идеально, украшения были добавлены в меру, чтобы не было эффекта шатра бродячих артистов. Но при этом произведений искусства здесь хватало: от маленьких аккуратных картин до скульптур в полный человеческий рост.
  Все они были идеально красивы - и все же не поражали. Айви и сама не понимала, почему. Возможно, она успела привыкнуть к чуду, пресытилась его совершенством, однако ее не покидало чувство, что с ними что-то не так.
  Она бродила по первому этажу, пока не оказалась в особой комнате. Айви хватило одного взгляда, чтобы понять, что перед ней мастерская. В одной стороне на столах были разложены краски, а на подставках размещались сразу три незаконченные картины. В другой хранились куски мрамора, белого и зеленого, и начатая статуя. Правда, инструментов Айви не увидела, но не сомневалась, что где-то они хранятся.
  Получается, что все это Итерниал создал сам. Уровень его мастерства внушал уважение - в мире, откуда она пришла, обучение искусству могли позволить немногие. Все это казалось бесконечно странным и не соответствовало тому образу, который описывала Анэко.
  От разглядывания картин Айви отвлекло движение, мелькнувшее на границе зрения. Повернувшись в ту сторону, она с удивлением обнаружила, что уже не одна в мастерской.
  Мимо нее прошел молодой мужчина, высокий и худощавый, сначала показавшийся ей призраком. В нем просто не было цвета, а такого она не ожидала. Мертвенно-бледную кожу оттеняли белые волосы, падавшие на плечи, того же цвета одежда, и даже глаза терялись на лице - они оказались водянистыми, прозрачными, как тающие льдинки. И все же он был настоящим: воздух в комнате двигался от его шагов, Айви умела улавливать это, и он отбрасывал тень.
  Мужчина, казалось, не был удивлен ее присутствием. Он миновал Айви так, словно она всегда была здесь, и подошел к незаконченной статуе.
  Теперь девушка поняла, почему в мастерской не было инструментов: он просто не нуждался в них. Под пальцами хозяина дома мрамор казался мягким и податливым, как глина, хотя Айви не сомневалась, что камень настоящий. Сложно было сказать, магия это или естественная способность существа, однако ни о чем подобном она раньше не слышала.
  Сначала Айви просто наблюдала за ним, завороженная плавностью его движений. Но время шло, и любопытство в ней просыпалось, брало свое.
  - Почему жители Ариоры боятся тебя? - спросила она.
  - Потому что чувствуют то, что не понимают.
  Он по-прежнему вел себя так, будто в ее присутствии здесь не было ничего особенного. Айви не рвалась вызвать его гнев, и все же такое равнодушие поражало. Разве так реагируют на человека, который вторгся в твой дом?
  - Почему Анэко не предупредила меня о том, что ты вернулся? Она осталась у дверей и должна была увидеть тебя. Она ведь в порядке?
  - Да. Она все еще сидит на крыльце. Но она меня не видела.
  - Как это?
  - Дверь в моем доме существует лишь для того, чтобы не нарушать привычную эстетику, - пояснил Итерниал. - Мне она не нужна. Ты задаешь слишком много вопросов для той, кого я могу убить.
  Впервые с начала разговора он посмотрел на нее. На его тонком, красивом лице глаза казались чужими - не из-за цвета даже, а из-за взгляда, слишком старого на фоне его очевидной молодости.
  Только теперь Айви поняла, чем ее настораживают совершенные произведения искусства, которые она видела по пути в мастерскую.
  - Почему ты ненавидишь их?
  - Жителей Ариоры? - уточнил он. Даже этого вопроса было недостаточно, чтобы удивить его, вывести из вечного безразличия.
  - Нет, то, что ты создаешь... Твои картины, скульптуры - зачем ты делаешь их, если они тебе неприятны?
  - Почему ты так решила?
  В его взгляде появился легкий интерес. Это еще не было полноценным чувством, но уже что-то!
  - Они очень хорошие, - отозвалась Айви. - Но именно хорошие, ты делаешь их так, как надо, без души, что ли... Как будто с их помощью ты просто пытаешься убить время! Но разве это лучший способ? И если их создание не доставляет тебе удовольствия, не разумнее ли заняться чем-то другим?
  - Ты связала их с ненавистью.
  - Ну, это просто ощущение, которое возникает, когда я смотрю на них.
  - Раньше оно ни у кого не возникало.
  Айви понимала, почему. По сюжету все картины были светлыми - леса и поля, морские волны и закат над озером. Все скульптуры улыбались. Но было в них что-то лживое, неправильное, как затаенная боль.
  Она не могла это понять. Однако она задела что-то важное, и Итерниал не скрывал этого.
  - Ты должна уйти. Тебя сюда не звали.
  - Не хочешь узнать мое имя? - поразилась Айви. - И зачем я пришла сюда?
  - Мне все равно. Уходи с миром, пока я позволяю это.
  Он не шутил. Несмотря на его спокойствие, Айви чувствовала, что церемониться с ней он не будет. Его приказы на острове выполняли быстро и неукоснительно.
  Она тоже не была готова рискнуть жизнью во имя любопытства, хотя после этого визита у нее осталось больше вопросов, чем ответов. Покидая мастерскую, она бросила через плечо:
  - Меня зовут Айви, я живу в доме Анэко Миори, травницы из леса Эхо. Захочешь узнать, зачем я приходила, - ищи меня там.
  ***
  Существо было маленьким, тощим и страшным - и оно явно умирало. Тоненькие ножки-прутики дрожали мелкой дрожью, в глазах не было ни намека на разум. Оно сделало пару неуверенных шагов, упало на пол и рассыпалось в прах. Заклинание призвания демона не сработало.
  Лион с горечью ударил кулаком по столу.
  - Проклятье! Это все безнадежно...
  - Не кори себя, - посоветовал Веренций. - Ты слишком спешишь, как и всегда. Ты постоянно думаешь о своих ошибках и слабостях, не воздавая себе должных похвал за успехи.
  - Красиво сказал, - оценил Лион. - Только мы оба знаем правду.
  - Долгий путь...
  - Даже не начинай, в это я верил раньше, не сейчас. Четыре года под твоим руководством, четыре года я занимаюсь только магией, а мой учитель - один из лучших. Но при этом я могу не больше, чем шут на городской ярмарке. Что-то не так, Веренций... Со мной. Пора бы сказать мне, что именно.
  Он начал догадываться об этом давно, но признать правду оказалось непросто - в первую очередь, самому себе. Для Веренция это вряд ли стало открытием. Лион подозревал, что старик все знал с самого начала.
  Истории про долгий путь к успеху давно стали для него простыми словами. Веренций начал брать его с собой в путешествия, они посещали большие города, где Лион встречался с другими колдунами и их учениками.
  Никто из них не сталкивался с такими трудностями, как он. Многие были намного глупее него, Лион видел это. Они едва осилили за всю жизнь треть того, что он прочитал за год! Но при этом магия подчинялась им, а не ему.
  Он искал причину в себе и не находил, хотя знал, что она есть. Ему пришлось задать этот вопрос. За его спиной остались сотни разочарований, настало время узнать правду.
  Веренций почувствовал его решимость и не стал больше прятаться за поучительными байками. Он лишь поинтересовался:
  - Ты уверен, что сейчас - подходящий момент?
  - Да. Почему я не могу преуспеть? Почему новичок за месяц учится контролировать магию лучше, чем я - за четыре года?
  - Потому что у тебя нет способностей.
  Лион готовился к некой тайной истине, а услышал причину настолько простую, что не мог в нее поверить.
  - Что?...
  - Магия не стоит в одном ряду с другими науками, потому что ею нельзя просто овладеть, - пояснил Веренций. - Ей нужна энергия, сила, которая ее питает. Существует несколько источников получения этой силы. Первый - это врожденная магическая энергия. Она вырабатывается душой и телом существа, не обязательно человека. На этом основаны способности лучших магов и всех магических форм жизни. Второй - естественная сила окружающего нас мира. Именно ее используют те, кто родился без способностей. Проблема в том, что человеческое тело собирает энергию плохо и слабо. Поэтому магия подчиняется тебе, но не так, как мне или другим магам. Третий источник - амулеты и артефакты. Они или накапливают силу извне, или вырабатывают ее сами, но в них ее все равно много. Поэтому, прошу тебя, не печалься. Для тебя главное - изучить основы магии. А после мы найдем артефакты, которые заменят тебе то, без чего ты был рожден.
  Все обстояло хуже, чем Лион мог подумать. Он надеялся, что речь идет о проблеме, которую он сможет преодолеть. Да, это было бы непросто, но он бы справился! А с чем справляться теперь? Если энергии нет, то уже и не будет.
  - Я не понимаю, - прошептал он. - Почему у меня нет этих способностей, а у других учеников - есть?
  - Связь как раз обратная. У них есть способности не потому, что они ученики. Они стали учениками, потому что у них есть способности. Маги специально выбирают таких детей, выискивают по всему свету, чтобы подготовить себе достойную замену.
  - Но ты выбрал меня... Почему?!
  Лион и сам не знал, почему чувствует гнев. Словно он мог обвинить Веренция в том, что было виной природы. Но если бы не старик, он бы никогда не узнал, чего лишен!
  Он уже успел поверить, что его будущее неразрывно связано с магией. Как теперь все изменить? Что бы там ни болтал Веренций про артефакты, это не то же самое, что врожденные способности. Шарлатанов, использующих магические предметы, в городах и так хватало, они не могли сравниться с теми, кто обладал настоящим талантом.
  - Я выбрал тебя, потому что посчитал тебя достойным, - невозмутимо напомнил Веренций.
  - Да-да, потому что я похож на тебя... Но это же бред!
  - Почему это бред?
  - Потому что тебе проще было сделать меня слугой, а не учеником, - с горечью отметил Лион. - Раз я не способен ни на что большее.
  - А вот это действительно бред. Я забрал тебя из деревни не ради того, чтобы просто видеть тебя рядом. Это сомнительное удовольствие для такого старика, как я. Мне показалось, что ты достоин большего.
  - Не в магии, очевидно!
  - Ты сдаешься слишком рано, - нахмурился маг. - Неужели четыре года ничему тебя не научили?
  - Они очень доходчиво показали, что я ни на что не гожусь!
  - Ты уже можешь многое...
  - Да, есть пара трюков, которые мне медяк заработают! Ты должен был сказать мне об этом раньше. Почему ты не предупредил меня? Когда ты позвал меня с собой, я был уверен, что у меня есть шанс!
  - Он действительно есть...
  - Смотря о какой цели идет речь!
  - Лион...
  - Да бесполезно об этом говорить! Мне не следовало тогда идти с тобой.
  Он понимал, что это несправедливо. Он ведь не считал так на самом деле! Но Лиону нужен был любой способ выпустить боль, пусть даже превращая ее в злость.
  И все же он не хотел оскорбить своего наставника. Чтобы не сболтнуть лишнего, он направился к выходу, ему нужно было остаться одному, пока гнев не утихнет. Веренций, должно быть, понял это, потому что не пытался его остановить.
  Вечерняя прохлада принесла успокоение. Лион просто хотел насладиться своим одиночеством, ему не нужна была даже Истрелла. Хотя только сейчас, на это время, потому что она по-прежнему оставалась одной из основ его мира.
  Из-за нее он и злился теперь. Если он не сможет стать достойным магом, то как получит ее? Времени оставалось все меньше: ее отец уже нашел ей двух женихов, от которых она отказалась. Пока он готов был принять ее мнение, но если так пойдет и дальше, ее просто перестанут спрашивать.
  А он потратил четыре года не на то, чтобы овладеть достойным ремеслом и начать копить деньги, а на магию, которой никогда не сможет управлять. Лиона не покидало чувство, что его обманули, но он не мог сказать, кто именно.
  Дневной свет погас, однако он знал эти места достаточно хорошо, чтобы бродить по ним в темноте. Лиону нужно было дождаться, пока его злость угаснет, и этот метод всегда срабатывал. Восхищение миром, который окружал его, постепенно исцеляло его душу, позволяя снова вздохнуть спокойно.
  Если бы он не отправился с Веренцием, он бы никогда не узнал эту часть себя. Звездное небо, вершины скал, запах молока и меда... Все это стоило того, чтобы уйти из дома. Может, он и не стал магом, но он изменился к лучшему - и он не собирался ни перед кем склонять голову.
  Он вернулся домой с чувством спокойствия и вины на душе. Ему не следовало избавляться от раздражения за счет человека, который ему помог. Поэтому теперь Лион хотел все исправить как можно скорее.
  - Веренций? - позвал он. - Это я... Я хотел бы извиниться...
  - Я здесь, - донесся голос из комнаты мага.
  В своей спальне он хранил самые ценные из магических книг, здесь же и работал. Когда Лион зашел, маг сидел за столом, окруженный кожаными переплетами. Он не выглядел оскорбленным, но и от работы не оторвался.
  Лион сел перед ним на пол, как и полагалось ученику.
  - Я очень виноват, - признал он. - Мне не следовало так говорить с вами, мастер.
  - То есть, теперь я снова "мастер", а не "эй ты, безумный старикашка"? - усмехнулся Веренций. - Рад слышать это.
  - Мне жаль...
  - Я уже понял. Хоть ты и не прав, не могу сказать, что не понимаю тебя. Я не представляю, какой была бы моя жизнь, если бы я был лишен способностей. Ты имеешь право на гнев, хоть и не должен показывать его мне.
  - Я бы хотел продолжить обучение.
  - Я не сомневался в этом. Несмотря на трудности, я никогда не считал, что ошибся в тебе. Ты - как я, поэтому я уверен, что ты не сдашься так легко. Возможно, я даже нашел выход, хоть он и не простой.
  Так вот для чего эти книги... Чувство вины вспыхнуло с новой силой. Получается, пока он бродил по горам и бесился, Веренций искал способ ему помочь! И все же вина не могла заглушить надежду.
  - Выход? Какой?
  - Что ты знаешь о магических формах жизни? - осведомился маг.
  - Это существа, которые создаются магией, а не природой. Но они запрещены указом короля.
  - Да, а еще их очень сложно создать, и все вместе это ограничивает их количество. А они все равно появляются. Если действовать с умом, этот указ не так уж и важен. Существуют разные магические формы жизни. Некоторые могут быть созданы без особого труда, просто при должном уровне энергии. Другие же очень редкие, и тайна их рождения часто теряется в веках. В этих книгах полно ритуалов, создающих магические формы жизни. Тут собраны знания тех, кто путешествовал по миру до меня. Раньше у меня не было необходимости интересоваться такими чарами. Но я решил проверить, не помогут ли они тебе.
  - Вы нашли что-то подходящее? - поразился Лион.
  - Да. Есть существо, что зовется итерниалом. Это своего рода магический артефакт, но - живой.
  - Вы хотите получить его для меня?
  - Я хочу превратить тебя в него. И прежде, чем ты поддашься страху, позволь мне пояснить. Основная способность итерниала - накапливать магию из внешнего мира, то есть, из того источника, который есть везде. При этом его тело способно вмещать в сотни раз больше такой энергии, чем человеческое тело. Таким образом, итерниал использует даже больше магии, чем прирожденный маг вроде меня, и может с ее помощью творить любые заклинания.
  - Но для чего кто-то создал подобное существо? - спросил Лион. Ему все еще сложно было поверить, что Веренций предлагает это всерьез.
  - Маг, который хотел воспользоваться им. Итерниал служит той же цели, что и любой накопительный артефакт: с его помощью владелец может творить заклинания, на которые у него самого не хватило бы энергии. Так было изначально. У тебя, конечно, владельца не будет, ты будешь силен, самодостаточен, и ты станешь бессмертным!
  - Перестав быть человеком...
  - Об этом будем знать только ты и я, - указал Веренций. - Я прежде не сталкивался с такими существами, но здесь сказано, что внешне они мало отличаются от людей. К тому же, ты будешь достаточно силен, чтобы скрыть это. По сути, ты ничего не теряешь. Ценой за силу было бы твое порабощение - но я не собираюсь этого делать. Поэтому ритуал идеален для тебя!
  Маг действительно верил в это, Лион чувствовал. Веренцию казалось, что ритуал - большая удача. Но он не понимал главного...
  Да, эти способности были заманчивой наградой. И все же их было недостаточно для того, чтобы отказаться от человеческой природы. Неважно, что думает об этом Веренций. Король мудр, он не зря запретил магические формы жизни. Такие создания не имеют права существовать, они никогда не сравнятся с людьми.
  Поэтому, хоть Лион и был привлечен такой силой, он даже не собирался соглашаться.
  - Я этого сделать не могу.
  - Почему? - изумился Веренций. - Разве не этого ты хотел? Сила, свобода...
  - Нет никаких гарантий, что я останусь прежним. И я не хочу, чтобы ради меня вы нарушали закон, мастер.
  - Об этом даже не думай. Если тебя это сделает счастливым, я хоть сто таких ритуалов проведу!
  - Мне и одного не нужно, - заверил его Лион. - Я знаю, что никогда не сравнюсь с вами, и хоть признать это нелегко, я обязан. Не вы ли говорили мне, что играть с магией творения опасно? Нет, это не для меня. Кого бы вы ни создали, это буду уже не я. Я все равно сочту за честь обучаться у вас. Я знаю, что никогда не сравнюсь с вами или другими учениками магов. Надеюсь, вам не будет стыдно работать со мной. Я возьму у вас все, что смогу, это я обещаю.
  Веренций окинул его долгим взглядом, а затем закрыл книгу и мягко улыбнулся.
  - Вот, значит, каково твое решение... Я уважаю его. В следующий раз, когда на тебя накатит отчаяние и ты начнешь раздумывать, почему я взял в ученики тебя, а не ребенка с врожденным талантом, вспомни этот разговор. Вот кто ты есть на самом деле. Одной своей смелостью ты заслуживаешь право на лучшую жизнь. Но я готов поддержать тебя и если ты изменишь свое решение.
  - Не изменю. Я хочу взять у человеческой жизни столько, сколько она мне отмерила. Не больше, но и не меньше.
  ***
  Анэко, бурчавшая всю дорогу о легкомыслии и беспечности, вдруг замолчала, и это было по-настоящему тревожным знаком. Она настороженно присмотрелась к лесу перед ними, ускорила шаг, а потом и вовсе перешла на бег. Айви ничего не оставалось, кроме как побежать следом за ней.
  - Что случилось?!
  - В нашем доме посторонний, - коротко отозвалась Анэко.
  - Я никого не чувствую!
  - Сейчас никого, но кто-то там был! Такого раньше не случалось.
  Она никогда еще не видела Анэко настолько злой. Это мгновенно стерло мысли об Итерниале, заставив Айви сосредоточиться на настоящем моменте. Случилось что-то плохое, понять бы только, что!
  Они добрались до дома одновременно. Дверь была заперта так, как они и оставили ее, внутри дома тоже царил привычный порядок. Но при этом Айви несложно было догадаться, почему насторожилась Анэко. Даже она чувствовала непривычный запах в воздухе, только это был запах не человека, а травы.
  - Волчья трава, - немного успокоившись, сказала Анэко. - Знаешь, для чего она?
  - Чтобы сыпь лечить и укусы насекомых.
  - Это в лекарстве. А травники знают, что эта трава хорошо маскирует любой запах. Какая-то тварь натерла пол соком волчьей травы, чтобы я не могла понять, кто здесь был и что он тут делал!
  Айви растерянно огляделась по сторонам.
  - Не похоже, что что-то пропало.
  - Это ты пока так думаешь!
  Анэко направилась в свою часть комнаты, туда, где она обустроила тайник с деньгами. Айви знала о нем и с готовностью передавала травнице всю ответственность за их доходы. Сейчас там хранились и монеты, и янтарь, который нашла Айви.
  Судя по растерянности на лице Анэко, все это осталось на месте.
  - Я ничего не понимаю...
  - Может, они просто не нашли тайник? - предположила Айви.
  - Они и не искали! Все на своих местах, ни следа погрома. Нас не было не так уж и долго, они бы не успели за это время осмотреть весь дом, навести порядок, да еще и натереть пол волчьей травой!
  - Если они знали, за чем шли и где это находится, то им бы хватило этого времени.
  - Да нет у меня ничего дороже денег! Не знаю, кто это устроил и зачем, но им это еще вспомнится! Найду уродов...
  - Уродам придется подождать, - прервала ее Айви. - Сюда кто-то идет!
  Она первой почувствовала чужое присутствие. Обычно Анэко опережала ее в этом, но теперь травница была слишком зла, чтобы сосредоточиться на своих способностях. Однако предупреждение отрезвило ее, заставило взять себя в руки.
  - Это Симира, я ее знаю.
  - Владелица трактира? - уточнила Айви. Она знала только те имена жителей Ариоры, которые слышала от соседки. - Что ей здесь понадобилось? Вы ведь не подруги?
  - У меня нет друзей, разве это так сложно запомнить? И что нужно Симире - я не знаю. Но если она имеет хоть какое-то отношение к вторжению в мой дом, она своих клиентов будет обслуживать без рук!
  Семью, владеющую трактиром, Айви уже видела - правда, пару раз и издалека, когда они торговали на рыночной площади. Там со всем управлялись три женщины - бойкая Зилда, ее дочь Симира и внучка Кота. Мужчин с ними она никогда не видела, да и не была заинтересована в этой троице настолько, чтобы выспрашивать об их мужьях и отцах.
  Она не сомневалась, что с владелицами трактира не пересечется, - до сегодняшнего дня.
  Анэко отворила дверь до того, как их гостья успела постучать. На пороге стояла растерянная молодая женщина, миловидная, с ярко-алыми волосами, которыми отличались все представительницы семьи, и пронзительными голубыми глазами. Симира носила длинное коричневое платье, скромное настолько, чтобы сдержать внимание моряков в трактире, но даже оно не могло скрыть изящную фигуру женщины.
  - Простите, - смутилась Симира. - Я не разозлила вас тем, что пришла сюда?
  - Смотря за чем пришла, - отозвалась Анэко.
  - Это из-за Коты... Моей дочери, вы ее знаете. У нее болит животик, и я надеялась, что целительница Айви сможет как-то помочь. Травяной настой сделать, например... Я заплачу, конечно же!
  Просьба казалась простой и понятной, ведь стояла Симира перед домом травницы и целительницы. Но гром среди чистого безоблачного неба и то показался бы менее странным.
  Все эликсиры Айви скупали заезжие купцы и маги. Жители острова обращались за помощью только к Санкотону, так, как привыкли. Им и в голову не приходило отказываться от его услуг, а многие даже не знали, что Айви занимается целительством.
  Хотя откуда знает Симира - понятно. Трактир примыкает к площади, его владелицы многое видят и слышат.
  Анэко, удивленная не меньше, опомнилась первой:
  - Почему ты здесь? И что на это скажет твой сосед? Чтобы обратиться к нему, тебе нужно было сделать шагов десять. А к нам ты не один час шла через лес! И все это из-за того, что у Коты животик побаливает?
  Причина была надуманной и неудачной. Магические формы жизни редко нуждались в помощи лекаря, но если это и происходило, речь обычно шла о десяти стрелах в спину, а не о побаливающем животике. Айви не знала точно, к какому виду принадлежат владелицы трактира, однако не сомневалась, что они не слабее всех остальных.
  Симира не стала настаивать:
  - Хорошо, ты права, дело не только в Коте, хотя она ест что попало, и если у вас есть эликсир от боли в животе, я буду признательна. Дело в господине Санкотоне.
  - Он кто угодно, только не господин, - поморщилась Айви. - Что он уже сделал?
  - Примерно то, что вы сказали. Проблема не в том, что он делает, а в том, как себя ведет. При нашем трактире есть постоялый двор, которым также владеет моя семья. Там ночуют те, кто задерживается на Ариоре, в основном люди. Они часто просят у меня целебный эликсир - он живота, лихорадки, зубной боли. И мне приходится самой идти к Санкотону, потому что они не хотят бродить по Ариоре, им тут страшно.
  - А когда ты приходишь к Санкотону, он позволяет себе лишнего? - мрачно продолжила Айви. - Знакомо!
  - Он и с тобой так обращался? - поразилась Симира. - Нет, ничего плохого он мне не сделал, но он иногда дотрагивается, якобы случайно, и вещи говорит... Странные. С разными значениями. Раньше было по чуть-чуть, а теперь все больше и больше, а еще я заметила, что он начал смотреть на Коту! И не просто смотреть, а так, что мне его убить хочется!
  - Почему ты не рассказала об этом Ниурону? - удивилась Анэко. - Он же у нас должен быть хранителем порядка.
  - Что рассказывать? Санкотон не сделал ничего такого, за что я могла бы его прямо обвинить. А что я думаю - никого не волнует. К тому же, все знают, что они с Ниуроном друзья. Если я буду в чем-то обвинять Санкотона, маг не накажет его, а просто предупредит. Что я буду делать, если единственный на острове целитель озлобится на меня?
  - Но он не единственный теперь, - усмехнулась Айви. - Ты пришла сюда, чтобы проверить, можно ли иметь дело со мной. Не нужно было придумывать какую-то странную причину, так бы и сказала сразу!
  - Я и сказала, только не сразу. Вы можете мне помочь?
  История с Санкотоном почти забылась. Когда Айви бывала на площади, целитель старательно обходил ее стороной, да и она к нему не приближалась. Зачем? Она бы все равно ничего не смогла сделать, проще было забыть об унижении, которое она перенесла.
  Но теперь у нее появился первый реальный шанс отомстить.
  - Конечно, я помогу тебе! Знаешь, что мы сделаем? Я составлю для тебя набор эликсиров, в котором будет все, что может понадобиться людям. А если какой-то из них закончится, ты всегда можешь зайти ко мне и пополнить запас.
  Прежде чем Симира успела ответить, вмешалась Анэко:
  - Санкотон не узнает об этом сразу, но со временем ему доложат. Возможно, твоему примеру последуют другие жители острова - я делаю ставку на женщин. Он не простит этого ни тебе, ни Айви.
  - Если есть другой целитель, я пойду к нему! - нахмурилась Симира. - Хотя я не хочу подставлять Айви.
  - Ты не подставишь меня! Приходи завтра, я подготовлю все, что нужно!
  - Спасибо! Я так рада, что ты появилась на Ариоре!
  Владелица трактира поторопилась уйти, как будто боялась, что если она задержится, Айви передумает. Анэко проводила ее, закрыла дверь и только потом повернулась к соседке. Ее мрачный взгляд не сулил ничего хорошего.
  - Второй пример твоего странного поведения за день. Сначала ты сунулась в дом Итерниала, теперь перешла дорогу Санкотону.
  - Я знаю, что это может быть опасно, - кивнула Айви. - Я не собираюсь втягивать тебя в это! Если хочешь, я сегодня же перееду обратно в деревню, найду себе дом...
  - Ты шутишь? - усмехнулась Анэко. - Если от Итерниала и правда лучше держаться подальше, то этот старый куст я угрозой не считаю. Слишком долго он был при власти - один целитель, да еще и друг Ниурона! Пора показать ему, что не все на этом острове так просто. Я начинаю думать, что ты не зря появилась на Ариоре.
  ***
  Такого он не ожидал. Лион поднимался в комнату Истреллы сотни раз: всего-то и нужно было, что вскарабкаться по дереву и приоткрыть окно. Иногда девушка ждала его, иногда пугалась от неожиданности, но этот испуг потом лишь усиливал радость от их встречи.
  Сегодняшний день не должен был стать исключением. Но вместо Истреллы он увидел в комнате пустоту - дело было не только в девушке, пропали почти все ее вещи. Остались какие-то бесполезные мелочи, однако он не видел одежды и обуви. Место их встреч казалось теперь покинутым.
  Он не мог понять, что случилось. Вчера днем они виделись, и Истрелла не упоминала ничего особенного! Они договорились встретиться этим вечером, потому что Веренций назначил ему сложную тренировку. Да и куда она могла отправиться в такое время?
  Лион предчувствовал неладное. Речь шла не о мелочи или ошибке, случилось что-то серьезное.
  Она не рассказывала своим родителям об их встречах, а Лион не показывался им. Так было правильнее всего, но только не сегодня. Он направился к ним сразу со второго этажа, и ему было все равно, что они подумают.
  Первым он увидел отца девушки. Старый часовщик сидел в кресле у камина и задумчиво наблюдал за пылающим огнем.
  - Где она? - холодно спросил Лион.
  Часовщик повернулся к нему в недоумении, словно глазам своим не мог поверить.
  - Лион? Что ты здесь делаешь?
  - Истрелла. Где она? - повторил он.
  - Она здесь больше не живет.
  - Что?... Как такое возможно?
  Старик смерил его презрительным взглядом.
  - Моей дочери в этом году исполнилось двадцать лет. Старше нее незамужней девушки просто нет. При том, что Истрелла красива, умна, здорова, а я готов был дать ей большое приданое! Беда в том, что я давал ей выбор, а она всегда отказывалась. Я не мог понять этого, ведь лучшие женихи нашей деревни и соседних предлагали ей свою руку, даже из города приезжали. А она - все нет и нет! Почему? Этот вопрос не давал мне покоя. Моя Истрелла, такая умница, будто не видела, что ее время уходит! Но я тоже виноват: я был слеп. Прошли годы, прежде чем я стал обращать внимание на молву толпы, и даже тогда мне было тяжело поверить, что моя дочь способна на такое.
  Наверно, Лиону стоило подготовиться к этому. Большая часть их встреч проходила за пределами деревни, но ведь не они одни гуляли там. За эти шесть лет многие могли увидеть их вместе, о чем-то догадаться, да и они были не слишком осторожны. Лиону казалось, что они имеют право на любовь, и это чувство защитит их. А Истрелла просто верила ему, всегда и во всем.
  - Теперь я вижу, что это правда, - продолжил часовщик. - Она думала только о тебе, словно никого другого и нет в мире! Я понял, что есть лишь один способ спасти мое дитя: забыть о ее воле. Я начал проводить переговоры о замужестве втайне от Истреллы. Я нашел ей замечательного мужа, сегодня утром он забрал ее в город.
  - Она ничего не сказала мне...
  - Потому что не знала. Мы рассказали ей обо всем, когда за ней приехали повозки. Я знал, что она будет против этого... Так и вышло. Ну да ничего. Когда она станет старше и умнее, она поймет, что я был прав. Слезы высыхают быстро, ее муж достаточно силен и умен, чтобы научить ее, как нужно жить.
  - Ты хоть понимаешь, что ты наделал? - еле слышно произнес Лион. Пока ему было сложно понять всю необратимость того, что произошло.
  - Я спас свою дочь! - отрезал часовщик.
  - От меня?!
  - От ошибок, способных разрушить ее жизнь!
  - Мы любим друг друга! Почему ты отдал ее кому-то другому? Почему не пришел ко мне?!
  Руки сами собой чертили магические символы в воздухе. Лион не до конца понимал, зачем делает это. Только так он мог выпустить ярость, переполнявшую его, иначе она рисковала сжечь его изнутри.
  Огонь в камине вспыхнул ярче, на пару мгновений ворвался в комнату. Испуганный старик вскочил с кресла.
  - Не смей! Никакой магии в моем доме!
  - Это уже не тебе решать. Отвечай на мой вопрос, - сквозь сжатые зубы процедил Лион. - Почему ты не пришел ко мне? Ты знал, что она встречается не со всем мужчинами подряд, а только со мной. Разве это ничего не значит?
  - Ты не просил у меня ее руки - вот что много значит! Да и кто ты такой? Служка Веренция, даже не настоящий маг! Я нашел для Истреллы мужчину, который сделает ее счастливой. У нее будет большой дом, ей не придется беспокоиться о еде, у нее появятся дети! Я спас свою дочь от унижения и позора до того, как стало слишком поздно!
  - Да?... Так ты все-таки опоздал... Слишком поздно стало уже давно.
  Лиону не нужно было ничего пояснять - часовщик его понял. Это отразилось в смеси гнева и ужаса на его лице. Единственная дочь, какой позор перед городским женихом... Который, возможно, уже узнал правду. Если Истреллу увезли утром, то жених должен был получить ее еще днем.
  Часовщик многое хотел сказать, Лион знал об этом. Но он не собирался слушать.
  Магия шла в руки сама собой. Он по-прежнему был способен лишь на простейшие заклинания, никакой гнев не мог поднять его выше. Но сейчас Лиону и этого было достаточно.
  Пламя снова вырвалось из камина, однако теперь оно не спешило возвращаться. Огненная пелена расползалась по потолку, пылающими искрами осыпалась на пол. Часовщик в панике рванулся к двери, но Лион не позволил ему сбежать. Он одним ударом сшиб старика с ног, и тот не посмел подняться.
  - Пожалуйста... - только и смог произнести он. - Отпусти меня...
  - Ты же ее не отпустил, - усмехнулся Лион.
  Он покинул дом первым, запер за собой дверь и расплавил замок. А решетки на окна поставил сам часовщик... Это не означало, что он не найдет способ выбраться. Но Лиона это уже не интересовало, он забыл об этом человеке в тот же миг, когда переступил порог.
  После жара горящего дома ночь казалась ему ледяной. Он бежал вперед, в темноту, но не к своему дому, а к дороге, сворачивавшей к городу.
  Лион прекрасно понимал, насколько это глупо. Истрелла давно уже в доме своего мужа - если она вообще жива! Все зависит от характера мужчины, которого выбрал ее отец. Но Лион просто не мог принять это.
  Истрелла была в его жизни давно, теперь ему казалось, что всегда. Он не мог потерять ее так глупо! Но и сделать он ничего не мог... Перед ним открывалась темная дорога, уходящая в никуда, без единой повозки. Он был так близко, когда ее увозили, но даже не почувствовал неладное, а теперь все кончено.
  Он в бессилии опустился на колени прямо посреди дороги. Он опоздал: ни один человек теперь не сможет вернуть Истреллу.
  Но маг сможет...
  Не Веренций. Лион не мог просить его о таком, даже если его старый наставник и согласился бы помочь. Он и так слишком долго полагался на других, настало время действовать самому.
  Чтобы вернуться в дом мага, ему нужно было пройти через деревню. Дом часовщика уже полыхал в полную силу, но Лион не обратил на это внимания. А вот его заметили...
  - Это он, - донесся шепот из толпы.
  - Колдун...
  - Убийца!
  - Он проклял бедную девочку, а теперь и ее семью...
  Вот, значит, что они решили. В чем-то они были правы, может, во всем. При других обстоятельствах Лион был бы испуган или расстроен, но не теперь. Он принял решение, которое должно было изменить все.
  Когда он вернулся домой, Веренций стоял у окна и наблюдал за заревом пожара, плясавшим над деревней.
  - Что произошло? - тихо спросил он.
  - Я согласен.
  - Согласен на что? - нахмурился маг. - Лион, что происходит?
  - Помнишь наш разговор пару лет назад? О природе магии и магических формах жизни. Ты сказал, что если я стану итерниалом, я получу огромную силу и буду свободен выбирать свою участь... Я жалею, что не послушал тебя сразу. Что ж, судьба преподала мне достойный урок! Найди ту книгу.
  - Ты точно уверен в этом решении? Оно не должно быть плодом твоей страсти. Итерниалов не было в этом мире много лет, - предупредил Веренций.
  - Тогда настало время им вернуться!
  ***
  Приближение мага они заметили почти одновременно. Он быстро двигался через лес, и в том, куда он направляется, не оставалось сомнений. Девушки растерянно переглянулись, пытаясь понять, что ему понадобилось.
  Вряд ли он осознал, что ему срочно нужен травяной отвар. А значит, его визит не сулил им ничего хорошего.
  - Думаешь, это старый пень нам мстит? - спросила Айви.
  - Санкотон?
  - Ну да... Узнал, что Симира ходила к нам, и побежал жаловаться дружку!
  - Может быть, - кивнула Анэко. - Только если он сам не послал Симиру! Возможно, решил проверить, решишься ли ты отнять у него работу... Ты решилась. Следующий ход теперь за ними.
  Ниурон прибыл к их дому один, без Черного вестника, но вид у него был далеко не дружелюбный. Не дожидаясь приглашения, он вошел в дом и огляделся по сторонам.
  - Я могу узнать, что происходит? - сухо осведомилась Анэко.
  - Ко мне обратился один из жителей острова. Он обвиняет Айви Сантойю в воровстве.
  - Дайте догадаюсь... Старый целитель?
  - Санкотон Вайн, - подтвердил маг. - То, что вы знаете об этом, может быть воспринято как доказательство вины.
  - С какой стати? - возмутилась Айви. - Я просто знаю, что он хочет меня подставить, вот и первый вариант!
  Судя по уверенному взгляду, Ниурон тоже об этом знал. И то, что он все равно проводил проверку, не предвещало ничего хорошего. Но Айви упрямо надеялась, что слишком далеко он не зайдет. Пусть ищет, устраивает тут показуху! Бояться ей нечего, потому что она ничего не крала.
  - Мы скоро выясним, подставляет он тебя или нет, - заявил Ниурон. - Если это ложь, он извинится. Но если нет... У нас за все преступления наказание одно. Ты новенькая тут, но это не освобождает тебя от ответственности.
  - Я ничего не крала!
  Он больше не слушал ее. Ниурон вытянул вперед обе руки, медленно и четко проговаривая заклинание. Воздух вокруг него казался плотным и дрожащим, как при сильной жаре, и Айви практически кожей чувствовала магию, пронизывающую пространство.
  Что бы он ни делал, это работало. Из того угла, где они хранили засушенные травы, вылетели несколько полотняных мешочков и опустились на пол перед магом. Ниурон поднял один из них и показал девушкам.
  - Это ваше?
  - Не знаю, - пожала плечами Анэко. - Я в таких заготовки храню, могут быть мои. Я, как и все на острове, покупаю их на рынке у Миры. Эти мешочки одинаковые, и вы знаете об этом.
  - Что находится внутри?
  - Травы или корни. Мы продаем их просто так или смешиваем в эликсиры.
  - Что ж, это легко проверить.
  Когда он открывал мешочек, Айви уже знала, что там будут не травы. Не потому что она обокрала Санкотона, просто слишком очевидной была ситуация. Эти двое решили избавиться от нее, и они не отступят, даже если не получится сейчас, они придумают что-нибудь новое, это просто вопрос времени.
  Раздробленные перламутровые ракушки, упавшие на стол, подтвердили ее догадку. В других мешках хранились кораллы, высушенные листья из белого леса, мелкие кусочки янтаря и золотой порошок. Все это Айви никогда не видела прежде и не представляла, зачем оно могло ей понадобиться. Отец обучил ее целительной силе трав, она не знала, что делать с дарами моря и острова!
  Даже если бы Ниурон не был замешан в этом, он бы все равно ей не поверил. А он, скорее всего, не одну золотую монету за свою работу получит.
  - И что теперь? - спросила Айви.
  - То есть, ты не отрицаешь, что украла это?
  - Отрицаю. А толку?
  - Никакого, - фыркнул Ниурон. - Эти вещи были у тебя, никакого другого доказательства мне не нужно.
  - Нам все это подбросили! - возмутилась Анэко. - Вчера кто-то пробрался в наш дом, когда нас не было. Ничего не украли, и я решила, что воры просто не нашли то, за чем пришли. А они и не собирались красть, теперь-то я вижу!
  - Я должен в это поверить? Что Санкотон Вайн, уважаемый целитель, который живет на Ариоре уже много лет, стал бы пробираться в чужую хижину, чтобы подбросить туда свои же вещи?
  - Чтобы избавиться от второй целительницы!
  - То, что Айви Сантойя продает какие-то корешки заезжим купцам, еще не делает ее целительницей, - рассудил маг. - Я не буду искать интригу там, где ее нет. Я здесь для того, чтобы разобраться с преступлением, которое очевидно. Айви возомнила себя целительницей и украла у Санкотона ценные ингредиенты, без которых он не сможет работать.
  - Да все это я могла собрать сама, зачем мне к этому старому сорняку лезть?
  - Еще раз повторяю, ваши с ним отношения меня не волнуют. Я нашел воровку.
  - Ну и? - Айви бросила на него тяжелый взгляд. - Убьете меня?
  - Для начала - заберу тебя с собой. Все на острове должны узнать о твоем преступлении. А после этого... наказание будет.
  Айви видела, что Анэко напряглась, приготовилась атаковать. Даже для спокойной травницы то, что происходило здесь, было слишком большой наглостью. Да и потом, какую бы жестокость ни изображала Анэко, она все равно не могла быть полностью безразлична к своему единственному другу.
  Ниурон тоже заметил ее гнев. Он небрежно повел рукой, и невидимая сила отбросила Анэко к стене.
  - Не нужно этого, Миори, - предупредил ее маг. - Ты живешь среди нас не один год, с тобой проблем не было. Я всего лишь избавлю Ариору от преступницы, и тогда все вернется на круги своя.
  - Но она не преступница!
  - Это не тебе решать.
  Нужно было бежать. Чтобы они там ни задумали с Санкотоном, вряд ли ей полагалось выжить! Но куда она могла деться с острова? У нее здесь всего один союзник, Анэко, но и она теперь бессильна.
  Пока Айви раздумывала, маг действовал: ее тело стремительно немело. Она все еще чувствовала его, но контролировать не могла. Айви показалось, что незримая сила забавы ради превратила ее в огромную беспомощную куклу.
  Она бы упала, если бы Ниурон не подхватил ее. Но сделал он это без особой осторожности, просто чтобы не пришлось наклоняться и поднимать ее. Маг перекинул девушку через плечо, как мешок с дровами, и понес к выходу.
  - Подожди! - крикнула Анэко. В ее голосе впервые было что-то кошачье, звериная природа рвалась к справедливости. - Так же нельзя!
  - Ради твоего же блага, Миори, оставайся на месте. Ты можешь присутствовать на суде, если успеешь добежать.
  - Анэко, не лезь в это, - попросила Айви. - Ты же знаешь, что бы они ни задумали, они сделают это. Не дай хотя бы до тебя добраться!
  - Не знаю, о чем ты говоришь, но это забавно! - засмеялся маг. Смех получился злой и неестественный.
  У дома их уже ждала гнедая лошадь - крупный беспокойный зверь, хоть и не такой величественный, как конь Черного вестника. Ниурон положил девушку на широкую спину лошади, нисколько не заботясь о том, удобно ли ей, а потом сам поднялся в седло. Айви все еще не могла двигаться, он не давал ей ни единого шанса на побег.
  Она видела, что Анэко бежит за ними. Ее скорость поражала: она почти не отставала от лошади, потому что двигалась через лес напрямую, не выбирая дорогу. В ее движениях чувствовалась звериная грация и сила, которую Айви прежде не наблюдала. Но этого будет недостаточно, чтобы справиться с Ниуроном. Король бы не послал на такую работу слабого мага.
  Тому, что он назвал судом, предстояло проходить возле замка мага. Там уже установили невысокий деревянный помост, перед которым собирались жители деревни. Рядом с воротами поджидал Санкотон, весьма довольный собой.
  Ниурон сбросил Айви на помост, и только там она снова смогла управлять своим телом. Однако теперь это было бесполезно: она все равно не сумела бы убежать, в толпе наверняка хватало существ, которые были способны догнать ее.
  Она замерла перед ними одна, растерянная, в простом белом платье, которое обычно надевала для работы с травами. Они почти не знали ее, слышали лишь то, что сказал им маг. Но не все смотрели на нее с враждебностью, это удивляло и успокаивало одновременно.
  В первом ряду стоял Каридан, который, судя по наряду, только что вернулся с охоты. Они не виделись с того разговора в деревне, и у него не было оснований доверять ей. Но Айви все равно чувствовала, что ему не нравится происходящее.
  В толпе то и дело мелькали ярко-алые, как лепестки мака, волосы - вся семья трактирщиц в сборе. И если изначально Айви подозревала, что Симира могла работать на Санкотона, то теперь убедилась, что это не так. Молодая женщина казалась напуганной и растерянной. Похоже, она и сама боялась, что невольно подставила Айви, но тут все было гораздо сложнее: Санкотон пробрался в их дом до того, как Симира пришла к ним.
  Черного вестника нигде не было, хотя вряд ли он появится. Судя по тому, что говорила Анэко, он создан для казни в бою. А здесь Ниурон сам разберется с ней, она же не воин.
  Анэко тоже добралась до них, решительно двинулась к помосту, и только в первом ряду Каридан остановил ее. Айви была благодарна ему за это: не хватало еще, чтобы кто-то пострадал из-за нее!
  Лошадь мага увели его помощники, но сам он подниматься на помост не стал. Похоже, эта площадка предназначалась исключительно для преступников.
  - Честные жители Ариоры, спасибо, что откликнулись на мой зов и пришли сюда, - обратился он к толпе. - Вы знаете, какую роль в нашей жизни играет мирное сосуществование и соблюдение законов. Поэтому любое нарушение мы должны обсуждать все вместе, чтобы каждый знал о нем и не повторял впредь таких ошибок. Сегодня ко мне обратился уважаемый целитель Санкотон Вайн, которого мы все знаем и которому многие из нас благодарны.
  - Я пришел за помощью! - подхватил Санкотон. - Потому что меня ограбили! Вчера днем, когда я ходил по лесам, собирая травы, кто-то пробрался в мой дом и украл самые ценные ингредиенты. Я сразу заподозрил Айви, потому что никто другой не понял бы, в чем их сила. А потом у меня появилось доказательство!
  Он гордо поднял что-то над головой. Оно было таким маленьким, что Санкотону приходилось удерживать его двумя пальцами, и разглядеть, что это, было невозможно.
  - Похоже, кто-то на солнышке перегрелся, - заметил Каридан, даже не пытаясь приглушить голос. - Старик, воображаемые доказательства доказательствами не считаются!
  Санкотон бросил на него злобный взгляд, но огрызаться не посмел. Видно, Каридан тоже был не так прост... Но вряд ли это могло помочь Айви.
  - Это волос! - торжествующе пояснил целитель. - Темно-зеленый волос! Все сходится! Только у Айви зеленые волосы и только она может использовать то, что было у меня украдено!
  - Да я понятия не имею, что делать с этими ракушками! - возмутилась Айви. - А мой волос мог остаться у тебя в доме с тех пор, как ты напал на меня!
  - Возмутительно! - взвизгнул Санкотон. - Мало того, что она меня обокрала, так она еще и порочит мое честное имя!
  - Покушения на честное имя у нас тут преступлением не считаются, - заметил Ниурон. - А вот воровство - да. И это очень серьезное преступление, которое карается смертью.
  - Да это же все придумано! - встряла Анэко. - Айви весь день вчера была со мной, мы ходили по лесу!
  - Никто вас больше не видел, а ты - ее подруга и можешь защищать ее.
  - Но и Санкотон не видел ее в своем доме! А волос - это ерунда, ветром в окно занесло!
  - Прямых подтверждений, что Айви сделала это, действительно нет, - согласился Каридан. - А мы говорим о лишении жизни. Мне кажется, ее нужно оправдать.
  Если Анэко маг легко игнорировал, то к Каридану прислушивался, хоть и неохотно. Возможно, потому, что толпа одобрительно кивала на его слова. Охотник был знаком им - и нравился больше, чем целитель.
  Но сдаваться Ниурон не собирался:
  - Если бы речь шла о ком-то другом, я бы тоже не спешил устраивать суд. Но Айви Сантойя - особый случай.
  - Все мы тут особые случаи, - рассудил Каридан.
  - Не настолько. Она была создана своим магом, чтобы убить короля. Она убийца по сути и, хоть она и не успела выполнить свою миссию, ей не изменить свою природу, которая тянется к преступлениям.
  - Эй! - возмутилась Анэко. - Вам ведь запрещено рассказывать всем о нашем прошлом!
  - Меня оправдали! - крикнула Айви. - Меня допросили маги короля и оправдали!
  Но и ее слова, и реплика Анэко утонули в поднявшемся гуле. Судя по всему, жители Ариоры были возмущены преступлением, о котором маг сообщил им - даже если преступления не было. Ниурон довольно ухмылялся, глядя на них, он знал, что так будет.
  Они любили короля! Айви видела это предельно четко, а понять не могла. Разве не он заточил их здесь? Разве не он запретил таким, как они, жить? Они должны были ненавидеть его, а вместо этого беспокоились о нем. Воровство у Санкотона не вызвало у них сочувствия, целитель с его скверным характером успел нажить немало врагов. Но король - другое дело.
  Те, кто смотрел на нее с симпатией, теперь косились с подозрением. Даже Каридан не спешил на ее защиту, он все всматривался в лицо девушки, словно надеялся увидеть, на что она способна, а на что - нет. Из всех собравшихся, ей верила только Анэко, а этого было недостаточно.
  - Воровство - это не самое серьезное преступление, тут я согласен, - добавил Ниурон. - Тем более что этот случай многим из вас кажется безобидным. Но относительно Айви Сантойи сомнения появились до того, как она попала на Ариору. Мне было поручено приглядывать за ней, чтобы убедиться, что она не сойдет с пути исправления. А что я вижу вместо этого? Всего пару недель на острове, и она уже обрела врагов и совершила преступление. Мы можем закрыть глаза на это воровство, потому что доказательств мало. Но что если ее следующим шагом будет убийство? Не пожалеем ли мы тогда, что мы не остановили ее при первой возможности?
  - Только не совершала я никакого преступления! И убивать короля я не собиралась! Я не представляю, как он выглядит и где живет! Я целительница, только этому меня и учили! Я прошла проверку, прежде чем попасть сюда!
  Она обращалась не к Ниурону, потому что он-то прекрасно знал правду. Айви пыталась вразумить остальных жителей острова. Но теперь сочувствующих лиц было куда меньше. Каридан хотел ей верить, она видела, однако у него пока не получалось. Слишком сильным у местных было неприятие любого, кто способен навредить королю.
  Они, может, передумают и пожалеют ее - когда будет слишком поздно! Ниурон знал об этом и собирался воспользоваться моментом:
  - Моя работа предполагает непростые решения. Мне жаль, что Айви не воспользовалась вторым шансом, который так любезно предоставил ей король. Но я слишком ценю безопасность Ариоры, чтобы подарить ей третий шанс.
  Санкотон торжествовал, он разве что не пританцовывал на месте от восторга. Анэко рвалась на помост, но ее удерживал Каридан, хоть и не без труда. Остальные стыдливо опустили головы.
  - Подождите вы! - воскликнула Айви. - Это ошибка! Дайте мне время все объяснить!
  Но времени у нее не было. Ниурон направил на нее руку, и под радостный возглас целителя с его пальцев сорвались три черные молнии. Они метнулись к девушке, и Айви инстинктивно сжалась, зажмурилась, готовясь к последней боли в своей жизни...
  Но ничего не произошло. Не было ни удара, сбивающего ее с ног, ни жара, ни агонии. Айви решила бы, что смерть ее была мгновенной, если бы не слышала изумленный шепот толпы. Приоткрыв глаза, она убедилась, что все еще стоит на помосте, рядом с ней - пораженный Ниурон, а молний нигде нет. Они словно в воздухе растворились!
  - Чья это шутка? - нахмурился маг, оправившись от шока. - Кто смеет вмешиваться в дела королевского наместника?
  - Как будто ты не знаешь, - тихо произнес Каридан.
  Он смотрел не на Ниурона, а на туман, расползавшийся по холму. Белесая дымка стелилась низко, но от нее все равно шарахались. Впрочем, туман оказался быстрее, и скоро он оплетал все вокруг.
  Такое Айви видела только раз - на Дымчатом озере.
  Туман не причинял собравшимся вреда, но и не рассеивался. Густел он лишь в одном месте - у помоста, неподалеку от мага. Там он поднимался, вился кольцами, постепенно формируя силуэт человека. В какой-то момент дымка неожиданно отхлынула, и на краю платформы остался сидеть лишь Интерниал, небрежно закинувший ногу за ногу.
  Он смотрел на толпу так же равнодушно, как на картины в своем доме. У него не вызывало никаких чувств то, что происходило здесь, и становилось неясно, зачем он пришел. Но Айви была уверена, что именно он отвел молнии, и это внушало ей надежду.
  - Опять игру устроили, - заметил Итерниал. - Девушку чуть не сожгли напрасно.
  - Господин Итерниал, видно, суд пропустил, - заискивающе поклонился ему Санкотон. - Это не просто девушка, это воровка и несостоявшаяся убийца короля!
  - Я был здесь. Мне было любопытно, что вы скажете.
  - Тебе не следует в это вмешиваться, - ответил Ниурон. - Это моя работа!
  Но говорил он недостаточно убедительно. Он не приказывал Итерниалу отступить, он просил его об этом. Маг, который представлял здесь власть короля, просил кого-то об одолжении! Предел силы этого существа казался все менее понятным...
  Итерниал спрыгнул с помоста и направился к Санкотону. Целитель замер перед ним, дрожащий, смертельно напуганный - как Айви всего пару мгновений назад.
  - Никто не может врать мне, - предупредил Итерниал. - Поэтому если ты считаешь, что я пропустил суд и не знаю правды, давай поговорим. Что произошло вчера?
  Не сводя глаз с Итерниала, Санкотон ответил:
  - Вчера я пробрался в дом Анэко Миори и подбросил ей свои вещи. Я смазал все волчьей травой, чтобы Анэко не вычислила мой запах и не нашла посторонние предметы. После этого я пошел к Ниурону и сказал, что меня ограбили.
  Его голос дрожал, но звучал достаточно твердо и громко, чтобы его слышали все собравшиеся. Толпа замерла, как зверь перед лицом охотника. Ниурон бессильно сжимал кулаки, но вмешаться не пытался.
  - Ниурон знал, что ты обманываешь его?
  - Мне кажется, он догадался, - кивнул Санкотон. - Но мы не говорили об этом. Я доверял ему, не сомневался, что он поможет мне.
  - Ради чего ты все это устроил?
  - Ради мести! - оскалился целитель. - Эта стерва унизила меня, решила, что она сильнее! А недавно я узнал, что многие купцы хвалят ее эликсиры, а те, кто лечился у меня, хотят просить о помощи ее. Что мне делать тогда? Это мой хлеб! Я - целитель Ариоры, а не она! Она не была здесь! И прав никаких не имеет!
  - Вот и все, что вам нужно было узнать, - заключил Итерниал, поворачиваясь к толпе. - А я знал с самого начала. Догадаться ведь несложно, если держать глаза открытыми. Что же до ее прошлого и несостоявшегося убийства короля... Разве закон не гласит, что все наши прежние грехи остаются за пределами острова? Попадая на Ариору, мы получаем прощение и начинаем все сначала. Многие из нас убивали или думали об этом. А для чего нас создавали - и вовсе лучше не вспоминать. Именно поэтому королевскому наместнику запрещено сообщать, кем мы были раньше. Я не прав?
  - Прав, как всегда, - натянуто улыбнулся Ниурон. - Я просто подумал, что в исключительных случаях, как у Айви, прошлое должно быть оглашено.
  - А в итоге чуть не была отнята жизнь. При том, что настоящий преступник остался бы жив. Иными словами, Санкотон едва не совершил убийство твоими руками. Поэтому, думаю, Черный вестник и отказался участвовать в этом.
  - Я благодарю тебя за помощь. - Ниурон почтительно склонил голову. И то, что наместник короля кланяется одному из магических существ, никого почему-то не удивляло, Айви видела это! Мощь Итерниала воистину поражала. - Это была бы непростительная ошибка. Санкотон ответит за свой темный замысел.
  Однако Итерниал не спешил отступать:
  - Сомневаюсь. Хоть его план и раскрылся, вы все равно друзья. Для видимости ты устроишь разбирательство, но потом скажешь, что преступление не так уж велико, это и твоя ошибка тоже, и вообще, Санкотон - целитель, а потому заслуживает снисхождения. Меня это не устраивает.
  - Но господин... При всем уважении... - Санкотон побледнел, отступая. - Решать такое должен маг...
  - Не бойся. Я не убью тебя. Но накажу. Такой я представляю справедливость на этом острове.
  Санкотон бросился бежать, однако успел сделать лишь пару шагов, прежде чем невидимая сила подняла его за щупальца, растянув их в разные стороны. Целитель визжал, вырываясь; Айви и не представляла, что взрослый мужчина способен издавать такие звуки. А Санкотон уже не думал ни о достоинстве, ни о том, что за ним наблюдают десятки глаз. Он был захвачен звериным ужасом перед лицом существа, чья власть не имела границ.
  Итерниал не стал медлить, наслаждаясь расправой. Он щелкнул пальцами, и щупальца рванулись в разные стороны, отрываясь от тела. Санкотон повалился на землю, он извивался, истекая кровью, и никто в толпе не решался ему помочь. Следом за ним на траву безвольными червями повалились мертвые щупальца.
  - Вопрос решен, - объявил Итерниал. - Ваш целитель жив, но этот урок он никогда не забудет. Будьте осторожны со своими судами.
  Туман постепенно рассеивался в воздухе, а с ним исчез и Итерниал. Его тело бледнело, становилось полупрозрачным, пока от него и вовсе ничего не осталось. Но Айви уже знала, что его уход ничего не значит. Он дал понять, что не хочет ее смерти, и теперь никто ее не тронет, как бы они к ней ни относились.
  Никто на острове не смел оспаривать его волю.
  ***
  Стало очень, очень тихо. Об этом подумал Лион, когда проснулся.
  А раньше была только боль. Ему казалось, что ритуал - это просто... Ему требовалось всего лишь лежать в центре магического символа, ожидая, пока сила наполнит его, изменит его тело. Так сказал ему Веренций, так было написано в книгах. Но нигде почему-то не указывалось, какой кошмар его на самом деле ждет.
  В какой-то момент Лион был уверен, что он просто растворяется. Боль поражала его, сжигала кожу, мышцы, добиралась до костей. Он был не готов ни к чему подобному, и даже его решимость не могла защитить его. Лион хотел отступить, принять смерть, лишь бы это закончилось, но никто не давал ему выбора. Он не мог выйти из круга, ему оставалось лишь изгибаться от боли, кричать так, что этот крик разрывал горло, а потом сдаться темноте.
  Он думал, что умер, а теперь вот проснулся. В тишине. Он прекрасно помнил, что произошло, но не чувствовал ни страха, ни гнева, ни усталости. Как будто пламя боли, пощадившее в конце концов его тело, выжгло все эмоции, что жили в нем.
  Лион приподнялся, осмотрелся по сторонам. Что бы ни произошло с его телом раньше, оно не нанесло неисправимого вреда, двигаться он мог свободно. Он находился все в том же подвале своего дома...
  Но ритуал был давно закончен. Свечи догорели, оставив на полу пятна воска, а в закрытые ставнями окна пробивался рассвет. Веренций тоже был здесь: он сидел в кресле в углу, дожидаясь, пока Лион проснется. Увидев, что ученик начал шевелиться, он вскочил на ноги и бросился к нему.
  - Лион? Ты узнаешь меня? Помнишь, кто ты?
  - Теперь уже итерниал...
  Он знал, что ритуал прошел успешно, чувствовал изменения в себе. Просто ему пока было тяжело осознать их, и никакой магии не было. Но это ничего... Должно было получиться.
  Веренций помог ему подняться, хотя это было не нужно. Несмотря на перенесенную боль, Лион чувствовал себя вполне здоровым и отдохнувшим.
  - Я переживал за тебя, - признал маг. - Я не ожидал, что все пройдет... Вот так. В книге была описана церемония, но не реакция того, кто проходит ее.
  - Это не важно. Ты и не мог знать. Почему здесь так тихо?
  - Что ты имеешь в виду? Все как обычно!
  Лион и сам знал, что как обычно. Он слышал пение птиц за окном, шелест ветра в ветвях. С его слухом все было нормально, то, что он разговаривал с Веренцием, подтверждало это.
  И все равно он не мог избавиться от ощущения, что наступила абсолютная, зловещая тишина.
  - Что-то замолчало... - задумчиво произнес Лион.
  - Где? В нашем доме?
  - Нет... Во мне.
  Он наконец понял, что перестал слышать. Чтобы проверить свою догадку, Лион прижал руку к левой стороне груди. Знакомых ритмичных ударов действительно не было, его сердце остановилось.
  Это открытие должно было шокировать его, а он по-прежнему ничего не чувствовал. Мертвая тишина внутри его тела казалась не более чем новым обстоятельством.
  - Я мертв? - спросил Лион. - Мое сердце не бьется.
  - Раз ты говоришь со мной, то ты не мертв. Ты прав: твое человеческое существование остановилось. Не бьется сердце, кровь не бежит по венам, остановился обмен веществ... Как человек, ты мертв. Но как существо - жив. Магия поддерживает в тебе эту жизнь.
  Постепенно Лион начинал чувствовать ее. Ничего подобного раньше не было, и он даже не знал, как назвать это теперь. Он был связан со всем, что окружало его, он мог брать силу из воздуха - и преобразовывать ее, меняя мир по своему желанию.
  Он был мертв. Но смерти больше не было.
  Лион хотел обрадоваться этому, однако ничего не вышло. Все перемены в себе он принимал с холодным равнодушием. Это не был тот триумф, на который он рассчитывал, хотя он получил все, о чем мечтал, и даже больше.
  - Почему я ничего не чувствую?
  - То есть? Твоя кожа утратила чувствительность? - уточнил Веренций. - Это может быть следствием...
  - Я говорю не о теле, - прервал его Лион. - Моя душа... Почему я ничего не чувствую, никаких эмоций? Это из-за сердца?
  - Нет, сердце - всего лишь орган... Но он хотя бы осязаем. Я могу сказать, почему оно не бьется, но твои чувства для меня - загадка. Магия не измеряет их... Да ничто не измеряет! Возможно, ты просто очень устал, и чтобы защитить тебя, твой разум подавляет эмоции.
  Это был хороший вариант, однако Лион подозревал, что все не так просто. Он знал, что эмоции нужны ему для полноценной жизни, и даже это было взвешенным выводом. Он не чувствовал горечи утраты, он только размышлял о том, как отреагировал бы, если бы был прежним. Теперь он не был способен на нечто подобное.
  Он поднялся и подошел к большому зеркалу, отразившему его в полный рост. Что ж, про внешность книги не врали. Он не изменился - и вместе с тем стал другим. Его кожа, волосы, даже глаза - все потеряло цвет, превратив его в белую тень. Но при этом, глядя на него, люди видели бы лишь странного человека. Никто бы не подумал, что он - магическая форма жизни.
  - Я предупреждал тебя, что итерниалы встречаются очень редко, - сказал Веренций. - Сведений о них сохранилось немного, поэтому я не могу объяснить все, что происходит с тобой. Уверен я лишь в одном: ритуал прошел по всем правилам.
  - Да. И у нас получилось.
  - Не похоже, что ты рад...
  - В том-то и дело, - отозвался Лион. - Я не рад, не расстроен и не разочарован. Мне все равно.
  - Думаю, это пройдет...
  Он не был уверен. Лион не стал ничего ему объяснять.
  Сила у него была, это несомненно. Чистая природная энергия бушевала в нем, и взять ее под контроль оказалось проще, чем он думал. Магия словно стала естественной частью его самого, Лиону не нужны были заклинания или магические жесты, чтобы управлять ею. Ему достаточно было подумать о том, чего он хочет, чтобы это произошло.
  В прошлом такая власть привела бы его в восторг. Он, скромный сын крестьянина, вдруг стал магией во плоти! Лион представлял себе этот восторг, призывал его, но не добился ответа. Внутри него все умерло вместе с сердцем.
  Зато Веренций был доволен, хотя из уважения к ученику пытался скрыть это. Отныне Лион мог передавать ему сколько угодно силы, внутри его нового бесцветного тела все равно оставалось еще больше. На это ведь и направлено заклинание: на сотворение живого артефакта. Тот, кто создал это заклинание, не задумывался о чувствах обращенного человека.
  А Лиону нужны были эти чувства! Он понимал, кто он. Но его самого больше не было, и лишь память подсказывала, что в прошлом он бы вряд ли пережил эту отчаянную, бесконечную пустоту.
  - Куда ты? - удивленно спросил Веренций, когда застал его у двери.
  - Я должен найти Истреллу.
  - Ты все еще хочешь этого?
  - Нет, - покачал головой Лион. - Но это последнее желание, которое я чувствовал, ради этого я перестал быть человеком. Может, если я найду ее, что-то изменится?
  - Будь осторожен... Хоть ты теперь итерниал, ты живешь в мире людей.
  - Об этом сложно забыть.
  Он любил Истреллу, Лион точно помнил это. А любовь должна быть сильнее всего, так ведь говорят... Да, сейчас он не чувствовал ничего там, где раньше пульсировала страсть. Но она не могла уйти просто так! Если не любовь - основа всего в этом свете, то что же тогда?
  Истрелла была нужна ему. Чем больше он думал об этом, тем четче понимал, что она - ключ ко всему. Достаточно вернуть ее, и он оживет, должен ожить.
  Он больше не был мальчишкой, беспомощно смотревшим на пустую дорогу. Он точно знал, куда идти. Он мог найти ее среди тысяч человек без особых усилий, он мог полететь к ней - в самом прямом смысле.
  Прошлого Лиона чувство полета восхитило бы. Новый отнесся к нему как к полезной способности, не более. Это было неправильно, но даже не угнетало.
  Город спал под ним, и он, скрытый темнотой, мог не думать о разоблачении. Все его решения теперь были идеальными - продуманными и исполненными в нужном ритме. Импульсивность, которая подводила его раньше, исчезла.
  Поиск Истреллы привел его к одному из самых богатых особняков в городе. Что ж, старый часовщик постарался - он и правда нашел своей дочери богатого мужа. Может, Истрелла и не нуждалась в спасении, однако отступить он не мог. Лион не знал, что еще делать.
  Он хотел пробраться в комнату Истреллы через окно, как делал когда-то, и с удивлением обнаружил решетки на окнах ее спальни. Похоже, идеальный муж оказался не таким уж добрым - на других окнах решеток не было. Лион чувствовал, что дверь в ее покои тоже заперта.
  Хотя какая разница теперь? Такие преграды были созданы для людей, не для него. Прутья решетки разогнулись перед ним, пропуская внутрь.
  Комната была весьма скромной для такого особняка: всего-то кровать да туалетный столик. У Истреллы не было ни сундуков, ни шкафа, где женщины обычно хранят свои вещи. Похоже, одежду ей приносили по утрам слуги, чтобы она не могла выйти из спальни ночью. Да и тонкая цепь, приковывавшая девушку к кровати, говорила о многом, равно как и то, что она спала одна, без мужа.
  Точнее, она одна лежала в кровати. Истрелла не спала, когда он появился, и услышав звук открывающегося окна, резко подскочила, приготовившись кричать.
  Но она узнала его, даже в темноте, узнала сразу. Испуг и удивление на ее заплаканном лице сменились восторгом. Истрелла бросилась к нему, обняла, хотя длины цепи едва хватило на это. Она прижималась к нему так, словно боялась, что он исчезнет. Она любила...
  А он - нет. Ни воссоединение с ней, ни следы побоев на ее нежной коже, ни темные круги бессонницы под ее глазами не пробуждали в его душе никакого отклика. Он знал, что ее кожа по-прежнему пахнет молоком и медом, а ее волосы, которые он по привычке гладил рукой, были такими же мягкими. Однако это больше ничего не значило для него.
  - Поверить не могу, что ты здесь! - прошептала Истрелла, осторожно проводя пальцами по его лицу. - Но как ты попал сюда? И почему ты такой бледный? Что случилось?
  - Я узнал, что твой отец отдал тебя замуж.
  Его голос был мертвым. Он не собирался притворяться.
  Истрелла если и заметила это, то реагировать не стала. Она все еще смотрела на него полными обожания глазами, на дне которых горели боль и обида.
  - Да... Я не знала, что он сделает это, до последнего! А потом было слишком поздно... Мне не дали предупредить тебя, просто силой увезли сюда. Когда я прибыла, здесь уже были представители короля, которые объявили нас мужем и женой - его семья может себе это позволить.
  - Ты знала человека, за которого тебя выдали замуж?
  Ему было все равно, на самом деле. Он просто не хотел обижать ее безразличием - это было бы неучтиво с его стороны.
  - Нет, - всхлипнула Истрелла. - Но он видел меня. Его отец отдавал часы в починку моему отцу, и когда они приезжали в нашу деревню, они увидели меня. Я понравилась им... Им было все равно, кто я такая, им нужна была красивая невеста. Мой муж даже говорить со мной не стал, хотя я пыталась объяснить ему, что мое сердце занято. В этом доме женщины говорить не должны. Он взял меня той же ночью...
  Она не выдержала, расплакалась. Лион провел ее до кровати, усадил, обнял за плечи. Все это были правильные действия, соответствовавшие ситуации, не больше.
  - Конечно, он тогда же понял, что я досталась ему после кого-то, - продолжила девушка, справившись с собой. - Он избил меня... На следующий день должны были написать письмо моему отцу с просьбой забрать меня. Но тогда оказалось, что моя семья погибла... В нашем доме был пожар, папа не выжил...
  - Почему тебя оставили здесь?
  - Семья моего мужа очень печется о своей репутации, - криво усмехнулась Истрелла. - Как они будут выглядеть, если выбросят на улицу сироту? Никто не поверит в их рассказы о бесчестии, все будут считать, что они просто надеялись получить деньги часовщика, а когда все сгорело, я стала не нужна. В этом городе всех волнует, что думают другие! Меня оставили здесь... пока. Думаю, они будут терпеть меня год, а потом... Не знаю. Моему мужу удобно было бы стать вдовцом! Но это все не важно, ведь ты здесь!
  Ничего. Глухая пустота внутри. Ураган страстей, который раньше дарила ему эта девушка, исчез навсегда, и она была не нужна ему.
  - Он не убьет тебя, - только и сказал Лион. - И из дома не выгонит. Ты беременна.
  - Что?...
  - В тебе его ребенок.
  - Как ты можешь знать это?!
  Он почувствовал в тот момент, как коснулся ее. Другой мужчина взял его женщину, сделал своей, наполнил ее тело новой жизнью - а Лиону было плевать на все это.
  - Я многое знаю. Я наконец нашел свою магию.
  - Но как же теперь... - Истрелла недоверчиво посмотрела на свой плоский живот. - Нет, я не хочу этого! Мне нужно твое дитя, а не его! Если у тебя есть магия... спаси меня! Забери меня отсюда, избавь от этого ребенка и позволь выносить твоего наследника! Маги способны на такое, я знаю!
  - Тебе лучше остаться здесь.
  Пока она рыдала, он уже проанализировал ситуацию. Истрелле лучше было жить в этом доме. Лиону она больше не нужна, ни о каком наследнике не может быть и речи - его мертвое тело не способно на такое. А беременной женщине, одной, опозоренной, на улицах не выжить. Истрелла не умела ничего делать, она полностью зависела от мужчины, покровительствующего ей, будь то отец или муж.
  Поэтому жизнь здесь была лучшим вариантом для нее. Только сама Истрелла так не считала:
  - Не шути со мной, это не к месту! Разве ты не приехал, чтобы забрать меня?!
  - Я прибыл посмотреть на тебя, понять, нужна ли ты мне, как раньше.
  - И что ты понял?
  - Что не нужна.
  Боль, отраженная на ее лице, была идеальным воплощением разбитого сердца, о котором барды слагают легенды. Лион не видел ничего подобного, ее горе было настолько сильным, что ему было почти жаль ее.
  Почти. Но нет.
  - Как же так?... - только и смогла произнести Истрелла. - Это из-за того, что я забеременела от другого мужчины? Но я же не хотела, я не виновата!
  - Не поэтому.
  - А почему тогда?!
  - Я изменился, - признал Лион. - Иронично... Я стал другим, чтобы вернуть тебя. Но когда я смог это сделать, мне уже ничего не хочется.
  - Лион...
  - Если я заберу тебя отсюда, это тебя погубит. Меня ждет другая жизнь, в которой для тебя нет места. А если ты останешься здесь, ты постепенно привыкнешь. Когда все узнают о твоей беременности, к тебе будут относиться иначе. Рождение наследника закрепит твое положение в этой семье.
  - Но тебя не будет рядом... Я так не могу!
  - Сможешь. Мое присутствие не нужно для того, чтобы ты была жива.
  - Нужно! Без тебя и жизни нет...
  Они теперь говорили на разных языках и вряд ли могли понять друг друга. Истрелла верила, что погибнет без него. Лион понимал, что это глупо. Она еще молода и наивна, она научится принимать правильные решения.
  - Я желаю тебе счастья, и оно у тебя будет, - только и сказал он.
  Прежде чем Истрелла успела опомниться, он перелетел по воздуху к окну. Девушка рванулась за ним, но цепь не пустила ее, а в следующее мгновение решетка вернулась на место.
  - Лион! Не уходи! Не бросай меня здесь!
  Он не собирался отвечать. Она сейчас не способна на переговоры, ее переполняют чувства, которых у него больше нет.
  - Лион!
  Он слышал ее крик, когда поднимался в небо, и лишь расстояние заглушило голос Истреллы.
  Он получил могущество, но не был свободен, как раньше. Для него больше ничего не значили вершины гор, запах цветов в свежем ветре и кристальная вода озера. Весь мир принадлежал ему, но был ему не нужен. Только теперь Лион понял, какую ошибку допустил...
  Через несколько дней он узнал, что Истрелла покончила с собой. Он забыл об этом через пару мгновений после того, как услышал.
  ***
  Ей пришлось обрабатывать раны старого подонка. Айви делала это не из сочувствия или сострадания, просто другого лекаря на острове действительно не было, а помочь сам себе Санкотон не мог.
  - Наслаждаешься? - поинтересовался он, не глядя на нее. - Ты ведь победила.
  - Не я это затеяла, - напомнила Айви.
  Его кожа легко сшивалась тонкими нитями, а вот заживать рана не спешила. И это было странно, учитывая, что перед ней не человек. Айви подозревала, что виной тому магия Итерниала, а не сама травма.
  А если так, то щупальца-лианы вряд ли отрастут, он лишился их навсегда.
  - Не думай, что я забуду об этом, - прорычал Санкотон. - Это еще не конец, Итерниал не сможет...
  - Рот закрой, - прервал его Каридан. - А то я стану твоей проблемой раньше, чем Итерниал.
  Он вызвался помочь ей - присутствовать в комнате, пока она зашивает Санкотона. Оставаться наедине со стариком Айви наотрез отказалась, да и Анэко не рвалась подходить к нему. Не из страха, конечно, напротив: она могла поддаться эмоциям и перерезать ему глотку.
  Каридан был гораздо спокойней. Он один не боялся подойти к ним, когда все закончилось, и за это Айви была благодарна.
  Она смазала зашитые раны настоем трав и закрыла повязками. Теперь Айви могла вздохнуть с облегчением: ее работа была закончена, а что Санкотон будет делать дальше - его проблема.
  - Вот и все. Привыкай к новой жизни с двумя руками.
  - Глумишься, значит, надо мной, - оскорбился лекарь. - А кто будет перевязку делать?
  - Кто угодно, тут больших знаний не надо, сам сможешь объяснить тому, кто согласится помочь тебе... Не бесплатно, подозреваю.
  - Тебе не кажется, что ты должна мне?
  - Я должна тебе шею свернуть, а вместо этого помогаю. Да, я тоже считаю ситуацию несправедливой.
  - Ты слышал это? - Санкотон вопросительно посмотрел на Каридана. - Она угрожает мне!
  - Я начал угрожать тебе еще раньше, но это тебя почему-то не смутило.
  - Что, теперь весь остров против меня?!
  - Как-то так, включая твоего друга Ниурона, - фыркнул Каридан. - После того, как ты подставил его перед Итерниалом и остальными, он будет не рад тебе.
  Целитель и сам понимал это. Убедившись, что союзников у него нет, он наконец замолчал. Айви собрала инструменты и лекарства и направилась прочь из этого дома. На сей раз она не была в опасности, да и пришла не одна, но ей все равно было неприятно находиться здесь.
  Свобода улицы внушала покой. Хотя нельзя сказать, что в деревне ее сразу же приняли: этот суд и ненужные откровения Ниурона надолго останутся в памяти у жителей Ариоры, поэтому расслабиться она могла только в лесу.
  Каридан все еще сопровождал ее. Они не договаривались об этом, но Айви не возражала. Она не чувствовала враждебности со стороны своего спутника, его желание помочь было вполне искренним. Этого ей было достаточно.
  - Почему он спас тебя? - полюбопытствовал Каридан.
  - Понятия не имею, но это уже не первый раз! Он спас мне жизнь, когда я случайно забрела в Белый лес. Я отправилась к его дому, чтобы отблагодарить его - там я и была, когда Санкотона якобы ограбили! Но Итерниал... не похоже, что я что-то для него значу. Поэтому я не представляю, ради чего он помогает мне.
  - Никто не знает, что у него в голове творится, так что не пытайся его понять.
  - Он очень силен, - тихо заметила Айви. - Мне показалось, что даже Ниурон боится его.
  - Не показалось. Побаивается, я бы так сказал. Если они схлестнутся, Ниурон с большой долей вероятности проиграет.
  Она догадывалась о чем-то подобном, а Каридан, похоже, знал наверняка. Хотя стоит ли удивляться? Он так давно живет здесь...
  - Ты знаешь, кто Итерниал такой? В смысле, какого он вида.
  - Ты сама ответила на свой вопрос, - усмехнулся Каридан. - Он итерниал. Просто их настолько мало, и сейчас, и всегда было, что немногие о них знают. Да и здесь, на острове, почти никто не догадывается, что это не его имя, а вид. Его имя не знает никто.
  - Как это? - удивилась Айви. - Я думала, наместнику короля присылают имена всех заключенных, так что Ниурон точно должен знать!
  - В том-то и дело, что Итерниал не заключенный. Он сам пришел сюда.
  - Но зачем?
  Существо с его возможностями легко могло получить что угодно. С какой стати ему выбирать заточение на Ариоре?
  - Я этого не знаю, - отозвался Каридан. - Да и Ниурон, скорее всего, тоже. Королевские маги периодически меняются, и когда Итерниал прибыл сюда, Ниурона еще не было. Я тоже знаю о нем и этом виде совсем немного, да и не хочу знать. Я рад тому, что он редко заходит в деревню. Я бы на твоем месте не связывался с ним.
  - А я и не смогу с ним связаться, даже если захочу. Он дал понять, что будет общаться только тогда, когда это интересно ему.
  - Это к лучшему, поверь. Но я все равно хочу проводить тебя до дома.
  Однако Айви мягко остановила его:
  - Не нужно, Анэко ждет меня у выхода из деревни. Мы вернемся домой вместе. Тебе лучше не ходить со мной, ты ей не нравишься.
  - Почему? - изумился Каридан.
  - Потому что это Анэко, ей все не нравятся!
  Так просто было все свести к неприязни Анэко, чтобы не объясняться с ним слишком долго. Айви не хотела обижать его собственным недоверием - но и доверять не могла.
  Когда Ниурон собирался убить ее, только два существа на острове не приняли это: Анэко, которая ничем не могла помочь, и Итерниал, который помог. Все остальные остались в стороне, а значит, впускать их в свою жизнь не имело смысла.
  ***
  В книгах не было ничего подходящего. Совершенно. Если бы он был прежним, он бы уже сгорал от раздражения. Но теперь Лион мог лишь отстраненно отметить, что это неприятно.
  Они давно переехали в северный замок Веренция, расположенный вдали от человеческого жилья. Мера была вынужденная: жители деревни обвиняли Лиона в гибели Истреллы и ее семьи, грозились пожаловаться королю. Если бы они знали, что он больше не человек, то сделали бы это незамедлительно. Рисковать и дальше не имело смысла, ничто не удерживало их в тех местах.
  Библиотека в замке была гораздо больше, чем в деревенском доме. Сначала он воспринял это как добрый знак. Но непрочитанных книг оставалось все меньше, а ответов так и не было. Раньше это разочаровало бы его. Теперь оставляло все такой же пустышкой, живым трупом, пойманным в собственном бессмертии.
  В библиотеку заглянул Веренций и бросил на него укоризненный взгляд:
  - Ты снова здесь? Сколько можно, хоть бы отдохнул!
  - Я нужен тебе сейчас? - поинтересовался Лион, не отрываясь от книги.
  - Нет, но...
  - Тогда оставь меня. Я не нуждаюсь в отдыхе.
  Он вообще ни в чем не нуждался: в еде, воде, сне. Все это осталось в прошлом вместе с его человеческой природой. Кроме поиска ответов, ему больше нечего было делать. Он не мог просто прогуливаться в горах, как раньше, теперь это потеряло всякий смысл.
  А вот Веренций приспособился к новой жизни неплохо. Конечно, он сочувствовал своему ученику, Лион видел это. Но маг все равно не отказывался от тех преимуществ, которые давало ему присутствие рядом с ним итерниала. Да и зачем отказываться? Это было бы непрактично.
  Веренций тяжело вздохнул, однако спорить не стал. Он прикрыл дверь в библиотеку, оставив своего ученика одного.
  Лион закрыл очередную книгу, а новую открывать не спешил. Этот способ не работает. Его разум, теперь настроенный на грамотные решения, подсказывал, что нужно искать другой выход. Но какой?
  Был путь, который он не испробовал. Между ним и Веренцием всегда существовало доверие, с первой встречи и до сих пор. Что если это доверие было напрасным? Лион впервые предположил, что учитель мог его обмануть. В прошлом это вызвало бы у него приступ стыда, теперь же казалось разумной теорией, которую нужно проверить.
  Если он не прав, Веренций все равно никогда не узнает об этом. А если прав... тогда ситуация кардинально изменится.
  Он прикрыл глаза, призывая свою силу. Лион снова искал, но уже не книги. Он искал заклинания - магические замки, которые могли что-то скрыть от его глаз раньше. В этом дворце жили только он и Веренций, гостей здесь не бывало. Если маг что-то установил, то только от него.
  Он не хотел оказаться прав, но его душа снова осталась безучастна, когда замок обнаружился. Всего один, и вместе с тем на один больше, чем нужно для доверия.
  Лион направился туда, попутно разрушая заклинание. Это было несложно: он давно превзошел своего наставника. Когда чары развеялись, он увидел книгу, которую Веренций пытался от него скрыть.
  Едва Лион открыл ее, как к его ногам скользнул вырванный лист. Поначалу он решил, что это вина плохого переплета. Но изучив страницу, он быстро понял, что она из другой книги; просто ее тоже хотели спрятать.
  Это была любовная магия, рассчитанная на женщин. С ее помощью любую можно было околдовать, навсегда связав с определенным мужчиной. Оставаясь с ним, она была счастливей всех на свете, но лишившись его внимания, она обязана была умереть. Лион читал описание заклинания и узнавал каждую строку. Он видел это в реальности, но и предположить не мог, что это магия.
  Даже такое открытие оказалось не в силах вывести его из себя. Дочитав заклинание, он вернулся к книге. Фолиант в его руках был полностью посвящен магическим формам жизни, включая итерниалов.
  Он как раз заканчивал читать главу о них, когда двери отворились и в библиотеку вернулся Веренций. Он больше не пытался изображать заботливого отца-наставника - почувствовал, должно быть, что его печать разрушена.
  - Мне нужно было сжечь эту книгу, - заметил он. - Но ее цена слишком высока... Скорее, она не имеет цены, поэтому я не решился.
  - Ты всегда отличался жадностью, - кивнул Лион.
  - Ты зол на меня?
  - Сам ведь знаешь, что я не могу злиться. Ты знал это заранее, здесь все сказано. Итерниал - это инструмент, он лишается эмоций, которые толкнули бы его на мятеж против своего хозяина. Он умирает. У него нет ни целей, ни желаний, ему чуждо любое удовольствие. То есть, он теряет причины сопротивляться. Он не человек, он всего лишь очень редкий и могущественный артефакт. Хотя какое "он"? Я.
  Худшее предательство он и представить себе не мог. Лион надеялся, что хотя бы оно коснется его души, однако всем по-прежнему правил разум.
  Так нужно. Сила итерниалов слишком велика, чтобы доверить ее человеческим страстям.
  - Как давно ты задумал это? - спросил Лион.
  - Какая уже разница? Все случилось, этап завершен. Твоя жизнь никак не изменится от того, что ты знаешь правду. Ты - итерниал, я - твой хозяин, только об этом нужно помнить нам обоим.
  Лион почувствовал, как вокруг него формируется печать: Веренций пытался использовать подчиняющее заклинание из этой книги. Как грубо и нелепо. Тут было ясно сказано, что сработает оно лишь в одном случае - если итерниал не будет сопротивляться.
  А Лион не собирался делать ему такой подарок. Разум подсказывал, что ему выгодней использовать свои способности самому.
  Поэтому он с легкостью пробил печать. Для него это было предсказуемым исходом, для Веренция - шоком. Пока маг пытался сообразить, что делать дальше, Лион коснулся его сознания.
  - Ты ответишь на мои вопросы, - сказал он. - И соврать мне ты не сможешь.
  - Откуда... ты знаешь это заклинание? - Веренций попытался сбросить чары, но напрасно. Для этого ему нужна была энергия итерниала, которой он лишился.
  - Ты сам заставил меня поселиться в библиотеке. То, что я не находил нужной информации в этих книгах, не значит, что я читал их бездумно. Я знаю и умею намного больше, чем ты. Возможно, ты не хотел обучать меня, это было лишь твоим прикрытием. Но теперь я знаю все это. Чем больше ты сопротивляешься, тем меньше жизненной энергии в тебе остается. Так что поговорим.
  Жизнь Веренция ничего не значила для него. Если заклинатель умрет, итерниал все равно останется, в нем самом слишком много силы, которую он постоянно обновляет.
  Веренций помнил об этом, он перестал вырываться.
  - Что ты хочешь знать?
  - Многое, но пойдем по порядку. Когда ты предложил мне стать твоим учеником, ты уже знал, во что хочешь меня превратить?
  - Зачем тебе это? Знания только причинят тебе боль...
  - Перестань, - покачал головой Лион. - Я буду рад боли, но откуда она? Ничего давно нет. Говори правду.
  - Думаю, ты уже знаешь... Я никогда не искал ученика. Я искал сообразительного и тщеславного мальчишку, которого смогу уговорить на перевоплощение. Итерниал - это не обычная магическая форма жизни. Уровень его силы во многом зависит от его ума. Поэтому я не мог взять любого деревенского дурачка, хоть это было бы и проще. Мне нужен был кто-то необычный, способный обуздать эту силу. Мне повезло найти тебя.
  - Но ты сказал мне об этом не сразу. Ты потратил несколько лет только на то, чтобы подготовить меня.
  - Согласно ритуалу, человек, превращающийся в итерниала, должен желать этого всем сердцем, - пояснил Веренций. - Если бы у тебя оставались сомнения, все могло бы сорваться. Поэтому я год за годом подводил тебя к этому. Я показывал тебе, на что способна магия, хотя прекрасно знал, что серьезными заклинаниями ты не сможешь овладеть никогда, только не в человеческом теле. Твое тщеславие я заметил сразу.
  - Ты использовал не только его. - Лион достал из книги вырванную страницу. - Истрелла тоже была частью твоего плана?
  - Скорее, запасным планом, и я был удивлен, когда все сложилось именно так. Я заметил, что она понравилась тебе, но она не воспринимала тебя всерьез. Ее с детства готовили к выгодному замужеству - поэтому ее папаша и был поражен, когда она начала отказываться от идеальных женихов. К тому моменту она была под действием заклинания. Она развлекала тебя, все глубже проникая в твою жизнь.
  - Поэтому ты отнял ее у меня?
  - Твой ум не устает впечатлять меня. Да, это было частью моего плана. Время поджимало, ты не соглашался на перерождение, полностью смирившись со своей судьбой. Мне пришлось идти на решительные меры. Я позволил часовщику узнать о ваших похождениях, я же послал ей нового мужа. Это сработало.
  Устраивая этот брак, Веренций не мог не знать, что Истрелла погибнет, лишившись мужчины, с которым связана магией. Это был приговор для нее, пусть и отложенный - а оттого более мучительный. Лион понимал, что она такого не заслужила, но не жалел ни ее, ни себя.
  Лишившись Истреллы, он наконец оправдал надежды мага. Он решился ради любви на то, что убило в нем любовь. Все было продумано идеально.
  - Теперь ты знаешь, как все было на самом деле, - указал Веренций. - Но что с того? Почему бы тебе не служить мне? У тебя больше нет желаний, у меня они есть. Ты сам понимаешь, что протест - это глупо.
  - Зачем ты устроил это? Ты относишься к сильнейшим магам этого мира, как мы оба знаем. Тебе не нужен итерниал.
  - Раньше не был нужен, - уточнил маг. - Но годы идут, и даже я не могу их остановить. Я замедлил старение, насколько мог. Я пережил пять поколений семьи, которая правит этой страной. Но моя сила стремительно убывает, мне уже не хватает энергии, чтобы поддерживать молодое тело, скоро я не смогу и оставаться в живых.
  - Что ж, тогда я понимаю тебя. Итерниал бессмертен сам, его энергия бесконечна. Умелый маг вроде тебя смог бы использовать это сполна, разделив мое бессмертие. Ты очень рисковал, создавая меня, ведь это требовало огромной силы - почти всего, что у тебя осталось. Если бы у тебя ничего не получилось, ты уже был бы мертв.
  - Но все получилось! Благодаря многолетней подготовке, через которую я тебя провел. Мне жаль Истреллу и ее родню, но это было необходимо.
  - Их судьба больше меня не волнует.
  - Я знаю, - кивнул Веренций. - Этим я и утешал себя. За эти годы ты стал мне как сын, и мне не хотелось использовать тебя. Но я знал, что когда ты перевоплотишься, в твоей душе больше не будет боли.
  - Ничего не будет.
  - Вот именно! А раз твои желания исчезли, к чему разделяться со мной? Ты теперь обдумываешь свои решения, должен знать, что тебе правильней остаться здесь, а не уйти.
  - Это основная ставка твоего плана - мое смирение. Ты все рассчитал верно, насколько мог. Но одну деталь ты упустил, и ее достаточно, чтобы изменить мое решение.
  Веренций заметно побледнел. Он не был напуган тем, что Лион контролирует его, потому что считал, что изучил природу итерниалов: если все аргументы будут на его стороне, ему и магическая печать не понадобится. Весть о том, что он что-то упустил, означала для него смертельную опасность.
  - Что... что я мог?...
  - Одну маленькую фразу вот отсюда. - Лион снова открыл книгу на главе об итерниалах и зачитал вслух: - "Вернуть итерниалам человеческую природу, за редким исключением, которым можно пренебречь, не удавалось. Это необратимое заклинание".
  - Я читал это!
  - Невнимательно читал. "За редким исключением" означает, что паре итерниалов все же удалось вернуть утерянное.
  - Пара за всю историю - это ничто! Вероятность...
  - Предельно низка, - закончил за него Лион. - Но она есть. Мы с тобой оба знаем, что я исключительно силен даже для своего вида. В моем нынешнем состоянии у меня нет будущего, не зависящего от тебя. Только человеческая природа делает жизнь настоящей. Но я могу ее вернуть при правильном стечении обстоятельств, следовательно, мне выгодней работать над этими обстоятельствами, чем служить тебе.
  - Это абсурд... Ты не сможешь... - Веренций начинал паниковать и больше не смог скрыть этого.
  Он знал, что для достижения такой цели Лиону понадобится убрать того, кто слишком много о нем знает, - своего старого учителя. Итерниалы не допускают сентиментальных ошибок, которые могут помешать им в будущем, и ни о чем не сожалеют.
  - Мне придется долго искать способ, ведь я даже не знаю, с чего начать, - согласился Лион. - Но у меня впереди целая вечность, которую ты сам мне дал. Поэтому я выбираю то, что выгодней мне.
  Ожидание смерти хуже, чем сама смерть. С гибелью тела заканчивается боль, и эту милость Лион готов был оказать своему наставнику. Тот, кем он был раньше, пошел бы на этот шаг.
  Веренций собирался держаться за жизнь всеми силами. Он-то уже поверил, что достиг бессмертия! Ему нужно было только убедить Лиона остаться с ним.
  Но он не успел произнести ни слова. Его тело просто исчезло, разлетевшись в кровавую пыль. Она кружилась в воздухе, оседая на стенах созданного магом замка, впитываясь в его книги. Попади сюда посторонний, он бы увидел лишь темное пятно, отдаленно напоминающее по форме человека. Но вряд ли он понял бы, что это труп могущественного чародея.
  Избавившись от проблемы, Лион вернулся к чтению. Он не видел смысла устраивать особые ритуалы в память о Веренции, покидать эту комнату или хотя бы отодвигаться от кровавого пятна. На душе по-прежнему было спокойно и пусто.
  ***
  - Прости, пожалуйста, - Айви виновато покосилась на соседку. - Я не хотела втягивать тебя в это.
  - Глупостей не говори. Если бы я не хотела идти с тобой, то и не пошла бы. Похоже, я слишком давно держалась вдали от этих баранов и они совсем страх потеряли!
  Анэко действительно не была угнетена случившимся. Она злилась, да, но вместе с тем в ее злости чувствовался какой-то охотничий азарт.
  Ее можно было понять. Все то время, что она провела на Ариоре, ее жизнь шла по одному пути: сбор трав, продажа их на рынке, покупка еды и снова сбор трав. Сначала это постоянство было ей нужно. Анэко не рассказывала, через что она прошла в прошлой жизни, однако Айви догадывалась, что опыт был не из приятных. С тех пор одиночество лечило травницу, позволяло ей восстановиться.
  Теперь, когда исцеление закончилось, Анэко жаждала действия, перемен, и не боялась принять вызов.
  - Все равно неприятно, что так произошло, - вздохнула Айви. - Меня на острове все ненавидят!
  - Не все, не придумывай. Хотя если тебе нужна толпа друзей, то здесь будут проблемы. Дай им время, они забудут об этой истории и все пойдет как раньше.
  - Санкотон не забудет. Он очень разозлился, и понятно, почему! Итерниалу он мстить не будет, труслив слишком, только мне.
  - Пусть попытается! - фыркнула Анэко, выпуская когти. - Это может стать последней ошибкой в его жизни!
  Айви поверить не могла, что этот бесконечно долгий день закончился. Вернувшись из города, они много часов осматривали дом, отмывали пол от сока волчьей травы, чтобы убедиться, что Санкотон больше ничего им не покинул. Когда они наконец собрались ужинать, за окном уже стемнело.
  И все же, несмотря на сложности и страх, Айви ничего бы не поменяла. Именно благодаря несостоявшейся казни она увидела, что Анэко целиком и полностью на ее стороне. А Итерниал... с ним по-прежнему все было неясно.
  - О чем думаешь? - полюбопытствовала Анэко. - Об Итерниале опять?
  - О нем уже подумала и закончила, теперь переключилась на Каридана.
  - Да, поклонников у тебя в последнее время хватает!
  - Какие поклонники? - горько усмехнулась Айви. - Разочарования одни!
  Конечно, Каридан не был ей ничем обязан и не давал оснований считать себя другом, но ей все равно было неприятно от того, что он так легко принял ее смерть. Не он ли ее от самоубийства отговорил когда-то? Они больше не встречались, но ей казалось, что он должен быть справедливым, по крайней мере, к ней.
  Просчиталась. Он не помог ей и не дал Анэко сделать это. Хотя, может, так лучше: травницу бы тогда точно не пощадили.
  - Ты с ним поосторожней, - предостерегла Анэко.
  - Я с ним вообще никаких дел иметь не собираюсь! Но если ты о том, что он с Ниуроном чуть ли не на равных говорит, то я заметила. Ты знаешь, кто он?
  - По виду? Нет, да и никто, по-моему, не знает. Он чаще всего держится сам по себе, но в деревне мелькает гораздо чаще, чем Итерниал. Никакой видимой силы никогда не показывал, и слухов о нем нет. Но он держится уверенно и с магом, и с Итерниалом, и вообще со всеми. На Ариоре такая уверенность дорого стоит.
  - Пусть и дальше сидит один со своей уверенность. Я от него больше ничего не жду.
  Сказать это было легко, но обида на душе все равно осталась. Как будто ее предали! Смешно даже...
  Она только закончила накрывать на стол, когда Анэко насторожилась, повернулась в сторону двери.
  - Что случилось? - спросила Айви.
  - Ничего... Так ты не хочешь рассказать, как вы с Кариданом познакомились и почему он так интересуется тобой?
  - Почему ты снова заговорила о нем? Я думала, тема закрыта!
  - Потому что он идет к нашему дому. - Анэко указала когтем на окно. - И, подозреваю, не ради общения со мной!
  Айви не ждала его и уж точно не приглашала. Ей на сегодня хватило общества других магических форм жизни. Поэтому она решительно направилась к двери, но когда Анэко попыталась последовать за ней, Айви остановила травницу.
  - Думаю, ты права, он пришел ко мне. Я его и спроважу.
  - Разве мы не говорили только что: он может быть очень силен? - напомнила Анэко.
  - Он не убивать меня пришел.
  - Ты не знаешь этого!
  - Знаю. Просто... дай мне пару минут.
  - Ладно, - позволила травница. - Но если через пару минут не вернешься, я тоже выйду!
  Когда Айви покинула дом, их гость был уже близко. Каридан не скрывался и не подкрадывался, он уверенно шел к их хижине. Явился он не налегке, как она привыкла его видеть, а с мешком, перекинутым через плечо.
  Айви направилась ему навстречу, они пересеклись среди деревьев, окружавших дом травницы.
  Она не знала, как реагировать, и не представляла, может ли он считывать ее эмоции - как, например, Анэко. По идее, ей полагалось злиться. Она ведь ясно дала понять, что ему тут не рады!
  Но когда она стояла с ним наедине посреди ночного леса, Айви чувствовала себя странно. Сердце билось часто, но не испуганно, и неприязни, на которую она так надеялась, не было.
  - Зачем пришел? - угрюмо поинтересовалась она.
  - Совесть замучала, - обезоруживающе улыбнулся Каридан.
  - С чего бы?
  - Я был уверен, что Ниурон не попытается тебя убить, до последнего момента. Это же всего лишь воровство! Думал, он хотел припугнуть тебя. Но те молнии - они были орудием смерти. Если бы не Итерниал, ты бы погибла, и впервые в жизни я благодарен этому мучнистому червю.
  - Да уж, благодарность в тебе прямо пылает, - усмехнулась Айви. - С чего такая заинтересованность в моей персоне? И почему ты хотя бы день не выждал, сегодня ж виделись!
  - Да я и не собирался заходить, но охота в этот раз была удачной, решил отдать вам лишних птиц, мне их все равно девать некуда. - Каридан указал на мешок. - Тебе и Анэко в ближайшие дни лучше не ходить в деревню, а значит, еда вам понадобится. В гости я не напрашиваюсь, поздно уже, просто хотел извиниться, передать это и все. А навещу уже завтра, если ты не против.
  Ей не хотелось быть против, но Айви не могла избавиться от настороженности. Во-первых, он так и не сказал, почему беспокоится о ней - совершенно незнакомой девице. Во-вторых, она чувствовала: Каридан скрывает что-то, и далеко не из скромности.
  Он нравился ей, и если бы Айви позволила общению с ним зайти слишком далеко, стало бы только хуже. Ситуация изменилась, ей нужно было принимать сложные решения. Одно из них как раз пришло на ум, и девушка решила следовать ему, пока страх и стыд не взяли свое.
  Она заглянула собеседнику в глаза; Каридан не был полностью открыт ей, но и к магической атаке не готовился. Это к лучшему: она все еще не была уверена в себе, даже после того, как дар спас ее от Санкотона. Тогда она вынуждена была воспользоваться им, перед ней был враг, а теперь...
  Теперь она просто не видела другого способа узнать правду.
  Она коснулась его сознания до того, как он успел сообразить, что происходит. Глаза Каридана затуманились, руки безвольно опустились вдоль тела. Контакт был установлен, а значит, отступать было поздно. Айви сосредоточила все свои силы на этой способности, она не могла позволить, чтобы ее временный пленник "сорвался".
  - Я хочу, чтобы ты на все мои вопросы отвечал честно и прямо, - приказала она. - Ради чего ты пришел сюда?
  - Проследить за тобой. Обвинение в попытке покушения на короля очень серьезно.
  Голос Каридана звучал ровно и отрешенно. Сейчас он вряд ли соображал, что говорит, для него это не более чем сон.
  - Ты считаешь, что я опасна для короля?
  - Я не чувствую опасности рядом с тобой, но тебе помог Итерниал, а он опасен. Я не знаю, кто ты, как связана с ним и чего от тебя ожидать. Для этого и нужно наблюдение. Я верю только себе.
  - Как ты собирался это делать?
  - Говорить с тобой, смотреть, слушать. Одного-двух дней мне было бы достаточно, чтобы понять, кто ты на самом деле.
  - И что бы ты сделал, если бы решил, что я хочу убить короля?
  - Уничтожил бы тебя, - просто ответил Каридан. - Защита короля - мой долг.
  От обиды Айви едва не упустила контроль над его разумом. То есть, если бы ему показалось, что она убийца, он бы сделал то, что не доделал Ниурон! Вот и вся его совесть.
  Она реагировала на это острее, чем следовало бы. Айви понимала это, но ничего не могла с собой поделать. А ведь он никто для нее, и она для него - тоже. Почему же так сложно признать это?
  Айви хотелось поскорее покончить с этим, избавиться от него, не видеть больше. Поэтому она отмахнулась от других вопросов, которые хотела ему задать, и сразу перешла к сути:
  - Слушай меня внимательно и запоминай. Я не хотела убивать короля, никогда не собиралась этого делать. Обвинения в мой адрес - ошибка. Ты будешь знать это наверняка, но забудешь, что я тебе это сказала и что мы виделись здесь. Сейчас ты вернешься в свой дом и сразу заснешь, а утром не будешь помнить, что приходил сюда. У тебя больше не будет необходимости следить за мной или подозревать меня. Ты понял?
  - Да.
  - Тогда выполняй. Иди домой!
  Он развернулся и зашагал прочь от нее. Лицо Каридана оставалась таким же равнодушным, как будто он уже спал. Айви не сомневалась, что он выполнит ее указание.
  Хотелось плакать. Она не позволила себе. Все закончилось, нужно только пережить - и тоже забыть. Они снова чужие люди, а точнее, даже не люди.
  Управляя его сознанием, Айви забыла про внешний мир. Ей казалось, что это не опасно - что может случиться в лесной глуши в такое время? Но когда она собралась идти домой, внешний мир напомнил о себе голосом Анэко:
  - А это была очень интересная способность, о которой ты забыла рассказать мне - случайно, конечно же. Потрудись сделать это сейчас, или я тебе лично горло перережу.
  ***
  Стрелы летели на него единой стеной. Лучников, должно быть, было не меньше сотни - и все достаточно меткие, чтобы попасть в него. Жаль, что их старания ни к чему не приводили: стрелы сгорали в воздухе задолго до того, как могли его коснуться, от них даже пепла не оставалось.
  Однако лучники не сдавались, стреляя снова и снова. Лион не возражал. Их атаки даже не замедляли его, он продолжал спокойно идти к королевскому замку, не было нужды убивать их. Другое дело - конные рыцари. Эти кидались на него отчаянно и глупо, норовили насадить на копье или рубануть мечом. Они умирали при первой же попытке: оборачивались в камень, пылали огнем или просто исчезали, как стрелы. Лион не чувствовал ни жалости, ни упоения властью. Он всего лишь делал то, что позволяло ему добраться до цели.
  Ну и конечно, здесь были маги. Они выжидали, когда он доберется поближе, чтобы атаковать его с крепостных стен. Им казалось, что уж волна магмы его точно остановит, а если не она, то камни, падающие с неба, или металлические чудовища, чтобы наверняка!
  Лион знал, что королю служат очень сильные чародеи, и они, возможно, могли бы составить ему достойную конкуренцию. Но такие маги не оставалась во дворце постоянно, им это было неинтересно. А те, что служили тут за жалованье, могли похвастаться разве что средним уровнем силы. Этого недостаточно, чтобы свалить итерниала, даже при том, что их тут собралось больше двадцати. Их извиняло лишь то, что они, скорее всего, приняли его за обычного мага.
  Но постепенно они разобрались, что к чему. Магические атаки прекратились, чародеи ушли со стен, да и люди больше не решались на ближний бой. Они продолжали метать в него копья и стрелы, пытались облить раскаленным маслом, но не более. Лион не обращал на них внимания. Он просто создал вокруг себя защищенное пространство, в которое не могла проникнуть ни магия, ни оружие. Благодаря этому не было необходимости разбираться в отдельных атаках.
  Он знал, что маги и лучшие воины сейчас сосредоточатся вокруг короля, попытаются увести его отсюда. Они наверняка решили, что это покушение на жизнь правителя. Тем лучше, меньше будет жертв - ведь король Лиона нисколько не интересовал.
  Ворота главного замка страны были добротными: сделанные из крепкого дерева, обитые металлическими листами, да еще и защищенные чарами. Они бы достойно сдерживали военный отряд, но для итерниала ничего не значили. Он отбросил их в сторону и продолжил движение.
  Лион шел спокойно: не слишком медленно, не слишком быстро. Так, как другие ходят на прогулку. Со стороны, должно быть, это смотрелось жутко, особенно на фоне попыток его остановить. Он делал это не ради демонстрации силы, так ему было удобней обдумать то, зачем он пришел.
  Ему нужна была магическая библиотека, которая хранилась в замке - лучшая, пожалуй, в стране. Туда свои самые ценные фолианты приносили на хранение сильнейшие из чародеев. Считалось, что это место безопасно... Наивно, конечно, но их ошибка была выгодна Лиону.
  Королевская библиотека не была его последней надеждой. Однако он осознавал, что если даже там нет никаких новых сведений об итерниалах, возможно, их нет нигде.
  Воинов на его пути становилось все меньше, а прислуга и вовсе давно разбежалась. Он шел один по каменным коридорам, не чувствуя рядом с собой постороннего присутствия. Они не пытались устроить ловушку, они сосредоточили все усилия на защите короля. Мудрое решение.
  Он добрался до библиотеки; магическая печать на дверях сопротивлялась ему чуть дольше, чем другие средства защиты, но вскоре не выдержала и она. Лион прошел в огромный зал с разноцветными окнами.
  Лишь часть книг здесь хранилась на общих полках, как в других библиотеках. Некоторые, особо ценные, имели собственные подставки, защищенные от пожара и кражи. Их было много, Лион даже не брался предположить, сколько.
  Он не собирался читать их по одной, на это ушли бы годы. Конечно, у него было это время: благодаря Веренцию, все время мира принадлежало ему. Но итерниалы всегда принимают правильные решения, а многолетнее проживание в королевском дворце к ним не относилось.
  Повинуясь его власти, книги поднялись в воздух одновременно. Открывались обложки, порхали в воздухе страницы, и Лион чувствовал все знания, заключенные в них. Так много тайн, запретных текстов, пророчеств... Все это не интересовало его. Он искал лишь то, что могло послужить его цели.
  И нашел. Книги опустились на свои места, и лишь одна из них, заключенная в черную кожу, скользнула в руки Лиону. Он уже знал, что там написано. Но он хотел убедиться в этом, увидеть собственными глазами, а не только магией коснуться.
  Он был уверен, что люди покинули замок и его не побеспокоят. Однако и услышав одинокие шаги рядом с собой, он не был удивлен. Удивление стало одной из эмоций, которые он потерял.
  Человек в одежде замкового распорядителя и длинном плаще вошел в библиотеку. Он прекрасно знал, что там сейчас враг, не мог не знать, и магических способностей у него не было. Получается, он решительно шел на верную смерть.
  Он был еще молод, человек этот, и Лион видел его раньше. Не лично, правда, но он узнал эти светлые глаза и правильные черты, потому что видел их на десятках портретов по пути в библиотеку, а профиль мужчины и его чуть вьющиеся волосы очень любили чеканщики монет. Как не узнать своего короля?
  - Добрый день, Ваше Величество, - Лион бросил на него мимолетный взгляд и снова вернулся к книге. - Я не ожидал увидеть вас здесь. При нападении на замок ваши слуги должны увести вас отсюда. Странно, что они не сделали этого, да еще и оставили вас одного.
  - Они уверены, что спасают меня, - пояснил король. Он говорил без страха или гнева, даже без надменности. Такой самоконтроль поражал. - Сейчас все их силы сосредоточены на том, чтобы защитить моего двойника. Они понятия не имеют, что я здесь.
  - Это очень смело. Вы не боитесь умереть?
  - Нет. Итерниалы делают только то, что им выгодно. А раз я все еще жив, вы пришли сюда не ради того, чтобы убить короля.
  Становилось все интереснее. Знания короля, его стремление обращаться к Лиону как к равному - это почти удивляло.
  - Откуда вам известно, что я итерниал?
  - Я сам не обладаю магическими способностями, но я с детства старался изучить все, что мог, о магии и магических формах жизни. Это важно для моей страны. Как вы могли заметить, ресурсов у меня хватает, библиотека уже была здесь, когда я пришел в этот мир. Что же до вас... Белые волосы, белая кожа, прозрачные глаза, абсолютная сила и полное отсутствие любой из страстей - верные признаки итерниала. Хотя я, признаюсь, поражен. Мне говорили, что итерниалов давно не осталось в этом мире.
  - Если вам столько известно, вы должны знать, что мы не рождаемся. Поэтому прерванный род ничего не значит для нас.
  - Верно, вы появляетесь на свет так же, как и все магические формы жизни, - кивнул король. - Вас создают. Кто создал вас?
  - Он мертв.
  - Вы не смогли защитить своего создателя?
  - Я убил его, - равнодушно пояснил Лион.
  - Понятно... Должно быть, это было правильное решение.
  - Конечно. Ничего не меняется.
  Король сохранял все то же спокойствие и не пытался отдавать приказы, поэтому убивать его не имело смысла - он все рассчитал верно. Что ж, страной правит мудрый человек, это всем на благо.
  Уходить король не спешил, он остановился в паре шагов от Лиона, так, чтобы даже случайно не помешать ему.
  - Я могу узнать ваше имя? - поинтересовался он.
  - Нет смысла. Это имя человека, которого больше него.
  - Тогда, если позволите, я буду называть вас господин Итерниал.
  - Как вам будет угодно, Ваше Величество.
  - Раз вы убили своего создателя, значит, у вас появилась своя цель, отличная от его цели. Я могу узнать, в чем она состоит?
  - В жизни, - просто ответил Лион. - Жизнь - это эмоции, страсть и желания. Итерниалы их лишены, потому что это единственный способ контроля над нами. Мы подчиняемся, ведь нам все равно больше нечего делать, держимся за своего создателя как за остатки человечности. Но моему создателю не повезло, он не сумел обмануть меня, позволив мне узнать, что некоторым итерниалам удавалось вернуть свою прежнюю сущность, запустив сердце. С тех пор, как я выяснил это, моя цель была очевидна. Мой создатель был против моей цели, поэтому он мертв. Я знал, что итерниалы запускали свое сердце, но не знал, как, мне нужно было больше сведений о них.
  - Тогда вы пришли в верное место, - кивнул король. - Я читал книгу, которую вы держите в руках, из нее я и узнал об итерниалах. Думаю, вы уже нашли ответ, который искали. Мне очень жаль.
  Сожаление... такое простое чувство, которое даже сейчас было недоступно Лиону. Но он понимал, почему король сказал это.
  Лион ожидал, что для запуска сердца существует особый ритуал. Он был готов ко всему, ведь магической силы у него теперь достаточно! Однако все оказалось проще и вместе с тем сложнее.
  Сердце запускали чувства, доведенные до абсолюта. Это могло быть что угодно: любовь, осознание красоты, боль и горечь утраты. Разгадка хранилась не в виде чувств, а в их насыщенности. Согласно книге, чувства представляли особый вид энергии, способный запустить его сердце.
  Но тогда ситуация почти безнадежна. Сильнейшее из чувств, любовь, уже подвело его. Женщина, ради которой он отказался от своей человеческой природы, умоляла его остаться, а он обрек ее на заточение и смерть без тени сомнений. Он убил того, кто заменил ему отца. Он прошел через предательство, которое иному разорвало бы сердце - но в его груди все оставалось мертвым и безмолвным.
  Он уже испробовал многое, сам того не зная, и ничего не произошло. В какую сторону теперь двигаться? Есть ли иной путь или это все, предел?
  - Что вы намерены делать теперь? - осведомился король. - Менять миссию или продолжать?
  - Продолжать, я не вижу причин отказываться.
  - Чувства непредсказуемы.
  - Да, и неудачные попытки у меня были, - кивнул Лион. - Но у меня впереди целая вечность.
  - Действительно. А ваши попытки... Которые, будут, а не которые были, - что они из себя представляют?
  - Ничего такого, что угрожало бы вашему королевству.
  - Рад это слышать. Много ли места для них требуется?
  Король определенно подводил его к чему-то.
  - Нет. Вы хотите что-то мне предложить? - спросил Лион.
  - Да. Дело в том, что я знаю природу итерниалов, мне известно, с кем я имею дело. Но мои подданные не так просвещены в этом вопросе. Ваша сегодняшняя атака на замок очень сильно напугала их. Теперь, когда о вас знают, страх не исчезнет. Я хотел бы просить вас продолжить поиск на Ариоре. Это небольшой остров...
  - Мне известно, что такое Ариора. Это темница, куда вы отсылаете магические формы жизни.
  - Для вас это не темница, - усмехнулся король. - Вас не удержит ни одна цепь, и мы оба это знаем. Поэтому я прошу вас отправиться туда. Ариора - красивый остров с огромным запасом магической энергии. Вам будет удобно продолжать исследования там, уверяю. К вам будет особое отношение, иначе и быть не может, учитывая вашу новую природу и способности. Пожалуйста, примите правильное решение. Вам будет просто сделать это.
  Чувства не требуют пространства или определенного места. Король все рассчитал верно: остров подходил Лиону. Там можно будет сосредоточиться на поиске, а не отвлекаться на армии магов и воинов, безуспешно пытающихся его убить. Лион хотел тишины и покоя, Ариора могла дать их ему.
  - Это решение не вредит мне, - заметил Лион. - Я принимаю его.
  - У вас всегда будет королевская благодарность. - Правитель почтительно склонил перед ним голову. Вряд ли многие удостаивались такой чести, но и теперь это ничего не значило для итерниала. - Я не могу дать вам то, чего у вас и так нет. Но мои наместники на Ариоре всегда будут знать, что ваше желание - закон.
  - Очень щедро с вашей стороны, Ваше Величество.
  - Я прикажу снарядить для вас мой личный корабль...
  - Не нужно, - покачал головой Лион. - Я сам доберусь туда. Печать, окружающая остров, впустит меня. Войти туда, как вам наверняка известно, может кто угодно. Выйти сложнее.
  - Вас это беспокоит?
  - Ничуть. Я знаю, на что иду, принимая жизнь на Ариоре.
  - Спасибо. Тогда я оставляю вам свободу путешествия и просто предупрежу моего наместника, что вы скоро прибудете. Что ему передать о вас? Как ему звать вас?
  - Итерниал. Вы и он, да и кто угодно, можете обращаться ко мне так. Других итерниалов в этом мире все равно нет, и никто не будет возражать, если я возьму это имя.
  Это решение было правильным, продуманным, как и все остальные. Лион не видел смысла держаться за прежнее имя. Оно было символом жизни, которая закончилось. И теперь его надлежало похоронить до тех пор, пока он не вернет себе человеческую природу...
  Возможно, навсегда.
  ***
  - Я никогда не использовала эту способность на тебе! Клянусь!
  - Неубедительно, - Анэко сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что верить она не спешит.
  - Да я даже использовать ее побаиваюсь! - призналась Айви. - Я знала, что могу контролировать людей взглядом, да и не только людей. Но пока я жила дома, этот дар был мне не нужен. Я изучала его по настоянию отца, но и испытывать свою силу могла лишь на нем. И получалось плохо! Иногда я могла ему что-то внушить, но чаще - нет.
  Они по-прежнему стояли посреди леса, хотя Каридан давно ушел. Айви подозревала, что если не сумеет оправдаться, травница просто не пустит ее обратно на порог.
  С одной стороны, Анэко можно было понять. Она ценила доверие, и мысль о том, что ее заставили что-то делать, обманули так, что она и не узнала, раздражала ее. С другой, Айви было обидно. У нее и в мыслях не было так поступать!
  Но теперь, похоже, Анэко постепенно успокаивалась.
  - Твой отец был сильным колдуном, раз он смог создать тебя, - отметила она. - А значит, его было сложнее контролировать, чем кого бы то ни было.
  - Да, но я этого не знала. Я не полагалась на этот дар, потому что не была в нем уверена. На острове я опробовала его впервые, когда Санкотон поймал и связал меня, только так я смогла спастись. А сейчас это было скорее импульсивное решение. Мне стало обидно, что Каридан подозревает меня в таком, что все подозревают! Он хотел убедиться, что я не убийца, через слежку. Я просто сберегла наше время! Ты знаешь, что я говорю правду.
  Когда речь шла о внушении, никаких доказательств быть не могло. Только вера и неверие.
  - Вообще-то, я этого не знаю, - возразила Анэко. - Скажи мне вот что... Если бы ты воздействовала на меня так, я бы об этом вспомнила?
  - Точно не знаю, но вряд ли...
  - Невыгодный для тебя ответ.
  - Ты хотела честности!
  - Только честность тебя и спасает, - фыркнула травница. - Не нравится мне это, но твой дар может быть полезен. Ладно, не буду пока трогать твое горло, живи. Но запомни: хоть раз используешь эту силу против меня, и это будет твоей последней ошибкой. Поклянись, что никогда этого не сделаешь!
  Айви не медлила ни секунды:
  - Клянусь. Я никогда не сделаю ничего такого, что навредит тебе, включая внушение.
  - Может, и не следовало бы верить тебе так быстро... Но не знаю, как ты, а я слишком устала от сегодняшнего дня. Пора заканчивать! Я еще и есть хочу... Хоть какой-то толк от ночного гостя!
  Анэко подняла с земли мешок с птицами, который оставил Каридан, и направилась к дому. Айви последовала за ней. Нужно было радоваться, что все обошлось, и единственная союзница все еще на ее стороне, но радости почему-то не было. Даже при том, что угроза неверного обвинения со стороны Каридана отпала.
  Он сам виноват в том, что с ним случилось. И все же Айви не покидало чувство, что сегодня она потеряла кого-то важного.
  ***
  Он помнил, что любил раньше. Красота этого мира, естественная и рукотворная, давала ему силу. Ему достаточно было смотреть на нее, не нужно было даже обладать ею.
  Поэтому он пытался найти себя в красоте. Итерниал создал совершенный дом, такой, какой в детстве и представить не мог. Он наполнил его образами из прошлого, он научился рисовать, занялся росписью, создавал скульптуры. Вот только для него это годами оставалось ремеслом, тем, что он умел делать, но не хотел.
  Он искал исцеления у природы. Ариора действительно оказалась удивительным островом, он обошел ее вдоль и поперек, но все ее великолепие он оценивал объективно. В душе Итерниала не отражалось то, что видели его глаза.
  Он наблюдал за женщинами. Сюда прибывали порой редкие красавицы: маги, создававшие их, стремились достичь совершенства. Но для Итерниала они были всего лишь очередными магическими формами жизни.
  День сменялся ночью, холодный сезон - теплым. Погибали одни существа, прибывали другие. Один королевский наместник приезжал на место другого. Итерниал не следил за ходом времени, которое для него не имело цены. Для него ничего не менялось: безграничная власть и холодная пустота внутри.
  Он знал, что жители Ариоры его боятся. Для него это не имело значения, они все равно не могли ему помочь. Он не собирался охотиться на них, но и убивал, если надо, без сомнений. Они быстро сообразили, что от него лучше держаться подальше.
  И вот появилось исключение... Одна из новеньких, девица, вид которой он не мог определить, явилась прямо в его дом. Она поняла его работы неправильно, увидела ненависть, на которую он не был способен. Однако она все равно подошла ближе к правильному ответу, чем все остальные.
  Итерниал ничего не чувствовал по отношению к ней. Но он впервые предположил, что может почувствовать. Поэтому он не позволил Ниурону устроить расправу над ней.
  Только все оказалось напрасно. Эта девушка, Айви Сантойя, не была особенной. Поразмыслив, он решил, что она просто глупее остальных. Она почему-то решила, что он спас ее, и всем теперь рассказывает об этом. Как нелепо, Итерниал давно уже не был в Белом лесу. Но если бы он и оказался там, с чего бы ему спасать какую-то незнакомку? В этом не было никакой выгоды для него.
  Теперь он стоял на вершине одного из деревьев в лесу Эхо и наблюдал за домиком Анэко Миори. На этом его наблюдение заканчивалось, он узнал все, что хотел, об Айви. Он не собирался убивать ее только за то, что она не оправдала его надежд. Пусть живет на этом острове, пусть сольется с толпой, его это не волновало. Итерниал знал, что очень скоро забудет ее.
  Он собирался уходить, когда внизу среди деревьев мелькнуло движение. Оно было быстрым, неуловимым, и его не заметил бы не только человек - многие существа тоже. Однако Итерниал превосходил их, ему не нужно было полагаться на глаза, он чувствовал, что внизу действительно кто-то есть.
  Это было необычно. Айви и Анэко пошли спать, он чувствовал, как сон накрывает их. Каридан давно ушел, больше здесь никого быть не должно. К тому же, он не мог узнать энергию существа, находившегося в лесу.
  Еще одна странность. Итерниал не считал нужным запоминать имена и лица жителей острова, но вместе с тем, он знал энергию каждого из них, ему даже не нужно было напрягаться, это лишь часть его способностей.
  На сей раз она подводила. Он видел темный силуэт в длинном плаще, по размеру и энергии мог распознать, что это женщина. И все! Он никогда не сталкивался с ней прежде, это была не Анэко Миори и не Айви Сантойя. Но кто тогда? И почему она следила за их домом?
  Вопросы, на которые он не мог получить мгновенного ответа, появлялись редко, и отступать Итерниал не собирался. Он спрыгнул с дерева и приземлился перед незнакомкой.
  Она остановилась, но лишь потому, что он преградил ей путь. Страха в ней было не больше, чем в нем.
  - Кто ты? - спросил Итерниал. - Назови себя.
  - С чего мне называть себя итерниалу, скрывающему свое имя?
  Он не ошибся, голос оказался женский. Но вместе с тем в нем звучали странные шипящие ноты, которые не позволяли Итеарниалу понять, кто перед ним. Демон, возможно... Или что похуже.
  - У меня нет имени.
  - Неужели? А что случилось с Лионом из Тобоско?
  Он не слышал это имя много лет, почти забыл, и он точно не ожидал, что кто-то помнит этого человека, давно погребенного под собственной силой.
  Она не могла знать его имя. Никто не мог. Одной фразы было почти достаточно, чтобы удивить его - и Итерниал сожалел об этом "почти".
  - Ты ведь понимаешь, что теперь я не позволю тебе просто уйти? - поинтересовался он.
  - Ты попытаешься остановить меня, да.
  - Это ведь ты спасла Айви в Белом лесу? Но она полностью убеждена, что это был я, никого другого она не подозревает. Значит, она не знает о тебе?
  На этот раз женщина не ответила, а широкий капюшон, низко надвинутый на лицо, не позволял даже понять, куда она смотрит.
  - Ты охраняешь ее, - продолжил Итерниал. - Но зачем? И ты почти позволила Ниурону убить ее.
  - Этого бы не было. Я почувствовала твое присутствие, а ты никогда не приходишь просто так. Я знала, что ты защитишь ее. На тот момент она была еще нужна тебе.
  - Была... Но я знаю, зачем. А вот к чему она тебе?
  - У меня нет причин объясняться с тобой.
  - Тогда мне придется тебя заставить.
  Он услышал, как она смеется. Женщина оттолкнулась от земли, подпрыгнула так высоко, что с легкостью перескочила через него, и бросилась прочь. Учитывая ее знания об итерниалах, такое поведение было верхом безрассудства. Неужели она надеялась убежать от него?
  Итерниал укоризненно покачал головой: возможно, она не так хороша, как он думал. Он сосредоточился на своей силе, чтобы схватить женщину, остановить в воздухе и вернуть сюда, но... Ничего не случилось. Он не промахнулся - магия не промахивается! Его заклинание просто не подействовало на нее.
  Не веря себе, он попробовал еще раз, однако вновь безрезультатно. Кем бы она ни была, она обладала естественной защитой против его колдовства. Женщине не нужно было останавливаться, чтобы парировать его атаки. Она знала, что он не пробьет ее защиту - точно так же, как слабые маги короля не могли когда-то навредить Лиону.
  О таких существах Итерниал даже не слышал. За годы исследований он изучил все магические формы жизни, какие только были описаны в книгах. Но никого подобного ей там не было!
  С другой стороны, магические формы жизни часто уникальны. Появляются те, кого не было раньше, в этом и заключено нарушение королевского закона - игра с природой в чистом виде. Тех существ, что описаны в книгах, создать гораздо проще, чем породить нечто новое. А значит, тот, кто создал ее, был потрясающе силен.
  Это не означало, что Итерниал готов был сдаться. Сообразив, что на нее чары не действуют, он направил свою энергию на мир вокруг нее. Он взрывал под ней землю, обрушал на нее деревья, превращал камни на ее пути в диких зверей. Но что бы он ни пробовал, женщина всегда превосходила его. Одного ее удара было достаточно, чтобы разбить любое препятствие, а ее скорость не позволяла ни одной ловушке захлопнуться.
  Она была такой же силой природы, как и он, и в этом она была прекрасна. Каждое ее движение было естественной частью мира. Нет паники, нет злости, просто величественное превосходство того, кто знает свою силу... Потрясающе.
  И в этот момент, глядя, как она кружит в воздухе, избегая очередной атаки, Итерниал вдруг почувствовал глухой удар в груди. Один-единственный, но первый за много лет! Это было настольно неожиданно, что его магия оборвалась. Он упал на колени, прижимая руки к груди, он боялся верить...
  Не напрасно. Мертвое сердце сделало один удар и снова замерло. Того грандиозного удивления, что подарила ему женщина, было достаточно лишь для этого. Но это намного больше, чем результат его многолетних трудов!
  Она нужна ему. Возможно, она и есть ключ...
  Когда к нему вернулся холодный разум, Итерниал снова бросился за ней, но было уже поздно. Они достигли обрыва над морем - и женщина просто исчезла. Он понятия не имел, куда она делась, и не чувствовал больше ее энергию.
  Итерниал посмотрел вниз, но не увидел ее - ни живую, ни мертвую, только пенистые волны, бившиеся о камни. Они могли забрать тело, если она и правда бросилась вниз, чтобы погибнуть, однако в это Итерниал не верил.
  Она ушла от него, обвела вокруг пальца, дала понять, что не уступает ему. Но почувствовала ли она, что дала ему взамен? Итерниал снова прижал руку к груди, однако стук не повторился. Не важно. Теперь его миссия вышла на новый этап.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"