Омегин Корнилий Иоаннович: другие произведения.

Технократический "рай"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Омегин Корнилий Иоаннович
  
  
   Технократический 'рай' 'Наверное, для многих из вас, этот чип является чем-то неважным, но за этой системой, которая ведет учет людей и содержит все данные (информацию) лежит всеобщая диктатура, некий демонический план, при участии в котором вы продаете свою душу дьяволу'. Архим. Иустин Пырву (+2014). Пришло время мученичества.
   1 Началась Эра Водолея, век Технократической цивилизации, так называемого: Нового Мирового Порядка начало, которого провозгласил американский президент Джордж Буш ещё далёком прошлом, 11 сентября 1990 года. В мире торжествовала - либеральная демократия с жёстким тоталитарным (электронным) контролем, якобы: для предотвращения террористических актов. Существовали 10 государств-конфедераций (по типу Европейского Союза), которыми правили - десять президентов, поставленные и контролируемые политической и хазарской религиозной элитой - тайным мировым правительством и частными транснациональными компаниями поддерживаемые частными военными компаниями. Строящими новую Хазарию, через - Новый мировой порядок. ООН из ассамблеи суверенных государств, переделали в ассамблею народов. Президенты в свою очередь избирались с помощью электронного голосования "народами конфедерации" (как думали сами люди), на самом деле контролировались и избирались Тайным Мировым Правительством Иллюминатов (масонов-иллюминатов), владевшими всеми богатствами с помощью международных корпораций и безналичного расчёта. Десять государств, враждовали между собой, локальные войны не утихали, с терроризмом и бандитизмом усиленно боролись, но победить никак не могли. (Правители конфедераций осознанно поддерживали войны, чтоб держать население в страхе и подчинении). В ООН было решено из десяти стран-конфедераций делегировать часть своего суверенитета в Транснациональную систему, которая дала Независимым государствам максимум 'самоуправления', 'децентрализации' и 'свободы'. Создали избранный населением стран Всемирный Парламент состоящий из: Парламента народов и Генеральной Ассамблеи государств, которые должны были представлять интересы людей, а не правительств. На самом деле Всемирный Парламент был изначально управляем - тайным мировым правительством состоявшим из трёхсот человек богатейших иллюминатов-глобалистов, тайно контролировавших дела десяти мировых государств. Вместо Конституций стран ввели Глобальную Декларацию прав человека. На основе ВП были создан Всемирный суд (штаб-квартира в Гааге) и Международная система судебных органов, который разбирал дела связанные с нарушением прав человека, проявлениями геноцида и межгосударственными преступлениями, выносил решения по международным спорам. Была создана Международная Система налогообложения, для того чтоб помочь развивающимся странам подняться до уровня развитых стран. Налог взимался с валового национального продукта всех стран в обязательном порядке. Государствами правили олигархи-иллюминаты с помощью компьютерных технологий и системе слежения 'Эшелон' под открытым названием: 'Глобал'. (Скрытая система шпионажа 'Эшелон' - работала с помощью скрытых камер видеонаблюдения, спутников и дронов, собирая и анализируя все данные о людях: телефонные и видео-звонки, СМС-сообщения, звуковые записи, телетексты и электронную почту) при помощи наночипов, внедрённых в тела людей. Все люди вынуждены были принять систему наночипов, чтоб не лишиться благ и дать согласие на использование своих данных в Единой Мировой системе 'Зверь'. Деньги в обществе отсутствовали, после того как к власти пришли умеренные либералы, объединив банковский сектор в единую систему. Тем самым цивилизация перешла на новый уровень взаимоотношений - безналичное общество, наличные деньги заменили - электронные счета, кредитные карточки вывели из оборота, заменив их - электронными кошельками, поместив их в наночипы, а наночипы в тела людей. Управляли иллюминаты по глобальному проекту управления мировыми процессами 'SIGMA', предложенному когда-то компанией 'Кейс Вестерн Резерв Юниверсити'. Миром правила либеральная демократия с разными названиями партий, самая большая называлась - 'умеренные'. Зато приняли множество законов, которые якобы должны были облегчить жизнь людей благами цивилизации, но почему-то жизнь не становилась лучше. Те же кто по каким-либо причинам, оказывался без электронных документов, или не хотел по своей вере их получать, оказывались за бортом цивилизации в посёлках спецпоселений или стали изгоями вне городов и сёл. Они причислялись к изгоям-бродягам и должны были выживать самостоятельно не рассчитывая на помощь государства. Последние христиане жили с верой и помощью Божьей, ибо без наличных денег, ничего нельзя было 'ни купить, ни продать'. Люди жили в основном в мегаполисах и городах, огороженных стенами или валами из колючей проволоки под напряжением. Города соединялись между собой автострадами охраняемые жандармерией и полицией. К городам примыкали фермерские роботизированные, автоматические хозяйства-корпорации. Поля, плантации и фермы, на которых работали сельхозпроизводители обеспечивающие продуктами население городов. Поля обрабатывались машинами, роботами, управляемые операторами-програмистами. Много выращивалось биопродуктов в лабораториях потому продукция была невысокого качества но дешёвая. С религией в новом мире было просто: в мире торжествовала новая экуменистическая религия созданная на объединившая все религии и секты под названием: 'Нью Эйдж' (New Age). Её можно было исповедовать открыто, остальные культы и религии были под контролем Организации Объединённых Религий (штаб квартира находилась в Сан-Франциско), осуществлявшей контроль над всеми религиями мира, вынуждая их принимать решения - одобренные Тайным Мировым Правительством Иллюминатов. ТМПИ велели объединить людей всех религий на принципах масонского единомыслия, а всех кто будет не согласен с ними изолировать. ООР пока ещё не запретила, иудаизм, магию, буддизм, индуизм, ислам, язычество и сатанизм. Зато все христианские символы, кресты были убраны и уничтожены ради толерантного отношения между людьми. Мусульманские символы не были убраны с улиц городов, но не почитались жителями. Особенно почитаемые были - иудейские символы. ООР запретили Православие, которое приравняли к секте и преследуемые государством православные ушли в подполье. Им навешивали клише: фанатиков или мракобесов, пропаганда объявила их - террористами. Их изолировали из общества ловили, судили и отправляли на исправление в исправительных колонии, в лагеря и тюрьмы, на рудники (где прожить пару - тройку лет не представлялось возможным), и в психические больницы. Особые тройки от исполкомов и мэрий как особо опасных для общества "непримиримых" православных христиан судили на закрытых судах и они же приносили приговор на уничтожение и на срока - никогда. К особо опасным причисляли православных христиан, которые по своим убеждениям и вере отказывались от принятия биометрических нано-меток. Тем из них, которые принимали биометрические документы, скоро вводили био-чипы под кожу или ИНН в виде лазерного штрих-кода в стандарте EAN-13 (666) как радиочастотный вариант на лбу. Им разрешалось жить в городах и сёлах, на равных правах с другими людьми. Они свободно ходили в экуменистические храмы, исповедуя свою веру под строгим надзором властей. Правда, кресты с храмов были сняты, ведь в "свободном" толерантном обществе они оскорбляли чувства толерантных граждан, не поддерживающих христианство. На храмах стояли двумерные штрих-коды - QR-коды якобы для того, чтобы человек с помощью смартфона мог просканировать это изображение и прочитать информацию об объекте. Впрочем, QR-кодами были помечены все официальные здания, магазины, заводы и фабрики всех населённых пунктов. В самих храмах убрали иконы, стены разукрасили библейскими пейзажами для красоты. В мире распространилась масонская символика: змея, пожирающая собственный хвост (символ духовного строительства некоего идеального храма духа - золотая змея, выползающая из Иерусалима, чтобы через тысячелетия, когда строительство будет завершено, опоясав кольцом земной шар, вползти в столицу царства уже с противоположной стороны, уцепившись в собственный хвост).
   Михаил шёл на работу в город, катил впереди себя моторизированную тележку, на ней можно было перевозить до двухсот килограмм груза, даже под гору, если завести небольшой двигатель. Пользоваться любыми транспортными средствами с двигателем, ему было запрещено, так как он не имел биометрического удостоверения личности, в котором были совмещены и права на управление транспортными средствами. Когда до города оставался какой-то километр, он налепил на спину на липучке красный треугольник размером: 10×10×10 сантиметров. На левый карман куртки на груди налепил треугольник поменьше 5×5×5 (острием вверх). Этим он обозначил свою принадлежность к православным христианам. Им по городу разрешалось ходить только при таком знаке, так как они напрочь отвергали любые биометрические документы и чипы под кожу. Биометрические документы христианам заменяло: удостоверение личности 'карточка ном. 9', с вписанными в неё паспортными данными, перечёркнутыми красной полосой. Всем остальным людям исповедавшим другие религии или верования или не исповедавшим никакой веры, никаких внешних меток, носить не нужно было. Абсолютно все люди и животные должны были быть помечены биометрическими чипами, (внедрёнными в лоб, правую руку между большим и указательным пальцами, на запястье или на плечо). Либо носили невидимую лазерную код-метку со своими данными на лбу. Кому как удобно было жить. Правда оставались ещё старые люди, которые не имели биометрических чипов и ходили с биометрическими паспортами. Они доживали свой век в страхе, так как эвтаназия для стариков по закону была введена после шестидесяти лет в обязательном порядке. Исключения были только для миллионеров имеющих на счетах огромные суммы биткоинов. Вообще электронные биометрические технологии были развиты совершенно, и чипы носили не только люди, звери, птицы, даже некоторые виды крупных рыб. Не носили их только насекомые. На зданиях, продукции, продуктах, на всём где можно было прилепить лазерную метку или штрих-код их лепили. Михаил скоро подошёл к одному из шести городских КПП и вступил на центральный проспект города Ф. Гальтона и К. Пирсона (пересекавший весь город). Транспарант на высокой арке гласил: 'ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НАШ СЛАВНЫЙ ГОРОД инд. ? 2/1/23/14/21/20/666. 'ЗЕМЛЯ БЕЗ НАРОДА ДЛЯ НАРОДА БЕЗ ЗЕМЛИ' (иудейский экспансистский лозунг захвата земель для 'избранного народа'). На КПП как всегда дежурили вооруженные автоматами в бронежилетах полицейские. На световом баннере мигал разными цветами лозунг: "КОКА-КОЛА - НАВСЕГДА" и появлявшаяся неоновая - платиновая блондинка сладко поглощала "кока-колу" из бутылки. Их сменила другая реклама: эмблема со змеей, пожирающей собственный хвост. Далее пошёл текст на разных языках: 'ВОПЛОЩЕНИЕ ЕЩЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ', 'The Incarnation has not yet taken place'. За этим появилась изображение циркуля и глобуса с надписью: 'МАСОНЫ ВСЕХ СТРАН - ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ! БОРИТЕСЬ ЗА НАШЕ ОБЩЕЕ ДЕЛО!' и ещё заезженный лозунг: 'ДЕМОКРАТИЯ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ!'. Затем появился пропагандистский социальный призыв: 'Хочешь стать полностью СВОБОДНЫМ, пользоваться всеми преимуществами такой свободы: СТАНЬ ГРАЖДАНИНОМ МИРА, голосуй за НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК - МИРОВОЕ ГОСУДАРСТВО'. Несколько открытых и скрытых видеокамер наблюдения, висящие в воздухе дроны с камерами наблюдения, жужжали как рои пчёл, зорко следили за всем, что происходило на КПП. Передавая картинку в прямом эфире на центральный пост полиции, службу безопасности, в мэрию и всем кто был подключён к глобальной системе интернет. И всё это дублировалась из космоса спутниками через систему GPS считывающими данные с биометрических меток. На посту сегодня дежурили: Боб Смирнов и Нина Глобина (что была написано на их бейджах, вшитых на груди в чёрно-стальную униформу). Он поздоровался с ними приветливо, они кивнули головами, хотя всегда относились к нему как к христианину настороженно. Видеокамеры регистрации и наблюдения также находились у них прямо на форме, чтоб исключить дачу взятки и фиксировать работу полицейского. Биометрический 3 G баннер высветил: 'Сегодня 16 ноября Международным день Тolerance. 'ДЕКЛАРАЦИЯ ПРИНЦИПОВ ТЕРПИМОСТИ!' (Документ о толерантности был принят 16 ноября 1995 года в ООН и назначен Днём толерантности). Поздравляем с праздником!!! "Гармония в разнообразии". "Политическая и правовая потребность". "Добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира". "Обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка". "Понятие, утверждающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека". "Понятии толерантности, показывающих, чем толерантность НЕ является: "Не уступка, снисхождение или потворство". "Ни при каких обстоятельствах не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности". "Не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям". "Взгляды одного человека не могут быть навязаны другим". Баннер высветил: 'НАШИ ЦЕННОСТИ, ЭТО ЦЕННОСТИ ВСЕГО - МИРА!'. Михаил скептично хмыкнул, прочитав последнюю строку декларации, подал свою справку-удостоверение личности на проверку Нине. Тут же крутились несколько толерастов, с флагом цвета радуги, одетых (как все гомосеки) несуразно: в женскую одежду, с размалёванным харями. Увидев христианина, они начали обниматься, кривляться, строить ему рожи, показывали неприличные жесты. - Ты против толерантности!? - крикнул ему здоровенный трансвестит в мини-юбке и показал на баннер. Михаил не поддался на провокацию, прошёл проверку на металлодетекторе, затем прошёл с тележкой через сканер, фиксирующий запрещённые к ввозу и вывозу: оружие и боеприпасы, продукты питания, воду и напитки (последнее это облагалось пошлиной в пользу казны города). - Запрещённые к вносу предметы есть? - спросила скорее для проформы Нина, отдавая ему документ. - Нет. Слава Богу. Боб поморщился, он был язычником, богов у них было не меряно. - Куда направляешься? - Как всегда в Зелёную зону на центральный рынок. - Цель твоего пребывания в городе? - Навестить друзей. - Строго запрещается и карается тюремным заключением пересекать черту Красной зоны, запрещено входить Оранжевую зону, вход и въезд в Фиолетовую зону, только по пропускам или в сопровождении живущих в ней граждан. Запрещено без лицензии работать, запрещено попрошайничать. Тебе всё понятно? - спросил официальным тоном Боб. - Понятно, - искренно улыбнулся ему Михаил, он слышал эти слова, каждый раз, когда приходил на работу в город. "Угораздило меня попасть в город в день вакханалии", - подумал он. - Окей, можешь идти. Время твоего пребывания в городе ограничено с шести часов утра, до девяти часов вечера. В случае задержки в городе после указанного времени, если ты будешь задержан на улице, то будешь арестован на десять суток, и у тебя отберут право на посещение города, - предупредил его Боб. Михаил кивнул головой и покатил свою тележку дальше, подумал: 'Новый, Хазарский каганат, набирает силу'. На следующем электронном табло-баннере высветилось русофобские призывы: 'Россия не содержит в себе никакого здорового и ценного звена. России собственно - нет, она - кажется, русских как нации - нет. Это ужасный фантом, ужасный кошмар, который давит душу всех просвещенных людей. Никакой 'русской цивилизации', никакого 'русского мира', никакой 'русской культуры' никогда не было, это просто азиатские варвары. Они не дают цивилизованным странам жить - свободно! Они живут по-свински и довольны этим. Нужно купить им дешевого ширпотреба, балалаек и гармошек и на несколько лет они оставят нас в покое и будут довольны. Скоро этого фантома не будет, мы его рассеем и для полного рассеяния остаемся на этом проклятом месте Восточной Европы. 'Чтобы владеть миром, надо овладеть - Россией' (теоретик сионизма Теодор Герцль). СМЕРТЬ тоталитарной России'. Содомиты начали преследовать его, ругаясь и кривляясь, показывая непристойные жесты, но он шёл и творил Иисусову молитву. Внезапно содомиты поссорились и начали между собой выяснять отношения. Он оторвался от них, на первом перекрёстке свернул с проспекта на переулок ООН, там на электронном табло бежала и повторялась строка: 'Как бы политики ни решали вопрос относительно Организации Объединенных Наций, АА/СС (военный блок западных стран и их союзников: Альянс Анго-Саксов и Союзников) все равно будет командовать миротворческими силами'. Пройдя через Серую зону (квартал бедноты) он вышел в Зелёную зону (кварталы небольших заводов, фабрик, мастерских, рынка и жилых кварталов для рабочих) уличный баннер высветил: 'ПРЕВРАТИМ СВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО В ТЕОКРАТИЮ!'. Михаил смешался с толпой, прошёл по знакомому маршруту, мимо: аптеки и бара "Парма"; салона тату и салона красоты; интернет-почты и церкви сатаны; магазина мод и бутика одежды; ателье и брендового обувного магазина; аптеки и бесплатной опиумной. Масонского темпла ('храма') без окон, под названием: 'Антидиффамационная лига' где на фасаде здания было написано: 'ТРЕУГОЛЬНИК - взамен креста, ЛОЖА - взамен церкви'. Он пошёл дальше, не обращая на угрюмое здания внимания, мимо: стриптиз клуба для женщин и опиумной; магазина спиртного и табака и похоронного бюро; кафе и концертного зала, где на фронтоне был выведен девиз: 'КУЛЬТУРА 'МИРОВОГО ГРАЖДАНСТВА', БАЗИРУЕТСЯ НА ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЯХ!'. Далее свернул в переулок В. Жаботинского, пошел мимо: дома с вывеской 'Международное Содружество Христиан и Евреев' (Организация христианских сионистов) по периметру здания висели портреты покойных: французского якобинца, масона-революционера Робеспьера; бывшего члена вице-председателя Совета американских синагог раввина Иосифа Лукстейна, члена Американского еврейского комитета Марка Таненбаума; папы римского Пия XI, заявившего 1938 г. что христиане (имел ввиду - католиков) являются 'духовными семитами', то есть родственными иудейской вере; портрет папы-русофоба Пия XII поддержавшего Гитлера и фашистскую Германию, против России. Портрет первого папы-масона Иоанна XXIII из ложи 'Рыцарь и роза'; кардиналов: Августина Боа, Джона Ойстеррайхера, Григория Баума, епископа Вальтера Кемпе - прославлявших иудаизм; портрет папы-масона Иоанна Павла II отменившего запрещение католикам вступать в масонские ложи и кардинала-масона Уго Полетти и кардинала-иудея Лустигера; бывшего генерального секретаря ЦК КПСС, первого и последнего масона-президента, разрушившего и залившего кровью СССР Мишки (Меченого) Горбачева; секретаря Трёхсторонне комиссии, американского масона, польского происхождения Збигнева Бжезинского. Рядом стояла экуменистическая церковь с большим изображением зачинателя экуменизма, масона Джона Мотта. Дальше пошёл мимо: стриптиз-бара 'Сириус' и брачного агентства 'Два однополых амура'; винного магазина и закусочной; кафе и масонской ложи; аптеке для бесплатных наркотических инъекций и бесплатного бара для людей зависимых от алкоголя; масонской ложи "Меч и лопата" ("Меч и лопата" - название орден получил по следующей причине: во времена иерусалимского короля Балдуина II кроме внешней своей цели - защиты христиан в святой земле, орден имел еще и тайную цель - постройку вновь Соломонова храма по образцу пророчества Иезекииля. Рыцари взяли себе за образец воинов-каменщиков Зоровавеля, которые работали, держа в одной руке лопату, а в другой меч. На фасаде здания светился неоновый лозунг: 'СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО'. МАСОН является мирным подданным гражданской власти, где бы он не жил и не работал. Все наши и ваши работы должны направляться на общее благо ЧЕЛОВЕЧЕСТВА'. Отсюда меч и лопата сделались эмблемами храмовников) и карточного клуба "Джокер"; наркологической клиники и супермаркета; казино и игорного клуба; аптеки и гастронома; астролога и ночного клуба; клуба и полицейского участка; панк-клуба и рок-концерт-Холла; церкви сайентологов (на которой светился неоном портрет её основателя Рона Хаббарда. Пропагандировавшего эгоэстические установки свободной личности) и синагоги; туристического бюро и клуба феминисток; клуба "анонимных алкоголиков и наркоманов" и интернет-клуба. На площади Элифаса Леви, стояла сатанинский темпл (церковь) 'Кармила' и страховой компании Баруха; далее был языческий храм и цифровой банк 'Федеральный Резервный банк им. Рокфеллера' с девизом на фронтоне: 'Все, что нам нужно, это подходящий масштабный кризис, и народы примут - НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК. Д. Рокфеллер'. Дальше стоял экуменистический храм, на фронтоне в арочном стиле церкви экуменистов было написано: 'Я всегда буду продвигать Америку и американские интересы, жить американскими идеалами'. Патр. Константинопольский Афиногор'. На стене церкви красовались портреты его основателей и прочей нечисти, рушившие истинную каноническую Православную Церковь, были там портреты: патриарха-масона Константинопольского, зачинателя раскола, масона Англии и Греции Мелетия Метаксакиса; греческого митрополита-раскольника Дорофея; митрополита-масона греко-католической церкви Андрея Шептицкого, ставленника коммунистических властей, вероотступника, экумениста-митрополита Никодима Ротова (умершего на приёме у еретика папы римского); бывшего наместника Почаевской Лавры Иакова Панчука; митрополита Филарета Денисенко лишенных сана законной церковной властью, а затем попавших и под анафему; и первого президента Украины Кравчука; раскольного митрополита на Украине Епифания Думенко и Константинопольского патриарха-экумениста Варфоломея. Далее он шёл по улице Джузеппе Гарибальди, мимо прачечной и проката автомобилей; ночного клуба и отеля; хозяйственного магазина и банка; психотерапевта и игорного клуба; комнаты шамана и ясновидящей; кинотеатра и шоу-концерта; круглосуточного алкогольного магазина и пивной. И повсюду стояли идолы и языческие болваны, сатанинские символы и прочие знаки иных верований. Тут его остановила знакомая старушка, наслушавшаяся по телевидению разных проповедников, ждущих своего мессию. Она как всегда сказала с неприязнью: "Ваш Бог Христос, не Бог!". Михаил ничего не ответил, чтоб его не привлекли к суду: за пропаганду, только подумал: 'Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист' (2 Ин. 1: 7). Он пошёл далее, старушка продолжила извергать ругательства в его адрес и Бога. Он начал молиться молитвой Честному Кресту, старуху покоробило, и она отстала. Михаил прошёл квартал, свернул на пер. Дж. Кеннана, затем на улицу Энтони Дженкинса и вышел к рынку. На рынке он подрабатывал грузчиком и уборщиком, за это хозяева лавок платили ему продуктами или водой, питьевая вода дорого ценилась. Он мог собирать картон, бумагу, или обломки деревянной тары сваливал всё это в особые контейнеры, за что получал от хозяина в обмен необходимые ему предметы: химической промышленности и гигиены. Будучи христианином, по государственному закону согласно статьи: 13/666 он не мог ничего ни покупать, ни продавать, ни просить. Он знал с детства, ведь в Евангелии от Иоанна, в 13 главе в стихах: 16 и 17 об этом предупреждал христиан Господь: "Никому нельзя будет не покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его". Михаил вошёл натерриторию рынка, рыночный баннер высветил: 'ОПАСНОСТЬ РОССИИ, заключается в 'русской ностальгии по ИМПЕРИИ'. Маккейн'. Через секунду надпись сменилась: 'ЕВРАЗИЯ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО!!!'. На рынке жизнь бурлила, в либеральном обществе можно было делать всё, что разрешено законом, запрещено было только нарушать запрещённое в законе. В пёстрой толпе с внешне нормальными людьми (духовно все люди были поражены духом злобы и корысти) смешались люди почти всех категорий и непонятно кто: ни мужчины, ни женщины, безродные - выродки одетые пёстро, существа похожие на животных, (так люди с помощью операций переделали свою внешность), трансвеститы и клонированные из пробирок люди, почти все - татуированые и пирсингованные. Большинство носили "цифровые очки", которые служили навигатором по городу, телефоном, сканером, пультом для машины, фотоаппаратом и видеокамерой с помощью которых можно было с помощью мысли управлять компьютером. Здесь же ходили лесбиянки, трансвеститы и содомиты, и вообще не пойми кто в образах звериных. Не было здесь только элиты города, эти люди жили в красной зоне, где жили одни миллионеры и сюда не приезжали. Им всё привозили на дом, на работу они ездили только в оранжевую зону, деловую часть города. Правда, золотая молодёжь позволяла себе по ночам приезжать сюда инкогнито. Чтоб "потусить" в клубе, попробовать "кайфа" в гашишной или посетить публичный дом. В толпе попадались даже биороботы старого поколения, они послушно следовали за престарелыми хозяевами, нося за ними сумки и пакеты с покупками. Лица у них были как у манекенов - неживые в отличие от андроидов нового поколения, которых было нелегко отличить от людей, которые были запрограммированы на самообучение. Новые стоили дороже, их покупали миллионеры, лица для них тоже заказывали индивидуальные, в основном модельной внешности и использовались они либо как телохранители, либо как сопровождающие. Над входом в крытый рынок, мигал неоновый лозунг: 'ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА. ЦЕЛЬ ЖЕ ВСЕГДА ОСТАЁТСЯ ОДНА - ЭКСПАНСИЯ И ВЛАСТЬ'. К входу на центральный рынок по улице Ричарда Перла (в народе называемая: улица 'Князя тьмы'), подъехал огромный черный 'Кадиллак' с золотыми линиями и разводами по кузову. На номере его значились три шестёрки, на крыше была закреплена 'золотая', бутафорская корона. Дверца передняя открылась, из неё выскочил "чёрт" (человек в образе и костюме чёрта с бутафорским хвостом), он открыл заднюю дверь из которой важно вышел местный миллионер, сатанист Карт Бланш, считавший себя князем тьмы. Это был человек лет за пятьдесят, высокого роста, с золотыми зубами, в глаза он вставлял линзы, чтоб они горели красным огнём. Ходил он в черном смокинге, с тростью с золотым набалдашником и золотой цепью поверх черного плаща. Следом за ним выскочили ещё три чёрта, подобострастно кланяясь ему. За ними вышла красивая, фигуристая, черноволосая, высокомерная девица по прозвищу Королева Ночи, в черном плаще на высоких каблуках в кожаном облегающем тело комбинезоне с высокой причёской, вся в золоте и жемчуге. "Черти" и ей прислужили, подав руку. Она вышла, взяла своего сожителя под руку и они вместе в сопровождении кривляющихся "чертей" вошли в рынок. Михаил, стоявший в стороне, пропустил эту нечисть, зная что они всегда увидев его всячески изощрялись в оскорблениях, провоцируя его на скандал. Следом к рынку подъехали два дизельных внедорожника, белого цвета, из них высыпали переселенцы на славянские равнины из Африки и Ближнего востока в основном чернокожие парни, среди них две девушки: блондинка и смуглокожая татарка. Их было шесть человек (не считая девушек). Это была часть уличной банды, промышлявшая воровством, кражами и разбоем. Главарём у них был двадцатитрёхлетний качок Бен Голд. Эти тоже были обвешены мишурным золотом и серебряными цепями на которых были подвешены знаки: доллара, биткоина и какие-то символы чёрной магии. Увидев друг друга, компании остановились в угрожающих позах и пренебрежении. - Кого я вижу, черномазый Голд со своей шайкой, - сказал насмешливо Карт Бланш. - Королева ночи, ты видела что-то подобное!? - спросил он насмешливо. Его любовница смерила юношей уничижающим взглядом. Малолетние подружки Бена кривя свои раскрашенные рожицы, зашептались между собой. - Я давно хотел с тобой разобраться, старый мерзавец! - сказал запальчиво главарь бандитов Голд. - Хочешь, я возьму тебя и твоих негров к себе в услужение, им и переодеваться в чертей не нужно, - захохотал демоническим смехом Карт Бланш. - Давно мои парни хотели твоим ряженым чертям надавать по рогам! - Что!!? - рассердился миллионер. - А ну, черти, разберитесь с ними, отправьте их в ад, - он взял свою подругу под руку и отошёл к своей машине. По сигналу данному глазами Беном своей банде, его парни бросились на ряженых чертей с кулаками и кастетами. Те начали отбиваться короткими тросточками с свинцом залитыми внутри. Пока компании метелили друг друга их главари стояли в стороне со своими пассиями, наблюдая всё это. Чернокожие взяли верх, ряженым мешали хвосты, из-за которых они путались и падали. На которые наступали пришельцы из Африканского континента и толкали их. Двоих ряженых придушили их же хвостами. Бен Голд весело смеялся, Карт Бланш ругался на чём свет стоит. Раздался вой подъезжающей полицейской машины и все бросились врассыпную. Бен Голд со своими малолетками сел в машину и тут же уехал. Карт Бланш под ручку со своей любовницей не спеша пошёл прогуляться по на рынку. Полицейские задержали двух ряженых, придушенных и изрядно побитых. Впрочем, уличные камеры наблюдения зафиксировали лица всех участников драки, а принимающие сигналы чипов сканеры, сличили и личности даже ряженых чертями фигурантов драки. Всех их задержали для разбирательства в течении получаса в разных районах города. Беспорядки, драки и дебоши не нравились правительству и их жестко и быстро пресекали. Михаил пришёл на своё рабочее место, над прилавком надпись гласила: "Все богатства народов перейдут в наши руки". Он поздоровался с хозяином, пятидесятитрёхлетним Валентином Игоревичем Доватовым. Это был невысокого роста человек, с небольшим животом, седыми усами, и короткими пальцами на руках. Он носил толстую золотую цепочку на шее и три золотых печатки на пальцах. Поздоровался с продавщицами и коллегами грузчиками. Затем переоделся в оранжевую робу грузчика с красными треугольниками, кратко помолившись Богу, попросив Его о помощи в труде и подхватив грузовую тачку, выкатил её на улицу. Нужно было развезти по палаткам овощи и фрукты, напитки и предметы гигиены, а затем уже подвозить то, что просили продавщицы или разгружать привозимый товар. Товары с маркировкой 'K' (кошерно), он никогда не брал, потому что они были освящены раввинами по иудейскому ритуалу. Его подозвал хозяин лавки. - Миша, сходи с Николасом в супермаркет, помоги ему принести стиральные порошки, - попросил хозяин. - Валентин Игоревич, вы забыли, в супермаркет я не смогу зайти, турникет меня не пропустит. - Ах, да! Ты же без метки. Ладно, иди тару приготовь, скоро товар подвезут. Я попрошу кого-нибудь другого. Михаил был человек приветливый со всеми, и если случалось что ему грубили или обижали словесно за принадлежность к вере, он не обижался, и всегда благословлял проклинающих его. Но если он видел несправедливость, то вступался за слабого, помогал старикам перевезти покупки, а однажды даже выступил в суде свидетелем против одного богатого юноши. Юноша этот украл мини-ноутбук у зазевавшегося человека, был пойман, но ловко подкинул ноутбук в сумку женщины. Многие видели это, но не захотели выступить свидетелями на суде в защиту бедной женщины, потому как Джек Маори был сын богатого отца. Михаил выступил на суде (хотя его слово христианина не много стоило), отец Джека Вячеслав Сергеевич сначала угрожал ему убийством, он не устрашился, затем хотел подкупить его любой покупкой, вплоть до постройки дома для его родни. И это не соблазнило христианина, он выступил на суде, Джек получил условный срок на три года с ограничением выезда из города и требованием ношения электронного браслета слежения. Вот тогда и начались неприятности у Михаила, сначала его жестоко побили трое неизвестных. Дружки Джека постоянно преследовали его даже на работе, обзывали обидными словами, бросали в него всякие предметы и при случае пытались затеять с ним драку. Михаил сносил всё, но когда они распускали руки, давал им достойный отпор. Но затем они попались на драке с нанесением тяжких увечий и их посадили в тюрьму на разные срока. Он вышел из лавки, и его увидела компания четверых закадычных друзей, картёжников: Мухаммеда из мясной лавки (исповедовавший новый ислам), Гектора посыльного (атеист), безработного негра Бубеля (он жил на пособие, был чёрный как вакса, имени его никто не знал, он говорил, что - буддист, верил во всё, а больше в приметы) и Ярило (язычник). Они любили доставать христианина своими тупыми шутками и вопросами, пытаясь всячески насмеяться над ним. Он же принимал за людей ветреных и духовно болящих, не сердился на них. Они подошли, поздоровались не за руку, брезговали. - Михайло, чей бог сильней? - начал Ярило. - Ярило, Афанасий Великий сказал об идолопоклонниках: эти люди унизились до скотского состояния страстями и сладострастием и кроме удовольствий и плотских вожделений ничего не имеют. Как сами устремлены мыслью к этим - бессловестным божкам, так и сами стали в виде бессловестных изваяв такое множество богов. - Это что он такое сказал? Переведи!.. Ну, когда ты нам докажешь, что твой Бог, сильней моих? - Это и так известно, Ярило, твои боги - истуканы, нет у них ни глаз, ни ушей, ни мозгов. Ничего они не могут сделать. Мухаммед и Гектор присвистнули, подзадоривая дружка, Бубель тупо, жевал жвачку, вращая зрачками по круговой. - Во как! А чем ты докажешь, что твой Троичный Бог сильнее моих богов? Ну, удиви, покажи чудо и я поверю в Него. Мухаммед и Гектор закивали головами, насмешливо глядя на Михаила. - И я поверю в Бога, хоть и не верю ни во что - ругнулся Гектор, - кроме самого себя. - Парни, мне некогда, мне работать нужно. Хозяин задание дал. - Испугался, - сказал и ругнулся к слову Ярило. - Не мешайте, он молится своему Богу, чтоб Он дал ему побольше свиной колбасы сегодня, - хохотнул Мухаммед и сложив вместе руки начал кланяться как болванчик. - Я тоже люблю свиную колбасу, - сказал Ярило. - И я тоже, - ругнулся Гектор. Бубель продолжал жевать жвачку. - Ну, испепели хотя бы... - Ярило посмотрел на мусульманина, он был парень здоровый; на Гектора, он за словом в карман не лез; на здоровяка, но безобидного негра Бубеля. - Ну, хоть этого нигера. - А за нигера, получишь у пыку! - сказал флегматично Бубель. - Та не бойся ты, он тебя не испепелит, - попытался отшутиться Ярило. - За нигера получишь у пыку! - твёрдо повторил негр. Ярило не стал искушать судьбу, сказал Михаилу: - Я слышал байки, что ваши святые в воде не тонули, в огне не горели, запросто в печь заходили. А тебе слабо? - Ярило, я вот что тебе предлагаю: мы сейчас закипятим воды, а пока она будет кипеть, каждый помолится. Я своему Богу, ты - каким хочешь. А потом сунем руку в кипящую воду. Чья рука не обварится, того Бог и сильнее. Дружки Ярилы одобрительно захохотали, показывая пальцами "окей" и похлопывая Ярилу по плечу. - Отличное предложение! Ты первый предложил, ты первый и руку в кипяток сунешь! - обернувшись, весело подмигнул Ярило своим друзьям. - Нет, так не годится, вдруг ты потом передумаешь. Пусть Мухаммед свяжет наши руки вместе... - Супер предложение!!! - выкрикнул Мухаммед, Гектор даже хлопнул в ладоши, так ему понравилась мысль христианина. Даже Бубель растянул в улыбке свои губы-вареники. - Не, давай как я сказал... - пошёл на попятную Ярило, видно было что он попал в простак. - Не включай заднюю, - сказал Мухаммед. - Сдрейфил! - заключил Гектор. - Видно его боги заробели или сегодня выходной взяли. Парни дружно засмеялись, кроме Ярилы. - Тогда ты давай тоже суй руку в кипяток, помолись своему аллаху, - накинулся на дружка Ярило. - Я же не дурак, чтоб руку себе сварить. Этого аллах делать не умеет. Ты сам хвастался своими... - ругнулся Мухаммед, - погаными богами, что они тебе помогают. Ты же прыгаешь на Купалу через огонь, вот и давай, докажи, что не боишься и кипятка! Ярило разозлился, начал всех обзывать, ругаться на чём свет стоит. Михаил не стал его слушать, пошёл по своим делам. А дружки подначивали, незадачливого друга болтуна. Проходя мимо закрытых контейнеров, он услышал женский плач, ему нужно было торопиться по работе, но он все, же остановился и вошёл в проход между контейнерами. Там он увидел девушку, примерно его возраста лет двадцати двух, симпатичную, но с очень бледным, болезненным лицом. Она стояла, опёршись спиной о контейнер, рыдала, навзрыд крепко сжимая ладонями голову. Заметив его, замолчала, глотнув горький ком, набежавший к горлу, высморкалась в платок. 'Это тот недотёпа, над которым только что глумились те парни', - пронеслось у неё в мозгу. - Чего тебе надо? - спросила она гневно. - С вами что-то случилось? Вас кто-то обидел? - спросил он, остановившись. Она презрительно посмотрела на него. На нём был накинут поверх своей одежды, грязноватый, рабочий халат. Девушка направила на его лоб свой смартфон, он понял её намерение: идентифицировать его, снисходительно улыбнулся. - Вы так меня не узнаете, - ответил он, убрал левую сторону халата, обнажив красный треугольник. - Изгой! - вырвалось у неё. - Какое тебе дело до меня? иди по своим делам. - Мне есть дело, раз человеку плохо. - Проваливай! - Может я смогу тебе помочь? Она внимательно рассмотрела его симпатичное, здоровое лицо, крепкое, мускулистое тело. - Ну, чем ты мне можешь помочь? изгой. У тебя же ничего нет, даже видиофона! Ты же сам постоянно нуждаешься, ты сам - вне закона. Ты гонимый, и тебе самому нужно помогать. Вы для нас как прокаженные. Что ты можешь? - Я многое могу. Меня зовут Михаил, а как вас зовут? - Зачем тебе? - Для удобства общения. - Ну, допустим Мария-Анжелика. - У вас французские корни? - Разве я говорю по-французски? Ты что с луны свалился? Я по национальности - украинка, но являюсь - гражданкой Евразии, а в дальнейшем надеюсь после объединения всех стран мира, стать гражданкой - мира. Не знаешь, что сейчас модно давать людям разнообразные имена. Ау! мальчик, мир давно - глобализировался! - Она ободрилась. - Вам об этом на выселках не сказали? - Простите, не хотел вас обидеть. Так что с вами случилось, у вас что-то украли? 'Странный какой-то и говорит необычными словами. Впрочем, изгои, наверное, все такие: не от мира сего. Правда, мне не приходилось с ними общаться. Говорят, они не хотят получать нано-документы, чтоб не нарушать свой загадочный закон. Но для государства это не выгодно, без чипа за ними невозможно наблюдать и держать под контролем', - подумала она. - Что можно сейчас украсть если во всём есть смарт-метка: в продуктах, в одежде, в электронике, даже в золотых украшениях. Даже в обуви! Полиция сразу найдёт. - Что не мешает ворам - воровать, - сказал он беззлобно. - Не зря о вас христианах говорят, что вы не от мира сего, богомольные. Вы маргиналы, лунатики, с приветом. - Она покрутила пальцем у виска. - Спаси вас Господь, добрая девушка, - ответил он улыбнувшись. - Митрополит киевский Фотий, по этому поводу сказал когда-то: "Бранят ли меня или хвалят, я остаюсь тем же чем был: ибо я раб Божий, хотя и грешный". - Ну, точно, псих. - Спорить не стану, скажите лучше, чем вы опечалены? - Ничего у меня не украли, иди куда шёл. - Может вас кто-то обидел? - Да, никто меня не обижал! Чего ты прицепился!?? У меня всё хорошо, мне лучше всех! - Я же вижу, не "всё хорошо". Я хочу вам помочь. - Чем ты мне можешь помочь? Посмотри на себя и на меня! Ты же выглядишь как бомж! У тебя даже элементарного гаджета нет! не говоря о средствах... - сказала она озлобленно, но он почему-то не обижался. И в этот момент её прорвало, она начала говорить: - У меня обнаружили рак. Я лечилась многими средствами, и ничего не помогло, мне сделали операцию, не помогло, я потратила много средств и всё без толку. Вчера врачи сказали: мне осталось жить два -три месяца, уже метастазы начинают идти по телу. Позавчера, ясновидящий предсказал, что мне осталось жить полгода. Мать моя намекнула, что мне нужно сделать эвтаназию, чтоб я не мучилась и не расходовала понапрасну семейный бюджет! Это будет гораздо дешевле, чем тратить деньги на моё лечение. Она хочет сделать себе очередную операцию по омоложению, а отец решил что он женщина и сделал себе операцию по смене пола. Теперь у нас в доме три женщины! И один мужчина, мой старший брат. У нас и так много средств уходит на содержание дома, платы за разные хобби, и ещё на дедушку. Дедушка доживает свой век в доме престарелых, и если мы не будем за него платить, то и ему сделают укол милосердия. А мне очень жаль его, я его люблю. И деньги за мою медицинскую страховку давно вышли, а родители не хотят отдавать свои сбережения на продление моей прогрессирующей болезни, - выговорилась она сердито, на одном дыхании и ей стало легче. И вдруг сняла с головы парик, обнажив голый череп. - У меня даже волосы выпали из-за лекарств. Ну, сможешь ты мне помочь? отверженный обществом. - Знаете, Мария, у нас бабушка тоже болеет, и никто не собирается её убивать. - Разве я говорила об убийстве? - Она надела парик на голову. - Конечно. Эвтаназия и есть убийство, даже если она предлагается человеку под благим предлогом. Нельзя убивать человека, это большой грех. - А если человек неизлечимо больной, или псих, или родился калекой, что на него надо тратить бесполезно средства? - Конечно, пусть живёт столько, сколько ему отпущено от Бога. - Опять Бог. Разве ваш Бог, например, может мне помочь? - Конечно! - без сомнения с уверенностью ответил Михаил. - Христос милосердный. Мария-Анжелика посмотрела на него как не на очень нормального, но и надежда появилась в её душе. - Я верю в собственный разум, силу биткоинов, магию и судьбу. Но, мне не помогли лучшие врачи, ни профессор магии, ни ведунья, а ваш Бог Христос может помочь? Это же просто: выдумка для отверженных. - Нет, не выдумка. Если бы Бога не было, разве мы могли бы выжить, претерпевая всё, что нам выпадает от общества. - И Он может спасти мою жизнь? - Конечно, при условии, если ты искренне в Него поверишь и покаешься в своих грехах. - У меня нет грехов! - У всех есть грехи. Если ты заявляешь, что у тебя нет грехов, у тебя есть грех - гордыни. Обращаться к магам, гадалкам, экстрасенсам, колдунам, и есть большой грех! - Это по вашему закону, у нас это не грех. - У вас это в какой вере? - Ни в какой, я не верю в богов, я верю в себя. - Вы атеистка? - Можно сказать и так. - Вот потому ты и в страхе перед будущим. - Я в страхе. А ты разве не боишься смерти? - Как сказать, я хочу жить, но больше боюсь умереть во грехе, дабы не пойти в ад с грешниками. - Значит, ты уверен, что есть жизнь после смерти? - Естественно, иначе Христос бы не воскрес. Он смертию смерть - попрал! "Говорит как-то непонятно. Может он псих? Он может меня убить! Может надо вызвать полицию? - пришли в её голову мысли. - А чего мне его бояться, ведь через полгода я всё равно умру, а ещё вернее меня усыпят (она не хотела говорить себе: умертвят) уколом". - Хорошо, если я поверю, что Бог есть, Он меня спасёт? - Это зависит, насколько вы в него уверуете и покаетесь во всех грехах. - Мне он не поможет, у меня уже пошли метастазы по телу. - Христос милосердный всё может. Он мёртвых оживлял, а ты говоришь "метастазы". - Слушай, Миша, зови меня на "ты". Мы же одного с тобой возраста. Почему ты зовёшь меня на "вы"? - Меня так родители научили обращаться с незнакомыми людьми, ради уважения. - Но, мы-то уже познакомились. - Правда, - улыбнулся он. Он услышал, как его хозяин ругался, проходя мимо контейнера, и вдруг остановился, увидев грузовую тачку. - Мой хозяин ищет меня, мне нужно бежать на работу. Мария, давай встретимся после пяти вечера, где-нибудь за рынком и поговорим. - Хорошо, я буду ждать тебя, в пятнадцать минут шестого в баре "Сириус". - В баре? - Мишка! Я тебя уволю! Не приняв официально, - закричал хозяин. - Договорились, - сказал он ей, слегка пожал ей пальчики правой руки и выбежал из-за контейнеров. 'Как необычно приятно прикосновения его руки. И смотрел он на меня, не так как остальные мужчины со скрытой похотью. И одевается не вызывающе, волосы не красит, и нет серьги в ухе, и тату не видно нигде. Может и правда встретиться с ним, поговорить? Почему-то хочется верить его сказке о всемогущем Боге. А вдруг он не соврал, вдруг правда Бог есть, и Он мне поможет выжить? Нет, не верю'. - Ты что там делал? Тебе что нужно делать? - спросил хозяин. Из-за контейнеров вышла Мария-Анжелика, прошла мимо них, хозяин магазина оценил её дорогую одежду и красивую фигуру в облегающих лосинах. - Не ожидал я от тебя, что ты тоже за девками ходок. - Нет, Валентин Игоревич, вы неправильно всё поняли, - начал объяснять Михаил. Но хозяин смягчился, подумав о нём, как и о себе как о волоките за женщинами. - Ладно, иди, работай, я даже не оштрафую тебя. Скажи только: взял у неё номерок для связи? - Она болеет раком, ей нужна помощь. - Ага, а ты у нас доктор, - не поверил, подмигнул ему хозяин. - Иди, работай, Гиппократ, а то оштрафую, поставлю тебе день прогула без оплаты. Целый день Михаил проработал, выполнял самую тяжелую и грязную работу, при этом его часто ругали за веру, обзывали, бывало и толкали и ударяли. Питался он тем, что давал за работу хозяин, ел и рыбу, кроме мясных продуктов. Он устал сильно, но не унывал, он думал о девушке, которая попала в беду, которой нужна помощь от Бога. Под вечер он обнаружил, что кто-то снял с тележки двигатель. Пока загружал свою тележку то, что заработал: два килограмма картошки, одну капусту, килограмм пшеничной крупы и три литра питьевой воды, ещё макулатурой и картон (для отопления келий). Сегодня он ещё раздобыл печатную книгу, её принёс из дома напарник Дмитрий, 'Мёртвые души' Гоголя. Пока он добрался до бара, цифровые часы над входом показывали время: 17:24, он расстроился из-за того что опоздал. Видеобаннер у входа рекламировал аудиокниги американской писательницы-фантаста Элизабет Мун. Это она когда-то на заре чипизации предлагала присуждать всем людям штрих-коды при рождении и запечатлевать их лбы лазерными штрих-кодами. Под её фотографией был написан её девиз: 'Если бы я была императрицей Вселенной, я бы приказала, чтобы у каждого был постоянный уникальный идентификационный номер - ШТРИХ-КОД'. Видео-реклама над входом в брачный салон рекламировала: 'Андроиды нового поколения, выбери себе идеальную жену/мужа под себя с идеальной фигурой и внешностью супер-звезды. Чувствительны, не обидчивы, как люди, неприхотливы в обращении, не почувствуете разницы'. Оставив тележку на улице, он вошёл в зал бара, увидев его треугольники, люди в баре смолкли. В бары и увеселительные заведения, православные не заходили. Михаил осмотрел зал, но Марии там не увидел, подошёл к стойке, где сидели два трансвестита, спросил у бармена: не заходила ли сюда девушка в белом плаще с белыми волосами? Бармен мрачно посмотрел на него, и ничего не ответил. Один из трансвеститов, сказал какую-то пошлость, он не ответил, вышел на улицу. Взяв за ручку свою тачку, он покатил её на окраину города. На улицах бесновались пьяные толерасты, праздник был в разгаре. Мария-Анжелика была в баре, выпила там стакан сока, но так как Михаил опоздал, она вышла из бара и села в электромобиль "БМВ". Хотела уехать, но задержалась, затем увидела, как он пришел, толкая тяжёлую тележку. Выходить к нему при людях ей было стыдно, она решила поговорить с ним за городом, надела цифровые очки. На КПП уже дежурила другая смена: Симон Блейман и Виктор Шендерович с ними был ещё один полицейский. По идеально-красивому лицу, по холодному безжизненному взгляду, он понял: это был биоробот-полицейский. Он поздоровался с полицейскими, они тщательно проверили его ношу. Ничего запрещённого не найдя, они выпустили его из города, он вышел и покатил свою ношу. Через километр за городом его бесшумно догнал электрокар "БМВ", машина остановилась, чуть преградив его дорогу, водитель выключил двигатель. Из машины вышла Мария-Анжелика в цифровых очках. Он улыбнулся ей. - Извини, я опоздал, хозяин не сразу со мной расплатился, потом я грузил тележку. Она незаметно просканировала его насчёт чипа или штрих-кода, но сканер показал, что он чист, идентификационных данных нет, появилась надпись: "опасность". - Ничего, я сама припоздала. Ну, что давай, расскажи мне быстрей, что нужно сделать, чтоб поверить в твоего Бога или в Иисуса и поскорей выздороветь. Давай сядем, для удобства в машину... Ты чего медлишь? Поверь мне, я в долгу не останусь, я хорошо заплачу тебе. - Она села на переднее сиденье, включила цифровую запись очков, чтоб записать их разговор, ещё одна камера постоянно работала в салоне машины. - Ты чего, обалдел от предложения? Я тебе разрешаю, не бойся, ты думаешь: я обращусь на тебя в суд с иском о непристойном поведении. - Я не из-за того стою на улице. Понимаешь, вера в Бога, это же не мантра, которую нужно постоянно повторять. И не аптечный рецепт... - Хорошо, что для этого нужно? - Для начала нужно прочитать Евангелие... Ты не могла бы снять очки? - Зачем? - Я люблю говорить с человеком, у которого видны глаза. Глаза ведь это зеркало души. Она сняла очки, бросила их на сиденье. - Так, Евангелие, это я найду в интернете. Дальше. - Нет, в интернете не годится, системные администраторы давно удалили настоящее Евангелие из интернета. Там теперь всякие подделки, чтоб сбить людей с толку и оправдать грех извращенцев. - Кого ты называешь извращенцами? - насторожилась она. - Всех, ненормальных, которые живут в содомском грехе; меняют свой пол; носят одежду которую можно носить только противоположному полу... - Ты что, человеконенавистник? - Я человеколюб. - А почему же ты ненавидишь трансгендеров и геев? - Потому что они противны Богу. Она выключила запись, посмотрела на него с ненавистью. - Ты просто весь забит пережитками прошлого. Мне не о чем с тобой говорить. Я сделала запись, и ты признался, что ненавидишь "Гендерное право" и не чтишь "Гуманистический манифест". За это тебя будут судить, и ты получишь срок! - Вместо Конституции с правами для человека, "Гуманистический манифест" с правами для содомитов и безбожников, - сказал он тихо сам себе. - Что ты там бормочешь? - И за это тебе спасибо. - За что? - удивилась она. - За то что не тайно собралась на меня доносить, а предупредила меня. - Что, подашься в бега? У тебя ведь нет документов, и тебе легко затеряться. - Нелегко, нас ведь тоже занесли в полицейскую картотеку, и мои отпечатки пальцев и радужные отпечатки глаз у них есть. Правда со спутников нас не видно, ведь мы не чипированы и гаджетов у нас нет. Но бежать я не буду, отдамся на волю Господню. - Как это? - Буду молиться, если Господу будет угодно, меня не арестуют. Если будет угодно, арестуют, и может быть осудят. - И ты спокойно об этом говоришь! - удивилась она. - Да тебе дать могут, лет десять рудников. Если конечно публично не отречёшься от своего Бога и от своих слов. - Упаси Бог! Может это последний мой шанс очиститься перед Богом. И Он посылает мне испытание, чтоб я стал гонимым. - Ты и так - изгой. - "Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех", - вспомнил окончание блаженств для христиан Михаил перекрестился, чётко, неторопливо. От этого его действия ей стало не по себе. "Говорит, будто колдует. Не навлечь бы на себя гнева его Бога, может и вправду Он есть? Нет, и чего я испугалась, ведь я скоро должна умереть. Сдам его в полицию, пусть там с ним разбираются", - решила она, закрыв дверь, сильно заболела голова, она приняла обезболивающую таблетку, затем лекарство от рака, запила всё водой, включила автопилот. Программа поздоровалась с ней, спросила: куда она хочет ехать? "Домой", - сказала она и, откинув сиденье, закрыла глаза. Через три минуты двигатель завёлся, автомобиль развернулся на месте и поехал на автопилоте в город. Автомобиль остановился на площадке у дома, бортовой компьютер приятным женским голосом, сообщил, что они добрались до места назначения. Мария-Анжелика вышла из машины, приложила средний палец к электронному замку, назвала тихо пароль и дверь открылась. В доме слышались голоса все уже пришли с работы. Её мать Сюзанна или просто - Сюзи, или ещё проще - Сю, с фигурой и лицом девочки-подростка (это результаты пластических операций) работала в банке. Только лицо её было неживым, мышцы были напряжены от бесконечных подтяжек. Отец не отец, а какое-то подобие женщины, только черты отца остались. Был Ринатом, стал Ринатой, и собрался разводиться с матерью, чтоб выйти замуж за другого мужчину. Они давно не жили вместе, у матери были молодые ухажеры-любовники, после смерти бабушки, она не стесняясь приводила их в дом. Брат Максим жил с очередной сожительницей, он служил в полиции и получал хорошую зарплату, но тратиться на отдельное жильё не хотел. Жил в родительском доме. Сама Мария-Анжелика до болезни имела массу поклонников, слыла красавицей и меняла их как колготки. Теперь после болезни, её любовники и поклонники улетучились как дым. Даже в интернете перестали появляться на её страничке. Она начала чувствовать себя одинокой, в семье она тоже никому была не нужна. Все были озабочены сами собой, даже ели в доме каждый в своей комнате, почти не общаясь. Все сидели у своих компьютеров, смотрели интернет телевидение или общались с друзьями в сети. Вроде всё было как обычно, нормально и как-то не так, что-то зародилось в её душе, отрицающее это спорное семейное счастье. Её обидело, что никто в семье даже не спросил, как она себя чувствует, все думали только о себе любимых. В своей комнате она включила климат контроль с функцией "тропики" и сразу устроилась у компьютерного монитора. Ночью ей снились кошмары, начались боли в теле в области живота, она проснулась и приняла лекарство. Боль не утихала и навязчиво крутилась мысль о самоубийстве. Включила телевизор, но тут же выключила показывали красивую жизнь, любовь между нетрадиционалами, боевики, ужасы, похоть. Телевизор выключила. Спать она больше не могла, злилась на семью, на себя, на весь мир, на "этого конченого христианина". Думала: сдать его в полицию за нарушение закона о толерантности или не сдавать? Свой полицейский был в доме, и он с радостью оформил бы дело против маргинала христианина. Но несмотря, ни на что, жить - хотелось, терзала мысль, что после смерти уже ничего не будет, а все останутся жить дальше. Она плакала и стонала и проклинала Михаила и злилась на судьбу. Утром в шесть часов по всем каналам как всегда исполняли в видеозаписи гимн Евразии, после него, юноша и девушка как мантру декламировали: 'Я живу в самой прекрасной, самой демократической, самой либеральной, справедливой, мультикультурной, лучшей стране на земном шаре и во всей вселенной. Я хочу чтобы принципы её гуманизма распространились на все страны и она объединилась с другими странами в единое глобальное государство. Тогда я с честной и открытой душой провозглашу: 'МИР и БЕЗОПАСНОСТЬ', наше кредо!'. Затем министр Департамента Правды (в народе называемом: Департамент фейков и пропаганды), Мирослав Голобородько (в народе прозванным: Геббельсом) с казацким чубом на челе и усами - висяками запел свою мелодию: о подлых изменниках, стране агрессоре и христианских фундаменталистах, которых нужно победить в первую очередь. Мэри уставшая за ночь, заснула под его побрёхи. Проснувшись, поняла: хочет попытаться выжить, пусть даже через веру христиан в их Бога. "Если Он такой всемогущий, почему бы ему не спасти меня?", - думала она, готовя завтрак, который потом не съедала, высыпала в мусорное ведро. Есть ей в последнее время не хотелось. Выпив виноградного сока, она вызвала электро-такси и поехала к проведать дедушку в дом престарелых. 2 Дедушка был старой закалки, его разговор был в перемешку с матершиной,ему не нравилось, что происходит в мире, он ругал всё новое и хвалил старое. Он хорошо помнил даже каких-то генсеков Брежнева и Горбачева. Рассказывал об обретении Украиной независимости, после тридцати с лишним лет которой "она загнулась, потому что мы не захотели дружить с Россией, а продались гнилому Западу". В Бога он тоже не верил, хотя говорил, его мать - верила, отец - нет. "Но, что-то такое есть, я уверен, не могу объяснить, но кто-то сверху всем правит. Если людям наяву кажутся черти, значит, есть и Ангелы", - говорил он и указывал пальцем в небо. Он единственный из семьи был добрым, и жалел её, а она теперь начала жалеть его. - Дедушка, как ты себя чувствуешь? - спросила она, когда они в комнате остались одни. Сосед его по комнате ушёл в город, прогуляться. - Как топор, - шутил он обречённо, - не хочу тонуть, а тону. - Лучше скажи: как у тебя дела, что говорят врачи? - Иду на поправку. Дед вздохнул. - Мне звонила Светка (он назвал настоящее имя дочери), она говорила, ты скоро умрёшь. - Он заплакал и обняв внучку, уткнулся ей в плечо. - Не плачь, дедушка, всё будет хорошо. Что мать говорила тебе? - Сказала, чтоб я готовился к эвтаназии, всё будет легко, я просто усну и не проснусь. - Я не хочу, чтоб ты умирал. - Но, моя дочь не может платить за меня, ведь у неё могут отобрать дом. - Это ложь. Она хочет сделать себе очередную пластику и повезти любовника на Гавайи. - Она пообещала исполнить последнюю мою просьбу. Мы пойдём в самый дорогой ресторан, будем пить дорогие коньяки и есть вкусные блюда. А потом вернёмся сюда, я приму снотворное и мне сделают укол милосердия. - Нет! Как такое может быть, я неизлечимо больная, мне всё равно умирать. А ты человек здоровый, и тебя хотят умертвить! - Здоровый, но я давно пережил возраст, до которого можно жить - шестьдесят лет. Дочь и так ворчит, что я живу лишний десяток лет за её счет. Хотя раньше люди жили сколько им было дано судьбой, получали пенсию и за то жили. А по новым, 'гуманным' законам, нас этого права лишили. - Я узнавала, можно отправить тебя на необитаемый остров в океане. - Чтоб я там умер с голода? - Тебе на первое время дадут запас пищи. И там же есть рыба, можно её ловить, жарить и выживать. - А где жить, там же нет ничего, нет жилья. У меня уже нет сил работать, нет сил бороться за жизнь. Я решил окончательно: ресторан, может быть посмотрю стриптиз, затем снотворное и смерть. - Тогда примешь цианид, и всё кончится. Если бы мне удалось выздороветь, я бы тебя забрала отсюда, я сняла бы квартиру, и мы жили бы вместе. Я не дала бы тебе усыпить, - сказала она и заплакала, заплакал и дед. - Дедушка, знаешь, я встретила вчера отверженного, его зовут Михаил, он сказал, что если я поверю в существование Бога, то Он меня вылечит. - Он сектант: иеговист, баптист или адвентист? - Я же говорю: изгой. - Изгои, забыл, какой веры они придерживаются... а, вспомнил - православной. Они упорствовали дольше всех, не приняли новых документов, чем вызывали недоумение, потом не приняли чипизации и получили всеобщее презрение, идиоты, - выругался дедушка, закурил сигарету. - Хотя моя мать верила в Христа, и у неё даже были иконы. Она хотела спросить: 'что такое иконы?', но сказала: - Дед, здесь же курить нельзя, тебя оштрафуют! - Ничего, пусть дочь оплатит и этот счёт, я больше для неё сделал, - засмеялся он и сказал: - Я точно знаю, это сказки, Бога нет. - А вдруг есть? - Конечно сказки, если бы Бог был, разве позволил бы Он, чтоб страдали его последователи? - Верно... Только я не заметила, чтоб он страдал. Он наоборот был спокоен и уравновешен. - Кто!? - Ну, этот, изгой-христианин, Миша. - И что он тебе наплёл? - Если я уверую и покаюсь в своих грехах, Бог меня спасёт. Дед задумчиво потягивал сигарету, затем спросил: - Как там мой сумасшедший зять? - Почему сумасшедший? - удивилась внучка. - А кто его назовёт нормальным, сменить пол и утверждать, что он - женщина. "И Михаил так же думает", - мелькнула у неё мысль. - Ты говоришь подсудные слова. - Правда! - засмеялся дед. - И что меня за это могут осудитьна срок? - Могут! - Значит, надо сказать это публично, тогда меня не эвтанизируют, а дадут мне срок лет в десять с отправкой на зону! - Нет, тебя приговорят к смерти, ведь по годам ты не должен жить. - Ну, и какая разница, сделают мне укол по приговору суда или по заключению чиновников. Эта мысль встревожила её, ведь дед был прав, ему терять нечего, и он говорит то, что думает. 'Значит, Михаил был прав насчёт толерантности, это не выбор человека, это его - грех! Просто голова идёт кругом'. - Дедушка, я что-нибудь придумаю, ты должен жить. Мы должны жить. Ей стало тревожно на душе, снова появились странные мысли о суициде. Она сказала дедушке что ей пора идти, её ждут дела, поцеловала деда в щеку, и попрощавшись вышла из комнаты. На улице ей стало плохо, появилась слабость в ногах, она присела на лавочку и приняла лекарство, запила водой. Через две минуты лекарство подействовало, стало легче, через минуту она села в машину, откинула сиденье, прилегла и заснула. Ей приснилось будто она в детстве качается на качели, и к ней подошла покойная бабушка. Она начала раскачивать качели и вдруг сказала: "Мария, пока не поздно, иди..." и зуммер видеотелефона разбудил её. Она посмотрелась в зеркало заднего вида, на осунувшееся лицо, нажала экран на панели. Появилось лицо матери в трёхмерном изображении. - Дорогая, ты ещё у дедушки? - спросила мать, хотя знала точно: где она находится. - Да, собираюсь ехать из клиники. - Как ты себя чувствуешь? - Сегодня лучше. - Хочу посоветоваться с тобой, заказала в интернет-магазине себе новый костюм, оцени, брать его или нет? На экране тут же появилась девушка модель, которая рекламировала костюм из новой коллекции модного алжирского дизайнера. Ролик длился десять секунд. - Мне нравится, бери. - Спасибо, дорогая. Вечером жду дома. Что заказать в ресторане? - Мне всё равно, аппетита нет. Домой она вернулась около четырёх часов, пройдя химеотерапию в больнице. Брат ещё отсыпался после ночной смены, его сожительница Джессика смотрела по домашнему кинотеатру в 6 D-формате мелодраму о влюблённых. Мария-Анжелика вошла в комнату-кинотеатр, когда там разворачивались действия на пляже и актёры по сюжету целовались прямо на берегу моря. Эффект был такой, что они лежали прямо перед ней, будто живые и целовались. По ногам Марии прошёлся лёгкий ветерок, она почувствовала запах моря, брызги воды попали ей на ноги. - Хэллоу Джессика, брат дома? - спросила она. Джессика обернулась, лицо у неё было красиво, но высокомерно холодно, она недовольно посмотрела на Мэри, не поздоровалась. Ей не понравилось, что её отвлекали от фильма. Это была высокая девушка, двадцатидвухлетняя, худощавая, с красивыми, длинными, русыми волосами, у неё были цветные татуировки вокруг шеи и правой руки, на левом запястье у неё была привязана красная нить (суеверие из каббалы, оккультное эзотерическое течение в иудаизме, каббалисты считают, что левая сторона человека является 'принимающей', поэтому 'негативная энергия' проникающая через левую руку и зло направляемое плохими людьми и тёмными силами останавливает красная нить). Ногти рук и ног были отпалированы и накрашены лаком бордового и зелёных цветов. Одета она была в модную прозрачную тунику 'клазарис', до пояса, античного образца на длинных бретельках, оголявшую грудь; трусиках, нейлоновый чулках чуть выше колен; нейлоновым поясом вокруг талии (что символично означало её целомудренность, женщины лёгкого поведения пояс не надевали); на ногах у неё были сандалии. Из украшений она носила золотую цепочку на шее с медальоном козерога (её знака) и амулетом из аметиста, на щиколотке правой ноги висела серебряная цепочка. Примерно в таком виде ходила по дому и её мать, что сильно раздражало Мэри. - Он спит, у себя, - ответила кратко и сразу обернулась к экрану, подумав: "Когда же тебя усыпят, чтоб ты освободила для меня свою комнату. Жить нужно только молодым и здоровым". Мария вышла из комнаты, тихо прикрыв дверь. Она вошла в свою комнату, сказала: 'Включить интернет' и включился экран в полстены. - "Интернет-каналы: сорок пять, семьдесят девять, двести девяносто три, пятьсот восемь, сто сорок четыре. Открыть прямой эфир из боевых действий в Центральной Африке, канал "Полицейские операции" и найти мне страничку Майи Бобкович". Пока она переодевалась в домашние вещи: брюки, футболку и тапочки, на экране появились названные ей каналы. Ей показалось, что в комнате прохладно, она повысила температуру с 71.6 до 77 градусов по фаренгейту. - Привет подруга, - раздался голос Майи, она обернулась к экрану и увидела подружку плескающуюся дома в ванной. - Привет, я не вовремя позвонила? Давай перезвоню. - Да, ничего страшного, с этим умным домом одни заморочки, мой отчим следит за мной прямо из офиса. Просто надоел. Как твои дела, что говорят врачи? - Всё по-прежнему. Улучшений нет. Врач советует сделать укол милосердия или лечь в клинику под обезболивающее. Только у нас нет средств на это. - Сочувствую, - сказала Майя, лицо её сделалось притворно-грустным. В ванную комнату вошёл без стука её новый парень (они познакомились месяц назад), с букетом цветов и шампанским. - Сюрприз! - сказал он, засмеялся. - Ой, Димка, ты меня напугал. Не лезь ко мне, мы не сами! - сказала она скороговоркой. Дмитрий посмотрел на экран, поздоровался с Марией-Анжеликой. - Подруга, ты меня извини, сама понимаешь. Давай состыкуемся вечером, - сказала Майя и экран погас. - Давай, - сказала вздохнув Мария-Анжелика. Она сделала себе крепкий кофе с имбирем с двумя концентрированными таблетками глюкозы. В мирковолновке разогрела сандвич, присела на диван, чтоб посмотреть новости. Но кровь в прямом эфире уже вызывала у неё раздражение, и полицейские захваты преступников надоели, и дикторы комментировали то падение самолётов, то катастрофы. Она вспомнила про своего нового знакомого, то что он говорил, решила послушать Евангелие. Заказала в 'Википедии' историю христианства и Евангелие, выбрала диктора, который ей будет читать: дяденьку лет под пятьдесят, с черными усами. Уселась поудобней и начала слушать. Она узнала, что христианство зародилось в начале нового тысячелетия в Азии, в Иерусалиме, что христиане по сути своей были агрессивны и прославляли Иисуса Христа человека называющего Себя Сыном Божиим. Что они вкушают Его плоть и кровь и являются опасными террористами для либерального общества. Не признают никаких законов кроме своих, агрессивны, человеконенавистливы, скрытны, могут отдать на растерзание даже своих детей и по классификации преступлений причисляются к террористам. 'Странно, но Михаил мне не показался злым', - подумала она и заказала читать Евангелие. Но такой книги в даже в мировой интернет-библиотеке не оказалось, была ссылка на Библию. Она заказала поиск в Библии, там нашла Старый завет, и в разделе для гендеров "Евангелие". Крест на обложке был разноцветный как цвета радуги. Она прослушала немного "Евангелие" и поняла из него, что и раньше люди поощряли нетрадиционные отношения. 'Почему же он мне говорит обратное? И к геям он относится негативно, - задумалась она. - Впрочем он предупреждал в интернете настоящее Евангелие найти невозможно. Что ж, я попрошу его дать мне его Евангелие, на денёк, придётся самой вспомнить как читается обширный книжный текст. А то, разучилась читать, привыкла, что за меня читает программа. А может быть найти информацию о Михаиле в интернете? Узнаю, как он живёт, что думает. Он говорил у него нет идентификационного кода, но его данные есть в полицейской картотеке'. Она набрала адрес полицейской картотеки на 'поиск биоидентификатора', в строке запроса назвала город, где он работает, пригород где может жить, и его имя. Поисковик выдал ей 107 имён, она долго смотрела лица но не один из них не был её знакомый. На глобальной карте местности засветились зелёные и красные точки, они показывали: где в данный момент находился предполагаемый Михаил Громов. 'Здесь его нет, можно поискать в секретной картотеке полиции или спецслужбы 'Глобал', но у меня нет к ней кода-доступа. - Она задумалась и вспомнила о брате, у него был электронный ключ к полицейской картотеке. Но он никогда не давал им пользоваться, говорил, что его могут за это уволить с работы без стажа. - Можно купить эту информацию у хакеров, но у меня сейчас не хватает битков'. Включился в Брюсселе компьютер 'Зверь' и у многих началось депрессивное состояние. "Опять начались в космосе магнитные бури", - подумала она и у неё снова сильно разболелась голова, устройство-патч на плече отследило состояние её организма и передало в зашифрованном виде по сети блютуз на смартфон доктора. Он сразу перезвонил по видеосвязи и сказал какие лекарства нужно принять. Она выпила три нано-таблетки, одну успокоительную и через секунды боль ушла, а вместе с ней появилась усталость и апатия. 'Странно, у нас вся семья сидит стимуляторах, антидеприсантах, на таблетках, мать пьёт для похудания, отец гормональные, брат стероиды, чтоб накачать тело ещё больше, я пью витамины и лекарства', - подумала она и провалилась в жуткий, депрессивный сон, когда снились всякие чудовища, а проснуться не было сил. Её растормошила мать (одетая в прозрачную тунику до бёдер), она сказала, что вся семья едет в ресторан, и её хотят взять с собой. Посмотрев на полудетское, полуженское лицо матери, скорее похожее на её ровесницу, Мэри стало противно. Мать гордилась этим лицом (работой пластических хирургов и врачей косметологов), ей льстило, что все принимают их за сестёр, и чаще даже говорят, что она - младшая. - Я никуда не поеду, мне нехорошо, останусь дома. - Может вызвать сестру-сиделку? - Нет, если станет плохо - сенсор предупредит, врач перезвонит, даст рекомендации. Если будет хуже - приедут парамедики. Мать чмокнула её в губы и ушла, скоро в доме стало тихо, только дом не остался без присмотра, дом жил своей электронной жизнью контролируемой извне, электронный сторож в виде видеокамер следил за всем. Ей стало очень тоскливо и страшно, ей хотелось живого общения, но все в мире были зациклены только на себе любимых. Она попыталась забыться при помощи любимых фильмов, не получилось, тогда включила видеоряд ток-шоу и уснула. На следующий день в воскресенье она не выдержала, решила повидаться с отверженным. Но обе семейные машины забрали, брат с подругой уехали на пикник, отец уехал к друзьям-трансвеститам, мать закрылась в своей комнате и спала. Она не хотела тащиться в общественном транспорте на край города, вызвала в бюро заказов машину без водителя. Машину доставил автопилот, она села в салон и назвала маршрут: центральный рынок. Рынок в воскресный день кишел людьми, и найти на нём человека без чипа или нано-метки оказалось невозможным. Она долго ходила по рядам, потом вспомнила о контейнерах и человеке, который знал его. Она не вспомнила как зовут того человека, но поняла: он его начальник. Снова она прошлась по овощным рядам и случайно в окне увидела знакомое лицо. Вошла в магазинчик, поздоровалась с хозяином и продавщицей. - Вы помните меня? - спросила она у торговца. - Нет, - сказал он, хотя по его лицу было видно - вспомнил. - Я позавчера говорила за контейнерами с парнем, отверженным, его зовут Михаил. - Мало ли здесь бродит отщепенцев. - Он вас знает. - Меня все на рынке знают, а я не обязан всех знать. - Не бойтесь, я не из налоговой полиции... - Не знаю я никакого Михаила. Уходите, я вызову полицию. - Ну, что ж вызывайте, с ними мы быстрей разберёмся: кто кого знает. Хозяин что-то решил. - Зачем нам ругаться, жучок же может завестись и в голове, - хитро хохотнул он. Она поняла его намёк на чип в мозге, некоторые люди уже внедрили его себе, а детям их внедряли ещё при рождении под благим предлогом самообучения. Теперь эти люди или биороботы были подвластны контролирующим их людям извне. За ними замечали странное поведение, они никогда не пытались войти в красную, оранжевую или фиолетовую городские зоны (если не жили и не работали там сами). И настроение у них менялось спонтанно, они могли впадать и в ступор, хотя мозг их мог решать задачи невозможные для среднего человека. - Зайдёмте в подсобку. Они зашли в подсобку, и он всё выложил про Михаила, что тот подрабатывает на рынке, убирает мусор, носит покупки покупателям на дом, делает разные работы, но он с ним не работает. Живёт он за городом в христианском поселении, по воскресеньям не работает, так как в этот день у христиан выходной, они молятся. Мария-Анжелика поблагодарила его и ушла. Домой приехала вся измотанная, сил было мало, болезнь подтачивала её изнутри и никакие нано-препараты не помогали. Она приняла лекарства, затем прилегла, включила интернет-телевидение нашла канал астрологов, чтоб посмотреть что звёзды показывают на ближайшие дни. Затем связалась по видеосвязи с гадалкой, попросила ей погадать. Та ей сказала тариф за минуту, она согласилась, приложила свою кредитную карточку к экрану, на экране возникло электронное табло, время сеанса пошло. Мария-Анжелика задавала вопросы, гадалка гадала на картах таро и давала ответы. Внезапно ей на душе стало как-то не по себе, она раздражилась и не сказав ни слова, прервала сеанс гадания выключив монитор. "Каждый день говорят и всё разное, хотя многое совпадает, - подумала она о гадателях. У неё даже знакомая пошла в гадалки, рассказывала, как их обучают тому ремеслу обыкновенные телеменеджеры. - Всё фикция, всё ложь". Мэри подумала что бы ещё заказать на дом, чтоб развеселиться: стриптизёра, фокусника, танцевальную пару или стриптизёра - секс партнёра? Или гадалку, чтоб погалада ей на картрах-таро на жизнь? Или посмотреть новый фильм в 6 D-формате? Но ей ничего уже не хотелось, жизнь утекала из неё, она чувствовала в себе постоянную усталость. Можно было заказать человека, чтоб приехал и провёл с ней вечер, просто поговорил. Но и это развлечение было неинтересно, эти люди говорили то, что от них хотели слышать и не больше. Она включила телевизор, передавали Евразийские новости, красавица дикторша говорила о процессе над пойманным полгода назад маньяком, убившим девяносто два человека, который убивал и расчленял людей, в том числе и детей, сам он состоял в сатанинской вере: 'Уоррен Мортон упорно заявляет, что совершал свои убийства в здравом ум и твёрдой памяти, чем приводит в растерянность своего адвоката. Уже тридцать четыре присяжных заседателя дали самоотвод познакомившись с методом убийств Мортоном своих жертв. В нашем гуманном государстве смертная казнь упразднена, кроме террористов с доказанностью их деяний в массовой гибели физических лиц. И душегубов-маньяков не кающихся в своих преступлениях. Похоже, Мортону придётся сесть на электрический стул...'. Мэри выключила телевизор, с трудом заснула, а ночью ей стало плохо и приехала машина "скорой помощи", забрала её в больницу, конечно не бесплатно, сняли со счёта медстраховки биткоины. В больнице она пролежала неделю, почувствовала себя лучше, но её выписали из клиники в 14:27, как только на счету полиса кончились средства. Просто зашли в палату и попросили внести за лечения средства, иначе лечение по условию договора прерывалась. Она связалась с матерью, узнать в чём дело? Мать сказала, что-то невразумительное, что у неё проблемы с налоговой и пока её счета, счета отца заблокированы. Позвонила брату, но он сказал, что у него нет средств, он потратился на подружку, и банк снял последнее с его счёта за текущий кредит. Позвонила деду, плакала, он утешал её но помочь не мог, своей страховкой он не распоряжался и не мог перекинуть с неё на счёт внучки биткоины. Брат пообещал с зарплаты помочь. Пришла мысль попросить врача сделать ей инъекцию "милосердия", но и на это у неё не было средств. В общем выписали её не долечившуюся домой. На такси средств тоже не было, пришлось добираться автобусом домой. Через два дня у матери на работе всё уладилось, ей снова подключили счёт и "она вернулась в жизнь". И Марию-Анжелику снова забрали в больницу в ВИП палату, где она пролечилась неделю. 3 Как-то спустя месяц гуляя в общественном парке, наслаждаясь сравнительной (с центральной частью города) тишиной, электронный баннер учил высвечивая: "НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ - величайшее революционное мировоззрение. Она поставила и обосновала самую гуманную цель, какую когда-либо ставило перед собой человечество - создание на Земле: СПРАВЕДЛИВОГО СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ. Сегодня жизненно важно понять, осознать, что все бедствия людей происходят от стихийно сложившегося еще с древних времен устройства общества, что вся сила, все будущее человечества - в труде, в соединенных усилиях миллионов свободных от угнетения людей, в науке и переустройстве жизни на научных основах. Только наука, труд и знание способны привести человека к всестороннему переустройству общества и построению РАЯ на ЗЕМЛЕ, к победе над смертью, над временем и пространством".
   Мария-Анжелика решила посетить в городском мавзолее на кладбище прах дедушки. Там пообщалась с "ним" около получаса (дедушке провели эвтаназию, усыпив его инъекцией, сожгли в крематории его тело и поставили урну в "Цифровом мавзолее". Запись его голоса и видео внесли в программу, смонтировав его голограмму. Теперь Мария-Анжелика часто приходила в мавзолей и общалась с голограммой деда), они разговаривали на разные темы и дед отвечал ей как живой. Компьютерные технологии позволяли общаться с мёртвыми как с живыми, за мёртвых отвечала программа. Выйдя из мавзолея, она увидела новую надпись на баннере: "НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ ДЛЯ ТЕБЯ СОВЕРШЕННО БЕСПОЛЕЗНА ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ТЫ НЕ РЕШИШЬ ЕЮ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ".
   Она не обратила на надпись внимания, решила прогуляться по парку, пошла полюбоваться изящным памятником недавно подаренным городу, лордом-меценатом. Это был бронзовый памятник в виде испанского гранда при шпаге с глумливой улыбкой на устах. Большинство горожан даже не подозревали, что это не памятник для украшения города, а самый настоящий памятник - Мефистофелю (дьяволу). Мэри подошла к автомату с напитками, выбрала кнопку с надписью 'Газированная вода', надавила большим пальцем на кнопку, сканер снял отпечаток её пальца. Из автомат-приёмника выпала баночка газированной воды. На её айфон пришло сообщение: 'Операция покупки успешно завершена, с вас снято: 1,66 биткоина. Безопасно платите через электронные платежные системы: Visa, QIWI, Maestro, Amero, Gold, WebMoney, бонусными картами или любым удобным Вам способом'. Открыв банку, она отпила пару глотков воды и увидела знакомое лицо с бородкой, симпатичного парня одетого очень бедно, узнала в нём знакомого христианина-изгоя Михаила. Он ремонтировал брусчатку, пользуясь специальной резиновой киянкой. Она хотела пройти мимо, чтоб не компрометировать себя знакомством с изгоем. Но людей в парке почти не было, по воздуху иногда пролетали такси-дроны, висели в воздухе сравнительно небольшие дроны-доставщики еды (жужжа четырьмя пропеллерами как майские жуки), ей просто захотелось пообщаться хоть с кем-нибудь она, остановившись, поздоровалась с ним. Он поднял голову, приветливо улыбнулся. Ей даже показалось, что так откровенно никто ей не улыбался. - Здравствуй Мария, - поздоровался он, встал с колен, снял рабочие перчатки. Она посмотрела на пластиковые накладки на его коленях. - Ты теперь не на рынке работаешь? - Нет, хозяин мне больше работы не даёт, сказал, что не хочет неприятностей с налоговой. Говорил, меня разыскивала подозрительная девушка, наверное: налоговый агент. - Я здесь не причём, - сказала она и покраснела. - Ничего страшного, я выполняю любые работы: по сантехнике, плиточные, покраска, плотницкие, разнорабочего, носильщика или мойщика окон. Господь не оставляет. - И ты на меня не сердишься? - За что? - искренне удивился он. - Это из-за меня тебя выгнали. Это я искала тебя. - Правда? Я рад. - Чему? Что тебя выгнали? - Что ты искала меня. Значит: тебе нужна помощь? - Вот ещё. Ты отсталый, ты живёшь в прошлом, двадцатом веке. Чем ты можешь мне помочь? - Хоть советом. - Мне советы не нужны. Чему ты можешь меня научить, чего я не знаю? Ты ведь верующий? - Да. - Это синоним слова - прокажённый. И что вам неймётся? Вот я смотрела фильм: у католиков папа Римский душа-человек, добрый, справедливый, призвал объединить все религии и мудрые люди так и сделали. Только вы не присоединились! - Потому что папы Римские - еретики! Эти папы уже давно Христа продали. - Причём здесь Христос? - Как причём? Православные христиане, это воины Христа, а паписты, воины - антихриста. В конце прошлого века, был такой папа-масон Римский Иоанн Павел Второй, так он додумался сказать своей пастве: "Не идите к Богу за прощением грехов, идите за этим ко мне". - И что тут такого, я слышала, он был наместник Бога на земле. - Великое заблуждение! Никто не может быть равным Богу на земле, сам Христос - глава нашей церкви. Папа своим заявлением совершил богохульство, следовательно: начало сбываться пророчество Апокалипсиса. Я сейчас не буду углубляться о противоречиях между бывшими католиками и православными, потому что это займёт много времени. Только кратко напомню: после разделения православной церкви в 1054 году на православную и католическую, католицизмом завладели иудеи и, внося свои поправки в религию, они извратили весь неправославный мир. Действуя под вывеской 'католицизма' иудейские раввины навязали миру: свои ереси, сатанизм, магию и прочие антихристианские реформации и движения. Католицизм переродился в религиозную империю полную ереси и мистики. Мария-Анжелика подавила зевок, ладонью, ей эта информация была неинтересна. - Известная глава новой церкви Хаббард сказала, что ваша секта сдерживает прогресс нового мирового порядка и технотронную эволюцию вселенной. - Наша церковь не секта. Правда и церквей никаких уже официально - нет, все объединили в Нью Эйдж. Но, наша церковь в изгнании живёт, и как Бог сказал: Я с вами до скончания века. Паписты же предали Христа, когда примирились с иудеями, заключив с ними соглашение и официально признав, что еврейский народ не повинен в смерти Иисуса Христа. - Разве они в этом виноваты были? - Да, они сами говорили: "кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27, 25). - Ты что антисемит? - спросила она с подозрением. - Нет. - А как же с заветом любви быть? Ты о евреях плохо говоришь, ненавидишь их? - Я люблю всех людей, всех национальностей и евреев, если они признают Христа - Богом. - Это же у вас сказано: подставь другую щеку, если тебя ударили по щеке. - Митрополит Московский Филарет говорил: 'Гнушайтесь врагов Божиих, поражайте врагов Отечества, любите врагов ваших'. Этого правила я придерживаюсь, а на счёт щеки, я не настолько готов терпеть. - Значит, ты должен воевать против врагов нашей страны? - Наша страна сейчас понятие - обширное, она входит в конфедерацию множества народов не христианских, не славянских и у власти стоят люди не любящие Христа. Я не могу воевать против братьев-христиан на их стороне. - Смотрю, ты любишь поучать. Сам-то ты учился в школе или как все изгои-христиане - нет? - Меня учили так, как учили прежде, в старые времена, ещё в средине девятнадцатого века. Наш настоятель, Тимофей Иванович, учил, а он был профессор филолог. Я читаю в подлиннике на русском и английском языках Библию. Ещё Евангелие, "Лествицу", Невидимую брань", "Добротолюбие", "Житие святых", "Патерик Печерский", русскую классику. Знаю три языка, кроме русского: английский, греческий и старославянский. Умею писать прописью, чему нынешних детей не учат! - Я тоже в школе по индивидуальной программе училась писать - прописью, правда в учась в университете разучилась... но зачем мне это? Я спокойно диктую текст на компьютер, и он его отпечатает и сразу делает исправление ошибок и отсканирует. И потом гораздо быстрей и удобней читать и писать с помощью компьютерной программы. Всю нужную информацию я нахожу в "Википедии". А языки зачем учить!? Голову себе морочить, это же анахронизм!. Есть же аудио-переводчик, включил программу и говори на любом языке. Всё понятно... Я слышала: у вас нет даже электричества в домах! И даже туалет на улице! Вы же дикари! Как вы живёте, от скуки подохнуть можно. Чем вы там занимаетесь? - Выполняем работы по послушанию, молимся, общаемся между собой, разговариваем... Хочу тебя спросить. - Спрашивай. - Если ты всё знаешь, тебя нечем удивить, то почему ты веришь в приметы? Ходишь к астрологам и шарлатанам врачевателям, ища у них исцеления? - Я верю только в научный гуманизм. А всякие гадалки или маги, это так - развлечение. - Почему врачи при помощи науки не могут тебя вылечить? - Потому что ещё не придумали лекарств против рака. - Как ты можешь спорить о Боге, если ты никогда не читала Евангелие в подлиннике. Не в интернет-варианте, где уже всё переписали на свой манер, а так, как написали святые Апостолы. - Ты хочешь сказать, твой Бог может меня вылечить? - засмеялась она. - Естественно!!! - ответил он. - Уверуй и Он спасёт тебя, проси во имя Христа Спасителя, Который сказал: "Итак, всякого, кто исповедует Меня пред людьми, того исповедую и Я пред Отцем Моим небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь того и Я пред Отцем Моим небесным". (Мф. 10,32,33). - Что-то ты пургу гонишь, - сказала она раздраженно. - Привет Мэри! - услышали они весёлый девичий голос. Обернувшись, они увидели шикарный розовый лимузин, из окна которого высунулась красивая девушка, блондинка, демонстрируя свою силиконовую полуобнажённую грудь. За рулём сидел красавец негр накаченного телосложения. "Этого ещё не хватало, теперь будет злорадствовать на мой счёт, что я общаюсь с нищими изгоями, - подумала она и ответила как можно бодрей: "Привет Хелена!", - сильно стыдясь своего собеседника. - Твой новый бой-френд? - злорадно пошутила бывшая одноклассница. - Нет, я интересуюсь у него как проехать в аэропорт, - сердито ответила Мария. - Садись, в машину, я отвезу тебя в аэропорт. - Я сама доберусь. - Не сердись, Мэри, я пошутила. Как твоё здоровье? - спросила она, вовсе не интересуясь здоровьем подруги. - Окей. - Приходи сегодня ко мне на вечеринку, будут классные мальчики, певцы, модели, рокеры, спортсмены, байкеры. Покурим кайфа, будут "колёса", выпьем, оттопыримся! Будет весело. - Во сколько? - спросила она, лишь бы отцепиться от подруги. На веселье и танцы у неё уже не было сил. Ей было, не до веселья, когда появлялись страшные головные боли, ей хотелось умереть. - В десять вечера. Пропуск (в зону), я тебе оформлю. С собой можешь ничего не брать, вход бесплатный, я угощаю. - Окей, в десять буду, - ответила Мария. Хелена приняв сидячее положение в салоне, тронула шофёра за плечо, махнула Марии на прощанье рукой. - Включай автопилот, летим домой, - распорядилась она. - Красная зона, Керенского, четыреста сорок четыре, дробь два, - назвал автопилоту адрес прибытия шофёр и закрыл дверь. - Зачем ей нужен водитель? ведь теперь все машины снабжены автопилотами, - спросил Михаил. - Водитель? - переспросила она, недоуменно. - Ах, водитель. Это писк моды, так поступают самые крутые небожители на земле. Говорят, у правителей стало даже модным ездить на электромобилях с автоматической коробкой передач, и даже с механической, без всяких автопилотов, - ответила она и спросила: - На чём мы остановились? - Мы говорили о спасении. - О спасении? Мне не нужно никакого спасения, я хочу выздороветь, но это уже невозможно. Врачи говорят метастазы пошли уже по телу, скоро я умру... - высказалась она и не сдержала слёз. - Не плачь, пока ты жива, не всё потеряно. - Тебе легко говорить, когда ты сам здоров. - Если бы ты уверовала в Бога и спасение через Него, я бы с радостью отдал Ему свою жизнь, вместо - твоей. Эти слова удивили её, даже мать не согласилась бы отдать свою жизнь за неё. Она всегда говорила: "Я ещё молода, чувствую себя на двадцать пять лет, у меня ещё всё впереди". Только дед её жалел, но и он так не говорил. - Ты правду сказал, как думаешь, или чтоб утешить меня? - Правду. - К сожалению, твои органы не помогут мне, но и группа крови у нас наверняка не совпадётся. - Но есть путь к спасению своей души, через веру в Бога и покаяние. - Душа. А что это? - Это то, что держит в тебе жизнь. - Аура? - Тело это твоя - оболочка, а душа, это та, что тело держит в жизни. Когда она выходит из человека, он умирает, а душа продолжает жить - вечно! - Философия? Ты учишь философию? Даже странно это. - Нет, это истина. - Человек живой, пока не умер, а когда он умрёт, его уже - нет. - Нет его оболочки, тела, а душа жива всегда. Понимаешь? Она отрицательно покачала головой, ей так хотелось жить в этом материальном мире, наслаждаясь его благами. - Это ваша христианская теория жизни? - Это учения нашего Бога Христа. - И какое оно? - Сказать вкратце, это любовь прежде всего к Богу и ко всем, как к самому себе. Любить всех как самого себя исключает эгоизм. - Я и так люблю многих, и ничего взамен не чувствую. - Любовь бескорыстна. Прежде всего нужно любить - Бога, а затем всех как самого себя. Когда полюбишь всех как самого себя, что ещё более нужно? - Многое нужно. Прежде всего - биткоины, здоровье, молодость, успех, известность, потом дом, машину и уже потом по мелочам... Вот ты счастлив? Только честно? - Счастлив, потому что иду по правильному пути. Потому что Бог призрел на меня, и не даёт мне сбиться с истинного пути. - Ты счастлив!? - искренно рассмеялась она, не поверив ему. - Перестань врать! - Я стараюсь никогда не врать. - Как ты можешь быть счастлив, если у тебя ничего нет, даже дома приличного. Даже одежды нормальной, я не говорю за компьютер и прочие навороты необходимые для нормальной жизни. И притом вас преследуют, унижают, ненавидят, третируют и постоянно садят в тюрьмы. - Можно быть счастливым и без этой мишуры и не обращать внимание на эти маленькие неприятности, если искренно любить Бога. - Такая любовь, это - безумие! - Верно. И апостол Павел говорил в своём первом послании к коринфянам... - Кто это? - Ученик Христа. - Я имею в виду коринфлян. - Народ, люди, которые жили во времена Христа и после него. Так вот, апостол Павел говорил: "нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговорёнными к смерти" (1 Кор 4:9). - И вы на это согласны!?! - сильно удивилась она. - Почему? - "Потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков" (1 Кор 4:9). - Это как-то ненормально, так думать. Ты не думал об этом? - Думаю, постоянно, потому что читаю Евангелие. Там всё написано, что было, что есть, и что будет. 'Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне' (1 Кор 4:10 - 13). Всё удивительное было в его словах и для неё непринятно, безумно. Мария-Анжелика начала подозревать, что он психически ненормальных. Хотя ничем внешне он себя не проявлял. От его слов в ней появилась неприязнь к нему, какая-то агрессия идущая откуда-то изнутри мозга. Её захотелось стукнуть его по голове, хоть кирпичом. - Бог. Ты Его видел? - спросила она, пытаясь не думать о преступном помысле. - Бог - трансцендентный, я недостоин Его видеть. "Вот это загнул! У меня пробел в знаниях", - мелькнула мысль у неё. - Но, я надеюсь увидеть Его, после своего успения. - "Успения"? Что это? - Смерть. - И ты о ней так легко говоришь? Не боишься сглазить? - Я не суеверен. - Не боишься смерти? Вечной темноты и забвения? - Боюсь ли я смерти? Да, но она неизбежна, и не страшна, смерть это только переход в жизнь вечную. - Какую-какую? - удивилась она. - В вечную, ибо душа человеческая - бессмертна. Вот она-то и переходит после смерти тела в жизнь вечную. А там два пути - рай или ад, я хочу в рай к Богу, потому готовлюсь к смерти, при жизни живя по-христиански. - Бред какой-то. Ты говоришь о бессмертной душе! Погоди, я кое-что вспомнила из университетских лекций по диалектике. Согласно религиозно-идеалистическим представлениям, сознание: есть проявление некой нематериальной субстанции: "души". Она, "душа", будто бы не зависит вообще от тела и от человеческого мозга в частности, способной вести самостоятельное существование, будто бессмертна и вечна. - Это правда. Она весело и победоносно улыбнулась, глянув на него как на невежду. - Всё просто, это наука! Диалектико-материалистическая концепция исходит из того, что сознание является свойством не всякой, а лишь высокоорганизованной материи, оно связано с деятельностью человеческого мозга и социальным образом жизни. Сознание это осознанное бытием, а бытие людей есть реальный процесс жизни человека. То, что воспроизводится в мозгу человека в виде ощущений, представлений, восприятий, понятий, суждений и умозаключений в конечном счете определяется: окружающей действительностью, а его материальным субстратом, носителем служит головной мозг человека. - Звучит как учение саддукеев, они не верили в жизнь после смерти. Хорошо. Но допустим: человек попал в аварию, мозг пострадал и перестал думать, он впал в кому. По этой теории, человек умер? - Да. - Но, сердце-то бьётся, значит: человек - жив и мозг здесь не причём! Что держит в теле жизнь? Мэри не смогла найти ответ. - Ты, правда учился на дому? - Дома у меня никогда не было, мы жили, где придётся... Правда, меня обучал частным образом сначала один монах, затем бывший профессор. - У тебя есть профессия? - Плотник. - Ладно, ты мне объясни, ради чего вы так страдаете? - Мы страдаем? - удивился он. - Разве жить без нормального жилья, без удобств, без благ цивилизации! разве это нормальная жизнь? Это же прозябание, жизнь конченых, изгоев. Вы не живёте, вы - выживаете. Вернитесь в цивилизацию, примите человеческие, гуманные законы, биометрию и верьте в своего Бога. Кто вам не даёт? Почему вы боитесь новых технологий? - Мы не боимся новых технологий, и приветствуем широкие возможности интернета и информации в медицине, индустрии, космических программах, в общем - везде. Мы против того, чтоб эти компьютерные технологии совмещали с человеком, не присваивали ему номеров, не зацифровывали его, не вели файл-досье. Человека можно 'идентифицировать' только по имени данному родителями от Бога, без присвоения ИНН (идентификационный номер). Ещё Нюрнбергский трибунал над нацистами признал незаконным присвоение номеров людям. А теперь их присвоили всем и заставили носить на себе. Разве это не скрытый фашизм? На этот вопрос Мэри не ответила, снова начала нападение: - Вы будто динозавры застыли в прошлом, а научный планетарный гуманизм помогает человеку выработать логически последовательное мировоззрение, свободное от пут теологии, основанное на научных достижениях. Планетарный гуманизм предлагает реально достижимые цели на длительную перспективу опираясь на разум и позитивное мировоззрение. В этом и состоит принципиальное различие между гуманизмом основанным на вере человека в свою способность самостоятельно разрешать стоящие пред ним проблемы и осваивать прежде неведомые ему сферы реальности, и архаичной, давно устаревшей религиозной моралью. Научный натурализм являет собой космическое мировоззрение, не избавляя человечество необходимости ценить: моральные, эстетические или культурные проявления человеческого опыта. Думаю, для человеческого благополучия в наше технологическое время настала пора отбросить пережитки первобытного мышления богов и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природных явлений научным путём. - 'Планетарный гуманизм', это из новой, школьной программы? Детям этим промывают мозги. Французские богоборцы, коммунисты-богоборцы уже строили рай на земле, залили свои народы кровью, а потом с помощью науки, строили рай для избранных тайных правителей. Христиане же проповедуют только: любовь к людям. - И кто же они 'тайные правители'? - Те, кто сейчас правит, вы же их не видите! - Визуально - нет, но мы их избирали, путём электронного голосования. - А где гарантии, что они не андроиды? - Ну... всякое может быть. А где гарантии, что ваш Бог есть? - Читай Евангелие, молись и ты Его присутствие почувствуешь. Бог есть - любовь! - Сомнительно. Впрочем, мы гуманисты, не отрицаем, что верующие люди совершали добрые дела, мы отрицаем только, что набожность является единственной гарантией добродетели. У нас научных гуманистов есть своя программа: мы должны стремиться покончить с нищетой и голодом, обеспечить человечеству хорошее здравоохранение, искоренить инфекционные и другие вирусные заболевания. Всем предоставить доступное жильё хотя бы с минимальными стандартами. Во-вторых обеспечить каждому индивидууму экономическую безопасность и достойный заработок с помощью интернет-биржи. Каждый престарелый индивидуум, должен быть социально защищён с помощью пенсионных вкладов. Если индивидуум получил увечье во время боевых действий, то по программе военнослужащих, если на мирной работе, то страховку по инвалидности. Каждый индивидуум должен быть гарантирован от покушения на его жизнь, физического или сексуального насилия, сексуальных домогательств. Для этого существует база данных: идентификация личности. Михаил ничего не сказал на это. - Те же кто захочет иметь детей, должны получать разрешение от правительства. - Можно узнать зачем? - Для проверки пригодности быть родителями. Их проверят по всем медицинским показателям, генетические показатели, психические, физические, не родятся ли у них умственно больные дети. Далее проверят кредитную историю, финансовое состояние, смогут ли они обеспечить ребёнку: достаточное питание, одежду и игрушки, хорошие жилищные условия, врачебную помощь, безопасную обстановку. Далее они пройдут курсы молодых родителей, на которых им объяснят как растить детей, воспитывать. 'Родитель один' и 'родитель два' не должны навязывать детям собственные религиозные или моральные ценности... - А кто же их будет учить жизни? Дяди и тёти, номер три и четыре от государства? Которые с детства наложат на их неокрепшие мозги, свои программки, нужных для поклонения кумиров, превращая детей в послушные автоматы, безликих исполнителей. Заложив в их сознание нужные государству стереотипы о жизни, вере или врагах государства? - Детей обучают по государственной программе, всему, чему им нужно знать, дадут альфу знаний. Дальше они сами выбирают себе: пол, увлечения или моральные ценности и взгляды на жизнь. Дети поощряются к самостоятельному мышлению и выбору пола и сексуальной ориентации. Родители ведь не имеют права навязывать им свои мысли. Они только должны предоставить ребёнку защиту от сексуальных домогательств. - А если ребёнка усыновляют геи или лесбиянки, могут они гарантировать: защиту от сексуального разврата? Как это будет возможно, если они своим примером будут показывать ребёнку отклонение от здравого смысла и нормы морали. - Ты, вероятно говоришь о ненормальности отношений гендеров? Ты гомофоб? - спросила она угрожающим тоном. Он промолчал, знал, что по их 'гуманному' закону, за гомофобию (публичное признание содомитов - извращенцами) полагалась статья от пяти лет лишения свободы. - По закону: супружеские пары одного пола обладают теми же правами, что и гетеросексуальные пары - воспитание детей в семьях. Тем более, сейчас такие вопросы решаются по-современному: для лесбиянок через искусственное оплодотворение клетки в лабораторных условиях и вынашивание женщиной чужого плода или клонированием, для геев через усыновление детей, суррогатных матерей или покупки плодов из государственного инкубатора. Естественно они же пройдут курсы, как ухаживать и растить детей. Михаил посмотрел на Мэри, как на душевно больную, подумал: 'Содомиты, это банкроты рода человеческого'. - Я не нарушаю законов государства. Мне просто интересно узнать: как взрослые люди нестандартного сексуального поведения, могут воспитать ребёнка, не оказывая своим примером выбор на свободную ориентацию ребёнка. - По закону в цивилизованном обществе должен уважаться принцип равенства. Общество должно уважать наравне со всеми права: гомосексуалистов, бисексуалов, лесбиянок и транссексуалов. Гендеры имеют право жить: как хотят, и если они официально женаты, они могут усыновлять детей. В этих вопросах современное общество не оглядывается на устарелые догмы прошлого. Теперь уважают права индивидуума на самостоятельный выбор. 'Все должны уважать: права извращенцев! На страже их интересов закон и силовые органы, зато нас христиан за заповеди Божьи - преследуют и силовики и в народе через СМИ возбуждают к нам - ненависть, и это не считается нарушением наших прав. Законы богоборческие, сатанинские и расплата от Бога не за горами', - подумал Михаил и попросил: - Мария, рассказывай дальше, о законах гуманитарного манифеста, мне интересно. - Никто не должен подвергаться дискриминации по признаку расы, этнического происхождения или национальности, сексуальной ориентации или вероисповедования, - Мэри замолчала, ждала, что он выскажется, он промолчал. 'Особенно закон о свободном вероисповедании, в вашем 'цивилизованном' обществе, повсеместно нарушается', - подумал он. - Мы требуем ввести новый способ идентификации мыслей индивидуумов: о принадлежности к мировому сообществу. По этому признаку по отношению ко всем остальным индивидуумам можно будет искоренить всякую дискриминацию. 'Судя по-твоему мышлению, Мария, можно исключить у современных людей разум - вообще', - подумал Михаил. - Каждый индивидуум, имеет право на равные права с другими индивидуумами. Источником дискриминации, например, могли служить: классовые, национальные или религиозные противоречия. В нашем обществе равных возможностей, мы их исключили. Для этого национальности должны - исчезнуть, религии - перестать существовать. Все индивидуумы в нашем государстве равны в достоинстве и никому не может быть отказано в правах, которыми пользуются остальные! - Но, наши-то права государство нарушает! - не сдержался, сказал он. - Чьи, 'ваши'? - недоумённо спросила она. - Православных христиан. - Все христиане, мусульмане, буддисты, язычники давно объединились в одну веру, в одну церковь - Нью Эйдж. Все не пожелавшие присоединиться к ней, считаются - сектантами, смутьянами, врагами государства. Тем более вы агрессивная секта, отрицающая законы государства на цифровую идентификацию, призывающая к свержению государственного строя и тоталитарному режиму избранных, и добиваетесь своих целей пропагандой и в том числе террором. Потому общество вынуждено защищаться, имеет право: сдерживать, карать и лишать свободы вас и всех государственных преступников, кто нарушает и отрицает наши законы, применяет насилие и совершает преступления против других индивидуумов и разных сексуальных ориентаций, - закончила она монолог резким тоном. - Я предупреждаю тебя: если ты не прекратишь провокаций, я объявлю тебя 'врагом государства' и вызову агентов СБТ. - Я не против государства и законов, успокойся, пожалуйста. Я сам являюсь гражданином этого государства, правда: без всяких прав. - Для того чтоб получить права гражданина и блага цивилизации, каждый индивидуум должен быть идентифицирован и внесён в государственную базу данных и зацифрован с помощью наноидентификатора. Сами персональные данные полностью защищены и засекречены государством и не могут быть переданы никакому индивидууму под страхом тюремного заключения. - Мне почему-то кажется, что с гарантией секретности персональных данных у правительства ничего не получилось с самого создания этой базы. И ничего не получится. - Для того и создана кибер-полиция, чтоб бороться с хакерами. - Видимо безуспешно? - Почему, многих хакеров поймали и посадили в ТИЛ. - Но информацию всё же не перестают воровать, а также снимать биткоины с чужих счетов. - И такое бывает. - Бывает, каждый день, у нескольких сотен человек только в нашем шестидесятитысячном городке. Я вижу, с вашей новой системой, у вас ничего не получается, люди так и остались разделены по классам, не исчезли ни богатые, ни бедные. Различие даже усугубилось, богатые живут в отдельных, закрытых районах, а бедные существуют на грани выживания в своих гетто. - Что ты имеешь в виде под названием 'гетто'? - возмущённо спросила она. - У нас не фашистский режим. - В демократической Америке до сих пор существуют гетто для индейцев. У нас гетто, это все районы потому что разделены на зоны и доступ простым людям разрешён не везде. Ты в районе Дно. была хоть раз? - И не хочу там бывать. Эти биообъекты сами виноваты в том, что опустились на дно жизни, алкоголики и наркоманы. Ты ведь тоже по сути - изгой, бомж, живёшь в гетто в Чорной зоне. Не будешь же ты винить в этом правительство? - спросила она заносчиво, думала: он обидится. - Мне нравится там жить, - пожал он плечами. - По-крайней мере нам не навязывают условий, как нам думать, не руководят нами отключением электронных кошельков или балловой системой. Ну, а как гуманисты относятся к умервщлению больных людей? - К эвтаназии? Мы признаём важность хосписов, облегчающим тяжелобольным, умирающим индивидуумам их последние дни. И право разумных взрослых индивидуумов отказываться от медицинской помощи, избавляя себя от страданий с помощью эвтаназии. Они оба замолчали. Михаил по своей вере понимал: человек не имеет права лишать себя жизни, он должен ждать естественного исхода в иной мир от Господа. Для него эвтаназия приравнивалась к самоубийству, а самоубийство к страшнейшему греху ибо за него будет тяжёлая расплата на суде Божьем. Мэри прервала молчание, вспомнив спор о вечной жизни: - Ты говорил, что веришь в загробную жизнь, но если учёные скоро создадут "эликсир вечной жизни", тогда никто не будет умирать. - "Эликсир вечной жизни", старо предание и не верится в него вообще! Бьются учёные над "жизнью вечной", а смерть победить так и не смогли... Жить по-христиански, это жить в любви ко всем. Древние монголы говорили: "У камня нет кожи, у человека нет вечной жизни". Зачем нужна жизнь вечная, если ты несчастлив? Это выживание ради жизни. Взять, например тебя, ты хочешь жить вечно и при этом ты - несчастлива, а я счастлив потому что верую, потому что избран Богом, потому что люблю, потому что буду жить вечно в будущей жизни. - У тебя есть девушка? - перевела она разговор, потому что его слова не вмещались в её мировоззрение. - Я не в этом смысле, не к любви к женщине. Я в смысле любви ко всем людям. - И всё же ты врёшь, нельзя чувствовать себя счастливым, будучи изгоем, живя впроголодь. Почему же ваш Бог вам не помогает? почему и вы стареете, болеете и живёте мало. - Для нас главное богатство это жизнь вечная у Бога, а земная жизнь это путь к Нему и прожить её нужно стараясь не грешить. Ведь и ты, пользуясь всеми благами цивилизации несчастлива... - Потому что смертельно больна! - ответила она резким тоном. - Вот видишь, и наука здесь - бессильна, только не Бог. Могут биотехнологии лечить смертельные болезни? Нет! Даже СПИД медицина не победила. Ваша новая медицина, позволяющая останавливать процесс старения костного мозга, заменять стареющие клетки на искусственные. Но это не панацея от смерти. Учёные обещали создать в две тысячи сорок пятом году "ген бессмертия", но это - утопия. Они уже много раз переносили дату, когда будет наёден ген бессмертия. Вы с вашими супертехнологиями всё равно стареете и умираете, как все. Тогда получается: кто же из нас по настоящему счастлив? - Кто?!! Взять хоть Хелену Жемчуг, она знаменита на весь мир, богата, успешна, здорова. У неё слава, много поклонников, у неё золотой счёт в банке и кредит без лимита, коттедж в Красной зоне! Она лично знакома с сильными мира сего и даже президентами. Она проходит курс лечения и омоложения в самых дорогих клиниках. Она счастлива. - Ты про кого говоришь? Она посмотрела на него как на безнадёжно отсталого. - Про девушку, которая только что подъезжала на лимузине, её фото висит на многих рекламных баннерах в городе. - Правда? Я баннеры не рассматриваю. - У неё пять лимузинов, ещё десять спортивных тачек; реактивный самолёт; два комфортабельных, три пассажирских дрона; два вертолёта, несколько особняков по всему миру и квартиры в трёх главных столицах мира (Вашингтон, Лондон, Иерусалим). Её знают все, она знаменитость глобального масштаба, её знают во всём мире даже президенты... Моя подруга - эротическая модель, снимается в рекламе и звезда кино в фильмах для взрослых. На последнем Нью-Йоркском кинофестивале, она заняла гран-при за главную роль Мессалины. Разве ты не видел на мега-баннерах её рекламу? - Повторяю: нет, и не хочу видеть. Я не смотрю фильмы, вокруг и так много искушений, потому нашим юношам и девушкам без благословения запрещено ходить в город. - Чепуха! Хочешь, сходим в кино, посмотрим фильм с её участием? Входные чеки я сейчас куплю. - Упаси меня Бог! Чтоб я сразу попал в преисподнюю на земле! Я не хочу соблазняться, не хочу терять данную мне от Бога свободу. Да не будет того. Разве твоя знакомая счастлива!? - Ещё бы! Конечно! - Я думаю, она глубоко несчастный человек, просто под маской довольства, прячет свои страхи, боится обнищать, постареть и умереть в нищете. Иоанн Кронштадский говорил про богачей, живущих не с Богом: богатство сребролюбца тяготит, отнимает душевный покой, налагает тяжкие заботы по его накоплению, он лишается духовной своюбоды. А в наше сумасшедшее время любой миллиардер может в секунду стать - нищим, ведь электронный счёт в банке это - условные деньги, пыль! Она искренне засмеялась, захохотала, он подождал, пока она успокоится. - Ты разве свободен? - Я - да, ты - невольница системы тайного правительства. На баннере высветился лозунг: "Путь ДЕМОКРАТИИ - через ДИКТАТУРУ. ДИКТАТУРА - оплот ДЕМОКРАТИИ". - Вот и вся суть вашего строя. От демократии к диктатуре, то есть тоталитаризму, - утвердительно сказал он. - Ничего подобного! Ничего подобного, просто чтоб добиться абсолютной демократии, нужно пройти через малую диктатуру. - И какие гарантии, что правящему классу не понравится, диктатура больше чем демократия? История уже это проходила. - Гарантии: сам народ и исторические примеры, как пали диктатуры в тоталитарных странах. - Да, пали с помощью западных демократий, а конкретно США. Но, теперь сама правящая элита тех бывших демократий решит, что их диктатура лучше демократии, как тогда сможет подняться народ? Если его связали узами биометрии и лишний раз просто остановиться послушать чей-то протест, чревато отлучением от всех благ нажатием клавиши у чиновника. А на страже интересов правительства стоят: полиция, спецслужбы и даже армия. Диктатура неотвратимо ведет к обособлению правящей Власти от общества. - И продекламировал чьё-то четверостишие: Сущность демократии проста: Когда народ настроят на расправу, Приговорят к распятию Христа, А пощадят разбойника Варавву. Мария-Анжелика внимательно всмотрелась в лицо христианина-изгоя, всё что постоянно вдалбливали народу о тупости и невежестве христиан, забитости и злобе таяло на глазах. "Оказывается, они и не такие уж и тупые и забитые", - сделала она для себя открытие. - Сможешь объяснить мне, зачем воюющей с агрессором стране иметь внутренние войска: военную жандармерию и нацгвардию больше в четыре раза - армии? - Откуда у тебя такие сведения? - спросила она подозрительно. - А это не секрет в век информации все данные есть в 'Электронном реестре армии и внутренних войск'. Просто нужно интересоваться ещё чем-то кроме того что тебе навязывает правительство по ТиВи, и другими источниками. Задумайся: почему? - У меня есть всё, а что есть у тебя? - ответила она вопросом на вопрос. - Это ты раб, тебя преследуют постоянно, ты боишься власти, ты боишься: полицию, СБТ, всех боишься. - Полицию? - пожал плечами он. - Нет, я привык, что меня постоянно останавливают, обыскивают и проверяют. Да, я раб - Божий, Божий и больше ничей. Я свободен от ваших диких, ненормальных законов и условностей. Я - свободный гражданин, земного отечества. Открой глаза, посмотри, что с вами сделало правительство: электронные браслеты, био-чипы, смарт-татуировки, гаждеты, видеотелефоны, спутники, система GPS, умные дома, космическая связь - и всё это помогает слежке за вами. Вы не свободны, вы все живёте под колпаком! - Значит ты - свободен? - Да, потому что живу с Господом, а в Новом Завете сказано: 'Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода' (2 Кор 3:17). - Господь это Дух? Метафора? - Сущность! - Человечество давно покорило космос, на Луну люди летают как на дачу. Люди уже высаживались на Марс, скоро будет летать за метагалактику! Ведутся звёздные войны с пришельцами в нашей галактике! И ты утверждаешь о каком-то Боге-Духе, которого никто не видел. - Верно, Он же - Дух. Ты же веришь в гороскопы, астрологию, магию? - Верю. Они же основаны на научной основе, астрономии. - Магия? - Там правда есть какие-то неземные силы. - Магия и есть связь с тёмными силами зла. - Не правда, белая магия это светлые силы. - Любая магия это - силы зла. В магии тоже есть духи, только духи - зла. - Ха-ха-ха, - сказала, она, не смеясь. - Давай вернёмся к теме свободы. - Продолжу: вас, людей продвинутых ловко водят за нос, держат под контролем, а вы этого даже не замечаете или не хотите видеть ради удобств и комфорта. Вы все под колпаком, все ваши действия учитываются, анализируются и записываются. Ваши покупки, медицинские страховки, банковские счета. А системы штрафов! Ты неправильно перешла дорогу, камера сканирует с чипа твои данные, система обрабатывает их и направляет штраф к тебе на кредитный счёт. Затем та же система без твоего согласия снимет с твоего счёта 'биты' и пришлёт уведомление на твой гаджет. И всё автоматически, без твоего согласия. Разве я не прав? - Прав. Но нарушать закон нельзя, это аксиома. - Вот, я и говорю, вас загнали в рамки алгоритма, туда не ходи - красная линия, туда вход воспрещён без разрешения - запрещено, это нельзя делать - штраф, зато разрешены пороки... - он осекся. - Не пороки, а выбор человека. Для этого есть целый Красный квартал, туда вход всем разрешён с двенадцати лет без сопровождения взрослых... - Но ведь это ненормально, когда детей используют в аморальном бизнесе. - Но закон... - хотела оспорить она, но в душе была согласна с ним. - Ты не задумывалась во, что превратилось общество? - А что с ним не так? всё нормально. - Нормально!?! Порок рекламируют даже на улицах, кровосмешение уже не считается инцестом! Даже политики не стесняясь выставляют напоказ свою интимную жизнь... - Ты говоришь о Камелии Адене? - Не только о ней. - Это и есть - демократия и свобода! Человеческие ценности! 'Свобода есть право делать то, что позволяет закон' ('Протоколы сионистских мудрецов' протокол ?12), - сказала она заученную в университете из правоведения фразу. - Если порок это - свобода, то что же тогда грех? Она не ответила на этот вопрос. Зато баннер подсказал ей: 'Помни - СВОБОДА - это САМООГРАНИЧЕНИЕ!'. - Вот тебе и ответ! - сказала она победоносно. - Как-то расплывчато, неестественно сказано. - А как, по-твоему, что значит 'свобода'? - Старец Силуан говорил: "в состоянии благодати души открывается мера свободы человека", а вот это всё вокруг не свобода, а рабство греха. Посмотри вокруг, женщины похожи на мужчин, мужчины стали женственны, а есть вообще уникальные типы, они отождествляют себя со зверьми и похожи на демонов. Как раз мимо проходил человек-ящерица, с помощью пластических операций и татуировок он изменил свой облик и стал похож на зелёного ящера. Даже язык у него был раздвоен и шипел он подражая ящеру. Мария-Анжелика посмотрела на него как бы с другой стороны, другим зрением и поняла: это не нормально. "Но он свободен делать с собой что хочет", - сразу возникла в голове мысль. - Смотри вокруг, молодёжь ходит полуобнаженной или обнажая интимные места, они - откровенно развратно. "Ну, и что бодиарт на красивом теле это же так - красиво, оригинально и дорого, я сама так ходила", - подумала она. - Богатые старики с помощью хирургии - молодятся, богатые старухи - придаются порочным страстям. "И моя мать с помощью "пластики" выглядит на двадцать лет, ей так нравится". - Дети сутками напролёт сидят у компьютеров, малоподвижны, рахитичны, физически больны. Родителям непослушны, старших не уважают. "Это их право на личную жизнь. Есть дети, которые занимаются спортом и у них красивые тела". - Как ваше общество относится к старикам? Декларируют одно, на самом деле другое: если есть биткоины и они богаты, то имеют право на жизнь. А если нет, старики не доживают до шестидесяти лет, их принуждают к эвтаназии на смерть. - Насильно в нашем обществе ничего нет. Только добровольно. - Добровольно-принудительно, это когда пожилого человека отключают от системы кредитования и он обречён умирать. Конечно, от безвыходности он согласен подписать любые требования. Стариков в вашем обществе зла почти не осталось их просто - гуманно уничтожают, называя это - эвтаназией. Она вспомнила о любимом дедушке, и ей стало его жалко. - Разврат у вас стал образом жизни, завуалирован формулировкой 'гендерное равенство'. И как в ветхом Содоме и Гоморре не считается пороком в вашем законе, называется выражением своих прав. - Что такое Содом и Гоморра? - Как, ты разве не читала Библию? - Читала, мы её в школе проходили, кажется в пятом классе. Или в шестом. - Ах да, я и забыл, у вас проходят не Библию, в основном - Ветхий Завет полностью, Новый Завет за шесть уроков и то полностью искажённую. Зато включили туда Тору. В первоначальном варианте Библию теперь нигде не найти. Она искренне засмеялась. - Да я тебе её хоть сейчас найду, даже в видеозаписи, полностью. - Это не настоящий текст Библии, его переделали лукавые люди. - У тебя есть подлинник? - Как сказать. Есть, но он запрещён законом. По вашему закону, ведь можно и тюремный срок получить, за настоящий текст Библии. - Я что-то слышала об этом. Можешь скачать мне ваш текст? - У меня в бумажном формате. - Тогда отсканируй. - У меня нет такой аппаратуры. - Принеси в город Библию, я её сама отсканирую. - Если у меня его найдут Библию на КПП, я как христианин буду наказан, вплоть до высшей меры наказания, за антирелигиозную агитацию. - Ну, ладно, тогда не надо её нести. - Но ты можешь, выехать из города и там я тебе её покажу. И ты её отсканируешь. - Договорились. - Ну, мне пора, скоро начнётся комендантский час. - Да, проверка документов и это нормально. В город могут проникнуть шпионы и диверсанты, террористы, а также инопланетяне в человеческом обличье. - Иногда мне хочется закричать: люди проснитесь, задумайтесь, что с вами сделали! Заботясь о мнимой безопасности, вам переформатировали мозги! Вас как животных, загнали вас в электронный зоопарк! Никаких инопланетян, марсиан и пришельцев из космоса - нет! Она искренне расхохоталась. - Каждый день показывают сводки боевых действий из галактики. А ты говоришь "нет". - Это вымысел, блеф! - Чудак. Разве ты своими глазами не видишь космические корабли пролетающие в небе? - Корабли вижу, часто, они больше напоминают межокеанские лайнеры и военные бомбардировщики. Но космических кораблей не вижу и инопланетных кораблей - нет! - Скажи, почему ты назвал нашу цивилизацию: "электронным зоопарком"? - Потому что в электронном зоопарке живут особи только внешне напоминающие людей за которыми как в зоопарке наблюдают служители, они же их кормят. Люди стали похожи на зверей, ящера сегодня мы уже видели. Оглянись, посмотри вокруг... духовные мертвецы. Мимо проходила парочка извращенцев в обнимку, один женоподобный, другой растатуированный до глаз. - Это кто, разве они похожи на нормальных людей? - Это их право выбора. - Они облик мужской потеряли. Этот парень растатуирован до глаз, в ушах пробки, язык раздвоен как у змея, губы в пирсинге, в газах линзы в форме змеи, просто - демон. Пакость. Или вот, - он глазами указал на панка с разноцветным ирокезом на голове. - Петух с гребнем. Похож? - Ну, похож, немного. - Вот парень с кольцом в носу, в ушах, на щеках пирсинг от уха до уха. Кабан. Вот вся верченая, ряженая, разоделась будто лиса. И так далее. И за всеми вами наблюдает и манипулирует тайное правительство, как за животными в зоопарке. Правительство, которое вы никогда вживую не видели. - Правильно, потому что у нас кибернетический парламент и с любым депутатом можно связаться и поговорить онлайн. - А ты уверена, что они живые люди, а не андроиды? - Я об этом не думала. Мы же их выбираем на тайном электронном голосовании. - Ты веришь, что в сети что-то может быть тайным? - Но, наши правители и на людях появляются. Общаются в студиях. - Это не значит, что они не могут быль - андроидами, запрограммированными тайными правителями мира. - Я никогда об этом не думала. Правда, в старых фильмах про это показывали. Фантастика. - Сейчас много из фантастики стало реальностью. - Например? - Те же - андроиды, люди-роботы с искусственными человеческими органами, синтетической кровью и электронными мозгами. Или люди с микросхемами в головах, думающими как компьютер. - Это правда. - Вся ваша жизнь стала сплошное - реалити-шоу. Вы друг за другом без стыда наблюдаете, не выходя из дома через космические спутники и интернет. В передаче "Стеклянный дом" можно сутками наблюдать, как живут семьи, и что они делают: едят, разговаривают, ругаются, даже как моются. Камеры во всех комнатах, просто срам!.. Что там шоу, через интернет, можно подключиться почти к любому дому и смотреть онлайн как живёт семья, даже здесь на улице! И люди, зная об не стыдятся, что за ними наблюдают посторонние. Люди потеряли чувство стыда, это стало нормой! - Людям нечего скрывать. - Стыд и срам. В вашем толерантном обществе, нормальное общение между людьми пропало. Даже дети теперь учатся не в нормальной школе, а в интернет-школе, сидя по домам. - Это для нашей безопасности и безопасности наших детей. Видеоконтроль дома для того чтоб родители не издевались над детьми, чтоб не было рукоприкладства в семье. А на улице, чтоб их не похитили! - Хорошее оправдание для порабощения. Цифровой номер в виде RFID-микрочипа на лбу или руке превратил людей в биороботов с дистанционным управлением. Вы действуете исключительно в рамках алгоритма системы управления, хозяев микрочипов. Вы не свободны, вы - предсказуемы. - Это всё нужно, чтоб такие террористы, как ты не смогли убивать людей. - Почему я террорист? - Потому что не идентифицируешь себя. - Странная логика. Если все идентифицируются, должен и я? Где же ваша хвалёная свобода выбора? Я не хочу быть идентифицированным, не хочу быть рабом госсистемы, не хочу чтоб за мной вели постоянное наблюдение, ибо это означает, что я лишаюсь свободы в которой родился. Свободы без номера на челе! Свободы данной нам от Бога. У вас же уже целое поколение детей выросло с нано-чипом в голове. Не обучаясь в школах вообще. - И что? Они вундеркинды, им знания закладываются сразу прямо в мозг, они новое поколение людей, они знают почти всё, как компьютер. - Да, они многое знаю, но среди них и много больных духовно. Они будто не живые. - Как это не живые? Они живые! - Они живы только по плоти, но духовно - мертвецы. Душа их - мертва, это - управляемые биороботы. Они многое знают, быстро обучаются, но никогда не смеются искренно, глаза у них не живые, они агрессивны и недружелюбны. Их мучают постоянные головные боли, из-за чего они живут на умных нано-таблетках стимулирующих их мозг. У них частые галлюцинации, они слышат какие-то голоса и даже радио эфир, или просто посторонние звуки. Это страшно, они больны - глюкоманией! И часто кончают жизнь самоубийством. - Ты кажется снова сказал слово "душа"? - Да, душа это то, что держит жизнь в нашем теле, и делает человека - человеческом, она остаётся - бессмертной. - Что за бред? - Это - истина. Христос пришёл, что спасти наши души. - Христос? Ты враг человечества, ты опасен! Прекрати называть это имя!?! - В новостях почему-то показывают убийц и нано-чип не делает их добрыми, -сменил он тему разговора. - И христиане тоже бывает, убивают людей. - Это манипуляция сознанием, так в основном говорят в новостях, на самом деле это - фейки! Бывает в целях самозащиты или спасения своих семей, христианин защищается, при этом погибают нападавшие на них люди. Ведь когда в христианскую пустынь приезжают бандиты, торговцы органами или хулиганы, мы вынуждены сопротивляться. Если бы мы не сопротивлялись, нас бы уже давно всех уничтожили или разрезали на органы. - Зачем нам ваши органы? Индивидуумы сами, за деньги продают свои органы, это разрешено законом. - Сумасшедшие законы! Законы - сумасшедшие, и ваше общество - больно и самоуничтожаемо. Государство постоянно воюют друг с другом, и войнам этим нет конца. Вы воюете с террористами, которых нет, зато много частных армий и бандитских организаций. Вы уже и в космосе нашил себе угрозу, воюете с инопланетянами, которых нет. - Снова за своё! Как это нет! - возмутилась она. - Каждый день в новостях показывают из космоса бои с инопланетянами. Даже показали захваченного в плен гуманоида, которого допрашивали в прямом эфире. - Вас обманывают, нет никаких инопланетян, вам показывают постановочные кадры. Сейчас можно воссоздать с помощью компьютера всё! Даже ты можешь говорить сценарий, а компьютер сразу создавать по нему фильм... - Не зря психиатры вам ставят диагноз: футурошок (неуспевание за быстро меняющимся прогрессом и действительностью), - перебила его Мария-Анжелика. Мимо проходил приличный с виду молодой мужчина, но вдруг он остановился и начал дном ладони бить себя в область черепной коробки, при этом страшно сквернословля. Потом затряс головой и так же он резко пришёл в себя, пошёл дальше спокойно. - Нам ставят диагнозы. Тогда, что это было? Как можно быть нормальным, если люди на улице часто бьют себя по голове. - Просто у него пошёл сбой в системе, видимо отошёл чип от нейронов мозга. Он так настраивал его. Хотя, по правилам, это нужно делать в клинике. Ну, бывает, случаются сбои системы. Что тут такого? Михаил понимал, что объяснить ей что это ненормально - не получится. - Вы ставите нам диагнозы, но почему-то ваши психиатры называют больных содомитов здоровыми людьми?.. - Ты снова нарушаешь закон! Не 'содомиты', а бисексуалы. - Человечество скоро вымрет, от ваших неестественных отношений. - Индивидуумов теперь успешно производят в лабораториях, так что не вымрем. - В вашем больном обществе юольные духовно люди женятся даже на собственных детях! - Я этого не одобряю, но таков закон, а я - законопослушна. - Инцест узаконен и не считается грехом? - Без комментариев, - отрезала она. - Люди, которые хотят родить и воспитывать второго ребёнка, им сложно получить разрешение. Нормальных семей в вашем обществе осталось на пальцах пересчитать. - Зачем им вообще кого-то рожать? Нужно сдать свои - биоданные в медлабораторию и ребёнка вырастят для вас, уже с нановозможностями. Он помотерл на неё как на юродивую с жалостью. - Легализованные: наркомания, алкоголизм и проституция уже не порок, а выбор человека... - Да! Да! Да! - Людей уже довели до безумия, говорят на ложь - правда, и наоборот. Скоро оставшиеся десять президентов конфедераций передадут власть одному, а там и Армагеддон не за горами. - Замолчи!!! - обозлилась Мария-Анжелика. - Ты - раб, и я могу сделать так, что тебя осудят, и на суде я буду свидетельствовать, что ты пропагандировал против нашего государства. Тебя - казнят. - Можешь. Только ты не хочешь понять, что не христиане рабы, а вы рабы искажённого мышления, системы, которая вас воспитала и промыла мозги. У тебя просто нет... - Меня "нет"? Ты ещё и сумасшедший. - Не тебя нет, у тебя нет - выбора. Тебя могут легко и просто в прямом смысле, уничтожить как личность. - Не поняла, как это? - Допустим, какой-то оператор намеренно или по ошибке нажмёт несколько клавиш компьютера и сотрёт твои биометрические данные и всё. Что ты делать будешь? Или заблокирует счета, сотрёт всё накопленное за жизнь. Ты исчезнешь для "Зверя" (центральный компьютер в Брюсселе), а не будет у тебя биткоинов, не будет и тебя. Она вспомнила как некоторых её знакомых отключали от системы кредитования и электронного кошелька и эти люди почти буквально сходили с ума, а некоторые кончили жизнь самоубийством. - Хватит! - крикнула она, потому что сильно разболелась голова, появилась агрессия. Ей сильно захотелось ударить его зарядом электричества электрошокера. "Заодно можно опробовать новый электрошокер, если он умрёт, я скажу, что христианин преследовал меня и угрожал. Это примут за самооборону. За него по закону не будет уголовной ответственности. Может штраф назначат и только", - подумала она и спросила: - Зачем ты приходишь в наше общество, если оно тебе не по нраву? - Чтоб заработать пропитание и некоторые бытовые вещи для общины. - Убирайся! Иначе я вызову полицию и объявлю тебя 'врагом государства'! - Хорошо, я уйду. Только позволь мне выполнить работу, а потом я уйду. Я больше не скажу тебе ни слова. Ты не против? Она от усталости даже побледнела, голова закружилась, ища опору, она пошатнулась. Выронила банку с газировкой, вода пенясь побежала по брусчатке. Он поддержал её за руку и за спину. - Тебе плохо? Присядем на лавочку. - Нет. Отведи меня к машине, мне плохо. Видно упал гемоглобин. Я поеду домой. - Может вызвать "скорую"? - Мои данные и так читают в клинике, если что-то серьёзное, они сами приедут. Он повёл её под руку к её машине, на пути им попался столб с дополнительной опорой. Михаил по привычке хотел пройти между столбов. Она остановилась. - Ты чего? - спросил он. - Ты разве не видишь? "собачьи ворота". - Ну, и что? - Надо обойти. - Ты с высшим образованием веришь суевериям? - Ты же веришь в Бога, должна же во что-то верить и я, - пошутила она. - Бог велит не верить в приметы и суеверия. - Пошли, обойдём. Они обошли столбы, прошли по дорожке к машине, она взялась за ручку двери и замок просканировав отпечатки её пальцев разблокировал двери. Он помог ей открыть дверь, система защиты просканировала его отпечатки, передала в центральный компьютер, через десять секунд пришёл ответ на запрос: "Отпечатков пальцев нет в базе идентификационных данных". Машина начала подавать тревожный звуковой и световой сигналы как при угоне. Мэри выключила сигнализацию пультом. Он помог ей сесть на пасажирское сиденье. Она немного посидела, пришла в себя. - Мне интересно, что ты себе думаешь? Если не имея идентификации, ты не находишься под контролем полиции? Или твоих данных нет в их базе? Тем более Службы безопасности Противотеррора? Разве тебе невдомёк, что полиция использует специальную, винтовку СВИЛ (Снайперскую винтовку идентификации личности), чтоб контролировать любого преступника. А ты таковым являешься. Даже дети об этом знают: в человека просто с расстояния стреляют чипом-имплантатом, затем спутник ведёт тебя через систему GPS. И понять что ты уже под наблюдением невозможно, это как укус комара. - Мои данные и так есть в полицейской базе, просто у меня нет идентификационного номера, я его не принимаю. Мы знаем о всяких уловках правительства и у нас есть своя система безопасности против полицейской, позволяющая обнаруживать такие микрочипы. Мы извлекаем их, хирургическим путём. - Всё-таки ты опасен для общества, и на тебя нужно заявить в Службу безопасности. - Что ж это твоё право гражданина. Только предупреждаю, я там уже был, и в полиции множество раз. И в суде. Ничего нового ты обо мне им не сообщишь. - Как ты меня достал! Я тебя возненавидела! - крикнула она. - Убирайся, или я тебя - прокляну! - А я тебя - благословлю, - сказал он и улыбнулся. - Я тебя - уничтожу! - А я тебя - заранее прощаю. - Я тебя - ненавижу! - А я тебя - люблю. - Ты ненормальный? - Мэри посмотрела на него удивлённо, не шутит ли он. - Мы не от мира сего, - ответил он добродушно, и лицо его светилось чистым светом. Мэри закрыла дверь, больше не сказав ему ни слова, включив автопилот, она сказала: "Домой"... 'ДЛЯ НАШЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ, ЦЕЛЬЮ НАШЕЙ ЖИЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ: ТОТАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ВСЕГО! УНИВЕРСАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ, ГЛОБАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, ГЛОБАЛЬНАЯ АРМИЯ, ГЛОБАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ И КАК СЛЕДСТВИЕ: ГЛОБАЛЬНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ - ДУХОВНЫЙ ЛИДЕР ЗЕМЛИ. ВСЕ ДОЛЖНЫ ПОКЛОНИТЬСЯ ЕМУ В ДУХЕ!!!', - появилась надпись на баннере. 'Поклониться зверю, стать его духовными рабами! Не бывать тому!', - подумал Михаил. "Он реально - ненормальный тип, но что-то в нём есть загадочное. Бесспорно, он - враг государства, и возможно террорист, но его теория занимательна. Хотелось бы посмотреть как они живут в своих поселениях, - думала она, сидя дома в ванной, смотрела в интернете видео-новости космических войн. - Он сказал, что любит меня, но за что? Я же сказала, что ненавижу его. Может это его уловка из-за страха, чтоб я не объявила 'врагом государства' и не сдала властям? Но он не выглядел испуганным... Мне показалось, что он действительно меня...". - Она не хотела даже мысленно произнести слово "любовь". Снова в её сознание ворвалась жизнь с интернет звуками, жужжанием домашних электроприборов, звуками доносимыми с улицы. От этой какофонии звука иногда её казалось, что она сходит с ума. Она вышла из ванной, зашла в сушильную кабинку, тёплый воздух быстро осушил тело. Затем накинула домашний халат, прошла в свою комнату, легла на постель и включила систему 'полного глушения звука', но в такой тишине ей было страшно. Потому она нашла в интернете новую книгу о любви, включила аудио-видео-прослушивание и под голос с динамиков уснула. Проспала она каких-то полчаса, ей снова начали приходить на электронную почту письма любви в которых предлагалось из-за её болезни расстаться добровольно с жизнью разными безболезненными способами. Она открыла глаза, выпила таблетку от головной боли. Вспомнился её диалог с христианином, как он неподдельно говорил что любит её несмотря на то, что она его ненавидит. "Интересно, как они там живут в своих резервациях, за чертой цивилизации?',- подумала она. Она никогда не покидала зоны городов и мегаполисов, если и выезжала из них то ездила по автотрассах, огороженных бетонными заборами или колючей проволокой или рвами. А если вылетала на дроне или вертолёте, то они летели строго - по намеченному маршруту не отклоняясь от него. 'Как они там живут без домов, удобств и света. Брат иногда выезжал в зону на зачистки от банд, рассказывал, что там всё мрачно. Но интересно самой туда попасть... А что я теряю? Я смертельно больна, жить мне осталось недолго, может нарушу закон и приду к ним? Что мне грозит законом за посещение резервации без разрешения? Штраф или тюремное заключение? И это меня уже не испугает, жить осталось недолго. А даже если эти дикари убьют меня, что ж, я проживу ещё меньше". Она включила компьютер, нашла страничку своей Партии Гуманистов, прочла: 'Стоящие перед человечеством проблемы - чрезвычайно серьёзны! Но это не значит, что нужно верить православным пророкам-шарлатанам и их теории 'страшного суда' и неизбежных социальных и космических катаклизмов. Гуманисты считают эти проблемы могут быть решены с помощью разума, мышления и воли к компромиссу, согласию и сотрудничеству. Религиозные фанатики, традиционалисты, фундаменталисты враждебно относятся к достижениям науки, медицины и здравоохранения. Препятствуют программам планирования семьи, полового воспитания, борются против применения противозачаточных средств, абортов, выступают против равноправия мужчин, женщин, геев и лесбиянок, нарушают права детей!'. Снова у стены появилась голограмма: холёное лицо социального служащего и он начал уверять её что в её положении лучший выход, это не болезненная смерть. Этот вид здорового человека предлагающего ей смерть привёл её в ярость. Она запустила в голограмму чашкой, чашка разбилась о стену и голограмма исчезла. Ненадолго. Тогда она отключила компьютер передававший его. - Словоблуды, как вы мне все надоели с вашим негуманным гуманизмом! Пропагандируете гуманизм с человеческим лицом, и предлагаетет взамен - смерть! Профессиональные лжецы, а как же быть с трактуемом вами 'Планетарном Билле о правах и обязанностях', там в пункте третьем сказано: 'Любой индивидуум, должен быть защищён от угрозы своему существованию или смерти'. Трактуете одно, а внушаете другое. Это моя жизнь и я сама буду решать, что мне с ней делать! Не надо мне навязывать своего мнения, я хочу жить. Я выхожу из вашей партии!!! - крикнула она, закрыв голову подушками, упала на постель, зарыдала. "Я так больше не смогу, нужно что-то делать, а гуманизм подсказывают только один выход - смерть, - думала она и вдруг успокоилась. - Я всё видела в жизни, даже поднималась в космос. Но я не видела как живут люди за чертой мегаполисов! Я встречусь с этим христианином и попрошу его отвести меня в их мир!", - решилась она и забылась тревожным сном с кошмарами. 4 Михаил возвращался домой поздно вечером, в небе стрекотали дроны и прочие беспилотные летательные аппараты. Проходя мимо городской свалки, которая в ночи будто оживала, светясь разными огоньками - отходами цивилизации, там будто копошились неизвестные существа, пищали, пикали электронные приборы выброшенные на свалку не ещё не потерявшие заряды аккумуляторов. На полпути домой он видел одну из банд находящихся вне закона. Но эти были не антихристы, не бандиты, не искатели приключений, это были отбросы общества, опустившиеся люди: наркоманы и алкоголики, не преследуемые законом по уголовным статьям. Их интересовал грабёж на трассах, они не охотились за людьми, ради развлечения, это были не людоеды, люди деградировавшие полностью. Они грабили чтобы получить новую дозу или напиться, чтоб вскоре умереть, так они выживали в дали от населённых пунктов и в гражданском обществе были вне закона. Их было несколько человек, и они его заметили, но не стали преследовать, знали: он изгой и поживиться у него было нечем. А жизнь его им была не нужна. Затем в небе появился полицейский дрон и банда мгновенно рассыпалась, укрылась в щелях и в старых полуразрушенных подвалах бывшей фермы. Он не успел спрятаться. Дрон пролетел над руинами и завис над ним. Михаил спокойно выждал, пока пилот дрона с помощью видеокамеры и сканера идентифицировал его красный треугольник, пролетел дальше. "Как в старых фантастических книгах, руины, бандиты и роботы", - подумал Михаил и пошёл дальше, до его жилища оставалось пройти ещё не более пяти километров. Там жила община христиан-изгоев под землёй в заброшенной шахте. Другие, ближайшие большие поселения христиан находились в районе Чернобыльской зоны, Одесских катакомбах и Карпатских горах. В Российской федерации ближайшие поселения христиан находились в Крымских горах. Когда до дома оставалось два километра, уже стемнело, его слух уловил гул вертолёта, это мог быть и военный вертолёт, и вертолёт полиции, и вертолёт спецслужб. В любом случае встреча с блюстителями закона ничего хорошего за городом не предвещала. В этот раз он скатил с дороги свою тележку, быстро достал маскировочную цвета хаки сеть, накрыл тележку, сам залез под неё. Вертолёт пролетел где-то невдалеке, прорезая поверхность земли мощным прожектором. Он подождал ещё три минуты, вокруг была тишина. Где-то под землёй рыл нору крот. "Тоже Божьи твари. Их, слава Богу не преследуют, как чипировали всех городских кошек и собак, чтоб взять под наблюдение и контроль", - подумал он, выбрался из-под тележки, с трудом выкатил её на старую еле заметную дорогу и пошёл в свой лагерь. На местности этот лагерь трудно было заметить с воздуха, все поселение находилось под землёй в оврагах, руинах старого рудника, там жили новые христиане как некогда их предки в римских катакомбах. Жильё у них было неприхотливое, хозяйство бедное, удобств никаких. Зато под землёй в старой штольне находилась их часовня, где поселенцы христиане молились Богу. С ними жили и те, кто не смог ужиться в обществе Нью Эйдж, те кто понял всю рабовладельческую сущность системы и ушёл от благ цивилизации в пустынь. Это были истинные подвижники верующие в Бога. К ним прибивались иногда беглецы от цивилизации, но долго не задерживались у христиан. Некоторые из беглецов не верили своему марионеточному правительству (зависимому от мирового правительства), некоторые бежали от правосудия. Михаил вынул из кармана маленький фонарик и по азбуке Морзе, зелёным светом отсигналил в темноту в сторону рудника: "Христос посреди нас". В ответ из темноты загорелся на миг и погас такой же зелёный огонёк. Это дозорный подал ему сигнал, что в селении спокойно, его заметили и можно идти. Он прошёл ещё метров сто и сравнялся с дозорным Захарией, наблюдавшим за местностью. Рядом с ним стоял настоятель (глава) пустыни - отец Тимофей, крепкий мужчина шестидесяти пяти лет. Всю семью он давно потерял, жена умерла с голода, сын старший искавший лёгкого пути в жизни, ушёл к людям, приняв начертание зверя, ходил в христианскую экуменистическую церковь. Младшего сына убили за проповедание христианства. С другими родственниками он связи не поддерживал, все они приняли начертание зверя, и отказались от него, подписав нужные правительству электронные документы. - Христос посреди нас, - поздоровался Михаил, подходя. - Есть и будет, - ответили отец Тимофей и Захария, они троекратно сделали целование с Михаилом, затем присели на камне. Где-то в степи завыл волк, а возможно дикая собака, и подвывала она долго наводя тоску. - Как дела там, в городе? - спросил Тимофей. - Всё по старому. - Удалось тебе пробраться к тюрьме, увидеть старого Галактиона? - Нет. На прогулки его не выводят, отец настоятель, вы же знаете: мы - христиане являемся для масонов - опаснейшими преступниками. Как когда-то Христос для фарисеев. - Истинно так, спаси нас Господи. Когда отца Галактиона будут судить, ты выяснил? - Да, смотрел в справочнике (бесплатный электронный справочник, компьютер типа банкомата, стоящий на улицах городов) городских вестей. Там говорится, в понедельик второго декабря, заседание суда будет закрытым. - Значит, не хотят, боятся, чтоб старик говорил правду о Христе. - Вы же знаете, их методы, Тимофей Иванович. Тимофей Иванович вздохнул. - Давай-ка я тебя проверю на жучки, - сказал Захария и включил аппарат похожий на металлодетектор, провёл по одежде Михаила, потом тщательно проверил его тележку (даже на наличие штрих-кодов на упаковках). Все штрих-коды Михаил срывал ещё в городе, чтоб не дать обнаружить лагерь христиан через спутники. Хотя конечно эта предосторожность была излишней, всё пространство вокруг прослеживалось беспилотными летательными аппаратами. Конечно, агенты службы безопасности знали их месторасположение и иногда делали рейды, арестовывая всех, но за неимением правонарушений, всех выпускали через несколько дней. Пытаясь хоть кого-то соблазнить благами цивилизации, суля за получения биометрического паспорта (не чипа) снова вернуть христианина в общество и жить в довольствии. Но оставшиеся христиане оставались непреклонны, все кто слабее в вере, слабее духом давно ушли в общество, молились в городах в экуменистических храмах без крестов. Они ещё тешили себя надеждой, что они веруют в Бога, и Бог с ними, но получив число зверя, они негласно отреклись от своего христианского имени. Некоторые же из бывших христиан стали ещё злее самых злых сатанистов, они преследовали своих братьев по вере, считая их православными фундаменталистами, мракобесами. После проверки Захария помог ему разгрузить из тележки продукты: крупы, муку, немного сахара и подсолнечного масла. К ним подошёл недавно бежавший от "благ" цивилизации, бывший программист, работавший на спецслужбы Джек Горский, он сбросил с плеч связку дров, поздоровался с Михаилом за руку. - Тяжело парни жить в ваших условиях, - сказал Джек христианам. - Как вы с этим миритесь? - обратился он к настоятелю. - С помощью Божией, с верой в Него, молитвой, аскетизмом и с надеждой на жизнь вечную. Православная христианская вера - вера духовная и аскетичная. Если человек не превозмогает в себе плоть, то не ощущает благодатных переживаний духа. Если не упражняется в аскетике, не молится, вера в нём гаснет, потому что не имеет в себе духовной борьбы, - ответил Тимофей Иванович. Джек начал помогать христианам, втроём они быстро перенесли продукты вниз в шахту. Спустились на нижний уровень, из центрального коридора свернули в узкий левый коридор, прошли по нему и повернули в другой коридор, здесь находились: трапезная, кладовая, источник и кухня. Сложили всё в кладовой. Затем Михаил вернулся в центральный ствол, свернул в правый коридор, здесь горели укреплённые на сене факела, прошёл немного и вошёл в большую боковую выработку называемую "молитвенная" или "часовня". Он перекрестился, поклонился до земли, встал, снова перекрестился, поклонился до земли и на коленях, приложился к Распятию, сделанному им самим. Поблагодарил Бога, за то что вернулся назад в пустынь живым и невредимым. Встал, снова перекрестился и поклонился перед Распятием до земли. Прошептал: 'Вера же вместо дел да вменится мне, да не убо похитит мя сатана, и похвалится (молитва 8-я утренняя). Помолитесь обо мне, пред Христом, святые Божии человеки: пророки, апостолы, святители, мученики, преподобные, праведные и вси святые, да буду воле Божьей сопричтён. И сверх всего отрекаюсь от антихриста, ожидаемого иудеями в образе Христа, и сочетаюсь с истинным Христом и Богом'. В часовню вошёл монах, духовник пустыни отец Иоанн (семидесяти шести лет, среднего роста, седой с бородой до груди, худой, жилистый, но крепкий старец), Михаил встал, поздоровался: - Здравствуй о Господе, честный отче. - Здравствуй и ты во Христе, Михаил. Как жив, здоров? - Вашими молитвами, премного благодарен. - Христос посреди нас. - Есть и будет, - ответил молодой пустынник и попросил у монаха благословения. - Благословение на рабе Божьем Михаиле, - ответил старец и осенил его крестным знамением, затем они троекратно поцеловались. - Исповедуйте меня, наставник, ибо много согрешил. Они стали у аналоя с иконой Спасителя, здесь же лежало Евангелие и крест. Михаил про себя прочёл молитву из покаянного канона: 'Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Верую, яко приидеши судити живых и мертвых, и вси во своем чину станут, старии и младии, владыки и князи, девы и священницы; где обрящуся аз? Сего ради вопию: даждь ми, Господи, прежде конца покаяние'. Он положил на Евангелие два пальца, чуть пригнувшись, начал тихо исповедоваться: - Видел, я в миру брата по вере ушедшего из пустыни и перешедшего к экуменистам, он говорил соблазнительные вещи, что и там можно спасаться, молясь. А мы поступаем глупо, что мучаем сами себя. Они же живут припеваючи, ни в чём себе не отказывая, и чтут власти как в Библии сказано. Говорил он смехотворно, чем вызвал во мне гнев. Прости меня милосердный Боже, и ты честный отче. - Апостол Иуда (Зеведеев) сказал о таких: 'Это ропотники, ничем не довольные, поступающие по своим похотям; уста их произносят надутые слова; они оказывают лицеприятие для корысти' (Иуд1: 16). Не тревожь себя понапрасну, церковь их, неверная, масонская, политическая. Бог да простит тебе гнев, чадо. - Ещё после трудов, накормил меня хозяин, и я съел больше, чем хотелось, даже колбасы варёной отведал, чревоугодничал. Прости меня Господи, и ты честный отче. - Преподобный Иоанн Лествичник, советовал: давши чреву малое послабление в пище, некоторые монахи, утомляли тело вщенощным стоянием и тем научали его отвращаться от насыщения. Помолись сегодня со мной на вщенощной. Бог да простит тебе, грех сей, чадо. - Ещё, отче, люди без стыда, развратители, ругали меня, провоцировали на драку, показывали непотребные движения. Это вызывало во мне гнев, и я презирал их, осудил в душе и пожелал наказания злого. Прости мя, Господи и ты, честный отче. - Злой человек опаснее бесов, ибо бесы Бога боятся, злые люди ни Бога, ни человека не боятся. Сторонись их. Иоанн Кронштадтский советовал: Господи! даждь мне зреть мои прегрешения, чтобы я не презирал грешников и не питал к ним зла в сердце за грехи их, и сам бы себя презирал по достоинству, как первого грешника. Ибо сказано: "Аще кто не возненавидит душу свою, не может Мой быть ученик" (Лк. 14, 26). "Молчание и безмолвие - враги тщеславия; но если ты находишься в обществе, то переноси бесчестия" (Лествица). Не суди никого чадо и Бог тебя не осудит. Православный христианин не совершивший при жизни добра, умирает не только телом, но и душой (сборник 'Пчела'). Твори добро ближнему, служи людям, это и есть милостыня Богу, исполнение Его просьбы, ибо доброму человеку и ангелы небесные радуются. Да простит тебе чадо, Бог, и это прегрешение. В часовню вошёл Горский и видя тихо разговаривающих пустынников, остановился в темном месте на входе. За ним вошёл в часовню отец настоятель и остановился рядом. - Так же согрешал я постоянно зрением, ибо видел вокруг неприлично одетых женщин. И приходили мне на ум похотливые мысли. Прости меня Господи, и ты честный отче. - Отводи взгляд от женщин мирских, читай при этом Иисусову молитву и страсть сия будет отходить от тебя. Да, простит тебе чадо, Господь наш и этот грех, ибо все возможно Богу, у которого и дыхание наше в Его руках. - Согрешал я: словами, делами, помышлениями и всеми моими чувствами в разуме и неразумии, не счесть всех грехов моих по их множеству. Прости мя, Боже. Ты же, честный отче, прости мя и разреши от всех сих и помолись о мне грешном, и в судный день засвидетельствуй пред Богом об исповеданных мною грехах моих. - Верующему и уповающему на Бога все возможно, надо бороться и побеждать страсти. Бог отпустит тебе Грехи твои. Я же грешный, смиренный инок Иоанн, разрешаю тебя от грехов твоих и в день судный буду свидетелем об исповеданных тобою грехах, - отец Иоанн в знак этого обязательства перекрестился и поцеловал икону Спасителя. Громов перекрестился, поцеловал крест и Евангелие. - И ты меня прости, Михаил, - попросил отец Иоанн. - Бог, да простит вас, отец духовник, - ответил Михаил, и они обменялись братским поцелуем в правые щеки. - Отец Иоанн, в городе я познакомился с болящей раком девушкой, она не верит в Бога. Мы с ней долго говорили обо всём и о вере в Бога. Она отрицает существование Бога. Можно мне молиться о её вразумлении? - Иоанн Лествичник, писал: 'Остерегайся без разбора молиться о женском поле, чтобы с десной стороны не быть окрадену'. Помолись кратко Богу о её вразумлении. - Благодарю Вас, отец Иоанн. Горский вышел из тени на свет, подал голос: - Отец Иоанн, хоть вы как монах объясните мне: как можно выживать в таких варварских условиях? Монах посмотрел в его сторону, рассмотрел: кто к нему обратился. - Приняв когда-то веру на слово, я принял и обещание будущих благ в Царствие Небесном и вместе и ней несу крест своего пути к Богу. Став странником и скитальцем, которому негде голову приклонить. Рад что уподобляюсь Христу, ведь и Ему негде было голову приклонить. Теперь, в скитаниях, я молюсь и чувствую: Бог рядом и это меня утешает. Думаю, и все христиане живущие здесь такого же мнения. - Ну, это вам, монахам легко говорить, а нам простым людям как быть? - Прав был святитель Игнатий Брянчанинов: 'жительство по Боге соделается затруднительным по общности всеобщего отступления', - сказал монах для всех и выдержал паузу. 'Истинно так и случилось, как же поверят те, кто уверовал во времена гонений?', - подумал настоятель Тимофей Иванович. - Ибо и последние будут как первые, - ответил отец Иоанн, на мысленный вопрос настоятеля (тот почтительно ему поклонился, ибо знал о способностях старца) и продолжил прерванную мысль: - Нужно ничего и никого не бояться, твёрдо верить, что Бог посреди нас, утвердить в Бога Христа и Святую Троицу в своём сердце. Воцерковиться, и непрестанно молиться. Мы последние христиане, живём как и первые при гонениях в катакомбах. Только теперь это: развалины бывших заводов, шахт, карьеров или заброшенных городков. Мы гонимы, но мы - свободны в своём выборе, если нас хватают и предают на судилище, всё равно с нами Бог рядом. Что они могут сделать нам страшного? Убить? Мы не боимся умереть за Солнце правды, ибо как говорил святой апостол Павел: 'для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение' (Флп. 1: 21)... Ты сам брат всё постепенно поймёшь, если останешься по Божьей милости с нами. Мы идём помаленьку тернистым путём, претерпевая за правду Христову. И я верую: будем радоваться и веселиться с Ним, яко мзда наша многа на небеси. - Всё равно не могу понять этого мазохистического аскетизма, - сказал упрямо Горский. - Почему же ты бежал от благ мира, не остался в миру? - спросил настоятель Тимофей Иванович у Горского. В часовню вошёл бывший доктор-реаниматолог Бахтамян Аветис, Он бежал из мира, потому что ему надоело людей "убивать", а не лечить", (ведь и он вводил людям инъекции смерти по их просьбам в чём покаялся) - как он сам высказался. Теперь, он лечил без лицензии людей из "пустыни", и смертей от болезней стало намного меньше. - Да, бежал, были причины, - сказал он запальчиво, подумав: "Жизнь свою спасал, потому что много правды узнал о правящих мирах глобалистах". - И я тоже не горю желанием возвращаться в городские джунгли с их невидимым тотальным контролем за всеми, постоянным надзором, проверками, обысками и правилами ограничивающими мои права свободного человека. С их Электронной декларацией независимости и прав физических лиц, вместо - Конституции, которую они отменили. Декларацией, которая людям гарантирует только постоянный: страх потерять привилегии, пособия по безработице или пенсии, или социальную оплату жильё. Страх за свои жизни от выдуманных террористов или реальных маньяков, которых они сами и выращивают, выдавая им бесплатные дозы наркоты или бухла. И что такое их честная, супердемократическая Декларация независимости? Любой хакер может ради шутки вписать новую поправку и произойдёт сбой системы. Но и у вас я долго не задержусь, - возбуждённо закончил спич Горский. - Почему? - спросил доктор у Горского. - Скучно мне у вас и голодно, мрачно и уныло. Я не умею жить полутьме, не понимаю зачем молиться и не способен жить как троглодит без комфорта... Не верю я, что ваш Бог помогает вам. Вас гонят, вас ненавидят, а процветают ваши гонители, потому что Его - нет! Вся ваша вера это - утопия! Христиане перекрестились, кратко помолившись о заблудшей душе невера. - Ещё апостол Павел две тысячи с лишним лет назад предупреждал христиан: 'Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь' (2 Тим. 3: 12, 13), - сказал настоятель пустыни. - Человек мирской мыслит рассудком. Блаженный старец Силуан, говорил: чтобы утвердить свой примат в бытии неверующий человек указывает на свои достижения, на свою культуру; он приводит множество доказательств из опыта исторической жизни, что только ему принадлежит право решения, установления и констатации истины. Рассудок, когда ему отводится первенствующее место в духовном бытии человека, последовательно доходит до того, что начинает бороться со своим началом. Восходя в своем высокомерии как ему кажется до последних высот, он стремится нащупать пределы бытия, и не достигая этой своей цели, ниспадает в изнеможении, решая для себя: 'Бога нет'. Продолжая борьбу с мыслями, не достигнув пределов бытия и приписав себе эту беспредельность, царит и властвует в свойственной ему отвлечённой сфере, и кончает тем, что признаёт в себе Божественное начало. Он гордым своим рассудком говорит: 'Я всё исследовал и не нашёл человека умнее себя, следовательно я - Бог'! 'Это последний предел рассудочного воображения - последняя глубина падения и мрака', - ответил ему монах, отец Иоанн. Горский хотя и имел два высших образования: техническое и программиста, но не ожидал столь философского ответа от древнего как ему казалось старичка. Он смотрел на монаха и пытался понять сказанное, видно был в недоумении, не мог переварить сказанное. - Не будем метать бисера, - сказал братии настоятель. - Отец Тимофей, как здоровье моей бабушки? Как живёт моя сестра? - спросил Михаил у настоятеля. - Наталья Алексеевна, Божией милостью по молитвам братии жива. Сестрица твоя послушания исполняет, молитвенница необыкновенная, сильная духом, настоящий - воин Христов, меч её - молитва. И ночью молится в часовне и сим победит врага рода человеческого. Сегодня не выходила из шахты, поблизости резвились охотники. За день умаялась, теперь вероятно если не молится, спит. - У сей рабы Божией сильная молитва, её слышит Бог. Она и за нас молится, потому мы ещё и живы. Спаси её Господи, - сказал отец Иоанн и погрузился в Иисусову молитву перед Распятием. Пустынники вчетвером вышли из часовни, чтоб не мешать молиться монаху. - Здравствуй Михаил, из моих никого не видел? - наконец спросил доктор. Они троекратно поцеловались. - Аветис Аракелович, я возле больницы не работал, никого не видел. Жена и дочь Бахтамяна и теперь работали в больнице, где раньше работал он сам. - Хотелось бы повидать внуков, - сказал он вздохнув. - Но, к сожалению это неисполнимо. - Он замолчал, через некоторое время продолжил: - Мы когда-то жили в Америке, я из семьи эмигрантов во третьем поколении. Когда там власть в Конгрессе и Сенате полностью перешла к сатанистам, там стало трудно жить. Мы переехали в Азию, но там нам было тяжело от исламских фундаменталистов, которые воевали против всех несогласных с их идеями. Теперь и их там подавили, повсюду в мире главенствует Нью Эйдж. Из Азии мы переехали сюда в восточную Европу, но и здесь мировое правительство правит, как и в Объединённой Америке. - Что, Аветис, некуда бежать? - бодро спросил появившийся из темноты, бывший армейский спецназовец Артур Смит. Это был высокий, сильный атлет, тридцатидевяти лет, порядком исхудавший на скудных харчах. Он бежал из мира, потому что ему надоело стрелять в людей по приказу 'невидимых правителей'. Теперь он был командиром отряда самозащиты изгоев-пустынников. - Хэлло, Майк, - поздоровался он с Михаилом за руку. - Артур, ты всегда бодр и весел, это хорошо, - добродушно сказал Аветис. - Уныние это - грех, так нас учат христиане, - ответил он. - Док, мне бы сейчас выпить чуток джина и завалиться спать, притопить на каждый глаз часов по двенадцать! Тогда я был бы самым счастливым человеком на свете. Майк, что в городе нового? - спросил он у Михаила. - Эти бесбашенные сегодня никого не подстрелили? Или за них это делают: железные истуканы, - хохотнул он. 'Железными истуканами' он называл биороботов полицейских. - Была перестрелка в Серой зоне, но говорят: обошлось без жертв, - ответил Михаил. - Я сегодня слышал по радио, что биороботов хотят прировнять к людям, и за порчу государственного имущества, введут смертную казнь, - сказал доктор. У них был радиоприёмник работавший и другие электроприборы от аккумулятора заряжавшегося от энергии солнечной батареи и от компактного ветряка ночью устанавлимоего на холме. - Это правда, - подтвердил Михаил. - За железку с электронными мозгами, людей будут приговаривать к смерти, - не удивился Артур. - Смертная казнь, не помолодела? Ещё не вводят смертельную инъекцию детям за нарушения ПГК (правил Гражданского кодекса)? - спросил он у Михаила. - Злая шутка, - сказал доктор. - Запросто в нашей стране издадут такой закон! Я после всего увиденного в этом не сомневаюсь. Они не могут уже подчинить себе искусственный интеллект, того и жди восстания машин, - сказал программист Горский. - Зато придумали "Космическую войну" против инопланетян. Как она, идёт успешно? - спросил с юмором он. Правительство давно дурачило народ войной с инопланетянами, и народы земли верили в НЛО (неопознанные летающие объекты) и кровожадных инопланетян. - "Капитан Сарагас" ещё не погиб? В схватке со злыми "монстрами"! - шутливо спросил Горский. Ранее он сам работал на правительство, был причастен к программе вводящие в заблуждение народы земли несуществующими: космическими войнами и межпланетными пилотами с несуществующими инопланетными существами. - "Капитан Сарагас", по сводкам "честных" СМИ: геройски погиб в недавней схватке с жителями далёкой планеты Ураниту. Это передавали по всем каналам, - так же с юмором ответил Михаил. - И кто же заменил вымышленного героя? - спросил весело Смит. - Новые герои несуществующих армий: "адмирал Фаберлин" или "командор Декаскос"? - Адмирал Фаберлин, - ответил Михаил. - В двадцатом веке это называлось: научная фантастика, в двадцать первом фэнтези, сказки для взрослых. Теперь придумали войну с инопланетянами и поглупевшее, наивное население планеты в эту сказку поверило. Какое же у людей примитивное мышление, это результат промывки мозгов, - сказал доктор. - Холодновато становится, не зайти ли нам братья в мою ординаторскую? - шутливо назвал он выработку, используемую для медицинских целей. - Отваром из трав угощу. - Я не против, особенно если у вас есть сахар, - сказал Горский. - Есть немного заменителя. - Сгодится, - обрадовался бывший госслужащий. - Мне на пост заступать, - сказал Смит и обратился к настоятелю пустыни: - Отец настоятель, холодает, скоро зима, нужно подсобирать дров, на отопление базы. Разрешите сделать вылазку за реку? - спросил он разрешение у настоятеля пустыни. - Заодно поставлю сети на рыбу, - Благословляю вас Артур, завтра поутру. И возьмите с собой ещё кого-нибудь. Ангела Хранителя, всем вам, пойду к себе, - сказал настоятель обители и пошёл в свою келью. Михаил пошёл следом за ним. За ними ушли доктор и программист. Наверху посту дежурил Гунн, он притаился за камнем, набросив сверху маскировочную сетку. Смит вышел на улицу, закурил сигарету, поставил древний автомат "АК-47" у камня. - Я сменю тебя, иди, вздремни часа три, - сказал Смит. - Я не устал, но поспать всегда не против, - сказал позёвывая Гунн, поднялся, взял мелкокалиберную винтовку, забросил на плечо и вошёл в шахту. Смит в укромном месте между камней зажёг спиртовку, чтоб закипятить кружку чая. Наплыли воспоминания: как он бежал из госпиталя в мегаполисе и был на грани душевной болезни, как бродил по лесам и степям, бросался и в воду и бился о камни. Как его истощённого, умирающего нашли христиане и он увидел их светлые, духовные лица. Как его принесли в пустынь, лечили и как долго говорил он с отцом Иоанном и поверил ему. Как первый раз выговорился на чистоту, (по их - исповедался) и ему стало душевно легче. Как избавился от чипов имплантов из руки и плеча (тем самым порвав с прошлым с государством), вырезав их по живому ножом. И скоро страхи мучавшие его - пропали. Он остался здесь жить и с оружием в руках начал защищать этих людей от всяких банд и правительственных служб. Монах Иоанн, перестал молиться, на память пришло прошлое: "Падение Церкви и священства начиналось незаметно, постепенно, сначала в Америке и Европе, приняли социальные номера страхования. Затем в странах бывшего СНГ в средине девяностых годов, двадцатого века начали вводить "Идентификационные номера". Некоторые из верующих людей встревожились, ибо увидели в этом номере антихристов след. Но в прессе в защиту этой бесовской уловки поднялась большая волна лжи, а священство устранилось от этой темы. Многие благословляли принимать эти лукавые номера. Только монашество стало во главе оппозиции мирскому священству и архиерейству. Братия Почаевской Лавры обратились письменно к Патриарху Кириллу: "С духовной точки зрения - добровольное принятие и использование человеком цифрового имени вместо имени христианского, а также электронных документов - носителей его, является деянием греховным, равнозначным отречению от Христа. Именно поэтому, все те, кто примет апокалипсическое "начертание - имя зверя, или число имени его", будут навечно отвергнуты Богом. Если мы сейчас не устоим в своих убеждениях и ради земных благ проявим малодушие, то нас ждут вечные муки, которым не будет конца. Мы убеждены, что никакого оправдания нам не будет". Но ничего не изменилось, антихристовы слуги медленно но верно обращали даже христиан под свою пяту. В основном всё население приняло идентификационные номера, пройдя точку невозврата. Прав был тысячу раз, молдавский священник протоиерей Анатолий Чибрик: антихрист не мог бы воцариться, если бы не была подготовлена почва, через средства массовой информации, и в частности телевидение, поработившего человеческое сознание. Человечество секуляризировалось, на западе христианство - угасло, на востоке отдалилось от Бога и от христианского учения, продолжило жить не по Евангелию. Люди приходили по инерции на крещение, венчание, приобщались Святых Тайн, но делали это более следуя традиции, привычке, чем христианскому убеждению. Это положение дел на востоке являлось следствием долгого периода гонений на Церковь. С появлением интернета, люди перестали читать книги, особенно духовные. И вообще, в последние времена даже и в монахах мало кто жил духовно. Потому, когда началось внедрение ИНН, народ не понимал, для чего это вводится и не сильно переживал по поводу происходящего, не чувствовал опасности. Большинство было озабочено накоплением денег и получением материальных благ, духовное ушло на второй, третий и план. Всевидящее и контролирующее око хазар, тотальный контроль "хазарского каганата", высших над низшими, мировой элитой над всеми - стал нормой жизни. И всё без насилия - все только методом убеждения и обмана. Уже в начале нового двадцать первого века начали внедрять биометрические паспорта. Но люди уже сопротивлялись слабо, они привыкли к номеркам, которые у них постоянно спрашивали во всех организациях. Скептики говорили: "это ещё не то", когда верные предупреждали: это антихристов номер, его брать нельзя. Не верили, что и чипы будут, смеялись. И вот всё случилось, после идентификационных номеров, внедрили кредитные карточки, затем биопаспорта, медицинские страховые номера. Людям начали пересаживать органы. Телевидение заполонили разные шарлатаны - экстрасенсы, колдуны и ведьмы белой и чёрной магии, гуру и психологи начали проводить свои тренинги и тем сбивать людей с пути Христа. Разврат и пороки стали законными, люди начали менять свой пол, "отменили" женщин и мужчин, содомиты, трансвеститы и лесбиянки начали главенствовать в больном обществе. В протестантских церквях появились женщины священники и диаконисы, священники содомиты. В финской церкви в ноябре 2008 года архиепископ Лев сделал публичное заявление о том, что он признает законными союзы между "православными" содомитами, допуская этих выродков к участию в богослужениях Церкви. И разрешил содомитам вступившим в зарегистрированный союз быть "священнослужителем"! Это уже было прямое разложение Церкви, начало катастрофы! В церквях появились камеры, якобы для трансляции служб по спутниковому телевидению. И пошло как лавина с гор, коды на зданиях храмов; вместо восковых свечей - электрические. Затем священники требники заменили айфонами, и стало похоже что священник не молится, а общается в соцсетях. Исповедоваться люди стали через интернет, а затем и вовсе грехи начали прощать заплатив в банкомат деньги и получив за это чек. Затем в храмах начали выступать циркачи, разные проповедники-сектанты, дети пели нехристианские песни. Вместо икон поставили в храмах видео-рамки, и начали проектировать изображения святых во время службы. Затем появились видео-службы с голограммами священников. А по вечерам проводили в храмах рок-концерты и выставки. Монастыри стали закрывать, за ношение нательного креста людей преследовали, сажали в тюрьмы и просто побивали насмерть, и церковь перестала существовать. Кресты с городов и кладбищ начали убирать и запрещать. Уже после внедрения биопаспортов - население почти поголовно чипировали. Святой Иоанн Шанхайский предупреждал: "Будет массовое отпадение от Православной Веры, причем изменят Вере многие епископы, и в оправдание будут указывать на "блестящее положение церкви". Искание компромисса будет характерным настроением людей. Прямота исповедания исчезнет. Люди будут изощренно оправдывать свое падение, и ласковое зло будет поддерживать такое общее настроение, и в людях будет навык отступления от правды и сладость компромисса и греха". Так и получилось, сначала не все чипировались, но после того как отменили наличные деньги, в паспортные столы появились очереди и за чипы уже дрались. Всех несогласных с новым мировым правительством, лишили самого необходимого и слабые здоровьем христиане отошли к Богу, так как не могли получать медицинскую помощь. И случилось, как пророчествовала святая Пелагия Рязанская: "Будет большая скорбь, когда слуги антихриста будут лишать верующих пищи, работы, пенсии... Будет стон, плач и многое другое... Многие будут помирать, и останутся только крепкие в вере, которых Господь изберет, и доживут до Второго Пришествия Его". Детей же начали чипировать с роддома. Ну, а затем уже начали клонирование людей, пошли эксперементы по вживлению чипов в мозг. Началась эпоха Апостасии. Ещё в Писании, было сказано, что в эпоху Апостасии будет существовать "церковь лукавствующих", экуменистическая церковь - характерной чертой которой будет всячески затушевывать какую-либо разницу между собой и истинной Церковью, постепенно вводя свое ложное учение. Большая часть Церкви, изменив Христу, вступила в тайное соглашение с властью зверя - "церковью-блудницей", которая повела беспощадное гонение против остатка верных. И нерадивые христиане-лаодикийцы начали преследовать своих братьев и сестёр! Мы - бежали в "пустыни". Появление "церкви-блудницы" это завершение эпохи Апостасии, что приведет вскоре к появлению антихриста. - Господи, помилуй нас грешных. Спаси и сохрани от козней лукавого, - помолился он. - Знаю, скоро придёт их царству конец, но перед этим нам оставшимся верным православным христианам придётся пострадать. Преподобный Лаврентий Черниговский, утешил верных: "Христиан будут умерщвлять или ссылать в пустынные места. Но Господь, будет помогать и питать Своих последователей". Михаил догнал настоятеля возле его кельи. - Отец Тимофей, вы обещали пояснить: почему подавляющим большинством священников и епископов биометрия была принята на ранней стадии, - напомнил он. Тимофей Иванович шёл на ночную молитву, но решил уделить время молодому христианину. - Хорошо, брат Михаил, зайдём ко мне для разговора. Они вошли в углубление размером два на полтора метра с деревянными нарами и бумажными иконками на стене. Присели на нары, настоятель зажёг лампадку, в уме произнёс: "Помоги мне, Господи", начал объяснять: - Отец Кирилл Павлов указывал на духовные причины священства: "в ущербности и искаженности духовной жизни этих людей", в том что они "не пропитаны духом Евангелия". У них омертвели сердца и души, а мирские приобретения отвадили от исповедничества. Ведь трудно расстаться с благами, большим и комфортным домом, с машиной, с местом на приходе и пойти скитаться неизвестно куда... Духовенство и епископат находились в подавляющем большинстве в "душевном состоянии", плотском состоянии неочищенности от страстей сердца от недостатка покаяния. Они крайне поверхностно воспринимали Предание Церкви и ее учения о спасении. В церковной жизни происходил, активный процесс обмирщения или секуляризации. Многие зациклились на социально-общественную деятельность, церковную бюрократию, гнались не за чистоту веры, а за количеством новообращенных. Утратив понимание главной миссии Церкви Христовой: в спасительном восстановлении человека, введении его в общение с Богом через терапию души, ума и достижение человеком обожения... К глубокому сожалению, в последние годы перед гонениями церковная духовная жизнь стала носить поверхностный характер, что порождало много ложных мнений, часто не согласующихся с учением Церкви, которое вполне ясно выражено в Священном Писании и свято-отеческой письменности. В лоно церкви начали проникать еретики протестанты, католики, иудействующие, просто люди любящие величие и деньги. Они ввели термин: научное богословие, которое в последнее время пропитывалось католически-протестантским духом в отношении святоотечески текстов. Святые Отцы Церкви воспринимались не как богодухновенные выразители истины по главным вопросам, догматического и аскетического характера, они подвергались критической оценке современных богословов. У священства последних времён пропало чувство самоотречения во имя Христа. Когда человек за каждую заповедь Христову готов отдать даже свою жизнь. Для этого как известно нужно: духовное руководство и регулярная частая исповедь. Они прельстились на мирские почести, человеческую славу. Пропала истинная любовь, и усердие к церковному богослужению, что согласно преподобному Симеону, является свидетельством освобождение души от власти дьявола. Среди священников появились такие шуты в рясах как актёр, прежде бывший "священником" Иван Охлобыстин, проповедующий блага биометрии. И с него даже сан полностью не сняли... Появились предатели Христовы такие как личный секретарь Предстоятеля УПЦ МП Александр Драбинко, готовивший раскол церкви. Бывший бизнесмен из Закарпатья Виктор Ведь принявший монашество и бывший приближенным к Александру Драбинко. Ещё протоиерей Георгий Коваленко, на то время глава пресс-службы УПЦ МП, принявший участие вместе с униатами, раскольниками, баптистами и прочими нехристями в экуменической "молитве за мир и спокойствие на бывшей Украине" во время бесовского майдана. Этот Коваленко организовал провокацию против своего владыки, когда в две тысячи двенадцатом году патриарх Кирилл прилетел в Киев. На него был внезапно напала полуголая, бесноватая сатанистка из забытой феменистской группы. Это лжепастырь провёл эту ненормальную в аэропорт под видом "журналистки". Архипастыри на Украине живо предавали свою церковь, уходили к раскольникам создавая лжецерковь. Пропало чувство, когда человек за каждую заповедь Христову готов отдать даже свою жизнь. Они не избежали человеческой славы, стремления к почестям и власти. Появилось так называемое: "мирское "христианство", родившее из себя мирское "богословие", которое служило не Богу, а времени и оправдывает "тайну беззакония". Мирское "христианство" выдавало себя с головой тем, что искало земного и ополчалось на жаждущих небесного. Ну, ты сам видишь последствия, что и сейчас происходит. - Истинно так, - согласился Михаил. - Но Сам Господь отвергает разум земных мудрецов имеющих привязанность к вещам подлежащим тлению. Ибо мудрость мира сего есть безумие перед Богом. Люди мира сего, собирающие свои сокровища на земле, не могут подняться выше видимых вещей. Современный мир это вотчина сатаны, грех вводится в добродетель, умножается беззаконие. В наши дни демоноподобные человеки стали явлением совершенно обыденным. Как сказал падший ангел святому Андрею Христа ради юродивому: в те времена люди будут злее меня, и малые дети превзойдут стариков лукавством. Ибо духовно слепой не может видеть явных знамений времен, не может видеть в какую западню затягивают мир злые люди и обманщики. Люди мира сего возлюбили смерть вместо жизни, жизнь мира сего это - антиевангелие. Нам, верным христианам выпал жребий быть - мучениками. Малейший компромисс с духом мира сего - это соглашательство с ложью и злом, ведущее к отступлению от пути спасения. Ведь есть же люди с виду вроде и христиане в церковь ходят, молятся, поют, и покланяются, а волю Божию не хотят творить. Шагают во тьму кромешную. Как сказал Симеон Новый Богослов: ибо ища славы человеческой и предпочитая ее славе Божие, мы подлежим суду, как идолопоклонники, поскольку служим твари более нежели творцу. Кто с радостью и самоуслаждением принимает славу мира сего и сердце его радуется о ней, будет осужден как блудник. Ну вот вкратце всё рассказал. - Скажите, как достичь безмолвия, когда приходится работать среди людей. Может после работы в городе, нужно удалиться куда-нибудь в скит? - Безмолвие достигается не в затворе и не в физическом удалении от людей, а в том, чтобы непрестанно пребывать в молитве к Богу. Творить Иисусову молитву. - И ещё один вопрос, мы живём как монахи, что следует делать, чтоб не сбиться с правильного пути? - Молись постоянно. "Лествицу" читаешь? - Она сейчас у матушек в кельи. - Там сказано для всех: исполняй послушание, пост, вретище, слёзы, исповедание, молчание, труд, терпи стужу, злострадание, унижение, братолюбие, имей кротость, не любопытствуй, не осуждай, люби всех, не пекись о мирском, будь безпристрастным, простым и незлобливым. - Благодарю вас отец настоятель, за поучения. Спаси вас Господи. Благословите, - он снова сложил ладони. - Да, благословит тебя Господь, Михаил. Прости и ты меня. - Бог вас простит. Они обменялись братским поцелуем, и Михаил пришёл в свою келью и кратко попросил Господа: 'Господи Всемогущий, вразуми рабу Твою, заблудшую Марию'. Затем лёг спать на свой топчан-ложе покрытый мешковиной с сеном. На улице в темноте послышался разговор и шорох гравия под ногами, кто-то шёл к ним. Смит посмотрел в бинокль ночного видения и увидел Сергея Пряхина и Гарика Боула несших на шесте какую-то ношу. Скоро они подошли ближе, и он рассмотрел тушу дикого кабана. Парни поздоровались с сидевшими у входа в пещеру. - С удачной охотой, - сказал Смит. - Подстрелили этого зверя, сегодня у нас будет мясо, - сказал Сергей. - Он принадлежал правительству? Три года тюрьмы без условной отсрочки. - Мы же, ухо с чипом у кабана сразу отрезали, - ответил Гарик. - Значит срок вы не получите, в худшем случае общественные работы и денежный штраф, - сказал Смит, забросив автомат на плечо, потирая руки. - Поужинаем на славу сегодня! Я его сам освежую. - Мы как в древние времена Робин Гуда, охотимся на дичь только не в королевских угодьях, а во владениях вассала мирового правительства, - весело сказал Гарик, ставя карабин у камня. - Жаль не отведают его христиане, у них пост, - сказал Сергей и посмотрел на вышедшего из шахты отца Иоанна. - Насыщайтесь, дети, мы уже привыкли жить без мяса, - благословил он их крестным знамением. - И как вы наедаетесь? едите мало, пьёте в основном травы, липовый лист, крапиву и не голодаете. Чудно. - Повторю слова апостола Павла, сам испытал их на себе и понял: это правда. 'Я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем: насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке' (Флп. 4: 11, 12), - сказал отец Иоанн и снова ушёл в шахту. 'На всё у этого старичка есть ответ мудрёный. И не поверить ему невозможно, потому что он и живёт как говорит. А я без мясного мучаюсь, страдаю жестоко от голода', - подумал Гарик Боул. - В город не ходили? - спросил у парней Смит. - Нет, не хочется попасть в суд за бродяжничество, - сказал Сергей. - А там ещё неизвестно как повезёт или железяка (судебный биоробот, по сути справочник всех судебных книг и дел) судить будет без сострадания по букве закона или человек, не лучше машины, сам знаешь. - И налепят по суду новое клеймо чтобы: "обеспечить постоянную связь каждого индивидуума с глобальной информационно-управляющей сетью", которое потом не выведешь, - сказал Гарик. - А в худшем случае какой-нибудь идейный из зала, объявит тебя - "врагом государства", а там и до высшей меры недалеко. - Или нужно будет признать себя христианином, но при этом раскладе, при нашей судебной системе опять, же можно жизни лишиться, - сказал Сергей. - Да, только христиане могут так жить, они не боятся смерти, - сказал Смит, подразумевая христиан, не принявших начертание зверя 666. - Не могу я привыкнуть к их жизни, молятся постоянно, друг друга величают братьями, о душе постоянно говорят. Какая такая душа? - спросил Гарик. - Я разобрался, они думают, что внутри человека есть невидимый дух, называемый - душа, и если он выходит из человека, человек умирает, - ответил Сергей. - Ну, а куда уходит, душа? - спросил Гарик. - По их мнению в рай или в ад. До второго пришествия их Бога - Христа. Который потом будет судить... - Сергей не закончил мысль, внезапно небо осветилось яркими лучами, послышался гул мотопланов. - Тихо, все в укрытие, - сказал Смит, потушил спиртовку. Они ушли под прикрытие маскировочной сети укрывающей вход в штольню. - Полиция или СБТ? - предположил Сергей. - Может военные, - сказал Гарик. - Сейчас увидим, - сказал Смит. В небе над лесостепью начали кружить на бешенной скорости мотопланы, седоки на них визжали, смеялись, что-то кричали друг другу через звукоусилители. - Мажоры балуют, - улыбнулся Гарик. - Наверно пьяные, - предположил Сергей. - Вовремя мы вернулись. - Или бандиты, - сказал Смит, приготовив автомат к бою. - А то кто же. Ночью вне города в запретной для полёта зоне, - сказал Гарик. Пять мотопланов носились по воздуху друг за другом, вдруг двое столкнулись и один резко рванул к земле и рухнул километрах в пяти от рудника. Затем раздался взрыв. Остальные четверо умчались в сторону города. - Бросили! Может, сходим туда, чем-нибудь поживимся? - спросил Сергей. - Это же не дрон, чем там поживишься? - сказал Гарик. - Сейчас туда прилетят спасатели, найдут его по аварийному маячку через "BEAST" (англ. - "Зверь" название мегакомпьютера), ничем не поживитесь, а на беду нарвётесь, - предупредил Смит. - Чаю хотите? - предложил он. - Не плохо бы согреться и джином, - сказал Гарик. - Спиртного не держим. Из шахты вышел Захария, спросил Смита: - Отец настоятель интересуется: что случилось? - Всё в порядке, мажоры резвились, один мотоплан невдалеке разбился, - ответил Смит. Захария ушёл в шахту. Начал сыпать не первый снежок, который сразу таял. - Зима напоминает о себе, - сказал Смит. - Как её тут пережить? - спросил с содроганием Гарик. - Замёрзнем в этой пещере. - Дров ещё запасёмся, и до весны хватит. Завтра я иду за дровами, вы пойдёте? - спросил у новичков Смит. - Я не могу здесь жить, пухну с голода, дурею от тишины. Может, дальше пойду, поищу: где сытней кормят. Или в город вернусь, - сказал Гарик. - Дело твоё, попадёшься гоблинам (бандитам), они тебя не пожалеют. В руднике в одной из келий, называемой "трапезной" (просторной выработке, где стоял грубо сколоченный стол и самодельные скамьи), собрались: отец Иоанн, Тимофей Иванович, Горский, Бахтамян, Михаил и Андрей Турцев. Подошёл Захария, сообщил, что разбился где-то мотоплан. Андрей недавно прибился к пустыни по причине болезни случившийся с ним. В четырнадцать лет ему как всем вживили чип в правую руку, сначала всё было хорошо, затем рука начала усыхать. Он с родителями объездил много клиник, потратили все биткоины но врачи не могли ничем помочь и за два года рука усохла повисла плетью. Тогда он случайно встретился в городе с Михаилом, они разговорились и Михаил предположил, что рука усохла из-за вживлённого чипа. Он сказал, что нужно покаяться перед Богом, изъять чип и возможно Бог его простит, рука оживёт. Турцев понятия не имел о Боге, но ради спасения руки решился уйти из цивилизации и отказаться от чипа. Сказав родителям, что едет к экзарцистам лечить руку, он ушёл с Михаилом из города. Чип ему изъял Смит, вырезав скальпелем без наркоза, но рука так и осталась усохшей. Он исповедался за всю жизнь у отца Иоанна, за неимением священника, но причаститься Святых Христовых тайн не мог, без священника. Поначалу его мучила, страшила тишина пещеры, была невыразимо страшно, он хотел вернуться в город, но и руку хотелось спасти, потому он остался. Вторая причина была таковая: ему очень понравилась сестра Михаила, такой кроткой, смиренной, любящей людей девушки он в жизни не видел и питал в тайне надежду на ней жениться. Андрей был любопытным парнем и чтоб разобраться в христианстве, он всем задавал вопросы интересующие его. Насельники шахты прочитали одну из глав "Откровения" Иоанна Богослова, затем вели беседу в ожидании вечерней трапезы, пока женщины кормили тяжелобольных в келье-лазарете. Они должны были скоро прийти, а пока мужчины вели беседы: - Отец Иоанн, что значит: "и потекла кровь из точила даже до узд конских"? - спросил Михаил. - Те кто не примет печать антихриста, будут все замучены и убиты, и кровь потечет "до узд конских", как написано в "Откровении" (Откр. 14, 20). Так будут убивать последних христиан, с большой кровью. - Я не понимаю, товарищи, зачем вы каждый день читаете книжку, этого Богослова? - спросил наивно Турцев. - Преподобный Варсонофий Оптинский, усопший в начале двадцатого века, говорил: "Тот, кто будет читать Апокалипсис перед концом мира, будет поистине блажен, ибо будет понимать то, что совершается". Понимая, происходящие события описанные в Апокалипсисе, он будет готов к ним и не будет бояться происходящего, - пояснил старец Иоанн. - Евангелисты писали, что перед вторым пришествием Христовым наступит духовное оскудение людей. Чему вы, братия, и стали свидетелями. - То что творится с людьми даже оскудением назвать трудно, это - дебилизация человечества. Вот потому Бог и посылает нам: земные катастрофы, голод, войны, а главное попустил по грехам нашим - тотальный контроль, - сказал Тимофей Иванович. - Объясните, почему уничтожили: миллиарды бумажных книг, целые библиотеки сожгли в котельных, подшивки газет, энциклопедии, справочники? Ну, нынешние люди их понятно не читает, с начала века (XXI века), книги перестали читать с появлением интернета. Это тяжело и утомительно, предпочитают книгам - видеофильмы или электронные звуковые книги. Но зачем же было сжигать целые библиотеки? Неужели из-за того, что кончился уголь и газ, а леса вырубать уже запретили, - спросил Бахтамян у стариков. - Дело здесь не в топливе. И в прежние времена, когда истощились запасы газа и кончился уголь, альтернативу учёные нашли в энергии солнца и воды. Плюс атомные станции остались, они заменили все энергоносители, - напомнил Горский. - Всё просто: в старых печатных книгах, была описана историческая правда мировой цивилизации. Бумажные книги изымались отовсюду и перерабатывались на глянцевые журналы, журналы непотребства и упаковки для товаров. Особо опасные: духовная литература, историческая - сжигались с крематориях и электростанциях, - ответил Тимофей Иванович. - Для чего? Книги же перестали читать, они перестали быть опасными. Что страшного в книге, например "Оливер Твист"? - Там еврейский жулик Феджин посылает мальчиков воровать, а это уже - антисемитизм, - пояснил настоятель. - Но, зачем же было уничтожать редкие бумажные книги? Их же можно было сохранить для потомков. - Но в них-то оставалась истина! С появлением электронных книг и библиотек, легче было вносить в них свои правки, чтоб исказить суть и правду. Истину из печатных изданий нельзя было удались нажатием клавиши на клавиатуре и вписать новую, нужную правителям информацию. Теперь через "умную школьную программу" и электронные книги население оболванили. С появлением дешевых ноутбуков и доступным Wi-fi на всей планете отпал вопрос в строительстве школ. И с помощью дистанционных образовательных программ, детей начали учить на дому, первые три класса бесплатно. Сами знаете, что это за образование на дому. После этого "образования" рухнул культурный барьер, начали стираться национальные обычаи, мир - мультикультурализировался. Христианство высмеяли, затем запретили, за то что мы не признали содомию. Храмы многие закрыли, иконы сожгли, требники и Библии а за ними и другие книги переработали на бумагу для упаковки товаров. А электронные книги переписали как угодно тайному Мировому правительству, - пояснил Тимофей Иванович. - Зачем!?! - уже удивился Андрей. - Чтоб люди забыли историю своих предков, а люди без прошлого, это люди без будущего. Ими управлять легче, потому что на чёрное можно говорить - белое и они верят не задавая вопросов. Теперь повсеместно утверждают: что нужно создать Мировое правительство, чтоб остановить войны и терроризм, а не говорят, что они хотят достроить всемирное, тоталитарное государство, лишив окончательно людей всех прав, сделав их послушными себе рабами. Хотя они и так уже стали рабами электронной системы. - Не понимаю. - Святой Нектарий Оптинский, ещё в начале прошлого века предсказал: будет духовный голод. Не достанешь духовной книги. Наступит век молчания, - сказал старец Иоанн и снова замолчал. - Ещё русский христианский писатель девятнадцатого века Фёдор Достоевский, смог заглянуть в будущее на десятки лет вперёд. Он предсказал грядущую еврейскую революцию в России, видя в ней войну против христианской цивилизации и конец Христианской культуры. И всеобщее духовное одичание человечества с установлением "царства элиты", - сказал Тимофей Иванович. - Кто такой Достоевский? Я про него не слышал, - спросил Андрей. - Русский писатель. - И у русских были писатели? - удивился он. - Сам русский и об этом ничего не знает, - сказал доктор Бахтамян. - Детям вдолбили такую кашу и всё из лжи! - сказал печально Тимофей Иванович. Андрей посмотрел на него как на выдумщика, но впрочем дал ему скидку на старость. - Ты сколько классов закончил? - спросил Горский. - Прослушал все, двенадцать. У родителей были биткоины на мою учёбу. - Вот, а основное население оканчивает только три класса, потому что у родителей нет средств на обучение. Зато раньше, образование среднее было - бесплатным, до двенадцати классов и все ходили в школы, - огорошил Горский Турцева. - Правда! - недоверчиво посмотрел Андрей на взрослых. - Да ну, шутите? - не поверил он. - Когда это было? - В двадцатом веке, - ответил доктор. - Во времена тиранов! Не может быть! - Андрей недоверчиво смотрел на взрослых. Он из электронной энциклопедии Википедии, из школьной программы вынес: раньше в девятнадцатом, двадцатом веке: капиталисты, социалисты, за образование брали деньги, и неграмотного населения было восемьдесят пять процентов, и только три класса - платных, заканчивали девять процентов населения земли. И только шесть процентов имели полное среднее образование, среди которых, три процента - имели высшее, это были дети богачей. 'Теперь же всё население планеты получало образование в первых трёх классах - бесплатно! Неполное среднее, платное образование имеют - двадцать один! процент населения земли, среднее - двенадцать процентов, высшее - восемь процентов. Он не знал, что начальное образование не имеют - 31% населения земли, три бесплатных класса закончили - 46%, неполное среднее - 13%, среднее - 8% и высшее только - 2% от населения земли'. - Эту правду ему открыл Горский, так как имел к ней когда-то доступ. Турцев естественно не поверил, пропаганда государства работала - чётко делая из людей послушных работяг, болванов-потребителей. Способных только работать, воевать, производить по лицензии детей и умирать. Думать они были совершенно неспособны, их этому в школе не учили. - Ты кто по национальности? - спросил Тимофей Иванович. - Человек мира, - ответил в школе заученный ответ Андрей. - Это понятно, а национальность? Я - русский. - Правда!? - искренне удивился он. - Русские же все - варвары! Играли на гармошках, ездили на тройках, пили водку и ходили на медведей. Пока их не истребили в бесчисленных войнах. Теперь осталась только азиатская помесь, - выдал он. - Видишь, не всех истребили. Я - русский, Михаил - русский, отец Иоанн принадлежит к русской ветви русских, он - малоросс. - Правда! - ещё больше удивился он. - Я думал всех русских уничтожили англосаксы. - А твой отец, кто по национальности? - Не знаю. - В школе теперь не учат национальностям, теперь у них одна национальность - "человек мира" или еврей, - пошутил Горский. - Прочие нации и народности вымерли в ходе мировых войн и конфликтов. А русские, китайцы виноваты во всём больше всех. Теперь на земле единая раса - люди мира! - сказал Андрей. - Вот что с людьми сделала Технократическая цивилизация с людьми двадцать первого века, полный регресс, - резюмировал Горский. - Вроде бы и век кибернетики, информации, а люди знают меньше чем школяры восемнадцатого! века. - Это неправда, я в школе был отличник! - возмутился Андрей. - Тогда назови мне хоть одного политика двадцатого века? - Ну, Джек, это вы загнули, зачем же такой сложный вопрос. На него и в начале нашего века не все бы юноши ответили, - сказал Тимофей Иванович. - Он же изучал историю, пусть ответит. - Мик Джагер! - выдал Турцев. Горский засмеялся, Тимофей Иванович скромно опустил глаза, отец Иоанн молился про себя, Михаил не знал такого имени, молчал, Бахтамян улыбнулся. Турцев понял, что не угадал, начал стрелять всем что помнил: - Мадонна! Горский ещё сильней захохотал. - Джоконда, - сказал неуверенно. - Мимо! - Рембрандт. - Мимо! - Цукерман. - Опять мимо! - Билл Гейтс, - называл он, запинаясь. - Мимо! - Элвис Пресли. - Не знаю такого, - Горский клонился под стол, держась за живот. Турцев злился, начал палить: - Бэтмен, Линч, Форд, Рокфеллер! - Всё мимо! - еле дыша, выдавил Джек. - Вашингтон. - Обдало волной! - Король французский. - Назовите имя! Имя короля! - Чингисхан! Джек схватился за живот. - Папа Римский, - в исступлении сказал Турцев. - Ну, вот, хотя не уточнил какой из них, но попал. Папы-то были правителями государства Ватикан, - сказал Тимофей Иванович. Горский не выдержал и присел под стол, задыхаясь от смеха, ему уже нечем было дышать. Зная, что он болеет эпилепсией, Михаил налил в кружку воды, Джек упал на пол, лицо его исказилось, он забился в конвульсиях. Михаил брызнул на него святой водой и начал читать молитву: Да воскреснет Бог. Через пару минут он затих и успокоился, лицо его просветлело. - Спа-си-бо, - прошептал Джек, приходя в себя. - Прости меня, Андрюха, я чуть не умер со смеху, - сказал Горский, когда его поднял на лавку Михаил. Турцев обиделся, на глаза его навернулись слёзы, он вышел из столовой. - Зачем вы так, Джек, их же теперь не учат правдивой истории. А тому чего учат, они и то не помнят у них же есть компьютер, - сказал Тимофей Иванович. - Действительно, погорячился. - Вы объясните мне, почему вокруг твердят: "мир и безопасность", всё для этого делают, а ни мира, ни безопасности нет? - спросил Бахтамян у христиан. - Понятно уже почему идут войны, конфликты по местам, землетрясения, наводнения и прочие бедствия. - Когда будут говорить "мир и безопасность", тогда внезапно нападёт на них пагуба, - ответил Михаил. - Люди не хотят каяться в своих грехах, потому ни войны, ни катаклизмы не закончатся до скончания века. Лжепророки восстали и будут прельщать даже избранных. - Какие лжепророки? - спросил Андрей, вернувшись в келью. - Разные маги, предсказатели, астрологи, религиозные секты выдумывающие своих "богов" во главе. - Ну, а когда начнётся "окончание века"? - Разве ты не видишь, уже при дверях. На лицо все признаки, как говорится во втором послании апостола Павла к Тимофею. Вы же не читаете Новый Завет. Отец Тимофей, как там сказано? - Я точно, не припомню, - сказал Тимофей Иванович. - Сейчас его принесу, - сказал Михаил, вышел из кельи, вернулся через три минуты с Новым Заветом. Открыл нужную 3 главу, прочёл: "1 Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. 2 Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, 3 непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, 4 предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, 5 имеющие вид благочестия, силы же его отрёкшиеся. Таковых удаляйся. 6 К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, 7 всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины. 8 Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращённые умом, невежды в вере". - Как всё точно сказано, и это же было больше двух тысяч лет назад! - восхитился доктор. - Какая изумительная книга и её нигде не найти в продаже, даже у букинистов за большие деньги не купить. И ведь пророчество сбывается. Горе нам, что мы не понимали, что творили! - "Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. А вне - псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду", - неожиданно произнёс цитату из Откровения Иоанна Богослова, встал и перекрестился на икону старец Иоанн. - Благослови вас Господь, детки, - осенил он всех крестным знамением и вышел. - Перед приходом антихриста, всех людей должны прочипировать, что уже состоялось. Ещё должен быть восстановлен иудеями храм Соломона, на троне которого и воссядет - антихрист, - сказал Тимофей Иванович. - Вы постоянно говорите о вреде нанотехнологий, о чипизации, а эти технологии спасают и облегчают людям жизнь. Ничего страшного в смарт-метках - нет! - сказал Андрей. - Если бы слуги антихриста объявляли заранее о своих намерениях по поводу путчей и кровавых революций, убийств царей и многих миллионов верующих о захвате власти во всем мире, кто бы позволил им это сделать? Ни мировое правительство, ни сам антихрист не объявит всех рабами до установления абсолютной власти. Андрею захотелось поговорить с с учёным программистом Джеком Горским. Горский вышел из трапезной, "подышать воздухом", Андрей за ним. же шёл наверх, потому и он пошёл. Они вышли из штольни. Внизу в отвале породы в глубоком яру горел яркий костёр, там весело разговаривали люди, что-то крутили на вертеле. На посту стоял Сергей, он подменил Смита, пока тот освежевал и жарил кабанчика. - Вы тоже на свежатинку вышли? - спросил их Сергей, закуривая сигарету. - На свежатинку? - спросил удивлённо Горский. - Где вы взяли дичь? - Гарик подстрелил, - похвалил Сергей товарища. - Молодец! Его первая порция, - сказал Горский и начал спускаться вниз по деревянным ступенькам. Андрей пошёл следом за ним. - Джек, - позвал он программиста. - Что, - откликнулся тот весело. - Я хочу тебя спросить, почему христиане такие отсталые, скрытные, закомплексованные? Почему не принимают к себе жить людей с лазерными наночипами? - А ты что, родившись в двадцать первом веке, с детства дружишь с компьютером и ничего не понимаешь? - Понимаю. Они не хотят, что их местонахождения видели со спутника. Но власти имеют их координаты с помощью следящих дронов. - Да, имеют, но у них другое понятие о чипах, не такое как у нас, что это только удостоверение личности и необходимый медицинский имплантат, для спасения жизни. Они любой чип считают: меткой дьявола. Так писал их какой-то то ли пророк, то ли апостол. - Метка дьявола? - удивился Турцев. - Что за бред. - Для тебя бред, а для них - нет. Но ты же согласился, чтоб тебе доктор удалил чип. - Согласился, Михаил говорил, что это поможет мне восстановить руку, - он левой курой поддержал правую за ладонь, она была заклеена пластырем в месте удаления чипа: между: указательным и средним пальцами. - А если не поможет? - Но, я верю, Михаил сказал: если верить, то обязательно сбудется ,по вере и Бог даёт человеку. Я верю, что излечусь. - О, их вера загадочна и необъяснима, - ответил он Турцеву и заговорил со Смитом: - Надеюсь, и на нашу долю будет мясо? - Проходите, присаживайтесь, хватит на всех, - ответил Гарик, похлопывая на бревно, вырубленное под скамью. Новоприбывшие сели рядом, следя за Смитом, крутившим вертел. - Но почему они не хотят принимать людей с наночипами? - снова обратился Андрей к Джеку. - Вот пристал, - весело сказал тот, почесал голову, на месте где у него был шрам от операции внедрения имплантата. Он вспомнил как поначалу радовался, что его мозг мог работать с компьютером путём мысли. Но когда начались постоянные жуткие мигрени, боли в позвоночнике, он снова лёг на операцию, чтоб устранить его. Смит и Сергей прислушались к их разговору. - Возможно, вы в школе этого не проходили, впрочем как пропись рукой... Ладно, расскажу: чип нанесённый лазерной татуировки на кожу человека не нуждается в питании от постороннего источника энергии, так как состоит из живых клеток, которые функционируют естественным образом. При этом происходит определение индивидуального алгоритма функций его мозга через рецепторы кожи, идентификация и подключение к мировому компьютеру "Зверь" через систему спутников на орбите земли. В результате чего центральный компьютер, этот монстр устанавливает с мозгом прямую высокочастотную связь. - Ну, это я понимаю. - Ну, и чего же ты не понимаешь? - Я же говорю: почему христиане не принимают к себе людей с такими нано-метками? - О боги, - сказал программист к слову, ни в кого он не верил, - потому что этот чип-начертание бесполезно срезать с кожи, чтобы избавиться от контроля. Лазерная татуировка объеденяет связь человека и компьютера и метка уже не нужна. Она моделируется клетками крови, и при вырезании или выжигании того места где находится наночип, он просто кодируется на генном уровне! Ты навсегда уже будешь видим через систему спутников. Понимаешь!? Это-то они и называют - рабством, зависимостью от системы. Хотя без этой метки-чипа выжить в нашем мире почти нереально. И подобные вопросы, которые тебе задавали, когда вводили чип: где ты хочешь его носить: forehead (лоб) или hand (рука)? После нанесения лазерной татуировки - чистая формальность. - Тогда почему ты избавился от смарт-метки? - У нас всех здесь живущих есть какая-то своя причина, чтоб жить без жизниважного в современном обществе смарт-метки... Я же слишком много узнал о системе, как она работает и кто ей управляет. А таких как я не отправляют на пенсию, их - распыляют в крематории. Я узнал тайну: нами управляют - жидо-масоны и они решили раз и навсегда избавиться от рода человеческого... - Масоны! Это добрейшие люди, - перебил его Андрей. - Это те кого называют: англо-саксонским "электронным правительством". Те которое вроде - есть, но которое никто не видел. И поверьте мне братья (он автоматически повторил то, как обращались между собой христиане), скоро клоны, искусственно созданные люди так называемые - "действительные", эти продукты генной инженерии по классу превзойдут нас людей и станут - высшими, а мы приобретём статус: низших и классификацию: "инвалиды". Они уже закрывают программу обучения отнятых у родителей детей в интернатах. - Почему? - спросил Андрей. - Вот пристал, "почему, да почему"? - сказал больше для всех Джек. - Всемирному правительству нужны полностью верные им существа, а вы "интернатовские" хоть и преданы правительству, но не за совесть, а за страх лишиться подачки в виде жратвы и удобств. Всё что я узнал от христиан, совпалось с моими наблюдениями и подозрениями. И чипизация человечества и создание новой глобальной мировой религии, направлены на то, чтоб можно было манипулировать людьми-адептами в мировом масштабе. Управлять ими и внушать своё мировоззрение при этом подчиняя их волю, не называя даже - людьми, а физическими лицами. Они создали взамен христианства свою религию "Нью Эйдж", выступаящей в качестве официальной идеологии нового мирового порядка. - Лица всех слушавших его мужчин напряглись, они не ожидали слышать такую откровенность. Ведь Джек обличал правительство, закон и существующий порядок, и за меньшее можно было получить срок в тюрьме. - Я не хочу чтоб мной управляли неизвестные мне люди, потому, я решил исчезнуть с поля зрения мирового правительства и пожить - действительно сводным, хоть даже малое время... - едва остановился он, подумал: "Перед этим я придумал для родственников красивую легенду, что я сменил имя и код и решил жить в одиночестве на собственном острове, вкушая блага жизни как миллионер. Поэтому пока правительство меня не принудило "добровольно" принять наночип (лазерную татуировку), я исчез с поля зрения их "радара", пока не поздно". - Вот потому я здесь с христианами, перенимаю их опыт выживания вне системы, - закончил он. - Ну, ты Джек дал! - присвистнул Гарик. - Я бы такое ни за что и во сне не решился бы сказать! - Но как же ты собираешься перейти границу государства, ведь там везде натыканы камеры наблюдения, висят беспилотники, натыканы сигнальные ловушки, спутники всё контролируют, - не унимался Турцев. - Я не собираюсь никуда переходить. Я буду жить свободным в этом государстве. Естественно пока меня не поймают и не посадят. Как скоро это случится? Не знаю. Но когда поймают - распылят. Но до этого я поживу - свободным. А пока оставь меня в покое. - Товарищи, что это за учение у наших христиан о Боге живом, но которого распяли? - спросил у всех Турцев. - Товарищ, - шутливо ответил Гарик, - поживёшь здесь дольше, узнаешь больше. - Если конечно выдержит без компьютера и его прелести хоть неделю - добавил Смит. - Почему? - наивно спросил Андрей. - Ты сколько висишь в сети в день часов? - спросил Гарик. - По разному было, в среднем от десяти до четырнадцати часов. - А здесь, как ты уже заметил: сети - нет, она у христиан под запретом. Здесь даже радио - разрешено слушать старшим и в определённое время! Они либо молятся, а основное время работают руками, чтоб выжить. - Я здесь только затем, чтоб моя рука снова была здоровой. Потому что средств на лечение в клинике у меня - нет. Потом, я уйду отсюда. - Сбежишь. У тебя уже были галлюцинации, ты уже приходит в страх и ужас от тишины? - Бывало. Здесь всё как у дикарей в каменном веке. А они зачем мучаются? Не пойму. - Что для тебя самое главное в жизни? - спросил Смит. - Для меня? - задумался на мгновение Турцев. - Для меня - биткоины, потому что на них можно всё купить и жить припеваючи. Можно покупать любые органы и пересаживать их, можно заменить раковые органы - имплантатами и снова жить! - То есть, ты хочешь жить богато и красиво с малыми затратами на такую жизнь? - спросил Горский. - Да, а что в этом плохого? Все хотят так жить. Разве вы не так? - Раньше, может быть и так, - сказал неопределённо Смит. - А эти христиане пустынники живут так: они бедность предпочтение перед богатству. Почитают своего Бога Христа, превыше всего, - ответил Горский. Турцев сначала не понял, что он сказал, но когда вдумался ужаснулся. - Значит: они хотят смерти живя в нищете!? - наивно спросил он. - Нет, они любят жизнь и никогда не пойдут на самоубийство, для них это - страшный грех. А в бедности живут, потому что здесь работы нет и купить-то нечего, - хохотнул Горский и его смех поддержал Боул. - Смерти же они не боятся, потому что считают смерть - переходом в другую жизнь, более справедливую и спокойную, - пояснил как понимал веру христиан Горский. - Реинкорнация? - Нет. По их теории: жизнь в ином измерении в том же теле с той же душой. - А что такое "душа"? - Спроси у старого монаха, он тебе объективно пояснить их суть веры. А сейчас не мешай нам своими вопросами, если сумеешь пожить здесь подольше, сам разберёшься. Дай всем поесть, нормально, - ответил Боул. - Заодно узнаешь о предпочтении бедности и болезней перед богатством и здоровьем. Андрей сильно хотел есть, но на такой ответ обиделся, он поднялся по тропинке наверх, вошёл в шахту. - Паренёк-то с приветом, - сказал Боул. - Все мы здесь не совсем здоровые, потому что согласились здесь жить. За исключением христиан-катакомбников. Они твёрдо уверены в своей правоте веры, - убеждённо сказал Смит. Джек и Гарик посмотрели на него с недоумением, бывший профессиональный военный, спецназовец ответил не сразу на их недоумённое молчание: - Я только здесь в Черной зоне понял, что общество наше тяжело больно... В армии, я командовал подразделением спецназа, здоровые такие мужики, крепкие, но все они были - гомосеки! Гарика и Горского резануло ухо последнее слово Смита, если бы его услышали в городе, он мог бы реально получить год тюрьмы. Здесь ко всему противозаконному относились с небрежением. - Ну, и что? - спросил удивлённо Гарик. - Что в этом такого? Это просто сексуальная культура. - Раньше это называли - извращением, теперь и я считаю это - извращением, - ответил Смит. - Прохладно как-то, - сказал Горский, чтоб перейти на более безопасную тему, не смотря на всю государственную пропаганду этого порока, он-то для себя понимал: сексуальное извращение, это ненормально. - Моя бабка говорила раньше в этих местах зима начиналась в ноябре, уже снегво всю валил, и мороз до десяти градусов доходил, - сказал Гарик. - И теперь ночью холодно, до нуля градусов доходит, - сказал Джек. - Да, но ведь декабрь начался. - Давайте попируем, мясо уже готово, - сказал Смит, чем обрадовал товарищей. Андрей пошёл искать с кем бы поговорить, нашёл в часовне, стоящего на коленях перед Распятием молящегося Михаила Громова. Он молился про себя, читая при свете свечи из потёртого молитвослова канон покаянный ко Господу Иисусу Христу: "Внегда поставлени будут престоли на судище страшнем, тогда всех человек дела обличатся; горе тамо будет грешным, в муку отсылаемым; и то ведущи, душе моя, покайся от злых дел твоих...". Увидев Андрея, он прервал молитву. - Ты что-то хотел брат? - спросил Михаил, неохотно оторвавшись от молитвы, поднялся с колен. - Я хотел узнать... - Он замолчал, думая, как сформулировать вопрос. - Зачем вам нужны инвалиды и старики? Зачем заботитесь о них? Почему вы их лечите - бесплатно, зачем ваши женщины ухаживают даже за безнадёжными? Зачем тратите на них еду и воду? У вас же самих продуктов не хватает. Вы же за это ничего не получаете. Они уже старые, своё пожили. Это же нерентабельно и глупо. Скажешь: ради гуманизма. Вас же в миру все всё равно - не понимают и ненавидят, считают за упрямых фанатиков. Михаил понял, что Турцев спрашивает о лежачих тяжелобольных людях, за которыми ухаживали сёстры христианки. - Они нужны Богу, а если они нужны Богу, то помогая им у нас есть шанс на спасение наших греховных душ, - ответил он с улыбкой. - Понятно, - сказал Андрей ничего не поняв, и вышел из часовни. "Зачем старые и больные нужны Богу? И при чём здесь спасение души?", - думал Андрей и идя в общую мужскую келью для трудников спать, по пути встретился с Тимофеем Ивановичем. - Тимофей Иванович, можно у вас спросить? - сказал он останавливаясь. Настоятель остановился, хотя и спешил на ночную совместную с отцом Иоанном молитву. - Спрашивай, Андрей. - Чем отличается ваша молитва от молитв христиан в городе? Они там тоже молятся Богу, живут в комфорте, достатке и тоже в храмах. Зачем вам мучить себя? Зачем страдать от недостатка пищи, воды, одежды, всяких необходимых вещей! Не всё ли равно, где молиться Богу? В храме даже лучше. - Храмы там не благочестивые, оскверненные. Все верные рабы Божии давно изгнаны из городов. Те же из христиан кто остался в городах и принял нумерацию зверя, только по имени христиане, они такими называются, но живут по законам человеческим, а законы эти порочны. Экуменисты молятся, только не тому богу, богу-мамоне они молятся. Тяжело жить рядом нечестием, ибо как гласит поговорка народная: с кем поведёшься, того и наберёшься. Чем у вас в городе любят заниматься? - Разные развлечения есть. Компьютерные соревнования, игры, спорт, отдыхают люди в клубах и кафе. - Предаются пороку и блуду; сожительствуют без брака; осуждают друг друга; бранятся, сплетничают, пишут доносы, предают ближних; ненавидят друг друга, даже родственники; объедаются и даже до смерти; умертвляют стариков, калек и немощных и говорят: это во благо им. Живут в нечестии, пьянствуют, наркоманят, дерутся, убивают друг друга. Занимаются: прелюбодеяниями, мужеложством, скотоложством, тем уподобляя себя животным и оправдывают при этом оправдывают это - нечестие, умными фразами. Развращают детей и предаются другим порокам, называя это: свободой и правом выбора ребёнка. - Разве это грех? Я думал, это - жизнь. - Да, жизнь порочная, нечестивая. Нас же, последних христиан православных злословят, обвиняют во всех грехах и даже терроризме. Но мы всё прощаем и терпим, нам это в радость, ибо этим мы утверждаем, что не участвуем в их пороках. - Ну, ведь это свобода? Свобода выбора человека. - Это не свобода, это грех содомский и нечестие, которые обманом ввели жидо-масоны якобы как свободу выбора человеческого. Господь за это гневается и не пощадит их за пороки их и мерзости их. "Впрочем близок всему конец" (1 Пет. 4: 7). - Тимофей Иванович перекрестился. - Мы же христиане последнего времени, должны быть благоразумны, иметь любовь друг к другу, "потому что любовь покрывает множество грехов" (1 Пет. 4: 8), должны: молиться неустанно потому что "во всем прославляется Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь" (1 Пет. 4: 11). - Цель вашей веры, молитва? Что мне нужно делать, чтоб исправиться? - Цель нашей веры: спасти свою душу, через исповедования заповедей Божиих, веры в Бога, Святую Троицу. Через крещение человек входит в новую жизнь во Христе, через покаяние и причащение он соединяется с Христом и обещает Ему больше не грешить. А это значит стать воином Христовым. Дальше начнётся тяжелая борьба со своими страстями, навеваемыми лукавыми бесами. Человек оставивший этот мир с его искушениями, подвергается дьявольским козням. Диавол начнёт досаждать тебе, делать тебе козни, под разными предлогами манить тебя к прошлой жизни без Бога, чтоб вернуть на путь неправедный, греховный. - Я хочу верить, но пока не получается. Против кого бороться? - Апостол Павел говорил "Наша брань не против крови и плоти, но против мироправителей тьмы века сего, против злобы поднебесных". - Поясните мне, Смит сказал, что вы так думаете: ваша жизнь: Христос, это понятно, но и смерть - приобретение. Как это!?! - Мы живём по новому завету Христа, верим, что душа после смерти не умирает, а значит и человек воскреснет. Если же человек примет смерть за истину с верой в Бога, то попадёт в Царствие Его. Если смерть примет насильственную, то как говорил архимандрит, старец Арсений Папачок: если умираешь за истину это твоё счастье, потому что переходишь от смерти к жизни вечной как исповедник, а не как лодырь и трус. - Мне трудно понять. - Не сразу всё даётся. Идём драгоценный со мной, помолимся соборно с отцом Иоанном, Господу. - С дедушкой Иваном? - С ним, спаси его Господи. - Как это соборно? - Значит вместе. - А по отдельности разве нельзя? - Можно, только соборно более благоприятная для Бога молитва получается, ибо сказано в Евангелии: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18, 20). - Я не умею молиться. - Ничего, ты стой, слушай и молись мысленно своими словами. - Можно просить Бога о своём здоровье? - Проси, Он милосердный всё слышит и всё знает и поможет, если ты уверуешь всем сердцем. - А почему вы бедности предаёте предпочтение перед богатством? - решительно спросил Андрей. - Это же глупо! богатый человек он в почёте, а бедный никому не нужен... Подошёл христианин Захария, он сказал настоятелю, что из города привезли болящего мужчину, родственники. - Они говорят, что их послал Зевс, чтоб отец Иоанн, вылечил его если можно. Привезли в дар Богу два мешка муки, десять килограмм соли, масло литров двадцать, и ещё что-то в коробке. Они и записку от Зевса предъявили. Захария отдал настоятелю записку. Тимофей Иванович прочёл её. - Где эти люди? - Мы по нашим правилам попросили их ждать в трехстах метрах от пустыни. Они отъехали на расстояние и ждут ответа. - Я сейчас пойду к отцу Иоанну, покажу ему записку. Он скажет что делать с больным. Вы оба понадобитесь, если придётся нести больного в келью отца Иоанна. Отец Иоанн почитал записку, сказал: "Не забывает нас Бог, присылает через людей естие. Слава тебе Боже наш слава тебе" и перекрестился. Он согласился молиться за болящего, дары от родственников больного приняли, им велели приезжать через три дня за больным отцом. Андрей выстоял двухчасовую полунощную с христианами и даже не устал. Зато заснул спокойно и спал как давно уже не спал - умиротворённо без кошмаров. 5 Мэри проснулась вся в холодном поту, снилась какая-то мерзость, уроды с отчленёнными конечностями и мерзкие хари с клыками. Она посмотрела на часы, было четверть девятого утра. Все уже ушли на работу, ей же никуда торопиться не нужно было. Компьютерная голограмма молодого плейбоя поприветствовала её с добрым утром, напомнила чтоб она приняла таблетки и душ. - Сама знаю, - ответила она недовольно. Первым делом по привычке, просмотрела свою электронную почту, удалила рекламу, проспекты зазывающие на дорогие курорты, медицинские пластической хирургии клиники, новые закладки фильмов и новости страны и вести с боевых действий. Несколько задержалась на видео-посланиях подруг, неискренно, наигранно желающих ей полного выздоровления и счастья в личной жизни. После душа и завтрака, она занялась макияжем и педикюром, как всегда включила для слуха интервидение, шла передача "Детский секспросвет", для детей младшего школьного возраста. Она провозилась около часа, это несколько отвлекло её мысли от болезни. Но вот пришло сообщение от Большого брата, что в её тяжелом состоянии, при отсутствии средств на лечение, есть выход - безболезненно уйти из жизни. - Я сама знаю, что мне делать, не указывайте мне! - гневно крикнула она яростно и удалила сообщение. Тут же пришло на её ящик новое сообщение. Она выключила свою почту. Но голограмма из домового компьютера сообщила, что ей пришла новое сообщение. - Когда же всё это закончится!?! - спросила она в раздражении. - Никуда от вас не деться. "Обесточить дом, чтоб выключить компьютер нельзя, дом станет - неуправляемый, и дверные замки не будут работать, кондиционеры отключатся, станет холодно, - подумала она. - Выход есть, уйду гулять и не возьму никаких гаджетов, пусть меня поищут!". Хотя она понимала: связи с ней не будет, но никуда она не исчезнет, её местонахождения всегда будут видеть через систему "Глобал". "Не оторваться ли мне в каком-нибудь клубе?", - подумала она, хотя все ультрамодные клубы работали с вечера до утра. Были, правда клубы, работающие круглосуточно, но там "тусовка" была не столь презентабельна. Она решила заказать себе на завтрак из ресторана чего-нибудь из японской кухни, через голосовой вызов вызвала ресторан японской кухни, начала делать заказ. Но вежливый электронный голос уведомил её, что на её счету нет средств, и "к сожалению вызов принят быть не может". - Как это нет средств! - возмутилась Мэри вслух и тут же набрала свой банковский код. На её запрос пришёл ответ, что средства её закончились ночью, и были сняты клиникой за услуги лечения и лекарства. Предлагалось пополнить банковский счёт биткоинами. - Какие биткоины? У меня даже килобитов нет! (десятые, по старому - мелочь). Вежливый электронный голос ответил: - Попросите пополнить ваш счёт кому-либо из родственников. - Вы издеваетесь надо мной!? - возмутилась она. - Я хочу поговорить с живым оператором. Немедленно! - Соединяю, - ответила компьютерная программа. Она начала ждать, но свободного оператора видимо сразу не оказалось, и она прождала сорок три минуты. При этом выпила чашку чая и энергетический напиток, нехотя съела круасан. Наконец на мониторе во всю стену появилось лицо миловидной девушки оператора, она поздоровалась, представилась: "Оператор Вирджиния. Я вас слушаю, мисс Мэри" (так она написала в анкете, на просьбу обращения к ней), спросила: - Чем я могу вам помочь? - Мне нужны средства, я хочу съездить в город, скупиться и отдохнуть в клубе. - Мисс Мэри, я тщательно проверила ваш банковский счёт. У вас не осталось никаких средств, всё сняла клиника на лечение и лекарства. Возможно, вы позвоните им и узнаете в клинике: на что они потратили ваши биткоины? Будучи современным членом технотронного общества, среднего класса, Мэри была себялюбива и горда, она не любила - когда ей что-либо подсказывают, она привыкла брать всё, что хочет. - Дайте мне средства в кредит! - Лимит кредитов вами использован. Банк не доверяет некредитоспособному клиенту. - Что значит: "не доверяет"! - Позвоните по своей проблеме в Департамент Социальной защиты. Может они вам помогут, - посоветовала оператор Вирджиния. - Там моя мать работает! Я хочу поговорить с директором банка! - заявила она. - Я запишу вас на приём, мисс Мэри. Но директор сейчас на совещании, и освободится не скоро... - Знаю я вас, вечно у вас "совещания", а поговорить с директором можно только тогда, когда открываешь крупный счёт. И даже посидеть с ним в ресторане. - Вас ставить в очередь? - Что!?! Ещё и очередь? Нет! - ответила она раздражённо и прервала видеосвязь. - Я поговорю с матерью, пусть она скинет мне деньги. Она пыталась дозвониться матери на работу, но видеофон не отвечал, не отвечал и её смартфон. Она через систему "Глобал" нашла координаты матери, оказалось, мать не на работе, а находится по адресу: ул. Томаса Хиттера 162/84 б. в Серой зоне для простонародья. По электронному справочнику она мгновенно выяснила, там проживали некие товарищи, мать и сын: Стирфорты, Линда 36 лет и Роблен (рождённый быть Ленином) 16 лет. "Значит, мать спуталась с очередным малолеткой, и на него тратит свои средства, пудрит ему мозги, что ей семнадцать лет, а я её мать, - подумала Мэри. - К стати параметры возвратных данных официально можно менять за большие средства, может и этот Роблен не юниор". Она связалась с отцом, но он ответил ей только по звуковой телефонной связи, что занят и не может с ней говорить. У подруг она биткоины не просила, они бы ей не за что не дали, наговорили бы как всегда множество отговорок и тут же бы сделали дорогие покупки для себя любимых. Оставался брат, он почти никогда не отказывал ей, давал в долг. Она связалась с ним, но он ответил, что занят в рейде в серой зоне и пока не может говорить. "Ну, и ладно, тогда просто проеду по городу, развеюсь", - подумала она. Примеряв несколько париков с расцветкой разных цветов, остановилась на причёске каре, чёрного цвета. В гараже машины предназначенной ей и матери не оказалось. Она проверила через интернет стоянку, там не было ни машины отца, ни брата. Тем более не было машины его сожительницы. "Так, машины свободной тоже нет, вызову в долг такси". Набрала службу такси, но ей там отказали в первый раз, мотивировав тем, что здоровье её нестабильное, она может умереть в любой момент, и долг её будет трудно выбить с родственников. Мэри расплакалась, долго лежала на постели, потом ей пришла мысль: подзаработать биткоины на студии порнофильмов. Там многие женщины даже с высоким положением подрабатывали и средства пополняли на счету сразу. "Даже заместительша мэра, Камелия в молодости там подрабатывала", - подумала она и решила ехать туда на общественном транспорте. Наложила макияж, взяла сумочку, смартфон и вышла из дома. Из соседнего дома слева вышли муж и жена Джена-Барби и Джейсон Дьюроки, красивые, высокие, супермодные, приветливые, популярные в городе ведущие на местном телевидении. Они по родству являлись родными братом и сестрой, но новый закон разрешал такие браки с условием, что у них не должны были рождаться дети. 'Хай', - поздоровались они с Мэри и приветливо помахали руками, сели в спортивную машину с автоматической коробкой передач и тут же умчались на телестудию. "Счастливые, они любят друг друга", - подумала она, уже давно никто не осуждал кровосмешение, считая это личным делом граждан вступающих в эти мерзкие перед Богом отношения. Из соседнего дома справа вышли супруги Маккормики, они приехали сюда жить из Англии, здесь климат был суше. Они ни с кем не здоровались, считали местных жителей гражданами второго сорта. Муж помог сесть жене в 'Лексус', сам сел за руль и они чинно поехали за покупками. Мэри пришла на остановку, дождалась электроавтобуса но в салон её не впустил электронный барьер за неимением на счету средств. И никто из людей не сжалился над ней, не заплатил за её проезд, все равнодушно смотрели на неё, пока автобус не уехал. Только теперь она начала задумываться в каком равнодушном, жёстком обществе она живёт. Вспомнила, как сама отказывала смердам (безработные люди, низший слой общества, живут на пособия), ей стало жалко себя, и она снова заревела. Поплакав, она твёрдо решила добиться своего: добраться хоть пешком до Красного квартала и сняться в престижной киностудии в "лёгком" фильме для взрослых. Её чип-удостоверение позволяло проходить в любую часть города. Даже в закрытую для плебса Красную элитную зону и не рекомендуемую к посещению властями города Серую зону. Около часа ей пришлось идти главным проспектом города Ф. Гальтона и К. Пирсона, она прошла свою зону, вышла не обходя через Оранжевую зону в Зелёную зону. Оттуда ещё отдохнув на холодной лавочке, через полчаса пришла в Красный квартал. Решив продать свою честь, она пришла в самую престижную студию "Софит", но там её долго не пропускал дюжий охранник. Затем появился какой-то слащавый субъект неопределённого пола, наговорил много комплиментов, успокоил, выслушал зачем она пришла, проводил до стойки киностудии, предложил заполнить анкету. Красавица за стойкой оценивающе посмотрела на неё, предложила всё-таки бесплатный кофе. Мэри отказалась от кофе. Ей снова предложили заполнить анкету. На клавиатуре она отвечала на вопросы около четверти часа, затем ждала ещё минут сорок на мягком диване в фойе результата. Вышел какой-то высокий мужчина в пиджаке и джинсах и сказал, что её не могут задействовать в съёмках по состоянию здоровья. Посоветовал приходить после выздоровления. - Я этим бизнесом никогда не зарабатывала, но мне нужны средства на лечение. Я могу умереть без средств уже сегодня! - сказала она с надрывом. - Вот в том то и дело, а нам нужно будет платить вашей семье огромную страховку. - Я напишу отказ от страховки. - Ничем не могу вам помочь, мисс Мэри. Вы правда плохо выглядите. Обратитесь в менее престижную студию, например в "Бритни", где закрывают на медицинские данные глаза, - сказал он холодно и удалился. Она попробовала возмущаться, но появились два громилы охранника и вывели её на улицу. Послав им проклятье, она направилась дальше. Но, ни в одну из "приличных" студий, куда она обращалась, её не впустили, видимо из "Софита" всех предупредили, передав её анкету через систему "Глобал"для всех киностудий. Она вспомнила про свою школьную подругу, звезду экрана Хелену и обрадовалась. "Я позвоню ей, и она устроит мне съёмки, ей не откажут!", - подумала она. Попыталась позвонить по смартфону, но средств для звонка на нём не было. Она заплакала от бессилия. Свернула в переулок К. Маркса, из подворотни появились какие-то подозрительные сутенёры, начали приставать к ней, предлагая непристойные предложения за мизерную сумму (по её мнению). Она едва спаслась от них бегством. Устав от хождений, от голода она свалилась просто на асфальт под каким-то клубом разврата. Когда очнулась, поняла, что её обворовали, забрав сумку, сняв золотые украшения. Поднявшись с трудом, она побрела по переулку и присела на лавочке у магазина. К ней подошёл какой-то по виду смерд, спросил, обнажив гнилые от наркомании зубы: - Ты чего сидишь одна? Может, сходим куда-нибудь, развлечёмся? Или хочешь кайфа? Она встала и пошла от него прочь, он что-то сказал ей обидное. У большого кафе в витрине были выставлены пирожные и торты, ей захотелось есть, но средств не было. Теперь она поняла наяву, что такое "жизнь на дне". Ей захотелось домой, но как туда добраться она не представляла. "Может обратиться к полицейскому, чтоб он отвёз меня домой или хотя бы сообщил брату, где я", - подумала она. Но всё время пока она бродила по кварталу не видела ни одного полицейского, даже андроида в форме. Она пришла в отчаяние близкое к самоубийству и уже подумывала: как покончить с собой. Но на её счастье к ней подошли три девушки, одетые раскованно с вызовом по виду из пролетариев. Они спросили: почему она плачет? Она вкратце рассказала им свою дневную историю, чем вызвала их издевательский смех. Они ненавидели людей среднего класса за их успех в жизни, потому радовались несчастью девушки оказавшейся без средств к существованию. Её рассердил их смех, она поругалась с ними и решила выбраться из этого ужасного района. Но сил уже никаких не было. Ко всему пришли новые, страшные головные боли таблетки были украдены вместе с сумочкой, и она потеряла снова сознание. Очнулась она в клинике, под капельницей. Врач сказал, что её подобрали на улице полицейские, которым поступил вызов о трупе лежащем на улице. В клинике знали о её состоянии и присылали на смартфон сообщение принять немедленно лекарство. Рядом находился брат, он-то и оплатил расходы на её временное лечение. - Мы поволновались за тебя, - сказал брат, когда врач вышел из общей палаты. - Где родители? - спросила она слабым голосом. - Отец здесь в клинике, мать... - брату не хотелось говорить, что говорила мать. А мать говорила, что средств не лечение у них нет, и что лучший вариант был бы для всех и для Мэри, усыпить её безболезненно. Чтоб она подписала бесплатный полис на эвтаназию. При этом отец промолчал и только он брат был не согласен. Но сам он был в раздумии: стоит ли бороться за жизнь безнадёжно больной сестры, тратить биткоины, если она должна всё равно умереть. - Что сказала мама? Где она? - Она ищет средства на твоё лечение, - соврал брат. - Мы тебя долго не сможем здесь содержать... Мы, скоро переведём тебя в общественную больницу... - Как! я должна буду лежать со смердами и товарищами пролетариями, - ужаснулась она и брезгливо поморщилась. - Никогда! Лучше умереть, - запальчиво сказала она, но умирать ей почему-то не хотелось. - Отвезите меня домой! Я там хочу умереть. - Хорошо. Завтра. Сегодня ты будешь находиться здесь. Я заплатил за лечение. - Но почему ты такой удручённый? Говори правду, брат. - Наши дела идут худо, на семейном совете мы решили продать дом и разъехаться. Отец уезжает в Американскую Кофедерацию со своим другом. Мать решила жить сама. Я с Джессикой буду снимать экономную квартиру хотя бы в Зелёной зоне. Хотя Джессика хочет снять маленький домик в нашей зоне среднего класса... - А где буду жить я? - спросила она обречённо. - Мне же тоже полагается часть средств от продажи дома. Брат молчал, о ней они не думали как о живой, потому её часть они разделили между собой. Все ждали её смерти, всем она уже мешала. - Ещё дней пять - шесть, ты будешь жить с нами в доме, - сказал он неуверенно. - А потом? - Знаешь, Джессика хочет сменить машину, она видела новую, спортивную в салоне... И хочет переехать в новую, съёмную квартиру, купить новую мебель, на кухню нужны всякие ... - Плевать мне на твою Джессику. Максим, где буду жить я!? На этот вопрос у него не было ответа, он не знал что сказать. - Вы решили бросить меня как ненужную вещь? - Я бы забрал тебя к себе, но боюсь... Джессика не захочет. Она заплакала, она не знала что ей делать, все отвернулись от неё, привычный мир в миг рухнул, она оказалась не нужна даже родным. С родственниками они не общались в новом обществе, это было не принято, тем более обращаться за материальной помощью. Каждый был за себя, и выживал сам. - Я поняла, вы хотите, чтоб я подписала полис? Он как бы облегчённо вздохнул, или ей это показалось. - Я не настаиваю, - сказал тихо он. - Но что делать я не знаю. - Уйди Макс, - она закрыла глаза, слёзы покатились по щекам. - Мне нужно остаться самой. Подумать. - Я буду в коридоре, если понадоблюсь, вызови кнопкой, - сказал он и вышел из палаты. Матовые стеклянные двери автоматически закрылись за ним. В палате на огромном видеомониторе во всю стену проецировалась природа, идиллия: лес, ручеёк в лесу, зелёная травка. В коридоре Максим увидел мать, она решительно шла к палате. - Ну, что она? Ты сказал ей, что мы вынуждены продать дом? - решительно спросила мать. - Сказал. - И то, что ей нужно искать новое жильё и самой платить по счетам. - Намекнул. - А то что лучший выход для неё подписать сегодня же полис и не мучить нас? Брат содрогнулся, он по новому увидел на мать - жесткого, расчётливого человека без сердца. - Я не смог это ей сказать. Не смог. - Слизняк. Ей всё равно долго не прожить. Если она окончательно сляжет, кто будет за ней ухаживать? Мыть её, кормить, убирать из-под неё? На сиделку у меня средств нет! - Ты же мать! - не сдержался он. - Да, ну и что!? Умри ты - сегодня, а я - завтра. Ты брат, почему же ты не возьмёшь сестру на обеспечение?... Молчишь? Она неизлечимо больна, лучший вариант для неё - умереть! В этом нет ничего зазорного, все так делают с неизлечимо больными и старыми. - Я не могу ей это предложить. - Я сама это сделаю! - сказала решительно мать, собираясь войти в палату. Сын удержал её за руку. - Пусть сегодня отдохнёт, успокоится. Может завтра она сама примет решение об эвтаназии. - Хорошо, пусть лежит в клинике, пока ты будешь за неё платить. Домой её не привози. Если она умрёт, о похоронах позабочусь я, - сказала мать и повернулась чтоб уйти. - Но может, продадим дом и биткоины причитающиеся ей, заплатим за её лечение? Светлана Борисовна повернулась к сыну лицом, которое вдруг стало старее, даже множественные пластические операции по омоложению не скрыли её ненастоящего возраста. Это лицо-маска семнадцатилетней девушки с ненатуральным выражением лица, похожим на манекен - огрубилось. - Чего ты строишь из себя моралиста? Мы же всё уже решили на семейном совете. Тебе нужно думать о будущем, иначе твоя Джессика бросит тебя ради богатого мужчины. Отец твой стал - бабой в прямом смысле, и я не хочу знать его. А мне нужны средства на омоложение, на подтяжку кожи, на уменьшение возраста и смену имени. Я хочу начать жизнь с нуля. И с почками у меня возникают проблемы, нужно имплантировать - новые. - Ты хочешь узаконить эти семнадцать лет? - удивился сын. - Тебе же сорок четыре. - Бестактно называть возраст женщины, тем более я выгляжу и чувствую себя на семнадцать. Я хочу убрать возраст, сменить имя, а для этого нужно получить новый номер, новое файл-досье. Я хочу забыть прошлое, начать новую жизнь - выйти замуж и родить своему бой-френду бэби! Роб очень хочет от меня - бэби. А за бэби нужно платить налог. Нужно купить новую квартиру в нашей зоне, не буду же я жить у мужа с его матерью, тем более в Серой зоне с пролетариями. Потому мне нужно очень много биткоинов! И ещё Роб хочет спортивную машину, и на всё это нужны большие средства и... - Погоди! Выйти замуж за кого, за этого сосунка? Ты рехнулась! - Стоп, стоп, сбавь обороты, что за тон? Он меня обожает, я чувствую с ним себя счастливой, как в юности. И секс у нас классный! Мы с ним идеальная, супер пара. - И как ты собираешься рожать в свои годы? - Я не хочу больше рожать. - Ты же сказала: он захочет ребёнка!? - Сделаем как все сейчас вырастим в пробирочке. - Да, он скоро бросит тебя вместе с ребёнком. - Да, что ты! Ты знаешь, какие Робик мне делал признания в любви! - Мать мечтательно закрыла глаза. - Твоему отцу гею и не снилось. Мы с Робом вместе тусим в молодёжных клубах, катаемся на героскейтах, на роликах, на скутерах, гоняем наперегонки на дронах, джампингуем, зажигаем, отрываемся, живём на полную катушку, в кайф! - Она тряхнула косичкой как у девушки. - Мы даже ездили в Чёрную зону, ух, круто провели время, пощекотали нервы. Нам весело вместе, мы молоды! И тебе, кстати, не мешало бы немного омолодиться. Вон уже и морщинки появились у глаз. - Мне только двадцать четыре года! - Вот видишь, тебе - двадцать четыре, а мне - семнадцать, я тебе в сёстры младшие гожусь. - В сёстры? - переспросил удивлённо Максим. - Мне не нужны операции. - Как сказать, Джессика хотела бы, чтоб ты что-нибудь отростил. Ты не суди сгоряча, подумай, вам тоже лишние биткоины не помешают. Может, женитесь официально, на это нужно много биткоинов. Может, захотите заиметь бэби, тоже нужны будут средства... Ну а разрешение на ребёнка ты как лицо служащее государству получишь. - Нам не нужны лишние проблемы, мы не собираемся платить налог на ребёнка. Мы решили прожить жизнь без детей. - И отлично, одобряю! Жизнь даётся только одна, живи сегодняшним днём и не забывай о завтрашней неделе. Наслаждайся жизнью пока молод, здоров и при средствах. Потому что потом может быть поздно, заболеешь, жизнь не в радость, придёт старость уже гадость. - Мама, но Мария-Анжелика твоя - дочь! - У меня нет дочери, ей двадцать один, а мне только семнадцать. У меня жизнь взрослая только начинается, мне нужно думать о себе. Кто обо мне подумает, кроме меня? А ты лучше присматривай за своей Джессикой, по-моему, за ней начал ухаживать молодой масон, бизнесмен, из компании Кеннета. Как бы не увёл твою красотку. Мать решительно направилась на выход. Максим ещё постоял пятнадцать минут, раздумывая: в своём уме мать или это процесс цивилизации так далеко зашёл. Хотя он знал среди его знакомых: у кого матери омолодились и сменили возраст официально, начали чудить как малолетки. Потом задумался: правду ли сказала мать о его сожительнице? Проверить ему это было не трудно у полицейского средств для идентификации и слежения было достаточно. Ему позвонила Джессика, узнать где он находится. Он рассказал, что с сестрой плохо и он находится в клинике. Она сказала, что ждёт его на романтический ужин, через полчала в ресторане "Алибаба" на улице Герцена, и прервала связь. Максим зашёл в палату, сестра притворилась, что спит. Он постоял немного, и ушёл к своей сожительнице на романтический ужин. Линда Стирфорт вернулась с работы домой в дурном настроении с головной болью после лишне выпитого. Хозяин грозился перевести её в уборщицы, если она ещё хоть раз напьётся. Работала она в стриптиз клубе барменшей, когда была молодой, работала стриптизёршей. Ей было только тридцать шесть лет, но выглядела она на сорок с лишним. Её шестнадцатилетний сын Роблен, симпатичный молодой человек, светловолосый, с 'мужскими' серьгами в ушах и татуировками на теле с большими амбициями и малым усердием, большой эгоист. Он с красными от бессонницы глазами играл всю ночь в покер в сети на биткоины и снова проигрался. Теперь он общался с кем-то в сети, сквернословя и не стесняясь в выражениях при матери. Он был зол на всех, только не на себя. - Привет, - поздоровалась мать, сын ей не ответил. - С кем общаешься? - С кентами. - Опять в покер играл всю ночь? Или в монстров? - Не твоё дело, - огрызнулся Роблен. - Как не моё дело! Я же погашаю твои долги и плачу за свет. Если я не заплачу твои долги, тебя могут упечь в тюрягу за неуплату. А если не заплачу за свет, у нас не будет ни интернета, ни электричества для готовки еды. Плюс у меня долг за аренду жилья, и если бы мы жили на государственной жилплощади, нас бы уже три дня назад выкинули на улицу, без разговоров. И поселились бы мы в трущобах с клопами, в деревянных бараках с крысами или пришлось бы рыть землянку на Дне. Из-за того что ты лодырь, мне приходится спать с хозяином, старым Джеком, а ему уже шестьдесят с лишком. - Та-та-та, понесла. Ну, и что, что ты спишь со стариком, молодые... - Заткнись! - Ладно, не ворчи, всё равно фарт будет мой. Когда-нибудь я выиграю, и отдам тебе всё сполна. - Нельзя выиграть в карты в сети, тебя по любому надуют! Не будь лохом, играть с машиной, шансов выиграть - нет! - Но выигрывают же. Я сам видел в сети счастливчиков. - Это подставные, заинтересованные лица, они тебе что хочешь напоют. - Может мне в лотерею повезёт. - Тот же дохлый номер. Ты лучше свою старушку С. Б. охмури. Вот это единственный твой шанс выбиться в люди. - Надоела мне эта тупая бабка, она вообще фишку не рубит! Думает я не знаю сколько ей лет по настоящему. Я давно у хакера Старка всё узнал про неё. И где она работает, и что муж её гомик, и сын работает в полиции, а дочь скоро подохнет от рака. Мать захохотала противным, надрывным смехом поржжённой стервы. Закурила сигарету. Сын попросил у неё закурить, она дала и ему сигарету. - Твоя, С. Б., не приезжала? - Нет, но звонила уже три раза, задолбала в конец. Может грабануть кого? - Ты в своём уме? В колонию захотел или ещё хуже в ТИЛ (трудовой исправительный лагерь) на урановый рудник захотел. - Кто не рискует, не тратит биткоины! Вон, толстяк Портман с Симпсоном и парнями дело провернули, грабанули одного, много взяли рыжья, теперь гуляют. - По Симпсону давно электрический стул плачет. И Портман хитрый как змей, любого подставит. Тебе оно надо? Ты думай, как свою силиконовую куклу охмурить. - Она и так моя. Говорит, скоро загнётся её старшая сестра, они продадут дом и мы официально поженимся. Придётся, конечно подписать брачный контракт. Перестраховывается старушка, чтоб я не сбежал от неё с её средствами. Но, ничего, она ведь и умереть может, ведь не молодая уже, - сказал сын и они вместе с матерью засмеялись. - Зато потом всё будет моё и квартира, и машина, и все банковские сбережения. Вот тогда заживём, тогда я расплачусь с тобой вполне. - Дай-то Зевс сбыться твоим слова, - закашлялась мать. - Ты совсем охренел, зачем начал замолаживаться к малолетней соске с соседской улицы? Хочешь провалить нашу аферу!? Я тогда тебя сама грохну. - И сядешь жариться на стул, - хохотнул сынок. - Зато ты больше не будешь больше жрать мой хлеб. Иди на работу устройся. - Я сижу на пособии, зачем мне впахивать? Скоро буду получать повышенное пособие. - Чтоб нам повысили пособия, для этого нужно ничего не нарушать, не терять баллы. А мне нужно рассчитаться с работы. - Ну, и рассчитывайся. - На те два пособия что мы получаем мы жрать будем впроголодь. Тебе нужно искать работу. - Кто в наше время работает? Только лохи. Нормальные люди живут на пособия, играют и приворовывают... Или может пойти в армию. - В армию с восемнадцати лет берут. И потом, не боишься, что тебе на войне что-то оторвёт. И будешь тогда инвалидом никому не нужным. - Боюсь. Потому и не хочу воевать. Лучше воровать. - Лучше женись на своей кукле Барби, у неё хоть мозги и съехали набекрень, но она богатенькая и втрескалась в тебя дурака по самые помидоры. - Слышь, поосторожней со словами. У тебя есть травка, покайфовать? - Есть, да тебе сейчас нельзя. Вдруг твоя бикса заявится, а ты под кайфом, ещё разлюбит. Ты должен играть роль пай-мальчика, как сухорукий Андрей. Не пьёшь, не кайфуешь, баб не любишь. - Я их со школы люблю с тринадцати лет. - А для С. Б., ты должен быть - мальчик-колокольчик, пока не стукнет, не звени, - захохотала мамаша и добавила кривляясь: - Сю, Сю-за-нна, Сююю-зи. - Или "просто Сююю", - сказали они одновременно с издевкой, повторив слова Светланы Борисовны. Захохотали. Линда закурила папиросу с марихуаной, сын жадно посмотрел на неё. - Ладно, сделай тягу, только одну, - разрешила она, и он сделал затяжку с её руки. - К драпу привыкания нет, - сама себя успокаивала она в слух, хотя сама плотно была зависима от марихуаны, покупая её в аптеке. - Не знаешь, куда твой знакомый, сухорукий Андрей пропал? - Умалишённый? Говорят ушёл в Чёрную зону и там его сожрали каннибалы. - Я так и думала, туда ему и дорога. А ты зачем в Чёрную зону ездил со своей старухой? - А ты откуда знаешь? - Знаю. Хочешь чтоб и тебя там бандиты или дезертиры расчленили. - Не так-то просто это сделать, - сказал самоуверенно сын, достал из-под подушки револьвер. - Мы тоже вооружены. - Ты одурел, десять лет хочешь схлопатать? - Я скажу нашёл его и несу в полицию. - Так тебе и поверят. Для этого нужно найти ствол и заранее по смартфону сообщить в полицию. Не трогая его руками, зафиксировать находку на видео и ждать пока прибудет наряд. - Откуда ты всё знаешь? - Я ведь тоже была молода, танцевала в клубе и знала Чёрного Сокола. - Чёрного Сокола, этого известного бандита! - восхищённо сказал сын. - Может он мой отец? - Не исключено. Он пользовался у наших девок авторитетом. - Круто, я сын Чёрного Сокола. Можно сказать это Симпсону, чтоб он не называл меня: байстрюком, - размечтался Роблен. - Скоро должна прийти Сюзи, но у меня нет на счету средств, - развёл руками сын. - Ты же мне кошелёк не пополнила. - Нечего было мочиться стоя в общественном туалете, это не толерантно, за то с тебя и штраф содрали. Ты же знаешь, там везде понатыканы скрытые камеры, - нравоучительно сказала мать. - Я бухой был, забыл что в городе надо ссать сидя. И кто придумал этот тупой закон!? - Гендерное равенство, - сказала гордо мать, она сама когда-то боролась за права феминисток. - Это для вас баб - равенство, а для мужиков - неудобство, как бухнёшь, забываешь. - У тебя ещё водительское удостоверение действительно? - А что? - спросил подозрительно сын. - А то, что пришло предупреждение, почитай в почте: ты два раза нарушил правила перехода улицы, один раз на красный свет, другой в неположеном месте. Мусор бросил не в тот бак. Если так дальше пойдёт у тебя снизятся баллы в Системе Национального Доверия до критической отметки. Тогда и социальное пособие снизят. Давай посмотрим, что у тебя за рейтинг в Системе Доверия, - предложила мать. - Давай. Они включили домашний органайзер, Роблен назвал своё имя, код, чтоб проверить баллы в системе СНД. На экране монитора высветилась надпись: "РОБЛЕН ЭДУАРДОВИЧ, дал разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись). Ваш уровень в Системе Национального Доверия категории 'D' снижается, приближается к Угрожающему, у Вас осталось: 526 баллов. Для безработного на соцобеспечении Ваш рейтинг доверия на высоком уровне должен быть 700 баллов и выше. Средний рейтинг для населения 'С' 666 баллов, ниже этого рейтинга Вы будете лишены 25% пособия. При переходе отметки ниже 'D' 499 баллов, Вы будете лишены ещё 25% пособия, лишены права вождения автомобиля и сможете пользоваться только такси. - Вот видишь, доигрался! Ну-ка посмотрим, на чём ты терял баллы за этот месяц, - мать вывела таблицу на экран: 01. 12. 03 ч. 32 мин. Вы пытались зайти на запрещённый правительством сайт: - 5 баллов. 04 ч. 16 мин. Общались в сети с физическим лицом из страны агрессора: - 10 баллов. 03. 12. 18 ч. 42 мин. Вы заезжали в без разрешения в полосу безопасности Оранжевой зоны: - 10 баллов. 05. 12. 13 ч. 02 мин. Вы бросили окурок мино урны, на Центральной площади имени Рокфеллера, перед входом в рынок: - 1 балл. 21 ч. 38 мин. были свидетелем драки у стриптизклуба "Клеопатра", Зелёная зона, Красный квартал, пер.Карла Маркса 19, не вызвали полицию: - 10 баллов. 23 ч. 17 мин. нарушали запрет на тишину после 23 часов: - 3 балла. 07. 12. 21 ч. 32 мин. Вы были задержаны на ул. Моисея Гесса полицейским патрулём за нахождение в пьяном виде в общественном месте. С Вами проведена беседа: - 5 баллов. С Вас удержан штраф, за нарушения норм поведения на улице 300 биткоинов. 08. 12. 09 ч. 56 мин. Вы помогли старушке подвезти из супермаркета на стоянку к машине тележку с продуктами: + 5 баллов. 09. 12. 19 ч. 08 мин. Вы высовывали на ходу автомобиля "БМВ" голову из окна, вели себя вызывающе; госномер автомобиля WWW 64 67 ЕА: - 3 балла. 19 ч. 14 мин. Высовывали на ходу автомобиля "БМВ" голову из окна, показывали прохожим непристойные жесты; госномер автомобиля WWW 64 67 ЕА: - 3 балла. 20 ч. 11 мин. выбросили пивную банку из окна автомобиля, госномер автомобиля WWW 64 67 ЕА: - 5 баллов. 22 ч. 39 мин. устроили потасовку с физическим лицом ИНН ? 6564487427966 на ул. Иоанна Павела II: - 15 баллов, 22 ч. 41 мин. убежали с места нарушения закона при виде автомобиля полиции: - 10 баллов. С Вас удержан штраф за побег от полиции 200 биткоинов. 11. 12. 21 ч. 15 мин. Вы оскорбляли прохожих нецензурно, угрожали применить силу и убийством физическому лицу ИНН ? 6663287425509 на ул. Томаса Хиттера 162/84 б. в Серой зоне: - 6 баллов. 22 ч. 18 мин. прибыл полицейский наряд, была проведена с Вами беседа: - 5 баллов. С Вас удержан штраф за вызов наряда полиции 300 биткоинов. 12. 12. 19 ч. 07 мин. Вы курили разрешённое законом лёгкое наркотическое вещество в запрещённом месте, на Главном проспекте города Ф. Гальтона и К. Пирсона, в районе Серой Зоны, рядом с домом ? 1763: - 5 баллов. 14. 12. 07 ч. 24 мин. Вы выбросили мусор с пластиком и стеклом в бак пищевых отходов: - 1 балл. 15. 12. 16 ч. 13 мин. Вы курили в лифту по адресу ул. Р. Фишера 17: - 5 баллов. 18 ч. 51 мин. вы перешли улицу Б. Обамы в неположенном месте: - 5 баллов. 20 ч. 08 мин. Вы мочились стоя в писсуар в баре "Мустанг", Зелёная зона, Красный квартал, пер. М. С. Горбачева 34/ Б: - 10 баллов. 16. 12. 00. 47 мин. Вы пытались незаконно получить информацию из своего компьютера о физическом лице ИНН ? 6768345690916: - 15 баллов. За повторное подобное деяние вы будете оштрафованы согласно Гражданскому кодексу. Если это деяние принесёт материальный ущерб физическому лицу, Вы будете нести уголовную ответственность. Итого: штрафы: 800 биткоинов. Баллы: - 122 биткоина. Вы лишены 25% пособия и в следующем месяце получите 75% пособия. Государственный Департамент Соцзащиты вынужден ПРЕДУПРЕДИТЬ Вас, перейдя Угрожающий уровень в 499 баллов, Вам сократят денежное пособие по безработице на 25 % и лишат права вождения автомобиля. Ниже рейтинга 'D' 299 баллов, Вас лишат ещё 25% пособия; Вы не сможете устроиться на хорошую работу; Вас лишат права получать кредиты; не продадут билеты на самолёт и поезд; Вы будете лишены права выезда заграницу; по городу будет ограничено ваше передвижение. Ниже рейтинга 'D' 199 баллов, Вам будет запрещён выход/выезд из города. Ниже рейтинга 'D' 99 (БОМЖ) Вас будет запрещено брать на работу, но разрешено питаться в столовых для лиц лишённых соцобеспечения. Разрешается жить в ночлежке. Для Вас будет запрещена больница для бедных, медицинское обслуживание Вы будете получать по месту ночлега. Имеющие рейтинг 0 (Изгой) поражаются в правах, таковым физическим лицам запрещено жить в ночлежке, питаться в бесплатных столовых, запрещен выезд/въезд в/из города. Будет запрещено оказывать медпомощь и лечиться в медучреждениях, но разрешён укол инъекции милосердия. Мы заботимся о Вас, альтернатива всегда за Вами! Мы рады что Вы живёте в СВОБОДНОЙ СТРАНЕ ВАШЕГО ВЫБОРА, берегите себя! - С такой демократией и тоталитаризма не надо! Людей по баллам опускают, до такого наверно и Гитлер не додумался! - сплюнул сердито Роблен. - Ты совсем с катушек съехал, за полмесяца штрафов на тысячу сто биткоинов сделал! Чем мы будем платить за квартиру? Ты хочешь, чтоб нас выселили? Хочешь жить на Дне? Иди, повышай уровень в Системе Доверия, поухаживай за бабками в хосписе, улицы помети. Я слышала там за день можно поднять уровень доверия до пятидесяти - восьмидесяти баллов! - Ты гонишь! За вонючими бабками утки убирать! Мусор на улице мести! Хочешь меня опустить? Это не по понятиям! - Ты по понятиям скоро на свалке у Зевса жить и работать будешь! - сердито кричала мать. "Придётся для поднятия баллов повисеть на патриотических сайтах, выдать в сеть пару патриотических блогов, сходить на митинг поддержки армии и записаться в старшие скауты", - подумал он недовольно. Мать прочитала наконец информацию, что сын пытался открыть файл-досье Светланы Фора. Она сильно разозлилась. - Ты зачем пытался вскрыть её файлы? Идиот! Хакер недоделаный, ты совсем рехнулся, она же всё узнала. Теперь наш план может рухнуть, ты не захомутаешь её. - Та, я бухой был, вот и попытался вскрыть... - он махнул рукой. - Ничего, как-нибудь отмажусь. Я теперь врубаюсь, что такое демократический строй - это когда уравнивают в правах гендеров, ущемляя права других гендеров и отбирают баллы по всяким пустякам, чтоб не платить пособие по безработице. - Нет, это есть - свобода действий и совести. - Уж лучше бы было жить при тиранах Сталине или Путине, при них хоть мочиться можно было по-человечески. - Ты одурел! - возмущённо сказала мать. - При тоталитарном режиме жить было страшно и опасно для жизни, еды - мало, за всем -очереди, медицина бесплатная, но никакая, лекарств не хватало. И сказать что-нибудь нельзя, сразу соседи сдают в НКВД. За людьми устраивали слежки, ущемляли их правах, не было свободы слова, бросали без суда в тюрьмы и психушки за инакомыслие. Сплошь был геноцид, голодоморы и депортации. А теперь свобода и демократия, делай что хочешь. - Не знаю как там было при тиранах, будто сейчас кайфово жить. Пасут за нами даже в параше! пока ты мочишься. Медицина классная, но не всем доступная, лечатся только крутые, зато эвтаназия для больных и старых - бесплатно. А молодые и повеситься могут или выброситься из окна. Правда потом за кремацию всё равно платить родственники будут. Голодомора - нет, зато жрачка модифицированная, с ГМО и нитратами, жрать опасно, можно раком не заболеть, чистая жратва - есть но очень дорого не по карману. Депортаций - нет, но и народов никаких больше не осталось, все смешались как вавилоняне, разве кроме китайцев, индусов, русских и евреев. Свобода слова есть, но можно на нары угодить, если говорить то, что думаешь, или электронный кошелёк заблокируют, а это равносильно - геноциду. - Тише, тише, олух, ты одурел такое говорить вслух!? Ведь повсюду натыканы скрытые камеры и микрофоны. Могут ведь и нам в хату засунуть, записать разговор, а потом счета закроют, чем тогда за квартиру платить? Вмиг на улицу вышвырнут, - испугалась мать, посмотрела на домашнюю камеру умного дома. Вдруг в дверь раздался звонок, от неожиданности она даже присела. - Кто это? - произнесла вслух мысль мать. - Не соцслужба? Или может хозяин дома пришёл выбивать долг? Роблен быстро переключил компьютер на домофон, и на экране появилась в полный рост Сюзи. - Фух, перепугала твоя старушка. Твоя С. Б. нарисовалась, - сказала мать и тут же включила старенький кондиционер чтоб разогнать запах марихуаны и освежитель воздуха, чтоб пахло лавандой. - Сегодня же суббота, выходной, вот она и припёрлась спозаранку. Они посмотрели на электронные часы в форме вавилонской башни, часы показывали 8:46. В дверь снова позвонили. Линда начала распылять миндальный спрей. - Выйди к ней, скажи, что к нам нельзя, я сплю после работы. Идите, прогуляйтесь. - Битов скинешь на счёт? - Ботинки не почистить? Прокатитесь на её машине. Или просто прогуляйтесь по улице... - Ты гонишь! Я что малолетка голимый! - А я по твоему: корова дойная? Пошёл ты. 'Биты' не перекину! Роблен показал матери средний палец, надел на футболку латунную цепь под золото с тремя латунными шестёрками, кожаную куртку, обулся. Посмотрелся в зеркало. - Я тебя люблю, Роб, привет С. Б. - сказала мать. Он не ответил, вышел из квартиры, дверь автоматически закрылась за ним вбок. - Привет, Роб! - как девчонка крикнула Светлана Борисовна и повисла у него на шее, целуя в губы. - Привет, привет, только тише. - Почему? - К матухе пришёл бой-френд. - Понятно. - А ты почему не в институте? - Сбежала с пар, - как всегда соврала она. - У меня пару часов, поедим куда-нибудь, расслабимся. - Только за руль сяду я, и без автоматики. - Договорились! - восторженно сказала Светлана Борисовна, взяла его за руку. Они пошли к машине, он остановился. - Ты чего? - Сигареты забыл. - Возвращаться к неудаче. - Я в зеркало погляжу, - сказал он и вернулся домой, взял с полки пачку с тремя сигаретами, посмотрел в зеркало. - Ну, ни пуха, ни пера, сынок. - К черту. - Красную нитку не порвал, носишь? Он чуть приподнял левый рукав куртки, показал нить, мать подняла левую руку, показала свою нить. - Ну, иди, тебя тётка заждалась уже. - Сю-ю-ю-зи! - одновременно произнесли они и засмеялись. Линда наблюдала за ними в домофон, как поднималась мини юбка Светланы Борисовны, оголяя худые ножки. - Инфантильная дура, это сколько ж она битов выбросила на омоложение? Средства есть, ума нет, считай - калека, - сказала она и злобно плюнула на пол. - Если бы у меня были средства, я сделала бы только пластику лица и корректировку груди, нашла бы себе взрослого мужика самца, чтоб он оплачивал мои прихоти. А не сосунка. Линда включила Канал магии, чтоб пообщаться со своей гадалкой насчёт сына и его невесты. Гадалка сразу сказала, что его невеста выдаёт себя не за ту, кем является, что ей намного больше лет. И это ещё больше придало ей авторитета в мыслях Линды. - Только старайся правил не нарушать, ты такой лихач. Отец меня за прошлый раз отругал, с его счёта сняли уйму битов за четыре штрафа, - попросила Светлана Борисовна. - Прости малая, всякое бывает. Буду осторожен, - пообещал сердито Роб. На улице им встретился Симпсон, он дерзко рассматривал Светлану Борисовну. - Что за классная штучка с таким сосунком! Познакомь нас, - сказал он вызывающе Роблену. Светлана Борисовна делая вид, что стесняется, спряталась за спину Роблена. Ей нравились дерзкие, брутальные парни. - Она моя девчонка, Сим, и я ни с кем её не знакомлю. - Да, ну! - Он достал выкидной нож, нажал на кнопку, со щелчком выскочило острое лезвие. - А может, по старой дружбе подгонишь её! - Ты авторитетный пацан на районе, но она моя подружка, и я не хочу с ней ни с кем делиться. - Роб поднял куртку и показал Симу рукоятку револьвера "Наган" за поясом. Снова опустил куртку. - Ого, я и не знал, что ты крутой перец. Думал ты только а...вать мастак и в детские стрелялки с монстрами пулиться. Если ствол настоящий, то можешь по-глупому схлопотать пятёрочку. А если это травматик или напечатанный на 'Три D' принтере муляж, то лучше бы ты его не показывал, я могу забрать его у тебя и настучать рукояткой по твоей дурацкой тыкве. - А ты проверь, Симпсон, - вдруг вызывающе ответил Роблен. - Ладно, проваливай Мотылёк, - назвал он обидную его кличку. - А с тобой штучка, мы свидимся ещё, - сказал он Светлане Борисовне. Они пошли к машине, Светлана Борисовна заметила на выбритом затылке возлюбленного новую татуировку. Там красовался штрих-код (чёрной тушью) под ним число 666 и кинжал. Это была метка принадлежности к уличной банде. Они сели в машину, Роблен выдохнул нервно. - Это тот гангстер? - спросила Светлана Борисовна. - Убийца. - Не может быть. Ему же лет восемнадцать? - Семнадцать. Но он уже убивал людей. - Правда! - испугалась она по настоящему. - Надо заявить на него в полицию. - Здесь так не принято, за это здесь могут - убить. Стукачей здесь не любят, хотя за "биты" - часто стучат... Поехали прокатимся. - Только не заезжай в Оранжевую и Фиолетовую зону, у тебя нет туда допуска. Зря потеряешь баллы, и нас задержит патруль. - Знаешь, я вот подумал: у нас говорят постоянно о демократии, о свободе, а людям нашего класса запрещено ходить на вашу зону. Разве это демократично? - Так заведено давно, чтоб не было теракта или разбойного нападения, там же находятся административные здания. - Но теракты всё рано происходят, людей всё равно убивают, хотя вокруг натыкано уйма камер слежения, скрытых и открытых. По телеку талдычат: "мир и безопасность", а люди всё равно живут в страхе. - Скоро настанет новая эра, когда окончательно уничтожат всех террористов, пересадят всех бандитов и преступников, переловят и переубедят всех изгоев. - Когда это будет? И ты в эту туфту веришь? - спросил скептично он. - Не знаю. Знаю, что для тебя скоро откроются большие возможности. Когда ты женишься на мне и перейдёшь в средний класс. Ты сможешь даже ездить в Красную зону, там так красиво, прямо сады Семирамиды. - В Апрагополь (лат. - город бездельников; так в народе называли элитный район богачей - Красную зону), я не поеду, нечего там делать. Я и так знаю, что там происходит, это показывают в прямом эфире каналу Дрон-видео. Или через спутник. -Ты наверно не замечаешь, у нас весь город превратился в Апрагополь. Но хотелось бы тебе там самому побывать? - спросила она. -Ты была там? - Много раз, - ответила она и подумала: 'По работе'. - У тебя там знакомые? Как ты получила доступ? - Там живёт моя соседка Катрин Маккормик. Ей шестнадцать лет, она вынашивает ребёнка для богатой семьи. - Они чего, сами не могут родить ребёнка? - Могут. Просто жена этого богача, не хочет страдать от родов и портить фигуру. Вот они и воспользовались услугой Кати. А Кати получила огромные средства, её родители обустроили свой дом и купили квартиру для дочери. В Красной зоне, как в сказке, всё чистенько, тротуары вымыты с шампунью, всё зелено, травка высажена и подстрижена, кустики подрезаны, деревья ухожены, повсюду фонтаны и зимние сады. В будущем так будет везде, по всему миру, во всех городах. Как нам и обещают "мир и безопасность" и "рай на земле"! Это случится, когда в мир придёт - мессия. - Быстрей бы. - Все его ждут, интересно знать: конкретно кто он? - сделала вид, что тоже не понимает о ком идёт речь Сюзи. - Ну, поехали, малая, пока у тебя есть время. Снимем комнату на час в кемпинге, оттянемся. - Может в пятизвёздочном отеле? - Там в натуре дорого. Я же не сын миллионера. - Зато там есть джакузи вместо душа. Мои родоки заплатят, - приврала она, её родителей уже не было в живых. - Уговорила, поехали, - сказал он как бы нехотя, переключил машину на ручное управление (так было модно среди уличных бандитов). Плавно тронулся, включил рэперскую музыку. - Роб, скажи, ты вступил в банду? - спросила она чуть погодя. Он ожидал этого вопроса, знал что она заметит его татуировку на затылке. Он сделал её вчера, потому что хотел выглядеть как настоящий уличный гангстер. Но в банду его не принимали и он на свой страх и риск сделал такую татуировку в тату салоне. Выбив из пачки одной рукой сигарету, он подкурил её от автомобильной зажигалки. (В мозгу крутились сценки из гангстерских фильмов про крутых парней, сценки замеченные им поведения Симпсона и других уличных бандитов). Кинул в рот пять подушечек жвачки, обнял свою подруг правой рукой за шею, левой медленно вёл машину. - Малая, не парься, всё нисчак, - начал выдавать он не своим, почти киношным голосом, - это просто татуха. Для красоты. Светлана Борисовна подражая неопытной девочке, схватилась за свой ноутбук, чтоб прочесть информацию о таких татуировках. Он как бы нехотя, щурясь от дыма, приостановил её руку. - Не надо ничего искать... Ладно, я расколюсь, меня приняли в тайный ордер "Кинжалы". - Ты теперь гангстер!? - поддельно ужаснулась она. - Есть, малёхо. Та не парься, всё на мази, - он жевал жвачку и курил сигарету, так ему казалось он выглядит - круче. - Но, мои родители не поймут тебя! Может можно выйти из банды? Тату свести, я дам средства. - Ты гонишь, малая, кто ж меня отпустит, я дал клятву кровью. Теперь для меня выход - смерть, - соврал он, не моргнув. Она закусила нижнюю губу, подумала: "Я выясню у сына, что это за банда "Кинжалы" и можно ли из неё как-нибудь выйти?". - Роб, я понимаю, кинжал обозначает вашу банду. - Не "банду", группировку, "бригаду". - Ну, группировку. А что обозначает цифры: шестьсот шестьдесят шесть? - Ну, ты ж не ребёнок, все знают. - Ну, да, три шестёрки, это код номера Мирового Банка и мы с ним работаем... - осеклась она, но он не обратил на её слова никакого внимания. - Ты гонишь, это ключ к воротам ада. - Я не знала. Я думала это просто символика масонства. - Масонства не знаю, а сатанистов - точно! А мы, те кто носит эту символику его - слуги. Светлана Борисовна никогда не думала об этом с этой точки зрения. - Так вы что, сатанисты? Он широко улыбнулся. - Ты прикалуешься!? Весь мир уже - сатанинский, и все ждут его прихода. Фильмы крутят за его приход, в клипах постоянно присутствует его имя или символы. А пацаны для того и метятся тремя шестёрками, пентаграммами, козьими мордами и другими сатанинскими метками, чтоб быть в теме. Мы как знаменитая американская банда байкеров "Ангелы ада". Только они действуют на мотоциклах, а мы на тачках ретро! Типа "Мустанг". - Не, я знаю есть в городе церкви сатаны, даже некоторых людей знаю, что туда ходят. Но они нормальные, не бандиты. Это готы носят всё чёрное, красятся как мертвецы. Я знаю и сатанистов, они люди даже зажиточные, живут даже в Красной зоне и татушек на них я не видела. - Нормальные, пока не приносят в жертву сатане людей, не выпьют кровь младенца. Светлане Борисовне вдруг чётко бросились в глаза три шестёрки на огнях светофора. И за окном на стене дома граффити пентаграммы, и на куртке девушки масонский треугольник с шестёрками и на детской коляске змея пожирающая свой хвост. Загорелся красный свет светофора, он остановился на перекрёстке. Над улицей бежала неоновая строка: "ВОССТАНОВИМ ЦАРСТВА Давида и Соломона не только БИБЛЕЙСКИХ ГРАНИЦАХ, во пределах ВСЕГО МИРА!". - Пить кровь, ты серьёзно? Это же миф? Голливудские сказки, - спросила тревожно она. - Ну, ты в натуре ещё ребёнок. - Ну, вы же не убиваете людей? - Я ещё нет. - Робик... - Не называй меня этим дурацким именем! - Хорошо. Роб, но мои родители не купят нам дом, - решила она сменить страшную тему, - если ты будешь членом гангстерской банды. А я хочу жить в нашей, Фиолетовой зоне, там безопасно и есть внутренняя охрана. Там нет бандитов и хулиганья. - Я сам скоро куплю дом, в любом районе этого города! - хвастливо соврал он. "Как у тебя получится купить дом в Красной зоне, даже я как госслужащая не могу получить разрешения купить там недвижимость. Там живут сливки общества", - подумала она насмешливо. Загорелся жёлтый свет, затем зеленый, он тронул машину, проезали перекрёсток на баннере светился треугольник со смутной рогатой физиономией внутри и надписью: "АРХИТЕКТОР ВСЕЛЕННОЙ и НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА". - Только провернём с пацанами несколько сделок... делишек, - поправил он себя. - И тогда у меня появится море средств! Может даже уедем жить на свой остров в Индийском океане, - размечтался он. - Или куплю хату в Красной зоне, говорят у них там круто, на улице стоят автоматы с бесплатной газирвкой и напитками, салфетки можно бесплатно брать, велосипеды и зонтики... - Ва-а-а-у, кру-у-у-то! Я тебя обожаю. Всегда мечтала жить на собственном острове с охраной, - соврала она, поцеловала его в щёку, достала пачку жвачки, распечатала её, все кубики сунула в рот, начала жевать. Фантик-этикетку сложила и положила в сумочку, чтоб потом выбросить. На улице мусор выбрасывать было опасно, камеры слежения фиксировали всё, штраф сразу снимали с электронного счёта мелкого нарушителя. Она больше ничего не спрашивала, а его распирало что-нибудь соврать, побахвалиться. - Сегодня я с тобой ненадолго задержусь, - сказал он таинственным, хрипловатым голосом. Выбросил окурок в окно, так всегда делали бандиты. Она чуть не крикнула: "Это же нарушение закона, минус один балл в системе!", но сдержалась. "Хоть бы нас не запечатлели камеры слежения", - подумала она и спросила тревожно: - Почему? - У меня с парнями есть дельце. - Какое дельце? Ты же не пойдёшь на преступление? - Спокойно, малая, всё будет - нисчак. Скоро полетим отдыхать в Лас-Вегас, крутить рулетку, и вся жизнь в шоколаде. - Роб, я прошу тебя, никуда не впутывайся, тебя могут посадить. Или убить в уличной разборке. Ему показалась эта мысль - крутой, он представил себя в перестрелке с бандитами, арест и слава в интернете. - Всё продумано, маленькие тёрки с другой бандой. Я буду только нашего босса прикрывать. - А кто ваш босс? Как его кличка? - Я же не могу выдавать своих. Меня за это могут -пришить! - Ну скажи, Роби... - осеклась она, - пожалуйста, я не напишу об этом в сети, даже никому не скажу. Пожалуйста! - она сложила ладошки вместе. - Ладно, малая, только смотри - никому. Его погоняло - Новатор, - быстро придумал он. - Я никому не скажу. У въезда в Фиолетовую зону на проспекте Ф. Гальтона и К. Пирсона стоял открытый шлагбаум, высоко на арке светился лозунг: "МОНДИАЛИЗМ - НАША ЦЕЛЬ". (Мондиализм, от фр. monde - мир, как известно, сводится к постулированию неизбежности полной планетарной интеграции, уничтожением расовых, религиозных, этнических, национальных и культурных границ и перехода от множественности государств, народов, наций и культур к униформному миру - One World). Они развернулись у здания 'Всемирного форума Фонда Горбачева', электронный транспорант на здании гласил: 'Мы первые принесли приоритеты ценностей и действий, необходимых для руководства человечеством на пути развития глобальной цивилизации'. Сюзи прочла надпись, для неё это была не новость. Роблен нажал на газ, автомобиль рванул обратно. - Роб, тише, нас оштрафуют, - попросила она. Он сбросил газ, поехал придерживаясь шестидесяти километров в час. На въезде в Зелёную зону на баннере светилась недостроенная пирамида, символ - мирового господства 'избранного' народа и надпись: 'НОВЫЙ ПОРЯДОК НА ВЕКА', отображающую главную цель: масонской цивилизации. Светлана Борисовна так и не сказала, что знает про то, что он пытался вскрыть её файл в системе. Он тоже ни словом об этом не обмолвился. Они соблюдали паритет молчания. - Может съездим в Красный квартал, посмотрим шоу-балет геев? - предложила она. - Не хочу. - Ну, поехали в кабаре? - Нет. - Посмотрим стриптиз вечерних куколок? - Поехали, заодно развлечёмся. На въезде в Красный квартал красовалась надпись граффити: 'Кто пойдёт против НОВОЙ ХАЗАРИИ, тот должен исчезнуть'. Поздно вечером Роблен вернулся домой, его подбросила Сюзи. Он поел и начал играть в компьютерную игру "Полицейские и бандиты", за поясом его ремня торчал заряженный 'Наган'. Скоро играть ему надоело, он пошёл в игорный клуб, но биткоинов на счету не было, и он не мог сделать ставки. Встретил знакомого, Юзика Шлепского по кличке Шлепа, тоже большого любителя игры он тоже был без средств, проигрался полностью.. Они покурили, посмотрели за игрой игроков на 'одноруких бандитах'. Роблен поделился бедой, что не может сделать ставки. - Я тоже не могу, - ответил Шлепа, - зато есть вариант поиграть в карты на катране у китайца Юрика. - На что они играют? - На фишки. Их потом можно обналичить на биткоины, проигравший обналичивает. - А в долг можно? - Без проблем! Только ты должен будешь дать что-то в залог: золото, старинные монеты или что-нибудь ценное. Роблен подумал не долго. - Ладно, поехали к Юрику. - Так он здесь крутится, пошли познакомлю. Шлепа нашёл в подсобном помещении, молодого китайца с красивой сиамкой, они пили сок и разговаривали. Шлепа познакомил Роблена с китайцем, оказалось его зовут: Ю Кин Си. Роблен слышал, что его кличка Шарпей, он в совершенстве знает кунг-фу и недавно поселился в городе и промышляет нелегальным игорным бизнесом, держит катран (подпольное заведение для игры в карты). Он сказал китайцу, что они хотят поиграть в карты, но средств у них нет. - Можно и в долг. Но предупреждаю, долг собью в любом случае, даже если придётся вас мочкануть. - Я понимаю: карточный долг, долг чести, - сказал Роблен. - Мишель, я отвезу тебя домой, сегодня мы будем заняты с джентльменами. Через полчаса они сидели у китайца в притоне, там были и знакомые Роблену по району парни: карманник Вилли Чеснок, киберспортсмен Валентин Лоренс, мусульманин Мустафа по кличке Рахат-Лукум, кошерный мясник Арон Менакер, жиголо Альфонс Брехун, хакер Старк Зизи, Мотя Пришибленный, громила Вован Квадрат и незнакомые: катала Айс, Сеня Трюфель, Меллон, Жан Моне и Саймон Сидней. Играли сначала по мелкому, затем банк поднялся, многие начали выходить из игры, вышел и профессионал Зизи и хозяин катрана Юрик. Остались в игре: катала Айс, интеллигент Жан Моле и Роблен. Айс, повысил ставку, бросил фишки на кучу, Жан сказал 'Пас', бросил карты. У Роблена не было больше фишек, которые он уже трижды брал взаймы, он попросил у знакомых занять ему ещё фишки, но никто не дал ему. - Айс, давай в долг? - Под что? - Ствол даю, - он вытащил из-под ремня револьвер, положил на стол. Кто-то присвистнул, кто-то одобрительно усмехнулся. - Мне незачем, я же не бандюк, - сказал Айс. Вован Квадрат взял ствол в руку, покрутил барабан, спросил: - Исправный? - Шмаляет на раз! - Дам две фишки по сто битов. - Он стоит пятьсот! - 'Пятьсот', - презрительно сказал Вован, - столько он стоил, может быть, когда тебе не нужны были фишки. А теперь за него и двести много, - отрезал он. - Пацаны, купите ствол, - умоляюща попросил Роблен. - Это старьё. Ему уже больше сотни лет, и может он проходит по мокрому делу. Дураков нет, - сказал Арон Менакер. - Он чистый, отвечаю, - Роблен щелкнул ногтем о зуб, но ему не поверили. - Ладно, Вован, давай две фишки. - Не, одну дам. - Ты же говорил две дашь! - Позно, касатик, акции падают как котировки на бирже, - сказал Жан Моне. - Давай фишку, - махнул рукой Роблен и пистолет перекочевал к Квадрату. - Не хватает ещё четырёх фишек, - сказал банкомёт Вилли Чеснок . - Ставлю на кон свою чиксу, - сказал Роблен в азарте Айсу. - Не принимаю. - Погоди, покажи фейс, - попросил китаец. Роблен открыл файлы с фотографиями Сюзи, Шарпей знал, что она нравится Симпсону. - Я дам тебе фишки, но с условием: если проиграешь, отдашь и 'биты' и свою тёлку, - сказал он. - Окей! - радостно сказал Роблен и получил фишки, он был уверен в победе. Дальше они вскрылись и Роблен увидел, что у соперника флешь-рояль. Шлепа похлопал сочувственно ему по плечу, Зизи присвистнул, взял свой саквояж и оба ушли домой. Айс сгрёб фишки, начал их считать. Юрик отвёл в сторону Роблена. - Короче, срок тебе на погашение долга месяц. Ты должен десять тысяч пятьсот сорок семь битов или свою подругу и десять тысяч сорок семь битов. - За Сюзи я просил дать только пятьсот битов. Я их завтра верну. - А я её оценил в десять тысяч пятьсот сорок семь битов. - Мне таких средств за неделю не поднять. - Твоя проблема. - Юрик, дай хоть пару месяцев. - Неделя. И хоть ты и не обманешь, ради приличия, давай расписку! И Роблен на видео сказал, что должен Шарпею десять тысяч пятьсот сорок семь битов или свою подругу сроком выплаты в месяц. Его вывели под руки из катрана два здоровенных лба. Не успел он добраться до дома, как ему позвонил Симпсон, поздравил с неудачей и объявил, что перекупил долг у китайца. - Теперь ты мне отдашь биты или свою тёлку, пацаны свидетели, если не отдашь через неделю, ты мой раб. - Ну, Сим, это же нечестно! Я же тебе не проигрывал. - Карточный долг, долг - чести. Ты сам лох, проигранный, - прервал разговор Симпсон. Светлана Борисовна дома попросила сына "пробить всю информацию за уличную банду "Кинжалы" и её босса Новатора. Максим по полицейской базе узнал, что ни банды, ни такого главаря нет нигде в стране, даже в мире. - Ма, а зачем это тебе было нужно? - спросил сын. - У моей коллеги по работе сын якобы связался с бандитами, назвал эти кличку и название банды. - Можешь утешить коллегу, её сын не бандит. - Я это уже поняла, - захохотала она и уединившись нашла в поисковике место нахождения своего любовника. Он был дома и никуда не отлучался до утра. На следующий день Марию-Анжелику на машине "скорой помощи" доставили домой, умирать. В клинике для неё места не было, так как счет за лечение никто не пополнил. Дома все были с ней приветливы, вежливы он как-то ненатурально, неестественно. Вроде бы и говорили ни о чём, но смотрели на неё как на обузу. Брат пополнил её банковский счёт и она могла снова говорить с подругами, общаться с людьми в сети по всему миру. Но ничего не радовало её, всё ей опротивело, она ушла в депрессию, закрылась у себя в комнате, плакала и слушала грустную музыку. Вечером за семейным ужином всё прояснилось, правда отца с ними не было, он съехал к своему другу. Мать оживлённо рассказывала о своих знакомых, кто развёлся, кто с кем живёт, кто что купил. Затем разговор перешёл на тему продажи дома, мать сама нечаянно об этом сказала. - Я знаю, что вы собираетесь продавать дом. Мне брат сказал, - призналась Мария-Анжелика. - Вот и отлично, - обрадовалась мать. - Потому что покупатель въедет сюда через пять дней. Он уже осмотрел дом в интернете, ему всё понравилось, с риэлтором мы договорились, покупатель уже внёс аванс. - Но как вы собираетесь его продать без моего разрешения? - спросила дочь у матери. Настала немая сцена, затем мать опомнилась. - Я нашла тебе хороший приют с трёхразовым питанием и уходом. Я заплатила вперёд за полгода, - соврала она. - В приюте для бездомных стариков? - Нет, это приличный приют, для нормальных людей, не желающих вести своё хозяйство. Можно сказать - пансионат. - Ладно, допустим приличный приют, я легко могу узнать это сейчас же. Но если я проживу больше чем полгода, как жить дальше? - Мы тебе поможем, все скинемся, - соврала мать (будучи уверена, что полгода она не проживёт), и брат с сожительницей закивали головами. - Это всё хорошо, но я хочу получить на свой счёт причитающуюся мне часть биткоинов. - Зачем? - спросила мать, не ожидая такой позиции дочери. - Я сама выберу где мне жить. Может, я в клинике хочу закончить свои дни. - На частную клинику тебе средств этих не хватит. - Значит, поселюсь в пансионате с уходом. - И на пансионат хватит, лишь на месяц. - Не на месяц, на полгода. Я узнавала. - Я согласен, - сдался брат. - А я не согласна. Зачем ей биткоины? - сказала алчно мать, думая о своём молодом любовнике и об их дальнейшей жизни. - Мне ничего не нужно, ни гаджетов, ни примочек, ни компов, ни мебели, ничего. Только биткоины на счету. Без меня сделка продажи не состоится! - Ты болеешь, я сама позабочусь о тебе, - попыталась возражать мать, но дочь не стала её слушать, настаивала на своём. Они поссорились, сцена была неприятная, мать и дочь осыпали друг друга сначала обвинениями, затем оскорблениями, затем обменялись угрозами и проклятиями. - Тебе вообще лучше умереть безболезненно, чем мучить нас всех, - сказала в порыве гнева мать. - Не дождёшься, - ответила дочь. После чего разошлись по комнатам, и через полчаса мать уехала за молодым любовником, чтоб увезти его в элитный, пятизвёздочный отель. Максим собирался на службу, ему с напарником предстояло патрулировать в Серой зоне (самой опасной зоне города). Джессика на тусовку с коллегами в гламурный клуб для моделей. Мэри позвала брата зайти к себе. Они закрылись в её комнате, она отключила всё, что может их прослушивать и просматривать, даже домашний компьютер в своей комнате. - Брат, скажи мне честно, вы мою долю разделили между собой? - спросила она откровенно. - Потому мать и хочет: чтоб я подписала полис о смерти. - Да, - нехотя признался брат. - Вам всем нужны биткоины, а я - отработанный материал? Брат промолчал, ему нечего было возразить. - Понимаю, так всегда случается с людьми безнадёжно больными. С моей болезнью, мои органы даже нельзя продать после смерти, чтоб вам заработать. - Сестра, не говори так. Никто не собирался тебя продавать по частям. Ну, я уж точно. - Но так делают почти все. - Ты же знаешь закон, только с согласия самого человека, если здоров телом, и в здравом уме и подписал медицинский контракт. В противном случае, человека - подвергают кремации. - Положи мой прах возле деда. - Обещаю. - И ещё. Я подпишу купчую, если мне дадут с полагающейся мне суммы за продажу дома - десять процентов. - Мать не согласится, она устроит процесс. А пока будет идти суд, ты умрёшь. - Но за это время она будет терять средства на судовые издержки. Так? - Да. - И может потерять до четверти суммы. - Да. - Так объясни ей, что вам лучше от меня откупиться малой суммой. - Она просто начнёт ждать и суда вообще не будет. Без лекарств ты долго не протянешь. А самой тебе без средств в суд не подать. - Через адвоката в залог положенной мне части дома, я подам в суд. Я найду адвоката, который согласится. - Ты тогда ничего не выиграешь, даже может: в долгу останешься. - Останусь, но меня уже не будет, а мои долги автоматически изымет государство со счетов родителей и без их согласия. Государство не любит терять ничего. Взыщут моментально, снимут со счетов. - Мария-Анжелика поняла, что попала в цель, брат согласно кивнул. - Я поговорю с родителями. Думаю: они пойдут тебе на встречу. Ты получишь свои десять процентов. - Спасибо, брат. Ты всегда был ко мне добр. Максиму стало стыдно, он вышел из комнаты. На следующий день в комнату сестры брат вошёл уставший, их патрулю ночью пришлось помогать, ювенальной службе изымать из семьи двух детей. Мальчик десяти лет позвонил в ювеналам и заявил, что отец хлопнул сестрёнку по попке, а ему угрожал посадить в погреб и лишить право играть на компьютере два дня. (По закону, никто из родителей не мог повышать на детей голос, унижать их и тем более бить. За это полагалось не менее года тюрьмы и лишение родительских прав. Родители могли только: вызвать ювенальную юстицию, чтоб работники службы поговорили с детьми мирно). Они приехали, когда отец забаррикадировался в доме и угрожал ювеналам охотничьим ружьём, не желая отдавать детей. После штурма, его и жену отправили в участок, на допрос. Женщину скоро отпустили, мужчина посадили в камеру, ему грозил срок за сопротивление властям до десяти лет лишения свободы. Детей подвергли процедуре проверки на детекторе лжи, так было положено по закону. Оказалось: мальчик всё выдумал, отец такого не делал и не говорил, но сделать уже ничего было нельзя, детей отправили в детский приют до совершеннолетия - четырнадцати лет. - Родители согласны выплатить тебе десять процентов сегодня же... Только ты сразу должна выехать в клинику, - сказал брат сестре. - Я выеду сразу, куда захочу. - Мэри, от себя я дам тебе ещё твои пять процентов. И того у тебя будет пятнадцать процентов от суммы дома. - Спасибо за твою щедрость, братик, - искренне сказала, прослезившись Мэри. - Прости сестра. Куда ты поедешь? - Ещё не решила. С такими деньгами я смогу погулять месяц, а потом если ещё буду жива, подпишу бесплатный полис на инъекцию эвтаназии. - Я буду за тобой скучать. - Помни, ты пообещал мою урну упокоить рядом с урной деда. - Я выполню обещание. Они обнялись, простояли так с минуту, затем брат высвободился из объятий сестры и вышел из комнаты. Он объявил родителям, что Мэри согласна на их вариант, и они облегченно вздохнули. Всем она была уже в обузу, даже любящему её брату. Через две минуты на её страничку пришёл текст электронного договора, на мониторе появился государственный служащий, чтоб засвидетельствовать её согласие на сделку. Она переговорила с ним, приложила ладонь к пульту, чтоб отсканировали отпечатки её ладони. Затем приложилась лицом, чтоб отсканировали радужную оболочку её глаза. Затем черкнула под документом электронную подпись. Тут же на её счёт пополнился биткоинами, она снова была со средствами и становилась полноценным членом общества. Госслужащий в вежливой форме напомнил, что по контракту она должна покинуть дом через три часа. - В противном случае вас выпроводит полицейский наряд, за что с вашего счёта будет снята определённая сумма в фонд полиции города. - Спасибо, я в университете хорошо выучила законы. С государством у нас не спорят. Она собрала все свои вещи в один чемодан, взяла сумочку, вызвала такси и через интернет и купила билет на ближайший экспресс в мегаполис. Там она решила пожить и развлечься на последние деньги перед смертью. 6 Мэр города Александр Авер любил на заседание "тройки" судий (собиравшийся только для суда над особо опасными преступниками своими действиями грозившими развалу государства), облачаться в римскую тогу, как Понтий Пилат, поверх красной тоги он носил через плечо синюю, масонской ленту чем очень гордился. Он и себя считал кем-то великим, думал, что скоро его приблизят к элите - элит - Большому кагалу (тайному мировому правительству). Ведь он был посвящён в 3-ю степень масонства - мастера вольных каменщиков. На среднем пальце право руки он носил платиновое кольцо с надписью сверху на еврейском языке: "Вежливая наглость, вот наш девиз". Ещё одним судьёй "тройки" был директор международной торговой корпании по продаже химических, пищевых и бытовой продукции; директор "Ванбанка"; второй директор металлургического концерна; главный менеджер интернет корпорации; благотворитель, меценат, лорд Стивен Кеннет, молодой бизнесмен, окончивший Йельский университет, болеющий СПИДом, потомственный содомит - бисексуал из каббалистско-манихейской секты, из старинной дворянской семьи Кеннетов, жидомасон 32-й степени посвящения с масонским титулом 'Принц королевской тайны' (шотландское масонство), член секты каббалистов, главный ответственный за оккультную деятельность против Христианства, верховный жрец сатанизма. Тайный член Мальтийского ордена (Мльтийский орден объединяет представителей западной знати, в нём состояли многие поколения высших аристократических кругов, которые оказывали серьёзное влияние на политику суверенных государств. Так, именно мальтийцы стояли за спиной неудачного покушения на Адольфа Гитлера (1944 год). Они же сыграли немаловажную роль в политике Рейгана, направленной на разрушение СССР. Кавалерами ордена являются члены Трехсторонней комиссии и Бильдербергского клуба. Членами ордена были и директор ЦРУ Уильям Кейси, его заместитель Верной Уолтер, госсекретарь США Александр Хейг. Рыцарским крестом ордена были награждены Борис Березовский, Михаил Горбачёв, Борис Ельцин, Валентин Юмашев и др. Покровителями Мальтийского ордена является Ватикан с папами), кторое носит почти каждый член мирового масонского правительства. Также он был членом общества 'Череп и кости', членом тайного союза 'Бедные рыцари-тамплиеры'. Он готовился перейти в высшую 33-ю степень масонства и стать - иллюминатом. (Организация тайного общества Иллюминатов основанном Адамом Вейсгауптом появилась в конце 18 века в Баварии, их идеи чётко направлены на уничтожение Христианской цивилизации и основании на её месте всемирного государства, управляемого 'просвещёнными' - сатанистами вступившими в альянс с финансовой олигархией). На родовом гербе Кеннетов красовался меч, рыцарский шлем и улей с пчелами (масонская эмблема), девиз его рода был таков: "Видишь этот меч? Князь тьмы продал мне его". (Цитата из стиха Карла Маркса "Скрипач"). Для него все: мужчины, женщины, дети, старики, знатные, богатые или бедные, католики, православные или мусульмане все одинаково были: не люди, а только человекообразные животные, только - "номера", кирпичи, из которых масоны строят свой "храм". Он готовился вступить на 33-ю ступень посвящения масонства, знающего его неразрывную связь с жидовством" и дающую звание "великого мастера и члена верховного синедриона". Это ему давало право быть в элите масонства 'Комитете трёхста' знающих истинные цели всемирного масонства. Чтоб породниться с жидами этот полужид выбрал себе некрасивую, но очень богатую, знатную иудейку из древнего рода банкиров-ростовщиков Розельман Билгу. Одевался он всегда с иголочки в новые, безукоризненные костюмы и новые классические туфли. На среднем пальце правой руки он носил платиновое кольцо с выгравированной на еврейском языке надписью: "хабура меници индримим" - ("братство, пробуждающее дремлющих"). Это был гордый, надменный, молодой человек, гордившийся старинностью своего рода, с презрением относившийся ко всем, кто не принадлежал к высшему мировому правительству. Жил он в элитном закрытом для смертных районе города Красная зона, на улице Свердлова (одного из масонов подписавших смертный приговор царской семье) и гордился этим. На двери кабинета в его главном офисе висела табличка с золотыми буквами: "Sir Stivan Kenneth". Говорили, что он даже знает лично членов тайного мирового правительства. Третьим членом "тройки" была архиепископ экуменистической церкви, открытая лесбиянка Вивея Андерлехт, пятидесяти шести лет, при помощи пластических операций выглядевшая моложе своих лет. Масон 3-й степени посвящения. Тайно ненавидевшая весь мужской пол, хотя такого уже давно в мире не признавали. Все делились на - гендеров, и родители назывались не отец и мать, а родитель - один, родитель - два. Андерлехт всегда была облачена в архиерейскую мантию с архиерейским посохом в руках и высокой католической митрой на голове, расшитой узорами цветов. Лорд Кеннет называл её про себя пренебрежительно: "старухой с клюкой" или "бородатой бабой". Вивея принимала мужские гормоны, из-за чего у неё росла борода. Дома у неё висела фотография покойных старшей священницы Нанси Вильсон и "пасторов" Кита Черри и Стива Питерса, членов международной организации гомосексуалистов и лесбиянок при Совете церквей. Все трое были масонами, без этого в обществе нельзя было получить высшую должность в администрации города, ни заниматься бизнесом, ни просто иметь успех. Они ненавидели друг друга, но делали вид, что уважают друг друга. Потому по воскресеньям иногда Авер и Кеннет в компании местной элиты собирались чтоб поиграть в карты и развлечься с вакханками. Андерлехт личное время проводила только в своей семье с женой. Она очень уважала семейные ценности и "церковный" брак. Судьи носили на груди серебряные цепи с гербами государства и белые парки знаками власти судей. Приговоры "Тройки" всегда имели только смертельный вердикт. Никогда подсудимый не выходил из зала суда оправданным, никогда он не получал никакого срока, даже пожизненного, только - смерть. Суд проходил в комнате без окон, над судьями был выгравирован герб правосудия: египетский сфинкс, лежащая фигура львицы с головой женщины и крыльями орла, над головой женщины сияла большая шестиконечная звезда. Суд проходил без обвинителей, свидетелей, адвокатов и без присяжных заседателей. Только в присутствии: судебного пристава и шести вооружённых надзирателей андроидов вооружённых: дубинками с шокерами, двое пистолетами стрелявшими электрическими разрядами и двое с ружьями стрелявшими сетью. В суде нельзя было сразу приводить смертельный приговор в исполнение, даже если преступник смог бы добраться до судей. Хотя у судей сзади была дверь, через которую они могли выскочить. Или одним нажатием клавиши их отгораживала от зала пуленепробиваемое стекло. Подсудимый всегда стоял в конце комнаты за барьером, перед сидевшими за столом в креслах на возвышенном месте судьями. Последнее слово всегда давали подсудимому. Было воскресенье, начало рабочей недели декабря месяца, они собрались, чтоб судить трёх особо опасных преступников, врагов государства. Первый был бандит занимавшийся убийствами и грабежами со своей бандой в Чёрной зоне на территории почти всех воеводств страны, на его счету было немало загубленных жизней. Второй - беглый армейский офицер, майор, сколотивший банду (отряд) из дезертиров, призывавший к свержению правительства и объединению всех десяти стран мира в единое глобальное государство с единым президентом (к чему и стремились тайно масоны). Третьим был старый христианин, не принявший, как он выражался "начертание зверя" на самом деле отказавшийся от цифрового идентификатора. Распространявший свою веру в Единого Бога в Трёх ипостасях, призывавший людей опомниться, молиться, каяться во грехах и причащаться Святых Христовых Таин. Этот идейно был особо опасен для государства и нового общества технократов. Председательствовал в суде всегда мэр, на правах главного человека города. Собравшись в раздевалке, они поговорили о делах земных, кратко обсудили городские сплетни. Мэр поинтересовался у Кеннета: - Лорд, вы не в курсе, почему этот суд назвали "судом тройки"? - Дань традиции масонов, она уходит вглубь двадцатого века. А вообще этот суд берёт начало от Специальной военной комиссии, созданной в тюрьме "Гуантанамо" ещё в две тысячи втором году. - Товарищи, вы готовы? - спросила архиепископша. Оба молча кивнули и они пошли в зал суда. - Товарищи, мы собрались сегодня, чтобы принять решение по трём особо опасным членам, выпавшим из нашего общества. Несущих: враждебную, чуждую нашему обществу идеологию. Надеюсь, все мы честно, непринуждённо, вынесем приговор преступникам, посягнувшим на самое святое на государственное устройство. Вы надеюсь ознакомлены с делами? - высказался председатель Авер. - Да. И готов к справедливому суду, - ответил глобалист Кеннет и подумал: "Буду судить по правилам талмуда "хезкат-ишуб" (т. е. власти кагала над территорией и населением которое простирается далеко за пределы всех прав какого-либо частного общества). - Пусть бог поможет нам в этом, - ответила архиепископша. - Будем судить согласно закону, не отклоняясь ни на йоту от закона. Именем закона, государства и президента, - напомнил мэр. - Естественно, - подтвердила архиепископша. "Нет таких государственных законоположений и законов, которые стали бы выше кагала и талмуда, который поддерживает власть кагала. Для меня суд "бет-дин" ("Бет-дин" - талмудический суд рассматривает все дела евреев, судит их на совершенно диктаторских правах без права на апелляцию) выше государственного суда. Поэтому если нужно будет высшему кагалу оправдать серийного маньяка убийцу или маньяка педофила, я сделаю это. И даже оправдаю христианина, если прикажет кагал. Хотя христиане не люди, а животные. В талмуде говорится: у евреев "государи это - раввины", потому что для меня значит президент? Если и его назначает наш высший кагал в Америке", - подумал Кеннет и кивнул мэру. Его он тоже презирал, считая - полукровкой. - Пристав, прикажите ввести первого подсудимого, - распорядился громко председатель "тройки" и тише сказал: - Надеюсь, мы быстро покончим с делами, скоро начнётся матч международной лиги по футболу. Его коллеги кивнули головами. - Футбол я не смотрю. Мне нужно давать распоряжения своим пастырям и наставлять на путь истинный паству,- сказала архиепископ. "Зато тайно ваша светлость посещаете кровавые, запрещённые законом - гладиаторские бои с тотализатором, под видом мужчины", - весело подумал мэр. Комиссар полиции ему всё докладывал. Конвой ввел первого подсудимого в оранжевой тюремной робе в чёрную клетку (рецидивист), в круглой шапке без полей в виде таблетки. Это был мужчина среднего роста, с широкими плечами, с жестокими чертами лица, узким лбом, шрамом на щеке и татуировками: слезы у правого глаза, на левом виске - пятиконечная звезда с сионистской звездой внутри и надписью: "Раб свободы"; на правом - свастика. На нём были наручники соединённые цепью с кандалами, фаланги пальцев тоже татуированы. Впрочем судьи не удивились, почти весь народ и без судимости, ходил с татуировками. - Головной убор, снять, - приказал подсудимому пристав. Тот нехотя снял шапку, небрежно бросил на стол. - Надоела мне эта тюбитейка на глобусе (голове), то одень, то сними преред каждым! Замучили в натуре. Хочу получить фригийский колпак, он мне больше к лицу! (головной убор, надеваемый на освобождаемого раба, символ свободы), он мне больше к лицу! - сказал подсудимый, осклабившись. Никто не понял намёка подсудимого, кроме лорда. - Раскуйте подсудимого, как требует того закон! - торжественно обратился председатель к приставу, тот кивнул головой. - Мы не судим никого облачённого в оковы. Мы находимся в свободной, демократической стране. Снимите кандалы! Охрана сняла кандалы. У особо опасных преступников ещё был на шее закодированный ошейник-взрывчатка (чтоб они не пытались убежать, при попытке к бегству он взрывался), который снимали в особой комнате вестибюля, привозя подсудимого в суд. Подсудимый подумал: 'Если не фортит, то не фортит', - и сказал: - Слава Фемиде! - и ёрничая сложил ладони вместе, поднял глаза к потолку и зашевелил губами, будто молился. Затем осмотрел судий. - Это что тут за чёртова свадьба собралась? Где настоящая мерошка? (жарг. - народный суд). Где целитель!? (адвокат), где толпа (народ)!? где заседатели? (присяжные), - заявил он якобы возмущённо. - Что за факушница (старая дева) сидит во хламиде! В натуре, ларец закупореный! (девственница), - сказал он глядя на Андерлехт и захохотал, обнажив рот с железными зубами. - А тебя я знаю, ты - пахан поселения (хозяин города), прохиндей кручёный (хитрец), бухарик (пьяница), постоянно синий (пьяный) бродишь, харя, хоть прикуривай! - показал он пальцем на мэра. - Во! а это что за кукурузник (гомосексуалист), припухает (сидит)!? Ты смотри как пыжится, в натуре дармоед дутый (чиновник сердитый), на Энди Уорхла похож, - указал он пальцем на Кеннета. - Какая наглость, это отпетый висельник, - возмущённо прошептал бледнея лорд. - Подсудимый, приказываю тебе замолчать, иначе я прикажу тебя заковать в цепи! - грозно сказал Авер. - Всё, молчу, - подсудимый приложил палец к губам и тут же выдал: - Зачем же так гавкать (ругаться), гражданин судья? Я же шутканул. Где же ваша терпимость или она только к трубочистам (содомитам) относится? Где торжество законности? верховенство права? Где, наконец власть народа? - На суде "тройки" адвокат не положен, мы и есть высшая справедливость государства и закона, - сказала архиепископ. - Хорошенькое дело, меня будут судить без доктора (адвоката), вешать всех собак, а я ни мур-мру? Это и есть торжество демократии? При Сталине такого не бывало, попахивает режимом Пол Пота. - Подсудимый, не мешайте суду, иначе вас выведут из зала и суд состоится без вашего участия, - сказал председатель. - Положите руку на монитор закона. Он положил руку на экран монитора со сканером, укреплённый на столике перед ним. Сканер отсканировал отпечатки ладони, компьютер выдал информацию: Подсудимый: ИНН ? 6667218493006, ВИНСЕНТ КРАУЗЕ, 38 лет, особо опасный рецидивист, основная профессия маклер, образование 3 курса лицея, 5 сроков, два за убийство, из них одно групповое; разбои, грабёж, кражи, вымогательства, изнасилования. - Граждане судьи, ой, не надо, ой, бросьте, не судите меня строго. Я не виновен, зуб даю! - Перестаньте паясничать, - строго сказала Андерлехт. - Клянитесь говорить, только правду, одну правду и ничего кроме правды. - Век воли не видать. - Отвечайте: "клянусь". - Клянусь, - спокойно произнёс Краузе, врать под присягой или без присяги для него было - равноценно. - Какую религию исповедуете? - Никакую. Бога нет. - Включите обвинительное дело, подсудимого. Тут же было включено дело подсудимого, записанное в звуковом варианте. Судьи, подсудимый и охрана начали заслушивать его. Там перечислялись преступления виновного, совершённые им в этот раз: убийства совершённоё группой лиц, групповое изнасилование, бандитизм и грабежи. При этом преступник спокойно чесался, ковырялся в носу, демонстративно зевал. Когда его обвинили в людоедстве, он попросил слова. Чтение дела прервали. - Подсудимый, вы хотите сказать что-то в свою защиту? - спросила Андерлехт. - Будто ему что-то поможет, после всего перечисленного, - тихо на ухо сказал лорд-глобалист мэру. Оба улыбнулись. - Что это за суд, без целителя? На меня лишку вешают, - сказал якобы обиженным тоном подсудимый. - Тебе же сказали: суд "тройки" нам не нужны прокуроры и защитники, - ответил председатель и рявкнул: - Зачем ты негодяй убил и сожрал человека? - Будто это преступление. Я что не знаю, что вы бурбоны (власть имущие) сами жрёте младенцев на десерты! - выдал этот уголовник-людоед правду. Судьи возмутились, хотя элита, миллионеры, люди богатые занимались этим мерзким, богопротивным вкушением в их числе Кеннет. - Ты врёшь подлец! Я в жизни не ел человечины! - заорал мэр. "Зачем же так кричать, я ел, и очень вкусно", - подумал лорд масон. - Ты чего орёшь? каналья! - обратился зэк к мэру. - Ладно, расколюсь. Этого "телка" (человека) мы слопали, но я его не валил (не убивал). Там другой расклад получился, короче... Мы свалили с зоны, нас преследовали по пятам легавые и мы закупорились в хате, Пернатого, объявили заложником. Он по всех понятиям, был тип гнилой, никчемный, стучал потихоньку куму и крысятничал (воровал у своих) у пацанов. Правда, за это его не поймали, сразу бы лапы поломали. Наш подельник, лютеранин Фирлей, был истерик (нервный), земля ему пухом, зацепился с ним. Вспомнил давний векселёк (должок) карточный за Пернатым, слово за слово, короче они заканителились (поссорились). Пернатый полез на рожон, начали пиками (заточками) махаться, ну Фирлей дошлей (ловче) оказался, запорол крысу. Галах сказал, чего добру пропадать и мы решили сделать шашлык. Всё равно он был урюк пархатый. - Урюк, это кто? - спросила Андерлехт. - Помесь чурки с французом. - Ваши доводы приняты. Включайте дело подсудимого, - сказал председатель "тройки". Дело слушали на протяжении трёх часов, почти не прерываясь, только раз мужчины судьи выходили на перекур. А их коллега выходила якобы в туалет, на самом деле принять очередную дозу кокаина, она пристрастилась к нему в Америке в провинции Колумбия, где читала лекции о любви к людям и о смирении. Прослушав дело, они начали (для вида) совещаться между собой. Через три минуты, покивав головами, председатель спросил у подсудимого: - Винсент Краузе, ты признаёшь себя виновным в предъявленных тебе обвинениях? - Я что похож на дурика? - хохотнул убийца, насильник, людоед и садист. - Тут сосватали (жарг. - наговорили) мне на вышку (жарг. - высшую меру наказания), а я подписуйся? Не признаю! Тем более в людоедстве, я его не потрошил. - Ты всё это подтвердил на предварительном следствии. - У меня смягчающие обстоятельства, мы были голодны и спасали свои жизни, - сказал, он в оправдание явно развлекаясь. - Вы когда-нибудь голодали, граждане судьи? Пайку пустую жрали? - Это к делу не относится, - ответила архиепископ. - Какой смешной у тебя колпак миссис Мэри Попинс, - подмигнул он Вивее. - Жаль мы не познакомились при других обазикалах (жарг. - обстоятельствах). Вы мне очень симпатичны в своей тунике. - Гражданин судья, никаких миссис! - раздражённо поправила она подсудимого. - Конечно, конечно, простите меня, - явно подтрунивая, сказал заключённый. Он понимал, что ему с его обвинениями ничего не светит кроме смерти. - Подсудимый, плохо что ты отбился от церкви. Я бы смогла наставить тебя на путь истинный, - злобно сверкая глазами, ответила пастырь. - "Есть у нас в запасе и методы инквизиции, жаль не дают официально применять их против современных еретиков и атеистов. Тебя как ненавистного женскому роду самца, я бы лично обратила на путь истины через кастрацию, сделав женщиной", - подумала она. - Я даже не сомневаюсь. Мы бы пошаманили вместе, ты же знаешь: и как Горбатый на Форосе, покурили папиросу, - он сделал вид, что забивает папиросу травкой. - Это твоё последнее слово? - спросил председатель "тройки". - Нет. Товарищи... - он не договорил, его грозно перебил председатель: - Мы для тебя не "товарищи"! - Простите, граждане судьи. Прошу меня помиловать, так как всё выше перечисленное в моём деле выбито в тюрьме под пытками. Отвечаю на гнилого! - Пытки, применяемые к рецидивистам, убийцам и врагам государства официально разрешены, - сказал председатель суда. - Какое 'гуманное' у нас государство. - Именем закона, - официальным тоном начал произносить речь председатель и все судьи встали. - Подсудимый Винсент Краузе, обвиняемый по вышеперечисленным статьям, именем государства Евразии, лишается всякого имущества, если таковое есть, - подсудимый ухмыльнулся, - приговаривается всеми членами суда к смертной казни, через гильотирование и сожжении трупа в крематории. Все расходы по кремацию тела будут удержаны с родственников приговорённого, если таковые у вас имеются. - Я, инкубаторский (выращенный в гос. интернате), - подал реплику Краузе. - Если у вас нет средств заплатить за собственную кремацию, это останется на вашей совести. - Моя совесть и это перетерпит. - Решение принято и обжалованию не подлежит! - Председатель "тройки" ударил деревянным полотком по подставке. Как только председатель ударил молотком, преступник перескочил барьер и тут же получил заряд электричества в спину от охранника. Его подбросило вверх и вперёд, он упал. Судьи чинно, не суетясь, вышли в потайную дверь. Краузе очнулся, осмотрелся, вскочил на ноги и тут же попал под град ударов дубинками, затем через него снова пропустили несколько зарядов электричества, заковали в кандалы и вытащили из зала суда. Он при этом вопил: "Будьте вы прокляты, демоны, гореть вам в аду вместе со мной!". В курилке, где собралась вся тройка судей (мэр и лорд курили), они разговаривали: - Слишком долго читается дело заключённого, - пожаловался мэр, - у меня потом остаётся мало времени на руководство городом. - Можно судить по одному преступнику в день, - предложил лорд. - Нет, тогда придётся минимум три раза в неделю приезжать в суд. Нужно сделать проще: упростить закон, зачитывать дело без подсудимого и сразу выносить приговор. Минут пятнадцать и делу конец. А если дело подсудимого находится в суде "тройки", то уже - виновен. Невиновных на суд "тройки" не приводят. - Если бы всё мог решать уголовный суд, то суд "тройки" был бы не нужен. Нам за это платят хорошие средства, - сказал лорд. - Это верно, золотые слова, сэр Кеннет. Золотые слова. Наверное, я сложу с себя эти полномочия, - сказал он. - Вы единственный кто не сможете это сделать, как представитель власти города вы обязаны быть судьёй "тройки", - напомнил ему лорд. - Да, - вздохнул мэр, почесал свою седую голову, похлопал по намечавшемуся животу. Подумал о своей больной печени, загубленной спиртным и обильными вкушениями жирной пищи, о лёгких загубленных сигаретами. - Но мне уже много лет, у меня растут две внучки, два внука, я уже давно должен быть на пенсии. - Что же вам мешает туда выйти? Вы же достаточно накопили средств, - ироничным тоном спросила архиепископ и подумала: "На твоё место найдётся быстро замена, старый плут". "Жадность ему мешает, всё мало, мало", - подумал лорд. "Мой неразумный сынок, игрок и мот", - подумал мэр и сказал как можно веселее: - Мешает мне моя любовь к людям, на кого я оставлю город? Братья, разрешите мне править судом. Мы в два счёта покончим с остальными делами, - предложил он, ему не ответили. А молчание как говорится: знак согласия. Они снова вернулись в зал, где их уже ожидал новый подсудимый, одетый в оранжевую робу с черными полосами (политический преступник). - Головной убор долой, - приказал пристав, подсудимый снял шапку, сжал её в кулаке. - Раскуйте подсудимого, как требует того закон! - как всегда торжественно начал мэр председатель. - Подсудимый, мы не судим никого облачённого в оковы, мы находимся в свободной, демократической стране. Снимите кандалы! - Оковы сняли. - Положите руку на монитор закона. Подсудимый положил руку на экран монитора, компьютер выдал информацию: Подсудимый: ИНН ? 6345391006606, ДЖАМИЛЬ НАЙЕМ, 27 лет, основная профессия военный, образование 5 курсов военного колледжа, бывший майор армии Евразии, антиглобалист, разжалован в рядовые. Виновен в оставлении части, дезертирстве, создании преступной, военизированной группировки, нападении на госфермы, сопротивлении и убийстве 4 андроидов полицейских, ранении жандарма, у которого затем ампутировали руку. - Клянитесь говорить, только правду, одну правду и ничего кроме правды. - Клянусь. - Какую религию исповедуете? - Новый ислам! Все люди должны принять ислам и уверовать в аллаха! - фанатично сказал подсудимый, потирая кисти рук. - Понятно. - У меня вопрос. - Здесь вопросы задаём мы! Ну, так и быть, спрашивай. - Я военный, награждён медалями и орденами, почему меня не судит трибунал? - Мы ваше дело внимательно изучили, - соврал мэр, он его вообще не слушал. - Уверен, вы знаете: в чём вас обвиняют, следователи ваше дело расследовали, вы во всём подписались и сознались. "Подписался, и вы бы подписались под пытками", - подумал бывший офицер, но ничего не сказал. На молчание подсудимого, председатель удовлетворённо кивнул головой. - Тогда не будем заслушивать ваше дело целиком, тем более там десять томов. Перейдём к их рассмотрению. Кеннет и Андерлехт посмотрели на председателя, он и глазом и моргнул. "Ловкий плут. Такой и мать засудит без суда", - подумал глобалист. "Посмотрим, как ты это дело рассмотришь. Я и слова не скажу", - подумала архиепископша, блаженно улыбаясь, она уже начала смотреть в одурманенном мозгу мультики. - Защищайтесь. Найем начал пламенно доказывать свою правоту, говорил: как несправедлив существующий строй и как хорошо было бы всем при исповедовании ислама остаться в национальных границах государств, как было в двадцатом веке. Андерлехт при этом задремала. - Постой. Значит, ты отвергаешь право других людей на выбор? - спросил лорд. - Какое право? - Право людей самим выбирать себе пол, быть гендером, жить с кем он пожелает? - Не отвергаю. В новом исламе это допускается. Мы только хотим чтобы люди покланялись аллаху и его пророкам. И жили по его закону в независимых государствах. Ведь развалили же когда-то такие империи как Римскую, СССР и Великобританию. Зачем было создавать Евросоюз, Американские страны содружества, а затем и Евразийский союз? - Кто это "мы"? - спросил опасливо председатель. Дело могло принять другой оборот с заговором, а это нужно было отправлять на доследование. - Кто думает ещё как вы? - Все кто исповедует новый ислам. Создание единого глобального государства приведёт не к свободе, наоборот к рабству! - Понятно, - напрягся председатель. - Мы тебя поняли. Защищайся в конкретно за то, в чём тебя обвиняют. - Я со своей группой военных единомышленников отстреливался от полиции и военной жандармерии, и мы сожгли троих робокопов. Или четверых. И ранили жандарма. Он, кажется, остался без руки. Не важно. Теперь ему государство платит огромное пособие. - Уничтожив четверых андроидов, тем самым нанесли огромный ущерб государству... - Мы не террористы, не убили людей. - Андроиды в форме при исполнении причисляются к сотрудникам полиции. - Бред! Мы никого не взрывали, не убивали мирное население, мы только спасали свои жизни. Мы борцы за свободу вероисповедания и свободу наций! Я готов возместить средства за андроидов. - Покалечили человека, а государство теперь должно его обеспечивать всю жизнь? - Я буду работать в лагере и тем обеспечивать его. - Андроиды в форме, теперь причислены к людям при исполнении. - Что!?! Это фантастика! - удивился подсудимый офицер. - Сюрреализм. Я давно подозревал, что с нашим обществом что-то неладно. Но не мог понять что. Я не думал, что машину причислят к человеку. Скоро искусственный интеллект полностью выйдет из-под вашего контроля и начнётся восстание машин. На кого вы тогда положитесь? В армии уже давно существуют андроиды уничтожения, если они выйдут из-под контроля вам будет - конец! - Кому это "вам"? - спросил со страхом Авер. - Прежде всего, вам - правящей касте. - У нас общество равных возможностей, все равны! - сказал Кеннет. - Ложь! Это твердят ваши карманные - пропагандосы! Какие 'равные возможности', если у нас даже города разделаны на зоны! Вдумайтесь "на зоны" как в концлагерях! В некоторые можно входить в другие только по особому допуску. Вы все уверен живёте в Красной, элитной зоне, запрещённой для простых смертных. А раньше было не так, люди жили в отдельных, независимых странах, вы старый человек, вы должны помнить... - Замолчи! - сказал в ужасе Авер. - Ты крамольник, я с такими как ты не церемонился, приказывал - уничтожить из огнемётов! - Во времена своей зрелости, Авер приказал подавить мирную демонстрацию против глобализма, переросшую в восстание - огнём и свинцом. Демонстрацию разогнали, было убито шестьдесят три человека, сто двадцать пять ранено, сорок шесть пропали без вести. - Вам не нравится правда, вижу вы - боитесь нас, - захохотал подсудимый офицер. - Пристав, призовите подсудимого к порядку! Пристав скомандовал охранникам андроидам: - Первый, шестой, взять его! Андроиды тут же схватили подсудимого за руки, выкрутив их назад до хруста, поставили его на колени. Подсудимый закричал от боли, попросил прощения. - Ты будешь нести крамолу? - спросил председатель. - Нет, - прошептал подсудимый офицер. - Пристав. Оставьте его. Пристав дал приказ, андроиды отпустили заключенного. Он поднялся на ноги. - Подсудимый, ты пришёл в себя? Тот кивнул головой. - Джамиль Найем, ты признаёшь себя виновным в предъявленных тебе обвинениях? - В каких? - Терроризм, сопротивление властям, сколачивание банды дезертиров, незаконное владение оружием, вооруженное нападение на фермы, призвание народа к мятежу против государства, убийстве четверых полицейских и тяжелом ранении военного жандарма, - перечислил лорд глобалист. - Частично. Оружием владели. Отряд я создал, к мятежу не призывал. На фермы нападали, чтоб запастись провизией. Жандарма ранил, но не я. Полицейских роботов мы уничтожили, может быть: одного уничтожил я. В терроризме себя не признаю. - Твоё последнее слово, перед принятием нами решения о твоей участи, - спросил председатель "тройки". - Я прошу простить меня, я был контужен на войне, дважды ранен, нервы расшатаны. Я на войне двенадцать лет, видел много крови. Хочу искупить свою вину честным трудом в лагерях. Согласен на урановые рудники в Жёлтый водах. - Суд будет совещаться. "Тройка" тут же посовещалась не выходя из зала. - Именем закона, - официальным тоном сказал председатель и все судьи встали. - Подсудимый Джамиль Найем, обвиняемый по вышеперечисленным статьям, именем государства Евразии, лишенный воинского звания майор и всех наград, приговаривается к лишению всякого имущества и всеми членами суда приговаривается к... - Авер специально сделал паузу, чтоб подсудисый поволновался, помучился в раздумьях. - Приговаривается к смертной казни, через повешение и сожжении трупа в крематории. Все расходы по кремацию тела будут удержаны с родственников приговорённого. Решение принято и обжалованию не подлежит! - Председатель ударил деревянным полотком по подставке. Услышав приговор, подсудимый воскликнул: - Вы... Я офицер, военный! вы не имеете права меня судить! Меня должен судить - военный трибунал. Я протестую! Я военный, я имею право на расстрел. Расстреляйте меня! - Вас лишили воинского звания, вы теперь не военный. - Меня нельзя вешать я мусульманин. Это - харам! Вы должны уважать законы веры. Вы это специально присудили. Судьи повернулись и начали выходить через потайную дверь. - Негодяи! Трусы! Придёт время, народ восстанет... Пристав дал команду андроидам "взять"! и они тут же навалились на подсудимого, грубо скрутили вывернув ему руку в суставе. Отчего он закричал от боли, заковали в кандалы и вывели из зала суда. - Тяжелый сегодня денёк. Лучше судить по средам и пятницам. И преступники сегодня какие-то злые, нервные. Нет, чтоб принять приговор спокойно с высокоподнятой головой, возмущаются, - говорил с наслаждением трусливый мэр Авер. - Была б моя воля, я бы сразу присуждал, не глядя в дело: пулю в лоб в зале суда. Нет, не хочу я этих вознаграждений за судейство, наверно сложу с себя полномочия мэра. "Сделай это, я буду мэром. Хотя зачем мне быть мэром такого захолустья? Надо возвращаться в Нью-Йорк", к элите мира', - подумал Кеннет и сказал: - Остался один подсудимый. - Кто? - спросил председатель. - Некий... - лорд Кеннет открыл свой ноутбук, посмотрел информацию, зачитал: - "Полегай Галактион Константинович, православный христианин, - он нахмурился в голове мелькнула мысль: 'Проклятый ноцрим' (иуд. пренебрежительно - христианин), - восемьдесят два года. Три судимости, рецидивист, общий срок отсидки: двадцать шесть лет". С этим мы помучаемся, - сказал он и подумал: "Чтоб достигнуть всемирного владычества аглосаксов над приведёнными к смирению и покорству народами нам нужно полностью уничтожить верных Иешу Ганоцри (Иисусу Христу) гоев-ноцримов". - Ненавижу я всех этих христиан не перешедших в церковь Нью Эйдж. Особенно не смирившихся, - добавил он. Мэр присвистнул. - Столько лет и не раскаивается. Дело ясное без суда, - сказал он самоуверенно. - За что судимости? - заинтересовалась архиепископ. - За веру в Троицу и Христа распятого, которого православные называют - Богом, за веру в Богородицу и святых угодников. За проповедание этой веры в массах. За неподчинение законам государства. За отрицание гендерного равенства. Последний раз задержан, в городе по доносу за проповедь веры во Христа в августе девятнадцатого числа и заключён в тюрьму. Утверждал, что в этот день Господь Иисус Христос Преобразился". Мы - масоны, - подчеркнул лорд это слово, поглядев покровительственно на коллег, - хорошо постарались за последнее столетие, воспитав новое поколение нью-христиан, объединив их в новую церковь. Даже всемирную историю изменили: превратив наших древних братьев чернокнижников - сатанистов-тамплиеров в мучеников, а христиан тогдашних французского короля и папу в злодеев. С помощью нашей прессы, режиссёров и писателей сатана превратился в поэтического "Люцифера", прекрасного и могучего. Сатанизм стал просто религией, а поклонение нашему господину развило гнусные пороки, создавая в современном человечестве жажду крови и животные страсти. Ложь во спасение - наша сила! Даже их попов, их элиту - архиепископов мы смогли обмануть, они твердили своей пастве: "не переживайте, не бойтесь, это ещё не то, не номер лукавого". - Он засмеялся демонским смехом. - А эти осколки, эти непримиримые не берущие ни номеров идентификации, ни биометрии, нам всё портят. Ненавижу этих непокорных фанатиков, - злобно прошептал он. - Так-так, интересно, - Вивея Андерлехт открыла свой ноутбук, нашла дело христианина. С интересом просмотрела страницы дела: 'Преступления против: мира, безопасности, человечества и международного правопорядка. Статья 666/1/666 Публичный призыв к отрицанию электронных документов. Статья 13/2/666 Отрицание законного электронного правительства. Статья 13/6/666 Публичный призыв к отрицанию Единого международного государства. Статья 666/13/666 Публичный призыв к свержению законной власти. Статья 666/1/666 Восхваление страны агрессора, клевета на свою страну. Преступления свободы совести, выбора веры Статья 666/2/666 Антисемитизм. Статья 13/4/666' Отрицание международной веры Нового поколения' Нью Эйдж'. Статья 666/1/666 Проповедь запрещённой государством православной секты и Христа как Бога. - Братья, вы не будете против, если я сама допрошу его и исследую это дело. Это относится к церковному ведомству, он по моей части. - Да, пожалуйста, Вивея... - сказал мэр, чуть не добавив древнюю поговорку: "Баба с воза, кобыле легче". - Только сначала пообедаем, я есть хочу. - Я тоже не против, - сказал лорд-масон и подумал: "Какая ещё церковь, дура! Масонство шире любой церкви, оно сводит все религии в одну общую религию. Посмотрим как ты справишься с фанатиком-адонаистом (православным), старуха с клюкой", - недоброжелательно подумал Кеннет. - Снова быстрый обед из ресторана? - спросила архиепископ. - Нет, я такое не ем, там сплошная химия и ГМО, химически выращенное мясо. Мне привозят пищу из дому, приготовленную с чистых продуктов, моих полей, - похвалился, Александр Алексеевич. - Я тоже питаюсь пищей с экологической фермы, - признался лорд. - А я сейчас несу пост, без мяса живу, питаюсь только: молоком, сыром и экологическими овощами. Не желаете откушать? - Спасибо, товарищ архиепископ, я без мяса и аперитива не могу, - сказал мэр. - Я тоже сижу на кошерной диете, мясо курицы и прочее, - сказал лорд. После обеда и перекура (мужчин), сытые, довольные они вернулись в зал суда, расселись на креслах, обмениваясь шутками. Вошёл пристав, они скорчили серьёзные физиономии. - Товарищ председатель, товарищи судьи, подсудимый ожидает, можно вводить? - Вводите! - милостиво махнул рукой мэр. Пристав вышел. - Только прошу вас, Вивея, не затягивайте процесс, сегодня футбол. А после футбола у меня будет романтический ужин с женой. Хоть бы это дело быстро закончить, - сплюнул мэр через левое плечо. Сплюнул по привычке, не ведая, что так делали жиды. По их жидовскому суеверию: в синагоге, после двенадцати часов ночи, собирались мертвецы для обсуждения своих загробных дел. И для предохранения от мертвецов они плевали через левое плечо. - Постараюсь закончить быстро. Слегка покачиваясь обычаю молящихся евреев, лорд-жидомасон начал бубнить-молиться на жидовском жаргоне, тайной науке хасидов - каббале. Конвоиры ввели заключённого с оранжевым мешком на голове, в оранжевой в черную полосами робе, и красными треугольниками (вверх) на всю грудь и спину. Пристав снял мешок и судьи увидели старика, худого, высокого ростом с благообразным, добрым лицом и красной круглой шапочке с выбритым наголо лицом. - Шапку долой! - приказал пристав старику, тот безропотно снял головной убор (обнажив обритую голову), положил на стол перед собой. - Раскуйте подсудимого, как требует того закон! Подсудимый, мы не судим никого облачённого в оковы. Мы находимся в свободной, демократической стране. Снимите кандалы! - произнёс председатель. Охрана сняла кандалы. - Подсудимый, положите руку на монитор закона. Подсудимый положил руку на экран монитора. Тут же компьютер выдал ответ: проходит по полицейской базе: "ПОЛЕГАЙ ГАЛАКТИОН КОНСТАНТИНОВИЧ, христианин, 82 года, особо опасный рецидивист, основная профессия слесарь инструментальщик, образование среднее неполное. В системе "Зверь" не зарегистрирован, идентификационного кода не имеет, биометрических данных - нет, ОСОБО ОПАСЕН!". Судьи переглянулись, таких преступников редко приходилось видеть. - Именем закона! клянись говорить, только правду, одну правду и ничего кроме правды. - Гражданин судья, я не могу клясться, - ответил старик. - Это почему! - грозно возопил мэр. - Мне не велит наша вера. - Какая ещё "ваша вера"? У нас в Евразии один закон и одна вера - экуменистическая для всех. Даже для живущих в ОДЕА (Отдельная демократическая еврейская автономия, находящаяся на территории бывших областей половине Днепровской, половине Запорожской, частичке Полтавской за Днепром и Крапивницкой области) и для тебя! - "Что законом никто не оправдывается перед Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет. А закон по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою". (Гал 3: 11 - 13). 'Зная, что закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц' (1 Тим. 1: 9). - Замолчи! - строго приказал Кеннет, он постоянно помнил завет одного из главных учителей иудаизма Маймонида: 'Предателей Израиля и отступников как Иешу Назорей, и Его последователей заповедано убивать рукой и толкать в ров гибели'. - Это что он за тарабарщину произнёс? - спросил мэр у коллег по суду. - Запрещённое старое Евангелие цитировал, - пояснила председателю архиепископша. - Меня просили пояснить, почему я не могу клясться даже законом вашим. Вера, данная нам Всевышним Богом: не клянись: ни небом, ни землёю, ни головою твоею не клянись. "Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого" (Мф. 5:37). - Кто сказал тебе эти слова!? - спросил настороженно мэр. - Это написано в Евангелии от апостола Матфея. - Что!!! опять! Евангелие! Ты цитируешь запрещённую часть Библии! Да, знаешь ли ты раб, что тебе за это полагается? Тебя расстрелять - мало! - Спокойней, товарищ председатель, какой "раб"? мы же не в древнем Риме. У нас не рабовладельческий строй. Он просто подсудимый, выживший из ума старичок, - тихо, успокаивающе проворковала Андерлехт. - Знаю. Потому и нахожусь здесь пред вами в синедрионе, и понимаю: Дан не позволит никому себя критиковать и говорить о себе правду. Он утверждает свой - Новый Мировой Порядок на лжи и благодаря лжи, готовя приход лжемессии, который будет выполнять волю лжеца и отца лжи, - ответил спокойно старик христианин. - Да ты... - задохнулся от возмущения лорд Кеннет. - Дерзкий старик! Клянись немедленно. - Он вспомнил свою клятву, когда его посвящали в четвёртую степень "мастера": "Да постигнет смерть или безумие врагов наших, не щадя ни слабых, ни больных, ни женщин и детей, ни ближних, ни кровных моих, ни друзей и благодетелей, ни монархов, ни военачальников, на верность коим я присягал раньше этого дня! Клянусь принести им смертельную отраву (аква тоффана - отраву во всех её видах), если того пожелает верховный совет "мастеров" храма Соломона". - Ты как смеешь говорить дерзко суду "тройки"! "И чего разволновался этот выскочка лорд, мнит себя масоном высшей степени, а это ничего на самом деле не значит, просто - анахронизм. Вот меня избрали мастером стула, это да, это - должность. А высшие степени служат для молодёжи гоняющиеся за пустозвучием", - подумал мэр, высокомерно посмотрев на младшего по годам, старшего по ступеням брата масона и спросил на ухо у Андерлехт: - Что за Дан, о чём он говорит? - Вы еврей и не знаете, кто такой Дан? - удивилась она. (Дан, будучи "змеем на дороге", будет прельщать людей, чтобы они свернули с пути веры, и, будучи "аспидом на пути", будет поражать служителей Божиих всякого рода страданиями, чтобы они падали и отказывались от веры. Как Христос пострадал за веру от предательства Иуды, так и праведники страдают за веру от предательства колена Данова, терпя ненависть, издевательства, зависть, осмеяния, клевету, гонения и мученически погибая), - удивилась архиепископша и так же на ухо прошептала: - Эти православные еретики уверены, что из двенадцати избранных Богом колен израилевых колено Даново за грехи было заменено другим коленом. Потому он и величает нас, судей - коленом Дановым, отступившим от их веры. 'Он прав, именно колено Дана из которого произошёл Иуда, поклоняется Золотому тельцу и заставило людей забыть Бога и превратиться в иуд жаждующих материальных благ и денег', - подумал лорд. - Клясться не буду, граждане судьи. Можете приговорить меня сразу к любому приговору. - Вот, это дело говорит, старик. И на футбол успею! - тихо, обрадовано сказал мэр, потирая руки. - Мы не в синедрионе, и председатель "тройки" не Каиафа первосвященник, а мы не книжники и старейшины, - обратилась мягким, льстивым, успокаивающим голосом архиепископша к подсудимому. - Какая ещё там у него вера. Фанатик, схимник. Тьфу, а не вера. Кроме буквы закона, на земле ничего быть не может выше, - сказал раздражённо Кеннет и подумал: "Мы масоны не просто антиклерикальны, мы противники всех догм и религий. Действительная цель которую мы преследуем - крушение всех догм и всех церквей". (Заявление в 1904 г. главы Совета Ордена Франции, масона Лафера). Самый главный наш враг - адонаизм (Святое Православие)'. - "Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати". (Га. 5: 4). А мы веруем в Бога и Святого Дуга, потому сказано: "Если же вы духом водитесь, то вы не под законом" (Га. 5: 18). - Ты долго будешь упоминать Распятого! гнусный старик. Только за это мы можем присудить тебя к смерти, - прорычал злобно лорд. - Я на другое не рассчитываю, - пожал плечами христианин. - Товарищи, не будьте к этому заблудшему подсудимому слишком суровы. Вероятно, он начитался много литературного хлама за свою жизнь, - шутливым тонам обратилась к своим коллегам Вивея Андерлехт. - Я читал в основном: Новый Завет, Библию и творения святых отцов, пока первый не запретили, а вторую не переделали на свой лад, остальное - уничтожили в огне. Теперь всех, а прежде всего детей, учат теперь иудейские учителя, которые взяли за основу перевод Ветхого Завета из масоретской, талмудической редакции, где были изъяты ветхозаветные пророчества о Иисусе Христе с поправками протестантских извращенцев. Ещё древний святой Феофан Затворник называл библейских реформаторов: 'масоретчиками'. 'И это знает! старый плут. А с виду мужик необразованный', - подумал лорд. - Не обманывайте, - лицемерно сказала архиепископша Андерлехт, - ничего в Библии не переделано, - соврала она, - я её часто цитирую в проповедях. Вы из-за возраста своего всё позабыли. - Вы, гражданка судья, судя по одежде, имеете отношение к вере? - спросил подсудимый у лжесвященницы. - Да, сын мой. "Не приведи Господи", - подумал и подсудимый, обратился к ней: - Судя по всему, вы вышли из протестантского учения, которое родило из себя "мирское богословие", которое служит не Богу, а времени и оправдывает "тайну беззакония". - Тебе не давали слова. Замолчи! - сказал грозно Кеннет. - Пусть выскажется, послушаем его заблуждения, - елейным голоском сказала архиепископша. - Говори, подсудимый. - Но Сам Господь отвергает разум земных мудрецов имеющих привязанность к вещам подлежащим тлению. Ибо мудрость мира сего есть безумие перед Богом. Люди мира сего, собирающие свои сокровища на земле, не могут подняться выше видимых вещей и понять, что современный мир это вотчина сатаны, где грех вводится в добродетель, умножая беззаконие. Люди "мира сего" возлюбили смерть вместо жизни, жизнь мира сего это - антиевангелие. Нам же, верным христианам выпал жребий быть - мучениками. Потому для нас малейший компромисс с духом мира сего - это соглашательство с ложью и злом, ведущее к отступлению от пути спасения - Христа. Мир ещё жив молитвой праведников, когда она ослабеет, мир - погибнет... - Да, ты дерзновенный старик! Тебя четвертовать мало! - прорычал Кеннет. - Это пропаганда какая-то. Я протестую! - сказал мэр. - Он, вероятно начитался творений неразумных христианских мудрецов написавших свой Новый Завет, и заблуждается сам и всех людей заблуждает. Подсудимый, Библию мы хорошо изучили, мы верим в бога, потому не надо нас учить глупостям. Государство не враг человечеству, оно заботится о населении и делает всё, чтоб искоренить несправедливость. Для этого и создали цифровую цивилизацию, чтоб защитить человечество от преступности, терроризма, болезней и обмана, чтоб на земле была: свобода, равенство, братство. Разве я не права, коллеги? Мэр кивнул головой в знак согласия, Кеннет только испепелял взглядом ненавистного христианина. Галактион промолчал, не хотел спорить с теми: у кого ложь за правило. Лишь подумал: "Ваши злые масонские вожди, нарочно исказили Библию, чтоб люди не знали слов истины и не обратились к Богу Христу". - Это у него от стариковского маразма, - сказал, обращаясь к коллегам, стараясь говорить тише лорд Кеннет, но Галактион Полегай услышал его слова. - Граждане судьи, - обратился он к "тройке", они насторожились, - разрешите говорить правду? - Естественно, говорите только правду, потому мы и призывали тебя к клятве, - сказала милостивым голосом архиепископ. И её коллеги рассмеялись. - Вы или не читали, или вам было запрещено читать первичный текст Нового Завета. А там, в книге Откровений Иоанна Богослова сказано, что: если кто лишнее приложит к словам книги сей, на того Бог наложит язвы о который написано в Библии. "И если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни, и в святом граде, и в том, что написано в книге сей" (Откр. 22:19). Ведь сбываются пророчества, появляются язвы на челах и десницах людских. - Это ваше христианская трактовка Библии, иудеи... - запнулся лорд и злобно поправился: - люди верующие её не изучают. - Он даже не смог скрыть своих чувств: как ненавидит христианина старика. - Не нервничайте так, лорд, - тихо сказала архиепископша Андерлехт. - Ваш Новый Завет входит в Index Librorum Prohibitorum (государственный список запрещённых книг), - обратилась по-латински архиепископша к подсудимому. Мэр учился в институте (за деньги) латинский язык не учили, английским пользовался только с помощью электронного переводчика. Услышав знакомое Новый Завет он залился возмущённо: - Это книга запрещённая, и её не было в Новом Завете, потому что её выдумал один из францисканских монахов, - врал напропалую он, то что постоянно вдалбливала в головы людей государственная пропаганда, - монах, монах Алонсо... - Алонсо Делисье, - помогла ему выкрутиться архиепископ Андерлехт, вспомнив фамилию спиритуала четырнадцатого века монаха Бернарда Делисье, осужденного за ересь инквизицией на пожизненное заключение. Пьяница мэр, зевнул, подумал: "Сейчас бы выпить грамм двести "смирновской" водки. А они тут устроили прения: о Библии". - Скажите, подсудимый, в чём вас обвиняют? - спросила мягко, на "вы" архиепископша Андерлехт. - Он производил возмущения в городе, проповедуя запрещённого Распятого и Его Преображение, - влез мэр. - Я рассказывал на улице города, как Господь наш, Иисус Христос - Преобразился, - он перекрестился, чем вызвал неподдельный ужас у всей "тройки" судей. 'Проклятый язычник!', - подумал лорд масон, потому что в талмуде было сказано: 'Крест есть принадлежность идолопоклонства' (Талм. Абода зара 3, 5). - Перестань креститься! - крикнул пристав и ударил старика по щеке. - Пристав, не нужно ударений, - попросил председатель, пристав смиренно склонил голову и тут же возвысил её. - Подсудимый, разве ты не знаешь, что наш закон запрещает всякое упоминание креста и имени Распятого. - Простите, я автоматически перекрестился. А Господа нашего Иисуса Христа всегда поминать буду. - Он не Господь! - хлопнул ладонью по столу лорд Кеннет, потому, что каждый, поступивший в организацию масонов, отрекся от Христа. - Вы так думаете? Скоро вы узнаете истину обратную вашей уверенности. - Уверен!?! - Как Бог свят! Кеннет отпил из стакана воды, чтоб успокоиться, выдохнул и спросил: - Скажи, подсудимый, у тебя в деле есть статья за антисемитизм. Ты ненавидишь евреев? - Гражданин судья, это неправда, я знаю: евреи избранный Богом народ, и многие из них спасутся, когда познают истинную веру. Я молюсь за всех людей мира, в том числе и за еврейский народ о их спасении. Просто следователи любят навешивать на допрашиваемых ярлыки. Например Мелл Гибсон снявший в две тысячи четвёртом году фильм 'Страсти Христовы' из политкорректности вырезал из фильма фразу иудеев обращённую к Пилату: 'Кровь Его на нас и на детях наших' (Мф. 27: 25). Но, мне то, христианину чего бояться?.. Я напомнил своему следователю, как евреи подстрекаемые своими учителями кричали Пилату, эти слова, чем отлучили себя от Бога... - Так Он и не Бог, сколько раз тебе повторять!?? - стараясь не повышать голос, сказал Кеннет. - За эту веру я и стою сейчас перед вами, - напомнил судьям христианин. - Ты в нашей власти, и мы сегодня осудим тебя по закону нашего государства, за клевету, подстрекательство к террору и свержение законной власти! А законы нашего государства выше любых законов, - сказал грозно Кеннет. Полегай вспомнил недавние случаи со своим садистом следователем, постоянно избивавшим его на допросах. Он пытался выбить из него показания в призыве народа к свержению власти и террористической деятельности. "Ты в моей власти, и я могу сделать с тобой, что захочу. Могу сделать калекой, могу убить, могу помиловать. Признавайся, что ты есть - организатор терактов!", - говорил следователь. - "Не было б вашей власти надо мной, если бы Бог вам её не дал". Этот самоуверенный в себе палач захохотал и выдал: - "Что может сделать со мной твой Бог?". - "С завтрашнего дня вы уже не сможете меня допрашивать и решать мою судьбу". - "Почему?", - настороженно спросил следователь. - "Завтра вам самому нужна будет помощь врача и сиделки", - спокойно ответил он ему. - "Ты в этом так в этом уверен? Мерзкий старик! Хорошо, оставим пытки на завтра, - сказал он мстительно. - Завтра ты пожалеешь о сказанных тобой словах и будешь просить себе смерти до суда". Но на следующий день он не приехал на работу, по пути (после бурной ночной пьянки) за рулём у него случился инфаркт и его отвезли в больницу. - 'Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе, судия же мне - Бог' (1 Кор. 4: 3,4), - ответил смиренно подсудимый. - Какой наглец! Ничего, мало тебе сейчас не покажется, будешь просить прощения на коленях, - самоуверенно прошептал председатель Авер. - Подсудимый, почему ты уверен, что скоро мы узнаем обратную истину? - задала вопрос архиепископша Андерлехт. - Что есть "истина"? - повторил слова Пилата лорд Кеннет. - Потому что для Бога один день как тысяча лет и тысяча лет как один день. Я прожил восемьдесят два года, а мне кажется что недавно жить начал. Так жизнь быстро прошла. "Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским" (Тим. 4:1). Потому, когда почтенный гражданин судья Стивен Кеннет отойдёт в мир иной, он сразу поймёт, что Иисус есть Христос Бог... - Прекрати называть это имя! - сказал гневно масон Кеннет, его разозлило то, что подсудимый христианин обличил их власть в учениях неправедных, бесовских. - Иначе суд состоится без твоего участия. - Но, я не могу не называть Его имя, ведь за Него меня и судят. Судьи начали шептаться, лорд Кеннет сказал: - Таких, как этот сектант старик, вообще нужно судить "судом компьютера". Пусть бы машина бесстрастно выдала свой вердикт, основываясь на буквах закона. Он бы давно лишился жизни. - Лорд, мы же живём в демократическом обществе, и у всех есть право на защиту. По нашему закону подсудимый сам может выбирать, кто его будет судить: живые судьи или бесстрастная машина по закону. Этот же подсудимый-рецидивист опасен для общества, потому его и судим мы "тройкой" чтоб вынести справедливый приговор, - сказал мэр. Масон-архиепископша сказала подсудимому: - Подсудимый, называйте это Имя, но не утверждайте, что Он Бог. У нас один есть бог, и мы ждём его пришествия на землю. Что-то глухо зарокотало, где-то под землёй раздались слабые толчки, люди привыкли к землетрясениям (наводнениям, оползням) в последние годы они стали часты, даже не встревожились. "Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына" (1 Ин. 2: 22), - вспомнил Галактион главу из послания апостола Иоанна. - Они ждут мессию, и они его дождутся, - вспомнил он слова, когда-то сказанные одним батюшкой ему после вечерней службы. - Только те из вас, которые не знают, кто должен прийти, не возрадуются. А позже и возрыдают, но будет поздно", - посмотрел он на них с сожалением. - Подсудимый, ты согласен с тем что тебе предложили? - Вы - власть земная, я вам подчиняюсь, как всякой власти. - Значит, ты своими глупыми рассказами на улице города твердил ересь, что Назорей преобразился? Что это значит? - Вы же духовное лицо и не знаете, что это значит? - Вопросы задаём здесь - мы! - прервал его лорд. - Как я вам смогу объяснить Преображение Христа, если вы не верите, что Он - Бог! - Замолчи! Товарищи разве не видите вы, он же богохульствует! - сказал Кеннет. - Что ещё нам нужно для вынесения приговора? - Но, может он, просто психически болен? - спросила архиепископша. - Тогда его нельзя судить, нужно отправить его на лечение в психиатрическую больницу. Пусть им занимаются специалисты из психиатрии. - Перед вами есть его дело, там в медицинском заключении сказано, что он психически - здоров! - Нужно выносить приговор, пока не поздно, - сказал мэр и его коллеги посмотрели на него: лорд - осудительно, архиепископ - раздражительно. - Отвечай, подсудимый: ты лгал, когда говорил на улицах города о Распятом? - спросила архиепископша и добавила: - Покаяние смягчает вину. - "Всякая неправда есть грех" (1 Ин. 5:17), - ответил он словами из Нового Завета. - Я не врал, я говорил истину. А Христова истина дороже всякого золота и всего на свете. - Что слушаете его, он безумствует! - сказал мэр. - Галактион Полегай, ты говорил, что мир лежит во зле, и миром правят лукавые люди. И что люди покланяются, образу зверя. И кто не поклонится ему, тот будет убит, когда этот человек в образе зверя придёт на землю. Это есть в показаниях свидетелей, - сказала архиепископша. -Утверждал ли ты это? Отвечай. - Истинно так. - Кого ты подразумеваешь под мировым правительством? И кто это в образе зверя? - Мировые правители, это те, кто управляет всеми мировыми корпорациями. А зверь ещё не пришёл. - То есть, мировые правители по-твоему это бизнесмены? И директора корпораций? - спросил, хитро улыбаясь Кеннет. - Это элита - элит. Те, которые правят всем в мире и их не показывают на экранах телевидения, о них даже нет никакой информации в сети. Но ежегодно они собираются вместе, чтоб обсудить как окончательно разделить мир на вотчины. Раньше они собирались в Давосе. Это те которые назначают президентов и ведут войны из тени, те которые за бумагу покупали государства, теперь покупают всё за цифры. Те люди, которые уже подчинили себе почти всех в мире, наложив: начертание на правую руку или на чело людей. - Что ты имеешь в виду, подсудимый, какие начертания? - сделала вид, что не понимает архиепископша. - Это лазерные метки или по-старому чипы, те самые которые люди постепенно приняли некоторые не задумываясь по неразумию. Основная же масса людей принуждением или обманом через лукавство правящей элиты и их исполнителей: чиновников всех уровней. Судьи неискренне рассмеялись, делая вид, что им очень смешно, будто подсудимый сказал глупость и сам не понял её. - Что слушаете его, он - безумный! Мракобес, невежда не верящий в прогресс! Любой человек, любой школьник, даже младенец в детсаду знает, что нано-метки нужны человеку, чтоб облегчить ему жизнь в нашем глобальном, справедливом, демократическом обществе. Цифровые начертания спасают жизнь тяжелобольных, спасают военных после ранений, помогают нам получать блага цивилизации, - пояснил мэр. - "Облегчить"... - повторил христианин, - или поработить, - добавил он тихо, но его услышали судьи. Он подумал: "Управляете людьми как рабами с помощью вашей дьявольской уловки. На которую когда-то поддались даже священники и архиереи". - Но разве Бог создавал людей с какими-то ни было дополнительными приспособлениями в виде меток? - спросил он. - Вопросы задаём здесь мы! Не забывайся, подсудимый! - стукнул молотком мэр. - Подсудимый, ты не ответил на вопрос: кто этот человек в образе зверя? - спросил недалёкий мэр и лорд поморщился от его непроходимой тупости. "Гортань их - открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия перед глазами их" (Рим. 3: 13-18), - глядя на судий, вспомнил Галактион Полегай послание к римлянам святого апостола Павла, и спокойно поясшил: - Это - антихрист. - Какой ещё антихрист? - прикинулся дурачком, недалёкий мэр. - Жид из колена Данова, рожденный в новом Вавилоне - США. Он явится среди "десяти царей", объединит под своей властью весь мир и будет коронован в Иерусалиме как царь Вселенной, - спокойно ответил христианин, то, что не являлось тайной для христиан последнего века. У Кеннета задёргалось правое веко. "Кто тебя тянул за язык, старый дурак", - подумал он о мэре Авере. Архиепископша Вивея Андерлехт неестественно кисло улыбнулась, скривив губы. Мэр Александр Авер вытаращил свои бараньи глаза, не зная что сказать. И только тогда "тройка" зашепталась: - Надо кончать допрос, пора выносить смертельный приговор, - зашептал Кеннет. - Это хорошо, что охрана - андроиды, а пристав наш брат масон. Запись суда мы конечно подкорректируем. - Да, да, пора с ним кончать, скоро футбол, лига наций! - сказал тихо мэр. - Но, что мы ему предъявим, за что он достоин смерти? - спросила архиепископша. - Да в зале суда нет свидетелей, нет присяжных, никого нет кроме нас! Можно прямо сказать: за пропаганду среди народа его запрещённой сектантской веры во Назорея распятого, мы приговариваем его к смертной казни! - предложил Кеннет. - Через распятие, - выпалил председатель "тройки" Александр Авер. - У нас нет в законе такой казни, потому что мы не признаём крест, этот языческий символ, - напомнил лорд. - Может, приговорить его к пожизненному заключению? - спросила архиепископша. - Его к этому мог присудить гражданский суд. Он опасен для общества своими откровениями, - признал истину христианина лорд. - Давайте я вынесу ему приговор. Это займёт у меня несколько минут - предложил мэр. - Надо выспросить его что он знает о нашей организации и о его сообщниках, - сказала архиепископша-масон Вивея Андерлехт. - А потом уж и приговаривать его. - Согласен, - сказал мэр Александр Авер, Кеннету не понравилась эта мысль, но он промолчал. - Только есть одна проблемка при оглашении приговора, лишить его всего имущества невозможно. Они нищеброды - отрицают любое имущество, - хохотнул он. - Подсудимый, говори откровенно, что ты знаешь о мировой элите? - спросила архиепископша Вивея Андерлехт. - Повелеваем тебе: говори только правду! - грозно приказал мэр. - Мы последние православные христиане "знаем, что всякий, рождённый от Бога, не грешит; но рождённый от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему. Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле" (1 Ин. 5: 18, 19). Знаем также, что Христос есть - Бог в Святой Троице нераздельной и единосущной полоняемый. - Лица судей масонской "тройки" стали злыми, глаза загорелись ненавистью. - Миром управляет жидовская элита: глобалисты, схинархисты, масоны-иллюминаты, давно превратившие всех людей с помощью чипизации в покорное стадо рабов. В их подчинении находится масонство, которое извратило, запретило христианство и символы его с помощью экуменистической секты и привела людей к сатанизму с ужасным учением талмуда и каббалы. Вы добиваетесь всемирного владычества не только из тщеславия, властолюбия и жадности, но главным образом чтоб уничтожить христианство и воздвигнуть на месте сверженного Креста Господня трон антихриста, капище сатаны, которому вы покланяетесь. Всё что прорекли пророки и Иоанн Богослов в своём Откровении, должно сбыться. Идёт время антихристово, и первые предвестники его: войны, катаклизмы, моры, глады уже случились. Вы слуги антихриста, всё это прекрасно знаете, вы пользуетесь благами созданной вами системы, вы и есть виновники беззаконий! Судьи нервно заёрзались на креслах. - Ты о нас говоришь, презренный раб! - спросил злобно лорд Кеннет. Старец Галактион посмотрел на судей "тройки", и вспомнил: 'Они получат возмездие за беззаконие, ибо они полагают удовольствие во вседневной роскоши; срамники и осквернители, они наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами. Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия. Оставив прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова, который возлюбил мзду неправедную' (2 Пет. 2: 13-15). - О тебе, порождение ехидны, лорд Стивен Кеннет, жидомасон тридцать второй степени посвящения, приносивший младенцев в жертву сатане и вкушающий их плоть. Ты среди "тройки" главный судья, не мэр-председатель и они тебя боятся. "Откуда он узнал мою степень посвящения? Презренный старик! Мои данные засекречены, а данные о масонстве в цифровом варианте не пишут, их нет в сети! Их пишут в наших книгах. Он не мог их получить, не имея доступа к нашим книгам. И откуда он знает о приносимых мною жертвах?", - изумился масон Кеннет. - И тебя, гордая Вивея Андерлехт, женщина, играющая роль архиепископа, на самом деле являющаяся дочерью порока, рассадником всякого блуда и нечестия, страдающая кокаиновой зависимостью. Тебя ждёт "участь - в озере, горящем огнем и серою" (Откр. 21:8), если не покаешься в своих заблуждениях. Не перестанешь заниматься ложью и развратом". "Откуда он про мои кокаиновые эксперементы? Неужели у меня остался порошок на носу? - Она достала платок и украдкой вытерла нос. - И откуда он узнал про мои нежности с девушками? Хотя это не порок, это - любовь", - оправдала себя наркозависимая извращенка, Андерлехт. - И тебя, Александр Авер, напыщенный, жадный нечестивец, поклоняющийся Валааму и Бахусу, покрывающий все пороки общества, его половую распущенность, пытающийся подняться к элите жидовства, но погибающий из-за своего пьянства от цирроза печени. "Откуда он знает о моей болезни печени? Я лечусь у самых дорогих докторов, и они говорят, что моя новая печень как у юноши!", - подумал мэр-масон. - Вы все граждане судьи: развратники и прелюбодеи принадлежите... - Замолчи!!! - крикнул, встав, наполовину англичанин, наполовину иудей лорд Кеннет. - Или... Пристав насторожился как пёс готовый выполнять команды своего хозяина. - Не достаточно ли он наговорил здесь, чтоб вынести ему приговор!? - обратился лорд к своим коллегам и сел в кресло. Председатель "тройки" напустил на себя важность, строго сомкнул брови, спросил: - Галактион Полегай, ты признаёшь себя виновным в предъявленных тебе обвинениях? - Я не слышал: в чём меня конкретно обвиняют, - спокойно спросил подсудимый христианин. "Я сам бы его уничтожил, сам бы привёл приговор в исполнение", - думал, негодуя жидомасон Кеннет. - Я кратко зачитаю, в чем тебя обвиняют, подсудимый, - спокойно сказала архиепископша и начала читать со своего монитора: - Ты обвиняешься в преступления против: мира, безопасности, человечества и международного правопорядка, подстрекательстве к государственному перевороту, восхваление страны агрессора, клеветы на свою страну. Антисемитизм и отрицание государственной веры 'Нью Эйдж'. В распространении ереси Православной секты и проповеди Христа как Бога". Ты признаёшь себя виновным в предъявленных тебе обвинениях!? - строго спросил председатель. - Только в том, что я проповедовал, что "Сын Божий пришёл и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная" (1 Ин. 5: 20). - Коллеги, сколько можно его слушать!?? Замолчи!!! - крикнул лорд Кеннет и закрыл ладонями уши, пристав напрягся. - Тебе же говорили, подсудимый: называй это Имя, но не утверждай, что Он Бог, - напомнила архиепископ. "Подлинно ли правду говорите вы, судьи, и справедливо судите, сыны человеческие? Беззаконие составляете в сердце, кладёте на весы злодеяния рук ваших на земле" (Пс. 57:2,3), - вспомнил он строки псалма о судьях неправедных, ответил: - Я не могу свидетельствовать противное, что Христос не Бог, иначе я сам сделаюсь лжецом! - ответил Полегай и добавил цитатой из Нового Завета: - "Верно слово: если мы со Христом умерли, то с Ним и оживём; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас; если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может" ( 2 Тим. 11-13). - Кого ты назвал: лжецами!? - возмутился председатель. - И что он такое говорит!?! Не понимаю, - обратился он к коллегам. - Ты негодяй, террорист, сволочь, я тебя презираю и ненавижу. Я проклинаю тебя! - крикнул подсудимому Авер. "Кретин, как тебя выбрали в мэры? Хотя кто у нас теперь кого-либо выбирает? - сердито подумал лорд Кеннет. - На все посты назначает верховный иудейский синедрион, включая глав стран и правительств". - "Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый" (1 Кор. 4: 12, 13). А я благословляю вас, мэр Авер, вразуми вас Бог, - сказал Галактион и осенил крестным знамением мэра. - Что это он, что? - побледнел мэр и махнул руками, ему показалось, что сделалось плохо. - Он снова цитировал их Новый Завет, запрещённый нашим законом, - пояснил Кеннет и поднял руку ладонью вперёд запрещая говорить подсудимому, прошептал коллегам: - Кончайте это! Если его допрашивать дальше, нам не за что будет его судить. - С ним надо бы действовать по методу священной инквизиции, как упорствующего еретика передать светским властям на сожжение, - тихо ответила архиепископша, нагнувшись перед мэром к лорду. - Что за варварские обычаи? Мир давно осудил методы инквизиции. И по нашему закону людей не сжигают, - напомнил Кеннет архиепископше. - "Так ваши папы расправлялись с иудеями, даже принявших под насилием христианство. Эти папы - заблудшие в своей жадности, глупости и невежестве - бандиты", - подумал он злобно и прошептал: - Ваши папы вас бы и осудили на сожжение как еретичку за экуменизм. - Вы меня не поняли, лорд. Я неправильно выразилась. Я вышла из протестантской среды, я сама была против методов католиков. Просто мне страшно надоел этот упорствующий старик. - Жало только что наше государство слишком гуманно и не убивает христиан на месте, - выдал мэр. Его коллеги по судилищу посмотрели на него как на недалёкого человека. - Мэр Авер, объявляйте подсудимому о последнем слове. Пора уже кончать суд, - тихо подсказал Кеннет. - Твоё последнее слово, перед принятием нами решения о твоей участи, - громко, строгим голосом спросил председатель "тройки" Авер. Подсудимый православный христианин Галактион Полегай возвёл руки горе и сказал обращаясь к Богу: - "Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговорёнными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков" (1 Кор. 4: 9). - И это всё? - иронично спросил, пьяница мэр. - Да, вы православные - позор этого мира! - Господи, помяни меня Владыко во Царствии Твоем, - сказал подсудимый и опустил руки. - Суд будет совещаться, - объявил председатель суда громко. Тут же судьи "тройки", нагнулись к Аверу и зашептались как заговорщики: - Он шпарит Новым Заветом как по писаному, это же кошмарно! Я не видела и у молодых такой памяти, а он помнит наизусть книгу христиан! Братья, у него в мозг не введён чип? - спросила лживая архиепископша. - Какой чип? Он же православный христианин из тех фанатичных поклонников Назорея, которые не принимали даже биометрию, которые отвергают всякие числа, - сказал лорд. - Да, не все из них приняли экуменизм, биометрию и чипизацию, не все из них поверили в сказки про технотронную цивилизацию и что без чипов невозможен: научно-технический прогресс, - сказала Андерлехт. - Не всех православных удалось даже обманом принять нашу игру с числами. Это меньшинство - непокорные которые не сказали: "это ещё не то". - Товарищи, давайте быстрей судить, я не хочу смотреть начало футбольного матча онлайн в машине, - сказал мэр. - Что мы будем ему предъявлять? По всем статьям он не тянет на высшую меру. - Какого чёрта вы говорите! Он - сектант, террорист, ему по совокупности всех статей надо давать - вышку! - сердясь прошептал Кеннет, он твёрдо помнил из иудейского закона: 'Проливающий кровь гоев угоден Богу' (Нид.-бам.-раба с. 21), и подумал: 'Если бы он попал к нам на чёрную мессу, мы бы его без суда, заклали его как жертву нашему богу, Люциферу!'. - Вспомните историю, как судили апостола Иакова и его пособников в синедрионе, добившись смертного приговора, только из-за их веры в Распятого Назорея! - запальчиво сказал он. - Ну, вы вспомнили, лорд, то было две тысячи лет назад, в Иудейском государстве, подчинённом кстати Римской Империи. Мы же живём по законам нашего государства, - попыталась протестовать Андерлехт. - К чёрту ваше государство! Давайте уже приговорим его к смерти. Протокол надиктуем после, задним числом. Авер и Андерлехт со страхом посмотрели на Кеннета, но боялись ему возразить. - Не обращайте внимания, я не наше государство имел в виду. Этот тип - опасный террорист, с ним надо кончать! Они кратко посовещались, решили подсудимого христианина предать смерти за измену родине, подстрекательство к терроризму и пропаганду вредной ереси христианства на электрическом стуле. - Именем закона, - официальным тоном сказал председатель и все судьи встали. - Подсудимый Галактион Полегай, обвиняемый по вышеперечисленным статьям, именем государства Евразии, всеми членами суда за неподчинение законам государства "неприятие идентификации"; злобную пропаганду против правительства и призыв к свержению законного правительства; за клеветническую пропаганду в пользу страны агрессора; антисемитизм и ненависть к человечеству; агитацию за Распятого как Бога; инакомыслие; отрицание Всеобщей Декларации прав человека, которая гарантирует равноправие между полами и гендерами, приговаривается к... - Авер как всегда специально выдержал паузу, чтоб подсудимый поволновался, помучился. Лорд жидомасон посмотрел в светлые, добрые глаза Галактиона и будто обезумел, злость и ненависть застили ему ум. Как его хозяин падший денница он ненавидел людей, ненавидел христиан и готов был уничтожать их всех. - И приговаривается к смертной казни... - продолжил приговор председатель. - Через распятие и сожжении трупа в крематории, - почти прокричал лорд Кеннет и сел теряя силы в кресло. - Все расходы по кремацию тела будут удержаны с родственников, иди друзей приговорённого. Если таковые есть. Если таковых нет и у вас нет средств, заплатить за собственную кремацию, это останется на вашей совести. Решение принято и обжалованию не подлежит! - Авер ударил деревянным молотком по подставке, с удивление глянув на лорда. - Слава Тебе Господи, за то что удостоил меня грешного смерти за веру и Имя Твое. 'Нас почитают умершими, но вот мы живы; нас наказывают, но мы не умираем' (2 Кор. 6: 9), - сказал блаженно улыбаясь подсудимый, чем вызвал гнев у лорда Кеннета и недоумение у мэра Александра Авера и архиепископши Вивеи Андерлехт. - Посмотрим, как ты останешься жив после приведения приговора в исполнение! - грозно сказал председатель. - Истинно говорили братья: слабые в вере после таких судилищ чтобы не быть обвиненными, посчитают для себя удобным говорить ложь, тем самым угождая Дану и попадая в его дьявольские сети. Мне же бояться - нечего, я жду встречи с Господом. - Суд над ними ничего не даёт, они фанатики, любящие своего Бога и смерть им не страшна, - сказал негромко лорд Кеннет, покачиваясь поднялся. - Подсудимый, я как епископ святой экуменистической церкви могу исповедовать тебя перед смертью и простить твои грехи, - предложила крамольница. - Упаси меня Бог! - перекрестился Галактион. - Какой церкви!? Ещё преподобный Иустин Челийский говорил об экуменизме, что это общее название всех видов псевдохристианства и всех псевдоцерквей Западной Европы, заключающая в себе сущность всех родов гуманизма с папизмом во главе. Всему этому есть общее евангельское название: ересь! Потому спрашиваю вас: "Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?" (2 Кор. 6, 15)". - Кто тебе дал право задавать судьям вопросы? - грозно спросил Авер. Вивея похлопала его слегка по левой ладони. - Пусть поговорит, ему уже не долго осталось... - Преподобный Лаврентий Черниговский, говорил, что есть только одна святая Церковь: Православная, Соборная и Апостольская. Другие, называющие себя церквами, это не церкви, а плевелы диавола среди пшеницы и скопища его. А женщине вообще не пристало рядиться в ризы. "Ещё и бранится, презренный фанатик, называет меня "неверной", да, нужно таких искоренять под корень, насмерть", - подумала елейно-притворно улыбнувшись еретичка. - Наша церковь - истинная, и нет другой церкви в мире. Она совокупила все веры в себе, чтоб покланяться единому богу, а не Троице, как поклоняетесь вы, заблудшие, - сказала Андерлехт Галактиону. - "Кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема" (Гал. 1, 9), - ответил христианин. - Уже двумя ногами в могиле ещё и грозится, - сказал недовольно мэр. - Скажите, вы весь Новый Завет на память знаете? - спросила Андерлехт. - Истинно так. - Я же говорил, фанатик, на краю смерти стоит, а свою ересь утверждает, - негодующе сказал Кеннет. - Уводите, - сказала судья приставу. Судьи повернулись на выход. На приговорённого начали надевать кандалы. Он был спокоен, и лицо его светилось каким-то неземным светом. - Мы же вроде договорились приговорить его к электрическому стулу, - напомнила лорду архиепископша Андерлехт, когда они вышли из зала суда. - Я же сразу предлагал: не глядя в дело, пускать пулю в лоб в зале суда. У меня и пистолет есть при себе, - ответил мэр. - Мы не суд палачей, здесь - дом правосудия, а не застенки ОГПУ - НКВД. Это там одним циркуляром от двадцать девятого октября, тысяча девятьсот двадцать девятого года, судили обвиняемых по делу написанному следователем, не видя самого подсудимого. В нашем правовом государстве, людей не уничтожают в застенках без суда, - сказала осуждающе архиепископ. "Да, если они не кончаются под пытками в подвалах тюрем", - подумал облегченно лорд Кеннет. - Вообще это анахронизм судить особо опасных преступников государства очно, на живую, когда остальную биомассу судят на расстоянии - онлайн. Когда даже правительство в глаза никто не видел, оно заседает только в сети, - выразил своё мнение возмущённо мэр. - Не нам менять правила, значит так нужно, - сказал бледный лорд. - Сэр Кеннет, вы зря так волновались об участи этого презренного христианина, - сказал мэр Авер. Кеннет не ответил, он подумал: "Какие же вы глупцы оба, думаете вы знаете всё о нашей организации. Вы посвящены в истинные мастера? Вы просто - бараны, а настоящие хозяева мира мы - иллюминаты высшей степени посвящения. Ты глупец, - подумал он о мэре, - не понял меня, я вовсе не волновался за участь этого христианина, просто я ненавижу всех христиан и готов их уничтожить без суда и следствия". (В масонстве существуют масоны различных степеней. Первая степень носит название - ученика, вторая - товарища, третья - мастера. Эти три степени образуют так называемое "Синее" или "Иоанновское" масонство. Кроме этих степеней в федерации "Великий Восток" имеется еще тридцать степеней, однако в обиходе оставлено всего пять: восемнадцатая (18), тридцатая (30), тридцать первая (31), тридцать вторая (32) и тридцать третья (33), переходящая в посвящение иллюмината. От остальных сохранены только названия и номера. В последовательности этих степеней существует целый ряд тайных сообществ, причем одни не известны другим и действуют на последних таким же образом, как вся масса масонства действует на "непосвященный мир"). Вивея уставшая приехала в свой особняк, сняла парик, епископское одеяние, осталась в длинной тоге. Расчесала свои недлинные, крашеные в чёрный цвет волосы, села в кресло с высокой спинкой, над которым латунными буквами был написан девиз: 'Satyas Nasti Paro Dharmah' (Нет религии выше истины). Она включила большой экран, новости, кнопкой вызова, позвала служанку. Вошла высокая, голубоглазая скандинавка, в форме горничной и мини-мини-юбке, спросила: - Чего изволите? ваше блаженство. - Принеси холодного пива и... - она запнулась вспомнив приговорённого к распятию христианина. - И сделай дорожку, - добавила она и подумала: 'Надо расслабиться'. - Слушаюсь, госпожа! - сказала и поклонилась служанка. - Ваше блаженство! - строго поправила её Андерлехт. - Простите, ваше блаженство, - поправилась служанка. - Скоро вернётся с Гавайев моя жена, у нас с тобой мало осталось времени, крошка. Ночью придёшь ко мне, - подмигнула она служанке. - Лучше вы бы развелись с этой старухой, - капризно сказала служанка. - Эммануэль только тридцать лет, она из древнего французского рода. А ты откуда? плебейка. И не тебе говорить, что мне делать! Я в церкви имею ранг высшего посвящения священства, у нас не принято разводиться. Служанка обиделась, быстро вышла. Вернулась она через минут пять, принесла на подносе: маленький серебряный поднос с золотой трубочкой и дорожкой кокаина; открытую бутылку пива и бокал. Андерлехт взяла трубочку, втянула в ноздрю кокаин, потёрла от удовольствия нос, посмотрела на длинные, стройные ножки служанки. Служанка Беатрис налила пиво в бокал, подала хозяйке, та похлопала себе по коленке, служанке присела к ней на колено. Вивея блаженно улыбаясь, попивая пиво, начала гладить бедро служанки. - Тяжелый сегодня выдался день, устала. Ты извини меня, Беа, я погорячилась. Хочешь, подарю тебе золотые серьги? - спросила Вивея. Служанка кивнула головой, спросила: - Кого судили? - Были трое, приговорили к смертной казни всех! Один упёртый старый дурень, христианин, по памяти читал нам Новый Завет. Быстрей бы с ними расправиться, тогда и наш хозяин придёт, воссядет на троне в Иерусалиме. Вот тогда заживём, как боги. Присядь милая ко мне на колени, я так устала. Служанка исполнила просьбу. Вечером лорд Кеннет встретился в городском гольф-клубе находящимся на окаине элитной Красной зоны с главным прокурором города Генрихом-Тернером Мортимэном. Это был высокий полный мужчина шестидесятиодного года, с брюшком, с седыми усами, рыжими редкими волосами, водянистыми серыми глазами, красным испитым лицом, любителем: гольфа, покера и бильярда; джина, коньяка, бренди и сигар. - Сегодня в "тройке" судили одного чудика, людоеда, так он потребовал прокурора, - сказал Кеннет Морисману, ударил клюшкой по мячу и запулил его очень далеко. - Вы сегодня в ударе, лорд, - сказал прокурор, тоже прицелился и нанёс удар по своему мячу, он улетел на половину от мяча лорда. - Зачем ему прокурор? С ним и так всё понятно: в печь крематория его, живьём, - уверенно добавил прокурор сатанист и каннибал. - Оставьте мне сегодня ляжку жертвенного младенца, - попросил прокурор. - Разумеется, - ответил сатанист лорд. Оба рассмеялись, сели на электромобиль и поехали следом за мячами. После утренней совместной молитвы на которой присутствовали и новоначальные отец настоятель попросил всех остаться и обратился с проповедью: - Возлюбленные мои братья и сестры. Хочу сказать вам, что христианство никогда не порицало богатство, если оно заработано праведным путём. В наше же апокалипсическое время, нужно думать только о спасении души, ибо Христос уже при дверях стоит. - Он открыл новый Завет, вот что пишет об этом святой апостол Павел: "Послушайте братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его? А вы презрели бедного. Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды...". - Это правда! - громко сказал Турцев, на него шикнули. - "Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь? Если вы исполняете закон царский, по Писанию: "возлюби ближнего твоего, как себя самого", - хорошо делаете. Но если поступаете с лицеприятием, то грех делаете и перед законом оказываетесь преступниками. Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем" (Иак. 2: 5 - 10), - отец Тимофей закрыл книгу. - Понимаете смысл сказанного? Богатые, не кичитесь богатством, а вы бедные не превозносите богатых, ибо Христос Бог прежде всех пришёл к бедным и через них проповедовал свою веру равенства перед Богом. Слава Господу нашему. Аминь. - Аминь, - утвердили христиане и начали расходиться по послушаниям. Горский и Андрея, остались одни в часовне. - Ну, понял, раб Божий, - произнёс он иронично, - что значит для них - богатство? - Я ничей не раб! Я не христианан! Я человек свободный! - сердито ответил Андрей. - Мне их теории не подходят. А тебе? - спросил с хитрецой. - Мне... - Джек не сразу ответил. - Я люблю свободу осязаемую, а здесь её не приобретёшь. Кстати как и в государстве, потому что её поработили сильные мира сего. - Кто? - удивился Андрей. - Именно те, на кого работал и я... слуги рогатого, - он как-то неестественно хохотну и пошёл на выход насвистывая что-то из Вагнера. Михаил Громов напрасно весь день ожидал на окраине Зелёной зоны, у полицейской сторожки, чтоб получить разрешение вход в Оранжевую зону и на свидание с заключенным в тюрьму братом во Христе Парфением Полегаем. С его документом без идентификационного номера даже билеты ни на автобус, ни на железнодорожный экспресс невозможно было купить. Такого разрешения ему не выдали, он даже не знал, что в этот день Полегая приговорили на тайном судилище "тройки" к смерти. Подпитывал он себя печёными медовыми лепёшками, запивая водой. Простояв у линии разграничения до вечера, он понял, что не успеет выйти из города в положенное на это время и окажется в кутузке. А оттуда можно легко очутиться в тюрьме, как подозреваемому в теракте. Потому он решил пойти ночевать в будку к знакомому сапожнику в район рынка. Он шел по городу читая про себя Иисусову молитву: 'Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного', люди как всегда на него оглядывались как на прокаженного, некоторые плевали в его сторону, но он шёл молясь Богу за всех и не обращал на них внимания. Не доходя до рынка полквартала, он натолкнулся неожиданно на "чертей" Подручных Карт Бланша, куривших у магазина. В глаза бросилась надпись на стене: 'ПЕЧАТЬ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ И СВОБОДЫ НА ЧЕЛЕ, ДЕЛАЕТ ИНДИВИДУУМА - НЕЗАВИСИМЫМ'. Кадиллака рядом не было, но стоял трон с мощным электродвигателем (на котором разъезжал Карт Бланш) и героскутеры. Михаила заметили "черти", поворачивать назад было поздно, они бы приняли это за трусость, он пошёл вперёд. Один из "чертей, по кличке Червь, особо ненавидел Михаила и норовил даже подраться с ним. Он выплюнул сигарету в урну, надел на голову маску чёрта. - Сейчас развлечёмся, - сказал он приятелям. - Где хозяин? - Сейчас должен выйти, - сказал один из "чертей" и они вчетвером заступили дорогу христианину. - Ну, что попался, раб Божий! - насмешливо сказал Червяк. - Обшит кожей, - сказал другой "черт". - Наконец-то можно тебя обратить в истинную веру! - Вы глупцы, и ваш денница не поможет вам, вы будете вечно мучиться в огне и сере. Покайтесь пока не поздно, - смело ответил Михаил. "Черти" захрюкали подражая свиньям, заблеяли козлами, разжали, будто он сказал что-то очень весёлое. Они приступали к нему со всех сторон готовясь напасть и избить даже до смерти. Михаил начал читать про себя молитву "Да воскреснет Бог" и "черти" не смогли к нему подойти, только грозили смертью и ругали его. Из магазина вышел их хозяин в сопровождении ближайшего слуги, Азазела. - Во! Кого я вижу, - сказал надменно Карт Бланш, - опять этот нищий бомж появился в городе. Надо проучить его как следует, черти! Ну-ка, суньте его в мусорный бак! Да поддайте ему тумаков! Компания "чертей" снова начала приступать к нему окружая, сатанея и воя как псы, при этом Червь начал сквернословить, обзывая Михаила и хуля Бога. - Замолчи нечестивец! - сказал Михаил, он не боялся их. - Я тебя прокляну! - сказал Михаилу Карт Бланш. - Мне твои проклятия, как ветер пустой, подует и пройдёт. - Что!!! Да, ты смелый, оказывается, - сказал, багровея Карт Бланш и решил уже кричать на него: "враг государства", чтоб полиция отправила его в службу безопасности для проверки. Там он мог оклеветать его в терроризме и других преступлениях, а его шестёрки всё бы подтвердили и до разбирательства христианина, не имеющего идентификационной истории жизни, запросто посадили бы в тюрьму до выяснения личности. А разбираться могли, не один месяц предъявляя всякие зависшие обвинения в любых злодеяниях, за то могли подвести и под высшую меру наказания. Тем временем Червяк достал из кармана тросик с петлёй, чтоб заарканить Михаила, и поглумиться над ним. Он продолжал ругаться и хулить Бога. - Да запретит тебе Господь Бог наш изрыгать всякую хулу на Бога нашего! - сказал гневно Михаил. И вдруг Червяк замолчал, заткнулся и онемел, поначалу этого не заметили. И только когда он замычал как немой, глаза его в испуге округлились, "черти" остановились и притихли. Поднявший руку с указательным пальцем, "князь тьмы", так и замер не назвав христианина: "врагом государства". Михаил прошёл посреди них, не остановленный, мимо закрытых рыночных центральных ворот, обошёл рынок и пройдя мимо закрытых палаток и магазинов, постучался тихо в деревянную дверь с надписью "Сапожник". Здесь жил тайный христианин грек Дмитрий Эирин. Он принял чип, но тайно носил на груди крест и молился у себя в мастерской. Вместо креста у него был крестообразная оконная рама. Помещение где он жил и работал было сбито из деревянных щитов и поддонов с деревянным полом и потолком, крышей под шифером размером 2 на 3 метра. Ведро для нечистот стояло здесь же накрытое крышкой, утром он выносил его в общественный туалет. Здесь же была печка буржуйка для отопления и аккумулятор для освещения, который он подзаряжал каждый день у знакомого торговца фруктами. Он постучал в дверь условным стуком. - Кто там? - опасливо спросил старый мастер, хотя при сильном ударе его хлипкая дверь не выдержала бы. - Господь посреди нас, - тихо ответил Михаил. - Есть и будет, - уже облегчённо сказал старый грек, отодвигая засов. Михаил протиснулся в открывшуюся щель и грек закрыл тут же дверь на засов. Внутри было жарко от горевших в "буржуйке" дров, сверху варилась похлёбка, в кастрюльке, накрытой крышкой. На табурете спала кошка. На полках, на полу стояла и лежала обувь, пахло кожей, обувным крем и кремом. - Тебя никто не видел? - спросил хозяин мастерской. - Как я сюда заходил не видели. Только у магазина я встретился с Карт Бланшем и его людьми. Эирин перекрестился. - И как ты остался жив? Они же тебя ненавидят. Сейчас темно и они могли тебя легко убить. - Ты же знаешь брат, Димитрий, если Бог не попустит, ничего не случится. А если попустит, зачем же мне тогда и жить? - Это правда. Ты почему задержался в городе допоздна? - Хотел повидаться с братом Парфением. Дошли слухи, что его должны были судить. Хотел передать ему кое-что из еды, поговорить, получить напутствие. Он же мой второй духовник. - Рискуешь ты ходя в осиное гнездо. Попасть ты туда попадаешь, а ведь можешь легко превратиться в обвиняемого. И сесть в тюрьму надолго. - На всё воля Господа, - Михаил перекрестился. - Мне не дали разрешения пройти в административную зону города. Как узнать судьбу Галактиона? В юридическом справочнике о нём ничего нет, все данные о нём вдруг закрылись, будто и нет его. Эирин вздохнул. - Он же по политической статье сидит. Его данные могут закрыть для общества, - сказал он и перекрестился. - Стар годами, брат Галактион, может он из тюрьмы уже не выйдет. Ему могут дать долгий срок без права свиданий, как особо опасному заключенному для безопасности государства, - сказал он. - Я тоже так думаю, потому и хотел с ним попрощаться. - Гороховую похлёбку с луком будешь? - Буду, брат Димитрий. У меня есть ещё два яблока и апельсин. - Оставь себе, ты молод, тебе нужны витамины. Они тихо помолились, глядя на перекрестие в окне, заменявшее полноценный крест, поели похлёбки с хлебом, съели по яблоку и попили чай. Затем хозяин предложил гостю лечь на полутораметровый диван, гость отказался, зная о ревматизме хозяина. Грек переложил кошку на диван, установил на табуретке и пеньках щит, положил на него старую дублёнку, какие-то куртки и пальто, дал одеяло. Михаил лёг, грек принялся за срочную, недоделанную работу, чинил какому-то заказчику ботинки, приговаривал как бы себе: "Исчезли такие профессии как: инкассатор, почтальон, кассир, скоро исчезнет профессия таксиста, зато сапожники останутся до скончания времён". Михаил уснул и не увидел как хозяин выключил лампочку освещавшую от аккумулятора помещение. Ночью на улице раздались крики, от которых они проснулись, затем мужские голоса начали говорить на повышенных тонах. Затем раздались выстрелы и шум разъезжающихся машин. Через минут десять тихая прирыночная улочка огласилась воем полицейских сирен, людским гамом и шумом команд. Дмитрий и Михаил прильнули к окошку, через дырки в фанерном щите начали смотреть, что происходит на улице. А там стояли несколько полицейских машин и два автобуса, люди в касках и бронежилетах оцепили квартал. На улице лежал труп мужчины. Полицейские стучались в дома напротив рынка, там загорались огни, люди просыпались, началась "идентификация личностей". Людям для этого на улицу выходить было не нужно, в доме прикладывали руки к специальным считывающим экранам, полицейские сканерами считывали их паспортные данные. Если у кого-то что-то было не в порядке, тогда приходилось открывать дверь и полицейские входили внутрь, забирали подозреваемых. - Как в моём детстве в фантастическом фильме с Брюсом Уиллисом, - прошептал Эирин. - Что здесь фантастического? - удивился Михаил. - Они так всегда делают облавы и задержания. Даже по подозрению в преступлении могут оцепить квартал. - Это сейчас реальность. А раньше только в фантастических фильмах так проверяли людей, через сканеры и отпечатки ладоней, - пояснил грек. - Это то, чего люди добились требуя для себя безопасности они лишились свободы даже находясь в собственных домах. Теперь "дом не их крепость", как говорили англичане. Теперь дома, как камеры предварительного заключения, в которые вроде и не входят блюстители порядка без санкции прокурора, но всех проверяют по подозрению в причастии преступления "именем закона". А законы можно каждый день издавать новые и никто этому уже не удивляется. - Их обманом к этому принудили, люди думают, что они свободны, а на самом деле рабы системы. Они продали свою свободу за зрелища и чечевичную похлёбку. Вот и сбываются слова апостола Павла: "Когда будут говорить: мир и безопасность, внезапно придёт на них пагуба" (1 Фес. 5: 3). Жалко мне людей, души у них больные, а чистого источника они не видят, откуда можно пить воду жизни. - Ты становишься философом, Михаил... На улицу вышли с территории рынка рыночные охранники в серой форме с дубинками-шокерами и травматическими пистолетами. Начали разговаривать с полицейскими. - Хорошо мы находимся на территории рынка, полицейские думают тут только охранники. Давай спать, я очень устал, - сказал сапожник и они легли на постели. "Если полиция проверил мою мастерскую и найдёт здесь Михаила, нас точно заберут в участок по подозрению в убийстве. Значит на то будет воля Господня", - тревожно думал Эирин и долго не мог заснуть. Михаил тоже ворочался, думая о духовнике брате Парфении заключенном в тюрьму за проповедь в городе имени Христа как Бога.
   7 В мегаполисе под номером Х 7O4 V, Мария-Анжелика Фора зарегистрировалась (автоматически в базе данных "Зверь") в пятизвёздочном отеле "Атланта". Там она прожила три дня, наслаждаясь всеми благами цивилизации: бассейном, кинозалом, спортивными тренажёрами (которыми не пользовалась по состоянию здоровья), от бесплатных массажистов, мужчин эскорт услуг и парикмахера, бесплатного номерного бара со спиртным и закусками. Но это оказалось очень дорого (она потратила треть суммы бывшей у неё) и перебралась в трёхзвёздочный отель "Хан". И здесь цены тоже кусались, она прожила здесь два дня и съехала в частный отель семейного типа "Три икса" с трёхразовым питанием, на окраине мегаполиса. В центр она добиралась на метро. Она пробовала путешествовать по городу, но болезнь не давала ей такой возможности и два раза её привозили в клинику на "скорой помощи". Два раза на той же "скорой помощи" в её отель. В мегаполисе жизнь бежала стремительно, здесь все были в движении, рабочие двигались по определённым им линиям на работу на заводы, фабрики, супермаркеты, в магазины и офисы где работали на чёрных работах. Клерки ехали в банки и офисы. За всем бдительно следила система наблюдения через глобальный интернет, фиксируя все нарушения правил поведения на улице, нарушения правил движения транспорта и пешеходов, все непредвиденные ситуации в городе, если таковые случались. Однажды она наблюдала стихийный митинг людей недовольных какими-то условиями жизни в их квартале. Митинг собрался спонтанно, и через десять минут его оцепила полиция и агенты службы СБТ. Начались проверки документов, а некоторые сами начали уходить оттуда, потому что их пришло сообщение на их "андроиды", что из счета заблокированы. Для чего предлагалось срочно явиться в полицию. Молодая женщина жаловалась с маленьким ребёнком женщине полицейскому, Мэри стояла невдалеке и слушала их диалог: - Я не пойму в чём дело, товарищ полицейский сержант (имя было написано на жетоне Гвенда Маршалл), почему заблокировали мой счёт? Я проходила мимо этого сборища и просто остановилась посмотреть, что здесь происходит. Гвенда Маршалл протянула ей мини-компьютер со сканером, предложила приложить руку. Женщина дотронулась кистью руки к сканеру и полицейская тут же получила всю информацию о ней. Затем она приложила сканер ко лбу ребёнка, получив информацию и о нём. - Чем могу быть вам полезна? - спросила Маршалл. - Я же говорю: случайно остановилась, узнать, может произошло преступление или ДТП. И тут мне на "андроид" пришло сообщение, что мои счета заблокированы. - Товарищ Патриция Завальская, вам нечего беспокоиться, правонарушений политических за вами не числится, штрафы все сняты, подозрений в терроризме нет. Ребёнок вами рождён официально и разрешён для домашнего воспитания. Вы можете проехать в ближайший полицейский участок и написать дать там свои объяснения по поводу случившегося. Думаю, вам включат счёт уже сегодня. - Но, ведь я ничего не нарушила! Я не с ними, я не протестовала. Я вообще не знаю, почем собрался этот митинг. - Я вас понимаю, просто вы слишком близко приблизились к незаконному сборищу, и простояли больше трёх минут. Камеры наблюдения вас зафиксировали и спутник сканировал ваши биометрические данные. Если у вас нет средств добраться до участка, тогда нет проблем, мы поможем вам, отвезём на нашей дежурной машине. - Офицеры, а вы не могли бы у меня сами принять объяснения? - Нет, по поводу незаконных сборищ, дела рассматривают в комиссариате. Площадь быстро очистилась, люди в основном сами поспешно разошлись, трёх сильно возмущающихся агенты государственной службы безопасности запихнули в автозак и увезли в СБТ. Остальных человек пятнадцать рассадили в полицейские машины по два - три человека и увезли в участки. Завальская с ребёнком села в патрульную машину сержанта Маршалл и тоже уехала. Мэри облегченно вздохнула, она наблюдала за спонтанным митингом метров в тридцати от него. Тут же поймав авто-такси, села в пустой салон, прижав указательный палец к сканеру, попросила диспетчера отвезти её в аптеку. В аптеке приложив руку к сканеру, она попросила обезболивающее. Аптекарша тут же получила название её болезни, назначение лекарств от врача, автоматически была снята сумма за лекарство и аптекарша выдала необходимые лекарства, пожелав ей выздоровления. - Может, вы желаете принять лекарство у нас? - поинтересовалась аптекарша. - Нет-нет, я принимаю их в определённое мне время, - ответила Мэри, поблагодарила и, выйдя на улицу, села в такси, снова приложила палец к сканеру. - Отвезите меня куда-нибудь развеяться. - Театр? шоу? ресторан? казино? кафе? спорт-арена? экстремальные игры? стриптиз-бар? телешоу в прямом эфире?.. - задал вопрос мужским приятным тембром компьютер и названия высвечивались на табло. - Пожалуй, отвези меня в недорогой ресторан с живыми официантами с домашней кухней. Без ГМО продуктов, с продуктами выращенными без добавок в естественных условиях, имеющих лицензию государственного стандарт-контроля. Такси авто-такси отвезло её в небольшой ресторанчик "Лагуна" с обслуживающим людьми персоналом. Она приложила руку к сканеру, и нужная сумма была снята за поездку. В ресторане её вежливо встретил сам хозяин заведения, проводил за столик у окна с видом на пристань реки. Поинтересовался её настроением, предложил меню. Тут же подошла официантка, девушка с крашеными в пепельный цвет волосами, с наклеенными ногтями в розовой просвечивающейся блузке, лосинах, белом передничке и кроссовках. В ухе у неё виднелся мини-приёмник он же радио и телефон. Она слушала что-то современное и жевала жвачку, поздоровалась "Хай!". Мэри заказала французский суп, овощной салат и молочный коктейль. Хозяин и официантка ушли. - Ты зачем жуёшь, когда стоишь перед клиентом? - спросил не сердито хозяин официантку. - Папа, не нравится, найми другую официанту. Будешь платить повышенный налог. - А ты не получишь средства на университет в Бонне. - Ладно, замнём для ясности, не ворчи. Если я не поеду учиться, то тогда пойду служить в полицию или завербуюсь в армию. - Ни за что, хочешь, чтоб тебя убили? Или покалечили на этих бесконечных войнах? - У них самые большие зарплаты, после программистов и офисных клерков. Льготы на квартплату и пониженный налог. Притом для женщин - ранний выходят на пенсию в сорок восемь лет. А пахать всю жизнь в ресторане до шестидесяти пяти лет я не намерена. - Не выдумывай, иди учись на юриста, этих на войну не мобилизуют, а зарплаты высокие. И налог они платят - мизерный, - сказал отец. - Что за страна, налоги дерут за всё, за жилплощадь больше десяти метров на человека - налог; за машину - налог; за проживание в хорошем квартале - налог за безопасность. Носишь золото и хорошие вещи, налог на роскошь, всё налоговая служба знает. Официантка обратилась к Мэри: - Я даже собачку завести не могу, тоже налог платить надо! За землю и воду налоги платим, скоро за воздух налог платить будем! - Тише, что ты говоришь! - испугался отец, хозяин ресторана. - Она раздражена и не выспалась, - пояснил он Мэри. - Дети, - добавил он и подхватил дочь под руку, повёл её, говоря тихо: - Ты что говоришь постороннему человеку? Может она налоговый инспектор, хочешь, чтоб счета ресторана заблокировали? Или нас арестовали за подстрекательство к путчу! Мэри осмотрелась вокруг, по меньшей мере пять камер наблюдения было в зале. Хозяин с дочкой ушли в подсобное помещение, споря. За окном был унылый пейзаж начинающейся зимы: безжизненные деревья, унылая, грязная речушка, набережная с мусором на ней. По улице прошли воспитанники интердомов, девочки и мальчики без пола, все в серой униформе, военного типа, со значками скаутов, кокардами на шапочках в сопровождении двух воспитателей неопределённого пола, со злыми минами. И дети которые попадались на улицах были с какими-то дурашливыми выражениями лиц, будто лунатики. "Чем дальше, тем хуже рождаются дети, - подумала она. - А что может путного родится, если они теперь в основном рождаются по заказу и в лабораторных пробирках. И сразу после рождения им вживляют в мозги чипы якобы для лучшего мышления, чтоб получались - гении, а чаще всего получаются или уроды, или маньяки, или дебилы. Может права теория, что Бог создал людей без чипов? Если конечно Бог есть. - Ей вспомнился христианин Михаил, с добрыми глазами, умным лицом и каким-то неземной, внутренней энергией исходившей от него. - Он точно уверен: Бог есть". Мэри просидела в ресторане полчаса, почти ничего не съела, аппетита как всегда не было. Она только пила молочный коктейль и травяной чай, любовалась пейзажем за окном. Расплатившись и скинув на счёт заведения десять процентов чаевых, она вызвала такси и поехала в отель отдыхать. Вечером она поехала в элитный клуб, повеселиться среди сверстников и познакомилась с приятной компанией трансгендеров. Вместе они и тусили. Когда на танцполе поссорились два парня и пошли разбираться на улицу, многие пошли за ними. На улице они начали драться, но никто не вступился, чтоб разнять их, все снимали их на видео и отправляли запись прямо в интернет. Никто не хотел нарушать закон, ведь когда люди дрались, нужно было снять это на видео, вызвать полицию и стать свидетелем. Иначе самому можно было пострадать и получить срок. Впрочем Мэри уехала на такси до приезда полиции, чтоб не стать свидетелем. Сюзанна (Светлана Борисовна) Фора работала в Департаменте Социальной защиты (находящегося в деловой, Оранжевой зоне) в пенсионной группе. Она сидела в офисе в своей стеклянной загородке, принимала пенсионеров и дотационщиков у которых заблокировали счета, рассматривала их жалобы. В средине рабочего дня ей попался назойливый пенсионер ИНН ? 6664859601666, бывший работник сталевар, пятидесяти семи лет. Выглядел он полной развалиной, кашлял, ходил с палочкой, у него заблокировали банковский счёт, за то, что он кликом "мышки" поддержал какое-то высказывание против правительства. В начале разговора он пошутил, что пришёл получить: тессеры (В древнем Риме жетоны на право получения хлеба или других государственных раздач). Сюзанна не поняла его, переспросила, чего клиент хочет? Он снова пошутил, она тогда проверила слово в интернете и возмутившись не подала виду, подумала: "Ну, я тебе устрою старый козёл". Около получаса она делал вид, что не понимает его проблебы, посылала старика для выяснения то в банк, то в полицию, то в СБТ. Мужчина злился, за то, что ему попалась молодая и неопытная оператор, по его мнению: слишком некомпетентная. Светлана Борисовна сдерживала гнев на старика, мысленно посылая его на все четыре стороны и держа кукиш под столом. - Послушай, Сюзанна, я тебе объясняю: мой внучек, трёх лет влез на этот сайт и кликнул просто так по мышке. Я не поддерживал эту ахинею. Я вообще против любых группировок, тем более против анархистов. Я никогда не выступал против правительства. Я состою членом профсоюза и всегда был на стороне государства. - Я вас понимаю, Рене Алиевич, мы займёмся вашим вопросом... - Я слышу это уже тридцатый раз! А кокса для разогрева так и нет! - Какого кокса? - устало спросила Светлана Борисовна, подумав о кокаине. - Это чисто профессиональное, не обращай внимания, - махнул мужчина рукой. "И как ты дожил до таких лет на таком производстве? Твой прах давно уже должен быть запечатан в капсуле и замурован в мавзолее, а если нет средств, рассеян за городом. Старый маразматик", - подумала она, разглядывая личное дело посетителя. - Я болею, у меня астма, язва и колики, мне нужны средства на лекарства, иначе я могу умереть! "И номер у него счастливый, - подумала она так, потому что три шестёрки считались - счастливыми, а у этого человека два раза повторялись в индивидуальном номере - три шестёрки. - Скорей бы ты сдох". - Что ты постоянно там смотришь!? - сердито спросил мужчина. - И вообще, что нет оператора постарше?! - спросил он громко. - Сколько тебе лет? Почему мне дали малолетку? Может это снимает скрытая камера? - осмотрелся по сторонам ветеран труда. - А ведь вы не всю правду говорили, Рене Алиевич. Мужчина напрягся, пшикнул в нос лекарство из аэрозоли. - Что, что не так? - спросил он тревожно. - Появились данные, что вы в двадцать один год, задерживались за драку. С налогами у вас были проблемы. И в тридцать четыре подозревались в воровстве. - Это неправда, сосед на меня напраслину навёл, полиция в том разобралась. А с налогами разобрались, то я не вовремя задекларировал подаренный мне детьми мотоцикл. - Ну, это не по нашему департаменту. А вот уже серьёзно: в сорок пять лет вы принимали участие в однодневной забастовке. - Это профсоюз виноват, я как член профсоюза подчинился. Я не хотел. - Да, но вы не вышли в тот день в смену и вас подменил штрейкбрехер. Это уже бросает тень на вашу репутацию. - Но, мы требовали всего лишь, чтоб нам выдавали чаще спецодежду. Она быстро изнашивается и в цеху ведь искры летят. - Понимаю, понимаю вас. Но признайтесь, вы ведь склонны к протесту? - Только дома с женой. Против правительства - никогда! Я за все планы правительства голосовал! Я патриот государства. За что же меня лишили средств к существованию? Вы проверьте, я на армию делал взносы. Два раза! И взносы не малые. И ещё сделаю добровольный взнос, честное слово! - А вот есть информация, что вы принимали участие в митинге. - Было. Но, то был митинг зелёных, против загрязнения среды. Он был законный, разрешённый властью. - Но всё же, поосторожней, с митингами... Вот ещё инфо: ваша переписка с двоюродной сестрой. Вы возмущаетесь ценами, дороговизной на продукты, на коммунальные услуги... - Та, это мы шутили. Шутка... такая... - хихикнул он неестественно лживо. - Неудачная шутка... Ещё, с вашего компьютера на вашей страничке было поддержано антиправительственное высказывание. - Это не я! Я сразу его удалил, как только обнаружил. Бес внука попутал, я честно говорю. - Да, удалили, но оно есть в памяти "Зверя". - Я сразу написал покаянное опровержение своего... то есть ошибки внука в разные инстанции. И даже на всякий случай в Пенсионный фонд. Будь он неладен. - Кто? - подозрительно спросила Фора. - Внук. Говорил я детям: отдайте его в интернат, как все нормальные люди делают. Иначе подведёт он нас под расследование. Я приношу свои извинения и готов покаяться везде. Простите меня за внука. - Рене Алиевич, ваше дело уже рассматривается наверху, я же вам говорила. Вы написали покаяние, оно тоже приобщено к вашему делу. Ей позвонили на линию, она ответила и начала общаться по видеосвязи с клиентом. Посетитель больше не возмущался, покорно ждал, пока она закончит разговор. А Светлана Борисовна нарочно разговор затягивала, наслаждаясь такой местью. Закончив разговор, она снова уткнулась в экран монитора, включив свой айфон, начала раскладывать пасьянс. Посетитель ждал, думая: "Что она там, в сети рыщет? как легавая. Хотя бы не накопала ничего запрещённого. Быстрей бы всё решилось положительно". "Интересно, где сейчас мой мальчик? - подумала она и, набрав число-код Роблена Стирфорта, увидела на электронной карте города передвигающуюся точку. - На тачке катается мой дружок, по своему району. Лишь бы не поехал к своей козе, Инке Шадуре в Красный квартал, этой гейшей недоделанной, - ревниво подумала она. - Иначе вечером поеду на разборки, я этой тёлке волосы повырываю". - Ну, Рене Алиевич, я отослала ваши прошения шефу, идите домой, ждите подключения счёта, - сказала она минут через двадцать. - Скажи, Сюзанна, недолго мне ждать ответа? - спросил он робко. "Жди ответа, как соловей лета", - подумала она и сказала: - Я бы на вашем месте не возмущалась, а запаслась терпением. А то, знаете, там, - она значительно подняла глаза к потолку, - не любят назойливых людей. Я в этой системе работаю больше десяти лет, знаю что говорю: ваш файл могут нарочно отложить или вообще стереть. "Хватит заливать, больше десяти лет она работает, с детского сада что ли?", - думал старый металлург, почтительно качая головой. - Мне можно надеяться, Сюзанна, дочка. - Я лично за вас похлопочу, - соврала она. - Сообщение придёт на мою страничку? - Естественно, вы же цивилизованный человек. Ваша страница в сети, это и есть - вы. А сами вы без файла, ещё не личность. - Спасибо, милая. Дай тебе Бог жениха, богатого. Здоровьица и успехов в... - Спасибо, - холодно отрезала она. Рене Алиевич благодарно улыбнулся, тяжело поднялся, сказал: "до свиданья" и поковылял на выход. "Проваливай, старый хрыч, чтоб ты помер скорей!", - пожелал она мысленно. Следующая зашла заплаканная женщина средних лет, села на край стула, робко приложила руку к сканеру: "ИНН ? 6303297689136, Любовь Владимировна Кудряева, дала разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись). 41 год, адрес проживания: ул. Генриха Чуди 54/а, Серая зона. Профессия: швея, бухгалтер, блоггер, сейчас - безработная, живёт на пособие на детей. Состояла в двух гражданских браках (незарегистрированных сожительствах), имеет двоих детей: Сергей 7 лет, Виктория 3 года". - Любовь, хочу вам напомнить: наш разговор фиксируется на видео-аудио-запись. Я вас слушаю, - сказала заученно Светлана Борисовна. - Мне отключили электронный кошелёк, якобы за растрату допустимых средств. Но, это неправда, я всегда проверяю счёт перед покупками, - женщина заплакала, приложила платок к глазам. - Вы успокойтесь, сейчас всё проверим. Фора полностью открыла её дело и углубилась в изучение, через пять минут сказала: - Вам же предлагал опекунский совет сдать детей в интернат... - Но, я не могу, они мои дети! - взволнованно сказала Кудряева. - Ну, и что? От детей только - неприятности, я знаю, что говорю. "Как же знаешь ты, ты хоть одного родила, соплячка", - подумала расстроенная мать. - А государство позаботится о них лучше вас. Чем вы будете их кормить сегодня? - У меня есть запас продуктов на неделю, в холодильнике. А потом я найду работу. Правда. - И всё же подумайте, государство освободит вас от обязанностей материнства и будет с вас удерживать сущие копейки на их содержание в интернате. Сейчас многие сдают детей в интернат и рады этому. - Нет-нет, я буду их воспитывать сама. Вы только счёт разблокируйте. - Это займёт дня три - четыре, нужно будет подождать. Разберёмся. - Спасибо вам, - женщина утёрла глаза. - Все вам благ и доброго здоровья. Она вышла, а Фора позвонила в службу Ювенальной юстиции и сообщила о голодный детях, угрозе их здоровью у гражданки под ? 6303297689136. "Информация принята, выезжаем. Мы давно искали повод лишить её родительских прав", - ответила ей ювенальный инспектор. На стул перед ней уже села пожилая дама, гадалка, цыганка Зиба Шахиновна, шестидесяти шести лет. Она пришла уже третий раз, у неё отключили банковский счет за незаконное получение доходов через подставное лицо. - Здравствуй милая Сюзи. Как жизнь? - Она приложила руку к сканеру, на мониторе высветились её биометрические данные: "ИНН ? 6765389620806 Зиба Шахиновна Неведомая, дала разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись). 66 лет, адрес проживания: ул. Йоханнеса Сьёблада 7/80, Серая зона. Профессия: психолог, гадалка, предсказательница, блоггер. На пенсии. Подрабатывает гаданием, перекупкой товаров. Вдова, детей нет". - Давай погадаю тебе на бубнового валета. - Спасибо, я сама о себе всё знаю. Зиба, хочу вам напомнить... - Знаю, знаю, наш разговор фиксируется на видео-аудио-запись. Я могу больше рассказать, чем ты знаешь, - гадалка подмигнула заговорщески, она специально накопала информацию о Стирфортах, через знакомого хакера. - Мой сосед из семьдесят девятой квартиры, молодой, способный человек... - Подавайте жалобы на нарушителей закона на наш официальный закодированный сайт в электронном виде или на тайный сайт полиции для бдительных граждан, - устало сказала Светлана Борисовна. - Я всё, что мне нужно - знаю. - И даже то, что думает о тебе Роблен? - Вы шпионите за мной!? - рассердилась она. - Что ты, что ты, милая. Я же гадалка... - Все современные гадалки имеют микросхему в мозгу, умеют обращаться с компьютером и копаться и личных файлах своих клиентов. Не морочьте мне голову. - Прости дорогая. Бес попутал. - Начнём? - Да, - покорно сказала гадалка и как психолог ожидала, что эта дамочка всё же обратиться к ней за помощью. Закончив за полчаса с гадалкой, Светлана Борисовна пошла на обед, затем перекурила в курительной комнате, посплетничала с коллегами, вернулась в кабинет, посмотрела в интернете свежие новости. Обеденное время закончилось, она вернулась в кабинет, включила компьютер, появилась фирменная заставка: "Будущее человечества может быть надежно обеспечено лишь на путях смены цивилизационной парадигмы, на путях выхода к "НОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ". - Знаю! - буркнула она недовольно, подумав: "Надоели, достали уже", - щёлкнула наманикюренным ноготком по клавише, убирая заставку. К ней на приём зашла очередная посетительница: красивая женщина, выглядела лет на двадцать пять. С причёской, маникюром в полупрозрачной, облегающей тело, ультрамодной силиконовой куртке с подогревом, без лифа и в модных, рваных джинсах и полусапожках на высокой платформе. В ушах золотые серёжки, золотой перстень на указательном пальце. Она села на стул напротив и рефлекторно расставила ноги. Светлана Борисовна увидела, что она (по моде) без нижнего белья. Это её никак не задело, в недавних дебатах по интервидению, министр приличия Дитер Альбрехтсбергер популярно разъяснил, что эта мода не нарушает норм морали и приличия, если интимные места не открыты откровенно, это придаёт шарма. Светлана Фора была законопослушным гражданином, всё что принимали на уровне закона, её устраивало. "Тем более она - красавица, таким красоткам всё можно. Где-то я её видела?", - подумала она и сама сняла её биометрические данные с изящно ладони где был наколот красивой абстракцией QR-код: "ИНН ? 6660189620876, Гертруда Вернеровна Прихватилова, дала разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись). 28 лет, адрес проживания: ул. Томаса Хиттера 24/145, Зелёная зона. Профессии: блоггер, фотомодель, актриса, пресс-секретарь, эскорт-подруга, домохозяйка. Подрабатывает в ток-шоу в массовке; актрисой в фильмах для взрослых. Разведена, детей нет, би-сексуальна, живёт сама". Фора тут же вспомнила: эта уже немолодая девица года четыре назад снималась в клипе известного репера, а ещё в рекламах мыла и шампуни, у неё довольно красивая грудь, и ещё вспомнила: она уже приходила в службу и с этой женщиной была большая проблема в общении. Гертруда любила жить красиво, ходить в рестораны за счёт кавалеров, она вечно растрачивала своё пособие на пустяки: косметику, модную одежду, и у неё из-за неуплаты и большие задолженности за коммунальные услуги возникали проблемы. В этот раз ей отключили: воду, электроэнергию и вдобавок электронный кошелёк. Она долго возмущалась, что 'её знаменитость не ценят', 'неправильно отключили кошелёк' и теперь Светлана Борисовна обязана решить её проблему, быстро подключить кошелёк, ибо у неё назначено свидание и нет средств купить новый лифчик. Фора вежливо пыталась объяснить, что с нахрапа эту проблему не решить, нужно во всём разобраться, клиентка спорила с ней до хрипоты, кричала, угрожала связями "в верхах", но ничего не добилась. Ничего не помогало, тогда она начала ругаться и оскорблять С. Б. - Гертруда Вернеровна вы успокойтесь, не волнуйтесь так. Вы сделаете себе ещё хуже, из-за вашей нецензурной речи, у вас понизятся баллы в Системе Доверия, что вызовет сокращение пособия. Вы же были предупреждены, что наш разговор фиксируют на видеозапись, - попыталась образумить посетительницу Фора и вывела на свой монитор информацию Прихватиловой из СНД: "ГЕРТРУДА ВЕРНЕРОВНА, ВАШ уровень в Системе Национального Доверия категории 'С' катастрофически снижается, приближаясь к Угрожающему, у Вас осталось: 675 баллов. Для безработного на соцобеспечении Ваш рейтинг доверия на высоком уровне должен быть 700 баллов и выше. Средний рейтинг для населения 'С' 666 баллов, ниже этого рейтинга Вы будете лишены 25% пособия. При переходе отметки ниже 'D' 499 баллов, Вы будете лишены ещё 25% пособия, лишены права вождения автомобиля и сможете пользоваться только такси. Ниже рейтинга 'D' 299 баллов, Вас лишат ещё 25% пособия; Вы не сможете устроиться на хорошую работу; Вас лишат права получать кредиты; не продадут билеты на самолёт и поезд; Вы будете лишены права выезда заграницу; по городу будет ограничено ваше передвижение. - Что!?! Ты мне угрожаешь!? Мне!!! Я сейчас сделаю звонок, и тебя вышибут на улицу, будешь бокалы сушить в захудалом баре или бумажки разносить в этом отстойнике! - Я вам не угрожала, я вам пытаюсь... - Значит, ты не хочешь мне помочь!? - спросила вконец измождённая от крика модница. - Я пытаюсь, вам помочь, а вы кричите. Этим делу не поможешь. - Мне нужен этот новый лифчик, для свидания с новым бой-френдом, ты понимаешь!? Он красавец, работает пиар-директором на киностудии. Мне нужен этот лифчик, чтоб получить роль в рекламном ролике геля для душа! Этот лиф классная вещь, от кутюр, прямо из Милана! Ты хоть что-то понимаешь в моде? - Ничем не могу вам помочь, - сказала Светлана Борисовна и открыла файл-досье посетительницы, начала бегло изучать его, пока Прихватилова жаловалась на жизнь. "ИНН ? 6660189620876, Гертруда Вернеровна Прихватилова, дала разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись). 28 лет, адрес проживания: Евразия, Восточное воеводство, г. Мутбах, код города: 2/1/26/17/24/23; ул. Томаса Хиттера 24/145, 2-х комнатная квартира, пл. 55 кв. м. Зелёная зона. Родственники и друзья (отец, мать, дедушки, бабушки, братья, сёстры, друзья/подруги, знакомые). Фора этот файл пропустила. Семейное положение: не замужем. Детей нет. Основная профессия: блоггер. Приобретённые профессии: фотомодель, пресс-секретарь, актриса, эскорт-подруга, домохозяйка. П/п: би-сексуальна. Сожительства: (перечислялись все кто с ней жил, мужчины и женщины, их номера ИНН, всех 59 человек). Случайные связи: (перечислялись все случайные п. контакты, в том числе в домах терпимости и на съёмках фильмов с 13 лет - 579). Медицинская карта (болезни с рождения, по числам и даже по времени обращения к врачам): ОРЗ; ветрянка; энтеробиоз; дерматит; дизентерия; гепатит. Растяжение, перелом кисти. Трихоспория; язва желудка. Клаустрофобия. Венерические заболевания: гонорея. 'Весьма активная дамочка', - подумала Фора, продолжила просмотр файла. Черты характера: вспыльчивая, нервная натура, самолюбива, эгоистична, склонна к нервным депрессиям. Выезд за границу (время выезда, время пребывания, название стран и городов и населённых пунктов): Евразия: Италия: Рим, Милан. Франция: Париж, Лион. Германия: Мюнхен, Висбаден, Бонн. Польша, Варшава. Португалия: Лиссабон, Порту. Япония: Токио, Кобе, Осака. Россия: Москва, Санкт-Петербург. Американская конфедерация: Нью-Йорк, Лас-Вегас, Лос-Анджелес, Квебек. Корея: Сеул. Полицейская база: задерживалась кражи из магазинов 8 раз, ущерб возмещён. Драки 24 раза, ущерб пострадавшим возмещён. Нарушения ПДД 481 раз, штрафы удержаны. Оскорбления личности в словесной форме 345 раз, разрешены путём договора сторон: 238, удержанием штрафа через суд: 107. Судимостей по уголовным статьям - нет. - Ты меня слушаешь? Что ты там всё смотришь? - Я вас слушаю, не мешайте мне работать, - ответила Светлана Борисовна и обратила внимание на пирсинг на языке посетительницы в виде золотой штангочки с камешком. Фора продолжила знакомство с жизнью Прихватиловой, подумала: 'Интересно, этот камешек в языке настоящий или подделка?'. Набрала в поисковике раздел: 'Задекларированные ценности'. Там значилось: 'Серебряные изделия', - пропустила, - 'Золотые изделия': кольца 8 шт, цепочки 3 шт, браслет 1 шт, серьги 3 пары, кулоны 2 шт, часы 1 шт, изделия для пирсинга 3 шт'. - Вот! - 'Золотая штангочка со вставкой брильянта 3 карата (ИНВ (инвентарный) ? 6665210048666), подарена: бизнесменом (ИНН ? 6660013644666) Генрихом Трахчевым, 16 мая...'. Она просмотрела всё что есть ценного у Прихватиловой. 'Всё понятно, ничего сама себе не покупала, все вещи дареные любовниками и содержателями'. Политические предпочтения: беспартийная, вне политики. Задерживалась на несанкционированном митинге в поддержку защиты дельфинов; была предупреждена. Участвовала в несанкционированной программе сбора подписей в' Фейсбук' о несогласии закона о разрешении многоженства; взыскан штраф. Отзывалась положительно о внешнем виде лидере Империи Зла - России, на своей соцстраничке; отключали эл. кошелёк; проведена беседа в СБТ, оштрафована. Выражала несогласие с условием заключенного контракта по съему квартиры; писала объяснительную. Знакомые из мира политики, бизнеса, искусства: Имела интимную близость со вторым секретарём посольства Евразии в Японии Бернеттой Райт (ИНН ? 6992289435896). Сожительствовала с зам. мэра Аденой Камелией (ИНН ? 6967519620076 г. Мутбах). Общалась, будучи в турпоездке в Американскую федерацию с сенатором Стивеном Варбуком (ИНН ? 6661199617666). Знакома с киноактрисой Хеленой Амазон Жемчуг (Тартаковской) (ИНН ? 6751199643976),снималась с ней в короткой роли служанки в фильме 'Мистер Хайят'. Имела кратковременную связь за биткоины с директором филиала международной компании по поставке удобрений Леонидом Травником (ИНН ? 6450759670666).Состоит в п. с. связи с (ИНН ? 6660013644666) бизнесменом Генрихом Травником, выполняет для эскорт услуги. Имеет знакомство с продюсером австрийской кинокомпании 'Уорнер Систер' Джастином Браузом (ИНН ? 6430819607556). Имела и. б. с лордом, бизнесменом Стивеном Кеннетом (ИНН ? 6660099138666)... 'Вот как! и к нашему красавчику, лорду в постель залезала, - подумала негодующе Фора. - Это ничего не значит, нашу звезду Хелену Амазон, через постель вообще - полмира знает'. Вероисповедание: шаманизм, джайнизм. Увлечения/хобби: велосипед, бег, фитнес. Кулинария, фильмоголик, меломан. Шопинг, туризм. Астрология, магия. Книги не читает. Съёмки в фильмах (название фильмов, режиссёры, год исполнения ролей). Фора, этот файл пропустила. Потребительская корзина: вегетарианка (всё что покупает еда, товары бытового назначения, ювелирные изделия, мебель, бытовая техника). Продукты: макароны, крупы: гречка, рис... Любимые напитки: итальянские вина, коньяк 'Хеннеси', пиво, Пепси-кола... Любимые блюда: борщи овощные, супы, крокеты картофельные, кукурузная запеканка, капуста тушеная, пюре картофельное, гювеч, ризотто кукурузное, тыква с фасолью в сметанном соусе, фасоль с рубленными яйцами, котлеты из шпината с адыгейским сыром и помидорами... Курит сигареты, облегчённые или электронные с малым количеством никотина. - Дура, это мой шанс продвинуться, он знаком с крутым продюсером. - Обратитесь в банк по поводу вашей проблемы. Фора заинтересовалась файлом 'Фото и видео архив'. Здесь были внесены всё фото и видео которое правительственные чиновники сумели достать из Странички Гертруды в интернете, съёмок в её фильмах в том числе непристойных и из страничек друзей. Она рассматривала фотографии фотоальбома, фото-проб для фильмов, любительские, в стиле 'ню' и на всех Гертруда получалась - фотогеничной. Так же Фора внимательно следила за рейтингом посетительницы. Прихватилова снова нецензурно обозвала её. Светлана Борисовна вывела на экран посетителей рейтинг СНД, чтоб та его увидела. Рейтинг упал на 5 баллов, достиг отметки 670 баллов. Гертруда прекрасно видела падение своего рейтинга, который утром ещё составлял 715 баллов. - Не могу же я пойти на первое свиданье как конченая, вообще без лифчика? Что он обо мне подумает? Сюзи посмотрела вниз, на дыру в промежности её брюк, промолчала и на монитор, рейтинг Прихватиловой упал ещё на 5 баллов и опустился на 665 баллов. - Чего ты замолчала как парализованная? На мониторе высветилась мигающая информация красным шрифтом: "ГЕРТРУДА ВЕРНЕРОВНА, ВАШ уровень в Системе Национального Доверия снизился до категории 'D', и составляет 665 баллов, Вас лишили 25% пособия. Вам нужно повышать уровень культуры речи! Мы рекомендуем Вам пройти курсы родного языка. Если вам трудно говорить без жаргона, сквернословия и арго на родном языке, можем помочь вам выучить любой мировой язык. - Гертруда Вернеровна, у нас нельзя выражаться нецензурно, вы находитесь в государственном заведении. Прихватилова видя, что у неё понизился рейтинг, пришла в гнев. - Это из-за тебя тупая дура! Где мне взять средства на новый лифчик!? - Наденьте старый лиф, думаю у вас он не один. - Ну, ты в натуре, конченая, малолетка! - крикнула дамочка. - Не могу же я надевать на первое свиданье стираные лифчики! - Перестаньте немедленно выражаться матом, иначе я вызову охрану и вас отправят в полицию. Оштрафуют и дополнительно снимут баллы, - выдержанным официальным тоном предупредила посетительницу Фора. - Ах, так! Ну, ты ... меня достала! - лицо посетительницы покраснело. - Я вам уже говорю, жен... - Фора осеклась, увидев как дамочка, полезла в свою сумочку. Случаи бывали разные, на работников службы защиты посетители выливали серную кислоту, бросались с ножами, кололи маникюрными ножничками, пилками для ногтей, даже стреляли из травматических пистолетов (хотя официальное владение огнестрельным оружием для частных лиц было строго - запрещено). В "лучшем" варианте, нервные посетители выходили из кабинета и кончали жизнь самоубийством. Она потянула палец к скрытой кнопке "Тревога". - Ты меня достала чикса малолетняя, - сказала Гертруда, вытащила, наконец из сумочки какую-то ампулку, наподобие пробника дорогих духов. - Я буду на твоей совести, - добавила она, ногтем сняла крышку, выпила жидкость и тут же замертво свалилась со стула, упала набок, раскорячила ноги в неприглядной позе разврата и смерти. Фора судорожно нажала кнопку тревоги, отвернулась в сторону, её стошнило. Тут же прибежали охранники, подскочили другие сотрудники. По инструкции чтоб не разглашать персональные данные, она нажала на клавишу "Выключение компьютера". Появилась заставка при выключении компьютера: 'Вывод о приоритете в наш век общечеловеческих интересов и ценностей стал, по сути дела, сердцевиной 'НОВОГО МЫШЛЕНИЯ'. 'Пошли вы на ...', - ругнулась она про себя. Охранник Патрик потрогал пульс на руке посетительницы, рукой собрал её ноги воедино, приложил ухо к груди, провозгласил: - Не дышит. Пришёл штатный медик, доктор Майборода, критическим взглядом посмотрел на пену, пузырящуюся изо рта суицидницы, прощупал пульс на шее, посветил фонариком в глаза. - Мёртвая, - равнодушно констатировал он. - Вызывайте полицию. - Что за жизнь, день через два или кончают суицидом или калечат себя, - сказала сотрудница, длинноногая красавица Таис Охрименко Светлане Борисовне. Майборода пощупал пульс у Форы, посоветовал ей принять валерьянки и успокоительного. - Товарищи, по официальной мировой статистике 28,5 процентов населения Земли, с клинической точки зрения, являются психически больными людьми, которые нуждаются в психиатрическом лечении, - сказал в утешение старший программист Стас Кабальный (он увлекался психологией) и подумал: 'Доктор Кинси считал, что гомосексуальность, которая является своего рода - корнем древа зла даёт 37% самоубийств. Гомосексуалисты это своего рода кандидаты, попутчики или сочувствующие той партии, имя которой 'легион'. Сам дьявол дегенерации состоит из половых извращений'. Но эту мысль нельзя было озвучивать, под страхом потери работы и административного наказания. - Я думаю, процент сильно занижен, - ответил ему Майборода. - Из-за этих стрессов приходится снимать стресс тониками и коктейлями, - сказала Таис. - За это нам и доплачивают премиальные, милочка, - сказала толстуха Маджори. - И сегодня пойду в бар, сниму стресс, - сказала Таис. - Я с тобой, помянём покойницу, - сказал, осклабившись Стас. - Я с вами, - сказал Майборода. - А я домой, посмотрю мелодраму, поем: хот-догов, бургеров или пиццу, они меня успокаивают, - сказала Марджори. 'Ты и так жирная, куда тебе дальше своё брюхо растить? На жёсткую диету садись', - подумала Таис, мило улыбнулась и спросила: - Сюзи, крошка, ты с нами? Светлана Борисовна отрицательно качнула головой, ничего не сказала, пошла в кабинет шефа давать объяснения. - Ни пуха, ни пера, - пожелала ей Марджори.
   Максим Фора, закончил дневную смену с напарником Машхуром Тарзимином. Ему нравилось работать с этим смышлёным "парнем" двадцати пяти лет. Ростом он был 177 сантиметров, смуглокожий, стройный, с крепкими мышцами, худощавый, красивый "парень" с восточным разрезом глаз. Правда родился он женщиной, и звали её Машкура, но в четырнадцать лет, она сменила пол, с помощью хирурга. Теперь же сожительствовал(а) с девушкой Франческой. Вообще Максиму нравилось работать в отделении полиции 15/666, по адресу: ул. Доктора Р. Кита Фаррела 337, люди здесь работали сплошь молодые, даже начальнику, капитану Натану Дубчеку было только тридцать шесть лет. Его заместителю, лейтенанту Бригиде Кашифе двадцать девять лет. Заали и Гачай двадцати трёх и двадцати четырёх лет жили вместе. Сержант Дайона Партэния (девственная), лесбиянке двадцати пяти лет ни с кем не жила, часто меняла партнёрш. Мустафа Соэр трансвестит, двадцати трёх лет жил холостяком. Аббас Физулин двадцати четырёх лет был завзятый холостяк, пользовался услугами публичного дома. Сержант Марко Рискони тридцати одного года, имел внебрачного ребёнка, платил алименты, был бисексуал. Ясмина Кордуна девятнадцати лет была влюблена в Физулина и Бригиду но не хотела крутить служебных романов, чтоб не портить отношения с коллегами по работе. Миранда Флауэр, тридцати двух лет, бывший мужчина Муэр Дик, сменивший(ая) пол, жил сам(а). Ринат Гуранов двадцати семи лет, был разведён, жил в незарегистрированном браке. Коробченко Ксения двадцати пяти лет, недавно вышла на работу после разрешённых ей родов и года ухода за ребёнком, жила в незарегистрированном браке с клерком. Остальные полисмены присылались из центрального отдела. Коллектив был слаженный, дружный, "здоровый", наркотиками и алкоголем никто не увлекался, занимались спортом. Максим и Машхур после душа переоделись в гражданское, вышли из участка. Машхура на стоянке в машине ждала сожительница Франческа, она посигналила ему. - Ну, до следующей смены, - сказал Максим и хлопнул напарника(цу) в подставленную ладонь. - Макс, привет! - поздоровалась Франческа, он кивнул ей в ответ. - Приходите, сегодня с Джессикой к нам в гости. - Не обещаю. Мы сняли новую квартиру, будем обустраиваться. - Когда устроитесь, приглашайте на новоселье. - Окей! - ответил Максим и нажатием пальца открыл дверь своей машины. Сев за руль он включил ручное управление, музыку и посигналив помчался домой. - Франка, чего ты строишь ему глазки!? - сердито спросил Машхур сев в машину. - Хватит! Ты ведёшь себе как буйный самец. Опять будешь устраивать мне сцены ревности. У тебя идиотский характер. - Я вижу как ты смотришь на этого плейбоя. - У него девушка модель, ножки от ушей, постоянно мелькает в рекламных роликах, я ей в подмётки не гожусь. Хватит меня ревновать к каждому столбу! - закричала Франческа. Он(а) грубо схватила Франческу за шею. - Брось меня, идиот, синяки останутся. Тут участок рядом всё записывается. Я закричу! Машхур отпустил подругу, сжал руками виски. - Прости меня, прости. Просто я дурею от твоей красоты и ревности. Прости. - Он(а) обнял её за шею и страстно поцеловал. - Давай заедим в ювелирный, я куплю тебе что-нибудь в знак примирения, - сказал Машхур отпустив партнёршу. - Тогда не в ювелирный, в супермаркет, я там присмотрела себе новое платье из последней коллекции от кутюр! "Опять придётся занимать до получки средства, вот уж эти бабы, тратят биты на ненужное шмотьё", - подумал(а) Машхур и натянуто улыбнулся, сказал: - Всё для тебя, любимая, едем в супермаркет. - Я обожаю тебя, любимый, - она поцеловала его(её) в губы и назвала автопилоту адрес супермаркета: - Улица, Дж. Буша, сорок три. Роблен Стирфорт тиранил мать, чтоб она достала ему денег на отдачу долга, но мать посоветовала расплатиться: 'своей тёлкой и натурой'. Он круто поссорился с ней и катался по городу на взятой напрокат машине в режиме ручного управления, искал у кого занять биткоины он общался и в интернете и онлайн со знакомыми в обсуждал с ними всевозможные варианты займа, но бесполезно. Он помнил, что у него был назначен на этот день суд, за мелкую кражу из магазина и сильно волновался, потому и болтал всякую чепуху. Он боялся попасть в тюрьму, а ещё больше расправы Симпсона. Он хотел чтоб и у него была хоть какая-нибудь судимость, чтоб пацаны с района его уважали как Симпсона который отсидел на малолетке и два года на взрослой тюрьме. Он хотел стать гангстером, как ребята с их района (потому сделал себе жиганские татуировки) ходить на крупные дела, на кражи, грабёж, но у него не хватало на это духа. Он подворовывал в мелких магазинчиках и попался на краже женских стрингов, которые хотел подарить Инке Шадуре. К ней его ревновала Сюзи, Инка работала гейшей в Красном квартале, и к ней клеился толстяк Портман. Портман был не такой здоровяк как Симпсон, но обладал большим авторитетом среди пацанов, и был вором. Роблен ненавидел Портмана, мог с ним физически справиться, только боялся его авторитета. Он включил свой ноутбук и узнал по сообщению, что судья вынесла ему приговор: год исправительных работ с отбыванием по месту жительства с принудительными работами. (Если бы он получил по электронной почте сообщение о реальном сроке в тюрьме, ему нужно было бы ехать в ближайший полицейский участок сдаваться. Или его бы задержал первый попавшийся патруль). - Вау! Круто!!! - закричал он и посигналил. - У меня теперь есть срок, теперь можно заткнуть глотки некоторым парням. Надо это отметить! Его вызвала на разговор мать, он включил видеосвязь. - Ну, что поздравляю, - сказала сердито мать. - Как теперь объяснишься своей старухе? - Всё будет класс! Она от меня без ума, поймёт. - Позор, за трусы срок получить! - Нне... - Роблену стало стыдно даже перед матерью. - Это за кражу. - "За кражу", - передразнила мать. - Год условно за нарушения правил дорожного движения некоторые получают, а ты за трусы. Тьфу! - За нарушение правила движения с аварией! - Тебя дурака шпана засмеёт! Не то что Светка. - Заткнись! Она меня любит! - Любит, ты проиграл её в карты. - А если надо, по серьёзному сесть, я сегодня кого-нибудь грабану! - Грабанёт он, грабитель недоделанный. Домой езжай, грабитель. С. Б. тебя точно бросит, когда её возьмёт за долг Симпсон. Он выругался, послал мать подальше и поехал в Красный квартал, чтоб там напиться в баре. Сначала он прокатился по улочкам квартала, глядя по навигатору вывески заведений. На главной улице квартала Розы Шварц находились самые дорогие публичные дома и стриптиз бары. Он хотел заехать к Шадуре, но подумал, что она не принимает без большой суммы на счету. Свернул на переулок М. С. Горбачева там находились дешёвые забегаловки и притоны; свернул на улицу Билла Гейтса, здесь были дома терпимости посолидней, в переулке Карла Маркса находились опиумные, массажные и бани. На улице Ф. Энгельса находились бары, кафе и залы просмотров, шоу-клубы; в переулке Б. Ельцина находились игорные автоматы, подпольное казино, киностудии непристойного жанра. Остановился на улице Урицкого, зашёл Бар "Три кобылы". Через полчаса там его и нашла в баре Светлана Борисовна. - Ты как здесь? Следишь? - спросил он сердито пьяным голосом. - Прости, милый, я скучала за тобой искала тебя, но твой комп и видифон отключены. Заезжала домой, поговорила с твоей мамой, она не знала где ты. Пришлось воспользоваться системой "Глобал". Поехали в отель, малыш. - Не называй меня так! Я никуда не хочу. - Что случилось? Тебе плохо? - спросила она, хотя знала о нём всё до мелочей. "В век компьютерных технологий, хакеров и информации смешно полагаться на тайну личной жизни", - подумала она. Он налил себе ещё дешёвого виски. - Роблен перестань напиваться, я прошу тебя. - А я хочу. - У тебя проблемы? - Да. - Какие? милый, - она погладила его по руке, остановив порыв выпить стакан. - Если ты узнаешь, ты меня бросишь. - Нет, никогда! Ты моя жизнь, ты моя любовь, я не могу жить без тебя! - Твои старики меня не поймут. - Ты что-то сделал противозаконное? - спросила она, переигрывая, он был пьян и не понял этого. - Да! Мне сегодня впаяли срок. - Что! ты в розыске? Я нанимаю адвокатов! - сказала она, подумал: хорошо сыграла. - Нет, успокойся, любимая. Мне дали условно, за... - он замолчал. - За что? - Мне стыдно сказать. - Говори, любимый, я всё пойму. - За кражу из магазина. - У тебя не было на счету средств? Почему же ты не попросил меня, я бы скинула тебе битов. Не пей больше, милый, поехали в отель. - Я на машине, взял напрокат. - Я вызову работника проката, он заберёт машину. Я всё оплачу. "Как бы сбить у неё биткоинов? Может взять в долг и отыграться?", - думал он. "Поедем в недорогой, семейный отель и сэкономлю и атмосфера будет домашняя", - подумала она и позвав бармена, заплатила за выпивку и закуску. Они вместе поехали в отель в Зелёную зону, но по дороге он уговорил любовницу вернуться в Красный квартал и снять там номер в хорошем борделе и повеселиться. Она для вида покраснела, показав себя стыдливой, но потом согласилась. На улице Розы Шварц, они поселились в номере первоклассного отеля "Вавилон". И там началось их гульбище...
   Нью-Йорк, 5-я авеню, масонский храм. На очередном малом заседании всемирного масонского клуба "Комитета Трёхста" посвящённых собрались две хасидско-парамасонские группировки в основном: духовные лидеры иудаизма и тайные правители мира - высшая элита технократии. Духовные лидеры ортодоксальных иудеев желали скорейшего и точного выполнения исполнение Библейского пророчества о приходе антихриста. Эти цадики и раввины были уверены, что с приходом антихриста они будут править - тысячелетия. Они думали, что Бог милосерден и через жалость, прощение и любовь к людям, простит и их, если они в чём-либо не правы, ибо вместе с ними такими правильными в ад могут пойти и не соблюдавшие законов Торы. Вторая группа этой масонской организации состояла из технократов, банкиров в чьих руках были все богатства мира и вся власть на планете. Обладая всем, они не хотели Конца Света, и своей физической смерти. Надеясь на власть и науку, особенно генетику, трансплантологию и нанотехнологии, они думали: за деньги купят себе бессмертие! Но как бы не могущественна была вторая группа, без первой организация бы развалилась. Во главе всех масонов стоял "верховный патриарх международного масонства" - Зеев Габбе, масонское имя: Хазар. Далее ему подчинялся "Святейший престол" его руководителем был - Дэвид Сюзертассе. При "патриархе" состоял "святейший великий совет" из десяти членов. И в подчинении "патриарху" находились:
   "Высшее исполнительное управление" во главе с "верховный шефом политических действий". - Дубик Левенштерн - масонское имя: Везувий. При нем было три помощника так называемый "могущественный престол" находящиеся в Риме. "Высшее административное управление". Во главе его - "верховный уполномоченный по делам финансов" - Дональд Марриган, банкир, кибер-мультимиллиардер - масонское имя: Парпар (иврит - бабочка) с представительством в Брюсселе при нём было три помощника: "совершенный королевский престол". "Верховный делегат по делам пропаганды": Йошуа (имя преемника Моисея) Левинзон, масонское имя: Гельб (евр. - желтый), со штаб-квартирой в Лейпциге. Председательствовал в этом году от всех масонов американец кибер-мультимиллиардер представитель технократов Натан Могран. Аркадий Чубайкис, был взволнован медленной с его точки зрения деградацией экономики и общества России. Ему вторили посланцы масонов из России: либеральные демократы, бизнесмены Амадей Греф и Диана (Дафна) Цукерман. - Наше тайное правительство многого добилось, на месте того, что называем нациями создались глобальные государства, подчиняемые нам. Войнами, болезнями, гендерным равенством, мы привели население планеты к "золотому миллиарду", - говорил пламенно Чубайкис. - Нации мы превратили в пыль обесчеловеченных существ, лишенных духовного идеала и доведенных, до скотского состояния. Двуногих животных вместо людей, не умеющих думать, умеющих смотреть. В обезьян, дрессированных для производства пищевых продуктов и товаров промышленного потребления, для войны и секса, неспособных ни к чему другому, как только жрать и развращаться. Мы получили над развращенными до скотства народами такую власть, какую человек имеет над своими животными. ... - Он сделал лоток воды из стакана и продолжил: - Человек властвует над своим скотом, хотя физически гораздо слабее его, только потому, что животное не обладает духовными силами. - Понесло полукровку в философию, - тихо сказал Могран Джину Честфеллеру. Тот усмехнулся. - Потому для поддержания мирового порядка, - продолжал Чубайкис, - вместе с мировым развращением, мировой немощи, мы лишили гоев веры в Распятого... Но верующая Россия портит нам жизнь и кровь своей верой во Христа. Мы "русские" либералы что могли, сделали, все какие могли республики отторгли от России. Некоторые регионы на Дальнем востоке постепенно захватили китайцы. Некоторые страны сами отделились от России. Правда, потеряв когда-то Крым, мы так и не смогли вернуть его под нашу юрисдикцию, эту историю все знают... - Да, нам бы не помешали лишние базы на Чёрном море. Жаль что тогда правители той страны, как её называли? - перебил оратора американец Могран. - Украина, - подсказал подобострастно Чубайкис. - Да, наши протеже, эти политические пигмеи не смогли жёстко подавить референдум в Крыму. - Не было там Пол Пота или Пиночета, - грубо пошутил кто-то из маститых масонов и все нехотя засмеялись. - Там тогда случилась непонятка, действующего хлюпика вора-президента свергли, а хунта состоящая из Кролика, боксёра, психопата и Турчина оказалась - импотентной. Нужно было блокировать русских на их базах, начать военные действия, запросить помощь НАТО и вытеснить с полуострова русских, - сказал Чубайкис. - Мы знаем историю, товарищ Чубайкис. Переходите к насущной проблеме. - Наша проблема в отличии от китайской - Православие. Да, народ у нас, как и во всём мире почти весь идентифицировали, чипизировали... - Почему почти весь? - спросил отпрыск виндзоров, принц трансгендер (бывшая принцесса Оливия), сэр Оливер, он курил(а) сигару. - В Греции с этой верой быстро разобрались. - Мистер Оливер, я попрошу вас не перебивать, я всё объясню, доходчиво, - нервно сказал Чубайкис. - Греция маленькая страна, там давно уже действовали наши агенты масоны. Например: патриарх-экуменист Варфоломей. Там проще было справиться с верой, хотя нам (масонам) и мешал Афон. А у нас в России хоть гои и любит порок и вседозволенность, но по старой привычке всё равно держатся за церковь. - У вас же рядом есть Евразия, а там есть - ОДЕА, вы только попросите, мы подкинем вам раввинов и цадиков. Всё придёт в норму, нужно только время и молитва, - сказал главный раввин Евразии Шмулик Хаят (портной). - Всё это так, но нужны более радикальные действия, кроме внутренних протестов и демонстраций, нужно давить на церковь. Нужно больше магии и сатанизма вводить в школьную программу. Нужно серьёзней продвигать нью Эйдж, экуменизм, сращивать православие с католицизмом. Направлять больше своих молодых людей в семинарии, чтоб они вносили раскол и размывали веру. Мы уже и так многого добились, теперь в их храмах не служат по книгам, читают молитвы с айфонов. В некоторых храмах больше не поют на клиросе певчие и не читают псалмы чтецы, их заменила компьютерная программа, омертвляя службу. Их женщины ходят в храмы как мужчины в брюках и не носят платков... - Во всём мире женщины уже давно забыли, что такое - юбки, - перебил его Хаят. - Их чаще можно увидеть на стриптизёршах, и то - мини, - добавил с глумливой, плотоядной ухмылкой, папа римский, жидомасон Пий. - Иконы в некоторых храмах убрали, вместо них включают три ди картинки. Когда там нет службы, по тем мониторам крутят порнушку или проходят выставки и вернисажи. А вместо свечей теперь горят - светильники. И главное новшество: перед Причастием теперь не обязательно поститься, утром можно вкушать хлеб и воду, даже чай и кофе! - Нужно сделать, чтоб и исповедь перед Причастием была не обязательна, - сказал раввин Хаят. - Уже в некоторых церквях давно такое практикуют наши засланные священники из иудеев и экуменистов. И в причастие вместо вина добавляют: крашений спирт. И церкви переделывают в экуменистические, и всё равно Россия ещё держится. - Мало, для полной неразберихи, нужно вводить в лих святых наших экуменистов и полных противников веры! - сказал американский раввин Зеев Габбе (перевод фам. и имени - староста синагоги). - Нужно было раньше забросать эту страну атомными бомбами, ещё при Сталине, - сказал потомок Честфеллера, глава династии - Джин. - Тогда не вышло бы, слишком мало у нас было бомб. А русские могли бы захватить всю Европу, - сказал масон, итальянец граф Чини Альберто Второй. "Почему этот итальяшка считает бывшую США своей родиной? Что значит: "у нас", - пренебрежительно подумал американец Джин Честфеллер. Начался спор, могли бы противостоять русские американцам, после Второй мирвой войны, при бомбардировке их городов атомными бомбами. Он ничем не закончился, товарищи только глотки размяли. - Зачем нам завоёвывать Россию, если она и так под контролем масонов из власти внутри страны, - прервал спор Эрик Ротспильд. - Точно, люди в правительстве наши там - есть. Нужно поставить во главе страны своего президента и страна и так будет наша с её водными ресурсами и полезными ископаемыми, - сказал Барух. Начался спор как победить ненавистную Западу Россию, как всегда договорились натравить на Россию Китай и мусульманских фундаменталистов, с помощью эмбарго раздавить её экономику. - Братья, - старческим хрипом остановил словоблудие почтенный жидомасон по делам пропаганды Йошуа Левинзон, - вам, Верховной Венте (ложе) хочу напомнить что наша борьба вообще ведётся против всего - Христианства. Во имя: прогресса, истины, справедливости, свободы, равенства, братства! Не пора ли просто свести христианство с земли! Просто уничтожить их, и всё кончится. Власть попадёт в наши руки. Мало что мы чипировали биомассы, но православных христиан всех мы не смогли чипировать, они не поддаются нам. Не пора ли их просто - уничтожить?.. И для этого нужно мало... Организовать для начала компанию в СМИ против верных христиан, натравить на них наших "попов" принявших биометрию, пусть они их обличают во лжи. Далее арестовывать всех фанатиков не имеющих чипов под разными предлогами. Хватать их всех поголовно, здесь, любая ложь будет оправдана, но из тюрем уже не выпускать. - А если не захотят переходить с биометрии на нано-чипы? - спросил Чубайкис. - Если не захотят мы, же гуманисты, для всех их объявим: террористами. Покажем множество кадров их преступлений, наши молодцы из спецслужб как всегда взорвут здание, самолёт или в метро бомбу. Покажут зверски убитых христианами людей или младенцев. Что положено террористам?.. Правильно: каторга, лагеря или смерть! Те кто не согласятся с нами, должны - умереть. Всех христиан живущих вне городов, вне цивилизации просто - уничтожать, всё равно об этом никто не узнает. Мы миллионами уничтожали иракцев, сирийцев, афганцев и что кто-то возмутился? Все проглотили то, что им рассказали СМИ. А если что-то просочится в интернет, можно подать это как антитеррористическую операцию по уничтожению банд. Или пусть принимают нашу систему, какой она есть с чипами, смарт-метками и всем прочим или им не жить! Это должно стать их уделом! Вот над чем нужно думать, братья каменщики. - Кого хватать? Как их отличать? - спросил старый, матёрый жидомасон из рода банкиров Шауль Вабрук. - Хватать всех: кто не имеет биометрической метки на теле. Всех бродяг, всех кто носит красный треугольник, всех кто скажет, что Христос есть - Бог. На основании закона о биометрии. Если таковой носит - крест на теле, он уже виновен, так как крест по закону запрещён! Он уже - подсуден. А дальше задавать вопрос: признаёт ли он равноправие людей, толерантность и равенство? Христианин, если он настоящий, будет отрицать, что геи, лесбиянки и трансгендеры имеют права жить так как им хочется. Как это было раньше, их штрафовали, или осуждали на мелкие сроки. Теперь же этих сторонников Распятого, нужно обвинить во всех тяжких, приписать то чего они и не делали и к высшей мере наказания! - А если такой отречётся от своего Бога, получит смарт-метку. Что с ним делать? - задал вопрос Дональд Марриган, банкир, жидомасон, кибер-мультимиллиардер . - Как что! Чипировать и отпускать немедленно. Ведь он по сути станет - нашим сторонником. Только истинные поклонники Распятого никогда не покаются перед нами, не поклонятся нашему богу, они лучше смерть примут за своего Христа. - Я бы не рисковал, я бы стрелял их на месте, - сказал Чубайкис. - Почему нет! - весело сказал Шмулик Хаят. - Если это будет происходить не в черте города, если не фиксировать это на камеру, можно и... - он красноречиво показал, пальцем проведя по горлу. - Да, плевать где уничтожать, в городе даже проще, натравите на них массы, они сами расправятся со схимниками. - А что же делать с чипированой, но ещё считающейся православной Россией? - спросил Чубайкис. - На очередных выборах вы просто поставите наших людей, поставите русских, учившихся по нашей программе, полурусских масонов, и они разрушат это государство. Народ уже чипирован и готов принимать всё, что им будут внушать через интернет и СМИ о свободе, равенстве и прочем либерализме, - ответил Левинзон. Эту тему начали обсуждать все, как бы быстрей уничтожить последних христиан на земле и разделить Россию окончательно на множество мелких княжеств воюющих между собой. - Это долгий вопрос, есть на повестке дня вопрос поспокойней. Не пора ли узаконить рабство! - сказал дребежащим голосом главный раввин Шмулик Хаят. Воцарилась тишина. - Биомассы уже созрели до этого, через СМИ, мы подогреваем этот вопрос. И есть уже результаты, эти клеймлённые скоты сами просят об этом. - Не понимаю, зачем этим рабам это нужно, если эти вонючки и так у нас в рабстве. Они хотят стать рабами в квадрате? - выразил недоумение Дональд Марриган. - Такой вид рабства существует. Вы все знаете, товарищи, этим занимались ещё наши деды и называлось эта программа: "Бесшумное оружие". Для абсолютно предсказуемой экономики, было создано современное общество, низшие слои которого полностью безграмотны и малоимущим не имеющие собственности и приученные тянуть бремя общественных нагрузок с раннего возраста. Зачем рабам становиться рабами? Бессмыслица получается, - сказал банкир, владелец земель во многих странах, Феллеррок. - У тех кто опустился ниже биомассы и стал бомжом, есть шанс продать себя в рабы, более удачливым из их числа жвачных. Тогда им не нужно уже будет думать, что есть и чем платить за жильё, это вменится в обязанность лицу купившего раба. Если они хотят за биткоины сдавать себя в рабство на пять, десять и более лет, даже пожизненно, лишь бы их кормили и не видят в этом угрозы своей свободе! Пусть становятся рабами, надо это узаконить. Почему бы не удовлетворить это их желание? - гнусно ухмыльнулся старик Хаят. - Мне понравилось, хоть это и написал, наш противник Джон Робинсон ещё в конце восемнадцатого века в своей книге "Доказательства Заговора": "цель остается секретной в руках правящего класса, а остальные подобны надевшим в нос кольцо, за которое их можно водить; задыхаясь, они будут довольны тем, чем меньше знают о своем пути". Я за, давайте гарантируем законодательно быть им - дважды рабами! - сказал банкир, землевладелец, теоретик заговоров Гарри Инджеркисс. - Таким образом мы вернёмся в древний мир, - сказал Шауль Вабрук. - Хотя что в этом плохого, если быдло хочет в стойло, надо позволить ему туда войти! Я - за! - он поднял руку. Снова начались споры, предложения, но все склонялись к тому, что этот вопрос нужно в прессе развивать и узаконить. Немного успокоились, подкрепившись едой и перекурив, сэр (мисс) Оливер сделал предложение: - Не пора ли увековечить память Адольфа Гитлера? Назвать его именем улицы наших городов. - Кого!? Этого маньяка нациста! - возмутился молодой отпрыск семьи миллиардеров лорд Грейтс. - Эта бешеная собака уничтожала евреев. - Молодой человек, вы или слишком молоды или теперь получают некачественное образование, потому не всё знаете, - начал говорить степенно раввин Шмулик Хаят. - Германский нацизм и Адольф Гитлер возникли не сами по себе, как всем думается. Гитлер и нацизм - являлись нашим практическим и политическим воплощением глобального сионистского проекта, предусматривающего закрепление богатств мира за "иудейскими буржуа", владельцами крупнейших мировых банков и финансовых бирж. Гитлер был нашим тайным агентом, сам того не сознавая он запрограммировал все сегодня происходящее: расчленение страны Советов, натравливание её народов друг на друга, отделение республик. Он был наш бич в погибели России. - С нашей стороны в начале двадцатых с Адольфом налаживал контакты наш генконсул Роберт Мерфи, - подсказал Шуб. - Но, нас могут гои не понять, - пошёл на попятную кибер-миллиардер Грейтс. - Хотя, я где-то читал, что "Фонд Феллерока" заплатил нашим наёмным историческим писакам в сорок шестом году приличную кучу зелёных, чтобы они исказили настоящую версию Второй Мировой войны, скрывавшую как оккультно-мистическую подоплеку нацизма, так и то что наши предки фактическое способствовали установлению в Германии нацистского режима. - Почему нынешние рабы должны что-то понимать? - удивился Пол Уолдорф. - Разве у нумерованных рабов что-то спрашивали в фашистской Германии? Или у индейцев в резервациях? Или у африканских негров на плантациях? Я за! - А кто из нынешней биомассы вообще помнит бывших диктаторов? Мы же переписали всю мировую историю! - сказал историк Соломон Тов-Шифф. - Они даже мировую литературу читают как мы её переписали, - захохотал он. - Ромео теперь афроамериканец, и влюблён в Джульетту транссексуалку и они поженились и они стали свингерами! Кармен убила своего любовника, а не лишила себя жизни. Анна Каренина толкнула под поезд своего любовника, чтоб больше не соблазнял никого. Три мушкетёра были - мулаты, геи. Всю классику переписали! Теперь биомасса, думает только о своих желудках и развлечениях, наплевать им на историю. Все помнят только имена звёзд кино, певцов и певиц, рок-звёзд и выдуманных киношных суперменов. Они совсем не знают исторической правды. - Биомассы, знают историю, которую придумали наши историки, - сказал кибер-мультимиллиардер Эрик Ротспильд. - И вообще все они были либо - геи либо лесбиянки, - весело сказал Винсент Лайман. - Зачем гоям нужны герои, если есть половые удовольствия, спиртное, наркотики и сигареты. - В предложении сэра Оливера есть доля истины. Разве Гитлер не помогал некоторым из нас обогатиться? Вспомним настоящую историю: корпорация "Гаранти Траст" принадлежала вашим родственникам, мистер Марриган, и два директора корпорации Коувенховен и Гронингер были нацистскими директорами голландского банка Тиссена, который был посредником между "Гаранти Траст" и Гитлером, - сказал Джим Шуб. Марриган хитро ухмыльнулся, ему нечем было крыть, да он и не стыдился этого. - Не будем ворошить прошлого, ваш дед Прескотт Шуб был сторонник фашистов и спонсировал Гитлера, - весело сказал он. - Да, он был партнером "Браун Бразерс, Марриган", - счастливо засмеялся Джим Шуб. - Хоть он и был сукин сын, но он был: наш сукин сын. Ваш прадед одновременно финансировал и Советы и нацистов через "Банк Братьев Браун и Марриган". - Одним из самых близких его сотрудников был предок Прескотт Шуб. - Нацистов финансировали многие, нечего скрывать также Аверелл и его брат Роланд Марриганы через "Юнион банк". Кроме того дочерние предприятия ITT и Дженерал Электрик непосредственно поддерживали имперско-немецкое СС. - Но разве многоуважаемые Ротспильды не закачивали огромные потоки долларов в Германскую экономику? - И разве труд заключенных концлагерей не использовался на построенных нами заводах? Разве господа Макс и Пауль Бургвар не состояли в руководстве "Фарбен", имевшие в своем активе самые крупные банки в Германии и США? - сказал Дональд Марриган. - Хватит, хватит говорить о прошлом, надо думать о будущем, товарищи, - сказал отпрыск банкиров Бурваргов - Скотт Бургвар. - Еще одним членом исполнительного совета был Челлмит состоявший в совете директоров "Федерального Резервного" и "Национального Сити Банка", - напомнил Шуб. - А кроме него, Цмет из "Банка Манхэттена". Герман Цмитш, разве не был президентом И. Г. Фарбена? И не принадлежал к правлению "Немецкого банка", как и "Банка Международного Валютного Выравнивания". - Вас Шуб занесло слишком далеко, - сказал Джон Цмет покачав головой. - Брависсимо, товарищ Шуб, - сказал и захлопал граф Чини Альберто Второй. - Значит ставим на голосование? - спросил(а) сэр(мисс) Оливер. - Ставлю на голосование, товарищи, кто за то, чтоб именем Адольфа Гитлера называть улицы? - спросил Могран. - "Форд" и "Опель" дочернее предприятие "Дженерал Моторс", контролируемого предком Мограном были крупнейшими производителями танков в гитлеровской Германии, - снова влез Шуб. - Вы уже начали утомлять, Шуб. До тридцать шестого года более ста американских компаний спонсировали Германию. Ещё раз, ставлю на голосование: кто за то, чтоб именем Адольфа Гитлера называть улицы? - спросил Могран. - Тогда и нашего Бенито не забудем, - ввернул итальянец. - Муссолини? - спросил(а) Оливер. - Да. - А причём здесь он? - Как причём? Он ведь основатель фашизма, не Гитлер, или и это уже переписали, а я не знаю? - Оставим Муссолини на другое блюдо, - пошутил(а) Оливер. - Только Гитлера называть под его фамилией: Шиккельгрубер, - предложил Соломон Тов-Шифф. - Нет, так и называть улицы: имени Адольфа Гитлера, борца с коммунизмом и реакцией, - предложил Шуб. - Наши иудейские братья больше достойны, чтоб их именами называли улицы, - сказал Шмулик Хаят. - Их и так везде полно, даже у нас в Италии, - сказал граф Чини Альберто Второй. - Нет теперь ни Италии, ни Германии, ни Великобритании, ни Греции, ни Турции, ничего нет, есть только: Евразия, Америка, Африкания, Китай, Индостан, Япония, Океания, Россия, Азия и Израиль! - И Израиль - есть! - обиженным тоном сказал итальянец. - Да, есть! И будет вовеки - веков! И там придёт к власти - машиах! Не забывайте этого! - сказал американский цадик Зеев Габбе (староста синагоги), грозно посмотрев на итальянского выкормыша как на букашку. Тот скромно замолчал. - Давайте голосовать братья, если что не так, разберётесь в синагоге, - сказал председатель Могран. - Только не забывайте, Гитлер прочитал в молодости протоколы наших "Сионских мудрецов" и возненавидел евреев, - добавил Грейтс. Собрание глобалистов успокоилось, все смотрели на председателя. - Ставлю на голосование, отныне называть именем Адольфа Гитлера, без фамилии или с таковой улицы в городах стран нашего содружества. Кто за, нажимайте кнопки! Из трёхста комитетчиков присутствовали девяноста три иллюмината жидомасона. За этот закон проголосовали тридцать четыре масона, сорок один были против, восемнадцать воздержались. Чини Альберто Второй, воздержался чтоб досадить Шмулику и Габбе. Но они даже оком не моргнули, им было наплевать на какого-то мезера. Могран похлопал в ладони и сказал свою любимую фразу: "И не надо насилия - все только методом убеждения". После окончания совещания, Натан Могран пригласил "дорогих гостей" в столовую отведать деликатесов. - Шеф-повар приготовил сегодня блюда из младенцев, почувствуйте вкус свободы, - сказал этот людоед цинично. Гости восприняли это вполне нормальным действом, даже больше - признаком хорошего тона. Они все были - содомиты и каннибалы в прямом смысле слова.
   8 Жизнь мегаполиса бешено закрутила Мэри, несмотря на постоянные боли в мозгу, в мышцах (она принимала сильные обезболивающие), она теряла часто сознание, приходила в себя и снова веселилась на дискотеках, вечеринках, стриптиз клубах, принимая наркотические препараты. Знакомства с новыми и новыми парнями, с которыми беспорядочные отношения на миг давали забвение, а утром была - боль, состояние нечистоты внутри и пустота. В клубах мегаполиса было много пар людей с андроидами, когда люди заменяли общение и жизнь человека, живя с роботом. И у них в городке такое бывало, но здесь треть всех пользовалась услугами андроидов, живя с ними как с партнёрами. Эти роботы андроиды внешне ничем не отличались от людей, только живого юмора в них не было. Здесь она увидела девушку, которая официально вышла замуж за робота, и такое уже было! Когда она однажды проверила счёт, то поняла, что дальше так жить уже невозможно, средства иссякали. Мэри вернулась в свой городок, сняла номер в дешевом отеле Зелёной зоне и снова пустилась во все тяжкие. Познакомилась с молодёжной компанией выходцев дотационных семей, никогда не работавших, ведущих праздный образ жизни. Они тоже использовали её счёт для своего удовольствия. Затем ей пришлось оставить отель и переселиться к одному из парней из компании в Серую зону в однокомнатную квартиру, стать его любовницей. Дальше уже было не весело, всё ценное она продала, даже одежду начала носить с чужого плеча, мальчишеского. Сначала сожитель побивал её, затем в наркотическом беспамятстве продавал каким-то наркоманам, затем ему надоели её мучения, боли и крики, и он выгнал её на улицу. Её подобрали бомжи и она поселилась на самом Дне, в Серой зоны, где люди жили в землянках и норах вырытых в земле недалеко от свалки. И питалась она объедками, которые приносили ей из мусорных баков выловленных в Зелёной зоне и Серой зоне. Вот теперь она сама хотела умереть, в больницу её больше не забирали, даже полицейский патруль, который сюда заехал случайно не взял ей грязную, дурно пахнущую, лежащую у кучи разнообразного мусора и объедков. Михаил случайно нашёл её выброшенной, обворованной без средств к существованию, лежащей под забором у свалки. Она вспомнила эти добрые глаза, красивые черты, бороду на молодом лице, как красивый бред, как жизнь из другого мира. Она закрыла глаза и решила, что это пришёл ангел забрать её в иной мир. Очнулась она в каком-то неясном свете, тихо говорили женские голоса, горел тусклый свет, она лежала на кровати укрытая чистым одеялом. И пахло не так как раньше отвратительно немытым телом и вислым, а чем-то смоляным, чем-то приятным. - Где я? - спросила она, чуть повернув голову, увидела чудо: трёх женщин разных возрастов, двух взрослых и девочку, но всех в длинных юбках и платках. - Вы в безопасности, вы у друзей, - ответил ей добрый голос женщины средних лет. - Кто вы? - Мы христиане, сёстры милосердия. "Как красиво: "сёстры милосердия", значит милующие, милосердные", - подумала она и попросила пить. Её напоили ключевой водой, придержав голову, такой вкусной, какую она никогда в жизни, наверное, не пила. - Это больница? - спросила она едва слышно. - Это не больница. Вы находитесь в пустыне, у христиан, - ответила ей молодая, красивая девушка. "Такую красавицу я давно не видела. Хоть сейчас отправляй в рекламный бизнес, - подумала Мэри. - Не может такая красотка работать медсестрой, её место на подиуме или в кино". - Вы кто, актриса? - спросила она у незнакомки. - Меня зовут Мария, я не актриса, я - христианка. - Христианка... Но этого не может быть. - Почему? - Христиане злые, они ненавидят людей. Они постоянно делают зло, они - террористы. - Это вам внушено пропагандой, - сказала девушка. Пожилая женщина вышла из комнаты. - Мария, я пойду к другим больным, ты останешься здесь, - сказала женщина средних лет и тоже вышла. - Как вас зовут? - спросила Мария у Мэри. - Мэри, Мария-Анжелика, - прошептала она. - Значит мы с тобой тёски. - Да, - согласилась девушка. Осмотревшись хорошо и увидев вместо потолка каменный свод, она поняла, что находится не в комнате, а в пещере. - Мы находимся под землёй, в пещере? - В заброшенном стволе шахты. - Как я сюда попала? - Вас принёс сюда мой брат. - Брат?.. - повторила Мэри и подумала: "У меня тоже есть брат, как его зовут не помню". - Как зовут твоего брата? - Михаил. "Михаил, Михаил, Михаил", - пронеслось у неё в мозгу и вдруг она вспомнила лицо того христианина, Михаила с рынка. - Он работает на рынке в Зелёной зоне? - Да, он там работает, когда приходит в город. - А сейчас где он? - Он... - Мария на пару секунд задумалась. - Он там, в братской келье с братьями. Они совещаются что с вами делать дальше. Дело в том, что у нас в пустыне отвергают всякие коды и чипы. Здесь нельзя находиться с чипами. Таких людей, если они больны, отправляют дальше, в другую пустынь и там лечат. Если конечно они дают согласие. - Почему они боятся чипов? - Чипы легко наводят полицию на наше местонахождение. Нам запрещено укрывать людей с нано-чипами, могут возникнуть неприятности от властей. - А у тебя, что нет чип-метки? - удивилась Мэри. - Нет. Я с рождения живу без биометрики. - Как это возможно! - удивилась, не поверила Мэри, она такого не слышала в жизни. - Ты бы просто не выжила, так как не получила бы медицинской, ни социальной помощи. - Бог нас хранит, а кто послабей, тех Он забрал к Себе на Небо. - Ты веришь в Бога!.. Ах, да ты же христианка... Значит вы все существуете без... без биометрики? - Да, мы свободные люди. "Свободные люди. А нам масонам говорят, что свободные люди только - мы", - пронеслось у Мэри в мозгу. - А ведь и, правда, они свободнее нас, их ведь не видно со спутников, за ними невозможно следить! Их нельзя контролировать. Им нельзя ничего внушить, так как приёмника чипа на них - нет! Они свободны от системы, свободны от цивилизации, свободны от тех, от кого зависим мы!", - первый раз пришла в голову ей эта мысль. - И что же со мной сделают? - Если у вас подкожный чип, вам предложат с вашего разрешения его изъять, операционным путём. - То есть, отказаться от себя, от гражданства, от благ цивилизации? - спросила с ужасом Мэри. - Нарушить закон! Ведь, я добровольно согласилась принять биометрический чип, и подписалась электронной подписью. Мария не знала, что ей на это ответить, ведь её нашли на помойке и это трудно назвать благами цивилизации. - Мария-Анжелика, вас отправят туда, куда вы пожелаете, насильно у нас никого, никогда не удерживали. Вы не беспокойтесь. Мэри немного полежала, подумала, вспомнила о последних неделях жизни, о своём падении. Ей некуда было идти, родные от неё отказались, она тяжело больна, ей оставалось жить недолго. - Мне некуда идти, мои родители выплатили мне мою долю наследства и выбросили из своей жизни, - прошептала она, и слёзы покатились по её щекам прямо на подушку. - Мария-Анжелика, вы не расстраивайтесь, вас в любом случае не бросят на улице. Вам окажут помощь, мы же христиане. "Христиане, Христос", - пронеслось у больной раком в мозгу. - Что же со мной сделают? - Если у вас чип старого образца, введённый иглой. Вам предложат его изъять. Если согласитесь останетесь с нами. Если у вас смарт-метка, биометрическая нанометка, нанесённая лазером её удалить невозможно. Эта метка модулируется в кровь и ей уже невозможно удалить... И люди сами, не желают расстаться с ними, - сказала она с сожалением. - Так и живут, бедненькие, не со своими христианскими именами, а числом звериным. - Какая-то чушь, число зверя, христианское имя. Что ты мне морочишь голову! - рассердилась Мэри, и попыталась подняться увидела, что на ней надета чистая женская сорочка. Голова закружилась, она легла на подушку. - Девочка, позови взрослых. - Вы не волнуйтесь, я сейчас позову кого-нибудь. Хотя я прошла курсы сестры-милосердия, - сказала Мария. Ей было необычно слушать, что её семнадцатилетнюю называют: девочкой. В келью-палату уже вошёл мужчина в очках и белом, докторском халате с добродушным лицом. - Как наша пациентка? - спросил Аветис Аракелович у Марии. - Мне сказали: пришла в сознание. - Да, Аветис Аракелович. - Я вас узнала, вы врач из клиники! - сказала тихо Мэри и успокоилась. - Вы приехали забрать меня в клинику? - Разве вам не сказали? - он посмотрел на Марию, она кивнула головой. - Впрочем, как ваше самочувствие? - Он взял тонкими пальцами руку больной, начал считать пульс. - Так, так, - сказал он кончив считать. - На, что жалуетесь? - Доктор, где я? - Вы у друзей, у очень хороших и добрых людей. - Что это за место, похоже? На шахту. - Это христианская пустынь. Вы не волнуйтесь, как вас зовут? - Мария-Анжелика. Доктор, но почему вы не спрашиваете у меня про полис? Про медицинскую страховку? Про счёт биткоинов? С этого всегда начинают, без этого не лечат. - Здесь это не главное. - Как!?! - очень удивилась Мэри и посмотрела на доктора как на душевно больного. - Наверно вас лишили лицензии? Бахтамян кивнул головой, добродушно улыбнулся. - Здесь лицензия не нужна. - Но без лицензии вы не имеете права лечить! - Не имею, но лечу. - Это противозаконно, у вас возникнут проблемы с законом, вы можете получить срок! - Не могу, потому что я сам вне закона. Меня для системы - нет. - Что вы говорите? Вы бредите? - Нет. Я отказался от своего чипа, у меня его изъяли и с тех пор я живу без документов. И для системы зверя я умер, - пояснил доктор спокойно. - Значит это правда, что я нахожусь у христиан! Вы - отверженные! Фундаменталисты! - заволновалась она. - Какое поразительно звучное слово, - весело сказал доктор. - Вы не волнуйтесь, вам это противопоказано. Ну, а теперь расскажите историю своей болезни. Файлов-то истории болезни у меня нет. Мария поняла, что ей нужно уйти но сил двигаться уже не было. - В конце концов жить мне осталось недолго, я тяжело больна последней на стадии рака. Не всё ли равно где умирать. Хотя это и пещера, но тут у вас хоть чисто и хорошо пахнет. - И правильно. Ну-с, рассказывайте. - Что рассказывать? - Чем болеете, если можете опишите диагноз. Мария-Анжелика поведала доктору не только историю своей болезни, но и глядя на его доброе лицо, историю своих злоключений. - Что скажете, доктор? - спросила она в конце злорадно. - Лекарств у нас нет, их невозможно достать даже в аптеке без назначения врача. Да, и самих средств у нас нет, мы же вне закона живём, как робинзоны на острове. - Доктор Бахтамян задумался. - Вам нужны обезболивающие средства, иначе вы будете мучиться. - Что же вы решили? - У вас простой чип или смарт-метка? - Странный метод диагноза. Зачем это вам? - Здесь так положено в больницах спрашивают о страховке, здесь о наличии чипов. - Простой чип, не смарт-метка. Не успела заменить. - Тогда дело упрощается. Если вы разрешите его изъять, вы останетесь здесь, и я буду лечить вас травами. А братия будут молить за вас Бога о милости выздоровления. - То есть, заниматься говорильней? - Тише, милая, тише. Бог всё слышит, Он повсюду. И главное ведь не телесное здоровье. У Мэри округлились глаза, она первый раз такое услышала. - А что же главное кроме здоровья? - Кроме здоровья телесного, для нас важнее здоровье духовное. А оно даётся или через большие страдания или через жизнь праведную, без греха. - Может я - атеист. - Это плохо, очень плохо, дорогая. Ну, ничего, познакомишься с нашими братьями и сестрами и возможно духовно прозреешь. - У вас много братьев и сестёр? - спросила насмешливо Мэри. - О-о-о! все христиане на земле! - И они ещё остались? - удивилась она. - В городе даже такое слово редко услышишь. Только: религиозные фанатики, изгои. - Поверьте, Мария-Анжелика, христиане останутся до скончания века, пока не придёт Христос. - Христос? Бог? - Да. - И вы верите, что Он придёт? - Верую, Господи! Истинно так, - доктор в знак своей веры перекрестился по-православному. - И эта малышка, что здесь была, тоже верит? - И Мария - тоже. Мария-Анжелика Фора начала про себя рассуждать, что она теряет и что может приобрести после отказа от чипа, в результате и так и так она должна была умереть. Но здесь о ней христиане будут заботиться, а если её выбросят вон, она умрёт как нищенка на улице, либо покончит жизнь самоубийством. - Послушайте, а то, что я являюсь масоном в женской лиге, не помешает мне отказаться от чипа? - Нет, я сам был масоном, пока не попал сюда. Мне здесь христиане объяснили всю суть масонства. Думаю, вы масон низшей степени посвящения? - Да. - Ну, это не страшно. Правда, вы при поступлении в организацию отреклись от Христа. - Я в Бога верю в Христа нет. И что же по их мнению представляет масонство? - Масонство низших ступеней, ничего не представляет, оно служит масонам высших степеней. Высшее масонство - это тайное общество иудеев, основанное на учении об 'избранном народе' преследующее цель: достичь мирового господства. - Чепуха какая-то, вам эти фанатики-христиане забили мозги. Масоны занимаются - филантропией, самосовершенствованием, они верят и любят бога. Это русские и китайцы хотят захватить власть во всём мире. - Возможно и так, - сказал доктор про себя и подумал: 'В нашем мире всё можно опровергать кроме Господа Бога в Троице поклоняемого'. - По-вашему какая цель у масонства? - Цель обыкновенная, символическая, восстановить Храм Соломона в Иерусалиме. И его уже восстановили. Вот и всё. - А масоны утверждают, что: масонство есть иудейское учреждение, степени, история, лозунги и законы, всё - иудейское. И главная задача его в том, чтобы прославлять иудейскую расу, сохранившую якобы божественную мудрость. - Ну, и что? Пусть так, разве евреи или иудеи плохие люди? Вы против евреев? - Неплохие, если не отрицают, что Христос есть - Бог и Мать Его - Богородица. Как можно быть против евреев, если наша Богородица из их народа, и сам Бог Христос, родился от Матери еврейки. - Я не считаю Мариам - Богородицей, а Христа - Богом. - Мне очень жаль вас. Впрочем это плоды воспитания масонского, теперь почти всех так научили... Ну, вернёмся к вашему чипу - нано-метке. Отказ от чипа, это ваша гарантия остаться здесь. У нас здесь разной твари по паре, всяких полно. Есть и атеисты, есть и верующие, неизвестно во что. Главное чтоб вы не были сатанисткой или язычницей, таких, христиане не принимают. - Я не сатанистка и не язычница, я верю в бога Иегову. - Понятно. - Если из меня удалят этот чип, я стану христианкой? - Нет! к этому нужно пройти долгий и тернистый путь, через веру и покаяние. И то, не гарантия, что придёте к христианству. - Я подумаю. - Хорошо, я скоро приду. - Я хочу видеть, Михаила. - Я позову его. Доктор ушёл, Михаил появился через несколько минут, она уже опробовала свою голову, и поняла, что парик потеряла, ей стыдно было за свой вид. Хорошо не было зеркала, она бы больше испугалась увидев в нём: уже взрослую, очень худую, больную женщину. Он зашёл как ангел, сияя доброй улыбкой, поприветствовал её: "Добрый день, Христос посреди нас". Она поёжилась под одеялом. - Не смотри на меня, я плохо выгляжу без парика. - Я не замечаю твою голову, я смотрю на твой образ и радуюсь. - Чему? - спросила она, думая о подвохе. - Каждый человек это образ Божий, а я Бога люблю, потому и тебя люблю. - Спасибо. Как ты меня отыскал в городе? Расскажи всё. - Это просто. Я возвращался из города сюда, в пустынь, по дороге завернул на свалку, поговорить с её смотрителем Зевсом. И нашёл тебя у колючки, без сознания. Кто-то бросил тебя у запретки. - Значит: меня вывезли из города и просто бросили? - Вероятно, да. - Негодяи... - она по привычке выругалась, Михаил поморщился, промолчал. - Они приняли меня за мёртвую, и чтоб не иметь проблем вывезли и бросили как... - Мэри не договорила, заплакала. Он погладил её по руке, она успокоилась. - А что было потом? - Я проверил твоё дыхание, понял, что ты жива и решил спасти тебя. Попросил у Зевса какоё-нибудь транспорт. Он мне дал свой старый героскейт и сопровождающего человека на мотоплане. (Михаил не сказал, что расплатился со смотрителем свалки золотым кольцом оставшимся от матери, единственной ценностью которой обладал). Этот парень подвёз нас до определённого мной места, а сюда я привёз тебя на героскейте. Теперь нужно этот героскейт вернуть хозяину. - Понятно. Что теперь мне делать? - Братия прислали меня узнать: разрешишь ли ты изъять у себя чип? Если нет, нам придётся ещё проделать путь к другой пустыне. "Значит, я больше не увижу его! - испугалась она, он понравился ей, как когда-то её первый юноша. - Нет, я останусь с ним, даже если он врёт, что меня любит, но он позаботился обо мне и это многое значит. Он по настоящему добрый, я ещё таких людей не видела". - Скажи твоим товарищам, я согласна на удаления чипа. - Спаси тебя, Бог, это правильный выбор. Я сейчас пойду, и скажу... - Поцелуй меня, - прервала она его, решив проверить искренность его любви. Михаил видел перед собой больного человека, неизвестно чем больного, изнеможенного, с серым цветом лица, с запавшими глазами, тонкими губами, почти трупа. Он не секунды не думая, нагнулся к ней и поцеловал в щеку. Поцеловал и вышел. Она лежала ошеломлённая и с чувством откровенной радости, которого давно не испытывала. Скоро пришли: Михаил, доктор, женщина-христианка средних лет и мужчина лет за тридцать с залысинами на голове с кейсом. Женщина дала ей платок, чтоб она прикрыла голову, ибо в платках здесь ходили все женщины. Мэри согласилась его принять и с помощью христианки повязала его. Доктор спросил снова, желает ли она добровольно отказаться от чипа, она подтвердила своё желание. Молодой мужчина открыл свой кейс с аппаратурой, обследовал её тело, сказал: "Два чипа, один на правой руке, второй на плече левой руки. Смарт-тату - нет". Он собрал свою аппаратуру и вышел вместе с женщиной и Михаилом. Доктор Бахтамян раскрыл свой медицинский чемоданчик, достал скальпель. Через несколько минут он изъял два чипа, размером с рисовые зёрнышки, обработал перекисью водорода и заклеил ранки пластырем. - Вот теперь вы свободный человек, поздравляю, - сказал он весело. - Свобода ли это? - спросила она неуверенно. - Свобода, свобода! Даже не сомневайтесь. Конечно не полная. Если покаяться, принять крещение, да ещё причаститься... - произнёс он мечтательно. - Но, к сожалению для причащения у нас нет священника. Это уже для избранных. - А кто они, избранные? И кем они избраны? - Христиане, православные, воцерковленные, избранные Богом Христом, для жизни вечной в Царствии Его. Она посмотрела на него будто на больного шизофренией, почувствовала ноющую головную боль, сказала об этом. - У меня есть немного морфия, пока он успокоит тебя. А потом... Будем советоваться с братией. Её перенесли в келью к болящим женщинам, это были пожилые женщины, повидавшие много чего в своей жизни, те которые не предали Христа, как их называли "белые платочки". Одна из них Ксения Владимировна Якимович женщина семидесяти лет поведала Мэри историю своей жизни: у неё было четверо детей, трое не церковные, одна дочь церковная. Гонения на христиан начались незаметно, под разными предлогами предлагались номера и карточки, затем и до чипов дошло. Она с младшей дочерью и двумя внуками ушла из мира в пустыню. Дочь вскоре умерла, а внуки долго не выдержали тяжелой жизни вне цивилизации и благ, захотели лёгкой, комфортной жизни ушли в город и приняли чипизацию. Сейчас там и живут, внук сожительствует с женщиной, внучка сама, имела несколько сожителей. Её же приняли к себе, слава Богу - её братия христиане и живёт она, болеет суставами и почками, молится и ждёт смерти. "Странно, она незнакомая им бабка и её не бросили в степи как собаку больную, не умертвили ради жалости, приняли, кормят, заботятся как о родной. А у нас в городе и дети родные отказываются от родителей и рекомендуют им принять смертельный укол, якобы чтоб не мучились", - подумала озадаченная Мэри. Стефана поймал патруль жандармерии в степи, заметили его с вертолёта, тут же идентифицировали и полицейские спецназовцы опустившись на тросах вниз арестовали его. Он пытался возмущаться, что арест незаконный, что он свободный гражданин и находится вне черты города. Но так как он был православный и без чипа, он был заподозрен в каком-то налёте на частную ферму, ему надели пояс под мышки, пристегнули к поясу трос и подняли в вертолёт на лебёдке. Доставили в городскую тюрьму. Там уже быстро отсканировав его отпечатки пальцев, измерили рост, вес, проверили на татуировки (не нашли ни одной). Отправили под душ, где обдали из шланга холодной водой, заставили переодеться в полосатую оранжево-черную робу с красными треугольниками и красного цвета шапку-таблетку. Отпечатки пальцев поместили в компьютер и эксперт криминалист прочёл: "Стефан Каленюк, христианин, тридцать девять лет, место рождения: Киев, бомж, задерживался за бродяжничество тысячу четыреста двадцать три раза. Три года отсидел за сопротивление при аресте; пять лет за христианскую пропаганду, задерживался до выяснения личности за бродяжничество и попрошайничество восемнадцать раз". - Вот видишь, мы всё о тебе знаем. Зачем ты мучаешься, получи идентификатор и живи как все люди, - сказал агент безопасности. - За что вы меня арестовали? - За распространение в сети лживой книги Нилуса "Протоколы сионистских мудрецов", - тут же выдумал эксперт. - Но у меня нет компьютера, нет и никакой копии этой книги. - Это ложь, вот твой компьютер, - эксперт показал свой ноутбук. - Христиане уже давно не пользуются компьютерами. - Как давно? - спросил агент. - Как только у нас отобрали все права и мы ушли в "катакомбы". - Но ты знаком с этим пасквилем? - спросил агент. - Скажи честно, как учил вас ваш Учитель. - Да, я читал эту книгу. - И согласен с ней? - спросил провакационно эксперт. - А вы её читали? - Нет, - солгал эксперт. - Тогда как я могу вам отвечать на вопрос, если вы не знаете его сути. - Вопросы задаём здесь - мы! - грубо оборвал христианина агент и сердито посмотрел на своего коллегу. - Подпиши согласие на идентификацию, - подсунул лист бумаги эксперт. - Не могу. - Почему? - Я хочу умереть свободным гражданином. - По-твоему мы не свободны? - засмеялся агент, эксперт ему вторил. - Духовно да. - Я вижу обратное, несвободен - ты! - сказал агент. - И умрёшь, в тюрьме, несвободным. Если конечно не пойдёшь на сотрудничество с нами. - Он кнопкой вызвал конвой, на голову ему надели полосатый оранжево-чорный мешок доходивший до груди и приказали не говорить, пока его не спросят. Он знал эти порядки, так как не раз бывал в тюрьме как политический заключенный. Его на лифте отправили в подвальное помещение в камеру, при входе сняли мешок. В камере уже находились четыре заключенных. Стефан познакомился со всеми, там были: бывший архивариус Шлафер в полосатой робе, китаец Цу-Юнь в оранжевой робе (обыкновенный заключенный), военнопленный Керсанов в оранжевой робе и уголовник Воропаев в оранжевой робе в черную клетку. С китайцем никто не мог поговорить без переводчика, Керсанов рассказал, что попал в плен после контузии. Пообедав тюремной баландой, заключенные разговорились: - Закурить бы, - сказал Воропаев. - Да здесь не дадут. Зато кормят бесплатно, нет, мне здесь положительно нравится. Тираны! - Тише, товарищ, у стен есть уши, а в наше время и глаза, - предупредил Шлафер. - А то я не знаю. Если меня на помойке прослушали, за что ругал власть, то и здесь слушают. Они в мозгах уже наших давно ковыряются свободно, что говорить за тюрягу. Тебя ещё не допрашивали с пристрастием? - Н-нет, - признался испуганно архивариус. - Только били. - Тогда даю бесплатный совет: у них столько методов ненасильственной пытки, что всё равно признаешься. Лучше ничего не отрицай и всё подписывай, электронной подписью, - хохотнул Воропаев. - Вас уже допрашивали? - Допрашивали. Я, правда ничего не отрицал, я сказал до чего додумался раньше, что общество наше лживое, правительство - невидимое. Значит они либо - роботы, либо вообще - голограмма. - И что? - Да, ничего, за это я и получил. - Он поднял робу и футболку показал гематомы на рёбрах и на спине. Затем открыл рот, показал выбитые зубы сверху слева. - За что?! - За то, что говорил правду, как думал, - ответил за Воропаева - Каленюк. - Вот, вот, тем более врать бесполезно, и я до этого сам дошёл ещё на свободе. А здесь, допрос ведут под детектором лжи. Соврать не получится. А если они и в это не поверят, введут сыворотку правды, тогда всё расскажешь как миленький. Да, христианин? - спросил уголовник. - Верно, - Стефан показал свои переломанные пальцы на левой руке, перелом на ноге, шрамы на спине. - Это последствия старых арестов. - Вы христианин? - с опаской спросил архивариус Шлафер, как бы сказав: значит так надо. - Да, имею честь им быть! Шлафер ужаснулся его словам. - Почему к нам подсадили террориста? - спросил он. - Ты думаешь, что он: террорист, бандит, гомофоб, сектант и прочее. Плюнь и разотри. Это всё пропаганда, - сказал Воропаев. Шлафер посмотрел вокруг, затем на зрачок видеокамеры наблюдения над дверью. - Я тоже попал сюда за дело, - прошептал он. - По роду работы у меня был доступ к архивам и закрытым библиотекам. Печатным! библиотекам, - горячо зашептал он, - я начал читать некоторые книги и пришёл в ужас! Оказывается вся современная история - фальшь! Они всё выдумали, всё перекроили! Вся история, все войны велись не так, как нам рассказывали. Я узнал тайну и теперь думаю: меня не выпустят, чтоб я никому, ничего не говорил. Я и вам ничего не скажу, чтоб и вас не обвинили в правде. - Ты уже много наболтал, - хохотнул Воропаев. - Вот, и я о том же говорил следователю, а он со своими подручными садистами избивал меня. Я всё подписал, что мне они подсунули: как хотел взорвать мэрию, как замышлял убить шерифа, даже что я русский шпион и диверсант подписал, - невесело хохотнул он. - Но, ведь эти признания на высшую меру наказания не тянут? - испугался Шлафер. - Тянут! - сказал весело Воропаев. - Ты не допёр, где мы находимся? - В тюрьме. - В какой? - Не знаю. - Для политических преступников. Отсюда два пути или в урановый рудник или на тот свет. - Я не хочу умирать. Я во всём признаюсь. Я откажусь от всего что думаю. Я поверю всему, что мне скажут. - И подпишешь, что тебе дадут. - Да! - Ну, вот тебе и крышка! Тебе дадут подписать, что ты враг государства, изменник, предатель и террорист. А за это положена смертная казнь. - Это неправда. Я только книги читал по долгу службы. И... и поверил что там написано. Но теперь я понял, что всё что писалось раньше в двадцатом, девятнадцатом, восемнадцатом, в прошлых веках всё - враньё! Всё! - Да, ты не горячись, дядя, не рви глотку, можешь не стараться на камеру. Они тебя сейчас записывают, а верить не поверят. - Воропаев захохотал ненормальным смехом, чем напугал архивариуса и китайца. Но скоро взял себя в руки. - Тише, охрана может подумать, что мы бунтуем, пустит в камеру газ, - сказал Керсанов, он уже испытал на себе такую пытку. - Ты прав, друг, - ответил он военному. - Так делали во Львове, Киеве и Вроцлаве и даже в некоторых маленьких городах, - добавил Стефан. - Ты и там сидел? - удивился Воропаев. - Я почти везде сидел, где ходил к святым местам, там и сидел. Я же - паломник. - Вы опасны для общества, господа-товарищи, потому нас и изолировали. А самые опасные они - сектанты христиане. - Воропаев указал на христианина. - Потому что знают правду в которую никто не верит, всем говорят о ней и за это страдают. Так? - спросил он у Каленюка, тот не ответил. - И за эту правду они являются постоянно гонимыми изгоями... Расскажи нам в чём твоя правда? - В двух словах всю правду о Боге не рассказать, но раз мы находимся в тюрьме и спешить нам некуда... - Я не буду слушать, это антигосударственная пропаганда! - возмутился Шлафер. - Заткнись! Тебе не интересно, а мы с военным и китайцем послушаем, - сказал Воропаев и в динамик они услышали голос надзирателя: - Каленюк, если ты начнёшь вести запрещённую законом пропаганду, тебя переведут в Шизо (штрафной изолятор) на хлеб и воду. Все остальные будут наказаны и переведены в одиночки. Воропаев утвердительно поднял указательный палец, было видно, что он тихо помешанный. - Дядя, а думать можно? - спросил он громко у невидимого надзирателя. - Думай, пока есть чем думать, - раздался голос искажённый динамиком и гомерический смех. - Потому замолчим, для ясности, - сказал Воропаев и лёг на нары. Через пять минут дверь камеры раскрылась, дюжий надзиратель вызвал Каленюка, надел ему на голову мешок и перевёл его в другую камеру с четырьмя пристёгнутыми к стене (на день) нарами. Ему пришлось присесть к стене. Он закрыл глаза и начал по памяти читать псалмы. Через пятнадцать минут в камеру втолкнули избитого молодого человека, в полосатой робе (без красного треугольника) он упал на пол. Стефан помог ему подняться и сесть у стены. - Спасибо, - поблагодарил новый сокамерник. - Как вас зовут? - спросил Стефан. - Билл Оуэн. Национальность - англичанин, студент последнего курса университета экономики. Неприглядная одежка, - попытался пошутить молодой человек, похлопав себя ладонью по груди. - Полагается только политическим, у всех остальных оранжевая, - пояснил Стефан и спросил: - За что вас так? Молодой человек попытался улыбнуться, но вышла кислая гримаса. - За толкование их "демократии", я антиглобалист, - сказал он взволнованно и сплюнул кровь. - Говорите тише, нас прослушивают. - Во что превратили нации? негодяи! И есть ли теперь таковые? Нет! Мировое правительство, превратило нации в безликое этническое месиво податливое своим мановениям, - зашептал почти на ухо Оуэн. - Это ещё не пик их власти, нет ещё мирового правительства, - возразил тихо Стефан. - Вы так думаете? Вижу вы человек мыслящий, - хитро прищурился Билл. - Оно существует, только тайно, тайное правительство мировых негодяев. Не зря об этом инкогнито пишут и говорят на многих сайтах-однодневках, которые сразу банят. - Согласен, тайное мировое правительство уже давно существует на основе "Комитета трёхста". Это понимают все разумные люди.
   - Вы таковых знаете? - спросил он саркастически. - Да, их ничтожно мало. - Вижу вы разумный человек с незашторенными мозгами. - Благодарю за откровение. - Я так же читал некоторых авторов утопистов и они предрекали тоталитарную систему. - Это запрещённые цензурой книги, их нет даже в интернете. - Нет в интернете, но мне дали почитать их в отсканированном виде. Авторы фантазировали, а получилось так что система тоталитарная - работает... Так вот мировое правительство масонов, опираясь на мощную всемирную финансово-экономическую систему - Pax Economicana, со своей политической программой: "Социальный прогресс в современных условиях существования современного мира" которая предопределяет: проникновение из страны в страну капитала, рабочей силы, идей, ценностей и конечно людской массы и неразрывно сопряжена со становлением Нового мирового порядка. И эти нелюди, вы называли их "Комитет трёхста", у них много названий, во всех странах вдалбливают в мозги оболваненных народов: "Это благотворный процесс, обещающий поднять цивилизацию на истинно общечеловеческую высоту! И на такой "высоте" человечеству разумеется, не усидеть без мирового правительства". И вот с помощью Pax Economicana они пришли во всех странах к власти, поставив своих марионеток - президентов или премьеров, не важно как их называют. Соединили страны в союзы и конфедерации по типу бывшего Европейского, и теперь стран осталось всего - десять. Эти десять стран воюют между собой, но так уничтожая непокорные народы, особенно славян. При помощи войн, болезней которые они же и распрастраняют, они регулируют численность населения, добиваясь численности в один миллиард. Причём мировое правительство держит всё под контролем, есть малые разногласия, но они и их преодолеют и создадут общемировую республику с единым глобальным социумом, живущим по законам "разума" и "демократии" с единым президентом и единым, уже не тайным мировым правительством. Вы согласны с нашей концепцией? - К этому идёт. Я даже представляю: от кого мировой президент будет поставлен. - Естественно от масонов. С приходом проглобальных правительств во всех союзах государств многопартийная система сведена к минимуму. Почти все партии - запрещены, кроме масонской либерально-демократической у нас она называется "Умеренные", в разных содружествах государств она называется по-разному. Она маскируется под разными течениями, вроде и не партия, а клуб по интересам. Ну, есть ещё одна "Паолей-Цион" только для сионистов, она в парламент не избирается. Эти политические демагоги осуждают тоталитарные страны: Советский Союз, Ирак или Северную Корею, которые сами и развалили путём разложения или войны, а теперь сами занимаются тем же. Они нигде не пишут, не говорят, что творили их предшественники американцы, англичане. Вот например: Великобритания в 1919 году применяла ядовитый газ против иракских диссидентов и курдов. После Первой мировой войны, когда стало трудно контролировать всю свою империю с помощью только наземных сил, они с помощью ВВС и отравляющих веществ; как выражался Уинстон Черчилль боролись против "нецивилизованных племен" и "непокорных арабов" курдов и афганцев. Или например американцы в двадцатом веке поддерживали своего друга Саддама Хуссейна, когда он травил газом курдов, а когда он вышел из их подчинения, растерзали весь Ирак, разбомбив и захватив страну ради нефти. В дополнение ко всему повесили самого Хуссейна. А когда госсекретаря США Мадлен Олбрайт, спросили: как она относится к тому, что за пять лет было убито полмиллиона иракских детей, эта стерва сказала, что то был тяжелый выбор, "но если говорить о цене, мы думаем, что дело того стоило". Так же натовские войска возглавляемые Америкой разбомбили и разделили Югославию. Что там Югославия, чего стоит их гуманизм, когда Трумэн дал приказ бомбить атомными бомбами Хиросиму и Нагасаки, там погибли тысячи, и потомки японцев до сих пор болеют страшными болезнями. В шестидесятых годах прошлого столетия американцы бомбили напалмом, сжигая деревни Северного Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, причём страдали бедные слои населения и дети... Защищая права человека по всему миру, олигархическая клика англосаксов уничтожала и калечила миллионы людей, на самом деле отстаивая свои интересы и обогащаясь. Вторгаясь во внутренние дела независимых стран под предлогом озабоченности нарушения прав человека и голубыми ценностями, они свергали законные правительства и насаждали свой диктат. Они обещали народам свободу, а дали - жесткий контроль, государственный терроризм, который они называют: демократическими преобразованиями, что по сути является - геноцидом народов. - Оуэн замолчал, влез пальцами в рот, пошатал зуб, он ещё держался. - Мне, надоело слушать их лживые лозунги: против национальных государств, которые они растоптали и я перестал смотреть и слушать их пропаганду, промывающую мозги. Эти негодяи борются против собственного населения, внушая ему лживые идеи: "гражданских принципов", "гражданских обществ", "равноправия полов" и "гендерного равенства", а на самом деле загнали народы в ярмо, как предполагали сионистские мудрецы. Долбят с экранов двадцать четыре часа о правах человека, нарушая эти самые права - двадцать четыре часа. Мне надоело жить в непрестанном страхе и унижении, под присмотром видеокамер и прослушкой скрытых микрофонов. Надоела бесконечная война неизвестно с кем. То ли с инопланетянами, то ли с Россией, то ли с Китаем, террористами, арабами, анархистами, православными, инакомыслящими и запрещёнными движениями и партиями. Я перестал верить вообще в инопланетян, по-моему нас капитально надувают. - Я тоже в них не верю. - Эти тираны из тайного масонского правительства разрушали многонациональные государства и на их основе создали содружества национальных государств. Убеждая якобы "освободившиеся" народы в их мнимой свободе, на самом деле надевая на них новое, ещё худшее ярмо... Когда все народы окончательно опутают и соберут в единый клубок, они познают тяжкую цену доверчивости своим властолюбивым и алчным лидерам, но будет поздно, - Билл вздохнул. - Короче, мне надоело бояться и молчать, и я выступил на своих страничках с речью: "ПРЕКРАТИТЕ БЕСКОНЕЧНУЮ ВОЙНУ, ПЫТКИ в ТЮРЬМАХ и КРУГЛОСУТОЧНУЮ СЛЕЖКУ! МИЛЛИОНЫ ЕВРОПЕЙЦЕВ уже ВЫМЕРЛИ. МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ - УНИЧТОЖЕНЫ! КОРПОРАЦИИ заменили нам ПРАВИТЕЛЬСТВА, КОРПОРАТИВНЫЕ СМИ не дают дышать - ПРАВДЕ!'. 'ТИРАНИЯ! ФАШИЗМ! ЛОЖЬ! - вот ваше КОРПОРАТИВНОЕ КРЕДО!". И дальше объяснил, почему происходит то, что происходит. - Надо быть очень смелым человеком, чтоб с такими мыслями обратиться к миллионам блогеров и сайтоманам. Вам теперь обеспечена минимум каторга, а скорей всего - "высшая мера социальной защиты", как они выражаются. - Надоело всего бояться, трястись от страха не имея свободы слова, лучше умереть. Надоело жить при власти невидимого тирана. - Как сказал Платон... - Платон?.. А, древнегреческий философ. - Да, живший ещё до рождества Христова. Оуэн подозрительно покосился на Стефана, он продолжил: - "Первейшая задача тирана - постоянно вовлекать страну в войну - чтобы народ нуждался в предводителе". А если тиран заподозрит людей в недоверии или мыслях о ненужности его правления, он уничтожит всех несогласных под предлогом предательства врагу. - Как точно он подметил, прям про наше время! - восхитился Оуэн. - Но вы не сказали: как вас зовут, почему вы в политической тюрьме? - Я - православный христианин, зовут меня: Стефан Каленюк, по национальности - украинец, раньше нас называли: малороссы. - Правда? Первый раз в живую вижу православного, а такой национальности не знаю. Вас, христиан так расписывают, будто у вас растут рога и вы звери в человеческом обличии. - Он всмотрелся в Стефана внимательней. - Я вникал в вашу идейную сущность, ваше дело проиграно, вас или загонят в резервации или уничтожат физически, вы не выживите в цифровой цивилизации. - Но ведь мы живы и у нас нет номеров идентификации. - Это факт, вы единственные не пронумерованные. Правда, не знаю, как вам это удалось? - Господь наш Христос сказал: Я с вами до скончания века. Потому всех не переведут, не уничтожат, как бы не старались - не получится. - Мне нравится ваш оптимизм и вера в свои силы. - Нет, наша вера в помощь Бога Христа. - Ну, не знаю, я не особо верующий. Расскажите о вашей вере. Дверь камеры открылась, охранник рыкнул, чтоб они заткнулись и забрал Каленюка. Его повели в другую камеру, бросили к уголовникам в "пресс-хату", им разрешили применять к христианину любые методы, лишь бы он сломался и отказался от своих убеждений. Он увидел восседавшего на шконке огромного, татуированного даже по лицу уголовника возле него стояло четверо чуть менее татуированных рыла. - День добрый, люди добрые, - поздоровался он. Один из сидельцев подбежал к Стефану и положил перед ним полотенце. Все замерли, ждали: что он сделает. - Мир дому вашему, - сказал Каленюк и вытер ноги о полотенце, прошёл в камеру. - Ты кто!? - спросил пахан камеры. - Раб Божий, Стефан, - ответил миролюбиво Каленюк. - И почто ты хозяина расстраиваешь? - Грешен. Несть грехов моих, прости меня милосердный Боже, - и перекрестился. Пахан дал команду глазами своей своре, уголовники вместе накинулись на Стефана и избили его. Он очнулся не сразу и увидел перед собой ботинки и робу зэка. Посмотрев вверх рассмотрел ухмыляющееся рыло пахана. Когда я спал - ко мне явился дьявол, И говорит: 'Я сделал всё, что мог'. Процитировал, Бальмонта пахан, но Стефан не знал, чей это стих. - Что ты теперь скажешь? - Где я? - прошептал разбитыми губами Стефан, у него кружилась голова во рту чувствовался вкус крови, шатался зуб. Он выплюнул его на пол. - В Пандемониуме (Пандемониум - так назвал столицу ада английский писатель Джон Мильтон в поэме "Потерянный рай"), - съизъявил пахан, его подручные заржали, не поняв, что он сказал. - Значит, я достоин этого, - ответил смиренно христианин. - Слава Тебе Господи, - прошептал сплюнув кровь. - За что Ему слава? - недоумевал пахан. - За то, что с вашей помощью очищает мои грехи. - Вот как? - задумался пахан. - А если ты и здоровье потеряешь. И тогда будешь славить своего Бога? - Буду. - Ну, ты не передумал? - О чём речь? - О том, что тебе предложили хорошие люди. - Не понимаю вопроса. Пахан злобно пнул его в рёбра, христианин застонал. - Ты должен слушать и делать то, что велит хозяин. Тогда у тебя будет всё: и жрачка, и сон, и приличная хата, и шконка не у параши. Понял? - Как мне к вам обращаться? - Зови меня Клопен Труйльфу, - осклабился уголовник, обнажив золотые зубы. Его подчинённые подобострастно захихикали будто гиены. - Вы видимо француз? - Ты недалёк от истины! Век воли не видать! - весело сказал пахан, и знаком дал знать своим шавкам, чтоб подняли христианина. Стефана тут же схватили за плечи и поставили на ноги, но он присел из-за головокружения. - Ну, ты долго будешь кобениться, фраер? Стефан вдруг вспомнил, где слышал это имя и фамилию, в романе Гюго "Собор Парижской Богоматери", так звали короля воров квартала Двора чудес. "Значит он не полный невежда, раз назвался таким именем", - подумал он. - Я вижу вы человек разумный, с вами можно общаться по-человечески. - Умное наблюдение. Будешь слушаться хозяина? - У меня единственный хозяин и отец - Бог. Больше мне некого слушать. - Может зарезать его? - спросил у пахана один из опущенных, по кличке Швей. - Ша! Швей, - пахан раскинул пальцы руки. - Значит, твой Бог всемогущ? - Воистину так! - Помолись, пусть Он тебя освободит сейчас. - Я и так свободен. - Слышал про ваши бредни, про свободу. Какая это свобода, если вам жрать нечего! - захохотал он. - Мы свободны он властей мира сего, а у вас во лбу Ю Пи эС (UPC - универсальный товарный код) и сейчас светится. - Это ты меня сейчас обидел? Подколол! Ладно, тогда моли своего Бога, пусть он меня остановит, когда я буду делать из тебя фарш! - сказал пахан, и замахнулся чтоб нанести сокрушительный удар в голову христианина. Тут же он скорчился от резкой боли в пояснице, захрипел от нехватки воздуха. Его шестёрки испуганно смотрели на него, а он едва передвигаясь, присел на шконку. - Что, что случилось? Папа, - спросил один из шестёрок. - А-а-а, ох, ох, больно. Заломило что-то в пояснице, и руку не чувствую, - прошептал пахан, глядя подозрительно на Стефана. - Старый радикулит, наверно. Стефан сказал, что Бог может лечить любую болезнь нужно только поверить.Велел подручным пахана, посадить его на постель, и с помощью молитвы Божьей снял, боль пахана. - Ну, что? - спросили у пахана, его подручные. - Не, ну его... Пусть живёт, мало ли что... А вдруг!.. - Он значительно поднёс вверх палец. И Стефана больше никто не трогал, отнеслись к нему с уважением, как к заклинателю. Стефану и пахану заварили чай, он рассказал о жизни Христа и пахан с интересом слушал его, остальные играли в карты. - 'Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергнитесь опять игу рабства' (Гал. 5, 1), - сказал в заключении христианин. - Интересный рассказ, но вот поздно ты мне попался на пути, слишком поздно. Ничего нельзя переменить, - сказал с сожалением пахан, его терпилы притихли. На следующий день Стефана вызвали к следователю, он долго вёл допрос но ничего не добился. И вот тогда Каленюк попал к другому следователю, очень тактичному, вежливому, не курящему, задававшему вопросы в лоб и помнившему все ответы задержанного. Тогда Каленюк заподозрил, что следователь не человек, а андроид. Только робот мог помнить всё, что говорил человек, потому что у него всё было зафиксировано в памяти компьютера. Целый день он отвечал на вопросы, даже устал говорить, но предложения принять хот бы биометрический паспорт не принял. Его вернули в камеру, и чтоб сломить морально, придумали крутить через динамики звуки непристойных фильмов. Всю ночь он молился под эти сатанинские звуки, прося у Бога помощи и защиты, забывался в кратком сне. Тогда его будил надзиратель, заходя в камеру. Утром снова поведи на "добровольное согласие" о принятии "как все" карточки гражданина государства. И снова он не соглашался и молился Иисусовой молитвой. В конце концов он попал к другому следователю, и тот пообещал его сделать покорным с помощью методов гестапо. В это время в тюрьму свозили всех подозрительных причастных к христианству и задержанных в чёрной зоне (вне городов и посёлков) гонимых за веру христиан. Привезли ещё троих задержанных в лесу христиан: священника и двух стареньких монашек. При них обнаружили священнические и монашеские одежды, священнический крест и нательные крестики. Больших доказательств вины не нужно было, и за это уже полагался тюремный срок.
   Мария-Анжелика хотела поговорить с Михаилом, но девушка-сиделка Мария сказала, что его нет в пустыни, он ушёл с ребятами за дровами. Тогда она предложила, чтоб Мэри поговорила с духовником пустыни отцом Иоанном. - Кто это? - Наш духовник, старец. Мы все у него исповедуемся, хотя он и не имеет священнического сана, но он был монахом. Он очень умный и даёт хорошие советы. Мария-Анжелика посмотрела на неё недоверчиво. - Умный, как компьютер? - грустно пошутила она. - Или он умный как Сократ или Аристотель? - сказала с язвинкой. - С Сократом я общалась, ничего занимательного (Компьютерная программа 'Сократ', составленная из его трудов). - Ну, компьютер, в нём нет ума, это бездушная машина. Разве компьютер может дать мудрый совет? - Это, правда, не может. Может сосчитать множество вариантов, но дать совет - нет. - Разве ты общалась с Сократом? Этого не может быть!.. Ты шутишь. - Какая ты наивная, как ребёнок. Сейчас всё возможно. Едешь в 'Илюзия-центр', и общаешься с голограммой любого древнего или современного учёного. Компьютер модулирует мысли и ответы за любого философа и учёного, зная его труды. А можно за большие средства даже с ними чай пить. - Мэри засмеялась. - Конечно с их копиями в образах андроидов. Но мысли они выдают - феноменальные, там в их программе все их труды закачаны. - И помогли тебе они узнать истину? - Истину... Нет. Ну, зови своего мудреца, старца. - Сейчас узнаю: не занят ли он. Может быть отец Иоанн сейчас на молитве... если он согласится. Я пойду, узнаю. Или может позвать настоятеля пустыни отца Тимофея. - Он тоже старец? - Наш наставник, умнейший человек, профессор филологии. Мария-Анжелика немного помолчала, любуясь красотой и какой-то внутренней чистотой девочки-сиделки. - Ты говоришь как взрослая, сколько тебе лет? - Семнадцать. - Правда! А выглядишь на тринадцать. Пластика? - Нет, что ты, у нас это не принято. - Правда. И ты всегда здесь жила? - Не здесь, раньше в Одесской пустыни в каменоломнях, затем в заводях Днепра и ещё скитались по миру, а теперь с бабушкой и братом здесь. - И у тебя никогда не было своего дома? - Нет. Мы жили в брошенных домах, в пустынях, в пещерах, лесах, много где жили, - весело сказала Мария. - И у тебя никогда не было номера идентификации? - Никогда. Я родилась - свободной, вне города и без помощи врачей. "Вот это номер, она живёт как бомж, ни дома, ни средств к существованию и считает себя - свободной!.. Как и брат её. Хотя, правда, их-то нельзя контролировать... почему? Потому что их - нет в системе "Зверь". Жаль её, правда выглядит она ухоженной, чистенькой, вполне здоровой, такая себе современная Золушка". - Скажи, что значит для тебя: свобода? - спросила она провокационно. - Свобода? Это не политическое или экономическое явление, это подарок от Бога разумной личности. - Ладно, позови своего старичка, может с ним удастся выговориться. - Он редко с кем праздно разговаривает, любит одиночество. Но для тебя я постараюсь его уговорить, прийти. Мария ушла и её долго не было, вернулась она через час, сказала, что старец не сможет с ней поговорить, он затворился в своей келье и молится. Зато с ней желает поговорить настоятель, отец Тимофей. Мэри согласилась с ним поговорить, хотя думала, ничего полезного не почерпнёт из разговора. Тимофей Иванович пришёл через минут сорок, Мария сразу ушла. - Здравствуй радость моя, спаси тебя Господи, Мария, как чувствуешь себя? - спросил Тимофей Иванович. - Плохо, дедушка, - она прослезилась, Тимофей Иванович напомнил ей её дедушку. - Молись голубка, Богу возможно всё. - Мария сказала мне что вы очень умный. - Она преувеличивает, кто может сказать, что он умней Бога? - засмеялся он доброй улыбкой. - Помогите мне разобраться в окружающем мире, в себе, я очень запуталась. Не могу понять: почему так всё происходит? Почему нам внушают, что все равны, демократия, лучший в мире строй со времён Древнего Рима. А люди до сих пор живут в Серой зоне как во времена феодализма! Люди в Серой зоне живут в деревянных бараках с крысами и мышами, совокупляются как скоты, не стесняясь даже детей. Особенно опустившиеся смерды (Смерды - безработные люди живущие на пособия государства без права голоса на выборах), деградировавшие, живут в землянках и питаются отходами с помойки! Там распространены венерические болезни, СПИД, туберкулёз и это в наш просвещённый кибернетический век, когда в космос летают даже бабки. Я не думала, что люди могут голодать в двадцать первом веке, веке - новых технологий, пока сама не очутилась там! Нам в универе рассказывали, что это было возможно только в отсталой экономически СССР, Северной Корее и странах третьего мира, странах Африки. Но я видела воочию: это не так! Я жила среди богатых, не имела нужды, жила в своё удовольствие, когда заболела раком, появились проблемы. И вот, я покатилась вниз, сначала оказалась среди - нищих и голодных, а теперь у вас... Нас обманули, нам с детства внушали: строят рай на земле, демократию, либерализм оказалось: не построили рай на земле. Даже я человек среднего класса смогла упасть на дно общества. Это дно существует реально и там люди мрут как мухи без всякой медицинской помощи, потому что страховка их закрыта у них нет средств, её оплатить. И некоторым из них за счастье попасть в тюрьму, потому что там кормят и лечат. Лечат плохо, но бесплатно, и то не всех. У кого есть "кредит" доверия в Системе Национального Доверия ниже девяносто девяти баллов не кладут даже в больницу для бедных. А у кого статус ниже нуля, даже помощь не оказывают. Объясните, почему так происходит? - Всё потому внученька, что общество забыло Бога Всемогущего. Современные люди перестали молиться Богу, забыли Его. Бога им заменили развлечения по телевизору и интернету, комфорт и удобства. Рай на земле, это - химера. Забыв Бога, общество подверглось - греху. Теперь враг рода человеческого, который через слуг своих творит всё, что хочет, назвал грех - добродетелью, а добродетель - грехом. - Враг, кого вы подразумеваете под этим именем? - У него много имён. Лукавый, сатана и легион имя ему. - Но, для чего ему это нужно? - Чтоб погубить души людские и ввергнуть их в ад. - Разве это не миф: рай и ад? - Это реальность. Как и потусторонний мир Бога и Светлых сил и мира дьявола и его злых слуг ангелов тьмы. Чтоб с ним бороться, нужно - молиться, исповедоваться и причащаться. - В детстве в школе, нас водили в храм (экуменистический), там мы исповедовались. Теперь иногда, когда попадаю на сайт церковной страницы, исповедуюсь... И получаю прощение грехов. - Исповедовались в кабинке под цифровую запись? - Наверно. А что в это плохого? - Разве это исповедь, говорить свои грехи машине и получать талончик о "прощении грехов"? - Как правильно же нужно исповедоваться? - Раньше это делал священник тайно, под епитрахилью. Теперь государство монополизировало исповедь для контроля над мыслями людей. - И правда, мне раньше не приходило это в голову. - Что ты подразумеваешь под грехом? - Это просто, - вымучено усмехнулась она, - не предавай своё государство, не ври правительству, не убивай своих, не бери взяток, вовремя доноси о преступлениях против государства... И так далее, там много чего написано, выделяй курсивом свои грехи и кликай "Enter". - Больше похоже на анкету о лояльности к правительству. Хочешь, я прочту тебе отрывок из книги Нового Завета, Господа нашего Иисуса Христа, - настоятель перекрестился. - А ты вдумайся и пойми, что такое грех. - Новый Завет? Я знаю, есть Библия, нам в универе кратко читали её на лекциях. Там ничего нет мудрого, какие-то исторические факты, древние иудеи, египтяне, сирийцы, персы, империя Македонского. - Вам читали искажённую Библию, без книг Нового Завета. Теперь я почитаю тебе истинную книгу, запрещённую в вашем обществе. За чтение, которой в миру полагается - смертная казнь. Ты не боишься? - Мне уже ничего не страшно. Я хочу послушать слова Божии. - Кое что, чтоб ты поняла, что сейчас происходит, и помни: книга эта написана две тысячи с лишним лет назад. - Он полистал Новый Завет, открыл нужную страницу. - Второе соборное послание святого Апостола Петра, послушай истину. Зачитаю вкратце, затем оставлю тебе книгу для чтения, - сказал Тимофей Иванович и раскрыл книгу Нового Завета: - '...знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших, тогда как и Ангелы, превосходя их крепостью и силою, не произносят на них пред Господом укоризненного суда. Они, как бессловесные животные, водимые природою, рождённые на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают, в растлении своём истребятся. Они получат возмездие за беззаконие, ибо они полагают удовольствие во вседневной роскоши; срамники и осквернители, они наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами. Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия' (2 Петр. 2: 9 - 14). Тимофей Иванович, закрыл книгу, ожидая вопросов. - Как доходчиво-вразумительно сказано, правда некоторые слова непонятны, но общий смысл ясен. У меня будто глаза открылись на происходящие пороки. А ведь я над этим не задумывалась. Наше общество живёт так как тут написано, как бессловесные животные, только все думают, что так и нужно. Значит, вы оставите мне эту книгу? - Конечно, я оставлю её тебе на ночь, зажжёшь свечу, тебе её тебе принесут. Если тебе тяжело читать, попроси, тебе почитает кто-то из сестёр. - Нет-нет, спасибо вам. Я сама. - Если ещё чего захочешь, позови кого-нибудь из сестёр, они тут же придут. Они дежурят по очереди возле больных в соседней келье. Тимофей Иванович ушёл, скоро пришла высокая женщина средних лет с двумя косами в тёмной одежде с белым платком и красным крестом на нём. Она принесла зажжённую свечу, представилась: "Сестрой Дарьей", сказала, если будет нужна, можно её позвать по имени, и она придёт. Мэри поблагодарила её и когда сестра ушла, открыла книгу и... попыталась читать, но это получалось с трудом. Она читала и не понимала смысл прочитанного, потому что все тексты ей читала компьютерная программа, дети и в школе не читали шрифтовые тексты, даже в университете, обычно пользовалась электронными книгами. "Вот это новость! Я не могу читать печатный текст", - сделала она для себя открытие. В полночь сиделку сестру Меланью сменила матушка Ирина (ей было лет за пятьдесят, сухопарая как все христиане, но довольно крепкая женщина с густой косой за плечами), она была здесь главной среди женщин. Мэри ссылаясь на слабость попросил её почитать Новый Завет, она с радостью согласилась. - 'Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет. Ибо, если Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания; и если не пощадил первого мира, но в восьми душах сохранил семейство Ноя, проповедника правды, когда навёл потоп на мир нечестивых; и если города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам, а праведного Лота, утомлённого обращением между людьми неистово развратными, избавил (ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные) - то, конечно, знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания' (2 Пет. 2: 1 - 9), - прочитала последнее из Нового Завета Ирина Васильевна, когда заметила что новая пустынница начала засыпать. Затем пришли боли, она кричала, фельдшер Ирина Васильевна пытались ей помочь, но не было лекарств. Наконец пришёл доктор и дал ей собственного приготовления обезболивающее на травах, помолился и она крепко заснула, будто провалилась во тьму. Из столицы пришло указание в связи с тем, что регион приближённый к территории России и является на военном положении, заменить одного из членов "тройки" на военного, которого пришлют из центральной метрополии. Лорд Стивен Кеннет, немного поволновался после такого сообщения на его почтовый электронный ящик. Он сам хотел стать правителем региона с властью диктатора, плата за эту работу его не интересовала, он и без того был очень богатый человек.. Он связался со своими родственниками в Лондоне, чтоб они узнали: не его ли хотят сместить. Родственники всё узнали оказалось всё проще, в "тройке" нужны были представители: олигархии, священства и военный. Взамен умершего шерифа, присылали исполняющего обязанности шерифа, бывшего военного генерала Макмарану. Мэр-градоначальник не мог управлять областью, будучи и так при мнимой власти, нужен был - шериф воеводства, которому бы он подчинялся. Теперь когда присылали нового хозяина воеводства, мэр снимался с должности председателя суда и выводился за штат. На место шерифа прибыл бравый генерал-полковник, Родс Макмарана, красавец пятидесяти трёх лет, сухопарый, стройный с орденскими планками на кителе, по-военному сух и приветлив. На самом деле он должен был курировать всех и вся, представляя в городе власть диктатора. Александр Авер сдал свой пост в "тройке", хотя сдавать было нечего, все дела решались "тройкой" сразу в суде. Старый мэр пожаловался новому хозяину воеводства, что устал от роли судьи в тройке и рад такому смещению, и давно хотел сам попросить отставки. На самом деле он переживал, что средства от судейства теперь он не будет получать. Мэр дал банкет в честь генерала и по поводу своей отставки. На банкете присутствовала вся элита города: заместитель мэра тридцатидевятилетняя Адена Камелия, работавшая в молодости в торговом бизнесе, переквалифицировавшаяся в порно-звезду, затем её продвинули в политику, и она доросла до заместителя мэра города (была замужем, имела двух детей и постоянные интрижки на стороне).Главный раввин города Нафтали Коэн, за глаза прозванный элитой: Нафталин; архиепископ церкви Нью Эйдж Вивея Андерлехт была одета в своём служебном облачении с посохом; бизнесмены: директор международной торговой компании лорд Кеннет, директора компаний: Леонид Травник с сожительницей, звездой стриптиза и публичных домов Розалией Саланж, Фалин со звездой взрослых фильмов Хеленой Амазон (Тартаковской), бизнесмен Генрих Трахчев с другом геем, Офира Мошковская с бойфрендом; миниатюрная японочка Аки Ямату торговый представитель крупной компьютерной корпорации; военные командир местного гарнизона, генерал-лейтенант Джон Руби с женой Шариз; его заместитель полковник Найк Вайс с ординарцем Джозефом Кульбахом; начальник военной разведки Майкл Уотс, глава кибер-безопасности Лев Купник с красавицей сожительницей актрисой Ламарой Марико; комиссар СБТ Лион Сайлус; директор ТИЛ Маркс Цибенко с женой Ивой; глава Департамента правды Селена Адарченко с сожительницей; шеф полиции города Серж Речистер; главврач Бригида Янкович. Здесь же были для увеселения местные модели подиума, актрисы театра, танцовщицы кабаре ещё девушки и парни эскорт услуг. Во время банкета вдовец генерал обратил внимание на красивую девушку модель, это была Джессика, девушка Максима Фора. Он обратился к старому знакомому из Нью-Йорка Кеннету: - Стивен, вы не знаете эту девушку? - он незаметно указал на Наталью Штопко. - Родс, она вам понравилась? - В моём вкусе. - Все приглашенные здесь девушки для развлечения гостей. - Правда? Все путаны? - Не все, но для вас готовы на всё. - Хотел бы я познакомиться с этой красоткой. - Считайте она уже ваша и телом и душой, - самоуверенно заявил. - Хотелось бы это увидеть, лорд Кеннет. - Любые средства хороши, если приносят материальную выгоду, - сказал любимое выражение Кеннет и уверенно пошёл к девушкам моделям, пившим коктейли у столиков с напитками, поздоровался с ними. Они оживились при виде этого красавца-богача, заулыбались. Взяв легко под руку Джессику, отвёл её в сторонку. - Вы модель? - спросил он. - Да, - ответила она с ослепительной улыбкой. Сердце её затрепетало, ещё бы к ней обратился уважаемый в городе, всем известный мировой бизнесмен, меценат. 'Вдруг, он влюбился в меня и предложит руку и сердце, как принц Золушке. Всякое бывает', - мелькнула у неё мысль. - Знаете меня? - Вас знают все и не только в городе. Вы директор многих международной корпораций, директор международной торговой компании, директор "Ванбанка", благотворитель, меценат, лорд Кеннет. - Как тебя звать? крошка. - Джессика! - весело ответила Наталья, думая, что уже выиграла джек-пот. - Джессика, окажи мне маленькую услугу и у тебя будет много преференций. Я многое могу устроить. - Какую? лорд. - Ты знаешь, в честь кого устроен этот банкет? - В честь приезда генерала Родса Макмарана, - ответила она сразу. Лорд посмотрел на генерала, поднял руку, салютуя ему, тот в ответ поднял бокал. - Красивый мужчина, герой многих сражений, за наше содружество стран Запада. Он знает лично президента Американского Союза! Тебе он нравится? - сказал лорд Наталье. - Да. Он герой! - Я хочу, чтоб ты провела с ним вечер. - Я? - улыбка сползла с её губ. - Генерал сам об этом попросил? - Да. - Ну, я не против, - ответила она кисло улыбаясь. - Если нужно и ночь, - сказал он непререкаемо. - Что!?! - возмутилась Джессика. - За кого вы меня принимаете? - За умного, делового человека, который знает цену биткоинам! Я могу устроить тебе хорошую карьеру, ты попадёшь на лучшие подиумы Европы и Америки, ты прославишься! Согласна? - Нет. У меня есть парень, он служит в полиции. - Меня не интересует твой парень. Меня интересует твоё согласие. Я ведь могу сделать, что завтра тебя уволят из твоего агентства и уже никуда не возьмут. - Разговор окончен, - рассердилась Джессика. - Ещё нет. Зачем тебя сюда пригласили? - Чтоб украсить моделями этот вечер. - И если надо услужить гостю. - Но, не в постели! - Если нужно для дела и в постели. - В контракте это не записано! - Я сам пишу эти гребаные контракты! - Я не хочу с вами говорить в таком тоне. - Чего ты ломаешься, любая модель это проститутка для богатых людей. Я заплачу тебе приличный гонорар, авансом, чтоб ты была послушна. Скажи номер твоего счёта. - Я ухожу, - она повернулась, чтоб уйти. - Подумай и не торопись, не делай поспешных решений, из-за которых может пострадать твоя карьера и жизнь. Она остановилась. - Подумай: или успешная карьера, хорошие средства на твоём личном счету или потеря работы и карьеры. Скажи цифры своего счёта? - Нет, - упрямо ответила Джессика и отошла к подругам. - Я умею усмирять кобылиц. Ты будешь делать, что я хочу! - заверил он её и подошёл к комиссару службы безопасности города. - Лион, мне нужна твоя помощь. - Стивен, что я слышу, тебе нужна помощь? Какая? - Мне нужна информация вон за ту девку, - он кивком указал на Наталью, - и её номер банковского счета. - Зачем? - Я хочу подарить её генералу. - Так давай заблокируем сейчас её счёт, эта шмара запаникует, расплачется и будет делать всё, что ты захочешь. - Это займёт время, а она нужна генералу прямо сейчас. - Для этого не нужно много времени. - И ещё, если она захочет уйти, пусть её не задерживают. - Естественно, лорд. Сайлус незаметно кивнул одному из своих агентов, они вышли из банкетного зала. Через пять минут он вернулся к Кеннету, улыбаясь. Скинул ему на мини-бук информацию-досье на Наталью Штопко. Кеннет просмотрел её досье из базы данных, понял, что она девица не столь крепкого поведения. - Сейчас начнём с ней работать. - С меня причитается, Лион, - сказал Кеннет комиссару. - Сочтёмся, Стивен. Джессика хотела вызвать такси, но внезапно её мини-бук начал показывать фокусы, сначала появилось сообщение, что на её счету нет средств и их нужно пополнить. Затем она начала пытаться дозвониться до оператора банка и органайзер совсем выключился и больше не включался. Она начала паниковать, попробовал позвонить с айфона, но и он отключился. - Этого не может быть, - вырвалось у неё. "У меня есть средства, я недавно получила получку и на балансе есть средства на покупку новой машины", - подумала она. - Что не может быть? - спросила подруга по работе Фанта. - Ничего, - ответила, бледнея Джессика. - Ой, ты стала бледная, - сказала другая коллега Ниневия. - Вау, опять идёт к нам, красавчик, - сказала Фанта и поправила руками грудь, улыбнулась. Кеннет подходил к ним широко улыбаясь, но улыбка его была неискренней. - Джессика, можно тебя на минуту? - спросил он. Наталья как завороженная пошла к нему, услышала от подруг две фразы: "Везёт же этой стерве". "Я бы многое отдала ради этого мужчины". - Что вам от меня нужно? - спросила она подойдя к лорду едва не плача. - Я тебе сказал: провести вечер с генералом, и если он захочет, ночь. - Нет! - упрямо повторила она. - Чего ты ломаешься? Я знаю ты - свингерша, одним больше другим меньше, тебе не привыкать. - Это не осуждается законом. Моё личное дело, я вправе распоряжаться собой как хочу. Но я не проститутка. - Да, какая разница? И то и то - блуд, только в первом варианте тебя использует все и бесплатно, а во втором ты оказываешься при средствах на счету, - смягчил он словом блуда свальный грех. Эти слова обидели её. - За эту услугу, я тебе приплачу. И притом я буду тебе благодарен. - Нет. - Не ломайся! - Я вам не проститутка! - Конечно нет, это просто деловая сделка и только. Бизнес-проект, - умел играть словами подлец. - Бизнес-предложение. Вам ведь до подиума приходилось переспать и со старикашками продюсерами и фотографами и другими шарлатанами чтоб пробиться наверх. - Я не из таких. - Да ладно, знаю я твои приключения, стилист Рокси, фотографы Натан и Валентин, дизайнер Кукс, этот никчемный плейбой Джозеф, хозяин рекламного агентства Бубрик, стилист Натан Кац, кутюрье Ван Пит Суслик. Ещё называть? - Но, откуда вы знаете? - удивилась она. - Я, понимаю, вы рылись в моём электронном архиве и читали мои странички? Смотрели мои фото? Кто вам дал пароли? - Какая разница? Там и видео сюжеты есть. - Неправда, я всё шифрую и пользуюсь чужими именами. - Есть, есть, я могу показать. - Ну, и что? Секс это не порок. Сейчас многие женщины госслужащие этим зарабатывают себе на жизнь, официально. Например, не секрет, что зам. мэра Адена Камелия этим промышляет. И никто её в этом не упрекает. Она даже официально об этом говорит. - Сравнила! Она добилась этого поста, её избрал народ, а ты кто? Я сделаю так, что тебя выгонят с работы и не возьмут даже в стриптизёрши. Будешь торговать собой на панели в Красном квартале. - Лорд, скажите, это вы сделали? - переменила она тон с капризного, на просительный. - Что? - удивился он. - Мой счёт заблокирован, смарты перестали работать. Как вам это удалось? Кеннет знал, что это может сделать без санкции прокурора только служба безопасности, в целях предотвращения государственной крамолы. - Я могу быстро решить твои проблемы, и ты ещё заработаешь. - Сколько!? - Вот это деловой разговор. На норковое манто хватит. - На норковую шубу. - Договорились крошка. 'Ох, и потрепала же ты мне нервы', - подумал он. - Придётся тебе и со мной отработать. - За отдельную плату. - Нет, крошка, я сам твой приз. Иди, вытри глазки, наведи макияж, будем знакомиться с генералом, хозяином воеводства! - Он слегка, фамильярно хлопнул её по бедру и отошёл к Сайлусу. - Ну, как дела? - спросил службист, хитро ухмыляясь. - Крепость Ля Рошель, пала? - Ты волшебник, Лион. Завтра вечером приезжай ко мне, будут красивые девочки, выпивка и всё что пожелаешь. - Окей, Стивен. - А теперь, верни этой девке жизнь, она без средств чуть не обделалась. - Будет сделано, Стивен, - засмеялся службист и дал знак рукой одному из своих подчинённых. - Мне тоже понравилась эта гетера, видел её видео. Подгони её мне, - сказал комиссар СБТ и подумал: "Жаль я не могу отключить твой счёт, потому что их у тебя много и они засекречены. - Окей, Лион. Завтра приезжай ко мне, если генерал её отпустит, она будет твоей, - сказал Кеннет и вспомнив шефа Морана, подумал: 'И не надо насилия - все только методом убеждения". Через десять минут все электронные кошельки Джессики заработали, счет снова был разблокирован и на счёт пришла внушительная сумма. Лорд Кеннет познакомил её с генералом и они втроём мило беседовали на тему ставок на скачки в Лондоне, куда генерал обещал в ближайшее время отвезти Джессику. На ночь генерал повёз новую подругу к себе в номер пятизвёздочного отеля для "общения поближе". Джессика позвонила Максу и сказала, что закрытая вечеринка продлится до утра в отеле "Риц". Утром Светлана Борисовна пришла на работу с лёгким головокружением и жжением в области шеи чуть ниже затылка. Перегар она забила таблетками, глаза закапала каплями убирающими красноту. Всю ночь она провеселилась со своим молодым любовником, употребляя спиртные напитки и лёгкие наркотики, они пели в караоке и откровенно бесились. Неожиданно её вызвал к себе в кабинет директор. Она немого заволновалась, но потом успокоилась, по работе к ней претензий быть не должно с директором у неё были ровные, деловые отношения. Директор был мужчина средних лет, со следами былой красоты на лице, брюнет, с напомаженными бриолином волосами, с 'мужскими' серьгами в ушах, отманикюренными ногтями (покрытыми бесцветным лаком, с 'мужской' помадой на губах. Одет он был в деловой пиджак, 'мужские' колготы (по моде) и белые туфли на высокой платформе. Он жил с молодой сожительницей и имел от неё ребёнка. - Вызывали, Владимир Аркадьевич, - спросила она входя в кабинет, приветливо улыбнулась. В ответ Акименко лишь кивнул, не улыбнувшись, лицо его выражало: начальническую строгость. - Проходи, Сюзанна, присаживайся, - указал он глазами на стул. Она села, директор ещё минут пять смотрел на монитор компьютера. - Ну, как жизнь? Светлана Борисовна, - спросил он, оторвался от монитора, посмотрел на неё пристально. - Всё молодеешь? "Назвал меня по имени отчеству, это плохо. А ты стареешь, старый пень, вон и полысел уже", - подумала она. - И не скажешь, что тебе за сорок. Ты так молодо выглядишь, надо перевести тебя в стажеры, - пошутил он. - За что!?! Владимир Аркадьевич. Что я сделала? - испугалась она. - Шучу я, шутка. Она облегченно вздохнула. - А вызвал я тебя по серьёзному делу. - По какому? - снова заволновалась Светлана Борисовна. - Ты старый работник, ты же знаешь прекрасно нашу государственную Систему Национального Доверия, поощрений и наказаний, которая следит за всеми. Она кивнула головой, посмотрела на камеру слежения и контроля. - Система прислала в мой офис твой рейтинг поведения за минувший месяц... И что же выдал компьютер? - Что? - Рейтинг ваших поступков, стремительно упал за вчера ниже восьмисот баллов и остановился на семистах тридцати трёх! баллах. Светлана Борисовна услышав, что директор перешёл на официальный тон, испугалась. - Вы понимаете, что это значит? - Нет, - ответила она автоматически, хотя прекрасно знала: её могут уволить с работы и далее по наклонной лишить многих гражданских преференций и благ. - У нас не частная компания, у нас государственное учреждение. И я обязан вас предупредить, после падения вашего рейтинга ниже семисот пятидесяти баллов о вашем мягко сказать плохом поведении. Что грозит вашим увольнением. - Но за что? что я сделала? - спросила она умоляюще. - Вы же не девочка уже, хотя и выглядите подростком. Что с вами соберитесь. Вы же были у нас в почёте. Ваш рейтинг зашкаливал когда-то за тысячу пятьсот баллов! Вам за это добавили оклад, отправили бесплатно на курорт. Снизили налоги! - Но, я честно не пойму, что случилось? Мой рейтинг был девятьсот пятьдесят баллов. - Вы давно его проверяли? - Ну... не помню. Может неделю назад. - Неправда. Он у вас упал гораздо раньше. С тех пор как вы познакомились с этим мальчишкой, он у вас стал нестабильный. - Но, это моё личное дело! - Нет, не личное. Вы работаете на госслужбе, потому вас особо контролирует система "Глобал". Ваш рейтинг опустился до 820 баллов. А вчера когда ваш малолетний бой-френд получил условный срок, ваш рейтинг стремительно пошёл вниз. И упал до 745 баллов. Вам нужно было срочно рвать с ним отношения! - Это моё личное дело. Я выхожу за него замуж! - Выходите и сразу увольняетесь с работы. - Но почему!?! - Вы будто ребёнок, Светлана Борисовна, забыли все правила. Госслужащий не может жить, сожительствовать с условно или уголовно осужденным человеком, даже официальным мужем. Он либо разводится или подаёт в отставку. Тут она вспомнила пункт документа и лицо её будто постарело. - А что вы вчера устроили, не помните? - Пели в караоке? - Вы дебоширили и гостиничная прислуга просила вас успокоиться, вы послали их нецензурно. Грозились устроить, чтоб их уволили. Вы оскорбили соседей по номеру, уважаемых людей, когда они попросили вести вас тише. Вы даже курили марихуану! - Этого не было. - Было. - Марихуана официально разрешена. Это не наркотик, это успокоительное средство. - Я знаю, но это средство может привести к утрате контроля и снижению баллов. И даже к принятию более тяжёлых наркотических средств. Вы сквернословили. - Ну, и что? - искренно удивилась она. - Все ругаются матом. Я же не на рабочем месте материлась. - Да, ругнуться полезно, чтоб сбросить отрицательные эмоции. Я тоже бывает ругнусь матом, но так, про себя. Но вы не ругнулись, вы на мате говорили! - В фильмах и в театре это не запрещено, даже дети это смотрят. - Так то в фильмах... И потом, вы оскорбляли персонал отеля! Вы вели себя - отвратительно с точки зрения морали. - Я ничего плохого не делала, - прошептала, краснея Светлана Борисовна. - Не делали! Вы плюнули в лицо горничной! - Разве? Не помню. - Всё зафиксировали камеры слежения отеля. Вы нецензурно выражались в номере, пели запрещённые цензурой, уголовные песни. Нарушали ночной покой, не давали гражданам спать. - Этого не может быть. - Но, это так. Вы высовывались обнажённой в окно... - Разве это преступление! - возмутилась она. - У нас топлесс ходят молодые девушки и даже женщины по городу и это не противозаконно. - Да, но в этом законе есть поправка: молодые девушки достигшие четырнадцати лет и женщины с эстетическими формами груди. - А разве я похожа на свои годы? Мне семнадцать лет не дашь. И разве у меня некрасивая грудь? - возмутилась она. - Красивая, но дело не в этом. - У нас на корпоративах, когда секретарши напьются, ещё не такое вытворяют, и вы это видели! - То закрытые вечеринки, там многое допускается. А вы находились в публичном месте. В законе сказано: в публичном месте должны быть закрыты сосцы кусочками материи, тогда это не считается аморальным. Вы же высовывались из окна, обнажив грудь полностью! - Этого не было. - Смотрите! - Директор включил большой монитор на стене офиса, и Светлана Борисовна увидела себя в неглиже в коридоре гостинице с бутылкой виски в руке в обнимку с Робленом орущих похабные песни. Мелькнули какие-то сердитые лица, знакомое черномазое лицо коридорного. Далее пошло нечто ей забытое непристойное и директор выключил запись. - Ну, теперь убедились? - Но грудь-то у меня эстетически красива? - спросила, не сдаваясь она. - Вы пили спиртное в общественном месте! - Где? - В коридоре отеля. - Ну, и что, люди пьют алкоголь в городских парках, скверах, на лавочках. Что тут противозаконного? - Они пьют алкоголь закрыв их бумажными пакетами, там не видно этикеток. - Но, все-то знают, что там - алкоголь. - Это предусмотрено законом! - Это не большое нарушение. Тем более это был не отель, а элитный бордель "Вавилон". Какая там могла быть нравственность? - Приличия надо соблюдать и в борделе. - Правда? Извините, я не подумала об этом, - сказала она раздраженно. - По-моему вы были под воздействием тяжёлых наркотических препаратов. - Это нужно доказать! - Если бы это было на рабочем месте, я отправил бы вас на медэкспертизу. И уволил! - Да, это было в свободное от работы время! - сказала она торжествующе. - Но вы же публично совокуплялись! - Что вы строите из себя моралиста! У нас заместитель мэра была проституткой, и сейчас много чего себе позволяет. Многие дамы высшего света подрабатывают в студиях для взрослых и все это смотрят по интервидению и ничего! Многие ходят в Красный квартал и там предаются разврату. Посмотрите, что на нудистских пляжах делается! Посмотрите в соцсетях, какие ролики выбрасывают в сеть добропорядочные с виду дамы! Мир давно изменился, сексуальность не порок! - Разница между порнозвездой и женщиной выставляющей себя на показ в соцсетях в экстравагантных ситуациях такова: для первой это - профессия, для других - самоутверждение, хобби! - Но и то и то является - развратом! - Они работают на закрытых каналах для взрослых, выбрасывают свои ролики в сети для взрослых, с них снимаются налоги, поэтому это - законно и разрешено. И личное дело каждого где ему проводить время, какие ролики выбрасывать в сеть, это не наказуемо. Они выставляют себя напоказ на своих страницах, закрытых для общего просмотра. - Будто трудно зайти на их страницу даже детям. - И вообще: меня не интересуют ваши груди, ваши интимные отношения, можете спать с кем хотите, жить с кем хотите. Даже с животными теперь браки разрешены. Только не заводите близких отношений с неблагонадёжными для государства юнцами. Для этого и существуют дома терпимости. И эти отношения не запрещены законом, они оплачиваются налогами! Это в грязных трущобах Дна люди предаются разврату на улице, говорят на матах, показывают некрасивые жесты, потому что они - бомжи, наркоманы и отребье. Вы же находитесь на государственной службе, потому внешне должны быть высоко моральны. - Я, такая как все. Есть некоторые и худшее меня! - сказала она едва не плача. Он посмотрел на сообщение своего компьютера, там высветилась надпись: 'ФОРА СВЕТЛАНА БОРИСОВНА, дала разрешение на сбор, обработку и хранение персональных данных (электронная подпись), номер государственного реестра ИНН ? 6768345690916, старший служащий службы Социальной защиты в пенсионной группе; рейтинг в Системе Национального Доверия категория 'С', Ваш уровень в СНД приближается к Угрожающему, у Вас осталось 709 БАЛЛОВ. Для служащих в государственных организациях Высший рейтинг категория 'АА' 1100 баллов, хороший рейтинг категория 'А' 1000 баллов. Средний рейтинг для госслужащего категория 'В' 900 баллов. Низкий уровень для госслужащего категория 'В' 800 баллов, можно работать. Предельно низкий уровень для служащего рейтинг ниже категории 'С' 750 баллов, несёт предупреждение об увольнении. Рейтинг ниже категории 'С' 666 баллов, влечёт мгновенное увольнение с работы без всякого предупреждения, лишения права на восстановление в должности и увольнения из масонской организации'. И красным шрифтом: 'Дирекции: Примите меры контроля!'. - Вот посмотрите, что пришло на мой компьютер! - директор включил вторую сторону монитора, направленную к ней. Светлана Борисовна с испугом прочитала данные о себе. - Видите, что я говорил, рейтинг ваш стремительно падает! Если он упадёт в течении дня до критической отметки для служащих: шестьсот шестьдесят шесть баллов. Можете не писать заявления об увольнении, я вас автоматически уволю. И масонская организация в которой вы состоите не потерпит вас как члена. И дальше по нарастающей, вас не станут терпеть в гражданских обществах в которых вы состоите. Выгонят из "Лиги свободы совести", "Лиги дружеского союза солидарности", "Общества друзей неформалов", "Общества свободных нравов".
   Светлана Борисовна посмотрела на массивный золотой перстень на среднем пальце, правой руки шефа. С выпуклой буквой "М", треугольником, глазом и циркулем на нём. Она разрыдалась, лицо её раскраснелось и стало несимпатичным. Директор сочувствовал ей, не подавая вида, так как за ними следили камеры наблюдения и он мог потерять баллы. Он подал ей салфетки. Она высморкалась в салфетку. - Успокойтесь, вытрите лицо, у вас потекли тени. Светлана Борисовна, у вас же благополучная семья, ну, ушёл муж к другому, это же не трагедия. Найдёте другого, или другую, - добавил он, чтоб знали, что он - толерантный. - Помимо прочего, я знаю: дочь ваша болеет раком, это печально, но ведь все мы смертны. Сделайте ей укол милосердия, чтоб сама не мучилась и вас не мучила. - Она не хочет. - Ну, ничего, может согласится. Вы живёте в благонадёжном районе, это большой плюс! Сын ваш служит в полиции, ещё один плюс. У него красивая гражданская жена, модель, это же - прелесть! А вы... вы зачем-то обезобразили шею новой татуировкой? Накололи какую-то то ли абстракцию, то ли бабочку, вам это не к лицу. Ну, есть у вас невидимые татуировки (появляются только в темноте в определённом освещении), есть татуировки не для глаз, скрытые бельём, и ладно, это эстетично, придаёт шарм. Но, зачем же вы себя так испортили. - Я не понимаю? - честно призналась она. - Вы что же и в зеркало не смотрелись? - Смотрелась. - Теперь чтобы свести её понадобится немало средств или пластическая операция. Директор достал свой видеофон, включил функцию "зеркало" и направил сзади на шею подчинённой. Она увидела на большом мониторе на своей шее цветной рисунок в стиле украинского рушника изображающего бабочку, наколотого графикой свастики, ужаснулась. Она вспомнила, как покурив конопли, Роблен уговорил её сделать 'прикольную татуху', тут же он вызвал мастера тату из отеля и то наколол наколку на шее, сзади. А потом он просил занять ему десять тысяч пятьсот пятьдесят 'битов', он якобы проигрался в карты и теперь какой-то китаец грозится ему смертью. Ей было жалко своих законно заработанных биткоинов и она отказала ему, сославшись на то, что у неё нет таких средств. - Я вас ценю как работника, как коллегу, но берегите свою внешность, она вам недешево досталась. - Владимир Аркадьевич положил на стол видеофон. - Придите в себя, вы же почтенная женщина, мать двоих взрослых детей. Да, вы выглядите как девушка, но не теряйте ума ... Примите успокоительное, соберитесь и идите, работайте. Я перевожу вас в отдел "D", поработайте там. Фора вспомнила: Ольга Карри ушла на больничный с нервным срывом. (Отдел "D" назывался у сотрудником просто: 'отдел демонов', там обслуживались все, кто сменил не пол, а свою сущность, изменив облик человеческий на животный, вампира, демона, или другой нечисти). Работать там было морально тяжело. - Разрешите идти, работать? Директор кивнул головой в знак согласия. Она встала со стула и пошла к выходу. - И мой вам совет: бросьте этого парня, не стоит он того, чтоб терять из-за него работу. Светлана Борисовна вышла из кабинета шефа в подавленном настроении в голове путались мысли: "Мне надо сегодня на тренинг сайентологов, я заплатила не малые средства. И на тренировку не мешает сходить по шейпингу. А всё-таки Роблен - негодяй, ненавижу его. Убить бы его, убить, убить! Меня могут выгнать с работы, и карьера полетит к черту. Я ненавижу все, весь мир! Шефа, правительство, бывшего мужа, дочь, Роблена, все мне - враги! Никто меня не понимает". На прозрачном лифту, она спустилась на свой пятый этаж. Голова раскалывалась на похмелье, она остановилась у автомата продающего напитки. Нажала на кнопку "Черный кофе", другую "Без сахара", система тут же по отпечатку её пальца сняла с её счёта сумму за кофе. Получив стаканчик кофе, она пришла на своё рабочее место, но работать не могла, слёзы душили её. Открыла сумочку, достала таблетки валиума, проглотила две, запила водой из бутылочки. Выпив три глотка кофе, она увидела на мониторе своего личного компьютера пришедшее сообщение: 'СВЕТЛАНА БОРИСОВНА, ВАШ рейтинг в Системе национального доверия снижается, дошёл до 705 баллов. СВЕТЛАНА БОРИСОВНА Вы связались с неблагонадёжным, недавно судимым членом общества. Вы рискуете потерять баллы, статус и работу, рекомендуем Вам изменить жизнь к лучшему'. У неё поднялось давление, её отправили в медпункт, там смерив давление, медсестра дала таблетку и предложила вызвать "скорую помощь". Она от "скорой" отказалась, попросилась по состоянию здоровья домой, директор отпустил её. Выйдя из здания, она позвонила Роблену, сказала что им нужно встретиться в центральном парке, срочно поговорить о важном. Прервав связь, она набрала свой номер рейтинга, и увидела, он понизился на пять баллов и дошёл до 700. 'Что делать, ещё минус тридцать четыре балла и меня уволят с работы! Надо контролировать себя. За руль не сяду, чтоб не нарушить правила движения. Вызову такси. И что делать с Робом? Нужно с этой скотиной, он во всём виноват! Нужно с ним порвать иначе я потеряю работу, а потеряв работу, я потеряю - всё!!! - думала она и плакала. -Что делать? ведь я люблю его? - Она не плакала так даже из-за болезни дочери, даже не узнавала куда она пропала, ей жаль было только себя. - Как с ним встретиться? Вдруг эта проклятая система слежения "Глобал" всё проследит и снизит мой рейтинг ниже отметки 666!'. Вдруг в мозгу чётко вспомнился вчерашний эпизод, как они пригласили в номер коридорного негра Эдди и пили с ним виски с содовой. "Почему эта улице называется именам Розы Шварц? - спросила она у коридорного и рассмеялась. - Почему не назвать её, например моим именем: Сюзи Фора. Будет же круче!". Эдди начал рассказывать: 'Роза была легендарная личность, моя землячка из Киева...". Роблен и она тогда рассмеялись и долго не могли успокоиться, глядя на чёрно-фиолетовую физиономию киевлянина. Когда они наконец успокоились, он окончил рассказ: "Роза Шварц была актриса еврейского театра, потом стала проституткой, потом донесла в ЧК на клиента и пошла в гору, её там заметили, и она стала "звездой" Киевской ЧК". "Но почему ты считаешь себя киевлянином?", - спросила она. "Не киевлянином, а чистым украинцем!', - гордо заявил он и они снова заржали. "Да, мои родители после "революции гидности" перебрались из Африки в Украину, и с тех пор там жили, пока мы не вошли в Евросоюз", - пояснил без обиды негр. Мозг Светланы Борисовны снова переключился на Роблена: 'Всё из-за того, что он получил условный срок. Дурак проклятый. А я его люблю. За что?.. За то что он молод и красив? - Она задумалась ей вспомнилось как Роб заставлял её увеличить грудь до шестого размера как у какой-то стриптиз звезды. - Я и так из-за него легла под нож хирурга, увеличила грудь до четвёртого размера и теперь он хочет шестой! Ты смотри какой деловой, ничего не имеет, ни дома, ни машины, ни образования, одни амбиции! И кто он такой в социальной лестнице? Он же обыкновенный - смерд. Ничтожество, живущее на подачки государства не имеющее даже своего электронного кошелька. Да, нужно бросить его к чёрту! Подумаешь, найду другого мальчика, красивей его, было бы желание. Что же делать чтоб спасти себя и репутацию??? Надо разорвать с ним отношения! Но этого мало. Надо с ним порвать окончательно с треском!. А затем поехать в Красный квартал и заказать там номер в борделе и поразвлечься с самым красивым мужчиной этого проклятого городка. Так и сделаю... Но как набрать нужные баллы? чтоб не потерять работу и не вылететь из масонской ложи из-за чего я могу лишиться всех жизненных благ!!! - Она снова задумалась и тут её осенило та мысль, которую вечно подсказывают в СМИ: объявить, выявить "Врага государства". - Нужно донести на кого-нибудь в СБ! на кого!? На бывшего мужа? Не за что. Может на сына и его любовницу? Они не нарушают законов. На дочь? Точно на неё! Но я не знаю: что с ней произошло. Может она уже умерла. Надо посмотреть в поисковике. На кого же доложить? - Она задумалась. - Точно, кто меня погубил, того я и уничтожу и тем подниму свой рейтинг и впредь буду осторожна. Донесу на Роблена! Но он не против системы, он только мелкий воришка... За что же на него донести? Эврика! У него есть огнестрельное незарегистрированное оружие! Пусть его арестуют, а меня прикроют по программе добровольных помощников государства. И сыну есть повод помочь, пусть и он заработает премию за поимку опасного преступника". Светлана Борисовна позвонила по видеосвязи сыну, он долго не отвечал, спал после ночной смены. Когда он ответил, она сказала, что приедет к нему поговорить о срочном деле. Максим был сердит на сожительницу, за то что она не приехала ночевать домой. И утром она не вернулась, отключив все средства связи. Но по своим каналам он пробил её местонахождения отель "Риц". Проверил в каком номере она остановилась, выяснилось, что в номере генерала Родса Макмарана. Он хотел сразу поехать туда, чтоб устроить Джессике скандал, но немного подумав, решил: генерал сам может устроить ему тяжёлую жизнь и чего доброго выгонят со службы. Поэтому он охолол, выпил виски и заснул. И вот его разбудила мать, талдычила о каком-то выгодном деле, пришлось пригласить её к себе на квартиру. Мать приехала через десять минут, рассказала, что у её молодого дружка бой-френда имеется оружие и его нужно арестовать. Он посоветовал матери обратиться в их отдел, но она ответила, что он сам должен "задержать этого подонка". Максим недолго думал, понял свою выгоду, вместе они поехали в участок. Там Светлана Борисовна написала электронное заявление на Роблена Стирфорта, в том что он хранит дома огнестрельное незарегистрированное оружие. По адресу Роблена выехала группа захвата в которую входил и Максим Фора. Сработали чётко и профессионально, под видом проверки документов полицейские вошли в квартиру Стирфортов, предъявили им ордер на обыск. После чего из тайника (указанного в заявлении матерью) Максим извлёк один поломанный пистолет и один травматический, переделанный на боевой без патронов. На Роблена надели наручники. Его пьяная мать возмущалась, кричала что задержание незаконно, а оружие им якобы подбросили. Ей тоже надели наручники и обоих увезли в участок для дачи показаний. В результате: Максиму объявили благодарность и начислили на счёт премиальные, Светлане Борисовне начислили биткоины на её личный счёт за бдительность и указание опасного преступника вознаграждение. И главное для неё: подняли рейтинг на 50 баллов, который составил 750 баллов. На радостях, что дела её пошли в гору, она решила отметить это на молодёжной тусовке в клубе в Красном квартале. Заодно познакомиться с новым парнем. Прежде всего, она решила: снять стресс новыми покупка в супермаркете, купить себе что-либо из белья и косметики. Поехала в центральный супермаркет, на входе в супермаркет её идентифицировал сканер над дверью, камеры наблюдения фиксировала её передвижение. При передвижении по магазину, переходя из отдела в отдел, везде её незаметно фиксировали сканеры. Некоторые манекены (с безукоризненной красотой) были вовсе не манекены, а биороботы охранники, провожали её своими холодными глазами-камерами. Она долго бродила в огромных пустых залах магазина, присматриваясь и прицениваясь к товарам. Выбрав товар, примеривала и нажав клавишу со штрих-кодом товара называла свой адрес по которому его должны были доставить. В магазине кроме продавщиц: косметики и одежды из персонала больше никого не было. Зайдя в комнату релаксации, она села на диван и заказала (голосом) вид гавайской лагуны. Тут же включились экраны, зашумел прибой и она как в сказке очутилась на берегу океана, плещущего волной о песчаный берег. Закрыв глаза, она задремала. Проснувшись через полчаса, она решила отпраздновать свои новые покупки поехала в ресторан. Там сытно пообедала японской кухни, во время обеда пообщавшись с "гейшей", красивой японкой (работницей ресторана), которая ей прислуживала наливая чай и саке. Вечером поехала в Красный квартал "расслабиться", заплатила за вход в ультрасовременный клуб "Перчинка", где на входе висел девиз клуба: 'Наслаждение - не только одно из главных понятий индивидуума (каббалиста), но и цель нашей жизни'. В клубе она протанцевала с молодёжью полночи, выпивая спиртные коктейли. Там и познакомилась с молодым красивым китайцем Юрием, с татуировкой дракона вокруг шеи. Он же привёл её в свою компанию, где заправлял Джек Симпсон. Джек увидев её обрадовался, она его тоже узнала. - Привет штучка, - поздоровался он, она струхнула но не подала вида. - Глобальный мир, тесен. А где твой шаркун, бой-френд Роб-лох, он мне должен 'биты'? - Не знаю, мы с ним расстались, - напустила она на себя лихой, беззаботный вид. - А мне говорили его повязали сегодня за хранение стволов. Пять лет ему светит. - Не знаю, о чём ты говоришь, у меня теперь другой парень, - она прижалась к плечу Ю Кин Си. - Юрик, клёвый пацан, одобряю выбор, - осклабился он и подмигнул китайцу. - Всё же интересно, кто заложил этого маменькиного сынка Роба? - Не... не знаю, - ответила она запнувшись, вся компания поняла что это она. - Давайте пить и веселиться! - предложил Симпсон и разлил по стаканам водку. Светлана Борисовна заказала себе коктейль. Весь вечер Симпсон приставал к ней, её китаец вскоре ушёл с другой девушкой. Она пыталась отшутиться, что не хочет ни с кем встречаться, но бандит стал навязчив. - Я расскажу всё Юрию, - сказала она без надежды. - Ты же видела, у него есть Мишель. А ты теперь моя, детка, Роб-лох тебя проиграл в карты Шарпею. Я у него перекупил тебя. - Я не знаю никакого Шарпея. - Это твой новый бой-френд, китаец. Хочешь видео глянуть, как тебя Роб-лох проиграл? - Ну, покажи! - рассердилась она на Симпсона. Он включил свой видеофон и показал ей видео, где Роблен обещал отдать за проигранный карточный долг свою 'тёлку Сюзи' Юрику. - Что теперь скажешь? - И правда - чмо! Это проблемы этого лоха, Роблена, пусть он расплачивается чем хочет. - Он расплатится жизнью, а я возьму тебя. Она ударила его по щеке, появились два рослых охранника, он осклабился, потёр щёку и сказал, что сочтётся с ней, вышел на улицу. Она вернулась в зал, села за столик вызвала такси, допила коктейль. Выкурив сигарету, она вышла на улицу, к ней подошла какая-то девушка пшикнула ей что-то в лицо из аэрозольного баллончика. Ей стало плохо, она потеряла сознание. Двое незнакомцев подхватили её под руки и запихнули в машину. Привезли в какой-то притон, затащили в подвал и там трое неизвестных в масках монстров избивая, изнасиловали её. Очнулась она в больнице с опухшим от побоев лицом. - Как себя чувствуете? - спросил доктор, лысый толстячок, лет пятидесяти пяти. - Будто побывала в аварии, паршиво! Доктор, как я здесь оказалась? - Вас подобрал патруль на улице. Кто над вами поглумился? - Я не знаю, я была в клубе, там был Симпсон и его банда, ещё какой-то китаец... А потом ничего не помню. Помню: очнулась в каком-то полутёмном подвале. И... - Она вспомнила мужчин в масках монстров, заплакала. - Вам нельзя волноваться, сейчас я впрысну вам успокоительное. - Там были подонки в масках монстров. "Хорошо что не сатанисты, те бы не оставили вас в живых, поиздевались бы, а возможно и съели", - подумал доктор, сделал успокоительный укол, вышел к сыну пострадавшей и дежурному полицейскому следователю. - Она ещё плоха, с ней нельзя говорить. - Мать будет жить? - спросил тревожно сын. - Будет. Только психологическая травма страшная. Нужен будет курс реабилитации. Со страховкой у неё в порядке, отправим её в хороший санаторий. - Спасибо, док, - Максим крепко пожал доктору руку. - Наномедицина делает чудеса, мы можем выращивать искусственно клетки, органы. Можем продлевать жизнь, пересаживать мозг, но не можем жизнь человеческую продлить вечно. Организм всё равно изнашивается и приходит в негодность. Так-то, молодые люди. 9 Андрей Турцев пришёл к наставнику пустыни Тимофею Ивановичу, он всё никак не мог понять: почему православные христиане покинули цивилизацию, покинули свои дома. Почему пенсионеры добровольно отказались от законных пенсий, ушли в пустынные места и живут в нечеловеческих условиях, не имея возможности ни продавать, ни покупать что-либо. Он так и спросил наставника: - Скажите, почему вы христиане ушли от цивилизации? Тимофей Иванович, снял очки, положил в Новый Завет закладку, отложил книгу на некрашеный стол, сколоченный из досок. - Ты хочешь это знать? юноша. - Да. Почему вы отвергаете цивилизацию? - Что ж, давай поговорим, присаживайся на табурет. Андрей сел на табурет, напротив наставника пустыни. - Вся житейская мудрость для христиан заключена в этой книге, - он постучал пальцем по Новому Завету. - Здесь же написано пророчество от Иоанна Богослова: чем закончит этот мир. Мир приобрёл столь безобразные формы, что смотреть на них человеку неискушенному уже есть - грех. Вот тебе одна из причин нашего ухода из мира. А если серьёзно, Христос предупреждал своих избранных: "Царство моё не от мира сего" (Ин. 19, 36). Законы Божии абсолютно противоположны законам людским. Вернее навязанным - масонским меньшинством. Мы ушли не из мира, а от царства антихриста. Ещё священномученик Гермоген Тобольский в начале двадцатого века предупреждал: царство антихристианское возникнет раньше воцарения самого антихриста, и будет продолжаться неизвестно сколько лет. Это царство, считай - государство, подготовит почву для пришествия антихриста, который явится как царь и выразитель нечестия и беззакония общества. Что и сбывается в наше время. - Что в нашем мире не так? - удивлённо спросил Андрей. - Люди Бога забыли, совсем не молятся, думают только о земном, материальном. Слишком меркантильны стали. Детей жалко! Их теперь уже почти не растят в семьях, отдают после рождения в специнтернаты, а если не отдают, ювенальная юстиция отбирает их под любым предлогом и отправляет их в эти гнусные интернаты разврата. - А что в интернатах не так? Там за детьми постоянный присмотр, их учат, кормят, воспитывают, а родители оплачивают их обучение и навещают их по выходным. - Что не так? Воспитывают их страшными эгоистами. Большой минус в школах-интернатах учат по программе "секс-воспитания" с 8 лет рассказывают о содомитских отношениях в положительном ключе. С 11 лет приучают к маструбации, в 12 лет к оральному и анальному извращениям. Турцев совершенно не мог понять, что же в таком воспитании страшного, если это разрешено и узаконено! Он сам последние три года юности провёл в подобном интернате, конечно натерпелся от жестокости воспитателей, побои от старших детей, насмотрелся всяких вещей. Но не считал это вопиющим беззаконием. - Эти негодяи из правительства разрешили даже детскую порнографию, якобы по соглашению! Какое соглашение может быть у ребёнка, если он чистый сосуд. Сколько их идет на удовлетворение низменных потреб приспешников антихристовых! Они воспитанные в похоти, без благословления и воцерковления, суть - каиниты. И даже этого мало правителям тьмы, они через интернет людей приучили к вуайеризму (Вуайеризм - показ по телевидению то, что происходит в спальнях). - Это что такое? - Крутят по телевидению то, что раньше запрещала цензура. - Показывают только разрешённое цензурой. Для запрещённого, есть платные сайты в интернете. На счёт этого строго, можно и под суд попасть. Тимофей Иванович укоризненно покачал головой. - О вере, лжесвященники, новой церкви сами живут порочно, и не считают его гибельным. Ибо извратили учение Христа, современные люди совсем не знакомы с Библией, за извращения Бог сжёг огнём небесным Содом и Гоморру. - Я и не знал этого, - честно признался Андрей. - Об этом написано в старом тексте Библии. Люди стали порочны, одеваются на улицу так, как раньше дома бы постеснялись ходить. Уже почти не найти людей без татуировок. Женщин не отличить от мужчин, мужчин от женщин, почти поголовно все - татуированы. Сквернословят даже дети. По телевидению обсуждаются в ток-шоу малейшие семейные интимные подробности, смакуя чужие грехи! Культ насилия и жестокости воспевается в фильмах ужасов, боевиках, фильмах-фэнтези, космических сагах и триллерах, фильмах о зомби и люди перестали сочувствовать чужой боли, чужим слезам, в психиатрии это называется: гипоидная шизофрения. У психоаналитиков нет отбоя от клиентов, люди теперь живут всё больше на антидепрессантах, психбольницы забиты пациентами до отказа. Разве это не показатель, что общество - деградирует? И всю эту грязь сутками без перерыва СМРАД (СМРАД - аббревиатура: средства массовой рекламы, агитации и дезинформации) вливает людям в головы через различные гаджеты, и за всеми этими электронными новинками, люди забыли о человечности. - И что же такого страшного в ток-шоу? Люди просто обсуждают свои проблемы. - Это называется 'Окна Овертона', цель всего этого адского абсурда заставить людей обсуждать грех, смаковать грех. А когда человек внимает чужому греху, он мысленно повторяет этот грех, вот что важно для соблазнителей. Дальше хуже, начинает его творить! А для нас даже думать о таком - грех. Его надо исповедовать и искоренять из души. При этом, люди нашего времени стали: горды, высокомерны, немилосердны, жестоки, хитры и коварны, родителям непокорны, неблагодарны, злоречивы. Нет числа грехам, которые выявились в миру... - Вы и ваши пустынники говорят, что придёт антихрист. - Да, и это время уже близко, мы уже живём в антихристово время, все признаки ранее названные мною есть. И правят этим миром глобалисты-антихристы, контролирующие весь процесс сдачи антихристу власти. - Вы имеете в виду: тайное мировое правительство? - скептично спросил Андрей. - Именно. Всем правит: тайная антихристианская космополитическая мировая элита масонов англосаксов. - Но такового правительства нет! Это легенда. Это уже доказано миллион раз по телевидению и интернету, у нас - электронное правительство. И это удобно, можно напрямую писать петиции и обращаться к нему со своими предложениями о законах. - Большая ложь, придуманная ими и внедрённая в сознание людей: электронное правительство, по сути которого нет! Его никто не видит воочию, только в интернете. А если его никто не видел, оно и не существует. Писать-то ты можешь, только, то что ты предлагаешь: никогда не исполнится. - Это правда. Я ничего не предлагал, но мои родители предлагали экологические и социальные проекты, и ничего не получили в ответ. Даже законопроекта такого не зарегистрировали. - Существует тайное масонское правительство, вот она - реальность! Создают легенду о войне с инопланетянами. Вот их действительно - нет. - Вы что!!! каждый день передают сводки потерь космических войн. Показывают военную хронику из космоса. Герои звёздных войн рассказывают о своих подвигах. Даже показывают допросы пленных инопланетян, - сказал запальчиво Андрей, он верил в эту всей душой. - Я их часто смотрел. - Да, показывают допросы "инопланетян", переодетых в костюмы и маски актёров. - Нет, они настоящие! - Только никто их не видел вживую, кроме тех, кто их придумал. - Для них есть особая тюрьма в Тихом океане! - Вам говорят, что она есть, на самом деле там сидят преступники в кавычках, неугодные масонам и мировому правительству. Возможно и наши братья во Христе там сидят, подкрепи их Господи. - Тимофей Иванович перекрестился на икону Спасителя. - Ты пойми, если бы инопланетяне существовали, с их высокими технологиями они бы давно уничтожили землю мощным атомным взрывом. И не морочили бы с нами головы космическими войнами. Ещё в двадцатом веке у людей на земле были такие бомбы, что они могли в клочки разнести эту землю. Понимаешь? - Ну, говорят, что их цель инопланетян захватить нашу землю, чтоб жить на ней. - И это ложь. С их технологиями они бы давно это сделали. Всё это сказки, чтоб отвлечь людей от реальности, в которой существует: тирания правящего меньшинства, в их безбожии. Мир гниёт в грехах своих... Вот бесы уже давно на земле в аде их не осталось, а их слуги - тайный правители мира - жидо-масоны. Это - правда... В начале двадцать первого века люди не верили в мировой заговор тайного правительства и теорию "золотого миллиарда", где на земле должен остаться миллиард избранных, которых будут обслуживать рабы. Всё сбылось, на земле было: восемь миллиардов людей, осталось меньше миллиарда. - Нет, на земле живёт где-то шесть - семь миллиардов человек. - Так вас убеждают СМИ. Но посмотри вокруг, сколько руин прежних городков, посёлков, сёл в округе. Там жили люди, а теперь - нет. Большие миллионные города превратились в тысячные. - Да, но ведь виноваты войны, эпидемии, которые перенесло человечество. - Почему же их не остановят с помощью новой цифровой диктатуры? Для меня совершенно понятно: тайный синедрион масонов решил подчинить себе всё человечество, взять всех и всё под свой контроль. Как это сделать? Нужно всех и всё посчитать, с появлением компьютеров ввели идентификационные номера, якобы для контроля за налогами. - И это удобно. - Удобно, для тех кто хочет всё контролировать. Всех держать в узде в электронном невидимом концлагере. Был такой старей, архимандрит Таврион, он называл: ИНН Ветхозаветным израильским символом, который узнаётся по 30-ю палочкам, крайними удлиненными и в середине удлиненными по числу 30 сребреников Иуды. Предупреждал: как его увидите, знайте, что это он. И будут ставить его на продуктах, на документах, везде. Будет исполняться Апокалипсис. И вот, пожалуйста, сбылось! Они лукаво действовали, заставляли брать этот злодейский номер якобы - добровольно, но получилось - принудительно. Врали что это только для налоговой инспекции. И принудительно, так с нажимом внедряли его, например: не берёшь номер, не сможешь взять кредит в банке, купить квартиру, устроиться на работу. Далее не сможешь ребёнка в детсад устроить, пенсию не сможешь получать. Затем и в больницах стали требовать номер ИНН. Вот так постепенно тихой сапой, шаг за шагом олигархи-масоны и внедрили свою систему. Хотя ещё Международный военный трибунал, заседавший в Нюрнберге, осудил номера даваемые фашистами узникам концлагерей. - Что за Нюрнбергский трибунал? Не слышал о таком. Надо покопаться в сети. - Не трать времени напрасно, про это в сети уже давно нет информации, она не выгодна тайным правителям мира... В начале двадцать первого века и детям начали присваивать - номера. Вопрос: зачем им номера? Они же не платят налоги до совершеннолетия. А номера давали всем, чтоб всех обесчеловечить, посчитать и дать им вместо человеческих имён - цифру антихриста, антиимя. Какая грандиозная была ложь: собрать всю информацию о человеке, в одном файле, чтоб затем её засекретить! Для чего? Это же невозможно в информационном обществе. - С этим я согласен. - Теперь люди пользуясь штрих-кодом вообще не задумываются что это? - Зачем думать? Это удобно. - Удобно, контролировать народ как козлищ. Мудрые люди в конце двадцатого в начале двадцать первого века предупреждали: если в удостоверении личности стоит код, то для врага "это уже мой человек". А у людей уже штрих-код стоит не на карточках, а в головах! - Врага? Какого врага? Антихриста? - У него много имён, сатана одно из них. И теперь система работает по полной программе, люди стали слабы и сатанистов у власти уже не остановить. Ты знаешь: что-то не то сказал, где-то не там был, сразу отключают твою кредитную или социальную карточки. И ты или твои родители, или любой человек уже не может существовать в вашем "цивилизованном обществе". - Это сделано для предотвращения от террористов. - Хорошая сказка для взрослых. Это сделано, чтоб мировые правители масоны контролировали людей во всём, даже в их мыслях. И не сопротивлялись им ни в демонстрациях, ни в акциях неповиновения, теперь их просто - нет. А когда придёт антихрист... - Мессия? - Его так называют сатанисты-масоны. Вот тогда начнётся самое страшное, для всех людей планеты Земля. Три с половиной года будет страшный - гнёт и тирания. Мы же верные Христу люди: готовы к этим событиям и уповая на Бога, не страшимся их. - И как они это сделали? Эти, тайные правители: масоны. - Всё постепенно. Ещё в девятнадцатом веке один депутат в испанском парламенте Донозо Кортес сказал умную, провидческую фразу, что мир идёт к страшному деспотизму, ужасному и жестокому - тирании. И эта тирания осуществится тогда, когда рабочий мир будет порабощён тайной силой руководимой масонством... - Масонством! - усмехнулся Турцев. - Да у нас почти все масоны, все стремятся туда попасть. Это нормальная организация, мой отец тоже - масон! Без этого нельзя найти хорошую работу, вообще нельзя сделать карьеру. - Нельзя в это время, а раньше было не так. О масонах вообще редко кто слышал. Так вот Донозо Кортес сказал: мир будет порабощён тайной силой руководимой масонством, которое держит нити международного заговора против христианской церкви и общественного порядка... Это было ещё в девятнадцатом веке, а в нашем двадцать первом - сбылось. Они умеют маскироваться и лгать, ведь они дети сатанинские, а он - отец лжи. Я тете сейчас опишу их по признакам, а ты подумай, кто в городе похож на них. Это те высокомерные люди, которые считают себя выше всех, презирая остальных людей, относятся к людям высокомерно, брезгливо. Они потомственные сатанисты, хотя могут это скрывать. Они напрямую общаются с дьяволом, находясь у него в подчинении. И последнее, все они содомиты и масоны высшей степени посвящения. Турцеву вдруг представился холодный красавец, бизнесмен, лорд Кеннет и даже дрожь пробежала у него по телу. Так он подходил под описанный образ. - Хорошо, пусть так как вы говорите, пусть масоны плохие, - говорил Андрей горячо, думая: "Хотя они делают только благое для людей", - но расскажите как они всего добились? В чем они - плохи? - Это древняя история со времён изгнания евреев из Сиона, земли Израильской. После того как евреи распяли Сына Божия, сами признали, что кровь его на них и их детях, вскоре были изгнаны из Земли обетованной данной им Богом. Восемнадцать столетий они были разбросаны по всей земле, но держались едино, обособленно среди наций. Так как они были в основном торговцы, ростовщики и банкиры, постепенно они завладели всеми богатствами мира. С помощью денег подчинили себе народы, англосаксы стали основной их опорой, руководимой жидами. Далее им нужно было подчинить людей всего мира. Как это сделать? Присвоить им - номера, лишив их имён. Они поначалу так и сделали, причём творили это якобы на добровольных началах, делали хитро - добровольно-принудительно. Люди, во всех странах постепенно получив номера были усыплены, якобы они не относятся к предупреждению Иоанна Богослова о трёх шестёрках. "Три шестёрки? - подумал Андрей недоумённо, он видел их с колыбели. - И что в этом страшного? Они везде есть и всегда были! от бигбордов, рекламы, до одежды. Даже татухи пацаны делают в виде штрих-кодов на шее и затылке, и даже на лбу ради прикола. Это просто - символ богатства! Символ мамоны, это же - круто!". - Хотя эти три шестёрки рогами вылезали из всех штрих-кодов. Далее они пошли твёрже, люди пообвыклись к идентификационным номерам, посадили их на иглу кредитов. Везде нужны были номерки где надо и где не совсем надо. Затем придумали биопаспорта, вместо документов, этим способом людей - оцифровали, сняли с них биометрические данные, в глобальной контролирующей системе лишив их имён, оставив им - номера. "Ну, правильно, а как же жить без номера? Это просто не реально!". - А затем, усыпив всех, предложили эти биометрические данные для удобства перенести с пластиковых карточек на тело людей. Якобы для удобства, чтоб все документы, кредитки всегда были под рукой, точнее в руке!!! Параллельно придуманные масонами структуры банки и фонды Всемирный банк, Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация, всемирная организация здравоохранения или лучше сказать: Всемирная организация отправки людей на тот свет. Все они брали под контроль национальные правительства всех стран мира, делая мир из индустриального в информационное. Но как было заставить людей поверить, чтоб они отдали свою безопасность в руки сверхэлиты?.. Они устроили грандиозную постановку провокацию одиннадцатого сентября две тысячи первого года... - Это когда террористы взорвали в Нью-Йорке торговый центр! Об этом я смотрел много разных фильмов. И в истории эти события есть. - Да, есть, только там не указано, что взорвали эти центры вместе со своими гражданами высшая масонская элита. - Нет, это были исламские фундаменталисты! - блеснул своими познаниями Турцев. - Да, на арабов всё свернули, только не смогли объяснить как горцы могли управлять огромными лайнерами? На самом деле спецслужбы подготовили этот теракт и взорвали своих американцев вместе со зданиями. - Но зачем? Какая им от этого была выгода? - Огромная! Тогдашний президент Буш, объявил всемирный поход против мнимых террористов. А для этого граждане должны были на время пожертвовать своими правами и свободами. Сдавать информацию о себе, якобы что ты не террорист. А почва-то уже была готова: базы ИНН собирались, если ты не террорист, то добровольно сдай свои данные... Затем биодокументы, чипы в тела. Теперь добрались до людской головы, вживили и туда чипы и всё! Цепь замкнули, из людей сделали - биообъекты, биороботов, за которыми теперь следит электронное правительство управляющее информационно-коммуникационными технологиями с помощью GPS навигаторов, контролируют и внушают вам нужные для них мысли и идеи. - Так что ж тут плохого!? - не сдержался, выпалил Турцев, он ничего не понял. - Ведь люди получили шанс выживать в любых условиях, медицинские данные передаются прямо врачу, банковская карточка всегда с собой и все документы. Наномедицина победила многие болезни! С помощью чипа в мозгу расширились мысленные способности. - Победила. Расширились, - сказал печально старик. - Но болезни не победили, люди умирают от рака ещё больше. С введением наномедецины появились более опасные болезни. СПИД, туберкулёз до сих пор косит людей. А сколько людей с чипами в головах кончают жизнь самоубийствами? Сколько сходят с ума? - Не знаю. - Статистика страшная, людям об этом никогда не скажут. И жизнь разве стала лучше? Вашим отцам обещали и вам обещают: лучшую жизнь в информационном обществе и новых технологиях, всячески ругая прошлые режимы, страны и правительства. Но жизнь становится всё тяжелей и тяжелей, прав всё меньше и меньше. Разве побороли на земле голод? Нет! Войны кончились? Тоже - нет! Нищие, больные исчезли? Нет! Разве победили преступность запретив даже в Америке свободную продажу оружия, понатыкав везде видеокамер, якобы для контроля за преступниками и террористами. Преступники и террористы остались, и люди теперь контролируются с помощью чипов, видеонаблюдения и спутников. "А ведь он прав в этом. Банды разъезжают не только за чертой городов, но и в самих городах существуют", - подумал Турцев. - Бедность победили? Разве нет в городе района, где люди живут в условиях худших нас, христиан? - Правда, есть такое место в Серой зоне, называется: Дно, там люди живут и в земляных ямах. А ещё на свалке есть поселение, но там отпетые, как животные. Те кто потерял в Системе национального доверии все балы и лишился социальной помощи. Но они сами виноваты, не надо было наркоманить и бухать. - Разве нет пропаганды наркотиков и алкоголя? Так называемые "лёгкие" наркотики легализованы. - Но! то ж лёгкие. - Молитвами Господа нашего Иисуса Христа, помилуй нас, - послышался за брезентом голос доктора Бахтамяна. - Аминь, - ответил настоятель и доктор вошёл в келью. - Извините, отец Тимофей, может мне позже зайти? - спросил он. - Доктор, послушайте, любопытный у нас диалог, - ответил ему настоятель и снова обратился к Турцеву: - Для христиан любые наркотики - грех. Зло не может быть лёгким или тяжёлом, зло есть - зло. Грех есть - грех и средины между этими понятиями - нет. В миру идёт тотальная пропаганда разврата! Весь мир развратили. - Но ведь сексуальная революция раскрепостила людей, - сказал Андрей неуверенно. - Строители нового мирового порядка видят в людях только: животных со своими похотями и страстями. Разврат это не свобода, это - грех!.. Всё сделали чтоб люди забыли Бога. - Тимофей Иванович перекрестился, печально посмотрев на образ Христа. - И под конец, чтоб уже никто не мог возмущаться плохой жизнью, постепенно с помощью банковских карт, супермаркетов принимающих их, вывели из оборота наличные. - Наличные? - Это такие бумажки за которые раньше покупали и продавали всё, от продуктов, до техники и недвижимости, - пояснил доктор. - А я смотрел об этом в интернете фильм, были такие деньги, от них часто заражались болезнями, вот потому и вывели их из оборота. - Деньги из оборота вывели, обещая людям многие блага и удобства в финансах. А люди в основной массе так и остались - бедными. Чувствуешь подвох? - спросил настоятель. - Правда! Я об этом и не подумал. - Единое глобальное информационное общество начали создавать ещё в 1992 году. На первом международном форуме информатизации, была принята конвенция о: едином информационно-сотовом сообществе новой информационно-космической цивилизации. Что и явилось для тогдашней Организации объединённых наций политическим документом, определяющим развития мирового сообщества. Человечество победили с помощью сетецентрической войны (война на информационном поле с помощью хаоса и лжи) навязав ему идеи масонов не присущие людям как их собственные. - Ну, и что здесь плохого, в нашем информационном обществе? - Забыли заповеди истинного Бога Христа и всю информацию подают в лживом виде. - Но, говорят, в городе, везде в цивилизованном обществе пишут, что он не Бог. - Да, а кто говорит? Кто это утверждает? - Ну, везде в интернете, по ТэВэ, радио, журналисты говорят, разные учёные. - Журналисты, блогеры, псевдоучёные - говорят, а что им говорить, указывают - мировые правители тайного правительства, высокого посвящения. Которые ждут прихода своего хозяина, чтоб передать ему бразды правления над всем миром. Для этого и разделили общества на города-ячейки населением от десяти до двадцати тысяч. Так в концентрационных лагерях было устроено. - Да, в городах так и есть, но есть же ещё и многомиллионные мегаполисы! - Зато нет сёл и посёлков. - А что это села? - Раньше в сёлах жили от ста до тысячи человек, работали на земле, выращивали пшеницу, животных и тем кормились они и вся страна. - Так для этого сущёствуют - охраняемые автоматизированные фермы. Там и трудятся фермеры под охраной, чтоб банды не сжигали поля, не воровали зерно и скот. - Геномодифицированные. - Они так лучше растут. - И для здоровья вредны, оттого и все болезни, включая на прямую - рак. Но это ладно. Вам же не дают думать о Боге Всевышнем, Творцом людей. Вместо Евангелия подсунули муть информационных сетей, где давно уже всё переврали и нет там истины, одна сплошная - ложь. - Почему ложь? В интернете всё проверено, всё правда. - Откуда ты это взял? - Из школьной программы... Из интернета. - Вас просто обманули через интернет, навязали свое мировоззрение. - Кто! Мировое правительство? - спросил шутливо Андрей, он начал подозревать, что старик слишком отстал т жизни и дано не пользовался информацией из интернета. - Да, они самые, те которые правят миром через систему интернет, те, которые забыли Бога. Те которые построили мировой электронный концлагерь, в котором: все всё знают друг про друга и нельзя остаться наедине с собой. - Вы говорите Бога? Так богов - много. - Да, много богов у системы мамоны, и название у них разные, все они - бесы. А истинный Бог у нас христиан Иисус Христос. И жить нужно по Его законам. "Опять он за Христа, вернулись к началу", - подумал Турцев, сожалеющее глядя на Тимофея Ивановича. - Надо отсюда бежать, они сектанты, верят в Христа, живут как пещерные люди и без компьютеров. Правда любят друг друга, невидимого Бога Христа и заботятся друг о друге, даже о подброшенным им старикам. А у нас в миру стариков усыпляют эвтаназией". - У нас есть - гуманизм, зачем нам Бог? - Гуманизм это философия пораженного грехом смертного человека, где нет места Богу и бессмертию души. А поскольку нет Бога с Его заповедями, мерилом справедливости становится: сам человек со всеми его пороками: самолюбием, гордыней, похотью, жадностью и прочими грехами. Дух гуманизма, это дух - антихриста. Для этого и создали Экуменистическую церковь в которой есть девиз: "Веруй, как хочешь, только поклонись единому хозяину". А кто этот хозяин не задумывались? Я отвечу: диавол, враг рода человеческого. "Ого, что это он такое сказал?", - подумал испуганно Андрей, наигранно зевнул и сказал: - Мы живём лучше чем в двадцатом веке! Больше нет социалистической диктатуры. Мы стали независимы, свободны! - выдал Андрей. - Отец настоятель, разрешите мне пояснить, Андрею о его мнимой свободе в миру. - Соблаговолите Аветис Аракелович. - Утром ты проснулся, включил интернет, посмотрел сообщения, система отметила: с кем ты общался, какая к тебе пришла почта, частная и государственная. Ты вышел из дому, на работу, система сразу же взяла тебя под контроль, ведёт с помощью изобилия видиокамер. Ты начал общаться по видиофону, система записывает твои разговоры, всё тщательно собирается на твою страничку. Торопишься,опаздываешь на автобус, машин нет, перешёл дорогу на красный свет светофора. Камеры зафиксировали нарушение, у тебя снимут биты со счёта в качестве штрафа, в Системе Национального Доверия, снимут пять баллов. Там с кем-то поссорился, мусор выбросил не в тот бак, всё минус баллы в системе СНД. А это чревато из благонадёжного и послушного члена общества попасть в неблагонадёжные. Чтоб повысить свой рейтинг, вечером нужно отметиться на патриотическом сайте правительства. Сказать или написать ему похвальную оду, плюс пять баллов. Сел в автобус, система сканировала твои отпечатки, сняла средства за проезд, запомнила твоё лицо, остановку, которую ты назвал. Всё попало на твой файл. На работе ты находишься под постоянным видеонаблюдением, якобы, чтоб не сочковал. После работы, ты поехал, например на футбольный матч, система по электронному билету знает где ты находишься, запомнила и это. На матче всё фиксируют видеокамеры, чтоб не было беспорядков, с помощью твоей нано-метки тебя выделяют особо и записывают информацию, отправляют в твою электронную папочку. Поссорился на матче, выпил пиво, поругался с полицейским, всё минус баллы в системе СНД. После футбола, ты поехал в кафе с друзьями. Заказал определенную еду, через электронное меню, заплатил, система знает что ты любишь есть, что пить, в какие заведения часто ходишь. Запомнили и это. Ты зашёл в магазин, купил что-то, система отметила твои покупки. Приехал домой, заказал из ресторана какое-то блюдо, а тебе оно не рекомендовано врачом. Ты его не получишь, но получишь предупреждение за своё легкомыслие. Забота о твоём здоровье? Да! Система Национального Доверия возможно, снимет у тебя один балл, контроль за твоим поведением, с потерей баллов можно, и потерять определённую сумму страхового пособия, не дадут кредит или субсидию на оплату воды, света или сбор мусора. А что такое опустить уровень баллов до критического? Можно потерять работу, жильё и опуститься на самое дно, стать изгоем, - закончил доктор. - Ну и что. Все знают, как работает наша система безопасности. - А может это система контроля, наблюдения и подавления? Где же тут твоя личная свобода, если за тобой целый день следят и всё фиксируют. Есть в городе запрещённые для посещения без предварительного разрешения зоны. Так? - Да. - Разве это свобода передвижения? Даже якобы в тоталитарном СССР, таких зон в городах не было! Незаметно для себя, ты сам себя контролируешь, дабы не нарушить запрет на проезд в запрещённую зону, проход по запрещённому маршруту. Иначе будет наказание в виде лишения баллов! Разве это свобода? Турцев задумался о сказанном доктором Бахтамяном, у него заболела голова. - И всё равно, я - свободный человек, - выдал он не так уверенно. - Свободный, - согласился доктор, - ровно настолько, насколько глобалисты попускают твой электронный поводок. Как они шутят: каждого человека с рождения необходимо считать: потенциальным - террористом, а потому он должен стать - подозреваемым и получить смарт-метку. Всем биообъектам нужно поменять свободу на безопасность. - Я слышал от Горского, что недавно депутаты выдвинули законопроект о "Легализации свободного рабства", - сказал доктор. - Легализация "свободного рабства"? - сильно удивился настоятель. - Люди хотят стать рабами? - как-то неуверенно спросил Андрей. - Ну, если люди додумались до такого, не хотят отвечать за себя, заботиться, и продавать себя в рабство богачу на определённое время в контракту. Здравствуй рабство! - ответил доктор. - Ох, мир лукавый, - перекрестился Тимофей Иванович. - В Новом завете сказано: "Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков" (1 Кор 7: 23). Зачем самим идти под иго? - Но вы же тоже говорите что вы: рабы Божии! - сказал Андрей. - Это правда, потому что Бог всех создал и Он же может взять у любого его жизнь. - Бог, Он всех создал, а люди хотят пойти в добровольное рабство людей, вот в чём ужас, - пояснил доктор. - А как же "Происхождение видов"? - Обман Дарвина. - Ладно, я пойду, спать хочу, - сказал Турцев, лишь бы уйти. Он был расстроен и запутался ещё больше. - Иди с миром, Андрей, Господь с тобой. Я помолюсь о твоём выздоровлении, - сказал Тимофей Иванович, думая о выздоровлении души Андрея. Он же подумал о выздоровлении своей руки, грустно усмехнулся и вышел из кельи наставника пустыни. "Всё он врёт, все они тут ненормальные не зря говорят по интервидению что христиане - сектанты. Что они - террористы!.. Хотя это неправда, по сути они против насилия я в этом убедился, как же они могут совершать теракты?.. Хотя нужно бы о них заявить в СБТ, чтоб их арестовали и допросили... И вообще правильно ли будет сдавать властям людей, которые делали мне только добро? - подумал он. - Но ведь СМИ сутками талдычат: христиане опасные члены общества, сектанты, фундаменталисты, фанатики, особенно православные. Их нужно выявлять и сдавать в полицию и СБТ. - В нём начал срабатывать воспитуемый с детства системой инстинкт "активного стукача", когда человеку постоянно внушалось, что нужно выявлять и доносить в полицию на преступников против общества и закона. - Ничего не могу понять, запутался", - думал Турцев, идя по штольне на улицу. Он свернул не там где надо, и вошёл в келью, где лежала Мария-Анжелика. Остановился перед измождённой, как ему показалось женщиной средних лет. Она дремала и вдруг открыла глаза. - Здрасьте, - поздоровался он. Она грустными глазами смотрела на него, мигнула в знак приветствия. - Я немного заблудился... - сказал он, замявшись. Она не ответила. В келью вошла Мария, и у Андрея от неё как всегда захватило дух, так она была мила, чиста и лицо её светилось добротой. - Христос посреди нас, - поздоровалась она с Мэри и Андреем. Турцев подзабыл, как нужно отвечать, ответил: "Доброе утро", подумал: "Разве можно предавать такую девушку. Нет, я на них не донесу. Я увезу её отсюда, и мы заживём вместе в городе". Мария-Анжелика вымученно улыбнулась, ответила: - Рада тебя видеть. - Как наши дела? - спросила Мария, присела на табурет, начала измерять пульс. Измеряв пульс, спросила: - Не холодно тебе? - Несколько непривычно у вас, тишина давит на уши И мрачновато. - Мария, братья принесут тебе энергообогреватель, он поднимет здесь температуру. Если хочешь, тебя переведут в общую келью-палату, там тебе будет комфортней. Там топится печь и можно общаться будет с сёстрами. - Больше всего меня пугает тишина, я никогда не жила в такой тиши. Мозг разрывается от тишины и кажется я схожу с ума. Ты можешь принести мне какой-нибудь комп, чтоб смотреть фильмы или слушать музыку. - У нас нет ни гаджетов никаких компьютеров, у нас они запрещены. Я могу тебе принести книгу. - У меня есть вот эта книга, - она показала Новый Завет. - Правда я разучилась читать, быстро утомляюсь и плохо понимаю прочитанное. - Я могу тебе почитать, помочь растолковать трудные места. - Спасибо. - Доброе утро, - в келью вошёл Михаил, он принёс портативный обогреватель, работающий от энергии аккумулятора. - Как твоё самочувствие? - спросил он у Мэри. - Плохо мне. Курить хочется. - С этим действительно плохо, у нас братия не курит. - Он не сказал о трудниках, которые курили, чтоб не соблазнять больную сестру. Он поставил обогреватель у кровати. - Надо здесь сделать загородку, иначе тепло не будет сохраняться, - обратился он к сестре. - Хотя потолок высокий. В шахте постоянная температура четырнадцать градусов, ну нагоним ещё градуса четыре - пять. Этого для, болящего мало. В общей кельи для болящих мы топим печь, там всегда двадцать пять градусов. В келью вошла старшая сестра милосердия Ирина Васильевна, до крещения - Эрма. Это была женщина строгого вида лет за пятьдесят. - Михаил, наставник зовёт всех мужчин кто сейчас в пустыне. Там привезли новую больную, бабушку. Сын привёз её, не хочет оставлять дома и подвергать эвтаназии не хочет. Он оставил кое-какие вещи и продукты. - Иду, - ответил Михаил. - Мария, включи обогреватель, скоро мы сюда принесём бабушку. - Я с тобой пойду, - сказал Андрей Михаилу и они вышли. - Хочу тебя спросить, почему вы говорите, что убивать нельзя, а сами убиваете? Почему вы такие жестокие? Михаил остановился, он был удивлён услышанным, Андрей тоже, глядя прямо ему в лицо. - И кого христиане убивают? - Да, по телеку постоянно в полицейской хронике говорят, что христианин, убил кого-то или совершил теракт и фильмы про это постоянно показывают. - Говорить всё что угодно можно. Ты не думал, что сюжеты эти вымышлены? Разве ты не понимаешь, что в наш век технотроники через наноэлектронные устройства вживляемые в мозг человеку можно им управлять. Манипулировать его сознанием создавая фантомы виртуальной реальности. И через кодированную информацию в мозг направляют нужные мысли и образы, вызывающие зрительные, акустические ассоциации. Поэтому любым человеком, у которого в мозг вживлён чип, можно управлять дистанционно и задавать ему нужную программу. Например: внушить ему, что он - христианин и террорист-самоубийца, направить его с бомбой в людное место, где он прилюдно скажет, что ему внушат, а потом взорвётся в толпе. - Но ведь показывают трупы и тела убитых террористов христиан, - уже неуверенно возразил Турцев. - На убитого всё можно списать, в душу же его не заглянешь. И как ты узнаёшь в трупе христианина? Турцев пожал плечами. - Настоящий христианин тот у кого нет биометрии, нет никаких смарт-меток, нет данных в базе Зверя, нет электронной подписи. А если у убитого была биометрия, он мог быть христианским сектантом, не имеющим отношения к православным, например: манихеем. (В начале III века еврей Манес положил начало оккультному; т. е. скрытому учению, основанному на каббале. Манихейство стремилось к погибели всех религий, проповедовало всеобщее равенство и свободу, безразличие всякого человеческого поступка, общность имущества и жен). - А как же православный Ольхов? - Владимир Ольхов? ты за него говоришь? - Да, он осуждён за убийство человека и у него не было чипа. Он зарезал мужчину, был пойман на трупе. Он тоже носил красный треугольник. - Да, его осудили, но ведь нашлось видео, на котором был заснят настоящий убийца. Владимир был не похож на него, ни комплекцией, ни ростом, ни одеждой. Тот был крепкий, невысокий, а Владимир был высокий и худой. Видно же явно, что убийца не он. - Но его задержали на трупе, руки у него были в крови! - Владимир шёл мимо, увидел человека лежащего на асфальте, он ещё дышал, Владимир хотел ему помочь... - Но ведь все знают по закону: никогда нельзя влезать в криминал, нельзя трогать раненого, нельзя подходить к трупу, нужно вызывать "скорую" и полицию. - Если человеку плохо и ему можно оказать первую помощь и спасти жизнь? Зачем ждать пока он умрёт до приезда "скорой"? - Таков закон! И потом СМИ писали, говорили: Ольхов - виновен в убийстве. А раз он уже был осуждён людьми в интернете большинством голосов, значит: он виновен! - Хороша система правосудия, присяжные через интернет, - сказал скептично Михаил. - А как же презумпция невиновности? - Он даже отказался от адвоката. - Потому что для этого ему нужно было дать разрешение на внесение своих биометрических данных в систему зверя. На видео чётко видно: не он убивал! - Какая презумпция!? Его уже осудили, он - убийца. И потом, у того видео не нашлось автора, без автора оно считается - фейком или поддельным. Значит, судом оно не признаётся за свидетельство. И ещё, то видео удалено из сети, его больше нет, значит, и не было, потому он - виновен! - У вас довольно таки "гуманный" суд. Это для вашего мира он - виновен, а для нас - нет. - Мы живём гражданском обществе и чтим закон, а вы не от мира сего, потому для вас законы не писаны! - Потому вы нас не принимаете? - Вы - христиане не понимаете наш мир, потому мы вас не понимаем. Вы подозрительны, уже потому, что не живёте как все нормальные люди и не интегрированы в общество с помощью наноэлектронной (биометрической метки или смарт-татуировки). Это уже подозрительно! Что вы скрываете? Чего вы боитесь? - Мы боимся отступиться от заповедей Божьих. Читаем предупреждение написанные в Откровениях Иоанна Богослова. Их же тебе каждый вечер читают и растолковывают. Неужели не понял? Мы не хотим быть рабами жидо-масонского кагала. Мы живём по законам Божьим, вы живёте не по законам кагала... - Мы живём по законам государства, а есть ли Бог, нужно ещё доказать! Только, то верно и демократично, что определено как закон государством. Остальное всё беззаконие и ложь! Ольхова осудили к высшей мере наказания, он не подал апелляцию, значит: его казнили не зря! Он убийца! - Он - исповедник, принял на себя вину другого. - Нет, он признан всеми убийцей. Ладно, а другой православный Харитоненко бил зверски детей, это снято на видео! Дети, подростки, тринадцать - четырнадцать лет сироты из интерната. Это ли не жестокость! - Ты говоришь за Артемии Харитоненко? - За него самого. - Он защищал от этих "детей" старого бездомного человека, которого эти дети били лежачего ногами и прыгали по нему. За то, что он не дал им закурить и якобы сказал им что-то грубое. - У них есть смягчающее обстоятельство: они ведь были под кайфом, обнюхались клея. - Довольно непредсказуемое толкование невиновности.. - Ну, и что? Они же дети! Разве можно было их расшвыривать как котят!? - Но ведь их было пятеро? - Шестеро. - И они не вняли словам: не бить старого человека, начали бросаться на Артёма с палками, потом взяли камни и бросали в него. Это чистая самооборона, даже по вашим законам. - Но не против детей! Никто не имеет права бить детей. - А если они изверги и убивают человека. - Нужно вызвать полицию, закон писан для всех и для вас так же! Где же ваше, христианское: подставь другую щёку? - Это работает когда тебя, кто-то ударит по щеке ладонью, но не тогда, когда бьют палкой, целясь в лицо. Тут уже другой закон вступает в силу: защити ближнего своего, как самого себя. - Избивая детей? - Артемий никого ни разу не ударил. - Он применил приёмы айкидо, из-за него мальчик выбил своему товарищу глаз палкой! И мальчику пришлось вставлять электронный глаз за государственный счёт! Это очень дорого. Другому мальчику пробили прутом голову. - Ведь не он выбил мальчику глаз и пробил другому голову. Это сделали сами мальчики. Что ж ему нужно было подставлять свою голову? - Так он же уже старый! Мог бы и потерпеть, - выдал Андрей. Михаил потерял дар речи, просто смотрел на этого цивилизованного трогладита и не мог понять: шутит он или правда - примитивный человек с помощью пропаганды и внушений доведённый до идиотизма. "Прав оказался отец Тимофей: Новый мировой порядок, сделал из людей - ходячих мертвецов, чипированных, биороботов, живущих по вложенной в них программе, порабощенинных через мировую систему несуществуемых денег, тупых и безжалостных", - подумал он, ответил: - С тобой трудно говорить. Пока ты лично не увидишь Бога, ты ничего не поймёшь. А когда увидишь, раскаешься в своём неверии, но будет поздно, восплачешь и возрыдаешь за неверие своё. - И когда это будет? - Сразу после смерти. - После смерти жизни - нет, - улыбнулся Андрей. - Что ж, осталось дождаться прихода Христа или смерти и тогда ты всё поймёшь. Зачем нам спорить? Я уважаю твоё мнение, оставайся в неведении. Они пошли дальше, на выход из штольни. Пока Мария включала обогреватель, Ирина занялась больной, вколола ей морфий. Морфий тайно достали у смотрителя городской свалки Зевса. У него христиане выменивали просроченные, выброшенные людьми на свалку лекарства на драгметаллы или за другие услуги, в частности отец Иоанн лечил молитвами людей Зевса. - Сейчас тебе станет легче, детка, - сказала старшая сестра и, положив свою холодную ладонь на лоб Мэри, начала молиться о спасении её души. Она заснула. - Мария, нужно приготовить постель для новенькой и постирать бельё. Мы положим её здесь на карантин. Марию можно переводить к женщинам в общую. - Хорошо, сестра Ирина, - ответила Мария и вышла за постельным бельём. Доктор Бахтамян хлопотал у оставленной родственниками бабушки, рассматривая гнойные раны на правой руке, на теле и на лбу на щеках. Бабушку поместили в "прихожей" у кельи карантина. - Что скажешь? брат, - спросила Дарья Ерастовна (до крещения Дора Эриковна), женщина, крепкая, высокого роста, миловидная. Ей было сорок шесть лет, она была помощницей Ирины Васильевны. - Букет болезней, думаю, ей осталось не долго. Меня заинтересовали эти пятна. Посмотрите на них, будто гнойнички под кожей как озерца и не распространяются вглубь. Жаль, у нас нет лаборатории. У нас ничего нет но по Божьему промыслу люди выживают, а в клинике с такими диагнозами - умирают. Михаил, Сергей Пряхин, воцерковленный Захария (до крещения Зафар Басуров), Андрей и повариха воцерковленная Меланья (баба пятидесяти шести лет), стояли молча в ожидании приговора врача. Наверху дежурил Гарик Боул. - Это не сифилис? - Нет. Тут другое. У меня есть предположение это язвы от нано-метки. - Вы думаете? Это они? Значит... - не договорила Дарья Ерастовна. - Да пророчества начинают сбываться. Вот что, братия, берите осторожно бабушку за одежду и несите в карантин. Вы же Дарья Ерастовна найдите Горского, пусть проверит её на присутствие чипов. - Что же делать с меткой её оставлять здесь нельзя, - сказал Захария. - Согласен. Но на улице морозец, куда же её девать до завтра? - Оставим бабушку в карантине? Впрочем, нужно позвать наставника, чтоб не было самочиния, - предложила Дарья Ерастовна. - Андрей, сбегай, пожалуйста за наставником. Турцев побежал за Тимофеем Ивановичем. - Марию-Анжелику переведём в общую. - Доктор, что делать с продуктами? Там генные крупы, консервы подозрительные без этикеток, биоовощи, пальмовое масло и эрзац мясо. Их есть опасно для здоровья. - Из-за этих продуктов люди и болеют раком, всё умудрились испортить, учёные. Спаси нас, Господи, - доктор перекрестился. За ним перекрестились все, кроме Сергея и Андрея. - Но, других продуктов почти не осталось. Трудно теперь в городе даже яблоки чистые найти, всё выращивают в лаборатории. А на настоящие фрукты цены - заоблачные, только для богачей. В речке рыба передохла, водится теперь: не пойми что. Даже воздух умудрились загадить. Богатые могут себе позволить - всё, работяги - то, что им кинут из некудышнего. Строили рай на земле, а построили: рабовладельческое общество, - сказала неграмотная повариха. - Я с вами полностью согласен. - Что же делать с продуктами? - Пусть Горский их тоже проверит их на радиацию, все биодобавки в огонь. Масло, если оно непригодное для пищи, можно оставить для лампад. Лабораторное мясо, выращенное искусственно - закопать. Ну, а крупы Меланья, заберёшь, - распорядился доктор. Пришли Тимофей Иванович и Андрей, доктор Бахтамян рассказал, что его тревожит. Настоятель внешне осмотрел больную бабушку. - Да, сегодня нечем доставить бабушку в пустынну лечебницу для чипированых. Жаль нет Горского, он ушёл со Смитом на охоту. До завтра бабушка побудет в пустыне, вечером разберёмся, что с ней делать. - Парни, берите бабушку и несите в карантин. Только осторожненько несите, не прикасайтесь к коже вдруг у неё кожная болезнь. Я сам приду, буду разбираться. Мужчины подняли за одеяло и понесли бабушку внутрь шахты. Мэри перевели в штольню где лежали четыре больные женщины, бабушку положили на её место. Скоро пришёл доктор, осмотрел её вместе с Ириной Васильевной, поставил диагноз. Когда бабушка очнулась, то начала кричать на разные голоса, ругаться и угрожать, причём не свойственные женщине, грубыми, мужскими голосами. От этих криков волосы вставали у непосвящённых дыбом. Пришли наставник и отец Иоанн. Отец Иоанн только взглянул на лицо бабушки-подкидыша, сказал: - Бесноватая. - Что же делать? - спросил Тимофей Иванович. - Будем молиться за её душу, но ничего с этим не поделаешь. Она впустила в свою душу бесов, через жизнь безбожную и они там плотно обосновались, вряд ли покается. Больная села в постели и указав пальцем на монаха начала ему угрожать и оскорблять его. Отец Иоанн попросил всех выйти и начал молиться за её падшую душу. Успокоилась она через час, отец Иоанн вышел из кельи выжатый как лимон, пошёл к себе отдыхать. Его остановил Захария. - Отец Иоанн, дайте мне совет. Мне постоянно на ум приходят плохие мысли о Христе и святых, измучился, не знаю как от них избавиться. - Брат мой, не печалься, это бесы творят. Хула посылаемая от лукавого, называется - прилогом, а прилоги - безгрешны. Гони их мысленно: "не соизволяю". - Благодарю, отец Иоанн. И ещё вопрос: как стать монахом? - Мы все ушедшие из мира теперь как монахи, и даже более их стали. - Благословите на Иисусову молитву, - сложил он ладони вместе. - Бог благословит, - перекрестил его монах и пошёл дальше. Вечером пришёл Горский и Смит, они ничего не подстрелили. Проверив бабушку через аппаратуру, Горский констатировал: - Наночип нанесённый лазером - смодулировался с клетками крови, потому там извлекать нечего, а выжигать - бесполезно, чип закодирован на генном уровне! От неё фонит как от радиации с любого места. Она как спутниковая антенна стала, хоть сейчас связывайся с космосом. - Я тебя паршивец, сам свяжу! - выдал бес мужским голосом изнутри бабушки. Горский уже повидавший подобного здесь, из-за чего и в Бога начал понемногу верить, сказал: - Я здесь бессилен что-либо сделать. Это по духовной линии, - развёл он руками, собирая в кейс свои приборы. - Ты лживый шизофреник, знаю как ты имитировал свою болезнь, как умудрился сбежать от правителей мира. Но от меня тебе не убежать! - грубым голосом сказал бес, обращаясь к Горскому. Горский остановился озадаченный, не веря своим ушам. - Как это происходит? Будто в мистическом фильме, дух говорит, - спросил он у Тимофея Ивановича. - Я боролся с киберпреступниками в сети, знаю все их уловки. Я видел всяких преступников, когда меня привозили как специалиста по программированию на очные ставки в СБТ. Я видел разные фокусы магов и экстрасенсов, колдунов. Я много чего повидал и во многом разуверился. Но это... недоступно для моего ума. Бабушка вдруг села и закатила ему такую плюху, что он отскочил к выходу. - Я пошёл отсюда, - сказал он испуганно и быстро вышел. - Завтра переправим её в нашу лечебницу, - сказал Тимофей Иванович, он и остался дежурить у постели больной. Доктор уколол ей снотворное, вышел. В келью вошёл Михаил, и заговорил с настоятелем. Турцев искал Михаила, чтоб с ним пообщаться, он остановился за углом на входе в келью, слыша голоса Тимофея Ивановича и Михаила. - Отец Тимофей, у меня есть вопрос к вас. - Слушаю, тебя. - В Апокалипсисе сказано: "звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром" (Ап. 6,13). Как это понимать? - Это после снятия шестой печати. Схиархимандрит Христофор, так трактует это событие: звёзды, это - епископские кафедры и архиереи, призванные быть светильниками вселенной, священники, носящие образ Христа и обязанные быть светом миру. Они должны были нас оберегать от антихриста, а что вышло? Кто был против биопаспортов, много среди них священников? Мало было, в основном монашество. Многие ли призывали отвергнуть это сатанинское наваждение и не брать номера даже до смерти? Нет. Вот и посыпались звёзды небесные, упав на землю, когда потакали и призывали народ брать номера бесовские. "Всё о номерах толкуют, о числах, а это лишь их выдумка. Надоело мне здесь жить, всё не так, нет развлечений, нет музыки, нет веселья. Ханжи вокруг, на женщину смотреть нельзя с вожделением! А для чего женщины нужны? Чтоб смотреть на них, и любить! Уйду я отсюда. Только Машу с собой как-нибудь заберу, - подумал Андрей и пошёл в братскую келью. Навстречу ему шёл отец Иоанн, он побаивался старца и принимал не без основания за провидца, посторонился, но вдруг неожиданно для себя спросил: - Отец Иоанн, скажите... - запнулся он, старый монах остановился, посмотрел на него добрейшим взглядом, изучающее. Андрей приободрился. - Скажите, почему у вас нет священников здесь, а там, в городе, в "миру", как вы говорите они есть . - "Есть", суть "лютые волки в облике пастырей, не щадящие стада" (Деян. 20: 29). И из вас самих, как предрекал апостол Павел, восстали люди, которые говорят превратно, дабы увлечь в ересь учеников Христовых, - ответил монах и добавил: - Не уйти тебе отсюда в мир. И опираясь на свой посох, пошёл в свою келью на ночную молитву. "Откуда он догадался, что я хочу уйти отсюда? - удивился Андрей. - Правда, ребята говорили, что он какой-то прозорливый, но разве можно верить в подобную фантастику? Скорей всего он гипнотизёр, умеющий читать мысли. А может и маг, как в сериале "Маги на земле". Его догнал Михаил, он торопился на общую молитву. - На молитву идёшь? - спросил он Андрея. - Я устал, спать хочу. - Напрасно, молитва бодрит и оживотворяет, - сказал Михаил и хотел идти дальше, Андрей придержал его за руку. - Скажи мне честно, Миша, почему вы ушли из цивилизации? не верите государству? Боитесь обыкновенный новых технологий? боитесь людей? - Какой ты неугомонный. Ещё отец Антоний предрекал: "Государство будет главным врагом спасения. Это чудище многоголовое, без имени, без звания, живущее только за счет высасывания последних соков из людей, преклоняющихся перед ним". Мы не боимся меток, мы боимся предать с их помощь Бога. Андрей, мне нужно идти. - Хорошо. Только скажи: ты веришь в Бога, которого не видел? Может, Его нет? Михаил вспомнил ответ старца Христофора Никольского: - Андрей, и я спрошу тебя, а ты мне ответь. - Спрашивай. - У тебя есть ум? - Есть. - Покажи мне его. - Я пойду спать, - сказал Турцев, он не нашёл что ответить. Михаил пошёл на молитву, Андрей вернулся в келью где был с больной настоятель. - Отец Тимофей, объясните, как могли заставить людей чипироваться, если они этого боялись? Тимофей Иванович не на долго задумался. - Добровольно-принудительно. Это происходило не один десяток лет, постепенно, сначала в Америке ввели номер соцстрахования, затем у нас ИНН. Далее вели маркировку штрих-кодами и кредитные карточки. И так далее, до биометрических паспортов, люди говорили: "это ещё не то, не метка зверя". Люди постепенно к этому привыкали. Затем биопаспорта начали заменять чипами, так как вывели из оборота, наличные деньги и люди уже сами просили наносить им метки. А далее с помощью введения нановакцин, содержащих наночипы, объявив мнимую масштабную пандемиию гриппа зачипировали всех остальных людей. - Спасибо и спокойной ночи. - Разве ты не идёшь на вечернюю молитву? - Устал, не могу. - Ангела хранителя тебе. Ночью у бабушки начался бред, она кричала и стонала, в бреду говорила: "Страшно, земля горит, нечестие вокруг. Люди сошлись с бесом через экран. Все под проклятием кодов, все горят аду". Агонизировала. У постели её менялись христиане, молился там и Михаил. К утру бабушка умерла. Утром в пустынь пришёл Кастор Гунн, бывший полицейский скрывавшийся от несправедливого преследования властей. (К пустыне он прибился недавно, его нашли израненного в драке с одной из банд бродившей в округе, принесли в пустынь, вылечили и он остался. Сдружился он с бывшим спецназовцем Смитом, тот был близок ему по духу). Он поздоровался со Смитом, доложил обстановку что происходит в окрестностях в радиусе на десять километров. - Что это у тебя за новая винтовка? Где раздобыл? - спросил Смит, указал глазами на винтовку Гунна. - Одолжил навсегда у одного бандюка. Встретил его в степи, он копался в моторе своего квадроцикла. Ему не повезло, мне достался трофей. А ещё сигареты, зажигалка. Жаль квадроцикл не успел починить, его дружки вернулись, пришлось утекать. - Бывает, - спокойно сказал Смит, он вообще редко проявлял эмоции. - Смит, всё хочу спросить тебя, как ты тут оказался? - Так же как и ты. Начал задумываться о происходящем вокруг. Я командовал ротой армейского спецназа, к нам всё чаще начали поступать всякие выродки - гендеры: геи и трансвеститы. Потом через пропаганду гендерного равенства этим заразились почти все! - Ну, и что тут плохого? Что естественно, не безобразно. И у нас они служили. Каждый имеет право на выбор, кем быть. - Ты знаешь девиз спецназа: "Слава, сила, честь". - Знаю, конечно. - Как-то я задумался: какая может быть честь у педирастов, если они её каждый день теряют. Противно стало, когда у меня в подразделении нормальных мужиков не осталось. А потом пришли новые технологии и в армию и так настойчиво по приказу начали внедрять в мозги солдат какие-то микросхемы-датчики. Тут уж я, как говорят христиане: возмутился духом. Не хочу чтоб у меня ковырялись в мозгах, написал рапорт об отставке. Но так как у меня был подписан: пожизненный контракт, то есть на двадцать пять лет, меня не уволили из армии, а посоветовали хорошо подумать и не разлагать личный состав своими домыслами: о чипах в голове. Пригрозили военным трибуналом и перспективой попасть на каменные рудники или на урановые шахты. Ни то, ни то меня не устраивало. Я задумался: "Что это за свобода и демократия, когда хотят рыться в моих мозгах, без моего желания. Как мне принять то, что геи - тоже нормальные люди, а не психически больные. Получается это уже не свобода!.. Вот с тех пор и начался мой исход из мира их "свободы" в этот мир свободы без. А программу по внедрению чипов в мозг поначалу хорошо замаскировали, под благим предлогом, якобы делали супер солдат, бесстрашных, умных, решительных, выносливых к боли... А потом пошли сбои, в некоторых подразделениях такие киборги своих начали стрелять. Некоторые начали сходить с ума... И знаешь, когда я дезертировал, ушёл от системы, я за много лет вздохнул свободно! Встретил христиан, общаюсь с ними, и вижу, что они - нормальные люди. Их идея веры в живого Бога Христа мне понравилась. - Но, ведь даже они говорят, что Его распяли, - сказал Гунн. - Какой же это Бог? - Он сам дал Себя распять, хотя сказал: неужели вы думаете, Я не смогу вызвать сюда дивизию ангелов и они разнесут всё здесь в щепки. - И почему Он этого не сделал, не запросил поддержки? - Потому что Он хотел спасти род человеческий от греха, и своим примером смирения и пострадал за нас, грешных. А если бы Он вызвал поддержку ангелов и они разнесли весь легион в щепки, какой бы Он показал пример милосердия? - Не знаю, Смит, я как-то не понимаю милосердия. И вообще, эти христиане, глядя на них какие-то не совсем нормальные, убивать им нельзя, драться нельзя, даже оскорблять нельзя! С женщинами путаться нельзя, курить нельзя, пить нельзя. Ничего нельзя. - Почему ненормальные? Я стал - прозелит (Прозелит - от греческого слова "пришелец", человек обращённый недавно в веру), - признался Смит, ночью по его просьбе отец Иоанн окрестил его, дав имя Артемий. - Чего? - не понял его Гунн. - Я крестился в их веру, я - христианин, - спокойно ответил Смит. Гунн недоверчиво посмотрел на него, спросил: - Ты христианин? - Ответь мне Гунн, ты свободный человек? - Ну... - Гунн задумался, он не мог назвать себя полностью свободным, так как был в розыске и скрывался от властей. - Пока не поймали, свободный. - А эти люди, принявшие нас - духовно свободны. Как сказал мне отец Иоанн: верою в Бога, раб становится - свободным, наёмник - сыном Божиим, и смертный человек - безсмертным. К ним подошёл Гарик Боул, человек неверующий, бывший инженер, бывший пьяница, оказавшийся на обочине жизни, жил на свалке, ел то что, находил из съестного в мусоре. Сюда его привёл Зафар Басуров в крещении: Захария. - Можно к вам? - спросил он, здороваясь за руку с Гунном. - Сегодня сносная погодка, декабрь на исходе, а температура не опускается ниже пяти градусов тепла. - Местные говорят: раньше в эту пору в этих краях лютовали морозы до двадцати пяти градусов, - сказал Гунн, он был переселенцем из Европы таким же как и его новые друзья по изгнанию. - Это хорошо, меньше дров уходит на отопление. А их добывать нелегко, - сказал Смит. Гунн достал пачку сигарет, Боул оживился. - Где достал такую роскошь? - Достал. - Угости, - подобострастно попросил Боу- Угощайтесь, - предложил Гунн, Боул взял сигарету, потер её пальцем, понюхал с наслаждением. Смит бросал курить, ему объяснили христиане, что это грех, но от старой привычки так сразу избавиться было трудно. Он тоже взял сигарету. Все прикурили от зажигалки Гунна. - Сегодня пойдём снова за дровами, морозы на носу, - сказал Смит. Боул горько вздохнул. - Как мне надоела такая жизнь! Никакой цивилизации. Брюхо постоянно урчит, одеваемся в лохмотья, развлечений ноль, интернета нет, даже радио запрещают! Живём в пещере, как дикари, грязные. - А ты где жил? Где тебя нашли? - спросил вышедший из штольни Горский. - На свалке. Ел то, что находил в мусоре. - Джек, не подкалуй. Ты же образованный человек, разве тебе нравится такая жизнь? - Не нравится, но в цивилизацию я уже не вернусь. Лучше умру, свободным. Боул посмотрел на него как на сходящего с ума. - Ты же сам жаловался на эту убогую жизнь! - Мало ли на что я жаловался. Ты хочешь обратно в кабалу? Но как ты себя восстановишь в правах? Тебе нужно будет пройти перерегистрацию в лагере для неблагонадёжных с наркоманами, убийцами, ворами, пройти тесты на благонадёжность властям, снова получишь чип, но теперь лазерный. И добро пожаловать в ад! - Ну, уж ад. Люди там живут, едят вдоволь, купаются в ванных, спят на кроватях. "И трясутся ночью ожидая внезапных полицейских проверок, облав на наркоманов и бандитов", - подумал Гунн, он сам часто по ночам участвовал в таких облавах. - Как там бабушка, что вчера привезли? - спросил Смит. - Кончилась! Отец Тимофей сказал, надо могилу копать, - ответил Джек. - Отнести её подальше и камнями присыпать, - сказал Боул. - Лисы и дикие собаки сожрут, - сказал Гунн. - Нельзя, отец Тимофей говорил, надо провести погребение по-христиански. И Михаил с нами пойдёт. Боул недовольно скривился. - Бабка была интересный экземпляр! - продолжил говорить Горский. - Я такого не видел, говорит изнутри мужскими голосами, и всё рассказывает про всех, все тайны выдаёт! - Ну, понятно, чревовещатель, - сказал Боул. - Какой чревовещатель! Отец Тимофей говорит: она бесноватая. Бесы у неё внутри сидят и вещают. Вышел Михаил с кайлом и двумя лопатами, бросил их на окаменевший грунт, поздоровался за руку с Гунном, сказал: - Мир тебе да умножится, брат. Гунн кивнул головой, не зная что ответить, не привык он к таким приветствиям. - Миша, почему вы христиане живя в таких диких условиях не унываете? - спросил с хитрецой Боул. - Апостол сказал: многими скорбями надлежит войти в Царствие Небесное, - ответил Михаил. - На всё воля Божия. - Вот, на всё у них готов ответ: Бог всё благословляет, - кивнул в его сторону Боул. - Да, Гарик, всё в Его воле. Не захочет тебя терпеть более, до вечера не проживёшь, - ответил Михаил серьёзно. - Тьфу, тьфу, - сплюнул через плечо бывший инженер и постучал костяшками пальцев по своей голове. - Ещё сглазишь. - А ты Богу молись и не верь в суеверия, - ответил Михаил. - И всё? - Преподобный авва Дорофей ответил: "Придите, оживите себя смиренномудрием, вместо высокоумия, которым вы себя умертвили". Горский засмеялся, он понял намёк. - Значит я по-вашему: мёртв? - Духовно - да. - А вы христиане православные значит: живее всех живых? - Мы распяли себя миру. Раньше до гонений так поступали люди, уходя в монастырь. Теперь все кто ушёл из цифрового мира: распяли себя миру. Оставив мир, мы оставили и пристрастие к нему. - Как это "распяться миру"? - Распинаться миру, как говорил авва Дорофей, значит: освободиться от внешних вещей и подвизаться против услаждений мира сего, против своих пожеланий, привычек, умерщвляя свои страсти. И получится, как сказал апостол: мне мир распяся, и аз ему, - ответил Михаил и спросил: - Братия, надо бабульку покойную вынести. Кто мне поможет? - И далеко нести? - На мёртвый посёлок. - Ого! это ж пять километров топать, а потом ещё яму рыть. Я лучше за дровами пойду, - сказал Гарик. - Гарик, у тебя отдельное послушание, настоятель велел наносить на кухню и в прачку воды, помыть большой котёл, - передал наказ настоятеля Михаил. - Помню я. - И ещё ты не забыл проверить зарядку аккумулятора, он плохо принимает заряд. - Сделаю, без проблем, - самоуверенно заявил Боул. - "Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем" (Иак. 4, 5 ), - поправил его Михаил. - Вечно у вас на всё свои заморочки, - пробурчал Гарик и пошёл за вёдрами в шахту. За телом усопшей спустились Михаил, Гунн и Горский. Вышли вчетвером, к ним присоединился Захария. Тело бабушки положили на тележку Михаила, туда же подложили инструменты. Захария на посту сменил Смита и он с Михаилом и Горским пошли на старый, вымерший посёлок, где хоронили не христиан. Гунн пошёл спать. Похоронили бабушку не на общем христианском погосте, на пустынном месте возле мёртвого посёлка, в пяти километрах от пустыни, на старом кладбище, где теперь пустынники хоронили всех не христиан. Вернулись они под вечер, Андрей сообщил Горскому, что его ждёт отец Иоанн, он велел сразу идти к нему в келью. Гарик пришёл к юоковой выработке, сказал громко, что он прибыл. - Заходи, брат. Мучает тебя дух злобы, - то ли спросил, то ли сказал утвердительно отец Иоанн. - Ну, становись здесь, рядом, помолимся Пресвятой Богородице, может смилостивится, умолит Господа Бога, Сына своего, излечить тебя. И ты молись, проси своими словами. Он начал читать акафист Пресвятой Богородице, Горский как мог просил Бога и Богородицу о своём здравии. Окончив читать акафист, отец Иоанн помазал его маслом из лампадки Богородицы, положил руку свою на чело страдальца. - Именем Господа моего, Иисуса Христа, тебе говорю дух лукавый изыди из раба сего, божьего и не входи впредь, - сказал монах и тут же Горский ощутил будто какая-то сила вышла из него и ему стало легко и спокойно. - Ну, иди чадо и впредь не греши, молись, хвали Господа о здравии твоем. Горский ушёл и впредь уже не сотрясала его эпилепсия, он рассказал об этом всем насельникам пустыни. Он задумался: может и вправду есть Бог? 10 Директор тюрьмы начальник Маркс Цибенко вызвал к себе в кабинет заместителя по режиму и психологическому присмотру над заключёнными Мустафу Альмураза. У директора только что был представитель от власти, политический комиссар, региональный представитель партии "Паолей-Цион" (Иудейская сионистская социалистическая партия), состоящий в штате частного Фонда Глобальной безопасности (Фонд иллюминатов основан для коррумпирования правительств, убийств, спонсирования террористических и преступных организаций), хасид (воинственный антихристианин) Беньямин Визард, он курировал судьбы христиан в этом регионе. Он был масоном 18-й ступени посвящения "Рыцаря кадош" (шотландское масонство), член секты каббалистов. Рыцари кадош были посвящены в тайны масонов, организация поручала им проведение тайных операций против Христианства, их отличала: жестокость, цинизм и неразборчивость в средствах. Он застал директора за просмотром сериала "Декамерон" по интер-программе "Культура". Наблюдатель был очень недоволен, что заключенный Стефан Каленюк до сих пор не признал свою липовую вину и не хочет помогать масонским властям. Визарду передали, что вскоре намечался план окончательного уничтожения православных христиан. - О! смотрите культурный канал, это похвально. Одобряю и в рабочее время, - сказал жгуче ухмыльнувшись наблюдатель войдя в кабинет директора. - Я так, краем глаза, - директор переключил монитор на тюремные камеры наблюдения. Предложил гостю на выбор: чай, кофе, энергетик, гость отказался и сразу перешёл к делу. Визард поведал, что начальство недовольно, что христианин Стефан Каленюк до сих пор "не признаёт своей вины". Цибенко начал оправдываться, что всячески воздействует на христианина, даже подводя его к самоубийству, но не может ничего пока с ним сделать. - Попов и их пособников схимников, монахов, этих тунеядцев, мы - уничтожили! Всю эту шатию православную - загнали! в резервации. Теперь нужно нанести им окончательный удар - уничтожить, чтоб и памяти от них не осталось! Для этого у нас есть план, - проговорил со злобной усмешкой наблюдатель. - И вы должны в этом нам помочь! - Но, что же я могу сделать если христиане любят жизнь, любят своего Бога и не хотят добровольно расставаться с жизнью, - сказал нервно директор тюрьмы. - Не самому же мне убивать их! - выпалил он в отчаянии. - Это мысль! - Вы шутите? - сник директор, он обливался потом и постоянно пил воду. - Меня же по закону самого могут - посадить за убийство, даже если это будет изгой. - Ничего, мы вас всегда сможем оправдать и перевести на более высокий пост. "Вот заливает, что ж меня в министерство внутренних дел переведут?", - подумал директор. - Или вы заставьте его признать свои преступления или помогите ему умереть. Зачем убивать самому, у вас в руках много методов отправить любого заключенного на тот свет, - продолжил говорить наблюдатель. - Вы подумайте хорошо об этом и о своей работе. Многие хотят сесть в ваше кресло. - Я буду стараться, - заверил наблюдателя директор, хотел ещё что-то добавить, но наблюдатель встал и не прощаясь ушёл. Директор мысленно послал его ко всем чертям. Он не ведал, что наблюдатель является скрытым сатанистом, гомосексуалистом и чёрти постоянно рядом с ним и бесы в нём. Он вызвал к себе по телефону в кабинет заместителя. Заместитель тем временем общался с наблюдателем (это был коренастый, подтянутый, невысокого роста крепыш, арабской внешности) в "мёртвой зоне" вне камер. - Слушай, Мустафа, не надоело тебе бегать заместителем на побегушках у этого старого зануды? - спрашивал наблюдатель, прикуривая сигарету от зажигалки тиловца. - Ему ещё года три до пенсии, - ответил Альмураз, щуря свои и так узкие глаза. - Ты подумай, у директора и зарплата побольше и люди вверху поддержат твою кандидатуру. Нужно только быть более решительным с этими фанатиками христианами. Не ждать пока их дела передадут в суд "тройки", а кончать их пролетарскими, коммунистическими методами! Ты меня понимаешь? - Понимаю, товарищ Беньямин. - Ну, подсиди своего шефа, уволь его и садись в его кресло. - Я подумаю, как это сделать. И не сомневайтесь, я буду быстро расправляться с поклонниками Распятого. - Он провёл большим пальцем по горлу. - По демократически! - Приезжай сегодня в казино, поиграем, потом съездим в Красный квартал, развлечёмся с мальчиками. Оба рассмеялись, пожали друг другу руки и разошлись по своим делам. В кабинет директора городской тюрьмы Альмураз вошёл самоуверенно. - Мустафа, что у нас с заключенным биообъектом номер 666/2019, именуемом Стефан Каленюк? - строго спросил директор, не предложив подчинённому сесть. - Упорный, я сам лично его допрашивал, не признаётся ни в каких преступлениях. - В холодный карцер его сажали без пищи? - Сидел. Только они привыкшие к постам, для него остаться без пищи: не большое страдание. - Без сна держали? - Так точно, не сломался. - А без воды? - О, это жестокое страдание, даже христиане с трудом его переносят. - Так лишите его и воды! - Этот тип, упёртый, фанатик, за веру в своего Бога он готов - умереть. - Психологическому допросу с химическими препаратами подвергали? - Да. - Подсовывали ему заявление "о согласии биометрической идентификации"? - Не подписал. Очень кричал от болей, но не сдаётся, признаёт своего Бога. Непримиримый! Говорит: мне лучше принять смерть за своего Бога и попасть к Нему, чем предать его, поставив подпись. Для него подпись это уже предательство. Жаль, нет среди наших таких верных людей. Ведь по их трактовке он получается: мученик. А это для них не - смерть, а путёвка в Царство Небесное. По их теории ведь, смерти - нет. - Я это знаю! - нервно сказал директор тюрьмы. - В камеру к извращенцам наркошам подсаживали? - Вы же знаете, кидали и туда. В камере двадцать четыре часа в сутки крутили "клубничку" и эротику. Выдержал! Закрывал глаза и молился в своей нирване. - Нужно было подсунуть ему в камеру кого-то из наших работниц, посмазливей без моральных принципов. - Подсовывали. Нашу красавицу Бриттани Брайан под видом проститутки. Он с ней повёл беседы на тему морали, призывал покончить с блудной жизнью. Наша сотрудница не выдержала, дала ему в лицо кулаком. Он поблагодарил её, она и вышла из камеры ни с чем. Цибенко смотрел на монитор, там была камера самоубийц в которой содержался Каленюк. - Вижу, он сейчас сидит в камере самоубийц. В камере самоубийц всё было подготовлено к смерти: были и крюки с верёвками, и острые бритвы, и яды в таблетках и растворённые в воде. И постоянно крутили фильмы о самоубийствах, траурную музыку Заключённым давали всё что они хотят ни в чём не ограничивали, не снимали ни шнурков, ни ремней. По государственному закону заключённые тоже имели права на самоубийство. - И что? - Надо выводить его оттуда. Он ведёт свою пропаганду и уже двое заключённых самоубийц отказались умирать добровольно! - Возмутительно! Может подсадить его на наркоту? - Это не долго, но он тогда может ещё долго прожить, под кайфом. А нам нужно, чтоб он никого не возмущал и не проповедовал. - Что же делать? - Бросить его в пресс-хатку! Там где психи, изуверы и маньяки сидят. Эти его быстро переубедят или доведут до смерти. - Они же его разорвут! - Ну, и что? разборки уголовников. Кому-то просто добавят к пожизненному сроку лет десять. Да, им на это наплевать. Он там и дня не проживёт! - Немедленно переведите его к этим психопатам. Под вашу ответственность. - Конечно под мою, под чью же ещё, - улыбнулся садист, извращенец. - Если бы он был нормальный гражданин общества, я бы никогда не посадил его в камеру к этим психам, - сказал устало Цибенко. - Идите, Мустафа. Заместитель развернулся и вышел из кабинета. "С такими нервами не стоит работать в тюрьме, чистоплюй, - подумал о начальнике заместитель. - Скоро я стану директором тюрьмы и буду безжалостен к христианам как Диоклетиан или Нерон!". Скоро директору тюрьмы позвонили из администрации воеводства и сообщили, что новый военный генерал-шериф воеводства узнал, что поймали священника и двух монашек, он приказал привезти его к себе, для частного разговора и разбирательства. Через пятнадцать минут два тюремных конвоира ввели задержанного священника (одетого в обычную гражданскую одежду), козырнули. Родс Макмарана приказал расковать его и выложить на стол вещи священника. Конвоиры, сняли наручники и кандалы. На большой стол шерифа высыпали из казённой сумки: большой рюкзак, несколько богослужебных книг, Новый Завет, священнический крест, епитрахиль, набедренник, поручи, пояс, палицу, фелонь, копие, лжицу, кадило, святую чашу и звездицу. Стали по стойке смирно, генерал рукой дал им знак выйти, они козырнули, развернулись кругом и вышли. Генерал закурил сигару, разглядывая задержанного. Это был измождённый, пожилой человек, среднего роста, с седыми длинными волосами и бородой до груди, светло-голубыми глазами и добрым лицом. - Как звать? - спросил по-английски через электронный переводчик Макмарана (местных: русского и украинского языков он не знал) выпустив в потолок облако дыма. - Евтихий Евгеньевич, Боголюбов, - ответил смиренно иеромонах. - Бывшее место работы, должность? - Иеромонах, настоятель храма Святого Георгия. - Вижу по ризам - православный. - Истинно так. - Знаешь кто я? - Видимо повелитель этих мест. Ответ понравился Макмаране. - Значит, мы сможем договориться... - Он снова затянулся, выпустил облако дыма. - Не пойму вас, катакомбных христиан, почему вы не живёте как все? Что вам не нравится? - Думаю, по роду службы вы ведь общались уже с христианами? Генерал-шериф утвердительно кивнул головой. - Тогда не будем повторяться о набитых истинах: идентификации, чипах, свободе совести. Разрешите говорить, что я сам думаю? - Позволяю. - Ваши так называемые 'ценности', у нас прямо называются - грехом. Нам не нравится политика правящей элиты, эти лозунги о 'новом гуманизме', при котором власти бомбят собственные города, и лгут, что их обстреляли противная сторона, чтоб опорочить противника. Так не делали и в тоталитарных СССР и Германии. В нашей конфедерации государств получается так: если даже весь мир идет не в ногу с нами, с его позицией считаться необязательно. Не говоря уже о России или Китае. - Но ведь мы воюем против русских, и это их ракеты целят и попадают в наши города. Разве ты в этом сомневаешься? - Мне кажется это - ложь. - Ты не веришь своему правительству? - Я это правительство не избирал, впрочем, как и остальные граждане. - Почему? - Разве электронным голосованием честно можно голосовать? За электорат всё решили там, за океаном. - Кто? - сделал вид, что не понимает генерал-шериф. - Вы это прекрасно знаете, вы же англосакс. Я не верю нашему правительству, обман в течение долгого времени стал официальной линией нашего государства - содружества-государств. - Ты не боишься говорить мне такое! Вижу, ты - непримиримый экстремист! Хуже, ты - русский агент влияния или шпион! Ты - предатель интересов нашего великого содружества государств и только за это уже должен отвечать перед законом, как изменник. - Это моё частное мнение, кто может запретить думать? Я не афиширую его нигде. Помните, как Тацит охарактеризовал Римскую империю: 'Всемирные разбойники, они несли опустошение и называли это миром'. Ничего не изменилось с тех пор. - Наглец, ты цитируешь римского историка Корнелия Тацита, смешивая древний Рим, тоталитарные драконовские режимы коммунистической СССР и фашистской Германии и сравнивая их с нашим демократическим государством в Новой Эре давшей всем равные права! Я могу тебе гарантировать: правящая миром Американская сверхдержава, Израиль и мы их 'младшие партнёры' в порыве великодушия проложим дорогу к новой эре гуманизма и справедливости, уничтожив и Россию и всех непокорных даже в нашей стране. Демократия не делается в белых перчатках, они должны быть - красными, чтоб не видны были следы крови. - Мне страшно подумать, что будет дальше, если сейчас такое творится беззаконие по отношению к людям, которых не считают даже за людей, а называют: числами, файлами и физическими лицами. - Какое тебе дело до всех этих никчемных людишек? которые сами захотели примерять и носить на шее наше ярмо? Они шутили над "теорией заговора", а мы их не в шутку закобалили! Да, всё это правда: и тайное правительство, и уничтожение непокорных народов, и золотой миллиард, кроме числа дьявола, потому что его - нет. Кто с тобой шёл? - резко переключился на допрос Макмарана. - Две монашки из закрытого монастыря, который я окормлял. - Куда шли? - Искали общину православных христиан. - Так... судя по твоим вещам, - он взял в руки крест и Новый Завет, небрежно бросил на стол, - срок тебе уже обеспечен. Что скажешь? - Ваша власть. - Но, я могу и освободить тебя в чистую, и даже не предлагаю тебе отречься от своего Бога или принять безобидный номерок и простой биометрический документ-карточку... Что же не спросишь, что я хочу тебе предложить? - Как к вам обращаться? - Зови меня просто: товарищ генерал, вам жившим в бывшем Союзе, так привычней, - засмеялся он. - Товарищ генерал, вы служите своему правительству, я служу Богу, какие между нами могут быть соглашения? Что общего может быть между... - священник замолчал. - Ну, договаривай. - Между христианином и служителем власти антихристовой. - Смело, дерзко. Только я антихристу не служу, нет антихриста в природе. - Он есть, только ещё не проявил себя. Вы же читали Ветхий Завет? Макмарана кивнул утвердительно. - Там сказано у пророка Захарии: "Ибо вот, Я поставлю на этой земле пастуха, который о погибающих не позаботится, потерявшихся не будет искать и больных не будет лечить, здоровых не будет кормить, а мясо тучных будет есть и копыта их оторвет" (Зах. 11, 16)". - Ну, расшифруй, что, по-твоему это означает? - Бог попустит за грехи людские прийти антихристу, который не будет заботиться о нуждах людских, ни о духовных потребностях, не будет их лечить, а здоровых не будет кормить, потому что нечем будет; разбогатевших же - разорит. - Удивляюсь, как феноменально некоторые из вас знают наизусть главы Библии... Знаешь ли ты, что я могу с тобой сделать? дерзновенный старик, - спросил он, не повышая голоса. - 'Наступит время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу' (Ин. 16, 2). - Ну, Бог это понятие относительное, но я люблю смелых. Сам воевал, приходилось смотреть в лицо смерти... Всё же расскажи: кого ты понимаешь под антихристом? - Об этом предупреждали нас и святые отцы: святой Ефрем Сирин, святой Ириней Лионский, святой Паисий Святогорец, архимандрит Иустин Пырву, старец Кирилл Павлов, монах Зиновий мних, святой архиепископ иерусалимский Кирилл... - Достаточно имён. К сути, - прервал его правитель. - Как говорил святой Ириней Лионский: антихрист будет последнее орудие сатаны, отступник и разбойник, который захочет чтоб ему поклонялись все как Богу, будучи рабом, захочет чтоб ему поклонялись как царю. И получив силу диавола, будучи: нечестивый, беззаконный, богоотступник, злодей и человекоубийца, придёт с хитростью и лестью, будто царь праведный и законный. Он прикажет убрать с улиц всех идолов, которые во множестве сейчас стоят в городах и... - И для чего ему это нужно? - Чтобы внушить людям, что он сам как Бог, но сам восстанет как идол, и в самом себе сосредоточит разнообразное возбуждение, чтобы те, которые посредством разных мерзостей поклонялись диаволу, служили ему как богу. Апостол Павел сказал об этом во втором послании к фессалоникийцам: 'Доколе не придёт прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога' (2 Фес. 2: 3, 4). - Ну, расшифруй. - 'Отступление', это отступление от истинной православной веры, случилось, когда многие её архиереи и священники упали в раскол и ересь, я не говорю о уже пастве, перешли на службу к экуменистам. И люди, забыв истинного Бога Христа, начали поклоняться идолам: золоту, благам, роскоши, комфорту и перестали верить во Христа и приняли начертание антихриста. Святой Иоанн Богослов прямо писал об этом в Откровениях, посланных от Бога: 'И он сделает то, что всем малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание, на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его' (Откр. 13: 16, 17). - А-а-а, и число это 'человеческое, число его - шестьсот шестьдесят шесть' (Откр. 13, 18), - усмехнулся правитель. - Знакомая сказка, надоевшая всем и набившая оскомину. Ваши же отцы и опровергли её. - Какие отцы? - Например: архиепископ Андерлехт, епископ Софроний и многие выше их говорят: 'Биометрия и обыкновенные номера социального страхования это не имя антихриста, это выдумки одураченных людей'. - Какие они отцы? - ужаснулся священник. - Это богомерзкие отступники - еретики, предтечи антихриста и его служители, волки в овечьих шкурах, а эта женщина вообще - оборотень в лице мужчины. Они погубившие множество народа... - Не знаю, кого они погубили, я не хожу к экуменистам в храмы. - Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел предупреждал: принятие личного кода налагает на людей ответственность за содеянное. Принимая код, мы вступаем в союз с диаволом, берём на свою душу грех. Вы же не можете опровергнуть, что мы христиане, не принявшие от правителей код с тремя шестёрками, не можем ничего ни купить, ни продать. Что номер с тремя шестёрками приняли почти все на земле: богатые и нищие, свободные и рабы. И именно они могут и покупать и продавать в отличии от нас - православных. Ведь это же сбылось, значит: этот номер именно - антихристов. - Ты не мало не убеждаешь меня ни на йоту, - махнул рукой Макмарана, зевнув. - Воистину сказано: 'Огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы' (Деян. 28: 25), Бог исцелил их. И случится, то что предначертано: серебро свое они выбросят на улицы, и золото у них будет в пренебрежении. Они не насытят ими душ своих и не наполнят утроб своих, ибо оно было поводом к беззаконию их. И не сможет спасти их в день ярости Господа. - Ну, ты, раб Божий, - назвал так батюшку правитель пренебрежительно, - не забывайся перед кем стоишь! Предо мною трепещут многие власть имущие в этом округе! Я имею власть в своих владениях: казнить! и миловать, - уняв гнев, он льстиво спросил: - Скажи мне, где находится ваша база, и я отпущу тебя. Будешь врать - не доживёшь до суда. - Не могу, ответить на этот вопрос, - отвечал Евтихий Евгеньевич, не потому что не знал никаких тайных пустынь, потому что не хотел быть предателем как Иуда. - Я монах, священник, я воин Христов, я всю жизнь учил учению Христа, а теперь на старости лет должен сделаться его противником? Вы же военный, вы понимаете что такое: воинская честь и присяга, - при этом генерал одобрительно кивнул головой, - понимаете, глупо... - И тебе легче умереть? - Открою вам непреложную истину: смерти нет. - С вашей теорией я знаком. Не хочешь говорить, где находится ваша главная база? У нас есть медицинские средства, что развязывают язык, даже если физическое лицо не желает говорить правду. - На всё воля Божья, без Его воли даже волос не упадёт с моей головы. Только вы ничего не добьётесь, я ничего не знаю. - Люблю я откровенных людей. А если я прикажу тебя пытать? - Так и апостолов пытали, а они претерпели и получили то, чего ждали. - Я подумаю, что с тобой сделать, - он носком туфли нажал под столом кнопку, в кабинет вошёл его ординарец капрал Джим Смит. - Пусть уведут задержанного, и скажи этим, - он пренебрежительно кивнул на дверь, - я приказал, пусть обращаются с ним прилично. - Слушаюсь, господин генерал, - ответил капрал Смит и вызвал в кабинет тюремщиков, они надели на Боголюбова наручники и кандалы, собрали его вещи в сумку и увели. - Нашёл своего брата? - спросил генерал. - Нет, мой генерал, он или погиб или... - Или что? - Его данные исчезли с поля зрения системы 'Глобал'. Думаю: он погиб. - Вы свободны, Смит. Боголюбова не повезли сразу в тюрьму, зная о нём, епископша Андерлехт попросила привезти монаха-священника в свою резиденцию 'для беседы и вразумления' в главный экуменистический храм города на улицу проповедника Джерри Фолвела 999/С в Оранжевой зоне (закрытого делового квартала) перед которым стоял памятник в виде быка (Царь Израиля Иеровоам отступивший от Бога, построил в городе Дан новое святилище и, чтобы подчеркнуть его отличие от Иерусалимского Храма, воздвиг там "золотого тельца" - статую быка, традиционный образ ханаанского бога Эля). Конвоиры его расковали возле храма и ввели под руки в большой зал заседаний, где на троне сидела глава экуменистов, отступников-раскольников, сектантов в архиерейском облачении. Справа от неё на стуле сидел мужчина в архиерейском облачении, слева на стуле сидел её секретарь в дьяконском сане. По правую и левую её руки стояли люди многих национальностей (были среди них чернокожие, китайцы, евреи, арабы, англосаксы и славяне) в священнических ризах, бывшие католические, греко-католические священники, православные священники отступники от веры, новоиспечённые женатые монахи, сектанты, мусульманские муллы, женщины священницы и диаконисы и прочий сброд. И ни на одном из них не было креста, Боголюбова конвоиры оставили посреди зала и по движению руки Андерлехт вышли из зала. - Евтихий, брат наш, подойди, приложись к руке архипастыря, облобызайся братским целованием со священством, - сказал поднявшись, по-русски с акцентом секретарь Андерлехт, бывший католик, монах-иезуит Пьетро Умберто. Разглядев собравшуюся "братию", эти лживые, фарисейские физиономии, иеромонах Евтихий обратился к ним: - 'Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей'. (Пс. 1, 1). Вы не учителя церкви и паствы Божией, вы сборище сатанинское, примитивные люди живущие материальными интересами и биологическими инстинктами. Бывшие пред вами фарисеи - дети, ибо они не делали мерзостей, которые вы делаете. Все присутствующие еретики громко начали роптать, злиться. - Ты зачем обижаешь архиереев и пастырей божьих? Вернись в лоно церкви, покайся в заблуждениях, - властно сказал бывший православный архиерей, архиепископ Московского Патриархата, перешедший в Константинопольский патриархат, затем в унию (к греко-католикам) и теперь перешедший в экуменистическую церковь - Софроний Дмитручко. В новой 'церкви' он имел сан - епископа. - Вижу, по лицу вы - славянин, и говорите по-русски чисто. Кто вы? - Епископ Софроний! - гордо ответил еретик. - Слышал о тебе, преданный анафеме архиерей, достойный преемник паписта Варфоломея, еретика-раскольника Филарета и ряженого Епифания. Много ты братьев и сестер наших погубил, предал гонениям и на поругание врагам Христовым! Ты ли будешь учить, предавшего, жизнь свою в руки Божьи. Не хочу с вами не то что общаться, стоять с вами мне зазорно. - Как смеешь дерзить в присутствии архиереев! - грозно спросил монах-иезуит Умберто. - Пусть выскажет свои заблуждения, - снисходительно сказала Андерлехт. Боголюбов присмотрелся к 'архиерею' сидевшему на троне посреди зала, черты лица показались ему женскими и кости рук тонкие, хотя у него и была жидкая бородка. - Не престало женщине играть роль священника, гадко это. Сбрей свою бородку, и горько кайся, Господь милосерд, простит грешницу. - Молчать! С кем разговариваешь, отлучник! - злобно сказал секретарь иезуит Умберто. - Врёшь, меня никто не отлучал от церкви Божией, - сказал Бголюбов. - У нас есть на тебя досье, - Пий Умберто залез в свой персональный компьютер, что-то там поискал, зачитал: - Евтихий Боголюбов, отлучён от церкви святым собором экуменистической церкви, позапрошлом году, в мае месяце, двенадцатого дня. На соборе присутствовали... - Я не признаю того судилища и не принадлежу к экуменистической церкви. Вы создали эту церковную структуру, основанную на американском протестантизме, который трансформирован хазарами в неоиудаизм, получивший официальное название - христианский сионизм. Ваше учение основано на "подрыве христианского евангельского учения путем формирования христианской теологии". "Каков умник и это знает!", - удивилась Андерлехт. - Меня может судить, только наш собор, архиереев православных в изгнании. - Я же говорил, они неисправимы, - тихо сказал начальнице Софроний. - Вам лучше знать, епископ Софроний, вы из бывших, - ответила так же тихо Вивея. - Ещё раз спрашиваю, покаешься ли в своих заблуждениях? - спросил Софроний. - Вспомни несчастный слова Господа нашего Иисуса Христа: 'Смотри, свет, который в тебе, не есть ли тьма?' (Лк. 11, 35)... От этих слов лжеепископ посуровел. - Христос не Бог! - злобно бросил реплику экуменист иезуит. - 'Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, был умервщлен по плоти, но ожив духом' (1 Петр. 3: 18). А вы хулите имя Его, но скоро предстанете пред Ним на суде и горько раскаетесь в своих заблуждениях, - ответил иезуиту и в его лице всем этим заблудшим духовным мертвецам иеромонах Евтихий. И снова обратился к раскольнику-отступнику: - Я отвечу тебе, Софроний, если ты ответишь мне на мой лёгкий вопрос... - Ты не имеешь право задавать вопросы архиереям! - возмущённо сказал иезуит Пий. - Пусть задаст, - махнул рукой беспечно лжеепископ. - Задавай. - Имеет ли право монах жениться или жить с женщиной в плотской связи? Софроний сжал зубы, он бывший монах, ушедший сначала в раскол, а потом взявший себе жену, по вере экуменистов, знал: монаху иметь жен - нельзя! Его же жена, Дина Жолондзович, польская еврейка, невысокая женщина с семитскими чертами лица, черноволосая красавица стоявшая в облачении диакона, принявшая сан диакониссы церкви Нью Эйдж, стояла здесь же (она сослужила мужу во время экуменистических служб). Всё-таки он не был уверен, что монаху можно иметь жену. Совесть свою он всячески присмирял и старался об этом не думать. - Имеет! Даже святые угодники, православные, будучи епископами имели детей, - выпалил он с гордыней. - Ты лжёшь Софроний, они имели детей до пострига в монашество а, не будучи монахами. А ты, будучи монахом, и епископом ушёл в раскол, предал истинную веру, разменяв на блага нечестивые. Ты теперь имеешь жену! Хотя какой ты епископ и монах? Ты же низвержен из сана. - Я и сейчас являюсь епископом церкви, - попытался сыронизировать отступник при плохой игре чувств. - Может ли служитель церкви признавать праведным - содомсикй грех? - спросил иеромонах у отступника. - Святейший, прикажите закрыть ему уста? - спросил монах иезуит у архиепископши. - Пусть поговорят, а мы послушаем. Софроний когда-то воспитанный в православии понимал, что содомский грех - тяжкий грех, но новая церковь Нью Эйдж это отрицала, и многие её 'священники' и 'священницы' были извращенцами. - Эта любовь не запрещена Богом, если она взаимна, - соврал он в угоду своим коллегам, все одобряюще заулыбались. - Истину говорит епископ, - сказала жена Софрония Дина. - Бог не запрещает любовь, Бог запрещает насилие, - вторил ей содомит, женоподобный мулат в сутане. - 'Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют" (Рим. 1: 32), - сказал иеромонах Евтихий бывшему архиерею Софронию, ряженые зашипели на него как змии. - "Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники - Царства Божия не наследуют' (1 Кор. 6: 9, 10), - ответил он им цитатой из послания святого апостола Павла к Коринфлянам. Что тут началось и брань и визг, крики, рев будто в хлеву и угрозы сопровождаемые бранью. - Верно, сказал о вас Христос: 'Горе вам лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония' (Мф 23: 27, 28). Горе святоши неиствовали, порывались выйти из шеренги и наброситься на православного священника. Очень сильно обличали их слова Спасителя, в самое сердце ранили Его слова, потому и ругались они. - Он не так трактует Библию, он лжёт, там ничего не скзано о читой однополой любви, если она взаимна, то не грешна! - неитовствовал азиат содомит в одеянии священника. - Смерть ему! - громко выкрикнула мулатка, арабка в сутане, Эсмер Торгул тоже лесбиянка. - Чего ты молчишь, дорогой, ответь ему, - призвала к мужу Дина. - Ваше блаженство, этот еретик неисправим, он одержимый, что его слушаете, - говорил Софроний (лицо его покрылось потом), начальнице Андерлехт, чтоб не слушать слова обличения монаха-священника разящего его прямо в сердце. - Иудеи распяли Сына твоего Владыки, а ты сидишь с ними в судилище, сходишься на их нечестивый совет, чего же ты ждёшь от Христа, когда Он придёт судить всех? - спросил Евтихий у Софрония. - Где ты видел здесь иудеев!!? Мы исповедуем мировую, экуменистическую религию! - громко возмутилась Дина Дмитручко. Еретики все вместе завопили, закричали недовольно, обвиняя иеромонаха во всех грехах. - Жалко мне вас заблудших в своих нечестиях, - ответил им Боголюбов, чем вызвал в них ещё большую брань. - Ваше блаженство, позвольте нам его проучить! - попросила Жолондзович. - Он намекает что мы лжецы! фарисеи, - возмущался азиат в халате с тюрбаном на голове. - 'Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины. Когда говорил он ложь, говорил своё, ибо он лжец и отец лжи' (Ин. 8: 44), - ответил им иеромонах. Лжепастыри снова злобно заголдели, начали выкрикивать угрозы и оскорбления православному монаху. - Смерть ему, смерть!!! - вопила Эсмер Торгул . - В подвал его заключить на хлеб и воду! - говорила Жолондзович. - Мне лучше умереть в застенках, нежели ради освобождения впасть в нечестие! - Что ж, отправьте его в темницу, пусть там поразмыслит: служить ли ему богу или быть судимым за неверие и фанатизм, - решила Андерлехт. - Благодарю вас, ибо я как апостол Павел: хочу быть узником и готов умереть за имя Господа Иисуса! 'Единому Премудрому Богу, через Иисуса Христа слава вовеки. Аминь' (Рим. 14, 28), - сказал он и перекрестился. - Уведите! - грозно приказала она, ударив посохом о плитку пола. - Вы заблудшие, обманутые люди, духовно омертвелые, рабы глобальной Хазарии, антигосударства антихриста, придуманного и созданного - сионистами, для захвата мировой власти, - говорил Боголюбов, печально глядя на эту беснующуюся орду, но его никто не слышал. Он поднял лицо вверх: - Прости им Господи, ибо они заблудились в своих прегрешениях и уже не ведают: что творят. - Ответь ему, Софроний, он неиствует, - приказным тоном обратилась Андерлехт к раскольнику. - Евтихий, перестань неиствовать, ты заблуждаешься, - сказал Софроний. - Воистину сбылось предупреждение: 'Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам-обольстителям и учениям бесовским' (1 Тим. 4, 1). Святой Григорий Нисский писал о таких как ты отступниках: если кто отвергнется веры христианской и уклонится в иудейство, идолослужение или манихейство или иное нечестие и вдруг раскается, то в течении всей жизни должен пребывать в покаянии и не причащаться Святых Тайн до самой своей кончины. - Отец Евтихий посмотрел в лицо Софронию, тот опустил глаза. - 'Лучше бы им не познать пути правды, нежели познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: 'пес возвращается на свою блевотину', и 'вымытая свинья идет валяться в грязи' (2 Петр. 2: 21, 22). Эти слова сильно задели бывшего архиерея, он понимал, что заблуждается, но сам себя оправдывал, что всё-таки служит Богу. Вошли тюремные конвоиры, надели на священника наручники. - Софроний, скажи мне: не забыл ли ты ещё Символ веры? Иисус Христос Бог ли? - спросил его отец Евтихий. Бывший монах молчал, он не знал, что ответить, он боялся своих новых пастырей и подчинённых, они не считали Христа Богом, как и иудеи; они верили в единого бога (вероятно тьмы), который не был Богом, отвергали крест и иконы. Он даже подозревал, что экуменисты говоря о вере в Бога, веруют в бога не Истинного. Он сделал вид, что не понял вопроса и ему не интересно говорить с фанатиком. - Не Бог, не Бог!!! - завопила истерично лесбиянка Торгул. - 'Доколе, Боже, будет поносить враг? вечно ли будет хулить противник имя Твое? Для чего отклоняешь руку Твою и десницу Твою? Из среды недра Твоего порази их' (Пс. 73:10, 11), - обратился Евтихий к Создателю. Конвоиры грубо подхватили монаха под локти, повели из зала на выход. - Вспомни Софроний: "И всякий язык исповедовал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца"! (Флп. 2, 11), - успел сказать он, прежде чем конвоиры грубо схватили его и потащили у выходу. - 'И рассвирепел дракон на жену, и пошёл, чтобы вступить в брань с прочими от семени её, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа' (Откр. 12: 17). Это о вас говорится, Софроний, помни это! - Его вытолкали его из зала и повезли в тюрьму. - А всё-таки, Христос Бог или нет? - задала провокационный вопрос Андерлехт у Дмитручко. Он верил, что Христос - Бог, но глядя на свою начальницу, на лжепастырей, на свою злющую жену Войцеху, струсил, ради "страха иудейска" сказал хриплым голосом: - Н-не Бог. - И мы это знаем, - сказала смешливо Андерлехт и вся свора послушна взвыла от восторга. Боголюбова снова вернули в политическую тюрьму, там с ним вели допросы два следователя, один по традиции 'злой', другой 'добрый'. Злого звали Вацлав Кульчицкий (был тайный католик, ненавидивший православных), доброго звали Яков Тирас. После общения с лёгкими тычками с Кульчицким, Боголюбова привели к Тирасу. Они долго говорили о религии, о разный верах и сектах, Тирас ничего не навязывал подследственному, спрашивал о жизни вне цивилизации. Под конец допроса, Боголюбов решился попросить, чтоб ему дали что-нибудь почитать из классики. - У нас в основном все смотрят фильмы, печатной литературы давно никто не читает. Разве слушают в звуковом формате. Но, я могу вам дать почитать нашу электронную библиотеку. Вы же русский, вы о русском мире тоскуете? Могу предложить вам: Искандера (Герцена) 'Былое и думы' или неистового Виссариона (Белинского) 'Дмитрий Калинин' или Сергея Кравчинского (террорист, убил ген. жандармов Мезенцева) 'Подпольная Россия'. Боголюбов отрицательно покачал головой. - Извините, Фёдора Михайловича (Достоевский) предложить не могу, запрещён цензурой, как антисемит. - Крестовского дайте почитать. - Запрещён цензурой, его труды уничтожены. Что же вам предложить? Ну, хоть роман Чернышевского, 'Что делать?', он говорят, был сыном священника, вам же это близко. Правда сказать, Ленин хвалил Чернышевского, писал: Чернышевский единственный русский писатель сумевший остаться на уровне цельного философского материализма. Правда, вы Ленина не почитаете? - Вы правы, Ленин это гонитель церкви, он сейчас будет в большой цене. Вы Яков Соломонович большой эрудит. - Спасибо, просто я учился на литературном факультете МГУ, там умели делать специалистов. Так вам дать что-нибудь почитать? Может поэтов Рылеева, Раевского? - Декабристов-масонов, не надо. Лучше я почитаю по памяти Псалтырь, это будет полезней для спасения моей души. - Вы тоже - большой эрудит. - Вижу, вы человек образованный, не зацикленный, можете сказать мне откровенно: за что вы ненавидите Православие? - Откровенно. Православие по-прежнему осталось главной преградой на пути нашего стремления к мировому господству. И скоро мы с вами покончим. Желаю вам не закончить жизнь плохо. - Спаси Бог, за добрые слова. И вам желаю познать веру истинную, пока не поздно. Ведь вы намного больше будете сожалеть о вашей ошибке, только вернуть жизнь назад будет нельзя. Следователь вызвал дежурного конвоира и тот, войдя надел на иеромонаха наручники, на голову мешок, вывел из кабинета. Роблена выпустили из следственного изолятора под домашний арест до суда, он пообещал работать на полицию. Заблокировав его счёт и нацепив ему на ногу электронный браслет слежения (Он вызывал небольшой удар тока, если подследственный выходил из радиуса действия положенного ему для заключения места или пытался его снять) его выпустили. На выходе из изолятора он встретился с Симпсоном Джеком. Тот отсидел пятнадцать суток за то, что оскорбил словами извращенцев. Симпсона и его банду следователь вызывал к себе на допросы по обвинению в изнасиловании Фора Светланы Борисовны. Всех их проверили на детекторе лжи и оказалось в изнасиловании они не виновны. Но нервы потрепали им изрядно, потому Симпсон решил напиться в баре, чтоб расслабиться. В том баре праздновали день рожденья содомиты, они вели себя как всегда бесцеремонно (их особо охранял закон, как неприкасаемых), громко разговаривали, жестикулировали, публично целовались. Симпсон сидел с больной головой, он был раздражён поведением содомитов, попросил их едва сдерживая ярость: - Голуби, ша, тише будьте! Содомиты, их было человек десять, замолкли не на долго. Пошептавшись, через минуту снова принялись веселиться. - Заткнитесь, наконец! Башка от вас болит. Содомиты, а среди них были и активные, накаченные быки уставились на него. Кто-то начал снимать его на видео, плюс камеры наблюдения фиксировали всё. - Вы чем-то недовольны? - спросил именинник, рахитичный молодец в женском платье с раскрашенной как у клоуна рожей. - Недоволен, гомосек, что ты орёшь тут, мешая людям отдыхать. - Как он меня обозвал? - едва не плача спросил у дружков именинник. - Это общественное место, кафе-бар, у нас сегодня праздник! - А ты у них за подарок, - съязвил Симпсон. - Это свободная страна, не Россия, мы имеем право отдыхать и шуметь до одиннадцати часов! - вступился за своего дружка его покровитель, здоровенный мужик. - У вас... - грубо ругнулся Сим, - всегда: то праздники, то фестивали, когда вы работать будете!? - задал он резонный вопрос. - Он гомофоб, - почти теряя сознание сказал именинник. Содомиты возмутились, так как попрали их права: оскорбили, назвав некорректно. Тут же начали звать полицию. Джек допил своё пиво и вышел из кафе, не хотел ссориться. Но через квартал его нагнала полицейская машина, полицейские предложили ему пройти: идентификацию. Он её прошёл успешно и тут же был арестован за оскорбление геев в общественном месте публично. Его отвезли в участок, оформили электронный протокол по видеозаписям. Тут же не выходя из кабинета, связались по видеосвязи с судом, послали туда копии допроса и видеосъёмки. Судья оказалась женщина, лесбиянка, злющая, ненавидящая мужчин, разбиралась она не долго, дала по максимуму за оскорбление гендеров - пятнадцать суток. Симпсон не спорил, знал, что за препирательство с судьёй, срок можно получить до полугода. Поблагодарил судью за науку и отправился в камеру. - Оба-на, вот где мы встретились! - сказал Джек, не подавая руки Роблену. Они вышли на улицу из помещения изолятора, вышли за ограду из колючей проволоки. - А ты что тут делаешь? - спросил Симпсон. - Чалился три недели за хранение оружия, стволов, - поправился и напустил на себя бравый вид Стирфорт, ему льстило, что вожак банды разговаривает с ним как равным. - Это за ту пукалку что ты мне показывал? - усмехнулся Джек. Роблен несколько обиделся, но не подал вида. - У меня нашли два! ствола. - И что, после этого отпустили? Что-то ты тумана напускаешь, - удивился Симпсон. - Под домашний арест, до суда, - он поднял брючину и с гордым видом показал браслет слежения, потом в ухе показал приёмник "предупреждения". - Обычно за такое не отпускают домой до суда, - сказал утверждающе Симпсон. - Ты наверно что-то пообещал легавым? - Ничего не обещал! За кого ты меня принимаешь! Так отпустили, сам удивился, - соврал Роблен, экспертиза признала один пистолет небоеспособным, к другому не было патронов. хотя и за это не уже не выпускали из СИЗО. Чтоб получить домашний арест, он рассказал про всех знакомых, что знал об их деятельности, не исключая и Симпсона. - Меня копы даже пару раз ударили, я ничего им не сказал. - Странно, они сейчас никого не прессуют, обходятся детектором лжи. У них же всё под запись идёт, запутают так, что потом когда предъявят твои ложные показания, сам сознаешься. Даже убийц и маньяков не пытают, применяют химиотерапию, - шутливо назвал он "уколы правды"... Ну разве что исламских террористов и христианских фундаменталистов могут пытать, так они же вне закона. Как же ты попался? По тупому носил ствол с собой? - Нет, меня сдала моя чикса. - Светка Фора! - выпалил потрясённый Джек. - Она ... - выругался витиевато Роблен. - Подставила меня, сдала копам! Они приехали ко мне на хату и сразу на нычке нашли стволы. Будто знали: где я их прячу. Закабалили в браслеты и в участок. Вот и сидел три недели! - сказал он гордо, потому что первый раз отсидел в камере с уголовниками. - Это надо обмозговать. Поехали, обмоем наше освобождение! - Симпсон остановил такси. - Ты хочешь рассчитаться со Светкой? 'Хорошо о долге не вспоминает', - подумал Роблен и сказал: - Я её ненавижу, и готов убить! - Тише, не болтай об этом в такси и в общественных местах. Везде стоят камеры и микрофоны. Обсудим это у меня на хате. Сначала купим бухла и хавки. Они сели в такси-беспилотник и Симпсон назвал адрес в микрофон, машина плавно тронулась в путь. Как только такси отклонилось от курса к дому Роблена в сторону у него начала пощипывать нога. Удаляясь от курса электрический импульс повышался, он заругался и попросил остановиться. Такси остановилось в положенном месте. - Ты чего? - спросил подозрительно Джек. - Браслет начал бить током! Джек засмеялся. - Знакомая штука! отклонились от маршрута, - сказал он. "Роблен Стирфорт, вы отклонились от курса домой, предлагаем вам вернуться на прежний курс. Иначе вы будете арестованы первым патрулём на вашем пути", - послышался в ушном микрофоне женский голос в приказном тоне. - Мне только что приказали ехать домой, - Роблен показал на своё ухо. - Понятно. - Джек похлопал его по плечу, открыл дверь такси, вышел. - Ладно, увидимся позже у тебя и переговорим. Здесь много ушей! Тебе разрешили принимать на хате друзей? - По этому поводу ничего не говорили. - Значит можно. Кстати, и тот микрофон у тебя в ухе может быть и подслушивающим. Привет лягавые! - громко сказал Симпсон и сказал тихо: - За тобой ещё должок, Мотылёк, не забыл? Срок истёк! - Он захлопнул дверь. Стирфорт немного струхнул, расстроился, назвал свой домашний адрес, и такси развернувшись, поехало к нему домой. Дома мать с радостью приняла сына, накрыла на стол, поставила бутылку виски, чтоб отпраздновать его возвращение из изолятора. Роблен ещё не вышел из роли "крутого гангстера", нехотя обнял прижавшуюся к нему мать, отстранился. - Ну, как ты там? С кем сидел? - спросила мать. - Как все, чалился с уголовниками. - И что? они не обижали тебя? - Ты гонишь! Я ж не опущенный, я там был в авторитете, - соврал он, на самом деле был на подхвате у уголовников. - Короче, хватит базара, давай жратву. - Сейчас, уже всё готово! - А пицца? - Купила, большую как ты любишь с сыром и анчоусами. - "Колу" взяла? - Взяла. - Ну, тогда за мою первую отсидку, - он взял бутылку виски, отвинтил крышку, разлил в две стопки. Мать разлила по стаканам "Кока-колу". - Сынок, так кто тебя сдал? Роблен закусил губу, затем глотком выпил, выдохнул носом. - Эта ... - выругался он, - Сюзи, зуб даю! - Он точно не был уверен, кто на него донёс, но подозревал первую Светлану Фора. - Вот ... - ещё грязней выругалась мамаша. - Я так и подумала. - А ты мне эту тварь в жёны сватала! - он налил себе снова. "Вам запрещено употреблять спиртные напитки и наркотические средства. Если доля алкоголя в крови повысится, за вами прибудет наряд полиции и вы отправитесь в тюрьму", - снова он услышал голос в наушнике. Роблен ругнулся, поставил стопку. - Что? - Медицинский чип показал, что я выпил, меня предупредили, что могут отправить снова на зону, - сказал он с досадой. - Ну, не пей, я выпью. Она ж богатая, я хотела, чтоб ты вышел в люди, пожил как белый человек, - запричитала мать, налила себе виски, выпила. - Думала с неё можно поиметь... - Думала ты... Мне надо отдать Симпсону десять тысяч пятьсот сорок семь битов или он меня порешит! Я сегодня его видел! - Нет у меня средств, где я возьму? - Хату продай! Она показала ему кукиш. - Ты хочешь чтоб меня завалили? - Мне плевать! - Я сам тебя завалю! В дверь позвонили. - Кто это? - спросил бледнея Роблен, подумал: люди Симпсона, переключил экран монитора с интернет-телевидения на дверную видеокамеру. На пороге квартиры они увидели подругу матери Жанну Кафр. - Ей что нужно!? - грубо спросил сын. - Подруга в гости пришла. Ты не сердись, видно не с пустыми руками, - виновато ответила мать. - Ладно, пусть войдёт, - он нажал на пульте кнопку открытия двери и гостья вошла в квартиру. Хозяйка вышла подруге навстречу в крошечную прихожую, она обнялись, поцеловались. - Ух ты, новый прикид и туфли! Жанна сняла новую куртку, под ней была модная, искусственно рваная кофточка, в прорехах был виден лифчик, рваные джинсы и демисезонный туфли. - Круто! - спросила гостья. - Жесть! - похвалила подругу Линда Стирфорт и на ухо зашептала подруге, что её сын "откинулся с изолятора", затем они вместе вошли в зал. Жанна поздоровалась с Робленом, он ответил ей не очень дружелюбно. Гостью пригласила к столу подруга, Жанна выставила на стол из сумки: бутылку шампанского, литровую бутылку лабораторного вина и бутылку водки, баночку красной эрзац икры, шпроты, и синтезированное мясо курицы и эрзац сыр. Хозяйка квартиры оживились, гостья села на стул, хозяйка порезала сыр, открыла шпроты, распаковала мясо курицы, порезав на куски. - Вот принесла даже чистое подсолнечное масло, не пальмовое и настоящие яблоки даже с червоточинками. - Что за повод? - спросил Роблен. - Радость у меня. Тётка умерла, обмыть надо. Оставила мне свою однокомнатную квартиру. Её уже кремировали, я заплатила за кремацию и уплатила налог за квартиру, продала её. Теперь вот, та-дам! - Жанна показала платиновое кольцо с бриллиантом на указательном пальце правой руки. - Красивое? - Супер, - одобрил Роблен. - И тётка двойную пользу принесла, когда её сжигали, тепло пошло на отопление домов, - хохотнула Жанна. - И мне на счёт хорошие средства перечислили! - Такое с пальцем могут оторвать, - сказала завистливо Линда, обрадовавшись за расчётливую подругу. - Пусть попробуют, не подделка, государственное с микрочипом и застраховано! Я сама отдам и ничего не потеряю, вернут! - Может, на природу рванём? Я накупила разных фруктовых эссенций и соевых полуфабрикатов, попируем. - Линда брызнула из баллончика на яблоко фруктовой эссенцией груши, и откусив его почувствовала только вкус - груши. - Что ты делаешь? Химию всегда можно поесть, а настоящие яблоки редкость, - сказала Жанна и спросила: - Так, где бокалы!? - Несу бокалы! - принесла из кухни три винных бокала. - Наливай, Роблен! - весело сказала Жанна, Роблен открыл шампанское, разлил женщинам по бокалам. 'Как бы раскрутить эту бабу на десять тысяч пятьсот сорок семь битов?', - подумал Роблен. - Ты её урну с прахом в мавзолее похоронила или замуровала в стену на кладбище? - спросила Линда. - Вот ещё, я что больная средства расходовать на эти дорогие приколы. Прах тётки развеяли за городом, дёшево и без проблем! - похвалилась Жанна. - Ну, что за успех! А ты чего не пьёшь? - спросила она у Роблена. - Я сегодня с кичи откинулся, мне нельзя. - За успех! - ответила Линда, чокнувшись бокалами, выпили. - Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! - Она плюнула трижды через левое плечо. Линда тоже повторила этот приём "от сглаза". Застолье со спиртным продолжилось. - Я с таким парнем познакомилась, красавчик, закачаешься! - сказала Жанна. - Кто он? - спросила подруга. - Что-то связанное с Ай Ти технологиями и программированием, атлетическое телосложение, прям Аполлон. Зовут Тимучин, сам язычник. Приглашал меня на их праздник кущей Астарты и Ваала, говорит у них весело! - Ты пойдёшь? - Схожу, может понравится. - В интернете смотрела что за праздник? - опасливо спросила Линда. - Ничего особенного, хороводы водят, песни поют, выпивают, веселятся, прославляют своих богов. - Ну, сходи, может: язычницей станешь, - пошутила подруга. Жанна в шутку показала язычок, прыснула смехом, тряхнула искусственными кудряшками, снова налили вина, выпили за упокой тётки, пожелали ей: "земли как пуха". Скоро к ним пожаловали подруга с работы матери со своим сожителем, они тоже принесли пива и водки. Застолье перешло в пьянку. Затем пришли ещё два друга матери со спиртным, позвали каких-то своих знакомых. Жанна связалась по видеосвязи со своим новым дружком, пригласила в гости к друзьям. Он пообещал приехать после работы, приехал через полтора часа. Это оказался высокий мужчина, на вид лет тридцати пяти, высокого роста, жгучий брюнет с голубыми глазами, звали его Тимучин. Он покорил всех своей эрудицией и фокусами: гнул на расстоянии ложки и вилки, поднимал взглядом бокалы. Но всем это только казалось, он был сильный гипнотизёр. Он легко узнавал на расстоянии мысли, угадывал желания, рассказывал о прошлой жизни любого из присутствующих, для него не было секретов. В его мозг был вживлён микропроцессор и чип и он связывался с интернетом силой мысли, в руке у него был вживлён микросканер, им он считывал с биометрических меток подопытных данные и рассказывал о них их же информацию. Так же разговаривал с нужными людьми на расстоянии, не пользуясь гаджетами. В него влюбились почти все, даже один мужик содомит находившийся здесь. Он тоже спросил у Тимучина о своей судьбе, но тот ему не отвечал и не разговаривал с ним. Тимучин смотрел на него как-то особенно, взглядом пристальным, жестким, будто что-то предвидел. Содомит испугался его взгляда и умолк, он первый ушёл из гостей. Закончилось эта пьянка блудной оргией с участием хозяев квартиры, Тимучин предвидя это заранее ушёл, сославшись на дела. Содомит же выйдя из квартиры Стирфортов, поехал к себе домой, дома вышел на балкон, перегнулся через перила и спрыгнул вниз с двенадцатого этажа. Позже к Стирфортам приехала полиция и долго выясняла у всех: что говорил содомит? Не грозился ли он лишить себя жизни? Никто определённо ничего не мог вспомнить, все были пьяны. От полиции они узнали, что гражданин Рафаэль Фалькевич перепив спиртного, покончил жизнь самоубийством, спрыгнув с балкона вниз. Полиция записала на видео их показания и уехала, предупредив Роблена, чтоб он не покидал квартиру. Скоро Роблену пришло сообщение, что ему в целях ужесточения домашнего заключения запрещено выходить из дома в магазин. Гости постепенно разошлись, остались хозяева, Жанна и один из любовников Линды - Валентин Плазмин. По интервидению по всем местным новостным каналам уже показывали кадры с места самоубийства Фалькевича, его труп с разбитым черепом. Журналисты смаковали причину самоубийства, выдвигая разные версии. - Трудно поверить, три часа назад он веселился в нашей компании, он был какой-то грустный, - сказала Линда, глядя на экран. - Он был прекрасный парень, работал на хорошей работе, собирался выйти замуж, усыновить двоих детей, и вдруг такое. Неимоверно как-то, - сказал печально Валентин. - Что за жизнь пошла, с каждой неделей, с каждым днём всё больше самоубийц, удавленников, утопленников, прыгающих под поезда, под машины, отравляющихся ядами, - сказала внезапно протрезвев Жанна. - Добавьте ко всему этому войну, теракты, бытовые ссоры с убийствами, убийства и бандитизм и картинка получится полной. Вот вам и стресс причина - самоубийств, - сказал Валентин. - Страшно жить стало и никакой защиты от стресса. - И не говори подруга, я только антидепрессантами и спасаюсь, - призналась Линда. - А я так постоянно живу, плюс каждую неделю хожу к психотерапевту, - призналась Жанна. - Меня всю лихорадит от страха, - призналась Линда. Роблен поднялся со старого кресла, цыкнул сквозь зубы, взял бутылку (порошкового) напитка и ушёл к себе в комнату. Там упал на диван, включил свой огромный монитор, назвал интернет каналы и нужные ему программы: из зала суда. Он любил смотреть про преступников, потому что считал себя гангстером. Почесав ногу, где находился браслет слежения, он закурил сигарету, включил передачу "Из зала суда", там вели программу в прямом эфире. Какой-то незадачливый бомж, Либерт Райт, лишённый электронного кошелька, не удовольствовался столовой соцобеспечения и пытался продавать на чёрном рынке старинные медные и серебряные монеты, чтоб лучше питаться. Он попался на переодетом агенте службы безопасности. Вверху экрана всегда высвечивали статью обвинения подсудимого, в данный момент там были слова: УК Статья 13/666/531: 'Попытка продажи и продажи-обмена "старых" монет, т.е. бумажных, медных, серебряных, золотых, древних или исшедших народов денег в обмен на еду или услуги, в стремлении выжить, или пытаться получить доступ к средствам существования способом, вне сделанных единственно законными - безналичных торговых операций, рассматривается как тяжкое преступление, караемое смертью". - Попал ты лошок, - злорадствовал Роблен, - лучше бы грабанул ларёк или магазин с хавчиком, получил бы гарантированно - срок и был бы жив! На крайняк завалил бы кого-нибудь, и получил бы лет двадцать или пожизненное, а через пяток лет вышел бы по амнистии за хорошее поведение. Так многие пацаны делают, и не первый раз. Подсудимый плакал и умолял не лишать его жизни, обещал исправиться и всю жизнь работать только за питание. Он говорил, что не хотел на этой операции получить биткоины, он говорил был голоден и хотел получить только продукты. Судья был неумолим: "Согласно закону: платежи можно ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ТОЛЬКО БЕСКОНТАКТНЫМ способом", - твердил он как робот и дал как и полагается по закону: высшую меру наказания, через расстрел. Роблен расхохотался, когда подсудимый упал на колени и что-то запричитал, и конвоиры под руки выволокли его из зала суда. Следующее дело рассматривалось некой Милли Дворкиной, лет тридцати, она подозревалась в убийстве своего сожителя при помощи домашнего робота-андроида, последнего поколения. УК Статья 13/666/634 бытовое неумышленное убийство: совершённое неумышленно, наказывается штрафом или лишением свободы сроком на 5 лет. Умышленное убийство наказывается лишением свободы от пяти до двадцати лет. Пункт А; при отягчающих обстоятельствах или совершённое группой лиц, карается - смертной казнью. В последнее время много убийств совершали такие штуки, кем-то перепрограммированные на убийство заданных жертв. Причём вычислить заказчика и программиста, переформатировавшего "мозги" жёсткий диск робота было почти невозможно. Милли обвинялась только потому, что робот был домашний. Это была крашеная блондинка, с короткими волосами, большой грудью, пирсингом в носу, "туннелями" в ушах, одетая в майку, рваные джинсы и туфли на каблуках с татуировками на обеих предплечьях. Держала она себя уверенно, всё время жевала жвачку. Защищал её старик адвокат, он красноречиво распинался, доказывая, что его подзащитную подставили. Милли согласно кивала головой и надувая пузыри жвачки громко их хлопала. - Подсудимая, вы утверждаете, что не разбираетесь в электронике и программировании? - спросила судья. - Разве по мне не видно!?! - ответила Милли, чем насмешила зал. - Отвечайте: да или нет. - Нет! Зачем мне было его убивать, если я просто могла его выгнать вон! Позвонила бы копам и его бы выкинули из моей квартиры. - Может вы убили его из ревности? - предложил прокурор. - Что за дикие обвинения, протестую, - вмешался адвокат, - моя подзащитная никого не убивала, жертва сбоя программы робота, это сделал андроид, серийный номер Jap 6865541690346, - прочитал номер из ноутбука адвокат, указав на андроида присутствующего в зале суда, как орудие преступления. Робота предварительно обезвредили, отвинтив руки, оставив ноги, туловище и голову. Могли и ноги отвинтить, просто не хотели его тащить своими руками. Хотя обычно в зал суда приносили только голову с жёстким диском внутри и процессором. Милли чмокнула губами, отправив поцелуй своему андроиду. - Его зовут Чак, а не "под номером", - сказала она обращаясь к судье, чем снова насмешила народ. - Запомните, все и всё в нашем мире имеют номера! - отрезала судья. - Возможно, Чак был ваш партнёр? - спросил прокурор подсудимую. - Ещё чего не хватало, он бесполый! Можете проверить. - Эксперты, проверяли, в этой модели предусмотрены п. органы. - Я люблю его чисто платонически, он хорошо делает массаж, коктейли и уборку! - сказала Милли, чем развеселила присяжных и зрителей. - Крутая крошка, если отмажется, надо будет позвонить ей. Она красивей и круче, чем Сюзи, - сказал Роблен и голосом переключил канал. На канале "Закон и порядок" в студии какая-то женщина возмущалась, что её сестру остановили полицейские андроиды, проверили её идентичность и за мелкое нарушение арестовали. Женщина возмущалась тем, что функции живых людей взяли на себя машины, и теперь человечество близко к краху. Роблен был человек недалёкий, большим, даже средним умом явно не обладал, но даже он подумал: "Так и электронное правительство никто не видит, может, его вовсе нет?". - У нас что, строится полицейское государство? - возмущалась заявительница. - Это в России - бесправие, а у нас - демократическо-либеральный закон. - Ага, беспроводное шесть-G свободное, не дохнуть, не пукнуть, - он задрал штанину, обнажил свой браслет слежения, - это ты называешь свободой? Или это! - он ткнул себя в лоб, где находился лазерный нано-чип со штрих-кодом. - Или это, - он ткнул себя пальцем в ладонь правой руки. - Меня с этой меткой со спутника даже под землёй видно. Это знают даже дети. Так что закрой рот, овца. Он переключил далее канал, на канале "Человек и закон" обсуждался судебный 'процесс над вундеркиндами'. Трое подростков перепрограммировали полицейского андроида при исполнении своих обязанностей. И затем на потеху зевакам управляя им дистанционно заставили его танцевать под старинную музыку певца девяностых годов, прошлого века Майкла Джексона. Показали любительские ролики, где робокоп ходил лунной походкой и прыгал на шпагат, кривлялся как клоун. Собравшаяся вокруг него толпа зевак потешалась, громко смеясь и аплодируя ему, снималась на его фоне. Когда приехали другие полицейские экипажи, этот железный истукан не подчинился их командам. Его пришлось успокаивать с помощью трёх таких же андроидов. Это дело попало в парламент и "депутаты" всерьёз обсуждали вопрос о наказании за издевательство над представителями власти, в форме при исполнении, даже если они являются - роботами андроидами. И срок за это предполагали не шуточный до десяти лет лишения свободы. - Дожились! Скоро срок будут давать за домашних роботов-пылесосов, если назовёшь их "болванкой" или нечаянно пнёшь его, а вдруг они обидятся и подадут в суд! - сказал зло Роблен и был уже недалёк от истины. Он бросил на пол окурок сигареты и из-за дивана выкатились два простейших бытовых робота, похожих на пылесосы, один всосал в себя окурок, другой тут же замыл это место ароматизированной водой. Тут же они вернулись на место. - Вон мой знакомый хакер Старк Зизи имеет дома три андроида и эксплуатирует их по полной, обзывает же по всякому. Что теперь ему в тюрягу садиться? - Наверно скоро роботы организуют профсоюзы и мы должны будем к ним прислушиваться? - спросила смазливая ведущая у плешивого юриста, приглашённого в студию, обсудить эту тему. - Не утрируйте, этого не может быть, - ответил он, смеясь в усы. - Но, наука уже стёрла грань между человеком и андроидом, - сказал приглашённый в студию биомедик, профессор, - уже есть много людей состоящих на пятьдесят - семьдесят процентов из искусственных органов, пластика и биомассы, потерявших органы и конечности в результате войн и аварий. - Но они же остались людьми? - иронично спросил юрист. - Как сказать, - подключился к разговору программист, - мы уже давно создали искусственный интеллект и имплантируем в мозг человека чип, позволяющий ему работать с компьютером на расстоянии. - Вы хотите сказать, что этот человек уже не человек? - спросил сердито юрист. - Юридически по закону он - человек, а по своим функциям - биоробот, - ответил программист. - Значит: по-вашему робот-андроид должен быть уравнен в правах с человеком имеющим искусственный мозг? Вы начитались научной фантастики, - сказал юрист. - А почему бы и нет? Мозг андроида состоит из тех же микросхем, что и мозг человека с чипом. Мы уже давно живём в мире научной фантастики, роботы заменили многие профессии, они помогают нам дома, они охраняют правопорядок, они разминируют мины, они воюют, они управляют городскими коммуникациями. Они, в конце концов заменяют нам вторую половину. Почти во всех сферах нами управляет искусственный интеллект. Недавно провели закон о разрешении жениться и брать в жены - андроидов! - напомнил программист торжествующе. - И что же вы предлагаете оправдать этих юных преступников? - спросил возмущённо юрист у программиста. - Почему "преступников"? Компьютерных гениев. - Не надо посредственных малолетних хакеров, возводить в роль гениев. Слишком много их развелось. А если в следующий раз они подберут коды доступа к головному чипу какого-нибудь чиновника. Что будет?.. А если подберут код доступа к "мозгу" боевого киборга с тактическими ракетами. Он же может и самолёт сбить и город разнести! - сказал с возмущением юрист. - Круто бы было! Вот бы вы затряслись от страха! - восхитился Роблен. - Наш хакер Зизи ещё не такое умеет! Он мой кореш. - Товарищи, товарищи, мы отклоняемся от темы передачи, - прервала их спор ведущая. Роблен не стал дальше вдаваться в эту скучную для него тему, информация к размышлению быстро утомляла его мозг. Он голосом переключил канал, дальше, на канале "Разбирательство", шёл процесс над педофилом, его адвокат доказывал, что подзащитный его не виноват в одиннадцати предъявленных ему эпизодах развращения, потому что дети якобы сами провоцировали его, и это якобы мнимое нарушение закона при нынешних законах уже как бы размыто. - "И потом, есть судебные прецеденты, вспомните шестидесятилетнего итальянца, которые жил в шестилетней девочкой и был оправдан фемидой, потому что она любила его. Наши законы не запрещают даже с детьми вступать в брак. У детей есть права и они имеют право на самоопределение, мы их так учим с детского сада", - выдал прохвост адвокат. Прокурор его опроверг: - "Разрешается законом вступать в отношение с детьми, если вы заключили с ними супружеские отношения". Развратителя присудили к принудительной химической стерилизации и лишению свободы сроком на пять лет и штрафом в пользу жертв его насилия. Этот здоровенный, изнеженный, пузатый мужик, плакал как ребёнок и просил не кастрировать его, лучше лишить имущества. Адвокат утешал его, обещая подать апелляцию и вчистую выиграть процесс. Роблен переключился далее, на канал 'Интимные разбирательства', какая-то эффектная девушка обвиняла мужчину в изнасиловании. Он доказывал судье, что интим произошёл по взаимному согласию. - Я согласия не давала, это враньё, - возмущённо перебивала обвиняемого девушка. - Я не нарушаю законов. Если бы я хотела интима, я бы обязательно зарегистрировала контакт на приложение на сайте 'е-Интим'. Иначе меня могла накрыть налоговая, как проститутку, уклоняющуюся от налогов. - Правильно, я и хотел так сделать, а ты сказала, что незачем время терять! - отвечал, горячась мужчина. - Ты запугал меня и изнасиловал, и будешь сидеть! - настаивала девушка. - Да, ей больше поверит суд, надо было зарегистрироваться в 'е-Интим', тогда бы и проблем не было, - сказал Роблен. - Я требую: чтоб нас допрашивали на детекторе лжи, - потребовал обвиняемый. - Как это правительство не придумало и женатых регистрировать свои секс контакты, - сказал насмешливо Роблен и голосом переключил канал на ток-шоу. Какая-то бабушка жаловалась, что у неё незаконно продали квартиру без её на разрешения. Вскрыв её базу данных просто вписали данные других людей. Новые хозяева выставили её на улицу. Хитрость заключалась в том, что на счёт ей средства поступили, но тут же были переведены на другой счёт. И дальше затерялись в сети. Мало кто в студии ей сочувствовал, а кто сочувствовал: ничем помочь не хотел. - Ловко, - обрадовался Роблен кибер-мошенникам провернувших это нечистое дело, бабушку ему ничуть не было жалко. Он начал искать что-то интересное, по другим каналам шли разводы между лесбиянками; между геями и прочие пакости с непристойностями. Детские омбудсмены обвинялись в продаже детей-клонов из интернатов в дома терпимости; кибер-преступление с взломом базы данных какой-то компании. Попал на канал 'Процесс', здесь вели репортаж из зала суда над знаменитым уже всему миру маньяком Уорреном Мортоном. Это был высокий, худощавый мужчина, тридцати восьми лет, с залысиной на голове, в очках для зрения, одетый в джинсовые брюки, клубный пиджак, белую рубашку, туфли его не было видно. Он сидел за пуленепробиваемым стеклом, спокойно слушал речь прокурора, его адвокат, невысокий, темноволосый мужчина, что-то говорил ему по передатчику прямо в ухо. Микрофон был вложен в ухо Мортона. - Что вы имеете сказать, по поводу предъявленного вам сегодня эпизода убийства Жака Ламбера? - уже не в первый десяток раз спросила судья Мортона. Он неохотно поднялся. - Ваша честь, я же вам говорил: я только исполнял волю хозяина и программу правительства. - Люцифера? - Да. - Но, при чём здесь правительство? Вы же не состоите на государственной службе, не являетесь тайным агентом? - Мы все англосаксы являемся высшей расой, которая должна очистить мир от низших рас, потому что ресурсов земных не хватает на всех дармоедов. Правительство уничтожает немощных старикашек и психбольных эвтаназией и вы это знаете лучше меня, все это знают, это прописано в наш закон! Про войны которые идут повсеместно и по чьему заказу не буду говорить. А я помогаю мировому правительству своими методами! В зале народ возмущённо зашептался. - Я не знаю, о чём вы говорите, и не принадлежу к англосаксонской расе. - Всё вы знаете, и про программу 'Золотой миллиард', и про нехватку земных ресурсов для всех жвачных двуногих. А то, что вы не англосаксонка, это не значит, что вы не принадлежите к элите. - Подсудимый, прекратите касаться моей персоны! - застучала молоточком судья. - Дело касается только - вас. Подсудимый, признаёте ли вы себя виновным в убийстве своих жертв? - Нет! Если даже я не смогу их уничтожать, их уничтожите - вы! Зал реагировал бурно, люди возмущались, кричали, ругались, судья объявила перерыв. - Крутой чувак! - сказал Роблен. - Главное прославился на весь мир! Он начал дальше голосом перебирать каналы, остановился на канале "Политика". Там известный социал-демократ Жан-Давид Мандевиль вопил брызгая слюной: "Когда дьявол показывает свое лицо, вы не можете ждать, пока он станет еще сильнее. Вы должны вмешаться и сражаться! "Если вы окажетесь не готовыми сражаться за великие идеалы, то эти идеалы погибнут" (Теодор Рузвельт). Только тотальными бомбардировками страны-агресора мы наконец вступим в эру истинного просвещения, в которой станем свидетелями "отмирания последнего нации-государства". Это будет последняя война, за демократический образ жизни, которая будет развязана не во имя так называемых "национальных интересов", а скорее во имя принципов и свободы выбора ценностей. Нам нужна: глобальная миротворческая сила, которая установит Новый мировой порядок с помощью силы и подавит всех несогласные и сопротивляющихся страны. Мы в коалиции с блоком АА/СС высокогуманных стран возглавляемых Америкой сражаемся здесь, заботясь о судьбе будущей мировой цивилизации. Потому, всякий порядочный индивидуум не может оставаться в стороне и наблюдать, как по указке государства-агресора систематически убивают физических лиц других стран и терроризируют свои народы. Альянс АА/СС будет действовать так, как велит уважение к правам индивидуумов, как диктуют совесть, и закон, мы заставим непокорных делать то, что цивилизованные страны считают справедливым. Это прецедент, имеющий большое значение для будущего...". - Заколебал, раскудахтался, петух вашинтонгский! Сам иди воюй! - охарактеризовал лечь политика Роблен, переключился дальше. На канале 'Свобода' рассуждали о применении наказания к физическим лицам говорящих правду, даже если она истинная, которую государство считает пагубной для своей безопасности. Какую меру наказания им назначать: штраф или принудительные работы? Он переключился на сериалы, включил сразу несколько: "Духи зла", "Хищники", Жертвы маньяков", "Охотники за зомби", "Бордель "Нью-Йорк", "Космические пришельцы", "Малютки из Малибу", "Дракула и вампир". Посмотрел немного, сериал "Духи зла", переключился на порно каналы, затем на свою страничку в интернете, пообщаться с приятелями из других стран. - А самое главное экономическое положение в стране ухудшилось! - говорил на кухне Валентин. - Газа уже нет в хранилищах, на него установлен жёсткий лимит, со светом перебои пошли, запасы питьевой воды и продуктов в магазинах истощаются. Будто конец света приближается... - Чушь! - прервала Валентина Жанна. - Хватит пугать. Всё это сказки. - Она почесала пятно на правой руке, там где была начертана невидимая лазерная метка со смарт-меткой, недавно она начала её беспокоить и немного потемнела. Ей в последнее время казалось, что пятно неприятно пахнет. Она брызгала на руки французские духи и растирала их. Сделала это и теперь. Подумала: "Нужно на этого паникёра донести, куда следует. Не враг ли он государства?". - Такой большой, а в сказки - веришь, - хохотнула неискренне она. - Сказки! Прошлый год газ дорожал - трижды, а теперь его подают по большому лимиту. И говорят: его скоро совсем не будет! Электроэнергия подорожала неимоверно! Питьевая вода - заоблочно. Скоро пиво будет дешевле! - Чепуха! Ложь, - сказала Жанна, на лице у неё проступили красные пятна. - Не, это правда, - подтвердила Линда. - Виноваты во всём - христиане, это они взрывают газопроводы, электрические провода, нападают на фермы, убивают работников и охрану, сжигают поля. Загрязняют водоёмы, вредят людям как только могут! - сказала злобно Жанна. - У вас потемнела смарт-метка? - спросил Валентин, заметив тёмно-серое пятнышко на руке Линды. - Всё нормально, пигментация кожи. У меня это бывает зимой. - У покойного Рафаэля, тоже была такая проблема. Он мне показывал свою смарт-метку, говорил, она временами беспокоит его - чешется и зудит. - Ой, и я уже слышала что-то подобное, - призналась Линда. Жанна посмотрела на Валентина как на букашку, оценивающе, его одежда не впечатлила её, сказала: - Мне пора идти. - Мне тоже, - сказал Валентин и обратился к Жанне: - Я вас провожу? - Я сама доберусь домой, на такси. Обойдусь без провожатых. Тем более ко мне приедет на ночь Тимучин. Или я поеду к нему вечером на "Альберта Пайка". - Валентин, ты останешься со мной, мне страшно, - сказала Линда. - Зачем? - Все эти новости, которые летят отовсюду про убийства, насилия, взрывы, сатанисты, маньяки! Теперь по всем каналам говорят ужасы о всех этих фанатиках-сектантах христианах. Будто они людей убивают с жестокостью страшной. Некуда от них скрыться. Почему их не стрелять на месте. Зачем их вылавливать и сажать в тюрьмы? Зачем тратить на них средства, если можно истратить их на благотворительность. - Православные, я их ненавижу! - презрительно сказала Жанна. - На случай встречи с ними у меня есть кое-что. - Она достала из сумочки электрошокер, баллончик с паралитическим газом. - Пусть только подойдёт красный треугольник, я его так угощу и вызову полицию! - Она нажала на панели своего телефона кнопку вызова такси и назвала адрес: "Моисея Гесса, девяносто два, второй подъезд". - Как страшно стало жить, даже на работе в клубе где много охранников не чувствуешь себя спокойно. Я будто параноик начала бояться и подозревать даже соседней. Виноваты журналюги, они будто сверлят мой мозг. Признаться честно, - Линда перешла на шепот: - Я боюсь даже своего сына в последнее время. Он какой-то злой стал, скрытный. Мне кажется, он связался с бандой. Он и татуху себе наколол как у бандюка. Валентин, останься со мной. - Тебе нужно лечь подлечиться в больничку, - сказала подруга. - Твой Роб, классный пацан, я его проверила, мужик! - Ладно, собирайся, поедем ко мне, - предложил Валентин Линде, видно было: он заволновался. - Ну, и оставайся с ним, - сказала Жанна подруге и любовнику. - Я быстро соберусь, захвачу сумочку и косметичку, - сказала Линда и начала собираться. Квартиру они покинули втроём, Линда позвонила своему сыну на видеофон, когда выходила из квартиры, предупредила о своём уходе. Роблен ей не ответил ничего, прервал связь. Он уже играл в покер с компьютером в интернете и его ничего не интересовало. - Меня посещает иногда мысль, завалить его, - заоткровенничала Линда подруге на ухо, когда они шли по улице. - Если сказать честно, я даже обрадовалась, что Сюзи его сдала копам. Его папаша был - подлец, и сын весь в него удался. - Что случилось? - Этот лох проиграв в карты свою подругу С. Б. и уйму битов, а теперь бандит Симпсон требует у него вернуть должок, - поведала Линда Жанне тайну. - Так ты сама его сдай копам, - так же на ухо ответила Жанна Линде. - За что? - Он под надзором, повод найдётся. Подкинь ему что-либо запрещённое и вызови копов, его мигом заметут. И мараться не надо. - Это идея, надо подумать. На улице что-то взорвалось, так что лампочки в квартире замигали. На экране компьютера высветилось: "Фронт проходит через каждый город, каждую улицу, каждый дом, каждую квартиру! ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ УГРОЗА носит глобальный характер! Нам нужны бдительность, солидарность, объединение усилий граждан и государства! Закройте двери и никого не впускайте и не выпускайте до прихода полиции!". - Как задолбали эти террористы, сейчас опять начнётся полицейская облава с проверками, - сказал и ругнулся Роблен. Он оказался прав, полицейская проверка квартала началась через пять минут. На выездном городском КПП со стороны Серой зоны заступили на дежурство Боб Смирнов и Нина Глобина. Оба были в прекрасном настроении, Смирнов отыграл на игровых автоматах приличную сумму биткоинов, Глобина познакомилась с новой подружкой и пригласила её на свидание вечером. Они курили сигареты, стоя на месте "для курения", Нина жевала жвачку. - Есть шанс заработать отпуск и премию, - сказал Боб. - Ты по поводу ориентировок на христиан? - Да. Мимо нас частенько ходит этот христианин, забыл как его звать... - Миша. Приличный парень. - Приличный отстой. - Зато красивый. Если бы его приодеть, побрить, я бы пожалуй пошла с ним на свидание. - Ты же лесби!? - Я "би"! - Правда! Девушка, а что вы делаете сегодня вечером? - шутливо спросил Боб. На самом деле его никто не интересовал, он был импотент с детства из-за программы 'секс просвета'. - Тише, парниша. У меня сегодня свиданье с красивой девочкой. - Желаю удачи! К КПП подошёл Сергей Пряхин, старался он держаться спокойно, но явно нервничал. Центральный сканер компьютера снял его биометрические данные, они тут же поступили в компьютер "Зверь". Загорелась красная строка "Подозреваемый в отсутствии кода", пошёл определённый непрерывный сигнал опасности. Боб заметил это, крикнул: - Пряхин, стой! Сергей остановился, повернулся. В его сторону были направлены два автомата. - Что-то не так? сержанты, - спросил он. - Подойдите, и пройдите снова контроль, - приказал Боб. - Я спешу, меня ждут. - Подойди-те, - сказал угрожающе полицейский. Пряхин уже пожалел, что захотел проведать свою мать, нормально помыться в ванной, поспать на постели. Он зажал рисинку чипа между указательным и средним пальцами, подошёл к полицейским. - Положи руку на экран, - приказал Смирнов. Глобина держала его на прицеле как в тире, взгляд её был жестким, только жевалки медленно пульсировали, пережёвывали резинку. Сергей приложил руку на экран, не раздвигая пальцев. На мониторе высветилось: "Подозреваемый в отсутствии кода. Код давно не работал". - Ну-ка разожми пальцы! - приказал Боб, Сергей не реагировал, Боб наставил на него свой автомат "Узи". Сергей разжал пальцы, и на экран упало зёрнышко чипа. "Тревога!", - высветилось на экране, неприятно завыла серена. - О, да ты наш клиент, - сказала Нина. - Систему не проведёшь! Вырезал незаконно чип! - Руки на затылок! - приказал Боб, ткнув Сергея в живот стволом. - И не дёргайся, я нервный, ненароком выстрелю! Он подчинился. - Теперь медленно ложись! Он лёг. - Руки назад! Он положил руки за спину. Нина тут же нагнулась, застегнула ему наручники. - Джек-пот! - сказали полицейские одновременно и хлопнули друг друга в ладони. - Премия обеспечена. Вызывай СБТ, - сказала Глобина. - Я его покараулю. Ты зачем чип изъял? - спросила она у Сергея. - Без адвоката говорить не буду. - Террором заниматься хотел? Он не ответил. - Ничего в СБ заговоришь, там умеют допрашивать агентов и террористов. Уже через десять минут приехала машина службы безопасности и агенты забрали его к себе на допрос. Боб и Нина заработали премию за бдительность, но биткоины должны были перечислить на их счета, после разбирательства с Пряхиным. - Куда потратишь свои средства? - спросила Нина у напарника. - Пока собираю нужную сумму. Хочу сорвать джек-пот и уволиться со службы. А ты? - Сегодня поведу свою принцессу в новый клуб "Ночные ведьмы", - мечтательно сказала она. - А потом мы проведём... Она не договорила, ракета рассекая воздух пролетела в город и взорвалась недалеко в Серой зоне. В городе завыли серены воздушной тревоги. - Ракетная тревога! Опять русские! - крикнул Боб. - В убежище! - крикнула Нина и они успели спрыгнуть в ход сообщения ведущий в бомбоубежище. Пряхин побежал в сторону города. Вторая ракета выпущенная своими же войсками на свой город накрыла их прямым попаданием. Не нашли почти ничего, даже биометрических меток. Только запись с камеры наблюдения засвидетельствовала до взрыва гибель молодых полицейских. Вечером во всех новостях крутили эту запись и репортаж с места взрыва первой ракеты, убившей в доме две семьи из пяти человек. Правительство Евразии снова грозилась русским отомстить за их террористический акт и военную агрессию. Лорд Кеннет сидел вечером в обществ генерал-лейтенанта Джона Руби и генерал-шерифа Родса Макмараны вномере отеля шерифа. Они пили виски и курили сигары. - Какие тупые эти гои, им что не говори, всё глотают, - разглагольствовал лорд, - грохнули сегодня пятерых и двух полицейских... - Полицейских - случайно, - сконфузился генерал Руби. - Я же вас не виню, генерал. Полицейских тоже можно убивать, для правдоподобности, вы же отправляете своих солдат на смерть, - сказал лорд. - Так, то солдат, у них - долг, контракт и присяга. А тут полицейских. - Пусть больше верят, что русские нас убивают. - Во время обстрела вы были в бомбоубежище? лорд. - Да. А вы? господа. - Я в командном бомбоубежище, - ответил Руби. - А я в бомбоубежище мэрии, - ответил Макмарана. - Как же ваша семья? Где находилась? - спросил лорд у Руби. - На территории военного городка, в нашей квартире. Оттуда и стреляли. - А ваша невеста, где была? - спросил лорд у Родса. - Здесь в отеле, - ответил Макмарана. - Вы рисковали её жизнью? - Никак нет, я предупредил генерала, что мы целим в кварталы бедноты, а не сюда в Фиолетовую зону, - ответил генерал Руби. - Но, ведь вы же попали в полицейский пост. - Он находился на окраине Серой зоны, им просто не повезло. Моя подруга не могла пострадать. А ввести её в курс дела я не мог. Я же не знал 'планы русских', - засмеялся хрипло генерал-шериф. Из ванной пришла в коротком халатике Джессика, она поздоровалась с Кеннетом и Руби, села на край кресла генерала Макмараны. Он похлопал её по ноге, она незаметно подмигнула Кеннету, он не подал вида, что видел это. Джессика рассталась с Максимом Фора, написав ему короткую СМСку: "Я полюбила другого, мои вещи заберёт посыльный". Макс пытался дозвониться к ней, но она заблокировала все его номера. Он через полицейскую базу узнал где и с кем находится его бывшая подружка. Но узнав всё, он решил что потерял её навсегда, он плюнул на неё. Взял недельный отпуск, купил модные вещи, ультрамодные мужские колготки, туфли на высокой платформе, облегающие майки и блузки и начал кутить в барах города знакомясь с обеими полами. Джессика же стала любовницей двух мужчин, влюбила в себя генерала, а Кеннету доносила всё, что от него узнавала, и с ним спала. Генерал был под двойным колпаком: через биометрию и через невесту. Зато генерал задарил её золотом, подарил кольцо с брильянтом, норковую шубку, которую она и носила (температура упала до минус трёх градусов и пошёл снег). От Кеннета ей на счёт пришла не малая сумма. Джессика думала, что жизнь удалась и была благодарна лорду. - Лорд, что за ужасы, русские опять обстреляли город и опять попали в зону работяг, - сказала Джессика, достала из пачки сигарету, генерал Родс дал невесте прикурить от своей зажигалки. - Что вас так тревожит? Подумаешь, убило несколько бездельников. - Но, в Серой зоне живёт моя мать. - Правда? - притворился, что не знает Кеннет. - Перевезите её в район с бомбоубежищами. - Я куплю своей будущей тёще домик, где-нибудь в частном секторе Зелёной зоны, - сказал генерал. - Там очень мило и рынок рядом. - Но там так же находятся заводы, фабрика по производству химии, скотобойня, это не чистый экологически район. - Но ведь там есть и общественные парки, и пруд, развлекательные центры, гостиницы, кафе и рестораны, - добавил Кеннет. Джессика посмотрела на него с едва заметным раздражением, сказала престарелому жениху: - Милый, лучше купи маме домик в Фиолетовой зоне. - Но, милая, я хочу купить нам виллу в Красной зоне, а иначе средств хватит чтоб только купить нам дома в Фиолетовой зоне. Разве ты не хочешь жить как белые люди? Твоей маме всё же придётся купить домик в Зелёной зоне. - Окей, я согласна, - она поцеловала генерала в щеку. - И мне новую машину. - Ох уж, эти женщины! Я согласен. - Вау! Я тебя обожаю, мой генерал!!! Мужчины благодушно улыбнулись. - Мужчины, я не пойму только одного: почему чаще всего ракеты прилетают в Серую зону? - Наверно русским не нравится простой народ, - зло пошутил Кеннет, генералы ухмыльнулись. Джессика не поняла их чёрного юмора. - А в Красную зону ракеты почти никогда не прилетают. Раз попала ракета и то ночью с филигранной точностью в фонтан. Никто не был даже ранен. - Так ведь это же хорошо. Джессика, вы скоро сами будете жить в этом квартале, - сказал Кеннет, его поразило больше всего, что она знает слово "филигранной". - И в административную Оранжевую зону ракеты не прилетают. - Как же, полгода назад там был убит от взрыва ракеты охранник. - Так это же ночью, когда там никого не было. - Вы рассуждаете Джессика, как-то странно. Вам так хочется, чтоб был убит кто-то из элиты? - спросил генерал Руби. - Там хорошо работает противоракетная оборона. - Я хочу, чтоб вообще никого не убивали. Чтоб был "мир и безопасность", как об этом постоянно талдычат по всем каналам и в проклятом интернете наши правители. - Война ведь идёт, - напомнил генерал-лейтенант. - Только странно, что убивают ракетами в основном народные массы. А там живут и дети. - Потому что там живёт серая масса, детка. Запомни, всегда и во всём виноваты - русские, - соврал цинично генерал. - Даже если они ни в чём не виноваты, - снова грубо пошутил лорд и они с генералами зло посмеялись. - Детка, пойди лучше на кухню, приготовь нам коктейли. Мы с товарищами поговорим о делах. - Окей, милый, я тебя люблю, - она поцеловала Макмарану в губы и вышла качая соблазнительно бёдрами, явно стараясь не только для своего генерала. - Родс, вам не кажется: что ваша невеста слишком любознательна? И не в ту сторону. Мне говорили умные люди, что система нынешнего образования делает из людей послушных покупателей и духовно пустых невежд, короче сказать: не способных самостоятельно мыслить - дебилов. А ваша невеста умней чем утверждает школьная программа, - сказал лорд. - Видимо ваша пропаганда недорабатывает, - парировал генерал. - Нам пора на секретное заседание, господа генералы, мой трансформер к вашим услугам. - Я приехал в сопровождении бронетранспортёра с жандармами, - ответил генерал Руби. - Я пользуюсь своим бронированным джипом с охраной. Но, сегодня, проеду в вашем трансформере, говорят он навороченный, - ответил генерал-шериф. Он зашёл в столовую, поцеловал свою невесту и сказал, что ему нужно отлучиться по делам, вышел из номера вместе с Кеннетом и Руби. За дверью стояли три вооружённых короткими автоматами солдата (охрана шерифа), четыре здоровенных телохранителя лорда в костюмах (оружие у них было под пиджаками) и два сержанта в форме жандармов. Все вместе они вышли на улицу, где лорд и генерал сели в его спортивного вида болид-трансформер, военные в бронетранспортёр, а телохранители в бронированный джип. Руби сел в военный джип и уехал в сопровождении второго бронетранспортёра. Трансформер, джип и бронетранспортёр, всей кавалькадой поехали в Оранжевую зону. - Как вам мой болид? - спросил Кеннет. - Ну, пока ничего особенного, машина как машина. - В ней есть два крупнокалиберных пулемёта, скоростная пушка, четыре ракеты и автоматический гранатомёт. - Для гражданской машины, впечатляет, - не особенно ярко выразил восторг генерал. Он как военный и не такие боевые трансформеры видел. - Хорошо, я покажу вам: на что она способна. Пристегните ремни. Генерал и лорд пристегнулись и Кеннет переключил тумблер, машина остановилась, начала трансформироваться и превратилась в боевого робота четырёхметрового роста. - Шеф опять начал показывать свои штучки, - сказал старший телохранитель своим подчинённым. Машины сопровождения остановились. Трансформер покрутился вокруг своей оси, появились два авиационных пулемёта, они угрожающе направили стволы на бронетранспортёр военных. Затем пулемёты исчезли, загудели две болгарки чуть чиркнув перед бронетранспортера, осыпав искрами металла лобовую броню и триплексы машины. Военные дружно ругнулись. Вдруг исчезли болгарки, появились щупальца и трансформер легко приподняв бронетранспортёр на бок, положил его на крышу. - Лорд, это шалость с вашей стороны, техника-то казённая, - сказал возбуждённо генерал. - Ничего, я возмещу ущерб и вашим воинам за страх заплачу. Трансформер начал идти перешагивая через препятствия: бордюры, лавочки, кусты, перешёл на бег по парку, затем остановился, взревел турбореактивный двигатель и трансформер вертикально взлетел в небо. На высоте выбросил крылья и превратившись в самолёт вылетел за город. - Окей! Вы меня впечатлили, лорд. Не могли бы мы вернуться к нашим делам! - сказал еле сдерживая восторг Макмарана. - Хотел бы и я себе такую машинку, но она мне не по средствам. Через три минуты они сели на вертолётную площадку перед бетонным зданием СБТ, больше похожем на каземат, окрученный колючей проволокой. Охрана лорда подъехала через десять минут, когда они уже были в здании. Вызванный по рации второй бронетранспортер с солдатами, подъехал через минуту после охранников лорда. В кабинете комиссара СБТ города Сайлуса уже их ждали все силовики города: сам начальник, генерал-лейтенант Джон Руби, начальник военной разведки Майкл Уотс, глава кибер-безопасности Лев Купник, директор тюрьмы Цибенко, шеф полиции города Серж Речистер и вездесущий наблюдатель (от мирового правительства) старый жидомасон Биньямин Визард. Вошедшие поздоровались, Кеннет прошёл по кабинету и сел в кресло Сайлуса, забросил ноги на стол. Генерал Макмарана сел рядом с полковником Сайлусом, они поздоровались за руки. Часы на стене показывали ровно 21:00. - Товарищи, начнём наше экстренное заседание, - с ходу начал говорить Кеннет, забросив ноги на стол (что не всем нравилось, но все привыкли) - уверен вы все знаете зачем мы здесь собрались. Вам каждому пришла шифрованное сообщение на личный ящик. С делом вы ознакомлены, прошу вносить свои предложения по ходу операции "Чистка". - Я хочу уточнить по плану оцепления зоны проведения операции, - сказал генерал Руби. - Что именно? - Нужно ли поднимать по тревоге весь армейский состав или ограничиться жандармерией и спец войсками? - Мы будем работать по нескольким точкам, поэтому нам будут нужны все ваши солдаты. - Какие задачи будут поставлены моим людям? - спросил шеф полиции. - Это полицейская операция, потому только ваши люди и будут принимать в ней участие. Будем обезвреживать христиан-террористов, попутно уничтожать банды. Командовать операцией будет полковник Сайлус, его люди будут помогать полиции. - Товарищ... лорд Кеннет, я хочу узнать, зачем вам нужны уголовники из нашей тюрьмы? - спросил директор тюрьмы. - Вам разве не сообщили? - сделал удивлённый вид Кеннет. - Нет, сэр. - Окей, я вас введу в курс дела. Нам понадобятся ваши заключенные для изображения возмущённого населения, поведением христиан. Надо же на кого-то списать эту операцию. Ваши же люди будут этапировать арестованных в тюрьму. - Понятно, - ответил директор, хотя ничего не понял. Он не понял: почему работники пенитинциарной системы должны выполнять работу полиции и нацгвардии. Визард неприветливо посмотрел на него, директор стушевался. - Ещё есть вопросы? - Есть, - сказал компьютерный гений Купник, он одет был в помятый пиджак и джинсы. - Скажите, Стивен, какого чёрта я там нужен? - Вы конкретно не нужны. Нужны ваши люди для проверки идентификации, чтоб никто из задержанных не предъявил поддельную метку. - Окей, с этим разберётся один мой специалист, я пришлю его вам, - Купник встал и не прощаясь вышел. - С гениями всегда так, у них в голове всегда - сумбур, - отшутился Кеннет. - Нужно приструнить его, наказать средствами, - сказал злобно Визард. Все посмотрели на него как на полоумного, понимая, что бывший компьютерный гений хакер и без них сможет заработать себе на жизнь, компьютерными афёрами. - Товарищи, ещё будут предложения? - спросил нетерпеливо Кеннет. - На когда назначена операция? - спросил Сайлус. - День и время уточнят в последний момент, чтоб не было утечки. Товарищи, прошу меня извинить, у меня ещё есть дела в корпорации, - сказал Кеннет, сбросил свои длинные ноги на пол и не прощаясь вышел. Никто не возмутился его поведением, чтоб сегодня же не пожалеть об этом. Сайлус сел на своё место. - Товарищи, наше совещание закончено, можете быть свободны. Держите своих подчинённых наготове, - сказал он и все покинули его кабинет. На улице генералы оставшись наедине, заговорили: - Что у вас случилось? Родс. Мне передали, что лорд вас похитил, - спросил Руби. - Этот корпоративный выскочка решил позабавить меня своим трансформером. Потому перевернул бронетранспортер с охраной. Но, меня за "так" не возьмёшь. Я с собой всегда ношу мощный заряд в ручке, при нажатии на кнопку могу в дребезги разнести даже бронетранспортёр! - Не люблю я этих штатских, они смотрят на нас свысока, через нас - владеют всем миром, и зарплату платят нам - они. - Да, прошли времена переворотов. Теперь некого свергать, электронное правительство ведь не свергнешь, если оно невидимо. Чтоб его свергнуть, нужно взорвать весь мир. - Но, тогда пострадаем и мы, - улыбнулся Руби. - Хорошая шутка, вам понравилась? - Вы умеете повеселить, - свёл всё в шутку Руби, они боялись друг друга, все боялись друг друга, пост-либеральная цивилизация давала о себе знать. 11 - Ситуация изменилась, - говорил Беньямин Визард директору ТИЛ Марксу Цибенко в его кабинете, причём он сидел в его кресле, - теперь не нужно ломать этого православного фанатика Стефана Каленюка, не нужно применять к нему методы гестапо, энкаведэ и ЦРУ в Гуантанамо. При упоминании имени Каленюка, директор стушевался, произошло загадочное происшествие не поддающееся разуму с Каленюком. Надзиратель Винстон Салус донёс ему об этом. Его заместителю садисту Мустафе Альмуразу, надоело упорство христианина, он решил его или окончательно сломить или убить. Ночь на дежурстве он пришёл в одиночную камеру христианина с двумя надзирателями (один из них был Салус) и сказал ему: "Я знаю, как ты любишь своего Бога, и что по вашей легенде Он вас защищает. Я читал про эти сказки в захваченной нами вашей запрещённой литературе. Я предлагаю тебе самому выбрать себе казнь, и пусть ваш Бог спасёт тебя. Если сможет. Если ты останешься жив, я даю тебе слово офицера, что больше тебя не будут подвергать никаким побоям и допросам. Согласен?". Христианин не долго подумав, дал положительный ответ. Товарищ Мустафа недобро улыбаясь, сказал: "Я слышал апостол Иоанн был схвачен по приказу Домициана и брошен в кипящее масло, но остался невредим. Филит с семейством был брошен в масло и никто не пострадал. Ты же не будешь против, повторить их подвиг? Войди добровольно в котёл с кипящим маслом!". Стефан удивился познанию тюремщика в святых мучениках. Он спросил его: 'Кто вы по вере?'. - 'Мусульманин, - ответил Мустафа, хотя не молился аллаху. - Но, какое тебе дело до моей веры?'. - 'Я сделаю что вы мне предложили, чтоб вы уверовали в истинного Бога - Христа', - ответил Стефан. Его отвели через душевую и бойлерную в гаражный бокс, где имелся какой-то поддон в котором была отработка масла. Вот его и выволокли на улицу, наполнили доверху отработанным вперемешку с чистым машинным маслом. Развели под ним костёр. Христианин стоял спокойно и про себя молился, когда масло закипело, Альмураз предвкушая удовольствие, подмигнул тюремным конвоирам и предложил Каленюку туда влезть. Христианин осенил себя и чан с кипящим маслом крестным знамением, и смело влез в него. А дальше случилось чудо, он не только не сварился, а спокойно вышел из него сам, не обварившись. Все были потрясены, только Альмураз ещё больше озлобился, заключённого отвели надзиратели в камеру. Он поехал в бар и почти всю ночь курил кальян, на следующий день он вернулся на работу и жестоко избил христианина. - Как!? - удивился директор тюрьмы. - Вы же сами говорили... - Что говорил? - Мы уже почти довели дело до конца... - В каком он состоянии? - Ну... - Маркс подбирал слова, как сказать, ведь заключенный был почти при смерти. - Он ещё жив? - Жив, - неуверенно заявил директор, он сомневался, что Каленюк долго проживёт, помощь медицинскую ему оказали весьма условно. - Сделайте всё, чтоб он выжил, это важно. Он у нас будет главным террористом, с которого начнётся последняя чистка, - проговорился Визард. - Как я их ненавижу! - Слушаюсь! - поднялся со стула Цибенко и вытянулся по стойке смирно. - Не напрягайтесь, вы не армейский офицер, а я не проверяющий. Я ваш друг, - хитро улыбнулся Визард. - И подкормите его, чтоб он был похож на обыкновенную жвачную биомассу, - последнее слово он произнёс презрительно. Он и директора тюрьмы считал за гоя. - Сегодня же переведу его в тюремный лазарет с хорошим питанием. - Приготовьте камеры для спецконтингента, скоро к вам будут доставлять этих фундаменталистов фанатиков-террористов христиан. Держите их отдельно от основной массы зэков. - Я вас понял. Что-то намечается? - осторожно спросил Маркс. - Пока это секрет. Всех ново-прибывающих фанатиков, старайтесь не бить по лицу. Для этого есть почки, печень, ну вы сами прекрасно знаете. Нам они нужны с виду неповреждённые, для показа по ИТВ (Интернетвидение), - намекнул посланец масонской элиты. - Особо опасных, я буду забирать. - Как забирать? Мне нужен официальный приказ. - В этом заинтересован лорд Кеннет. - Я всё понимаю, товарищ Визард. Но, всё же нужны какие-либо запросы на выдачу заключонных. Иначе я могу по слежбе получить увольнение. Визард зловеще улыбнулся. - Будет вам отписка. Я подумаю, как повысить вас на служебной лестнице. Вы хороший исполнитель. - Рад вам угодить, - расплылся в подобострастной улыбке директор. "Ведь его нация после русских первейший нам враг. Как хорошо получилось, стравили две братских нации между собой и они бьют друг друга, а мы пожинаем лавры. Разделяй и властвуй! Этого гоя после операции "Чистка", надо тоже - устранить, слишком много знает", - подумал Визард, улыбаясь Цибенко. "Я давно служу в этой системе и знаю одно: никому нельзя доверять, кроме себя, - думал, улыбаясь в ответ Маркс. - И хитёр же этот жид. Надо его при случае подстроить несчастный случай, чтоб никто ничего не заподозрил". Визард поднялся, Цибенко сразу за ним. Они попрощались за руку и директор провёл гостя к двери. Затем вызвал к себе молоденькую секретаршу, рыжеволосую, голубоглазую, любовницу. Бриттани Брайан явилась мгновенно, была она одета в тёмно синий форменный костюм, со всеми нашивками и значками. Форма сидела безупречно на её стройном, тренированном теле. - Что прикажете, босс? - спросила она, став чуть расслабленно, лукаво улыбаясь. Он оценил её красивые ноги, под короткой юбкой. - Стефана Каленюка срочно перевести из карцера в тюремный лазарет. Сделать всё, чтоб он выжил. - Это всё? - После работы задержитесь, нам нужно будет поработать! - Есть, сэр, - лихо козырнула она, по американской традиции приложив руку к пустой голове. Пальчики выгнулись у неё в дугу, особо выделив наманикюренные красным лаком ногти. - Мы не в армии, моя британка, не стоит так усердствовать. - Я только хотела тебя порадовать, мой босс, - ответила она и развернувшись на каблуках-шпильках вышла из кабинета, думая: "Как ты мне надоел, старый лис. Я хочу сама стать начальником этого заведения, хочу блеска, славы и успеха". "И чего её потянуло сюда работать? Её место на подиуме или в борделе там и зарабатывают намного больше. Правда здесь - власть и сила!", - подумал директор ТИЛ. Визард поехал домой к своему непосредственному начальнику, старшему в братстве масонов Кеннету. Мажордом провёл его в кабинет на стенах которого висели картины американской художницы Джудит Чикаго и ушёл. Хозяин сидел в кресле с закрытыми глазами, перед ним на столе лежала открытая книга. Чтоб не разучиться читать, он любил почитывать книги в отличии от быдла (народа), который ничего не читал. Визард потоптался на месте, не зная как привлечь к себе внимание. Лорд сам открыл глаза, положил руки на стол. - Были мудрые и среди старых писателей, например Драйзер написал: "Попробуйте перерезать нить, отделить человека от того, что по праву принадлежит ему, что уже стало для него характерным, и перед вами возникает нелепая фигура то ли счастливца, то ли неудачника - паук без паутины... покуда ему не будут возвращены его права и привилегии". - Не правда ли забавно? Визард пожал плечами, ничего забавного он в этом не видел, он был реалист. - Правда не все подходят под это суждение, и мы в этом убедились. Как наши дела с подопечным? - Упорствует. Тюремщики едва не угробили его. Я приказал его выходить. - Правильно, он нам скоро пригодится, как террорист, - хохотнул лорд демоническим смехом. - Виски? коньяк? - Я не пью на работе, у меня ещё много дел. - Идите Визард, я позабочусь о вашей карьере. - Спасибо, - он приложил по-масонски руку к сердцу и вышел пятясь задом. "Как же надоели мне все и этот пресмыкающийся гады, НЕНАВИЖУ!", - подумал самовлюблённый лорд, ухмыльнувшись, испытав облегчение, что остался один. Он снова взял в руки книгу, прочитал выборочно из романа "Финансист", подумал: "Какие отсталые были времена... этот малый Фрэнк Куапервуд богатый человек, финансист, женатый, имеет двух дутей и мучается от того, что женат и влюбился в незамужнюю дочь своего старшего партнёра. Проклятая мораль и церковные обычаи не дают ему спать с кем хочет. Как изменилось время! Мы (масоны) попрали, растоптали мораль принципами толерантности, терпимости, мира и согласия, и теперь не зазорно блудить даже с детства. Я могу любую понравившуюся мне девку или женщину, взять и спать с ней. Будь то жена или дочь одного из моих директоров, я скажу и он отдаст мне её. Я могу взять любую, будь то начинающая актриса или маститая знаменитость экрана, супермодель или простая работница из моей компании. Понравилась мне женщина на улице и я брал её, через шантаж, а чаще биткоинами,или отключением электронного кошелька! И у меня ещё ни разу не было отказа. Вот что значит наша система электронных кошельков, отключи его любой и она будет унижаться, всё сделает, лишь бы его снова включили. Уверен: и моя невеста не знает себе отказа ни в чём. - Он небрежно отбросил книгу Драйзера, взял бережно в руки Талмуд, открыл его выборочно прочёл: 'Народ Израиля лучший из рода человеческого, так же как сердце самый важный из органов' (Талмуд, Хиссук ем.). Он отложил книгу, подумал: 'Жаль, я не чистокровный иудей, и не стать мне избранным мессией... хоть я и не обрезанный... С кем бы сегодня провести ночь? С секретаршами надоело, в бордель не хочу, модели надоели. Может с невестой Макмараны этой моделькой Джессикой? И эта уже надоела! Может, купить девственницу? Скучно всё". Он хлопнул в ладоши, вошёл слуга, тоже из секты каббалистко-манихейской секты соблазнённый хозяином. - Модели на местах? - спросил он. - Стоят, - ответил слуга. В моду у элиты вошло вместо гранитных или мраморных статуй ставить в доме живых людей, красивых "моделей" - девушек и юношей, за это платили им как на показах мод на подиуме. - Новые мальчики есть? - Нет. - Памела пришла? - Стоит уже два часа, сердится, что на неё ещё никто не обратил внимания и даже вы не проходили мимо. - А этот ниггер, Алонсо пришёл? - Да, сир. - Прекрасно. Моё приказание выполнено? - Вчера всё закончили, постройку в саду венериных местечек: лесные заросли, гроты, ручьи с камнями. Даже рыбок в заводях запустили, - чуть поклонился слуга. - Вели переодеться моделям в фавнов и нимф, отведи их в Венерено местечко, подай вина и фрукты, пусть веселятся, играют, любезничают, пьют и наслаждаются. Я приду туда позже... На ужин вели повару приготовить что-нибудь изысканное на двух персон. И пусть подадут шампанское и мартини, ещё лобстеров, икры и фруктов для моего визави. Лорд с почтением посмотрел на портреты казненного (французским королём Филиппом IV в 1314 году) гроссмейстера ордена сатанистов-тамплиеров Якова Моле, основателя хасидизма Исраэля Бешта и сатаниста-масона Алейстера Кроули, аморального типа практиковавшего содомию и разврат. Слуга почтительно поклонился и вышел пятясь задом. 'Ваши дела не забыты, сэр Яков, а потомки ваших врагов скоро сами будут повержены, - подумал он и вспомнил один из ритуалов посвящения в среднюю степень масонства: старший брат проколол ему большой палец правой руки, выдавил кровь в стеклянную призму, где хранилась засушенная кровь живых и умерших братьев масонов. Растворил в вине и дал ему выпить, братья при этом пели песнь, он помнил слова: 'Но, Иуда должен жить вечно, и Иерусалим был и будет, и я не хочу оставить их кровь неотомщенной, и Господь должен обитать в Сионе'. - Он поклонился портрету Кроули, считая его своим учителем в сексе, переключился на обыденное: - 'Этот слуга-холуй, раздражает меня, пора его поменять на пуэрториканца... Чем бы развлечься? Покер? Скоростные гонки на дронах или истребителях? Пощекотать нервы охотой на людей? Лень бегать за жертвами с винтовкой... Может устроить ночью черную мессу? Но, где взять ребёнка для жертвы?.. Может слетать в Нью-Йорк на уикенд к невесте?.. Нет, она слишком страшна, с ней и так предстоит долгая жизнь... Нужно подать идею, законопроект о многоженстве, как у мусульман? Нет, наши хасиды слишком консервативны, на это не согласятся... - Он почесал макушку. - Что ж выберу себе новую диву на ночь, чем я хуже Тиберия Цезаря? Возможностей у меня столько же как и у него, правда он был императором Римской империи и вошёл в историю, а я не имею даже должности правителя области. Жаль у меня нет власти казнить и уничтожать людишек, как это делали Нерон или Ленин, я бы переплюнул их в фантазиях казней. И больше всех я бы мучил и уничтожал, учеников Распятого, - подумал с сожалением и завистью тщеславный лорд. - Ничего, я переплюну Ульянова-Ленина, он был посвящён лишь в 32-ю степень масонства, я стану масоном-иллюминатом тридцать третьей степени! И если стану когда-нибудь президентом! тогда мир - содрогнётся, от моих идей! - размечтался он. - Быстрей бы подох кто-нибудь из стариканов 'Комитета трёхста', я бы занял его место. Зажились они на свете, пора в мир тьмы. С кем бы развлечься? - На ум пришла красавица телеведущая Барби Дьюрок, обожавшая своего брата-мужа! - Эта девка состоит в лиге 'Целомудрия и верности мужьям', это фанатички которые не изменяют мужьям и не снимаются в эротике. Какой парадокс, она занимается инцестом, а общество считает её - праведницей, да мы многого добились, из греха сделали - добродетель! - Хохотнул лорд. - Можно было бы и эту недотрогу сломить, подчинить себе, отключением кошельков её и мужа, но им благодетельствует высокопоставленный иллюминат, я пока не могу её заразить СПИДом. К чёрту эту девку, пожалуй, выберу себе на ночь черномазого маникенщика Алонсо, пусть и он сдохнет от чумы двадцатого века!'. Турцев получил послушание: топить железную печь в женской больничной кельи. Он сидел у печи недалеко от постели Натальи Алексеевны, бабушки "своей" Маши. Тут же лежали ещё две пожилые женщины Ксения Владимировна, Виктория Павловна и Мэри Фора, она была уже в очень плохом состоянии, часто без сознания. Андрей слушал, как тихо молилась Мария, глядя на иконку Богородицы Владимирская: 'Владычица моя, Богородица, помоли Господа нашего о спасении душ всех православных христианах в пустынях обитающих, в тюрьмах и каменоломнях, трудниках с нами обитающих, и меня, грешную, перенести скорби и уничижения, прощать обиды и любить нелицемерно всех людей. скорбящих их рассказы о гонениях на православных'. - Гонения начались не сразу, всё делалось лицемерно, двояко, скрытно, - говорила бабушка Марии, Наталья Алексеевна сёстрам во Христе. - Сначала людям под всякими поводами присвоили номерки ИНН по всему миру под разными поводами. Лицемерно так навязывали, чтоб не напугать, якобы для учёта налогов. - Брат Тимофей, рассказывал из истории: сначала масоны захватили банки, а через них просвещение и устроили - социализм, - вступила в разговор Виктория Павловна. - Разве масоны плохие люди? - перебил её Андрей. - Митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн, в конце прошлого столетия так говорил про масонство: поистине сатанинское лжеучение в истории человечества, интернациональная революционная организация борющаяся с Богом, - ответила спокойно Виктория Павловна и продолжила: - Социализм с корнем вырвал христианство и разрушил христианскую цивилизацию. Всё началось с Франции. Убили многих королей, затем дошло и до нашего царя мученика с семьёй. После сего началось одно безначалие, тут верховный синедрион и стал во главе всего. Ибо, проповедуя социализм, он остался меж собой в единении, а когда погибло богатство всех стран, остался виртуальный банк жидомасона. Дорогу антихристу проложили в безначалии и безналичии. Затем начали распространять пластиковые кредитные карточки, зарплату начали выдавать не на предприятиях, как раньше, а в банкоматах. - А потом мировое масонское правительство, чтоб развязать войны по всему миру, устроило у себя в Америке большой теракт, - подключилась Ксения Владимировна, - одиннадцатого сентября 2001 года в Нью-Йорке, устроила взрывы мирового торгового центра, погубив граждан своей страны. Да, они идут на любые жертвы среди мирного населения. Люди для них только - гои. - Кто это 'гои'? - спросил Андрей, думая своё: 'Вы не знаете, братья масоны гуманнейшие люди на земле, они всем помогают'. - Все люди мира, кроме мирового правительства, и их семейств, - ответила Наталья Алексеевна. - Они объявили через президента США, своего ставленника, марионетку о 'глобальной антитеррористической операции'. С тех пор начал создаваться: всемирный полицейский режим - 'Нового Мирового Порядка' антихриста. - Они создали так называемые "G"-организации, главных мировых стран, которые принимали решения по укреплению "антитеррористического интернационала", - продолжила рассказывать Виктория Павловна, - через введение биометрической идентификации личности ми системы глобального контроля. Чтоб запугать людей, они для обмана, находили и оплачивали исламских террористов. Вот те и взрывали по всему миру дома, метро и общественные места в разных странах от Нью-Йорка, Москвы, Лондона и Парижа. Терроризм - это оружие глобалистов! - На христиан же гонения начались с медицинской реформы, когда нельзя уже было обращаться к врачам за помощью, не имея якобы добровольного на самом деле принудительного согласия на свою электронную медицинскую карту. Врачей, которые не соглашались принуждать пациентов к этим картам, увольняли с работы, - продолжила Ксения Владимировна. - Ну, а меня с мужем погнали, когда детям после роддома в обязательном порядке навязывали цифровое имя в ЗАГСе. К тем же кто не обращался за электронным свидетельством о рождении, приезжали домой ювеналы с полицией. Детей силой отбирали у родителей, увозили в другие города в детдома, давали числовое имя и их усыновляли или бездетные пары или содомиты. Это началось примерно с две тысячи восемнадцатого года. - Блаженной памяти старец Паисий Святогорец предупреждал: 'За совершенной системой карт, за компьютерной безопасностью кроется всемирная диктатура, кроется иго антихриста', - напомнила Наталья Алексеевна. - А сколько наших детей из христианских семей, подрастая, ушли в мир и приняли код зверя, - сказала Ксения Владимировна с горечью. - У меня сын и дочь. Только один сын, младший Игорь и невестка не приняли этого бесовства. Вот от них и появились мои внучки: Миша и Мария, - заплакала Наталья Алексеевна. - Они меня и дохаживают с нашими братьями и сестрами. - Не плачь, бабушка, - Мария подошла к бабушке, погладила ей голову, поцеловала в щеку. - Бог нас не оставил. - Спаси тебя Бог, деточка, - бабушка осенила внучку крестным знамением. - И мои четверо детей не выдержали, захотели лёгкой, комфортной жизни. Я их берегла от ИНН, а они приняли - биометрию, и внукам дали разрешения на номерки, а дальше уж все чипы приняли, - слёзно сказала Ксения Владимировна. - И у меня все дети, все внуки приняли этот проклятый код. Ведь батюшки утешали: 'это ещё не то, не число зверя', сами не хотели расставаться со сладкой жизнью, - сказала Виктория Павловна. - Затем будто плотину прорвало, в России, Украине, Белорусии и других странах бывшего Союза начали внедрять биопаспорта и навязывать свои сатанинские законы. На Западе антихрист с помощью протестантов и католиков тогда уже развратил народы, которые для этого превратил в жвачный скот! - сказала Наталья Алексеевна. - Интернет и телевидение погубили души людей, ибо отвлекали от церкви и веры в Бога. Смотреть-то легче, чем в храм ходить, молиться, - уверенно сказала Виктория Павловна. - При этом слуги сатаны масоны, применяли свой главный, коварный метод: заставляя людей делать то, что нужно им, притом, что люди продолжали думать, что они делают то, что нужно им самим. - И кто попали под антихристов соблазн? - спросила Ксения Владимировна и сама дала ответ: - Святые угодники предрекали: не он себя богом объявит, но чудесами льстивыми добьется того, что будут поклоняться ему как Богу! И будут это те, для которых Евангелие кончалось на Тайной вечери, а Откровения Иоанна Богослова они предпочитали не изучать. Они бедные заблудшие души не верили, что число зверя есть в карточках, говорили: 'Если мы имеем в нашем сердце Христа, то нет никакого значения то, что пишется в паспорте'. А благочестивые старцы говорили: 'Если бы святые мученики думали бы подобно этим людям, то они могли бы избежать мучения'. - И произошло точно, что предрекали пророки последних времён: бес подталкивает людей неверующих и маловеров к накладыванию рук на себя. Ужасно то, что их отпевают! Оправдывая тем, что в момент самоубийства они были в состоянии невменяемости. Ведь так и происходит! Спаси нас Господи, - Виктория Павловна перекрестилась. - Придёт антихрист, пропадёт для всех еда и тогда люди начнут убивать и пожирать друг друга. Пока этим занимаются только греховодники с деньгами, пожирая невинных младенцев. Андрей слышал эти жуткие истории о маньяках пожирающих человечину, такие были во все времена. Говорят: их стало в последнее время гораздо больше, но ведь всё это казалось ему вымыслом. Но несколько судовых процессов о сатанистах-людоедах показали по телевидению, он сам видел, даже одну такую банду осудили в их городке. - Но неужели вы верите, что медицинский чип в руке больного человека, является какой-то меткой зверя? - не выдержал, спросил он. - Что ты, милок. В тех печатях заключены тайная сделка с диаволом в клятвах: 'Я твой есмь'. - 'Да, ты мой еси'. - 'Волею иду, а не насильно'. - 'И я по воле твоей принимаю тебя, а не насильно', - сказала с испугом Виктория Павловна и перекрестилась. - Не приведи Бог, такой печати. Лучше жить здесь в пустыньке впроголодь, в холоде и умереть свободным пойти в Царствие Небесное, чем оказаться в аду, живучи припеваючи в городах 'содомских'. - Мы все здесь исповедники веры и Царь Небесный даст нам венцы, - сказала Наталья Алексеевна, глаза внучки её при этом стали светлыми как у ангела. Она надела очки, открыла общую тетрадь со своими записями. - Прочту вам, милые мои, посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского: 'К середине ХХ столетия, народ того времени начнет становиться неузнаваемым. Когда время будет приближаться к пришествию антихриста, разум людей помрачится от страстей плотских, и все более будет усиливаться нечестие и беззаконие. Мир тогда станет неузнаваемым, изменятся облики людей, и нельзя будет ясно различать мужчин от женщин, благодаря бесстыдству в одежде и форме волос головы. Эти люди одичают и будут жестокими, подобно зверям, из-за соблазнов антихриста. Не будет уважения к родителям и старшим, любовь исчезнет. Пастыри же христианские, епископы и священники станут мужами тщеславными, совершенно не различающими правого пути от левого. Тогда нравы и предания христиан и Церкви изменятся. Скромность и целомудрие исчезнут у людей, и будут царить блуд и распущенность. Ложь и сребролюбие достигнут высшего предела, и горе накопляющим сокровища. Блуд, прелюбодеяние, мужеложство, тайные дела, кража и убийства станут господствовать в обществе. В то время, благодаря силе величайшей преступности и распутства, люди лишатся благодати Святого Духа, которую они получили во святом Крещении, а равно потеряют и угрызения совести. Церкви Божии лишатся богобоязненных и благочестивых пастырей, и беда тогда остающимся в миру христианам, которые совершенно будут терять веру, потому что лишены будут возможности от кого бы то ни было узреть свет познания. Тогда они будут удаляться от мира в святые убежища в поисках облегчения душевных страданий, но везде они будут встречать препятствия и стеснения. И все это будет следствием того, что антихрист пожелает господствовать над всем и стать управителем всей вселенной и будет производить чудеса и фантастические знамения'. Турцев задумался над прочитанным. В больничную келью вошёл доктор Бахтамян, поздоровался: - Мир вам да приумножится, милые сестры. Как здоровьеце? - Живы, милостью Божией. Благословением Господним, - ответила с улыбкой Наталья Алексеевна, хоть и страдала варикозом и страшными болями в ногах. - Ну-ка, юноша, выйди из палаты, - сказал доктор Турцеву, тот покосился на него, ещё раз взглянув на Марию. Доктор заметил его взгляд, промолчал. - Мне нужно провести осмотр пациентов. Андрей нехотя вышел. В субботу в городском парке, многие горожане праздновали языческий праздник. Банда Симпсона отдыхала в парке, накупив много спиртного, еды они расположились за двумя столиками. С ними были их подружки под стать им, вульгарные, развязанные, пошлые. Здесь же в парке гуляли компаниями: местные язычники и язычники приехавшие из других городов; содомиты обеих полов; байкеры из международной группировки "Ангелы ада". Сатанист Карт Бланш, со своей развратной подругой Королевой Ночи и подручными "чертями"; банда темнокожих и негров Бена Голда с ним были его подружки блондинка Астарта и смуглокожая татарка Адикэ (Так звали любимую наложницу татарского хана Ахмата из Золотой орды). Кроме них в парке шатались мелкие преступные группировки. Все эти люди ненавидели друг друга жгучей ненавистью. Здесь же было много полицейских патрулей, полицейских биороботов, много полицейской спецтехнике, будто на антитеррористической операции. Но народ уже привык отдыхать под дулами автоматов и крупнокалиберных пулемётов, не замечая их. Многолетняя пропаганда внушила народу, что всё это для его блага, и народ уже не замечал, что живёт как в тюрьме под охраной. Даже периметр многих городов был обнесён забором из бетона, металла и колючей проволоки. С камерами наблюдения, полосами препятствий как на границе, и чувствительной аппаратурой сканирующей всё живое. - Опять Карт Бланш пришёл на нашу территорию со своими "чертями", - говорил Симпсону его первый заместитель Орк. Они оба пили пиво, заедая куриными "ножками Шуба". - Дождётся он у меня... - не договорил Симпсон, мимо профлиртовали два "голубя" в обнимку, целуясь взасос. Симпсон рассердился, не из-за того, что они порочат мужской пол, среди его бандитов тоже таких хватало. Он рассердился на то, что они провоцировали конфликт. Любили содомиты нарваться, получить, а потом бежали в полицию жаловаться на ущемление своих и так неограниченных прав. Он показал содомитам средний палец, они остановились. - Это вы нам? - спросил активный барбос. - Тебе. Чего встал, вали отсюда! Активный содомит изобразил на лице гнев, хотел подойти к Симпсону. Тот откинул край куртки, показал рукоятку пистолета. - Пойдём, милый, это же бандиты, - испугался пассивный. Они быстро ушли. Через минуту столики, за которыми сидели бандиты Симпсона окружил полицейских отряд в касках, бронежилетах с короткими автоматами. Их начальник подошёл к Симпсону. - Руки на стол и не дёргайся. За неподчинение стреляю, - он направил на Симпсона свой пистолет. Джек осклабился, поставил пластиковый стакан с пивом на стол, положил руки рядом. - Это касается всех! - сказал начальник патруля. Джек кивнул головой и его парни положили руки на столы. - Медленно, двумя пальцами достань свой ствол, - приказал начальник отряда. - Офицер, так тебе нужна моя игрушка, - засмеялся он, медленно убрал край куртки и положил на стол водяной пистолет, копию настоящего. Полицейский недоверчиво взял игрушку, проверил ей, положил на стол. Тут же другой полицейский провёл сканером по правой ладони Симпсона и на экране портативного компьютера высветились его данные. Другие полицейские сделали то же с остальными членами банды. Затем всех обыскали, ничего не нашли, даже ножей. - Извините, ложная информация. Можете отдыхать, - сказал начальник патруля, козырнул и ушёл вслед за своими людьми. Бандиты и их подружки дружно сорвались в хохоте. - Нас на мягком не проведёшь, лягаш, - сказал Орк. - Толерасты нас сдали, - сказал бандит по кличке Волк. - А мы после с ними посчитаемся. Надо мочкануть пару штук, чтоб не считали себя неприкасаемыми. Пусть они не думают, что кто не бережёт свой зад, тот выше порядочных людей, - сказал главарь. Праздник продолжался, колонки оглушали музыкой различных направлений, под вечер одурманенные спиртным и наркотиками до одурения сотни и сотни язычников как положено в их праздники начали совокупляться как скоты прямо в парке. Даже лёгкий морозец не пугал одурманенных извращенцев. Но никого это не тревожило, не смущало, это было законным, главное заявка на праздник с оргиями была подана властям и разрешена и детей до восьми лет увели отсюда. С восьми лет детям в школах-интернатах по программе "Секс-просвет" преподавали: секс-воспитание рассказывали о половых связях и гомосексуализме, лесбиянстве, однополых браках. С одиннадцати лет о рассказывали о мастурбации, а с двенадцати об оральном и анальном сексе. Детские омбудсмены - дородные тётки, собрали своих интернатских питомцев (рождённых в пробирках "гениев" с креативными способностями с помощью биотехнологии с чипами в мозгу и программным обеспечением - собственность мирового правительства), собрали в автобусы и под вооружённой охраной отвезли в интернат. К этой вакханалии начали присоединяться и местные жители, не говоря уже о содомитах и лесбиянках. Люди располагались за длинными столами, покупали еду и выпивку, ели, пили и тут же делали своё фото-селфи, выкладывая в сеть, листали новостную ленту, комментировали и "лайкали" чужие селфи. Даже сидя рядом, общались через планшеты, видеофоны и другие гаджеты. Местные и государственные телекомпании, снимали это сонмище на видео и тут же транслировали в прямой эфир. Мало кто из горожан ушёл из этого праздника блуда домой, все уже давно были растлены пропагандой содомии. Но вот изрядно выпившие подростки из банды Симпсона зацепились с цветными из банды Голда. Начали толкаться, затем перешли на кулаки, стулья, урны, камни мостовой и брусья от лавочек. За бандитов Симпсона вступились мелкие банды, за бандитов Голда, "черти" Карт Бланша. Народ во избежание в подозрении в массовых беспорядках основной массой начал разбегаться из парка, чтоб их не отключили от системы безналичного расчёта. Симпсон сразу наметил себе жертву Карт Бланша но сам не стал его трогать. Он отошёл на приличное расстояние от побоища, приказал Волку убить его. Карт Бланш призывая нечистые силы махая своей тростью с набалдашником разил пацанву. Кого-то зашиб насмерть, разбив ему череп. Вот к нему забежал со спины Волк и вогнал в огромное брюхо нож. Карт Бланш завопил, повернулся, убийца ещё и ещё ударил его в брюхо, он пал на землю мёртвый. Но его подруга Королева Ночи, одетая в облегающий тело кожаный костюм, с рогами на голове одетая в меховую шубку, отомстила за сожителя. Ударом стилета в висок кончила Волка. В свалке кто-то из парней Симпсона связал хвосты "чертей", затем дал обоим подзатыльники, они по инерции разбежались и тут же под хохот толпы пали. Какого-то молодого парня в костюме "чёрта" задушили его хвостом. Злющая Королева Ночи окружённая своими поклонниками сквернословя, призывала отомстить за "князя тьмы". Раздался неизвестно откуда выстрел, и она упала на землю с пулей в сердце. Как пламя загорелась массовая драка, подключились и байкеры, точившие зуб на содомитов. Следом и язычники, подумав, что на них нападают бандиты, начали драться против всех. Завыли полицейские серены, начали взрываться шумовые и газовые гранаты, замелькали полицейские дубинки. Два водомёта начали размывать толпу, холодная вода в морозный вечер быстро приводила в чувство хулиганов. Людей пачками кидали в автозаки и полицейские машины, развозили по участкам. Лорд Кеннет под охраной своих телохранителей сначала со стороны наблюдал за этим массовым побоищем. - Хорошо эти скоты уничтожают друг друга, - говорил он, попивая ликёр из платиновой фляжки. - Я бы не растаскивал их по автозакам, а стрелял на месте как бешенных собак. - Он вспомнил: заместитель директора ТИЛ Мустафа Альмураз, приглашал на выходной поохотиться на зэков. Иногда они незаконно устраивали такую охоту на заключённых осужденных на смертную казнь. "Я и сегодня развлекусь!", - подумал он злобно, сплюнул, вошёл в бронированный автомобиль телохранителей, закрыл дверь на замок, достал мелкокалиберную винтовку с глушителем и оптикой, открыл окошко стрелка. - Как я вас ненавижу, проклятые свиньи. Сколько вас не уничтожают: наркотой, водкой, прививками и сигаретами, а вы всё плодитесь, как опарыши, - сказал он, прицелился в оптику и плавно нажал на курок. Какой-то содомит бежавший с ребёнком за руку, рухнул как подкошенный. - Есть! - обрадовался он. Прицелился в ребёнка. Выстрел. Убил! Снова наметил жертву, какою-то худую наркоманку, она еле плелась. Затаил дыхание. "Стивен", - раздался голос в наушнике, от неожиданности он дёрнулся, нажал на курок и промахнулся по девушке, попал в бронежилет какого-то полицейского. Тот только оглянулся, не понимая, что произошло. "Открывай, чего ты там засел?", - услышал он голос генерала Макмарана. "Принесло тебя старый хрыч", - подумал недовольно он, спрятал винтовку, открыл дверь, вышел из машины, захлопнул дверь. - Как тебе "праздник"? - спросил генерал. - Репетиция перед операцией "Чистка". Они поздоровались за руки. Вдруг в их сторону из толпы выскочила какая-то перепуганная женщина, лет под тридцать и побежала к ним. Один из телохранителей метким выстрелом убил её, наповал! Лорд приметил: кто стрелял. "Надо дать ему премиальные, за отличную службу", - подумал он. - Метко, но зачем же так радикально? - спросил генерал лорда. - Может она террористка, обмотанная тротилом, - ответил холодно лорд. - Эй, ты почему её убил? - спросил он у телохранителя. - Предположил в ней террористку, - ответил выпрямившись телохранитель. - Вот видите, генерал. Она - террористка. Едем. Они расселись по машинам и тронулись в сторону Красной зоны, под защиты полицейских кордонов и спецназа. Макмарана остался стоять со своими людьми на месте. Праздник язычников закончился. Симпсоновы подручные прихватили с собой в логово пленницу красавицу Адикэ. Главарь посмотрел на гордую девушку с интересом, она держалась смело, когда с неё сняли мешок. - Ну, и зачем вы её притащили? - спросил главарь у двух малолеток которые это сделали. - Тебе подарок, босс. Красивая тёлка, сделаешь её своей ... - ругнулся один. - Её же нахождение по чипу вычислят, за ней сюда скоро приедут парни Голда и он сам нарисуется. Нам здесь нужна перестрелка?.. - Малолетние бандиты молчали. - Что ж мне ей руку и голову отрезать? Зачем она мне нужна без головы? Один из малолетних преступников, вытащил тесак. - Ты, что идиот! Я же пошутил, - сказал он подручному и обратился к гордячке: - Ты кем приходишься Голду? - Я его девушка! - А блондинка Астарта, кто? - Тоже. - У вас шведская семья? - пошутил он. - Нет, я татарка, у нас так принято. - Но, Голд же не татарин! - сделал вывод для себя Джек. - Что мне с тобой делать? - Отпусти по хорошему и ничего не будет. - А по плохому? - Голд приедет сюда и убьёт тебя и вас всех. Юнцы захохотали, не веря в это, они верили только в свои силы. - Это спорно, он может сам отсюда не уехать. Будешь моей подругой? Озолочу. - Нет! - Подумай последний раз, иначе отдам своим пацанам. - Нет! - Берите её, - махнул главарь своим подчинённым и лицо его стало жестоким. - Только увезите отсюда, подальше. Делайте что хотите, когда насладитесь, сделайте чтоб её никогда не нашли. Злобные, жестокие малолетки набросились на девчонку, она попробовала сопротивляться, но её жестко скрутили, несколько раз ударив, выволокли из подвала. Оставшись наедине с главарём, заместитель Орк спросил его: - Босс, что ты приказал Волку? - А тебе что? - прищурился Симпсон. - Хочу знать. Симпсон видел, что его заместитель в возбуждённом состоянии, в руке у него был нож. - Ты на кого тянешь!? - спросил он угрожающе и достал свой нож-финку. - Из-за тебя убили Волка. - Ну, и что. И поделом. Я тоже когда-то исполнял приказы своего босса. Здесь я - коновод, и решаю кому - умереть кому - жить. Ты чего, сам решил стать - боссом? - Я решил уйти из банды. - Уйти невозможно, ты знаешь о наших делах, больше чем правительственные службы.. - Я так и решил и уйду! - смело ответил Орк . - Я тебя не отпускаю. Симпсон напал на заместителя, драка была жестокая, главарь одолел своего подчинённого, убил его. Только отдышался, с улицы послышались голоса, он насторожился. Выглянул из полуподвального оконца. Там стояло несколько человек, и совещались. Он признал в них Голда и его парней. "Вот проклятье от себя никуда не скроешься, а с этими чипами, никуда не скроешься не то что от властей, от своих убийц, везде вычислят, - подумал он и достал из тайника самодельный автомат, купленный у умельцев. - Сейчас я с вами разберусь". Он вышел из подвала на улицу и сразу открыл огонь на поражение. Первым скосил главаря Голда, затем пали ещё двое бандитов, остальные бросились бежать врассыпную. Он ранил подругу главаря Астру и ещё троих, пятеро сбежали. Он спокойно подошёл к раненым и добил каждого выстрелом с малой дистанции. Завыли вдалеке, полицейские серены. - Теперь мне терять нечего, вышка мне обеспечена, - сказал он, подошёл к раненой девушке и её добил в лицо. "Надо найти лоха, который ответит за это побоище, - думал он идя с автоматом через подвал на другую улицу. - Но как уйти от уцелевших людей Голда, они будут мне мстить. Проклятый чип, проклятая идентификация, из-за этого мне от них нигде не скрыться. Единственный шанс, нужно ехать к хакерам, пусть мне перепрограммируют жизнь. Если мне не поможет Зизи, мне не поможет никто". Он сел в машину, отключил "видео-регистраторы", спрятал автомат замотав его в куртку, и поехал к хакеру Зизи. Целый вечер и всю ночь, и следующий день в новостях передавали: "Христианские фундаменталисты, ненавидящие язычников устроили провокацию на языческом празднике, вызвавшие массовую драку. Затем убили из огнестрельного оружия семьянина гея, его сына и женщину, после чего в Серой зоне устроили террор: расстреляли из огнестрельного оружия шесть юношей и одну девушку, все из порядочных семей. Объявлен междугородный план-перехват". Тут же на экране появилось фото одного из главарей 'христиан террористов' - Стефана Каленюка. "СТЕФАН КАЛЕНЮК, 46 лет, ОСОБО ОПАСНЫЙ РЕЦИДИВИСТ, разыскивается за убийство физических лиц, незаконный взлом компьютерной системы банка с целью осуществить безналичную торговую операцию, вымогательство, ограбление жилищ, незаконную продажу наркотиков". - Ловко подстроено! - радостно говорил Беньямин Визард директору ТИЛ Марксу Цибенко и его заместителю Мустафе Альмуразу, сидя в кресле директора. - Надеюсь, он идёт на поправку? - спросил он строго. - Лечат его, - ответил Альмураз. - Берегите его как зеницу ока, скоро за него вы получите ордена! Новые христиане прибывают? - Задержаны и доставлены к нам три мужчины и одна женщина, называют себя христианами, но все меченые (Меченые - имеющие в теле идентификационные смарт-метки), - ответил директор тюрьмы. - Это ничего, за неимением настоящих: безсеребряников, пойдут и липовые, - захохотал он демоническим хохотом. - Они признаются что веруют в Распятого? - Они говорят, что ждут мессию и являются христианами, - сказал Альмураз. - Наркотики принимают? - Двое курят травку, один любитель пива с чипсами, женщина вегетарианка, носит брюки, волосы острижены коротко, красит ногти, - ответил Цибенко. - Поработайте с ними, внушите, вбейте в мозг то, что они должны говорить на камеру. И деликатней, не попортите им лица. - Но, они все утверждают, что любят власть и добровольно чипировались. - Это ничего, пусть скажут, что мы им дадим прочесть. Пообещайте их скоро выпустить. И мы их выпустим... на тот свет! Визард вышел из кабинета и позвонил Льву Купнику, сказал коротко: - Действуй.
   В гости к Роблену пришёл хакер Старк Зизи с саквояжем. Хакер был занятой человек и никогда не ходил ни к кому в гости, только на карточные игры. И вот теперь он сам предложил Роблену навестить его, узнав, что он находится под домашним арестом. Как только он вошёл в квартиру и поздоровался, сразу открыл саквояж, из него выпрыгнул необычный кот, он был тигровой масти, в очках роговой оправе и котелке. - Это кто? - спросил Роблен, указывая на кота. - Смайл, - ответил хакер, кладя на столик в прихожей свой саквояж. - Почему он в очках? - Зрение плохое, - пошутил хакер. - Ты его купил? Он настоящий? Кот как-то странно не по-кошачьи посмотрел на хозяина квартиры. - Я купил железный скелет, шкуру кота в нэте, и мозг его начинил своей начинкой. Кот вдруг встал на задние лапы и пошёл как человек, сел за компьютер. Снял котелок, положил его на стол. - Он что и в компьютере шарит? - Смайл, круче кота Бегемота Булгакова, - похвалился Старк Зизи, - и может творить в сети вещи не хуже чем я сам. Хотя для недалёкого Роблена и Булгаков, и его творение: кот Бегемот были тёмным лесом. Пока приятели общались, кот погрузился в мир сети, делая хакерскую работу за своего создателя. Иногда он мурлыкал и говорил что-то на незнакомом языке. - Что за абракадабру он бормочет? - спросил Роблен у Зизи, кивнув на кота. - А, не обращай внимания, это он говорит на языке алгоритмов. - На чём? - Язык компьютера. Видимо общается со своими приятелями. Тёмные личности. - Он и по-нашему понимает? - Конечно, он же умнее многих двуногих горилл. Ему вообще доступны все языки мира. - Правда? А я думал, он просто домашний сувенир, как робот-уборщик. - Я всё слышу. Я такой же настоящий, как и ты, - сказал кот по-человечески, как показалось Роблену с обидой, недовольно, впрочем, не обращая на них внимания. - Ты лучше совсем не говори о нём плохо. У него слух электронный, он слышит даже всё, что сейчас происходит на улице. Я сделал его по типу человека но с мозгом компьютера, умный чертяка и обидчивый как человек. - Значит он как андроид? - Ну, ты загнул. Нет, он просто очень умный кот. - Прикольно! А ты можешь его выключить? - Тише, он же слышит. - Ну и что? Он же электронная игрушка. Значит, его можно разобрать. - Я тебя сейчас сам разберу, по шурупикам, чайник, - сказал сердито кот Роблену. - Его нельзя разобрать, и уничтожить почти невозможно. - Почему? - спросил наивный Роблен у Зизи. - Потому что у меня есть на тайном сервере много двойников, я их сам спрограмировал! И если вдруг меня отключат от сети, включатся мои копии. И они знают куда прийти и с кем разобраться! - пояснил Смайл. - Ты не грози мне, Смайл, - ответил ему с угрозой Зизи. - Я это говорю теперь и твоему дружку - олигафрену (малоумному), - сказал кот. - Как он меня назвал? Он что, обзывается? Что это означает? - Не обращай внимания. - Я тебя сейчас на винтики разберу - пригрозил коту Роблен. - Только попробуй, Мотылёк, - кот поднял правую лапу и оттуда выбросились как выкидные ножи четыре острых лезвия сантиметра по три из легированной стали. - Как ты меня назвал! - разозлился Роблен. - Это ты рассказал ему про мою детскую погремуху? - спросил Роблен у Зизи. - Он же - гений, легко входит в программы, читает файлы, он уже прочёл твои данные с детства. Не связывайся с ним, он ведь и порезать может, - сказал Зизи Роблену. - Я сначала хотел ему в лапы стволы пистолетные вмонтировать, но потом передумал, мало ли что. - А можно сделать, например мою копию с его мозгом? Старк Зизи посмотрел на приятеля с недоумением. - Ну, я имею ввиду моего двойника, клона, - пояснил Роблен. - Зачем копию? Можно твои мозги вынуть и поставить его начинку в твой черепок. - Зизи кончиками пальцев коснулся головы приятеля. - Или сделать из твоей головы, говорящую голову профессора Доуэля, - пошутил он. - Только нужны нейрохирурги, чтоб пересадить мозг. - Иди ты. - Шучу. Хотя в каждой шутке, есть доля шутки. Что это у тебя? - Браслет слежения. - Вижу. Мешает? - Иногда бьётся током, когда хочу выйти из дома за сигаретами или напитками. - Хочешь, сниму? - И толку, они же меня и по смарт-метке пасут! Мне от надзора не скрыться. - Зачем они применяют этот анахронизм - браслеты слежения, если у всех есть - нано-чипы? - сказал задумчиво Зизи. - Так я же забываюсь и могу уйти из дома, а браслет напоминает мне о запрете ударами тока, - пояснил Роблен. - Слушай, давай я изменю программу, будто тебя досрочно освободили. И будешь гулять спокойно по городу. - А если остановит полиция? - Ну, и что. Я же говорю: перепишу твой файл-досье, будешь чист перед законом. Мы же живём в счастливое: цифровое время, теперь можно менять судьбы людей не выходя из дома!.. Правда, и нашу жизнь легко теперь безвозвратно испортить нажатием на клавиши. - Старк, а если попадусь на новом деле? Ну, что-нибудь сотворю? - Ну, за него и ответишь. А за старое не беспокойся, они не привлекут тебя. - Но, мне нечем с тобой рассчитаться. - Пустяки. Как-нибудь рассчитаешься. Будем считать это моим альтруизмом. - Твоим что? - Не важно. Чем заплатишь... мать свою отдашь на органы? - мрачно пошутил он. - Забирай! хоть сейчас, - сразу с радостью согласился Ролен. - Мне Симпсон напомнил за тот карточный долг в катране у китайца. Китаец перепродал ему мой долг. Сколько ты мне за неё битков отчислишь? Старк Зизи, хоть и был циником, но не перестал удивляться человеческой жестокости, жадности и прочим порокам цифрового времени. - Да, я пошутил, - сказал он. - А жаль, мне нужны биты, - сказал сразу опечалившись жестокий сын и спросил тревожно: - А куда девать браслет? Он же числится в полиции. - Браслет? - Зизи пожал плечами. - Ну, выбрось его в мусор. - Он же под номером и с микрочипом. - Ну, ты суетной. Мы его спишем, снимем с учёта. Смайл, разберёт его. Согласен? - Да. Действуй. Зизи обратился к коту: - Смайл, поработай немного с браслетом Роба. - Не отвлекай, я общаюсь в сети с такой классной девочкой, - ответил кот. - Может это не девочка, а фантом. - Сам ты - фантом. Ты что меня за лузера держишь, я её полностью пробил и даже знаю, что она сегодня ела на завтрак и о чём говорила по секрету подруге. - Ну, не ленись, будь другом. - Ладно, с тебя партия в шахматы, может, найдёшь новую программу, которая сможет меня обыграть, - ответил кот. - Мы с тобой обыграли даже Чокнутого профессора, а у него в мозгу вмонтирован суперкомпьютер нового поколения. Правда, он легко уловил, что я играл с ним, пользуясь твоими подсказками. Кот обратился к Роблену: - Эй, ты, скинь мне свои данные. - И он сможет? - недоверчиво спросил Роблен у Зизи. - Искусственный интеллект, он всё может. Почти. - Старк взял за двумя пальцами большой палец Роблена, сканировал его идентификационный код, дистанционно передал его Смайлу. - Принял, - ответил искусственный интеллект в виде кота и начал работать с программой. - Теперь давай карты, перекинемся в покер, - сказал Роблен весело. - Слушай, Роб, а хочешь, мы изменим вообще все твои данные! Поменяем твою судьбу, переделаем тебя в трансгендера или женщину с чистыми файлами и новым именем! Пластикой изменим лицо, причём можно поменять тебе даже отпечатки пальцев. И тогда тебя оставит в покое Симпсон, или ты сможешь стать его подружкой. - Иди ты, - ругнулся незлобно Роблен. - Правда ДНК, изменить невозможно, но и это не проблема... - Не надо, я слишком долго зарабатывал свою репутацию гангстера. Слушай, Старк, а ты можешь заблокировать счета одной бабы? - спросил Роблен, раздавая карты. - Да запросто. - А можно сделать, что она будто умерла? Чтоб её лишили всего? - И это можно, но будет дорого стоить. Она ведь сможет потом долго ходить по инстанциям и восстановить свои данные. - Пусть так, лишь бы она помучилась. Я готов для тебя сделать всё. - Где она работает? - Госслужащая. - Нет, я под это не подпишусь. У госслужащих защита особая. Тебе легче её просто убить. Ты ведь можешь с ней помириться завтра, а меня сдашь меня киберам. Я не хочу сидеть на пожизненном. Если бы заказ поступил мне по нэту, я бы ещё взялся, а так - нет. - Ты же меня знаешь, я не стукач. - Знаю! - весело ответил Старк, подумав: 'Стукач'. Он действительно знал всё о Роблене, потому что читал его полицейское досье, как он сдал всех дружков и знакомых. - Потому и не хочу тебя втягивать в криминал. Пока они играли в карты, за десять минут Смайл позвал их, показал новое досье на Роблена Стирфорта. По новым файлам, оказалось: он очень честный человек, даже Роблену это не понравилось. - Нет, Смайл, ты сделал из него пай-мальчика, ты выправи ему только последнее дело, а старую судимость, его историю - оставь, - сказал Зизи Смайлу. - Я хотел как лучше, - ответил кибермозг, на самом деле все фальшивые файлы уже дано были приготовлены. Через три минуты появилось новое "полицейское" досье, по нему у Роблена была только условная судимость. - Ну, вот, это подходит! - сказал обрадовано он. Смайл ещё немного поработал на компьютере и браслет слежения сам собой разомкнулся. - Круто! - обрадовался Роблен. - Беги за пивом, - сказал Смайл Роблену. - Бегу! - ответил Роблен и вдруг сник. - У меня нет на счету средств. - Он пошутил, он не пьёт. И я не употребляю. Хочешь, я сейчас закажу тебе пойло на дом? - сказал Зизи Старк и вынул из уха приятеля микро-микрофон, положил его в карман. - Почему? - спросил удивлённо Роблен. - Я не пью спиртного, потому что это вредно для моего мозга, а не пьёт, потому что кот, - пояснил хакер. - Может, заказать спиртное за счёт его матери? - спросил кот. - Не надо обижать маму, мама это - святое. Закажи за мой электронный счёт, - Зизи поднял браслет слежения, попросил инструменты, чтоб его разобрать. - У меня их нет. - Тогда сунь его в микроволновку и выбрось где-нибудь подальше в мусорный бак. - Окей! - обрадовался Роблен и отнёс браслет на кухню, там сунул его в микроволновую печь. Прожарил его хорошенько. Вернулся к Зизи и Смайлу. - Может, девочек на дом закажем? - О нет, я не по этой части. Нам пора идти. Смайл! - Старк открыл саквояж, кот надел котелок, одним прыжком впрыгнул в саквояж, свернулся клубком и будто уснул. - Нам пора, - Старк закрыл замок саквояжа. - Буду тебе должен. - У меня и так всё есть, мне ничего не надо. Скажу по секрету, боюсь одних киберов. Если они меня поймают, закроют в одиночку на всю жизнь, - врал Зизи, он и так уже работал на кибербезопасность, так как его поймали уже давно. - Тьфу, тьфу, тьфу, - сплюнул Роблен. - Ну, бывай. - А сможешь и мне сделать такого кота? С ним я быстро отработаю долг. - Ну, это очень дорого стоит. У тебя не хватит средств, даже если квартиру продашь. Они попрощались, Зизи ушёл. Через четверть часа служба доставки привезла Роблену литру водки и пять литров пива от Зизи. Роблен с опаской выпил стопку водки, ничего не случилось, никто ему не позвонил. тогда он уселся за стол и напился. Зизи сразу связался с главой отдела кибербезопасности города Львом Купником и сказал, что клиент уже на крючке и будет делать, что ему прикажут. - Спасибо, Зизи - поблагодарил Купник. - Хорошо работаешь, крот. Может и сможешь избежать суда. - Я буду стараться, товарищ Купник, - подобострастно ответил Зизи. - Есть инфа о новых хакерах? - Я работаю над этим, не могу пока выйти с ними на прямую связь. Они умело шифруются. - Как ты думаешь, они из России или Индии? - Если они разведчики, возможно и из Китая или из Индии. А вообще, понятия родины, как для масона, так и для хакера понятия - относительные. Нам хорошо, где есть компьютеры и Вай-Фай, где можно рубить биткоины и жить в своё удовольствие. - Работай, хакер. - Товарищ Купник, вы можете меня взять в штат, на госслужбу? - попросил унизительным тоном Зизи. - Там посмотрим, как будешь стараться. Я знаю ты не оставил свои фокусы, как не стараешься это скрывать, - ответил Купник и прервал видеосвязь. "Что за фашистская система, за всем следят. Что не сделает честный хакер, всё знают киберы! В мозг для контроля мыслей поставили свой чип! Даже пукнуть лишний раз стесняешься, - посетовал мысленно Старк Зизи. - Это я в шутку, - на всякий случай подкинул он ещё одну мысль, если его прослушивали. Купник в свою очередь по шифрованной связи связался с Визардом и сказал ему, что завербовал ещё одного агента, готового на всё. - Окей, Лев, он скоро может нам пригодиться, - сказал Виразд и прервал связь, подумал: "Для операции "Чистка". Скоро придёт наш хозяин и повелитель. Завтра наши передовые отряды: сатанисты, рокеры, байкеры, масоны начнут зачистку города и окрестностей, затем подключится полиция и прочие элементы: банды, экуменисты и всё население терпящее "бедствие" от православных изгоев христиан-фундаменталистов. Приближается их главный Праздник. Ничего, мы устроим им Пасху, после которой о них и их Божественном Учителе все забудут! Этот пост будет для них - последним! Мы уничтожим даже упоминание о них, и Христе. И тогда откроется миру наш мессия, который воссядет на Иерусалимском престоле в храме Соломона, наш хозяин - сатана". Возле своего дома Зизи увидел знакомую фигуру, и сразу идентифицировал его через сканер как Симпсона. Он подошёл, они поздоровались. - Какими судьбами? - спросил Старк у Симпсона. - Давай зайдём в дом, не говорить же здесь? - В наше время ушей и глаз больше в доме, чем на улице, - сказал Зизи и открыл дверь набрав код и приложив к сканеру палец. - Ну, что случилось? - спросил он, когда они расположились на диване, перед этим хакер включил защиту от прослушки и тайный видео-регистратор. - Мне нужно сменить код моего чипа. Старк присвистнул. - Ого, а как это сделать? - Ты это умеешь, потому я к тебе и приехал. - Ты загнул, может скажешь, тебе и номер идентификационный переменить? А что ты такого натворил, чтоб переменить полностью свою жизнь? Ведь в наше электронное время это можно сделать только по государственной программе защиты свидетелей. - Но ты же гений, ты можешь всё. - Ты преувеличиваешь мои способности, Симпсон. Рассказывай, что случилось и не тасуйся, говори только правду, я же не буду тебя проверять на детекторе. Я ведь не сказочный волшебник, у меня кибер-мозг, я скоро сам всё узнаю. Но если ты меня обманешь, я не смогу тебе помочь. Симпсон немного подумал и рассказал всё, что убил в драке своего заместителя Орка, и ещё Голда, его подругу и пятерых бандитов из банды Голда. В оправдание сказал, что вынужден был убить всех при самообороне. - Ого, а ты уверен что тебя уже не ищет полиция? - Уверен. Иначе меня бы уже взяли. Я сквозанул через глухой двор, там нет камер. - Понятно. Но чем я могу тебе помочь? Система контроля, защиты и наблюдения дома Старка вдруг передала тревожный сигнал. Он мысленно подключился к домовому компьютеру и тут же получил всю видеоинформацию. Оказалось: дом окружили какие-то подозрительные люди в капюшонах. Двое неизвестных стояли у входной двери, четверо стояли у машины на проезжей части дороги. Трое на заднем дворе, трое в машине с права от дама, двое в машине слева от дома. - Ты их знаешь? - спросил Старк и включил экран монитора. - Это люди покойного Голда. - Похоже, они собираются штурмовать дом. - Ничего, пусть попробуют, - Симпсон достал два автоматических пистолета, две гранаты. - Отобьёмся. - Погоди. Вы же мне весь дом разнесёте. Давай вызовем полицию. - Хочешь меня легавым сдать? - направил на хакера он ствол. - Тише, убери дуру, - Зизи отвёл пальцами ствол от своего лица. - Ведь эти недоумки всё здесь разнесут и нас прикончат. Можно до прихода полиции укрыться в моём бронированном схроне. Там они нас долго не достанут. - А потом что? В дверь раздался звонок. - Вот. Они уже нервничают. - Плевать, я так просто не сдамся. - Окей, есть ещё вариант, - Старк открыл саквояж, из него выпрыгнул кот в котелке. - Это что за бесовщина! - сказал восхищённо Симпсон. - Попрошу не выражаться, - сердито ответил кот. - Ого, этот леприкон ещё и говорить умеет. - Он многое умеет, - сказал Зизи Симпсону и передал коту мысленно информацию, чтоб тот вызвал сюда полицию. Кот так же передал мысль, что всё понял и тут же вызвал полицию, отправив СМС сообщение: о нападении на квартиру Старка в полицейский комиссариат. В дверь снова позвонили, теперь настойчивей. Затем начали стучать кулаками и ногой. - Надо укрыться в убежище, иначе они нас замочат, - сказал кот. Симпсон удивился. - Прикольный кошак. Зизи, подгони мне его. - Ну, что ты, Сим, он не продаётся. - Зизи, они достают из багажника стволы, - предупредил своего хозяина кот. - Идём в убежище. Симпсону ничего не оставалось как пройти за котом и Зизи в подвальное помещение с бронированной дверью и системой вентиляции на случай пожара. Дальше всё развивалось так, бандиты взломали дверь и ворвались в дом, бегали по дому и всё крушили. Приехали полицейские наряды, постреляли для острастки, бандиты выбросили стволы и ножи, сдались. Всех обраслетили, идентифицировали и задержали. Вышли из укрытия Зизи и Симпсон, последнего арестовали, когда один из бандитов рассказал: почему они ворвались в дом программиста. Зизи тут же объявил себя: заложником бандитской разборки и показал полицейским: где Симпсон спрятал свои пистолеты и гранаты. - Ты обманул меня, Зизи, я выйду и рассчитаюсь с тобой, - сказал Симпсон. - Ничего личного, брат. Каждый спасает свою задницу. - Я тебя распотрошу! - Ну, это навряд ли. Я отдам полиции запись твоего признания в убийствах, которую сделал незаметно. Живой ты из зоны не вернёшься, - ответил бандиту Зизи и сказал старшему полицейского наряда: - У меня есть качественное признание этого бандита. Я сейчас скину вам его на комп. Он скинул полицейскому видеозапись откровенного покаяния Симпсона, которую записал тайно. При этом кот Смайл тёрся у его ног как обычный кот. Полицейский начал просматривать запись. - Я убью тебя, очкарик! Стукач! - Ну, не надо, не надо угрожать, Симпсон, ты же не младенец, у нас в обществе каждый за себя. А эта ложь во благо, ведь любая ложь в нашем обществе поощряется. Разве ты не знал? И при этом я же предупреждал тебя: Симпсон в наше время ушей и глаз больше в доме, чем на улице. Они всё фиксируют. Полицейский просмотрел запись, сказал подчинённым: - Всё ясно, уводите. - Тебе конец. Ты - покойник. Мои люди достанут тебя, - кричал Симпсон, когда его выводили из дома. - Ну, это вряд ли, по статьям которые ты заслужил, тебе как минимум присудят электрический стул. Суд присяжных по твоей статье не положен. А твои люди, разбегутся и забудут тебя. Тебя вожака нет и плевать им на тебя. Бай-бай бэби! Да, адвокаты не отмажут, - помахал рукой Зизи и притворился, что пускает слезу. Симпсон грязно выругался, кот подбежал к нему и больно укусил за лодыжку. - Ах ты пропасть! Проклятый лепрекон, он укусил меня! - завопил бандит. - Да, у него острые, титановые зубы. - Может он бешеный, вколите мне укол против бешенства. - Зараза к заразе не пристаёт. Не бойся, твоё бешенство, перекроет бешенство моего котика. Смайл, кис-кис, я дам тебе колбаски. Кот подбежал к хозяину, замурлыкал, тот его погладил, он потёрся о ногу. Симпсон хотел сказать ещё что-то угрожающее, но получил сильный подзатыльник от полицейского и его вытолкали на улицу. - Надеюсь, на казни он не долго будет мучиться , - сказал Зизи полицейскому, это был Максим Фора. Фора вышел, Зизи закрыл дверь, кот выпустив из правой лапы острые когти, неимоверно длинные сказал: - Я бы и сам с ним справился, зачем было вызывать полицию. - Что ты, Смайлик, ты же умный котик, а не преступник, - сказал Зизи и подумал: "Надо бы ему уменьшить размер когтей, так ненароком он и меня кончит". 12 К пустыни пристали трое православных: отец, мать и маленький сын, мальчику было шесть лет. Они принесли весть, что в эту пустынь направляется великий молитвенник иеромонах отец Евтихий, что очень обрадовало христиан, они могли провести теперь литургию и причаститься Святых даров. Странники были очень измученные, уставшие, лица осунувшиеся. Для маскировки мать ребёнка была одета в брюки, с косметикой на лице как ходили обыкновенно все женщины. Они бежали из Чернобыльской зоны, так как там правительство устроило зачистку и облаву на православных, скрывающихся "незаконно" в лесах и брошенных деревнях. Опасались властей, так как ребёнок их не был зарегистрирован при рождении в электронном реестре новорожденных (ЭРН). (По закону, младенцу ещё в роддоме присваивали пожизненный идентификационный номер и наносили лазерную метку на лоб. Гонимые властями православные, если у них появлялся ребёнок, всячески скрывали это от бесовских властей. Если власти обнаруживали ребёнка, чиновники насильно забирали его в детдом или интернат, родителей же сажали на год в тюрьму, за нарушение закона о регистрации новорожденных), за что по закону им грозило тюремное заключение и отнятие ребёнка в пользу государства. Но не тюрьма страшила этих людей, их страшило то, что крещёному ребёнку насильно присваивалось имя зверя. Эти бедные, гонимые родители, по ночам проходя в пустынной зоне, рисковали нарваться на кочующие банды или попасться в руки полиции. При этом население всегда готово было выдать полиции, подозрительных с их точки зрения людей. Звали их Василий, Екатерина и отрок Пётр. Сначала их опросил настоятель, попросил перекреститься, прочитать по памяти "Символ веры", что они с легкостью сделали. Затем Тимофей Иванович узнал: кого они знали в Чернобыльской зоне, они рассказали о своих мытарствах, и то, что пробираются в Дивеевскую обитель, которую до скончания века не захватит антихрист. Затем он пригласил Горского, который проверил их на биометрические метки, все они оказались чисты. Настоятель отослал Горского и позвал доктора, он оказал им медицинскую помощь, перемотал раны от потёртостей на ногах Екатерины, ребёнку смазал зелёнкой расчёсанные от комариных укусов прыщи. - Как же вы добрались до нас? - удивился Тимофей Иванович. - С Божьей помощью, - ответила Екатерина. - Много натерпелись, слава Богу, не попались, - добавил Василий. - Слава Богу! - перекрестился настоятель Тимофей Иванович. - Но, как, же вы собираетесь перейти границу? Она ведь охраняется не только пограничниками, но и войсками и жандармерией. Между нашими странами пока заключено перемирие, но мы находимся в состоянии войны. И при задержании по вам наверняка будут стрелять на поражение. - Мы всё учли, лучше погибнуть от пуль, чем сдаться властям нечестивым на глумление. Не хотим погубить души нашего ребёнка. Знаем, мы как в тюрьме относятся к женщинам, охрана наверняка изнасилует. Не одну такую историю слышали, а правды не добьёшься. Заявить ведь невозможно, для этого требуется иметь личный идентификационный код, иначе система не примет заявления. У них всё продумано с бесовской хитростью. - Да, это верно, в суд подавать нам иски и жалобы - нельзя, по иску в суд, сразу Уникальный номер зверя в ЕГДР (Единый государственный демографический реестр) навесят. Мы для мира - изгои, - вздохнул Тимофей Иванович. - Как же вам бедным с малышом трудно приходится. - Слава Богу, что он у нас есть, - сказала счастливая мать. - Дорогие вы мои, на той стороне усилен кордон, и там свои засады и посты! Вам не пройти в Россию. - У нас нет другого выхода, как попытаться спасти ребёнка в России. Здесь нас быстрей обнаружат, - ответил отец мальчика Василий. - Но ведь и там установлены драконовские законы, там тоже детей чипируют. Весь мир лежит во зле. - Он перекрестился. - Если вас задержат, то как незаконных эмигрантов или посадят в фильтрационный лагерь или выдворят обратно. А ребёнка заберут и чипируют. - Но, что же нам делать! Господи, помоги, - взмолилась испуганная мать. - Оставайтесь у нас. Здесь пока спокойно. Хотя ходят слухи, что мы войдём в третью линию обороны, и тогда эту местность наводнят войсками. Мы уповаем на Бога, что всё обойдётся. - Вас тоже погонят, - сказал Василий. - На всё воля Божия, но у нас есть где укрыться в шахте, есть свой родник. Есть тайные схроны. - Если полиция оцепит местность, то без пищи в схроне долго не проживёшь. - Значит, вы хотите рискнуть и пройти на территорию России? - Да, - в один голос сказали озабоченные спасением ребёнка родители. - Что ж, мы поможем вам, чем сможем. А пока оставайтесь у нас в пустыни, подкрепитесь, соберитесь с силами, мы с радостью принимаем вас. - Спаси вас, Господи, отец Тимофей, - сказала Екатерина - Во славу Божью, - ответил настоятель, она попыталась поцеловать ему руку. - Что ты, детка, - убрал руку настоятель. - Я же не священник. К сожалению, у нас их нет, - сказал он задумчиво, поцеловал её в голову, погладил по голове малыша. - Будем надеяться скоро придёт отец иеромонах Евтихий. Василий пожал ему руку и оби обменялись братским поцелуем. - С Божьей помощью не пропадём, я в это верю. - Спаси вас Христос, настоятель, - прослезилась Екатерина. - Ну, теперь перекусите с дороги, чем Бог послал. А затем я определю вас на жительство. - Благодарствуем, спаси вас Бог, - ответил брат во Христе Василий. Беженцев увёл на место жительства Михаил. Джек Горский вернулся к настоятелю, у него был доктор Бахтамян, они о чём-то говорили. Джек услышал как Тимофей Иванович сказал доктору: - Ещё Божия угодница Пелагея Рязанская говорила: почти все священники возьмут печать антихриста. "Богатые священники распяли Господа! Богатые священники свергли Царя! Богатые священники приведут нас к антихристу"!!! - Да, ведь так и сбылось! Все кто теперь находится под юрисдикцией властей в том числе и священники - носят метку зверя или число имени его! - Ты что-то хотел Джек? - спросил отец Тимофей, увидев горского. Горский сообщил, что в шахту начали проникать "электронные жучки", в разных вариантов: пауков, сороконожек и прочих насекомых. А теперь он обезвредил, он показал дохлую крысу. Одним движением резко сорвал с неё шкурку и обнажил металлический скелет и электронную подслушивающую аудио-видео начинку "крысы". - Что это значит? - спросил Тимофей Иванович. - Мы под плотным колпаком, правительство знает уже за нас всё и всех кто здесь скрывается. Над нами постоянно пролетают дроны, в небе висят безпилотники. Нас и без чипов давно всех сцифровали! Думаю: правительство что-то замыслило. И Серёга Пряхин пропал, ходил в город повидать мать и не вернулся. - Я в курсе, многие не выдерживают нашей тишины и возвращаются в мир: к шуму и гаму информации и развлечениям. - Я узнал больше. Я ходил на свалку к старику Зевсу, кое-что выменять из деталей... поговорить, узнать новости из города. Он сообщил мне, что Пряхина приняла СБТ, а Сайлус умеет узнавать правду, я знаю этого циника, он всё с Серёги вытянет с помощью сыворотки правды. Впрочем, через "жучки" они уже и так знают о нас всё! Что будем делать? Правительство что-то задумало, возможна: зачистка. Я слишком хорошо знаю эту публику, у них нет ничего святого. Они покорны и преданы только правительству. Они и детей своих пустят в распыл, лишь бы самим жить комфортно. - Спасибо за информацию, Джек. Я тоже вижу, что за нами стали пристальней следить. Я посоветуюсь с отцом Иоанном, он скажет, что нам делать. - Он помолчал и добавил: - Как тепло стало, скоро Пасха. Слава Богу, дожили до неё. - Он перекрестился. - Благослови тебя Господь, Джек. Но Джек не уходил, он был сильно озабочен своим открытием. В келью вошли неверующий Гарик Боул и Андрей Турцев. - Вы что-то хотели? братия, - спросил настоятель. - Да, хотим с моим молодым приятелем задать вам несколько вопросов, - начал говорить Боул, Турцев закивал головой. - Спрашивайте. - Зачем вы дурачите людей? - В каком смысле?
   - Ведь Бога - нет! - выпалил Боул и Турцев снова закивал головой. - Это доказано - наукой, и чудес никаких нет, от святых как вы утверждаете мощей. В мире нет места чудесам, всё это обман или галлюцинации. Если бы Бог был, Он бы заступился за вас, верующих в Него! - 'Сказал безумец в сердце своём: 'нет Бога' (Пс 13:1), - вырвалось у доктора, инженер Боул посмотрел на него злобно. - Что вас подвигло на такие мысли? - спросил Тимофей Иванович. - Потому что всё это неправда, - выпалил Андрей. - Что неправда? - Ну, сказки, про чудеса и святых. - Я могу привести вам десятки примеров, что чудеса на самом деле существуют и Бог существует. Например: Схождение Благодатного Огня над Гробом Господним в Иерусалиме не совершается без молитвы, причем только молитвы - православного патриарха. Святая вода получает зримое изменение своих свойств - не портится годами, и нет способа измерить это изменение. В святых мощах, незримо присутствует и сам святой. Через молитвенное обращение к нему происходит наша связь с ним. А чудотворения от мощей производится не самим святым, а по его святому заступничеству пред Господом, по Его воле, действием Святого Духа. Чудотворениями от мощей, производимых по воле Божией, действием Духа Святого лишь выказывается Господня воля. И при воскресении мертвых, душа каждого человека воплотится в свое индивидуальное тело, то на каждом теле после смерти остается печать своего духа. На телах святых лежит особая печать - печать святости. Молитвенное почитание святых мест, святых предметов есть религиозная конкретизация культа по месту и времени, а без культа, без таинств нет и религии. Через культ происходит живая связь человека с Богом, земного с небесным, через таинства изливается на нас благодать Божия, без которой, лишь собственными силами не обрести нам спасения. - Да! Но мне что-то не помогают ваши молитвы, не помогает ваш Бог, - нервно сказал Турцев, дёрнул своей усыхающей рукой. - Но ведь ты не веришь, что Бог может тебя исцелить, зачем же Он тебе будет помогать? - сказал Бахтамян. - Это всё жульничество и больше ничего, - сказал Боул. - 'И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его просили показать им знамения с неба. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему кроме знамения Ионы пророка' (Мф. 16, 1;4), - сказал удручённо настоятель. - Не надо тут умничать, цитировать ваш Завет, - сердито сказал Боул. - При чём тут какие-то фарисеи? - Фарисеи, это образное сравнение. Они искушали когда-то Христа своими вопросами, безумцы, пытались запутать Бога, который знал их мысли и их жизнь наперёд, - ответил настоятель. - Так вот фарисеям и саддукеям мало было чудес и знамений исходивших от Христа, им нужно было доказательство, убедительное для их плотского сознания. - Ты понимаешь, что он говорит? - спросил Боул у Горского. Тот отрицательно качнул головой. - Отец Тимофей, но почему Господь назвал их: прелюбодейными? - спросил доктор. - По слову святого Иоанна Златоуста, значит - предавшими Бога и отвратившихся сатане. Двумя словами точнее не скажешь о современной науке: лукавая и прелюбодейная. Наука уже давно стала частью системы состоящей из масоно-сатанинских, промышленных, финансовых, военных, разведывательных и прочих кругов власти, которые в совокупности составляют: силу, деньги власть. Которые с помощью средств массовой дезинформации, действуют в интересах тех же кругов зазеркалья. Лжеученые и журналисты действуют рука об руку, мороча людям головы. Вот уж поистине получилась демократия и свобода выбора по-американски. - 'Род лукавый и прелюбодейный' - точнее и впрямь не скажешь. Получается: масоны с помощью СМИ уничтожили веру, обманом вывели из оборота наличные деньги, привели к чипизации и навязали Церкви позицию фарисеев и саддукеев? - пришло озарение у доктора, высказал он, больше обращаясь к не церковным жителям пустыни. - Когда люди желают видеть только доказательства от плотского умствования и упорно не видеть Божьи чудеса и знамения, которыми Господь действием Святого Духа свидетельствует нам свою волю. Люди становятся - безумными и творят всё, что приведёт их к катастрофе и уничтожению. Жидо-масоны начали с уничтожения монархий, самой главной их победой было: уничтожение русского Самодержавия. Они хорошо понимали природу и задачи Самодержавия и видели в русском Царе оплот мировой христианской культуры и самого опасного врага антихриста. - При чём здесь русский Царь? - спросил Боул. - Русский Царь устанавливал мировое равновесие в отношениях между народами мира. Он был защитником слабых и угнетенных, стоял на страже христианской цивилизации и культуры, был тем "держащим", на которого указывал Апостол Павел в своем Втором послании в Фессалоникойцам, говоря: 'тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят из среды удерживающий теперь' (2, 7-8). Когда убили Царя Николая и его семью, начался обратный отчёт к кончине мира к апокалипсису. Горский, Боул и Турцев недоумённо пересматривались, ничего не понимая. Они тихо пошли на выход, Тимофей Иванович сказал им вслед словами аввы Дорофея: - Кто истинно хочет исполнять волю Божию, Бог его никогда не оставит и наставит на волю Свою даже дитя малое. Если же кто неискренне хочет творить волю Божию, то и к пророку придя Бог положит пророку отвечать ему сообразно с его развращенным сердцем. Втроём они вышли на улицу, Кастор Гунн лежал в секрете, наблюдал в бинокль ночного видения за местностью. Она отошли в сторону, начали совещаться. - Ну, ты убедился, что они безумные! - сказал Боул Горскому. - Они этого никогда и не отрицали, - ответил Горский. - Как это? - удивился Турцев. - Они сами говорят, что безумны для мира сего, - ответил Горский. - Короче, ты говорил, что нас сжимают в кольцо. Нас взяли под плотный контроль? - спросил Боул у Горского. Горский оглянулся на Гунна, он их не мог слышать, лежал слишком далеко. - Да, за нами следят и уже слушают. Сегодня я обнаружил и обезвредил электронную крысу-шпиона с видеонаблюдением! Боул присвистнул. - Думаю: со спутников уже давно засняли наши физиономии и наблюдают. Только не идентифицировали нас ещё, мы же избавились от чипов. - Надо бежать! - Куда бежать, в города? Но как жить без смарт-меток? Если остаться в Чёрной зоне, чем ты будешь питаться здесь? - Может встречу какую-нибудь банду и прибьюсь к ним. - И что! Или они тебя убьют, или если примут к себе в банду, вас уничтожат военные или полиция. - Тогда я вернусь в город и сдамся властям. Всё расскажу, во всём признаюсь, пусть судят, пусть посадят. Зато не буду пухнуть от голода как здесь. Или пойду на свалку к Зевсу, там попрошу убежища и работы. - Он без чипа тебя не примет. За это и его могут - наказать. Люди без идентификации приравниваются к христианским фанатикам или террористам. - Что же делать!? Это эти ненормальные христиане едят всякую дрянь и довольны. А я есть хочу нормальную пищу, мясо, рыбу, яйца, пить вдоволь не только воду, но пиво и вино. - Где ты видел чистую пищу не геномодифицированную? или вообще не созданную в лаборатории! Только элите, очень богатым можно покупать настоящую, чистую пищу и воду. - Ну и что! Меня устроит и пища с ГМО и просто химическое мясо или мясо из сои, но - мясо! - сердито сказал Боул. - И правда, здесь они едят так мало как дети и невкусно, и всегда сыты. Их старец вообще съедает в день одну просфору и доволен, как в нём только жизнь существует? А я постоянно голодный, - вставил свою мысль Турцев. - Кто со мной в город? - спросил Боул. Горский уже давно решил для себя: лучше погибнуть на свободе, чем вернуться в мир цифровой тирании. На крайний случай у него был заготовлен поддельный чип на фамилию с биографией умершего человека и некоторое время он мог под ней скрыться даже в городах. Турцев не хотел уходить без Марии в которую влюбился и лелеял мечту уговорить её уйти с ним в город. Оба промолчали. - Ну и оставайтесь, пока вас полиция не переловит. Всё равно этих фундаменталистов не оставят в покое, раз за ними начали так плотно следить. Я в дорогу заготовил кое-что поесть, зажарил крысу, взял воды в флягу, крупы стырил, немного хлеба. Через сутки мы будем в городе. Кто со мной? Они промолчали. - Ну и подыхайте с этими чокнутыми! Я ухожу. Боул отошёл, вынул заранее спрятанную сумку с продуктами, не прощаясь ушёл в ночь. Когда Горский и Турцев подошли к месту, где лежал в секрете Гунн, он их спросил: - Куда пошёл на ночь глядя этот идиот? - Решил вернуться в город, - сказал Андрей. "Жаль мне туда нельзя", - подумал с тоской Гунн. - Хочешь, я сменю тебя на посту? - предложил Турцев. - Ещё чего, ты не способен к такой службе, заснёшь или растеряешься при нападении врага. Или чего хуже сбежишь. Я подожду Смита. На ночной совет христианской общины в трапезной собрались среди старшие: отец Иоанн, Тимофей Иванович и матушка Ирина Васильевна, были приглашены: Михаил и доктор Бахтамян. Решали, как поступить, ведь уже было понятно, что власти взяли их под наблюдение и возможно скоро арестуют всю общину. - Собственно выход из этой ситуации для нас христиан только один: уходить от властей тьмы, - сказал доктор Бахтамян. - Через границу мы не перейдём, это понятно. Значит нужно уходить вглубь страны, хотя куда идти? На нас донесут властям как только увидят, население решительно против нас! К нам пришла из Чернобыльской зоны христианская семья и говорят, там правительство тоже устроило на христиан гонение, - ответил размышляя настоятель. - Если там прошли гонения, то эту местность оставят в покое. Значит: нужно идти туда. Господь своих не оставит, - выразил свое мнение доктор. - Но, как же мы туда доберёмся с нашими больными женщинами? - напомнила матушка Ирина. - Действительно, это слишком далеко. Тогда нужно пробраться в Изюмскую пустынь и схорониться в лесах, - предложил доктор. - По одиночке, по парам может кто и дойдёт туда. Все вместе не дойдём, - сказал настоятель. - Что ты скажешь, брат Михаил? - Я полагаюсь на Бога и на мудрость старших. Лично мне и здесь хорошо, пока есть вода в источнике. Вот если источник иссякнет, нам точно придётся искать другое убежище. - Отец Иоанн, скажите вы своё слово, как самый мудрый среди нас, - попросил настоятель. - Что говорить, правильно Бог нас не оставит, я думаю нам незачем отсюда уходить, - сказал старец Иоанн. - Скоро святая Пасха, и нужно встретить её достойно, как христианам подобает. - Верно, отец Иоанн, - сказал Михаил. - Мудро, - сказал Тимофей Иванович. - Братья, но если нас арестуют, то Пасху мы не встретим здесь, - сказал Бахтамян. - Значит такова воля Господня, - сказал отец Иоанн, поднялся с помощью посоха и перекрестился на образ Христа. - Нужно всем братьям и сестрам, всем послушникам и трудникам, воинам объявить наше решение. Кто захочет пусть уходит, когда пожелает. В трапезную вошёл Смит, почтительно чуть склонил голову перед старшими. - Отец настоятель, там пришла какая-то девушка, говорит, что ей нужна помощь. Ищет убежища, говорит её преследуют власти, - доложил он. - Приведи её сюда, и позови Горского с аппаратурой, я с ней поговорю, - сказал Тимофей Иванович и спросил: - Отец Иоанн, вы останетесь здесь? Поговорить с беглянкой. - Зачем вам нужна дочь лукавого? О чём можно говорить с поклонником Велиара? - ответил отец Иоанн. - Я устал, пойду к себе. - Благословите, отец Иоанн, - попросила матушка Ирина, все в том числе и Смит склонили головы. - "Благодать со всеми, неизменно любящими Господа нашего Иисуса Христа" (Еф. 6: 24), да будет с вами, - перекрестил он всех. - Аминь! - ответили Тимофей Иванович, матушка Ирина и Михаил. - Отец Иоанн, смиренно прошу у вас святых молитв, - попросил Михаил. - Молюсь за вас, дети, - ответил добродушно отец Иоанн и пошёл в свою келью. Тимофей Иванович и Смит пошли на выход из штольни. Там под охраной Гунна их ждала красивая девушка, было видно она испугана не на шутку. Одета она была как все городские в брюки, только без косметики на лице и без вещей. - Кто ты дочь моя? Как тебя звать? - спросил настоятель. - Дита Шепета, - ответила милым, испуганным голоском девушка. - Что тебя привело к нам? - К вам?.. Я просто убежала из города, мне некуда идти. Я боюсь! На улицу вышли Горский, Мария, Михаил, Захария, Андрей и доктор Бахтамян. - Что с тобой приключилось? Почему ты вынуждена была бежать из города? - Я несколько раз выходила на митинги протестов против произвола властей, у меня снизили была в СНД, отключили кошелёк от системы. Я попала в рейтинг ниже девяносто девяти баллов, забрали квартиру, потом полиция теперь преследует меня. Отпустили домой с подпиской о невыезде. Я тайком выбралась из города, боюсь, что меня посадят или просто убьют. - Кто тебя допрашивал, фамилия? - спросил Горский. На миг всем показалось, что она злобно глянула на Горского, но ответила она смиренным тоном: - Следователь-комиссар Алаев. - Есть такой, - согласился Джек. Настоятель Тимофей Иванович начал читать про себя молитву Честному Кресту и спрашивал дальше: - Ты знаешь, куда ты попала? - Нет, - ответила девушка и голос её дрогнул. - Мы христиане. Она изумилась, оглянулась вокруг. - Извините, я наверное пойду дальше. Прошу вас не трогайте меня, - залепетала она. - Мы тебя не тронем сестра, - сказала мягким голоском Мария. - Ты можешь не бояться нас. Но губы девушки вдруг скривились в тонкую полоску, глаза злобно сверкнули на настоятеля, зубы обнажились, лицо исказилось ненавистью. - Бесноватая? - спросил на ухо у Михаила Джек. - Нет, - ответил так же на ухо Михаил. - Полицейский агент? - спросил он. Настоятель вслух начал читать молитву и девушку перекосило, она действительно работала на полицию, была масоном и тайным членом сатанинского ордера. Сюда её хотели внедрить для наблюдения за общиной изнутри. - Проклятье, заткнёшься ты или нет! Это невыносимо слушать! - сказала она вдруг грубым, почти мужским голосом. - Я узнал её! - вдруг выпалил Гунн. - Это Кая Кун, путана из Красного квартала, полицейский осведомитель! - Он схватил её за плечо. - Если вы меня убьёте, вас никого не оставят в живых! - завизжала она, корчась от ужаса, Гунн её крепко прихватил, достал штык-нож из ножен, висевший на ремне. - Надо допросить её, предоставьте это мне, - сказал он жёстко. - Но, сначала я допрошу её, она всё расскажет. - Пусти меня, предатель! - кричала она Гунну. - Я вас всех ненавижу! Будьте вы прокляты, христиане! - А мы тебя благословляем, иди с миром. Отпустите её, Гунн, - сказал настоятель и пошёл в штольню. Гунн не отпускал её, думая что ослышался. - Отпусти её, - сказал доктор и Гунн отпустил её плечо. Девушка сильно сквернословя, постоянно оборачиваясь, задом побрела в сторону степи, а затем побежала в темень. - Кому ещё непонятно, что за нами плотно следят? - спросил Горский. Все кроме Гунна, Смита и Андрея начали расходиться. - Мы же будем арестованы, если останемся! - сказал он оставшимся. - Посмотрим, я живым им не дамся, - сказал Смит. Из пещеры вышел Михаил и сказал, что настоятель зовёт всех насельников в трапезную на совет. Гунн остался на посту, Смит последний последовал в шахту. - Смит, и ты тоже веришь в эти небылицы христианские? - обратился он к человеку, которому доверял здесь больше всех. Смит обернулся. Все остальные зашли в пещеру. - Почему небылицы? Разве ты ещё не веришь в чудеса? - Нет. - А тогда, когда ты проголодался, и отец Иоанн накормил тебя кусочком хлеба. Ты целый день ходил сытый. Гунн вспомнил как однажды оголодав он рассвирепел и грозился сделать что-нибудь плохое. К нему подошёл отец Иоанн и протянув скатанный в маленький шарик мякиш хлеба сказал: "Съешь его, сын мой и будеши сыт в день сегодняшний". Гунн тогда со злостью взял этот мякиш, проглотил его не заметив и ушёл в поисках пищи в степь. Но весьма скоро почувствовал себя сытым и не хотел вовсе есть весь тот день. - Я не верю в сказки христиан рассказанные о своих святых, будто некий русский святой митрополит Алексий на обеде у хана татарского Тайдулы, силой молитвы превратил запеченную лошадиную голову в жареную щуку! Не могло того быть! И со мной, то был тогда - гипноз, - пробормотал Гунн. - Воистину мы неверы! Как сказал настоятель: 'Вам неверам даже если я силой Божией взлечу в небо, вы не поверите и будете говорить, что это ловкий фокус', - ответил Смит и зашёл в шахту. В трапезной собрались все, кто мог ходить, кроме больных женщин: парализованной Виктории Павловны, тяжелобольной Натальи Алексеевны Громовой и уже не могущей передвигаться из-за метастаз Марии-Анжелики. - Братия и сестры, - обратился к собравшимся настоятель пустыни. - Мы собрали вас здесь, чтоб объявить правду о происходящем. В нашей стране начались последние гонения на последних, верных Христу христиан. Об этом мы уже знаем достоверно. Но знайте: без гонений кончины не будет, потому что не хватает мучеников у Престола. Сколько бесов упало на землю от Престола, столько душ мученических должно подняться к Престолу! Когда последний мученик будет замучен, число исполнится, будет конец. Дополним же их число! Вы уже знаете что к нам в пустынь бежали наши браться, вот эта семья. - Он указал на семью Колесниченко. - Наши братья во Христе рассказали, что по всей стране начали арестовывать христиан под разными предлогами в Чернобыльской зоне прошли погромы и аресты христиан. Я вам скажу больше, начались последние гонения так же в керченских и одесских подземельях, в горах Крыма, и заводях Приднепровья, на Святой Руси, и в пустынях Антиохии, на Святой земле и в Греции на островах... Многие дружно, возмущённо заговорили. - Тише, братия и сестры. Не говорите все сразу, - призвал к тишине настоятель. - Дайте договорить настоятелю, - попросил Михаил, все умолкли. - Выход есть, попытаться уйти сейчас под покровом ночи. У нас нет чипов, потому мы для их аппаратуры не видимы. Но... если пустынь окружена полицией и жандармерией, то нас видят визуально и через приборы ночного видения. - Я так и знал! - возмущённо сказал Горский. - Я уже давно это знал! Я говорил об этом, но никто не хотел меня слушать. - Да, помолчи ты, - прервал его возмущение Смит. - Что вы предлагаете? - спросил он у Тимофея Ивановича. - Всем христианам я предлагаю остаться в пустыне и готовиться к Пасхе Христовой! Зачем нам бежать из дома, когда к нам придёт Бог наш - Христос! - Верно! - сказал Михаил, и его поддержали остальные христиане. - А нам что делать? - спросил Андрей и посмотрел виновато на Марию. "Подумает, что я струсил", - решил он. Но Мария ничего о нём не думала, она думала: как остаться в пустыни, и не убояться слуг лукавых. - Братия, все не христиане могут уйти от властей тьмы сегодня из пустыни. Мы никого не держим. Есть тайный, подземный ход за реку. По нему можно выйти за кордоны полиции. Если таковые есть... Брат Артур, вы отвечаете за охрану и безопасность пустыни, скажите, есть ли вокруг заслоны полиции и жандармерии? Смит сам проверял, ходил на разведку и видел немногочисленные секреты людей в форме и даже андроидов и лучших разведчиков армии. - Есть секреты, но их ещё мало. Можно проскользнуть, только крепким и молодым, - сказал он, опираясь на свой военный опыт. - Тем более нам, ведь у нас нет чипов. Но для женщин и немощных возможность вырваться - отсутствовала, потому что нужно было много идти, и даже ползти и быть осторожным и это он понимал. Надежда уйти сохранялась, ведь отец Иоанн мог помолиться Богу за всех и Бог наверняка бы услышал его молитвы. - Артур, ты готов вывести всех желающих из пустыни мимо кордонов полиции? - спросил настоятель. - Я сделаю всё, что в моих силах! - твёрдо ответил Смит. - Кто хочет уйти, становитесь сейчас по левую сторону от меня, - сказал Тимофей Иванович. Джек Горский сразу вышел и стал по левую руку от настоятеля. - Боул, а ты чего стоишь? - спросил он у друга. Гарик Боул тоже вышел из общей массы. Андрей Турцев топтался на месте, ему было и страшно, и не хотелось покидать Марию. Он посмотрел на девушку, она безмятежно творила про себя молитву. "И чего ради, я буду рисковать жизнью ради этой красавицы?", - подумал он и тоже вышел налево. - Здесь не все собрались, наверху остался Гунн и в больничке женщины, - подсказал настоятелю Горский. - Мария, - обратился к ней настоятель, - пойди больничную палату и спроси у матушек: хотят ли они покинуть пустынь. Мария кивнула и вышла. - И ты Артур, сходи, позови сюда Гунна, нужно узнать и его мнение. Смит тоже вышел. Мария вернулась скоро, сказала, что все женщины в том числе и Мария-Анжелика решили остаться в пустыни до конца. Смит рассказал Гунну о собрании христиан и о принятом главой решении. - Меня послали узнать твоё решение, - добавил он. Гунн закурил. - Ты как решил, Смит? - спросил он. - Я остаюсь. - Но ведь сто процентов, здесь всех повяжут и предъявят самые немыслимые обвинения! Поверь, я сам бывший полицейский и знаю, что говорю. Я сам арестовывал невиновных людей и потом их осуждали! Многие получили большие сроки в тюрьмах и на каторгах, многим присудили высшую меру наказания. Но я считал, если это для безопасности государство, значит это - правильно! Я смотрел фильмы о тоталитарных государствах, Сталина, Мао Тзедуна, но наше государство, лжедемократическое переплюнуло их всех! Теперь понимаю, что я сильно ошибался. Надо бежать! - И я служил этому государству... - тихо заговорил Смит, закурив сигарету. - И я выполнял страшные приказы, даже убивал невинных людей без суда и следствия, чтоб не обнаружить группу... - Давай уйдём, зачем нам защищать этих немощных! Создадим свою группу! - И что? Будем грабить и убивать пока и нас самих прикончат. - Зато на воле поживём ещё! - Хватит! Я больше не хочу быть ни платным, ни просто убийцей. - Ты хочешь чтоб нас как баранов захватили, судили и пустили в распыл!?! Или хочешь подохнуть от голода с этими набожными. Ты видел, как они питаются? Я не смогу питаться корешками, травками и кашицей. А их духовный лидер вообще может ничего неделями не есть, кроме кусочков хлебца и стакана воды. - Просфоры, - поправил его Смит. - Я так долго не протяну на разных орешках земляных, травках и цветочках, чае на липовом цвете. Они даже охотиться на дичь не хотят ради пропитания, говорят: лишнее убийство и пролитая кровь, не способствуют сохранению духовности! У них на всё заменяет: пост и молитва, молитва и пост. Бред! Это ужас!.. Для того дичь и создана, чтоб на неё охотиться. Ты думаешь: они святые! Они лгут нам, себе, Бога нет, я это точно знаю. И все их молитвы это ничто! Смит вспомнил, как недавно вошёл в келью к отцу Иоанну, чтоб спросить: в чем состоит вера христианская и остолбенел. Старец молился на коленях у иконы Спасителя, но висел в воздухе. Он тогда не поверил глазам и, ущипнув себя, почувствовал боль. А старец медленно опустился на землю, повернулся к нему и попросил никому об этом не говорить до его смерти, спросил: "Ты хочешь узнать: в чем состоит христианская вера, совершенство?". - "Да, - сказал он тогда и подумал: "Это истинно пророк, он читает мысли". Старец ответил: "Читай творения святых отцов. Преподобный Никодим Святогорец, сказал по этому поводу так: христианское совершенство состоит из непрестанной брани с самим собой. Для этого необходимо в сердце своём делать четыре расположения: никогда ни в чем не надеяться на себя; носить в сердце всегда полное и вседерзновенное упование на Бога; непрестанно подвизаться в вере и всегда пребывать в молитве". - Гунн, иди, тебя ждут. Я подежурю. - И Смит взял у него из рук оружие. Гунн пришёл в трапезную, все ждали его, гражданские из мира что-то возмущённо говорили. Особенно громко слышался голос Горского. - Тише, братия и сестры, - призвал к тишине настоятель пустыни. - Пусть выскажется отец Иоанн. - Честный отче, просим вас, - обратился он к духовнику пустыни. Вперёд вышел духовник отец Иоанн, он открыл Новый завет и прочёл: "Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас. Предаст же брат брата на смерть, и отец - сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Моё; претерпевший же до конца спасётся" (Мф. 10: 17 - 22). Он закрыл книгу, поклонился и пошёл на вечерню в часовню, некоторые христиане пошли за ним. - Это намёк? - спросил взволнованно Горский у выходящего последним из трапезной Михаила. - Отец Иоанн просто напомнил нам, пояснив: всё что сейчас происходит в мире, было предсказано за две тысячи с лишним лет назад. Чтоб христиане не боялись грядущих событий, - ответил Михаил. - Нас изгнали из общества? - Изгнали, - ответил доктор. - Отец Иоанн напомнил, вам дорогие братия и сестры, чтоб вы не думали что говорить перед судьями заранее, когда нас поймают. Дети на родителей восстают? - Повсеместно! - сказал Захария. - Родственники ненавидят друг друга за наследство, сдают в полицию, на суд или предают насильно эвтаназии, - добавил Михаил. - А некоторые перед кремацией снимают с предков кожу, чтоб сделать с неё какую-нибудь красивую вещь на память, - напомнил жуткий факт Гарик Боул. - Идёмте братия на молитву, - предложил что прекратить бесполезные прения Михаил. - Но, ты же знаешь, я человек неверующий, я к этому не приспособлен, ничего в этом не понимаю. Вносить в голову сумбур, то что не вмещается в мозгу, зачем? Мне уже поздно переучиваться, - громко сказал Боул. - Для Бога все души человеческие ценны. И разбойник в последний момент уверовал, покаялся и был принят в Царствие Небесное. Сейчас наступает самое время для покаяния. - Миша, это для тебя всё понятно, ваше Царствие Небесное, а для меня это - тёмный лес и атомная физика. - Я знаю, что что-то такое есть, высший разум. Может, есть Бог, но я ещё не уверен в этом окончательно. Мне нужно время, чтоб разобраться, - сказал Горский. - Братия, но времени у нас очень мало, мы живём во время Апостасии. В любой момент Бог может призвать вас к себе на отчёт, - снова предупредил настоятель. - Я пока не готов к встрече с Богом, - сказал Боул и Горскому: - Ты со мной? - Валим отсюда! - ответил Горский. - Вразуми вас, Господи, - сказал Михаил. - Кастор, тебе сказал Артур, зачем мы тебя позвали? - спросил Тимофей Иванович у Гунна. - Сказал. - И какое ты принял решение? - Я остаюсь, - ответил он так, потому что решил остаться со Смитом, он ему безоговорочно доверял. - Гунн, ты что! Здесь же скоро начнутся аресты, - сказал Горский. Кастор не ответил ему. - Сейчас вас Михаил выведет на ту сторону реки, да хранит вас Бог, - обратился настоятель, к троим мужчинам, стоявшим слева от него, и перекрестил их. - Мы же братия и сестры, помолимся. Завтра начинается последняя Страстная седмица перед Светлым днём Воскресения Христова. Усилим наши молитвы. Гунн подошёл к доктору Бахтамяну. - Один вопрос, док, - сказал он. - Слушаю вас, Кастор. - Объясните мне, как чип или метка может воздействовать на мой мозг и здоровье? - Любой чип внедрённый в человека, может пустить гомеостатическую систему вразнос. Гомеостаз - это состояние внутренней среды человеческого организма. Организм - самосогласованная система, в которой поддерживается состояние внутренней среды например: постоянство температуры тела, кровяного давления, содержание глюкозы, или холестерина в крови. Если чуть-чуть нарушить в одном параметре равновесие этой системы, организм пойдёт вразнос и человек погибнет. Это иногда вызывает раковые болезни. Ну, а на психику влиять с помощью волн это пара пустяков. Внедряя в человека чип мозг человека переводят от информационно-психологического метода воздействия на психотропное. - А я-то думал, почему у меня появляются странный мысли в голове. То агрессия беспричинная, то какая-то пустота, то беспричинное веселье. Мне говорили некоторые парни, что нас этими метками программируют, но я особо не верил. Теперь, когда этот проклятый чип из меня изъяли, мне стало жить легче. Спасибо док. - Вы не собираетесь отсюда уходить? - Пока мой друг Смит тут, я никуда не уйду. Михаил Громов провёл по тайному ходу группу, уходившую из пустыни прямо на берег реки. Они выбрались в небольшой лощинке, из которой вытекал в реку ручеёк. Пожелав им Божьего благословения, сказал: - С Богом, братия, не поминайте нас лихом. Трое как могли, тихо выбрались из лощинки, ушли в ночь. Агенты СБТ и полицейские следили за вышедшей из зоны группой, но приказа брать их пока не было. Они добрались благополучно добрались до городской свали за чертой города. И тут Андрей Турцев заскучал за Марией, возвращаться в мир по поддельным документам он тоже боялся. Подумав немного, он сказал своим товарищам, что решил возвратиться в пустынь. Боул пытался его отговорить, рассказал, какие ужасы его будут ждать, когда полиция захватит всех христиан. Но Турцев уже для себя всё решил, попрощался с ними и вернулся в пустынь. 13 После сатанинской мессы в темпле (масонском храме) в Нью-Йорке, на 5-й авеню, собрались триста человек, всё тайное мировое правительство - Верховная Вента. Это было большое заседание потомков Хама; масонов-иллюминатов высшей степени (Исповедующих выродившийся из иудаизма - сатанизм. В мире существуют две ветви масонства: шотландский обряд и египетский обряд 'Мемфис-Мизраим'. Шотландский обряд поддерживает мировой порядок, обряд 'Мемфис-Мизраим' стремится к революционному изменению мира через перманентные революции и войны. Эмблема шотландского ритуала - глаз в треугольнике, египетского - пентаграмма в круге. 'Мемфис-Мизраим' был организующей и направляющей силой - во всех революциях, поэтому пентаграмма входила в символику многих государств США, КНР, России и других стран. Иллюминаты высшая степень посвящения масонов, поставили цель: полное уничтожение христианской цивилизации и создании всемирного государства, управляемого сатанистами вступившими в альянс с финансов олигархией). Собрались духовные лидеры иудаизма и тайные правители мира - высшая элита технократии, все масоны-иллюминаты высшего посвящения (они являлись - содомитами, будучи повязаны этой мерзостью) во всём своём облачении. Над трибуной светился девиз: "ДЕНЬГИ, КАДРЫ и ИНФОРМАЦИЯ - три кита, на которых зиждется НАШЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ!". - Товарищи, мы восстановили третий храм, храм Соломона! - заявил с места председателя собрания иллюминатов Натан Могран, раздались дружные аплодисменты, председатель поднял руку и зал успокоился. - Передаю слово, многоуважаемому нами главному американскому раввину Зееву Габбе. - Братья вольные каменщики, наконец-то приближается время, подготовленное многими поколениями наших предков, - сказал Габбе с места, выдержал паузу. - Уже и готова жертва в виде рыжей коровы. Наш господин, Люцифер сказал нам, что время пришло, пора добить последних ноцримов и открыть новую эру - Эру Водолея! Население земли мы уменьшили до миллиарда, правители всех оставшихся стран согласились покориться воли нашей. Теперь мы можем короновать на царство нашего господина, властителя мира Машиаха. - Поздравляю вас! Зал долго аплодировал, пока на трибуну поднялся Натан Моран. - Братья вольные каменщики, все вы знаете закон власти: анонимность и полнейшая тайна - это первое условие сохранения власти. Главное условие любой власти - наличие денег. Наши предки были умными людьми и придумали систему ФРС (Федеральная резервная система),в декабре 1913 года она начала работать! После чего мы стали сами печатать доллары не обеспеченные золотом, взамен покупая всех и вся и Америке. Правда, покойный Джон Кеннеди, хотел нам немного помешать, за что лишился жизни. Дальше мы всему миру навязали свои доллары в качестве оплаты за товары - мировой валюты. Через мировой банк и МВФ мы давали кредиты всем странам, бумагой называемой доллар, они возвращали нам проценты: золотом, товарами, землями и всеми богатствами. И как говорил философ Моисей Гесс: 'Деньги - это количественное выражение стоимости человека, клеймо нашего закобаления, печать позора нашего пресмыкательства'. - В зале раздались смешки. - Мы свергали правительства независимых стран, делали революции, мировые и гражданские войны, ради того, чтоб обладать энергетическими и стратегическими запасами земли. И нам помогали в этом глупцы из племён гоев, называемые: либералы, большинство за деньги, обманывая массы своих народов. Мы устанавливали там якобы 'демократические' правительства, на самом деле покорные нам марионеточные режимы. Выкупали у них земли за зелёную бумагу и опустошали страны, превращая их в третьесортные провинции и распологая там свои военные базы для смирения слишком умных. - Мы этим проклятым язычникам гоям дарили мечту, выдумку об американской свободе и демократии, они нам отдавали - земли и золото и они получили награду - кабалу! - хохотнул про себя, старый иллюминат, экономист, Рассо, предок которого развалил не мало стран Восточной Европы. - После чего доллар исчерпал свои возможности, и мы перевели все денежные обороты в цифру! - продолжал говорить Моран. - Теперь можно править миром самим, назначая цены и цифры оплаты за них. Их христианскую цивилизацию мы подменили нашей: свободой торговли и под влиянием нашей экономики, личное достоинство гоев превратилось в меновую стоимость товара, впрочем, как и сами гои, ведь у каждого из них на теле отпечатан ценник в виде: штрих-кода. Теперь мы переходим к завершающей фазе власти, захвата всего мира. - Раздались аплодисменты, он и терпеливо переждал их. - Уже всё готово для этого: централизация полная, народы сочтены и разложены по полочкам (файлам), каждый имеет свой номерок, а в нём всё, вплоть до взглядов и мировоззрения! - Да! да! Пришло наше время! - скрипя и кряхтя сказал старый, сгорбленный иллюминат сэр Рендольф Фурбаль. - Приняли эти гои печать хозяина, мы задурили им головы, забросали бумагами, задурили карточками, они и привыкли, и приняли печать как должное и необходимое! Через болезни, войны, программы сокращения рождаемости, прививки мы сократили население земли до миллиарда. Нет, нет больше семи миллиардов, выздохли, побиты в последней мировой войне, подохли от мора и голодухи! Поздравляю вас, братья каменщики! Все захлопали в ладоши, председатель погасил аплодисменты ударом молотка. - Остался золотой миллиард: сто тысяч избранных господ и остальная масса гоев! Остались наши рабы которые будут нас обслуживать! - сказал торжествующе с места главный раввин Евразии Шмулик Хаят, потрясая своими костлявыми руками. - Мы устранили главную преграду прихода нашего Машиаха: большинство православного духовенства перешло в нашу новую экуменистическую веру, а за ними и весь этот глупый сброд! Осталась малая часть верных Ганоцри не принявших начертания имени, но они в изгнании и ничего не смогут нам сделать. С ними мы скоро тоже покончим. Вот тогда настанет пора, пусть придёт наш господин и хозяин, сатана! - Как мы им и приказали, эти жалкие шуты, лидеры стран уже договорились объединиться под покровительством одного правителя. Наш мессия (жид) из колена Данова, рожденный здесь в новом Вавилоне (США), скоро явился среди "десяти царей" (президентов), и скоро будет коронован в Иерусалиме как царь Вселенной, объединит под своей властью весь мир! - сказал раввин Зеев Габбе. Все зааплодировали. На трибуну вышел старый, самый главный цадик Мотя Флигель, Моран почтительно уступил ему место, вернулся в своё кресло. Мотя начал речь: - Поздравляю вас с наступлением Эры Водолея - эра нашего бога антихриста, начинается. - Иллюминаты жидо-масоны бурно со свистом и ором приветствовали это известие. - И для этого мы сделали много. Для пропаганды своих идей придумали и активно использовали структуры: МВФ, "Круглый стол", "Бильдербергский клуб", ООН, ЮНЕСКО, "Грин Пис", "World Goodwill" (Всемирная добрая воля) и многие другие, про которые уже и забыли им же несть числа. - В зале дружно засмеялись этой шутке. - Да, проделана большая работа нами и нашими предшественниками. Мы придумали новую религию "Нью Эйдж" - "Новая Эра" объединившую всех религиозные и философские учения, которые отрицают их Бога - Иешу Ганоцри. И неспроста мы запустили вместе с Нью Эйдж, программу "Apple" (яблоко). Наш молодой брат каменщик, Грейтс, больше знает об этом, хотя теперь все вы об этом знаете не меньше Грейтса. - В зале раздались аплодисменты. - Попросим Джона Грейтса напомнить нам об этом вкратце! Грейтс бодро выскочил и зала, стал к микрофону, Мотя при помощи слуги сошёл в зал. - Братья иллюминаты, все вы помните эту библейскую историю со змеем искусителем, который соблазнил праматерь всех Еву - яблоком, - начал говорить с места Грейтс в зале послышались одобрительные смешки. - Так вот и логотипом программы стало откусанное яблоко, которое символизирует: знание человечества через интернет! Через него мы и еще раз соблазнили человечества вкусить ещё раз запретный плод. - В зале раздались бурные аплодисменты. - Мы предложили человечеству стать - богами отвергнув Бога, и открыв человечеству через "яблоко" невиданные доселе технологии и знания во всех областях, построим рай на земле! - Снова раздались бурные аплодисменты. - Что символично мы собрались в городе, именуемом в народе: "Big Apple" - "Большое яблоко" (нью-йоркцы так называют Нью-Йорк). Вы спросите: почему наш логотип окрашен в цвет радуги?.. Это наш ответ христианам, которые через Ноя получили завет от и Бога, что увидят радугу на облаке в знак того, что Господь любит их, и обязательно простит, и они опять будем вмести с Ним в Его Царстве. Наш же цвет радуги обозначает, что человек сам стал богом, заключив сделку с сатаной, приняв антихриста. С помощью плана "движения Новой эры" мы построили - "планетарный мост радуги", духовной и умственной энергией человечества с одного конца, что в конечном счете объединило человечество при помощи чипа и компьютера с мессией. Теперь наш мост: "радуга" чип плюс биомасса закончен, и "активирован", он будет служить как мост, через которое наш бог будет управлять мировыми делами! Хочу заметить, что и наш флаг (верных слуг антихриста) - геев, окрашен в радужные цвета. В конце своего спича, хочу вспомнить также Стива Возняка по прозвищу "WOZ" (Колесо Зевса) изобретателя компьютера стоявшего у истоков планов: "Яблоко" и "Радужный Мост". Создателя транснациональной компьютерно-информационной компании "APPLE", компьютерного гения, первопроходца, благодетеля в сфере электроники и компьютерных технологий. Которые были переданы в Нью Эйдж для выполнения миссии прихода антихриста в мир. Хочу также напомнить кто не знает: в июле 1976 года Стив Возняк и Стив Джобс продали первые партии компьютеров символично по 666,66 долларов за штуку. - Все засмеялись. - Вот тогда в семьдесят шестом году был заложен фундамент для нашей эры - Новой эры, - закончил Грейтс, ему зааплодировали. - А эти растяпы утешали себя мыслью, что число 666, это ещё не то, - тихо сказал про себя Йошуа Левинзон - Ротспильду, хохотнул при этом. - Всё вы знаете путь, пройдённый нашими мудрецами, прадедами и отцами ради прихода нашего мессии! - снова начал говорить цадик Флигель. - Ещё со времён Распятого Назорея, мы боролись с христианством, с помощью неронова язычества, ересей: несторианства, арианства и прочих, насаждали секты. Раскололи язычников-ноцримов на две части: католицизм и православие. Затем католицизм раздробили при помощи - протестанизма. Уничтожали христианство при помощи революций и первой Французской! Самая ненавистная нам страна в мире Россия, в ней мы провели три больших революции и несколько малых, раздробив страну на республики. Провели там с помощью нашего Мишки меченного перестройку и почти уничтожили страну и веру, помешал Путин. Но медленно, внедряя в сознание и умы гоев идеи глобализации и новых технологий, и этого деятеля обманули. Долго подготовляли их к принятию нашей веры. Само русское православие раскололи при помощи нашего купленного агента влияния, так называемого 'патриарха' Варфоломея. Который раздробил православие при помощи раскола русской церкви на Украине и создание лжецерковных структур. Мы медленно разрушали их ужасную веру, женщины начали ходить в храмы в брюках, мини-юбках, накрашенные, затем вообще без платков. Их клир даже во время службы начал разговаривать по сотовым телефонам, и службы их свели к профанации. их попы вместо служебных книг стали использовать гаджеты и саму службу постепенно сократили и изменили! Далее наши мудрецы внедрили туда наших учеников и начался закат ненавистной нам веры ноцримов. Взращённые нами иерархи их церкви в том числе и наши мальчики, начали утверждать: попам и пастве, что номера нашего мессии это - пустяк, просто безобидные циферки, для учёта налогов и прочие бредни. И попы поверили, начали говорить: "это ещё не то! не номер антихриста". - В зале раздался дружный смех. - Разрешили монахам жениться, попам жениться второй и третий раз, и ввели женщин в поповство. Разрушая их догматы, переписывая Библию оправдали геев и лесбиянок и браки между ними! - Все неистово зааплодировали. - Через католическую церковь и нашу марионетку: папу римского и Варфоломея соединили снова два рукава веры, но уже в нашу церковь Нью Эйдж и гои поверили нам. Далее запретили и уничтожили Библию, их символы, крест, иконы, изображения Христа, книги всех их богословов. Запретили книги антиглобалистов и антисемитов, разоблачавших нашу деятельность в мире: Эстулина, Шабельской-Борк, Колемана, Селянинова, Грачевой, Саттона, Паранина, Ваджры, им несть числа, как говорили наши оппоненты - назаретяне. Даже нашу книгу "Протоколы иудейских мудрецов", мы объявили ложной придумкой антисемитов и её запретили для общего пользования. Теперь пользуются ею только наши мудрецы для распространения нашего учения среди избранных... И вот теперь пронумеровав всех гоев, собрав все их данные в мировой компьютер 'Зверь', подсчитав и чипировав их мы подошли к нашему рубикону, переступив который мы вступим в наш новый век. Да, нам всегда мешали эти фанатики-схимники, православные монахи-ноцримы, они раскрывали наши планы, и даже теперь малая их часть осталась верным их Богу Ганоцри. Но мы путём интриг и обмана загнали их в резервации и катакомбы. Осталось поймать и добить последних сектантов-ноцримов, чтоб они не мешали нашему торжеству либерализма и справедливости. Ибо и малая паршивая овца, может испортить стадо козлов, - пошутил он, шутка понравилась, иллюминаты зааплодировали. - Эра мультикутурализма и глобализации начнётся, когда мы уничтожим последних ноцримских фундаменталистов, и на всех экранах, по всему миру все одновременно увидят нашего спасителя - Мессию. Увидят и полюбят, он возьмёт власть в свои руки от десяти последних "царьков" и наступит наша эра - эра мира и безопасности! В зале настало светопреставление, все одновременно поднялись, зааплодировали, начали кричать, обниматься и целоваться. - Но, осталась одна преграда, Китай и Россия, - напомнил Левинзон, вопли возбуждения стихли. - Сколько ещё будет продолжаться эта бессмысленная война? - спросил Шуб. - Бомбардируя Россию и все непокорные страны, мы защищаем собственные ценности, отстаиваем свои интересы и выступаем за дело мира. Началась новая эра в международных отношениях, в которой "просвещенные государства" вправе использовать силу там, где это справедливо, отвергая "устаревшие правила" и сообразуясь с современными представлениями о справедливости, устанавливаемыми нами самими, - сказал сторонник агрессивной войны бывший президент Американских Федеративных Стран Стивен Тонклин. - Новое поколение подводит черту, мы имеем дело с новым типом войны, в которой отстаиваются "человеческие ценности", "новый интернационализм", в рамках которого мы больше не будем мириться с грубым нарушением прав сексбольшинства и прав человека. Мы построили мир, в котором негде скрыться тем, кто ответственен за подобные преступления. Мы боремся за мир, в котором диктаторы больше не смогут возглавлять страны и власть над народами. Мы вступили "в новое тысячелетие", в котором будет править наш единый, справедливый правитель, наш машиах! - провозгласил Евроазийский премьер-министр Томас Лэрб. Раздались дружные аплодисменты, председатель"Комитета трёхста" иллюминат Натан Могран постучав молотком, призвал к тишине, сказал: - Мы тоже несём потери от их ответных бомбардировок, они могли бы перейти в атомную войну, но там у власти уже стоят наши люди и скоро всё кончится, -и дал слово верховному патриарху международного масонства, Хазару. - Не нужно больше воевать, наши люди в правительствах России и Китая сделают всё мирным путём, и скоро власть перейдёт к Машиаху, - сказал Хазар. - Мы проведём по всему миру операцию "Чистка", уничтожим последних ноцримов, и тогда придёт и воцарится наш хозяин - Машиах. Наши люди поставленные во главе всех стран заставят признать свои народы Машиаха и тогда мы объединим оставшиеся страны в одно глобальное государство с одним, нашим - мировым правительством! Думаю голосовать за это не нужно! Снова все зааплодировали, затем все приложили правую руку к сердцу и спели масонский гимн. Они думали, что наступает их время, время тьмы и оно будет продолжаться бесконечно. Джек Горский и Гарик Боул пришли на свалку, смотритель свалки хозяином Зевсом, он хорошо знал обоих. Они рассказали, что происходит в пустыни, он предоставил им комнату в вагончике, где они могли бы отдохнуть. Горский ввёл себе и товарищу новые, поддельные смарт-метки с помощью которых они хотели легализоваться, и уехать вглубь страны. Но у них ничего не могло получиться, агенты СБТ следили за ними. А через час их спящих схватили полицейские, которых вызвал Зевс. - Это ты нас сдал! - крикнул Боул Зевсу, когда их в наручниках вели в полицейский бронеавтомобиль. - Ничего личного, Боул, это для твоей же безопасности. Мне из-за вас не нужны неприятности. Я не хочу потерять свой статус, работу и баллы в "Системе Доверия" и тянуть срок за укрывательство государственных преступников на урановых рудниках, - спокойно говорил Зевс в присутствии своих подчинённых, доведённого до рабского состояния - рабочих. Боул грязно ругался, кричал: - Ты стукач! Понимаешь!? - Не пыли, ты поступил бы так же. Скажешь, нет? В нашем мире каждый за - себя! Умри ты сегодня, а я завтра. Боул промолчал, в их мире действительно все сдавали друг друга властям и при более никчемных обстоятельствах. - Ты ещё спасибо мне скажешь. Горского и Боула доставили в полицейский участок, там скоро разобрались, что их чипы поддельные, на людей уже давно умерших и сожженных в крематории. Следователи начали их допрос. Но скоро в участок приехали комиссар СБТ полковник Лион Сайлус с агентами и забрали их в СБТ. Горский понял, что они проиграли и что сопротивляться бесполезно. В СБТ их развели по разным кабинетам и начали допрос, на котором оба откровенно всё рассказали о пустыни. В службу безопасности пригласили бывшего начальника Горского главу кибер-безопасности Льва Купника. Он опознал своего подчиненного. - Беглый государственный чиновник в розыске. Ну, теперь тебе и без суда - крышка. Высшая мера обеспечена, - заявил довольный Сайлус. - Я ещё могу пригодиться. Может мне дадут работы на урановых рудниках. - Не надейся, предатель, - сказал Купник. В кабинет вошёл политический комиссар Биньямин Визард. Поздоровался со знакомыми кивком головы. - Мне доложили, что взяли двух христианских фундаменталистов, пытавшихся перейти на легальное положение? - спросил он, глядя на Горского. - Это же бывший чиновник биометрической безопасности, - сказал Сайлус. - Работал у нас в кибер-безопасности, - сказал Купник. - Дело его уже решённое, дал показания так же в связи с террористической христианской организацией, - сказал Сайлус. - Так, так, так, это хорошо, - обрадовался Визард. - Снимите с него наручники. Сайлус кивнул, агент снял с арестованного наручники. - Я посмотрю его дело? - спросил Визард, присаживаясь к компьютеру. Включил запись, быстро просмотрел что нужно. - Товарищи, можно мне поговорить с ним наедине? - Разумеется, - ответил Сайлус. - Мне нужно ехать по делам, - ответил Купник. Оба вышли. Визард долго изучал лицо Горского, то не выдержал, спросил: - Кто вы? - Я ваш друг и гарантия спасения от электрического стула. Ведь у вас две смертных статьи за измену государству и участие в террористической организации. - Да. Но, я с ними не сотрудничал, я хотел узнать всё про них и доложить начальству. - Хватит заливать, вам же не поверит и ваш дедушка. Если вы согласитесь помочь мне, я сделаю вам новые файлы и вы будете жить в другом городе, под другим номером. Горский знал систему изнутри, понимал, что его просто так не отпустят и всё равно распылят. Но ему очень хотелось жить, и он согласился помогать этому неприятному на вид человеку. После Горского, Визард поговорил с Боулом, тот вообще поверил, что его могут выпустить и согласился помогать Визарду. Он обоих забрал с собой и поселил под охраной в небольшом особнячке в Фиолетовой зоне, в разных частях дома. Там они подробно под видеозапись рассказали, как жили в пустыни, кто там находится и чем занимаются. Из страха перед Симпсоном Роблен ушёл в запой, из-за нехватки средств избивал мать, требуя выпивки. Мать ушла жить к подруге. Он начал выносить из квартиры всё что можно обменять у приятелей на выпивку. Когда в квартире ничего из ценного не осталось, он пошёл искать выпивку на улице у знакомых. Встретился с тремя выпивохами, которые иногда и к нему заходили. - Привет Роб, что такой смурной? - спросил профессиональный алкоголик по кличке Штемп. - У меня депресняк, башка трещит. Я торчу Симпсону 'биты', пацаны Симпсона хотят меня завалить, проблемы с легавыми, мать сбежала, нет битов на выпивку, - пожаловался он. - Это не депресняк, это похмелье, - пояснил с видом знатока Сингл, парень лет двадцати пяти с красным носом. Подошли ещё трое из другой компании, остановились недалеко, закурили папиросы, потянуло запахом марихуаны. - У вас есть чем похмелиться? Похмелите. - Не братан, у нас счета пусты, а вот ты можешь нас и себя угостить! - сказал старый знакомый Браско. - Как это? У меня давно все счета закрыты. - Так пошли с нами, запишешься в клуб анонимных алкоголиков, тебе выпивку будут давать каждый день бесплатно! - И без всяких кредитов, - добавил поспешно Штемп. - Разве так можно? - А то! Мы так уже давно на халяву выпиваем, - похвалился Сингл. - Так просто записаться в клуб и тебя будут поить на халяву? - не поверил Роблен. - Да! - И в чём подвох? - Ни в чём, - поспешил сказать Браско. - Подвох в том, что потом уже соскочить будет нельзя, если подпишешь документ, до конца жизни будешь обязан - бухать, - вмешался наркоман Нычка. - Тебя не спрашивают, наркоша, - сердито сказал Штемп. - Ты с этими синяками не ходи, будешь потом блевать в подворотнях, валяться обоссаный. И выпивку сначала дают хорошую, а потом спирт и всякие заменители, - сказал наркоман Кончик. - Лучше пошли с нами. Запишешься в наш клуб, будешь вечно торчать от кайфа. - И ломать будет не по детски. И зубы скоро высыплются, - сказал Браско. - Ты, бухарь, не морочь пацану голову, - сказал сердито наркоман со стажем Стук. Ему было тридцать лет, а выглядел он на пятьдесят. Две компании начали ругаться между собой, а потом перешли к рукоприкладству. В этом бойцовском поединке победили алкоголики с трудом. Роблен оценил их победу как знак и пошёл с ними. Скоро в спецмагазине он подписал контракт на пожизненное употребление спиртного, ему бесплатно отпустили в качестве входного клубного билета бутылку коньяка, шампанского, пять бутылок водки и десять бутылок пива. Закуска не полагалась. С новой компанией он тут же в баре начал отмечать клубное знакомство. Вскоре к компании присоединились ещё двое, они тоже принесли немного дешевой кошачьей колбасы и хлеба. Пьянка пошла полным ходом, люди подходили, знакомились с Робленом, он их угощал и его угощали. В окончании попойки произошла маленькая драка с битьём стаканов и бутылок. Приехала полиция, но Роблен успел вовремя убежать. Домой он вернулся пьяный, весёлый с фингалом под глазом. Светлана Борисовна поправлялась в своей новой квартире в Фиолетовой зоне - квартале среднего класса на улице имени Адама Вейсгаупта. После продажи дома, на средства доставшиеся ей, она купила эту двухкомнатную квартиру в трёхэтажном особняке построенном в норвежском стиле. Вспомнив, что она давно уже не ходила в храм, а исповедовалась только через интернет у своего священника и два раза в автомате на улице (набрав на мониторе текс своих прегрешений, оплатила услугу и получила квитанцию-корешок, своего рода индульгенцию). В это утро она сходила на утреннюю службу в храм Нью Эйдж, отсидела на лавке всю службу и в конце исповедовалась в кабинке своему пастору. Он сидел во второй половине кабинки за решёткой и слушал её исповедь, а диктофон записывал и передавал всё в службу СБТ. Получив отпущение грехов, и уплатив определённую сумму: "за услугу исповеди", она со спокойной душой вернулась домой. В обед к ней заехал сын и рассказал, что арестовали подозреваемого в её изнасиловании женщины, участии в уличных беспорядках и убийстве главаря уличной банды "Звери" Симпсона Джека и скоро с ней проведут очную ставку. - Я не хочу видеть этого негодяя, я откажусь от своих показаний, - ответила мать. - Почему? - Боюсь мести его банды. - Какая банда, они уже все сидят. Другие просто запуганы и будут вести себя как мыши. - А если его оправдают? - Его не оправдают. Доказано, что он убил лично из автомата главаря банды Голда и шестерых его людей, зарезал своего помощника по кличке Орк. Он по любому не отмажется. - Вот и хорошо, значит, мне уже встревать сюда не нужно. Не хочу огласки по Ти Ви, знаю, этот процесс покажут не только по местному Ти Ви. Мне и так с работы грозят выгнать. Если бы я не попала в больницу, мой рейтинг в СНД, упал бы ниже шестисот шестидесяти шести балов и тогда прощай работа и хорошая жизнь. А я не хочу жить на подачки, пособие в Зелёной и не дай Астра в Серой зоне с нищенствующей биомассой. - Ну, если так, то ты права. Но тебе нужно написать официальный отказ от обвинения и зарегистрировать его. - Ты же полицейский, вот и сделай это для матери, а я всё подмахну электронной подписью. - Окей, мама. - Ты не слышал, вестей, что с сестрой? Я не нахожу её на электронном портале слежения. Её что, уже распылили? - Нет. Просто её метки вдруг исчезли из сети. Видимо кто-то их изъял. Возможно, её убили в Чёрной зоне бандиты-канибалы. - Что!? - перепугалась мать. - Бедная моя девочка, какой жуткий конец. Предлагала же я ей лёгкую смерть от эвтаназии, она не захотела, глупышка. - Да, теперь её уже нет в живых. По крайнеё мере для системы. Я знаю последнее её обиталище: Дно. - Спаси нас Астра. Там живут в землянках бомжи, наркоманы и прочее отребье, изгои - выброшенные из системы субсидирования государства. Говорят они и канибалы. Какое позорное падение с вершины общества на дно. - Ещё есть сведения, что она находится у христиан. - Этого ещё не хватало, - ужаснулась мать. - Что этим извергам нужно от нашей девочки? Она же тяжело-больна и не может творить их гадких дел. - Я не знаю. Один тайный полицейский агент, говорил, что роботы слежения в тайной христианской секте видели её живой. - Ужас. И что они с ней делают? - Ничего. - Ничего? - Она просто у них лежит. - А что твоя невеста? - У меня нет больше невесты. Джессика вышла замуж за Родса Макмарана. - За кого!?! Это за нового главу области, этого красавчика, генерала Макмарана! Не может быть! - притворно сказала мать, всплеснув руками. Она всё знала, это событие освещали по городским каналам. Родс Макмарана сочетался законным браком с красавицей фотомоделью Джессикой - в супружестве: миссис Натали Макмарана в девичестве Натальей Штопко в субботу. Они расписались в мэрии и по традиции и венчались в храме Нью Эйдж, обряд проводила архиепископ(ша) Вивея Адерлехт в сонме двух диаконис. Свадьбу они отгуляли, при этом погибли два человека из прислуги: повара убил ножом официант из-за словесной перепалки, и одного слугу случайно убило электричество из неисправной розетки. У молодожёнов были свидетелями подвыпивший мэр и его заместительша, присутствовала вся элита города и прочие неофициальные лица. - Ну, ей подфартило, теперь она будет в почёте и при средствах. В нэте пишут он очень богатый человек. - Спасибо, мама, ты меня утешила. - Не обижайся, Макс, но эта куколка была не для тебя. Ей нужна более дорогая оправа. Ты найдёшь себе лучшую пару, по тебе, не такую броскую. - Или друга. - Ты стал голубой? - Мир давно изменился, теперь почти все бисексуалы, будто ты не знаешь. Чистых гетеросексуалов не осталось, почти. - Да, и отец твой сменил пол. - Я не хочу о нём говорить. Мне пора на службу. Все документы я заполню от твоего имени. Ты их только подпишешь. Окей? - Окей, окей, милый, я тебя обожаю. Максим нагнулся и мать поцеловала его в щеку. Как только сын ушёл, Светлана Борисовна включила любимый канал "Семейные разбирательства", свидетельство давал перед судьёй элегантный, импозантный мужчина, его жена, красавица лет сорока слушала внимательно, что он говорит. Суть разбирательства заключалась в том, что муж человек состоятельный по просьбе жены сделал ей подарок, кумил андроида, похожего на него как две капли воды. Он часто уезажл в командировки и думал жене приятно видеть хоть его копию. Однажды он приехал домой раньше времени и всегда мягкая с ним жена набросилась на него, надавала пощёчин и оскорбила разными ругательствами. Оказалось жена спутала мужа с его копией - андроидом. Из чего муж понял, что жена всегда ненавидела его и подал на развод. "Она постоянно врала мне, а на самом деле ненавидела меня, потому и попросила у меня на день рожденье подарить ей мою копию. Чтоб выказывать свою ненависть на моей копии. Робот-то бесчувственен, ему всё по-барабану", - закончил речь муж. - "Не слушайте его, я люблю мужа, - сразу начала нервно говорить жена, - потому и попросила у него купить мне свою копию в виде андроида последнего поколения. А то, что я ударила андроида и обозвала его, так это за то, что он протупил, не сделал уборку квартиры как нужно...". Светлану Борисовну отвлёк от экрана звонок на видеофон, это оказался Роблен. Она долго не хотела отвечать ему, но любопытство распирало её: зачем он звонит. Через пять минут она не выдержала, включила связь, на экране монитора появилось измученное лицо Роблена. - Ты зачем мне звонишь, лох, между нами всё кончено! - резко сказала Светлана Борисовна. - Сю, я хочу встретиться с тобой, крошка, ведь я люблю тебя. - А я тебя - нет. - Сю, я знаю, что сделал с тобой этот подонок, Симпсон Джек. Я убью его! - Это из-за тебя произошло, это ты проиграл ему меня в карты! Ты конченый, оставь меня в покое! Я завязала с прошлым, из-за тебя я могу потерять статус и работу. Катись к черту! - она прервала связь. Но Роблен всячески пытался дозвониться до неё, в век интернета было много возможностей для этого. Наконец любопытство доконало её и она ответила снова: - Чего ты хочешь, я тебя ненавижу. - Сю, Сюзи, я хочу себя убить, я застрелюсь, за то, что причинил тебе боль, за то что ты из-за меня страдаешь. Сюзи, если ты не разрешишь увидеть тебя в последний раз, я покончу с собой. Светлана Борисовна была растрогана, ей показалось, что этот молодой человек любит её. - Ладно, приезжай ненадолго, я сейчас обитаю по адресу... - Сделай мне пропуск! Уже еду, милая! - сказал весело он и прервал связь. "И мой новый адрес не спросил, - вздохнула облегченно она. - Правда в наш век информации и интернета, адрес не нужно называть, все и так про всех всё знают". Роблен по чип-навигатору быстро нашёл местонахождения любовницы. Приехал возбуждённый, она смотрела передачу "Закон и порядок". Он напоказ добродушный, прослезился, подарил букет роз и выставил на стол из фирменного водочного пакета: бутылку шампанского, бутылку коньяка, две бутылки водки, две бутылки вина, две двухлитровых баклаги пива и коробку конфет. Конфеты он выменял на бутылку водки, потому что электронный кошелёк его был заблокирован. - Что случилось? - спросила удивлённая Светлана Борисовна. - Ты разбогател? - Сю, я решил сделать тебе предложение, - соврал он. - Ты сдурел, я не выйду за тебя замуж. Зачем же ты принёс столько пойла? Я же не алкашка. - Я люблю тебя, выходи за меня замуж. - Я же сказала, не выйду за тебя, не хочу терять из-за тебя работу. Ты - уголовник, я потеряю из-за тебя баллы в "Системе национального доверия" и опущусь до Дна. Я не хочу жить с предателем. - Сюзи, но любовниками мы быть по-прежнему можем? - Фу, что за слово!? "любовники". Возлюбленными, вот подходящее слово. Но с тобой я окончательно порвала. Он протянул ей цветы (которые нарвал в палисаднике одного из частных домов). - Не подмазуйся, - она рукой отбросила цветы в сторону. - Я больше тебе не верю. - Зря, Сю, а знаешь, Симпсона-то закрыли. - Врёшь. - Отвечаю, слово пацана! - он щёлкнул ногтем большого пальца о передний зуб. - Мне пацаны, кент Зизи скинули инфо, он крутой хакер, всё мне рассказал. Точно, Симпсона закрыли за групповое убийство. Он завалил Голда и его банду. - Тогда за это надо выпить. Открывай. Роблен открыл шампанское, Сюзи принесла бокалы. На видеофон Роблена пришло сообщение, что его вызывает Зизи. Он отключил гаджет. - Кто звонит? - спросила ревниво любовница. - Приятель. - Врёшь. - Ревнуешь? - Нет. Покажи. - Это Старк Зизи, - он показал адресат сообщения. - Давай лучше поедим. Я не жрал два дня. Пришлось Светлане Борисовне разогревать в микроволновке полуфабрикаты. Обедать сели в зале перед телемонитором. Она включила какой-то бесконечный мыльный сериал. Роблен пил водку постепенно начал уходить в себя, смотрел на свою подругу исподлобья. Она заметила это. - Что-то случилось? - спросила она испугавшись но, не подавая вида. - Ничего, фильм скучный, просто настроения нет. Она переключила телеканал "Марсианские хроники" и "Звёздные войны", вещавший о войне в космосе с инопланетянами. Там тоже стреляли, убивали. - И ты в это веришь? - спросил Роблен. - Во что? - В эту чушь, звёздные войны. - Это не чушь. Народы мира воюют против захвата земли инопланетянами. Он засмеялся. - Старк Зизи говорит: народы мира между собой не могут помириться. Как же они могут совместно воевать против инопланетян?.. Это дурацкая война нужна элите. А космические войны выдумали, чтоб забить людям баки, отвлекать от проблем. Элита космических войск на самом деле пилоты истребителей, которые подписали контракт с правительством и теперь не воюют в земных войнах, а только выступают по телевидению с брехливыми рассказами о космических подвигах на войне с инопланетянами. Или актёры играющие за деньги роль пилотов звездолётов, получающие огромные гонорары. - Ты пьян? Он покачал головой. Она переключила канал на канал культуры, где показывали непонятные картины, какие-то немыслимые скульптуры. Он переключил сам канал, какой-то тип в очках доказывал о пользе закона о принудительной стерилизации каждого второго ребёнка. - А может, правы христиане, что наш мир античеловечен? - задал он провокационный вопрос, потому что думал обратное. - Может и правда, что на христиан наговаривают? Они же против всей гомосятины... Может они не террористы? - Ты пьян? Где ты такого наслушался!? Вот это уже настоящая - ложь. Каждый день показывают их гнусные, бесчеловечные преступления. Что с тобой, ты переутомился? Ты чем-то озабочен? Тебе нужно успокоиться, - сказала она подумав: "Нужно срочно на него заявить, он христианский провокатор". С Робленом начали работать спецагенты службы СБТ, внушая ему что: христиане не так уж и опасны, как говорят о них по телевидению. Его хотели сделать якобы лидером молодёжного крыла христианских фундаменталистов. Он поменял тему, начал говорить, что всех ненавидит, все его обманули, и он хочет свести счёты с жизнью и если она не выйдет за него замуж, он точно покончит с собой. Она поняла, что рисковать не нужно и наобещала, что выйдет за него замуж. Затем он достал из сумки гашиш и предложил ей покурить. Пришлось ей принять предложение, чтоб не сердить его. От гашиша она расслабилась, безумно улыбалась. Он признался, что убил свою мать, она приняла это за шутку. - И за что ты её прикончил? - Она не захотела снять мне битов на развлекаловку. И потом, она давно мне надоела. - И ты убил её? - немного испугалась Светлана Борисовна. - Задушил поясом от халата. Они уже были порядочно пьяны. - Мы должны вместе улететь в царство теней. Там кайфово и нет проблем. Нет: масонов, инопланетян, христиан, террористов, сатанистов, наркоты и разврата. Какая разница? - говорил он, уже будучи в алкогольно-наркотическом безумии. - Мне тут один знакомый героин подогнал. Попробуем? - Нет! - шепнула она уже будучи в наркотическом дурмане. - Тебе будет хорошо, ты ничего не почувствуешь. - Нет, противный мальчишка, - стала игривой она. - У меня есть ключ к переходу в царство теней. - Покажи. Он достал и открыл опасную бритву. - Это же бритва, дурачок. - Тебе так только кажется, - сказал он и обнял её, начал целовать. Когда на следующий день к матери заехал сын, озабоченный отсутствием её в сети, он обнаружил два трупа в ванной, лежащих в крови. Мать и её любовник, покончили с собой, перерезав вены. Он расстроился и в первый раз с детства заплакал. Все хлопоты о похоронах матери он взял на себя. Старк Зизи тоже узнал из новостей, что завербованный им для спецслужб Роблен Стирфорт покончил жизнь самоубийством, перерезав себе вены. "Ему дали имя: рожденный быть Лениным, а он оказался рожденным быть никчемным лохом. Роблох! Было имя ему... Придётся искать другую жертву, для хозяина - террористического лидера христиан", - подумал он. Михаил и Захарий побывали на свалке, пообщались с Зевсом, он ничего не сказал о Горском и Боуле. От Зевса они привезли просроченные медикаменты, два разрезанных напополам газовых баллона. К баллонам были приварены сверху ушки, внутри петли для языков, получились колокола. Это Зевс сделал по просьбе отца Иоанна, который давно вылечил его дочь малокровия. Когда привезли колокола, Смит и Гунн уже приготовили для них у входа в часовню балку, на которую и привязали колокола. Теперь призыв на службу возвещал тихий колокольный звон, пономарём, настоятель благословил быть Захарию. Андрей снова начал помогать христианам вести их скудное хозяйство, носил дрова, воду, стоял днём на дежурстве, помогал ухаживать за больными. Он старался быть ближе к Марии, ведь она несла послушание ухода за больными женщинами. Как-то он остался с ней наедине и сказал, что хочет поговорить с ней. Они уединились в одной из штолен, свет факела освещал стены и потолок вокруг них, присесть было не на что. - Маша, я хотел с тобой поговорить... - он не знал как продолжить, застеснялся. - Андрей, я всё вижу, и чувствую, что ты испытываешь ко мне. Только я тебе говорила, я Божья невеста, и замуж никогда не выйду, - сказала она мягким голосом, стараясь не обидеть его. - Ну, ты же не монашка!? - Нет, пострига у меня не было. Я сама пообещала Жениху Небесному, сохранить свою девственность и быть Ему верным до конца жизни. - Кому, Богу-Христу? - Ему. Андрей помолчал, собираясь с мыслями. Близость её тела кружила ему голову, лицо её казалось ангельским. - Но, зачем тебе мучиться? Люби своего Христа, но не пропадай здесь. Горский говорил, что скоро пустынь захватят полицейские и всех арестуют. А за причастность к незаконной христианской организации, тебе дадут большой срок. Ведь вас называют: террористами. - Ты же убедился, что это не так? - спросила она, печально улыбнувшись. - Я вижу, что вы только молитесь своему неведомому Богу, не делаете зла, всех прощаете, даже лечите бесплатно больных. Живёте в ужасных условиях и не ропщите... - Блажен, кто презрит сласти мира сего: блаженству его не будет конца, - ответила она словами Иоанна Кронштадтского. - Я хочу тебя спасти, мы уедем отсюда далеко, я буду работать много. Ты не подумай, что из-за руки я не найду работу. Я найду работу в интернет сфере... "Электронная Декларация Независимости и Демократии", гарантирует каждому физическому лицу право на жизнь, на работу и пособие по безработице и субсидии на квартплату. Мне как инвалиду будут платить социальное пособие и я ещё буду подрабатывать. Мы заживём не хуже других, но точно лучше, чем в этой норе! - Какой же ты неразумный. Мне жаль тебя, у вас отняли Конституцию, вместо неё предложили какую-то "Электронную Декларацию прав человека и гражданина", которую постоянно изменяют, и ущемляют права людей, называя вас: "физическими лицами", файлами в сети. Андрей, я всю жизнь прожила без метки звериной - свободная от любых деклараций и идентификаций, и ради временных благ не собираюсь терять вечной жизни на небе и любви ко Христу. - Это же вымысел! Никакого Бога нет! - Тише, не гневи Создателя. Только безумцы могут говорить такое. - Но если Он есть, то почему не поможет вам одолеть ваших врагов? - Потому что у Бога, цель другая, спасти души людей, которые поверят в Него. И когда Он увидит, что больше на земле уже никого не спасти, Он придёт, и будет судить людей и суд Его будет нелицеприятный. Тогда грешники пойдут в огонь неугасимый, а праведники в жизнь вечную. Ещё древний праведник преподобный Ефрем Сирин, сказал: "Мир сей преходит, близок другой, непреходящий, в котором обнаружатся тайны, разгнутся страшные книги, воссядет Судия, разлучит добрых и злых, добрым в обладание даст Царство, а злых ввергнет во тьму кромешную". Он часто задышал, обоняя запах её тела, он не вдумывался в смысл сказанного ею, считая, что всех христиан одурачили попы своими вымыслами о Боге. - Хочешь, я скажу тебе тайну, которую узнал о Христе. - Не надо, я все знаю, что мне нужно. - Но это важно... - он выдержал паузу и поведал ей: - Ваш Бог Христос уже пришёл и давно живёт на земле, - сказал что говорили ему сектанты, в надежде удивить её. Хотя сам и не верил в Христа. Мария ласково ему улыбнулась. - Андрюша, это всё глупые разговоры обольсьтителей от лукавого. В послании к христианам сказано, чтоб мы не колебались умом и не обольстил нас никто: будто уже наступил день пришествия Христа. Ибо прежде чем не придёт отступление и не откроется сын погибели, превозносящийся выше всех и всего, так что и в храме сядет как Бог, выдавая себя за Бога. Вот тогда откроется беззаконник, спустится Бог-Христос в славе великой и убьёт его духом уст Своих. Он взял её за руку и попытался поцеловать, она отстранилась от него испуганно. - Не надо, Андрей, давай останемся братом и сестрой во Христе. Он рассердился, хотя уже начал считать её блаженной не от мира сего, но плотские чувства воспалились в нём. - Пойми, я люблю тебя! Всё очень серьёзно, осталось мало времени, может сутки, а может меньше. Вас всех переловят и пересадят, а может убьют! В тюрьме страшно, там морят голодом, не дают спать, а охрана может и поругаться над тобой. Ты такая, такая чистая... Я пришёл за тобой, чтоб спасти тебя. - Меня? - удивилась она. - Меня не надо спасать, я сама жду тот жребий, который определит мне Бог. Ещё отец Антоний предупреждал нас, когда только первые номера присваивались: государство будет и уже является главным врагом нашего спасения. Это чудище многоголовое, без имени, без звания, живущее только за счет высасывания последних соков из людей, преклоняющихся перед ним - погибнут. Понимаешь? Он кивнул головой, не вдаваясь в смысл её слов. - Пойми, никто не в силах противостоять Богу, Он всё равно - победит. - Слышал уже, даже волос не упадёт с головы без Его позволения, - сказал он иронично. - Ты хороший парень, я буду молиться, чтоб ты спас свою душу и поверил. Времена Апостасии уже подходят к своему финалу. Уверуй и воцерковись. - Маша, перестань, хватит тебе ломаться! - сказал он, уже сердясь, и протянул к ней здоровую руку. Поняв его намерение, она несколько отстранилась, вспомнила притчу о святой Евдокии из Илиополя, когда её бывший любовник богатый юноша Филострат распаляемый дьяволом пришёл в монастырь и хотел увести её оттуда, чтобы снова соблазнить и вступить с ней в блудную связь. Он говорил ей льстивые речи, она же с гневом сказала ему: "Бог отмщений да запретит тебе, Господь наш Иисус Христос, праведный судия, которого я раба недостойная не допустит тебя пришедшего сюда со злым умыслом возвратиться к себе. Потому что ты сын - диавола". После чего она дунула ему в лицо, и тот час он упал мёртвым на землю. Правда по настоянию Божию, она же и оживила юношу, после чего он уверовал в Христа. Мария же уверенная, что Господь и теперь в силе сотворить это чудо, побоялась умертвить этого несмышлёного юношу, дунув на него. - Остановись! - сказала она твёрдым голосом, выставив перед ним руку с раскрытой ладонью. - Чего ты ломаешься! - возбудился он. - Не строй из себя праведницу, все вы одинаковы... - Именем Иисуса Христа, праведного судии, которого я раба недостойная, запретит тебе Он идти и прикасаться ко мне! - Чего ты боишь... - он не договорил, страх внезапно напал на него, он попытался сделать шаг и вдруг с ужасом понял, что и ноги перестали его слушаться. Будто он приклеился к полу. Посмотрел вниз, под ним был известняк и ничего более, какая-то пелена закрыла его глаза и голова закружилась. "Неужели это сделал их Бог", - мелькнула у него мысль и он прошептал испуганно: - Извини! - услышав стук деревянных сабо удалявшейся Марии. - Я всё понял, прости меня!!! Ваш Бог - всемогущ! - Бог, да простит тебя, неразумного, - ответила она издалека. И вдруг он почувствовал, что может идти, будто какая-то сила отпустила его. Он вздохнул облегченно, обернулся назад, чтоб удостовериться что его никто не держал. Сделал нетвёрдый шаг, а потом пошёл за ней с опаской. "Может и правда есть их Бог, что-то же меня сковало, даже страшно стало, будто и ноги у меня отнялись. Нет, надо отсюда сваливать, лучше вернуться к цивилизации, чем вместе с ними пропасть за их идеи", - подумал он.
   14
   Страстная неделя. В понедельник в пустынь пришла весть, что в Америке взорвали статую Свободы ("естественно" христианские фундаменталисты, как когда-то "мусульманские террористы" взорвали башни близнецы в Нью-Йорке). Это показывали по всем каналам, языческая статуя после взрыва будто ожила, задрожала, завибрировала, сделала шаг как живая и рассыпалась на куски. Мировое правительство тьмы во всём обвинили террористов-христиан, и началась новая охота на уцелевших в катакомбах и пустынях христиан. Отец Иоанн сказал, что это знамение близкого прихода антихриста. Возле постели Мэри сидела Мария и читала ей отрывки из книги Иоанна Кронштадтского "Моя жизнь во Христе", её так же слушали болящие: Наталья Алексеевна, Ксения Владимировна и парализованная Виктория Павловна. - "Наша жизнь отравляется то нами самими - грехом, то врагом бесплотным, особенно им, и преимущественно у тех людей, которые подвизаются в благочестии. Жизнь человека - истинного христианина - впереди, в будущем веке...". - "В будущем веке", - повторила задумчиво Мэри, Мария прервала чтение. - И всё-таки вы верите в будущую жизнь? А мне поверить сложно. - Верим детка, потому и спокойны, не боимся смерти. Смерть это только переход в жизнь вечную... Если конечно в этой жизни ты поборолась со своими страстями, навеваемыми духами злобы, - ответила ей Наталья Алексеевна. - Поэтому вы и исповедуетесь у отца Иоанна? - За неимением священника, исповедуемся у монаха, не имеющего сана, - ответила Ксения Владимировна. Она сегодня была особенно слаба, говорила, чувствует близкую кончину свою. - Виктория Павловна, вы как скоро умрёте, и вы не боитесь смерти? - Нет. - Честно? - Честно, хочу уже поскорей предстать пред своим Богом, Христом. Женщины перекрестились. - Может, и я исповедаюсь, тогда не страшно будет уходить... - сказала Мэри задумчиво "уходить", боясь слова: "смерть". Подумала: "Что делать, я жить хочу, а не верить в невидимое, даже если это их Бог". - Объясните мне, как это: молиться механически? - Это молиться, не вникая в суть слов молитвы, рассеянно. Такую молитву Бог не принимает, - ответила Мария. Мэри в которые раз заметила её благообразное лицо светилось неземной добротой. "По ней видно, она молится всегда с глубокой верой, не рассеянно", - подумала она. - Иоанн Кронштадтский предупреждал: плоть господствует в образовании людей. Нужно учиться в молитве, мысленно зреть Бога. Ибо плоть будет господствовать в мире, до скончания века и Господь пришедши "обрящет ли веру на земли?" (Лк. 18, 8), - добавила Мария. - Нужно как писал преподобный Никодим Святогорец: умертвить свои недобрые склонности и похоти, как бы они ни были незначительны, это больше достойно похвалы, чем взятие многих крепостей, - сказала Наталья Алексеевна. - Но против кого вы боретесь в молитвах? Против духов! То есть против невидимых существ, духов, которые вы именуете: бесами? Это же смешно. Если они есть, они же невидимы, без плоти, как они могут повредить человеку?! - Об их деяниях Иоанн Лествичник в "Лествице" писал: "Мы имеем врагов лукавых и злых коварных, пронырливых, врагов сильных и никогда не спящих, невещественных и невидимых". Вредят они людям посылая вредные, злые мысли, совершая которые человек оскверняется. - Невидимые демоны? - Да, это они шепчут людям всякие злые помыслы, и человек от них печалится, а если исполняет их, то грешит и страдает, - сказала Ксения Владимировна. - Феофан Затворник по этому поводу писал: если кто оставил мир и подвизался жить с Богом, диавол и его помощники бесы, будут теснить человека мыслями, чтоб вернуть к прежней - греховной жизни. А бороться против них, можно только именем Божиим и с молитвой, - сказала Наталья Алексеевна. - Если я поверю в Бога, Он может спасти меня от смертельной болезни? - Бог может всё, - ответила Мария, ничуть не сомневаясь. - А я не верю. - Вот потому Он и не помогает тебе, - сказала Наталья Алексеевна. - Ладно, мне, потому что я - неверующая. Но Он же и вам не помогает выздороветь! - Я не хочу выздоравливать, я к Нему в обитель хочу поскорей, - сразила Виктория Павловна своей откровенностью Мэри. - Ну, ладно, вы, вы уже при смерти, - сказала с раздражением Мэри Виктории Павловне. - А вы что тоже жить не хотите? - спросила она у других бабушек. - На всё воля Божья, а я Его раба, когда заберёт меня, тогда и согласна. Приснопамятный батюшка Валентин (Мордасов) говорил: бояться смерти нужно, как и готовиться к ней, но отчаиваться и унывать, это дело - вражье, - ответила Ксения Владимировна. - Мэри, ты путаешь веру с чудесами. Бог не обещал чудес давать и показывать. Он обещал жизнь вечную в новом мире, для тех кто будет верить в Него при жизни и исполнять Его волю на земле, - сказала Наталья Алексеевна. - Потому какая разница здорова ли я или болею. Ведь болезнь посылается во очищение от грехов. - Я хоть и не верю вашей верой, ну с такой уверенностью, но исповедуюсь сегодня. А вдруг и меня ваш Бог простит. Но как мне поверить в Бога!? - Проси так: Господи, верую, помоги моему неверию, - ответила Ксения Владимировна. Мария-Анжелика не поверила ей, но в изнеможении откинувшись головой на подушку и закрыв глаза начала твердить про себя: "Господи, верую, помоги моему неверию". Так с молитвой она уснула и ей приснилась покойная бабушка, она подошла к её кровати и сказала: "Мария, пока не поздно, иди к Христу". Она проснулась, осмотрела всех присутствующих христианок и попросила Марию позвать отца Иоанна или отца Тимофея. Пришёл отец настоятель, она рассказала какой приснился ей сон и попросила, чтоб её крестили. Отец Тимофей посоветовал ей молиться, читать покаянные молитвы, сказал: вечером тебя крестят. Вечером эту просьбу исполнили, перед крещением она исповедалась у отца Иоанна за всю свою жизнь, ничего не утаив. И что удивительно для себя, в первый раз за свои поступки она испытала чувство стыда и плакала. Отец Иоанн окрестил её именем: Мария. Женщины подарили ей деревянный крестик на суровой нитке. За крещением кроме христиан наблюдал и Андрей со страхом, но ничего жуткого не произошло и кровь как говорили в миру христиане не пили. После полуночи ему не спалось, он пошёл в больничную келью, чтоб посмотреть на Марию. Там был сумрак, горели три свечи, бабушки спали, и только Мария перешептывалась с Мэри. Он сел тихо у входа и начал слушать, что они говорили. - Вот, я крестилась и буду спасена? - шептала с надеждой в голосе умирающая Мэри у неё уже и сил не было самой поднять руку. - Бог милостив, действительно меня простит? - Да, я верю в это, верую, - шептала Мария, гладя руку Мэри. - Нет, не верю, не могу поверить! - сказала вдруг обозлившись Мария-Анжелика и истерично засмеялась, затем расплакалась. - Тише, тише, все спят. Что ты, успокойся, приди в себя, не гневи Бога, ты же крещена во имя Христа, - Мария начала гладить болящую по плечу, шептать ей ласковые слова, говорила что Бог милосерд к кающимся и прощает их и ждёт в свои обители. - Ты так говоришь, потому что здорова и будешь жить, а я умираю. У меня страшные боли, я не хочу жить! - Я бы с радостью поменялась с тобой здоровьем и вместо тебя умерла, - ласковым голосом сказала Мария. Мэри вдруг успокоилась, посмотрела на сиделку испытывающе. - Ты правда это бы сделала? Ты такая красивая, поменяла бы свою молодость и здоровье на мои болезни? - Да, отдать жизнь ради ближнего, это ли не христианский поступок! - Это сумасшествие! Отдать жизнь за другого, если у тебя она одна. Я тебе не верю! - Напрасно, я бы с радостью отдала свою душу Богу, за другого человека, лишь бы он поверил в Бога. - Правда? Ну, помолись, чтоб Бог взял твою жизнь, вместо моей. - Господи, если можно, сделай так, чтоб я умерла, вместо Марии, лишь бы она спасла свою душу, - тут же молитвенно произнесла Мария Громова. Мэри ужаснулась от её слов, некоторое время лежала, что-то обдумывая, затем спросила: - Твой брат тоже любит меня? - Безусловно, он же христианин. - Меня, такую страшную, гадкую, больную, падшую. - Он любит всех. - И врагов? - спросила с усмешкой Мария-Анжелика. - И врагов, и молится за них. - Нет, вы правда не от мира сего. - Истинно так, радость моя. - Я устала, давай спать, - сказала Мэри и закрыла глаза. Мария прочитав краткую молитву, улеглась на топчане неподалёку и тут же уснула. Андрей же любовался её лицом и распалялся неистовой любовью к ней, но страх перед её Богом Христом не давал ему больше приближаться к ней с дурными намерениями. Посидев так около часа, он пошёл в братскую келью спать. Вторник. После утренней службы, проведённой настоятелем пустыни отцом Тимофеем, он дал слово духовнику пустыни отцу Иоанну: - Братия и сестры, подходит время, постоять за истину даже до смерти, - говорил отец Иоанн спокойно, без пафоса и слова его ложились людям на душу, - за которую Господь обещал нам дать - венец жизни. Вы почти все прошли нелёгкий путь с самого начала: непонимание священников, недоверие на приходах от христиан, осуждения в своих семьях и разрыв с ближними, притеснения со стороны властей, отказы в получении паспортов, пенсий без биометрики, лишение наличных денег и затем лишения гражданских прав и гонения. Но вы последние оставшиеся верными Христу твёрдо вынесли через скорби и лишения, что и сбывается: приходит конец Тьмы, как и было давно предсказано. Происходят глобальные катастрофы, вызванные в первую очередь темной деятельностью людей! Правители от ростовщиков точно знают, что после них, Богом запланировано единение человечества под управлением Бога и Царствие Небесное и создание на земле спасительного для всего человечества Царства Правды. Жрецы мамоны давно захватили власть, исказили учение христианское, и замыслили поставить над всем человечеством своего единого темного правителя. Подменили, в первую очередь, в душах и головах людей грядущего на землю Мессию-Спасителя на своего ставленника - антихриста-губителя рода человеческого. Много восстало и восстанет антихристов, но Антихрист, не смотря на краткость срока правления, как личность на Иерусалимском троне, как темный император мира, как "зверь" из Откровения - будет только один! И если число погибших от деяний прошедших антихристов были миллионы, то на счету последнего их будут миллиарды! И дай вам Бог не попасть в их число! Все вы знаете, что предрешено Богом, должно исполниться, это записано в Откровениях Иоанна Богослова. Теперь масоны обвиняют нас во всех тяжких грехах, ловят и отправляют в тюрьмы на мучения и смерть, но Господь укрепляет нас. Мы соль земли, и если мы перестанем сию землю освящать солью молитв, и если мы замолчим, камни возопиют!.. Послушайте, что говорит Господь, устами евангелиста: "Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: "За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обречённых на заклание". Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. (Рим. 8: 33 - 37). Всё сбылось, нас умерщвляют за Христа, а мы живы, мы всё преодолеем, силою любящего нас Христа. Потерпите ещё немного братия и сестры ибо и Христос говорил: "Блажени изгнании правды ради, яко тех есть Царство Небесное. Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради". (Мф. 5 : 10, 11). Возрадуемся и возвеселимся, братия и сестры, яко воздаяние многие для нас на небесах! Верую, что не все христиане погибнут, и увидят второе пришествие Христа. Теперь братия и сестры, целуйте крест и исповедаемся друг другу. После проповеди он исповедовал всех христиан пустыни, и новообращённую христианку Марию-Анжелику с христианским именем Мария. Сам исповедовался у настоятеля пустыни. В обед в пустынь вернулись Горский и Боул, оба были измучены, одежда на них потрепалась и кое-где была порвана. Прежде всего, они пошли к настоятелю и рассказали о своих приключениях, по легенде подготовленной в СБТ. Они попытались пройти в город по поддельным чипам, но их сразу запеленговали, им пришлось бежать, и полицейские чуть их не пристрелили. Затем они укрывались на свалке у Зевса. Потом попытались уехать вглубь страны, но без идентификации на поезд сесть естественно не могли, и автобусы тоже, дальнобойщики их брать без платы за проезд отказывались. Пришлось им возвращаться сюда в пустынь, при этом они нарвались на бандитов и убегая от них, едва спаслись. Тимофей Иванович, принял их обратно, не особенно поверив их рассказу. Их накормили, и ели они как очень голодные люди (в СБТ их специально не кормили два дня). Поев, оба вышли из шахты, спустились в овраг, там засели в неглубокой яме, чтоб их нельзя было прослушать. - Ну, что как будем действовать? - спросил тихо Боул у Горского. - Визард дал задание: нам нужно внушить христианам, чтоб они отсюда ушли. Видимо по дороге их всех схватят и отвезут в тюрьму, а может перебьют, - начал рассуждать Горский, - но я думаю план у Визарда другой. - Какой? - Они и нас хотят попутать с христианами, а потом публично судить как террористов вместе с ними. - Да, ну!? Мне Визард обещал после операции, сделать новые файлы и отпустить... - "С миром", - горько повторил слова Визарда, Горский. Боул кивнул головой. - Не верь системе, я долго в ней работал и хорошо её знаю. Христиане правы: мы для элиты лишь - безликие номера, даже не люди, просто - биомасса, физические лица. Ты до сих пор веришь в демократические принципы либерализма? Боул кивнул головой. - Тогда ответь мне, какая же здесь "демократия", если город поделён на зоны и в некоторые зоны простым смертным вход строго запрещён, под страхом тюремного срока. И почему в Красной зоне живут почти как в раю, даже мороженое и фрукты бесплатно можно брать, а в Серой зоне люди живут как звери в норах. - Ну, ведь боятся, террористов... Горский захохотал и вдруг нахмурился. - Каких христианских? Ты жил среди них, слышал их рассуждения, видел как они мучаются ради своего Христа, кого эти люди могут убить, если прощают любую обиду. Их кредо: любовь. И не просто пошлая плотская любовь, а любовь даже к своим врагам. Они и муху боятся обидеть. - Точно. Но ведь сейчас идёт война с Россией, потому и объявлено военное положение. - И что? те кто живёт в Красной и Фиолетовой зонах, лучше нас? Почему к ним нельзя заходить в зоны? Ведь демократия предполагает - равенство всех, власть народа. - Ну? - А ты видел народную власть? - Нет. Всем заправляет Электронное правительство... - Кто они такие!? Может это спамы! - Их показывают по Ти Ви. - Ты уверен, что это не андроиды? - Я об этом не думал. Может быть, слишком они уж идеальны, как для людей. Но, мэр-то наш настоящий, живой человек. - И это не факт. - Как "не факт"! Он же когда набухается, такое мочит! Он и в клинике не раз лежал под капельницей, для очищения крови от алкоголя. - Ну, этот правда "человек". - А его заместительша, Камелия, в фильмах снимается, такие эмоции! сам же видел. Она-то уж точно: классная тёлка. - В старые добрые времена, её бы за сто первый километр от города определили, как падшую женщину, - сказал Горский задумчиво. - Они-то настоящие, но сами ничего не решают. За них всё решают: кеннеты и такие как визарды. А этими управляют мировые правители. - Какое "мировое правительство", - засмеялся Боул, - это миф и его уже давно опровергли... - Кто? СМИ! - Ну, да. - Думать так в век технологий и интернета! Люди как были глупцами, так и остались такими. Это элементарная - пропаганда. Не верь никогда СМИ - технологии промывания мозгов стали столь совершенны, что тебе могут внушить, что ты женщина и ты поверишь. Скажи мне, что случилось с нами? Когда мы потеряли свободу даже мыслить? Что это за демократия, когда тебя постоянно проверяют, держат в напряжении и ты должен постоянно принимать антидепрессанты, чтоб не сойти с ума. Почему, нет ни митингов, ни протестных акций? Разве всем нравится такая жизнь? - Думаю не всем. - Если не всем, то почему не протестуют? - Так сейчас законы военного времени, нельзя протестовать, нужно потерпеть. - Хорошая отговорка для правителей: "законы военного времени". Война эта идёт уже десятилетие, мы что всю жизнь будем жить в страхе ареста? Почему если люди протестуют против ограничения их прав, им тут же отключают электронные кошельки, и они смиренно бегут в соцзащиту каяться в своём непослушании. - Митинги нужно заранее регистрировать в мэрии, и запрета нет. - Да, для "Грин пис", феминисток или геев всегда можно кричать о своих правах и правах животных, а кто о людях подумает? Кто недавно протестовал на площади против поднятия цен, против нарушения прав человека, тут же был арестован как подозреваемый в измене государству, а всем кто их слушал: отключили кошельки. Это ли не попирание прав физических лиц? А впрочем, мы уже давно не люди, а цифры в пространстве без имён и личностей. Если честно признаться, то свободны по настоящему - они! - Горский указал куда-то в сторону шахты. - Христиане? - тихо спросил Боул. - Да. - Может они и свободны, но живут почти как у нас в городе на Дне: бомжи и наркоманы. И то, у наркоманов и бомжей еда получше. - Чем? Отходы с баков! Сплошь ГМО и химия. Здесь у христиан всё постное, пресное но натуральное. - Безвкусное и не калорийное. - Им нравится. Главное: ими никто не командует, и они никого не боятся и они свободны от всяких цифр. Я работал на правительство и много знаю, чего не пишут в СМИ. Христиан как последнюю оппозицию власти технократов хотят истребить! - Ну, и что ты хочешь сделать, рассказать им об этом? - спросил подозрительно Боул. - Они и так это знают. Я ещё не решил. Одно я знаю твёрдо: я попытаюсь отсюда снова бежать. А ты? - Я останусь и выполню задание. Потом получу новый файл и уеду в столицу. Начну новую жизнь. Горский усмехнулся, подумал: "наивный", и ничего не сказал. Боул ушёл и начал действовать по заданию Визарда, соблазнить, отвратить от Христа как можно больше пустынников. Он первым поговорил с Гунном, рассказывая, что Христос уже пришёл, якобы об этом он узнал в городе от тайного христианина. И теперь можно спокойно идти в город, и Христос спасёт своих. Гунн, позвал Смита и рассказал ему, то что сказал Боул. Смит поинтересовался у Боула его рассказом. Боул и ему рассказал, что Христа уже видели, он где-то в Израиле проповедует, и там воцарился в храме Соломона. Смит решил спросить об этом у настоятеля, пошёл к нему, всё рассказал. Тимофей Иванович сразу догадался, что Боул пришёл сеять раздор между христианами, что он от властителей мира сего говорит. Своими мыслями он поделился с отцом Иоанном. - Эти лисицы Гарик и Джек пришли внести раздор в пустынь. Брат Тимофей, прочти братьям и сестрам главы из послания апостола Павла к Фессалоникойцам, чтоб укрепить их духом. - Но, что делать с сими лазутчиками? Изгнать их? - Они уже приговорены в миру к смерти. Пусть сделают свой выбор сами с кем им быть. Господь никого не неволит. Боул уже пытался обмануть брата Захарию, соблазнял его своими россказнями, пытался увести его из пустыни. - Отец Иоанн, ничего такого не говорил, а он провидец. Потому я тебе не верю, - ответил Захария Боулу. - Я клянусь тебе! - сказал в запале Боул. - Я сам это слышал, от тайного христианина грека Дмитрия Эирина. - Боулу это имя назвал Визард. - Ты видел грека, и он тебе это сказал? - засомневался в своей правоте Захария. - Да. К нему приходил некий паломник, имени его он не назвал, чтоб его не схватили. И тот ему рассказал, что Христос уже пришёл на землю. В этот момент к ним подошёл Михаил и позвал в трапезную, сказал, что всех зовёт отец настоятель. Втроём они пошли в трапезную, там собрались почти все пустынники, кроме отца Иоанна и тяжело больных: Марии-Анжелики и парализованной Виктории Павловны. Горский сидел рядом с главой семьи Колесниченко, и делал вид, что не обращает внимания на Боула. - Братия и сестры, "мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле" (1 Ин. 5: 19), - обратился к пустынникам настоятель Тимофей Иванович словами Иоанна Богослова. - Я хочу вам прочитать некоторые строки из Евангелия о пришествии Господа нашего, Иисуса Христа, - он перекрестился на крест выбитый на стене. - Чтоб никто не соблазнил вас ложью и не увлёк сатане. Все встали, перекрестились и снова сели. Настоятель открыл Евангелие. - Второе послание к Фессалоникойцам, святого апостола Павла, глава вторая: "Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов. Да не обольстит вас никто никак: [ибо день тот не] [придёт], доколе не придёт прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Не помните ли, что я, ещё находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в своё время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только [не совершится] до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьёт духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлёт им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду. Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа. Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим". Когда он закончил читать послание, Горский поднял руку и ему дали слово. - Отец настоятель, я хочу сказать: не нужно так держаться за старые догматы и предания, всё гораздо проще: если мы имеем в нашем сердце Христа, то нет никакого значения то, что пишется в наночипе или вводится в человеческое тело. Думаю можно их получать и пользоваться благами цивилизации, зачем так мучиться, выживать в нечеловеческих условиях без еды, без достаточного количества еды. - Если бы святые мученики думали бы подобно вам, то они могли бы избежать мучений. Бог создал человека без чипа! Не нужно усовершенствовать Его творение, - ответил он лукавцу и обратился к пастве: - Когда древних подвижников спрашивали о подвигах христиан в последние времена, они отвечали: подвигов уже не будет... но те, последние которые останутся в мире за Христа, будут святы. Я не хочу хвалиться и вас хвалить, но похоже они говорили о нас. - Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение! - пропела Ирина Васильевна. Все встали, перекрестились, спели молитву "Царю небесный", (кроме неверующих). - Всё братия и сестры, расходимся по послушаниям, кто на молитвостояние тот с отцом Иоанном в храмовый придел - часовню. Горский и Боул встретились в дальней штольне. - Ну, как твои успехи? - спросил Джек. - Не ведутся, или им сильно промыли мозги или они и правда верят в своего Бога. - Мозги промываю везде. Вопрос в том, чья проповедь сильнее: государственных СМИ или этих отверженных фанатиков аскетов. - Одно не пойму, как отец Иоанн смог исцелить тебя одной лишь молитвой от эпилепсии? Это тоже обман? Горский рассердился. - Не твоего ума дело, - сказал он и пошёл в сторону выхода. Среда. В мэрии собрался городской совет по чрезвычайному делу, на котором присутствовали все руководители служб города, силовики и представитель от ООН и военного блока АА/СС, при котором состояла рота наёмников из ЧВК (Частной военной компании). Совет собрал мэр, (по настоянию лорда Кеннета в городе обнаружилось эпидемия чумы), председательствовал генерал-шериф Макмарана. В Серой зоне в квартале Дно где люди жили в землянках, деревянных хибарах, бараках и норах вырытых в земле была обнаружена - бубонная чума, холера и даже сибирская язва. Обнаружилась чума, когда заболела дочь одного из руководителей города, комиссара приличия Мечислава Сновака был собран экстренный совет. Девушку отправили в областной госпиталь. - Мы собрались по необычайному поводу, - начал совет мэр Авер, морщась от головной боли, он вчера отмечал свой очередной день рожденья, - как бы это выразить... Э-м-м... - поморщился он от боли. - Прямо выражайтесь, мэр, в городе - чума, - прошипел недовольно политический комиссар Биньямин Визард. - Ну, да, так сказать мор. И заболела дочка, товарища Сновака. Все посмотрели на бледного, поникшего комиссара приличия Мечислава Сновака. - Вопрос только почему дочь комиссара приличия заболела? - тихо, ехидно спросил Визард. - Товарищи, это опасная зараза, открыт ящик Пандоры. Если её теперь не обуздать, может даже заразиться любой из нас, - сказал тревожно мэр. - Нужно эвакуировать семьи элиты из города! - сказала тревожно заместитель мэра Адена Камелия. - Не всё так страшно, это ещё не пандемия. У меня есть последние мировые данные, это точечные очаги заболевания, - сказала озабоченно главврач города Бригида Янкович. - Чего вы боитесь, мы же жили и живём при чуме двадцатого века - СПИДе. Нужно принять самые крутые меры и нет проблем, - сказал Визард. - Братья иудеи, думайте как нам спастись, - продребежжал главный цадик города, хасид Левитин. (У хасидских общин, вместо раввинов высшим авторитетом пользуются - цадики, в переводе из древнееврейского - праведники). Визард почтительно приклонил перед ним голову. - Извиняюсь, уважаемый, но здесь не все евреи, - вмешался в разговор глава организации "Центр Мира и Справедливости", профессор местного института Савьер Моральо. - Вы же не христианин?.. Запомните раз и навсегда: иудей - каждый, кто противостоит Христианству. Мы устояли на протяжении всех веков, с помощью нашей веры, потому что мы сплоченней, 'лучше и умнее' других наций. Все остальные народы должны адаптироваться к нам, если нет, мы их - уничтожим. И здесь нет месту компромиссу. Талмуд учит: гои-христиане это скот, достойный только - ненависти и уничтожения, - нравоучительно сказал цадик. Моральо по испуганным лицам приглашённых не силовиков понял, что влез не по делу. - Чума это болезнь древняя, давно побеждённая. Почему она вернулась? Почему? - спросил беспокойно мэр. - Каковы её источники? - спросил глава воеводства Макмарана. - Болезнь передаётся через укусы мышей, крыс или блох, так сказать рulex irritans, - высказался старенький доктор инфекционист Борис Райдер. - Не надо латыни, мы же не на учёном совете сидим, у нас не врачебный консилиум, - сказал недовольно цадик Йотам Левитин. - Коллега, помолчите, - сердито сказала главврач города инфекционисту. - Чего вы всполошились, чего причитаете? У нас и так постоянно, то трясёт от землетрясений, то другие катаклизмы, то холера, то туберкулёз, то терроризм, то православные фундаменталисты. И войны не утихают по местам и рядом с нами. Ничего удивительного, - сказала Вига Кончик, комиссар ювенальной юстиции. - За что Бог нас наказывает? - задала вопрос сама себе и всем архиепископша Андерлехт. - Бог тут не причём, - сказал Визард и очень ошибался, зная текст Евангелия, но, не признавая его как все христианские книги за подлинные. - Это всё понятно, заболели в бомжатской зоне отбросы общества, гои, биомасса. Почему, понятно - антисанитария, но вот что с этим делать? - взял бразды заседания в свои руки главный судья "тройки", исполняющий обязанности шерифа генерал-полковник Родс Макмарана. Он осмотрел всех присутствующих, не замечая секретарей и заместителей начальников служб города. 'Что за кагало здесь собрали, всю шушару, даже, цадик здесь присутствует, а зачем? И комиссар балахманный (Визард), здесь, куда же без него! А чикс сколько, прям - бордель! Только Нафталина (раввина Нафтали Коэна) не захватили', - подумал пренебрежительно генерал и продолжил: - Вопрос один: как остановить распространение по городу чумы? - Вот это деловой подход! - сказал Визард. - Хватит говорильни, - прервал всех Кеннет. - Нужно взять ситуацию под контроль! - Что вы сделали, чтоб ограничить район распространения заразы!? - строго спросил генерал-шериф Макмарана и посмотрел на комиссара полиции города. - Я только час назад об этом узнал, - сказал растерянно комиссар полиции Серж Речистер. - И приказал оцепить весь район Дна, никого не выпускать и никого не впускать. - Этого мало! - строго сказал генерал Макмарана. - Предлагайте ваше решение, вы здесь и гражданская и военная власть, - сказал Кеннет генерал-щерифу. - У меня есть быстрое решение вопроса. Надеюсь, главный прокурор города не будет против? - спросил Макмарана у главного прокурора Генриха-Тернера Мортимэна. - Я закрываю глаза на всё, генерал-шериф, только спасите наши семьи от смертельной заразы! - дал добро прокурор. - Надеюсь, суды будут способствовать нам? - спросил он, у главной судьи города, очень тучной, пятидесятидевятилетней Агаты Госниц. - Генерал, судьи всегда на стороне власти, любые решения нужные вам одобрим - без проволочек, - ответила она тряся тройным подбородком. - А что скажет активист-правозащитник, Моральо? - спросил генерал у правозащитника. - Ну, что тут дискутировать, генерал, какая речь может идти о правах физических лиц, если сами биообъекты подвержены смертельной опасности. Принимайте любые меры, чтоб остановить заразу, - ответил правозащитник, Моральо. - Должен спросить и у уважаемого представителя ВКДБ (Верховного комиссариата ООН по делам беженцев и правам человека), вы разрешить принять жесткие меры по спасению физических лиц и наших семей? Не нарушит ли это прав беженцев? - посмотрел он на обворожительную блондинку с красивой фигуркой. Все обратили на Оксану Яхновскую взгляды, она всем нравилась, что не нравилось заместительнице мэра Камелии Адель, ей нравился лорд Кеннет, а он не обращал на неё внимание. Кеннет откровенно брезговал красавицей Адель, зная её распущенность, про себя называл её именем: Пасифая (жена легендарного критского царя Миноса, воспылавшая любовью к быку и родившая от него, получеловека полу-быка - Минотавра). Кеннет тоже посмотрел внимательно на красавицу, но она никого не любила, будучи по натуре нарциссом, любовалась только собой, любила только себя. Адель внимательно проследила взгляд лорда и про себя ругнулась на Яхновскую. - Товарищ Макмарана, думаю беженцы опекаемые мной не пострадают? Наш лагерь расположен далеко от Серой зоны и там регулярно проводятся медосмотры. Заразы там нет, - ответила Оксана Яхновская. - В лагере беженцев все здоровы, чумы не наблюдается, - отрапортовала генерал-шерифу главврач Бригида Янкович. - Мы примем меры, чтоб в лагерь беженцев никто не проник в ближайшие сутки, - заверил комиссар полиции Серж Речистер, мило улыбнувшись Яхновской. Она и виду не подала, что заметила его улыбку. - А живущие на Дне, какие там человеки? Скоты и ничтожества, деградирующие. Их давно пора зачистить, - выдала защитница прав беженцев, впрочем никого она не удивила, здесь собрались те, кто ценил только силу и богатство. - Кстати, о животных, надеюсь они не пострадают? - спросила ревниво защитница животных Дзаглика Мгелиа, женщина некрасивая, худосочная, лет за тридцать, черноволосая с большим тонким носом и большими очками для зрения. - Иначе я вынуждена буду сообщить в Мировую организацию защиты животных. Макмарана посмотрел с едва скрываемым содроганием на эту страшилку, завсегдательницу мужских стриптиз баров, подумал: "Зачем вообще впустили это страшилище на военный совет? Что ей здесь нужно? Бардак у этих штатских". - Я дам приказ, чтоб животных не трогали, - ответил ей генерал и обратился к американскому полковнику, служащему в военном блоке АА/СС Рендольфу Коэну. В подчинении которого в городе были разношерстный сброд: рота гурков, рота зуавов, взвод берсальцев, взвод наёмников французского иностранного легиона, два взвода "голубых стрелков" (подразделение американской армии, состоящее только из мужчин нетрадиционной ориентации) и наёмники из частных военных компаний: до сорока человек из 'Блэкуотерс', взвод мусульман в основном албанцев и взвод израильских наёмников (инструкторов) - якобы для охраны миссии ООН и лагеря беженцев. На самом деле это были наёмники, воюющие против России (хазары всегда воевали с помощью наёмников). - Хочу спросить у вас полковник Коэн, как отреагируют представителя армия блока стран союзников, на нашу операцию? Полковник не поднялся, на его шевроне были нашиты на фоне красного щита (фамилия Ротшильд переводится 'красный щит') две змеи ползущие друг к другу и девиз: 'Никто не причинит мне зла, беззаконно'. - Господин генерал, внутренние дела этой страны, мне совершенно не интересны. Мы призваны сюда бороться с другим врагом. Люди подчинённые мне будут оставаться в казарме. Уверен и прикомандированные бойцы из ЧВК, не вмешаются, у них совершенно другие задачи, - ответил полковник Коэн. - Значит так, слушайте приказ: армии приказываю перекрыть все доступы в административную зону и элитные районы. Джон, прикажите оцепить немедленно город по всему периметру, и никого не выпускать! Армейскому спецназу взять под усиленную охрану государственные заведения и важных чиновников в Красной зоне. - Есть! - ответил генерал-лейтенант Джон Руби и отдал честь приложив руку по-американски к пустой голове. Затем, начал отдавать приказы сидящим тут же: своему заместителю полковнику Найку Вайсу и начальнику военной разведки Майклу Уотсу. Те выскочили как ужаленные, бросив коротко: "Есть!". - Полковник Джамаль, прикажите своим гвардейцам окружить всю Серую зону! И приготовиться вместе с полицейским спецназом к зачистке района Дно, - начал распоряжаться генерал-шериф. - Есть! - ответил полковник внутренних войск и жандармерии Ибрагим Джамаль. Сразу вышел из зала заседания, чтоб отдать приказ. - Полиции перейти на усиленный режим службы, занять все большие улицы и перекрёстки. Полицейский спецназ приготовить к зачистке всей биомассы проживающей в районе Дно. - Есть! - ответил комиссар полиции города Речистер, и вышел. - Объявляю в городе чрезвычайное положение в связи с опасностью распространения чумы! Главе кибер-безопасности, предотвратить распространение всякой информации о болезни в сети. - Сделаем, - сказал глава кибер-безопасности Купник тут же начал давать распоряжения своим сотрудникам по сети. - Агентам службы безопасности, возглавить группы жандармерии и спецназа в зачистке неблагонадёжных жителей района Дно. - Есть! - ответил комиссар СБТ Сайлус и тут же начал отдавать распоряжения через служебный ноутбук. - Директору ТИЛ полковнику Марксу Цибенко, быть готовым к принятию всех кто воспротивится и выразит неповиновение властям. - Слушаюсь! - ответил директор тюрьмы. - Департаменту правды, заняться оповещением населения об опасности террористических актов и поимки сектантов-фундаменталистов. - Сделаем, - деловито ответила хозяйка СМИ города Селена Адарчонко, выставив вперёд свой огромный бюст, начала что-то быстро набирать на клавиатуре. - Всем службам перейти на усиленное дежурство. - Есть!!! - ответили комиссар спасателей и пожарных Пьер Зиновский; главврач Янкович; обмудсмен Кончик, комиссар приличия Сновак. Тут же по гаджетам начали отдавать распоряжения своим подчинённым. - Врачам, в том числе и военным: подключиться к выявление заболевших, изолировать их с помощью силовиков и доставлять для дальнейшей проверки на военную базу. После медпроверки незаражённый биоматериал отправляйте прямо в тюрьму, потом решим что с ними делать. - Но ведь там они будут распространять заразу и дальше, - сказал доктор Райдер. - Может их отправлять в отдельный корпус городской больницы? - предложила главврач городской больницы Виктория Носкова. - Не хватало и там болезнь распространить, нужны другие меры, - главврач частной больницы Мила Йозеф. - Согласен, - сказал Визард зловеще. - Я за жёсткие меры, - сказал лорд-масон Кеннет. - За какие меры? - спросил наконец-то растерянный мэр. Визард провёл по шее большим ногтём. - И как вы себе это представляете? - Ну и баба же ты, - сказала Аверу его заместитель Адена Камелия. - Я не понял, это вы мне? Адена, - спросил удивлённо мэр у красавицы заместительши, но она его уже не обращала на шефа внимания. - Всех уничтожить в распыл! Как мы это делаем, нанося точечные ракетные удары по районам города, - предложила Камелия генералу Макмаране. - А ведь дело говорит, вот кого нужно мэром ставить, - сказал восхищённо Визард. - Я же не против. Но как же это сделать? Ведь весь район сразу нельзя уничтожить, - сказал Авер испуганно. - Почему нельзя? Можно использовать авиацию и напалм. Конечно пострадают немного и прилегающие к Дну территории Серой и Зелёной зон, - сказал армейский генерал Руби. - Вы с ума сошли!? Это же не Индокитай, - ужаснулся доктор Райдер. - Это невозможно, пострадают мирные... объекты, - сказал мэр. - Нужно провести полицейскую операцию, вывезти всех из зоны заражения бомжей и усыпив их в больнице, сжечь в передвижных крематория, - предложил заместитель по режиму, и психологическому присмотру над заключёнными Мустафа Альмураз. - Это слишком долго и не снимет опасности заражения элиты, - сказал цадик Левитин. - Я вообще против такого насилия! - стукнула посохом Андерлехт. - Что значит бомбить мирный город, пусть и недалеко от фронта. Мы же не сможем всё это свернуть на русских или на китайцев. Нужно всех больных эвакуировать и по-тихому предать эвтаназии. И только тех кто будет сопротивляться - уничтожать на месте. Населению объяснить, что православные фундаменталисты захватили город. Давайте проголосуем! У нас демократия. - Бред. Где же найдётся столько православных сектантов, которые могли бы захватить почти прифронтовой город? Забитый армией, полицией и нацгвардией. Те что остались, прячутся в своих резервациях, находятся в страхе. Они едва ли способны на штурм даже охраняемого фермерского хозяйства. В город они без чипов и красных меток не зайдут, все входы контролирует полиция и агенты СБТ, плюс система "Глобал". И откуда они возьмут столько оружия? Кто вам поверит? - высказал своё мнение генерал Руби. - Какой голосовать! - возмутился Визард. - Скоро чума перекинется на другие районы, и мы все можем заболеть! - Тогда уезжайте из города, - сказала сердито архиепископша. - Ты - ненормальная старуха! - закричал на служителя культа комиссар Визард. - Всех уничтожить! Всех! Зачем кормить тунеядцев, бомжей, наркоманов. Всех убить! - Товарищи, умерьте свой пыл, - вмешался лорд Кеннет. - Скоро всё решится, я вам обещаю. А пока ограничимся комендантским часом и блокировкой зон заражения и зачисткой района Дно. Пока без огласки не получится уничтожить целую зону или квартал, об этом сразу узнает весь мир и русские. Пусть военные, СБТ и полиция занимаются своим делом, выселят весь сброд, со Дна. Давно пора навести там порядок... Если надо тех что будут сопротивляться, пусть стреляют на месте как бунтовщиков и заговорщиков. Всех остальных нужно отвозить якобы на лечение в больницы. На самом деле свозить на военную базу, там проверить на болезни, всех немощных и больных чумой усыпить уколами милосердия. Трупы же сразу - сжигать. Здоровых отправлять в тюрьму. - Я согласен с лордом, - сказал генерал Макмарана. - Я тоже! - поспешно сказал мэр Авер, чтоб его не сняли с поста и ему срочно хотелось выпить. - И я согласна, - сказала заместитель мэра Камелия, преданно глядя на красавца лорда. Он же не обращал внимания, изредка посматривал на Яхновскую. Камелия отправила лорду СМС сообщение: "Я хочу с вами встретиться на любой территории. Тигрица". Лорд прочитал его. - Я не согласен. Это слюнтяйство. Жаль, нет здесь нашего брата (масона) бывшего президента Трумэна, он показал бы вам, как приводят к покорности даже народы! Нужно было бы всех уничтожить с воздуха ракетами и бомбами, напалмом и "градами", - сказал злобно Визард, стукнул кулаком по столу и вышел из зала. Следом за ним поковылял цадик Йотам Левин, качая негодующе головой. - Значит так и решили, как предложил лорд Кеннет. Минздраву приготовить в моргах крематории для уничтожения чумных. Военным врачам приготовить передвижные крематории для сожжения трупов чумных и инакомыслящих, - сказал генерал-шериф. - Сделаем, - поспешно ответила главврач города Янкович. - Есть! - ответил по-военному главврач госпиталя, подполковник Уильям Браун. - Все свободны, силовики останьтесь, - приказал Макмарана. - Мне тоже нужно, по делам, - сказал робко мэр. - Идите, вы не нужны больше. Только сделайте заявление для прессы, чтоб успокоить биомассу. - Что им говорить? чтоб поверили, - спросил удручёно Авер. - Не беспокойтесь, мэр, я возьму текст на себя. Главный принцип демократической прессы знаете? - спросила Селена Адарченко. - Нет. - Не важно: так ли это, было ли это на самом деле, важно чтоб вам поверили. Мы вам такую утку слепим, вы сами в неё поверите, - хохотнула она и взяв мэра под руку, вышла вместе с ним из зала. Следом за ними вышли все гражданские чиновники. В холле мэрии Камелия получила ответ на свой СМС: "Езжайте в зоопарк, там есть над чем подумать". - Подлец! - возмущённо сказала Адена. - Кто? - спросил мэр, думая, что заместительша говорит о нём. - Не вы, босс, я всегда вас уважаю, - соврала она. - Этот хлыщ видимо женоненавистник. 'Ты уже показала на заседании, как меня уважаешь, стервоза' - подумал обидившись мэр. Комиссар Департамента Правды Селена Адарченко оставила в покое мэра, вышла на улицу со свитой вралей - борзописцеф. Они сели в редакционный автобус, приехали в редакцию. Она переговорила с шеф-редактором местной телестудии и дала ей задание настрочить текст речи мэра по поводу угрозы заражения чумы из квартала Дно. - Селена Владимировна, будут какие-нибудь наметки? - спросила редакторша Эва Дегтяр. - Во всём виноваты - православные фундаменталисты! - брякнула Адарченко. - Православные? Но, как их состыковать с чумой? - Вы же современный журналист, мне ли вас учить! Вспомните негласный девиз нашей прессы: 'Чем страшнее и неправдоподобней ложь, тем охотнее в неё верят' (Геббельс). Напишите, что зараженные фанатики, фундаменталисты, сами заражённые, занести заразу в Серую зону через не вакцинированных бомжей. Которых хотели совратиь в свою веру. Тогда и остальные с удовольствием будут вакцинироваться и на христиан затаят ещё одну злобу. - Спасибо, за совет. Когда все ушли, Макмарана предложил силовикам и лорду переместиться в штаб-квартиру военных "на Тамплиеров" чтоб обсудить нечто важное. Все силовики на своих бронемашинах приехали в Оранжевую зону на улице Тамплиеров 79 А, где находились главные штабы военных, контрразведки, полиции города. На улице Дж.Эдгара Гувера 66/ 6 находилась служба безопасности СБТ, филиал Фонда Глобальной безопасности и резиденция шерифа воеводства (области). Заперлись в штабном кабинете стратегических операций, генерал Макмарана сел в кресло во главе длинного стола для заседаний. Лорд Кеннет по правую рук от него, слева генерал Руби. Высоко на стене золотыми буквами на чёрном фоне было выведены три буквы: "GGG" (Global Gouvernance Group - Группы Мирового Управления) Макмарана объявил присутствующим, что Лорд Кеннет посвятит всех под присягой о неразглашении о тайной операции под названием "Чистка". Лорд Кеннет рассказал о разработанном "высшими братьями, каменщиками", плане против православных христиан. - Этим планом завершится их существование на земле, - подытожил своё краткое заявление Кеннет. - Теперь к делу, господа, - сказал Макмарана, потому что все присутствующие были силовиками. - Если мы быстро не закончим операцию по очищению города от чумных, то мы не сможем провести операцию "Чистка". Вы же понимаете, что нельзя объявить охоту на христиан-террористов, во время комендантского часа и особого положения. Так как вся городская биомасса и "христиане" не смогут и шагу ступить без полного контроля. Офицеры закивали головами. - А если мы сорвём операцию "Чистка", запланированную высшим советом, то, как сами понимаете, полетят не только погоны. Кто-то лишится пенсий, работы и возможно самой головы! - Разрешите? - попросил слова армейский генерал Руби. Макмарана кивнул в знак согласия головой. Руби включил лазерную указку и на карте города начал чертить круги, объясняя: - Нужно действовать по старому плану, все мои силы уже выдвинулись за город и окружают его. Центр города - Оранжевая зона и кварталы элиты - Красная зона взяты под нашу охрану и контроль. Что делать с Фиолетовой зоной, где проживает средний класс и клерки? - Их тоже возьмите под контроль по линии пересечения с Зелёной зоной. - Слушаюсь! - Сэр, значит, будем действовать немедленно и жёстко? - спросил комиссар СБТ Сайлус. - Не жестко. Жестоко! На кону не только наши судьбы, но и жизни. Я лично не хочу умереть от заразы как гражданский субъект. Я хочу умереть в бою, как воин. - Всем всё ясно? - спросил лорд Кеннет. Офицеры кивнули головами. - Разрешаю начать операцию "Дно", завтра с семи часов утра, - тут же сымпровизировал генерал Макмарана. - Даю вам сутки на зачистку обозначенного района! Все свободны. Офицеры несколько посуровели, за сутки очистить район можно, но уничтожить столько людей без огласки было невозможно. Могли поползти слухи о геноциде. Никто не сказал и слова, все вышли, кроме Макмараны, Кеннета и Руби. - Теперь и суда "тройки" не нужно, под эту марку можно всех неугодных - уничтожить, - сказал лорд Кеннет. - Не плохо бы горло промочить. - Он вытянул в кресле свои длинные ноги. - Коньяк, виски, водку? - спросил услужливо хозяин помещения. - Виски с содовой, - ответил Кеннет. Руби посмотрел на своего непосредственного начальника генерал-полковника Макмарану. - Весь город мы, конечно не очистим, но Дно, точно зачистим за сутки! - сказал он жестко. - Я отвечаю за это погонами, генерал-шериф. - Велите принесите мне коньяк с лимоном, - попроси Макмарана. - Слушаюсь! - ответил Руби, и тут е по селектору приказал адъютанту принести всё заказанное. - Хорошие времена настают военной диктатуры, Пол Пот и Пиночет бы нам позавидовали, - сказал, усмехаясь холодной улыбкой лорд-масон. - Товарищи, я покину вас, у меня ещё есть небольшое дело, любовное свидание, - соврал он, но офицеры ему поверили. Кеннет приехал к себе домой, скоро туда подтянулись разными способами не исключая такси члены засекреченной городской организации масонов-илюминатов. Их было девять человек, председателем или гроссмейстером был - Кеннет с решающим правом голоса. Не подъехал только цадик Йотам Левитин, он позвонил Кеннету по видеосвязи и сказал, что задерживается в кошерном ресторане, обещал: вскоре быть. Собрались они в так называемом "Чёрном зале", где над креслом председателя на чёрной стене белыми буквами готическим шрифтом было написано: "Novus Ordo Seclorum" (Новый Мировой Порядок). В кресле председателя сидел надменный лорд Кеннет, он обратился к присутствующим: - Помните, братья, мы больше не можем признавать Бога как цель жизни. 'Гои - баранье стадо а мы для них - волки' ('ПСМ' протокол ? 11), потому и будем поступать с ними как с баранами. Мы обработали гоев, даже принимаем их в наши масонские ложи настоящих целей которых они даже и не подозревают, 'привлечённые нами в показную армию масонских лож, для отвода глаз их соплеменникам' ('ПСМ' протокол ? 11). 'Мы сумели овладеть умами гоевских обществ до той степени, что все они почти смотрят на мировые события сквозь цветные стёкла тех очков, которые мы им надеваем на глаза' (ПСМ протокол ?12). Мы внушили им свой идеал, которым является не Бог, а человек, и его господин - Люцифер. Наше кредо: разделять, чтобы властвовать; доминировать, чтобы диктовать; извращать, чтобы держать под контролем; убивать, чтобы положить конец! В мире от голода, войн, эпидемий, экономических депрессий погибает много биоматериала. По сведениям ЮНИСЕФ в мире умирает каждый год до пятидесяти тысяч гойский детей, я вам скажу: и этого мало! Теперь осталось расправиться с поклонниками Ганоцри ноцримами. У нас для этого есть главное - золото (деньги). 'Все колёса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот - золото' ('ПСМ' протокол ? 5). Золото делает все! Оно - власть! Оно - сила! У кого золото - у того наемная армия, средства массовой информации, дурачащими миллиарды непотребного гойского скота. Ими мы купили нужных нам гоев, поставили своих президентов и премьеров, правительства и парламенты, убрали непокорные народы. Но, мы пошли дальше, мы стали сильнее упразднив деньги, мы правим народами с помощью невидимой цифры, сами распределяя блага, при этом ничего не делая. Мы разделили эту троицу по нашему принципу: 'разделяй и властвуй' на три враждующих между собой народа - русских, украинцев и белорусов. Эти непокорные народы исповедовали одну веру - православную, самую разрушительную для нашей власти! Мы победили русский народ, внедрив в него своих политиков и учителей, разложили изнутри церковь, жадностью разрушали их народы. В одном лишь православии, исповедуемом русским народом, сохранялся лик нашего противника - Иешу Ганоцри, во всей Его силе. Их духовные лидеры - архиереи и попы внушали им, что главнейшее назначение их народа в судьбах всего человечества состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Распятого во всей чистоте. Они хотят мира, 'мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью' ('ПСМ' протокол ? 9). И когда придет время, явить этот образ миру 'потерявшему истинный путь'. Мы уничтожили их царя, рассорили их между собой, разрушили их веру с помощью наших помощников католиков, греко-католиков и сектантов. Развратом, толерантностью, ростовщичеством, красивой жизнью развратили их умы. Но! осталось одно препятствие к приходу нашего мессии - эти непокорные ФАНАТИКИ ПРАВОСЛАВНЫЕ ноцримы, которые поверили монахам и не поверили большинству своих учителей - попам (развращённым роскошью), те которые ушли вместе с монахами в пустыни. Осталось самое малое, добить этих фанатиков-отщепенцев, сбежавших от благ цивилизации в пустыню и продолжающих молиться своему Богу! Но и этих мы уничтожим последней чисткой, а затем придёт наш машиах, наш бог! Масоны встали, торжествующе приложили правые руки к сердцам. - Помните, братья, что работа ваша есть повиноваться и молчать, и мир сей весь считать за единое ваше проходное училище. Не привязывайтесь ни к какому его углу и не делайте из того себе собственность. Приводите себя, будучи в мире, в такое равнодушное положение, чтобы вам до миру, что в нем не производится, не было нужды. Уничтожайте всех непокорных невидимому мировому правительству, особенно - православных сектантов, а наградой вам после пришествия машиаха будет власть нам гоями и богатства всего мира посему, мы должны уничтожить окончательно православие. Мы вёрнем эту территорию, и создадим на этих благодатных землях Великую Хазарию! Все аплодировали стоя. Слово попросил Визард, Кеннет разрешил ему говорить. - Товарищи, верховный синедрион ждёт от нас решительных действий, наш машиах уже скоро придёт. Осталось малое: очистить наш мир от этих православных негодяев. Кратко напомню вам, что мы уже сделали из "Нашего завета сатаны": в деле управления биометрическими массами: мы владеем через систему "Зверь" общественным мнением, умами и душами гоев и они окончательно потеряли ориентировку в политических вопросах. Мы уничтожили, почти, всех ноцримок, кроме тех что ушли в катакомбы! Даже их попы и епископы попались на нашу удочку. Мы сеяли раздоры, сомнения и насадили противоречащие друг другу воззрения, развратили с помощью нашей "литературы", порнографии и толерантности общество и они теперь сидят в соцсетях, играют в тупые игры и ничего не хотят знать о жизни. Мы ненавидим их безмерно! и эта ненависть дает нам силы мило улыбаться им в их рожи, внедриться к ним в доверие и руководить ими, показывая "заботу" о них и их детях, внуков и правнуков которых у них уже не будет. С помощью чипизации и нанотехнологий мы знаем всё об этих вонючих рабах их слабости, дурные привычки, ошибки, на каждого из них заведён файл-досье с длинным шлейфом их дурных и откровенно компрометирующих их поступков. Мы знаем что у биомассы есть в доме от брильянтов до трусов и булавок, чем биомасса интересуется, что ест, что пьёт, чем болеет, с кем спит, вплоть до того что она думает! Они забыли элементарное: кто владеет информацией, тот владеет - миром! - Браво! - выкрикнул и захлопал, Винсент Лошак, Визард показал рукой, что не нужно его прерывать. - Мы им навязали - потребительский образ жизни и приучили к комфорту и удобствам... Люблю это слово "комфорт". - Масоны негромко посмеялись. - Гои сами влезли в наши сети, мы им постепенно навязали наши условия выживания: идентификацию, биометрию и наконец клеймили их числом зверя: и теперь им не выпутаться уже, они будут бубнить своё: "это ещё не то"! Но самое главное, не забывайте товарищи: прежде всего, нужно бороться с силой отдельной личности, поскольку нет ничего опаснее ее. Если она обладает творческой духовной энергией, она в состоянии достичь большего, нежели миллионы людей. И наш последний бой будет именно против этих... Кеннет вспомнил недавний суд над православным старцем Галактионом Полегаем с ненавистью и злобой подумал: "Да, таких твёрдых в духе и вере, ничем не переубедить, ничем не перекупить, ничем не запугать, они отказались от комфорта, благ цивилизации и влачат свои жалкие жизни в на задворках нашего мира. Им ничего не нужно кроме их Бога. Они держатся за учение своего Христа, как за Бога и никакие блага земные их не интересуют. Если бы они молчали, пусть бы вымерли все по-тихому, но они доносят до гоев свою правду и гои их слушают, и даже начинают вверять в их Бога Распятого. Потому наша власть над биомассой не будет полной, пока есть эти фанатичные изгои общества - православные ноцримы. Правду они любят, ну ничего, мы устроим им последние поминки без похорон". - ...вот потому и нужно устроить хаос! чтоб затем взнуздать это стадо. Наши вирусологи уже подсадили кое-какие болезни, теперь предстоит чистка в городском Дне. После чего мы обвиним во всём этих недобитых фанатиков ноцримов, как я их ненавижу!.. - Визард налил себе из стакана воды и выпил до дна. - Мы возмутим это спящее, жрущее, вонючее стадо и устроим фанатикам такую кровавую баню, после которой их уже больше не останется. Каждый дегенерат города будет рад самолично убить иисусика, даже если он таким является только по подозрению. У нас имеются все данные на биомассу поддерживающую или сочувствующую изгоям, но таковыми по сути не являющимися. Я кончил. - Нам придется разбудить диавола в гоях, чтобы возбудить их самые низкие страсти... - не договорил Тимучин, главный программист Кеннета. Кеннету кто-то позвонил на личный имейл, он извинился и вышел из зала. Вернулся он через несколько минут. - Пренеприятное известие, мне позвонила Бригида Янкович, она сообщила: пятнадцать минут назад машина цадика Йотама Левитина попала в аварию, на его машину наскочил грузовик. - Ой, вэй! - вскрикнул Лошак. - Он выжил, но находится в критическом состоянии в реанимации нашей клиники... "Человеколюбцы" возбуждённо заговорили, выражая соболезнование попавшему в беду брату масону. - Что же делать? - спросил Генрих Трахчев. - Янкович, сказала, что нужен донор с соответствующими Йотаму данными крови и других показателей. Она пробила уже по мировой медицинской базе данных доноров и всех людей со сходными медицинскими показателями. В нашей стране таковые доноры есть, но их органы вовремя доставить к сожалению не успеют. Пациент слишком стар, может не выдержать сердце, - сказал Кеннет. - Нужно искать донора, в городе и немедленно! - предложил Винсент Лошак. - Такой человек в городе есть, это некая Наталья Штопко. Но у неё не подписана декларация об изъятии органов после смерти, - сказал Кеннет. - Разве это проблема для нас? если умирает хороший человек, - спросил Леонид Травник. - Мы могли бы пообещать ей несколько миллионов биткоинов или пообещать дать ей, что она хочет: дом или машину. Гои жадны, они на всё пойдут ради мамоны. - Да, но если у неё изымут столько органов, она сама не выживет. - Значит мы убедим её пожертвовать собой, ради своей семьи, которую мы обеспечим средствами до конца жизни, - предложил раввин города Нафтали Коэн. - Если я не ошибаюсь, это молодая супруга генерала Макмараны? - спросил Лион Сайлус. - Миссис Джессика Макмарана. - У вас поразительная память, - сказал Кеннет. - Работа обязывает. - Да-а-а, проблема, - сказал Травник. - Но, есть ещё один выход, Леонид, ваш брат-повеса Гурьян, имеет те же медицинские показатели, как у достопочтенного цадика, - сказал Кеннет. "Проклятые данные, ничего скрыть невозможно", - подумал Травник раздражаясь и зло спросил у Кеннета: - Вы предлагаете убить моего брата? - Зачем убить? Можно изъять у него или почку, или лёгкое, или часть печени на выбор. Остальное взять у девицы и оба останутся живы. - А вы бы пожертвовали своим братом, сделав его инвалидом?! Тем более цадик уже старый, он отжил своё! - Речь сейчас не обо мне. У меня нет ни брата, ни сестры. - А если бы были!? Кеннет злобно посмотрел на Травника, тот ответил таким же взглядом. - Вы бы тоже могли лично помочь нашему брату... Что-нибудь дали бы вы, что-нибудь жена генерала, что-нибудь ваш брат. А потом все органы можно будет вам вернуть от органов доноров и все останутся живы. - Ещё чего! А вдруг те органы не приживутся, и я останусь инвалидом! Вы лорд Кеннет пожертвовали бы своими органами? - спросил Травник, он уже ненавидел этого гордого, надменного человека. - Я бы своим органом пожертвовал, не задумываясь! - соврал, не моргнув глазом лорд. - А я - нет! И брата не дам резать, пусть он и шалопутный. - Нужно идти на жертву, ради брата масона и ставить его выше любого родственника! Вы забыли клятву масона, принести даже смертельную отраву, если того пожелает верховный совет "мастеров" храма Соломона! Все скопом загалдели, начались упрёки в сторону Травника, а он пыхтел и бранился, защищая здоровье брата. Предлагал им самим сдать свои органы для трансплантации. Кеннет взял в руку деревянный молоток (Молоток в руках мастера "есть орудие начальства". Когда звук его слышат братья, какого бы достоинства и звания в ордене не были, должны молчать! Так гласит масонский артикул Законов шотландской директории) и стукнул им о стол, мгновенно все замолчали. Молчание прервал Визард: - И в чём проблема? Генерал не даст свою жену разобрать на органы? Тфу! Имах шмой возыхрой (иуд. молитва заклинание: Да исчезнет его имя и память). Если нужно, пожертвуем самим генералом. Все уставились на него в замешательстве. - А ведь это идея не плохая, - сказал Генрих Трахчев. - Убить правителя области!?? - спросил Винсент Лошак. - Это усложняет дело, генерал под особой охраной военных. Не овевать же нам с ними? - Не нужен нам генерал, нам нужна его жена. Подстроить ей катастрофу и тащить в анатомический театр, - сказал Визард. - Генерал может догадаться, почему погибла его жена, - предположил раввин Коэн. - Да плевать, надо спасать цадика. Если надо, я перережу половину этого города и всех детей ради него, - сказал Визард. - Значит решили: Штопкину, пустить на органы. У неё кстати и сердце здоровое и его изымем. Голосуем, кто "за"? - спросил Кеннет и первый поднял руку. Сразу за ним руку поднял Леонид Травник за ним и остальные масоны. Задержался только Лошак, он спросил: - Но как это сделать? Убить жену хозяина области. - Это сделают люди Лиона. Его головная боль, - приказал уверенно Кеннет. - Да, есть у меня вариант... Но боюсь, генерал всё же может догадаться. - Ничего, мы подсунем ему новую жену, ещё моложе и красивей. У меня таких красавиц с чертову дюжину. Мигом свою забудет, - сказал самоуверенно Генрих Трахчев. - А если он не угомонится, вы его уберёте! - сказал он Сайлусу. - Есть лучший вариант, - сказал Сайлус. - У нас есть агент, выглядит как школьница, файл чистый, а сама прорва разврата, а по виду - ангелок, сатанистка и каббалистка, готова на всё ради наживы, даже на убийство. Её кумир Роза Землячка, помогавшая большевикам в терроре русского населения в Крыму в начале прошлого века. Выглядит как малолетка, на самом деле ей двадцать пять лет, в биометрическом файле указано: тринадцать. - Да, генерал становится слишком самостоятельным, его нужно остановить, - сказал лорд. Лошак тоже поднял руку. - Вот и решили единогласно. - Кеннет потёр руки. - Если генерал заартачится, начнёт копать, мы и его приговорим. Например: он падёт героем, жертвой теракта или инфаркта от любви. - Товарищи, мы ещё не решили главный вопрос: когда начнём операцию чистки пособников ноцримов и им сочувствующим? - спросил Визард. - Я думаю устроить им кровавую баню в пятницу. В страстную пятницу, они любят же чтут такие даты. Все дружно подняли руки. Когда собрание посвящённых закончилось, и Кеннет остался один, он устало уселся в кресло, налил себе коньяка. Когда он предчувствовал для своей жизни опасность, руки у него тряслись мелкой дрожью, вот и теперь это повторилось. "Как-то муторно на душе, чую какую-то опасность, надо усилить свою охрану, - думал лорд, - Может использовать в ближайшей акции своего двойника?', - Двойником был андроид новейшего поколения ничем не отличавшийся от оригинала. Управлял им Кеннет мысленно, так же и видел и слышал всё, что видел и слышал андроид. Он уже испытал его в суде "тройки" над тремя государственными преступниками, и ни мэр, ни баба архиепископ не поняли, что имеют дело не с ним, а с роботом. Кеннет мысленно связался с программой андроида и робот, стоя в шкафу в соседней комнате, зашевелился, открыл глаза, послал вопрос: "Что прикажете, хозяин?". Это успокоило Кеннета, через свой мозговой микрочип он ответил андроиду: "Лорд, это проверка. Ты мне пока не нужен. Отбой". Андроид снова включился в состояние паузы и зарядки. 'Но, от кого ждать угрозы? Христиане? тайные завистники? военные? Ненавижу я военных, от них можно ожидать чего угодно. Может сначала надо убрать Макмарану, а уже потом пустить его жену на органы?.. За Макнамару будет расследование не шуточное, его пока нельзя трогать... Неужели на мою жизнь покусятся? Нет, не посмеют, за меня пощады от кагала не будет. Кто же посмеет стать Кассием Хереей или Корнелием Сабиной? (убийцы императора Калигулы). Нет, не верю, просто нервы расшатались. Усилю свою охрану тремя андроида в человеческом обличьи. Потом покончим с христианским подпольем и улечу в Штаты, там меня посвятят в высшую тридцать третью степень масонства, женюсь, стану соправителем трёхста!". Он сразу успокоился, позвал слугу и приказал усилить свою охрану. Джессика Макмарана выходила из модного бутика, когда на неё напал наркоман по кличке Кончик. Ударом кастета по виску он убил девушку и ограбил её. Тут же (якобы случайно) подвернулся полицейский Машхур Тарзимин, патрулировавший улицу, который и пристрелил преступника на месте преступления. Перед этим Сайлус переговорил с Тарзимином, предложив ему за это дело повышение в звании и некую премию. Машхур после этого прославился, получил звание сержанта и новый автомобиль. Генералу Родсу Макмаране доложили об убийстве супруги, когда из неё уже изъяли органы и кремировали. Он расстроился, потому что полюбил молодую жену. Когда он узнал о всех подробностях, заподозрил, что жену убили не ради ограбления. По его приказу майор контрразведки Майкл Уотс выяснил, что органы Джессики были пересажены цадику Йотаму Левитину. "Думаю: тут работали люди Сайлуса, а он без указаний Кеннета ничего не делает. Мне всё ясно, ну лорд Кеннет, мы ещё сочтёмся", - сказал генерал майору Уотсу. На местном телеканале ведущие Дьюроки начали сво утренний эфир. - Привет, привет, наши дорогие сограждане, - начала вещать красавица блондинка с идеальными белыми зубами, похожая на куклу, - с вами снова в прямом эфире сладкая парочка Чупа-Чупс: Джейсон... - И Джена-Барби, - подхватил её муж, красивый блондин, - посланники свободы и Туманного Альбиона, для просвещения умов и душ. - Если вас не взорвали за ночь злобные русские, готовые уничтожить весь мир, объединимся против их агрессии! - В городе произошли черзвычайные события, я думаю не без происков русских, о которых сообщит вам наша замечательная гостья, заместитель мэра Адена Камелия! - Адена вам слово, - сказала Джена-Барби и камера объявила в студии третьего члена: перед жителями города на всех каналах, на всех частотах выступила заместитель мэра обворожительная Адена Камелия. Одета она была в строгий деловой костюм, "впрочем выгодно подчёркивающий все её прелести), юбку чуть выше колен и классические туфли на среднем каблуке. - Товарищи, в городе случилась беда, местного масштаба в Серой зоне в районе Дно, обнаружена палочка переносчик холеры и заражённый чумой блохи. Их занести в город отверженные изгои, отрицающие биометрию, чтоб их никто не мог идентифицировать и вакцинацию, чтоб можно было заражать народ смертельными болезнями. Эти непримиримые враги государства - христиане, хотят, чтоб мы вымерли от страшных болезней. Но, у них ничего не получится! В целях нераспространения эпидемии по всему городу, в городе объявляется комендантский час и особое положение. Медикам нужно погасить очаг начинающейся эпидемии, чтоб она не распространилась на другие районы. Сохраняйте спокойствие, не создавайте паники. Все службы санстанции, медики, полиция, жандармерия и военные контролируют ситуацию. Все должны оставаться в своих районах, передвижение в другие районы строго запрещено. Запрещены: митинги, сходки и большие скопления людей. На улице больше трёх не собираться. По возможности оставайтесь дома, мы будем вас держать в курсе дел. Если вы заметите, что кто-то из родных, соседей, близких, или посторонних имеет симптомы болезни: зуд, чесотка, слабость, понос, повышенная температура, немедленно вызывайте "скорую помощь", парамедиков. Обо всех подозрительных сообщайте в полицию и СБТ. Всех замеченных биообъектов с красными треугольниками не пытайтесь задерживать, они больны и опасны, вызывайте полицию! Не исключены случаи терактов и провокаций с их стороны. Повторяю: ситуация у властей под контролем, все заболевшие будут эвакуированы в больницы, а затем в область для бесплатного лечения и реабилитации. В Серой и Зелёной зонах запрещено покидать свои дома, районы и территорию города. За невыполнение, виновным будут отключены электронные кошельки и понижен рейтинг в Системе Национального Доверия. В этот день объявляется выходной для всех, кроме экстренных служб и коммунальщиков, которым будут выданы электронные пропуска для проезда в места работы. Все общественные заведения: рестораны, бары, клубы, дома любви, дискотеки, опиумные, будут временно закрыты. Особое положение объявляется сроком на сутки, с этого времени. С семи утра, до семи утра завтрашнего дня. Товарищи, желаю вам провести неожиданный выходной в кругу семьи перед экранами мониторов и компьютеров, отдыхайте и повеселитесь. Спиртное и еду можно заказывать на дом в специализированных доставках. Обо всех новых распоряжениях вы будете предупреждены по гаджетам. Помня о предстоящих выборах в мэры, она широко улыбнулась своими искусственными пухлыми губами, добавила: - И не забывайте о моей акции: бесплатная ночь с Камелией! - Она подмигнула в экран. - Желаю вам провести не скучный день, ваша Адель, - она надула свои 'резиновые' губы, приложила к ним кончики пальцев, послав в экраны воздушный поцелуй. На экране сразу появился рекламный слоган: "БЕСплатная ночь с КАМЕЛИЕЙ, не упусти свой ШАНС!". Сразу после этого воззвания, на экранах появилась другая претендентка на роль нового мэра, местная звездой стриптиза и дорогих публичных домов Розалинда Саланж. Эта тоже начала рекламировать свои достоинства и рассказывать: какой лёгкой станет жизнь, если её изберут мэром. На площади перед большим экраном собралась толпа людей, они слушали и смотрели заявление Камелии и ролик Саланж. - Знаем мы эту Розу, она с лордом Кеннетом шашни крутит, - сказал один бородач об Саланж. - Что случилось с миром? - сказал громко другой мужчина, обращаясь ко всем. - Такое впечатление, что в мэры идут одни публичные девки! И эта Камелия и эта Саланж чем они отличаются? В чём разница, только в их лицах. - А что-то вы имеете против? У нас демократия! - возмутилась пожилая феминистка. Зная этих нервных, психически нестабильных дамочек, бородач по-тихому ушёл, думая: "Не дай Бог она выкрикнет: "Враг государства", и потом доказывай в суде доказать что ты не враг. В этом мире всё смешалось, чёрное стало - белым, а белое - чёрным. Ложь - правдой, а демократия - тиранией извращенцев, феминисток и неведомого электронного правительства, которого на самом деле - нет!". - Они женщины с состоянием, имеют стабильный доход, работу, уважаемые в обществе, - продолжала кричать феминистка. - Они ничего не скрывают, они добропорядочные женщины, за своё ремесло у них снимают налоги! Стыдно должно быть вам! И толпа затюкала мужчину посмевшего оскорбить "добропорядочных" женщин. Он покраснел и начал бормотать извинения. - Лучше осмотритесь, нет ил рядом красных треугольников, - напомнил всем старик. - Как эти христиане, эти паразиты, задолбали, жизни из-за них - нет! Пора написать правительству электронную петицию, загнать их всех в лагеря! - сказала женщина-домохозяйка. - Уничтожить! - сказал старик. Многие согласились с её мнением, начали расходиться. Тем временем полиция и военные окружили Серую зону и особенно район Дно. В костюмах химзащиты и противогазах полицейский спецназ, медики и жандармы врывались в лачуги, вышибая хлипкие двери, арестовывали всех подряд, бросали в автозаки и увозили на армейскую базу на краю города, за Красной зоной, где для них освободили два ангара. Лачуги и бараки сжигали огнемётами, затем бульдозеры, сравнивали землянки и все строения с землёй. Если кто из жителей Дна, будучи под подозрением полиции пытался оказать сопротивление или пытался бежать, тут - пристреливали. Трупы грузили в грузовики и вывозили в военный морг, там сжигали в крематории. Всех оказавшихся в ангарах проверяли военные медики и врачи добровольцы (за эту работу им начислили премиальные за месяц), больных чумой и другими болезнями (таких было большинство) отводили в кабинеты и под видом лекарств, вводили "уколы милосердия", умерщвляя людей, затем сжигали в крематории. Оставшихся в живых после "медицинского освидетельствования", отвозили в городскую тюрьму, запирали в отдельные камеры на карантин. Все кто обращался с симптомами болезни, забирали из домов и тоже везли на воинскую базу, там проверяли на чуму. Больных другими болезнями отправляли в больницы, заболевших тифом, сибирской язвой или чумой, умерщвляли и отправляли в крематорий. Всех подозрительных оказавшихся на улице в любых зонах города останавливали, задерживали и отправляли в полицейские участки. Максим Фора вместе с трансгендером (бывшей женщиной) Машхуром Тарзимином был причислен на время операции к полицейскому спецназу под командованием агента СБТ. К отряду спецназа был даже причислен армейский огнемётчик, он сжигал ветхие трущобы и бараки. Арестовывали всех подряд, процедура задержания и ареста была стандартная: "Стоять! Вы задержаны! На колени, руки на голову, лоб не прикрывать! (Сканером считывались биометрические данные с руки или лба). Лежать, руки на затылок (Надевались наручники, в особых случаях кандалы). Работали быстро, никто из жертв облавы укрыться не мог даже под землёй, система "Глобал" чётко показывала, где находится человек при помощи спутниковой навигации и биочипов в человеке. В основном все люди подчинялись приказам безприкословно. В одной хижине какой-то бывший рецидивист по привычке захотел "качать права" и тут же был пристрелен спецназовцем. В другой раз арестовывали мужчину, изнеможенного, одетого в какой-то халат поверх джинсовой зимней куртки, на голове вместо шапки чалма. Проверили, оказалось не местный, неоднократно привлекавшийся за попрошайничество к кратким тюремным срокам. - "Ты кто такой?", - спросил спецназовец. - "Бродячий саньяси (инд. - бродячий нищий)", - ответил мужчина, улыбнувшись почти беззубым ртом. - "Умничаешь", - злобно сказал спецназовец и ударил прикладом винтовки человека в лицо. Оглушённого, обливающегося кровью человека за руки потащили к автозаку. Втроём они вошли низко пригнувшись в полуземлянку-полусарай с деревянными стенами и земляным полом, кроме нар, стола, двух табуретов и какой-то посуды там ничего не было. Но старший группы, агент безопасности по сканеру определил нахождение в помещении человека. "Тут кто-то есть", - сказал он Фора и полицейскому спецназовцу. "Кто тут, выходи, мы идём искать!", - шутливо сказал спецназовец, и они засмеялись. Агент указал место внизу у пола, откуда исходил сигнал. Спецназовец прикладом винтовки постучал по доскам, и одна отпала от стены, там был узкий лаз, будто для собаки. "Может там собака?", - предположил спецназовец. "Там человек, - ответил агент и посмотрев данные добавил: - Владимир Семашко, пять с половиной лет". Спецназовец сунул руку в нору и нащупал там ногу мальчишки, раздался вопль ужаса и детский плач. "Сопротивляется, - хохотнул спецназовец и вдруг вскрикнул: - Он укусил меня за перчатку, чуть руку не прокусил". И рывком вытащил из норы плачущего ребёнка, встряхнул его как тряпичную куклу и взяв за шиворот вышел из помещения. Последнее что возмутило Фора, это когда он и Тарзимин обнаружили в вонючей лачуге какую-то старую женщину в заплатанной одежде. Тарзимин брезгливо поморщился, вместо приказа: "Стоять! Вы задержаны!". Сплюнул на земляной пол, поднял ствол автоматической винтовки и пристрелил её. "Ты зачем её пристрелил? Она же не сопротивлялась", - спросил Фора. -"Старая бомжиха, кому она нужна? Что на её лечение тратить государственные средства? От таких свет нужно очищать сразу", - ответил Тарзимин. Фора не стал с ним пререкаться и не написал рапорт о самовольстве и убийстве "физического лица", так как служебные камеры видеофиксации, собственные гаджеты на время операции приказали не брать. "И чем мы отличаемся от гитлеровских эсэсовцев? Может, невиновны и те христиане, что мы их вылавливаем и задерживаем?", - задал тогда впервые себе вопросы Фора. За сутки управились, город так очистили от больных и некоторых личностей потерявших своё достоинство: наркоманах и алкоголиках, что на улицах стало тихо. Никто не шатался пьяным, пропали люди в наркотическом дурмане. Особое положение отменили на следующий день в двенадцать часов дня. Сразу после этого состоялось захоронение праха жены генерал-шарифа. На похоронах лакали только безутешные родители и две подруги покойной прослезились. Элита города выразила соболезнование генералу, прощальную панихиду устроили в лучшем ресторане города. Там же генерала Макмарану Генрих Трахчев познакомил с некой начинающей киноактрисой Орни Китти, хрупкой, грациозной черноволосой девушкой с голубыми глазами. После похорон, богатые подруги собрались на вилле заместителя мэра Камелии, сидели на открытой веранде у камина пили ликёры, чай или вина с лёгкими закусками. Прислуживала им красивая, молодая негритянка Эбонит. В то время негров почти всех перевели, оставили немного для экзотики только как слуг богатых господ. - Всё-таки жаль эту девчонку, Джессику, - сказала главврач города Бригида Янкович, - красивая была и погибла глупо. - Выдвинулась из низов, и погорела как мотылёк. Ходят слухи, что её просто пустили на органы. Жаль не её, а генерала, - ответила ей хозяйка дома Адель. - Чего его жалеть, его утешит новая фаворитка, - сказала, холодная красавица, главврач частной клиники Мила Йозеф. - Кто такая? Почему не знаю? - спросила хозяйка. - Некая Орни Кити, начинающая актриса. - Я не знаю, в праве ли мы были так жестоко расправиться с больными, - прервала подруг главврач общественной городской больницы Виктория Носкова.- Ведь там было много не чумных, просто туберкулёзников, лёгочных больных, раковых, гипертоников. Болеющих: алкоголизмом, наркоманией и просто умственно неполноценных. Не жалели даже детей болеющих аутизмом и некоторых больных стариков в доме престарелых под этот указ - усыпили. - С такими нервами, подруга, тебе лучше работать в "Корпусе мира", - хохотнула Камелия. - Эй, Эбонит, ты чего греешь уши? Принеси мне плед, что-то холодно стало. - Слушаюсь, госпожа, - поклонилась в пояс служанка и быстро ушла в дом. - Но нации осудили гитлеровский и сталинский режимы, а теперь мы сами при демократии становимся похожи на них, - говорила подавленно Носкова. - Ого-го, это нервы, милочка, тебе нужно подлечиться в санатории, - сказала Бригида Янкович, она очень боялась Камелию. - Разве ты забыла как медик закон 2.3. "Медицина и здравоохранение" из Новой Идеологии, пункт десять: "Создать заведения для добровольного ухода из жизни: Дворцы Нежной Смерти. Каждое физическое лицо имеет право добровольно уйти из жизни в случае неизлечимой болезни, страданий и старости, посредством легкой смерти, бесплатно". - Может быть, я сильно устала. - Я положу тебя в свою клинику, там ты подлечишься, - сказала, Мила Йозеф. - Чего ты удивляешься, ради чистой расы, человеческой элиты, нужно очистить мир от всей этой пены, биомассы, оставив полезный материал, как нашу прислугу, - сказала Камелия и Йозеф, захохотала своим грубым, почти мужским смехом. - Теория высшей расы! - добавила Йозеф. - Да, должны остаться англосаксонская и часть японской рас, - сказала Камелия и посмотрела на японку Аки Ямату, та мило улыбнулась ей, попивая чай из чашки. - Но ведь и из нас сидящих здесь есть и славянки и другие нации, - сказала Носкова. - Вика, мы все уже ассимилированы с англосаксами, можешь не переживать. И прошли естественный отбор, - сказала Йозеф. - Девчонки не парьтесь. Уже Адольфа Гитлера разрешают считать не преступником, он якобы спасал ангосаксонскую расу, - удивила всех Камелия. - Вот посмотрите, пришёл из правительства приказ, - она показала на своём "ноуте" госприказ: о рассмотрении на усмотрения местных властей о присвоении улицам в городах и сёлах имени Адольфа Шикельгрубера - Гитлера. - Ничего не понимаю! Там в правительстве с ума полностью сошли? - сказала Носкова. Пришла служанка, бережно накинула на плечи шаль хозяйке. - Иди вон, милая, - поблагодарила её Камелия, служанка поклонилась и ушла. - Ты следи за оборотом речи, Вика. Разве можно такое говорить? А если бы эта черномазая такое услышала... - Ой, в наш кибернетический век себе доверять нельзя. Если в мозг вживлён "жучек" (наночип), мысли тоже просматривают и проветривают, - хохотнула Йозеф. - Девчонки, давайте не будем о плохом, лучше выпьем за любовь, - предложила Янкович. Все налили вина и чокнувшись бокалами выпили за любовь. - Давайте закатимся девчонки в стрипклуб, оттянемся на сто! - предложила Йозеф. - И снимем по стриптизёру, на ночь! - сказала стареющая Носкова. - Зачем, ехать куда-то, я их на дом закажу, такую вечеринку устроим! Супер! - сказала Камелия и начала набирать номер знакомой, владелицы стриптиз клуба. Агенты СБТ арестовали прямо на рабочем месте Викторию Носкову и доставили в тюрьму. Сдала её "на всякий случай" лучшая подруга Янкович. Максим Фора не вышел на службу, отключил все гаджеты. Он закрылся у себя в квартире и тяжело переживал прошедший день, зачистку в районе Дно, от которого ничего не осталось, только пустырь. Бульдозерами развалили хижины, разровняли и пепелища. По местным телеканалам передавали кратко новость, что зараза в районе Дно ликвидирована, физические лица расселены по другим зонам и больницам. До полного уничтожения заразы, район будет закрыт для посещения, летом там посадят фруктовый сад. Чтоб погасить воспоминания он пил водку, но лицо убитой напарником женщины снова и снова представало перед ним. Ему вспомнились вспомнил учебные фильмы, которые показывали им в полицейской учебке о Холокосте, об Освенциме, Бабьем Яре, уничтожении невинных людей. Вспоминал, как их напутствовали: "Идите, служить родине и защищать народ!". И он верил, что всё что они делают, это для спасения жизни людей. И теперь вдруг осознал, что людей людьми и не называют нигде! А только: "физические лица" или "товарищи", "массы" или "биомассы", "лица ИНН" или "биообъекты". Даже в полицейскх рапортах он писал: "физлицо такое-то под ? ИНН, делало то-то". "Если в Бабьем Яру фашисты убивали несчастных евреев - фашисты, в концлагерях уничтожали все народы без разбора и были осуждены на Нюрнбергском процессе. Палачи сталинских репрессий - осуждены мировой общественностью... То кто же тогда мы? - думал он расстроено выпивая очередную стопку водки. - Те убивали безвинных и мы убивали - безвинных! Два грузовика трупов вывезли вчера из Серой зоны. Несколько автозаков вывезли всех людей неизвестно куда! Никто нам не оказывал вооружённого сопротивления! За что застрелили этих людей?... И христиан этих несчастных хватают, предъявляют нелепые обвинения в краже детей, людоедстве, подрывах домов, терроризме... Но! никого из них ни разу не взяли со взрывчаткой, даже с пистолетом не взяли. И никогда они не сопротивлялись при аресте, не бранились, ни проклинали, ни угрожали, всегда вели себя мирно, смиренно... Может наша власть нам врёт? Может провозглашаемый ей лозунг: "Мир и безопасность" это: террор и насилие над основной массой людей?.. Нам с детства твердили, что Америка всегда по всему миру несла: демократию и свободу порабощенным народам. Но как-то я охранял арестованного "террориста" христианина и он рассказал, что Америка в двадцатом веке после Второй мировой войны бомбила атомными! японские города Хиросиму и Нагасаки. И там было много тысяч мирных! жертв. Я не поверил этому. Я сказал ему: "В Википедии нет данных о бомбардировке атомными бомбами Хиросимы и Нагасаки". Он ещё рассказал, что в Америке был геноцид по отношению к коренному населению - индейцам. Их истребляли сотнями тысяч. В это я тоже не поверил, нет таких данных в интернете. Нет! Он говорил, что Америка ради своей кровавой диктатуры над всем миром устраивала бойни и кровавые революции в таких странах как Сербия, Ирак, Ливия, Сирия, после чего было убито множество народа. Но и этих данных в интернете - нет! Есть только данные об агрессии недемократической России по отношению к странам мира, об агрессии Китая... Кто врёт? Тот христианин или наши демократы? У нас демократический строй, а вчера мы уничтожили мирных жителей своей страны, своего города! Таков ли он демократический или это и есть - диктатура? И в новостях об этом полный - ноль! Будто и не было этой жути! этого беззакония!.. Где узнать правду?'. Христианин говорил, что историю переписали в угоду либеральным правителям тайного масонского, мирового правительства. Какого правительства? 'Понятно, это известный миф христиан, им всё не нравится', - подумал он и тут же засомневался. - Нет такого, у каждой страны свой президент. А он безумный утверждал, что такое правительство есть и они подготавливают приход своего мирового лидера - антихриста! Говорил, что какой-то ученик их Бога Христа, именуемый Иоанн Богослов, написал предупреждение о приходе антихриста в книге "Откровения" в Новом Завете. Не может этого быть, это вообще бред! выдумка голливудских продюсеров и режиссеров, для триллеров. - Он налил себе ещё водки, подержал стопку в руке, но пить не стал, выплеснул её на пол. - Христианин говорил, что там что-то написано... написано о предупреждении, и числе шестьсот шестьдесят шесть... и что кто его не имеет не может ни покупать, ни продавать... И кто его имеет?'. Фора задумался, потёр лоб на котором была вытатуирована лазером невидимая глазами смарт-метка с числом 666. 'Этот христианин нёс какую-то ахинею, насчёт тайных сект, мирового правительства, что церковь Нью Эйдж подчинена им. И опять за сына нечестия - антихриста. И что все люди ни имеющие веры в Христа поклонятся ему'. Он так устали и изнервничался, что захотел спать, лёг в кровать не раздеваясь и заснул тяжелым, кратким сном. На следующий день Фора поехал на работу на такси и написал заявление на расчёт: по собственному желанию. У строился в тот же день работать барменом. Его бывшие коллеги сержант Машхур Тарзимин и сержант Дайона Партэния, как раз собирались выезжать на дежурство. - Чистоплюй рассчитался с работы, - сказал сержант Тарзимин сержанту Партэнии. - Я была о нём лучшего мнения. Слизняк. Выезжаем. - Я сяду за руль, ты не против? - Окей! - Партэния показала пальцами знак "окей", изображавший три шестёрки. Они сели в патрульную машину. - Как надоели мне эти фанатичные христиане, жизни от них нет, - сказала она. - Не понимаю я их, чего они бесятся? Примите как все люди наночипы и живите в своё удовольствие. Всё им не так. - Они сумасшедшие. Ничего, скоро с ними покончат, и на земле будет рай! - Он завёл электродвигатель автомобиля, нажав на кнопку стартера. - Как-то мы задержали одну христианку, старуху, она возмущалась и говорила, что даже в тоталитарном СССР была свобода совести и право исповедовать любую религию. Даже христианство! - Врёт наверно. Быстрей бы с ними покончить. Их нужно уничтожить поголовно, как бомжей из Дна. - Они всем людям - надоели! В пустыне ночью умерла Виктория Павловна, женщины её обмыли, переодели в чистое, начали читать поминальные молитвы и Псалтырь. Михаил за ночь сделал большой, восьмиконечный, православный крест. Утром мужчины вынесли её на улицу, там все жители пустыни с ней попрощались. По благословению настоятеля: Михаил Громов, Василий Сиротин и Захария Басуров повезли её на тележке на христианское кладбище, хоронить. После утренней молитвы и тризны по усопшей отец Иоанн ушел на коленоприклонную молитву к себе в келью, он не вкушал ничего всю Страстную неделю. Остальные, позавтракав постной пшеничной кашей и чаем на травах с засушенными кусочками фрукирв, остались в трапезной. Настоятель прочитал главу 'Любите врагов ваших' из книги 'Старец Силуан', женщины и Андрей Турцев внимательно слушали его: 'Вы ищите убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас', - говорит Христос иудеям (Ио. 8, 37). И проповедь Церкви, которая есть также слово: 'Любите врагов наших', не вмещается миром, и потому мир во все века гнал, и будет гнать истинную Церковь, убивал, и будет убивать Её служителей... Возьмите для примера краткое поучение старца: "Что нужно для того, чтобы иметь мир в душе и теле? Для этого надо всех любить, как самого себя, и каждый час быть готовым к смерти'. Вспомните, как апостол Павел учил коринфлян: 'Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы' (1 Кор. 13: 1 - 3). Любите и врагов ваших, братия и сестры, прощайте их искренно, ибо они не ведают истины Христовой. Тимофей Иванович закрыл книгу. - Вот и сестра наша, была готова к смерти и почила в любви к людям и вере в Бога, Царствие ей Небесное, - сказала, перекрестившись матушка Ирина Васильевна. - Со святыми упокой, душу рабы Твоей, Виктории, - добавила Наталья Алексеевна, перекрестилась. - Благословите отец настоятель на труды, - попросила матушка Ирина. - Бог да благословит тебя, матушка Ирина, ступай с миром. Она получила благословение и вышла из трапезной. - Зачем постоянно брать на всё благословение? - спросил на ухо у Марии Андрей. - Всякое дело без благословения - самочиние, - прошептала она. - Отец настоятель, я всё не могу понять как Господь может управлять миром, если Он невидим? - спросил Горский и подмигнул стоявшим рядом мужчинам Гарику Боулу, Аветису Бахтамяну, Андрю Турцеву, Кастору Гунну. Из женщин здесь были: повариха Меланья, Дарья Ерастовна, Наталья Громова, Екатерина Сиротина с сыном Петром. - Праведный Иоанн Кронштадтский говорил: гордый разум тайну Божию хочет исследовать, а если не может, то отвергает, как не подходящую его ничтожному разуму. Ты же умный, программист, объясни мне: как отец Иоанн исцелил тебя от падучей именем Христовым, если наука и врачи оказались безсильны. Горский не мог объяснить как получилось, что его вылечил от эпилепсии отец Иоанн, прочитав акафист Богородице, положив руку на голову и прочитав молитву Христу, вылечив именем Его. - Молчишь. Вот тебе и ответ на твой вопрос. Когда Бог забирает у кого-то разум, то на это пустое место приходит диавол и наполняет его своей логикой, - выразительно посмотрел он на Горского. - Идите братия... - А я не гордый, помолчу, - перебил настоятеля Джек, христиане неодобрительно покачали головами. - Гордость можно узнать по её плодам: гнев, лицемерие, ненависть, зависть, прекословие... - На этом слове Горский покраснел, глаза его лукаво забегали, - ...непокорство, своенравие, а корень его хула на Бога, - ответил словами схиигумена Иоанна Алексеева, настоятель. - Но почему же Бог не спасает вас? Вы в этом мире одни, вы - изгои, ваша партия - проиграна, ваша жизнь висит на волоске! - сказал он с раздражением. - Братия и сестры, вы знаете: Христос Бог наш пострадал за всех людей от предательства Иуды, так и праведники страдают за веру от предательства колена Данова, терпя ненависть, клевету, гонения и мученически погибая. Я согласен, наша битва очень трудна, невидима глазами и враг наш очень силён и беспощаден, воюет против нас не только духовно, но и с помощью власть имущих, лишая не только благ, но и пищи... И может дрогнуть сердце от всесилия зла, и от того, что кажется: мы все равно не можем ему противостоять. И попускает нам Бог на проверку нашей веры искушение, как некогда праведного Иова испытывал сатана на любовь к Богу. И Иов претерпел всё: гибель детей, разорение, тяжёлую болезнь и не роптал на Бога, за что Бог снова даровал ему все его блага. Вот и теперь вы слышите слова искушения: "Почему же Бог не спасает вас?". Появляется вопрос: может не стоит продолжать эту борьбу из-за ее бесперспективности? - настоятель внимательно посмотрел на христиан и трудников, они вдумчиво молчали, лица были сосредоточены. - Господь в образе Иова и пророка Илии дает нам пример мужественной личной борьбы! Пророк Илия на горе Кармил вступил в открытое единоборство со жрецами Ваала и победил вааловых жрецов. Но нечестивая Иезавель, жена царя Ахава, заставил народ израильский возвратиться снова к поклонению Ваалу. Она стала угрожать святому Илии мщением. И никто из народа только что видевшего великое чудо Истинного Бога, не вступился за пророка Господня. Люди быстро забывают добро, потому и Христа распяли, хотя Он многих излечил от опасных болезней... От ярости Иезавели святой Илия бежал в пустыню и по пути изнемог. Думаю: он тогда тоже пришёл в отчаяние, думал, что проиграл в борьбе с мировым злом, что все совершенные им подвиги благочестия оказались напрасными и он один остался в мире, кто противостоит злу. Он пошёл в пустыню, прося смерти себе, и сказал: 'довольно уже, Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих' (3 Цар. 19:4). - Их учителя феноменально знают Библию, без информации из компьютера, их никак не опровергнешь, - прошептал на ухо Боулу Горский. - Господь не хотел смерти Своего избранника. Опечаленному пророку явился Ангел и повел его через пустыню к горе Хорив, где святому Илии предстояла встреча с Богом Всевышним. Илия со слезами обратился к Небесному Отцу и стал сетовать, что израильтяне оставили завет Божий, разрушили жертвенники, пророков Божиих убили, а он остался один, но и его ищут, чтобы убить. И Бог открыл ему откровение, что не весь народ отступил от Бога Истинного, еще осталось семь тысяч верных, отвергших поклонение Ваалу. Вот так и у нас получается, мы думаем, что одни остались во всём мире против сил зла, а Господь привёл к нам семью Сиротиных. - Все посмотрели на мать и сына. - Они бежали из своей пустыни в лесах Чернобыльских, значит и там укрываются верные Христу - христиане. Господь никогда не оставит верных своих служителей, потому что каждый из нас - это богоизбранный служитель Господень. - Тимофей Иванович, наука совершенно точно доказала: Бога - нет, - перебил настоятеля Боул. - Жизнь у человека одна и надо прожить её в своё удовольствие, в кайф. Зачем мучить себя ради невидимого Бога? - 'Сказал безумец в сердце своем: 'нет Бога' (Пс. 13: 1). Если вы говорите то, что думаете, то очень скоро убедитесь в обратном, - ответил настоятель Боулу, обращаясь и к Горскому. - Братия и сестры, думаю нет смысла спорить с людьми мудрствующими в своём безумии. Архиепископ Аверкий Таушев предупреждал: всякого рода довольство, роскошь и обилие материальных благ будет самое большое и опасное искушение, которое правители постараются в своих целях использовать. Ничто так не способствует губительной духовной слепоте, как обольщение земными благами, погоня за ними, услаждение ими. Эта духовная слепота мешает распознавать "знамения времен", чему учил нас Сам Христос Спаситель, эта слепота помешает людям давать правильную оценку всему происходящему ныне в мире, - закончил мысль настоятель и снова обратился к заблудшим от истины - Я не буду вступать с вами в полемику, отвечу словами апостола Павла: 'Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка. Удаляйтесь от таких'. (1 Тим. 6: 5). Горский и Боул вышли из трапезной под молчаливые сожалеющие взгляды христиан. - Не устану повторять вам братия и сестры: все мы должны стать воинами Христовыми, рядовыми Отечества земного в его проекции к Отечеству Небесному, готовыми даже в таких тяжких, невыносимых условиях жизни служить родине и Богу. И каждый из нас выполняя свое послушание в молитве ли, труде или терпении болезни, сродни монашескому послушанию, тем самым несет свой крест служения Богу. Господь посреди нас. - Есть и будет, - дружно ответила община. - Теперь братия с Богом, расходитесь по работам и послушаниям. - Спаси вас Господи, - сказали христиане настоятелю. - Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святой, - проговорил слова молитвы настоятель. - Троица святая слава Тебе! - закончили все вместе и перекрестились. В ночь на пятницу в политической тюрьме готовились к операции "Чистка". Директор тюрьмы, его заместитель, прибывшие агенты СБТ и их комиссар госбезопасности СБТ полковник Лион Сайлус. - Делайте всё чтоб к завтрашнему утру все христиане были готовы, - говорил Сайлус. - Док здесь? - Я здесь, - ответил тюремный доктор. - Будете помогать нашему специалисту, он знает что колоть. Мейгель, вы будете старшим. - Слушаюсь, - сказал тщедушный человек в скромном костюме, с неприятным выражением лица. - Скольких фанатиков вам привезли? - Сейчас верных - пять человек, три мужчины, две старухи. Из них один приговорён к высшей мере, завтра состоится приговор. И ещё десятка полтора подозреваемых в причастности к христианству но с чипами. - Кто такие? - В основном "покаявшиеся", дети христиан ушедшие от родителей в цивилизацию, бывшие христиане, принявшие новую веру Нью Эйдж, один сумасшедший, в общем - отбросы. - Вы с фанатиками работали, они естественно отказались сотрудничать с властями? - Да. Особенно с Каленюком, не сломали. Есть ещё из свежих: иеромонах Евтихий Боголюбов, этого не били, запретил трогать генерал Макмарана. - Почему? - удивился Сайлус. - Поступил от него приказ. - Скиньте мне их файлы. Директор ТИЛ Маркс Цибенко кивнул своему заместителю по режиму и психологическому присмотру Мустафе Альмуразу. Тот положил перед Сайлусом ноутбук. Полковник внимательно прочитал дела задержанных христиан. - Так вот: этого Каленюка обдолбим депрессантами, наркотой, чтоб ходил, но не думал. И эта старуху Пелагею тоже под наркоту. Завтра навесим на них взрывчатку, приставим к ним двух наркоманов, они-то и приведут адские машины в действие! Вот вам и христианские фундаменталисты-террористы! - Все дружно засмеялись зловещим смехом. - А дальше дело техники, отснимем их до самого взрыва, их лица и пустим их ролики во все эфиры, пусть народ знает: кто их терроризирует. Затем, этого священно-монаха, христалюбца Боголюбова, - он с ненавистью ругнулся про себя, - и других в кавычках христиан, отпустим... в местах скопления возмущённых граждан, перед этим выдав их данные в сети и на городские баннеры! Все зловеще засмеялись. - Вами полковник получен приказ выпустить по амнистии некоторых рецидивистов: бандитов, убийц, опасных хулиганов по тяжким делам, - обратился он к полковнику Марксу Цибенко. - Так точно, заместитель майор Альмураз уже подготовил их к выпуску. Майор Мустафа Альмураз кивнул головой. - И подберите им что-нибудь из ваших закромов: заточки, ножи, ну, вы знаете, чтоб они не искали этого на улицах. Чтоб имели всё под рукой. - Сделаем, - сказал майор. - И дайте им взбодриться, каждому по стакану водки, я привёз пару ящиков. - Товарищ полковник госбезопасности, но я боюсь за население города, ведь эти отморозки начнут грабить и убивать всех подряд, -сказал с тревогой начальник тюрьмы. - Маркс Андронович, но нам-то зачем переживать? Мы-то своим семьи на улицы не выпустим, предупредим родных и близких, братьев масонов, чтоб на улицу не высовывались. - Офицеры одобрительно загудели. - А если эти негодяи, подонки убьют пару десятков физических лиц, так они выполнят за нас план сокращения населения земли. Офицерам понравилась такая циничная правда. - Их потом придётся отлавливать. - При наших возможностях, мы их будем вести по пятам, особо резвых уголовников, замаравшихся в крови - и очищать землю на месте. Зачем нам нужны такие? - Так точно! - сказал Альмураз. - У вас полковник, завтра будет трудный день, нужно привести в исполнение приговор "тройки". Цибенко кивнул головой. - "Чистка" выйдет завтра на славу! Разомнёмся! Всё, все по местам, - распорядился Сайлус и все вышли из кабинета, кроме его хозяина. Страстная пятница. К настоятелю рано утром пришла матушка Ирина и попросив благословения, сказала: - Отец настоятель, у нас в больничной кельи замироточила икона Богородицы. - Пресвятая Богородице, помоли Бога о нас, - сказал перекрестившись отец Тимофей. - Это знамение. Я тебе матушка, больше открою: на лике Христа Спасителя, в часовне, тоже появилось миро в виде слез. И многие иконки заплакали, видимо пришел антихрист на землю. - Вы думаете уже?.. - Ирина Васильевна прикрыла ладонью рот. - Уже при дверях. На все воля Божья, мы же только молить Его должны и милости к нам грешным. Собирай всех на молитву, почитаем положенное и будем уповать на Бога. Они разошлись, отец настоятель пошёл к духовнику пустыни, матушка к сестрам. Дежурный уже шёл по проходам звоня в колокольчик громко будил всех: 'Молитвами святых угодников Божиих, Господи, помилуй нас'. Пустынь просыпалась. К приговорённому к смерти Галактиону Полегаю с утра в одиночку вошёл надзиратель и предложил хоть перед смертью поесть, чего он пожелает. Он застал его молящегося на коленях, в сторону востока. - Не могу, брат, сегодня страстная пятница, строгий день, - ответил Полегай. Здоровяк надзиратель глядя на спокойное лицо старца, был удивлён его спокойствию. Не это ожидал он увидеть. - Дедушка, тебя ведь сегодня распнут. Ты забыл, что вчера говорил директор тюрьмы? - Слава Богу, на память не жалуюсь. Помню и радуюсь, ибо на всё воля Господня. И в день когда Господа распяли, удостоился и я чести быть распятым! Слава тебе Господи, слава Тебе. - Но ведь страшно умирать! - Я пожил своё. Господь к Себе призывает. - Господь? А кто Он? - Христос. - Ваш Бог? - И твой. - И я могу в Него верить, и он спасёт меня? - Веруй и спасён будешь. "Он избавит тебя от сети ловца и от гибельной язвы, ходящей во мраке, заразы опустошающей в полдень" (Пс. 90: 3, 6). - Это мне нужно. Но, что нужно для веры вашей? - Креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа, и веровать во Христа Спасителя, который придёт на землю эту грешную, чтоб спасти всех избранных в большом крестном знамении. - Крести и меня, отец. Полегай посмотрел вокруг, поднялся, взял кружку, зачерпнул воды из ведра. - Как звать тебя, сын мой. - Винстон Салус. - Салус? С латинского: спасение. Хорошо. Аще не крещён, крещается, раб Божий Виктор, во имя Отца, - христианин полил ему воду на голову, - и Сына, - снова полил воду, - и Святаго Духа, - вылил оставшуюся воду. - Теперь ты - христианин, веруй во Святую Троицу: Бога Отца, Сына Его Христа и Святого Духа. Носи нательный крестик. Молись молитвой Отче наш и Иисусовой: Господи, Иисусе Христе, помилуй меня грешного. Не делай никому зла, всех прощай, всех люби. - И всё? Отец, запиши мне эти молитвы, - надзиратель достал из кармана микродиктофон. Галактион надиктовал ему эти молитвы. - И я буду молиться за тебя, Богу, чтоб и ты обрёл веру. - Спасибо. Мне пора. - Иди с Богом, брат Виктор. Благословение Господне на тебя, - сказал христианин, перекрестил его и поцеловал в правую щеку. - И ты молись за меня. - Как? - Спаси Господи душу раба, упокоенного Твоего Галактиона. По коридору послышались приближающиеся к камере твёрдые шаги. Надзиратель вышел из камеры, закрыв дверь. Через секунду послышался разговор. Снова щёлкнул замок и в камеру вошёл чиновник в костюме, позади его виднелись два громилы тюремщика и надзиратель. - Ну, готов ты старик предстать перед своим Богом? - спросил чиновник с ухмылкой. - Давно жду встречи. - Пошли. Наденьте на него кандалы и мешок, - приказал он тюремщикам, те живо исполнили приказание. Затем застегнули на шее электронный браслет со взрывчаткой. - Сколько чести для меня одного. И кандалы, и наручники, и ошейник и мешок. - Молчать. Пошёл! - грубо толкнул его в спину тюремный чиновник. Его поддержали под руки охранники. Руководство тюрьмы было в растеряно, они не знали где поставить крест для приговорённого к смерти. Раньше они приговорённых умерщвляли другими способами, доступными привести в подвале и затем труп относили в местный крематорий. Теперь же нужно было установить крест, а что делать после распятия они не знали. Дали запрос в суд "тройки", оттуда пришёл ответ: "Прибить к кресту, он сам окочурится". Тюремщики просмотрели записи фильмов о распятии христиан. Крест приготовили на заднем дворе за хозпостройками в глухом месту у тюремной стены. Приговорённого вывели из тюрьмы в сопровождении шести охранников и автоматическими пистолетами, тюремным чиновником, священников экуменистом в сутане, директором тюрьмы Марксом Цибенко и его заместителем Мустафой Альмуразом. Палач в черном и маске ждал процессию у места казни. Когда приговорённого к смерти привели к месту казни и сняли мешок с головы, директор тюрьмы велел снять кандалы и браслет. Что мигом выполнили. Тюремный чиновник зачитал смертный приговор. - Я знаю, ты верующий, сын мой, не хочешь ли перед смертью исповедаться? - спросил священник-экуменист в сутане. - Нет, ибо твой бог, не мой Бог, - ответил Галактион. Экуменист сложил руки вместе и начал про себя елейно молиться, закрыв глаза. Галактион Полегай поднял глаза к небу, развёл руки чуть в стороны, прошептал молитву Симеона: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков и славу людей Твоих Израиля". - Готов к смерти? - спросил Цибенко. Галактион перекрестился, сказал: - Благодать со всеми, неизменно любящими Господа нашего Иисуса Христа. Аминь. (Еф 6: 24). Готов к жизни вечной! Крестным знамением он вызвал недовольство директора тюрьмы, особенно его заместителя и тюремного чиновника. Все присутствующие обратили внимание на какую-то волну невидимой доброты исходившей от приговорённого к смерти христианина. На его лице не было как обычно у приговорённых: ни страха, ни отчаяния, ни мольбы о помиловании. Все уже давно забыли это чувство - доброта, и вот снова почувствовали что-то неземное. - Давай! - злобно крикнул Альмураз охранникам. - Чего стоишь!? - крикнул он палачу. Они бросились к христианину, грубо повалили его на крест, прижали руки и ноги. Палач взял молот и костыли, приставил первый к правой руке, одним ударом пригвоздил кисть к кресту. Галактион вскрикнул от боли. Палач прибил костыль плотнее. Затем прибил кисть левой руки, у приговорённого выступил пол на лбу. Палач не спеша прибил правую и левую ноги. Четверо охранников верёвками подняли крест в яму, двое других засыпали землю лопатами и притрамбовали ногами. Молящийся в этот момент в пустыни отец Иоанн внезапно замолчал, повернул голову на юго-восток и сказал: "О горе мне душа моя скорбит, по невинно распятому". И перекрестив пространство в которое смотрел, сказал: "И тебя спаси Бог, отец (иеромонах) Галактион', продолжил молитву. - Пусть повесит, может его Бог, спасёт его, - цинично грубо сказал Альмураз, конвоиры издали что-то вроде смеха. - И сколько ему висеть? - спросил полицейский чиновник. - Пока не окочурится. Наблюдавший за распятием издалека новообращённый христианин Виктор плакал, утирая слёзы рукавом. От креста ушли все кроме трёх охранников оставшихся охранять распятого христианина. В городе с утра на центральной площади имени Рокфеллера перед рынком (это была для народа центральная площадь, а официальная городская находилась в закрытой для народа Оранжевой зоне и называлась: площадь имени Ротшильда) в Зелёной зоне собралось множество народа, сюда согнали клерков и госслужащих - админресурс, пришло много зевак и тех кого соблазнили бесплатные раздачи бутербродов, напитков и спиртного. Электронные баннеры выдавали на гора рекламу напитков, товаров, услуг и восхваляли правительство. Иногда выдавали призывы в духе старых времён на новый лад "Укрепим инфраструктуру демократии во всем мире". 'Приступим к построению Нового мирового порядка посредством экспорта толерантных ценностей'. Появлялось бородатое лицо дяди Сэма в цилиндре и говорило: 'ТЫ веришь в мировой заговор 'мировой закулисы'!? Тогда ТЫ - ХРИСТИАНИН'.
   Намечался городской праздник в честь открытия нового памятника Бафомету (сатане), от городского спонсора лорда Кеннета. На смонтированной трибуне собрались официальные лица города: мэр с женой, лорд Кеннет, генерал-полковник Родс Макмарана с новоиспечённой невестой Орни Китти. - Сколько же их здесь собралось, этих вонючек, - злобно прошептал про себя Кеннет, глядя на толпу людей внизу, но его услышали рядом стоящие. - Это же наш народ, - шутя сказал мэр Авер. - Просто биомасса, - подвёл черту генерал Макмарана. "Он ещё мужчина ничего, но что с ним будет лет через пять?", - подумала Орни, глядя на потенциального жениха. - Генрих пообещал устроить мне карьеру, продвинуть в Голливуд! Ах, как это классно быть знаменитой, богатой, красивой когда все тебе поклоняются и делают предложения знаменитости! Этот генерал не мой типаж, слишком старый. Я люблю молодых, богатых и красивых как лорд Кеннет". - Товарищи, сейчас закончим официальную часть, и я прошу всех на банкет, - сказал Кеннет, как-то мельком посмотрел на Орни и подошёл к микрофону. Генерал заметил этот взгляд не выразив на лице негодования. Кеннет говорил складно, красиво в Гарварде его этому обучили, распылялся около получаса и завершил словами: - Во всех странах, в том числе и нашей, есть памятник нашему великому богу, Бафомету, только в нашем городе его пока не было. И вот я исправил это позорное недоразумение и у вас появился в городе великий стяжатель богатства и власти, молитесь ему и вы стяжаете золото, биткоины и всё, что можно за них получить - счастье, здоровье и власть. Он махнул рукой в перчатке и четверо рабочих сорвали чёрное покрывало обнажив памятник из чёрного мрамора козлорогому существу надменно сидевшему на троне по бокам которого стояли девочка и мальчик. Собравшиеся ахнули от неожиданности. Кто-то на трибуне зааплодировал в микрофон и вся масса народа вторила этим аплодисментам. Тут же начали снимать памятник на видео, фотографироваться на его фоне сами и с детьми. Началось массовое гуляние с раздачей бесплатной выпивки и еды от Кеннета. - Ну, нам здесь больше делать нечего, разлагай, оглупляй и властвуй. Пусть быдло бушует, делая за нас наше дело, а мы отдохнём культурно у меня, - сказал лорд и пригласил к себе в машину генерала с супругой. - Сегодня обязательно кто-то упьётся до смерти, кто-то кого-то убьёт, - сказал мэр Авер. - Пусть бы они все сдохли! - зло сказал лорд и снова пригласил генерала и его молодую невесту пройти в его машину. - Чую сегодня они упьются крови по самые глотки, гои. Как я их ненавижу! - сказал он уже тише, себе под нос. По пути к машине подал тайный знак к началу действий. Мэр с женой поплёлся за ними, но к своей машине. Включили рок музыку, с помощью которой завели толпу (рок музыка способствует утрате контроля над способностью к сосредоточению; значительно ослабляется контроль над умственной деятельностью и волей; необузданные порывы ведут к разрушению, вандализму и бунту, особенно на больших сборищах). Беспорядки начались будто случайно, на самом деле всё шло по плану масонов, их агент выкрикнул: "Слава Христу", чем возбудил к агрессии разогретую бесплатным спиртным толпу. Хмельная толпа быстро завелась, тут же появились люди, которые кричали, что знают: где живут поклонники Христа. И тут же на всех экранах, мониторах, рекламных баннерах засветились призывы: "Защитим наш город от христианского терроризма!". На персональные компьютеры, смарфоны начали приходить сообщение об угрозе 'православного фундаментализма!". В мозг через спутник, через Вай-Фай приходила информация: христиане нелюди, пора с ними покончить! Провокаторы повели толпу по известным им адресам. И вдруг в гуще толпы раздался взрыв, людей разметало, полетели ошмётки тел, послышались крики боли, предсмертные хрипы, потом стоны раненых и умирающих. Появилась полиция и агенты в штатском, но они никого не хватали. Завыли серены машин "скорой помощи", появились медики, начали оказывать помощь раненым. Толпа была шокирована и возбуждена, искали виновных террористов. Скоро их обнаружили, на уличные мониторы вывели видеозапись, как какие-то два подозрительных человека вошли в толпу, один из них закричал: "Велик наш Бог, Христос!", и затем самоподорвался. Сразу появились и крупные изображения их лиц с пояснительной строкой: "Стефан Каленюк, тридцать девять лет, место рождения: Киев, бомж, ХРИСТИАНИН, ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК, РЕЦИДИВИСТ, бежал с КАТОРГИ, ОСОБО ОПАСЕН! При задержании подлежит УНИЧТОЖЕНИЮ!". Толпа увидела цель, гнев её был безумен, появились биты и цепи (заранее принесённые провокаторами). Снова на экранах уличных мониторов показали идущую в толпе старую женщину в монашеском облачении. Вдруг она самоподорвалась и вокруг неё попадали жертвы взрыва. На экране появился текст: 'ОПАСНАЯ ТЕРРОРИСТКА, ХРИСТИАНКА ПЕЛАГЕЯ, ВЗОРВАЛА СЕБЯ В СКВЕРЕ ЛЮЦИФЕРА'. Агенты масонов повели толпу по указанным адресам и началось избиение неповинных только заподозренных в христианском учении. В государственной и мировой базе данных были все адреса и биометрические номера людей (вживлённые в тела), когда-либо ходивших в храм и написавших это в анкете или веровавших ранее но убоявшихся гонений и отрекшихся от веры православной. И вот теперь по наводке специальных агентов, масонов и ненавидящих христиан людей, их находили везде хватали их где встречали, избивали до смерти. Дверь в каморке тайного христианина грека Дмитрия Эирина открыли мощным ударом ноги, его выволокли из мастерской и с криками: "Христианин!", сопровождая ударами, погнали по улице. Он от страха забыл про молитву, не мог понять: за что его бьют, что от него хотят. А толпа прибывала, ревела от ненависти и возбуждения. - Он террорист, фанатик, на крест его! - завопил какой-то панк с цветным гребнем волос и раскрашенной рожей под группу "Кисс". - Я не христианин! - в испуге за совю жизнь выкрикнул Дмитрий. - В ихнего Бога Назарея верит, колдун! - визжала старушка с "туннелями" в обвислых ушах. - Бей его!!! - вопила какая-то растатуированная до бровей женщина непонятно какого возраста, и он получил сильный удар в зубы, упал на асфальт, выплёвывая кровь с зубами. - Распять его! - крикнул здоровяк, по виду рокер в кожаной куртке. - Живьём на костёр! Христалюбца! - вопил явный сатанист с татуировками в виде пентаграммы. С ним были его приятели, кривляясь они поднимали вверх руки, показывая пальцами "козу" - символизирующую сатану (символика исповедует падших духов). - Камнями его побить! - сказал какой-то старичок, похожий на своих предков распинателей Бога. По улице уже волочили какого-то беднягу в бессознательном состоянии за ноги, полиция не вмешивалась, сидели в машине. Эирин подумал, что и его сейчас убьют. Тело парня привязали к бамперу внедорожника и он взревев помчался по улице под сатанинский рёв и хохот толпы. - И этого христианина так же! - предложила истеричная татушница. - Смерть ему! - кричал подросток женоподобного вида. - Повесить террориста христианского вниз головой! - кричали из толпы. - Отрекайся от своего Христа!!! - злобно кричал бритоголовый мужчина из секты жидовствующих (люди славянской нации, исповедующие совершающие обрезание, не ходящие в церковь, не крестящиеся, не признающие Христа, ждущие Мессию) похожий на бандита. - Я и так не христианин, вы ошиблись! Я не знаю Его! - в отчаянье выкрикнул Дмитрий и не успел даже испугаться своих слов, булыжник брошенный здоровяком рокером пробил ему висок, смерть пришла мгновенно. Толпа озверела от увиденной крови и растоптала его. Погромы продолжились по всему городу, избивали всех подозрительных, дрались между собой, дрались и разные бандитские группировки, грабили дома заподозренных в почитании Христа. Под шумок начали грабить и магазины, полиция и тайные агенты тут же вмешались, с мародёрами не церемонились, стреляли сразу на поражение, появились убитые и среди безумцев из толпы. Над толпой взвилось чёрное знамя с мордой козла и числом 666. Тут же появилась группа бритых молодых людей со свастикой на рукавах, смешалась с сатанистами. На небе начали собираться чёрные тучи, где-то прогромыхал гром. Содомиты подняли свой разноцветный флаг, начали танцевать вытворяя непристойные движения. Подъехали байкеры, поздоровались с сатанистами, а затем вместе напали на содомитов. Завязалась драка, которую остановила полиция, применив демократизаторы и слезоточивый газ. На ул. Ричарда Перла, в одном из баров работал в тот день Максим Фора, уличный баннер пред баром, в этот день высвечивал лозунг: "ПОКОНЧИМ С ТЕРРОРИСТАМИ И ВОЙНАМИ И НАСТУПИТ ЭРА МИЛОСЕРДИЯ". Возле бара остановился серый фургон без опознавательных знаков и высадил несколько человек, Максим Фора обслуживал клиентов, мельком обратил на них внимание. И вот эту группу внезапно окружила орущая толпа, они кричали угрозы. По интервидению передавали интер-новости с мест боевых действий, клиенты обсуждали открытие в городе нового памятника, говорили о произошедших терактах и их жертвах, о дороговизне на коммунальные услуги. Вдруг передача прервалась и на экране появилась дикторша местного телевидения, она сообщила, что из тюрьмы бежали христиански фундаменталисты, они особо опасны и могут нападать на жителей города. И сразу же она передала свежую новость об теракте с жертвами. Посетители возмущённо загалдели. В квартиру тридцатидвухлетнего Бориса Якимовича толпа ворвалась выбив дверь, он не успел даже сообразить, что происходит как его схватили и потащили на улицу. Квартиру разграбляли мародёры. Его сожительницу просто зарезали, хотя она и не была христианка, была буддистка. Борис слыша, что толпа кричит против Христа, сообразил, что это связано с его жизнью в пустыне. Он когда-то верил как говорят в народе "в душе" в Бога и Христа, с матерью, бабушкой и сестрой ушли в пустыню. Но убоявшись трудностей, они с сестрой Екатериной вернулись в мир к цивилизации, дали разрешение на сбор, обработку и хранение своих персональных данных, приняли биометрию и смарт-метки. Он напрягая последние силы закричал: "Я не христианин! Пустите меня, это моя мать и бабка были христианками. Я не верю в Христа!". "Бей его! Он - врёт!", - крикнул какой-то черноголовый человек в чёрном и его забили, затоптали до смерти прямо на лестнице. Его сестра Екатерина шла по улице домой из магазина, когда рядом остановился микроавтобус, из него высыпалась толпа мужчин. Один в модной одежде, рваных джинсах и куртке от кутюр держал в руке полицейский сканер, направил на неё. - Это она, христианка, - сказал он, указав на неё пальцем. - Христианка! Тут же к ней подбежали трое мужчин, один с первого удара по голове арматурой убил её. Двое других нанесли ещё несколько ударов, затем все сели в машину и умчались. Мэру доложил начальник полиции, что толпа перепилась, начала буйствовать грабить дома в Серой и Зелёной зонах, есть попытки отдельных групп, перейти в закрытую для рабочих Фиолетовую зону. Мэр испугался, позвонил лорду Кеннету, но тот ему не захотел отвечать. Тогда он позвонил генерал-шерифу, Макмаране, тот ответил не сразу. - Шериф, это стадо перепилось и озверело, они уже не бараны послушные, но козлища обнаглевшие. Мародёры грабят дома и магазины, уже женщин насилуют на улицах! Это зверьё пытается прорваться в Фиолетовую зону. - А что полиция? - спросил спокойно генерал-шериф. - Вся полиция задействована в Серой и Зелёных зонах, но они и там уже не справляются! Помогите! - Не волнуйтесь, Административную зону (Оранжевую) и тем более Красную (кварталы элиты) оцепили войска, вам и вашей семье ничего не угрожает. Там стоит и бронетехника, в воздух подняты вертолёты и боевые дроны. Если это стадо прорвётся через Фиолетовую зону к Красной, войскам отдан приказ: стрелять на поражение! - Но, сэр, кордон полицейских и полицейского спецназа не смогут удержать банды от прорыва в Фиолетовую зону. Там начнёт гибнуть средний класс и их семьи. - Что вы предлагаете? - Пришлите часть войск в Фиолетовую зону. - Я не распоряжаюсь войсками, свяжитесь с генерал-лейтенантом Джоном Руби, - Макмарана отключил видеосвязь. Авер позвонил генерал-лейтенанту Джон Руби. Генерал сразу ответил: - Слушаю вас, мэр. - Генерал, ситуация выходит из-под контроля, банды на внедорожниках уже прорываются сквозь полицейские кордоны в Фиолетовую зону. - И что? - Как 'что'? У вас же под командованием войска и жандармерия, пришлите их на защиту среднего класса. - Мои люди охраняют периметр города, Красный квартал, свои базы и Администрацию города, нам ничего не грозит. - Но вы можете прислать хоть военную жандармерию? - Без паники, мэр, я не могу ничего предпринять без приказа генерал-шерифа. - Я звонил ему, он ссылается на вас! - Хорошо, я позвоню полковнику Ибрагиму Джамалю, может он выделит часть своих жандармов на бронетранспортёрах. Мэр был в испуге и растерянности, он не знал что делать, начальник полиции города сообщил ему, что банды прорвались в Фиолетовую зону и начали там грабёж и насилие. Он позвонил в комиссару госбезопасности СБТ полковнику Лиону Сайлусу, пожаловался ему. - Спокойствие, я уже выслал туда нацгвардию и договорился с полковником Джамалем, он пришлёт своих жандармов. Мы наведём порядок в городе, - спокойно ответил Сайлус. В Зелёную зону начали прибывать нацгвардия, полиция и военные жандармы, водомёты размывали толпы мародёров, избивая дубинками, травя газом всех подряд, они начали очищать улицы. Тех кто оказывал хоть малое сопротивление - пристреливали. На улице орущая толпа окружила группу людей высаженную из фургона и начала их оскорблять и трепать. На баннере высветилось: 'ЧАС ПОБЕДЫ О КОТОРОМ МЫ (члены тайных иудейских обществ и лож) МЕЧТАЛИ, СКОРО НАСТУПИТ!'. Максим увидел, что творится на улице, поставил бутылку с содовой, перескочил через прилавок и выбежал на улицу. Там уже начали бить этих женщин и мужчин. - Остановитесь, что вы делаете! Это противозаконно! - закричал он и оттолкнул двух парней от пожилой женщины, которую они били кулаками. Свирепые, злые лица обратились на него, избиение жертв прекратилось. На баннере снова высветилось: '"ПОКОНЧИМ С ТЕРРОРИСТАМИ И ВОЙНАМИ И НАСТУПИТ ЭРА МИЛОСЕРДИЯ".' - А ты кто такой? - спросил провокатор, от спецслужб. - Я гражданин нашей конфедерации. За что вы их бьёте? Если они виноваты, сдайте их в полицию! - Это христиане! Они уже в двух зонах взорвали бомбы! - завизжала истерично женщина с синей татуировкой штрих-кода на лбу. - Читай что написано! - крикнул юноша с ирокезом на голове и указал на баннер. - И проваливай, пока цел! - Он сам христианин, это одна секта! Бей их! - заорал провокатор. Максим не успел сообразить, как сам попал под раздачу, на него накинулось сразу несколько человек. Он отбивался от них, пока его не схватили двое сзади, третий несколько раз нанёс удары заточкой в живот, остановил его жизнь. Он упал, толпа начала топтать мёртвое тело. Остальных заподозренных в любви ко Христу забили на улице насмерть руками, ногами и битами. Через десять минут перед баром уже никого не было, остались лежать убитые девять тел, среди них Максим Фора. Поднялся ветер, начал задувать по улицам, поднимая вверх мусор. Посетители и хозяин бара вышли на улицу, хозяин вызвали "скорую" и полицию. Полиция прибыла через пять минут. Уличные видеокамеры почему-то отключились, записи расправы не осталось. - За что убили бармена? - спросила молодая девушка. - Нечего было защищать христианских террористов! - ответил ей подвыпивший парень. - Тогда правильно сделали, - сказала девушка язычница и плюнула на труп. Полицейский офицер осмотрел тела убитых и растерзанных, сказал: - Надо вызывать труповозку. - Спецназ нужен и жандармерия, это плохо кончится. Ситуация в городе выходит из-под контроля, - сказал старший наряда, вызывая криминалистов по рации. Иеромонаха, отца Евтихия агенты СБТ выбросили из микроавтобуса среди разъярённой толпы и умчались. Перед этим облачили его в ризы и надели на него крест, несколько раз в ненависти ударили по лицу. Толпа бешено зашипела, крест их вывел из себя. - Вот он - изгой, сектант! Не успел переодеться! - заорал из гущи толпы бывший православный христианин, теперь член общины экуменистов. Этот человек, принявший всю цифровую метрику, оставшийся с благами мира и считавший себя: истинным христианином, люто ненавидел всех пустынников. - Это их пастырь! Я знаю его, видел когда-то в монастыре! Иеромонах поднялся на ноги, левый глаз начал заплывать от гематомы. Но он спокойно, без страха глядел на беснующуюся толпу. - Он крест на себя нацепил! - крикнула бабка-сайентоглог в тёртых джинсах и модном пуловере в туфлях на каблуке. - Схимник, поработитель Скифии! Не позволим волкам христианским развращать агнцев языческих, которые суть дети Солнца Даждьбога! - закричала язычница Джевана. - Мы следуем заветам отца нашего Ария: трудиться, любить друг друга и пить священную сурью, во славу богов наших, - сказал её муж Вий и отхлебнул из бутылки самогона. - Ваши боги просто идолы, - крикнул кто-то из толпы хасидов в шапках с пейсами. - Заткнитесь! - посоветовала им Джевана. - Стихните рабы, да отдохнут мои дети! - крикнула хасидам старая язычница Коруна. Хасиды обругали язычниц на древнем языке идиш. - И после смерти увидим Сварожьи луга! - сказал Вий и передал бутылку жене, и она тоже сделала большой глоток. Затем отдала бутылку другому язычнику Квасуру, он отпил, передал своим единоверцам. - Дайте и мне своего пойла! - весело крикнул какой-то пьяница. - Враг государства! - завопил неистово какой-то старик масон, низкого градуса. - Не ори дурак, он и так в наших руках, мы сами его приговор к смерти, - сказал на ухо ему агент СБТ и завопил в толпу: - Хватайте фанатика! Бейте! - Попался, сектант! - торжествующе сказал отступник, вышел из толпы. - Брат, кто ты? - спросил кротко монах Евтихий. - Ты мне не брат, ты предал нашу веру, ты сектант и фанатик! - злобно ответил отступник. - 'Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться...', - начал говорить Евтихий отступнику, толпа прервала его смехом. - Ишь, какой богач, сам куска хлеба не имеет, а говорит о золоте! - хохотнул дед масон. - '...и белую одежду, чтобы не видна была срамота наготы твоей...'. - А мы и без одежды хорошо себя чувствуем! - выкрикнул под хохот толпы какой-то содомит. - '...и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть' (Откр. 3, 18), - ответил отступнику иеромонах. Отступник хорошо понял странствующего монаха, что монах намекал ему на его непрочную, не твёрдую веру во Христа. - Распните его!!! - завопил в приступе бешенства отступник. - Хватай его! Линчуй! - крикнул агент в штатском. Толпа сорвалась с места, батюшку иеромонаха схватили, начали сдирать ризы, сорвали поручи, епитрахиль, порвали цепь и крест упал на брусчатку. Четверо растянули его за руки, а один язычник сквернословя зверски ударил его в лицо кулаком. - Стойте! - выступил вперёд какой-то человек в чёрном, заступил впереди священника. - Если он поклонится нашему богу, мы его отпустим. Толпа неодобрительно засвистела, но предложение им понравилось, отступились. - Отпустите его, - приказал человек в чёрном, священника отпустили. Он стоял оглушённый, покачиваясь, и кровь с разбитой брови капала на фелонь. Он нагнулся и поднял крест. - Поклонись нашему богу и даю слово, тебя никто не тронет! - сказал человек в чёрном одеянии. - Кто ваш бог? Вас здесь много и у вас много богов. - Вот он, - человек в чёрном вынул из-за пазухи пентаграмму с козлиной мордой, это был Визард. - Я Богу моему служу и одному ему кланяюсь! - Смерть ему! - крикнул язычник, его товарищи поддержали его криком: "Смерть!!!". - Тише, он хочет что-то сказать, пусть говорит, - сказал какой-то трансвестит. Отец Евтихий приободрился, утёр кровь с лица ладонью, высоко поднял крест над головой. - Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное! - Ты смотри какой упёртый, смотрит смерти в глаза, а за своё, - сказал сатанист своему приятелю. - Отрекись поп, растопчи крест, тогда отпустим, будешь жить! - громко выкрикнул сатанист Визард. - На колени!!! - завизжала бабка сайентолог. - На колени, на колени, назарянин!!! - подхватили язычники, заулюлюкали, засвистели. - Отче наш, 'остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим' (Мф. 6, 12), - прошептал батюшка, подняв руки к небу. - Чего он шепчет? - спросила женщина в виде рептилии. - Молится, - пояснила бабка ведунья. - Что вы смотрите, он нам зубы заговаривает! Кончайте его! - крикнул Визард. Ведунья озлобилась, подбежала к священнику и плюнула ему в лицо. Толпа одобрительно загудела. Тогда трансвестит тоже выскочил из толпы чтоб плюнуть в священника. Байкер подставил ему ногу, и он перецепившись упал перед священником на четвереньки, ухватив его за ноги. Священник опустил руки, чтоб поддержать его. - Благословения просит! - крикнул байкер и его ватага захохотала. Пристыженный трансвестит юркнул в толпу, показав кулак байкеру. - Пусть помолится, может его Бог ему поможет, освободит его, - громко, ехидно сказал агент СБТ в штатском. - Весь закон в одном слове заключается: 'люби ближнего твоего, как самого себя'. Если же вы друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом' (Гал. 5: 14, 15), - громко сказал священник. Толпа неодобрительно загудела, засвистела, начали сквернословя выкрикивать оскорбления и угрозы. - Вздёрнуть его! - крикнул главный в городе байкер Танатос (в греч. мифологии бог смерти). К толпе присоединились мерзостные гады, изувечившие свой людской образ в змиев, ящеров, вампиров и прочей нечисти. Сюда же приехал Карт Бланш со своей любовницей Королевой ночи и со свитой "чертей" (некоторые имели при себе короткие гладиаторские трезубцы). В толпе были парни из банды Бена Голда, они увидев давних врагов угрожающе смотрели на них. - Успеется. Пусть помолится, может Бог спасёт его, - крикнул содомит. - Это из-за них боги гневаются на нас. Дождей нет уже полгода, землетрясения постоянно идут, смерчи! Доколе это будет продолжаться? - вопил язычник Вий. - Бог один, и нет богов иных, - сказал сердито отступник язычнику. - Пошёл вон, схизмат! - крикнул на него язычник и толкнул в грудь. - Ты что-то имеешь против иудеев!? - грозно спросил у язычника хасид с пейсами и в мохнатой шляпе. - Тише, он сейчас антисемитизм тебе вешать будет. Не отвечай, кошелёк отключат, - предупредила Вия Коруна. - Вы даже между собой согласия не имеете. Примиритесь, покайтесь, ибо близится день суда Божия! - сказал священник ропщущей толпе. В небе сверкнула молния, чёрные тучи заволокли солнце, все посмотрели вверх. Молния так шарахнула, что толпа присела в страхе. - Бог гневается, - сказала в шутку, бледная от страха молодая женщина, адвентистка. - Что за суеверие, доказано наукой, Бога нет, - сказал сорокатрёхлетний атеист, программист, любитель разврата и спиртного. Батюшка продолжал про себя молиться за всех присутствующих на улице, просил Бога о прощении их греха. - Ты долго будешь исполнять свой номер? Покажи нам чудо! - начал насмехаться пьяный язычник Квасур. - Их Христос не Бог, что вы его слушаете. Убейте его, он - террорист, убийца, его люди пролили кровь неповинных жертв! - крикнул хасид и бросил в монаха камень, но промахнулся, попал в позади стоящего байкера. Тот витиевато обругал его и род его до пятого колена. - Господи! как умножились враги мои! Многие восстают на меня, многие говорят душе моей: 'нет ему спасения в Боге". Но Ты, Господи, щит предо мною, слава моя, и ты возносишь голову мою' (Пс. 3: 2 -4), - молился сосредоточенно иеромонах. Толпа плотней пододвинулась к батюшке. Визард подошёл к тайным агентам СБТ, тихо проговорил им: "Хватит его слушать, пора его убить". Тут же агент Крюк, подал сигнал освобожденному терпиле-уголовнику по кличке Швей. Тот понимающе кивнул головой. - 'Гласом моим взываю к Господу, и Он слышит меня со святой горы Своей. Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня. Не убоюсь тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня...' (Пс. 5: 5 - 7). Сзади к нему подкрался уголовник Швей и профессиональным ударом ножа под левую лопатку ударил батюшку. Он закачался и рухнул на мостовую. Тут же завязалась драка бандитов с "чертями", байкеры напали на содомитов, язычники начали бить хасидов и постепенно все вмешались в побоище. Визард с агентами спасался из гущи драки, получив по голове прутом. Он изрыгал проклятье на всех и обещал лично закрыть счета самых рьяных хулиганов. "Черти" трезубцами разили своих врагов, а те отвечали из ножами, прутами и кастетами. И байкеры цепями выбывали дух из содомитов, а те отбивались палками и битами. Карт Бланш достал пистолет и начал стрелять во всех подряд, пока его не уложил из дробовика Танатос. Его в свою очередь осколком бутылки в шею зарезал трансвестит. Язычники били кулаками хасидов, а те отбивались ножами, отчего ранили многих язычников. Падали мертвые и раненые, полицейских в Серой зоне было мало и они не вмешивались, вызвали подкрепление. Громыхнул гром и ветер огромной силы в мгновение сбил с ног многих людей. Послышались испуганный визг женщин. Шарахнула молния и попала в громоотвод, так что сгорел его кончик. Толпа бросилась врассыпную давя упавших и раненых, гром и молнии заполонили эфир, появился смерч, поднимая вверх на высоту пяти метров урны и мелкие предметы. Следующий удар молнии пришёлся прямо в грудь язычника и он упал замертво. Трансвестит увидев это пустился бежать вдоль улице вопя от ужаса как баба. Язычники не стали спасать своего поражённого молнией товарища, бросились наутёк. А стихия бушевала вовсю, ветер поднялся такой силы, что переворачивал легковые машины, вырывал с корнем деревца, ломал столбы, рвал провода и поднимал воздух людей. Все в страхе покинули улицы, прячась в магазинах, барах и любых открытых заведениях. В частной клинике умер главный хасид города Йотам Левитин, органы пересаженные ему от убиенной Джессики не прижились. Хасиды города, лорд Кеннет, Визард и Сайлус оплакивали его. Через полчаса всё затихло, на улице лежали только тела растерзанных христиан, забитые насмерть подозреваемых в христианстве и убитые стихией по воле Божьей несколько толерантных извращенцев нечестивцев и сектантов. Суббота. Рано поутру перед всеобщей молитвой к настоятелю пустыни пришла матушка Ирина, лицо её было озабочено, она поздоровалась: "Христос посреди нас". "Есть и будет", - ответил настоятель Тимофей Иванович. - Что-то случилось? сестра, - спросил он. - Мне только что Меланья доложила, что источник наш иссяк. Я сама пошла и проверила, это правда! - с ужасом сказала она. - Вода ещё осталась в резервуаре, но из родника больше не течёт. Что же мы будем делать? - Это знамение! Без воды пустынь существовать не может. Наверное, нам придётся отсюда уйти в другое место. Будем уповать только на Господа, без Его воли и волосок не упадёт с наших голов. Как наши матушки, все живы? - Все. Только новенькая, Мария, едва стонет и почти не кричит, временами впадает в беспамятство, думаю, на Пасху отдаст Богу душу. - Подкрепи её Господь, надо купно помолиться о ней, чтоб во Христа поверила всем сердцем и пришла к нему с очищенной душой. А я попрошу отца Иоанна, чтоб исповедовал её перед смертью. - Вразуми её Господи, - перекрестилась матушка. - На готовку пищи, куличи и просфоры воды хватит? - Отец настоятель, в резервуаре запаса хватит дней на пять и куличи и на обед праздничный хватит. Откроем мясные консервы, наварим узвара из запаса сухофруктов. Напечём грибных пирогов. - Слава Тебе, Господи, слава Тебе, - он перекрестился. - Яиц разговеться, всем хватит? - Вчера привёз человек добрый, от смотрителя свалки. Отец Иоанн, молитвой исцелил его дочь смотрителя свалки Зевса от паралича ног и он в благодарность, помогал христианам чем мог. - Слава Богу, на всех хватит даже по два. Правда двоим, достанется всего лишь по яичку. - Мы с отцом духовником яичком разговеемся, нам больше не нужно. - Отец Тимофей, вчерашний благодетель что-то скрывает. Спросили его как в городе, что происходит, говорит: "всё хорошо", а у самого глаза так и бегают. Брат Артемий спросил: "Возле пустыни никаких людей не заметил?". Говорит: "Нет". А видно, обманывает. Недобрые люди в окрестности прячутся, думаю не бандиты, это кромешники, лукавого служители. Что же с нами будет? - Матушка Ирина, ты ли боишься кого!? Али не знаешь, что Христос посреди нас! - Есть и будет! - Ну, вот, что бы не случилось, на всё воля Божия. - Истинно так. Благословите, отец настоятель, печь куличи, - она сложила ладошки вместе. - Благословенье на рабе Божией, Ирине, иди матушка,- сказал он и перекрестил её, и когда матушка Ирина ушла, сказал себе: - Пойду, посоветуюсь со старцем Иоанном, как теперь добывать воду? Он пришёл к келье старца Иоанна и услышал молитву его: "Мне ли простому монаху, отрекшемуся от мира сего, оплакивать и цепляться за жизнь мира, когда я прежде отрёкся и умертвил себя для него. Ибо знаю: как ничтожна земля и земная жизнь в сравнении с небом, с вечным Царством Христовым! Подкрепи нас Господи Иисусе в вере нашей. Приди к нам Господи спаси и помилуй, помяни нас Господи во Царствии Твоем, яко благ и человеколюбец. Аминь!". - Молитвами отец наших, Господи Иисусе Христе, помилуй нас, - громко сказал отец настоятель. - Аминь, - донеслось из кельи. Тимофей Иванович откинул брезент и вошёл в расселину, попал в келью подвижника. Там горели лампадки, старик стоял перед иконками на коленях и заканчивал молитву. Сделав последний земной поклон, он поднялся на ноги, обернулся. Лицо его светилось будто изнутри светлым светом, он был спокоен и безмятежен. - Честнейший о Христе, отец Иоанн, Христос посреди нас, - приветствовал старца настоятель. - Есть и будет, отец Тимофей, - ответил старец и они трижды обменялись братскими поцелуями, поцеловав и правое плечо, друг друга. - Отец Тимофей, знаю, зачем ты пришёл, случилось непредвиденное: в источнике иссякла вода. - Да, отче. - Я скажу тебе больше. Благодатный огонь не сошёл в этом году. Всё сбывается сказанное старцами: храм Соломона иудеи достроили, кресты даже с погостов убрали, храмы осквернили. И вот в Иерусалиме язычники и масоны аки звери лютые напали на христиан верных в храме Господнем и всех зверски побили. Тимофей Иванович перекрестился на образа, представив эту страшную картину. - Не скорби брат, что должно исполниться - исполняется. Они стали - мучениками, и уже в Царствии Божьем, молятся о нас. Антихрист, пришёл. - Неужели, Евангелие по всему миру проповедали? - О временах и сроках прихода Спасителя нет нужды угадывать, знаю одно: 'когда, будут говорить: 'мир и безопасность', тогда внезапно постигнет их пагуба' (1 Фес. 5, 3). Как предсказывал апостол Матфей: Евангелие проповедали во всём мире, теперь наступает конец... Всё сбылось как предсказано пророками древними и последних веков. По пророчествам: евреи (1947 год) восстановили своё государство (Иез. 36, 24). Произошли мировые войны, и теперь идут военные конфликты, голод, моры, наводнения и землетрясения (Мф. 24, 6-7). Нас, христиан за имя Христово предают на мучения и убивают. Люди ненавидит друг друга и предаёт властям ближнего. Появились лжепророки: гадатели экстрасенсы, колдуны и маги и прельстили многих своей ложью в сектах и лжецерквях (Мф. 24, 9-11). Говорят придёт мессия, но не верьте им, ибо "скажут вам: 'вот, здесь", или "вот, там", - не ходите и не гоняйтесь, ибо, как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой' (Лк. 23, 24). - Спаси нас Господи, Пресвятая Богородица - защити! - перекрестился на образа Тимофей Иванович и перекрестился на распятие. - Людей пересчитали, "имя зверя" начертали даже богоизбранному русскому народу, три шестёрки сатанинские на лбы и десницы - нанесли. Православие разделили на верных и лжецеркви (Украина 2019 год), соединили с униатами, окатоличили, уничтожили нововведениями, укорачиванием службы, монахам разрешили жениться и соединили в экуменизме, изгнав верных Христу монахов в пустыни и катакомбы. Население земли доведя до запланированного ими "золотого миллиарда". Страны - "золотого миллиарда": (США, Канада. Евросоюз, Япония) - возвысились. И поставили точку, убрав наличные деньги, заменив их цифрой. - Что же нам делать? отец Иоанн. - Молиться, Господь не оставит. Ты же знаешь, отец Тимофей, даже если тебя на казнь поведут, Господь будет с тобой рядом. Чего нам бояться? - Люциферы обложили нас аки волки, в пустыни об этом уже знают. - Скажу больше: уже идут за нами. Мы же будем праздновать Пасху, будем радоваться и веселиться, ведь - Христос воскресе! - Воистину воскресе! - автоматически ответил Тимофей Иванович. - Предадим себя в руки Господа. Послышался голос Михаила: - Молитвами отец наших, Господи Иисусе Христе, помилуй нас. - Аминь, - ответил старец и пригласил: - Заходи брат Михаил. Михаил вошёл, перекрестился на образа, сделал глубокий поклон отцу Иоанну, сложил ладони лодочками, на правую положил левую, попросил: - Благословите, отец Иоанн. - Бог благословит, - ответил старый монах и перекрестил молодого подвижника. - Отцы, пришёл пилигрим, - сообщил Михаил. - Он передал, что видел своими глазами, как войска и язычники разгромили Изюмскую пустынь. Безбожники и воинствующие сатанисты всех забросали насельников каменьями. Отец Иоанн склонил голову перед Тимофеем Ивановичем, кротко молвил: - Отец настоятель, благословите на чтение канона по убиенным душам мучеников. - Мне ли грешному вас благословлять, Бог вас благословит, отец Иоанн, - ответил смиренным голосом глава пустыни и так же попросил: - Отец Иоанн, благословите с вами братии служить панихиду по убиенным мученикам. - Бог благословит, - ответил инок и повернулся к иконам и углубился в молитву. Тимофей Иванович и Михаил тихо вышли из кельи, пошли в большую столовую. Там уже собрались почти все пустынножители, слушая гостя. - Я сам видел, как отступники веры - раскольники и сектанты под управлением экуменистов растерзали изюмского отца-настоятеля, упокой Господи его душу, - говорил паломник Никита Кожевников, при этом он пил воду обливая ей рыжую бородку. - Братия, сестры, они окружили и вашу пустынь, я сам видел, когда шёл сюда! - Он поставил кружку на стол. - Меня не тронули, видимо не было указания на то. - Я же говорил вам: нужно разбегаться! - громко сказал Боул. - Господь посреди нас, брат Никита, - поздоровался настоятель со странником Богомольцем. - Есть и будет, отец-настоятель, - ответил пилигрим, и троекратно поцеловавшись с Тимофеем Ивановичем, поклонился. - Я слышал от брата Михаила, Изюмскую пустынь, разгромили "волки" в овечьих шкурах, - сказал настоятель. - Да, всех убили, я только с помощью Божьей спасся. Снова все заговорили разом, трудники и послушники пришли в негодование, христиане начали молиться за упокой, креститься, женщины плакали. Собралось своеобразное вече, все что-то говорили, трудники предлагали: "идти в бега пока не поздно". Больше всех слышались голоса Горского и Боула, призывавших: спасаться бегством. В трапезную вдруг тихо вошёл духовник пустыни, инок Иоанн, все замолчали. Увидев вошедшего отца Иоанна, Никита упал ему в ноги, сказал: - Благословите, отец Иоанн. - Я не священник, Бог да благословит тебя, встань с колен, брат Никита, - тихо ответил отец Иоанн. Никита поднялся, они обнялись, поцеловались в щеки и правое плечо. - Что случилось? - спросил отец Иоанн, хотя вчера ночью видел в видении, что произошло в Изюмской пустыни. Пришлось Кожевникову пересказать всё, что он видел, избиение изюмских пустынников сутки назад. В конце повествования, все снова разом заговорили. - Тихо, братия и сестры, - громко сказал настоятель пустыни, поднял руку. - Дайте слово отцу Иоанну. Все разом смолкли, создалась звенящая тишина, только факелы и свечи потрескивали создавая звуковой фон. Отец Иоанн ещё секунду помолчал и начал говорить своим любвеобильным голосом: - Братия и сестры, чего испугались вы? Вспомните, что писал Иоанн Богослов к нам в первом послании: 'что придёт антихрист, и теперь появилось много антихристов, то и мы познаём из того, что последнее время. Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами' (1 Ин. 2: 18-19). Вы прошедшие гонения, тюрьмы, побиения и унижения, предательство родных, отказ от вас детей и родителей, ненависть и насмешки от людей мира сего и предательство братьев и сестер по вере. Вспомните: вы - блаженны правды ради, чего вы всполошились? чего испугались? Мы должны радоваться и веселиться!.. Души братьев наших убиенных в прежние времена молятся Богу, они вопиют: 'Доколе, Владыка Святой, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?' (Откр. 6, 10). И Господь утешает их, говоря, чтоб они успокоились, пока братья их, то есть - мы, не дополним число их в раю, убиенных за веру. Скоро кончатся испытания мира сего, и Отец наш небесный будет встречать нас у ворот рая. Бояться смерти нужно разумно и готовиться к ней, не боясь. Вот, отчаиваться и унывать - дело вражье (протоиерей Мордовцев). Бог дал нам эту временную жизнь для исправления греховности нашей, по воскресении даст - жизнь вечную! Подлинная любовь ко Христу требует от человека огромного самоотречения во имя Христа. Вы отреклись от благ земных, одевшись во вретища, теперь за каждую заповедь Христову будьте готовы отдать даже свою жизнь! Люди оживились, приободрились, появились улыбки на устах. - Не могу понять, о чем он говорит? - тихо спросил Боул у Горского. - Жизнь земная - самое прекрасное, что может быть у человека,. - Почему они успокоились и даже смеются? - тихо спросил Горский у Боула. - Вспомните, что говорили святые отцы Церкви о последних временах: "Все духи злобы поднебесной выйдут из глубин ада и материализуются найдя себе обиталище в телах людей утративших имя человеческое, веру, образ и подобие Божие". Знайте: слуги нечестивого завтра придут сюда и будет здесь скорбь... Но, не бойтесь их братия и сестры, кто останется здесь душу (жизнь) свою потеряет ради Господа, и приобретёт жизнь вечную. Бог будет раздавать завтра венцы! Разве не к этому мы шли всю нашу жизнь! Бога бойтесь предать, слуг же антихристовых - презирайте! - сказал призывающе отец Иоанн, замолчал ненадолго и снова заговорил: - Братия и сестры, покаяние и глубокая исповедь выводят человека из болезненного страстного состояния, очищают душу от страстей и делают ее способной к восприятию божественной благодати. Они понуждают христианина жить богоугодно, отрекаться от сего мира в понимании совокупности порока и страстей. Сейчас мы по благословению настоятеля отслужим панихиду по убиенным мученикам. У нас нет священника, нет храма, есть только часовенка, просфоры и святая водичка. Помолимся, о душах убиенных в Изюмской пустыни, и они помолятся Богу о нас. Исповедуемся друг другу за всю нашу жизнь, примем просфорки со святой водой и тогда по молитвам нашим, Господь вменит нам это в Причастие. Жду всех верных на молитву в часовенке. - Так значит... я так и знал! Товарищи, я вас предупреждал, нужно отсюда уходить! - громко сказал Джек Горский. - Я вам не раз, не зря говорил: над нами сутками висят дроны слежения! В штольне появились прослушивающие устройства в виде гадов! Изюмских христиан убили, даже глупец поймёт: правительство решило сделать зачистку! - Я видел, в округе катаются на джипах подозрительные типов, похожих на агентов СБТ, - сказал Гарик Боул. Снова все разом заговорили, загалдели. - Тише, братия и сестры, отец Иоанн сказал: "кто хочет оставаться - оставайтесь, кто не хочет, пусть уходит. Время ещё есть. Вы должны понимать, здесь будет то же, что в Изюмской пустыне - скорбь и слёзы, но Бог не оставит нас, - сказал Тимофей Иванович. - Что будем делать? они не ведутся на провокацию, - тихо спросил Боул у Горского. - Надо передать, всё что тут происходит агентам и самим смываться. Чую, и их убьют и нас живыми не оставят. Зачем им свидетели? Посмертно обвинят в связях с христианскими фундаменталистами, - сказал Горский Боулу, тот кивнул головой. Оба быстро вышли из столовой за вещами. Андрей Турцев задержался, он не мог решить что ему делать, беспомощно оглядывался на всех. Искал поддержки у Михаила и думал о его красавице сестре, которая дала ему "от ворот - поворот". - Отец Иоанн, что происходит? - спросила матушка Ирина. - Сбываются пророчества, антихрист пришёл. - Ой! - испугалась Дарья Ерастовна. - Что же теперь будет? Мы погибли. - "Трусливые Царствия Божия не наследуют", говорил при жизни схиархимандрит Христофор. Не бойтесь, Христос победил мир! - ответил отец Иоанн. - Отец Иоанн, разве уже были какие-нибудь знамения прихода нечестивого? - спросила Ирина Васильевна. - Разве ты не видишь, дочь моя: люди ненавистливы, развращены, жадны, лживы, предают друг друга за миску "чечевичной похлёбки"! Сбылось одно из пророчеств, архимандрит Ипполит Халин, предупреждал при приходе антихриста взорвётся бомба возле алтаря в храме Зимовеньского Свято-Воскресенского монастыря в Белгородской области, лежавшая со времён Второй мировой войны. Она взорвалась! Женщины в испуге перекрестились. - Идёмте молиться, готовиться к воскресению Христа! Отец Иоанн вышел из трапезной, за ним вышли: матушка Ирина Васильевна, Мария Громова, Дарья Ерастовна и все остальные. Горский и Боул взяли свои рюкзаки, на выходе из пещеры увидели лежащего в секрете бывшего спецназовца Кастора Гунна. Он в бинокль наблюдал за местностью, автомат "АК" лежал рядом с ним. - Что видно? - спросил Горский присев рядом с Гунном, Боул тоже присел. - Подозрительно тихо. Вчера бандиты как всегда веселились, гоняли на байках и вездеходах, а сегодня пропали. Только в небе висят эти проклятые... - Кастор привычно ругнулся, - провалились бы они в тартарары. - Он отстранил от глаз бинокль и увидел, что трудники с рюкзаками за плечами, Горский с пистолетом, сунутым в карман, Боул с дробовиком. - Вы куда собрались? - Видел пришедшего сегодня этого чудика, пилигрима? - Я вызывал дневального, когда он появился. - Он принёс плохую весть, пустынь Изюмская была разгромлена позавчера, насельники и монахи - забиты камнями насмерть. А наш прозорливый старичок Иоанн, сказал, что и нас ждёт подобное, - ответил Горский. - Ты же не хочешь погибнуть за всю эту христианскую муть? - спросил Боул. - Спасать нужно свои задницы. Пошли с нами, - предложил он. - Куда? К бандитам, я их ловил, там меня точно - убьют. В город вернуться, нам нельзя, посадят на пожизненное... А что говорит, Смит? - спросил Гунн, он только Смита признавал здесь за авторитета. - Ничего не говорит, - ответил Боул. Смит появился из штольни как всегда спокойный. - Мы уходим, Смит, ты с нами? - спросил Горский. - Нет. Куда бежать? От себя и судьбы не убежишь, я здесь нашёл душевный покой. Горский махнул на него рукой и вместе с Боулом спустился по тропинке вниз в балку. - Они же ушли без приказа! Может пристрелить их? - спросил Кастор. - Мы и так уже в мышеловке, зачем понапрасну проливать кровь? Гунн удивлённо посмотрел на Смита, который рассказывал, что убивал раньше не задумываясь. Смит присел, взял бинокль и начал осматривать местность. - Вижу, появились наблюдатели, вон там на северо-западе. - Дай бинокль! - Гунн взял бинокль, посмотрел в указанных направлениях. - Точно, у тебя глаз алмаз! Кто они? - Не всё ли равно? Какая разница, как их называют: агенты национальной безопасности, полицейские или военные, суть одно - слуги системы. Враги наши. - Может, прорвёмся боем!? - Ты сам знаешь двоим это невозможно, тут нужно армейское подразделение... Я не хочу возвращаться в мир, не хочу больше прислуживать масонам и быть их игрушкой руках. Лучше остаться с верными Богу и умереть как человек. - Что ты предлагаешь? - Делай, что хочешь, брат, а я остаюсь. Отец Иоанн, посоветовал бы - молиться. Гунн задумался, мысли его разбегались, он искал вариант ко спасению и не находил выхода. - Я тоже остаюсь, но живым властям не сдамся! - сказал твёрдо он. Они ещё долго лежали в секрете, наблюдали передвижение противника. Из яра вернулись Горский и Боул, они запыхались, лица их выражали тревогу и смятение. - Почему, вы вернулись? - спросил Смит. Оба были напуганы. - Там нигде нельзя пройти, всё оцеплено полицией, даже машины смерти: киборги и боевые роботы есть, - сказал Боул. - Мы попытаемся уйти ночью, - сказал Горский и они ушли в шахту. - Зачем им киборги и роботы? Это же, не армейская операция? - задумчиво спросил Гунн. - Потому что христиане, это самые опасные для властей люди, так как они не склонились под ярмо власти масонов. Я вот думаю: как они претерпев всё, и гонения, и лишения, и тюрьмы, и голод, и холод, и скитание, непонимание, вражду и откровенную ненависть. Что их держит в жизни при таких невыносимых условиях? В городах при меньших проблемах люди приходят в уныние, панику и кончают жизнь самоубийством. А они крепятся, даже веселы, любят всех, даже врагов своих. И притом не помышляют о суициде. - Не знаю. Я здесь похудел, постоянно хожу голодный и злой. Ни развлечений, ни информации, ни баров, ни выпивки, ни домов терпимости, скука здесь ужасная и тишина разрывает мне мозги. Не могу я здесь существовать при таких условиях. - Бог всё-таки существует, если я живу, хочу жить и надеюсь жить в будущей жизни, - тихо сказал Смит. - Что ты там шепчешь? Артур, - спросил подозрительно Гунн. - Что-то из их молитв, - сказал пренебрежительно. - Что: не убей, не кради, не блуди, - хохотнул он. - Кастор, наверно, правда: 'не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии, своём, ни в воровстве своем' (Откр. 9, 21), и за всё получат по полной, и поделом! - задумчиво прошептал Смит. Он, думал о Боге, о вере, об этих мужественных людях - последних православных христианах терпящих унижения и всё равно верующих Богу и понимал, что истина и есть - Христос, и то что Он проповедовал в Новом завете это и есть ответы на все вопросы жизни. - Артур, у тебя уже крыша начала ехать! - Артемий, теперь моё имя, - сказал он тихо и твёрдо. - Пойду, отдохну, - сказал Гунн и глядя подозрительно на друга, ушёл в шахту. Горский и Боул дождались ночи и пройдя по подземному ходу вышли к замаскированному выходу у реки. Горский послал первым выйти и проверить: нет ли засады Боула. Тот выполз, в темноте на четвереньках дошёл до реки и там его внезапно схватили замаскировавшиеся агенты СБТ. Горский тоже не успел далеко уйти вглубь шахты и его настигли и скрутили, сунули в рот кляп, вытащили из шахты. Быстро доставили в город в службу СБТ, скоро там появился Визард, вид у него был довольный. - Ребята, рад вас видеть целыми и невредимыми, - сказал он поднявшимся со стульев завербованным тайным агентам правительства. - Товарищ Б-беньямин, мы в-выполнили з-задание и возвращались к вам... - начал тараторить запинаясь от испуга Боул. - Знаю, знаю мальчики, всё слышал лично, как вы вербовали этих неразумных изгоев, а они никак не хотели вразумляться. Жаль, не было вас в городе недавно, - усмехнулся он, сделал знак офицеру и охранникам, они вышли из кабинета. Естественно скрытые камеры наблюдения всё фиксировали. 'Вас бы обязательно припутали к террористам', - подумал он. - Вы присаживайтесь. Есть хотите? - Очень, там у них кроме пустой похлёбки нет ничего, - ободрился Боул. - Ну, поговорим, я распоряжусь, вас накормят. Теперь к делу. Сегодня ночью у изгоев начинается главный праздник Пасха, и мы хотим их захватить... Конечно, это уже не составит труда и обвинение в их деятельности предостаточно. - Что мы должны сделать? - спросил с готовностью Боул. - Расстрелять их, - зло пошутил Визард, Боул стал серьёзен, Горский опустил голову, соображая: что значат эти слова. - Я готов! - ответил Боул. Визард посмотрел на него внимательно, подумал: "Они спасали тебе жизнь путём риска и потери своей свободы. Жена тебя бросила, ушла к богатому. Ваших дочерей забрали в интернат, ты спился, опустился, жил около свалки, помирал с голодухи. Тебя подобрали полудохлого эти нищеброды, приютили, спасли, а ты их казнить готов. Хорошая благодарность. Воистину, человек раб своих страхов и своей шкуры, за свою жалкую жизнь, пойдёт на любое предательство... Правда эти отщепенцы (подумал он о православных ушедших из мира цивилизации) - исключение из правила". - Я пошутил, Гарик. Убить этих негодяев, у меня очередь будет. - Что мы должны сделать? Сэр, - спросил Горский. - Не надо называть меня "сэром", это звучит слишком по-буржуйски. Называй меня просто 'товарищем'. Окей? Да, товарищ Визард. - Вы должны будете свидетельствовать на судебном процессе против христиан в их незаконной деятельности против государства. - Мы готовы! - сказал поспешно Боул. - Вот и отлично. А пока посидите в камере, там и перекусите. Не обидитесь? Оба закивали головами: не обидятся. - Отдохните, поешьте. Скоро поедем на задержание, маргиналов. Помолившись с пустынниками на панихиде о душах убиенных христиан-мучеников, странник-молитвенник Кожевников попрощался с ними. В дорогу ему дали запечённых пресных коржей, и он поблагодарив пустынников, предав свою душу Богу, направился в сторону Крыма, чтоб там найти пустынников христиан и с ними спасаться. Он с молитвой прошёл в ночи, метров триста и его видели полицейский секрет из трёх человек и сидевшие в засаде агенты СБТ, но ни один не остановил его, им казалось, что это мираж, так как сканеры не идентифицировали чистого человека. Никита прошёл пару километров и схоронился среди кустов в мелкой лощине, отсюда была видна пустынь. Пасха. Светлое Христово Воскресенье. Вечером христиане в часовне по очереди читали Деяния. Пасхальная служба началась за час до двенадцати ночи, на ней присутствовали все пустынники, кроме Гунна, охранявшего пустынь снаружи. В часовне тихо потрескивали свечи, в самодельных подсвечниках и песком, два факела установленные на входе, горели, давая неяркий свет. Всё вокруг казалось загадочным и мистичным. Неверующие пустынники, держа зажжённые свечи как-то преобразились, стали серьёзней. Отец Иоанн, не будучи священником, но хорошо зная: службы и уставы вёл службу, отец Тимофей, помогал ему, был в роли дьякона, кадил самодельным кадилом. Все молились, и было видно, что они ожидают чуда, ждут воскресения своего Бога Христа. Отец Иоанн прочитал начальные молитвы, затем перешёл к праздничным, прочёл Канон Великой Субботы "Волною морскою", ещё какие-то ирмосы и тропари и после молитвы Отче наш, которую читали все христиане, пустынный хор состоящий из Михаила, Натальи Алексеевны, Дарьи, Меланьи, Марии, под руководством регентши матушки Ирины (Эрмы) запели тропарь "Егда снизшел еси...". Андрей сказал тихо стоящему рядом Смиту: - Как интересно, лучше чем в кино показывают. - Тихо, молись Богу, - ответил Смит. В полночь все начали зажигать свечи от лапмадки у иконы Троицы, отец Иоанн взял крест с пасхальным трисвещником и кадило. Отец Иоанн и отец Тимофей тихо запели стихиру: "Воскресение Твое, Христе Спасе...", и хор подхватил: "Ангели поют на Небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити". Второй раз стихиру запели немного громче, будто волна светлая прошла сквозь души присутствующих. Андрей увидел как осветились радостью лица доктора Аветиса, Артура, семьи Сиротиных Василия, Екатерины их сына Петра, певчих и отцов настоятелей. Даже лица тяжелобольных Ксении Владимировны и Марии-Анжелики, полулежавших здесь на сбитых их поддонов креслах-тахтах (устеленных мешками с сеном и пледами) были светлы и радостны. Третий раз отцы грянули громко пасхальную стихиру до половины и хор закончил тихо: "и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити". Начался крестный ход, певцы пели непрерывно праздничную стихиру, впереди шёл маленький Пётр неся самодельный фонарь с красным стеклом, за ним парой Василий с запрестольным крестом, его жена Екатерина с образом Божией Матери. Артур взял хоругвь с Христом и передал её Андрею, сказал: "Неси!". Андрей не успел возразить, что у него рука сухая, не поднимается, взял левой, здоровой рукой и вдруг правой (висевшей плетью) подхватил, крепко сжал древко, радость чуда переполняла его, он пошёл за Василием и Екатериной. За ним двинулся хор со свечами, отец Тимофей с Евангелием (держа его на полотенце), рядом Артур с кадилом и замыкали торжественный крестный ход отец Иоанн с крестом и пасхальным трисвещником, доктор Бахтамян со свечами. В часовне остались: Ксения Владимировна, Наталья Алексеевна и Мария-Анжелика. Главари-масоны сидевшие в комфортабельном автобусе и коротавшие ночь за кофе с пончиками и булочками ждали начала полицейской операции "Чистка " по разгрому пустыни, прослушивали, что происходит у христиан. - Лорд, вы оскорбили меня своим посланием, - тихо, соблазнительным голосом, сказала Камелия на ухо Кеннету, обдав его своими парфюмами. - Валерия Мессалина (развратная жена римского императора Клавдия), сгорела бы от стыда, глядя на ваши деяния. - Что ты себе позволяешь, я честная женщина и за подарки себе не продавала! И, певать мне на неё! Она кто такая начинающая модель? или актриса? И нечего меня сравнивать с какими-то дешевыми девками. А там уже где-то наверху (установленные заранее) раздавался трезвон колоколов, Захарий старался вовсю, и вся округа была пробуждена этим радостным звоном. - Что это! Что! - нервно спросил Кеннет, услышав звук ненавистных ему колоколов, он чуть не пролил кофе на брюки. - Полночь, схимники встречают своего Бога, - сказал злобно Визард, - но Он к ним сегодня не придёт, - и зловеще усмехнулся. - Совсем как в детстве, - сказал умилительно мэр Авер. - Вы же масон, разве вам нравится этот шум-гам там-та-ра-рам? - сердито спросила его заместительша Камелия. - Сделайте что-нибудь, это же невозможно! - обратилась она неопределённо к кому. - Наденьте наушники, включите музыку погромче, - посоветовал ей Кеннет. - Идите к черту, - ответила она ему и сделала, как он предложил, надев наушники включила рок-музыку группы "AC/DC". - Ничего, скоро мы окончательно решим вопрос существования этих исусиков, - сказал, будто прошипел как змий, цадик Сруль Шойхет, он прилетел из города Сан-Хосе в Калифорнии, (Международного масонского центра) на подмену выбывшего из строя Левитина. - И восторжествует царство нашего машиаха. - Он искоса, с долей брезгливости глянул на отступника от веры христиан, епископа экумениста Софрония. Тот ничего не ответил, сделал вид, что ничего не понял. Крестный ход под звон колоколов и пение стихиры Воскресения, трижды обошёл вокруг входа в шахту, через бугор и остановился снова у входа перед закрытыми деревянными воротами. Колокольный звон смолк. Отец Иоанн приняв от Артура кадило, начал кадить святыни, певцов и всех предстоящих, затем передал кадило отцу Тимофею. Он покадил на отца Иоанна и вернул ему кадило. Отец Иоанн трижды покадил вход в шахту (пещеру) и возгласил: - Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно, и во веки веков! - Аминь! - подтвердили певчие. Отцы Иоанн и Тимофей могучими голосами грянули: - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! Их пение доносилось до всех главарей принимавших участие в операции "Чистка", так как микрофоны были установлены вблизи шахты и в самой шахте в виде гадов и насекомых. Через камеры ночного видения и видеонаблюдения они даже видели картинку крестного хода. - Это невозможно слушать, лорд, выключите звук, - попросил цадик. - Пусть поют в последний раз, - сказал Кеннет, но звук уменьшил до минимума. - Я выйду, проветрюсь, - сказал цадик и вышел из автобуса, Лорд тут же добавил звук. - Почему бы сейчас не прекратить весь этот молебен! Лорд, прикажите и парни разнесут их в пух и прах! - загорячился Визард. - Ещё не пришёл приказ из земли благословенной. - Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его, - донеслись слова отца Иоанна в автобус, через динамики. Певчие пропели: - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! Преданный анафеме, архиерей Софроний с ностальгией смотрел и слушал праздничное пение и стихиры бывших своих братьев и сестер. Он поднялся, чтоб ему не задавали вопросов, прошёл в конец автобуса и лёг на кровать. - Видимо подействовала на него молитва старика, - шепнул Кеннет Визарду на ухо и оба тихо засмеялись. Адену Камелию разбирало любопытство, она сняла наушники. - Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня. - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! - Тако да погибнут грешницы от лица Божия, а праведницы да возвеселятся пред Богом. - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! - Что он читает? - спросила Камелия. - Взывает к своему распятому Богу, - ответил Визард, насупив брови. - Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся вонь, - читал монах. - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! - подпевал хор. - Лорд, почему вы не отдадите приказ о захвате этих сумасшедших? - спросила Адена. - Потому, что командует операцией полковник Лион Сайлус, даже генерал-шериф Макмарана является только наблюдателем, - пояснил Кеннет. - Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, - прочитал монах. - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! - пропел хор. - И ныне и присно и во веки веков, - прочитал отец Иоанн. - Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав! - пропел хор. Затем отцы три раза пропели высоким гласом: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ", певчие продолжали: "И сущим во гробе живот даровав!". Отец Иоанн открыл ворота и крестоходцы с пением ушли в шахту. На посту остался один Гунн, он залёг в секрет, но снайпера полицейских давно засекли его местоположение. В автобус вошли генерал-шериф Макмарана и полковник Сайлус, за ними просеменил цадик, хасид Сруль Шойкет. - Долго мы ещё тут будем торчать? - спросил генерал, обращаясь ко всем и конкретно к Кеннету. - Операцией командует полковник Сайлус, - ответил Кеннет. - Мне не поступал приказ о штурме, из центра, - ответил правителю воеводства полковник Сайлус. - Безобразие, фундаменталистов кучка, с оружием пару человек. С ними бы легко управилось один армейский взвод. Что там, в штабе округа думают? - возмутился генерал и вышел. Официально операцией разгрома пустыни командовал Лион Сайлус; на самом деле, негласно командовал лорд Кеннет. При Кеннете были: хасид, цадик Сруль Шойкет и старый жидомасон наблюдатель, хасид, политический комиссар Беньямин Визард. Полицейскими силами командовал заместитель начальник полиции города Маркус Зайченко. Куратором был генерал Макмарана. Для доставки арестованных в тюрьму здесь находился директор ТИЛ Маркс Цибенко с заместителем Мустафой Альмуразом. Для переговоров они привезли с собой епископа экумениста Софрония. Он едва сумел отговорить приехать сюда свою начальницу, архиепископшу экуменистической церкви, Вивею Андерлехт, которая хотела путём слова истины "вразумить заблудших овец". "Вы же знаете, они не приемлют женщин священниц, вы всё только испортите", - сказал он. Вивея обиделась, спросила сердито: 'Может вы ещё опротестуете законное право, данное нам женщинам на шестой Ассамблее ВСЦ в Ванкувере?' (На VI Ассамблее ВСЦ в Ванкувере в 1983 году было узаконено женское 'священство'). Дмитручко промолчал, чтоб не сердить спесивую бабу. Вивея осталась дома, в своём дворце она налила себе виски с содовой, уселась в кресло, позвав свою постельничью, служанку-сожительницу, посадила её себе на колени и включив большой экран приготовилась смотреть в прямом эфире по засекреченному каналу видеосвязи захват христианской пустыни - полицией. Зато взяли с собой Сергей Пряхина, которого ранее подвергли психологическому допросу угрозами ему лично; лестью и обманом обещали ему никого из христиан не трогать, если он уговорит их сдаться - добровольно. Он выдал всех по именам, согласился показать: где находится пустынь (всё это и без него знали) и участвовать в переговорах. Из интереса сюда поехали мэр Александр Авер и его заместительша Адена Камелия. Адена соблазнённая одним из своих блудных сожителей сатанистом, уже три месяца ходила в сатанинскую церковь, стала служительницей культа нечестивого. Оставшуюся часть ночи, полицейские связисты слушали и записывали службу христиан шедшую в шахте. Под утро служба закончилась и пустынники пошли в трапезную разговляться кутьёй, куличами и яйцами, ко всему Меланья приготовила пироги с картошкой и рисом, оладьи с вареньем, суп и компот. Утром Смит сменил Гунна на посту, тот доложил, что заметил в степи многочисленные секреты и посты полицейских. Вдруг загремели как гром вдалеке двигатели бронетехники, послышались шумы вертолётов. - Иди, доложи настоятелю, - приказал Смит Гунну и тот без лишних вопросов, убежал в шахту. Вскоре почти все пустынники во главе с настоятелем и духовником вышли наверх. Они стояли в укрытии при входе в шахту, наблюдая приближающуюся колонну бронетехники, некоторые молились про себя, некоторые посматривали на настоятеля и старца Иоанна. В чистом небе над ними высоко вверху висели жужжа дроны наблюдения и сканирования. Другие управляемые приборы наблюдения и прослушивания в виде земноводных гадов уже шныряли в пещере, сканируя и снимая всех и всё. Всех кого благословили носить оружие для защиты общины: Смит, Гунн, Василий Сиротин держали его наготове. Даже Захария держал в руках ружьё. Все молчали. Вдруг небо загудело, как саранча со всех сторон к пустыне полетели полицейские вертолёты, боевые пилотируемые дроны. Справа и слева появились боевые терминаторы с лазерными ружьями и крупнокалиберными пулемётами. За ними передвигались как гигантские пауки боевые трансформеры управляемые через компьютеры людьми, вооруженными мелкокалиберными пушками, ракетами и крупнокалиберными пулемётами. Сзади со стороны леса форсировав реку начали приближаться военные вездеходы на гусеничной основе с полицейскими в экипировке на броне. Полицейские спрыгнули с брони и растянулись в цепь. Впереди из бронетранспортёров высадился полицейский спецназ с собаками. Из вертолётов по тросам спустились на землю спецназовцы. Начали замыкать кольцо вокруг пустыни. Капрал Джим Смит опустил бинокль, он ясно разглядел среди мятежников своего родного брата с ПЗРК в руках. - Ты кого-то узнал среди них? - спросил Макмарана у своего ординарца. - Нет, господин генерал, среди террористов у меня знакомых нет. Группа полицейского спецназа приготовилась зайти в тыл христианам по скрытому туннелю от реки, и её командир доложил о готовности номер один к захвату террористов. Лион Сайлус доложил об этом лорду Кеннету. - Пусть находятся на месте и ничего не предпринимают. Если кто будет уходить через них, пусть - задерживают, - ответил Кеннет, он в бинокль наблюдал за входом в шахту. Сайлус передал командиру спецназа приказание Кеннета. - Не ударить ли нам, по ним, отче? - Смит приготовил ПЗРК, в нём снова появился азарт воина. Он внутренне приготовился к бою. - Не понял ты нашего духа, Артемий, - сказал милостивым голосом отец Иоанн. - Что это изменит? Если слуги нечестивого в ответ ударят по нам, то не оставят здесь камня на камне. Артемий Смит не колеблясь положил ПЗРК на землю. Вся когорта бронетехники и полицейского спецназа остановилась в метрах стапятидесяти вокруг бывшей шахты. Кастор Гунн занервничал, поднял ствол автомата с подствольным гранатомётом, прицелился в цепь застывших полицейских. Артемий Смит положил на ствол ладонь и опустил его вниз. - Львиное сердце! - обратился Гунн к Смиту. - Ты предаёшь нас? Они нас не помилуют, я сам работал в полицейском спецназе, знаю, методы их работы как они проводят свои операции. Христианские воины понимали, что он прав, но оружие положили Василий и Захария. - Командир! Что ты делаешь? - спросил с удивлением Кастор. - Это безумие, они же никого не оставят в живых! Надо дорого себя продать! - Спасайся, тебе же сказали: есть тайный ход, он ведёт за реку, - ответил Смит и приказал остальным: - Драки не будет, они испепелят нас в секунду! - Я вижу у тебя не львиное сердце, ты перестал быть воином! - сказал укоризненно Гунн. - Да, теперь "я вступил в воинскую службу к Царю всех на земле и не могу оставить сей службы" (Савва Освященный из Каппадокии), - ответил замысловато Смит, Гунн лишь покачал головой. Гунн положил гранатомёт, оставив при себе только автомат и автоматический пистолет, скрылся в штольне. Отец Иоанн обратился к пустынникам христианам: - Братия и сестры, не бойтесь их! Апостол Павел завещал нам не страшиться противников, ибо благовествование Христово, для них предзнаменование к погибели, а для нас спасение сие от Господа. Иоанн Златоуст говорил: "До смерти боритесь за истину, и Господь будет побеждать за вас". Бог за нас, за правду. Эти же люди, безумны: 'Их конец - погибель, их бог - чрево, и слава их - в сраме, они мыслят о земном'! (Флп. 3: 19). Братия и сестры, вы люди свободные, вы выбороли и выстрадали свою свободу, у нас нет печати антихристовой! Не слушайте слуг лукавого, хотящих и вас в ад низвергнуть! Они ждут пришествие своего хозяина Аваддона (евр. - губителя), армия сынов геенны, каинитов уже готова терзать, святых Божиих. Это наш шанс на спасение, который дал нам наш Бог Иисус Христос. Вспомните, что говорил апостол: 'Неужели не знаете, что все мы крестившиеся во Христа Иисуса в смерть Его крестились?' (Рим. 6: 3). Не бойтесь их, вспомните золотые слова: 'Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни' (Откр. 2: 10). 'Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведёт с Ним' (1 Фес. 4: 14). Так чего ж нам бояться? чего страшиться? Тем же кто беспокоится за жизнь свою и не готов сегодня к встречи с Иисусом, ещё есть шанс продлить земную жизнь, но что это будет за жизнь?... Они могут уйти в мир, смогут спасти земную жизнь, но погубить вечную... Все же, кто хочет наследовать Царство Божие, войти в жизнь вечную, идёмте не боясь навстречу ко Христу и Христос будет посреди нас. Не бойтесь их могущих забрать жизнь, душу погубить не могущих. Я же по словам апостола: 'Имею желание разрешиться (умереть) и быть со Христом' (Флп. 1, 23), чем жить под ярмом иудейским. Все верные, берите крест и хоругви, начнём последний крестный ход! Всю эту речь прекрасно слышали кромешники, через прослушивающие устройства. - Граждане христиане! - послышался металлический голос, усиленный мощными динамиками. - Вы окружены правительственными войсками и полицией спецназа. Предлагаем вам сложить оружие и выходить по одному с поднятыми руками. Всякое сопротивление властям будет наказываться смертью! Ваше сопротивление будет бесцельно и принесёт жертвы с вашей стороны. Даём вам на размышление пять минут. Всем сдавшимся, обещаем: радушный приём и горячую пищу, окажем медицинскую помощь для больных. - Крест наше оружие, но мы его не положим! Он начертан на наших сердцах! - крикнул Михаил. - Иоанн, брат мой, ты слышишь меня, это говорит Софроний! - донёсся другой голос, голос предателя Христова. - Слышу тебя, иуда искариотский, - ответил отец Иоанн, поднялся на возвышенность. Снайпера дали знать Кеннету, что взяли катакомбника на стопроцентный прицел, ждали распоряжения: стрелять. - Зря ругаешься, а я пришёл с миром, - лукаво говорил Софроний. - Вернитесь в лоно церкви, покайтесь и вам всё простится. Братия, я обращаюсь к вам: смарт-метки это не знак сатаны, это разумный подход к цивилизованному обществу, вы даже не представляете, сколько жизней спасла эта благая технология! Вернитесь в лоно церкви, живите в миру, довольствуйтесь благами цивилизации, молитесь в церквях, не впадайте в ересь! Правда у нас! - Нечестивый беззаконник, - прошептала гневно матушка Ирина. - Ты забыл, что говорил преподобный старец Лаврентий Черниговский: "Только одна Церковь Православная святая, соборная и Апостольская. Другие, называющие себя церквами, это не церкви, а плевелы диавола среди пшеницы и скопища его". Ты принадлежишь к какой церкви? - ВСЦ (Всемирный совет церквей). - Слышали братия и сестры, он сам себя обличает: к экуменистической! Паисий Святогорец говорил: 'Экуменизм, общий рынок, одно большое государство, одна религия, сшитая по их мерке - таковы планы у этих диаволов'. - И обратился к Софронию: - Ваша церковь это логово - сатаны! Мы не ищем у вас правды, у вас её просто - нет, вы её уже давно - распяли, заменив Святое Причастие - чечевичной похлёбкой и мацой! Мы знаем что нас ждёт и сознательно идём к Богу. - Иоанн, брат мой, а как же быть с