Онищенко Андрей Андреевич: другие произведения.

Академия Времени. Миссия "Звезда Хазарии".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.45*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Запылала огнем Великая Степь. Союз половецких племен исчез, рассыпался, растворился среди других народов под ударами туменов Чингизхана. Но разве может бесследно исчезнуть целый народ? Герои Академии Времени снова раследуют историческую загадку. Любовь и ненависть, предательство и дружба, правда и ложь, через все это предстоит пройти Илье Просветову чтобы найти своего товарища затерянного во времени... На конкурс "Триммера" Обоснование темы "Умалчивать-наука королей". Содержание романа, от начала до конца, композиционно построено на загадках истории XIII века. До сих пор нет прямого ответа на вопрос, куда подевался половецкий народ. Исчезло огромное количество людей населяющее Великую Степь? Ассемелировались ли они среди русских княжеств, растворились ли среди татар? А может быть ушли на другие земли и создали свои, племенные, более мелкие этносы, способные самостоятельно выжить в это неспокойное время? Так или иначе, наука не дает на этот вопрос прямого ответа. В основе сюжета лежит история одного такого этнического образования, о котором до выше указанного времени ничего не было слышно. Один из половецких ханов увел своих людей из Великой Степи на юго-восток, на Абескунскую низменность, к высоким горам и бескрайнему морю...

  Академия времени
  
  Миссия: "Звезда Хазарии".
  
  
  Пролог
  
  
  
   В VIII веке средневековый город Семендер был одним из древнейших населенных пунктов современного Дагестана, первоначальной столицей Хазарского Каганата. В прошлом, это крупнейший военно-стратегический и торговый город после Дербента. Старинный торговый путь, проходящий по берегу Каспийского моря имел два узких места, где Кавказские горы близко подходили к самому берегу. Персы назвали ближайшее к их границе узкое место прикаспийской дороги "Железная дверь" или попросту Дербент, а наименование "Крайняя дверь" получил Семендер, за которым горы отступали на север, и дорога из Закавказья выходила на просторы обширной Северокавказской степи.
   После того, как столица Хазарии была перенесена в город Итиль, названный Великим каганом Хазарии в честь полноводной реки, вблизи устья которой, была построена новая столица каганата, Семендер немного утратил свое значение, но по прежнему оставался большим городом, богатым садами и виноградникам и имеющий многочисленные постройки, которые в основном были сделаны из дерева, переплетенного камышом, с остроконечными крышами. Основное население города составляли хазары, а их правитель, подобно всем хазарским правителям, исповедовал иудейскую религию и был в родстве с каганом. Семендер был богатым городом, имеющим крупный базар и множество лавок, а так как его население состояло из людей разного вероисповедания, то в городе кроме синагог присутствовали мечети и христианские храмы.
   Такое стратегическое значение и ту важную роль, которую продолжал играть Семендер, как транзитный пункт на важном торговом пути из Передней Азии в Восточную Европу, просто не мог не привлечь завоевателей. В конце VIII века, как повествуют древние летописи, аравийское войско под началом Муслима, потомка Пророка Мухаммеда, вступило в Ширван и там стало готовиться в поход на Дагестан. Арабы штурмом взяли Дербент и проникли внутрь прикаспийской низменности. Узнав об этом, Хазарский каган, пошел со своими войсками к Семендеру и дал Муслиму бой, в котором его рать рассыпалась об арабскую твердыню. Каган сбежал, оставляя арабам Семендер и богатую добычу, среди которой был и его царский венец. Корону предводителя хазар украшал драгоценный камень, который за свою форму и контурное сходство с человеческим глазом получил название "Око Кагана", а в простонародье - "Звезда Хазарии". По приданию с этим камнем была связана древняя легенда, которая гласила, что с потерей Хазарским Каганатом своего "Ока" начнется и закат его империи.
   Взяв Семендер, арабы прошлись по всей прикаспийской низменности и заняли обширные владения, простирающиеся на весь предгорный Дагестан. Обратив жителей в ислам и назначив наместника, Муслим, удалился в родные земли, в которых в отсутствие потомка Пророка, начали происходить некоторые геополитические изменения ни как не входившие в его планы. Наместник вынул из венца "Око Кагана" и распорядился, чтобы лучший ювелир Семендера вставил его в рукоять драгоценного кинжала, символизировав тем самым свою верховную власть над покоренными землями. Он разделил всю завоеванную прикаспийскую низменность на уделы и раздал их в правление своим родственникам, которые должны были наблюдать за соблюдением правил религии, творить суд по шариату и собирать налоги.
   О дальнейшем развитии событий летописи вообще надолго умолкают, но знаем одно, что в последующее за тем время, прибрежная полоса Каспийского моря становится ареной жарких споров между персами и турками. Дербент переходит из рук в руки, а с востока уже надвигаются орды монголов. Внутри Дагестана кипит внутренняя борьба между началами шариата принесенного арабами и адатами - остатками прошлого времени. Горцы, привыкшие к свободе, повиновались плохо. Власть наместника не отличалась силою, и равнина постоянно подвергалась нападению племен лезгин, аваров и дарго, что сопутствовало практически полному прекращению движения на караванных путях.
  
  
  
   ГЛАВА 1.
  
  
  
   В самом центре Семендера, недалеко от городского рынка, в чайхане, принадлежащей старому Исааку, в тени раскидистого платана, на персидском ковре, постеленном прямо на землю, за низким столом собрались четверо людей. С виду казалось, что они мирно беседовали, поедая многочисленные восточные сладости, представленные на столе в широком ассортименте и, запивали их горячим душистым напитком, заботливо подливаемым добродушным хозяином в пузатые керамические пиалы, украшенные затейливыми узорами. Чайхана была закрыта для других посетителей, а хозяин, разогнав прислугу и рабов, самолично обслуживал дорогих гостей. Одежда, облик и речь гостей Исаака выдавала в них представителей некогда славного народа, который на протяжении множества веков правил на просторах Великой степи от Карпатских гор до Самарканда. Как часто встречается в истории, период расцвета их государства сменился упадком, и постепенно, под давлением недружелюбных соседей, теснимый со всех сторон, великий и славный хазарский народ не устоял под натисками, потерял свою былую силу, государственность и распространился по бескрайним просторам Евроазиатского континента.
   Люди, которые собрались в чайхане у старого Исаака, относились именно к потомкам древних хазар, а дело, которое собрало их за одним столом, было наиважнейшим, как они считали. Двое из них принадлежали к тарханам - старинной родовитой аристократии хазар, ведущих свой род от Ашинов, рода из которого на протяжении нескольких веков выбирались могущественные каганы. Третий, напротив, по своему внешнему облику напоминал больше богатого купца, чем представителя хазарской знати. Впрочем, так оно и было, купец Аарон был известен в торговом мире востока и пользовался уважением не только в Семендере, но и по всей Прикаспийской низменности вплоть до Ширвана как среди людей торговых, так и среди единоверцев иудеев, был мудр, богат и находился в чести и почете. Четвертый их собеседник был сама противоположность, всем троим. Волевое лицо, прямой нос, поджатые губы, мудрый прозорливый взгляд ни как не сочетались с широкой длиннополой одеждой, войлочной шляпой и шестиконечной звездой Давида на длинной витой золотой цепи, украшающей его грудь. Все это говорило о том, что четвертый собеседник - иудейский мудрец, который пришел отдохнуть за столом в кругу друзей и побеседовать с единоверцами. Но довольно таки молодой возраст для мудреца, не типичная для хазаретянина наружность, скрывающийся под широкой одеждой мощный торс, широкие плечи и накаченные в ратных утехах мускулистые руки, привыкшие более обращаться с мечом и топором, нежели с книгами, чернилами и палочкой для письма, вызывали глубокие сомнения по этому поводу. Однако, то, что говорил он, на лету с благоговением схватывали присутствующие.
  - Довольно Исаак, - произнес Маханем, младший из тарханов, обращаясь к хозяину заведения, который угодливо прислуживал за столом, - оставь нас, мы хотим побеседовать без посторонних ушей, а ты посмотри, чтобы нас никто не подслушал.
  Старый Исаак, раболепно раскланявшись, попятился назад, оставляя гостей, под тенью раскидистого платана.
  - Уважаемые единоверцы, - начал свою речь иудейский мудрец, которого присутствующие называли Завулоном, - я приехал из далека. Многие годы я черпал знания от своего учителя, известного вам под именем Песаха, а он в свою очередь черпал из мудрых старинных книг.
  Присутствующие, не перебивая собеседника, в знак уважения закивали головами. Выдержав паузу и убедившись, что его слова произвели должный эффект, Завулон продолжил:
  - К величайшему нашему горю, мудрый Песах отошел в мир иной, так и не закончив многолетнего труда. После его смерти, я, его ученик, продолжил его дело и стал самостоятельно искать краеугольный камень, на поиски которого потратил свою жизнь мой дорогой учитель. Мир его праху! Потратив несколько лет, я нашел ту истину, которую искал учитель. Она была рядом, просто Песах не там искал!
  Завулон снова умолк, выдерживая паузу. Присутствующие оживились и на перебой, с сомнением, стали задавать вопросы.
  - Не может быть, - произнес купец.
  - Да погоди ты, Аарон, - перебил его старший из тарханов, - пусть Завулон продолжает.
  Завулон довольно улыбнулся, произведенный его речью эффект явно льстил его самолюбию, дождавшись пока удивление собравшихся немного стихло, он продолжил:
  - Среди множества мудрых книг оставленных мне в наследство достопочтимым Песахом, я наткнулся на одну. Это "книга судеб", личный дневник, написанный собственноручно Иосифом, последним хазарским каганом. Я расшифровал хитроумные криптограммы и почерпнул из текстов уникальные знания, которые можно направить на пользу нашего многострадального народа.
   Удивленный гул за столом служил ответом на слова Завулона.
  - Не тереби душу, продолжай, - нетерпеливо произнес Изобар, старший из тарханов.
  - Надеюсь, все присутствующие знают легенду о священном камне, называемом "Око кагана" или "Звезда Хазарии", этот камень находится здесь, в этом городе. Так вот, каган Иосиф в "книге судеб" подробно описывает, как использовать магическую силу камня, мало того, там есть еще много интересных записей, одна из которых напрямую касается одного из вас лично.
   Завулон умолк, давая возможность своим собеседникам переварить услышанное. Он вытащил из складок широкой одежды старинную книгу в кожаном переплете с серебряными застежками и положил на стол перед единоверцами. Купец протянул к ней свою толстую волосатую руку, но не дотронулся до нее. Его рука в ожидании зависла в воздухе. Он выразительно посмотрел на Завулона, и тяжело сглотнув слюну, произнес сиплым голосом:
  - Можно?
  - Конечно Аарон, от вас у меня нет никаких секретов.
  Аарон взял книгу дрожащими руками, открыл на середине и начал внимательно изучать текст. Вскоре он потерял интерес и стал просто перелистывать ее. Тарханы, молча, наблюдали за ним, затаив дыхание.
  - С чего ты, Завулон, решил, что в этой "книге судеб" содержится какая-то тайна? - удивленно задал вопрос Аарон. - Здесь нет ничего кроме обычных дворцовых записей кагана Иосифа.
  - Нужно уметь читать между строк, - довольный самим собой, спокойно произнес Завулон. - Заметки и символы на полях, дополнительные знаки и рисунки, оставленные Иосифом имеют свое значение. Смысл написанного будет понятен тому, кто сможет расшифровать криптограмму, поэтому тайна, содержащаяся в этой книге столько времени была не разгадана.
  - Не томи нас, Завулон, мы не для того проделали долгий путь, чтобы слушать твои хитроумные речи. Вы, ученые мудрецы, всегда славились тем, что любое слово можете одеть в облако тумана. Время - деньги, поэтому прошу тебя, ближе к делу.
  - Ну, что же, пусть будет по-вашему. Я неспроста собрал вас здесь под ветвями этого старого платана. Это место и это дерево хранят священную тайну, но давайте я лучше начну по порядку. У каждого из нас своя линия судьбы, предначертанная с выше и каждый должен пройти свой путь до конца. Такова воля Всевышнего. Мое предназначение в этом мире, наверное, состоит в том, чтобы раскрыть и передать вам эту тайну и священную волю последнего кагана. Ваш путь, Изобар и Маханем состоит в том, что вы являетесь последними представителями рода Ашинов и в ваших венах течет кровь Великих каганов. Ты же, Аарон, здесь потому, что богат и знатен, а, кроме того, пользуешься огромным авторитетом у единоверцев. Наша общая цель и задача возродить былую мощь Хазарского каганата, заставить людей поверить в себя и собрать воедино наш великий народ.
   Все затаили дыхание. В повисшей тишине стал отчетливо слышен цокот одинокой саранчи, которая затаилась в густой листве старого платана на ближайшей над столом ветке.
  - Не много ли ты на себя берешь, Завулон? Такая задача не под силу для четырех человек. - С сомнением и недоверием ответил за всех Аарон, выражая всеобщее мнение.
  - Маловерные! К чему пустые речи. Потомок Ашинов у нас есть, "Око кагана" находится здесь в Семендере и его стоит только выкупить у Фархад Абу-Салима, наместника Прикаспийской низменности, как древняя легенда превратится в реальность. Я знаю формулу магической силы камня, но воспользоваться ей сможет только избранный и посвященный каган из рода Ашинов.
  - Для нашей затеи потребуется немало золота, - перебил Завулона Изобар.
  - Золото не проблема, его всегда можно собрать, - вмешался в разговор Аарон.
  - Не нужно ничего собирать! Последний каган Иосиф предусмотрел и это, - с торжественной улыбкой произнес Завулон.
  Присутствующие в удивлении вытаращили на него глаза.
  - Так, где же оно? - произнесли они хором.
  - Оно лежит здесь под вашими ногами. Я неслучайно собрал вас именно в этом месте!
  Все устремили свои взгляды под ноги.
  - Ты опять издеваешься над нами Завулон? - за всех выразил свое возмущение Изобар.
  - Отнюдь! Правда не стоит сейчас браться за мотыги и лопаты, даже перепахав всю чайхану вы не найдете ни единого медного нохрата.
  - Так, где же оно? - не выдержал напряжения Аарон.
  - В "книге судеб" сказано, что раньше, до взятия арабами Семендера, на этом самом месте была наша синагога, а во дворе ее стоял колодец с чистой и прозрачной водой. Этот колодец стоит, и по сей день на том же самом месте, посмотрите внимательно вон туда. - Завулон указал рукой на право.
   Все присутствующие повернули головы в ту сторону, куда указал рукой иудейский мудрец. В правом углу чайханы, в метрах десяти от платана действительно находился колодец. Все разом вскочили на ноги и бросились к нему, однако первым добежал купец Аарон. С улыбкой на устах и со скрещенными на груди руками, Завулон спокойно наблюдал за единоверцами.
  - Откуда в толстом Аароне столько прыти и резвости, наверное, уже почувствовал запах золота, - про себя подумал он и поспешил к товарищам.
  Оба тархана и купец, до рези в глазах, вглядывались внутрь колодца. Он был глубок и солнечный свет не доходил до поверхности воды. Между тем, окружившие колодец люди начали жаркий спор между собой. Завулон не стал им мешать, внимательно наблюдая за их эмоциями, слушал их рассуждения:
  - А я говорю, что этот колодец можно вычерпать, - настаивал Изобар, - нужно только привлечь побольше людей, чтобы они без устали вычерпывали воду, тогда уровень понизится, и мы сможем без помех добраться до дна.
  - А я говорю это не возможно! Это всеравно что черпать ведром из моря, вода будет постоянно прибывать.
  - Зря вы спорите, его нужно засыпать песком, тогда подземные воды пробьют себе иную брешь в грунте и со временем колодец высохнет, а мы его потом очистим и доберемся до сокровищ кагана, - перебивая спорящих, настаивал Маханем.
  - Так слишком долго ждать, я сказал, будем вычерпывать, значит так и поступим.
  - Ты что, Изобар спятил, это же пустая трата времени, - продолжал спорить Аарон.
  Их ожесточенная перепалка по этому поводу грозила перерасти в потасовку, но все же голос разума не дал переступить ту черту, шагнув за которую дело бы дошло до непоправимого. Совершенно забыв про Завулона, эти трое решили позвать хозяина и подробней расспросить его о происхождении колодца.
  - Скажи-ка Исаак, - обратился к хозяину Аарон, - давно ли в твоем дворе вырыт этот колодец?
  - Так сколько себя помню, он всегда существовал. В нем самая прозрачная и холодная вода во всем городе. Мой дед говорил, что этот колодец был еще в те времена, когда Семендер был столицей Великой Хазарии.
  - А меняется ли в нем уровень воды, или может быть, он когда-нибудь пересыхал? - настойчиво влез в разговор Изобар.
  Немного подумав, Исаак отрицательно покачал головой и произнес:
  - На моем веку такого никогда не случалось.
  Все озабоченно уставились на колодец. Каждый в эту минуту размышлял о том, каким бы способом осушить воду и добраться до дна, но эта задача была им не под силу. Видя растерянность и тщетность помыслов своих соплеменников, Завулон улыбнулся и словно змей искуситель произнес вкрадчивым голосом:
  - Друзья мои, не требуется осушать колодец, вода сама уйдет, как только вы пожелаете.
  - Ты вновь решил над нами поиздеваться, - с гневом молвил Изобар.
  - Ни в коей мере, просто вы все меня не дослушали до конца, а зря. В "книге судеб" сказано, что под корнями платана, скрыт бронзовый рычаг, при помощи которого можно управлять уровнем воды в колодце. Не стоит ломать голову как добраться до дна, нужно только отыскать секретный механизм. Любезный Исаак, - обратился Завулон к хозяину, - будь так добр, принеси моим друзьям лопату, а мне холодного щербета с лимонным соком.
   Пока тарханы под руководством Аарона перекапывали землю вокруг платана, Завулон с наслаждением цедил приятный ароматный напиток и любовался прекрасным июньским вечером. Легкий ветерок с Абескунского моря٭ доносил приятную свежесть и запахи морской травы. Завулон задумался:
  - Пожалуй, из них троих на роль кагана не подойдет ни один. Я сразу считал эту идею абсурдной. Главное завладеть камнем, а там, время покажет, как поступить.
  Звук удара металла об металл и радостные возгласы тарханов, вывели Завулона из состояния отрешенности. Он встал с ковра и направился к товарищам. За пару
  ٭ - Каспийское море
  столетий бронзовый рычаг глубоко ушел в землю. Тарханы, стоя на коленях у
  глубокой ямы, руками выбирали последние горсти земли и спорили в какую сторону нужно повернуть механизм. Завулон не слушал их, он просто ждал, пока они окончательно его расчистят. Когда работа была окончена, он, обращаясь к Маханему, произнес:
  - Ты, по моей команде, осторожно поворачивай рычаг вправо, да смотри, не переусердствуй, а мы отправимся к колодцу. Там, на одном из его камней, должна быть высечена звезда Давида. На нее нужно надавить одновременно с поворотом рычага.
  Такой камень в основании колодца, общими усилиями, отыскали быстро. Завулон приложил руку к звезде и в полную силу ощутил холод камня и магическую силу пектограммы. Справившись с внутренним волнением, он отдал команду Маханему.
   Первое время ничего не происходило, затем на поверхности образовалась воронка, и вода в колодце начала стремительно убывать. Через пару минут все стабилизировалось, а уровень воды упал на три четверти. Завулон заглянул во внутрь.
  - По-моему, там есть боковой ход, - загадочно произнес он, - Исаак, принеси нам пару факелов и веревочную лестницу.
  В ожидании, вокруг колодца повисла томительная тишина. Все размышляли, что может быть там внутри и какую тайну хранит старый колодец. Наконец хозяин принес требуемое и Завулон начал крепить лестницу за специальные каменные выступы у основания колодца. Крепко завязав и проверив прочность узлов, он произнес:
  - Я и Изобар спустимся вниз, а вы, оставайтесь здесь и будьте на чеку, возможно, потребуется ваша помощь.
  Он взял в левую руку горящий факел, перемахнул через край и осторожно начал спускаться в низ. Добравшись до бокового лаза, он осторожно ступил на скользкую заиленную поверхность потайного хода и крикнул наверх:
  - Здесь действительно туннель, давай спускайся сюда Изобар.
  Тархан не заставил себя ждать и вскоре он уже стоял рядом с Завулоном. Освещая себе дорогу, они двинулись вглубь по узкому проходу.
  - Осторожно, здесь очень скользко, - предупредил сзади идущего Завулон.
  Туннель, изгибаясь, шел вверх, чем дальше, тем ила становилось, все меньше и меньше и шагов через двадцать он совсем исчез, уступая место древней пыли, которая лежала толстым слоем на каменном полу.
  - Значит, сюда вода не доходит, - произнес вслух Завулон.
  Его голос, подхваченный эхом, разнесся по всему пустому коридору, многократно отражаясь от стен туннеля. Подземный ход снова изогнулся на четверть окружности, и через десять шагов перед путниками предстала глухая стена.
  - Здесь ничего нет, тупик, - разочарованно произнес Изобар.
  - Нет. Такого просто быть не может. Нужно искать какой-то знак, - возразил Завулон.
  При свете факелов, они начали исследовать стену.
  - Смотри, Завулон, здесь такая же пектограмма, как и на колодце.
  Они внимательно осмотрели звезду Давида.
  - Что если попробовать надавить на нее? - не дождавшись ответа, Завулон приложил правую руку и с силой нажал на высеченный, на камне рисунок.
   Медленно камень стал уходить внутрь и, углубившись на два кулака, намертво остановился в этом положении. Поначалу, также как и на верху, не происходило ничего, но затем послышался шум воды, и стена стала медленно отходить в сторону. Вода прибывала с удивительной быстротой, ее поток с шумом и ревом заполнял весь тоннель. Время летело удивительно быстро и в какой-то миг, Завулон подумал, что настал его конец, и что ему суждено на веке сгинуть в этой мрачной могиле. Однако, как только стена полностью отошла в сторону, уровень воды перестал подниматься. Ревущий поток остановился и затих у той кромки пола, которая разделяла липкий ил и вековую пыль.
   Завулон перевел дух и вытер рукавом струящийся по лицу пот. Быстро справившись с внутренним волнением, он перевел взгляд от разделительной черты на Изобара. На того было страшно смотреть. От жуткого пережитого страха, глаза тархана чуть не вылезли из орбит и с ужасом взирали на остановившуюся водяную гладь. Его трясло словно в лихорадке. Ничего не понимая, в полубессознательном состоянии, он шепотом произносил слова молитвы. Завулон дернул его за рукав, пытаясь вывести из ступора.
  - Очнись Изобар, все позади. Над нами просто толща воды, колодец снова заполнен доверху. Пойдем вперед!
  Изобар с ужасом посмотрел на Завулона.
  - Как теперь мы выберемся отсюда? Нам здесь суждено остаться на веки? - задал он вопрос.
  Завулон рассмеялся. Эхо в один миг разнесло звук по всему подземелью, а его отзвук показался обоим зловещим.
  - Конечно, нет. Вода приводит в действие какой-то механизм, который управляет стеной-дверью. Если она открыта, колодец доверху полон, но стоит ее закрыть, как уровень воды падает до определенного минимума. Я читал про такое в мудрых книгах, но сам вижу впервые. Не стоит здесь стоять, пойдем лучше дальше.
   Завулон освещая дорогу, сделал первый шаг и вступил в открывшийся проход. Под ногами что-то захрустело, он посветил вниз и отпрянул назад. На каменистом полу лежали два истлевших скелета.
  - Те, кто сносил сюда сокровища, наверное, избавлялись от рабов свидетелей, - про себя подумал Завулон, а вслух произнес, - осторожно Изобар, смотри под ноги.
  Запах гнили витал в воздухе. Изобар и Завулон, пройдя еще несколько шагов, остановились посередине грота и внимательно огляделись по сторонам. Открывшееся пространство было не большим. Оно имело неправильную форму и в длину занимало не более десяти шагов, а в самом широком месте, расстояние между стенами не превышало семи.
  - Наверное, это естественный грот, - подумал Завулон.
  Развить эту мысль ему не удалось. У правой стены грота стояли большие кувшины. Изобар, подойдя к одному из них, толкнул его ногой. Глиняный кувшин, под тяжестью содержимого, свалился на бок, треснул и развалился на несколько частей. Взору изумленного Изобара предстала груда золотых монет, которая медленно расширяясь, растекалась по полу. Изобар упал на колени, горстями зачерпывал монеты и, подняв руки, трясущиеся от жадности к верху, осыпал себя золотым дождем. Завулон решил не мешать ему любоваться этим зрелищем, укрепив факел в специально выдолбленной нише в стене, он приступил к осмотру пещеры. Посередине грота, в одну большую кучу, были свалены некогда дорогие персидские ковры и богатые одежды, но сейчас, к великому сожалению, истлевшие от сырости и времени. Дорогая конская сбруя и седла отделанные с невероятной роскошью искусными умельцами, богатое оружие и позолоченные доспехи, украшенные самоцветными камнями и красивой резьбой, могли в свое время удовлетворить запросам любого самого изысканного богача, но время не пощадило и их. Кожаные ремни на них к великому сожалению истлели, а приклепанные бляшки и украшения отваливались при прикосновении. Драгоценные кубки и посуда из благородного металла, хранилась в холщевых мешках, слева от входа. Завулон прикоснулся к одному из них, ткань тоже не выдержала сырости и испытания временем, мешок лопнул, и со звоном посыпалось на пол содержимое.
  - Завулон, смотри, сколько богатства собранно моими предками! - Изобар алчным немигающим взглядом рассматривал древние сокровища.
  - Это золото собиралось специально на черный день, и такой день настал!
  Завулон тяжело вздохнул. Мысль о том, что все это богатство попадет в руки алчных тарханов и пойдет не по назначению, засела глубоко в подсознании.
  - Пойдем Изобар, мы еще вернемся сюда. Наши друзья наверху, наверное, волнуются.
  Тархан рассмеялся. Богатство вскружило ему голову.
  - Они, скорее всего, справляют по нам панихиду, - сквозь смех вымолвил он. - Дозволь я возьму чего-нибудь отсюда, а то там наверху, нам чего доброго не поверят.
  Завулон молча, кивнул головой в знак согласия, вытащил из ниши факел и направился к проходу в туннель. Подождав пока Изобар наполнит карманы и выйдет из грота, Завулон опять надавил на высеченное изображение звезды Давида. Вода сначала медленно, затем быстрее начала уходить из туннеля, а стена стала возвращаться назад, на то самое место, где она на протяжении нескольких веков находилась незыблема. Освещая себе дорогу, они отправились в обратный путь. Лестница, как и прежде, болталась на том же месте. Завулон взглянул наверх, где его взору предстало звездное небо. Он начал подъем, предварительно подумав:
  - Долго же мы находились там внутри!
  
   ******
  
   Южная ночь накрыла своим черным покрывалом древний Семендер. Неполная луна сияла на небе, посылая свой тусклый свет на землю. Созерцание ночного неба всегда вселяло в человека возвышенные чувства. Страх перед неизведанным, сопричастность с божественным, издревле внушало людям абсолютное магическое воздействие. Это было практически единственное чувство, которое давало возможность человеку ощутить себя частичкой Вселенной. Запрокинув голову к небу, люди с давних пор наблюдали за звездами и любовались прекрасным. Иногда, звезды падали с небес, оставляя за собой яркий след, который еще некоторое время таял на ночном небосклоне. Поймав этот миг, люди загадывали желания. Они верили, что их сокровенное обязательно сбудется и тогда, восхищение и ощущение счастья накрывало их с головой и поселялось в их душах. Чтобы обрести душевный покой, совсем не обязательно куда-то бежать и искать чего-либо. Иногда достаточно только остановиться, поднять голову и посмотреть наверх, увидеть это и ахнуть!
   Под раскидистым старым платаном, за низким столиком, на дорогом ковре, постеленным прямо на землю, с горестными лицами сидели Маханем, Аарон и Исаак. Обилие закусок и большой кувшин кашерного вина немного скрашивали их печальное застолье. Старый Исаак, уже в который раз, наполнял дорогие чаши хмельным напитком. Маханем привстал с ковра и начал печальную речь:
  - Нет больше с нами дорогих друзей! Бездна поглотила их и не оставила никакого шанса на спасение. Наверное, на то была воля Всевышнего! Без его согласия ничего не делается в этом мире. К сожалению, вместе с ними погибла и надежда о возрождении Великой Хазарии. Мудрец Завулон унес с собой бесценные знания, а наш дорогой Изобар, символ и величие хазарского народа! Теперь мне, как старшему и последнему в роду Ашинов, предстоит взвалить на плечи эту непосильную ношу. Как бы ни было мне тяжело, я все же попытаюсь с достоинством нести этот груз и сделаю все от меня зависящее, чтобы облегчить долю нашего гибнущего многострадального народа!
  Исаак и Аарон внимательно слушали последнего тархана. Они не перебивали его, а только удрученно кивали головами в знак согласия с ним. Крепкое кашерное вино и плохое настроение уже сделали свое дело. Каждый из сидящих под платаном, за чашей с хмельным напитком, старался выразить свои чувства и почтить память погибших товарищей. Они были так увлечены горестным застольем, что даже не заметили как в десяти шагах от них, в тишине южной ночи, от старого колодца отделились две тени и осторожно направились в их сторону. Обойдя старое дерево, тени зашли с тылу и притаились за его толстым стволом. Завулон приложил указательный палец к губам, тем самым, подавая знак Изобару, чтобы он молчал, и шепотом произнес:
  - Давай немного послушаем, что они говорят.
  Исаак снова наполнил чаши. Теперь слово взял Аарон.
  - Братья мои, - тихо начал он, - я много лет хожу с торговыми караванами по грешной земле, и многое повидал. Со времени краха империи хазар минуло почти сто пятьдесят лет. С того самого дня, когда наше государство перестало существовать, для нашего народа померк свет. Ученик мудрого Песаха принес в наш мир надежду с приходом которой, звезда Хазарии с новой силой воссияла на ночном небосклоне. Тархан Изобар был славным воином. Без сомнения он мог сплотить вокруг себя наш народ и стать Великим каганом. С их смертью, та звезда, которая еще вчера сияла на небосклоне, померкла, закатилась и упала на землю, унося вместе с собою и наши мечты.
  Договорить ему не дали. Изобар и Завулон вышли на лунный свет из-за могучего платана и предстали живыми и невредимыми перед собравшимися.
  - Рано же вы нас похоронили, друзья! - произнес Изобар зычным голосом.
  Участники не состоявшейся панихиды в изумлении потеряли дар речи. Чаша из руки Аарона упала на землю, разливая вино на дорогой ковер. Повисла пауза. Пользуясь их замешательством, Изобар подошел к столу и уселся на ковер возле Маханема.
  - Ну что, племянничек, решил раньше меня стать каганом? Не по силам тебе будет такая ноша.
  Маханем и Исаак переглянулись между собой. Живые Изобар и Завулон показались им наваждением, отправленным свыше за их грехи. Трясущимися губами они забормотали слова молитвы. Аарон первым сообразил, что произошло. Наполнив заново чашу, он громко произнес:
  - "Да благословлен Господь, совершивший нам чудо на этом месте"!
  - Ты как всегда прав Аарон, - вмешался Завулон, - Господь даровал нам жизнь, для того чтобы мы могли завершить начатое дело. Однако мы с Изобаром порядком устали и хотим есть. Там в глубине колодца еще и ужасно холодно.
  Старый Исаак, на правах хозяина, вскочил со своего места и принялся рассаживать и потчевать вновь прибывших. После того, как они перекусили и выпили по чаше доброго вина, Завулон приступил к делу.
  - И так, там внизу в пещере собранны многочисленные сокровища, о которых никто не догадывался до сих пор. Все они пойдут на создание новой Хазарии. Однако, все здесь присутствующие должны принести клятву, что все происходящее здесь, под этим платаном, останется в тайне.
  Изобар высыпал из карманов на стол золотые монеты в доказательство слов Завулона, что сокровища существуют.
  - Прежде чем принести клятву, сначала подумайте. Наш закон "Галаха" гласит о том, что любой иудей, нарушивший клятву и рассказавший посторонним тайну общины достоин смерти.
  - Незачем нас предупреждать, - за всех ответил Маханем, - все мы чтим "Галаху" и все готовы принести в жертву свои жизни за великую идею!
  - Ну что же, тогда с этим решено. Теперь нам нужно избрать кагана, - предложил Завулон.
  - А что тут думать, быть каганом Изобару!
  Все поддержали мудрого Аарона.
  - Будь по вашему, начал снова говорить Завулон, - я думаю, никто не станет возражать, если мы хранителем сокровищ изберем Исаака?
  Все одобрительно закивали головами.
  - Тогда давайте выработаем общий план действий. Все золото хазар не стоит "Ока кагана", во что бы то ни стало, нужно обязательно выкупить камень у наместника. Без него вся наша идея не имеет смысла. Поэтому завтра, мы поднимем часть сокровищ наверх. Половина пойдет на выкуп, а другую половину заберет с собой Маханем.
  Все удивленно уставились на Завулона.
  - Позволь спросить, о мудрец, почему я должен забрать часть золота общины и что я с ним буду делать?
  - Потому что тебе, Маханем, предстоит дальняя дорога.
  - Мне? - удивился молодой тархан, - а куда я собираюсь?
  - На днях, как только будет все готово, ты с охраной выйдешь из Семендера и направишься на север вдоль побережья Абескунского моря. Конечной целью твоего путешествия будут развалины старого Итиля. Главная твоя задача состоит в том, чтобы донести до единоверцев весть о возрождении новой Хазарии. Золото, что ты возьмешь с собой, ты будешь раздавать на наших кочевьях и стойбищах, укрепляя тем самым в людях надежду и веру. На эти деньги, хазарские вожди должны будут приобрести оружие, и когда настанет час, они вольются в войско, которое пойдет на Семендер, под единым знаменем. Я напомню тебе строки из Талмуда: "Три вещи подрывают здоровье человека: тревога, путешествие и грех"!
  - О мудрец, с тревогой и путешествием мне понятно все, а причем тут грех?
  Завулон улыбнулся. Выдержав небольшую паузу, он поучительно продолжил:
  - Война есть убийство. И сколько бы людей не собирались вместе, чтобы совершить убийство, и как бы они себя при этом не называли, убийство все же самый худший в мире грех! В пути ты станешь призывать людей к войне. Война - это грех, сопряженный с удовольствием. Грех этот признает свою вину, и только зависть не признает ни вины, ни удовольствия!
  - О мудрый Завулон, ты опять говоришь загадками. Теперь я никак не возьму в толк, причем тут зависть?
  - Очень жаль, Маханем, что ты не слышишь меня. Грех невнимания может отрицательно сказаться на тебе и на людях, которые тебя окружают. В твоих глазах я вижу сейчас самолюбивое пристрастие к себе, суетность и тщеславие в поступках, щекотливость и обидчивость, желание первенства, почета и преимущества над другими. Уйми свою гордыню! Поставь цель - служить не самому себе, а своему народу! Запомни это Маханем.
  - По-твоему выходит Завулон, что все, что мы в жизни не делаем, это грех? Тогда ответь мне на вопрос, а не грешно ли пить воду?
  Все присутствующие внимательно следили за их спором. Завулон немного помолчал, потом налил в чашу немного кашерного вина, сделал один глоток и, улыбаясь, ответил:
  - Очень жаль, что пить воду не грех, а то какой бы вкусной и сладкой она бы казалась!
  Его ответ рассмешил всех. Юный тархан поник и опустил голову. До самого рассвета они сидели под платаном и обсуждали план действий. Когда же первый луч солнца упал на древний Семендер, Завулон произнес:
  - Уже светает, пора на покой. Напоследок хочу опять повторить, мы должны любой ценой завладеть "Оком кагана"!
  
   ******
  
   По прошествию недели, Маханем, был готов в путь. У въездных ворот Семендера его провожали товарищи.
  Аарон, выражая всеобщее мнение, прочитал короткую молитву:
  - "Да благословит тебя Господь и охранит тебя! Да будет к тебе благосклонен Господь и помилует тебя! Да будет благоволить к тебе Господь и пошлет тебе мир!".
  Маханем, попрощался с соплеменниками и поспешил к наемной охране, ожидавшей его за воротами города. К седлу его коня был привязан тяжелый кожаный мешок, а путь его лежал вдоль берега моря, туда, куда впадала великая река. В пути он везде делал остановки в городищах и поселениях населенных потомками хазар. Везде он вел со старейшинами задушевные разговорю, затем отправлялся дальше. По дороге до Итиля в степи было разбросанно множество хазарских стойбищ. Он не мог охватить все, но, заслышав о его щедрости и той тайне, которую он вез единоверцам, главы родов и старейшины сами спешили к нему на встречу. Дорога от Семендера до Итиля, обычно занимающая семь-восемь дней, растянулась на месяц. Кожаный мешок, привязанный к седлу, успел похудеть за время путешествия на две трети и все же в нем оставался достаточный запас золота. Вес этого кожаного мешка постоянно притягивал жадные алчные взгляды наемной охраны юного тархана. Поначалу они не догадывались о его содержимом, но со временем тайное стало явью. Желая завладеть богатством, бесчестные наемники, решили избавиться от Маханема. В безлюдной степи, вдали от людских глаз, их вожак подъехал сзади к безмятежному и ни чего не ожидающему Маханему и нанес удар саблей. Тархан удивленно повернулся к убийце, последний раз вздохнул, взгляд его потускнел, и с иронической улыбкой на устах, он свалился с коня.
  
  
  
   ГЛАВА 2.
  
  
  
   В вечерних сумерках трое иудеев пробирались по грязным узким улочкам Семендера, освещая себе путь тусклым фонарем из просмоленного бычьего пузыря.
  Подбирая полы длинных одежд и перепрыгивая через канавы с текущими нечистотами, они стремились, как можно быстрее достигнуть главной площади города, на которой стоял дворец наместника Абескунской низменности. Обнесенный крепкой высокой стеной, этот дворец именовался Анжи-крепостью. Перед высокими воротами крепости иудеи остановились. Один из них обратился к застывшим на страже воинам:
  - Позовите начальника стражи, нам назначил аудиенцию сам наместник, его векиль в курсе.
  Одетая в блестящие железные доспехи, с остроконечными шлемами на головах, опирающаяся на длинные копья, дворцовая стража ни как не прореагировала на обращение иудея. Тот снова повторил свою просьбу. Один из стражников снизошел до него и молча, постучал тупым концом копья по воротам. Через некоторое время, громыхая, открылась тяжелая калитка, из которой вышел наружу начальник караула, высоко держа над головой глиняный светильник с коптящим фитилем.
  - А, хазаретяне, - устало произнес он, недовольный тем, что его побеспокоили, - мне говорил векиль, что вы придете, но он сейчас занят.
  - Ничего, мы подождем.
  Иудеи, переступая с камня на камень, перебрались через большую вонючую лужу, которая живописно растекалась перед самым дворцовым комплексом, и вошли в ворота крепости. В сопровождении начальника караула они прошли по широкому двору, свернули на право, миновали еще пару двориков поменьше и остановились у двери ведущую в каменную цитадель. Стражник постучал в дверь и передал иудеев подошедшему слуге, который незамедлительно повел их внутрь. Он привел их в богато убранное помещение все устеленное персидскими коврами.
  - Вы должны подождать здесь, - молвил он, оставляя их.
  Иудеи кивнули в ответ, сняли сандалии, ступили на ковер и опустились на колени. Один из них, тот, что держал в руках книгу в кожаном переплете с серебряными застежками, тихо произнес:
  - Нужно во чтобы-то ни стало завладеть камнем.
  - Лишь бы наместник не обманул, - шепотом ответил другой, - о его жадности и корыстолюбии ходят легенды не только по Семендеру, но и по всей Абескунской низменности вплоть до Дербента.
  Третий, до того момента молчавший, но с большим интересом слушавший их короткий диалог, возмущенно закивал головой, в пользу второго.
  - Я думаю нельзя сразу отдавать выкуп, нужно сперва поторговаться.
  - Ты как всегда прав Аарон, я тоже так считаю, - Изобар поудобнее уселся на ковре, а ты чего молчишь, Завулон? Чего это ты опять смотришь в свою книгу, наверное, за долгие годы ты выучил ее наизусть?
  Завулон аккуратно закрыл книгу, повернул голову в сторону собеседников, и тихо ответил:
  - Не нравится мне этот векиль. Слишком умен и хитер. Как бы он не повел двойную игру.
  - Зря ты так, - Аарон тихо засмеялся, - наш векиль, как и его хозяин, очень любит золото, а заплатили мы ему предостаточно.
  Завулон покачал головой.
  - Золота много не бывает, - возразил он, - я все же не доверяю ему. Эта ширванская лиса, видит Господь, пытается нас надуть. По-моему правильно мы сделали, что спрятали деньги за выкуп у торговца пряностями. Если что-то пойдет не так, ищейкам наместника ни в жизнь не догадаться, почему при нас не окажется золота.
  Обмен мы назначим завтра у ворот синагоги.
  
   ******
  
   Наместник Абескунской низменности, Фархад Абу-Салим, был не в духе. За последний год он часто бывал в таком состоянии. Виной всему была нехорошая обстановка, сложившаяся вокруг его владений. Вести, поступавшие отовсюду, были не радостными. Невиданная сила пронеслась по территории Ирана по другую сторону Абескунского моря. Грозные воины, не весть, откуда взявшиеся, пришедшие из невиданных далей, сначала покорили Хорезмское царство, затем стрелой пронеслись по родной Персии, огибая море, грабя и превращая в пепел все на своем пути. Конечно, крупные города устояли от разбойничьего набега, но множество более мелких поселений были попросту уничтожены. Падишах не смог отразить внешнюю угрозу и, как положено, встретить врага. Монголы ушли, но опасность нового нашествия была не за горами. Хотя враги и не дошли до земель Фархата, но ему от этого было сейчас не легче. Падишах требовал собрать втрое больше налогов, а с чего их было собирать? В ожидании лучших времен торговля практически замерла. С ее упадком практически рушилась вся власть наместника. Чем платить наемным воинам, а за просто так, никто не хочет рисковать своей головой. Те торговцы, которые еще осмеивались вести свои караваны из Ширвана в Восточную Европу, подвергались постоянным нападениям горцев, которые осмелели до такой степени, что в наглую появлялись, чуть ли не у стен Семендера. Чем можно было устрашить горцев, Фархад Абу-Салим не знал. В великой тревоге и в подавленном настроении, он слушал доклад своего векиля.
   Вот и сейчас, Фархад мерил большими шагами красный зал Анжи-крепости, хмуро глядя в пол, покрытый цветной мазаикой. В очередной раз, дойдя до стола, Фархад остановился и помешал серебряным стержнем благовония. Курильница, выполненная из чистого золота в форме мифического чудовища с зелеными изумрудными вместо глаз, казалось, наблюдала и насмехалась над наместником. Фархад был грузным мужчиной слегка за пятьдесят пять, с седыми отвислыми усами и большим горбатым носом, словно у хищной птицы и взглядом, выражающим алчность и властолюбие. Все, что касалось наживы, было для него святым, и сейчас, когда векиль начал докладывать о текущих дворцовых расходах, взгляд наместника вновь оживился, и от прежней медлительности не осталось и следа. В очередной раз, дойдя до двери, он на мгновение остановился возле позолоченной клетки с большим красивым попугаем. Фархад взял со стола красное яблоко, вытащил из ножен кинжал, в основании рукояти которого блестел большой драгоценный камень и разрезал фрукт на мелкие куски. Взяв один кусочек, он просунул его сквозь прутья клетки. Птица в миг жадно схватила клювом подачку. Дождавшись пока попугай проглотит лакомство, наместник повернулся лицом к векилю.
  - Вчера ты говорил мне об иудеях, которые прелагают мне высокую цену за мой драгоценный кинжал?
  Фархад вытер его об край одежды и засунул обратно в ножны, прикрепленные к поясу золотым кольцом.
  - Все верно, мой господин, иудеи с минуты на минуту должны придти к вашей милости.
  Фархад вновь потерял интерес к разговору. Он подошел к широкой тахте, покрытой богатым персидским ковром, и улегся на нее. После сытного ужина, наместника всей Абескунской низменности, защитника ислама и поборника справедливости постепенно клонило в сон. Фархад отчаянно боролся с этим чувством, пытаясь как-то еще слушать то, что говорил ему векиль, но глаза закрывались сами собой. Кроме того, из открытого окна, летний ветерок приносил такой душистый аромат цветущих акаций, что этот запах просто одурманивающее действовал на Фархад Абу-Салима. Уже не слушая, что говорил его смотритель дворца, наместник великого Иранского падишаха, медленно погружался в сладкие грезы сна. Человека, который занимал должность векиля у могущественного Абескунского наместника, звали Абдурахманом. Заметив, что хозяин заснул, векиль замолчал и долго стоял посередине зала, не решаясь покинуть его и побеспокоить сон Фархада. В конце концов, он приподнял чалму, вытер ладонью бритую вспотевшую макушку, снова опустил чалму на место, с тоскою посмотрел на входную дверь и тихонько, на цыпочках покинул красный зал Анжи-крепости.
  
   ******
  
   Небо горит в лучах багряного заката, освещая своими последними лучами бескрайнюю степь. Высокие жесткие стебли травы режут, словно бритвы босые ноги Фархад Абу-Салима.
  - Где я? Почему я здесь один? Почему я бос? - удивленно задает себе вопрос Фархад, оглядываясь вокруг.
  А где-то там, совсем близко, за соседним курганом раздается волчий вой. Фархад вздрагивает во сне. Резко начало темнеть. Жуткий вой повторяется снова и снова.
  - Что происходит? Нужно побыстрее отсюда выбраться. Фархад пытается бежать в противоположную сторону. Острая трава больно колит голые ступни и мешает бежать, словно пытаясь охватить и спутать ноги. Фархад не обращает внимания на боль и пытается бежать еще быстрее. Сзади слышится шорох травы, будто крупный зверь бежит по его следу. Фархад в страхе боится оглянуться и делает еще один рывок вперед. Но то, неведанное никак не отстает, а наоборот, пытается настигнуть его и он уже всем телом чувствует жаркое дыхание зверя. В отчаяние, вконец запутавшись босыми ногами в высокой траве, Фархад падает на землю, переворачивается на спину и пытается как-то защититься. Неведомое, остановилось возле него и приняло очертание огромного черного волка, глаза которого словно огнем пытались прожечь Фархада. Завороженно глядя на него, Фархад Абу-Салим произнес трясущимися губами:
  - Кто ты?
  - Я Иблис, дух зла, коварства и тьмы. Я дитя, которое родилось, когда первый осенний лист коснулся земли. Я то, что сотворено Творцом из бездымного огня и света. Я существо, которому дарован вечный мир листопада. Я тот, который понимает, ценит и в тоже время боится вечности. Золотая пора года подарила мне невидимые крылья, на которых можно улететь в мечты. Я тот, кто сотворен Творцом, глядящим на меня сверху и тем, кто создал меня из-под земли. И потому, сколько бы ты не смотрел на меня и не думал обо мне, ты не найдешь даже намека на то, почему я здесь. Когда я снова растворюсь во тьме, ты не сможешь найти и крупицы праха моего, потому, что моя душа настолько плотная и необъятная, что кажется, будто у меня нет тела. Если ты считаешь, что, заглянув в мои глаза, ты увидишь там правду мира, то ты глубоко ошибаешься. Ты ничего не увидишь в них кроме холодной белой пустоты....
  - Шайтан, оставь меня! Сгинь!
  Фигура волка стала трансформироваться, приобретая очертания человека. Лица Фархад Абу-Салим разглядеть не смог, но вот глаза, они словно прожигали его на сквозь адским огнем. Фархад начал задыхаться.
  - Оставь меня Иблис! Мне больно!
  Хохот был ему ответом.
  - Не надо! Сгинь, оставь меня! - повторял вновь и вновь Фархад.
  - Не бей собаку, потеряешь друга! - грозно произнес Иблис.
  Все померкло в глазах Фархад Абу-Салима, и только жуткий хохот стоял в ушах. Что-то холодное коснулось его щеки. Страх и страстная жажда жизни заставили, его разом напрячь все силы, и вскочить на ноги. Фархад Абу-Салим раскрыл глаза и начал всматриваться в углы красного зала Анжи-крепости. Из раскрытого окна, как и прежде, веял легкий июньский ветерок, который приносил одурманивающий запах акаций.
   На широкой тахте, рядом с Фархадом, сидела его дочь, озорница Айгыз, она в страхе отодвинулась от отца и закрыла лицо руками. Фархад Абу-Салим встал с тахты:
  - Что ты тут делаешь Айгыз? - недовольно задал он вопрос юной девушке.
  - Я пришла тебя навестить, отец, ты спал, и я не стала тебя будить. Тебе, наверное, снился страшный сон, потому что ты махал руками, кричал и стонал, а потом, захрипел так, будто умирал. Я испугалась и дотронулась рукой до твоего лица.
  Фархад Абу-Салим тяжело вздохнул:
  - Хвала Аллаху, что, то, что я видел, привиделось мне только во сне. Но до чего было все реалистично. Иди к себе, Айгыз, мне нужно побыть одному.
  Молодая девушка в темно-красном, до пят, шелковом платье, беспрекословно встала с тахты, и, звеня золотыми и серебряными украшениями на груди, послушно выбежала за дверь. Фархад проводил ее взглядом, затем развернулся и подошел к открытому окну. Давешний сон ни как не хотел выходить из головы. Фархад попробовал переключиться на другую тему. Сильно ныло левое бедро, немного скособочившись, он перенес центр тяжести тела на правую ногу.
  - Опять дает о себе знать эта старая рана, - подумал он.
  Эта застарелая рана была подарком от непокорных горцев, которые лет пятнадцать назад, подкараулили наместника во время охоты в одном горном ущелье. Тогда, тяжелая стрела пробила железные латы и глубоко вонзилась в тело. С тех пор Фархад Абу-Салим стал бесплодным, хотя оставался мужчиной. Поначалу он грешил на жен и поэтому стал все больше пополнять свой гарем, но все попытки оказались тщетны. Теперь, с головой погрязший в делах управления провинцией, в свои пятьдесят шесть лет, Фархад если и навещал жен, то только раз в декаду.
   Больше всего его огорчало то, что он не имел наследника. Эта заноза до боли глубоко сидела в подсознании и не давала Фархаду покоя. В тяжелые минуты размышлений, он все время думал об этом:
  - Для чего я живу! Кому мне оставить свои богатства? Что станет с моим родом, когда я угасну?
  Долгое время он не находил ответа на эти вопросы. Единственной отдушиной была любимая дочь Айгыз, которая своим поведением мало походила на девушку. Пользуясь безграничной любовью отца, она постоянно выкидывала такие штучки, которые были не свойственны юной девушке и шли в разрез с нормами ислама. Но родительская любовь безгранична. Фархад терпел и прощал, стараясь закрывать глаза на выходки юной розы, как в минуты отцовской любви он ее ласково называл.
   Все изменилось с тех пор, как от падишаха в Семендер приехал чиновник за дополнительным сбором налога. Приехал на время, а остался навсегда. Темиш-паша, как его называли, происходил из хорошего персидского рода близкого к престолу падишаха и к тому же он доводился дальним родственником Фархаду. Сначала наместник держал его от себя на расстоянии вытянутого кинжала и старался не подпускать его близко к делам провинции, но потом, со временем, Темиш-паша сделался, не заменим. Фархад стал лелеять мечту о том, как бы было прекрасно выдать за него замуж Айгыз. Эта идея все больше крепла в его подсознании. Он часто подмечал жадные взгляды, которые бросал Темиш-паша на его красавицу дочь, но одно маленькое но, мешало прекрасной комбинации, которую хитрый Фархад Абу-Салим давно уже разложил по полочкам, его дочь, Айгыз, терпеть не могла Темиш-пашу.
   На фоне этих мыслей Фархад отошел от воспоминаний о страшном сне и практически забыл его, а зря, как показало время. Мечта о внуке-наследнике, которому можно будет передать все свои богатства, больше заботила его, чем глупый сон.
  - Нужно будет проучить строптивую девчонку и заставить ее покориться воле отца.
  Шум шагов за спиной, заставил Фархада оторваться от грез. Он резко обернулся к входной двери.
  - А, Темиш-паша, проходи, я тебя ждал.
  По мутному взору Темиш-паши было заметно, что он сегодня чересчур много выпил вина. На его скулах и шее выступили красные пятна. Вступив на середину зала, он сразу перешел к делу:
  - Сегодня утром из Ширвана в Семендер прибыл богатый торговый караван. Среди множества товаров, которые купцы привезли с востока, я разглядел одну чудную жемчужину, которую хочу преподнести тебе Фархад Абу-Салим в дар, чтобы немного развеять твою тоску и грусть. Это прекрасное создание, словно бутон красного тюльпана, который вот-вот должен раскрыться. У нее такой гладкий живот и гибкий стан, что она напоминает мне стройный кипарис. Груди ее упруги и тверды как два спелых плода на тонкой ветке. Сегодня ночью, ты в полной мере можешь насладиться ее красотой.
   Темиш-паша захохотал. На вид ему можно было дать, лет тридцать пять, но выглядел он старше своих лет. Темиш-паша был смугл и худощав, но жилист и крепок. Отличительной его особенностью от выходцев из иранских равнин, было то, что он был кривоног, словно все свою жизнь не слезал с коня. По всей видимости, в его роду, кто-то из его далеких предков происходил из кочевников. Первым делом, глядя на его лицо, бросался большой рот с белыми и очень ровными зубами. Толстые губы практически всегда радушно улыбались, но они лишь прикрывали пасть хищника, готового в любой момент перегрызть кому-нибудь глотку.
   Темиш-паша хлопнул в ладоши, двери отворились, и в красный зал Анжи-крепости старый евнух ввел стройную худощавую полунагую девушку, прикрывавшую лицо краем полупрозрачной ткани накинутой на голову. Наместник оценивающе посмотрел на нее. Девица, на первый взгляд совсем не понравилась Фархад Абу-Салиму. Она была совсем юна и тонка в стане, длинные рыжие волосы были убраны на затылке. И еще, она показалась ему слишком бледной без яркой помады на губах, без румян на щеках и почти без украшений. Фархад Абу-Салиму нравились другие женщины. Он предпочитал наложниц с широкими бедрами и большим задом, вздымающимися к верху грудями и массивными, твердо стоящими на земле ногами. Его женщины всегда были покрыты с ног до головы тяжелыми дорогими украшениями. Его возбуждали наложницы с подведенными глазами и длинными ресницами, он сходил с ума от маленьких рисунков на коже грудей и внизу живота. Идеальная женщина в подсознании Фархад Абу-Салима должна была походить на расписной кувшин. Только такие особи прекрасной половины человечества способны были на короткое время вызвать интерес и желание у стареющего наместника и утолить его телесную жажду. В порыве страсти, он всегда опрокидывал их на ложе, жадно выпивал до дна их красоту, а затем, потеряв интерес, отправлял их обратно на женскую половину.
  - Ну, как тебе мой дар? - Угодливо спросил наместника Темиш-паша.
  Прелести юной девы не произвели должного впечатления на Фархада. Однако он поблагодарил Темиш-пашу и велел евнуху отвести наложницу на женскую половину. Когда за ними закрылись двери, наместник продолжил разговор:
  - Ты долго отсутствовал Темиш, что нового за пределами Семендера?
  - А что может быть нового? Горцы обнаглели до предела. Они нападают и грабят торговые караваны, а людей уводят в полон. Вот я и решил наказать их. Две недели я повсюду гонялся за их шайками, которые при виде моих людей рассыпались и уходили вглубь гор.
  - Ну и как, преследование шло успешно?
  - Не очень, - серьезно ответил Темиш, - результата никакого, я только загнал их высоко в горы, а сам не рискнул далеко идти за ними. На обратной дороге я встретил караван и сопроводил его в Семендер, там я и нашел для тебя эту жемчужину, - Темиш снова похотливо засмеялся, - устал я что-то, душа просит праздника и веселья, ты как на это смотришь уважаемый Фархад Абу-Салим?
  - Крайне отрицательно!
  - Почему?
  - Сейчас должны придти иудеи, с которыми нужно обсудить условия очень важной и выгодной сделки.
  - Иудеи, это так скучно, лучше давай позовем молоденьких танцовщиц с голыми пупками и розовыми пятками, и пусть они попляшут под звуки музыки, раскачивая в такт бедрами, чтобы усладить наши с тобой усталые души, а иудеи подождут до завтра.
  - Ты, Темиш, чересчур сегодня много выпил вина, раз не хочешь меня слушать. Эти иудеи предлагают за мой кинжал, точнее за камень в его рукояти, несколько тысяч золотых и сумма эта не конечная.
  Темиш-паша вмиг принял серьезный вид. Его глаза заблестели, а взгляд стал сосредоточенным.
  - Откуда столько золота? У всей их общины не наберется столько денег. Сборщики налогов выкачали у них все за свободное проживание в городе. А зачем, спрашивается, им нужен этот камень, цена которого не превышает и ста золотых?
  - А ты подумай над этим Темиш, ты всегда отличался гибкостью ума, за что я тебя и уважаю.
  Темиш-паша задумался, но, сколько бы он не напрягал свои мозги, путный ответ ни как не лез в голову. В конце концов, он сдался и обратился к наместнику за разъяснениями:
  - Ума не приложу, зачем он им понадобился?
  Фархад улыбнулся. Именно эта улыбка, вместе с блеском алчной наживы в глазах, придавала его лицу хищное выражение. Выдержав небольшую паузу, тем самым все больше разжигая интерес в молодом собеседнике, он произнес:
  - С этим камнем связана древняя легенда, которая гласит о том, что когда "Око кагана" попадет в руки последнему наследнику из рода Ашинов, тогда Хазарский Каганат возродится вновь.
  - Так, где же взяться в Семендере последнему наследнику из рода Ашинов? Их род уничтожен более ста лет назад с падением Итиля. Если кто чудом и остался жив из их рода, то он, наверное, пасет скот на степных просторах Великой Кумании, а еще вернее, прозябает где-нибудь в рабстве. У них не может быть столько золота, это я точно знаю.
  - Зря ты Темиш недооцениваешь важности их общины. Они хитры и богаты, хотя и живут не на показ, как все нормальные люди. Мои соглядаи заметили в городе троих приезжих богатых иудеев. Двое из них представители рода Ашинов, а третий, мудрец с востока. Я сразу придал этому значение, а ты, как вижу, не владеешь обстановкой в городе, а зря. Сегодня они должны придти ко мне. Я их жду и хочу, чтобы ты присутствовал при разговоре.
  - Ты собираешься отдать им камень Фархад?
  - Не знаю. Скорее всего, я хочу получить их золото... - сквозь смех произнес наместник.
   Векиль Абдурахман, спешил к своему господину, чтобы доложить о том, что иудеи прибыли и ждут, когда он освободится и примет их. Абдурахман был достойным своего господина слугой. Хазаретяне щедро заплатили ему за эту встречу с наместником, но его жадность не имела границ. Тихо передвигаясь по многочисленным коридорам крепости, он быстро достиг красного зала. Дверь была неприкрыта полностью, и Абдурахман впал в искушение. Желание подслушать, о чем говорит господин с Темиш-пашой, превысило осторожность. Подобравшись на цыпочках к двери, он приложил ухо к щели. Было слышно, но не видно. Тогда Абдурахман убрал ухо и приложил глаз. Стало видно, но не слышно. Тогда векиль решил делать это поочередно, что привело достопочтимого Абдурахмана к достижению желаемого результата. Подслушав разговор, векиль смекнул, что можно получить с иудеев дополнительную плату за то, что он предупредит их о том, что его хозяин хочет забрать у них золото и ничего не дать взамен. Однако, поразмыслив на эту тему, он решил не торопить события, пустить их на самотек, а дальше действовать по обстоятельствам.
  - Нужно будет обязательно как-нибудь незаметно поприсутствовать при разговоре иудеев с господином, - решив, что он уже подслушал достаточно, Абдурахман отпрянул от двери и, прерывая смех наместника, доложил о том, что хазаретяне прибыли.
  - Хорошо Абдурахман, веди их сюда, а мы пока поболтаем с Темишем о пустяках.
  Векиль ушел, оставив их вдвоем. В ожидании хазаретян, нить разговора прервалась. Фархад Абу-Салим думал о золоте хазар, а его молодой собеседник о его дочери и о власти. Не выдержав томительной паузы, Темиш-паша первым завязал разговор:
  - Достопочтимый Фархад Абу-Салим! - льстиво начал он, - я уважаю и люблю вас как родного отца. Нет у меня на свете человека ближе, и я во всем хочу походить на вас. В наших жилах, конечно, течет родственная кровь, но ее содержание не так велико как хотелось бы мне. И поэтому моим естественным желанием стоит цель породниться с вами. Я несколько раз просил руки вашей дочери, но вы все время откладываете день свадьбы. Я, и только я, могу сделать вашу дочь Айгыз счастливой. У вас нет наследника и такой уважаемый человек как вы, не может не задумываться о продолжении своего рада. Мальчик, который обязательно родится от этого брака, подарит вам надежду, а его любовь к вам усладит сердце. Поэтому я не понимаю, почему вы затягиваете этот светлый миг своего счастья?
   Наместник с интересом посмотрел на молодого собеседника. Его слова вновь задели за живое и разбередили сердечную рану. Для себя, Фархад уже давно решил, что лучшего кандидата в мужья для Айгыз не найти, но упорство и строптивость дочери по существу этого вопроса ставили в тупик Фархада, тем самым, увеличивая его душевные страдания. Стараясь не обидеть Темиш-пашу, он решил сначала поговорить с Айгыз и вновь уклонился от конкретного ответа:
  - Айгыз еще ребенок и рано думать о свадьбе. Мало того, она категорически отказывается выходить за тебя замуж.
  - Видано ли такое? - Начал оправдательную речь Темиш, - Женщины, они созданы Творцом, чтобы покоряться воле мужчины, и только они вправе решать их судьбу и думать за их благополучие...
  Договорить ему не дали. Предварительно постучавшись, векиль Абдурахман ввел в красный зал Анжи-крепости дожидавшихся аудиенции наместника иудеев, тем самым, вытаскивая своего хозяина из создавшегося очень щекотливого положения. Поклонившись, векиль вышел из зала, оставляя маленькую щелочку между дверьми, в которую он тотчас сунул свой нос.
   Крепкие стены Анжи-крепости имели свои уши, а ее красный зал приемов не был исключением. Узнав от слуг, что Темиш-паша направился к ее отцу, Айгыз чувствуя сердцем, что их разговор будет касаться ее персоны, в темноте, никем не замеченная, она тихо поднялась по каменным ступеням на террасу, прокралась к раскрытому окну, увитому густым плющом и растворилась в его листве. Она не ошиблась, разговор поначалу действительно зашел о ней. С тех пор, как Темиш-паша появился во владениях ее отца и поселился в Анжи-крепости, с того первого раза, когда она еще ребенком увидела его, у нее выработалась стойкая антипатия к Темишу. Прошло несколько лет, и Айгыз подросла, превращаясь из нескладного подростка в очаровательную юную женщину. Все это время она пыталась обходить стороной несносного, противного Темиша. За его слащавой улыбкой всегда скрывались обман и ложь, в его льстивых речах всегда чувствовались подвох и тайный умысел. Айгыз искренне удивлялась, почему до сих пор отец не замечает всего этого.
   С некоторых пор, Темиш-паша начал бросать на нее красноречивые взгляды, ей это не понравилось, но в угоду отцу она терпела, хотя жизнь ее с этого момента превратилась в сплошную череду неприятностей, которыми хитрый Темиш, в угоду своим страстям, плотно окружил ее. Однако с полгода назад, наглый Темиш перешел к более активным действиям и попросил руки у ее отца. В его далеко идущих планах, со временем, был захват власти и полное управление провинцией ее стареющего отца, не имеющего наследников мужского пола. Власть Иранского падишаха слабо распространялась на удаленные земли, поэтому Абескунская провинция была лакомым куском для амбициозного Темиша. Чтобы взять в свои руки бразды правления и заменить на его посту Фархад Абу-Салима, Темиш-паше требовалось лишь найти ключик, который был заключен в сердце Айгыз и тогда, все его далеко идущие планы должны были претвориться в жизнь. Все это Айгыз понимала, но никак не могла объяснить отцу, который твердо стоял на заключении брака с ненавистным Темишем. Все уговоры отца по этому поводу были тщетны. Айгыз твердила одно и то же:
  - Нет!
  Это нет, все время огорчало и раздражало Фархад Абу-Салима и, в конце концов, терпению его пришел придел и он перевел дочь из отдельно отведенных покоев в крепости, которые она занимала по праву единственной и любимой дочери, на женскую половину своего дворца. Айгыз выиграла время, но ее будущее замужество оставалось весьма туманным. Для себя она твердо решила, что никогда не станет женой Темиш-паши. И сейчас, узнав от слуг, что Темиш беседует наедине с отцом, Айгыз решила тайно разведать суть разговора и именно для этого она прокралась ночью под окна красного зала и затаилась в густом плюще.
   Хазаретяне смело вошли в зал переговоров и учтиво поклонились наместнику.
  - Говорите, - грозно произнес Фархад Абу-Салим, - что за дело привело вас ко мне, мой векиль сообщил мне, что у вас есть интересное предложение, так ли это?
  Завулон сделал шаг вперед и вышел на середину зала:
  - Позволь мне, о Великий наместник Абескунской низменности, защитник ислама и поборник справедливости, высказаться за всех.
  Завулон замолчал и склонил голову, дожидаясь разрешения.
  - Говори, раз уже начал, - милостиво махнул рукой Фархад.
  - Твой векиль, достопочтимый Абдурахман, сказал тебе сущую правду. Однако то, что я сейчас произнесу, предназначено только для твоих ушей.
  - Здесь нет лишних ушей, Темиш-паша моя правая рука, я сам просил его присутствовать при нашем разговоре. Продолжай!
  - Хорошо. Мы знаем, что казна твоя пуста, а Иранский падишах требует от тебя все больше и больше золота в уплату налогов. Мы знаем и другое, что воинам своим ты давно не выплачивал вознаграждения, торговля слабеет с каждым днем, честные купцы боятся покидать высокие стены Семендера, опасаясь за жизнь и свое имущество. Все это исходит оттого, что смелые горцы с каждым днем наступают тебе на пятки. Ты не можешь организовать достойный отпор потому, что воины твои давно уже не держали оружия в руках, никто не хочет рисковать головой попусту, а человек, который выводит их в погоню за горцами, думает больше о своей наживе, чем об общей пользе.
  - Да как ты смеешь, поганый иудей говорить такие речи? - не на шутку разволновался Темиш-паша, - Я вот тебе сейчас язык укорочу.
  Он выхватил из ножен кривой клинок и угрожающе двинулся в сторону Завулона.
  Фархад Абу-Салим остановил его жестом руки и заставил вернуться на место.
  - Стой Темиш, язык укоротить вместе с головой мы всегда успеем. Я хочу послушать, что он скажет дальше. Продолжай мудрец.
  Темиш-паша еле сдерживал ярость. В гневе его глаза пылали огнем. Его привычная слащавая улыбка медленно сошла с лица и сменилась на злобную маску, похожую на лик невиданного еще людьми, какого-то языческого божества, под которой пылали не шуточные страсти. Завулон наоборот казался спокойным. Скрестив руки на груди, он с вызовом взирал на Темиш-пашу. Дождавшись пока наместник вновь разрешит ему говорить, Завулон продолжил:
  - Власть падишаха сейчас как никогда слаба и поэтому для вас настало время отделиться от Ирана и взять бразды правления в свои руки. Зачем вам нужен падишах, который не может защитить своих земель. Вы, достопочтимый Фархад Абу-Салим, сами можете стать истинным правителем этих территорий и вам незачем озираться назад.
  - Фархад! Этот наглец издевается над нами. Его язык хуже змеиного жала. Не слушай его, это измена!
  - Погоди Темиш. Всегда полезно узнать что-нибудь новенькое. В твоих словах, мудрец, есть доля истины. Но чтобы воплотить в жизнь то, что ты говоришь, по крайней мере, нужно иметь сильное войско, а где его прикажешь взять? Ты же сам знаешь, моя казна пуста!
  - Наша община может ссудить вас золотом, но под определенные гарантии.
  - И что вы за это хотите?
  - Мы хотим, чтобы в ваших землях нам было позволено беспрепятственно справлять религиозные надобности, а также просим разрешения на беспошлинную торговлю на всех базарах нам и нашим единоверцам, но главное, мы хотим получить в залог гарантии состоявшейся сделки ваш драгоценный кинжал с камнем в основании рукояти. Как видите, мы не просим слишком многого.
  - И сколько вы готовы заплатить?
  - Для начала мы готовы безвозмездно передать вам три тысячи золотых драхм чеканки Сасанидского царя Перза, а вы отдадите нам кинжал с камнем в залог. Потом мы и дальше готовы ссужать вас золотом под гарантии возврата и с определенным торговым процентом по мере необходимости.
  - Ваше предложение заманчиво, я хотел бы поразмыслить над этим. Если я соглашусь, как скоро вы дадите деньги?
  - Все будет зависеть от вашего мудрого решения. Как только мы получим кинжал с камнем, первые три тысячи золотых драхм тут же будут ваши.
  - Значит золото в Семендере? - обрадовано произнес наместник, выдавая тем самым свою заинтересованность.
  - Я этого не говорил, но вы его получите, это уж наша забота.
  - Хорошо. Я согласен, когда произведем обмен?
  - Если вы согласны, светлейший шах, то мы сможем произвести наш обмен завтра в полдень на городском рынке у ворот синагоги, но вы должны дать клятву, что сдержите свое слово?
  - Да как ты смеешь, поганый иудей, требовать клятвы от самого поборника справедливости, - Темиш-паша гневно выступил вперед.
  - Успокойся Темиш, ты слышал, наш друг назвал меня шахом, а такой титул стоит многого. Я дам вам такую клятву. Пусть Всевышний услышит мои слова, то, что мы сделаем завтра, я делаю без заднего умысла! Теперь твоя душа спокойна мудрец?
  Завулон молча, кивнул головой и низко поклонился наместнику.
  - Ну, что, я думаю на сегодня довольно. Идите с миром, а завтра мы вновь встретимся.
  Иудеи низко поклонились, прижимая руки к сердцу, и попятились к дверям. Векиль Абдурахман едва успел убрать свой нос и отойти на безопасное расстояние, как двери отворились и из зала вышли трое хазаретян. Абдурахман угодливо подошел к ним и проводил до крепостных ворот. По дороге он всячески заискивал перед ними, но слова не сказал о грозящей опасности. Юная красавица Айгыз, поняв, что отцу сейчас не до ее замужества, успокоилась и тайком покинула террасу, направляясь на женскую половину дворца.
  
   ******
  
   Утро следующего дня началось для Завулона как обычно с Шахарита. В доме купца Аарона, в предрассветный час, гости, хозяин и домочадцы, собрались на молитвенную службу. Изобар, как старший по возрасту, выступил в роли шалиах цуббар (посланника общины) и начал произносить текст молитвы вслух. Следом за ним, все собравшиеся трепетно повторяли слова. У благочестивых иудеев существовал обычай, по которому требовалось начинать Шахарит еще до восхода солнца, чтобы произнесение Шма приходилось на момент зари. Так случилось и на этот раз. Это был хорошее знамение и Изобар перешел к чтению молитвы Амида. После окончания богослужения все собрались за большим столом на послемолитвенный завтрак. Аппетит к Завулону почему-то никак не приходил. Горячее блюдо с рисом, изюмом и мелко нарезанной бараниной, которое стояло перед ним, так и осталось нетронутым. Все мысли Завулона были направлены на то, как бы побыстрее завладеть "Оком кагана". Завтрак подошел к завершению. До назначенного срока обмена еще оставалась уйма времени, которое в ожидании тянулось медленно.
   Завулон встал из-за стола и решил немного побродить по городу. Дом Аарона располагался в самом центре старого квартала на набережной у порта Семендера. Завулон вышел на узкую улочку и побрел вниз в сторону моря, внимательно рассматривая достопримечательности. Легкий южный ветерок плавно тянул с побережья, делая атмосферу прогулки иудейского мудреца, погруженного в свои думы, особенно приятной.
  - Поразительно, как в этом восточном средневековом городе причудливо слились арабские, персидские, иудейские и христианские традиции, - думал Завулон. - А этот старый порт, где еще можно полюбоваться духом старины, эти пришвартованные к причалам суденышки, которые за много веков не изменили ни вида и облика, ни такелажа и торговых путей.
  Завулон повернулся спиной к морю и посмотрел на Семендер. Анжи-крепость, как свидетельство былой славы Хазарского Каганата, величественно возвышалась над городом. Летние утро, которое обещало перерасти в прекрасный день, навивало на Завулона романтические воспоминания о прошлом. Постепенно иудейский мудрец успокоился. Все сомнения о предстоящей сделке рассеялись, они как бы ушли в сторону. Его душа наполнилась удивительной одухотворенностью. Бесцельно бродя по узким улочкам, рассматривая ажурные минареты мечетей, синагоги и христианские храмы, он сам не заметил, как оказался в центре Семендера на городском базаре.
   Слово "базар" имеет в нашем понимании негативную коннотацию. Но мало кто знает, что это слово наделено семантикой второго смысла: беспорядка и хаоса, хотя в смысловом отношении слово "базар" - это место торговли, которое не терпит вмешательства со стороны властей, так как живет по своим внутренним законам, не писанным, но все же существующим. В то время, на востоке, говорили: "Базар не песня, не купишь, так послушаешь" и этим было сказано все. В Семендере, не имея денег, можно было, гуляя по базару наесться до отвалу и перепробовать все. Восточный базар - это визитная карточка в ряду национальных образов мира Востока, которая раскрывается во всей своей оригинальности. Для чужеземца, которым, по сути, и являлся Завулон, это было ни с чем несравнимое зрелище по обилию рас, одежд и нравов. Базар древнего Семендера, это пестрое смешение иудеев, персов, половцев-кипчаков, гордых язычников горцев, христиан и заезжих купцов из Средней Азии и Востока. Помимо торговых процессов на базаре узнавали новости, заключались сделки, распространялись сплетни, выслушивались и сочинялись невиданные истории, живущие впоследствии по законам фольклорной действительности, на базаре отдыхали в чайхане, ели и вкушали дурман. А еще на базаре встречали тех, кого искали.
  Завулон шел по рядам прилавков, которые располагались, как казалось на первый взгляд, не стихийно, а упорядочено. Любой товар имел только свое, специально ему предназначенное место в пространстве базара, и любовался местным колоритом. Кто-то громко окликнул его по имени. Он обернулся, всматриваясь в толпу.
  - Ты куда пропал? Мы и не заметили, как ты исчез, - произнес подоспевший Аарон.
  Завулон пожал плечами:
  - Да вот, решил немного пройтись и полюбоваться былой славой Великой Хазарии.
  - И как?
  - Никак. Весьма все мрачно и туманно.
  - Почему?
  - Потому что горько глядеть на крах нашей культуры и засилье персов.
  - Но ведь после того как "Око кагана" окажется у нас, все изменится к лучшему?
  - Так гласит древняя легенда, - многозначительно произнес Завулон.
  - Давай не будем здесь стоять, а лучше навестим моего друга Гасана. Там, за мешками с пряностями, спрятан и наш мешочек с золотыми монетами, которые пойдут в обмен на камень.
  - Пойдем Аарон, - грустно произнес Завулон, - заодно и глянем, не замышляет ли чего дурного этот старый лис Фархад.
   Они медленно тронулись в путь, с трудом протискиваясь в толпе. В этот утренний час на базаре совершался этический ритуал торговли - "тахарат". Этот обряд заключался в очищении и омовении тела, чтения молитвы, в которой торговцы обращались к Всевышнему со словами благодарности и просьбами о милостях. Затем шло очищение рабочего места для успешной торговли. Аарон действительно был колоритной фигурой на местном базаре. Его поочередно все приветствовали, желали здоровья, благополучия семье и детям, максимально выражая свою признательность и доброжелательность. Двое дервишей с разных концов базара, со специальной сковородкой в руках, на которой были специально подожжены ветки сухого исырака - ритуальной высушенной травы от сглаза и изгнания нечисти, обходили прилавки, окуривая их и собирая за это действие определенную мзду. Останавливаясь только для приветствий и рукопожатий, Аарон вел Завулона через лабиринты базара к лавке торговца пряностями. Носильщики, "тащишки арава", бегали по базару с тележками, нагруженными всякой всячиной, и повсеместно громко кричали: "Арава пошт-пошт", разгоняя народ с дороги.
   Ни один продавец не осмеливался продать первый товар женщине, все с нетерпением ждали правильного покупателя, мужчину, который должен был сделать первый почин. Так уж сложилось на Востоке, что считалось, что у мужчин легкая рука и природная доброта, способствующие торговле. Торговцы, получив деньги от первого покупателя, долго трясли их в руках, высоко поднимая над головой, поплевывали для вида в сторону и произносили: "суф-суф-суф". Наконец пробравшись к выходу через все торговые ряды, Аарон и Завулон остановились у лавки торговца пряностями Гасана, которая располагалась напротив синагоги. Увидев их, он кивнул головой в знак приветствия, но, не расслабляясь ни на минуту, продолжал ожесточенно торговаться с очередным покупателем. Закончив, наконец, торг и получив взамен несколько серебряных монет за свой товар, тем самым, потеряв к покупателю всяческий интерес, Гасан подошел к иудеям. После обмена приветствиями, Аарон спросил его:
  - Ну что, Гасан, как сегодня торговля?
  - Да вроде бы ничего, день обещает быть удачным.
  - Хвала Всевышнему! - вновь произнес Аарон, - Скажи мне, Гасан, не крутились ли тут у ворот синагоги посторонние люди?
  - Вроде с утра все было тихо. Вчера вечером, твои люди принесли мне твой товар. Я его спрятал в укромном месте, как ты и просил, так что все в порядке.
  - Если что, ты действуй Гасан, как договорились. Я на тебя надеюсь, не подведи! - Не беспокойся Аарон, все мы люди, а честный человек дорожит своим словом. Хоть и разные у нас с тобой вероисповедания, но совесть, она ведь у порядочных людей одинакова всегда, она либо есть, либо ее просто нет. Так что не переживай, все будет, как договорились.
   Тепло распрощавшись с Гасаном, Аарон и Завулон, отправились в обратный путь домой. Час обмена был еще далек, и они решили скоротать время за чашкой холодного щербета и игрой в нарды. Завулон не верил в честность Фархада. И поэтому они еще вчера решили, что навстречу с наместником пойдут Изобар и Завулон, чтобы не подвергать излишнему риску Аарона и его семью. Было решено, перед самой встречей с наместником, погрузить их на небольшую джоху, которая стояла на якоре в порту Семендера. А в случае провала их замысла, по сигналу, поданному с берега доверенным человеком, лодка должна была немедленно поднять паруса, отчалить от берега и взять курс на ближайший остров Абескунского моря, а что будет потом, на то воля Всевышнего!
  
  
  
   ГЛАВА 3.
  
  
  
   В назначенное время и место, Фархад Абу-Салим прибыл в сопровождении своего молодого друга, Темиш-паши. С десяток проворных рабов несли носилки наместника, впереди которых бежали двое глашатаев-скороходов, требуя дорогу и громко объявляя народу, что наместник Абескунской низменности, защитник ислама и поборник справедливости, достопочтимый Фархад Абу-Салим решил оказать великую милость жителям города и проехаться по улицам Семендера. Люди падали ниц. Зазевавшихся горожан глашатаи нещадно лупили плетьми, вызывая у непокорных смирение. Сзади носилок шла личная охрана наместника. Около двадцати стражников, в начищенных до блеска доспехах, на которых играли блики лучей стоявшего в зените солнца, своим суровым видом и страшными секирами, внушали уважение и страх добропорядочным жителям Семендера и гостям города.
   Люди в смирении лежали у ног Фархада, воздавая ему хвалу вслух, а что творилось у них на душе, о том наместник только мог догадываться. Он не очень мучил себя этим вопросом, для него, как человека власти, важнее всего была лицевая сторона медали. Погруженный в свои мысли, он думал о том, как бы завладеть золотом хазар и ничего не дать взамен. Фархад ни, словом не обмолвился за всю дорогу с Темиш-пашой. Витая в заоблачных далях своей давней голубой мечты, Фархад Абу-Салим видел себя со стороны не наместником провинции, входящей в состав Ирана, а грозным шахом, который своим именем единовластно правит Абескунской низменностью.
   В мечтах и мыслях путь подошел к концу и на окраине базара на небольшом пяточке между синагогой и лавкой торговца пряностями Гасана, Фархад Абу-Салим приказал рабам остановить носилки. Выйдя наружу под полуденный зной из-под тени балдахина, скрывавшего их от лучей нещадно палящего летнего солнца, Фархад и Темиш-паша окинули взглядом пространство. Вокруг не было ни души, если не считать хозяина лавки, который, увидев наместника, упал на колени и низко склонил голову в знак почтения, читая молитву и восхваляя величие и могущество Фархада.
  - Встань! - Властно приказал Темиш-паша.
  Тот встал с колен, продолжая испуганно причитать почести, желая многих лет жизни и процветания роду великого наместника.
  - Ты смеешься надо мною, сын паршивой вислоухой собаки, разве ты не знаешь, что у меня нет наследника по мужской линии?
  Фархад Абу-Салим выхватил плеть из рук глашатая и в гневе несколько раз ударил Гасана. Тот снова упал на землю, закрутился под ударами и отчаянно начал оправдываться, выводя тем самым наместника из себя. Удары посыпались один за другим, от боли, Гасан, свернулся в клубок, пытаясь как-то прикрыть лицо.
  - Фархад, ты привлекаешь внимание людей, у нас с тобой совсем другая цель, излишнее людское любопытство не на руку нам.
  Темиш-паша перехватил, занесенную для очередного удара, руку наместника. Фархад с ненавистью посмотрел на Темиша, однако его разум внял словам, он остановился и бросил плеть на землю. Вокруг все было тихо, если не считать причитаний несчастного Гасана. Люди занимались своими делами и делали вид, будто не замечали необузданного гнева наместника.
  - Вставай, пес поганый! Не проходил ли здесь купец Аарон со своими друзьями? Отвечай?
  Вытирая кровь с разбитого лица, Гасан отрицательно замотал головой.
  - Странно, что ты их не видел, может они в синагоге? Темиш, возьми людей и посмотри там.
  Темиш бросился выполнять приказ наместника. Стража забарабанила в ворота, и после того, как они открылись, ворвалась внутрь. Перевернув все, вверх дном, они не нашли никого, кроме старого раввина, который на все вопросы задаваемые Темишем отвечал:
  - Не знаю, не видел, не слышал!
  Осмотр синагоги не дал результата. Темиш вернулся к наместнику с пустыми руками.
  - Ну что же, похоже, над нами пошутили проклятые иудеи, - задумчиво произнес Фархад Абу-Салим.- Ты, Темиш, возьми несколько стражников и отправляйся к дому Аарона, схвати его и волоки этого шутника в Анжи-крепость, я буду тебя ожидать там.
  Темиш кивнул головой, подал сигнал четверым стражникам следовать за ним и уже был готов выполнять поручение наместника, но цокот копыт, который послышался из-за поворота узкой соседней улочки, остановил его прыть. Через мгновение, из-за угла, взору всех присутствующих, предстал старый хромой ишак, через шею которого были переброшены два небольших, но тяжелых кожаных мешка. Осел тяжело шел в их сторону, припадая на правую заднюю ногу, он протяжно издавал: "Ио, Ио, Ио...", понукаемый мальчишкой погонщиком. Следом за ишаком шел иудейский мудрец, опирающийся на дорожный посох, и гордый хазарский тархан.
   Глупое животное, завидев на дороге сборище людей, упрямо остановилось, село на пятую точку, поджав под себя хромую ногу, и издало протяжный противный крик. Мальчишка, пытаясь поднять его, стал бить ишака хворостиной по облезлым бокам, но вовремя подоспевший Завулон остановил его:
  - Не тронь животное Иаков, разве ты не видишь, что глупая скотина, во всем подражая нам людям, приветствует, таким образом, будущего великого хана, а ты пытаешься ей помешать. Доброму иудею всегда подобает выказывать смирение перед своим господином. Старый ишак мудрее тебя, мальчик, так склони же голову побыстрее, чтобы не вызвать гнева наместника Абескунской низменности, а то он, чего доброго, посчитает тебя глупее старого облезлого осла.
   Иаков, послушав совета мудреца, в почтении упал на землю рядом с ишаком, а Завулон и Изобар, низко поклонились Фархаду, оставаясь при этом на ногах.
  - У тебя слишком длинный язык, мудрец, но я милостиво прощаю твои колкие речи, - грозно молвил недовольный Фархад, - давай вернемся к теме того разговора, из-за которого мы тут все собрались. Привез ли ты обещанное золото?
  - Конечно! Разве твои глаза не видят его, о великий хан, поперек спины этого славного животного висит груз, который только и ждет момента, чтобы поскорее перекочевать в закрома твоей необъятной казны. Однако хотелось бы сначала получить твой кинжал с "Оком кагана" и тогда, наша сделка состоится.
  - Скажи мне, мудрец, зачем тебе понадобился этот камень?
  - Это не твоя забота, Фархад Абу-Салим! Мы с тобой условились об обмене, золото тебе, а камень нам и при этом ты дал свое слово.
  - А если я не сдержу его? Что мешает мне отдать приказ своим людям забрать мешки и ничего не дать вам в замен?
  - Зря ты так! В этом случае наша сделка не состоится. Ты не получишь ничего кроме старого хромого ишака!
   Завулон поднял голову к солнцу, быстро пробормотал что-то на непонятном языке, с негодованием посмотрел на наместника, сплюнул на землю и бросил посох прямо перед мордой осла. Не удерживаемое никем животное, в испуге поднялось с земли и хотело уже дать деру, но Темиш-паша выскочил вперед, схватил его за повод и со всей силы огрел его своим увесистым кулаком промеж длинных ушей. От сильного удара по голове, старый драный ишак притих, упал обратно на пятую точку и словно потеряв последние остатки природного инстинкта самосохранения, смерился воле Темиша, обводя пространство вокруг себя мутным взглядом вылезших из орбит старых подслеповатых глаз.
  - Взять их! - отдал распоряжение страже, Фархад Абу-Салим.
  Солдаты мгновенно выполнили приказ наместника, скрутив, обоим упрямым иудеям, руки за спиной. Темиш-паша аккуратно развязал завязки одного из мешков, висевших на спине ишака, и запустил туда дрожащую от жадности руку. Вместо привычного холода и звона благородного металла, его пальцы наткнулись на что-то непонятное. Это нечто, издавало при перемешивании и зачерпывании неприятный, глухой звук. Темиш-паша ухватил из мешка полную пригоршню содержимого и извлек на свет. Вместо ожидаемых золотых монет, взору собравшихся предстала горсть мелкой речной гальки. Разочарование Фархада и Темиша было столь велико, что они на миг потеряли дар речи. Темиш-паша разжал пальцы и все содержимое, с глухим стуком, упало и ударилось оземь. Не веря своим глазам, Темиш-паша выхватил из-за пояса кинжал и распорол весь мешок с низу до верху. На землю посыпалась очередная груда мелких камней, а среди них, поблескивала одна золотая монета. Темиш распорол и второй мешок, но результат был тот же. По бокам старого осла выросли две кучки из мелкой гальки, которые украшали две золотые монеты. Трясущимися уже не от жадности, а от безудержного гнева руками, Темиш-паша подобрал монеты, внимательно осмотрел их, а затем протянул Фархаду. Тот в недоумении взял их, зажал между указательными и большими пальцами в обеих руках, бросая глупый взгляд то на монеты, то на кучки гальки, то на иудеев. Так и не поняв, что произошло, наместник изумленно произнес, обращаясь к Завулону:
  - Что это, мудрец?
  - В одной руке, Фархад, ты сейчас держишь остатки своей совести, а в другой, остатки разума. Внимательно посмотри на них, к великому сожалению это то, что у тебя осталось!
  - А где же обещанное золото, мудрец?
  - Ты еще не понял, Фархад, что все золото твоя жадность превратила в камни. Вели пересчитать их своим людям, и ты убедишься, что их здесь ровно три тысячи без двух золотых монет.
  - Ты, что, издеваешься надо мной? - в гневе закричал наместник.- Ты, Темиш, этих двоих волоки в Анжи-крепость и отправь людей к купцу Аарону. Пусть его тоже приведут ко мне, а заодно и перевернут весь его дом.
  Фархад Абу-Салим резко повернулся, уселся в носилки и отдал приказ рабам:
  - Живо несите меня назад, да поторопитесь, а не то велю с вас живьем содрать шкуру!
  
   ******
  
   Место, куда стража приволокла и бросила связанными, по приказанию наместника, Изобара и Завулона, находилось в северной стороне Анжи-крепости и примыкало прямо к крепостной стене. К великому удивлению обоих узников их не швырнули в общий зиндан, как полагалось, а поместили в отдельное узилище, которое располагалось в подвале смотровой башни. В плане, эта башня представляла собой квадрат, десять на десять метров, и в высоту составляла около двадцати метров. По всей видимости, башня была построена еще во времена владычества хазар, так как ее макушка представляла собой не обычный для архитектуры мусульманских городов того времени купол минарета, а заканчивалась небольшой открытой смотровой площадкой с установленной на ней небольшой метательной баллистой. Деревянные балки и опоры поддерживали крепкую восьмиконечную крышу, которая защищала это древнее сооружение от дождей и ненастий. Солнце вставало над Семендером именно со стороны этой башни, поэтому стража на ней привыкла к яркому солнечному свету по утрам.
   Эту угрюмую смотровую башню Анжи-крепости, жители Семендера называли по-разному. Одни называли ее вратами колодцев, из-за подземелий у входа в башню, в которых содержались заключенные. Другие прозвали ее башей правосудия за то, что несколько поколений наместников Абескунской низменности, творили за ее стенами акты справедливости. Но большинство жителей города называли ее башней Альгамбра, что в переводе с арабского языка означало красная башня. Вероятней всего, это название произошло от цвета высушенной солнцем глины и кирпичей, из которых и была построена смотровая башня. Правда, некоторые, кому довелось побывать в ней и вернуться назад в Семендер, уверяли обратное. Те счастливчики, которые вернулись оттуда живыми и невредимыми, доказывали, что название Альгамбра, башня получила из-за длинной темной лестницы ведущей наверх, которая освещалась светом красного пламени все время горевших факелов.
   У входа, башня Альгамбра, имела большую подковообразную арку, которая находилась внутри неправильного четырехугольника, выложенного из камней, над сводчатой перемычкой которой, внимательный глаз мог разглядеть вырезанную в каменном углублении руку. Одни считали, что эта рука отводила дурной глаз от правителей города, другие считали ее символом Корана, так как пять пальцев представляли собой пять основных заповедей ислама: Единство Бога, молитву, пост в священный месяц, благотворительность и паломничество в Мекку.
   Фархад Абу-Салим, вернулся в Анжи-крепость в подавленном и поганом настроении. Злость и негодование кипели в его душе.
  - Как это так, эти иудеи провели меня вокруг пальца и посмеялись над моим величием. Ну, ничего, это им с рук так просто не сойдет. Мой палач уж постарается на славу и выбьет из них сведения, где они припрятали золото. Он из них всю душу вытрясет, не было такого случая, чтобы кто нибудь не заговорил, - про себя размышлял он.
  Жаждая мести, Фархад велел рабам нести носилки не как обычно во дворец, а к арке башни Альгамбра. Едва ступив на землю, не обращая внимания на приветствие стражи, он направился наверх, в святая святых, в мрачную комнату, расположенную под самым куполом башни, где он, как и его предшественники на протяжении нескольких веков, творил правосудие над своим народом.
   Смотровая башня Альгамбра, имела одну большую просторную комнату с четырьмя большими восьмиугольными окнами, выходящими на четыре стороны света. Наверх башни, и в правду, вела узкая темная лестница, освещенная красным светом горящих факелов, по которой, сейчас поднимался Фархад. Проделав весь путь без остановки, на одном дыхании, он добрался до входной двери в зал правосудия, вход в который находился между северным и восточным окном. Тяжело дыша, Фархад Абу-Салим, толкнул рукой дверь и вошел внутрь.
   Посреди комнаты стоял большой овальный стол, заваленный свитками, наполовину исписанными текстами на персидском языке. Под пергаментными свитками можно было обнаружить несколько книг в кожаных переплетах. Тут и там, на столе, валялись различные вещицы и никому не нужные мелочи. Перед столом стоял массивный стул, больше похожий на деревянный трон. Если бы в эту залу башни Альгамбра, попал бы посторонний, ничего не знающий человек, то он бы, наверняка подумал, что место за столом на стуле-троне, должен занимать какой-то восточный чародей, но не никак не наместник провинции Иранского падишаха.
   Фархад Абу-Салим тяжело опустился на стул и положил руки на поверхность стола. В комнате было прохладно. Мрачные, толстые стены старой башни никогда не прогревались до нужной температуры даже летом, а темные окна, закрытые мутной слюдой, не пропускали достаточно света.
  - Эй, кто там есть в низу? - громко прокричал Фархад.
  На лестнице послышался тихий шорох шагов и через пару минут в залу вошел векиль Абдурахман.
  - Мой господин, - молвил он, - как только я узнал, что вы прибыли в крепость и сразу направились сюда, я сразу поспешил к вашей милости. Не угодно ли вам чего-нибудь?
  - Угодно! Вели принести и растопить жаровню с углями, а то здесь что-то прохладно после дневного городского зноя. Да вот еще что, как только вернется Темиш-паша, пусть сразу идет сюда.
  - Будет исполнено, мой господин, - векиль поспешно удалился, оставляя Фархада наедине со своими мыслями.
  - А, что, если золота вообще не существует? Вдруг это все выдумки иудеев, для того, чтобы завладеть "Оком кагана". Тогда получается какая-то ерунда. Они не настолько глупы и прекрасно понимают, что без золота я не отдал бы им "Ока кагана". По всему выходит, что выкуп где-то рядом. Раз золото в городе, то я обязательно его найду!
   Его размышления, на эту тему, были прерваны появлением рабов, которые несли за собой жаровню с горящими углями. Следом за ними, вновь, появился векиль.
  - Темиш-паша сейчас поднимется к вам, мой господин, он пошел переодеться. Желаете еще чего-нибудь? - угодливо спросил Абдурахман.
  - Позови моего палача, Мамеда, и вели страже привести сюда этих двоих иудеев, которых доставили в башню незадолго до моего приезда.
  - Будет исполнено!
   Векиль снова удалился. Спускаясь по лестнице, хитрый Абдурахман, думал о том же, о чем и его хозяин. А именно, он тоже хотел завладеть тайной золота хазар и перехитрить и опередить при этом Фархада. Достигнув подножья башни и войдя в караульное помещение, он властно отдал распоряжение:
  - Эй, вы, быстро ведите только что прибывших узников наверх к повелителю, он ждет, и пошлите за палачом, сердцем чувствую, что господин задаст сейчас хорошую трепку поганым иудеям.
   Фархад Абу-Салим, сидел за столом, просматривал пергаментные свитки и как бы невзначай пытался сосредоточиться, читая доносы. Однако слова текстов не лезли в голову. С досады, Фархад бросил очередной свиток на стол. В этот момент, он боялся признаться самому себе, что сейчас готов поверить во что угодно. Еще неделю назад он жил своей обычной жизнью, не помышляя ни о чем, но теперь, все вдруг резко переменилось, и думать и жить как прежде, стало невмоготу. С тех пор, как иудеи посеяли семена сомнения в его душе, наместник потерял покой. В голове сидела только одна мысль, страшная мысль, дикая мысль, державная мысль! От этой мысли, Фархаду, хотелось беззвучно кричать:
  - Я великий шах, я сам себе государь и хозяин! - но другой, неведомый голос, словно издеваясь над ним, постоянно шептал в ухо: - Замолчи шут! Без золота ты никто!
   Входную дверь бесцеремонно пнули ногой снаружи и в зал правосудия, словно вихрь, ворвался Темиш-паша, который со страшной злобой в голосе, прорычал с порога:
  - Купец Аарон исчез вместе со своей семьей. Он, словно, провалился сквозь землю. Его дом и торговые лавки перевернули снизу до верху, но не нашли ни единого драхма. Ума не приложу, куда они могли спрятать это проклятое золото.
  От удивления, Фархад, приподнял брови. Какая-то часть его подсознания, давно говорила ему, что золото хазар должно быть в доме Аарона, но слова Темиша положили конец его мечтам. Оставался только один выход, пытать захваченных на базаре иудеев.
  - Я уже распорядился и послал за палачом. Узников сейчас приведут, - с досадой произнес он.
  Темиш кивнул головой в знак согласия.
  - Это правильно! Не потрошить же всех их соплеменников в Семендере. Казна совсем пуста, так, чего доброго, останемся вообще без налоговых поступлений.
  На лестнице послышались тяжелые шаги и в зал, с низким поклоном, вошел могучий гигант, а следом за ним, трое стражников ввели связанных Завулона и Изобара.
  - А вот и наши шутники, - потирая руки от предвкушения интересного зрелища, произнес Фархад. - Сейчас мы узнаем, куда подевалось золото.
  Смуглый гигант, с кривым мечом на боку, заулыбался. Словно лошадь, он оскалил крупные белые зубы в довольной усмешке, которая была вызвана предстоящей работой. Глядя на палача, Фархад Абу-Салим, вздохнул с некоторым облегчением. Никому еще не удавалось сохранять язык за зубами, когда за свою работу принимался, искусный в своем деле, Мамед.
  - Пожалуй, начнем! Давай-ка, Мамед, с этого, - наместник указал пальцем на Изобара, - я буду задавать ему вопросы, а мудреца оставим пока на десерт.
  Схватив за волосы, Изобара, Мамед подсечкой сбил его с ног и поставил на колени перед наместником. Свободной рукой палач вытащил из-за пазухи шелковый шнурок, накинул его на шею жертвы, и приступил к работе.
   Лицо тархана, постепенно принимало багровый оттенок, глаза вылезли из орбит, а слюна, струйками полилась изо рта, стекала на подбородок, от чего густая борода Изобара быстро намокла. Мамед действительно знал свое дело. Не давая жертве быстро задохнуться, он искусно сдавливал шелковым шнуром горло, стараясь как можно больше причинить страданий. Фархад подал знак палачу приостановить пытку, пока еще тархан не потерял сознания.
  - Ну, что, упрямый ишак, будешь говорить, куда спрятали золото?
  Изобар молчал. Уплывающее сознание медленно возвращалось назад в тело и он, жадно хватал воздух раскрытым ртом.
  - Молчишь строптивец? Ты, вроде, из рода Ашинов, насколько я знаю? Сейчас я тебе напомню, как в былые времена посвящали в каганы. Да ты и сам, наверное, знаешь, как это у вас раньше делалось. Сейчас я дам команду Мамеду, он тебя снова придушит до того состояния, когда ты потеряешь сознание, а затем вновь приведет в чувство. Что там у вас полагалось спрашивать, вроде как, сколько лет будешь царствовать? Хотя я знаю ответ наперед, тебе никогда не стать каганом хазар, поэтому лучше подумай, если хочешь еще пожить.
  Изобар сплюнул на пол, отказываясь говорить.
  - Давай, Мамед, а я пока побеседую с мудрецом.
  Палач снова приступил к своей черной работе, а наместник, хитро улыбаясь, обратился к Завулону:
  - Скажи мне, мудрец, неужели тебе не больно смотреть, как страдает твой соплеменник? Эта же участь ожидает и тебя, но я милостив и могу подарить вам жизнь и свободу, если вы вернете мне мое золото!
  - С чего ты решил, Фархад Абу-Салим, что оно твое? Ты не сдержал своего слова, почему мы должны верить тебе вновь?
  - У вас нет выбора! Все, что есть в этом городе, принадлежит мне, даже ваши несчастные жизни. Расскажи мне, все что знаешь, а не то, я снова и снова буду пытать и мучить вас, да так, что даже камни, из которых сложена эта башня, заплачут от жалости! Что ты молчишь? Отвечай?
  - Тебе не понять меня, Фархад. Дело в том, что сейчас пришло время, для моего народа, и есть такая возможность снять с себя цепи и уйти из униженного рабского положения, уйти из чужого ненавистного стада, гонимых сквозь тьму невольников, на алтарь чужого Божества. И когда это произойдет, наш народ, любыми силами и средствами, построит свою государственность под любым знаменем, которое в скором времени придет на твои земли, Фархад! Мы не боимся смерти. Ты можешь убить нас, но знай, это время, уже не за горами!
   Наместник, словно ужаленный, вскочил со своего стула-трона, подлетел к Завулону и наотмашь ударил его рукой:
  - Негодяй! Для начала я велю палачу вырвать твой поганый язык и скормлю его паршивым собакам, а потом, Мамед, станет рвать на кусочки твое тело раскаленными щипцами и тогда я узнаю всю правду.
  - И тут ты ошибаешься, Фархад, - Завулон иронично рассмеялся, - если твой палач вырвет мне язык, тогда ты уж точно не узнаешь, где хранится золото!
  От услышанного, Фархад, пришел в такую ярость, что принялся выполнять работу за палача. Он наносил удары по лицу и телу несчастного Завулона с такой ритмичностью и силой, что бедный, связанный узник, уже через несколько минут потерял сознание, и если бы, Темиш-паша вовремя не вмешался и не остановил Фархада, то тот, наверняка бы убил Завулона.
  - Остановись, Фархад, всему есть свое время. Гляди, кажется, тархан приходит в себя?
  Хватая воздух ртом, слово рыба, вытащенная из воды на берег, Изобар, медленно возвращался из небытия к печальной действительности, обводя окружающее пространство, налитыми кровью от напряжения белками глаз. Пытаясь выместить на ком-то свой необузданный гнев, Фархад, подошел к нему:
  - Говори, сын плешивой собаки, где золото?
  Несмотря на пережитые страдания, Изобар с ненавистью посмотрел на своего мучителя. Едва заметная ухмылка, в уголках плотно сжатых губ, промелькнула на его лице. Выдержав ответный, грозный взгляд наместника, он тихо произнес:
  - Да будет проклят на веке тот, кто предаст завет предков и наденет на себя ярмо раба!
  Фархад Абу-Салим задрожал от злости. Неописуемый гнев переполнил чашу терпения. Нервы сдали, не выдержав, он выхватил шелковый шнурок из рук палача, накинул его на шею Изобара и, забывая про все на свете, принялся, с остервенением, душить его. Когда Темиш-паша все же оттащил Фархада, было уже поздно. Бездыханное тело тархана лежало у их ног.
  - Эй, там, внизу, - в ярости заревел Фархад.
  На его зов, тотчас явился векиль.
  - Что угодно, мой господин?
  - Принеси хмельного арака, да побыстрее.
  - Мой господин, я не ослышался? - удивленно задал вопрос Абдурахман.
  - Я сказал арака, или ты плохо слышишь. Если так, то я поручу тебя Мамеду, он живо тебя вылечит и прочистит за одно уши!
  Векиль побледнел от страха и бегом бросился выполнять распоряжение наместника. Тем временем, Завулон пришел в себя, поднялся с помощью Мамеда с пола и с грустью взирал на эту сцену. Фархад Абу-Салим подошел к нему. Его внимание привлекла поблескивающая на груди Завулона золотая звезда Давида. Он схватил талисман правой рукой и с силой рванул на себя. Звенья цепи не выдержали мощного рывка, одно из колец дало слабину, и звезда Давида оказалась в руках у наместника.
  - Это единственное, что тебе достанется на память о нас, не считая старого хромого ишака, - с видом скорби и боли, тихо молвил Завулон.
  Фархад вновь задрожал, его лицо исказилось гримасой ярости. Сдерживая свой пыл и пытаясь как-то унять гнев, он с силой, швырнул от себя звезду Давида. Пролетев через весь зал правосудия, золотое украшение ударилось о стену, отрикошетило и упало в жаровню с раскаленными углями. Увидев это, Завулон упал на колени и принялся молиться:
  - Тебе, мудрому, вечному, милосердному, взываю, Тебя славлю во веки, Тебя, позволившего мне смиренно стоять перед Тобой и войти в священное братство Великой Тайны. Пусть Божественная благодать Твоя снизойдет на мою голову и даст мне мудрость не оступиться в час испытаний, но пусть имя мое будет примером и ум мой будет находиться в присутствии святых праведников...
  В этот миг, зал правосудия, неожиданно окутался густым, липким туманом. Всем присутствующим стало тяжело дышать. Темиш-паша, хватаясь за горло, в страхе бросился бежать но, столкнувшись с векилем Абдурахманом в дверях, упал, и сильно ударился головой о стену. Туман не рассеивался, а наоборот, становился все гуще и гуще. Не понимая что, происходит, Фархад Абу-Салим, в ужасе попятился назад, но стоящий по середине зала стол преградил ему путь. Этот туман, проникая внутрь с каждым вдохом в грудь Фархада, окутывал его душу холодным липким страхом. В этот миг, угрызения совести, странным образом, посетили Фархада, а в голове пронеслись страшные мысли, и вспомнился жуткий вчерашний сон.
  - Что происходит? Зря я нарушил свое слово. Вчера, во сне, Иблис предупреждал меня, "не бей собаку, потеряешь друга". В наказание за мой поступок, этот проклятый иудейский мудрец, навел на меня свои грязные чары!
  От сознания всего этого, Фархад Абу-Салим, упал на колени и стал горячо молиться, взывая к Всевышнему о милости. После первых слов молитвы, туман стал немного редеть и между южным и восточным окном, на стене, возникла панорама, с которой, ангелы в блестящих одеждах, с укоризной взирали на происходящее. В неописуемом ужасе, Фархад Абу-Салим, закрыл глаза, еще глубже погрузился в молитву, забыв обо всем. Сколько прошло времени, он не помнил, но очнулся тогда, когда Темиш-паша коснулся рукой его склоненной, в молитвенном экстазе, спины. Фархад встрепенулся и пришел в себя. Все было, как и прежде. Тот же стол, заваленный пергаментными свитками, громоздкий стул-трон, в неразберихе кем-то опрокинутый и лежащий на боку, труп тархана на полу, испуганные лица Темиш-паши, Мамеда и Абдурахмана, только Завулон почему-то лежал без признаков жизни у восточного окна, в полушаге от жаровни.
  - Посмотри, Мамед, жив ли он, - испуганно спросил наместник.
  Палач подошел к телу и пощупал пульс на шее Завулона. Убедившись, что тот жив, он произнес:
  - Хвала Аллаху! Живуч, пес поганый!
  - Позовите стражу, пусть они бросят чародея в подвал, да не в общий зиндан, а в отдельный. Его не трогать, до особого моего распоряжения, но глаз с него не спускать, - произнеся на одном дыхании свою речь, наместник поспешил быстро удалиться из башни Альгамбра.
  
   ******
  
   Очнувшись в темной, сырой яме, Завулон мучительно пытался вспомнить, что же произошло ранее. Мысли сбивались и путались в голове, пульсирующая боль в висках и телесные физические страдания, от полученных побоев, мало способствовали работе мысли. Кое-как сосредоточившись, он, эпизод за эпизодом, восстанавливал картину прошедших событий. В итоге, кадры из недавно прожитого, сложились в единое целое. По-всему выходило, что он, Завулон, застрял в этой проклятой, вонючей яме на веке. Пересилив телесную боль, он поднялся с постилки из жухлой соломы и осмотрелся вокруг. Яма, в которой он находился, представляла, по сути, колодец, метра три в диаметре. Тусклый свет, пробивавшийся через решетку сверху, едва доставал до дна. Завулон поднял голову и посмотрел на решетку. Высота, до которой, составляла три человеческих роста. Полюбовавшись, на тусклый свет, Завулон начал внимательно исследовать стены по периметру. По-всему выходило, что зиндан был выдолблен в грунтовом слое твердого ракушечника.
   Завулон, вновь, сел на солому, обхватил гудящую голову руками и начал усиленно размышлять, над тем, как выбраться из создавшегося положения:
  - Не зная, где я нахожусь, подкоп вести бесполезно. Это займет много времени и сил, притом, грунт из выдолбленного туннеля здесь нигде не спрячешь, сразу станет заметно. Времени у меня, скорее всего, нет. Через день другой, наместник справится со своим внутренним страхом, и тогда, с новой силой возьмется за меня. Тархан мертв, а Аарон ждет меня в условленном месте. Если нет возможности бежать от сюда, тогда обязательно должен существовать другой, какой-то выход.
   Завулон усиленно размышлял, пытаясь нащупать спасительную нить. Он, наподобие утопающего, готов был цепляться за любую соломинку. В размышлениях прошло несколько дней, но ничего путного на ум не шло. Спасительная соломинка, появилась неожиданно, вернее ее протянул тот, от кого Завулон никак не ждал помощи. В темной, сырой яме зиндана, несчастный узник уже потерял счет времени, понятие о котором, из-за отсутствия дневного света, складывалось из того, как часто его кормили, спуская вниз, в корзине на веревке, воду и пресную лепешку. Отчаяние заживо погребенного, полностью завладело его сознанием, а тупая пустота от безысходности, наполняла его душу. И когда, решетка поднялась в очередной раз, и сверху сбросили веревочную лестницу, привыкший к одиночеству и темноте, начинающий потихоньку сходить с ума узник, не сразу придал этому значение.
   Яркий свет от горящего факела, резко ударил по глазам, привыкшим к мраку. Завулон прищурился, приподнялся на правой руке, опираясь на пол, застеленный прогнившей соломой, и посмотрел наверх. Оттуда, по веревочной лестнице, к нему вниз, спускался человек, держащий в свободной руке этот источник света, который так больно бил по глазам. Спустившись вниз, нежданный посетитель, укрепил факел в специальной нише, выдолбленной в стене, осмотрелся вокруг, и тихо задал вопрос:
  - Эй, ты живой?
  Завулон поднялся с соломенной кучи и, прикрывая глаза ладонью правой руки от яркого света, внимательно оглядел нежданного посетителя:
  - Ничего особенного, - подумал он, - чуть выше среднего роста, умное волевое лицо, белая закрученная чалма, чарыки на ногах, расшитые серебряными нитями с задранными к верху носами, наверное, обычный чиновник из окружения наместника. Интересно, чего ему от меня надобно? Если он пришел по приказу своего господина, то стража подняла бы меня сразу наверх. Тут что-то не так, у него ко мне есть определенный интерес, да и лицо его мне знакомо, я его где-то определенно видел?
  - Меня зовут Абдурахман, я векиль великого наместника Абескунской низменности, Фархад Абу-Салима, защитника ислама и поборника справедливости! Однако, я пришел к тебе не по воле моего господина. Я хочу поговорить с тобой, как умный человек с равным себе. Тебе не откажешь в уме, иудейский мудрец, и я уважаю тебя за это. Хоть ты и напугал моего господина, но дни твои будут сочтены, как только его страх иссякнет. Тебя ждет неминуемая смерть, и я, и только я, смогу тебе предложить помощь.
  - Вот как? И чем я обязан такой милости? - удивленно задал вопрос Завулон.
  - Я не стану темнить и скажу правду. Ты, наверняка, знаешь, где спрятаны сокровища хазар. Ты, мудрец, не настолько глуп, чтобы гнить заживо в этой яме. Открой мне тайну, и мы вместе сможем воспользоваться богатством твоих соплеменников, покинем эту страну и заживем как ханы. Я человек слова, в отличие от своего хозяина. Если ты поможешь мне, то я отвечу тем же. Выбирай, либо ты сейчас со мной, либо завтра тебя ждет палач Мамед и ужасная смерть в итоге.
  В голове Завулона вмиг созрел долгожданный, рискованный план. Немного подумав, для приличия, и взвесив все за, он ответил:
  - Хорошо, Абдурахман! Я отдам тебе золото, но только ты должен обещать мне, что я обрету свободу!
  - Я ручаюсь за это, как только я обрету желанное, мы тотчас покинем Абескунскую низменность, и тогда, мы окажемся вне власти Фархада.
  - Тогда принеси мне поесть чего-нибудь сытного. Мне нужно набраться сил, а завтра, с утра, мы должны попасть в город.
  - Ты получишь все, что требуешь. Утром я приду за тобой и принесу чистую одежду, и мы вместе покинем Анжи-крепость.
  
  ******
  
   К утру следующего дня, векиль Абдурахман, все-таки, принял окончательное решение, покинуть своего господина. Соблазн был так велик, а искушение так сильно, что он решился на измену. Прихватив с собой чистую одежду для Завулона, он покинул Анжи-дворец и направился в сторону молчавших колодцев. Стража первого рубежа пропустила его беспрекословно, но на втором участке охраны, у самой темницы, его остановили.
  - Именем, наместника Абескунской низменности и моего господина, приказываю вам, вывести из зиндана пленного иудейского мудреца и передать его мне, под мою ответственность. А так же, я требую охрану из двух воинов, для сопровождения узника в город.
   Начальнику караула, не показались сомнительными слова векиля, он поверил ему, и через некоторое время, Завулона достали из темницы. Щурясь от яркого света, он вдыхал полной грудью воздух свободы. Векиль протянул ему чистую одежду, которую тот принял с едва заметной ироничной улыбкой, но впрочем, ее вряд ли кто заметил. Быстро переодевшись в чистое, под надежной охраной, Завулон покинул стены Анжи-крепости и направился в сторону городского базара.
   Чайхана Исаака пользовалась хорошей репутацией у посетителей, но в это летнее утро их попросту не было. Исаак сидел в безделье под старым платаном, отгоняя мух от вазы, наполненной до краев восточными сладостями. Он очень удивился, когда в его заведение зашел векиль Абдурахман, но его удивление еще больше усилилось и сменилось изумлением, когда следом за ним, показалась стража, которая вела за собой Завулона со связанными спереди руками. Исчезновение Аарона с семьей и арест его гостей, не остался незамеченным в Семендере. В беседах, жители города много чего говорили по этому поводу, выражая сочувствие общине иудеев, но Исаак, как хранитель сокровищ, знал всю правду. Закон "Галаха" предписывал молчать, поэтому, визит векиля и связанного Завулона, посеял в душе старого иудея нехорошие сомнения. Однако он не подал виду, низко поклонился, и с раболепством, начал свою приветственную речь:
  - Хвала Всевышнему, что он направил стопы ваших ног, достопочтимый Абдурахман, в мое убогое заведение! Чем я заслужил такую милость?
  - Мы к тебе, Исаак, по делу, - ответил векиль.
  - Какие могут быть дела, когда у меня в доме такой дорогой гость! Прошу вас, присаживайтесь и отведайте того, чего пожелает ваша душа. Все, что есть у меня, недостойного, в вашем полнейшем распоряжении.
  Распинаясь в хвалебных комплиментах к гостю, Исаак усадил векиля за достархан под платаном и, продолжая заискивать и раскланиваться, кликнул слуг:
  - Эй, вы, несите все самое лучшее, что только у меня есть. Хвала Всевышнему, он подарил мне сегодня самого дорогого посетителя, человека, которому нет равных во всем Семендере, кроме, пожалуй, самого наместника!
   Успокоенный приятной обволакивающей лестью, Абдурахман, уселся на ковер под старым деревом. Он снял с головы чалму и начал поглаживать голову, проводя рукой по плешивой макушке.
  - Пожалуй, я выпью холодного шербета, денек сегодня выдался знойный.
  - Прошу вас, отведайте моего дивного молодого ягненка, с тушеным урюком, черносливом и изюмом.
  - Нет, нет, в другой раз. Вели подать чего-нибудь попить своему соплеменнику, он изнывает от жажды, и так просил меня зайти на минутку к тебе, словно не пил несколько дней.
  - Позволю себе полюбопытствовать, достопочтимый Абдурахман, что натворил этот человек, он вроде иудей? В чем его вина?
  - Этот человек имел глупость не угодить самому наместнику, в этом-то и все его преступление.
  - Тогда поделом этому паршивому псу, если он хочет пить, то пусть пьет воду из колодца, она холодная и прозрачная. Люди говорят, что она самая вкусная в городе.
  Исаак подошел вплотную к Завулону, и отвел его подальше от стражи, на ходу приговаривая:
  - Вот тебе колодец, пей, сколько влезет. Ведро и веревка на месте.
  Когда разделяющее расстояние было достаточным, чтобы постороннее ухо не смогло бы уловить смысл сказанного, Завулон тихо прошептал:
  - Помоги мне! Я хочу скрыться в колодце, надави незаметно на рычаг!
  Исаак понял все. Оставив Завулона, он направился к старому платану, громко приговаривая на ходу:
  - Для такого злодея даже воды жалко. Такие как он, только позорят нашу общину.
  Подойдя к дереву, он незаметно для всех привел в действие секретный механизм.
   Никто не обращал внимания на Завулона, потому что бежать ему было некуда. Векиль, отвлекаемый хозяином, сидел за достарханом и вкушал холодный щербет. Двое стражников, дорвавшись до дармового угощения, потеряли бдительность и упустили узника из поля зрения. Дождавшись подходящего момента, Завулон скинул вниз деревянное ведро с привязанной к нему длинной веревкой, и нажал на высеченную, на камне шестиконечную звезду. Вода стремительно стала уходить в бездну, обнажая таинственный туннель. Завулон оглянулся и посмотрел по сторонам. Никто не обращал на него внимания. Ухватившись связанными руками за веревку, он бросился вниз, стараясь приостановить стремительное падение, крепко приживая к телу канат внутренней частью бедер.
   Первым на исчезновение пленника обратил внимание векиль. Он сердцем чувствовал подвох со стороны Завулона, и его худшие опасения оправдались. С громким воплем отчаяния, он бросился к колодцу, но внизу, к тому времени, лишь болталась пустая веревка. Выполняя приказ Абдурахмана, один из стражников полез вниз. Не успел он добраться до бокового туннеля, как мощный поток воды, резко пошел вверх, закружил его в водовороте и потянул на дно колодца. Через миг, вода приняла свой обычный уровень. Какое-то время все было спокойно, но затем, на поверхности пошли пузыри, и через пару минут всплыло тело утонувшего стража.
   Векиль в ужасе схватился за голову. Черные мысли одна за другой, чередой пронеслись в голове:
  - Что делать? Как теперь вернуться во дворец?
  Мысленно, Абдурахман, был готов к тому, чтобы покинуть пределы Абескунской низменности и выйти, таким образом, из-под юрисдикции наместника, но с долгожданным золотом. А теперь, не имея последнего, приходилось бежать от гнева Фархада, без ничего, с пустыми руками.
   Пока из воды вытаскивали тело, под душещипательные причитания старого Исаака, которые сводились к тому, что теперь, его заведение будет обязательно разорено, из-за того, что в самом чистом колодце города, утонули два человека, одного выловили, а труп другого, остался гнить на глубоком дне.
   Векиль Абдурахман, стараясь быть как можно незамеченным, быстро покинул чайхану. На случай внезапного отъезда из Семендера, он заранее собрал вещи, и теперь, выйдя за городские ворота, он нещадно гнал лошадь, под палящим солнцем Абескунской низменности. Стараясь как можно быстрее покинуть пределы равнины, он держал свой путь в Ширван, где как он считал, его не настигнет гнев Фархад Абу-Салима.
  
  
  
   ГЛАВА 4.
  
  
  
   Боярин Илья Просветов, шел вновь по бесконечно длинным коридорам Академии времени, которые извивались и петляли, превращаясь временами в большие просторные залы. Вокруг было все, как и прежде. Илье казалось, что время каким-то чудным образом застыло тут.
  - Ничего удивительного, - думал он, - это только для меня прошло двенадцать лет, а здесь, в Академии, прошло всего-навсего каких-то несколько месяцев.
  Вокруг, как и тогда, сновали люди все в тех же комбинезонах со вставками различных цветов, символизирующих принадлежность к определенным структурным подразделениям Академии. Некоторые здоровались за руку с его провожатыми, что-то тихо спрашивали у них и с живым интересом разглядывали Илью, словно какой-то музейный экспонат. В действительности, посмотреть было на что, и Илья это понимал. Своим необычайным видом, в образе русского боярина из средних веков, он казался здесь каким-то нелепым героем народных сказок, необычайным образом, перенесенным во времени.
   Высокая соболья шапка, густая черная борода на волевом лице, грозный взгляд карих глаз, алый кафтан, подбитый горностаем, с золотыми пуговицами, затейливые узоры на котором были расшиты серебряными нитями и украшены самоцветными камнями. Довершали его наряд, желтые сафьяновые сапоги на высоких каблуках с прикрепленными золотыми шпорами, которые создавали впечатление нелепости такого образа в этом мире. Но больше всего на попадавшихся, на встречу людей производило впечатление грозное оружие Ильи. Пара старинных кремневых пистолетов, заткнутых за богато украшенный пояс, длинная слегка искривленная сабля в дорогих ножнах, болтавшаяся на левом боку, добавляли этому былинному герою атмосферу романтического очарования, такого, не хватающего в этом мире неонового света и пластика.
   Илья намеренно не переоделся. Едва шагнув через временной портал и очутившись в Академии, за несколько тысячелетий от того временного момента, который покинул, он сразу направился к начальнику Патруля. Причиной этому послужили те скудные сведения, которые он получил от визитера из будущего, неожиданно явившегося в имение боярина Просветова. Тогда Илья сразу и не распознал в нем гостя из Академии, но маленький черный нательный крестик, служащий ключом для перехода во времени, который предъявил ему визитер, послужил весомым аргументом.
   Боярин Просветов не хотел покидать Россию XVII века, для себя он давно уже все решил. Однако, судьба его друга, Алексея, была ему не безразлична. Именно это обстоятельство являлось главным козырем Академии Времени, которое могло повлиять на окончательное решение Ильи и внести корректировку в его дальнейшие планы. По данным, полученным от неожиданного визитера, боярин Просветов узнал, что его друг при выполнении очередного возложенного на него задания Патруля, попал в затруднительное положение и теперь, нуждался в его срочной помощи. Эта весточка из далекого будущего решила все. Боярин Просветов быстро уладил все свои дела при Дворе юного Государя Михаила Романова, и, стараясь быть как можно более незамеченным, удалился из столицы и вновь отправился в путешествие во времени. И теперь, быстро шагая в своем наряде по коридорам Академии, он спешил как можно быстрее попасть к начальнику Патруля.
   Достигнув приемной, он на секунду задержал взгляд и улыбнулся секретарю. Это была все та же миловидная женщина средних лет. Она оценивающе посмотрела на Илью, приветливо улыбнулась в ответ и, нажав на какую-то кнопку на столе, быстро доложила о приходе Ильи начальнику Патруля. Двери автоматически открылись, и Илья вошел во внутрь просторного кабинета. За огромным столом, как и прежде, сидели Андрей Павлович и Генрих фон Отто. Увидев Илью, Андрей Павлович встал, и широко раскинув руки и улыбаясь, пошел к нему на встречу.
  - Тебя теперь не узнать, Илья. По-моему, твои приключения в средневековой Руси пошли тебе на пользу, однако, позабыл ты про нас. Если бы не крайняя необходимость, все оставалось бы, так как и прежде и мы бы не стали напоминать о себе, но как ты уже знаешь, с твоим другом приключилась беда, и у нас просто не осталось другого выбора, как прибегнуть к твоей помощи. Попросту говоря, у нас, на данный момент, просто нет достаточно квалифицированного специалиста, который бы справился с возложенным на него заданием. Давай присядем к столу, и Генрих фон Отто расскажет тебе все по порядку.
   Илья, молча сел на кресло, расположенное напротив начальника историко-архиологического отдела и сурово посмотрел на него. Генрих фон Отто всегда вызывал в нем внутреннюю антипатию, и сейчас, Илья был почти убежден, что провал задания Алексея был напрямую связан с недоработками историко-архиологического отдела. Генрих фон Отто выдержал грозный взгляд Ильи, его маленькие поросячьи глазки, смотрели на него прямо, не мигая, словно хотели проникнуть в глубь его души. В пухлых руках с короткими пальцами, этот маленький лысоватый толстячок вертел какой-то пульт с множеством различных кнопок. Изучающая друг друга пауза за столом явно затянулась:
  - Прошу вас, господин Отто, хватит сверлить взглядом нашего дорогого гостя, лучше поскорее введите нас в курс дела, - шутливо произнес Андрей Павлович и сразу принял серьезный вид, как только начальник историко-архиологического отдела начал говорить.
  - Проводимая сотрудниками моего отдела операция была хорошо спланирована, являясь, по сути, не сложной с логической точки зрения, и казалась безупречной во всех отношениях, но, как и всегда, в большинстве случаев, возникли дополнительные форс-мажорные обстоятельства. Что-то пошло не так, и ваш друг попал в очень затруднительное положение, так и не выполнив свою миссию. Проще говоря, он исчез в начале XIII века в бескрайних просторах степей Прикаспийской низменности. Что произошло в точности, мы не знаем. Знаем только одно, что он жив. Для проведения розыскной операции и завершения миссии у нас, в данный момент, нет подготовленных людей. Так уж получилось, что вы, Илья, являетесь единственным человеком способным помочь Алексею.
   Генрих фон Отто умолк. На миг повисла томительная пауза, которую нарушил Илья своим вопросом:
  - Я готов на все, чтобы выручить друга. Поясните, пожалуйста, суть миссии и обстоятельства, при которых потерялся Алексей?
  - Мы ни на минуту не сомневались, что ты согласишься, - обрадовано произнес Андрей Павлович, - не в принципах нашего Патруля бросать на произвол судьбы своих товарищей, и если есть хоть какая-то надежда, мы всегда готовы оказать любую посильную помощь.
  Андрей Павлович нажал на кнопку на столе, после чего обратился к секретарю:
  - Галина Сергеевна, распорядитесь на счет кофе?
  Через минуту, на середине стола возник светящийся прямоугольник. Генрих Карлович поднял свою руку с зажатым в кулаке пультом, нажал на какую-то кнопку, и на столе, словно из ниоткуда, к изумлению Ильи, материализовались три чашки с горячим ароматным напитком. Глядя на удивленного Просветова, Андрей Павлович заулыбался и произнес, пододвигая к Илье чашку на блюдце:
  - Давай, угощайся! Как тебе наша скатерть самобранка?
  Илья проигнорировал вопрос, молча, взял чашку и сделал несколько маленьких глотков. Кофе показалось ему слишком горьким и неприятно горяче-обжигающим.
  Сделав еще один глоток, он отодвинул от себя чашку в сторону.
  - Что, не по вкусу наше угощение? - снова задал вопрос начальник Патруля.
  - Я привык к более простым напиткам, настоянным на травах и медовом взваре. Не хочу привыкать к хорошему, - пошутил Илья, - тем более, что в ближайшее время мне снова придется употреблять только их. Давайте оставим лирику в стороне и перейдем к делу.
   - Весьма правильное решение, - произнес фон Отто, утвердительно кивнув головой, - я начну из далека, так сказать постараюсь обрисовать общую картину. Некоторыми людьми из моего отдела уже давно велась разработка по изучению Хазарского каганата. По сути, все очень просто. Нами, как и в прошлый раз, в начало VII века, был внедрен кристалл-синхронизатор времени, исправно передававший нам достоверную информацию до заката Хазарского каганата. Он продолжал слать данные в наш центр и после гибели каганата и нас это устраивало.
  Дело в том, что когда в VIII веке, потомок Пророка Мухаммеда, Муслим, захватил и разорил Кавказ, а затем удалился назад в Аравийскую пустыню, летописные источники вообще умалчивают о том, что творилось на завоеванных арабами землях. История прошедших событий не дошла до потомков, и поэтому, реальные сведения о прошедших событиях представляют для нас живейший интерес.
   Начиная с XIII века, синхронизатор времени, прозванный в том, изучаемом временном отрезке "Оком кагана" или "Звездой Хазарии" перестал присылать к нам в центр вообще какую-либо информацию. По сложившемуся мнению наших специалистов выходило, что молекулярно-кристаллическая решетка синхронизатора времени чересчур переполнена накопленной информацией. В связи с этим, руководством Академии было принято решение о посылке в XIII век патрульного, который должен был снять на специальное устройство весь накопившийся исторический материал, оставив при этом синхронизатор на своем месте. Выполнение именно этой миссии было возложено на Алексея. Для этого был разработан безупречный, со всех точек зрения, план внедрения в изучаемый временной промежуток. Все шло согласно предварительной договоренности, и когда Алексей исчез с экранов наших сканеров, мы были весьма неприятно удивлены. Одно можем сказать точно, он жив. Перед его отправкой в XIII век, ему в тело был вживлен специальный чип, который до сих пор посылает исправный сигнал, свидетельствующий о его здоровье. Вот собственно и все, что я могу пояснить по существу заданного вопроса.
  Генрих фон Отто умолк, уставившись немигающими поросячьими глазками на начальника Патруля времени. Тот, немного помедлив, произнес:
  - Прошу вас, господин Отто, введите поскорее нашего друга Илью в курс дела и объясните цель его миссии. Насколько я знаю, люди из вашего отдела уже произвели все необходимые расчеты и придумали соответствующую легенду для него.
  - Хорошо, только я начну из далека, чтобы было как можно понятней.
   Тюркоязычные племена если и были когда-то одним единым народом, то это было очень давно. Их родственные племена соединялись, образовывали союзы, часто воевали с соседними государствами, либо захватывали их, либо, потерпев поражение, становились частью победителей и шли покорять новые земли. В многовековой истории тюркских племен были случаи возникновения могущественных империй: держава Атиллы, Великие тюркские каганаты, Хазарский каганат, Золотая Орда, Османская империя, империя Тамерлана. Всего в истории их было шестнадцать. Как правило, это происходило вследствие объединения и слияния ряда племен и народов с последующим их распадом на мелкие ханства. Поэтому этнические имена тюркских народов то исчезали бесследно, то сменялись другими, то вновь возрождались, обретая былую славу. В истории это известно как феноним так называемых "скользящих этнонимов".
   Племена половцев-кипчаков, заселявшие до начала XIII века Великую Степь, в результате постоянных контактов между собой в течении предведущих веков выработали единую духовную и материальную культуру. А так как это возможно только тогда, когда люди владеют одним языком или, по крайней мере, разговаривают на близких, взаимопонимаемых языках, то на всей этой огромной территории должна быть единая речь или, скажем, диалекты близкородственного языка. Это корневое единство сохранилось в тюркской речи и до наших дней.
   История кочевых народов похожа чем-то на игральную колоду карт, где постоянно меняется козырь. У тюркских народов в каждую эпоху главенствовало на определенной территории какое-нибудь племя, такое как (скифы, аланы, гунны, асы, болгары, хазары, печенеги, половцы, татары, турки и т.д.). Но вся эта колода постоянно перемешивалась, никто никуда не исчезал, менялся лишь только козырь, лидер. Мы, современные люди, в общем, привыкли к установившимся понятиям, и к однозначным этнонимам, например, таким как русский, француз, немец, швед и т.д... Содержание этих категорий нам очень хорошо известно, и мы слишком склонны к тому, чтобы во всех обстоятельствах оперировать только ими. Однако, в древних Восточных источниках мы очень часто сталкиваемся с такими явлениями, которые отражены в менее устойчивых категориях. Такую неустойчивость, разнообразие в этнонимах, мы наблюдаем в истории многих тюркоязычных народов, в том числе и на примере кумыкского народа.
  - Извините, я не пойму, куда вы клоните, - перебил начальника историко-архиологического отдела Академии, Илья Просветов. - По моему мнению, целью миссии является поиск пропавшего Алексея, а вы, уважаемый Генрих Карлович, рассказываете мне этнические тонкости тюркоязычных племен? Я согласился на выполнение задания только на условии розыска пропавшего товарища, для последующего его возврата в Академию, и мне, не очень интересна ваша лекция.
  - Зря вы так, молодой человек, - фон Отто с улыбкой на устах, хитро взглянул своими поросячьими глазками на Просветова. - Дело в том, что по задумке разработанной моим отделом, для успешного поиска Алексея, вам Илья, предстоит быть, некоторое время, очень тесно связанным с одним из половецких родов, который в силу сложившихся обстоятельств, вышел из общего половецкого союза и направился на завоевание новых земель у предгорий Кавказа.
   С того момента как вы будете теледепортированы в начало XIII века и до того времени, пока вы не найдете своего товарища, ваша жизнь будет очень тесно связана с этим тюркским народом, который в последствии получит в истории свое название как "кумыки". А посему, я вновь предлагаю вам, внимательно выслушать меня и постараться не перебивать, тем самым, сэкономив и мое и ваше время.
  - Прошу прощения, Генрих Карлович, я все понял и внимательно слушаю вас, - Илья Просветов, виновно опустил взгляд.
  - Ну, что же, тогда позволю себе продолжить. Одна из ключевых тем разрабатываемой моим отделом, посвящена воинским образованиям тюрков на юго-западе Великой Куманской Степи, а именно становлению кумыкского этнонима, что само по себе связанно с их героическим наследием. Я не собираюсь пускаться в похвалу этому этнониму, по моему мнению, самая дешевая гордость - это гордость национальная. Она обнаруживает в зараженном ею субъекте недостаток индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться. В менталитете тюркско-кумыкского этнонима подобный признак отсутствует, напротив, это один из его недостатков - слишком равнодушное отношение к своему прошлому.
   Существует банальная истина: "Все новое - это хорошо забытое старое". Человечество на пути к прогрессу потеряло больше, чем приобрело, вероятно, это одна из причин возникновения множества необъяснимых тайн нашего далекого прошлого. Истоки нашей культуры находятся в нашей древней истории. Юность человечества - это время великих открытий, познаний мира, приобретения знаний и навыков жизни. Как и всякий человек, всю жизнь питается тем, что он узнал и приобрел в детстве, так и мы, все человечество в целом, живем за счет наследия первобытной культуры. Для того чтобы представить и понять возникновение кумыкского этнонима, для начала я ознакомлю вас с историей половецких племен.
   Половцы, в европейских и византийских источниках - куманы, в восточных источниках - кипчаки, - это, как я уже говорил, тюркоязычный кочевой народ, который в начале XI века из Заволжья продвинулся в причерноморские степи, вытеснив оттуда печенегов и огузов. Подчинив себе эти племена, половцы пересекли Волгу, и дошли до устьев Дуная, таким образом, став хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша. Половецкий народ делился на множество родов, носивших названия по именам своих предводителей.
   История взаимоотношений "дикой степи" и южных рубежей древнерусского государства всегда оставалась напряженной, часто трагической и в какой-то степени завораживающей. В силу географической особенности Киевской Руси, их земли были пограничными с территориями облюбованными половцами, поэтому, желали того русичи или нет, но контактировать с кочевниками им приходилось постоянно. Контакты эти, чаще всего носили негативный характер в силу несхожести культур и менталитета земледельческих и кочевых народов. И в то же время можно смело говорить о многочисленных политических договорах между русскими князьями и половецкими ханами, и о брачных союзах, и о совместных походах против общего противника. Скудность источников не позволяет нам нарисовать яркую и подробную картину этих взаимоотношений. И все же возможность приподнять над ними завесу, даже с имеющимися в нашем наличии количеством источников, есть. Сделать это необходимо для того, чтобы понять, как происходило становление южных рубежей древней Руси, как жили люди в те покрытые туманом забвения времена, когда только зарождался русский этнос, и происходило становление государственности.
   Половцами на Руси называли народ кипчаков, явившийся из азиатских глубин вследствие очередного перемещения многочисленных тюркских племен. В переводе со старого русского, "половой" - значит цвет ржаной соломы, то есть представители этого народа были не просто изначально светловолосы и голубоглазы, а имели волосы цвета спелой ржаной соломы. Тут невольно мне на ум приходят строки из стихотворения великого русского поэта Есенина, и вполне возможно, что его далеким предком мог быть половчанин или половчанка, для которого эта земля стала родной.
   ... Мои волосы словно из ржи, если хочешь на палец вяжи.
   Я не капли не чувствую боли, я хочу рассказать тебе, поле...
   Однако мы не много уклонились. Для огромного большинства людей, носители тюркских языков, к которым относились и половцы - это черноволосые люди с выраженной азиатской антропологией. По сути дела так оно и есть, но здесь мы сталкиваемся с особым случаем, который необходимо пояснить. Народ половцев-кипчаков начал складываться во времена тюркского каганата и являлся хранителем и продолжателем многих его культурных традиций. Одной из составных частей кыпчакского этноса, являлись западные динлины, которые были светловолосыми и, по всей видимости, их потомки, это одна из ветвей кипчаков, которая первой вошла в контакт с Русью в XI веке. Этот народ без сомнения образовал западную часть половецкого союза, кочевавшего в Великих Степях Кумании. Позднее, потомки этого народа приняли свойственный тюркоязычным племенам внешний вид, неспешно ассемелировавшись с местным населением. Исходя из периодизации внутренней истории половцев после захвата ими восточноевропейской степи, в истории русско-половецких отношений можно выделить четыре этапа.
   Первый период, это середина XI - начало XII веков, который характеризировался активной наступательной политикой половцев. В это время они совершали многочисленные грабительские походы на русские земли, как правило, удачные. Победоносные походы Владимира Мономаха против них, положили конец этому этапу.
   Второй период, это двадцатые - шестидесятые годы XII века, который ознаменован окончанием процесса освоением половцами южнорусских земель. Если в первый период им была присуща таборная система кочевания, характерная отсутствием у кочевников постоянных вежей, то в первой половине XII века половцы уже занимают определенные территории, на которых находятся их постоянные вежи. В это время они принимают активное участие в междоусобных войнах русских князей.
   Третий период, это вторая половина XII века, характерная быстрым сближением русских и половцев. Половцы играют активную постоянную роль в политике русских княжеств. Русские и половцы предпринимают совместные грабительские набеги и союзнические походы. Путем заключения многочисленных браков, устанавливаются родственные отношения между русскими князьями и половецкими ханами.
   С конца XII века начинается последний, четвертый период русско-половецких отношений, который заканчивается приходом татаро-монгольских полчищ на Русь. Его отличительной особенностью является полное отсутствие военных действий между русскими и половцами. В этот период половцы продолжали более активно участвовать в княжеских конфликтах на Руси. Еще более частыми становятся брачные союзы между русскими и половецкими знатными родами. Нашествие татаромонгол положило конец государству половцев в восточноевропейских степях. Тогда же прекратились и русско-половецкие связи. С тех давних пор исчезло из летописей название половцев-кипчаков, взамен которым возникли другие этнические образования. Победители, татаромонголы, недолго радовались своим победам. Со временем, их потомки ассемелировались с побежденными кипчаками, растворились в большинстве и пополнили племена новых этнических тюркоязычных народностей.
   Вот, в общем-то, и все, что я хотел рассказать вам Илья. После того как с вами поработают специалисты Академии, вам предстоит отправиться в XIII век, в тот временной момент, который известен в истории как битва при Калке, который охарактеризован поражением русско-половецкого войска. Вам не придется принимать непосредственного участия в этой печальной баталии, вы окажетесь в том временном отрезке, который опережает русско-половецкое поражение всего на семь дней. Вам предстоит внедриться в одно из половецких племен, которое под грозным ударом захватчиков покинет в скором времени свои обжитые вежи и двинется на Кавказ к древнему городу Семендеру, к тому месту и времени, где исчез ваш друг Алексей. Вам предстоит разыскать друга и завершить начатую им миссию!
  
  
  
  ГЛАВА 5.
  
  
  
   В эту летнюю ночь, Ата хан, предводитель одного из славных родов западных половцев-кипчаков, лежал в своей юрте на дорогом персидском ковре, под которым был подстелен толстый слой войлока. Его старые кости ныли, половецкий хан, охая, переворачивался с бока на бок. Посередине юрты, чадя, догорал костер. Под закопченным войлочным сводом, клубами стоял дым и медленно выходил в верхнее отверстие в крыше юрты. Июньский зной, не свойственный этому периоду лета, стоял в степи Великой Кумании уже вторую неделю. На небе не было ни тучки, и поэтому боковые войлоки ханской юрты были откинуты на крышу, но сквозь деревянный каркас ни как не веяло прохладой. Неподвижный горячий воздух стоял над высохшей равниной. Лежа на мягком, ворсистом ковре и глядя на догорающие угли костра, Ата хан пустился в воспоминания.
   Он много повидал на своем веку. Потомок знатного ханского рода, Ата хан с самого рождения кочевал со своим родом к северу от половецкой земли. Его предки пришли давно на эти земли, кровью отвоевали у соседних племен богатые пастбища и вежи. Род разрастался, кочевья становились все обширней и многолюдней. Тучные стада крупнорогатого скота и отары жирных баранов мирно паслись вокруг кочевьев рода под присмотром многочисленных рабов. Воины были сыты и довольны. Не было надобности вынимать клинок из ножен и садиться на лихого коня, но иногда, ради развлеченья и наживы, для того, чтобы показать соседям удаль своего рода, отец Ата хана водил своих воинов в набеги на земли Урусов, участвуя в их конфликтах.
   С малых лет, Ата хан привык к коню и сабли. В молодости он был лихим наездником и мог на полном скаку поразить из лука с восьмидесяти шагов степного суслика, что было не под силу многим бывалым воинам. С соседними родственными племенами, Ата хан старался жить в мире, но и спуску не давал, помня наставления отца:
  - Дай голодной собаке кусок вареного мяса, завтра она своей грязной мордой залезет в твой котел.
   Именно поэтому его род держался всегда обособленно от соседних тюркских племен, населяющих бескрайние равнины от Алтая до Карпатских гор. Соседи его род называли "дикими куманами", по той простой причине, что воины рода Ата хана, не желали вступать ни в один из образованных половецких союзов. Однако это обстоятельство не мешало Ата хану, когда было нужно для более удачных и дерзких набегов на Русь, сливаться с другими половецкими ханами в мощное единое войско.
   Старый половецкий хан так пристально вглядывался в потухающие угли костра, что его глаза начали слезиться. Тяжело вздохнув, он встал на ноги и вышел на воздух. Величественный дородный хан, казался спокойным, однако, в его взгляде чувствовалась тревога. Все чаще и чаще к его стойбищам прибивались половцы-кипчаки из других, дальних племен, разоренные кочевья которых находились далеко на востоке от земель хана. Оттуда беженцы приносили тревожные вести, будто бы неведомая сила, дикой необузданной волной, неведомо от куда, накатывала на Великую Степь, выжигая все на своем пути и гоня кипчаков с насиженных мест далеко на восток, к бескрайнему последнему морю.
   Вглядываясь в ночную степь, хан направился в сторону одинокого кургана, поднялся на вершину и посмотрел на ночное небо. Оттуда, из-за облачных высот, на него смотрела Ай (луна). Она считалась дочерью Духа Неба Тэнгри и Земли. Она пугала древних тюрков и в то же время ее все любили. Кипчаки верили в ее магическую силу, и не случайно Ата хан дал своей дочери, рожденной в полнолуние, имя Ай-наазы. Дочь взрослела день ото дня, была чиста, скромна, добродушна, умна и росла просто красавицей.
  - Великий Дух Неба Тэнгри, - произнес старый хан, поднимая руки над головой, - дай мне совет, наполни мою душу Благодатью, что делать, как поступить? Неведомый враг подступил к границам наших земель, желтые безбородые воины на маленьких конях топчут наши луга. Люди уходят с насиженных мест, покидают родные степи и могилы предков.
   Ата хан долго стоял на вершине кургана, вглядываясь в безоблачное ночное небо в ожидании знака сверху. Легкий ветерок, налетая, иногда озорничал с его длинной седой бородой. Не получив никакого намека на ответ от Тэнгри, старый хан опустил руки и тихо произнес:
  - Хорошо! На днях мы принесем тебе жертву, может тогда, ты станешь, милостив к нам и укажешь нам путь!
   Не спокойно было на сердце у старого половецкого хана в эту минуту, смутные темные предчувствия обуревали его душу, даже образ любимой дочери, который неожиданно возник в порыве воспоминаний, не смог отогнать темных мыслей. Виной всему было отсутствие вестей от сына, Кара-Кумуча, который с дружиной в три тысячи копий, повел своих всадников на соединение с Великим ханом Котяном, покинул расположение родных земель, чтобы вместе, одной единой силой выступить против неведомого врага, который вступил в просторы Великой Степи.
   Опустив взгляд вниз, Ата хан при лунном свете оглядел родное кочевье. Одна за другой, юрты соплеменников располагались на огромном пространстве. Кое-где, из дымоходов, поднимался к верху дымок. Спало все вокруг, спали даже собаки, тревожная безмятежность переполняла окружающее пространство, только старому хану никак не спалось и, вглядываясь в многочисленные юрты соплеменников, он занялся тем, что старался угадать в темноте, кому они принадлежат.
   Половецкие юрты, в то время, представляли собой вершину развития переносного жилища. Их конструкция позволяла за короткий срок разобрать и собрать юрту по мере кочевания. Прежде всего, поражала их форма. Крыша представляла собой ребристый купол с отверстием вверху для дымохода, ребра выполнены из тонких деревянных прутьев связанных между собой под углом в сорок пять градусов. Форма купола исключала изгибное и растягивающее напряжение и работала только на сжатие, то есть полностью использовала свойства древесины. Такая конструкция юрты позволяла перекрывать большие пространства при минимальном весе несущих стержней, что было немаловажным при перевозке на новое место.
   С раннего детства Ата хан учился собирать и разбирать юрту, вместе с женщинами, пока не взял в руки оружие. Эта работа была не для мужчин, поэтому хозяйственные заботы целиком ложились на плечи рабов, женщин и детей. Воин должен охранять и защищать свое стойбище и осуществлять дерзкие набеги, радуя своих родичей богатой добычей, так сложилось издревле. У Ата хана все уже было позади за спиной. Опыт, накопленный годами, он старался передать сыну. Возраст и здоровье не позволяли старому хану долго держаться в седле. Теперь, воинскими походами рода, занимался молодой хан Кара-Кумуч, а старому Ата хану было отведено почетное место на дорогом ковре в самой лучшей юрте племени.
   Потихоньку звезды стали меркнуть, уступая положенное утренней заре. Лай собак на северо-востоке кочевья, отвлек половецкого хана от воспоминаний. Он оторвался от мыслей и посмотрел в сторону, откуда слышался шум. Лай собак известил расслабившихся дозорных, что к кочевью направляются люди, и действительно, через некоторое время, в первых лучах солнца, показался всадник, который во весь опор гнал лошадь в сторону расположения кочевья Ата хана. Мудрый половецкий хан спустился с кургана и заспешил на встречу. Тревожное чувство, словно болью сковало его сердце. Тяжело дыша, он приложил руку к левой стороне груди и, не останавливаясь, направился к передовому дозору, у которого спешился всадник.
   Как и ожидалось, вестник прибыл от сына. Едва завидя Ата хана, шатающийся от усталости воин, в почтении упал на колени перед ханом и приложил руку к сердцу.
  - Встань, храбрый воин, незачем тратить время на пустые церемонии, тем более у меня за плечами его осталось ни так уж много. Лучше расскажи мне, с какими вестями тебя прислал Кара-Кумуч, чувствую, что вести поведанные тобой не порадуют моего старого сердца.
  - Ваш сын, Кара-Кумуч, послал меня сообщить две вести, - произнес гонец хриплым голосом и зашелся в кашле.
  - Дайте ему испить воды, - распорядился Ата хан.
  Гонец приложился пересохшими губами к бурдюку с водой и стал с жадностью пить. Утолив жажду, он продолжил:
  - Первая весть радостная. Ваш сын и воины рода целы и невредимы, никто не пострадал. Все идут с богатой добычей следом за мной. Захваченного скота столь много, что воины, отягощенные добычей, движутся слишком медленно.
  - А какая же вторая весть, ну же, не томи?
  - Вторая весть печальная, мой хан. Русско-половецкое войско разбито при реке Калке. Великий Хан Котян первым бежал с поля боя, бросив на произвол судьбы русских князей с дружинами. Его позор смыла татарская стрела, выпущенная из лука твердой рукой. Мы проиграли битву, татары топчут копытами своих коней наши земли, грабят, угоняя скот и людей.
  Ата хан задумался.
  - Как получилось так, что общее войско разбито, а Кара-Кумуч идет домой с богатой добычей, и при этом не потерял ни единого человека? - Не находя ответа, он задал этот вопрос гонцу.
  - Дело в том, что войско не шло под единым началом. Каждый из половецких ханов вел свою рать отдельно, впрочем, так же как и русские князья. Поначалу все складывалось удачно в нашу пользу, татары отступали, бросая награбленный скот и убивая людской полон. Самые ретивые их ханов и князей, преследовали беглецов. В многочисленных мелких стычках наша сторона всегда брала верх. Отягощенное обильной, брошенной добычей войско растянулось на несколько конных переходов. Уже не было смысла преследовать бегущего врага. Каждый воин нашего рода взял себе по пять голов крупного скота, а баранов и овец было не сосчитать. С такой добычей наши люди двигались медленно и вскоре мы оказались в арьергарде войска, что и спасло нас от неминуемой гибели.
   Передовые полки, увлеченные погоней, не заметили, как попали в хитро расставленную ловушку. Татары стали истреблять наши растянувшиеся полки поочередно, прижимая к реке. Те, кто переправился через реку, практически полегли все. Рязанский князь не прислал своей дружины, но несколько сотен рязанских витязей подоспели вовремя. Они не заметно переправились выше по течению, зашли в тыл татарам и ударили в тот момент, когда битва была уже проиграна вчистую. Их смелый порыв дал возможность отойти остаткам дружин через реку и остановил натиск татарской конницы. Богатыри полегли практически полностью, но заставили задуматься татарских полководцев, которые не стали преследовать наше бегущее войско и удалились на восток. Все ладьи и плоты были сожжены, дабы не дать возможность переправы противнику. Это все, что просил передать тебе Кара-Кумуч, остальное он сам расскажет тебе при встрече.
  - Ты заслужил свой отдых, воин. Ступай. - Ата хан резко повернулся и молча, направился в сторону своей юрты.
  
  ******
  
   Без религии человек не может обойтись. Всем людям присуще религиозное чувство. Оно сопровождает людей на протяжении всей человеческой истории. Во время религиозных обрядов и ритуалов, человек вступает в связь с космическими и земными силами. Через нее познается духовный мир и сам Дух Неба Тэнгри - творец физического мира и человека. Мир слишком велик, поэтому без целостного мировоздания не обойтись. Еще до принятия основных религиозных концессий, тюрки имели свою, более древнюю и самобытную религию, которая была основана на культе космического божества Тэнгри, представление о котором восходит своими корнями к IV тысячелетию до нашей эры.
   В отличие от религий, созданных пророками и их последователями, тэнгрианство возникло естественным путем на основании народного мировоздания, воплотившего все ранние религиозные и мифологические представления, связанные с отношением человека к окружающей природе и ее стихийным силам. Характерной своеобразной чертой этой религии является родственная связь человека с окружающим его миром, природой. Тэнгрианство было порождено обожествовлением природы и почитанием духов предков. Тюрки поклонялись предметам и явлениям окружающего мира не из страха перед непостижимыми и грозными силами стихии, а из чувства благодарности за то, что, несмотря на внезапные вспышки своего необузданного гнева, она бывала чаще ласковой и щедрой. Они умели смотреть на природу, как на существо одушевленное. Именно тэнгрианская вера давала тюркам знание и умение чувствовать дух окружающей среды, острее осознавать себя ее частью, жить в гармонии с ней, подчиняться ее ритму, наслаждаться ее бесконечной переменчивостью и радоваться ее многоликой красоте.
   Такой образ жизни и нашел свое выражение в тэнгрианстве, согласно которому, человек должен жить в равновесии с миром, поддерживая баланс, как в природе, так и в обществе. Выразительной особенностью тэнгрианства, является распределение обитания божеств по трем зонам во Вселенной. К небесной зоне относили доброжелательных по отношению к человеку божеств и духов, которые хотя и наказывали людей, но только за непочтение к себе. К земной - различных божеств и духов окружающей природы, духов огня и ветра, а также умерших камов. Эти божества и духи были более близки к людям. К ним люди обращались без помощи камов, чествуя и угощая их кусочками пищи. Состав божеств и духов земли был наиболее многочисленным, раздробленным на категории. Третьей зоной обитания божеств и духов был подземный мир.
   Тэнгрианство настолько отличалось от религиозных основных концессий, что о духовных контактах между представителями этих религий не могло быть и речи. В ней причудливо и удивительно органично переплетены единобожие, поклонение духам предков, поклонение духам природы, магия и даже элементы тотемизма. Тэнгрианство состоит в основном из легенд. В ней нет каких-либо нравственных заповедей, норм правового поведения или предостережений против грехов. Насколько можно судить по истории, тэнгрианство никогда не опускалось до политических манипуляций, не прислуживало власти, напротив, были времена, когда вожди великих тюркских империй, черпали в нем свою духовную силу.
   Тэнгрианство - религия, которая не имела письменного способа изложения своей теологической доктрины. Все основывалось только на устной и визуальной базе, крайне простом и не большим по количеству священном реквизите. Благодаря простоте ритуалов и ясности, доктрина тэнгрианства просуществовала несколько тысяч лет, причем в одних и тех же устойчивых формах. Закодированная в мифах и легендах, связанная с национальными традициями, она помогала с детских лет познавать и закреплять в сознании тюрков основы этой религии, ее обычаи, обряды, ритуалы, моления и жертвоприношения.
   Тэнгрианские камы, попросту шаманы, имели свое собственное мировоздание и философию. Обряды, которые они осуществляли, назывались камланием. Камы владели искусством врачевания, некоторые из них имели дар пророчества. Их считали избранниками духов, но все что они делали - это не религия Тэнгри, Тэнгри - это мировоздание народа. Камы, будучи тюрками и сами были тэнгрианцами. Наиболее сильные прорицатели, имеющие государственное мышление, по своему желанию становились главными священнослужителями религии Тэнгри.
  
  ******
  
   Страшный полуденный зной стоял над Великой Куманией. Земля высохла и покрылась глубокими трещинами. Чахлая низкорослая трава подсыхала на корню. На чистом небе не было ни единого облачка, и только солнечные лучи нещадно палили, выжигая последние остатки не высохшей растительности. Пытаясь найти защиту и скрыться от полуденного зноя, одинокий всадник направил через степь своего усталого, измученного жаждой коня к небольшой березовой роще, которая словно оазис, неожиданно возникла в бескрайней степи. Почувствовав воду и близкий отдых, умное животное, словно оживилось, издало истошное ржание и без понуканий хозяина, рванулось вперед, переходя с медленного шага на мелкую рысь. Под ударами копыт коня, выжженная земля издавала глухой звон, а пыль еще долго стояла в воздухе, неспешно оседая, покрывала степную растительность тонким серым налетом.
   Добравшись до рощи, воин осадил коня, спешился, взял под узду и повел его вглубь подлеска. Еще на подъезде было видно, что площадь, занимаемая березняком, была сравнительно не большой и невесть откуда возникшей в выжженной солнцем степи, но усталому, измученному путнику, было не до этого. Жажда, полученные раны и полуденный зной, измотали в конец его силы. Пройдя сквозь деревья несколько десятков метров, он вышел к пруду, живописно расположившемуся в центре рощицы, поверхность которого была затянута зеленой ряской, через которую, кое-где, пробивались редкие кувшинки. Вода в пруду, в отблесках солнечных лучей казалась черной, из-за ила, который лежал на дне. Человек и конь устремились к воде, не обращая внимания на топкий заиленный берег. Зайдя по пояс в воду, человек снял с головы боевой железный шлем-шишак и, разгоняя свободной рукой ряску, зачерпнул им драгоценную жидкость. Набрав до краев, он припал к нему пересохшими потрескавшимися губами и стал, не отрываясь пить. Глоток за глотком и жажда стала отступать, уступая место усталости. Вернув шлем на место, путник обеими руками с наслаждением стал брызгать на себя водой. От этого занятия его отвлекло встревоженное ржание верного коня, который, развернувшись мордой к берегу, ошалело вращал глазами, недовольно фыркал и пятился назад вглубь пруда.
  - Ну, ну, ну, родимый, - произнес по-русски воин, - успокойся, все хорошо.
  Хватая коня под узду, воин посмотрел на берег. Там, у самой кромки воды, стоял древний седой старец, одетый в половецкую одежду. В руках он держал нефритовые бусы, четки которых он перебирал костлявыми, высохшими пальцами с длинными грязными ногтями.
  - Пойдем со мной, воин. Ты ранен и устал, тебе надо отдохнуть. Здесь, недалеко, стоит моя юрта, я предоставлю тебе кров и еду. Следуй за мной.
  Старик повернулся, не дожидаясь ответа, и неспешно засеменил вдоль берега. Путник, словно зачарованный взглядом больших голубых глаз, невольно подался вперед, потянув за собой коня. Умное животное продолжало упираться, фыркать и издавать недовольное ржание, однако, подчинившись воле хозяина, нехотя пошло за ним. Путник забыл про усталость. Необычайная легкость овладела его телом. Следуя за старцем, словно ручной пес, он обогнул пруд и углубился в рощу и дошел до его жилища. Привязав у коновязи коня, он услужливо откинул войлок и пропустил старика вперед. Там внутри, несмотря на летнюю жару, горел костер, да и сам хозяин был одет не по погоде в волчью доху.
  - Садись, - молвил он, - я не спрашиваю, кто ты, я и так это знаю. Ты порождение подземного мира, ты тот, кого нет на земле. Однако ты не принадлежишь к миру духов, твоя телесная оболочка ощутима и очень истощена. Ты ранен, но твои раны не глубоки, они не причиняют тебе ощутимой боли и вскоре заживут. Ты пришел ко мне не по своей воле, тебя прислал дух Неба Тэнгри. Через тебя я смогу снова говорить.
  Старец что-то налил из кувшина в глубокую глиняную чашу и протянул путнику.
  - Пей, это кумыс. В нем собранны все жизненные силы, которыми мать природа так щедро одарила нас. Ты храбр, но я вижу, ты боишься меня? Не бойся, я не причиню тебе зла, наоборот, я стану оберегать тебя в твоем дальнейшем пути, пока твой след не оборвется на земле.
   Истошное ржание жеребца послышалось за юртой. Воин встрепенулся и хотел подняться с ковра, повинуясь, зову своего боевого коня, однако, под суровым взором старца, он снова обмяк и, поддавшись чужой воле, успокоился и пригубил чашу.
  - Пей, в этом питье нет ничего плохого, напротив, твои жизненные силы, словно соки матери земли, вновь вернутся к тебе. Внимательно выслушай, что я буду говорить, и передай мои слова по назначению. Вскоре ты встретишься с ханом из славного куманского рода, из которого происхожу и я. Когда ты увидишь Ата хана, то передавай ему от меня низкий поклон и напомни о том, что от брака, который я предсказывал много лет назад, родится ребенок, кам, которого никогда не было в наших краях, и тогда, моя душа найдет успокоение. Ты слышал, что я тебе сказал?
  От его слов дрожь пробежала по телу странника, холодный пот прошиб и выступил наружу сквозь кожу. Его начало трясти.
  - Вижу, что ты меня услышал. И еще, увидишь моих потомков, передай им, чтобы они позаботились обо мне. Пусть они не оставляют меня здесь одного. А теперь отдыхай, я вижу, ты устал с дороги. Когда ты проснешься, раны твои затянутся, и ты найдешь ту дорогу, которую ты ищешь.
   Старец умолк. Глаза путника стали заволакиваться туманом. Словно из ниоткуда, на ковре оказалась шелковая подушка, которая так притягивала и приятно манила. Сняв шлем с головы, и вытерев рукой, холодный пот с лица, воин прилег, обхватил руками подушку, положил под голову и, отрешаясь от всех дум, заснул глубоким сном.
  
  
  
  ГЛАВА 6.
  
  
  
  
   Уставший от многодневных переходов, стремительных погонь и редких коротких стычек, молодой половецкий хан Кара-Кумуч, стремился, как можно быстрее, достигнуть границ вежей своего кочевья. Юный хан, до этого момента признававший над собой верховную власть Великого половецкого хана Котяна, служил ему с честью в разных воинских предприятиях, но со смертью последнего, надменный блестящими успехами своего оружия, захотел независимости и первенства. Ужасать своих врагов местью, питать усердие друзей и воинов щедрыми наградами, казаться народу человеком сверхъестественным было его правилом. Несколько лет назад, перед самой смертью, Великий кам Берке, слава о сверхъестественных способностях и чудесах которого, ходила по половецкой земле далеко за пределами его родового кочевья, после долгого камлания на священной горе во время одного из праздников, объявил собравшимся, что он, Кара-Кумуч, вскоре выйдет из общего половецкого союза, обнажит свой меч и поведет многочисленное войско куманов на юго-запад, в бескрайние степи Абескунской низменности. Этот святой пустынник, или мнимый пророк, возвестил всем, что бог Тэнгри отдаст в руки Кара-Кумуча обширные земли, и велел всем, в скором времени, идти за Кара-Кумучем и единодушно изъявить ревность в этом походе и стать орудием воли Небесной.
  - По-моему, это время настало сейчас! - подумал в эту минуту гордый хан.
   Тяготимый тем, что его войско идет слишком медленно из-за захваченной богатой добычи, он тронул своего вороного коня и, желая развеяться в быстром ритме дикой скачки, пустил его в степь во весь опор. Резвый конь, словно желая угодить своему господину, понесся стрелой вперед не чувствуя земли под копытами. Следом за ханом, на некотором отдалении, поскакали шестеро воинов его рода, которые не могли просто так отпустить своего вождя в бескрайнюю степь, в это неспокойное время без надежного сопровождения.
   У одного из них, на древке копья поднятому острием высоко к верху, развивался родовой стяг, который символизировал собой необходимость выражения истины рода, которая покоилась на запредельных метафизических тайнах общетюркского Тэнгриизма, как некий божественный пароль перевоплощения на земле и всеобщего возрождения рода Кара-Кумуча в будущем. Гармония числа цветов флага воспринималась и выражала собой, в то далекое время, как своеобразный язык мудрости и магию зримого выражения божественных сил. Трехчастность и триединое начало на флаге рода Кара-Кумуча, выражало собой божественное первочисло тэнгрианских философских представлений о мире и жизни. Единица - Бог, двойка - материя, тройка - комбинация, которая в итоге создавала этот феноменальный мир, которая являлась той самой особенностью, передаваемой на стяге трехцветным колоритом, бирюзовый треугольник и полосы красного и зеленого цветов.
   В образе развивающегося флага, в его трехцветности, была ярко зашифровано единое смысловое значение: самопознание себя как народа и нации; самоопределение в рамках государственности; самовыражение в этом мире. Другие атрибуты флага выражали собой: голова коня - символ стремительности, самоорганизованность и целеустремленность; голова священного волка - независимость, автономность; голова девушки - самобытность, самовыражение и самодостаточность.
   В целом, во флаге принадлежащим роду Кара-Кумуча, в глубине своей символике, стяг призывал любого мужчину быть воином и защитником своего народа. Глядя на развивающееся знамя, невольно возникало состояние особого народного духа, выражение неизречимого величия рода, могучей воли его благородных стремлений, воли вечного самовозрождения, а трехцветное начало, лежащее в основании флага, являло собой стрелу-луч бесконечности, божественного первоначала в океане жизни и бытия, глубокую веру в собственную силу, в свою неразрывность с Богом, Человечеством и Вечностью.
   Хан был молод, высок и статен. Он был одет в черный длиннополый чапан - аналог русского кафтана, подпоясанный кожаным поясом, богато украшенным серебряными бляшками и самоцветными камнями с боку, к которому крепился длинный меч-кончар в черных сафьяновых ножнах, расшитых мелким жемчугом. Черные сапоги из шагреневой кожи на тонких высоких каблуках с заостренными к верху носами, высокая округлая шапка из овчины на голове, довершали его наряд. Смуглое решительное волевое лицо, покрытое плотным ровным загаром, волосы цвета спелой ржи, слегка вперед выдающиеся скулы, а взгляд голубых лучистых глаз Кара-Кумуча подобный взгляду дикого пустынного барса, говорил о том, что его обладатель принадлежит к знатному половецкому роду.
   Хан придержал коня и оглянулся назад. Там вдалеке, сопровождающие Кара-Кумуча лучшие воины рода, безнадежно отстали в ритме бешеной скачки. Пустив коня шагом, хан направил его к небольшой рощице, которая словно оазис стояла в бескрайней степи. Там, в тени деревьев и прохладе вод "черного пруда", молодой хан решил отдохнуть и поразмыслить о будущем и прошлом. Надо сказать, что в этом пруду никто никогда не ловил прежде рыбу, скорее всего ее здесь отродясь не водилось. Затянутый ряской черный пруд представлял собой великое царство лягушек и прочих земноводных тварей, которые в обилии заселяли его берега и воды. Кара-Кумуч прекрасно знал это с детства, но когда в один из дней, великий кам племени, Берке, однажды добыл тут целых девять больших коробов карасей, все люди удивились. Казалось великому каму следовало радоваться удаче, но он загрустил и сказал родичам:
  - Вот и наступил год моей кончины. Духи воды послали мне предсмертную пищу!
  Так и получилось, но перед смертью, великий кам успел провести большой ритуал, устраивая, как он и предрекал, "будущую жизнь людей своего славного рода". Род Ата хана был не малым, многие вожди и знатные люди поспешили посетить и посмотреть на последнее камлание великого Кама. Камлал Берке три дня и три ночи подряд, возносясь в верхние небеса и общаясь с духами. И делал это так истово, что борода и волосы его покрылись белым инеем. Тогда он и произнес пророческие слова, которые относились к молодому хану Кара-Кумучу. После смерти он завещал похоронить себя в верховьях речки Хатынг Юрэх, на небольшом бугре в лесу. Тогда же он произнес, что по обычаю камов, останки его нужно будет перезахоронить дважды. Второй раз тогда, когда род снимется с обжитых мест и тронется в последний путь, туда, где великие горы сливаются с последним морем.
   С тех самых пор люди обходили степной оазис стороной. Однако Кара-Кумуч не боялся души неупокоенного кама, он считал его дух, своей жизненной путеводной ниточкой, которая обязательно должна привести молодого хана к заветной цели.
   Достигнув берега черного озера, Кара-Кумуч спешился, осторожно отвязал от луки седла бурдюк с кумысом и стал тихонько лить его на кромку берега и воды, принося тем самым обязательную жертву божествам и духам воды и земли. Покончив с этим, хан заткнул пробкой полупустой бурдюк, положил его в густую траву на берегу, зашел по колено в воду и совершил омовение, затем, вернувшись назад, отпустил своего вороного пастись, а сам, прилег в траву и погрузился в думы.
   Шло лето 1223 года по календарю христиан. Желая овладеть западными берегами Абескунского моря, Великий Государь Азиатских глубин, отрядил двух своих военоначальников с повелением произвести открытую разведку и взять города Шамаху и Дербент. Его воины стремительным маршем прошли по Персии, предавая огню все на своем пути. Первый город сдался, и монголы хотели идти наикратчайшим путем к Дербенту, однако, обманутые путеводителями, они зашли в тесные горные ущелья и были со всех сторон окружены грузинами. Пройдясь по их царству ускоренным маршем, монголы через Дарьяльское ущелье (военно-грузинская дорога) вышли в земли алан. Они были во всех сторон окружены аланами, ясами (жителями горного Дагестана) и половцами, готовыми к жестокому бою с ними. Почувствовав опасность, татарский военоначальник прибегнул к хитрости, отправив богатые дары Великому половецкому хану, он велел своим послам передать ему, что они, будучи единоплеменниками монголов, не должны восставать на братьев и водить дружбу с аланами, которые совсем другого рода. Половцы, обольщенные богатыми дарами и ласковым словом, оставили союзников на произвол судьбы. Вскоре великий хан половецкий, Юрий Кончакович, раскаялся в своей оплошности, узнав, что мнимые братья готовы господствовать в его землях. Он хотел собрать распущенное войско, но монголы настигли его раньше и умертвили в коротком бою вместе с другим знатным половецким князем, Данилой Кобяковичем, гнались за отступающими родами куманнов до самого Половецкого вала и дошли до границ Киевской Руси, захватив большой людской полон и множество богатств и скота, покорив восемь народов в окрестностях азовских.
   Многие половцы ушли в земли русские со своими женами, скотом и богатством. В числе беглецов находился и хан Котян, возглавивший осиротевший половецкий союз. Тесть Мстислава Галицкого, этот хан взволновал Русь вестью о нашествии монголов. Он не жалел ничего, одаривая русских князей верблюдами, конями, буйволами, прекрасными невольницами и говорил:
  - Ныне враг взял нашу землю, а завтра придет к вам, и возьмет вашу.
  Русский люд ужасался в изумлении, спрашивая друг друга, кто эти до сих пор не известные пришельцы. Суеверные рассказывали, что сей народ, еще за 1200 лет до Рождества Христова побежденный Гедеоном и некогда заключенный в пустынях северо-востока, должен перед концом света явиться из Азии в Европу и завоевать всю землю.
   Храбрый князь Галицкий, желая отведать военного счастья в бою с новым, грозным врагом, собрал князей русских на совет в Киеве. Он убедительно говорил, что благоразумие и государственная польза обязывает всех вооружиться, что теснимые к русским границам половцы, будучи оставленные ими, непременно соединятся с татарами и нападут на Русь.
  - Лучше сразиться с неприятелем вне стен отечества, нежели впустить его в свои границы, - говорил он.
  Председательствовал в этом княжеском совете, Мстислав Романович Киевский, который повелел после долгих обсуждений, единодушно идти на неприятеля единым войском, русско-половецким.
   Когда общее войско стояло на Днепре у Заруба и Варяжского острова, собирая силы, в ставку к Киевскому князю явились татарские послы.
  - Слышим, что вы, обольщенные нашими врагами половцами, идете против нас, - говорили послы, - мы ничем не обидели Русь и не входили в ваши земли, не брали ни городов, ни сел ваших. У нас желание одно, наказать половцев за их коварство, своих рабов и конюхов. Они издревле враги ваши, а посему, будьте нам друзьями, истребите их и возьмите их богатства.
  Русским князьям, такое миролюбие показалось робостью со стороны врага, забыв правила чести, они умертвили послов, но татары прислали новых, которые, встретив русско-половецкое войско на семнадцатый день его похода, на берегах Днепра, вновь обратились к русским князьям:
  - Слушаясь половцев, вы убили наших послов и хотите битвы, - молвили послы, - Да будет так! Мы не сделали вам зла. Бог един для всех народов, он нас рассудит!
  На сей раз, князья, удивленные великодушием татар, отпустили их с миром и стали поджидать растянувшееся войско. Русские князья привели под своими знаменами множество людей. Половецкие ханы со своими воинами стекались туда же и расположились на правом берегу Днепра. Прознав, что крупный татарский отряд находится недалеко от них, Кара-Кумуч со своими людьми, вместе с князем Даниилом, поскакал к нему на встречу. Они смело вступили в бой с татарской конницей и выиграли первое сражение. Взяв в плен раненного татарского тысячника, воины Кара-Кумуча отсекли ему голову, надели на древко копья и окрыленные первой победой вернулись в стан, взяв при этом богатую добычу и множество скота.
   Первый успех от легкой добычи, вскружил голову русским князьям и половецким ханам. Они перешли Днепр и девять дней преследовали бегущего неприятеля, все больше и больше отягощаясь добытой добычей и растягиваясь по дороге. Кара-Кумуч не пошел вперед за русско-половецким войском, оставаясь в арьергарде, боясь потерять итак уже имеющиеся трофеи. Он не перешел Днепра и остался с некоторыми русскими князьями на правом берегу.
   31 мая 1223 года авангард русско-половецкого войска вышел к берегу реки Калки и переправился на другой берег. Мстислав Галицкий, поставив свое войско на том берегу, вместе с великим ханом Котяном, общею дружиною пошли вперед и скоро увидели многочисленное татарское войско. Битва началась. Пылкий Мстислав, изумлял врагов мужеством и теснил своей дружиной их густые толпы, раненный копьем в грудь, он не думал о своей ране. Не многочисленные русские князья со своими дружинами спешили уже на помощь, но малодушие хана Котяна, чьи люди не выдержали удара монголов, смешались, обратили тыл и в беспамятстве ужаса устремились на русичей, смяли их ряды и даже отдаленный стан, где два Мстислава, Киевский и Черниговский, еще не успели изготовиться к битве, так как ни хан Котян, ни Мстислав Галицкий, желая единолично воспользоваться легкой победой, не дали им ни какой вести о начале сражения. Татары погнали их к реке, русичи приведенные в беспорядок, просто не могли устоять.
   Вероятнее всего факт истребления татарами бегущего в панике к реке Калке остатков русско-половецкого войска так бы и остался историческим фактом, если бы не одно обстоятельство. Ярославский князь не прислал к Днепру своей дружины, но храбрые витязи княжества, желая из благих побуждений идти на битву с неприятелем, промеж себя порешили быть под началом того князя, который больше всех будет радеть за соединение отечества и под его могучей рукой общим строем идти на врага. Их собралось несколько сотен, ведомые славным витязем, имя которому было Алексей Попович, они переправились немного выше по течению и, в самый разгар побоища ударили общим строем в татарский тыл. Они не могли сломить врага, введу своей малочисленности, но сильным натиском они смяли ряды татар, заставив их обратить внимание в нужный момент на себя. Своим беспримерным подвигом они дали возможность переправиться бегущим товарищам на другой берег реки.
   Между тем, Мстислав Романович Киевский еще оставался на берегах Калки в укрепленном стане и видел всеобщее бегство. Татары приступили к его укреплениям и три дня бились с ним, но одолеть не смогли. Жажда мучила русичей, и тогда, когда терпеть стало невмоготу, князь Киевский поддался на татарские уговоры. Татары клялись в исполнении условий договора, если русичи сложат оружие, то их не станут преследовать. Как только князь с дружиной выполнили их требование, и вышли из укрепленного стана, татары с жестоким остервенением накинулись на них, погнали к реке и перебили полностью.
   Вся южная Русь и половецкая Степь трепетала в страхе, народ, с воплем и стенанием молился в храмах своим богам. И на сей раз, Боги услышали его молитву. Татары не находя ни малейшего сопротивления обратились к востоку, туда, откуда они пришли из азиатских глубин. Россия и Великая Степь вздохнули свободно, грозовая туча внезапно скрылась. Половецкие кочевья, опустошенные татарами еще дымились, отцы, матери, и друзья оплакивали погибших. Народ легкомысленно успокоился, так как минувшее зло казалось ему последним из бед, но это было не так.
   Внимание Кара-Кумуча привлекло конское ржание, которое послышалось с того берега черного пруда.
  - Это не мой конь, - подумал хан, - здесь не может быть людей.
  Кара-Кумуч поднялся с земли и направился сквозь густую осоку, к тому месту, откуда послышалось конское ржание. Вскоре он увидел, что на длинном поводе был привязан к дереву боевой конь. Трава вокруг была обглодана до корней, все это говорило о том, что аргамак был еще привязан пару дней назад. Конь был явно возбужден, ошалело, вращая глазами и громко фыркая, он пятился назад, с удивлением разглядывая незнакомого человека.
  - Если есть привязанный конь, значит, поблизости должен быть и его хозяин, - подумал Кара-Кумуч и осмотрелся вокруг.
  Невдалеке, у небольшого жертвенного камня, который был установлен на земле, полусидел, полулежал русский витязь, без признаков жизни. Кара-Кумуч подошел ближе и посмотрел на богатыря. Русич дышал и безмятежно спал. Его темно-русые волосы и черная длинная борода, развивались от дуновения ветерка. Кольчуга, которая была одета поверх алого кафтана, была рассечена дважды. На бедре тоже виднелся большой след засохшей крови.
  - Кольчуга рассечена явно саблей, а рана на бедре, наверное, от стрелы, - подумал Кара-Кумуч.
   Нагнувшись к крепко спящему воину, он вытащил из ножен длинный прямой меч. Внимательно осмотрев его, по следам числа зазубрин на клинке, он пришел к выводу, что его владелец побывал в хорошей сечи. Откинув меч в кусты, он вновь склонился над витязем и стал приводить его в чувство. К тому времени, воины, сопровождавшие хана, наконец, нагнали его и стояли у него за спиной.
   Илья Просветов медленно отходил ото сна и разомкнул тяжелые веки. Увидев вокруг себя незнакомых людей, он хотел приподняться на локтях и встать, но Кара-Кумуч придавил его рукой обратно к камню и задал вопрос на тюркском языке, хотя и сам с детства, прекрасно знал язык уруссов.
  - Кто ты? Враг или друг? Что может здесь делать русский воин вдалеке от своей земли.
  - Скорее друг, - ответил Илья, непонимающе озираясь по сторонам, - а где старец и юрта? - задал он встречный вопрос.
  - Какой старик, когда мы нашли тебя, здесь никого не было, - удивился хан, - и откуда ты знаешь язык куманов?
  - Родом я из славного Ярославского княжества, пятый сын боярина Просветова. Когда он овдовел, то женился во второй раз на половчанке, на моей матери. Она то и обучила меня своему родному языку.
  Илья явно лукавил, четко следуя инструкциям, полученным в Академии. То, что он на половину половчанин никого не удивило, в те времена такие браки были не редкость.
  - Значит друг, - улыбаясь, протянул руку Кара-Кумуч, - но как ты сюда попал?
  - Это длинная история хан. Отец мой не богат и все наследство перешло старшим братьям, мне лишь досталась жалкая деревенька. Скучная жизнь землепашца не по моему нутру, наверное, я унаследовал любовь к вольной жизни вместе с молоком матери, вот я и подался в вольные ратники. Когда татары пришли в ваши земли, наш князь не выставил общей дружины от Ярославского княжества. Тогда-то мы, промеж себя с товарищами и порешили независимо от князя идти на врага. Таких удальцов собралось сотни четыре с половиной, это были лучшие витязи княжества. По дороге мы думали к кому из князей податься в дружину, да видимо размышляли долго, опоздали. Когда мы переправились через Калку, битва к тому времени была уже проиграна, татары гнали к реке в панике бежавших и русских и половцев. Пытаясь как-то выправить положение, наш воевода выхватил из ножен меч и мы, все вместе разом ударили в тыл татарам. Враг замешкался, но нас, к великому сожалению, было слишком мало, но все же мы смогли оттянуть часть войск на себя и дать возможность переправиться через Калку нашим бегущим воинам. Мы отчаянно сопротивлялись, но силы были не равны и тогда, оставшиеся в живых, приняли решение отступить. Враг долго преследовал нас, чтобы наказать за неслыханную дерзость. Он несколько дней и ночей пытался нас нагнать, а мы все дальше уходили в степь. Вступая в короткие стычки с преследователями, мы гибли и, в конце концов, нас осталось всего лишь двое. Татары посчитали, что мы, израненные и измученные, всеравно сложим свои головы в степи и тогда, они прекратили погоню. Впрочем, так и получилось. Мой товарищ умер от ран и лежит в земле, а я, каким-то чудом добрался до этого оазиса.
   Закончив свой рассказ, Илья умолк, молчал и половецкий хан с воинами. Они были наслышаны о храбром подвиге малой ярославской дружины.
  - Куда ты направишься сейчас? - наконец, задал вопрос Кара-Кумуч.
  Илья пожал плечами.
  - Я вольный человек, поэтому направлюсь туда, куда захочу. У меня нет ничего, кроме острого меча, доброго коня и бесстрашного сердца. А попросту мне все равно куда идти.
  - Тогда оставайся с нами. Такой храбрый и опытный воин как ты, без сомнения всегда украсит военный лагерь любого хана. По рукам, Илья?
  Просветов вытянул вперед правую руку и крепко пожал ладонь Кара-Кумуча.
  - Однако, - произнес Илья, - куда все же подевались юрта и старик?
  Все в недоумении уставились на него.
  - Здесь не было никакой юрты, вокруг нет и следов намека на костер и отпечатков конских копыт. Тебе, наверное, это все привиделось от усталости и от пережитого за истекшие лихие дни?
  - Нет, если это и был сон, так больно уж он был реалистичный.
  Илья задумался, на миг, погрузившись в свои мысли. Из этого положения его вывел вопрос Кара-Кумуча:
  - А чего хотел от тебя этот старик?
  Илья поднял голову и посмотрел на хана.
  - Он просил низко кланяться какому-то Ата хану и передать ему, что от брака, который он предсказывал много лет назад, должен родиться ребенок, кам, которого никогда еще не было в ваших землях, и тогда его душа найдет успокоение. Кроме того, он просил разыскать его потомков и передать им, чтобы они не оставляли его здесь одного, тогда, когда все тронутся в великий путь.
   Всеобщее молчание было ответом Илье, и только цокот в траве кузнечиков и цикад разбавлял повисшую тишину. Просветов посмотрел на молчавших воинов и хана. Ужас, который был представлен в полном колорите на их лицах, был так выразителен, что и Илье самому сделалось не по себе. Первым пришел в себя Кара-Кумуч. Взяв себя в руки, не свойственным храброму воину немного дрожащим голосом, он произнес:
  - Где этот старец? Когда ты его видел?
  Илья удивленно развел руками.
  - Видел я его здесь на этом самом месте, прежде чем заснуть, только здесь стояла юрта, а где он, этого я не могу сказать.
  - Значит, все же вернулась душа Берке, - тихо произнес Кара-Кумуч.
  - Может, вы объясните мне кто он и почему на ваших лицах такой страх. Почему мои слова так напугали вас.
  Кара-Кумуч гордо вскинул голову и пристально посмотрел на Илью.
  - Я и мои воины никого не боимся в среднем мире, запомни это витязь. А то, что касается обитателей нижнего мира, где нашли приют враждебные людям божества и духи, священно и запретно нашему пониманию. Эти злобные твари любого даже самого храброго из воинов могут лишить мужества и разума. Я думаю, ты согласишься со мной по этому поводу, витязь?
  Илья, молча, кивнул головой в знак согласия.
  - Старец, которого ты видел здесь, - продолжил Кара-Кумуч, - это белый кам Берке, который умер четыре года тому назад. Мы его похоронили своими руками и насыпали курган там, где он указал нам место.
  В подтверждение его слов все воины, молча, закивали головами.
  - Ата хан, к которому Берке послал тебя с поклоном и напоминанием, является моим отцом, а девушка, о браке которой шла речь, моя сестра Ай-наазы.
  - Нам надобно поспешить назад, мой хан, день подходит к концу, худо оставаться здесь на ночь, глядя, тем более, что дух Берке бродит где-то рядом, - произнес один из воинов.
  - Ты прав мой друг. Всем по коням! Твой меч вон там, в траве, витязь, - Кара-Кумуч указал рукой место, - не отставай от нас. Уруссы плохие наездники, докажи нам, что ты на половину куман.
   Вскочив по седлам, всадники направили коней в сторону ожидаемого лагеря, который воины Кара-Кумуча должны были разбить в степи в преддверии грядущей ночи.
  
   ******
  
   Илья сидел у костра в одиночестве и наблюдал за походным бытом кочевников. Жаркое пламя лизало своими алыми языками бока закопченного, большого медного котла, в котором варился рис с большими кусками жирной баранины. Тишину ночи нарушил голос запевалы, сопровождавшийся щипковым струнным аккомпониментом и ударами по бубнам и барабанам. Эти удары, словно напоминали какие-то далекие заклинания, околдовывали, разворачивая перед слушателями панораму степных просторов, создавая ощущение удивительного слияния природы и всадника, порождали порыв богатырской удали. Раздававшаяся песня питала народный дух в это нелегкое время, поддерживая народ куманов в этот период лихолетья. То в одном, то в другом конце обширного лагеря воины стали поддерживать запевалу, и вскоре, при достижении всеобщей эйфории, ее подхватил весь стан. Звуки музыки и слова песни неслись во все стороны, наполняя степь смыслом и силой человеческой воли, могущества и бесстрашия славного рода куманов.
   Илья взял из кучи хвороста несколько веток сухого карагача и бросил в огонь, давая ему тем самым пищу. Сучья вспыхнули словно порох. Языки пламени еще жарче стали лизать бока большого котла, в котором кипел и пузырился рис, а аромат готовящегося мяса приятно раздражал обоняние Ильи. Глядя на огонь, он задумался:
  - Как такое могло произойти со мной? Не может быть, чтобы я дал такого маху. Этот старец стоял передо мной из крови и плоти, я сам видел его своими глазами. Если верить Кара-Кумучу и его воинам, то выходит, что старец уже как несколько лет мертв. Так это или не так, но что тогда могут означать его слова?
  Илья не находил ответа, все, что с ним произошло он считал мистическим бредом.
  - Но если это и бред, тогда какой он чертовски убедительный, - решил он и перестал ломать голову по этому поводу.
   Воины рода Кара-Кумуча поначалу сторонились чужака, но любопытство - это черта присущая не только женщинам. В силу общительности, жизнелюбия и гостеприимства некоторые из воинов, сначала поодиночке, затем малыми группами стали подходить и рассаживаться вокруг костра Ильи. Весть о незнакомце, найденном у черного озера и о том, что он общался с покойным камом Берке, быстро распространилась и взволновала всех. Завязался разговор. Сначала он носил сугубо общепринятый характер, о погоде, о прошедшей битве, о поверженных врагах и потерянных друзьях, о конях и оружии, но затем один из присутствующих, набрался храбрости, переступил интересующую черту и задал вопрос напрямую.
  - Скажи нам, витязь, правда ли, что ты видел дух самого Берке?
  Илья утвердительно кивнул головой.
  - Может, ты расскажешь нам, о чем шла речь?
  Илья решил уйти от ответа.
  - Пока не разберусь сам, нечего вести пустые разговоры и морочить голову людям, - про себя подумал он, а вслух произнес, - хан Кара-Кумуч запретил мне говорить об этом.
  Присутствующие с пониманием закивали головами.
  - Может быть, вы мне расскажете, кто он, - полюбопытствовал Илья, желая как можно больше собрать информации о покойном загадочном каме.
  - Почему нельзя, рассказать то можно, лишь бы не навлечь на свою голову гнев могущественного Кама, - загадочно произнес один из воинов по имени Бозкурт, подняв вверх указательный палец. Старый Берке был белым камом, он не ходил по больным и не прикасался ни к чему нечистому. Не носил Берке и обычной одежды камов, но имел большой круглый бубен. Говорят, что кожа, натянутая на нем, принадлежала другому, черному каму, еще в более ранние времена побежденном Берке в поединке между силами зла и света. Так это или не так не смею утверждать, я пересказываю только то, что говорили люди.
   Совершал свои ритуалы Берке только по великим праздникам, обращаясь к светлым божествам за благословлением и благодатью, а так же при необходимости просил помочь в чем-либо Духа-хозяйку Земли Йер и Духа Неба Тэнгри. Говорят, что когда он возносил моления духу покровителю лошадей Дьесегей Тойону и совершал возлияния кумыса на огонь, на середину неба выплывало облако, похожее на шкуру белого коня, и останавливалось прямо над его головой. Затем из облака по грудь показывался молочно-белый жеребец, звонко ржал и затем исчезал. Тут же с неба начинал накапывать дождик, но он не приносил никакого вреда, напротив, предвещал хороший урожай.
   Ездил Берке только на чисто белом коне, и хотя он считался белым камом, люди всеравно боялись пересекать ему дорогу. Когда он умер, мы проводили его в последний путь, туда, куда он указал еще при жизни. Похоронили его в погребальной яме, и как он завещал, головой на запад. Насыпали в окружности шагов на десять метровый холм, в центре которого поставили заранее высеченную из камня статую очертаниями лица похожую на лицо умершего кама. В руках эта статуя держала жертвенную чашу, дабы любой, проходящий мимо путник, мог положить туда немного пищи и налить кумысу, чтобы задобрить дух упокоившегося белого кама. По условиям ритуала, предписанным еще живым Берке, его останки должны были нести девять юношей, сшить для кама погребальную одежду - девять невинных девушек, для поминальной тризны необходимо было зарезать девять молодых кобыл молочно-белой масти и приготовить девять больших кожаных мехов кумыса, а весь обряд должен был исполнить его приемный сын Абаасы. Так было и сделано. Четыре года было все тихо, с твоим приходом, пророчества начинают сбываться.
  - Вот как, - удивленно произнес Илья, - и в чем же его пророчества касаются меня?
  - Задолго до смерти, Берке предсказал войну, в которой не будет нашему народу куманов победы, а будет только смерть, горечь поражения, слезы и рабство. Говорил он, что придет в наши земли и останется с нами русский воин, которому не будет равных ни по силе, ни по уму. Предсказывал он также великий поход на новые земли под знаменем Кара-Кумуча. Кстати, наш молодой хан во всем подражает Берке, но старается быть его полной противоположностью. С раннего детства он играл с черными ягнятами, став воином, ездит только на гнедых конях и одевается только в черные одежды, за что и получил приставку к имени "Кара".
  - И что, вы действительно хотите переселяться на новые земли? А как же ваши родовые вежи? - заинтересованно спросил Илья.
  - Не знаю, как только прибудем в стойбище, ханы соберут совет, на котором все и решится, - удрученно ответил Бозкурт.
  - А если остаться на месте?
  - Нет. Дух Берке теперь проснулся, он не оставит людей в покое, ты просто не знаешь, что это был за кам.
  - Это точно, не оставит, - вмешался в разговор молодой воин по имени Айсор, - про чудеса, творимые Берке, мне рассказывал дед и вот что он говорил:
  Все собравшиеся у костра перевели взгляд с Бозкурта и Ильи на молодого воина и собрались слушать его повествование. Такое внимание польстило Айсору, выдержав небольшую паузу, он с удовольствием, полученным оттого, что бывалые воины рода слушают его, вкрадчивым голосом начал свой рассказ.
  - Это было давно, тогда, когда мой дед только женился на моей бабке. Каждый год зимой наши люди ходили на ярмарку в земли уруссов. Тогда-то у крепостных стен одного из городов устраивалась, как обычно, большая многолюдная ярмарка, на которую съехались люди со всех сторон Великой Степи, пригнавшие за собой на продажу рабов и невольниц, скот, драгоценную пушнину, различные поделки, оружие, рыбу, зерно и многие другие товары. Из крепостных ворот увенчанных высокой башней колокольней, навстречу нашим людям вышли купцы. Прежде чем начаться торгу, православный священник и кам Берке обошли торговые ряды, и каждый по-своему благословил разложенный товар. И вот однажды во время ярмарки, увидев богато окованный сундук, Берке приказал немедленно вырубить прорубь в реке и бросить, не мешкая его туда. Православный священник воспротивился, заявив, что бросит в прорубь самого кама-язычника, чем такую ценность. Берке обиделся и ушел, забрав с собой людей из нашего рода, но не все пожелали вернуться с богатой ярмарки с пустыми руками.
   Сундук открыли. В нем лежали дивные шкурки огненно красных лисиц, которые были мгновенно распроданы даже без торга. Через несколько дней в городе появилась страшная гостья - черная оспа, от которой вымерло больше половины населения города, да и сам православный священник. Многие оставшиеся разбежались с ярмарки в разные стороны, разнося заразу и смерть по всей округе. Вернулись в стойбище и наши люди, которые не послушались тогда Берке. Он тут же заметил, что "оспа пришла и к нам, притаившись в одеждах непокорных". Берке немедленно заставил скитальцев раздеться на морозе догола, семь раз по семь обойти босиком его юрту, а потом загнал всех вовнутрь, где предварительно разжег огонь, в который он бросил лапы можжевельника. Костер чадил невыносимо, но Берке велел наглухо закрыть все войлоки юрты и не смотреть на улицу в щели, а только подкладывать в огонь заранее припасенные ветки можжевельника, а сам вышел на мороз для сражения с непрошенной гостьей.
   На улице поднялся страшный шум после первых ударов в бубен. Несколько человек, в том числе и мой дед, не выдержали и приблизили глаза к дырке в войлоке. Во дворе бодались два страшных быка с огненными глазами, пестрый и черный. Испугавшись духов, люди отпрянули назад и затаились в страхе. Лишь поздно вечером в юрту зашел изможденный и мокрый от пота Берке и с трудом, переводя язык, промолвил: "Я победил оспу. Она ушла обратно".
   Все воины зачарованно молчали под впечатлением от услышанного. Довольный произведенным эффектом Айсор, собирался с мыслями, чтобы вновь порадовать соплеменников другим рассказом старины глубокой.
  - При всей легендарности рассказа, эти предания довольно реалистичны и в смысле историческом, и как картина заражения оспой от каких-то инфицированных предметов, и как способ борьбы с болезнью путем уничтожения очага и удаления людей с места эпидемии. Кто знает, может в реальности, и существуют здесь такие сильные камы-провидцы, предрекающие беду, но не услышанные до конца другими. Судя по всему, если бы половецкие ханы прислушались бы к предсказаниям Берке, то и весь народ остался бы в будущем цел, а не растворился бы в татарской лавине, выживая только в мелких этнонимах подобных роду Кара-Кумуча, - про себя подумал Илья и приготовился слушать новую, довольно нелепую легенду юного Айсора.
  - Вот послушайте братья, что мне рассказал на ночной стоянке, незадолго до недавнего сражения один из воинов куманов, вежи рода которого находятся далеко на востоке. Жил в их краях черный кам, который был страшен людям не только при жизни, но и после смерти. Он много приносил вреда людям, но и помогал по случаю. Наконец, под старость он и сам занемог и через некоторое время умер. Его боялись при жизни, а после смерти стали бояться еще пуще, чем живого. Выдолбили ему из дерева колоду и положили туда, но вести хоронить его никто не соглашался, потому, что он мог дорогой восстать и извести провожающих его в последний путь. Не хотели его хоронить даже сыновья. Так он и лежал в колоде пока, наконец, один подобный ему такой же кам, нашелся и за назначенную плату решил избавить людей от него и повез хоронить. Их род не желал, чтобы могила кама находилась поблизости и душа его причиняла людям неприятности, поэтому возница выехал с покойным под вечер, дабы следующим днем упокоить черного кама как полагается по ритуалу.
   По началу ехал он хорошо, но ближе к полуночи, когда большой ковш на небе начал переливать, вдруг ни с того ни с сего лошади перепугались. Кам-возница посмотрел сначала вперед, затем по сторонам, но нигде ничего не было видно, ни слышно. Оглянулся он назад и увидел, что мертвец сидит на возу. Хотя ему и сделалось страшно, но он собрался с силами и закричал покойному: "когда умер - ложись!". Черный кам его послушался и лег. Через некоторое время лошади опять испугались. Возница посмотрел назад - мертвец опять сидит. Сопровождавший покойного, кам-возница выскочил из телеги, выхватил из-за пояса нож и угрожающе закричал: "ложись, а не то я тебя зарежу!". У покойного при виде ножа зубы сделались железными, и кам-возница пожалел, что показал ему нож. Нужно было показать палку, думал он, тогда бы зубы сделались деревянными, и их легко можно было бы выбить. Мертвец, однако, и на этот раз лег. Кам-возница повез свой жуткий груз дальше, но он знал, что если черный кам восстанет в третий раз, то он его обязательно загрызет, поэтому он подъехал к большой сосне, соскочил с телеги, привязал лошадей в стороне, а сам полез на верхушку дерева.
   Покойный кам к тому времени уже встал с телеги и подошел к дереву. Зубы его железные чернели и скрипели, а руки были сложены на груди крест накрест. Сперва он принялся грызть сучья и делал это очень быстро, а, покончив с ними, он принялся за ствол. Грыз он словно речной бобер, и от его острых зубов летели в разные стороны крупные щепки. Наконец, сосна стала почти шевелиться, и кам-возница понял, что дела его плохи. Он принялся ломать сучья и бросать вниз на голову неспокойному покойнику, но это помогало плохо, черный кам лишь на миг прерывал свою работу, а затем опять принимался за старое дело. В конец, испугавшись, несчастный стал молить Духа Неба Тэнгри смиловаться над ним и ниспослать ему пощаду от злобного покойного кама. Тэнгри смиловался над ним и ниспослал ему совет. Имитируя наступление рассвета (с первым лучом солнца мертвый кам должен был сам лечь в свою колоду), несчастный то кричал петухом, то трубил в пастушечий рожок, всякий раз прерывая на какое-то время работу покойника. И, в конце концов, дотянул-таки до зари.
   Увидев свет, черный кам сам лег в колоду. Бедняга спустился с сосны и довез его до нужного места. Хороня его, кам-возница поставил колоду в погребальной яме на бок, поскольку другое положение позволяло мертвому каму восставать из-под земли по ночам и творить свои злые дела. Но и после завершения смертельно опасного ритуала, первые несколько лет, народ боялся ходить возле могилы черного кама, и те, которые ходили мимо, слышали, будто там, в могиле, кто-то плачет, воет и скулит.
   Все присутствующие были так увлечены рассказом Айсора, что не заметили, как к костру подошел Кара-Кумуч и встал за спинами слушателей. Он позволил Айсору довести свое повествование до конца, затем обратился к собравшимся:
  - Как вам не совестно! Вы, мои славные воины, слушаете россказни какого-то болтуна! Берке давно мертв и его душа, даже если она и где-то поблизости, не сделает вам ничего плохого. Берке при жизни был добр к нам, и после смерти ему незачем нам вредить.
  - Так-то оно так, но ваш отец, славный Ата хан, никогда не отдаст свою дочь Ай-наазы за приемного сына Берке. Поэтому еще и неизвестно, чего захочет предпринять душа покойного кама в отношении нашего рода, - хором высказалось несколько воинов.
  - Хватит пустых разговоров. Ты, Айсор, ступай в дальний дозор по охране табуна лошадей и там рассказывай кобылам свои небылицы, а если призрак Берке все же дотянется до тебя, хватай первую попавшуюся лошадь и стрелой скачи ко мне, я разберусь, что предпринять по этому поводу. А вы все, ступайте отдыхать по своим сотням, а по прибытии в стойбище отправитесь на дальние пастбища, там дух Берке вас не достанет, он и при жизни не общался с трусами. Все! Теперь оставьте меня наедине с русским витязем, нам нужно поговорить!
   Илья Просветов утвердительно кивнул головой, перевел взгляд на угли догорающего костра и приготовился выслушать Кара-Кумуча.
  - Ты не говорил никому из воинов о том, о чем тебя просил кам Берке? - ребром с ходу поставил он вопрос.
  Илья отрицательно покачал головой:
  - Я не хочу ни с кем говорить об этом, прежде чем не разберусь во всем сам, - тихо ответил Илья.
  - Это хорошо, но слухи по стану распространились с неимоверной быстротой. Вероятно, один из моих доверенных, по секрету проболтал что-то приятелям. Я сам разберусь с этим.
  Кара-Кумуч приподнялся с земли и собрался уходить.
  - Поведай мне, хан, что это за нежелательный брак с твоей сестрой и почему ты его так боишься? - обратился Илья к Кара-Кумучу, принуждая его тем самым задержаться у костра.
  Глаза Кара-Кумуча полыхнули словно огнем, он гордо посмотрел на Илью и произнес:
  - Я ничего не боюсь на этой земле, еще раз запомни это витязь. Ты просто не представляешь то, о чем говоришь, и я прошу тебя молчать об этом. Абаасы - это злой дух и я не хочу, чтобы он был мужем моей сестры. По приданию Берке, от этого брака родится дитя, которого не видала еще наша земля, но этому никогда не бывать, пока я жив. Лучше пусть Ай-наазы станет женой беднейшего из пастухов рода, чем этого демона зла.
  Медленно, медленно искры разгоревшейся ярости стали угасать во взгляде Кара-Кумуча, он снова присел на землю рядом с Ильей и начал свое повествование:
  - Это случилось сорок зим назад, ровно столько сейчас насчитывает лет отроду Абаасы. Тогда, в землях урусов, за десяток лет до моего рождения, проходило большое торжище, на которое съехалось множество народа. Половецкие ханы спешили продать свой товар купцам из дальних земель, поэтому родовые шатры куманов переплелись друг с другом вокруг большого города урусов. Предки Абаасы не принадлежали нашему роду, и когда он появился на свет, то одно его око оказалось расположено ровно в середине лба. Его родители устрашились подобного уродства, они завернули малыша в свежесодранную коровью шкуру и тайно бросили в кормушку пустого зимнего хлева, расположенного на окраине городского посада, а сами спешно откочевали на летник.
   Так Абаасы сразу после рождения оказался в яслях, почти как ваш Иисус Христос, но только отнюдь не в атмосфере всеобщей любви и внимания. Его родители надеялись, что нежеланное дитя там попросту умрет от голода, но проезжавший мимо кам Берке неожиданно услышал детский плач. Заглянув в хлев, он увидел живого мальчика и хотел его взять с собой, но, внимательно посмотрев на него, он передумал: "это точно злой дух" пронеслось в его голове. "Человек просто не смог бы выжить в таких условиях", сделал заключение кам. Терзаясь сомнениями, через некоторое время он снова зашел в хлев и обнаружил, что ребенок уже сидит. Видя в этом волю Тэнгри, Берке решил взять с собой ребенка и усыновить.
   Абаасы рано стал проявлять особые способности, а когда подрос, стал камом, как и Берке. Глаз его так и остался на лбу, а на шее у него огромное родимое пятно. Живет он со своими людьми отдельно от нашего стойбища, иногда помогает нам, а иногда...
  Кара-Кумуч тяжело вздохнул.
  - И этот человек должен стать мужем твоей сестры? - с негодованием в голосе спросил Илья.
  - Не обязательно, но перед смертью кам Берке поведал моему отцу, что с рождением ребенка от этого брака, мир для нашего рода переменится, правда, он не уточнил в какую сторону. Абаасы злобен и вреден и я могу себе представить, какой родится от этого чудовища ребенок. Этот брак будет позором для нашего рода.
  - А нельзя ли его просто убить? Нет человека, нет и проблем, - спросил Илья.
  - Я уже думал по этому поводу. Ужас, который внушает людям Абаасы, останавливает мою руку, к тому же он неплохо стреляет из лука и владеет мечем. Для нас, куманов, кам фигура священная. Если его убить, то его душа будет мстить всему роду и после его смерти.
  - Если он так мерзок и злобен, как ты говоришь, Кара-Кумуч, тогда я сам с радостью вышибу из его тела его злобный дух. Я не боюсь ваших камов, хотя уважаю ваших богов. Я не из вашего рода, пусть, если сможет, его душа после смерти мстит мне, - рассмеявшись, произнес Илья. - Я не верю, в россказни, которые травил здесь до твоего прихода Айсор, я православный христианин и русский воин.
  - Твоими устами, да только кумыс пить, - рассмеялся в ответ Кара-Кумуч, - время покажет, а сейчас давай отдыхать, завтра последний переход до родного кочевья.
  
  
  
   ГЛАВА 7.
  
  
  
   Вдали, в розовом тумане стремящегося к закату солнца, среди перегретой от зноя за день степи, виднелось что-то неясное, огромное, не то синеющий лес, не то застывшее над землей на линии горизонта облако.
  - Яхсай, - как-то безразлично произнес Кара-Кумуч.
  - Что ты сказал? - устало переспросил Илья.
  - Я говорю Яхсай, это наше главное родовое стойбище, - вновь невозмутимо произнес Кара-Кумуч.
  Илья повнимательней сосредоточил взор и действительно это был не лес и не облако.
  - Елай, - обратился хан к одному из воинов, - скачи вперед и передай отцу, чтобы готовили встречу.
  Воин, бок, обок, ехавший рядом с ханом, подстегнул своего коня и стрелой умчался в степь, выполняя наказ Кара-Кумуча. Через некоторое время вдали, обозначились юрты, много юрт, с круглыми остроконечными крышами над которыми зависали белые клубы дыма. Илья почувствовал, как заколотилось в груди сердце.
  - Интересно началось мое путешествие во времени, - подумал он, - что ждет меня там впереди, все сразу с самого начала пошло как-то не по запланированному сценарию.
  Когда до стойбища оставалось каких-то версты три и можно уже было разглядеть людей, занимавшихся подготовкой к торжественной встречи воинов рода, Кара-Кумуч обращаясь к Илье произнес:
  - Поскакали вперед. Хочу представить тебя отцу.
  Илья рванул повод и устремился за молодым ханом.
  
   ******
  
   В половецком стане вовсю кипела работа. Рабы и рабыни, под руководством женщин рода, чистили котлы, таскали хворост и кизяки, разделывали свежее мясо, которое тут же варили на огне в больших чанах. Кара-Кумуч осадил коня у юрты Ата хана, спешился и привязал его к коновязи. Илья последовал его примеру. Старый половецкий хан уже с нетерпением поджидал сына. Кара-Кумуч низко поклонился отцу, и они крепко обнялись. Слезинка радости за окончание успешного для его рода похода едва навернулась на глазах у сурового старого хана, но гордый Ата хан подавил в себе это чувство и, стараясь быть, как можно прямолинейней, усадил сына и гостя на дорогой персидский ковер.
   Кара-Кумуч долго рассказывал отцу во всех подробностях о прошедшем сражении и походе. В конце его повествования очередь дошла и до Ильи. Внимательно выслушав его, старый половецкий хан помрачнел, задумался, ушел в свои мысли. Кара-Кумуч и Илья переглянулись. Они не решились мешать думать мудрому хану, но и уйти без его разрешения тоже не могли. Томительная пауза уже тянулась с десяток минут, за которые Ата хан не проронил ни слова. В конце концов, Кара-Кумуч не выдержал и обратился к отцу:
  - Почему ты молчишь, отец? Что будем делать дальше? Как поступим?
  Ата хан оторвался от своих мыслей и с печалью посмотрел на сына.
  - Свои проблемы мы решим сами. Я думаю, стоит перебираться на новые земли, а для этого нужно собрать большой ханский совет на священной горе.
  Ата хан поднялся с ковра и положил свою руку на плечо Кара-Кумуча.
  - Все это будет завтра. Мы отправим гонцов по всем стойбищам и назначим время, а сегодня отдыхайте и веселитесь, вы заслужили это. Пусть завершение вашего похода не омрачают черные мысли. Идите. Да, вот еще что, отправь ко мне моего верного Овлура, я хочу с ним посоветоваться.
  Кара-Кумуч с Ильей поднялись с ковра, поклонились хану и вышли из шатра.
   Через несколько минут как они покинули юрту хана, туда незаметно прошмыгнула молодая стройная девушка. Ата хан, погруженный в свою думу, сидел спиной к входу и не заметил ее прихода. Прекрасное юное создание, стараясь быть незамеченной, тихо подкралась сзади, и обняло за шею отца. Ата хан повернулся и с родительской нежностью поцеловал дочь.
  - Чего тебе, Ай-наазы? - с грустью задал он вопрос.
  - Отец, я только хотела узнать, все ли в порядке и почему ты такой пасмурный?
  - Нет повода для печали, дочка, все хорошо. Все воины рода вернулись из похода целыми и невредимыми, да к тому же привели с собой хорошую добычу, - молвил он.
  - Тогда почему ты грустишь?
  - Я не грущу, я думаю, Ай-наазы. Возможно, в скором будущем нашему роду предстоит сняться с родной земли и уйти в другие края.
  - Зачем, разве нам плохо здесь?
  - Нет, Ай-наазы, здесь не плохо, но там, на обширных новых пастбищах у порогов Великих гор и бескрайнего моря мы сможем занять более богатые земли, чем здесь. Там, мы сможем материализовать себя, как самостоятельный народ. Управляя большими угодьями, я смогу дать своим людям намного больше, чем они имеют здесь, и может быть...
  Договорить ему не дали. В шатер вошел старый воин, правая рука которого была искалечена в битвах, высохла и висела плетью.
  - А, Овлур, я тебя звал. Заходи, присаживайся рядом, а ты, дочка, иди, сегодня праздник в честь возвращения наших воинов, так веселись же вместе с остальными девушками.
  Ай-наазы встала, поклонилась отцу, чуть насмешливо улыбнулась, и так же бесшумно вышла, как и вошла. Ата хан с отцовской лаской посмотрел ей в след и тяжело вздохнул.
  - Хороша девка! - заметил Овлур, - пора выдавать замуж.
  Ата хан стал мрачнее тучи. То послание, которое он получил через Илью от покойного кама, не могло не взволновать его родительское сердце.
  - Как всегда родителям достаются корешки работы, а им вершки удовольствий, - с отцовской грустью в голосе произнес он.
  Он вновь глубоко вздохнул.
  - Я знаю, скоро она должна будет уйти от меня. Обрастет своей семьей, и я уже не буду для нее центром жизни, - печально произнес мудрый половецкий хан.
  - Что поделать, так устроен мир! На все воля Тэнгри! - констатировал старый воин.
  Глаза Ата хана полыхнули огнем, в сознании всплыл мерзкий образ Абаасы. Хан представил, как посторонний мужик будет бесцеремонно трогать его дочь, и делать с ней детей.
  - Этому не бывать! Кто угодно, но только не Абаасы! А впрочем, какая разница, ведь дочь всеравно попадет в чужие мужские руки и произойдет тоже самое. Прав Овлур, так устроен мир. Я не могу повлиять на законы природы, - подумал Ата хан и с мужским цинизмом и ясностью решил, - да как бы это не называлось, все одно...
  От этих мыслей, половецкий хан испытал мгновенный прилив холодной ярости, когда представлял себе, как это будет выглядеть. Овлур молчал, внимательно глядя на хана. Ата хан взял себя в руки и успокоился.
  - Да ладно, дело житейское, у всех так. Лишь бы она была счастлива, лишь бы ее ни кто не обидел. Ну а если ее попытается кто-то обидеть, то у него всегда хватит сил ее защитить. Я не просто зарублю обидчика любимой дочери, я разорву его на части, - с ледяной злобой и ненавистью подумал Ата хан.
  - Зачем звал, хан? - задал вопрос Овлур, перебивая ход мыслей Ата хана.
  - Со всех сторон лазутчики сообщают мне о поганой, тоскливой занудливой, как зубная боль, ситуации, сложившейся в последнее время в Великой Степи. Враг отступил, но он соберется с силами и скоро вернется и ударит по нам. Пора уходить с насиженных мест, Овлур. Растет число обиженных неприятелем.
  - Ты же знаешь, Ата хан, я с тобой иду рука об руку с раннего детства. Много славных дел и великих походов мы совершили вместе. Я тоже так считаю, что оставаться здесь нельзя. Нужно идти на Русь и соединившись с ними вместе отражать врага.
  - Нет, Овлур, на Русь идти нельзя. Пусть туда бегут слабые. Русь сама сейчас побита, словно собака палкой рукой неведомого врага. Уйти туда, значит раствориться в их городах и землях, потерять свою самостоятельность, отойти на службу удельным князьям. Мы не пастухи, мы вольный и сильный народ и поэтому должны завоевать себе новые земли, на которых наши дети и внуки могли бы пасти свой скот и с гордостью вспоминать своих предков!
  - Может ты и прав, хан, только одним нам такой поход не под силу.
  - Я знаю, верный Овлур, поэтому я и решил собрать большой ханский совет на священной горе, там и решится все. Трусы и малодушные могут оставаться и лизать пятки урусам, а тем, кому дорога свобода, прямая дорога к Абескунскому морю и Великим горам. Для этого я и позвал тебя. Завтра на рассвете разошли гонцов во все соседние стойбища. Большому ханскому совету быть!
  
   ******
  
   Празднование в честь успешного возвращения из похода воинов рода было в полном разгаре. Богатые жертвы духам предков были уже давно принесены и люди стремились расслабиться и отдаться на волю всеобщего веселья. С неба закапали мелкие дождевые капли, но они не омрачали хорошего настроения, напротив, степь наполнилась запахами полыни и цветущих трав, уничтожая висевший в воздухе смог многодневной пыли. Молодая луна спряталась на небе за грозовым шатром облаков, веселящий кумыс еще не кончился, и виновники праздничного безобразия давно кружились в танцах. Илья поднялся с земли, оставил воинов, с которыми распивал кумыс, закусывая вареным мясом, которое он отрезал ножом от большого куска, и направился в сторону наступающей зари, думая про себя, что скоро, этот дивный народ, навсегда обретет свое постоянное место под солнцем.
   Легкая слабость в движениях и головокружение в голове свидетельствовали о том, что кумыс сделал свое дело. Илья не придавал этому ни какого значения, напротив, он стремился, как можно быстрее, сблизиться и познать этих замечательных людей, людей с которыми его свела судьба, с народом с которым ему было суждено прожить некоторое время вместе.
   Все кочевье разбилось на группы. Илья переходил от костра к костру. У одних собирались старики и вместе вспоминали свои былые походы и победы, пили кумыс и восхваляли милость Тэнгри. Мальчишки, сбившись в кучки, внимательно, раскрыв рот слушали легенды и сказания бывалых воинов рода, пытаясь уловить дух мудрости и удальства. У других костров собрались люди среднего возраста. Воины просто пили, поедая впрок огромное количество мяса, хвастаясь, друг перед другом и спорили, кто в нынешнем походе захватил больше добычи. Впрочем, хоть эти споры и были жаркими, но они не перерастали в драки, в силу того, что эти люди были по своей сути слишком миролюбивы, терпимы друг другу, а может быть, все же это была привычка к военной дисциплине и выправке, присущей воинам рода Кара-Кумуча.
   У третьих, самых многочисленных костров, собрались самые веселые и жизнерадостные. Это были молодые воины и незамужние женщины рода. Здесь не велись пустые разговоры о былом. Под звуки барабанов и мелодичное звучание щипковых инструментов молодежь кружилась в танцах, предпочитая веселящему кумысу и обильной еде дружеское общение с противоположным полом. Илья задержался у одного из таких костров. Легкость в груди от выпитого, задорный ритм музыки просто не мог не манить к себе. В веселом танце у костра кружилось вместе несколько пар. Илья стал с интересом наблюдать, наслаждаясь задорной пляской и изящными движениями танцующих пар. Внимание его привлекла девушка, которая резко выделялась среди прочих. В мерцающем пламени большого костра, он жадно пытался разглядеть ее лицо и фигуру.
  - Боже мой, какая красавица!
  По коже пробежал мороз и Илья поежился.
  - Бр-р-р!
   Девушка была великолепно одета. Она знала, что дорого и что ей к лицу. Легкое шелковое темно-бордовое платье до пят, подвязанное у тонкой талии изящным поясом, расшитым жемчугом, мягкие зеленые сафьяновые сапожки, в свете огня она показалась Илье неким неземным божеством, специально сошедшим на землю, чтобы подразнить его воображение. В языках пламени костра, цвет ее платья, отчетливо оттенял смуглую от каждодневного загара кожу на щеках, покрытых задорным румянцем.
  - А губы, как они отчетливо выделяются своей опухлостью и вишневым цветом, а глаза? Большие и карие. Что-то в ее облике есть детское, наверное, детская припухлость щек, - зачарованно думал Илья.
  Девушка, словно не замечая его взглядов, пылко кружилась в ритме танца. Серебряные и золотые украшения из монет восхитительно звенели на высокой, приподнятой груди. Она и в самом деле была еще ребенком, нежели женщиной, это исходило из той милой беззаботности и жизнерадостности, которая всегда отличала юную девушку от замужней женщины.
   Наконец, танец закончился. Юная красавица вместе с подругами отошла в сторону, бросила взгляд на Илью и кокетливо улыбнулась. Взгляд ее очаровательных глаз, ее обаятельная располагающая улыбка, словно острым лезвием, вонзилась в сердце Ильи. Он уже знал кто она, и это обстоятельство сдерживало его. Ай-наазы весело и беззаботно щебетала о чем-то с подругами, украдкой поглядывая на Просветова и тихо хихикая.
  - Интересно, о чем они говорят? Нужно подойти к ней. Но куда мне, - тормозила Илью предательская мысль, - она дочь хана, а я кто, жалкий беглец-наемник.
   Какая-то старуха поднесла девушкам что-то испить в серебряной чаше. Юные создания, продолжая шептаться и хихикать, пустили чашу по кругу. Когда очередь дошла до Ай-наазы, она только слегка пригубила и вернула назад старухе. Илья сделал несколько шагов вперед, но не решился подойти ближе и остановился на полпути. Ай-наазы стояла перед ним словно перед зеркалом, богатая своей удивительной красотой и смотрела на него с интересом, мило улыбаясь. Ее манеры манили Илью и вместе с тем пугали:
  - Куда мне до нее! Она меня за варвара посчитает! - в этот момент подумал он.
  Ай-наазы повернулась к нему спиной и, взяв одну из подружек под руку, стала удаляться от костра.
  - Уйдет ведь! - застучало в висках у Ильи.
  Он сжал кулаки, набрался смелости, но былая храбрость оставила его.
  - Нет, нужно что-то предпринять и покорить эту женщину. Любыми путями, или я просто ничтожество. По-ко-рить!
  Собрав воедино всю свою волю, Илья смело шагнул вперед, догнал удаляющихся девушек и произнес:
  - Здравствуй, Ай-наазы! - вырвалось у него из груди.
  В это мгновение Илья запнулся от собственной смелости. Но теперь нужно было как-то выкручиваться, продолжать, первый шаг был сделан.
  - Ты тот русский витязь, который пришел с моим братом? - кокетливо спросила она.
  Илья глупо кивнул головой. Язык присох к небу, всякий бред кружился в голове, он просто не мог найти нужных слов, чтобы ответить ей. Девушки захохотали еще больше, сбивая итак обескураженного Илью с мыслей.
  - Я вижу, ты не многословен, витязь. Говорят, ты храбрый воин, тебя страшились в бою даже наши враги, но где же тогда твоя хваленая храбрость? Если ты так робок с женщинами, каков ты в бою, или вся твоя смелость осталась на бранном поле?
  Сердце Ильи зашлось от такого колкого обращения. Он готов был умереть от стыда и от уязвленной гордости, оттого, что женщина, пусть даже дочка хана отвергла его и поиздевалась над ним.
  - Не стоило к ней подходить, - промелькнуло у него в мозгу, - а коль подошел, нужно что-то предпринимать.
  Заработали мысли, пытаясь найти выход из сложившегося положения. Постепенно начал вырисовываться некий план, но столь зыбкий, что никакой уверенности не было. Ай-наазы терпеливо ждала продолжения начатого разговора. Не дождавшись ответа, она спросила:
  - Я жду. Чего ты хотел от меня?
  Глядя на нее, Илья до боли понимал, что говорить-то, в сущности, не о чем. И тогда он интуитивно произнес что-то о погоде, о прекрасной ночи и о звездах, будто за этим он только и остановил ее. Девушки рассмеялись, но главное, Илье удалось удержать их и поддержать их интерес к беседе.
  - Чего же здесь такого? Погода как погода. Разве в землях урусов не такие звездные и прекрасные летние ночи?
  - И ночи у нас такие и звезд на небе не счесть, только не видел я в наших землях таких прекрасных женских глаз!
  Лица девушек покрылись румянцем. От сказанного Ильей им стало не до смеха. Ай-наазы прямо посмотрела на Илью, и вдруг шаловливо улыбнулась. Ее мерное дыхание стало более учащенным. Илья понял, что не противен ей и от этой мысли взмыл в облака. В нем с новой мощью забурлили нахлынувшие чувства.
  - Незамужним девушкам не пристало слушать льстивые мужские речи, - тихо произнесла она.
  Илья покачал головой.
   - Я говорю сущую правду, Ай-наазы. Если хотите, то по внешности я могу определить характер любой женщины?
  - Вот как? - хором, с интересом и удивлением произнесли обе девушки.
  Догадывался, ли нет тогда, Илья как такие разговоры могут увлечь женщин, как они желают услышать мнение о себе? Наверное, вряд ли. Но ничего определенного он им так и не сказал, а просто вновь увел разговор в сторону. Шаг за шагом он отвоевывал арену взаимного понимания. К тому времени, карие глаза Ай-наазы уже блестели, а щеки полыхали огнем. Она, не отрываясь с интересом, слушала незнакомца. Но всему есть свое время, и наступивший рассвет внес в их беседу свою коррективу. Девушки распрощались с Ильей и под впечатлением от этой необычайно интересной встречи, отправились на покой, оставляя Илью одного. Он вернулся к догоравшим кострам. Старики, женщины и дети давно разбрелись по своим юртам. У костров остались только самые крепкие из воинов, другие мирно спали на земле. В праздничной всеобщей суматохе Кара-Кумуч позабыл об Илье. Но ему было не привыкать. Война и былые походы закалили его тело. Илья подобрал кем-то брошенное седло, аккуратно расстелил скрученный конский черпак, улегся на землю, закрыл глаза, вспоминая образ Ай-наазы и медленно, провалился в сон.
  
   ******
  
   Пробудился Илья оттого, что кто-то тряс его за плечо. Он интуитивно левой рукой схватил и с силой сдавил запястье незнакомца, а правой потянулся за кинжалом.
  - Ой, православный, полегче, а то сломаешь ненароком, - простонал скрипучий старческий голос по-русски.
  Илья чуть ослабил хватку, открыл глаза и осмотрелся вокруг. Солнце стояло уже высоко в зените, рабы и рабыни под руководством пожилых женщин убирали последствия вчерашнего пиршества. Перед Ильей, на корточках, сидел древний старик. Единственный глаз, которого выражал чувство от испытываемой мучительной боли.
  - Пусти, богатырь, свой я, - простонал дед.
  Илья разжал кисть руки и повнимательней присмотрелся к незнакомцу. Длинная, седая нечесаная борода, грязные волосы, собранные в пучок сзади и перехваченные на голове тонким металлическим обручем, клеймо раба на лбу, обрубленные уши, рот с редкими остатками гнилых зубов, в общем, человек, сидевший напротив Ильи, производил жалкое впечатление.
  - Ну и силен ты богатырь. Чуть мне старому руку не сломал.
  - Кто ты и чего тебе от меня надобно? - потягиваясь во весь рост на земле, спросил Илья.
  - Я дед Махор, меня все здесь так кличут, и ты величай так. Правда, родители в детстве при крещении Макарушкой нарекли, но это было давно, я уже и сам позабыть успел.
  - И давно ты в неволе, дед?
  - Да почитай с отрочества. Тогда князь Суздальский вместе с ханом Кончаком разбойный набег на землю нашу учинили.
  - А откуда ты родом то, старый?
  - Из-под Чернигова я. Князь наш тогда испужался больно ворогов лютых, затворился в городской крепости за стенами каменными. Велел посад городской поджечь. Крепость то она не безразмерная, вот мы и остались не у дел перед ее воротами. Так я и попал в полон к половцам. Когда подрос и окреп, пытался бежать, поймали, сделали первую отметину на лбу. Бежал второй раз, тоже неудачно, обрубили уши, а на третий раз я лишился глаза. Потом для себя решил, хватит, на все воля Божья, вот и доживаю свои деньки в неволе.
  - А сюда то, как попал?
  - Достался я при дележе одному из богатырей хана Кончака. Тот меня после первого побега продал, и так мои хозяева менялись, раз шесть пока годков двадцать назад меня не отдал на откуп вместе со скотом Ата хану прежний хозяин.
  - Ну а от меня тебе чего надобно, зачем разбудил? - недовольно промолвил Илья.
  - Так это, теперь ты мой новый хозяин, - довольно захихикал старик, - стар я, пользы от меня мало, вот и велели определить меня вместе с моей бабой к тебе в услужение. И хорошо, что так вышло, - ухмыляясь, довольно произнес дед Махор.
  - И что с того дед, я вижу выгода, какая иль польза для тебя есть?
  - Хочу сынок еще малость пожить на белом свете. Гляжу, под старость наградил меня господь за труды мои праведные крещеным хозяином. Если доведется побывать в родных землях православных, обязательно поставлю большую свечку Богородице.
  Дед Махор осенил себя троекратно крестным знаменем.
  - Чего изволишь, новый хозяин?
  Илья, не совсем понимая, откуда взялось это чудо, неуверенно произнес:
  - Умыться бы мне, да водицы студеной испить.
  - Это можно, я мигом, а впрочем, лучше нам податься до дома. Моя жинка, Олуша, и завтрак мигом сообразит, да и в родных стенах все лучше, чем в чужом дворе.
  - Ты это о чем, дед, спятил на старости, какой дом? - сердито произнес Илья.
  - Так хан Кара-Кумуч велел тебе шатер поставить, как-никак теперь ты его воин. Правда мал шатер вышел, но тебе, я думаю, хватит. Я гляжу не шибко у тебя хозяйства много, прям как у Тришки, один кафтан, а в карманах шишки.
  Илья, молча, пожал плечами, ему нечем было возразить деду Махору. Поднявшись с земли, он направился вслед за семенящим стариком.
   Юрта и действительно была мала по сравнению с соседними. У входа в нее крутилась старая карга, такая же древняя, как и дед Махор. Завидев нового хозяина, она низко поклонилась и попробовала выпрямиться, но это у нее не получилось до конца. За долгие годы от непосильного труда ее спина на веки осталась сгорбленной. Приветствовала Илью старуха на тюркском языке.
  - Чего стоишь столбом, старая, не видишь хозяину нужно умыться со сна, давай проваливай, да поторопись с завтраком, - распорядился дед Махор и повел Илью внутрь шатра.
   Илья оглядел хозяйским глазом внутреннее убранство. В центре, как и у всех был очаг. Несколько старых циновок на полу, развешанный на ребрах шатра домашний бытовой скарб, в общем, юрта производила впечатление жилища рядового пастуха.
  - Ну и на этом спасибо, подумал Илья, - роскошь портит воина, а все остальное возьму в бою, своим мечем.
   Он отстегнул пояс с оружием и бросил его на циновку, а сам уселся в углу на единственном ковре.
  - Я полагаю, этот ковер будет служить мне постелью? - спросил он у деда.
  - Правильно мыслишь, хозяин, я его специально забрал у ханского казначея для тебя, а еще у тебя есть корова, пара баранов, пара мешков ржаной муки, мешок гречихи и немного вяленого мяса. Вот и все твое добро. Как говориться, чем богаты тому и рады. Проживем.
  Дед Махор развел руками. Во дворе у входа послышался шум. Старая Олуш принесла воду. Илья поднялся с ковра и вышел наружу.
  - А ну-ка, старая, плесни мне на руки.
  Олуш будто и не слышала слов хозяина, продолжая заниматься своим делом.
  - Ты громче говори ей, - вмешался дед Махор, - туга она на ухо. Эй, не слышишь что ли, хозяин требует слить ему, - заорал он что, было, мочи на супругу.
  Наконец-то услышав, глухая рабыня бросилась выполнять приказание хозяина. Умывшись и вытерев лицо чистым льняным полотенцем, Илья вернулся в юрту и лег на свое место. Дед Махор, словно верный пес устроился у ног хозяина и с нетерпением ждал новых указаний.
  - Давно ли ты с ней живешь? - спросил Илья.
  Старый раб махнул рукой.
  - Почитай, как лет десять в грехе мучаемся.
  - Почему в грехе? - удивленно спросил Илья.
  Глядя на старого деда и возившуюся у очага его грязную, оборванную половину, Илья заулыбался оттого, что представил их совместную супружескую жизнь.
  - Я православный, крещеный, а она басурманка из племени огузов. Ее, как и меня в отрочестве захватили в полон и продали в неволю. В молодости она была красавицей и ходила наложницей у знатных воинов, а потом, когда ее красота померкла, от труда и тягот она превратилась в ни кому не нужную старую ведьму. Вот и доживаем мы теперь свой век в грехе.
  - Ты не ответил, почему во грехе?
  - Так, а как же еще жить. У некоторых половецких ханов, из тех, что приняли святое крещение, живут в кочевьях священники. Но наш хан, он старой закалки, не мужик, а кремень, почитает только Тэнгри. Немощные мы с ней стали, пользы от нас мало, хотели нас уже умертвить, да вот служба для тебя подвернулась. Ты не смотри что я стар, многое я умею, и тебе еще сослужу добрую службу.
  - Ну, что же, быть тому дед, давай по рукам!
  Илья хлопнул деда Махора по плечу и пожал ему руку.
  - Приведи мое оружие в порядок, да смотри, чтобы все блестело. После завтрака я хочу нанести визит Кара-Кумучу, а ты сходи до кузнеца. Пусть он мою кольчужку починит, рассечена она в двух местах.
  Илья вытащил из кошеля мелкую серебряную монету и вложил ее в руку деда Махора. Тем временем, Олуш закончила свои приготовления к завтраку и разложила еду перед хозяином. Илья был готов уже преступить к еде, но внутренний голос остановил его. Он поднял глаза и посмотрел на старую Олуш. Она с укором смотрела на него из дальнего угла в ожидании чего-то.
  - Наверное, я что-то не так делаю? Интересно, что не так? - задался вопросом Илья.
  - Ешь хозяин, ешь, нечего смотреть, - вмешался дед Махор.
  Однако, глядя на Олуш, что-то останавливало Илью. Не выдержав, он напрямую спросил у нее:
  - Добрая женщина, я что-то забыл сделать?
  Олуша утвердительно кивнула.
  - Может, ты подскажешь мне? - не унимался Илья.
  - Юрта новая. Нужно принести жертву хозяину жилища, - молвила она. Илья задумался и тут же в памяти всплыли наставления Генриха Карловича:
  - Дух-хозяин юрты являлся одним из ключевых элементов определяющих традиционное мировоззрение древних тюрков. Юрта, будучи наиболее организованной, частью пространства, предохраняла своих обитателей от воздействий внешнего мира. Обладая уникальным статусом такой дом как бы жил своей жизнью. Юрта, будучи сосредоточием культуры, занимала особое место в жизнедеятельности человека. Она наделялась теми же свойствами, что и вселенная в целом. Противопоставление верхнего и нижнего миров во многом определяло организацию вертикальной структуры жилища. Крыша юрты соотносилась с небесной сферой. Дымовое отверстие служило своеобразной дверью в запредельные пространства. В серединной сфере пространство юрты делилось на левую (мужскую) и правую (женскую) стороны. Пространственное членение жилища также прямо переносилось и на окружающий мир. У входа в нижний мир, у порога юрты, жили собаки, охраняющие земные пути.
   Наряду с отчетливым вертикальным членением, жилое пространство обладало хорошо разработанной горизонтальной структурой. Все шатры тюрков ориентировались входом на восток. По-обыкновению, южная правая сторона юрты считалась мужской, а противоположная - женской. Согласно мировоззренческим установкам, мужская сторона считалась верхней, а женская нижней. У всех тюркских народов жилище заполнялось вещами в соответствии с его разделением.
   В середине юрты находился очаг. Главными элементами жилища были дверь на востоке и почетный угол, расположенный за очагом. Эта часть юрты предназначалась лишь для хозяина дома и почетных гостей. Люди, собравшиеся в жилище на обед или беседу, рассаживались по линии восток-запад, всецело пологая, что эта линия в юрте понимается как линия прихода и ухода поколений. Самым почетным было место у стены противоположной входу. Там обычно сидел глава семьи. С его смертью место переходило старшему сыну. Стены являлись границей жилища. Они защищали обитателей дома, обеспечивали его пространственное разделение от внешнего мира. Первым рубежом человеческого пространства были дверь и окно. Функции двери и окна как границы были четко очерчены множеством запретов и предписаний. Человек, входя в юрту, обмахивался сзади правой рукой, чтобы не запустить за собой злых духов. У некоторых тюркских народов существовал обычай, который заключался в том, чтобы отвести беду от юрты, не пускали дальше порога завистливых людей, более того, их вообще иногда не запускали во внутрь. Гость, пересекший границу дома, попадал в новый для него мир и после обмена приветствиями временно включался в его состав.
   Подобно человеку, обретавшему зрелость в браке, юрты у тюркских народов считались поставленными лишь тогда, когда кам в сопровождении хозяина обходил жилище вокруг, кропил углы кумысом, угощая всех добрых духов. Гости приносили новоселам подарки, начиналось веселье. Таким образом, новый дом включался в систему связей человеческого коллектива. Создание новой юрты было своеобразным рождением нового существа, с постройкой которого поселялся "хозяин" (хукасы). Так как он жил непосредственно с человеком, то истинные хозяева стремились жить в согласии с ним. Для этого люди приносили хукасы подношения в виде кумыса, молока и так далее, при этом упоминали его знаком благодарности, прося для жителей юрты здоровья, счастья и благополучия...
  
  
  
   ГЛАВА 8.
  
  
  
   Горячая ячменная лепешка, свежий сыр да ароматный горячий напиток из молока, воды и каких-то полевых трав, сдобренный порцией соли, масла и пряностей, вот, в сущности, и весь завтрак простого кочевника. Илья, быстро справившись с ним, поднялся с ковра, привел себя в порядок и, застегнув пояс с оружием, отправился на поиски Кара-Кумуча. Дед Махор было, увязался за ним, но Илья отказался от его помощи. Кара-Кумуча нигде не было. С раннего утра, в сопровождении нескольких воинов, он ускакал на дальние пастбища. Делать было нечего, Илья разыскал на краю стойбища в табуне своего жеребца и решил объехать окрестности кочевья. За высоким пологим курганом в нескольких верстах от стойбища, его внимание привлекла маленькая речушка с чистой прозрачной водой.
   Илья снял с себя верхнюю одежду и решил вычистить коня. Солнце уже стояло в зените, но он не спешил домой. Напротив, идя по воде вдоль берега извивающейся и петляющей речушки, он направился вниз по течению. Вскоре река, сделав свой последний изгиб, закончила свой путь, впадая в густо поросшее тростником и осокой болото, в редких, не успевших порасти плесах которого, сидело на воде и кормилось множество диких уток. Рука сама потянулась к луку и замерла на полпути. Илья с сожалением вспомнил, что в колчане только боевые стрелы. Но желание подстрелить дичи было столь велико, что он решил, несмотря на возможную потерю стрел, подстрелить хоть пару штук. Отстегнув от седла туго набитый колчан, к его великому удивлению, кроме прочих боевых, там находилось с десяток легких, охотничьих стрел.
  - Ну и дед Махор! Ай да молодец! И когда только успел. - С восторгом произнес он.
   Оставив коня на берегу и вложив стрелу на положенное место, Илья крадучись, сквозь густые заросли, стал пробираться к плесу. Утки не обращали никакого внимания на осторожно приближающегося человека. Они словно не замечали его от того, толи Илья был бесшумен, толи сама дичь была не пугана. Вода доходила до пояса, заиленное дно затягивало босые ступни ног. Илья остановился, поднял лук, затаив дыхание, прицеливаясь, натянул тетиву и плавно отпустил оперение стрелы. Характерный свист разрезал воздух, стрела точно угодила в сердце жирного селезня. Не дожидаясь пока утиная стая придет в себя и сообразит, что осталась без вожака, Илья вытащил из колчана следующую стрелу и вновь натянул лук. Раз за разом, он стрелял без промаха, пока стая не поднялась на крыло.
  - По-моему достаточно, - подумал Илья и, закрепив боевой лук на верхушке пучка осоки, полез вглубь болота за трофеями.
  Селезень и пять молодых уток стали ему наградой за охотничий успех. Выбравшись на берег, он привязал добычу к луке седла, взял под узду коня, а сам, не одеваясь, пошел пешим по воде против течения реки. Прохладная вода резко контрастировала с палящим зноем. Солнце склонялось ближе к закату. Пройдя с версту, Илья искупался в реке, отмываясь от болотной грязи, затем, одевшись, сел на коня и поскакал в сторону кочевья.
   Остаток дня Илья провел в приятном безделье, лежа на ковре в своей юрте. Боковые войлоки были откинуты, и легкий ветерок сквозняком приятно обласкивал тело, навивая легкую дрему и радуя душу заслуженным отдыхом. У горящего очага возилась старая Олуш, которая в большом котле начала колдовать над приготовлением шурпы их дичи. После того как мясо закипело, она бросила в котел немного проса, дикого чеснока и еще каких-то травок, от чего приятный запах стал нещадно щекотать ноздри Ильи, нагоняя тем самым аппетит.
   Кара-Кумуч так и не вернулся в стойбище с заходом солнца. Илья несколько раз посылал деда Махора, но всякий раз он возвращался ни с чем. По всей видимости, молодой хан решил объехать в этот день все дальние родовые пастбища. Плотно поужинав в одиночестве, с закатом солнца, Илья решил немного прогуляться по стойбищу, в надежде встретить Ай-наазы, но видимо судьба была к нему не благосклонна в этот день. В кочевье все шло своим обыденным чередом. Женщины, подоив коров, верблюдов и коз, занимались своими домашними делами, рабы и мальчишки погнали скот на вечерний выпас, а воины, те, что не в карауле, либо разбрелись по своим юртам, либо наведывались, друг другу в гости, где сидя у очага, за разговором, медленно потягивали пьянящий кумыс. Среди этих людей, Илья не чувствовал себя здесь чужим. Эти люди не были ему еще до конца понятны. Род Кара-Кумуча принял его к себе, но внутренний мир, уклад и обиход их жизни оставался для Ильи еще глубокой загадкой.
   Не зная чем занять себя, Илья решил вернуться в свою юрту. Этой ночью, лежа на своем ковре, он долго не мог уснуть. В дальнем углу, на грубой циновке, похрапывал дед Махор, которому в такт легонько подпевала Олуш. В глубине души Илья чувствовал что-то неладное. Та встреча с покойным камом Берке не давала покоя.
  - Верить или не верить нематериалистическому ведению? - размышлял он, - конечно, в какой-то степени все объясняется усталостью, изнуряющей жарой и жаждой. Скорее всего, это и вызвало тот мираж в сознании. Но что за загадка тогда в легенде о Каме Берке? Был ли он человеком или нет, для меня лично остается тайной. Если он был человеком, - вновь задался вопросом Илья, - то все, что здесь происходит выше моего понимания!
   Не находя ответов на свои вопросы, Илья все же погрузился в сон под тихое сопение Олуш и деда Махора, но сон его был не долгим. Среди ночи Илья почувствовал леденящий холод. Он укрылся и поежился спросонья, но холод не отступал, наоборот, еще крепче пробирал до костей.
  - Почему так зябко, ведь на дворе лето? - еще не отойдя ото сна, подумал Илья.
  Тихий звон колокольчиков и ритмичные удары в бубен привлекли его слух. Окончательно придя в себя, Илья открыл глаза и перевернулся на спину. Олуш и дед Махор мирно спали в своем углу.
  - Откуда взялся этот звук?
  Илья приподнялся на локтях и сел на ковре, вконец разбуженный непонятным явлением. Угольки костра над очагом давно потухли. Он попытался сосредоточиться и сконцентрировать свое зрение в кромешной тьме. Удары в бубен и звон бубенчиков не прекращались, напротив, они словно усиливались и каким-то непонятным образом отпечатывались в мозгу.
  - Звук вроде идет от входа, начал соображать Илья.
  В этот момент войлок, скрывающий вход в юрту распахнулся и внутрь прокрался какой-то силуэт. Звуки внезапно прекратились. Тень подошла ближе, и Илья увидел голого по пояс крепко сложенного старика с бубном в руках.
  - Берке! - с ужасом подумал Илья, - зачем ты пришел снова?
  Силуэт кама вновь заскользил по полу, подошел вплотную и присел на ковер у ног Ильи.
  - Шум леса мешает мне! Я не могу спокойно лежать, к тому же ты не выполнил моего второго поручения. Я пришел напомнить тебе об этом, - послышалось гудение на редкость низкого баса кама.
  Илья замотал головой, словно отгоняя наваждение. Не помогло. Берке по-прежнему сидел рядом с ним и смотрел на него, не отрываясь своими темно-зелеными глазами.
  - Этого не может быть, ты давно мертв, ты нематериален! - с ужасом, на одном дыхании выдавил Илья.
  Старик улыбнулся и протянул руку.
  - О-о! Неужели и нынче сохранились еще неверующие люди? Так возьми и дотронься до меня!
   Илья собрал в кулак всю свою силу воли. Слова мертвого кама больно ударили по самолюбию. Глядя на Берке, он нутром почувствовал, как был стар его собеседник. Его кожа на руке хоть и сохраняла гладкую упругость, а глаза светились молодостью и душевным здоровьем, но в его взгляде проскальзывало нечто не заметное, необъяснимое...
  Илья сконцентрировал волю и унял озноб, который предательски заполз глубоко в душу.
  - Ты же мертв! Такого просто быть не может! Это все сон! - подумал он и протянул руку навстречу руке кама.
   Искры легкого голубоватого сияния, возникшие от пожатия рук, вспышка боли и непонятного восторга. Илья не чувствовал своего тела, оно словно не существовало, как будто оно растворилось в глубинах вселенной. Илья почувствовал волну страха и тут же ощутил, что это не так. Не видя ничего вокруг себя, Илья стоял, словно на перепутье. Перед глазами мысленно возник четкий образ некого перекрестка. Широкая дорога, освещенная неким ярким солнечным лучом, и там, в конце нее другая более узкая дорога, там, где божественное сияние заканчивалось, там лежал путь во тьму.
   Некоторое время Берке удерживал его руку. Илью затрясло. Перепутье дорог исчезло и его место сменилось панорамой восточного средневекового города.
  - Странно, но я никогда не был здесь, - вихрем пронеслось у Ильи в голове.
  Грязные кривые улочки, глинобитные дома и каменная крепость были не знакомы Илье, он пытался что-то вспомнить и вернуться в реальный мир, но сознание воспротивилось этому. Словно кроме крепкого пожатия Берке Илью еще что-то удерживало в этом непонятном состоянии. Неожиданно на короткий миг всплыл образ Алексея в каком-то уж очень фантастическом одеянии. Образ померк, а на смену ему пришел голос кама, который четко отпечатывался в подсознании:
  - Никак не могу взять в толк, кто ты? Ты, как и я, можешь видеть будущее, но ты не один из нас, ты даже не из нашего мира!
  Крик первого петуха разрезал ночную тишину. Голос кама затих, рукопожатие ослабло, силуэт Берке начал таять во мгле. Неизвестно, откуда взявшиеся покой, и теплота завладели телом Ильи, он словно провалился в другой, неизвестный, чуждый ему мир, мир в котором не было места войнам и человеческой суете. Теряя сознание и падая на пол, он пытался что-то громко прокричать, и тогда, мрак окончательно поглотил его разум, когда тело коснулось земли.
  
   ******
  
   Сознание медленно возвращалось оттого, что кто-то брызгал ему на лицо холодной водой. Илья приоткрыл глаза. Сквозь дымовое отверстие в крыше юрты виднелось голубое небо, но впрочем, солнце еще не поднялось. Его мягкие летние лучи только-только стали озарять землю.
  - Придется делать кровопускание, холодной водой его никак не оживить, - услышал он голос деда Махора.
  - Кажется, я жив, - промелькнула в мозгу первая мысль.
  Старая Олуш одной рукой крепко удерживала его за правую руку, а в другой держала большую глиняную чашу на четверть наполненную водой. Дед Махор, осторожно, острым кончиком ножа сделал небольшой надрез на руке Ильи, из которого как из фонтана со сгустками брызнула темно-коричневая кровь. Илья, было, дернулся, но дед Махор упер ему свою костлявую жилистую руку в грудь.
  - Тихо, тихо, лежи милок, сейчас тебе полегчает.
  Илья затих. Сознание уже полностью вернулось к нему и в памяти возникло недавнее ведение. Вновь стало не по себе. Илья попробовал переключить сознание и вернуться в реальный мир.
  - Ты что делаешь, дед? - спросил он.
  - Так я пытаюсь тебе помочь. Среди ночи ты как-то истошно закричал, да так, что чуть не перепугал меня со старухой до смерти, а потом упал на пол и стал биться в падучей.
  - А дальше то, что было? - с удивлением, заинтересованно спросил Илья.
  - Через некоторое время ты затих. Мы пытались с Олуш привести тебя в чувство, кропили холодной водой, но все было без толку. Ты лежал в ледяном поту бледный словно смерть, вот я и решил пустить тебе кровь. Не боись, способ верный, почитай всех так от падучей лечат. Хотели послать за знахарем-камом, да побоялись, что не успеем. Слава богу, уберег Господь! - дед Махор тяжело вздохнул.
   Илья взглянул на надрез на руке. Темно-коричневая кровь стала светлеть и из надреза потекла чистая, свежая кровь.
  - Ну, вот и все, - со знанием дела произнес дед Махор, что-то еще пробормотал себе под нос и нажал на ранку указательным пальцем.
  Словно по волшебству кровь моментально остановилась. Олуш убрала от греха подальше чашу со спущенной кровью, извлекла откуда-то на свет из своего убогого одеяния какую-то тряпицу и туго обмотала ей руку Ильи.
  - Напугал ты нас старых, хозяин, - тихо произнесла она, качая головой, - все это от твоего неверия, я говорила, а ты не стал меня слушать, как видишь зря.
  - О чем ты, Олуш? Разъясни, я чего-то не могу взять в толк?
  - Все это хукасы! Недоволен хозяин юрты, что мы не по-человечески как-то поселились. Это он тебя, господин, испытывает. На первый раз хукасы тебя просто предупредил, неверие - это страшный порок!
  - Брось глупости болтать, дура старая, господин наш, человек православный и нечего ему тут всякие подаяния преподносить языческим идолам. Тьфу, ишь чего удумала! - возмущенно произнес дед Махор.
  Для того чтобы скрыть от них реальную действительность, которая, по мнению Ильи, выглядела куда хуже, чем действия мифического хукасы, он пошел на маленькую хитрость.
  - Погоди дед, - остановил Махора Илья, - пусть все будет по-твоему, Олуш, вот, возьми, купи и сделай все что надобно, - тихо произнес Илья и протянул старой рабыне несколько серебряных монеток.
  - Эх, хозяин, уж очень ты добр и зря идешь наповоду у этой старой дуры, - с укоризной в голосе произнес дед Махор.
  - Испить бы мне чего, во рту все пересохло.
  Олуш встала со своего места, и принесла бурдюк с кислым молоком. Наполнив большую глиняную чашу, она протянула ее Илье.
  - Пей господин, а я пока приготовлю тебе целебный отвар. Выпьешь его, поспишь маленько, и сила вмиг вернется к тебе, будто ничего и не было. А ты, старый осел, вместо того чтобы причитать и распинаться по-пустому, лучше бы принес хвороста и развел огонь в очаге, а я пока соберу целебное снадобье.
  Тихо причитая себе под нос и ругаясь, старый раб поднялся с циновки и пошел выполнять поручение.
  
   ******
  
   Целебное снадобье старой Олуш действительно помогло. После завтрака Илья погрузился в глубокий сон. После пробуждения, потянувшись во весь рост, он почувствовал прилив сил. Илья встал, оделся и вышел наружу.
  - А, проснулся, хозяин? Вижу, силушка богатырская опять вернулась назад. Это хорошо, рад снова видеть тебя во здравии, - дед Махор оценивающе окинул Илью взглядом. Илья оставил реплику без внимания. Наскоро умывшись и затянув потуже пояс, он, не раздумывая, направился к Кара-Кумучу.
   Молодой хан был дома и беседовал о чем-то с тремя сотниками. Илья вошел в юрту и после полагающегося обмена приветствиями, Кара-Кумуч указал ему рукой на место напротив себя. В разговоре, невольным свидетелем которого стал Илья, речь шла о предстоящем походе, но Просветов не стал принимать в нем участия, по той простой причине, что он был человек новый в половецком стане, еще до конца не освоился и не знал многих тонкостей. Закончив с текущими делами, сотники поклонились хану и, распрощавшись, оставили их одних.
  - Чего такой хмурый? - задал вопрос Кара-Кумуч.
  - Напомнили мне сегодня ночью про старый должок, - грустно произнес Илья.
  - Это кто же посмел. Вроде нет у тебя недругов в моем стане.
  Илья горько ухмыльнулся.
  - Ночью ко мне приходил Берке!
  Изумление на лице Кара-Кумуча быстро сменилось яростью.
  - И что?
  - Да ничего. В общем как не крути, а визит его приемному сыночку в ближайшее время нанести придется.
  - Не горюй, мне похлеще тебя переживать надобно, сестра ведь. Его стойбище в верстах сорока отсюда будет. Завтра на рассвете и отправимся, только ты о нашем разговоре никому ни слова.
   В светло-голубом небе, будто не плыли, а стояли на месте легкие пушистые облака. Под копытами коней шуршала влажная от росы трава. Двое всадников, пустив коней шагом, медленно брели по степи в южном направлении. Илья посмотрел на едва заметный кусочек солнца поднимающегося над самой линией горизонта. Своими нежными, утренними лучами оно окрашивало ломкие стебли травы кроваво-золотистыми росчерками и оставляло в небе играющие блики на низких голубых облаках.
   Кара-Кумуч с Ильей выехали еще затемно, оставив за спиной, спящий половецкий стан, серые потухшие костры и вялое переругивание собак. Хан спешился и подтянул подпругу седла. Вороной конь всхрапнул и нетерпеливо перебрал копытами, заставив стоящего хозяина потянуть его за узду.
  - Не знаю, пожалуй, мы зря едим к Абаасы, ведь это дело напрямую касается твоей сестры? - с сомнением в голосе, произнес Илья.
  - Пожалуй, я готов принять этот поединок, многозначительно ответил Кара-Кумуч и вскочил на коня, - время покажет, кто из нас прав, произнес он и пустил жеребца в галоп.
  
   ******
  
   Степь плавно перешла в заболоченную низину, а затем за высоким крутым холмом сменилась редким лесом, на опушке, которого расположилось стойбище Абаасы. Его кочевье представляло собой поселение, состоящее по приблизительным подсчетам, чуть более чем из двух десятков юрт. Непонятная гнетущая тишина встретила обоих путников. Не было не видно людей, да и собаки куда-то попрятались, только грязный оборванный раб с дубовой колодкой на шее мирно сидел на земле у крайней юрты.
  - Эй, куда подевались все остальные? - задал ему вопрос Кара-Кумуч.
  Раб поднял низко опущенную голову, оглядел усталым, безразличным взглядом путников и тихо произнес:
  - Весь народ у юрты Абаасы, там девочку, укушенную змеей, принесли, умирает она.
  Раб снова опустил голову.
  - Поехали дальше, от него толком ничего не добьешься, - молвил Илья.
   У юрты Абаасы в безмолвии теснился народ. Кара-Кумуч и Илья спешились, привязали лошадей к коновязи и, пробравшись к центру людского круга, стали молча взирать на происходящее действие. Абаасы обессиленный трансом закончил камлать и упал на землю. Собравшиеся вокруг люди в глубоком молчании ожидали, не смея потревожить кама ни вздохом, ни словом. Рядом с Абаасы на носилках покрытых бараньими шкурами лежала девочка. На первый взгляд, казалось, она просто спала, но это было не так. Смертельная бледность на лице, осунувшийся носик и тяжелое не равное дыхание ребенка говорило о том, что он тяжело болен. Около носилок на коленях стояла мать. Боясь потревожить чем-либо кама, она просто безмолвно плакала, периодически вытирая лицо то одним, то другим рукавом платья из грубой домотканой ткани. За ее спиной, по всей видимости, стоял отец девочки. Он старался сохранять спокойствие, но это у него получалось плохо.
   Наконец, Абаасы пошевелился на земле, открыл еще мутные глаза и встал, пошатываясь на ноги, поправляя на себе парку (разновидность кафтана) и нагрудник.
  - Эта девочка будет жить! - гордо произнес он.
  Собравшиеся люди обрадовались и восхищенно возликовали. Мать, укушенной змеей девочки, кинулась каму под ноги, орошая их слезами счастья.
  - Я вернул ее душу из нижнего мира, ублажил духов и забрал до последней капли змеиный яд, - произнес Абаасы, обводя взором своих ассиметричных глаз собравшуюся публику.
   Его взгляд остановился на Кара-Кумуче и Илье. Абаасы улыбнулся и сделал шаг на встречу, но на его безобразном лице улыбка смотрелась хуже всякой страшной гримасы. Поприветствовав дорогих гостей, он произнес:
  - Я давно жду вас, но вы как вижу, не очень-то топились ко мне. Пойдемте в дом, будьте моими гостями.
  С этими словами Абаасы повел Кара-Кумуча и Илью внутрь своей юрты и усадил на самые почетные места. Он кликнул своих приближенных, и они вмиг приготовили угощение. Илья встретился взглядом с Кара-Кумучем. Это не ускользнуло от внимания Абаасы. Его лицо, как и в прошлый раз, исказила гримаса. Он хрипло рассмеялся и, переведя дух, обратился к гостям.
  - Вы не знаете с чего начать? Не стоит себя утруждать, я и так знаю цель вашего визита. Ты, Кара-Кумуч, пришел ко мне, чтобы выразить одобрение Ата хана на мое сватовство к Ай-наазы? Я давно подумываю об этом браке.
  Кара-Кумуч невольно дернулся, выдавая этим свои эмоции.
  - Вижу ты не рад этому. В твоем понимании я не достоин руки твоей сестры? Ну что же, сознание моей власти над вашей семьей весит, словно обнаженный меч над вашими головами. Я всегда так раньше думал, а нынче, наверное, поздно. Однако я хотел бы услышать это из твоих уст, Кара-Кумуч, мнение старого Ата хана и твое лично.
  - Тебе никогда не видать моей сестры, чудовище, - процедил сквозь зубы Кара-Кумуч.
  Абаасы вновь зашелся в хриплом хохоте.
  - Ну, что же, такое заявление достойно хана, но знай на будущее. В моей груди теперь лед ненависти ко всему вашему роду. Ледяной жар насквозь пронизывает мою душу, а мне так не хватало немного тепла. Теперь, когда меня согревает пламя льда, я готов все отдать за этот миг счастья. Ай-наазы всеравно будет моей!
  Илья положил руку на рукоять меча. Абаасы заметил это движение, придавил Илью тяжелым взглядом и, обращаясь к нему, произнес:
  - Умерь свой пыл, человек, прибывший к нам из вечности. Ты выполнил свое предназначение на нашей земле, ты не нужен больше моему отцу Берке и поэтому ты скоро умрешь! Тебе не пережить ночь сменяющихся лун. Спеши пожить на этой земле, тебе еще нужно многое успеть, а времени осталось так мало!
   Уголки губ у Абаасы опустились, от чего выражение изуродованного природой лица стало страшно усталым. В юрту вбежал огромный прирученный волк. Он посмотрел на гостей, ощетинился блестящей выхоленною шерстью и злобно зарычал. Абаасы протянул в его сторону свою руку, волк успокоился, подошел к хозяину и утешающее лизнул его в лицо. Абаасы ласково погладил страшную зверюгу, а потом легким толчком руки отправил его на другую половину юрты. Волк послушно направился туда, куда ему указал хозяин, лег на пол, положил свою морду с огромными белыми клыками на передние лапы и стал из-под лобья смотреть на гостей.
  - Вот единственное существо на свете, которое меня любит по-настоящему бескорыстно.
  Глядя на гостей, Абаасы вновь испытал приступ раздражения.
  - Я не стану помогать тебе, Кара-Кумуч, на предстоящем большом ханском совете, напротив, я буду всячески подбивать людей голосовать против тебя, и это будет моей местью, которой я стану упиваться. Чувство мести нельзя успокоить, оно всегда идет по кругу и никогда не исчезает. Теперь я знаю имена своих врагов и поэтому готов пойти на все ради этого чувства.
   Абаасы хлопнул два раза в ладоши. На зов явились трое подручных кама.
  - Проводите моих гостей за границу кочевья, - голосом, не терпящим возражения, заявил он.
  Кара-Кумуч и Илья встали с ковра и заспешили к выходу. Поднялся с полу и огромный волк, который провожал взглядом, наполненным лютой звериной ненавистью, глядел на спину Ильи.
  
  
  
   ГЛАВА 9.
  
  
  
   После череды празднеств жизнь в кочевье Яхсай несколько затихла с уходом молодых воинов на охоту, которая не предвещала быть скоротечной. Кара-Кумуч повел своих молодцев на поиски табунов диких тарпанов, которые своим буйным нравом в последнее время сильно досаждали людям, уводя за собой домашних кобылиц и жеребят, топча посевы и уничтожая запасы сена. Ай-наазы вновь заскучала. Тревожные вести о сказаниях кама Берке быстро расползлись по всему стану и не давали ей покоя. Чтобы как-то скоротать время, Ай-наазы решила немного развеяться. Она незаметно покинула границу стойбища и в одиночестве углубилась в степь, держа путь к высокому кургану, рассуждая по дороге на тему нежелательного замужества.
  - За что Тэнгри наказывает меня? Все так ужасно, - пронеслась в ее голове мысль, - неужели я заслуживаю такой участи, которой по воле судьбы мне никак не избежать? Неужели отец и брат не оградят меня от этого нежелательного брака? Неужели двусмысленным предсказаниям Берке суждено сбыться в ближайшее время? Умоляю тебя, о Тэнгри, ну что я сделала в своей жизни ужасного, что ты решил покарать меня так жестоко?
   Она посылала молитвы к Тэнгри, чтобы каким-то чудным образом избавиться от нежелательного суженного, но Тэнгри был нем к ее позывам. С этими нелегкими мыслями Ай-наазы обогнула древний курган и направилась к редкому лесу, который простирался за курганом вдоль берегов небольшой речушки, чтобы там, на берегу, под журчание воды текущей на дне оврага, поразмыслить о своем нерадужном будущем. Не успела Ай-наазы пройти и половины пути, как заросли кустарника с треском раздвинулись и к ней наперерез устремились трое всадников.
   Страх ледяной волной охватил молодую девушку. Она едва успела разглядеть напугавших ее людей и сделать вывод, что это воины чужого рода, как ее страх перерос в панический ужас.
  - Эти земли принадлежат моему отцу, и встретить здесь воинов другого рода с дурными намереньями просто невозможно. Отец и брат никогда не допускали такого, а значит, и бояться нечего, - быстро пронеслось у нее в голове.
   В ту же минуту трое всадников, попридержав коней, закружили, вокруг нее, угрожающе гикая. Ай-наазы закрыла ладонями глаза, надеясь, что это обман зрения и мираж сам по себе исчезнет, но не тут-то было, всадники, кружась почти в плотную, загородили ей путь к отступлению. Предводитель спрыгнул с лошади и встал перед ней, загораживая солнце. Это был необыкновенно высокий мускулистый мужчина, бронзовый от загара. Его голубые глаза, глубокие словно омут, не мигая, смотрели, не отрываясь на Ай-наазы. Мгновения летели, наполняя душу ужасом, но Ай-наазы не закричала и не проронила ни единого звука. Ей каким-то чудным образом удалось удержаться от истерики.
  - Если мне суждено умереть, я умру, как положено женщине нашего рода, защищаясь до конца, а не как покорной овце на заклании, - подумала она.
   Как ни была напугана Ай-наазы, она все же вспомнила о маленьком кинжале, висевшем у нее на поясе. Она с неимоверной быстротой выхватила его из ножен, крепко зажала в правой руке и размахивая им, нацелила свое оружие в грудь предводителя. Тот рассмеялся, широко раскрыв рот, невольно демонстрируя наполовину отрезанный язык и гнилые зубы, издал что-то нечленораздельное гортанным голосом и быстро перехватил ее запястье с нацеленным на него кинжалом. Девушка вскрикнула от сильной боли, железная хватка немого предводителя едва не сломала ей руку. Она закричала, отчаянно вырываясь, да так, что свалила с ног потерявшего равновесие воина. Немой потянул ее за собой, и теперь они оба барахтались в сухой траве, поднимая клубы пыли.
   Взгляд Ай-наазы привлек большой нож, висевший на поясе кумана. Неожиданно для себя самой, ловким движением она выхватила его и попыталась воткнуть его в горло похитителя, но и на этот раз ему удалось увернуться и перехватить ее руку. Сильно сдавив запястье нежной руки, он подмял под себя девушку. Лежа на ней, разведя ее руки в стороны, он с силой ударил ими об землю. Ай-наазы сдавленно вскрикнула и выронила оружие. Под тяжестью его тела хрупкая девушка не могла сопротивляться. От безысходности и жалости к себе на ее глазах выступили слезы, но это были слезы ярости.
  - Гнусный негодяй! Слезь с меня и оставь меня в покое! Что вам от меня нужно?
  Ее вопрос и отчаянная брань остались без ответа.
  - Если он оставит меня в покое, что тогда? - вновь задалась вопросом Ай-наазы, - те двое других всего в нескольких шагов от нас, они внимательно наблюдают за мной и вряд ли мне удастся вырваться на волю. Как бы то ни было? они все равно бросятся в погоню, поймают меня, обесчестят и бросят умирать на съедение диким зверям.
  - Сын плешивой собаки! - яростно прошипела Ай-наазы, пытаясь плюнуть в морду удерживающего ее воина, - Негодяй! - снова вскрикнула она, продолжая извиваться всем телом, - какие же вы мужчины, раз втроем напали на одинокую беззащитную девушку! Должно быть, вас родили не женщины рода куманов, а матерями вашими были самки шакалов!
  Ай-наазы продолжала все громче кричать, но это была не истерика, а скорее яростные вопли женщины, доведенной до отчаяния.
  - Грязные вонючие скоты, вот вы кто! Все вы сдохните, как только мой брат узнает об этом! Умирать вы будете медленно и в муках, это я обещаю вам! Немедленно освободите меня, я дочь хана!
  Похитители, молча, без эмоций, взирали на нее, не причиняя ей вреда. Возмущенные крики Ай-наазы делали свое дело и ее пока не трогали.
  - Тэнгри покарает вас! Клянусь вам, моя душа вернется из нижнего или верхнего мира, чтобы наказать вас!
   Девушка вновь набрала в легкие побольше воздуха, дабы и далее продолжить свою гневную речь, но в эту минуту сильный удар по голове заставил ее замолчать. Сознание на миг помутнело, от безысходности она едва справилась со слезами, которые в самый неподходящий момент навернулись на глазах и уже грозили политься по щекам.
  - Убейте меня или оставьте в покое, - устало произнесла она.
  Как ни странно, но все же ее речь произвела впечатление на похитителей. Удерживающий ее немой предводитель ослабил хватку и переместил тяжесть своего тела в сторону. Каким-то немыслимым усилием, Ай-наазы, удалось высвободить правую руку? и она с остервенением вцепилась этой рукой ему в лицо, оставляя на смуглой коже щеки кровавые следы от острых ногтей.
   Пронзительный гортанный рев немого предводителя разрезал тишину степи. Он невольно от боли вскочил на ноги, двое других его помощников схватили Ай-наазы и поволокли за собой по земле. Она пыталась лягать их ногами, но все было тщетно, сильные руки крепко удерживали ее. Волочась по земле, Ай-наазы пыталась ухватиться за корни степных трав, но только зря разодрала руки и, прежде, чем она успела подумать об этом, похитители подняли ее над землей, перебросили ее поперек седла могучего рыжего жеребца, так, что она оказалась на коленях вожака похитителей, стянули руки сзади веревкой и пустились вскачь.
   От быстрой езды голова невольно болталась по сторонам. Из-под копыт коня, клубы пыли волнами окутывали лицо. Ай-наазы заерзала поперек седла, но удар плетью по мягкому месту остановил ее попытку к спасению.
  - Нет, пожалуй, сейчас не стоит ничего предпринимать. Упасть вниз головой под копыта коня не лучший выход, - пронеслось у нее в мозгу, - нужно ждать, момент обязательно подвернется и тогда, Тэнгри укажет мне дорогу к спасению.
   Длинные тяжелые косы волочились по земле вслед за конем. Цепляясь за степную траву, они расплелись. Чудные шелковистые волосы, которыми так гордилась Ай-наазы, рассыпались тяжелой волной, впитывая в себя дорожную пыль и собирая степные колючки. Временами, когда похитивший ее всадник резко менял направление движения своего коня, волосы больно хлестали ее по лицу. Ай-наазы мотала головой, пытаясь откинуть пропитавшиеся пылью пряди. Она вновь попыталась выпрямиться. Сильные руки снова приподняли ее вверх и бросили поперек седла. Дикий воин-куман еще сильнее подхлестнул своего коня, и животное понеслось вскачь с новой силой.
   Тучи пыли, и куски сухой грязи поднимались вверх от выжженной солнцем степи. Ай-наазы задыхалась от кашля. Она боялась что-либо предпринять, так как перспектива быть затоптанной на каком-нибудь резком повороте никак не входила в ее планы. В бешеном ритме скачки, Ай-наазы совершенно потеряла счет времени. Солнце уже садилось за горизонт, освещая землю последними лучами, когда похитители резко остановились и сбросили пленницу на землю. Ай-наазы попыталась подняться на ноги, но это у нее не получилось. Все тело страшно затекло и словно одеревенело.
  - Еще бы, - подумала она, - столько времени трястись в одном положении да еще животом вниз.
   Девушка огляделась вокруг. Похитившие ее воины остановились на вершине холма. Ай-наазы подняла голову вверх и с мольбой в душе вновь обратилась к Тэнгри. Небесный мир безмолвствовал. Солнце посылало на землю последние лучи, окрашивая все вокруг в тона багряного заката.
  - Ты дальше должна идти с ним, - произнес один из воинов, указывая рукой на немого главаря.
  Ай-наазы презрительно отвернулась, переведя взор вниз, глядя вперед на изрезанную холмами долину. Там внизу, между двух холмов поросших редким лесом, скромно приютилось какое-то строение, которое более напоминало деревянный сруб, окруженный хозяйственными пристройками.
  - Неужели я в землях урусов? - задалась вопросом Ай-наазы, - вряд ли, до их земель дня четыре пути, а мы скакали день. Тогда где я?
   Немой вожак спешился, помог подняться на ноги пленнице? и грубо подтолкнув вперед, направился вниз, держа путь к непонятному строению.
  - Если бы они хотели сделать со мной что-нибудь плохое, они бы давно уже сделали, и незачем было ехать в такую даль, - думала по дороге Ай-наазы. - Вероятней всего я им зачем-то нужна, но для каких целей? Тут много непонятного. Скорее всего, меня похитили с целью выкупа враги отца или брата. Тогда я нахожусь в плену у какого-то из ханов, но у кого? Как бы то ни было, в этом случае мне не грозит ничего плохого. Отец и брат не дадут меня в обиду и выкупят за любую цену. Нужно только не много потерпеть и не оставить нехорошего пятна на своей репутации, чтобы в будущем не было стыдно ни за себя, ни за свой род!
   Вокруг бревенчатого сруба не было видно людей.
  - Скорее всего, перед тем как ее привести сюда похитители специально убили хозяев, чтобы не было лишних свидетелей их грязного замысла, - печально подумала Ай-наазы.
   Насколько мог определить глаз, чьим-то жилищем эти строения вряд ли можно было назвать. Скорее всего, все это напоминало какие-то ремесленные мастерские.
  - Интересно, кто здесь жил раньше? - задалась вопросом измученная девушка.
  Это человеческое поселение не подходило под жилище скотоводов, которые с рождения окружали Ай-наазы. Не подходило и на села урусов, к тому же скорее всего здесь жила в отшельничестве только одна семья. Множество заготовленных дров, ямы для получения древесного угля, двор, земля, которая сплошь была пропитана пеплом и шлаком, все это наводило на мысль, что здесь жили кузнецы-оружейники. Ай-наазы обратила внимание, что в доме горит свет, словно приглашая усталых путников. Солнце уже скрылось за горизонтом, а луна, Ай, в честь которой Ай-наазы получила свое имя, еще не показалась из-за туч. Девушка оторвалась от мыслей и вернулась в реальный мир.
  - Кажется, я осталась одна?
  Немой похититель повел своего рыжего жеребца в загон, который примыкал к левой стороне деревянного сруба, оставив ее одну у входной двери оббитой войлоком. Ай-наазы огляделась по сторонам.
  - Нужно бежать! Сейчас вправо, а там вниз по холму, бежать как можно быстрее. Там внизу небольшой лесок, а за ним заболоченный ручеек, там можно скрыться от преследования в гуще тростника под покровом ночи, а там, будь что будет, может, что и придумаю.
  Не успела она сделать несколько шагов в сторону заветного спасения, как похититель догнал ее, намотал распущенные волосы на кулак, сильно дернул, да так, что Ай-наазы взвыла от боли, потеряла равновесие и упала на спину.
  - Отпусти негодяй!
  От бессилия и боли у нее выступили слезы.
  - Грязный вонючий скот, мой брат тебя обязательно накажет!
  Немой воин гулко рассмеялся и, не обращая внимания на ее крики и стоны, поволок ее за волосы под навес во дворе. Бросив девушку на грязную циновку, он молча взирал на нее. Поднявшись на ноги, Ай-наазы бросилась на своего обидчика с кулаками, лупя, что мочи по груди своего мучителя и осыпая того проклятиями, однако, не причиняя тому особого вреда. Немому все это надоело очень быстро, не дожидаясь пока девушка осмелится и вновь пустит в ход коготки, он подхватил ее за талию и снова бросил на грязный пол. Ай-наазы больно ударилась и разодрала коленку в кровь. Боль не остановила ее. В бессильном гневе она снова поднялась с пола и бросилась на обидчика. Тот отмахнул ее словно щепку, она опять упала, но времени опомниться и придти в себя немой воин не дал. Он уже устал от ее необузданного нрава, потока оскорблений и нападок. Не дожидаясь повторения, похититель оторвал от сыромятной воловьей шкуры две длинные полосы шириной в два пальца, опустился на колени подле девушки и крепко связал ей руки и ноги. Глядя на него в бессильной ярости, Ай-наазы продолжала браниться:
  - Поганая собака, плешивый пес, ты за все ответишь, как только узнает мой брат!
   Покончив со связыванием, немой оставил девушку в покое, отошел и уселся на широкую деревянную лавку у входа. Ай-наазы не унималась, тогда терпеливый страж оторвал внушительный кусок от валявшейся в углу грязной тряпки и жестом дал понять, что если она не угомониться, то он обязательно засунет ей кляп в рот. Эти красноречивые жесты возымели желаемый для него эффект и девушка притихла, выбрав из двух зол меньшее.
  - Лучше сидеть тихо, - подумала Ай-наазы, - нужно постараться отвлечь его внимание своим примерным поведением, а когда выпадет долгожданный момент, нужно постараться не упустить его.
   Лежа на жестком глиняном полу, Ай-наазы решила повнимательнее осмотреться и изучить обстановку. В конце навеса стоял большой горн, оборудованный воздуходувными мехами. Такой горн являлся необходимой принадлежностью каждой кузни. Он представлял собой жаровню, расположенную на глинобитном возвышении у одного из краев навеса. Огонь в нем был погашен. Около стенки в потухшем горне имелось углубление для углей и нагреваемых подков. Это было горновое гнездо, которое имело форму прямоугольника с полукруглым дном. В глубине, проходя через стенку, выходило наружу глиняное сопло, через которое к углям подводился воздух. Конструкция горна была довольно проста, представляя собой обыкновенную жаровню с воздуходувными мехами, топливом для которой служил древесный уголь. Необходимым дополнением к кузнечному горну являлись лежащая рядом кочерга, пешня, железная лопата и прыскалка - швабра из мочала для смачивания углей водой.
   Кузнечный горн для своей работы требовал высокого температурного режима. Для усиления горения к нему подводились мощные меха. Кузнечный мех имел две вытянутые сердцевидно-клиновидные планки, объединенные кожей собранной в складки. Узкий конец планок заканчивался трубкой-соплом, вставляющейся в горн. Мех был установлен так, чтобы кузнец, не отходя от горна, мог производить дутье.
  - Значит, кузнец здесь жил один и работал без помощника, - подумала Ай-наазы.
  Сопло было вставлено в горновое гнездо, а мех крепился за стержни на деревянных стойках, на такой высоте от пола, как и горновое гнездо. Стойки сверху были соединены брусом, к которому было подвешено коромысло, один конец которого соединялся веревкой с нижней крышкой.
   Рядом с горном на каменном постаменте стояла наковальня, на которой лежал тяжелый ударный молот. Молота и молотки поменьше лежали у стены на широкой деревянной лавке, на другой находившейся напротив были аккуратно разложены различные клещи, зубила и бородки. Все инструменты были изготовлены из обычного кричного железа. По столбам, на гвоздях, были развешены подсеки, обжимки, штампы, гвоздильни различных размеров, точила и многое другое, что требовалось в работе кузнеца.
   Лежа на полу Ай-наазы перевернулась на бок. Что-то твердое и острое уперлось ей между ребер. Она сделала попытку, оттолкнулась ногами от земли и чуть-чуть приподнялась вверх, ухватив предмет связанными руками. Страж, не обращал на нее ни какого внимания, считая, что пленница ни как не сможет от него улизнуть. Ощупав незнакомый предмет, Ай-наазы решила, что ей попался обломок старой медорезки. Она ребром уперла его в твердую землю и потихоньку начала перетирать стягивающий руки сыромятный ремень из воловьей кожи. Так она пролежала довольно долго, но проклятый ремень никак не поддавался. Ай-наазы устала, руки были расцарапаны в кровь. Ранки на запястьях сильно пекли и саднили.
  - Долго ли я здесь так проваляюсь, - успела подумать она.
  Тишину ночи невольно разрезал скрип двери сруба.
  - Вайлагур, - произнес мужской голос.
  Немой похититель, до этого словно дремавший на своем месте, встрепенулся, поднялся со скамьи и устремился на зов.
  - Неси ее вовнутрь, - снова раздался тот же голос.
  Вайлагур повиновался, подхватив пленницу на руки, он понес ее к бревенчатому срубу. От яркого пламени очага полыхающего посередине помещения, Ай-наазы на какой-то момент зажмурилась, пока ее глаза не привыкли к свету. На этот раз ее мучитель бережно опустил ее тело на широкий топчан, застеленный старым пыльным ковром, находящийся в правом углу сруба.
  - Развяжи ее и можешь пока быть свободен, - произнес незнакомец.
  Вайлагур перерезал путы на руках и ногах и быстро удалился, плотно закрыв за собой дверь. Ай-наазы села на ложе, потирая затекшие саднящие руки. Глаза уже привыкли к свету, и она посмотрела на незнакомца. Тот стоял к ней спиной, что-то помешивая деревянной ложкой на длинной ручке в висящем над очагом большом котелке. Ай-наазы осмотрелась вокруг. Единственное маленькое окно, затянутое бычьим пузырем, в углу большой старый сундук, окованный ржавым железом, грубо сколоченный стол, словом обычная обстановка для простого ремесленника. На гвоздях, вбитых в стены, висели вязанки лука, куски сушеного мяса и различное тряпье. На полке у окна лежали несколько головок заплесневелого сыра, под лавкой стоял мешок, из прорехи которого, на уровне пола, была рассыпана горстка пшена. Вся обстановка говорила, что здесь жил только один человек.
  - Кто ты такой и что тебе от меня нужно? - тихо спросила Ай-наазы.
  Незнакомец резко повернулся и грозно посмотрел на нее. Сдавленный вздох ужаса в этот момент вырвался из груди Ай-наазы:
  - Абаасы, - заплетающимся от страха языком произнесла она.
   Поначалу Ай-наазы ошарашено смотрела на черного кама, не понимая драматизма сложившейся ситуации, но затем, постепенно, до нее дошел весь смысл похищения. Трясясь от страха, словно осиновый лист, она спрыгнула на пол, готовая в любой момент броситься к двери.
  - Нет, нет. Нужно сначала обдумать все. Ну, хорошо, убегу я, а что дальше? За дверью немой страж, даже если я удачно миную его, что меня ждет впереди, поблизости полно диких зверей! - уныло подумала молодая женщина, - Нужно постараться перехитрить его, хотя как обвести черного кама?
   Как бы расслабленно спокойным не казался Абаасы, но стоило только Ай-наазы сделать первый шаг к двери, он тут же преградил ей путь и схватил за плечи.
  - Ты не смеешь меня удерживать здесь, я дочь хана и я свободна! - громко воскликнула она.
  Абаасы крепко держал ее, не обращая внимания на ее истошные вопли.
  - Немедленно отпусти меня, ты не имеешь на меня никакого права! Я не собираюсь оставаться здесь!
  Черный кам рассмеялся. Ай-наазы замолчала, запнулась на полуслове и теперь смотрела на его изуродованную природой физиономию. Резко очерченные черты лица, крупная челюсть в форме неправильной трапеции, высокие мощные скулы, широкий лоб, на котором из-под черных волос и задранной к верху правой брови со злостью, взирал на Ай-наазы ассиметричный взгляд черных магических глаз, все это наводило на девушку непреодолимый ужас. Ай-наазы опустила взор, стараясь не смотреть в магический омут его страшных глаз. Его, пугающее своим уродством, лицо исказилась в причудливой гримасе, казалось, будто бы он смотрит на нее не то с усмешкой, не то со злой иронией. Природа наградила Абаасы высоким ростом и недюжей силой. Сложен он был изумительно. Широкие плечи, гибкая, словно у пустынного барса спина, длинные сильные ноги, все это никак не гармонировало с одеждой черного кама, с нашитыми на нее ритуальными амулетами.
   По спине Ай-наазы пробежал легкий холодок. Не было никаких сомнений, что кам Абаасы похитил ее только для одной цели, а именно, для того, чтобы воплотить в жизнь старое предсказание кама Берке.
  - Теперь ты в моей власти, - хрипло произнес Абаасы, - и никто не придет к тебе на помощь. Да сбудется великое пророчество моего приемного отца! Сегодня я овладею тобой, и в положенный срок ты родишь мне сына.
   Ай-наазы вся затряслась от страха. Мысли путались в голове. В этот момент ей казалось, что боги отвернулись от нее.
  - Нет, нужно бороться! Я не отдамся ему так просто, лучше смерть, чем принадлежать этому чудовищу!
  Девушка изловчилась и пнула держащего ее кама коленом в пах. Удар получился внушительный, как ей показалось, но Абаасы только слегка поморщился и крепче сдавил ее плечи.
  - Отпусти меня, я не твоя рабыня, а ханская дочь! Отпусти дьявольское отродье!
  Черный кам вновь грустно усмехнулся.
  - Сейчас передо мной стоит лишь жалкая грязная невольница, которая всецело принадлежит моей власти. Да свершится великое пророчество! - грозно произнес он, перехватил ее талию руками и бросил девушку на топчан.
  - Не трогай меня своими грязными руками! О Тэнгри, я ... - Ай-наазы замолчала, пытаясь отпихнуть черного кама.
  Она смотрела в его ужасное лицо, не решаясь отвести взгляд.
  - Ты думаешь, я просто так отдамся тебе, как бы ни так, - упрямо выдавила она из себя и вспомнила про осколок медорезки.
   Сил удерживать крупное мужское тело не хватало. Абаасы полностью навалился на несчастную девушку. Ай-наазы чувствовала, как рвется ткань ее платья, чувствовала, как трещит тонкий шелк. Собрав всю свою волю в кулак, она из последних сил попыталась сбросить с себя цепкие руки Абаасы, которые так старались разорвать подол ее платья, но он только крепче прижал ее к себе. Ай-наазы переключила все свое внимание на поиски медорезки, пытаясь нащупать ее в складках старого ковра, но все усилия были тщетны, острая железяка словно испарилась. Устав сопротивляться девушка сникла. С ненавистью в широко раскрытых от ужаса глазах, она ждала, когда это мерзкое чудовище овладеет ее телом.
  - Брат отомстит за меня! - всхлипывая сквозь слезы, воскликнула она, - он найдет тебя, и тогда ты за все заплатишь!
   В этот момент ей снова показалось, что лицо Абаасы накрыла страшная ироническая гримаса. Его ассиметричные глаза, по-прежнему с неописуемой лютой злобой смотрели на нее. Неожиданно черный кам взмахнул рукой, от чего Ай-наазы зажмурила глаза, ожидая удара по лицу, но вместо этого она услышала звук раздираемого пополам платья. Абаасы решил разорвать его сверху. На какой-то миг серебряные украшения на груди удерживали его стремительный порыв, но затем, звенья толстой цепи разорвались и на грязный глиняный пол со звоном посыпались серебряные и золотые монетки, разлетаясь по всей комнате, стараясь забиться в самые потаенные и сокровенные места и щели, будто спасаясь от гнева грозного черного кама.
  - Нет, - в истерике закричала она.
  Ай-наазы вновь попыталась сопротивляться, но Абаасы своими мускулистыми руками попросту перевернул ее вниз животом и с диким возжелением продолжал разрывать на куски ее платье. Справившись до конца с работой, он перевернул ее на спину, сел, на нее верхом и принялся с наслаждением разглядывать обнаженное тело девушки.
  - Брат вырвет твое сердце и бросит на съедение голодным псам! - вновь принялась за угрозы Ай-наазы, глотая горькие слезы и холодея от ужаса.
  Черный кам схватил свою жертву за волосы и больно ударил по лицу. Сознание поплыло, и на какой-то миг девушка провалилась в небытие. Когда она, наконец, пришла в себя, Абаасы стоял у горящего очага. Его страшные глаза злобно глядели на нее из-под сдвинутых бровей. От его свирепого взгляда дрожь пробежала по телу девушки, на коже выступил холодный пот, а сердце зашлось в груди в бешеном ритме. Ай-наазы не знала, куда деться от стыда, стесняясь своей наготы. Она забилась в угол, интуитивно завернулась в старый рваный ковер и с испугом наблюдала за происходящим. Абаасы взял в руки небольшой бубен, сильно ударил в него и методично начал движение вокруг огня, что-то невнятно бормоча. Временами он застывал на месте, но затем, все сильнее и громче продолжал свое камлание.
  - Мне нужно выиграть время. Тэнгри не может так поступить со мной, да и брат не оставит в беде. Наверняка меня уже ищут, - пронеслось у нее в мозгу.
   Абаасы продолжал завывать все сильнее. Он упал на колени перед огнем, продолжая ритмично стучать в бубен. Через некоторое время он затих, забился в конвульсиях, общаясь с духами, и упал на пол без чувств. Ай-наазы пошевелилась на топчане. Кам никак не отреагировал на это. Тогда девушка вскочила на ноги и быстро бросилась к выходу. Там, за дверью, где по ее мнению находилась желанная свобода, ее ждал неприятный сюрприз. Немой страж был начеку. Он нисколько не смутился ее наготы, а попросту схватил ее за волосы и грубо закинул обратно вовнутрь комнаты.
   Ай-наазы упала на грязный пол и больно ударилась. Абаасы уже очнулся от транса и устрашающе глядел на нее. Ее охватила паника. Плохо соображая, что делает, она бросилась на топчан и завернулась в ковер. К тому времени, Абаасы уже поднялся с пола, скрестил руки на груди и холодно посмотрел на нее. Его глаза, словно два сверкающих изумруда, изучающее разглядывали обнаженную испуганную девушку, стараясь как можно глубже проникнуть в ее душу. От сознания своей наготы Ай-наазы вспыхнула от смущения. Черный кам отвязал от пояса небольшой мешочек, взял двумя пальцами большую щепотку содержимого и бросил в кипящий котелок, приговаривая при этом какое-то заклинание. Ноздри Ай-наазы тут же защекотал приятный запах. Такой ароматный, дразнящий и успокаивающий. Страх, волнение и переживания улетучились неизвестно куда, тело обмякло, расслабилось. Абаасы направился к окну, взял с полки большую глиняную чашу, зачерпнул дурманящий напиток из кипящего котла и подошел к девушке.
  - Выпей это, - ласково произнес он, не отрываясь, глядя ей в глаза.
   Ай-наазы зачарованно протянула руки, приняла чашу и сделала несколько глотков. Голова закружилась, чаша вывалилась из ее рук, ударилась о глиняный пол, но не разбилась, а покатилась по земле, разливая остатки зелья. Молодая женщина безвольно упала на ложе. Ее еще не совсем одурманенный чарами разум, к великому ее ужасу почувствовал близость тела черного кама, его жизненную силу и стук его бьющегося сердца. От него исходила концентрация такой неимоверной энергии, которой Ай-наазы никогда в своей жизни не чувствовала. К глубокому сожалению, она слишком поздно поняла, что реагирует на его близость совсем не так, как должна реагировать женщина, которую насильно похитили и увезли из родительского дома.
   Абаасы опустил девушку на импровизированное ложе и запустил пальцы в ее длинные запутанные волосы. Ай-наазы с еще большей остротой почувствовала жар его тела, она едва не задохнулась от ужаса, когда до нее дошло, что в ней самой готов вспыхнуть огонь желания. Она собрала все силы, чтобы скинуть наваждение,
   навеянное колдовскими чарами, попыталась вывернуться, но силы оставили ее тело. Откинув голову назад, она разразилась слезами.
   Уродливые глаза кама презрительно сузились, лицо вновь накрыла страшная гримаса. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он в бешенстве.
  - Зелье не подействовало на нее. Почему? Пророчество Берке сбудется лишь в том случае, если она сама добровольно согласится, а по другому это бесполезная трата сил и времени, - подумал он про себя, а в слух произнес, лупя ее ладонями по лицу, - Глупая девчонка, поганая дрянь, ты будешь принадлежать мне по своей воле. Если ты не перестанешь упираться я отдам тебя на потеху грязным рабам, они быстро собьют с тебя ханскую спесь и родовую гордость. Затем я заживо сдеру с тебя кожу, а плоть брошу на съедение голодным псам.
   Удары по лицу немного привели Ай-наазы в чувство. Наваждение, вызванное зельем, спало. Абаасы вновь предстал перед ней в образе некого злого чудовища. Все это опять добавило ей сил, в ее жилах с новой энергией разгорался огонь.
  - Хватит трястись! Если тебе суждено умереть, умри с высоко поднятой головой, - говорил ей один внутренний голос, а другой упрямо нашептывал противоположное, - ты молода и красива, тебе рано умирать!
  Родовая гордость, девичья честь и здравый разум взяли верх.
  - Будь сильной, - напомнила себе Ай-наазы, - если не хватит сил, то, по крайней мере, постарайся изобразить смелость.
  Она чувствовала себя крайне неловко, оттого, что тело было обнажено, а Абаасы придавливал его к тому же своим мощным телом к ложу, мало того, он не скрывал к ней своей ненависти, лютой ненависти и агрессивности. Ай-наазы сконцентрировалась. Величайшим усилием над собой она восстановила присутствие духа, уняла дрожь в теле, но никак не могла успокоить бешено колотившееся сердце. Девушка закрыла глаза, стараясь при этом привести дыхание в норму. Смущение, страх и безысходность совершенно загнали ее в угол. Она не знала, что делать и как вести себя дальше.
  - Если ты собираешься убить меня, тогда кончай с этим поскорее. Я никогда не буду принадлежать тебе по собственному желанию, - тихо произнесла она, чеканя каждое слово.
  Абаасы оттолкнул ее от себя и встал на ноги. Бешенство затмило разум, от сознания своей немощности, черный кам потерял последние остатки рассудка.
  - Хватит! С меня довольно игр! - в ярости прокричал он, - Я заставлю тебя быть покорной и подчиниться моей воли! Я сделаю все, чего бы это мне ни стоило!
  - Ни сколько не сомневаюсь, мерзкий негодяй, - задыхаясь от возмущения, прошипела сквозь стиснутые зубы Ай-наазы, гордо вскинув голову.
  Абаасы поднял с пола брошенную чашу, зачерпнул нового зелья из котла и бросился к ней.
  - Он снова хочет напоить меня этой гадостью, - пронеслось у нее в голове.
  Сердце снова бешено заколотилось, ей с трудом удалось удержаться от того, чтобы не упасть на топчан. Пытаясь как-то защитить себя, она вытянула вперед руки, стараясь не подпустить его к себе. Абаасы ловко заломил ей руку за спину, повалил на ложе, придавил коленом и стал вливать напиток в рот.
   Девушка сопротивлялась, как могла. Крепко стиснув губы и мотая головой по сторонам, она выиграла некоторое время. Однако, Абаасы изловчился, высвободил свою вторую руку и залепил ей звонкую пощечину. В глазах сразу потемнело. Черный кам разжал ей челюсть и стал тонкой струйкой вливать зелье в рот. Рыдания подступили к горлу. Волей неволей ей пришлось глотать жидкость, чтобы не захлебнуться. Через пару минут она едва ли что-то сознавала. Голова у несчастной закружилась, руки, ноги перестали слушаться и налились тяжестью. В этот раз черный кам влил в нее в три раза больше зелья, чем в прошлый. Для Ай-наазы время потеряло счет. Абаасы о чем-то спрашивал ее. Она плохо понимала, чего он от нее хочет. Истерично всхлипывая, она как бы парила где-то высоко над землей и там, в высоте, размахивала руками словно птица.
   Сознание вернулось от того, что ее грубо перевернули на ложе. Абаасы согнул ее ноги в коленях, развел их по сторонам и взгромоздился на нее сверху. Ай-наазы с трудом вздохнула, стараясь привести мысли в порядок. Два обнаженных тела сплелись воедино. Девушка чувствовала, что ее сердце стучит все громче и громче.
  - Духи неба, как мне трудно дышать! - тихо прошептала она.
  Ай-наазы попыталась отпихнуть ненавистного насильника от себя, выкручиваясь и выворачиваясь под ним. Неожиданно тишину за дверью нарушил какой-то шум.
  - Что это? Стук. Откуда этот звук? Это не стук моего сердца...
  В дверь тарабанили все громче и громче. Недовольный Абаасы слез с несчастной девушки, так и не совершив задуманного. Ай-наазы взбодрилась.
  - Это, наверное, Кара-Кумуч. Отчего он не выломает дверь и не накажет этого негодяя?
   Дверь сама распахнулась и через порог переступила темная массивная фигура, загородившая своим телом весь проем двери. Человек, вошедший во внутрь был не стар, скорее всего, на вид ему можно было дать немного за тридцать. Он был высок, статен, мускулист, его прямые волосы, цвета спелой ржи, свободно падали до плеч. Одежда на нем была половецкого покроя, в которой чувствовался хороший вкус ее хозяина привыкшего к роскоши. Широкая грудь с хорошо развитой мускулатурой, талия, подпоясанная кожаным поясом, богато украшенным серебряными бляшками и самоцветными камнями. К поясу крепился длинный меч со слегка загнутым к верху концом, вложенным в не менее дорогие ножны. Сразу бросались в глаза его сапоги, пошитые из тонко выделанной воловьей кожи и расшитые затейливым бисерным узором. Однако, вся одежда незнакомца, пропитанная дорожной пылью, говорила о том, что ее хозяин провел в дороге, не слазив с седла долгое время.
   Лицо этого человека показалось, Ай-наазы, знакомым, но где она его видела, девушка никак не могла припомнить.
  - Кажется я не совсем во время, Абаасы? - ехидно улыбаясь, произнес незнакомец.
  - Нет, нет, Аджи хан, ты же знаешь, для меня ты всегда дорогой гость, проходи, - поспешил заверить того черный кам, хотя в интонации его голоса чувствовалась нескрываемая досада и разочарование.
  Абаасы принялся быстро одеваться. Гость прошел на середину комнаты, встал у очага и протянул над огнем свои руки, ожидая пока Абаасы приведет себя в надлежащий вид.
  - Аджи хан? Где я слышала это имя, - мучительно пыталась вспомнить Ай-наазы.
  Девушка тяжело дышала, голова сильно кружилась, а перед глазами, вспыхивали и в затейливом вихре метались разноцветные искорки. Черный кам закончил одеваться, иронично взглянул на свою пленницу и, пытаясь быть как можно ласковее, тихо произнес:
  - Не переживай так сильно моя радость, наш дорогой гость долго не задержится и скоро покинет нас. Однако, ты не совсем одета, а в таком виде не принято принимать таких важных гостей, как Аджи хан.
  Аджи хан и Абаасы дружно рассмеялись. Черный кам направился в угол к старому сундуку, поднял крышку и начал рыться в содержимом, попеременно выбрасывая на пол ненужное. На самом дне он отыскал мужскую, старую, льняную, нательную рубаху славянского покроя, удовлетворительно хмыкнул себе под нос и швырнул находку на топчан.
  - Одень это. Я думаю, тебе подойдет в пору.
  Хозяин и гость вновь залились веселым смехом. Ай-наазы на лету схватила рубаху и быстро натянула на голое тело. Невероятным усилием воли ей удалось удержаться от слез и попытаться спокойно и взвешенно оценить создавшееся положение.
  - Все хорошо, моя дорогая. Не бойся, нечего смущаться, здесь все свои.
  - Будь ты проклят! Расплата скоро придет к тебе, и тогда ты ответишь за все содеянное! - тихо, сквозь зубы процедила несчастная девушка.
  Однако присутствующие уловили ее реплику.
  - Радость моя, да разве можно вести такие речи при дорогих гостях? Ты будешь обязательно наказана, как только мой дорогой друг покинет нас, - произнеся этот монолог, Абаасы не отрываясь, смотрел на свою жертву, при этом его губы, в предвкушении грядущего наслаждения искривила злобная усмешка.
  - По-моему, твой степной цветок не очень-то добродушно относится к тебе, Абаасы, впрочем, и ты не очень гостеприимен. Я не узнаю тебя в последнее время, старый друг, видимо это юное создание совсем вскружило тебе голову. Раньше ты за несколько верст чувствовал приближение всадника, - со смехом произнес Аджи хан.
  - Ты как всегда прав. Мне бы конечно следовало почувствовать, как ты подъехал, но я, как видишь, был очень занят, от того чутье меня подвело.
  - Когда рядом такая красавица, тут и рассудком не мудрено тронуться, не так ли, дорогой друг? Женщины рода Ата хана всегда славились своей красотой.
  - Правду говоришь, Аджи хан, от этого я чувствую свою вину перед тобой. Чем я могу ее искупить?
  Аджи хан посмотрел по сторонам комнаты и глубоко вздохнул.
  - Вижу твое сегодняшнее пристанище не очень-то богато. Разговор у нас с тобой предстоит серьезный, поэтому не мешало бы подкрепиться, тем более мне предстоит еще дальняя дорога.
  - Извини, Аджи хан, здесь шаром покати, поживиться нечем. Хозяин кузни не прихотлив в быту. Сушеное мясо, ячменная лепешка, да репчатый лук - это все, что я могу предложить.
  Аджи хан довольно рассмеялся. Ему удалось задеть Абаасы за живое.
  - Не стоит таких жертв, мой друг, - произнес он с усмешкой, - все в порядке, я позаботился об этом.
  Аджи хан повернулся к двери, хлопнул в ладоши и громко позвал:
  - Вайлагур.
  Немой страж будто ждал его зова и тут же появился в дверях.
  - Вайлагур, там, на заводной лошади привязаны мешки с провизией, тащи их сюда.
  Немой поклонился Аджи хану и вышел за дверь.
  - Так, где мы расположимся. Тут грязно и не очень уютно, толи дело в моей юрте, - со вздохом сожаления произнес хан.
  - Мы сейчас это исправим, - с неохотой в голосе произнес Абаасы.
  Он подошел к топчану и вырвал из-под Ай-наазы сбившийся в кучу старый ковер. Девушка никак не отреагировала на это, она просто отвернулась и стала смотреть в сторону.
   Между тем, после нехитрых приготовлений, такой не желательный для Абаасы ужин все же начался. На старом ковре, на серебряном блюде, кроме больших кусков овечьего сыра, варенного и копченого мяса, лежал отварной бараний желудок, набитый кусочками мяса, почек, сердца, легкого, мелко порезанной печени с намотанными на этих ломтиках остатками тонких кишок, залитый кровью смешанной с мукой, диким луком и чесноком и добро приправленный перцем и солью. Ко всему этому на ковре стояла большая чаша с талканом - продуктом из не обмолотых проросших зерен пшеницы. Вечернюю трапезу довершали бурдюк с кумысом и большая глиняная амфора с длинным узким горлышком, наполненная заморским хмельным вином.
   Пока Абаасы, на правах хозяина, разрезал бараний желудок длинным, обоюдно острым ножом, Аджи хан вытянул зубами пробку из амфоры и налил содержимое в серебряные кубки. Покончив с этой работой, Абаасы взял кубок в руку и невольно залюбовался изящной работой.
  - Что, нравится? - спросил гость.
  Черный кам утвердительно кивнул.
  - Бери себе, мне не жалко. Пусть эти кубки будут приложением к моему свадебному подарку.
  Гость залился смехом, украдкой бросив взгляд в сторону Ай-наазы.
  - Откуда у тебя это вино и драгоценные кубки? Работа тонкая, у нас таких не делают. Что, опять принялся за старое, шалишь на торговых караванных путях?
  - Ну, зачем ты так, Абаасы. Я только беру все самое необходимое. Безграничная власть требует много золота, а золото много крови. Оставим этот разговор. Собственно я не за этим ехал в такую даль. Как видишь, я выполнил свою половину нашего уговора, - Аджи хан показал указательным пальцем на Ай-наазы, - то, что ты хотел, ты получил. Надеюсь, мои люди не причинили ей вреда, пока везли сюда?
  - Благодарю тебя, все в порядке.
  - Теперь, когда ты получил желаемое, я хотел бы знать, когда я получу свое и на что я могу рассчитывать? Сейчас, рода и племена куманов, как никогда, ослаблены, прошедшей войной, а мой дорогой племянник, Кара-Кумуч, достойный соперник и грозный враг. Мне бы очень не хотелось, чтобы тень от твоей авантюрной затее упала бы на мою репутацию. Кара-Кумуч все перевернет вверх дном в поисках своей сестры.
   Услышав последние слова, до этого отрешенно сидевшая в углу, на голых досках, Ай-наазы, встрепенулась и стала внимательней прислушиваться.
  - Не беспокойся, Аджи хан, не стоит принимать все так близко к сердцу, здесь вряд ли ее будет кто-то искать.
  - Как знать, как знать, - Аджи хан покачал головой, - Сейчас Кара-Кумуч на охоте. Мои люди контролируют все его передвижения, он еще пока ничего не знает, но эта старая лиса, Ата хан, разослал разъезды во все концы Великой степи. Здесь не безопасно. Через день другой, люди Ата хана обязательно наведаются сюда, и тогда...
  - Что ты хочешь этим сказать? Ты, наверное, позабыл, что я черный кам и вряд ли какие-то жалкие пастухи потревожат мое уединение здесь.
  - Ой, ли, Абаасы? Воины Ата хана не простые пастухи, да к тому же ты хозяин лишь в своем кочевье, а здесь кузня и любой путник может сюда нагрянуть в любую минуту, чтобы подковать свою захромавшую лошадь. Конечно, пока мои люди здесь, тебе ничего не угрожает, но мне бы не хотелось с головой ввязываться в твои дела, тем более, мне и своих хватает по горло.
  - Я чувствую, у тебя есть какие-то мысли по этому поводу, мудрый Аджи хан?
  - Если есть поставленная задача, то должно быть и ее решение. Здесь оставлять Ай-наазы не безопасно, да и ты в первую очередь попадаешь под подозрение. Твое отсутствие в своем кочевье вызовет массу ненужных толков. Поэтому я предлагаю забрать с собой девушку. Мой верный Вайлагур, как ты мог заметить, болтать не умеет и всецело предан мне. Он отвезет ее в мои вежи - на самое отдаленное пастбище, кстати, оно не далеко от священной горы. Там она будет в безопасности. Все же, я как-никак родственник Ата хану, хотя уже давно нахожусь с ним во вражде, но на меня никто не подумает, а это сейчас главное.
   Ай-наазы внутренне содрогнулась:
  - Как же я сразу не сообразила, - пронеслась у нее в голове мысль, - Аджи хан двоюродный брат моей покойной матери. Когда же я видела его последний раз? Давно, очень давно, на каком-то священном празднике, тогда он подарил мне какую-то забавную безделушку, которую я потом выкинула. Отец еще тогда сказал мне, что получить подарок от этого человека равносильно тому, чтобы добровольно дать укусить себя гремучей змее. Он ничего не делает просто так, предупреждал отец. Его жажда к абсолютной власти и стремление повелевать родами куманов не знает границ. Отец всю жизнь пытался остановить его. Они постоянно враждовали друг с другом, но их вражда носила скрытый характер, а иногда, следуя древним традициям, наступали короткие времена примирения и их отношения становились более терпимы и дружелюбны, но отец всегда держал ухо востро. Значит, меня похитили люди Аджи хана и передали Абаасы, - продолжала размышлять Ай-наазы, - но мой дядюшка не стал бы делать ничего за просто так, интересно, чего же ему понадобилось от этого гнусного негодяя?
   Между тем, позднее застолье продолжалось. Огонь, окончательно сожрав свою пищу, начал понемногу угасать. Абаасы встал, подошел к очагу и подкинул свежих поленьев. Языки пламени вновь весело заплясали, окрашивая своим неровным светом внутреннее убранство помещения.
  - Ну, что же, во всем этом есть свой резон, - произнес черный кам, усаживаясь обратно на свое место. - Мне следует прислушаться к твоим словам. Пусть будет по-твоему! - произнес он, наливая очередную чашу хмельного напитка.
  Аджи хан принял кубок, но пить не стал. Он напряженно выжидающе взглянул на Абаасы, затем произнес:
  - Я вижу, ты не торопишься выполнять свою половину нашего уговора и хочешь уклониться от принятых на себя обязательств? Не стоит со мной так поступать. Я ведь не какой-то простой пастух, - многозначительно произнес он.
  - Будь спокоен, мой друг, в скором времени я выполню все твои условия. На большом ханском совете все будут голосовать за тебя. Ата хан сражен горем и поэтому я легко размажу этого щенка, Кара-Кумуча, после чего ты одержишь славную победу и станешь Великим ханом куманов, так, что твои переживания напрасны.
  - Это только первая часть договора, а я хотел бы услышать от тебя и другую половину?
  - О чем ты, дорогой друг, что-то я тебя не пойму?
  - Короткая же у тебя память, Абаасы. Ты забыл о старом предсказании Берке по поводу моего рода! - напряженно, произнес Аджи хан.
  Черный кам громко рассмеялся.
  - Такому храброму воину как ты, излишне даже думать о таких пустяках. Предсказанию моего приемного отца о том, что ты будешь сражен в схватке с урусом, который придет в наши края и останется у нас, не суждено сбыться, я позабочусь об этом, тем более, что я лично обещал ему, что он не переживет смены двух лун. Завтра, к исходу дня, его душа покинет тело и отлетит к его богам. Это я могу тебе обещать, - с уверенностью произнес Абаасы, гордо вскинув голову.
  Его собеседник, удовлетворенный ответом, заметно расслабился, поднял серебряный кубок и выпил до дна.
  - Ну, что же, я рад, что мы понимаем, друг друга и верю тебе на слово! Скоро рассвет и нам пора в путь. Может, стоит накормить твою гордую красавицу? Дорога не близкая и я не предполагаю остановок до самого конца.
  Черный кам иронично ухмыльнулся.
  - В словах Аджи хана есть доля истины, - подумал он, - она нужна мне живой и здоровой.
  Абаасы позвал пленницу и пригласил к ковру.
  - Благодарю вас! Находиться в яме с двумя гремучими змеями было бы для меня намного приятней, чем в обществе таких негодяев! - гордо вскинув голову, ответила она с ненавистью.
  - Будь, по-твоему, племянница! Вайлагур, - громко крикнул Аджи хан, - седлай лошадей и забери девушку, мы берем ее с собой!
  
  
  
   ГЛАВА 10.
  
  
  
   Табун тарпанов, в несколько сот голов, пытался оторваться от преследователей. Впереди бежал могучий вожак с толстой горбоносой головой, остроконечными ушами и густой, черно-бурой, почти курчавой короткой волнистой шерстью. Жеребец истошно заржал и остановил свой бег, пропуская вперед кобылиц с жеребятами. Дикий вожак был на много крупнее своих сородичей, скорее всего потому, что в его жилах текла благородная кровь домашней кобылицы. Перебирая на месте крепкими копытами, не нуждающимися в подковах, он тяжело дышал, вертя своей горбоносой головой. Его длинная грязно-желтая грива, мотаясь в разные стороны, больно била жеребца по спине. Табун быстро уходил на восток. Преследовавшие его вооруженные всадники, рассыпались по степи, пытаясь окружить диких лошадей. Не имея возможности остановить природную необузданную силу, люди взялись за луки и пустили первые стрелы. Охотники целились в центр табуна, туда, где бежали молодые кобылы с жеребятами. С первого же залпа, больше десятка голов упали на землю. Вожак вновь истошно заржал. К его зову присоединились еще несколько десятков взрослых жеребцов. Они повернули назад, сплотились вокруг своего предводителя и пошли на прорыв.
   Илья сразу разгадал тактический ход вожака. Он давно приметил его и закинул лук за плечо. Буйный охотничий азарт разгорелся в нем. Желание заарканить предводителя было настолько велико, что он, не раздумывая, стремительно пустился за ним во весь опор. Тарпаны, по своей природе были крайне дикими, осторожными и пугливыми животными. Людям они наносили сильный вред. Их жеребцы уводили домашних кобыл и дрались со скакунами, уничтожали возделываемые посевы и поедали запасы сена в степи. За табунами тарпанов по этой причине, а так же по причине вкусного мяса, постоянно шла охота.
   Тарпаны плохо переживали неволю, обуздать и приручить их редко кому удавалось, но если такое случалось, то обладатель такого дикого, необузданного коня мог считать себя счастливчиком. Тарпан на языке тюркских народов означало "нестись вскачь во весь опор, лететь вперед быстрее ветра" и это название оправдывало себя.
   Илья долго гнался за вожаком. Три попытки заарканить его на скаку, не увенчались успехом. Дикий жеребец все дальше уходил на север. В конце концов, скакун Ильи начал сдавать. Тарпан все дальше и дальше отрывался от него. Илья хотел уже остановить преследование, но степь постепенно начала переходить в заболоченную низину и дикий жеребец потерял свою резвость. Тарпаны плохо переносили болотистую низменность. Строение их копыт не позволяло им быстро передвигаться по заиленной почве. Видя это, Илья вновь подстегнул своего скакуна, и тот, из последних сил сделал стремительный рывок.
   Через некоторое время заиленная почва перешла в настоящее топкое болото. Конь Ильи устал так, что не мог больше идти. Выдохся и тарпан. Илья оставил своего коня и бросился в преследование сам. Идти было тяжело, вода доходила ему до груди, но он все ближе и ближе подбирался к загнанному животному. Когда разделяющее расстояние достигло броска, Илья взобрался на ондатровую кучу и, прицелившись, метнул аркан. Бросок оказался удачным. Петля аркана прочно обхватила шею и затянулась. Почувствовав неволю, тарпан из последних сил дернулся и потащил по воде Илью за собой, увлекая его в глубину болота. Человек, метр за метром подтягивал веревку, все ближе подбираясь к жеребцу, но тот не хотел сдаваться и из последних сил шел вперед. Наконец, его копыта ощутили твердый грунт. Он выбрался на берег и рухнул обессиленный в низкую осоку, тяжело дыша и дико вращая глазами. В этом поединке победил человек. Дикий жеребец, в жилах которого играла кровь домашней лошади, признал свое поражение и смирился перед человеческим упорством и ловкостью. Илья стреножил его и, переводя дух, присел рядом на землю. Что-то тревожное витало вокруг, Илья почувствовал это сразу. В суматохе бешеной погони он оставил свое оружие там, где бросил коня, и теперь, кроме длинного ножа у него ничего не было.
   Грозный волчий вой разрезал мирное болотное царство. Илье показалось, что на какое-то время, вой заглушил щебет болотных птиц и кваканье лягушек. Тарпан дернулся, но путы на ногах не позволили ему встать. Илья поднялся с земли. Четыре матерых страшных волка, способные шутя разорвать огромного буйвола, рычащими молниями метнулись в его сторону. Он увидел их неожиданно близко от себя и невольно отпрянул. Илья увидел их желтые глаза, наполненные лютой ненавистью, обнаженные влажные клыки, сморщенные черные губы вокруг страшных, исходящих слюной пастей и вздыбленную шерсть на загривках. Илья обернулся и инстинктивно выставил вперед руку с длинным ножом. Его лицо по-прежнему казалось спокойным, но он просто еще не успел всерьез испугаться. А огромные волки, стремительные и мощные, отлично натасканные на зверя и человека, волки убийцы уже летели, отрывая в прыжке лапы от земли.
   Хищные звери бросились одновременно с двух сторон, обнажая влажные белые клыки. Илья ощутил их горячее дыхание у своего лица и едва успел отскочить в сторону. Левое плечо тут же сделалось мокрым и горячим, будто прикоснулось к раскаленному железу. Волк сумел достать его когтями, но тут же поплатился за это, получив удар ножом в брюхо. Матерый зверь упал на землю, взвыл, завертелся юлой, разбрасывая по земле кишки из вспоротого брюха. Едва Илья успел оправиться, как второй хищник набросился на него сзади и сбил его с ног, вцепившись в шею. Спасла грубая безрукавка из буйволиной кожи с высоким воротником, которую дед Махор неизвестно откуда приволок и подарил Илье с наставлениями, что на что-нибудь да она сгодиться.
   Клыки не успели сомкнуться на шее и скользнули по коже вниз. Илья словно не заметил этого. Глубоко спрятанный животный инстинкт уже прорвался наружу. Стоя на коленях, он резко крутанулся вокруг своей оси, сбросил с себя зверюгу, схватил его левой рукой за ухо, а правой полоснул ножом по горлу. Третьему нападавшему волку, Илья нанес мощный удар в пах. Удар был такой силы, от которого уже не встают. Зверь утробно заскулил, и при помощи передних лап, волоча перебитое тело, отполз в сторону и уткнулся слюнявой мордой в землю.
   Передышка была совсем короткой. Илья едва успел подняться на ноги и принять боевую стойку. Окровавленный, с бледным похожим на смерть лицом, разодранным звериными когтями плечом, он ждал нападения огромного черного вожака. Илья смело посмотрел ему в глаза. К его удивлению взгляд волка был по-человечески осмыслен. От этой мысли по телу Ильи пробежал холодок. Натасканный на кровь и плоть огромный матерый хищник, грозно зарычал, сморщив нос, демонстрируя Илье свои страшные клыки размером с человеческий указательный палец. Мгновение и он бросился в атаку, вновь сбивая Илью с ног. Придавленный тяжелой тушей, нож в руках Ильи оказался бесполезной игрушкой. Он только едва полоснул зверя по задней ляжке.
   Клыки хищника стремились перехватить своими страшными челюстями глотку человека. Илья отбросил нож и интуитивно, обеими руками ухватил зверя за шею. В этом поединке между человеческой выносливостью, умом и смекалкой против необузданной силы дикой природы, должен был быть только один победитель. От напряжения глаза заволакивал кровавый туман, ватные руки отказывались служить, разодранное плечо и укушенная шея горели словно огнем. И все же Илья не сдавался. Звериная слюна стекала со страшных клыков и капала прямо на лицо. Смрадное зловонное дыхание у самого горла добавляло сил. Время шло и казалось, что в этой смертельной битве не будет победителя, но это было не так.
   Просчитав все за, человеческий мозг принял единственно правильное решение. На какое-то мгновение Илья разжал правую руку, схватил лежащий рядом большой камень и со всей силы ударил зверя по морде. Он метил в ухо, но в последний момент, матерый хищник словно почувствовал что-то, ослабил хватку и отвел в сторону слюнявую пасть. И все же, мощный удар достиг своей цели и пришелся зверю в челюсть, круша при этом клыки и кости пасти.
   Матерый волк отскочил в сторону. Налитые кровью, глаза хищника, со смертельной ненавистью смотрели на человека. Со смещенной в сторону от удара нижней челюсти, на землю, тонкой струйкой вперемешку со слюной, полилась кровь. Илья поднялся, подобрал нож и вновь принял боевую стойку. Если вожак напал бы снова, Илья, скорее всего не выдержал бы повторного натиска, просто не оставалось сил. Искоса поглядывая то на лежащих, на земле собратьев, то на человека, страшная зверюга словно оценивала свои силы. Просчитав все, волк не стал повторять нападение. Издав протяжный утробный вой, он повернулся и бросился в позорное бегство, оставляя своих поверженных сородичей и поле боя за человеком.
  
   ******
  
   Ближе к вечеру землю стал застилать туман, медленно опускавшийся откуда-то сверху. Его большие белые клубы мягко опускались под копыта коня, оседая густой влагой ему на морду, от чего тот потешно мотал головой, возмущенно фыркая. Конь, не в пример своему дикому рыжему сородичу-тарпану, который стреноженный, на длинном поводе, плелся кондыляя, подпрыгивая и переваливаясь с бока на бок за гнедым красавцем, шел вперед, словно не разбирая дороги. Но это было не так. Природный инстинкт подсказывал благородному животному путь назад. Верхом, на спине длинноногого жеребца лежал человек. Он был явно в бессознательном состоянии и в выборе пути полностью положился на своего скакуна. Умное животное не спеша шло вперед, ведя за собой спутанного тарпана. Поднявшись на высокий пологий курган, конь истошно заржал, давая понять своему хозяину, что их цель почти достигнута и людское жилье находится близко. Человек, казалось, ничего не замечал. Он едва приподнял голову только тогда, когда впереди, при спуске с вершины пологого кургана возник частокол, огораживающий стойбище Яхсай.
   Удивленные часовые приняли и отвязали тарпана, однако гнедой жеребец резко дернулся в сторону, как только чужая человеческая рука хотела ухватить его за узду. Несколько попыток так и оказались безрезультатными. Человек на коне не подавал признаков жизни, а умное животное шло вперед, одному ему известной дорогой, сопровождаемое сзади несколькими воинами и гурьбой ребятишек. Наконец конь остановился у юрты русского богатыря и истошно заржал, словно призывая кого-то на помощь. Откинув войлочный полог, наружу выглянул дед Махор и от удивления развел руками.
  - Матерь Божья, это же надо, хозяин вернулся! - радостно закричал он.
   Всадник каким-то чудным образом, на короткое время, пришел в себя, обвел окружающее пространство мутным взором, затем он свалился с коня. Деду Махору показалось, что Илья просто перетек на землю, как нечто густое из опрокинутого вниз горловиной бурдюка.
  - Олуш, где ты старая карга! Быстро сюда, хозяину нашему совсем худо. Кажись, он ранен.
  Воины и ребятишки, что постарше, помогли занести Илью в юрту и уложили на ковер.
  - Старая, ставь воду на огонь, - распорядился дед Махор, - а ты, малец, лети стрелой к хану и скажи, что мой хозяин вернулся.
   Узнав о возвращении русского богатыря, Ата хан немедленно отправился к его юрте. Обнаженный Илья лежал на ковре без сознания. Старая Олуш промывала водой воспаленные раны на плече и на шее.
  - Что с ним? - задал вопрос старый хан.
  - Огневица у него, весь горит, - удручающе тихо, молвил дед Махор, - раны сильно воспалены, видать дикое зверье напало на него. Следы от укусов большие, но разные. Плечо разорвано совсем сильно, видать много крови потерял, а вот на шее клыки не прошли глубоко во внутрь, кажись тужурочка моя кожаная помогла, как знал, что на что-нибудь да она сгодиться.
  - В это время года лютое зверье не нападает на людей. Дичи вокруг полно, зачем им бросаться на хорошо вооруженного воина, - размышлял про себя хан, - если судить по воспаленным ранам, укусы получены дня три или четыре назад. Еще день он неотлучно находился при Кара-Кумуче, итого четыре-пять дней. Ай-наазы похитили на утро следующего дня, как только наши воины отправились на большую охоту. Урус не мог так быстро вернуться назад и похитить дочь, это просто не возможно, но тогда зачем он отстал от остальных воинов и где мог получить эти раны? Внимательно осмотрите его коня, - произнес Ата хан вслух, отдавая распоряжение одному из воинов.
  Выполнив приказ, тот быстро вернулся назад.
  - Хан, конь и тарпан целы, следов когтей и зубов диких животных на них нет.
  - Тарпан? - удивленно переспросил Ата хан, - откуда он взялся?
  - Тарпан был привязан на длинном поводе к коню уруса. Это прекрасный жеребец полукровка, заарканить такого и приручить большая удача для любого воина, - констатируя факт, произнес старый пастух.
  - Слишком много загадок, - задумался Ата хан, - как только Ай-наазы исчезла, я сразу послал за Кара-Кумучем. Наши конные разъезды разосланы по всей степи, а раненный воин, в беспамятстве, находит дорогу до стойбища сам, нигде не пересекаясь с моими людьми. Его нужно привести в чувство любыми путями. Вероятно, он что-то знает и прольет свет, а полученные от него сведения смогут быть полезными в поисках Ай-наазы.
  - Приведите ко мне кама-лекаря, пусть он исцелит его раны, а душу вернет к жизни, - громко произнес хан голосом, не терпящим возражений.
   В ожидании знахаря, Ата хан изучающее склонился над сваленной в углу кучей одежды Ильи. Внимательно осмотрев ее, он пришел к выводу, что ее хозяин какое-то время провел на болотах. Частички ила, ряска и кусочки водорослей невольными свидетелями остались на одежде, глубоко зацепившись за волокна ткани. Старый хан вышел на воздух и самолично осмотрел тарпана и жеребца. Болотная грязь так же глубоко въелась в шкуру животных.
  - Ну, что же, по всему выходит, что урус тут не причем, зря я его подозревал. Нужно отправить людей осмотреть болото, но где его искать?
   Знахарь находился неподалеку. Выполняя приказ своего хана, он немедленно пришел к больному и принялся за осмотр.
  - Что скажешь? - выжидающе спросил Ата хан.
  Знахарь пожал плечами, задумался и, через некоторое время произнес:
  - Огневица вошла глубоко в тело, как бы ни пришлось отсечь всю руку, хотя посмотрим, может быть и так все обойдется.
  - Исцели его, Кюстях, он нужен мне живым!
   За Кюстяхом числилось немало чудес, но в отличие от Берке или Абаасы он не мог управлять силами стихии. В обыденной жизни толку от него было мало, вследствие его тщедушного сложения и низкого роста, но там, куда неожиданно приходило горе и болезнь, его талант был незаменим. Особенно хорошо ему удавалось врачевать различные раны, полученные в бою, но и другие людские болезни были ему по силам. Однажды, он исцелил буйно помешенного, которого держали в клетке несколько лет. Для земляков кама-целителя Кюстяха, его присутствие в стойбище было настоящим благом. Он врачевал раны, лечил детей и стариков, помогал роженицам, принимая самые сложные роды. Когда-то он был одним из учеников самого кама Берке и жил в его кочевье, но после его смерти он что-то не поделил с Абаасы, вернулся назад в родное стойбище, так и не доучившись до конца. Однако, его незаконченная учеба не помешала ему приносить пользу людям. Вскоре он стал лучшим в своем деле после Абаасы, камом-знахарем, и люди со всех ближайших мест потянулись к нему в надежде на исцеление и помощь в излечении от различных недугов.
   Кюстях склонился над страждущим и несколько раз дунул ему в лицо. Через откинутый входной войлок, неожиданно для всех, к удивлению собравшихся, влетела маленькая степная птичка и села у изголовья больного.
  - Это хороший знак, - подумал старый хан.
  - Не спугните ее, - тихо прошептал знахарь и велел своему ученику подать бубен.
  Ритмичный звук ударов нарушил томительную тишину. Пичуга напугано взлетела под самую крышу, заметалась по юрте и вылетела вон. Присутствующим показалось, что от соприкосновения руки кама с бубном идет какое-то легкое сияние. Под эти звуки знахарь начал свое камлание. Макая конские волосы в масло, и сжигая их на огне с соответствующими заклинаниями-просьбами, он долго вел свой исцеляющий ритуал. Раскачиваясь у ложа больного из стороны в сторону, его голос то усиливался, то ослабевал под бесконечные удары в бубен. Ученик сидел рядом и внимал каждое слово своего учителя. Знахарь встал на ноги, несколько раз обошел вокруг, достал острый нож и кончиком сделал несколько надрезов на раненной руке. Кам закрыл глаза. Нащупывая рану, он со всей силы надавил на нее большими пальцами и начал что-то причитать на непонятном языке. Илья застонал от боли и заметался по ковру. Обильный пот выступил на его теле, скатываясь в крупные капли, он стекал по ворсинкам ковра. Сначала, из надрезов, потекла черно-коричневая кровь, затем, из раны на руке, словно ручьем, вперемешку со сгустками желто-зеленого цвета брызнула зараженная кровь.
   Мальчишка ученик подал своему учителю какой-то мешочек. Кюстях взял двумя пальцами щепотку, понюхал, громко чихнул и бросил остатки в огонь. Пламя вспыхнуло, и розовый дым клубами наполнил юрту. У присутствующих заслезились глаза, кто-то чихнул, подражая каму-целителю. Воздух наполнился какой-то особой, таинственной густотой. Знахарь снова взял щепотку из мешочка, внимательно осмотрел рану, из которой к тому времени вытекала только бесцветная жидкость, и пробормотал себе что-то под нос. Кюстях насыпал целебный порошок на рану и указательным пальцем сильно придавил его. Кровь из надрезов моментально перестала течь, а жидкость, до того сочившаяся из раны, свернулась.
   Раскаты от ударов в бубен с новой силой разнеслись по юрте. Знахарь поднялся во весь рост и продолжил камлание. Общаясь с духами нижнего и верхнего мира, остановив камлание, он велел ученику приготовить пустой глиняный сосуд с пробкой в узкой горловине и чистый кусок материи. Этим платком он сначала замотал себе лицо, велел ученику сесть больному на ноги и держать Илью за раненную руку. Раскрыв, находящемуся в бессознательном состоянии русскому богатырю рот, он влил ему вовнутрь несколько капель бесцветной жидкости из маленькой стеклянной склянки, затем он поднял раненную руку и скинул с себя платок. Дрожь пробежала по телу Ата хана. За долгую жизнь он многое повидал, но такое видел впервые. Старая Олуш вскрикнула и затряслась в ужасе. Илья заметался и застонал от боли. Всем присутствующим показалось, что у кама-знахаря, вместо носа вырос огромный прозрачный клюв, похожий на журавлиный. Илья вновь застонал, пот градом катился с его обнаженного тела. Ата хан с глубоким удивлением смотрел на происходящее и окончательно уверовал в силу волшебства Кюстяха.
   Между тем, ведение и не думало рассеиваться. В конце клюва у кама-целителя появился какой-то извивающийся червяк. Кюстях ухватил его пальцами и засунул в пустой глиняный сосуд. Таким образом, он извлек из плеча Ильи девять тварей болезни, закрыл их пробкой, а затем, тряхнул головой, взял в руки бубен, несколько раз с силой ударил по нему, розовый туман рассеялся и клюв исчез. Присутствующие хранили глубокое молчание, боясь потревожить кама-целителя, а он, несмотря ни на что продолжал свое камлание. Бегая с бубном в руках вокруг ложа больного, он в исступлении то взывал к духам верхнего мира, уговаривая их придти к нему на помощь и исцелить больного, то вдруг замолкал, заклиная духов нижнего мира оставить страждущее тело в покое. Наконец он умолк, в бессилии упав на колени у изголовья Ильи. Время шло, а кам все не выходил из транса. За пределами юрты послышался конский топот и восторженные крики мальчишек:
  - Кара-Кумуч! Молодой хан вернулся!
   Знахарь пришел в себя и открыл глаза. Словно не понимая, что здесь произошло, он обвел окружающее пространство мутным взором, останавливаясь в отдельности на каждом из присутствующих и внимательно всматриваясь в лица. Его взгляд остановился на распростертом, на ковре Илье. Больной дышал ровно, казалось, что он просто спал.
  - Перевяжи рану чистой тряпицей, - обратился Кюстях к ученику.
  Знахарь поднялся на ноги, пошатываясь, подошел к Ата хану и тихо произнес:
  - Он будет жить! Духи нижнего мира долго не соглашались оставить его тело в покое, но я уговорил их. Завтра он придет в себя, и ты сможешь с ним поговорить.
  Кам сделал пару шагов к выходу, но затем остановился, словно что-то позабыл. Он повернулся в сторону деда Махора и показав указательным пальцем на лежавший у постели больного глиняный сосуд, произнес:
  - Это нужно зарыть в степи и на этом месте принести духам верхнего мира черного петуха, как только его кровь коснется земли под слоем, которой будет покоиться сосуд с хворью, твой хозяин встанет на ноги.
  Произнеся эти слова, он быстрым шагом покинул юрту.
  - Где же мне взять черного жертвенного петуха? - нарушил молчание озабоченный дед Махор.
  - Не волнуйся, раб, ты получишь все необходимое, - устало произнес Ата хан, развернулся и направился к выходу.
   Кара-Кумуч с нетерпением поджидал его у коновязи.
  - Что с ним, отец?
  - Он серьезно ранен, но хвала Тэнгри, опасность миновала, и завтра он сможет говорить. Какие у тебя новости?
  Кара-Кумуч виновно опустил голову.
  - Ай-наазы будто растворилась в степи. Все наши попытки нащупать хоть какой-то след ни к чему не привели. Мои люди не слезали с седла несколько дней в поисках хоть какой-то ниточки, но все напрасно.
  - Пойдем ко мне, сын, нам нужно поговорить. Ты отдохнешь с дороги, и заодно пообедаем.
  
   ******
  
   В юрте Ата хана царило уныние. Все говорило о том, что любимая дочь исчезла непонятным образом. Слуги и рабы, прислуживающие хану, хранили скорбное молчание, боясь словом разбередить сердечную рану своего хозяина. Кара-Кумуч с жадностью набросился на еду. Отрезая острым ножом от варенной, цельной бараньей ноги большие ломти мяса, он целиком запихивал их в рот, запивая пищу свежим кумысом. Когда он, наконец, насытился и отложил нож в сторону, мудрый хан продолжил разговор.
  - Был ли ты в кочевье Абаасы?
  Кара-Кумуч утвердительно кивнул, сделал последний глоток кумыса и поставил пустую чашу на ковер.
  - Да, отец! В кочевье Абаасы царит неразбериха и суматоха. Его люди недоумевают, что произошло с хозяином. Четыре дня назад, Абаасы, куда-то таинственно отлучился, но вернулся под утро. Затем, он снова пропал вместе со своим волком, но люди не видели, как он выходил из юрты. Его второе исчезновение продлилось не долго. Солнце еще не успело сесть за горизонт, как ученики нашли его едва живого, на полу у потухшего очага. Причем люди не видели, как Абаасы вернулся. А его волк куда-то исчез.
  - Что с Абаасы?
  - У него обширный порез до самой кости на правом бедре, но самое интересное, у Абаасы сломана в нескольких местах нижняя челюсть и выбиты почти все передние зубы. Опухоль настолько велика, что глаз на лбу затек полностью, и он не может говорить.
  - Вот это новость! - подумал хан.
  - Скорее всего, Абаасы не причастен к похищению Ай-наазы, - продолжая, сделал вывод Кара-Кумуч.
  - А ты не задумывался над тем, кто мог так отходить черного кама?
  - Я долго думал над этим, но не пришел к единому выводу, - развел руками Кара-Кумуч, - скорее всего он пострадал в поединке с духами зла.
  - Порез на бедре сделан оружием?
  - Да!
  - Разве ты не знаешь, что духи не пользуются клинками?
  Кара-Кумуч задумался.
  - Так-то оно так, отец, но тогда кто на такое способен? Люди боятся Абаасы, и вряд ли даже самый храбрый воин отважится на такое.
  - Кажется, я догадываюсь, кто это сделал.
  - И кто же?
  - Твой новый друг, урус богатырь! Ты, кажется, говорил, что Абаасы угрожал ему в прошлый раз?
  - Это правда, отец. Абаасы обещал Илье в прошлый раз, что тот не переживет смену двух лун.
  - На смену двух лун назначен большой ханский совет, не так ли?
  - Ты прав, отец.
  - Абаасы решил сдержать свое слово и выполнить данное обещание, за что и поплатился.
  - Странно. Почему ты так думаешь? Мне сказали, что раны на теле Ильи получены от зубов и когтей, диких зверей? Перевоплощаться в животных и управлять силами стихии, было лишь под силу только покойному великому каму Берке.
  - До меня не раз доходили слухи, что Абаасы все же постиг мудрость своего приемного отца и легко может превращаться в волка. Поверь моей мудрости, Кара-Кумуч, ранение богатыря урусов и Абаасы не случайны, они связанны друг с другом. Этот урус чем-то мешает черному каму, но чем? Скорее всего, ключ к разгадке этой тайны кроется в исчезновении Ай-наазы, я чувствую это. Абаасы хитер и могуществен. Вероятно, он похитил твою сестру и где-то ее прячет. Чувствует мое сердце, он хочет воплотить в жизнь предсказание великого Берке.
  - Рука Кара-Кумуча невольно потянулась к мечу висевшему на поясе. Его глаза вспыхнули яростным огнем.
  - Я убью его, отец! - сквозь зубы процедил он.
  - Нет, мой сын, ты не сделаешь этого. По крайней мере, не сейчас. Со смертью Абаасы угаснет и жизнь Ай-наазы, а я хочу видеть свою дочь живой. Отзови своих людей из степи и прекрати поиски. Отправь несколько искусных лазутчиков следить за кочевьем Абаасы. Ничего не поделаешь, нужно выждать время. Все решиться через девять дней на ханском совете. Судьба твоего нового друга тонко переплетена с судьбами Ай-наазы и Абаасы. Он обязательно приведет нас к ней.
  - А если ты ошибаешься, отец?
  - На все воля Тэнгри! Завтра мы узнаем, что произошло с урусом. Сделай все необходимое, чтобы он как можно быстрее поправился и сел в седло. Он нам нужен. А сейчас иди, оставь меня одного, мне нужно многое обдумать.
  
   ******
  
   Илья, молча, наблюдал за розовым дымным диском солнца. Дневное светило почти полностью показалось из-за бескрайнего леса, от чего краски окружающего мира стали ярче и насыщенней. Теплые лучи одаривали мягким теплом все живое, все, что еще не было поглощено ужасом войны. Ласковое солнце лелеяло деревья на скалах высокой горы, обвивающие своими корнями отколотые камни.
  - Где я? Почему я здесь? - недоумевающее задал себе вопрос Илья.
  Налетел ветерок. Волосы Ильи заколыхались от его дуновения. Его не покидало какое-то смутное ощущение, а именно, уверенности того, что сейчас что-то важное должно произойти.
  - По-моему я слишком излишне волнуюсь? А как же предчувствие? Моя внутренняя интуиция меня никогда не подводила.
  Не успел Илья закончить эту мысль, как на небе появилась какая-то черная метка, которая увеличиваясь, приближалась к горе. От смутного чувства у Ильи перехватило дыхание.
  Что это? Что я вообще здесь делаю?
   Точка опустилась где-то рядом, у леса, у подножья горы.
  Незачем волноваться! - попытался успокоить себя Илья, всматриваясь в то место, куда упала точка. В этот момент у самой кромки леса замаячила чья-то темная фигура. Она приближалась, двигаясь по направлению к нему, по поляне усыпанной цветами. Яркое солнце зашло за фигуру, и взору Ильи предстал человек. Незнакомец остановился на полдороги. Его лица разглядеть не удавалось - оно было скрыто накинутым балахоном.
  - Идем за мной! - произнес знакомый, приятный голос, - тебе нужно кое-что узнать о своих врагах!
  Незнакомец быстро развернулся и двинулся вглубь леса, оставляя вопросы без ответов. Илья, молча, последовал за ним. Петляя между бесчисленными скалами, поросшими кустарником, они вскоре остановились у входа в пещеру. Тень обернулась, приглашая Илью за собой, и углубилась в горный лабиринт.
  - Голос? Откуда я знаю этот голос? Он кажется мне настолько знакомым. Определенно, я его где-то слышал.
   Незнакомец остановился перед массивной дубовой дверью. Он с заметным усилием толкнул створки, которые, впрочем, на удивление легко разошлись. Тень скользнула во внутрь, а Илья остался стоять на пороге, не собираясь входить без разрешения.
  - Ты, что, собираешься стоять на пороге до смены двух лун? - осведомился незнакомец у Ильи.
  - Я подумал, вдруг ты изменишь, свое решение относительно меня? - ответил тот, и сделал несколько шагов вперед.
   Помещение, выдолбленное в скальном грунте, представляло собой зал с высокими потолком, освещенный светом факелов. Вдоль стен стояли стеллажи, искусно сделанные из древесины каменной березы. На полках покоилось множество книг и свитков, нигде не было и намека на пыль. Помещение казалось довольно просторным, хотя не отличалось большими размерами. На деле зал зрительно увеличивали два огромных зеркала у входа и на противоположной стороне, которые в свете факелов воспроизводили секрет четвертого измерения.
   Илья с недоумением глядел куда-то под потолок, размышляя о том, что же хочет от него это непонятное существо с таким знакомым голосом. Тень начертила рукой в воздухе замысловатый знак, и древний фолиант сам по себе опустился с полки на алтарь, служивший своеобразным пюпитром. Книга была явно попорчена огнем и временем и у нее не доставало страниц, а незнакомец, тем временем, с величайшей осторожностью перелистывал ветхие листы, пока не нашел, что-то его интересующее.
  - Ты, родившийся при полной луне и прибывший к нам из другого времени, - начал громко он свое чтение, - остерегайся черной звезды, вышедшей из-под земли в лихую годину войн. В час, когда ночное солнце начнет свой путь от древности к юности, отверстая пасть зла может поглотить жизнь твою, измучив пред тем душу и тело... Если за девять дней, оставшихся до смены двух лун, ты не сможешь срубить проклятый корень зла, то... Я думаю ты знаешь, что может ожидать тебя в нашем мире?
  - Не знаю, но догадываюсь. Я чувствую, что должен спасти Ай-наазы, - подумал Илья, повторяя про себя жуткие строки из книги.
  - Чувства еще никогда не подводили тебя, но следует слушаться и голоса разума. Положись на него и помни, что люди не изжили в себе неблагодарность!
  - Я больше не хочу войн и битв. Разве я не могу после того, что со мной произошло в жизни просто остаться здесь? Ответь мне, мудрец!
  - Можешь, однако, вспомни. Ты же всю жизнь сражался до последней минуты! Ты воин, и ты должен принять это! Ты не должен оставаться в стороне от текущих дел! Я отвечу тебе, ты можешь остаться здесь, но подумай, если все воины рода, с которым, в последнее время, роковой случай свел твою судьбу, погибнут в сражениях с новым врагом, а ты знаешь, он придет в скором будущем туда, на новые земли, и ты будешь утверждать, что сможешь остановить его и изменить ход истории?
   Все это время, Илья, смотрел сквозь каменную стену, вперед, вдаль, которая влекла его, восстанавливая в памяти грядущие исторические события, но последние слова мудреца всерьез затронули его душу. Он грустно посмотрел на него. Мудрец неспешно подошел к Илье, балахон, скрывающий лицо, на кроткий миг колыхнулся, чуть, чуть приоткрыв завесу тайны, но этого мига было достаточно. Илья вспомнил и голос, и узнал лицо мудреца.
  - Алексей, это ты? - срывающимся голосом произнес он.
  - Все! Тебе пора идти! - произнес мудрец, указывая рукой на дверь.
  - Леха, я знаю, это ты! Я нашел тебя, теперь мы вместе...
   Илья беспокойно заворочался на своем ложе с боку на бок.
  - Не исчезай, куда ты пропал, Алексей...! - выкрикнул он вслух и открыл глаза.
  Его подсознательному желанию не суждено было сбыться, после долгого сна, он вернулся в реальный мир. Старая Олуш сидела у его изголовья и чистой тряпицей вытирала с его лица, обильно выступивший, пот. Илья закрыл глаза, стараясь вновь погрузиться в мир сновидений. Ничего не вышло, сон растаял без следа, словно туман. Илья попытался восстановить детали в памяти. Получилось на удивление легко, словно все это в действительности произошло с ним. Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, открыл глаза и постарался приподняться. Налитые тяжестью мышцы упрямо притягивали обратно к постели. Илья попытался восстановить реальный ход событий.
  - Как я попал в стойбище Яхсай? Охота на тарпанов, погоня, болото, битва со стаей волков... Память постепенно возвращалась к нему. Он повторил попытку приподняться. Старая рабыня помогла ему, поддерживая за плечи.
  - Как я очутился дома? - задал он вопрос.
  - Тебя в беспамятстве принес твой конь.
  - А дед Махор куда запропастился?
  - Он отправился зарывать твою болезнь. Наверное, кровь черного жертвенного петуха уже пролилась на землю!
  - Какой петух, какая кровь?
  - Это не важно, господин, главное, что ты опять с нами и пошел на поправку. Ты посиди тут, покуда я принесу тебе поесть, - молвила старая Олуш, вытирая заботливой рукой его влажный лоб.
  
   ******
  
   Горячий наваристый бульон с мелко порубленными кусочками мяса, свежая лепешка из белой муки, утолили голод и быстро прибавили сил. Размышляя на тему недавнего сна, Илья не заметил, как откинулся входной войлок и на пороге возник улыбающийся Кара-Кумуч.
  - Как рана? Как себя чувствуешь? - с ходу произнес он.
  - Пустяки. Денек другой отлежусь и в седло.
  - Это хорошо. Через девять дней смена двух лун. Тебе нужно быстрее поправляться, на этот срок назначен ханский совет.
  - В час, когда ночное солнце начнет свой путь от древности к юности... Если за девять оставшихся дней не срубить корень зла, то... - тихо процитировал страницы из книги Илья.
  - Что? Откуда ты это взял? - удивленно спросил Кара-Кумуч.
  - Так, сон приснился, ерунда какая-то, - ответил Илья и вкратце пересказал содержимое, промолчав при этом про сходство мудреца с Алексеем.
  Когда он закончил, Кара-Кумуч безмолвно взирал на него, пораженный реалистическим содержанием сна.
  - Как прошла охота? - разорвал томительную паузу Илья.
  Кара-Кумуч отмахнулся рукой.
  - Ты лучше расскажи, Илья, что с тобой приключилось на болотах?
  - А что тут говорить, напали волки. Откуда они взялись, ума не приложу. Троих я уложил, а четвертый, вожак их, уж больно крупный попался, еще немного и он перегрыз бы мне глотку, но я его опередил, размозжил ему голову камнем, аж зубы посыпались. Шкура такого крупного зверя хороший трофей для любого охотника, жаль что ушел.
  Рассказом Ильи Кара-Кумуч был сражен на повал. Удивление, трепет ужаса и восхищение, сменялись один за другим на мимике его лица. Когда он овладел собой, то, дрожащим голосом, не свойственным ему ранее, задал очередной вопрос:
  - Постарайся вспомнить, Илья, не нанес ли ты ему еще какого-нибудь увечья?
  - Что тут вспоминать. Когда он бросился на меня, я полоснул его ножом по правой задней ляжке, но кажется не сильно, зря только шкуру попортил. А почему ты спрашиваешь?
  Кара-Кумуч не знал, что ответить и решил промолчать. Невольно, на память ему пришли слова отца:
  - Поверь мне, сынок, судьба твоего друга тесно переплетена с судьбами Ай-наазы и Абаасы...
  - Что с тобой, Кара-Кумуч, ты что, нездоров?
  Молодой хан очнулся от размышлений.
  - Нет. Я просто устал. Я пойду к себе, отдохну чуток.
  - Постой, а где Ай-наазы? Почему она не пришла с тобой меня навестить?
  Кара-Кумуч помрачнел. Выражение его лица стало чернее тучи.
  - Что случилось? Ты что-то скрываешь от меня?
  Молодой хан вскинул голову. В его глазах читались печаль и ярость. Выдержав небольшую паузу, он ответил:
  - Она исчезла из нашего стана. Скорее всего, ее похитили.
  Илья встрепенулся. Такого оборота событий он никак не ожидал. Опять на память пришел давешний сон:
  - Я должен спасти Ай-наазы, - вспомнил он свои слова из сновиденья.
  - Кто это сделал, Абаасы? - на одном дыхании спросил он.
  - Абаасы лежит в своем кочевье с порезанной от бедра до колена ногой, со сломанной в нескольких местах челюстью и выбитыми зубами.
  Теперь ответ друга сразил Илью, пришла его очередь удивляться. Открыв рот, он с глупым, ничего не понимающим выражением лица взирал на Кара-Кумуча. Смысл сказанного, хоть медленно, но дошел до него. Когда он совладал со своими эмоциями, то задал вопрос:
  - Если это не Абаасы, то кто?
  - Не знаю, - с глубокой печалью ответил молодой хан, - будем надеяться, что в скором времени нам будет это известно, кто и зачем похитил Ай-наазы. Я, пожалуй, пойду, я действительно очень устал. До священной горы три конных перехода. Ты должен поскорее поправиться и встать на ноги и тогда мы вместе найдем ее.
  
  
  
   ГЛАВА 11.
  
  
  
   По выжженной летним солнцем степи, не спеша передвигались серые тени двух сотен всадников, которые держали свой путь к священной горе. На второй день их пути, небо потемнело, и суровая тишина опустилась на землю. Кара-Кумуч попридержал коня и поравнялся с Ата ханом.
  - Нам следует сделать остановку. Отара жертвенных ягнят отстала от нас на пол перехода. Пастухи стараются изо всех сил, но никак не могут заставить идти быстрее глупый скот.
  - Там впереди река, - устало произнес хан, - там и обустроим стоянку на ночь, всем нужна вода.
  Кара-Кумуч молча, принял к сведению сказанное и отдал приказ продолжать движение, а мудрый хан, с тяжелым сердцем, погрузился в былые воспоминания.
  - Каждый год, в указанное Великим ханом время, к священной горе съезжались ханы, племенные вожди, знатные воины, нойоны и главы семейств. Все они направлялись туда для того, чтобы принести жертву Великому Тэнгри. Моления Тэнгри в этот день проходили по всей Великой Кумании. На священную гору съезжались десятки тысяч людей со всей Великой Степи. Это было впечатляющее зрелище. Возле берез, на священных землях, горели тысячи костров, где приносили в жертву жеребят и ягнят. Цель этого моления состояло в том, чтобы испросить у Великого Тэнгри богатого урожая, благополучия на скот, хороших удоев, здоровья и разума людям и помощи в справедливом деле.
   Моления всегда заканчивались общим праздничным пиршеством, весельем, различными играми, состязаниями и скачками, где молодежь всегда могла показать свою удаль. На священную гору не допускались женщины и девушки. Даже кобылицы и овечки не могли там появиться. Человек, приезжающий на лошади, оставлял свою кобылу за пределами священной земли. Приносимые в жертву ягнята были обычно самцами белой масти, но с черной головой или, как минимум, черными щеками. Они приносились в разном количестве, в зависимости от числа хозяев, желающих принести в жертву свое животное Тэнгри. Ехавшие на моление мужчины, прикрепляли к своим головным уборам две ленты: белую и синюю. По приезду на священные земли ленты снимали, окуривали богородной травой (ербен од), и прикрепляли к ветвям священной березы.
   Пока простые люди развлекались и пировали, вожди родов и ханы собирались на большой совет, который проходил под предводительством великого хана куманов. На этом совете решались различные вопросы - объявление войны, заключение мира, захваты и набеги на новые земли, творился справедливый суд, решались проблемы по примирению между враждующими родами и другие жизненно важные вопросы.
  Ата хан тяжело вздохнул. На этот ханский совет он ехал с тяжелым сердцем и в печали.
  - Канули былые времена в лета. Нет больше великого хана, нет единства и взаимопонимания между родами куманов. Многие ханы повернули свои головы на Русь, готовые лизать пятки их князьям, чтобы найти защиту. Куда мы идем? Люди забывают религию предков, все чаще принимая чужие сердцу кумана ислам и крещение.
   Сверкнула молния. Из глубин неба вырвался на свободу раскат грома, нарушивший гнетущую тишину. Подул ветер, который моментально принес мятежную свежесть наступающей грозы, разрушил оцепенение природы и заставил мудрого хана оторваться от своих мыслей. Впереди, на темно-зеленом ковре травы, различалась свинцовая полоса воды. Через некоторое время, стало видно, что это долгожданная река, по берегам которой, словно чьей-то небрежной рукой, был разбросан редкий кустарник. Ата хан окинул взором равнину. В радиусе нескольких верст не было ни одного дерева, которое могло бы укрыть от дождя.
  - Наверное, я стал слишком стар, если размышляю о таких пустяках. Разве нужно настоящему воину укрытие от природных стихий? - задал он сам себе вопрос, - костер, верный конь и черпак, постеленный на землю, вот, что нужно кочевнику. Да, засиделся я в стойбище, давно не выходил в чисто поле. Ставьте лагерь! - отдал он распоряжение сопровождающему его верному Овлуру.
  
   ******
  
   Землю застелила прозрачно-черная предгрозовая мгла, скрывающая своим покрывалом очертания окружающей природы. Люди разводили костры и о чем-то тихо переговаривались между собой. Ухо Ильи уловило шелест, пока еще мелких дождевых капель, а через несколько минут он почувствовал их на лице. Его жеребец, так не кстати, потерявший по дороге подкову, захромал и это очень озадачивало Илью. В раздумье он направился к берегу реки и увидел там, сидящего на корточках, Кара-Кумуча. Тот спустился к воде, чтобы смыть с лица дорожную пыль. Склонившись над зеркальной поверхностью, Кара-Кумуч, погрузил кисти рук в свежую речную прохладу, но тут же обернулся назад, заметив на водной глади отражение Ильи.
  - Прости, что помешал тебе, - начал первым разговор Илья и посмотрел на черное небо, - я хотел сказать тебе одну вещь. Не по душе мне место стоянки лагеря.
  - Я тоже это почувствовал, неприятное чувство, - ответил Кара-Кумуч, стряхивая песок с подола плаща. Скорее всего, оно навеяно приближением грозы, которая, заметь, ползет со стороны священной горы.
  - Ты прав, Кара-Кумуч. Вероятно дело в том, что тучи, вместе с дождем, впитали в себя частички злобы наших врагов.
  Кара-Кумуч тряхнул головой и рассмеялся.
  - Если бы злоба наших врагов просто бы витала в воздухе, то наша жизнь была бы слишком скучной. О чем ты задумался, Илья?
  - Мой аргамак захромал, потерял по дороге подкову.
  - Дело дрянь, но стоит ли так переживать, возьми моего заводного.
  - Нет, - отрицательно покачал головой Илья. - Говорят? здесь по близости есть кузня?
  Молодой хан пожал плечами.
  - Мой старый раб Махор говорит, что знает это место. Крюк небольшой. По приказу Ата хана твои люди разбивают лагерь на ночь. Я успею добраться до кузни, подковать коня и догнать вас в пути, но твоего заводного я тоже возьму. Кляча Махора не выдержит двоих, а перегружать хромого жеребца мне жалко.
  - Пусть будет по твоему, только возьми с собой пару моих воинов.
  - Зачем они мне? - удивленно задал вопрос Илья.
  - Да так. Мало ли, что в пути.
  - Не стоит, пусть люди отдохнут, а я стрелой, туда и обратно.
  
   ******
  
   По дороге вдоль берега извивающейся и петляющей реки, под стеной проливного дождя, упрямо брели двое всадников, ведя сзади за собой хромого коня. Крупные водные капли, беспрерывно падали с неба, превращая дорогу в сплошное месиво.
  - Далеко ли еще? - спросил тот, что помоложе.
  - Да почитай еще верст пятнадцать будет, а может и поболее, - ответил другой.
  - Спешиться надо, дед. Лошади не могут идти.
  - И в правду, заморим лошаденок. Замерз я, хозяин, до самых кишок, - прохрипел дед Махор.
   Дождь немного стих. Дед Махор косо посмотрел на сочные, грязные облака, которые быстро неслись по помрачневшему небу. Задул сильный ветер, резкий и неопределенный. Он рвал без направления, со всех сторон, словно атаковал невидимого врага. Идти стало еще труднее. Ноги увязали в грязи, а промокшая насквозь одежда, обдуваемая холодным ветром, плотно прилипала к телу. Путники с трудом пробивались вперед. Все настойчивее, резче и крепче ударял по бокам стервенеющий ветер. Фиолетово-серая молния, ударила в нескольких десятков метров. Из прибрежного камыша испуганно поднялась на крыло стая диких уток. Дед Махор поежился.
  - Что-то сильно сумрачно, грозно, тоскливо. Таво и гляди, сейчас с ног свалит и понесет по степи. Не иначе, как Бог послал этот ветер, за недобрые людские помыслы и грехи, - матерясь, произнес старик.
   Шли долго, словно заманивали за собой степной буран. Вязкий суглинок дороги липнул к копытам коней, нарастал на них пудовыми гирями, отваливался и налипал с новой силой. Множество звонких мутных ручейков, сбегало со всех концов степи. В месте соединения, между собой, эти потоки затевали безудержный водяной бунт, а потом, устремлялись с глухим ревом в реку, которая уже вышла из берегов.
   Облака словно разошлись. Ветер и дождь неожиданно прекратились. День угасал как-то серо и бездарно. Перед глазами путников простиралась равнина с примятой от сильного дождя травой, покрытой серебристым бисером дождевых капель. С наступлением сумерек, напряжение томительного ожидания достигло нестерпимого накала. Легкий ветерок принес дым костра.
  - Кажись, отмучились, произнес старик, шамкая задубевшими губами.
   Речка, огибая препятствие, сделала резкий поворот, неся свои воды дальше по дну глубокого оврага, который пролегал у подножья двух холмов, поросших редким лесом. Пройдя еще не много, усталые измученные путники уперлись в деревянный плетень забора. В ночной мгле, совсем рядом, угадывались очертания каких-то строений. Не выдержав близости окончания пути, дрожащим от холода голосом, дед Махор закричал:
  - Эй, хозяева, есть кто живой?
  Ответом послужил брехливый лай пса, забившегося от ненастья куда-то в дальний угол.
  - В такую погоду даже собаки не ждут непрошенных гостей, а нас черт понес, - вздыхая и матерясь, пробубнил старик.
  Со скрипом отворилась тяжелая дверь, и раздался недовольный, грубый мужской голос:
  - Чего надо? Кто такие?
  - Ты бы подошел, мил человек, поближе, а то кричать как-то неловко, - начал разговор дед Махор.
  К изгороди вышли двое и остановились в нескольких метрах. В свете тусклого масляного фонаря, можно было разглядеть крупного мужчину лет сорока, держащего, перед собой, в руках большой топор и юношу, который освещал дорогу.
  - Ну? - недовольно произнес мужик.
  - Что ну? Я тебе не лошадь, не запряг еще, а погоняешь, - ответил прибауткой дед, - ты, мил человек, пусти нас на порог, устали мы с дороги, промокли до нитки, а потом и расспрашивай.
  Старческий голос деда Махора развеял сомнения кузнеца. Он расслабил хватку, перекинул топор на плечо и, обращаясь к пацану-подмастерью, произнес:
  - Раздвинь плетень, Бамут, пусти их во двор.
  Путники провели лошадей во внутрь и остановились под навесом.
  - Кто такие и чего надобно в моей глуши? - грозно произнес хозяин, покачивая огромным топором на плече.
  - Конь у нас захромал, подковать надобно, - ответил Махор.
  - Откуда и куда путь держите? - более ласково спросил кузнец.
  - Путь наш лежит от стана Ата хана к священной горе, да вот, по дороге оказия приключилась, - развел руками старик.
  - А этот, что немой? - кивком головы, хозяин указал на Илью, украдкой бросая косой взгляд на висевший на поясе меч.
  - Хозяин это мой. Ты, мил человек, не боись нас, не сделаем мы тебе худа, напротив, отблагодарим по-человечески от души, только ты нас накорми и обогрей.
  - Твой хозяин никого помоложе не нашел? - кузнец оценивающе посмотрел на непрошенных гостей, - Ну, ладно, - согласился он с неохотой, - только пусть твой хозяин снимет меч и оставит его у порога.
  Илья, молча, согласился с предосторожностью хозяина, улыбаясь, он вынул из ножен меч, воткнул у порога в землю и произнес:
  - Ну, теперь можно войти?
  Кузнец удовлетворительно кивнул головой и открыл дверь избы.
   Угольки едва тлели в очаге. Пацан-подмастерье, подкинул сухого хвороста, и огонь разгорелся с новой силой, освещая помещение неровным блеклым светом. Илья отцепил пояс с пустыми ножнами, положил в углу, а сам присел на лавку. Хозяин повесил на огонь закопченный котелок и сел за стол, на грубо сколоченный табурет, напротив гостей.
  - Завтра я подкую вашего жеребца, а пока поешьте, отдохните на сеновале до утра.
  - Нет. Подковать нужно сейчас. Плачу тройную цену. Завтра с рассветом мы должны тронуться в дорогу, - голосом, не терпящим возражения, произнес Илья.
  Хозяин недовольно покачал головой.
  - Куда такая спешка. Ночь на дворе, да и угли в горне давно погасли, разжигать заново нужно.
  - Значит разжигай. Накорми и вычисти наших лошадей, а мы пока обсохнем и перекусим.
  Илья вытащил две серебряные монеты и со звоном бросил их на пустой стол. Одна монетка долго крутилась на ребре, пока хозяин дома не прихлопнул ее ладонью.
  - Ну, что же. Воля ваша. Баммат, разжигай горн и позаботься о лошадях, а я пока с гостями выпью чашу кумыса.
   На столе появился полупустой бурдюк, чистые чаши, тройка черствых ячменных лепешек и несколько луковиц, которые хозяин отрезал от вязанки у окна. Дед Махор подошел к очагу и приподнял крышку на котелке. В лицо, вырываясь, ударил бунтующий горячий пар. Старик тряпкой снял котелок с огня и поставил на стол. Выпив чашу кумыса и утолив первый голод, неугомонный дед Махор спросил у хозяина:
  - Чьих корней будешь?
  - А тебе, не все ли равно? - грубо ответил кузнец.
  - Негоже добрым людям сидеть за одним столом и молчать. Не по-людски это.
  - Я смотрю вы крещеные? Коль знать охота, то, что же, секрета большого нет. По матери я из земли русской, а отец был половец из рода Аджи хана.
  - На половину из наших, знать. А что же ни как все, отчего ремеслом занялся, гляжу, вроде здоровьем Бог не обидел? Сторонишься людей, ишь в какой глухомани живешь?
  Кузнец пожал плечами.
  - Кому-то и дело надо делать. Сегодня вы забрели, завтра другие. Вода есть, дрова есть, продукты выменяю, что еще надо. А жить, какая разница где? Я тут привык.
  - И то верно, главное, чтобы на хлебушек хватало, - весело подметил захмелевший дед Махор.
  - Пойду я, с вами хорошо, а работать надо. Отдыхайте покуда, - поднимаясь из-за стола, произнес хозяин и направился в кузню.
   Есть не хотелось. Посидев немного за столом, Илья перебрался поближе к огню, зачарованно любуясь языками пламени. Воспользовавшись моментом, захмелевший дед Махор, налил украдкой себе еще чарку кумыса. Быстро выпив, он не глядя на стол, поставил чашу в середину кучки луковиц. Круглые головки покатились по столешнице. Пытаясь их собрать, Махор еще больше разбросал их. Падая на пол, они рассыпались по комнате в разные стороны. Недовольно кряхтя и чертыхаясь, старый раб опустился на четвереньки и стал собирать их.
  - Ой! - воскликнул он, наколов чем-то руку, - кажись, здесь отродясь никто не убирал.
   Илья оторвался от размышлений и повернулся в его сторону. Продолжая ползать на карачках, старый пьяный раб собирал в подол рубахи разбросанные луковицы. Осталась последняя, которая упорно не хотела даваться в руки человеку. Она уже второй раз выскакивала из пальцев деда Махора и закатилась под топчан, служивший постелью хозяину.
  - Ах, ты бесова отрада, я все равно достану тебя, - упрямо произносил раз за разом захмелевший раб.
  - Да брось ты ее, Махор, на кой лад она тебе сдалась, - произнес, с интересом наблюдавший за потугами старого кряхтящего раба, Илья.
  - Не, хозяин, щас я ее ухвачу! - настырно ответил Махор, с головой залезая под топчан.
  - Хватит. Вылезай оттуда, иди лучше проспись на сеновале, старый хрыч! Утром спозаранку в дорогу, - возмущенно выкрикнул Илья.
  - Ух, ты! Вот это да! - послышался удивленный голос из-под топчана.
  - А ну вылезай! Что ты еще там нашел, кроме луковицы?
   Махор стал пятиться назад из-под топчана. Полностью выбравшись на божий свет, он подошел поближе к огню, что-то крепко держа в зажатой руке.
  - Ты чего, старый, от безделья тараканов ловить начал? - усмехнувшись, задал вопрос Илья.
  - Если бы таких тараканов у нашего кузнеца было бы побольше, то он был бы точно богаче хана, - с этими словами дед Махор разжал пальцы.
  На его ладони блестела золотая подвеска тонкой работы, к которой звеньями цепи, крепились три серебряные монетки. Обрывок найденной драгоценности показался знакомым Илье. Он взял находку в руки и внимательно осмотрел.
   Сердце бешено заколотилось в груди. В памяти возник знакомый образ.
  - Ай-наазы! - шепотом произнес он и зажал кулак.
  Он бросился к топчану и резким движением перевернул его. Аккуратно обследовав пол, он нашел еще две монетки с дырочками у самого ободка и обрывками цепи. Заскрипела входная дверь.
  - Принимай работу, витязь! - с порога прогремел кузнец.
  Илья резко повернулся. Нескрываемая ярость и злость читались в его взгляде. Рука сама потянулась к поясу.
  - Черт, я же воткнул его в землю у входа, - молнией пронеслось в голове.
   Кузнец опередил Илью, в долю секунды, в его руках оказался тяжелый топор. Не помня себя от гнева, безоружный Илья набросился на хозяина. Тот, не успел отреагировать, замахнулся топором, но нанести смертельный удар не успел. Боевая многолетняя выучка не подвела. Илья мгновенно преодолел разделяющее их расстояние, левой рукой ухватил занесенное топорище, а правой нанес сильный удар кулаком в лицо. Кузнец покачнулся, но устоял на ногах. Под лихим ударом Ильи у него хрустнула переносица. Выронив бесполезный в ближнем бою топор, с остервенением и стоном, хозяин набросился на Илью, сбив его с ног. Два сплетенных тела катались по полу, нанося при этом друг другу яростные удары. Телосложением и природной силой Илья заметно уступал своему апоненту, к тому же, он еще не совсем оправился от болезни, но опыт рукопашной борьбы и смекалка были на его стороне. Никто не хотел уступать. Схватка продолжалась с переменным успехом. На шум прибежал пацан-подмастерье, вооруженный железной кочергой. Неизвестно, чем бы закончился этот бой, к тому же, с полученным подкреплением, перевес сил клонился на сторону хозяина, если бы дед Махор не прервал этот поединок.
  - Я же говорил тебе Илья, что на что-нибудь да сгожусь, - довольно молвил он, стукнув хозяина дома тяжелой железной жаровней по голове.
   Кузнец ослабил хватку и умиротворенно затих. Скинув с себя его руки, пошатываясь, Илья поднялся с пола.
  - Здоровый бугай попался, - устало произнес Илья, - свяжи его дед, пока не очухался, а я маленько отдышусь.
  Юный подмастерье так и застыл в дверях. Бросая испуганный взгляд то на непрошенных гостей, то на своего учителя, он правильно оценил сложившуюся ситуацию и выронил из рук кочергу.
  - Тащи быстро веревку, малец, будем этого борова вязать, - с гордостью в голосе, крикнул дед Махор, сидя верхом на поверженном кузнеце.
  Быстро спутав с ног до головы хозяина дома, старый раб туго затянул узлы и рукавом вытер струящийся от натуги пот со лба, и сел на лавку рядом с Ильей.
  - Поди сюда, - подозвал он мальчишку, подманивая того указательным пальцем.
  Тот подошел. Чувствовалось, что он сильно робеет, а перехваченный взгляд, которым наградил его Илья, вообще поверг пацана в панический ужас. Илья отвернулся и посмотрел в окно. Темная ночь, шурша ветром и стуком дождя, заглядывала внутрь, сквозь бычий пузырь.
   Связанный хозяин стал потихоньку приходить в себя. Лежа на полу, он зашелся в кашле, открыл глаза и сплюнул кровавую слизь. Затем, гигант набрал полную грудь воздуха, собираясь запротестовать, но тут же отказался от своего намерения. Заметив, как дрогнул Илья, он решил пока помолчать. Под потолком проходила огромная деревянная балка с железным крюком, вбитым посередине. Илья посмотрел на нее. Сейчас с нее свисала лишь паутина, но дерево было крепкое, а крюк вбит на славу. Дед Махор проследил за взглядом Ильи, улыбнулся, угадав при этом намерения своего хозяина.
  - Ты хочешь подвесить его за руки и пытать?
  Илья кивнул головой, а связанный кузнец разразился грязной бранью. Дед Махор подошел к нему и пнул ногой по ребрам.
  - Сейчас мой хозяин будет задавать тебе вопросы, а ты отвечай, не тая, что знаешь. Ты понял меня?
  - Не знаю я ничего. Что вы от меня хотите?
  Брови у Ильи поднялись вверх.
  - Ничего не знаешь? - в его голосе сквозило мягкое сожаление, - ты меня сильно разочаруешь, если не скажешь всю правду.
  Лицо Ильи словно окаменело. Он вытащил нож, с устрашающей быстротой подошел к пленнику и приставил клинок к горлу. По пути, лезвие слегка скользнуло по щеке, оставив кровавую полоску, оно срезало прядь засаленных волос.
  - Я не чего не знаю, - мрачно произнес кузнец, устрашенный угрозой, но не растерявший мужества.
  Полуулыбка Ильи оставалась безжалостно холодной. Он бросил выразительный взгляд на деда Махора.
  - Ты лучше, мил человек, расскажи моему хозяину, что здесь произошло на днях.
  Поняв намерения Ильи, старый раб прислонился плечом к деревянной стенке с видом человека, которому некуда спешить и принялся расписывать методы пыток из своей рабской практики. Его изложение, представляло собой чудовищную череду виденного за долгую жизнь в неволе и слухов, услышанных от других рабов и сохранившихся в памяти. Поскольку дед Махор был человеком с нехитрым воображением, то он зациклился на описании особо жутких зверств.
   Руки, стянутые веревками, напряглись не в попытке спастись, а под действием отчаянного страха. Посчитав момент подходящим, старый раб обратился к своему господину:
  - С чего начнем, мой господин? Может, выжжем для начала горячей кочергой глаз или подвесим под балку и поджарим пятки?
  Илья задумчиво почесал подбородок, а затем хитро улыбнулся, да так, что кузнец едва унял дрожь.
  - Нет, нет! - сговорчиво прокричал он, - не нужно! Я все скажу, только я не знаю что!
  - Ну, так, что? Ты хочешь знать, с чего мы начнем? - произнес Илья ледяным голосом.
  - Подождите! Я, кажется, припоминаю, о чем вы!
  - Тогда, - довольно произнес дед Махор, - ты нам скажи, мил человек, откуда у тебя под топчаном появились эти драгоценности? - с этими словами хитрый раб разжал кулак и продемонстрировал пленнику золотую подвеску и серебряные украшения.
   Кузнец судорожно сглотнул слюну, кивнул головой и торопливо заговорил:
  - Несколько лун назад, по указу Аджи хана, я получил большой заказ на изготовление оружия. Количеством заказанного и оплатой я остался доволен и тут же приступил к работе. В округе я считаюсь лучшим кузнецом и мастером своего дела. Наконечники моих боевых стрел с легкостью пробивают любую броню, - хвастливо заявил он. - На днях, ко мне вновь пришли люди Аджи хана и потребовали, чтобы я привез к нему в стан все, что изготовил за этот срок. Я хотел оставить мальчишку-ученика дома, но мне растолковали, что хан желает видеть у себя не только меня, но и моего подмастерья. Объяснили мне и другое, что волноваться мне не следует, что за время моего отсутствия, за моим хозяйством присмотрят люди Аджи хана и все будет в целости и сохранности.
   Я загрузил на арбу выкованные наконечники для копий, множество наконечников для стрел, готовые клинки и ножи, в общем, все, что сделал за это время и отправился в стан к Аджи хану. К моему удивлению, он встретил меня довольно ласково, заплатил хорошую цену, заказал еще, одарил богатыми подарками и задержал у себя в качестве почетного гостя на несколько дней. Признаюсь честно, меня удивило такое отношение хана, но я не стал задаваться вопросом по этому поводу. Хорошая еда, веселящий кумыс, что еще нужно для человека, и я решил сделать себе непродолжительный отдых. По возращению домой все оказалось на своих местах, да только вот мой подмастерье нашел на полу в доме несколько таких же монеток от женского украшения и тогда я понял, что мое скромное жилище использовали для того, чтобы похитить и некоторое время содержать в неволе женщину, но какую я не знаю. Я забрал у пацана монетки и спрятал на дно сундука, строго наказав ему не болтать лишнего языком, К сожалению, это все, что я знаю.
   Кузнец умолк, молчал и Илья, переваривая полученную информацию.
  - Нужно выяснить, с кем связан Аджи хан, - решил Илья.
  В ожидании приговора, хозяин дома застыл на полу. Не выдержав томительного молчания Ильи, он жалобно произнес:
  - Ты собираешься меня убить? Но за что? Я не сделал ничего плохого? Я рассказал все, что знаю?
  Глаза Ильи полыхнули огнем. Он оторвался от мыслей и вернулся в реальный мир.
  - Твоя жизнь не нужна мне. Если ты не будешь делать глупостей и болтать языком, то на заре я перережу стягивающие твое тело путы и верну свободу!
   В предрассветной мгле, Илья и дед Махор вышли на крыльцо. Туман, застилающий низины двух холмов, придавал деревьям призрачный вид. В висевшей тишине каждый звук, точно звенел в воздухе. Листва на деревьях, умытых дождем, сверкала под первыми лучами солнца. Капельки воды на их поверхностях вспыхивали и гасли, словно радужные искры. Илья молодецки взлетел на коня и пустил его шагом. Кряхтя и матерясь, дед Махор оседлал свою клячу и последовал за своим хозяином.
  
  
  
  ГЛАВА 12.
  
  
  
   На протяжении почти полуторатысячилетнего периода (II век до н. э. по XIV век н. э.) в тюркских ханствах, ежегодно в государственных масштабах, устраивались грандиозные общественные моления - приношения жертвы Великому Духу Неба - Тэнгри. Возглавляли эти моления сами ханы, так как власть их считалась дарованной Тэнгри, а потому они представляли в государстве первосвященников для народа.
   Коллективное обрядовое действие жертвоприношения Тэнгри производилось в виде акта первотворения. Ритуал был направлен на воссоздание Космоса в самой священной точке его пространства - у мирового дерева на вершине священной горы. Производился ритуал с восходом солнца в месте, соотносимым с центром: на горе у четырех священных берез. В этом обрядовом действии акцентировался восток: в этом направлении от деревьев разжигался большой священный огонь. Кроме того, восток и утро соотносились с началом пространства и времени, с местом и временем восхода Солнца.
   Восток становился в ритуале точкой отсчета при "создании" мира. Продвигаясь далее по направлению солнца, возносились моления каждой горе и реке, не только тем, которые были видны, но и тем, которые были далеко, но входили в общие земли половецкого союза. Путем произнесения названий гор, рек, земель и т.д. происходило символическое создание пространства. Оно "наполнялось" объектами по направлению от центра к периферии. Воссоздание Космоса осуществлялось по циклической схеме - люди поочередно обращались к сторонам света и замыкали земной круг. Поскольку движение происходило по ходу солнца, тем самым замыкался и круг времени. Таким образом, в ритуале происходило создание и освоение пространства, подкрепляемое вещественно.
   В начале обхода сторон света к восточной березе привязывали веревку. Совершив полный круг, ее притягивали через остальные березы и другим концом привязывали за крайнюю западную березу. Натянутая между четырьмя березами веревка зримо воспроизводила схему замкнутого пространства, имеющего границу - залог стабильности и устойчивости. Та же символика семантического центра, замкнутого четырехугольного пространства, определяла формы многих ритуальных сооружений древних тюрков. В их мифологической традиции мир считался надежным, если одни и те же координаты подтверждались для всех его сфер. Он становился более повторяем, воспроизводим и, как следствие, - подвластен людям.
   На священной горе моление вел выбранный из числа ханов и вождей родов старик, знающий алгыс, то есть слова молитвенных обращений к Тэнгри, именуемый алгысчан кази. Он был одет в суконные белые одежды, а его голову покрывала высокая женская шапка. Позади священной березы (с запада), чуть поодаль, горел священный костер. Между ним и березой стоял наскоро сколоченный из березовых сучьев столик, на котором лежали чаши, блюда и ложки из бересты. Моление началось без всякого камлания, с обращения к священной березе и ее угощениям. При этом ханы и вожди родов, вслед за алгысчан кази, обходили березу (по солнцу) трижды, шествуя в таком порядке: впереди шел алгысчан кази; за ним двое (один с чашей вина, другой с чашей кобыльего молока); позади них ханы, ведущие своих жертвенных ягнят (подогнув им правую ногу), держащие в руках каждый по березовой ветке. Под горой внизу, повторяя слова молений, толпясь, шли остальные люди.
   Алгысчан кази произносил слова благожелания и просьбы священной березе, идущие за ним плескали ложками на ее вершину кумыс и молоко, а все остальные в это время кланялись ей. После третьего обхода все останавливались, выпивали из жертвенных чашек остатки кумыса и молока (каждый по глотку) и люди начинали умерщвлять жертвенных ягнят. Каждый хозяин делал это старинным способом. Поваленному на спину животному прорезали шкуру у грудной кости, просовывали в отверстие руку и резко обрывали аорту. При разделывании туши нельзя было проливать кровь на землю.
   Тысячи костров окружали священную гору. В котлах, подвешенных над огнем, люди варили жертвенных ягнят. Бульон с кусочками мяса ставили на столик у костра. Туда же помещали вино, молоко, сыр. Затем, алгысчан кази, вновь, трижды обходил березу. После каждого обхода, он бросал Тэнгри через вершину березы кусочки мяса (из бульона), сыра, брызгал кумысом и молоком, прося у Тэнгри всякого благополучия. При этом действии, все люди одновременно поднимали руки к небу, кланялись и, десятки тысяч голосов в едином порыве, восклицали:
  - Тэнгри! Тэнгри!
   С последним обходом священной березы моления заканчивались, и начиналась ритуальная трапеза, после которой все недопитое и недоеденное, кости и шкуры жертвенных животных, вместе с головами и копытами, сжигались на священном огне. После спуска ханов со священной горы, начиналось пиршество, развлечения и игры. Сидя перед костром на черпаках своих коней, зрелые мужчины, за едой обсуждали жизненно важные вопросы, а молодежь развлекалась, принимая участие в играх и соревнованиях. Для ханов и вождей родов была установлена специальная совещательная юрта, в которой они уединялись на ханский совет.
  
  ******
  
   Все допущенные на совет, сидели на дорогих коврах, в большой, красного цвета с черным навершием юрте, установленной специально для этих целей у подножья священной горы. Тридцать шесть ханов и вождей родов явились сюда, дабы избрать хана ханов, а именно, великого хана куманов, который стал бы по совести править над людьми и великой Степью, взамен покойного Великого хана Котяна.
   Мудрый Ата хан, неспешно обвел взором собравшуюся публику. Многие из вождей не явились на совет, предпочитая искать защиту в землях урусов. Начал совет алгысчан кази:
  - За отсутствием Великого Хана, позвольте мне, как старейшему, начать этот совет, - начал вещать морщинистый старик с множеством косичек на голове, заплетенных из длинных седых волос. - В эту нелегкую годину, мы собрались здесь, дабы избрать правителя из присутствующих тут, уважаемых мужей, мудрейшего из мудрейших и достойнейшего из достойных. Этот человек должен обладать добродетелью, трезвым умом, достойной храбростью и многими другими положительными качествами. К нашему счастью, среди нас есть несколько достойных кандидатур. Прежде чем огласить их, я прошу вас подумать, может быть есть другие какие-то предложения?
  Присутствующие сохраняли молчание. Гнетущую тишину нарушил голос Ата хана:
  - У меня есть!- громко произнес он.
  Алгысчан кази удивленно вскинул брови, засунул руку за пазуху, почесал под мышкой и, поймав блоху, с наслаждением раздавил донимавшее его насекомое, на ногте большого пальца.
  - Ну, что же. Мудрый Ата хан хочет нам что-то сказать. Давайте выслушаем его, - тихо произнес он.
  - Я пришел на этот совет не для того, чтобы выбирать Великого хана! После последней битвы на реке Калке, наш родовой союз окончательно распался, свидетельство тому, отсутствие на совете представителей многих славных родов. Враг, который пришел с востока, окончательно поставил крест на нашем союзе. Он доказал, что мы просто не можем защитить своих земель. Мне горько осознавать это, но это неоспоримый факт. Наш великий народ раздроблен. Междоусобица среди ханов продолжается уже несколько десятилетий, наша цивилизация пришла в упадок и гибнет на корню. Ислам и православие вытесняют из умов молодежи религию наших предков. И это не удивительно, так как многие из присутствующих здесь сами нарушают вековые устои и традиции, ставя себя и свой род превыше других. Наша история насчитывает множество славных побед, наша сила в единстве, но его, к сожалению, давно уже нет в наших рядах.
   Присутствующие на совете недовольно загудели. Не всем по нраву пришлись колкие слова Ата хана. Больше других возмущался Аджи хан. Чувствуя поддержку среди ханов и вождей родов, он грудью набрал как можно больше воздуха и громко произнес:
  - Чудно слышать от мудрого Ата хана такие горькие речи. Он говорит, что среди нас нет должного единства, так вспомните братья, для чего мы здесь собрались? Разве не для этого мы пришли к священной горе, чтобы просить Великого Тэнгри наполнить наши головы мудростью и божественным разумом, для того, что бы, как и прежде сплотить свои ряды и избрать Великого хана, под сильным правлением, которого мы не только отразим угрозу из вне, но и будем расширять свои владения, как и прежде!
   Собравшиеся на совете одобрительно закивали головами. Перекрикивая беспорядочно галдящий хор голосов, Ата хан продолжил свою мысль:
  - Слушаю я вас, братья, и диву даюсь. Уж больно режут ухо ваши речи. Не вы ли грызетесь между собой как собаки? Не ваши ли воины первыми побежали с поля битвы, оставив бывших своих союзников урусов на произвол судьбы. Я хорошо помню былые времена. Не было до сей поры противников, которых бы мы не побеждали. Но вот, невиданный враг пришел на наши земли и разорил их. Я спрашиваю, что сделали вы, ханы, для того, чтобы защитить их? Вы молчите, тогда я отвечу за вас. Каждый из присутствующих здесь защищал только свои вежи, а другие, до которых не дошла опасность, в надежде, что враг пройдет стороной, выжидали, так о каком тогда союзе может идти речь?
  - Враг навсегда ушел с наших земель, он испугался нашего возможного союза и никогда теперь не вернется назад, - хвастливо произнес Евлой хан.
  - Ой, ли? Никто не может знать истинных дум наших недругов. Никто не может предвидеть по какому пути вновь пойдет наш враг. Повернет ли он войско назад или, собравшись с силами, снова вступит в наши земли и что тогда? Тогда вновь вспыхнут огнем наши вежи и кочевья, с новой силой заплачут наши матери, сестры и дочери, оплакивая погибших воинов. И тогда, не в силах защитить свои земли, вы один за другим покоритесь врагу, позабыв и о Великом Хане и о нашем союзе. Копытами своих коней, новые хозяева Степи станут топтать земли наших предков. Они заберут у вас все, власть, богатство, земли, обширные выпасы, скот и даже ваших жен и дочерей. Одни станут чистить их котлы и готовить еду, а другие, те, что помоложе, станут услаждать в ваших юртах их воинов, а вам придется покорно на это смотреть, потому что вы превратитесь в рабов и станете покорно выпасать их скот и их табуны лошадей. Племенная раздробленность это проклятие нашего кочевого народа, постоянные ссоры из-за угодий, угоны скота, похищение женщин, кровная месть, все эти постоянные неприятности меркнут перед более страшными последствиями, а именно, нового нашествия татар на наши земли.
   Известный своим вероломством Аджи хан, молча, наблюдал за происходящем. Он хмуро поднял голову, пристально посмотрел на своего родственника и с наслаждением представил отрубленную голову Ата хана у себя в юрте. Вдоволь насладившись заветной мечтой, он громко произнес:
  - Многим нашим врагам понраву наши земли. Наши мудрые предки завещали нам их с наказом, защищать, беречь и преумножать. И я не понимаю, к чему ты клонишь, Ата хан? Тебе не нравятся наши древние традиции и устои? Или ты, словно осиновый лист дрожишь и готов полететь в никуда от дуновения осеннего ветерка? К чему ты клонишь? Я слышал, что у тебя похитили любимую дочь, может горе, затмило твой разум?
  - Мое родительское горе здесь не причем. Я обязательно найду и накажу негодяя. Сейчас я говорю о другом. Я предлагаю начать подготовку к походу на новые земли. Там, на северо-западе, у подножья скалистых гор, у берегов бескрайнего моря, лежит плодородная равнина с богатыми городами. Ее нынешние правители уже давно не в состоянии управлять подвластными землями. Население, состоящее из горцев, оседлых хазар, христиан, персов и наших дальних братьев - куманов, ненавидит существующую власть, которая держится на лжи и обмане, и оно готово скинуть с себя их ярмо правления. Если я двину свои юрты один, без союзников, то наемная армия персов легко раздавит меня, как муху. Если же объединятся хотя бы три сильных рода, то успех в этом походе обеспечен.
   В лихом набеге, захватив города и равнину, мы сплотимся в единое целое, закалим в боях и схватках молодежь, построим на захваченных землях новые крепости, закроем проходы каменными стенами и может тогда, хорошо укрепившись, мы сможем отразить новую волну нашествия татар!
  - Правильно говоришь, Ата хан! Я и мои люди пойдут за тобой! - торжественно выкрикнул один из вождей родов, Мурта хан.
   Гул голосов, словно потревоженный пчелиный рой, наполнил окружающее пространство. Ханы наперебой обсуждали предложение Ата хана. Аджи хан вплотную склонился над ухом алгысчан кази и встревожено прошептал:
  - Чего доброго этот старый дурак перепутает нам все нити такой искусно сплетенной интриги. Абаасы говорил, что ты на моей стороне, так давай, действуй, а то эти трусливые суслики, чего доброго поддадутся на сладкие речи Ата хана.
  Алгысчан кази молча кивнул головой и перекрикивая спорящих ханов, громко прокричал, дребезжащим голосом, призывая собравшихся к порядку:
  - Как же можно, братья, начинать поход без Великого Хана! Нужно сначала избрать его!
  - Верно, говорит! - раздались одобрительные голоса, - должен же кто-то вести нас за собой!
   Ханы и вожди родов начали наперебой предлагать свои кандидатуры. В этой создавшейся суматохе и перепалке возникли первые ссоры, и совет уже грозил перерасти в дружное побоище. Никто из присутствующих не хотел уступать другому своего права быть избранным. С глубокой печалью, взирал на происходящее Ата хан. Ему было больно за некогда великий народ, и эта боль, словно заноза, терзала его сердце. Не был доволен поворотом событий и Аджи хан. Сценарий совета явно вышел из-под его контроля. Он встал во весь рост и, перекрикивая грызущихся ханов, громко произнес:
  - Братья, оставим давние обиды и споры! Сегодня мы собрались здесь во имя великой цели, а разве можно, что-то решить на пустой желудок?
  Споры сами по себе прекратились, и все присутствующие обратили взор на Аджи хана.
  - Правильно говоришь, нужно сначала как следует выпить и перекусить, - раздались одобрительные голоса.
   Аджи хан отдал распоряжение своим людям и в юрту быстро принесли огромную серебряную чашу и полный бурдюк с кумысом и поставили возле алгысчан кази. Тот вынул пробку зубами, наполнил до краев чашу и, держа ее трясущимися руками, передал ее Аджи хану. На большом ханском совете, чаша с кумысом, вручалась первому только Великому Хану или главному претенденту на этот титул. Аджи хан прекрасно знал это. Он гордо поднял голову, принял знак будущей власти в свои руки и внимательно обвел взором присутствующих. На одних читалось одобрение, на других страх, на третьих растерянность и только лица Ата и Мурта ханов не выражали ничего кроме презрения.
  - Нам давно пора показать всем соседям, кто является истинным хозяином на этой земле! - хвастливо провозгласил Аджи хан, хищно оскалился и первым пригубил напиток.
  Оторвавшись от чаши, он со злорадством и ледяной ненавистью посмотрел в глаза Ата хану. Старый мудрый хан не отвел глаз и со смелостью и решимостью, присущей его роду, принял брошенный вызов. Аджи хан сделал еще несколько больших глотков кумыса, думая про себя, что, вне всякого сомнения, заморское вино намного лучше. Но ему нужно было показать всем присутствующим, что он свято чтит обычаи предков. Оторвавшись, он пустил чашу по кругу собравшихся на совете, как того требовали древние правила. Когда она вернулась назад, он, с ледяным металлом в голосе, громко произнес:
  - Наши давние сказания говорят о древности нашего народа. Еще много веков назад наши предки пасли на этой земле свои многочисленные табуны лошадей. Мы, и только мы, истинные хозяева Великой Степи и, я думаю нам не стоит, как того требует Ата хан, бросать свои вежи и идти на покорение новых земель в страну гор и бескрайнего моря!
   По окончании его речи, входной полог юрты откинулся и во внутрь внесли и торжественно водрузили на низкий стол, застеленный зеленым шелком, огромное серебряное блюдо, заполненное большими кусками вареного мяса жертвенных ягнят. Следуя древней традиции, Аджи хан, самолично, стал раздавать из своих рук мясо собравшимся, выказывая тем самым незыблемость незапамятных устоев великого народа куманов. Особо неприглядные куски он вручил Ата и Мурта ханам, считая их своими главными соперниками в борьбе за титул Великого Хана, которого должны были избрать на совете до наступления утра.
  - Ты все красиво говоришь, Аджи хан, но только не собрать тебе крепкого союза племен. Татары еще вернутся и тогда, хаос воцарится над Великой Степью, черная буря закружит над землей, прах земной смешается с облаками, грянет гром и наш многострадальный народ рассеется по всему миру, не оставив в назидание потомкам ничего кроме каменных изваяний на вершинах курганов! Я со своими людьми все равно уйду, обойдусь и без вас. Желающие могут присоединиться. Так у меня еще есть шанс сохранить свой народ, культуру и наследие предков.
  - Я пойду с тобой! - поддержал мудрого хана Мурта хан, - лучше сложить голову в славном бою, чем всю жизнь прозябать в рабстве!
  Ата хан окинул взглядом совет.
  - Ну, что же, Мурта хан, рад твоей дружбе. Пойдем отсюда. Пусть это сборище трусливых сусликов без нас выбирает себе вожака!
   Аджи хан побагровел от ярости, вскочил на ноги и бросился к Ата хану. Подобравшись вплотную, трясясь от гнева и брызгая слюной, он произнес:
  - Ты не смеешь покидать совет без моего на то дозволения. Ты, старый степной козел, оскорбил своими словами уважаемых людей, и совет ханов за это привлекает тебя к ответу!
  - Кто ты такой, Аджи хан? По какому праву ты указываешь мне, что мне делать и как поступить! Ты еще не Великий Хан, а эти, вонючие трусливые шакалы, не твоя свита! Посторонись, дай дорогу!
  Триумф Аджи хана не был бы триумфом, если бы он не увидел в глазах своего старого врага разочарование и страх.
  - Либо сейчас, либо никогда. Я сокрушу этого старого упрямого козла! - молнией пронеслось у него в голове.
  Он загородил своим телом проход и, обращаясь к алгысчан кази, произнес:
  - Ты, мудрейший и старейший среди нас, говори, кому быть на нашей земле Великим Ханом?
  Алгысчан кази лукаво улыбнулся, погладил ладонью правой руки седую бороду, на миг зажмурил глаза, словно размышляя на тему, кого же выбрать из присутствующих ханов, смачно откашлялся, затем произнес:
  - Великий Хан должен быть мудрым, смелым и сильным правителем. К счастью, среди нас есть такой человек, который обладает нужными качествами. Я думаю, что выскажу всеобщее мнение, если назову Великим Ханом Аджи хана!
  - Аджи хана! Аджи хана над нами! - загудели его довольные приверженцы.
   Ата хан окинул печальным взором собравшихся, задерживая взгляд на каждом лице. За Аджи хана голосовало большинство. Видя свою малочисленность, сомневающиеся вожди родов, постепенно примыкали к основной массе, боясь навлечь гнев на свою голову со стороны будущего Великого Хана куманов. Момент его триумфа настал, но страха и раболепия в глазах Ата и Мурта ханов новоиспеченный Великий Хан так и не увидел. Все, кроме них, склонили головы в знак признания за ним его титула.
  - По моему повелению, вы оба лишаетесь, слова на ханском совете и являетесь моими пленниками, - с ледяной ненавистью молвил Аджи хан.
  - По какому такому праву? - возражая, резко выдавил из себя Мурта хан.
  - По праву Великого Хана и властелина всех земель куманов, - со злобой процедил Аджи хан.
  - Право Великого Хана наступит только с утренней зарей, а посему, ты пока не можешь распоряжаться от имени властелина Великой Степи, - подметил Ата хан.
  - И что же может произойти до утра? Первое, что я сделаю с рассветом, это то, что я с превеликим удовольствием отсеку вам головы!
   Аджи хан громко рассмеялся, радуясь тому, что его давние враги находятся теперь в его власти, а увидеть их отрубленные головы, лежащие на ковре в его юрте, как оказалось не такая уж несбыточная мечта.
  - Ты плохо знаешь наш закон и наши обычаи, Аджи хан! В этом-то и заключается ключ твоих бед! - нравоучительно произнес Ата хан. - Ты станешь Великим Ханом только в том случае, если тебя до рассвета кто-нибудь не обвинит во лжи, трусости, вероломстве, подкупе ханов на совете или других низостях. Конечно, дело чести любого мужчины, а тем более Великого Хана, смыть кровью такие обвинения. Если никто не пожелает разоблачить тебя и обвинения в твой адрес не поступят, то только тогда ты станешь называться Великим Ханом. Так гласит наш закон!
   Присутствующие в страхе притихли. В юрте ханского совета повисла гнетущая тишина. Смех Аджи хана оборвался сам собой. В негодовании, он наградил Ата хана таким взглядом, наполненным лютой ненависти, словно хотел испепелить того заживо.
  - Ата хан прав! Так гласит наш закон и заветы предков, и никто не может их изменить! - глубоко вздохнув, констатировал факт алгысчан кази.
  Аджи хан окинул взором собравшихся, но поддержки среди них не нашел.
  - И что же может случиться за это время? Кто посмеет меня в чем-то обвинить? Кто сможет бросить мне вызов? - в негодовании прокричал он.
  - Я!
   Войлочный полог, прикрывавший вход откинулся, и внутрь юрты вошли двое воинов. Аджи хан, словно ужаленный, резко повернулся на голос:
  - Кто посмел бросить мне вызов?
  - Кара-Кумуч! - раздались удивленные голоса под сводами юрты.
  - Я! - спокойно ответил второй воин.
  Аджи хан оценивающе посмотрел на него:
  - Ничего особенного. Волевое лицо, темно-русые волосы до плеч, густая черная борода, прикрывающая слегка выпуклые скулы, крепкое телосложение. Кто он такой? - задался вопросом Аджи хан. - Я его раньше никогда не видел. Не похоже чтобы это был простой пастух. Прямой меч в ножнах, не такой, как у наших воинов, но одет по-нашему. И все же, в его облике что-то не то. Он чужой, не из рода куманов, - осенила мысль Аджи хана.
  - И в чем же ты смеешь меня обвинять? - нарушив паузу, гордо произнес Аджи хан.
  - Я обвиняю тебя в том, Аджи хан, что ты вероломно похитил и удерживаешь в неволе сестру моего друга, Кара-Кумуча!
  - Зачем она мне. У меня своих невольниц и женщин в роду предостаточно! - выражая глубокое удивление, соврал Аджи хан.
  - Ты совершил это злое деяние для того, чтобы убитый горем отец, оплакивая потерю дочери, не мог присутствовать на совете и голосовать против тебя. Ты боишься Ата хана! Кроме того, я обвиняю тебя в подготовке к кровавой междоусобицы против неугодных тебе ханов и подкупе других. Все то, что я здесь произнес, я могу подтвердить своей клятвой. Ты, Аджи хан, негодяй и лжец, и поэтому я вызываю тебя на поединок чести!
  - Да кто ты такой, чтобы предъявлять мне такие обвинения? - в негодовании воскликнул будущий хозяин степи.
  - Я, твоя совесть, Аджи хан!
  Внезапно, в мозгу у Аджи хана, всплыли слова предсказания покойного Берке:
  - И придет богатырь из земли урусов, и останется он жить в Великой Степи. Сокрушит он твое могущество и навеки упокоит твое тело у подножья священной горы, а людей твоих и весь род уведет за собой в неведанные дали!
  - Значит, он все же пришел, - молнией пронеслось в голове, - не может этого быть! Абаасы твердо обещал устранить его? Наглый лжец! Видать не по зубам черному каму изменить предсказание Великого Берке! - с горечью подумал он.
   Треск цикады, случайно залетевшей в шатер, нарушил создавшуюся тишину. Собравшиеся на совет ханы с интересом выжидали конца интриги разворачивающихся событий. До конца оценив трагичность своего положения, Аджи хан обомлел, в его душу заполз холодок, который теперь изнутри разъедал его, до того момента, непоколебимую храбрость. Неожиданно, на выручку своему будущему властителю пришел хитрый алгысчан кази:
  - Как тебя зовут, богатырь? - задал он вопрос, заполняя этим повисшую томительную паузу.
  - Илья.
  - У тебя христианское имя, а откуда ты родом?
  - Из северных земель.
  - Ты хорошо владеешь нашим языком, откуда ты его знаешь?
  - Меня научила мать!
  - Твои обвинения слишком серьезны. Можешь ли ты поклясться в правоте своих слов?
  - Видит Бог, я приношу эту клятву!
  - Знаешь ли ты, что поединок будет длиться до смерти одного из вас?
  - Да!
  - И ты не боишься умереть, Аджи хан считается одним из самых искусных воинов нашего народа?
  - На все воля Божья, а на моей стороне святая правда!
   Удовлетворенный ответами Ильи, алгысчан кази обратился к собравшимся на совете ханам:
  - При всем желании сторон, этот поединок не может быть осуществим!
  Гул неодобрительного возмущения послужил ответом. Аджи хан внимательно поглядел на старца, стараясь разгадать, к чему тот клонит.
  - Уважаемые братья, - продолжал вещать алгысчан кази, - наш древний закон гласит, что любой, даже самый захудалый пастух, может вызвать на поединок чести, до восхода солнца, претендента на титул Великого Хана, если он клятвенно докажет вину коего или уличит того во лжи!
  - Урус поклялся в своей правоте! - перебивая друг друга, наперебой, выкрикивали ханы, в предвкушении интересного зрелища.
  - Все это так. Вы абсолютно правы, но следуя древним традициям, человек, осмелившийся бросить вызов претенденту, должен быть нашего роду племени, а на данный момент это просто чужеземец!
   Мнения внутри шатра разделились. Кто-то поддерживал хитроумного старца, кто-то был против, считая, что нет никакой разницы. Эти споры могли продолжиться слишком долго и затянуться до самого утра, если бы их не перебил голос Аджи хана:
  - Скажи, алгысчан кази, что говорит закон, о том, как следует поступить с человеком, осмелившимся оскорбить Великого Хана?
  - По этому поводу, традиции наших предков гласят о том, что если иноземец затронул честь Великого Хана словом или делом, то он подлежит немедленному аресту и казни на утренней заре, путем распятия между четырех коней в чистом поле. В момент, когда покажется солнечный диск, всадники пустят своих коней на четыре стороны света и проскачут без остановки четыре версты, затем части тела казненного оставляются не погребенными на съедение диким зверям. Со смертью иноземца, смывается и позор с репутации Великого Хана.
  Нужно будет поближе приблизить этого старого хитреца и возвеличить над другими глупцами, - про себя подумал Аджи хан, а вслух произнес другое: - немедленно схватите этого наглеца!
   Кара-Кумуч выхватил из ножен саблю и закрыл Илью своим телом, не подпуская стражу.
   - Что еще. Это неповиновение власти Великого Хана? - грозно произнес Аджи хан.
  - Вы забыли маленькую деталь, уважаемый алгысчан кази, - не обращая внимания на Аджи хана, спокойно молвил Кара-Кумуч, угрожая при этом обоим стражникам обнаженным клинком.
  - Это какую? - устало спросил тот.
  - В его жилах течет наполовину наша кровь.
  - Человек, рожденный от нашей женщины в неволе, не может считаться куманом!
  - Это не так, - вмешался в их диалог Илья, - мой отец русский боярин, а мать половецкая княжна из рода хана Кончака, которого, к сожалению, нет на вашем совете. Моя мать никогда не была невольницей, а я свободный человек!
  - Ну, что же, это обстоятельство в корне меняет дело, - недовольно произнес алгысчан кази и сделал знак рукой страже, указывая чтобы те, оставили арестованного в покое. - Но ты другой веры?
  - Многие половецкие ханы приняли святое крещение или ислам. Не исключение и ваш последний Великий Хан Котян. Он тоже был православным христианином, но это обстоятельство не мешало ему быть вашим правителем, - гордо ответил Илья.
  - Хм, - задумался старый хитрец, - я полагаю, что вы правы. Пожалуй, тебя можно считать куманом, - с ироничной грустью в голосе, произнес он.
  - Поединку быть! - завопили в один голос, уставшие слушать хитросплетенные речи алгысчан кази, ханы.
  - Да будет так! Пусть Великий Тэнгри вершит свой суд! - воскликнул тот, виновно посмотрел на Аджи хана и отвернулся в сторону.
  
   ******
  
   У подножья священной горы, в лучах багряного заката, собрались несколько десятков тысяч мужчин. Все они ждали начала поединка, которого не видала земля половецкая на протяжении нескольких веков, между богатырем урусов и претендентом на титул Великого хана. Оба бойца, стояли друг к другу лицом, но по разные стороны и с ненавистью взирали на соперника. Хан Евлой принес два, одинаковой длины меча-кончара, в деревянных ножнах обвитых черной кожей и по очереди вручил их бойцам. Собравшийся народ с нетерпением ждал команды сходиться.
  - Аджи хан сильный и умелый воин, но ему не хватает скорости в движеньях, - давал другу последние наставления перед боем Кара-Кумуч, - в конном бою ему нет равных, а в пешем, он немного тяжеловат и неповоротлив. Ты обязательно должен одержать победу. Помни, если он сразит тебя, то погибну и я, и отец, и Ай-наазы! От твоего меча сейчас зависит слава и благополучие нашего рода!
  Илья внимательно слушал, то, что говорил Кара-Кумуч и в тоже время, не отрываясь, следил за соперником.
   С вершины священной горы протяжно протрубил рог, призывая противоборствующие стороны к началу поединка. Десятки барабанов подхватили этот призыв. Их ритмичные удары должны были поднять боевой накал страстей, которые и без этого переливались через край. Вдруг, как по волшебству, все стихло. Илья и Аджи хан сошлись в великом поединке. Первый неожиданный резкий выпад. Илья едва успел отразить нападение. Клинок Аджи хана, ослепительной молнией рванулся вперед, и его тут же встретил меч-кончар соперника. В ответном порыве Илья нагнулся, его меч описал дугу и с шипением разрезал воздух.
   Бой шел уже несколько минут, но клинки, находящиеся в умелых руках, никак не хотели сплетаться между собой. Слышался только их шелест, будто высокая степная трава, под порывами урагана сплеталась и расплеталась на ветру. Оба клинка с невероятной точностью вписывались в движенья друг друга. Это был великолепный и захватывающий поединок, бой, в котором встретились два мастера. Вокруг стояла мертвая тишина, казалось, что воздух загустел до такой степени, что окружающие звуки не могли проникнуть сквозь его плотную субстанцию, но это было не так. В нарастающем напряжении, люди просто молчали, боясь произвести хоть какой-то звук.
   Аджи хан двигался легко и свободно, несмотря на свое полноватое телосложение и тяжелые доспехи, но он все же с большим трудом отражал атаки Ильи. В какой-то момент им даже через, чур, овладел азарт поединка. Уловив момент, когда Илья закончил очередную атаку и на мгновение замер перед следующей, Аджи хан с резким гортанным криком бросился вперед, занося над головой противника свой меч. Его клинок едва не коснулся головы Ильи, но тот вовремя увернулся, отскочив в сторону.
   Илья давно выжидал этого момента. Тучное тело Аджи хана, закованное в броню, не найдя сопротивления, по инерции подалось вперед. Его меч просвистел и глубоко воткнулся в землю, не найдя препятствия. На то, чтобы быстро развернуться и повторить атаку у Аджи хана просто не хватило времени. Илье ничего не стоило отсечь склоненную голову, однако, его клинок широким лезвием коснулся лишь шеи противника и замер в железной руке, едва оцарапав кадык Аджи хана. Интрига поединка спала. Толпа народа восторженно загудела, ожидая окончания долгожданной развязки.
   Поверженный хан поник, опустил взор в землю, ожидая смерти.
  - Сбылось все же предсказание Берке! - в эту минуту подумал он.
  - Витязь, ты должен покончить с ним. Он больше не может быть нашим Великим Ханом. Проиграв, он опозорил себя! - подойдя к победителю, произнес распорядитель боя, хан Евлой.
  Поверженный хан поднял голову и с нескрываемой ненавистью и иронией посмотрел на распорядителя:
  - Совсем недавно ты готов был лизать мне пятки, а сейчас, тебе не терпится увидеть мою голову отрубленной.
  - Времена меняются, Аджи хан! Может быть, на следующем совете и мне удастся стать Великим Ханом! Кончай с ним, богатырь! - мрачно произнес он и отошел в сторону.
   Меч слегка дрогнул в руке Ильи и плотнее прижался к горлу поверженного противника.
  - Я могу сохранить тебе жизнь, Аджи хан, но ты должен рассказать, где прячешь Ай-наазы?
  - К чему мне такая жизнь. Я опозорен. Люди никогда не станут слушаться меня. В одном ты прав, это мои воины похитили Ай-наазы. Она сейчас в надежном месте, а ее телом наслаждается чудовище!
  Поверженный хан иронично рассмеялся, стараясь как можно больнее задеть чувства победителя и хоть как-то этим отомстить. Взмах меча. Аджи хан в ожидании затих, зажмурил глаза, набрал полную грудь, наслаждаясь последним вздохом, но смертельного удара не последовало. Занесенный над головой меч так и застыл в воздухе.
  - Ты свободен, Аджи хан, я дарю тебе жизнь, иди, людское презрение хуже смерти. Ты наказан достаточно!
  Илья опустил занесенную для удара руку, повернулся к поверженному противнику спиной и зашагал в сторону к Кара-Кумучу. Почувствовав свободу, Аджи хан поднял голову. Такого позора он не испытывал никогда в жизни. Душу переполняла лютая ненависть, а кровавый туман застилал глаза. Пытаясь хоть как-то смыть позор и отомстить сопернику, хоть и подлым способом, он вытащил из голенища сапога небольшой нож и молнией бросился к ничего не подозревающему Илье, занес для удара руку, целясь под левую лопатку.
  - Илья, сзади..., - едва успел прокричать Кара-Кумуч.
   Илья резко обернулся и выставил вперед руку с мечом. Клинок, пробив броню, прошел насквозь через грудную клетку и уперся гардой рукояти в панцирь.
  Аджи хан выронил нож, упал на колени у ног Ильи и ухватил руками торчащую из груди рукоять меча.
  - Ты не разочаровал меня. Я ожидал твоего подлого удара, Аджи хан, теперь, ты наказан сполна, - тихо произнес Илья. - Может быть сейчас, когда тебе осталось жить считанные минуты, ты все же облегчишь свою душу и скажешь, где прячешь Ай-наазы?
  Хриплые бульканья вырвались из груди, горлом пошла черная кровь. Поверженный хан упал на землю. Илья опустился на колени перед ним.
  - Абаасы! Она у него в дальнем кочевье. Немой Вайлагур проводит тебя, - едва слышно, через силу прохрипел умирающий Аджи хан и навеки закрыл глаза.
   В глубоком раздумье стояли собравшиеся на совет ханы и вожди родов. Каждый из них думал о своем, но все как один были поражены исходом суда Великого Тэнгри. С болью в сердце взирал мудрый Ата хан на происходящее. Он давно предчувствовал гибель союза куманов и прекрасно понимал, что если сейчас ханы разбредутся по Великой Степи, то кто-то из них, снова затеет опасную игру и попытается оспорить власть Великого Хана.
  
  
  ГЛАВА 13.
  
  
  
   Убогая юрта на дальнем пастбище, хуже самого бедного пастушечьего жилья в родном стойбище. Маленькая, с потемневшими от старости и грязи хмурыми войлоками, с низким, закопченным потолком, она казалась Ай-наазы просторной и светлой, потому, что хорошо и спокойно было здесь. С тех пор, как немой Вайлагур привез ее сюда и оставил на попечение старейшины, Ай-наазы никто не тревожил, но охраняли хорошо, о побеге не могло быть и речи. Ни Аджи хан, ни ненавистный Абаасы, ни разу не наведывались на это отдаленное пастбище. Время шло, и оно вселяло надежду в сердце несчастной девушки надежду, что отец и брат ее обязательно найдут.
   Прошло всего несколько дней в неволе, а внутреннее пространство тесной юрты словно расступилось, ее клетка стала неузнаваемой. Вместе с Янкой, внучкой старейшины, девочкой-подростком, которая прислуживала ей и скрашивала одиночество, Ай-наазы выскребла и вымыла стены и потолок закопченной юрты. Наблюдавший за ее работой старейшина Карахар, только дивился, как ловко ханская дочка делает непривычную для нее черную работу. Поддавшись отцовским чувствам, он подарил ей старое расшитое покрывало. Ай-наазы накрыла им свою постель, свежими ветками кустарника и полевыми цветами украсила стены и, первый раз, за все это время, улыбнулась. В ожидании Янки, достала из притороченной к стенке юрты сумы рукоделье, уселась на постели и забегала иголочкой по куску материи, выводя замысловатый узор.
  - Как хорошо, что есть хоть шитье, - думала она, - без него я бы не знала, чем здесь заняться.
  Шум шагов заставил ее оторваться от работы. На пороге показался старейшина Карахор, который прошел внутрь и сел на циновку напротив Ай-наазы.
  - Тебе чего-нибудь нужно, дочка? - задал он свой вопрос.
  - Где Янка, почему она не приходит?
  - Мать послала ее в степь нарвать дикого лука.
  - А мне, можно с ней?
  Старик отрицательно покачал головой.
  - Тебе нельзя покидать пределов кочевья. Если ты сбежишь, Аджи хан с нас головы снимет, не пощадит ни меня, старика, ни женщин и детей малых. Так, что прости меня за неволю, не могу я ослушаться хана.
  Ай-наазы тяжело вздохнула.
  - Не стоит думать о неволе, дочка. Вчера прискакал гонец от хана и оповестил меня, что на днях прибудет твой жених.
  - С чего бы это? - возразила она, - я отказалась от брака с Абаасы, а силой он не может меня заставить. Разве тебе не ведомо это?
  Старейшина промолчал.
  - Никому неведомо, что готовит человеку его судьба, - отозвался он, наконец, и грустно посмотрел на Ай-наазы.
  - То правда, - согласилась девушка, - чего загодя печалиться. Тут я у вас в безопасности, а в скором времени брат приедет за мной и заберет меня.
   Старейшина поднял голову и с глубокой скорбью посмотрел ей в глаза. В раздумье он уставился на ее вышивание, на иголку, которая проворно бегала по тканому полотну в ее умелых руках, затем он печально произнес:
  - Мужайся дочка! Вчера на священной горе был ханский совет. Гонец говорил, что Аджи хана избрали нашим Великим Ханом!
   На Ай-наазы было жутко смотреть. Она осознала до конца всю тяжесть своего положения и побелела, как полотно. Отложив работу, она подняла к небу невидящий взор. Сердце ее, умевшее не только любить, но и страстно ненавидеть, молчало. В ушах стояла только лишь тишина, взорвавшаяся в этот момент на сотни раскатов грома. И горькие слезы боли, тоски и отчаяния хлынули из ее глаз.
  - Не переживай так, дочка, все еще будет хорошо, - утешал ее старейшина, ты молись, молись Тэнгри, он любит справедливость! Янка скоро вернется, и я отправлю ее к тебе, - произнеся эти слова, он тихонько покинул юрту.
  
  ******
  
   Набрав полную корзину сочных стеблей дикого лука, Янка не спеша, возвращалась домой. День клонился к концу.
  - Нужно спешить, - подумала она, - отец и братья, наверное, уже пригнали скот, а мама ждет меня, чтобы начать дойку.
  Но ей так не хотелось возвращаться назад. Поднявшись на вершину высокого кургана, Янка села на камень передохнуть. Кочевье располагалось у подножья холма, а с вершины открывался такой дивный вид. Скот уже давно вернулся домой. Усталые мужчины и мальчишки разбежались на отдых по своим юртам, а женщины принялись за работу.
   Перевернув лежащий под ногами камень, Янка, заметила что-то копошащееся под ним в земле. Сорвав стебелек сухой травы, она осторожно поковыряла концом в лунке. На свет сначала показались щупальца-клешни, затем из грунта все тело, покрытое хитиновым панцирем и под конец, появился хвост, оканчивающийся загнутой вверх иглой. Полностью выбравшись из-под земли, ядовитая тварь замерла, словно оценивая сложившуюся ситуацию вокруг. Не найдя достойного соперника, скорпион попытался улизнуть. На его брюшной стороне тела крепились шесть пар конечностей. Высоко задрав хвост, и быстро перебирая лапками, он направился в сторону, в надежде найти другой камень, под которым можно было бы скрыться от дневного зноя и дождаться спасительной ночи. Но дети, они во все времена одинаковы и Янка была не исключением. Играя со смертью, она раз за разом переворачивала прутиком ядовитую тварь на спину и так увлеклась этим занятием, что позабыла счет времени. Очнулась она только тогда, когда внизу послышалось ржание чужих лошадей.
   Странные люди пришли в их кочевье, лица у всех были одинаково замотаны тряпками. Из какого они были рода, девочка разобрать не смогла. Внутреннее чутье остановило ее, и она решила переждать приход гостей на вершине кургана. Спрятавшись за большой камень, напрочь позабыв про скорпиона, она внимательно наблюдала за происходящим. Дедушка принял гостей спокойно, без тревоги. Весь народ стал собираться у юрты старейшины, поближе к приехавшим. Сначала все было тихо, дедушка что-то говорил гостям, а затем началось непонятное. Янку со страшной силой потянуло туда, вниз к своим, но она не побежала сломя голову, а осталась на месте, побоявшись, что родители ее накажут.
   Прибывшие гости стали без разбора резать всех под подряд. Убивали спокойно, деловито, словно баранов. Со стороны казалось, что мужчины ее рода даже не сопротивляются. Несколько человек попытались убежать, но их догнали и зарубили. Отец и дедушка схватились за оружие, но тут же были сражены на повал, а остальные, чуть ли не сами подставляли горла под острые клинки. Затем убийцы начали зачем-то разбрасывать стрелы из колчанов, один из них вытащил из юрты упирающуюся Ай-наазы, бросил поперек седла своего коня и резко сорвался с места. Следом за ним, незваные гости, посеявшие смерть, под покровом наступившей темноты углубились в степь.
  
  ******
  
   На синем, ослепительно синем небе, полыхало огнем августовское солнце. Из края в край по его диску были раскиданы ветром, редкие, неправдоподобной формы, причудливые облака. По сторонам дороги, словно в вымершей от зноя степи, с устало полегшими от жары травами, тускло, безжизненно блестели солончаки. Дымчатое трепетное марево над дальним горизонтом, и такое безмолвие вокруг, что издалека был слышен посвист сусликов, а в горячем воздухе стоял сухой шорох крылышек перелетающей саранчи, наполняли душу скорбью и предчувствием беды.
   Это неопределенное чувство заставляло предводителей небольшого конного отряда все чаще подстегивать лошадей. Скача во весь опор, их копыта выбивали из потрескавшейся земли тонкие клубы пыли, от которой тускнели их лоснящиеся от пота бока. Кони и седоки изнывали от жары, от назойливых мух и на полном скаку, отмахивались от жужжащих над ухом оводов. Конный отряд вел немой Вайлагур. За ним, следовали Кара-Кумуч и Илья, опережая остальных всадников всего на два, три лошадиных корпуса.
   Только глубокой ночью они достигли отдаленного пастбища. Всадники осадили уставших коней и перевели их на шаг. Ни вокруг кочевья, ни в его центре не было привычных сторожевых костров, не тянулись дымки и из домашних очагов. Не было слышно грозных окриков часовых и только скорбный заунылый вой собак, да блеяние и мычание в загонах перепуганного скота, да пустые юрты говорили о том, что здесь находится людское поселение. Трупы, горы трупов у входов в каждый шатер валялись на земле в тех позах, в которых их настигла беспощадная смерть. Ее страшное дыхание чувствовалось повсюду. Она не обошла стороной ни малых детей, ни женщин, ни стариков.
   В глубоком печальном раздумье ходили от шатра к шатру Илья и Кара-Кумуч, задаваясь вопросом о том, что здесь произошло, и кто мог совершить такое злодейство, но ответов они пока не находили.
  - Немедленно разожгите костры и обыщите все вокруг, - отдал распоряжение Кара-Кумуч.
  Когда свет пламени озарил окружающее пространство, полностью стала видна картина произошедшего ужасного побоища. Кара-Кумуч сплюнул под ноги и выругался, давая тем самым волю чувствам, которые в негодовании кипели в душе.
  - Здесь многое непонятно, - глухим, монотонным голосом произнес он, обращаясь к Илье, - Кто это мог сделать? Вырезано целое кочевье. Все обставлено под обычное нападение кочевников, но...
  - Я с тобой согласен, Кара-Кумуч, обрати внимание на мелочи и детали... Все убиты так, что словно сами подставляли глотки под ножи убийц и лишь несколько человек зарублены мечами. Убитых стрелами нет, а они разбросаны повсюду. Что это, случайность, или злодеи, словно дети, впервые держали в руках боевые луки?
   Кара-Кумуч нагнулся и подобрал с земли одну из разбросанных стрел, подошел к огню и стал внимательно ее осматривать.
  - После боя, сам знаешь, стрелы собирают, если есть возможность. За периметром кочевья стрел нет и лежащих на отшибе трупов тоже. Обычно не подбирают стрелы, улетевшие далеко в сторону, а здесь все наоборот. Что это, неожиданное нападение, невезение, случайность?
  - Нет, - ответил Кара-Кумуч, мрачно покачав головой, - скорее всего это какая-то хитрость, неожиданное нападение - это чушь. Кочевника не застанешь врасплох. Старейшина этого кочевья, Карахар, был прекрасным воином, а его люди, привыкшие к тяжелым условиям жизни в степи, всегда были готовы к обороне. Прости Илья, но наши кочевья это не сонные деревни урусов.
  - Тогда, что это? Может какая-то новая тактика, чтобы сильнее запутать следы Ай-наазы?
  Кара-Кумуч со злостью переломил стрелу об колено и швырнул ее в огонь.
  - Эти стрелы принадлежат воинам рода Мурта хана. Не заметил я здесь никакой хитрой премудрости, все сделано по старинке, по-дедовски. Одного не могу понять, зачем понадобилось убивать женщин и детей. Их всегда можно было бы выгодно продать или обменять на что-нибудь. Два десятка шатров, полторы сотни убитых человек, в живых не осталось ни кого и все следы этого злодейства указывают на то, что Мурта хан приложил ко всему этому свою руку.
  - По-твоему выходит, что Мурта хан тоже причастен к похищению Ай-наазы, но зачем ему это?
  - Я сам не понимаю. Мурта хан наш друг и союзник. На ханском совете он горой стоял за отца. Если бы он посватался к нам, отец бы с радостью отдал бы ему Ай-наазы в жены, не понимаю, зачем он пошел на такую подлость.
   Кара-Кумуч и Илья стояли обескураженные. Слабые надежды отыскать Ай-наазы и покарать похитителя рассеялись, словно утренний туман. Вместо этого в душе Кара-Кумуча поселилась уверенность в том, что давний друг и союзник затеял какую-то свою, одному ему понятную игру, которая могла, при определенных обстоятельствах, перерасти в страшную, смертельную вражду между их родами. Повисло томительное молчание. Кара-Кумуч размышлял о подлости и коварстве Мурта хана, а Илья пытался разгадать эту сложную головоломку. Неожиданно ему на ум пришла одна мысль, зацепившись за нее, он шаг за шагом начал разматывать всю цепочку.
   За спиной послышался крик:
  - Нашел! - затем послышался вопль боли и душераздирающий толи детский, толи женский вой.
  Кара-Кумуч и Илья невольно повернулись в ту сторону. Один из воинов за волосы тащил к хану упирающуюся девчонку.
  - Ах ты, дочь степной волчицы, - ругался он, - я отучу тебя кусаться.
  Дотащив девчонку до костра, он швырнул ее под ноги Кара-Кумучу.
  - Ты кто такая? - грозно спросил тот.
  Несчастная девчушка затравленно сжалась и стала трястись от страха.
  - Дозволь мне расспросить ее? - обратился к хану Илья.
  Тот пожал плечами и, не ответив, отошел к своим воинам.
  - Еще что-нибудь нашли?
  Нет, хан. Добро не тронуто, скот в загонах, даже оружие не взяли, увели только лошадей. Странно как-то, похоже на то, что люди Карахара ждали своих убийц и ничего не опасались, - ответил Бозкурт.
  - Стрелы видел?
  - Видел, хан, похоже на то, что эти стрелы из колчанов людей Мурта хана, но почему они оставили их? Забыть можно одну, две, но не несколько десятков. Видать уж сильно торопились.
  Оставив перепуганную девчушку одну, Илья подошел к остальным.
  - Ну, что, рассказала что-нибудь? - с нетерпением задал вопрос Кара-Кумуч.
  - Это Янка, внучка старейшины Карахара. Родители ей что-то поручили, а она улизнула на вершину вон того кургана, это и спасло ее. Оттуда все и видела. Короче, она там, наверху, похоже, тронулась умом. Да и взрослый человек тронулся бы от увиденного, как всех твоих родных... Лепечет что-то про воскресших мертвецов с замотанными лицами, которые прискакали на конях дышащих огненным пламенем. Невнятно бормочет про то, как мертвецы ее родным глотки резали. Десятка два их было, говорит, ушли во мглу, держась за хвосты своих коней. Это конечно бред, но одно здесь, правда, Ай-наазы держали тут. Кто-то опять похитил ее.
   Илья замолчал, глядя на Кара-Кумуча с немой надеждой, молчала и личная охрана хана, никто из них не дождался от него слов. Не изменившись в лице, Кара-Кумуч смотрел вперед, в ночную степь и только рука сильнее стиснула изукрашенную серебром рукоять меча-кончара, да так, что побелели косточки пальцев.
  - Не верю я, что это дело рук Мурта хана, да и Аджи хан перед смертью сказывал другое. Здесь, что-то не так, какой-то подлог, кто-то упорно хочет столкнуть лбами два братских рода и при этом вывести себя из-под удара, - нарушил молчание Илья. - Тот, кто это сотворил, упорно хочет, чтобы вся Степь считала циничным убийцей и похитителем Ай-наазы Мурта хана. Стрелы подкинуты специально, да и Янка говорила, что мертвецы с замотанными лицами разбрасывали стрелы повсюду. Как только Степь узнает о содеянном злодействе, все люди ополчатся против Мурта хана, а истинный убийца уйдет от ответственности, он на это рассчитывает. Этого допустить никак нельзя.
  - Мы-ы-ы! - закрутился на месте немой Вайлагур, пытаясь гримасами что-то объяснить окружающим.
  - Смотри, Кара-Кумуч, он хочет что-то сказать, - продолжил Илья и стал внимательно смотреть на немого, пытаясь разгадать его жесты.
  Продолжая мычать, Вайлагур закружился на месте, словно в танце, стуча ладонью правой руки в символичный круг, который он начертил в воздухе.
  - Похоже на бубен и танец кама, - заинтересованно произнес Кара-Кумуч.
  Вайлагур остановился, закивал головой в знак согласия, скорчил страшную рожу и стал тыкать себя пальцем то в глаз, то в лоб.
  - Кам Абаасы! - в один голос воскликнули Кара-Кумуч и Илья, - ты сам видел это?
  Повторный утвердительный кивок головой послужил ответом.
  - О Тэнгри! Как мы сразу не догадались расспросить Вайлагура, он же был правой рукой Аджи хана в его темных делишках, - простонал Кара-Кумуч.
  - Не время думать о прошлом. Ай-наазы в опасности, она находится в руках черного кама. Что предпримем, Кара-Кумуч? - задал вопрос Илья.
  - Кони устали. Ждем наступления утра. В темноте не разобрать следов. Абаасы хитрый корсак, обмотал копыта лошадей войлоком, но он все равно далеко не уйдет. Разделимся на три части. С наступлением рассвета я отправлюсь в погоню. Часть людей оставим здесь, пусть зажгут погребальные костры, соберут добро и гонят скот в стан Аджи хана. Ты, Илья, возьмешь троих человек, Вайлагура и девчонку и отправишься туда вперед, налегке. Расскажи всю правду, успокой людей, Вайлагур и девчонка подтвердят твои слова, затем, скачи к Мурта хану.
  
  ******
  
   У входа в ханский шатер на высоком флагштоке приспущено знамя. Земляной пол в юрте устлан роскошными коврами. В центре, на огромной охапке свежескошенной травы, лежит тело покойного Аджи хана. Вокруг усопшего расставлены благоухающие горшки с мелко нарезанной степной полынью, душицей, чистотелом, на полу разбросаны ветви саксаула. У изголовья покойного, погруженный в транс, сидит кам, который ведет беседу с духами нижнего мира и просит их принять к себе с миром душу умершего хана.
   В стороне от ханского стана на вершине кургана разослан большой ковер, в центре которого лежит скатанная в рулон белая кошма, большая золотая чаша, наполненный молоком, золотой кувшин и чистое белое полотенце. Склоны холма кишели конными и пешими людьми. В час, когда солнце находилось между восточным горизонтом и зенитом, от толпы отделилась небольшая группа людей, которая медленно стала подниматься на вершину кургана. То были члены родового ханского совета, старейшины кочевий, ближайшие родственники покойного хана, богатые и влиятельные люди рода, которым предстояла нелегкая задача, до исхода дня избрать нового хана. Еще утром эти люди глубоко сопереживали о постигшей их род тяжелой утрате, но сейчас они воспряли и окрепли духом.
  - Тэнгри на стороне сильного! - думали они в эту минуту и настраивали себя на предстоящую борьбу за вертикаль ханской власти.
   Лишь двое из рода рассчитывали достичь заветной цели, остальные шли для того, чтобы проявить себя в прениях и в голосовании таким образом, чтобы неугодный кандидат на ханскую власть был отведен в сторону, а победа досталась нужному протеже. Как только члены совета расселись по периметру большого ковра, заговорил почтенный старец с длинной седой бородой.
  - Давайте быстро решим, кто будет руководить советом?
  - Да что тут решать, Калсым, ты старейший среди нас по возрасту, к тому же троюродный брат покойного хана, тебе и распоряжаться выборами, - уверенно произнесли собравшиеся.
  - Будут возражения?
  Присутствующие промолчали.
  - Тогда, с вашего дозволения, я начну управлять советом! - Калсым вытер рукавом вспотевший лоб, поправил серебряный пояс с крепившейся к нему саблей, огладил руками седую бороду и произнес слова, которые хотели от него услышать все:
  - Поскольку у покойного Аджи хана не осталось прямых наследников, кто из присутствующих с надеждой на реальный успех притязает на ханскую власть? Если есть такие, то прошу вас заявить о себе?
  С мест встали двое, племянник Аджи хана юный Байдар и дальний родственник и подельник покойного, богатый скотовод и знатный воин Ярок.
  - Есть еще кто, желающий стать ханом?
  Собравшиеся молчали.
  - Претенденты, бросьте свои мечи по разные стороны ковра и садитесь!
  Когда соискатели уселись, мудрый Калсым продолжил:
  - Приступим к обсуждению достоинств и недостатков каждого из желающих возглавить наш род. Каждый из присутствующих должен держать слово, затем голосование. Его будем производить так: каждый отдаст свой личный кинжал тому или иному кандидату, присоединяя его к тому или иному мечу лежащему на ковре. После подсчета, кинжалы, как залог верности, останутся на память хозяевам клинков. Избрать хана мы должны до того момента, когда солнце встанет расположением между зенитом и западным горизонтом. Только в этом случае мы сможем предать земле прах покойного Аджи хана. Таковы обычаи, заведенные нашими предками. И так, начнем. Говори первым, Осот, ты сидишь по правую руку от меня!
  Осот вытащил из-за пояса кинжал, положил его на край ковра, отпил несколько глотков кумыса из чаши, стоявшей перед ним и начал первым держать речь.
   У подножья кургана в ожиданье толпился простой люд. За своими предводителями в стан Аджи хана съехался народ с окрестных стойбищ и отдаленных кочевий, подвластных покойному хану. Всем было интересно, кто же станет главой рода, и каких перемен ждать в будущем. Азарт выборов передался всем. То тут, то там вспыхивали споры и раздавались взволнованные заинтересованные голоса:
  - Эй, у кого глаз зорче, посмотрите туда и скажите, что там наверху происходит?
  - Встали, встали уже, но только двое!
  - Так мало?! Всего два соискателя?! Не расколют ли они наш славный род на два лагеря? К добру ли это, аль к худу? - задавались вопросами люди.
  - Кажись Ярок стоит! - заголосил в волнении народ, - а лица второго не видно, спиной стоит. Эй, Алав, - послышался окрик, - кажись, новый хан будет из твоего стойбища, никак не уймется, старый лис, но кто же второй?
  - Достопочтимый Урух-баксы! - обратился Алав к каму-ясновидцу, - будь так добр, погадай мне и скажи, станет ли Ярок нашим ханом? За свои труды ты получишь от меня годовалого жеребенка!
   Сидя на траве, Урух-баксы, расстелил перед собой кусок домотканого полотна, вытянул впереди себя сложенные лодочками руки и, потрясая ими, высыпал на полотно гадальные кости. Люди, обступившие вещуна, в ожидании затаили дыхание. Немного помолчав для приличия, словно пытаясь угадать комбинацию лежавших перед ним костей, кам-ведун промолвил:
  - Брат Алав! Как я понимаю, тебя интересует, кто из двоих соискателей конкретно станет ханом? Верно, ли я говорю?
  - Да. Но мне бы хотелось видеть нашим ханом моего дальнего родственника Ярока и никого другого!
  Кам-ведун молчал.
  - Не томи, зря ты испытываешь мое терпение, говори правду, все как есть! При любом исходе ты получишь своего жеребенка, прилюдно даю тебе в этом слово мужчины!
  - Ну, что же, тогда слушай. Ни одному, ни другому из стоявших на кургане не суждено сегодня стать нашим ханом!
  Возбужденная толпа народа в изумлении ахнула.
  - Их только двое, претендентов больше нет, врет ведун! - послышались разочарованные голоса.
  - Люди, извините меня, громко оправдывался кам, но хана избираю не я. Я только читаю то, что говорят кости!
  - Так кто же станет ханом, говори? - наперебой выкрикивали возмущенные, кажущимся обманом, люди.
  - Сегодня, как только солнце встанет между восточным горизонтом и зенитом, третий соискатель, который придет из дальних земель, омоет лицо молоком белой кобылицы, встанет ногами на белую кошму и примет на себя атрибуты ханской власти! Под его умелым правлением, наш род достигнет небывалого расцвета! Богатство и достаток придут в каждую юрту!
   Солнце медленно приближалось к зениту. Ветер почти стих и стало довольно душно от того, что на совете в полном разгаре накалялись страсти.
  - Ты, Осот, побереги свое красноречие для празднеств и застолий. Им здесь не место. Тут идет родовой совет и нечего щекотать душевные раны серьезным людям! А те из присутствующих, кто не выдержал натиска твоего красноречия и был до слез тронут мнимыми подвигами юного Байдара, и перешел на его сторону, не достойны, называть себя настоящими мужчинами. Если выберут Байдара, то через поколение наши внуки не смогут сесть на коня и превратятся в женоподобных существ, которые во всем будут походить на своего хана, и тогда былое могущество нашего рода останется только в легендах и сказаниях.
  - Зачем ведешь обидные речи, Ярок. Изволь не оскорблять нас! Мы все являемся равноправными членами совета!
  - Все равно ваши голоса ничего не решат, и я стану ханом! Я вам еще не то скажу. Сторонников Байдара собравшихся здесь можно пересчитать на пальцах рук. Как бы вы обо мне плохо не говорили, судьба выбора будет решаться голосованием, а я получу больше кинжалов. Вы проиграли. Уважаемый Калсым, давай пресекай эту пустую болтовню и переходи к голосованию.
  - Подожди Ярок, не спеши, у нас еще есть право уполномочить Калсыма, похоронить Аджи хана от имени совета, а самим покинуть выборы, - выкрикнул один из противников Ярока.
  - Можно еще остановить совет и вызвать тебя на поединок за оскорбление членов совета! - выкрикнул другой голос.
  - Одного уже вызвали и что, суд Великого Тэнгри восторжествовал и теперь он лежит внизу под курганом в своей юрте, а мы собрались здесь на совет! - заметил третий голос.
  - Перестаньте шуметь! - перекрикивая спорящих, пытался вразумить их мудрый Калсым, - я лучше других знаю наши законы. Срыв выборов, поединок и прочие способы борьбы против кандидатов возможны лишь в случае равенства голосов поданных за претендентов, плюс особые обстоятельства, а в нашем случае, возможный перевес склоняется в пользу Ярока!
  - Правильно! Верно, говоришь! - закричал обрадованный Ярок, - вам нужно смотреть правде в глаза и признать меня ханом. Я сегодня великодушен, и став ханом, я не стану преследовать вас. Мало того, я сделаю тебе, Осот, предложение от которого ты не сможешь отказаться, а Байдара я все же удалю из своих земель. Приступай поскорее к голосованию Калсым!
   Внизу у подножья кургана выборные страсти кипели не меньше чем на вершине. Люди спорили,бились об заклад, время шло, а предсказанный камом-ведуном третий соискатель ханской власти так и не появлялся. Потеряв терпение и веру, простой люд начал открыто насмехаться над ясновидцем.
   Среди оголтелой толпы разгоряченного спорами народа, выделялся один пастух, отличавшийся от других огромным ростом и богатырской статью. К тому же, он пользовался уважением сородичей не за свое телосложение и не дюжую силу, а отличался от них еще и гибким умом, позволяющим его хозяину лучше других оценивать сложившуюся ситуацию. Вокруг него собралась группа из нескольких человек, которая стала тихо шептаться между собой.
  - Батыр, - обратились они к нему, - у нас неспокойно на душе. Если Ярок захватит власть, то наш род быстро скатится в пропасть. Люди не доверяют Калсыму, с возрастом он стал рабом обстоятельств и часто изменяет принципам справедливости. Как ты думаешь, Осот со своим красноречием сможет переломить ход выборов в пользу Байдара?
  - Нет. Байдар слишком молод и глуп. Его политика также не по нраву большинству населения. Он обязательно провалится на совете.
  - Не береди душу, Батыр. В лихих набегах и войнах мы всегда шли на смерть и проливали кровь за честь рода не для того, чтобы в мирное время нас погубил этот ночной разбойник Ярок. Он такой же, как и покойный Аджи хан, думает только о себе и о своем кошельке, а на простых пастухов и воинов ему наплевать. Люди уважают тебя Батыр, что ты посоветуешь нам? Не бойся, говори открыто.
  - Пока дело не дошло до голосования мы еще можем повлиять на исход выборов, хотя, на мой взгляд, что Ярок, что Байдар, никак не подходят нам в ханы. Но из двух зол нужно выбрать меньшее, хотя Урух-баксы, что-то говорил про третьего.
  Присутствие третьего соискателя на ханскую власть было бы сейчас весьма кстати. Сколько у подножья кургана наберется людей разделяющих наше мнение?
  - Человек пятьсот, а то и больше.
  - Хорошо. Поговорите с ними и по моему знаку двинемся на курган. Идите, а я пока потолкую с камом-ведуном.
   Батыр подошел к Урух-баксы и сел рядом с ним на траву.
  - Послушай, ясновидец, правду ли ты сказал людям на счет третьего соискателя ханского титула?
  Кам-ведун хитро улыбнулся, прищурил глаза и пристально посмотрел на великана.
  - Сегодня я своими трудами заработал одного жеребенка, несколько овец, мешок муки и немного серебра и меди. Что ты хочешь, чтобы я тебе предсказал Батыр? Говори, а я кину кости и посмотрю.
  - Оставь свои предсказания для легковерных дураков, Урух-баксы, ты меня не проведешь. Меня интересует только правда! С чего ты взял, что должен появиться третий?
  - Люди по своей натуре так доверчивы, - издалека начал кам, - они хотят лишь слышать то, что радует их слух. Ты прав, Батыр, мне не дано знать будущего, но я читаю его по людским глазам и этим зарабатываю себе на жизнь. В большинстве случаев я угадываю правду, но иногда случаются и промашки. На этот раз я не соврал, третий соискатель обязательно будет!
  - Тебе, что, Урух-баксы, кости рассказали об этом?
  Батыр звонко рассмеялся.
  - Напрасно смеешься, - укоризненно покачав головой, произнес ясновидец.
  - Тогда с чего ты это взял?
  - Будущее предопределено заранее и лишь немногим смертным оно доступно. К моему счастью, один человек предсказал это событие еще много лет назад, и теперь я могу заработать на жизнь кусок хлеба его даром.
  - О чем ты говоришь, Урух-баксы, я что-то не пойму тебя? Хватит загадок.
  Ведун снова хитро улыбнулся и еще уже сощурил глаза, растягивая удовольствие.
  - Несколько дней назад я был на священной горе.
  - Ну и что, и я там был, к чему ты клонишь?
  - Ох, Батыр, Батыр! Люди так невнимательны и глупы, что даже ты не исключение. Ты забыл про поединок чести между Аджи ханом и чужеземцем нашего происхождения. Покойный великий кам Берке заранее предсказывал его исход. Вот почему Аджи хан так старался уклониться от этого боя.
  - Ну и что? Я слышал про эту легенду, но с чего ты решил, что сегодня в ханы изберут другого соискателя? Ведь других претендентов просто нет кроме Ярока и Байдара.
  - Если сбылась первая половина предсказания Берке, то обязательно сбудется и вторая. Подождем, еще не вечер, солнце едва отклонилось от зенита в сторону запада!
   На горизонте показалось облачко пыли, которое медленно плыло к ханскому стану.
  - А вот и третий претендент спешит, - указывая рукой вдаль, произнес Урух-баксы.
   У подножья кургана прибывший издалека небольшой отряд осадил лошадей. Илья спешился и огляделся вокруг. Со всех сторон к нему приближались люди, беря Илью и его спутников в плотное кольцо.
  - Это тот витязь, который сразил на поединке нашего хана, - шептались между собой люди, но никто из них не выказывал ненависти.
  - Смотрите, и немой Вайлагур с ним, - слышались отовсюду голоса, - а девчонка, разве это не внучка старейшины Карахара. Интересно, почему из их кочевья никто не прибыл на совет?
  - Нет больше кочевья Карахара. Янка единственная, кто там уцелел. Вырезали всех, не жалея ни стариков, ни детей, - громко произнес Илья.
  Гул возмущения послужил ответом.
  - Говори, кто это сделал? - взволновалась толпа.
  - Ваш хан говорил неправду на ханском совете, за что и был наказан Великим Тэнгри. Он содержал свою пленницу, дочь Ата хана в кочевье Карахара. Перед смертью Аджи хан все же раскаялся в содеянном и велел Вайлагуру указать место, но когда мы прибыли в кочевье Карахара было уже поздно. Заметая следы своего преступления, люди, скрывающие свои лица, вновь похитили ханскую дочку, а всех свидетелей устранили и попытались свалить ответственность на людей Мурта хана. Тот, кто это совершил, просчитался, и теперь мы знаем его истинное имя!
  - Говори! - раздался возмущенный рев толпы.
  - Этот человек, который вырезал целое кочевье, близкий друг вашего покойного хана, черный кам Абаасы!
  Толпа вновь заревела.
  - Смерть Абаасы! Неслыханное злодеяние!
   Батыр, все это время стоявший в стороне в окружении своих сторонников, довольно ухмыльнулся и тихо произнес:
  - Время настало, пора вести людей на вершину кургана!
  - Люди! - раздался голос, перекрикивающий разъяренный гул толпы, - Ярок тоже близкий друг Абаасы и его вот-вот изберут нашим ханом!
  - Не бывать ханом Яроку! - послышались редкие голоса.
  Народ поддержал брошенный клич. Со всех сторон чувствовалось возмущение. Батыр с трудом протиснулся сквозь плотное кольцо, окружавшее Илью, и тронул того за плечо.
  - Витязь, ты должен пойти с нами на вершину кургана там сейчас заседает родовой совет. Ты должен рассказать им всю правду.
  Последние слова Батыра потонули в громогласном реве, который, казалось, потряс склоны холма:
  - Смерть Абаасы! Не бывать Яроку ханом!
  Не успел Илья ничего ответить, как несколько тысяч угрюмых мужчин, подхватили его и потянули за собой наверх.
   Родовой совет был готов уже приступить к голосованию, но развернувшиеся у подножья кургана события прервали его работу и заставили собравшихся отвлечься. Слова, кто за то, чтобы избрать нашим ханом Ярока, так и застряли в горле Калсыма. Родовая аристократия умолкла и многие изменились в лице. Тем временем, люди стремительно приближались к вершине и остановились в нескольких десятках шагов от совета, образуя плотный круг. Вперед вышли Илья и Батыр, последний выразил желание людей:
  - Мудрый Калсым, народ хочет знать ответы на два вопроса, прежде чем вы начнете голосовать.
  - Как ты посмел явиться сюда и прервать работу родового совета? Зачем, Батыр, ты привел сюда этих людей? Ты хочешь оказать давление на нас, а знаешь, что полагается по закону за неповиновение?
  - Остановись Калсым! Эти люди воины во время кровавых битв, а в мирное время крестьяне-скотоводы. Они пришли за мной для того, чтобы спросить у совета то, о чем он давно забыл?
  - И что же забыл совет?
  - Вы забыли, что ханы избираются для служения народу, а вы, все здесь собравшиеся ведете себя так, словно народ должен служить вам!
  - И чего же хочет народ?
  - Люди хотят, чтобы вы выслушали этого витязя и ввели в состав родового совета выборщиков от простого народа.
  - Мы сами вполне в состоянии решить, кого избрать ханом, незачем вводить в совет простолюдинов! - вмешался в диалог Ярок.
  - Бедные люди составляют большинство населения нашего рода, и сегодня мы проведем родовой совет новым составом. Правильно ли я говорю, люди?
  - Да! Батыр прав! - послышались дружные одобрительные голоса.
  - Это небывалое нарушение устоев и традиций предков. Я не допущу этого! Ты, Батыр, затеял мятеж и поднял руку на ханскую власть! - все больше и больше, в гневе, распалялся Ярок. - Зачем сюда пришел убийца Аджи хана, чего ему здесь понадобилось?
  Илья выступил вперед.
  - Я принес печальную весть, кочевье Карахара вырезали целиком и в этом косвенно виноват ваш бывший хан.
  - Да кто ты такой, чтобы делать такие заявления? - не унимался Ярок.
  - Аджи хан был лжецом и негодяем, - спокойно ответил Илья, - я тот, кто наказал его за это! Великий Тэнгри рассудил нас. Моей рукой он покарал Аджи хана, а этим клинком он лишил его жизни! - Илья отстегнул от пояса меч и швырнул его на середину ковра.
  Члены совета и собравшийся народ, не ожидавшие такого разворота событий, замерли. Над курганом на миг повисла гнетущая тишина, но затем, со всех сторон раздались крики:
  - Прав был Урух-баксы, третий соискатель явился!
   Мудрый Калсым молчал, про себя решив, что лучше всего сейчас выждать, а время само покажет, как поступить дальше. По всей видимости, остальные члены совета придерживались такого же мнения, не унимался только Ярок, считая, что ханская власть, по праву, должна принадлежать только ему. Его лицо покрылось красной краской, от гнева, который переполнял его изнутри, начали трястись руки. Чтобы не выказать перед людьми своей слабости, Ярок со всей силы сжал кисти рук в кулаки, да так, что побелели костяшки пальцев. Немного овладев собой и собравшись с мыслями, он громко произнес:
  - Наше терпение не безгранично. Хватит Батыр, ты заслуженный воин нашего рода, поэтому, если ты уведешь людей и дашь работать совету, как и прежде, обвинения в измене с тебя будут сняты и никто не станет тебя преследовать. А ты, чужеземец, подними свой меч с ковра, покайся в содеянном, и в течение одной ночи покинь земли нашего рода, в противном случае ты будешь казнен. После убийства тобою нашего хана, я считаю, что ты не можешь оставаться здесь на наших вежах!
  - Да кто ты такой, Ярок, чтобы указывать, мне как поступать? Я не твой раб, а свободный человек и волен поступать так, как мне заблагорассудиться!
  - Ну, что же, я предупредил тебя!
  Гнев и необузданная ярость, ослепили Ярока и начисто лишили его разума. Чувствуя, что благодатная почва уходит у него из-под ног, он встал с ковра и стремительным шагом подошел к Илье.
  - Я восстановлю справедливость, убийца Аджи хана! Я докажу всем, что Великий Тэнгри ошибся и он благоволит только мне! - с этими словами, он выхватил из ножен кинжал предназначенный для голосования и ринулся на безоружного Илью.
   Все собравшиеся видели, как Ярок в отчаянном прыжке с размаху ударил чужака в грудь кинжалом, но Илья ловко увернулся от опасного рывка. Подняв безоружную правую руку, он с нечеловеческой силой опустил тяжелый кулак на голову соперника. Уронив клинок, Ярок медленно стал оседать на землю, упал и остался, неподвижно лежать.
  Собравшаяся толпа издала гул одобрения. Мудрый Калсым, потрясенный случившимся, медленно поднял голову и осмотрелся вокруг, сделал несколько глотков кумыса, чтобы промочить пересохшую глотку и сбить волнение, затем он устало произнес:
  - Сколько вы хотите иметь голосов на совете, простолюдины?
  - Одну треть, - ответил Батыр, довольно поглаживая бороду.
  - Справедливо! Мы все за это предложение! - раздались дружные голоса из толпы.
  - Что вы на это скажите, уважаемые? - обратился Калсым к совету.
  Над курганом повисла тишина. Члены совета испуганно озирались по сторонам и затравленно глядели друг на друга.
  - Что вы молчите, разве наши требования не справедливы? - нарушил тишину Батыр.
  - Справедливы, справедливы! - ревела толпа.
  - Да, но еще никогда в истории нашего рода не было того, чтобы на титул нашего хана претендовал чужак! - попробовал возразить один из членов совета.
  - Верно, говоришь, - вмешался Осот, чужак не может быть нашим ханом, поэтому нужно голосовать за Байдара!
  Гул возмущения разнесся над курганом. Народный гнев нарастал. Трезво оценив ситуацию и окинув взглядом, бездеятельные лица членов совета, мудрый Калсым все же решился произнести слова, которые ждал от него народ:
  - В родовой совет вводятся новые представители от каждого кочевья. Батыр, зови их сюда и пусть они займут свои места для голосования.
   Смысл произошедшего медленно доходил до сознания Ильи. Тронув Батыра за плечо, он тихо произнес:
  - Батыр, но я не хочу быть вашим ханом?
  - Молчи, чужеземец! Уж лучше нашим ханом станешь ты, честный и смелый воин, чем выберут кого-то из сборища этих никчемных шакалов. Ты полюбился народу, и он поддержит тебя.
  Когда выборщики расселись по своим местам, Калсым продолжил совет и обратился к представителям:
  - Прежде всего, мы должны решить может ли человек со стороны быть нашим ханом?
  Один за другим, под народным давлением, члены совета не смело кивали головами.
  - Ну, что же, пусть будет так! - громко произнес Калсым.
   К этому моменту к Яроку уже вернулось сознание. Однако он не смог самостоятельно подняться на ноги. Сидя на земле, он тяжело дышал, держась руками за гудящую голову. Казалось, он не понимал происходящего, а только вращал широко раскрытыми глазами, пытаясь хоть как-то придти в себя. Двое мужчин подхватили его под руки, и повели вниз, а кинжал, предназначенный для голосования, передали Батыру.
   Один за другим летели кинжалы на середину ковра. Илья победил, он уже хан, он принимал поздравления!
  - Будь счастлив, хан, живи долго и служи народу! - торжественно произнес Калсым.
  Народ со всех сторон лез на вершину кургана, чтобы лицезреть обряд передачи ханской власти новому главе рода. Крики:
  - Урус хан! Да здравствует Урус хан! - казалось, сотрясали всю степь.
  Новоиспеченный хан, ради приличия немного посидел на ковре, затем встал, вступил ногами на белую кошму, омыл лицо и руки молоком белой кобылицы, вытерся чистым полотенцем и, не обращая внимания на суетившихся вокруг людей, вместе с Батыром направился вниз, к юртам своего стана.
  
  
  
  
  ГЛАВА 14.
  
  
  
   Солнце вот-вот взойдет. Над степью поднимается высокое зарево. Словно венец венчает оно небосвод. Небо вокруг него голубое, воздух свежий, прохладный. Широкой волной он вливается в грудь, освежает, бодрит усталое тело. С земли поднимается пряный запах трав, по всей степи стелется душистое благоухание. Тишина. Все как бы замерло вокруг, притаилось в ожидании дневного светила.
   Солнце показалось из-за горизонта, бросило на окружающую бескрайнюю степь свои первые, ослепительно яркие лучи и сразу пробудилось ото сна все живое. Послышалось звонкое пение птиц, застрекотали кузнечики и цикады, зашелестела под ногами трава, радостно заулыбался солнцу окружающий мир. А светило, повинуясь законам природы, продолжало подниматься все выше и выше над степью:
  - От чего сегодня такой особый рассвет, не такой как всегда? - залюбовалась окружающим видом Ай-наазы. - Глядя на высокие, облитые солнечными лучами травы, на трепетавшие от дуновения ветерка листья, Ай-наазы вдруг показалось, что степь на самом деле улыбается ей, словно живая. На траве заиграли радужными самоцветами капельки росы и будто в сказке, каждая из них вдруг заискрилась алмазной россыпью.
  - Как прекрасна родная земля! Все создано для счастья, остается только жить и радоваться покою, но почему так тяжело на душе?
   Почувствовав, что повод брошен, ее лошадь сама стала выбирать себе дорогу. Кобыла пересекла поросшую высокими травами поляну, прошла вдоль ручейка и, легко перепрыгнув через него, вынесла свою хозяйку на накатанную дорогу. Ай-наазы очнулась, осмотрелась вокруг и, видя перед собой все те же хмурые лица похитителей, снова грустно склонила голову, покачиваясь в такт неторопливому ходу своей лошади. Вдруг до нее донесся частый перестук копыт. Ай-наазы насторожилась, подобрала поводья и оглянулась назад. Вскоре из-за поворота выскочил всадник и галопом поскакал в их направлении.
   Со стороны казалось, что Абаасы не замечал ничего вокруг. Он, молча, продвигался вперед, восседая на своем жеребце. Тяжело дыша, дозорный круто осадил своего коня возле него.
  - Говори! - насторожился черный кам.
  - Погоня, хозяин!
  - Откуда и где?
  - За той рощей, что мы проехали вчера утром. Видно на ночь останавливались там.
  - Что они делают?
  - Коней седлают, похоже, собираются опять в погоню.
  - Разглядел сколько их?
  - Десятка два наберется.
  - Хорошо! Возвращайся назад и внимательно следи за ними из засад. Если что, стрелой лети ко мне.
   Дозорный исчез. Тяжелые думы набегали одна за другой, нагоняя временами страх. Абаасы пустил свой отряд галопом. Надеясь на заводных лошадей, он рассчитывал оторваться от погони. Успокаивало одно, численность преследователей не велика. Если что, можно дать бой, людей у него хватало.
  - Что если Кара-Кумуч и в самом деле проведал о его, участии в похищении сестры? - мелькнуло в голове. - Нет. Этого просто не может быть, я замел за собой все следы. Свидетелей не осталось, даже Аджи хан унес его тайну с собой. А если все же да? Тогда Ата хан не простит ему такой дерзости и столкновение неизбежно.
  Быстрый ход коней отрезвил и успокоил Абаасы. В раздумье он погрузился в воспоминания былой юности:
  - Разгневались нынче духи подземного мира на людей. Собрали они со всего белого света черные тучи, нагнали лютые ветры из пустынных земель и грозятся теперь, носясь, над степью, огнем и треском пугая все живое. А духи нижнего мира все больше и больше лютуют, одну за другой посылая на землю молнии и, кажется, что еще чуть-чуть и все живое с треском полетит в разверзнувшейся нижний мир.
   Посреди юрты, пылает в очаге жаркий огонь. Его неровный свет то ярко возгорает, то блекнет и угасает в темных углях костра, бессильный перед наступающей ужасной непогодой. У очага сидит кам Берке. Широкая седая борода свисает до самого пояса, усы шевелятся от легкого движения губ, а брови, седые и лохматые, грозно сходятся над переносицей. Могущественный кам молится богам. Взор его обращен к огню, а мысли ушли куда-то далеко и обращены к Великому Тэнгри. Он молится тихо, но иногда, голос его возвышается и тогда, вместо шепота слышен густой сильный голос, который эхом отражается под сводом юрты.
  - О Тэнгри! Спаси нас от духов нижнего мира! ...
  - Ты дал ему жизнь, не дай ему погибнуть! ...
  - Будь же с ним повсюду, не покидай его в несчастье! ...
  - Если все же родиться ребенок, надели его разумом, способностями и награди нечеловеческой силой! ...
  Но бог тюрков, дающий людям тепло и свет, видимо был бессилен в эту ночь перед разыгравшимися духами нижнего мира. За стенами юрты буря не собиралась утихать. Все так же полыхали молнии, и косой дождь с остервенением бил по куполу шатра.
   Абаасы посмотрел на приемного отца. Ни гром, ни молнии, ни разбушевавшиеся духи подземного мира не могли поколебать воли всемогущего кама, ни какой страх был неспособен сломить несгибаемый нрав его учителя. Берке поднялся, подошел к сундуку и вытащил оттуда замшевый мешочек. Подойдя к посудной полке, он взял глиняную посудину и вернулся к пылающему очагу. Высыпав из мешочка бараньи кости, он помешал их в блюде и осторожно, с жертвенным благоговением бросил их в горящий огонь. Преклонив колени на специально разосланной бараньей шкуре, он поднял к верху длинные костлявые руки и начал заново взывать к Тэнгри, умоляя того принять жертву и смилостивиться, обойти гневом его жилище и подарить жизнь еще не рожденному ребенку.
   Абаасы молча, сидел у священного огня и со страхом взирал на приемного отца. Его не тревожили удары грома, отец уже научил его управлять силами стихии, он сидел, задумавшись, целиком уйдя в свои мысли. Великий Берке закончил жертвоприношение, откинул промокший входной полог и с силой швырнул наружу глиняную посудину оземь. От удара чаша разбилась, Берке вышел под дождь, подобрал черепки, вернулся к огню и долго разглядывал их, словно пытаясь что-то предугадать.
  - Зачем ты разбил чашу, отец? - задал вопрос Абаасы.
  Берке отвлекся, сел на ковер напротив сына и тихо произнес:
  - Чтобы никто не воспользовался ею, принося жертву богам. От чего ты грустишь, Абаасы?
  - Что-то тоска забралась в душу.
  - Тоска говоришь, а с чего бы это?
  - Был я вчера в стойбище Ата хана. Люди праздновали. У него родилась дочь, кажется, ее назвали Ай-наазы.
  - Я же запретил тебе ходить туда?
  - Прости отец, но мне так хотелось посмотреть на народные гулянья, на веселящихся людей, на молодых девушек, что я не смог удержаться и нарушил твой запред.
  Берке молча, посмотрел на приемного сына. Душевные противоречия раздирали его сердце.
  - Рассказать ли сыну о своем видении? - мучился вопросом Великий кам.
  Наконец, он заговорил:
  - До сегодняшнего дня ты был веселым юношей. Скакал на коне по степи, вникал в мои премудрости, забавлялся охотой, находил утеху в деле ратном. Что же случилось теперь, говоришь, печаль закралась в сердце? Что же стряслось с тобой?
  - Люди, отец. Почему люди так жестоки? Может быть, все это из-за моего уродства? Все боятся и гонят меня, страшатся гнева твоего, почему в этом мире все так сложно, ответь отец?
  - Люди?! - Берке долго и как-то растерянно глядел на приемного сына. - Люди... Вот оно что! Ну, значит, время твое настало. Помни, сын мой, чему я тебя учил и никому не доверяй своих мыслей!
  - Никому? - удивился Абаасы. - Не понимаю. Может, отец, ты откроешь мне секрет мудрости жизни?
  - Сейчас тебе это трудно будет понять. Ты молод, ты не жил среди людей и еще не знаешь беды. А я, обжегся в свое время, как тот мотылек, что летел на свет и упал опаленный языками пламени.
  Абаасы поднял удивленный взгляд.
  - Что так сильно тревожит вас в людях, отец?
  - Их непостоянство и коварство! Не знаю, встретишь ли ты в жизни настоящих друзей, но вот врагов наверняка!
  Подняв густые брови, Берке пристально поглядел в глаза приемному сыну.
  - Прости меня, Абаасы, громко и решительно вновь заговорил он. - Долгое время я скрывал от тебя правду. Может ее и не стоит тебе рассказывать, но она тяжким камнем лежит у меня на сердце.
  - Что это за тайна? - изумленно спросил Абаасы.
  - Да, сын мой, - горестно произнес Берке. - Если бы ты знал, как трудно отцу произнести эти слова. Но сил больше нет... Ты вырос и должен знать правду.
  Великий кам умолк, закрыв глаза. Глубокая печаль и страдания отразились на его лице.
  - Скажи, - очнулся он, - смог бы ты простить отцу убийство своего сына?
  - Какое убийство? О чем ты говоришь, учитель? - испуганно пролепетал Абаасы.
  Юноша растерялся. Никогда еще Абаасы не видел приемного отца в таком горе и раскаянии. Сколько он себя помнил, всегда Берке был мужественным, строгим, суровым и сильным. Что же случилось с ним, какое тяжкое бремя он держит в своей душе?
  Берке расценил молчание приемного сына по-своему.
  - Ты вроде не решаешься ответить, ну, что же, тогда суди, как знаешь...
  - Да что ты, отец, как я могу тебя судить? - горячо возразил Абаасы.
  Дочка хана, что родилась вчера, может принести тебе в будущем, либо смерть, позор и унижения, либо счастье и безграничную власть! Если она, по доброй воле станет твоей женой, то от этого брака у тебя родиться ребенок-кам, которому не будет равных во всей вселенной. Он может покорить весь мир, и имя его останется навеки в истории! Духи подземного мира открыли мне эту тайну, но, к моему сожалению, они отказались поведать мне всю истину и теперь, твоя судьба отныне в воле Великого Тэнгри. Я сожалею, сын мой, но здесь я не могу помочь тебе ни словом, ни делом, ни советом!
   Волна лениво набегала на низкий песчаный берег. Конь Абаасы стоял по колено в воде и с жадностью пил. Черный кам оторвался от своих воспоминаний. Он снова вернулся назад, в реальный мир. День клонился к концу, наступал вечер, а вслед за ним на степь обещала опуститься тихая безоблачная августовская ночь. Абаасы спешился, зачерпнул пригоршню холодной воды, напился и невольно залюбовался зеркальной гладью озера. Сзади подошел к нему один из воинов его отряда.
  - Абаасы, - обратился он к каму, - кони и люди устали, требуется привал, вели распрягать лошадей на ночлег.
  - Нет, Агой, в нескольких верстах отсюда находится небольшое кочевье, там и переночуем.
  Черный кам вновь взгромоздился на своего жеребца, отдал приказ продолжать движение и пришпорил недовольное усталое животное.
  
  ******
  
   По выгоревшей степи из последних сил устало тащился отряд Абаасы.
  - Впереди кочевье! - прокричал Агой.
  И действительно, там, где линия горизонта уходила вдаль и сливалась со степью, были едва различимы несколько черных точек. Пройдя еще с две версты, стали отчетливо видны крыши десятка убогих юрт.
   Лай собак возвестил местным жителям о приближении гостей. На окраине их встретил мужчина средних лет в сером засаленном чекмене. Узнав Абаасы, он низко поклонился и удивленно произнес:
  - Рад видеть тебя, Абаасы, у себя в гостях! Какое дело привело тебя в наше кочевье?
  - Я и мои люди здесь проездом. Мы возвращаемся со священной горы и просим тебя, старейшина, оказать гостеприимство.
  - Ну, что же, гостям мы всегда рады! - без особой радости в голосе произнес хозяин. - Прошу вас, подходите к большому костру!
   В центре кочевья стояла убогая юрта, ни чем не отличавшаяся от других. У входа в жилище, на корточках сидела девушка, которая переливала из саптаяка в бурдюк перекисший айран.
  - Эй, Баяна, созови всех женщин, и быстро готовьте ужин, в нашем кочевье знатные гости!
   Откинув край дверного войлока, Абаасы пропустил вперед Ай-наазы, пригнулся и следом шагнул внутрь. Черный кам огляделся. Ничего особенного, небольшая серенькая юрта кочевника-средняка. У стеллажа с кухонной утварью уже возится хозяйка.
  - Мир твоему очагу! - устало произнес кам.
  - Извини, Абаасы, я не ждал гостей, - сгорая от стыда, со страхом в голосе, произнес хозяин кочевья.
  - Ничего. Лепешка и немного кумыса утолят наш голод. Завтра с рассветом я и мои люди покинем твое кочевье, а сегодня вам придется немного потесниться.
  - Моя юрта в твоем расположении кам. Я и моя семья разместится у сородичей, а твои люди пусть переночуют у большого костра. Сейчас женщины приготовят ужин, я велел зарезать пару баранов.
  - Хорошо! - довольно ответил Абаасы. - Я и моя жена очень устали с дороги.
  - Я тебе не жена! - процедила Ай-наазы.
  Абаасы злобно сверкнул глазами, да так, что хозяина от страха прошиб холодный пот. Чтобы не навлечь беду на себя, свое семейство и сородичей, и чем-нибудь не прогневать черного кама, старейшина взял под руку хозяйку и тихо удалился, пятясь назад и кланяясь незваному гостю.
  - Накорми ее старейшина, она устала с дороги и плохо соображает, что несет, - произнес Абаасы и вышел вслед за хозяином.
  Тот послушно кивнул.
  - Располагайтесь у костра, женщины сейчас расстелют ковры и циновки и принесут еду. Насчет своей спутницы не беспокойся кам, я отправлю к ней свою рабыню.
  
  ******
  
   Оставшись в одиночестве, Ай-наазы внимательно осмотрелась. Ничего особенного, юрта как юрта! Чистота, опрятность и порядок, в котором содержались предметы внутри, стены и потолок, производили приятное впечатление. Юрта была мала и служила жилищем для целого семейства. Пол был устлан войлоками и циновками, а у дальней стены была свалена груда подушек, которые раскладывались на пол, на ночь.
   Ай-наазы действительно устала. К тому же весь этот день на сердце камнем лежала какая-то непонятная тревога, ощущение того, что, что-то вот-вот должно произойти, и это нечто не давало девушке покоя. Однако усталость брала свое. Ханская дочь пересекла пространство юрты и, свернувшись в комок, словно котенок, улеглась у дальней стенки на старом ковре, подложив под себя несколько подушек. Незаметно для себя она уснула.
  - Аша, аша туганым! Ешь, ешь дорогая! - раздался старческий голос над ее ухом, заставляя девушку очнуться от сладких сновидений.
  От неожиданности Ай-наазы вся сжалась, быстро поднялась и села на ковре.
  - Аша! - вновь повторила старая женщина, ставя поднос с едой у ног девушки.
  Ай-наазы осторожно отломила небольшой кусок от ячменной лепешки и положила на него сверху ломтик овечьего сыра. Старуха не уходила. Сидя напротив нее, она пристально разглядывала девушку.
  - Когда это случилось? - нарушила она молчание.
  Что?
  - Когда тебя украли?
  - Две недели назад.
  - Тебя ищут?
  - Я думаю - да...
   Они сидели вдвоем у шепчущего очага и тихо беседовали. Старуха неторопливо помешивала, угли в огне сучковатой палкой и внимательно слушала рассказ Ай-наазы. Яркие искры вспыхивали и уносились вверх, исчезая в дымовом отверстии в куполе юрты. Их окружала тишина и покой, и в этот момент Ай-наазы показалось, что в целом мире, кроме них не осталось ничего на свете, но, к сожалению это было не так.
  - Здесь тебе нечего бояться, дочка...
  Голос у старухи был тихим, словно пение далекого ветра.
  - Духи степи станут оберегать тебя, пока ты здесь.
  Ай-наазы молчала, поплотнее укутавшись в домотканое одеяло. Было видно, что за последние дни ей пришлось многое пережить. Ее лицо, когда-то очень красивое, теперь осунулось, побледнело, под глазами залегли черные круги. Она мелко дрожала и старуха догадывалась, что животный страх уже давно не отпускает ее гостью.
  - Если брат не вызволит меня, то тогда, наверное, я покончу с собой!
  - Тише! - мягко возразила старая рабыня, выпей еще айрана, он с целебными травами, он успокаивает.
   Несчастная девушка пила айран, смотрела на огонь и словно черпала в нем смелость.
  - Он негодяй! Он похитил меня и держит в неволе! Добрая женщина, пожалуйста, дай мне нож, я убью его, я перережу ему горло!
  - Нет! - возразила рабыня, отрицательно качая головой, - ты не сможешь сделать этого, ты слишком слаба.
  - Верно, - Ай-наазы мрачно усмехнулась, - для этого нужно всего ничего, просто убить человека...
  Угольки медленно догорали в очаге.
  - Мне пора! Не стоит печалиться, все в воле Тэнгри!
  Старая рабыня поднялась с ковра и вышла так же тихо, как и зашла.
  
  ******
  
   Сторожевой огонь, разложенный в центре кочевья, медленно догорал. Красные угли мало-помалу тускнели. На небе взошла луна, которая освещала окружающее пространство своим тусклым ровным светом. Степь давно потонула в ночной тени, и над землей стелился густой туман. Хозяева и гости давно уже насытились, но продолжали пить веселящий душу кумыс и тихо переговаривались между собой. Нарушая ночную тишину, весело и тонко, раздались звуки пастушечьей свирели, которые предали этой ночи дополнительную прелесть. Двое юношей, по приказу старейшины, затянули тягучую мелодичную песню, и, под ее звуки, пустились в пляс.
   Абаасы допил до дна четвертую по счету большую чашу кумыса, поднялся с земли и направился в сторону. Это не ускользнуло из поля зрения наблюдавшего за черным камом Агоя. Он быстро поднялся и последовал за своим хозяином. Заметив его, Абаасы обернулся, его страшные глаза пьяно сверкнули плотоядным огнем.
  - Что тебе нужно, Агой, зачем ты идешь за мной?
  - Что ты задумал, Абаасы? - глядя каму прямо в глаза, произнес Агой, пятясь к стене ближайшей юрты.
  В тусклом свете луны, лицо Абаасы словно вытянулось, он болезненно сморщился и презрительно взглянул на верного Агоя. Его страшный глаз на низком лбу вспыхнул, как раскаленный уголь.
  - Я хочу насладиться своей добычей!
  - Подави свой голод, кам, сейчас не время. Твоя добыча никуда не денется, Ай-наазы нужна тебе живой!
  - Глупый ишак! - отрезал Абаасы, хватая Агоя обеими руками за отвороты чекменя. - Как ты смеешь мне перечить!
  - Прошу тебя, Абаасы, только не здесь!
  - Это почему? Я не боюсь людей, я выше их и мне все равно, что они скажут. Эта девчонка лишила меня магической силы, глядя на нее, я теряю разум, я не хочу больше ждать!
  На изуродованной половине лица черного кама появилось злобное выражение. Она моя добыча и сегодня она будет моей, не зависимо от того, хочет она этого или нет.
  Эти слова обдали Агоя, словно ледяной водой. Он напрягся и замер. Потрясенный, он вновь встретился глазами с решительным взглядом Абаасы.
  - Ни милосердия, ни жалости, ни человечности! - холодно произнес черный кам, отпуская отвороты чекменя Агоя.
  Кровь отхлынула от лица верного соратника.
  - Ты действительно этого хочешь? - произнес он заплетающимся от страха языком, продолжая отступать от Абаасы, пока не уперся в стену юрты. - Это правда, ты хочешь убить Ай-наазы?
  - Я кам и сын кама! - парировал тот вопрос.
  Его руки, в этот момент, мелко тряслись от похоти и возбуждения. Агой медленно попятился вдоль стены, от страха, ледяной пот покатился по его лицу.
  - Не смей этого делать! - прокричал он, с трудом сдерживая ярость, - Ата хан жестоко отомстит нам!
  - Я сильнее его! - гортанно взвыл Абаасы.
  - Ты должен остановиться, кам! - прохрипел Агой.
  За его спиной послышался шум шагов, и появилась темная фигура старейшины кочевья.
  - Я ухожу, Абаасы. Те из воинов, кто пожелает покинуть тебя, последуют за мной, - печально произнес Агой.
  - Ты пугаешь меня? - прогремел черный кам и затрясся от бешенства. - Остановись, я знаю, что делаю.
  - Нет! - покачал головой Агой. - Ты превратился в жестокую тварь, алчного хищника, которого вечно будут бояться, и ненавидеть люди, которого они вечно будут преследовать и, в конце концов, убьют!
  - Я знаю это. Эту битву я проиграл, но это еще не конец. Деяние, которое я задумал, не облегчит моей участи, но какой будет сладкой месть! Я жестоко отомщу своим врагам, которых я ненавижу всем сердцем!
  - Как знаешь, Абаасы, я не стану ни мешать, ни останавливать тебя, я просто ухожу.
  Агой резко развернулся и направился в сторону, откуда доносился звук свирели.
   Старейшина кочевья, который невольно стал свидетелем конца этого диалога, от страха перед черным камом, стоял как вкопанный. От ужаса, тело онемело, а руки и ноги не слушались.
  - Что? - рявкнул Абаасы, - чего застыл? Распорядись, чтобы люди ложились отдыхать, и выстави часовых. Девушка, что приехала вместе со мной, сильно больна. Этой ночью я буду изгонять из нее злых духов и поэтому, заклинаю тебя хозяин, какие бы звуки ты не услышал из этой юрты, ни в коем случае не входи и не мешай мне! Если все же меня кто-нибудь потревожит, то злые демоны навеки поселятся в твоем кочевье и уничтожат твой род.
   Произнеся эти слова, Абаасы повернулся спиной к старейшине, откинул входной войлок и переступил порог юрты. Девушка безмятежно спала, отключившись от внешнего мира.
  - Даже сонная, как она прекрасна! - молнией пронеслось в голове.
  Черного кама тут же охватило жгучее желание. Стараясь не наделать шума, он подошел к ложу, осторожно прилег рядом и, одним резким движением скинул со своей жертвы домотканое одеяло. Абаасы пьянел от этой вольности. Сняв с девушки оленьи сапожки, он на минуту задержал в руках ее маленькую хрупкую ножку, провел пальцами по шелковистой коже. Ай-наазы зашевелилась во сне, но так и не проснулась. Тем временем, черный кам наслаждался раздеванием не сопротивляющегося женского тела. Раньше, будучи мальчишкой, он не понимал, почему девушки избегали и боялись его.
  - Ну, почему? Ведь я лучше, я сильнее и умнее других? - часто задавался этим вопросом юный кам. - Мое уродство? Вот причина, по которой люди ненавидят и боятся меня!
   Со временем Абаасы привык к такому отношению. Он стал платить людям той же монетой. Он вырос, перенял навыки и магические знания своего приемного отца и, мстя всему человечеству за прошлые обиды, постепенно превратился в черного кама. Но теперь, раздевая спящую Ай-наазы, он вкусил другой жизненный смак, жгучее чувство того, что эта, лежащая перед ним женщина находится вся в его власти и он может сделать с ней все, что ему заблагорассудиться.
   Оставалось снять с нее платье, но Абаасы не выдержал и начал срывать с себя самого стесняющие тело одежды. Покончив с этим, он тут же обнял ее, наслаждаясь страстью и властью над божественным женским телом. Под платьем тихо билось сердце. Оно билось ровно. Упругая грудь Ай-наазы плавно вздымалась и медленно опускалась вниз. Абаасы еще плотнее прижимался к ней, чувствуя нарастающую истому в собственном теле. Он посмотрел на ее сонное лицо, поцеловал еще более привлекательную и волнующую грудь. Его дыхание становилось горячим, надрывистым. Запустив руку под подол платья, он тихо произнес:
  - О, Тэнгри, как она прекрасна!
   Судорога охватила его тело, движения стали резки и неосторожны. Он встряхнул ее. Ай-наазы промычала во сне что-то невнятное. Абаасы встряхнул сильнее. Девушка зашевелилась, зачмокала губами как ребенок, открыла мутные ото сна глаза. Она все еще была в объятьях сновидений и не понимала в чем дело. Черный кам возликовал от этого успеха и тут же взобрался на нее. В полусонном состоянии Ай-наазы улыбнулась чему-то непонятному и снова закрыла глаза, но затем, сообразив, наконец, что происходит, с силой отпихнула от себя своего похитителя и резко вскочила на ноги.
  - Не смей меня трогать своими руками! - в ужасе прокричала она, пятясь по стене к выходу.
  Не выпуская из поля зрения свою жертву, Абаасы поднялся с ложа, подошел к почти погасшему очагу и подбросил в тлеющие угли охапку сухого хвороста. Языки пламени быстро охватили свежую пищу. К отверстию в куполе юрты сначала устремился дым, затем неровный свет огня озарил пространство степного жилища.
  - Я понял!... Ты никогда не станешь моей по собственной воле! - устало произнес кам, все больше и больше раздражаясь.
  - Ты правильно понял, Абаасы, я не боюсь тебя! - по-прежнему сильным голосом произнесла Ай-наазы.
   Необузданный гнев переполнил чашу терпения. Абаасы больше не контролировал себя. В эту минуту, в лице этой девушки, он ненавидел все человечество, он готов был уничтожить весь мир, чтобы отомстить, отомстить всем, за все и разом. Но мир для него был слишком велик, погубить его Абаасы не мог, сил и возможностей было слишком мало. Перед ним стояла беззащитная девушка.... Все зло и ненависть, скопившиеся за долгие годы в его черной душе сейчас были готовы выплеснуться наружу. Не стесняясь своей наготы, загораживая своим телом спасительный выход из юрты, он подошел к Ай-наазы в плотную.
  - Ты все равно будешь моей, и может быть, тогда я сохраню тебе жизнь! - сквозь зубы процедил разочарованный черный кам и изо всей силы хлестнул несчастную девушку ладонью по лицу.
  Потеряв равновесие, Ай-наазы упала на пол. Из разбитых губ струйкой засочилась кровь. Сплюнув под ноги своему палачу, девушка произнесла:
  - Мразь, тебе никогда не сломить моей воли!
  Ее пламенную речь прервал жуткий поток смеха, от которого кровь стыла в жилах.
  - Сейчас ты получишь то, что заслужила, - холодно произнес Абаасы.
  Ударив беззащитную девушку ногой в живот, он сыромятным ремнем стянул ей руки за спиной, подхватил в охапку и бросил на старый ковер, служивший хозяевам юрты постелью.
  Ай-наазы ахнула. От сильной боли она скрутилась в комок. Не успела она перевести дух, как ее мучитель стремительно набросился на нее и стал рвать ее одежду. Силы были не равными, но, все же, придя в себя, несчастная пленница попыталась сопротивляться. Тонкая шелковая лента, накинутая на шею, удавкой сдавила горло и девушка поняла, что ей не избежать печальной участи. Внезапно удавка ослабла.
  - Может, ты хочешь что-нибудь сказать, прежде чем я займусь тобой всерьез? - произнес Абаасы, наслаждаясь полнотой своей власти и беспомощностью пленницы.
  - Делай, что хочешь, негодяй! Расплата все равно, рано или поздно настигнет тебя!
   Жуткий смех Абаасы, раскатами разнесся под сводом юрты. Глядя на Ай-наазы, черный кам наслаждался ее чудесными формами. Он провел похотливой рукой по обнаженному телу. Девушка напряглась. Но, к сожалению, для нее, в голове Абаасы было слишком мало места для полета мужской фантазии. Любуясь чудесным изгибом спины, он снова ударил Ай-наазы, заставляя ее тугое юное тело еще сильнее напрячься и выставить вперед прекрасные упругие груди. Несчастная девушка со всей силы прикусила разбитую губу, пытаясь сдержать, готовый сорваться крик боли. Она не хотела доставлять удовольствие Абаасы, показывая, как она страдает. Вздох восхищения вырвался из груди черного кама, глядя как от боли напряглось ее совершенное тело, как налились соски, и кожа заблестела, покрываясь капельками холодного пота.
   Боль, стыд и позор навалились на Ай-наазы. Она еще в жизни не испытывала подобного. За все время плена с ней все же обращались по человечески, если не учитывать первого дня похищения. Она подвергалась унижениям. Таким образом, ненавистный Абаасы, хотел вырвать у нее добровольное согласие на брак. Но все это меркло перед тем, что ей еще предстояло перетерпеть. Те унижения были просто грубы и понятны, но сейчас, пользуясь плодами своего больного воображения, Абаасы для своей невинной жертвы готовил совершенно другую муку и по-всему не собирался шутить, а ей предстояло до конца это вынести.
   Ее душевные страдания усиливались с каждым мгновением. Абаасы, стальными руками ухватил ее за щиколотки, резко дернул, заставляя девушку перевернуться на живот и стараясь причинить этим как можно больше боли. У Ай-наазы была сильная воля, но, к сожалению, она была лишь обычным человеком. Сначала слабый стон вырвался из ее уст, затем он стал порывистым и раздавался все сильнее и чаще, и, наконец, подчиняясь неудержимой боли и страданиям, она закричала вовсю мочь, а черный кам с наслаждением продолжал истязания. Ее вопли отражались от стен юрты и вырывались наружу, но, к сожалению, страх перед безжалостным черным камом был сильнее угрызений совести и никто не пришел ей на помощь.
   Истязания и унижения уже полностью сломили ее тело и душу, у юной девушки не осталось сил и воли к сопротивлению. Шелковая лента, сначала мягко, почти нежно сдавила ее шею. Ай-наазы пыталась понять, почему кам сразу не пустил ее в дело.
  - Возможно, он приберег ее напоследок, чтобы прикончить меня? - пронеслось в задыхающемся от нехватки воздуха мозгу.
  Ай-наазы закашлялась. Она попыталась наклонить шею усиливая тем самым удушье, надеясь, что это поможет ей побыстрее распрощаться с жизнью. Нет, она не боялась смерти, она просто не хотела долго страдать, развлекая тем самым этого выродка. Однако, к своему удивлению, Ай-наазы поняла, что не теряет сознание. Каждый вдох давался с огромными усилиями, грудь словно разрывалась, но всякий раз, когда она готова была провалиться в забытье, шелковый шнурок ослаблял давление на гортань, позволяя сделать несколько глубоких вздохов.
   Медленно текло время. Черный кам забавлялся со своей беззащитной жертвой, он был полностью поглощен и упивался страданиями Ай-наазы. Наконец, он не выдержал. Созерцание прекрасного обнаженного женского тела, довело этого выродка до апогея.
  - Рано или поздно это должно было случиться! - уже не контролируя себя, выдавил он.
  Абаасы сильнее натянул удавку, от чего у несчастной поплыли радужные круги перед глазами. Но когда, казалось, конец был уже близок, обреченную девушку ждал чудовищный сюрприз.
   Внезапно, Ай-наазы ощутила волну жара позади себя. Что-то твердое, упругое, горячее... Это нечто медленно входило в ее плоть, Она тщетно извивалась, пытаясь увернуться. Страшная боль, боль от которой она чуть не потеряла сознание, пронзила ее тело. Это нечто, раздвинуло ее сжатые ягодицы и глубоко проникло внутрь. Ай-наазы уже давно не кричала, сковывающая тело боль, сделала это невозможным. Девушка только мотала головой, ее чудесные шелковистые волосы метались из стороны в сторону, а прекрасные лучистые глаза расширились от ужаса и боли. То, что она чувствовала, когда в ее плоть погрузилось нечто, было самым страшным из того, что ей сегодня пришлось испытать, страшнее всех, даже самых изощренных пыток, на которые был только способен черный кам.
   Абаасы продолжал насилие, совершая ритмичные движения, а Ай-наазы, обнаженная и беспомощная извивалась от боли. Ей не удалось избежать позора, черный кам обесчестил ее самым жутким способом. Это была страшная месть, на которую был только способен Абаасы. Тело кама на мгновение замерло, затем содрогнулось от продолжительного оргазма, несравнимого ни с чем в жизни. Это был конец ее мучениям. Абаасы сверху упал на свою жертву, левой рукой обхватил голову несчастной девушки и, удерживая ее правой, резко дернул в сторону. Послышался сухой треск костей. Стройное, великолепное тело девушки забилось в судорогах смертельной агонии. Внезапно она стихла, единственная, любимая дочь старого половецкого хана была мертва.
  
  
  
  ГЛАВА 15.
  
  
  
   Темная августовская ночь была спокойна. Обдуваемая легким ветерком, чуть слышно шелестел степной ковыль. В предрассветной мгле, густой туман стелился по земле. Обитатели кочевья мирно спали в своих юртах. В предутренней дремоте уснули у потухших костров часовые, не чуя опасности, забылись даже собаки.
   А опасность неотвратимо приближалась. Отряд Кара-Кумуча, оставив коней за версту от людского жилища, неслышно окружал безмятежно спящие кочевье, стараясь отрезать все пути спасения обитателям юрт. И вдруг, страшный шум наполнил окрестность. Раздался гортанный клич половецких воинов, остервенело залаяли пробудившиеся собаки, заржал, замычал и заблеял в загонах домашний скот. Выскакивая из своих шатров, полусонные люди метались от юрты к юрте, пытаясь найти спасение. Кто-то подпалил стог соломы и тут же, языки пламени багровым светом озарили тьму.
   В первые же мгновения вражеского набега, Абаасы вскочил с постели. Он только недавно забылся сном, его природное чутье кама на этот раз подвело, он не слышал приближения отряда преследователей и не был готов к этому. Хозяева кочевья так и не опомнились от испуга, их сопротивление быстро было сломлено, и они прекратили оборону. В поисках Ай-наазы и черного кама, воины Кара-Кумуча шныряли по юртам. Женщин, стариков и детей они не трогали. Те из мужчин, которые пытались организовать оборону, были пленены и крепко связаны. Некоторым счастливцам из сопровождения Абаасы удалось прорваться сквозь кольцо окружения, одни ушли в степь, других настигла половецкая стрела.
   Среди всеобщего смятения и разгрома, по лаю собак Абаасы сразу определил, откуда надвигалась опасность. Засунув полы одежды за пояс, с ножом в руках он бесшумно устремился в темноту. Прислушиваясь к злобному тявканью собак, уверенно двигался черный кам вперед. Одна заскулила - кто-то ранил ее... На пути загон для скота. Стог сена. Только на мгновение Абаасы остановился подле него и пополз дальше.
  - Не гоже воину прятаться в сене, - в отчаянии, подумал он.
  Быстро, как зверь двигался на четвереньках Абаасы. Когда под руками оказалась чистая земля без бараньих катышков, кам остановился, нюхая воздух и поворачивая по сторонам голову. Лай собак полукругом разливался у кочевья. Абаасы снова пополз и завернул в сторону собак. Наконец, в темноте зачернели несколько лошадиных крупов. Побрякивала сбруя, два жеребца фыркая, обнюхивали друг друга.
  - Не балуй, гнедой! - послышался сдавленный тихий голос.
   Абаасы осторожно подполз к тому, кто сторожил лошадей, стремительно обрушился на него, подмял под себя и полоснул ножом по горлу. Бьющиеся в смертельной агонии тело осталось лежать на земле. Кам снял пояс с саблей у поверженного врага, взлетел на коня и, два жеребца пустились вскачь по степи в сторону утреннего восхода. На одном сидел Абаасы, другой, легкий и порывистый словно ветер, побрякивая коваными бляхами, несся рядом. Из кочевья доносился гул мужских голосов, женские вопли и лай собак. Абаасы на миг попридержал коней, прислушался и снова помчался вперед.
   Переполох в кочевье утих. Люди Кара-Кумуча не убивали и не грабили. Объяснив старейшине, цель своего такого визита и получив ответ на свой вопрос, молодой хан бросился к юрте. У входа, потупив головы, стояли люди. Не обращая внимания на них, хан вихрем бросился внутрь. На груде подушек в дальнем углу юрты, лежало вытянувшееся, безжизненное тело Ай-наазы. Сердце Кара-Кумуча, умевшее пылко любить и страстно ненавидеть, замерло в этот миг. Он опустился на колени подле сестры. Вопль отчаяния вырвался из груди. Предрассветную тишину нарушил раскат грома. Небо, серое и низкое, неожиданно сплюнуло дождем. В этот момент Кара-Кумучу показалось, что даже оно оплакивает красавицу Ай-наазы. И в этот миг поклялся молодой хан своей жизнью, памятью предков и подножием небес, что не уйдет Абаасы живым. И хлынул ливень, и небо услышало хриплый крик хана. Об одном мечтал Кара-Кумуч в эту минуту: услышать, как хрустнет, хрипя под ножом, заросший бородой, кадык черного кама...
  
  ******
  
   Кони резво двигались по ровной дороге. Впереди розовел восток. Абаасы на ходу обдумывал свои думы. Суровая складка пролегла между бровями поперек лба на его обезображенном от природы лице. Мысли шли своим чередом и в голову приходили неожиданные решения.
  - Нужно уходить, уходить на восток, туда, откуда пришли отважные татарские воины, которые смогли разгромить и урусов и куманов. Только там я найду спасение, только там я избавлюсь от преследований и от гнева Ата хана. Скоро я вернусь обратно, но не один. Сильное войско я приведу за собой, и тогда, задрожат вожди куманов и станут умолять меня смилостивиться над ними. По воле Тэнгри и татарского хана, я смогу управлять моим народом, люди возвеличат меня и тогда, я смогу воплотить в жизнь свою месть до конца и не будет моего снисхождения к поганому роду Ата хана.
   Ночной отдых был краток. Не разжигая огней, Агой с остатками своего отряда укрылся на дне глубокого оврага. Людям и коням, после длительного дневного перехода требовался отдых. Перед самым рассветом, полыхающим дальними зарницами, хлынул дождь.
  - Тьфу ты, напасть, какая, - недовольно произнес Агой, поплотнее кутаясь в плащ из валяной шерсти.
  Братва храпела на земле, еще не замечая коллизии природы. Стреноженные кони мирно паслись неподалеку. Не спокойно было на сердце у старого воина. Ощущение чего-то ужасного, непредвиденного не покидало его и тяжким камнем лежало на душе. Агою не спалось. Задумавшись, глядя на предрассветное серое небо, ничего не видя перед собой, он в одиночестве сидел в стороне от своей дружины.
  - Что такое? Никак шорох, какой? - встрепенулся старый воин, - Зверина, что ли, какая шастает? Кто там захрипел как-то не по-людски? - быстро пронеслось в его голове.
  Агой встал с земли и осторожно поднялся из глубины оврага наверх. Приглядевшись, увидел он, что к лагерю скачет всадник, на длинном поводе ведущий заводного коня.
  - О, Тэнгри! Да это же Абаасы! - слетело с его губ.
  Громко окликнул Агой своих людей. Встрепенулись воины, похватались за оружие, а черный кам, тем временем, достиг уже ближайшего холма, у подножья которого, в овраге, был разбит ночной лагерь.
   Холодно встретили воины своего недавнего предводителя, чувствовалось в их взглядах что-то недоброе, а между тем, черный кам спешился, отпустил коней и, твердой походкой направился к людям.
  - Зачем ты пришел, Абаасы? - первым задал вопрос Агой.
  - Отчего волком смотрите на меня, аль забыли, что вы и ваши семьи служили мне и моему приемному отцу? Что, не рады меня видеть?
  - По-правде сказать нет, твердо, за всех, ответил старый воин.
  - Что, собрались на поклон к Ата хану?
  Наклонив остроконечные войлочные шапки, потупив к земле взор, воины тесно стояли плечом к плечу и из-под лобья глядели на черного кама.
  - Все вы из моего кочевья и много лет вы почитали меня за старшего. И сейчас, как и раньше, я пришел просить вашей помощи.
  Агой откинул назад мокрые от дождя, длинные полуседые волосы, вскинул в сторону руку и, указывая на пасущихся лошадей, громко произнес:
  - Остановись, Абаасы! Взгляни на наших коней. Видишь ли ты на их крупах выжженное полукругом тавро? Ты всю жизнь ставил свой знак на каждой лошади, корове или баране, которые паслись на землях нашего кочевья. На всем твоем добре и на каждом ребенке, родившемся от наших рабов, которых мы брали в лихих набегах, стоит этот знак. Вчера мы ушли от тебя и больше мы не признаем ни твоей власти над собой, ни твоего знака на нашем имуществе по праву принадлежащему нам. Зачем ты пришел за нашей помощью? Может магические силы покинули тебя, и ты снова хочешь принести кровавую жертву духам нижнего мира? Я вижу, ты снова хочешь вернуть нас под свое правление? Ты, наверное, забыл, мы вольные люди, а ты хочешь, подобно князьям и боярам урусов превратить наших детей в смердов и холопов!
  - Верно, говоришь, Агой! - загудели голоса.
  Абаасы угрюмо молчал. Он видел вокруг себя враждебные колючие взгляды.
  - Я приехал не для того, чтобы взять вас обратно под свою руку или забрать у ваших семей хоть одного ягненка...
  - Да мы и не отдадим тебе больше ничего...
  - Я пришел спросить вас, достойно ли бросать своего главу в тяжелую минуту?
  - Ты сам виноват в этом, кам! - произнес Агой. - Где наши братья, что остались вчера с тобой? Где ханская дочка? Почему ты один, отвечай, что ты молчишь?
  - Наши братья побиты стрелами. Под утро Кара-Кумуч напал на спящее кочевье, но я отомстил за смерть наших людей, Ай-наазы мертва!
  - Что ты наделал, Абаасы, Ата хан и Кара-Кумуч никогда не простят нам ее смерти!
  - Знаю. Поэтому я и поспешил к вам, чтобы предупредить, возвращаться домой нельзя.
  - Все зло идет от тебя, черный кам, - недовольно загудели воины, - мы не убивали ханскую дочку, мы не в чем не виноваты. Нужно идти к Кара-Кумучу с повинной и в залог принести голову Абаасы.
   Сложив руки на груди, черный кам молчал, надо отдать должное, он отважно взирал на своих людей, грея надежду, что его талант красноречия убедит этих забитых пастухов в обратном. В знак молчания, Агой резко вскинул руку вверх. Возмущенные голоса как по команде стихли.
  - Кара-Кумуч не воюет с женщинами и детьми, он слишком благороден для такой мести, так что за свои семьи нам переживать незачем.
  - Убьем Абаасы и дело с концом, - наперебой раздавались возмущенные голоса.
  - Нет. Его голова не поможет нам. Кара-Кумуч повсюду станет преследовать нас. Мы вырезали кочевье Карахара, мы участвовали в похищении его сестры и косвенно виноваты в ее смерти. Единственный выход для нас искать спасения в чужих землях, уйти под руку более могущественного хана, а в родное кочевье послать гонца, пусть женщины сворачивают шатры и движутся вслед за нами. Кара-Кумуч не станет долго преследовать нас, он увлечен новым походом к Абескунскому морю.
   В раздумье люди молчали. Слова Агоя зацепили в душах грозных воинов потаенную струну и теперь, мелодия печали играла в сердце каждого изгнанника. Абаасы напрягся.
  - Духи земли нынче благоволят ко мне. Это очевидно. Ночью я ушел от неминуемой смерти, а сейчас, в самый трудный момент, Агой снова переметнулся на мою сторону.
  Такой поворот событий не мог не понравиться черному Каму. Нет, он уважал и благостных духов синего неба, и вечно голодных духов-демонов земли, никак не могущих напиться льющейся на землю кровью, и огнонов, витающих над полями сражений и подбирающих души павших воинов, уважал и приносил им жертвы. И духи гор, вод, лесов, по-всякому относящиеся к человеку, и духи предков, всегда доброжелательные, тоже не могли пожаловаться на скупость Абаасы. Но черный кам был глубоко убежден, что духи должны оставаться в своем мире, а люди - в своем. И общаться с ними надлежит только лишь через камов, облаченных доверием земных владык. А уж дело кама решать, какие вести из того мира стоит сообщать людям, а какие нет. Видя замешательство в глазах людей, Абаасы решил развивать дальнейший успех и громко произнес:
  - Намедни у меня случилось ведение. Сам Великий Тэнгри говорил со мной. Он поведал мне, что скоро Великую Степь захватит чужой народ, который, как и мы верит в Тэнгрианство. Эти люди придут на нашу землю, чтобы наказать наш народ за неверие, за то, что многие из нас отреклись от Тэнгри и, забыв обычаи предков, открыто исповедуют ислам и православие. - Иди, - сказал он мне, - и поведай людям, что надобно еще бояться гнева небес, ибо Тэнгри Велик в своих начинаниях! Те, кто последует за тобой, - в откровении гласил Он, - совершают великое дело, ибо нет священнее долга, чем спасти брата своего. Тэнгри указал мне на восток, туда, откуда пришли в нашу степь татарские воины. В полночь, я принес ему кровавую жертву - душу и тело девственницы Ай-наазы. Я знаю, многие считают, что я действовал в угоду своим страстям, но это не так. И теперь, я призываю вас, не препятствовать воли Всемогущего и последовать за мной. Гнев Тэнгри широкой рекой, вскоре, выльется на просторы Великой Степи. Многие наши рода уйдут в земли урусов, чтобы там влачить жалкое существование на правах нахлебников и ручных собак, другие, ведомые такими вождями как Ата хан, бросят свои вежи и отправятся в дальний путь, чтобы сложить головы в чужой земле или найти свое счастье. Выбор Тэнгри не случайно выпал на вас. Скоро мы вернемся назад, чтобы возродить былое величие наших предков и благодаря воли Всемогущего, заново вдохнуть в наш народ жизненную силу, истинную веру и возродить Великую Степь!
   Пораженные пламенной речью черного кама, бывалые воины молча стояли, потупив взгляд в землю.
  - За этим я и пришел к вам. Если вам еще нужна моя голова, ну, что же, рубите ее, - Абаасы низко склонил голову. - Кто желает последовать за мной, тому я буду рад, а кто хочет остаться, того неволить не стану.
  Не дождавшись ответа, черный кам резко развернулся.
  - Приведи мне коня, Агой, нам нужно спешить. Нежелающие верить в могущество Тэнгри наступают нам на пятки.
  Абаасы взлетел на коня, бросил удовлетворенный взгляд на своих воинов и, пришпорив перебирающего в нетерпении жеребца, резко сорвался с места. Следом за ним, взлетели в седло и устремились на восток полтора десятка обманутых половецких воинов.
  
  ******
  
   Тревожно вглядываясь в степь позади себя, двигался отряд Абаасы. Люди и кони выбивались из последних сил. День клонился к концу. Во второй его половине погода исправилась, и выглянуло солнце. Но от утреннего проливного дождя дорога раскисла, и кони не могли быстро двигаться.
  - Ничего, - думал про себя черный кам, - это хорошо, что пошел дождь, следы в степи будет не так просто отыскать.
  Однако, он уже не верил сам себе и с тревогой часто оглядывался назад. Приглядевшись в очередной раз, он увидел, как вдали замелькали черные тени. Абаасы сильнее подстегнул коня, измученное бешеной скачкой животное рванулось из последних сил.
  - Нам не уйти. Загоним лошадей, нужно принимать бой! - прокричал догнавший кама Агой.
  - Нет, их слишком много, впереди широкая река. Переплывем на тот берег и посечем преследователей из луков.
   Бешеный ритм продолжался. Под одним из воинов рухнул на землю загнанный конь.
  - Не отставать! - прокричал Абаасы на мгновение, повернув голову назад.
  А расстояние все больше и больше сокращалось. Были уже различимы взмыленные морды коней и решительные лица преследователей, которые уже тянулись за луками.
  - Впереди река! - радостно прокричал Агой.
  Усталые воины, яростно колотя пятками лошадей, припали к конским гривам и стрелами летели вперед. Но преследователи тоже были не худшими наездниками. Солнце давно зашло за горизонт, начинало смеркаться. Впереди крутой обрыв, позади - смерть. Кара-Кумуч тоже видит это. Его люди, из последних сил, стараются догнать Абаасы, гикают, свистят, улюлюкают, отрезают отходы.
   У самой кромки обрыва Абаасы осадил коня и повернулся к своей дружине. Все было понятно без слов, ничего не сказав, он первым хлестнул своего жеребца, а за ним остальные. Широкие дуги в воздухе описали в полете послушные половецкие кони, и грянулись под обрывом в воду. Поднимая брызги, кувыркаясь и переворачиваясь, кони и седоки всплыли на поверхность и, сносимые быстрым течением, устремились на ту сторону.
  - Уйдут! - с досадой прокричал Кара-Кумуч, натягивая тугую тетиву.
  Его примеру последовали остальные. Десятки стрел смертоносными иглами врезались в водную гладь. То один, то другой воин из отряда Абаасы, громко вскрикивал и, отпуская руки от луки седла, терялся в пучине глубоководной реки. Только треть беглецов достигла того берега, двое из них были ранены, и едва уйдя из-под обстрела, тяжело повалилась на землю. Ночь опустилась на степь и сделала продолжение погони не возможным.
  - Люди и кони валятся с ног, хан. Прикажи разбивать ночной лагерь?
  Кара-Кумуч кивнул в знак согласия головой.
  - Переплывать сейчас реку просто безумие, легко можно нарваться на вражескую стрелу. Погоню возобновим с рассветом...
   Ранним утром, Кара-Кумуч со своими людьми переправился на другой берег. Назойливо звенели над ухом комары, на топких берегах зеленела осока и опутывала своими стеблями копыта лошадей, а где-то рядом, в густой ряске квакали потревоженные лягушки. Молодой хан разделил свою дружину поровну. Одних отправил в погоню по горячим следам, а сам с оставшимися пошел вдоль берега реки. Пройдя с пол версты вниз по течению, им стали попадаться трупы убитых накануне врагов. То там, то здесь возле берега, ласкаемого речными волнами, из воды выглядывали тела сраженных стрелами воинов.
   Мокрый песок скрипел под копытами коня Кара-Кумуча. Его люди в очередной раз вытаскивали из воды убиенного и показывали хану, но тот угрюмо шел вперед, считая про себя только их количество. Опутанный речными водорослями, запутавшийся в осоке, из воды выглядывал последний, десятый труп. Глянул на него Кара-Кумуч, и улыбка озарила его усталое суровое лицо. Впервые после смерти сестры улыбнулся он, потому что увидел своего поверженного врага. Но горько стало на душе хану, ибо видел он перед собой мертвого, не его рукой сраженного черного кама. Казалось, что в этот миг, Кара-Кумуч смотрел на него и не видел ничего, кроме улыбки своей сестры, которая как будто пришла к нему из прошлого...
   Внезапно он очнулся. Гневом вспыхнуло лицо молодого половецкого хана. И тогда вспомнил он, до последнего слова вспомнил главную клятву в своей жизни. Страшный вопль раздался над рекой. Ужасен был этот крик. Застыла кровь в жилах у привыкших ко всему воинов, испуганно шарахнулись в сторону послушные половецкие кони. Вспомнил Кара-Кумуч как прошлый раз кричал над телом своей сестры, как обещал, что перережет глотку злобному черному Каму, что так и будет, что нет на свете нынче справедливости ни на земле, ни на небе... Пришло время исполнить свою клятву. Простер хан руку в сторону лежащего на песке Абаасы и повернул большой палец к верху. Тут же два воина подскочили и перевернули труп на спину, плеснули ему водой на лицо, смывая песок, и тогда увидел Кара-Кумуч ненавистный лик своего заклятого врага. Долго смотрел хан на мертвеца, затем, спешившись, наклонился над ним и коротким движением полоснул кинжалом по горлу черного кама. Хрустнул кадык, и кровь потекла из мертвого тела, окрашивая речной песок...
  
  ******
  
   Близился конец приготовлений к похоронам. По древнему обычаю предков, тело покойной следовало предать огню. Только он один, всесильный владыка земли и небес, мог освободить и очистить человеческую душу от злых духов, которые в момент рождения вселяются в него с первым дыханием и находятся внутри него до последнего вздоха. Любой человек на земле должен уйти из этого мира таким же, как и пришел в него, чистым и непорочным.
   Невыносимо больно было видеть Ата хану, как тело его единственной дочери станет пожирать огонь. Но что поделать, таков древний обычай, а, следовательно, так и должно быть. Пока готовили Ай-наазы в последний путь, за оградой ханского стана, на вершине высокого кургана, где так часто любил бывать мудрый хан, устанавливали высокий помост. Кроме умершей, туда же ляжет ее кобыла, несколько баранов и домашних птиц. Рядом с телом положат лучшую одежду, все девичьи украшения, которыми не успела налюбоваться Ай-наазы за свою недолгую жизнь. Снедь и одежда нужны для того, чтобы было с чем отправиться в заоблачный мир, что поесть, во что одеться. Души умерших предков ждут, и будут встречать усопшую. Для них предназначены жертвенные животные и птица. Под помостом до самого верха уложены просушенные на солнце дрова. Они лежат так, чтоб была хорошая тяга, чтобы сильней разгорелся костер, и его высокое пламя охватило разом помост с лежащим на нем телом Ай-наазы и всем тем, что отправится вместе с ней в потусторонний мир.
   Едва успели рабы закончить свою работу, как толпа народу, провожающая в последний путь ханскую дочку, стала медленно подниматься по пологой стороне кургана. Впереди, на покрытых персидским ковром носилках, знатные воины рода, несли разукрашенное цветами тело покойной Ай-наазы. Вокруг помоста на цветастых коврах, лежали бурдюки с кумысом и разнообразная снедь. Все это должно быть съедено и выпито на многолюдной тризне. Проститься с Ай-наазы собрались не только ближайшие родственники, но и простой люд, который приехал по этому случаю из всех окрестных родовых кочевий и отдаленных пастбищ. Выразить соболезнование Ата хану приехали ханы других родов. В глубокой печали, склонив голову, шел за Кара-Кумучем и Мурта ханом Урус хан. Смерть Ай-наазы поразила людей своей необычностью и героизмом. Кто бы мог подумать, что в теле этой хрупкой девушки бьется сердце настоящего воина, что она явит миру такое мужество в борьбе за свою свободу, достоинство и честь! Отчаянная храбрость ханской дочери высоко вознесла ее в глазах всего народа.
   Все было готово к началу тризны, ждали, что скажет Ата хан. Но он не мог выговорить ни слова. Сознание того, что он навсегда потерял горячо любимую дочь, свалило его с ног. Рыдания душили сурового половецкого хана, он в последний раз глядел на дочь с немой отчаянной мольбой, и слезы непрерывно катились по его лицу. В связи с тем, что убитый горем хан не мог править тризну, почтенный Овлур взял все в свои руки.
  - Братья и сестры! - громко обратился он к людям. - Мы собрались здесь, чтобы почтить память нашей горячо любимой Ай-наазы. Она была прекрасной девушкой, веселым и добрым человеком и служила отрадой для своего отца. Пусть такой останется и память о ней в наших сердцах! Все съестное и хмельное, что разложено здесь на коврах, все для вас, для того, чтобы проводить Ай-наазы в последний путь и справить тризну. Так наполните чаши свои, братья, и просите усопшую, пусть при встречи просит Тэнгри и духов наших предков даровать нам помощь во всех наших начинаниях и пусть век наш на этой земле будет долгим! Пейте, прогоните печаль со своих лиц и от тела Ай-наазы!
   Первую чашу кумыса вылили в огонь, для того, чтобы Ай-наазы не печалилась, покидая этот мир, вторую, наполненную до краев, поднесли Ата хану, а затем, Овлур, призвал всех присутствующих наполнить свои чаши. Раздались возгласы одобрения, полился из бурдюков хмельной кумыс, заходили по рукам наполненные чаши, веселыми огоньками заискрились глаза, отступила печаль, прояснились лица. Томительное молчание сменили разговоры, а затем зазвучала музыка. Подхваченная людьми, она заглушила беседы мужчин и болтовню женщин. Молодежь собралась в круг и затеяла пляску. Те, кто постарше, били в ладоши, подбадривая резвых девушек. Царившее веселье, танцы, музыка, крики, могли, казалось, разбудить не только все вокруг, но даже уснувшую вечным сном Ай-наазы.
   Но были на тризне и такие, которых не радовало общее веселье, и даже веселящий душу кумыс не мог разогнать их тоску. Молчаливые и подавленные, стояли у окутанного дымом, помоста, Кара-Кумуч и Урус хан, не сводя c огня печальных глаз. Неожиданно налетел резвый ветерок, закружил, раздул пламя и вихрем вознесся вверх, словно забирая и унося навеки душу Ай-наазы. Треск дров, вой и рев огня, получившего неожиданную воздушную подпитку, плотные языки пламени взметнулись к небу, навсегда закрывая от людских глаз тело усопшей.
   Ведя за собой связанного по рукам Агоя к Ата хану подошли четверо воинов.
  - Хан, мы привели на суд предателя! - громко произнес один из них, тем самым, нарушая мрачное спокойствие.
  Ата хан оторвался от созерцания разбушевавшегося огня, пожиравшего тело его дочери, и повернулся к пленнику.
  - Зачем ты пошел с Абаасы? Почему ты помогал ему? Ты же мог ему помешать? Отвечай, Агой, ты же храбрый воин? - с болью в голосе, задал вопрос, убитый горем старый хан.
  Пленник опустил голову, виновно упер взор в землю и тихо произнес:
  - Прости, Ата хан, но я не мог перечить воли черного кама!
  Разгневанный его ответом Кара-Кумуч попытался встать, но Урус хан удержал его за плечо:
  - Успокойся, Кара-Кумуч, какой он изменник, он действовал, выполняя волю Абаасы.
  - О Тэнгри! - раздраженно простонал тот. - Он трус и изменник! Какое мне дело до того, что он попал под влияние Абаасы, он член нашего рода и должен выполнять только волю своего хана. Моя сестра должна быть отомщена! - обезумив от гнева, прокричал Кара-Кумуч.
   Со слезами на глазах взирал Ата хан на косвенного убийцу своей дочери. Чувствуя на себе его тяжелый взгляд, Агой поднял виновно голову и, наконец, тихо заговорил:
  - Прости хан! Виновен я, что оставил ее одну в ту ночь. Кто мог знать, что такое может случиться. Когда я ускакал... - Агой замолчал, но, собравшись с мыслями, продолжил. - Испугался я...
  - Ты же смелый и отважный воин, Агой?
  - Поздно теперь мне каяться... Хочу искупить свою вину, хочу уйти вслед за ней и быть слугой ей в том мире!
  - Ты хочешь уйти вслед за Ай-наазы в небытие? - бросил суровый взгляд Ата хан.
  - Да хан! Только так я могу искупить свою вину.
  Мудрый хан задумался. Никто не смел, мешать ему. Мрачные мысли вихрем кружились в голове.
  - Ай-наазы не вернуть, она уже в верхнем мире в окружении наших предков. Там есть, кому о ней позаботиться. Вряд ли она хотела бы видеть рядом с собой такого слугу!
  Ата хан очнулся. Сделав несколько шагов по направлению к Агою, он вынул из ножен кинжал и перерезал опутывающие руки веревки.
  - Иди, ты свободен! - произнес он хриплым голосом.
  По всей видимости, это усилие над собой далось ему не легко. Агой непонимающе глядел на него.
  - Вон! Убирайся прочь! - прокричал хан.
  Агой никак не мог поверить, что его сейчас не казнят, а просто изгоняют. В растерянности он удивленно озирался по сторонам, никак не осмеливаясь сделать первый шаг к свободе.
  - Отец, зачем ты отпускаешь его? - глядя на того, умоляющим, полным слез и ярости взглядом, произнес Кара-Кумуч.
  - Не мне судить его за трусость и измену. Пусть Великий Тэнгри решит, как поступить! - голосом, не терпящим возражений, произнес мудрый хан.
  - Пусть будет по-твоему, отец. Гоните его в шею, что он тут стоит? - в раздражении крикнул он воинам охранявшим Агоя.
   Собравшиеся на тризне и без того косо смотрели на Агоя, теперь, почувствовав волю, излили на того свое возмущение и гнев. Освобожденный пленник не мог поверить, что его просто изгоняют, и растерянно оглядывался по сторонам. Собравшаяся вокруг него молодежь, тем временем, стала пихать и толкать его. Пошатываясь под пинками, Агой, наконец, понял, что люди считают его виновным в гибели Ай-наазы. Он хотел что-то объяснить, но не смог, его никто не хотел слушать. Со стороны кто-то кинул в него камень. Затем прилетел второй и третий. Возмущенные люди толпой потянулись к нему и стали хватать и пихать его. Передние с ненавистью в глазах открыто плевали ему в лицо, наносили удары, выкрикивали проклятия. Задние ряды, бросали в него камни и палки подобранные с земли. Страшна в гневе захмелевшая толпа, Агой понял это:
  - Нужно бежать, спасаться! - пронеслось в голове.
  Присущая ему выдержка, недавний жертвенный порыв, испарились, уступая место стремлению к самосохранению. Вырываясь из цепких рук, он медленно прорывался вперед, прикрывая окровавленную голову и лицо руками с которых струилась кровь. Сгорбившись и согнувшись пополам, он побежал вниз, но это обстоятельство еще больше озлобило людей. Угрозы и проклятья вместе с камнями догоняли его на лету. Огромный булыжник, запущенный сильной рукой, острой гранью врезался в голову. Сознание на мгновение померкло, Агой зашатался, спотыкнулся и упал на землю. Острая боль тупым эхом разлилась по всему телу, парализуя его. А камни все летели и летели. Агой уже не чувствовал боли, какое-то время он еще слышал долетавшие до него возмущенные крики людей, но потом, под все чаще сыпавшимся на него каменным градом, его мозг окутался мягкой пеленой. Он уже больше ничего не видел и не слышал...
  
  ******
  
   Урус хан знал, что система оповещения в степи до невозможности проста. Все обходилось без лишних слов и уговоров. Посланец от хана бросал лишь стрелу под ноги главе кочевья и называл место сбора. Цвет оперения стрелы означал, сколько мужчин должно выступить от каждого семейства. Красный означал двоих. Черный - в семье оставался лишь младший совершеннолетний сын, а белый указывал на то, что дела идут хуже некуда и в поход отправлялись все, сворачивали юрты и шли вместе с семьями и скотом, шли победить или пасть в бою. При таком способе мобилизации не случались варианты отказа. Воля хана превыше всего, на то его и выбирали.
   В Великой Степи не существовало налогов. Вообще. Ни деньгами, ни скотом, ни чем-либо другим. Материальное благополучие ханов и их приближенных, напрямую зависело от гораздо большей, чем у простых воинов, доли в дележе военной добычи. Единственную дань своим ханом половцы платили кровью и жизнями своих воинов, способных держать в руках оружие. А способны были все. Дети, с малых лет привыкали к оружию и садились на коня. До старости, по крайней мере, немощной, редко кто доживал. Седобородым старейшинам на самом деле было слегка за пятьдесят, и шли они в бой наравне с остальными. За все это Урус хан крепко уважал и любил половецких воинов, но в этот раз, в связи с необычностью его выбора на место хана, возникла небольшая коллизия.
   К шатру Урус хана подошел Батыр. Илья понял все без слов и молча взирал на него, начиная прислушиваться к содержательному смыслу известия.
  - Ярок не поднял твоей стрелы, присланной ему. Он повернулся и ушел в шатер, даже не став разговаривать с посланцем. Его люди не дали гонцу ни воды, ни еды, но не помешали ему уйти. Я сказал все...
  Батыр замолчал, глядя на Урус хана с немой надеждой. Караулчи, личная гвардия хана, тоже заинтересованно смотрела на него с ожиданием. Но они так и не дождались от него ни слова. Урус хан вглядывался в даль степи, не изменившись лицом, и только рука, стиснувшая изукрашенную серебром рукоять меча, побелела так, что стали видны надувшиеся вены.
  - Ярок хитер, - про себя думал в этот момент новоиспеченный хан, - он сейчас смотрит на восток, он негодует оттого, что люди выбрали ханом меня. Он хочет уйти к татарам, но затем вернуться вновь на пустующие земли. После не поднятой, белой стрелы у меня нет другого выхода, если я оставлю все как есть, следом за шестью сотнями кибиток уйдут и остальные. Этого никак нельзя допустить!
  - Место сбора и время остаются прежними, - сверкнув глазами, произнес хан, голосом, не терпящим возражений. - Батыр, вели седлать лошадей! Выступаем малой силой. Чтобы наказать Ярока за неповиновение четырех сотен вполне хватит. Я ворвусь в его стан, как волк врывается в середину отары между ягнятами и ярками. Степь будет красна от крови предателей. Достояние Ярока будет нашим, женщины его кочевий станут рожать детей от наших воинов, а голова его будет моей обыденной чашей на веселых пирах!
  
  ******
  
   Теплая летняя ночь опустилась на землю, расстилая над ней свое черное покрывало. Усталый и разбитый напряжением последних дней, вел Урус хан свои сотни в стремительный набег на непокорного вассала. Вглядываясь в ночную мглу, хан поднял руку и остановил свою рать. Он медлил. Ночную тишину нарушало только фырканье лошадей да треск крыльев, перелетающей саранчи. Урус хан вздрогнул. До его слуха донесся тихий стук копыт. Прислушиваясь к малейшему шороху, хан ожидал его и о чем-то думал. Теперь, перестук копыт слышался совсем рядом. Темная конная фигура быстрой тенью метнулась к хану и застыла возле него. Всадник спешился. Он ничего не говорил, казалось, он все еще обдумывал что-то.
  - Наконец-то! Ну, как там? Чего разузнал? - В нетерпении, задал вопрос Урус хан.
  - Сегодня Ярок собрал у себя на совет всех старейшин из подвластных ему кочевий и стойбищ. Людям приказано готовиться к походу, но когда и куда ни одна собака не знает.
  - Неужто у него хватит смелости?
  - Я думаю, что - да!
  Урус хан задумался.
  - Какие у него силы? - словно очнувшись, через некоторое время, произнес он.
  - Его стан охраняет усиленный дозор. Я думаю, у него наберется сотен пять на сегодняшний день.
  - Нас ненамного меньше. С рассветом, когда все еще будут спать, нужно атаковать их лагерь и застать их врасплох.
  Может быть, - задумавшись, произнес Батыр, - а не лучше, хан, пройтись по опустевшим кочевьям?
  - Этого не стоит делать, если желаешь сохранить подданных. Ярок далеко не глуп. Мобилизация - хороший способ сплотить воедино народ, а за одно и проверить свои силы, выявить разом всех отступников.
  - Скорее всего, ты прав, Урус хан. Война с нами прикончит Ярока. При любом исходе, он должен понимать, какой ценой это обойдется нашему роду. Но и мирно разойтись, судя по всему, не получится, нужна хоть небольшая, но схватка.
  - Скажи, Батыр, у тебя есть какая-то конкретная информация или это все твои догадки?
  - Суди сам, хан, где Ярок собирает своих людей? У себя в стане, под самым нашим боком. Он не боится ничего, хотя так никто и никогда не поступает. Может ты и прав, у него нет определенных изысков в выбранной тактике, но что такое фактор внезапности, Ярок хорошо знает. Обычно воинов собирают скрытно, с максимальной секретностью. А здесь что? Ярок открыто неповинуется ханской власти и при этом ничего не боится! Отсюда следует вывод, все это игра, демонстрация силы в борьбе за ханскую власть!
  - Тогда ответь мне на такой вопрос, Батыр, почему Ярок не думает, что я могу ударить по всей его демонстративной возне одним разом и со всего маху?
  - Он умный человек и считает умным тебя. Любому ясно, что при создавшемся положении у тебя не хватит сил на открытое противостояние. В лучшем случае время растянет агонию рода. Часть людей уйдет за тобой и Кара-Кумучем на завоевание новых земель, а другая часть останется здесь под прямым правлением Ярока. Одно скажу точно, Ярок никак не ожидает тебя так быстро у своего стана. У него больше воинов, чем у тебя и он спокоен.
   После короткого ночного отдыха, который они провели, не зажигая огней и не варя себе пищи, Урус хан снова двинул свой отряд и в предутренних сумерках выступил вперед. Символы ханской власти в степи всегда были разнообразны. Не было единого стандарта или переходящих по наследству атрибутов. Знаком ханского величия могло служить дорогое редкое оружие или украшение, которое никогда не расставалось со своим владельцем и ложилось вместе с ним под степной курган. У Урус хана символом власти служил шлем. Сборный шишак из четырех стальных пластин на кожаной основе, богато отделанный золотом и самоцветными камнями. В последние дни хан носил его почти не снимая, привыкнув уже за долгие годы к тяжести на голове.
   Урус хан упорно скакал вперед. За ним, отставая на два конских корпуса, следовали его сотни. Над тихими полями выглянула из-за плотных туч большая луна, которая в этот предрассветный час освещала мчавшемуся в бой отряду дорогу. Мириадами искр зажглась крупная роса на травах, когда воины Урус хана, подобные стае голодных волков, подошли к кургану, за которым располагался стан Ярока. Копыта коней, обвязанные лохмотьями, мягко ступали по земле, не лязгало оружие, не слышалось ни звуков, ни говора. Мрачными безмолвными тенями шли в этот предрассветный час половецкие воины на истребление своих сородичей.
   Начинало светать. Отряд обогнул степной курган и на миг остановил свой стремительный бег. Кругом до самого горизонта простиралась зеленой равниной степь. На этих просторах, на небольшом отдалении друг от друга стояли юрты, стадами пасся скот, передвигались немногочисленные дозоры. Урус хан поднял голову вверх. Высоко над облаками в сером предрассветном небе парил степной орел, высматривая свою жертву. Урус хан уже давно наметил свою цель и подобно этому орлу, махнув рукой, отдал приказ и конные сотни, ведомые волей хана, снова ускорили свой бег, сея смерть и разрушения на своем пути.
   Сонная стража встретила невесть откуда взявшегося неприятеля стрельбой из луков и подняла тревогу. На утренней заре, враждующий единый народ встретился в рукопашной схватке. После затянувшегося допоздна пира со своими сторонниками, хмельной Ярок безмятежно спал в своем шатре. Поднятая тревога и звуки боя разбудили его и привели в чувство. Схватив тяжелую саблю и круглый щит, он полураздетым выскочил из юрты. То, что он увидел, ошеломило его. С запада и с севера на его стан полукольцом надвигались конные воины Урус хана. Первые лучи солнца отражались от кованой брони, то и дело сверкали молниями сотни вражеских сабель.
  - О Тэнгри! - истошно закричал пораженный неожиданным нападением Ярок.
  Один из сыновей подвел отцу своего скакуна. Одним махом Ярок взлетел на его спину, крепко сжал коленями бока жеребца и, размахивая плетью, перелетая от юрты к юрте, грозил и стыдил своих перепуганных воинов, готовых бросить стан и устремиться в бегство. Конница Урус хана, не встречая на своем пути достойного сопротивления, достигла уже первых шатров, где их сабли смертью обрушились на первые ряды обороны. С грехом пополам Яроку удалось организовать отпор. Но разве пешие и кое-как вооруженные полусонные люди могут остановить конную, закованную в броню стену?
   Воины Урус хана медленно продвигались вперед, рубились молча. Их тяжелые сабли все чаще опускались на головы противников. Под копытами их коней уже десятками лежали посеченные воины Ярока. Но и они понесли не малый урон, по стану, метаясь между юртами, носились кони, волоча в стременах своих всадников с торчащими в груди стрелами. Разгоряченный битвой и гневом, Ярок смело врезался в ряды вражеской конницы, раздавая своей кривой саблей удары направо и налево. Но ратники Урус хана, обряженные в стальные кольчуги и кожаные панцири, тесной стеной окружили его. Неминуемый полон, грозил Яроку, если бы не подоспели его сыновья со своими головорезами. Они гибли у него на глазах, пытаясь спасти ему жизнь.
  - Тэнгри покарал меня! - в страхе подумал Ярок, выбираясь из кровавой бойни.
  Кусая в досаде губы, он что-то еще прокричал своим воинам, но в общей суматохе битвы его голос потерялся среди сотен других. Теснимый воинами Урус хана, Ярок медленно отступал к своему шатру. Отражая удары саблей и щитом, окруженный самыми верными своими сторонниками, гордо откинув голову, он держался с достоинством.
   Раздвигая ряды своей конницы, Урус хан направил коня на встречу с мятежным вождем. Увидев того, Ярок улыбнулся. Сил почти не оставалось, но все же он приберег немного для последнего рывка. Урус хан пронзительно глядел на него, стараясь внушить страх и трепет.
  - Советую тебе Ярок пока не поздно просить пощады! - прокричал он.
  - А-а-а! - захрипел от ярости мятежный вождь, - ты, безродный чужеземец, как смеешь со мной так говорить! Пока я еще не твой пленник...
  Вытянув колечком губы Ярок, хотел еще что-то прокричать, но от гнева судорога перехватила его горло. Воины Урус хана угадали безмолвный приказ своего повелителя. В этот момент в спину мятежного вождя вонзилась пика. Острый металл наконечника, и толкающая его древесина, вонзились Яроку чуть ниже сердца и пробили грудную клетку насквозь. Тот с ужасом замер, чувствуя, как набранный для крика воздух просачивается через пробитые легкие, и инстинктивным жестом ухватился за торчащее из собственного тела древко. Ярок покачнулся на ногах, рухнул на колени и из последних сил выдавил из себя:
  - Да будь ты проклят, Урус хан...
  Свист острой сабли оборвал его речь. Из сотен глоток вырвалось наружу поощрительное рычание и улюлюканье, когда голова поверженного Ярока скатилась на землю. Кто-то насадил ее на острее копья и поднял наверх. Шум битвы стих. Видя гибель своего предводителя, поверженные воины начали складывать оружие, сдаваясь на милость победившего хана. Тот подал знак своим воинам, и они прекратили бойню.
   Урус хан стоял и смотрел на согнанных и стоявших на коленях недавних врагов своих. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Он, строго прищуриваясь, глядел как бы в даль, голова его была поднята кверху, утренний августовский ветерок играл с длинными густыми волосами, свободными от боевого шлема.
  
  ******
  
   Наступила осень. Высокий могильный холм на вершине кургана густо порос зеленью. В свежей буйной траве пролегала протоптанная тропинка, по которой подружки Ай-наазы не забывали носить на ее могилу каждый день свежие полевые цветы. Завтра снова будут править тризну. Об этом объявлено повсеместно, а на следующий день, юрты трех половецких родов снимутся с мест и отправятся на завоевание новых земель у предгорий седых гор и берегов синего бескрайнего моря.
   Незадолго до рассвета тишину нарушило фырканье коня, хрустнула сухая ветка под копытами и, к подножью кургана выехал всадник. Он спешился, долго стоял у подножья, словно размышляя о чем-то, и печально смотрел вверх, вглядываясь в темноту и прислушиваясь к непонятным ночным звукам. Затем, отпустив поводья, он стал медленно подниматься на могильный холм. Немного не дойдя до его вершины, он ненароком столкнул небольшой камень, который, шурша и увлекая за собой другие, покатился вниз. Сверху раздался голос, нарушивший ночную тишину:
  - Кто здесь?
  Урус хан молчал потрясенный неожиданным окриком.
  - Эй, кто там внизу? - еще громче раздалось сверху.
  Голос показался знакомым Илье.
  - Интересно, кто еще мог придти ночью на могилу Ай-наазы накануне тризны? - подумал он и стал быстро подниматься наверх.
  - Урус хан? Что привело тебя сюда?
  Потрясенный Ата хан шагнул навстречу, в изумлении вглядываясь в лицо неожиданного гостя.
  - Как видишь, мудрый хан, - тихо ответил Илья.
  - Садись! - произнес старик, указывая место на скамье, - не думал я, что еще кто-то придет сюда этой ночью. Зачем ты пришел?
  Урус хан молчал. Он просто смотрел на могильный холм, затем поднял голову и посмотрел в глаза Ата хана.
  - Я пришел сюда, чтобы поклониться праху Ай-наазы.
  - Почему ночью? - удивленно произнес Ата хан.
  - Сегодня на рассвете, я с передовым отрядом отправляюсь в поход.
  - Уйдешь в поход, не справив тризну? - еще больше удивился старый хан.
   - Время не ждет. Скоро начнется сезон дождей. Так мы решили промеж себя с Кара-Кумучем и Мурта ханом.
  - Ну, что же, возможно вы и правы. Посиди немного со мной.
   Старый хан умолк и, не отрываясь, глядел на могильный холм. Молчал и Илья, погруженный в свои мысли. Время тянулось медленно, но до рассвета было уже не далеко.
  - Прости, Ата хан, но мне пора, - поднимаясь с лавочки, произнес Илья.
  Старый хан уныло кивнул головой.
  - Ты храбрый воин, Урус хан. Знай, походы и кровавые сечи разгоняют тоску и печаль. Лучшее лекарство это время. Иди, люди ждут тебя.
  Урус хан исчез в темноте, а безутешный отец, молчаливый и задумчивый, опять в одиночестве опустился на колени возле могилы дочери. Наконец, он оторвался от созерцания, поднял голову и посмотрел на звездное небо. Мысли его опять перелетели в прошлое: родная степь, милые сердцу пастбища и родная дочь, которая спешит как и прежде на встречу отцу... Но не одной любовью живет человек. Горе скорбящего отца безутешно, но кроме этой родительской любви в жизни существует еще и долг перед своим народом, который нужно выполнить до конца во чтобы-то не стало. Мудрый хан, безусловно, понимал это. Оторвавшись от могильной земли, он поднялся с колен и отряхнул землю. Еще немного постояв, он резко развернулся и медленно направился вниз.
  
  
  
  
  ГЛАВА 16.
  
  
  
  
   Было утро, восток едва розовел, белые облака пышными коврами плыли по небу. Первые лучи солнца, нежным румянцем, заливали их бока и золотили средневековый город Семендер, а глубокая лазурь бескрайнего моря, безмятежно сверкала. Казалось, что древний город еще не проснулся, его окружала пелена сна, но это было только видимостью. Земли Абескунской низменности еще не были поглощены войной. Там, где между горами и морем стоял древний Семендер, и возвышались крепкие стены Анжи-крепости, царил покой. Там, как и многие века назад, серебрились родники, сбегающие с высоких гор и благоухали сады. Но сама крепость, где всегда звенели людские голоса, была погружена в тишину, ибо ее обитателей тревожили последние вести с северо-запада. Все чаще размышлял наместник провинции, Фархад Абу-Салим, о смысле вечной жизни, о желанном наследнике и о счастье горячо любимой дочери.
   Ему не спалось в эту ночь. Наместник встретил долгожданное утро на каменной террасе Анжи крепости. Отсюда еще не ушла ночная тень, было прохладно, воздух был насыщен капельками мелких водных брызг, которые ветер приносил со стороны Абескунского моря. Фархад держал руку на рукояти дорогого кинжала заткнутого за пояс.
  - Звезда Хазарии! - тихо прошептал он, с любовью и гордостью глядя на кристалл, вставленный в основание рукояти.
  Наместник залюбовался причудливой игрой солнечных лучей на гранях камня. В этот момент казалось, что он спал наяву, но это был вовсе не сон. Фархад Абу-Салим просто погрузился в ведения прошлого. Лицо его было неспокойно, ибо он видел недавнюю смерть иудея... Вспышка! Палач Мамед накидывает на шею пленного иудея шелковый шнурок. Он действует по его, Фархад Абу-Салима приказу. Побагровевшее от натуги лицо тархана, язык высунут, глаза вываливаются из орбит и голос, ироничный голос со стороны, принадлежащий иудейскому мудрецу: "К сожалению ты не получишь ничего, Фархад Абу-Салим, кроме моей звезды Давида и старого хромого ишака!".
   Вздрогнув, он очнулся. Перед глазами все еще мелькал образ Завулона, шепчущего окровавленными губами страшные слова. Едва переведя дыхание, наместник Абескунской низменности с горечью подумал:
  - Сколько же этот кошмар будет продолжаться? Такое нужное мне золото находится где-то рядом, но где оно?
  Ответа на эти вопросы не было и Фархаду оставалось лишь углубиться в созерцание скалистых гор, позолоченных лучами восходящего солнца.
   Между колонами террасы возник чей-то силуэт. Правая рука наместника, Темиш-паша, только что вернулся из северных земель и спешил поведать своему повелителю свежие вести, принесенные из степи. Однако, Фархад Абу-Салим не стремился начинать разговор первым. Он окинул Темиш-пашу хмурым внимательным взглядом, удивляясь тому, насколько быстро тот вернулся назад.
  - Приветствую тебя, Темиш-паша, - выдавил из себя, наконец, наместник, - рад вновь видеть тебя.
  - Увы, мне придется омрачить твою радость, Фархад. Я привез печальные известия из степи. Фейзулла и его воины погибли. Дикие племена кипчаков двинули из степи свои юрты в наши земли и пересекли границу.
  - Я уже знаю! Голубиная почта быстрей тебя, Темиш. Вчера вечером я получил послание от Фейзуллы. Мой дальний родственник был выдающимся полководцем и верным подданным. Впрочем, теперь уже не важно, надеюсь, его душу принял Всевышний!
  Фархад Абу-Салим, сложил руки и принялся читать молитву. Когда святые слова иссякли, на террасе повисло тягостное молчание. Наместник Абескунской низменности вспоминал своего друга, Фейзуллу, а Темиш-паша подбирал слова, чтобы рассказать о том, какие вести заставили его так быстро вернуться назад в Анжи крепость.
  - К моему глубокому сожалению, гибель Фейзуллы и его людей не самое страшное событие, Фархад. В наших северных землях творится измена, хаос и неразбериха, - собравшись с храбростью, произнес он.
  В глазах Фархад Абу-Салима явно читался вопрос:
  - Ты лжешь или я ослышался?
  Казалось, если наместник не напуган, то он сильно удивлен.
  - То, что предрекал иудейский мудрец, свершилось, - мыслил вслух Фархад, - степные племена и хазары подняли головы. Если кипчаки пойдут дальше и доберутся до стен Семендера, мне не отстоять его.
  Темиш-паша лишь кивнул в ответ головой, ибо слова здесь были излишними.
  - Нужно поднимать всех, кто может держать в руках оружие. Нужно собирать побыстрее наемное войско, нужно на корню подавить бунт. Слышишь, Темиш, немедленно займись этим.
  - Но, Фархад, твоя казна пуста! Даже дворцовая стража не получала жалованья уже несколько месяцев. Наемники ропщут. Никто не хочет идти под стрелы кипчаков на верную смерть просто так. Торговля замерла, налоговые поступления в казну прекратились, среди горожан и местного населения растет волна недовольства!
  - Темиш, увеличь налоги вдвое и лично проследи за сборами. Дери со всех по три шкуры. Если мы выдержим удар кипчаков и отстоим провинцию, я обещаю, наконец, отдать тебе в жены Айгыз, власть, земли и все мое богатство после смерти. Ты будешь моим наследником. Иди, займись этим немедленно, а я, напишу и отправлю письмо падишаху с просьбой о помощи, хотя вряд ли он чем-то поможет, он слишком занят собой и своими проблемами.
  
  ******
  
   С того момента, как прискакал Темиш-паша из северных земель, наместник от нетерпения и неизвестности окончательно потерял покой. Он долго бесцельно бродил по коридорам и залам Анжи крепости не находя для себя места. В конце концов, он все же решился написать письмо падишаху. Не зная с чего начать, он долго думал. Все до предела раздражало его, и резной столик, который он в порыве гнева чуть не перевернул, и серебряная чернильница на лапках в обкладке тамбурного вязания бисером, алмазная чаша с изображением языческой богини, и даже песочница в виде костяной совы, которая всегда напоминала ему сбежавшего векиля Абдурахмана. Но как бы оно не было, он все же совладал со своими нервами и принялся за письмо.
   В течение получаса, он самолично скрипел гусиным пером, сочиняя послание, при этом, аккуратно выводя, каллиграфическим почерком каждое слово и старался не делать помарок. Наконец, поставив жирную точку в конце, Фархад Абу-Салим окинул взглядом проделанную работу и остался доволен самим собой.
  Свернув и запечатав послание, он взял со стола серебряный колокольчик и позвонил. На его зов тотчас явился дворцовый слуга.
  - Скажи векилю пусть распорядиться собрать всех придворных хакимов после обеда в красном зале и пусть главный вестник срочно снарядит самый быстроходный корабль и отправит мое послание падишаху!
   В просторном красном зале Анжи крепости было свежо и уютно. Солнце только-только поднялось и не успело нагреть еще умытую росами землю. Во дворе, вековые раскидистые платаны, словно кольцом окружают крепость. Как стражи они караулят под древними стенами и охраняют покой их обитателей. Окна в крепости высокие и светлые. Стены сплошь покрыты украшениями. Меж выгнутых дугою арок, красуются ветвистые оленьи рога, на стенах дорогое оружие поблескивает золотом, над входом в зал висит большой червленый щит, по бокам к нему, острием к острию знаменитые дамасские клинки, а сверху над ними лук и боевые стрелы, в искусно расшитом серебряными нитями и бисером, колчане. По стенам, там и тут развешены оленьи и турьи рога, шкуры диких животных и чучела птиц.
   В тыльных углах зала - очаги для обогрева, выложенные из мраморного камня, но больше всего привлекала внимание роспись стен. Затейливые арабские узоры переплетались друг с другом, гамма красок и оттенков в сочетании с падающим на них солнечным светом, создавали ощущение какой-то игры, от чего красный зал Анжи крепости погружался в атмосферу восточной сказки.
   Фархад Абу-Салим остановился перед открытым окном, долго смотрел вдаль на восходящее солнце, словно пытаясь проникнуть взором на северные границы своих земель. Напрасно. Только мысле дано преодолевать такие расстояния, только ей под силу перелететь через горы и моря. Наместник размышлял в эту минуту над тем, что может быть, в скором времени, ему придется оставить все это и лишиться власти и богатства. Возможно, он станет беглецом, ищущим пристанища в чужих землях, а может быть и того хуже, лишиться жизни. Степные племена, узнав о смерти Фейзуллы, с новой силой возобновили свои набеги. Наемные отряды едва успевали отражать участившиеся атаки и постепенно отступали к Семендеру. Все эти события могли, положить начало к большим переменам в Абескунской низменности и Фархад хорошо понимал это. Он тяжело переживал смерть своего друга и родственника Фейзуллы. Он осунулся и поблек, и, пытаясь разобраться в происходящих событиях, уединился в красном зале Анжи крепости. Наместник пытался размышлять на тему о том, кого бы назначить хакан-беком.*
  - В эту решающую минуту нужна крепкая рука, чтобы возглавить войско, поднять его боевой дух, - думал он, - больше всего на эту должность подходит Темиш-паша, но он нужен мне здесь...
   В эту минуту распахнулись двери красного зала, и на пороге появилась дочь, отрывая его тем самым от мрачных мыслей. В легком шелковом платье впорхнула Айгыз, веселая и беззаботная. Ее карие глаза светились кроткой нежностью и по-детски озорным задором. Она словно роза цвела молодостью и красотой. Когда она склонилась к отцу, то длинные черные косы упали вперед, а лицо тронула улыбка.
  - Вся в мать! Ее улыбка, словно солнце в небесах, - в смятении подумал Фархад.
  Ласково обняв его, Айгыз обратилась к отцу:
  
  * - начальник войска
  
  - Почему ты такой грустный?
  Фархад молчал. Он продолжал любоваться дочерью. Те же тонкие черты, та же гордая осанка, те же чуть-чуть раскосые, светящиеся радостью, глаза напоминали ему о том, как она сильно похожа на любимую жену.
  - Здравствуй дитя, - наконец, выдавил из себя он, - я рад видеть тебя!
  - Почему ты печален, отец?
  - Увы. Темиш-паша привез плохие известия с границы, Фейзулла и его воины погибли.
  В зале повисло тягостное молчание. Наместник снова взглянул на дочь.
  - Сказать или не сказать ей? - задавался в эту минуту он вопросом.
  Он встретился с пристальным взглядом дочери и понял, она знает, что он от нее хочет.
  - Видишь ли, Айгыз, я снова хочу поговорить с тобой о замужестве
  - Правда, - печально вздохнула девушка.
  - Айгыз, я редко в последнее время общаюсь с тобой, но поверь мне, это решение далось мне не легко, настало время забыть про детские игры.
  - Зачем? - с трудом сдерживая слезы, прикидываясь ребенком, произнесла она.
  - Ты у меня одна, - начал Фархад дрожащим от волнения голосом, - принуждать тебя не стану, но, как отец скажу, что лучшего мужа, чем Темиш-паша тебе не сыскать. Он моя правая рука, он любит тебя и давно добивается твоего расположения. Подумай, Айгыз, и дай свой ответ.
  Слова отца, словно капли яда, запали в сердце девушки, наполняя ее душу отчаянием и горечью.
  - Тебе не терпится выдать меня замуж?
  - Что ты, Айгыз! - искренне возразил Фархад, - понуждать не стану, но как отец советую...
  - Нет! - сквозь слезы прокричала девушка, - я никогда не стану женой Темиш-паши!
  - Но почему?
  - Потому что я достойна лучшего мужа! Темишу нужна не я, а золото и власть! - гордо подняв голову, словно отчеканила она.
  Ее дерзость ошеломила наместника.
  - Дитя, я не желаю тебе зла. Я просто пытаюсь уберечь тебя от роковой ошибки.
  Айгыз бросилась на колени перед отцом. Прижавшись к его ногам, она вдруг поняла, что ради этого человека она способна пожертвовать всем, но брак с Темиш-пашой был для нее никак не приемлем. Теперь она знала наверняка, что у ее отца нет сердца.
  - Я люблю тебя, Айгыз!
  С глубоким вздохом Фархад Абу-Салим поднял с колен дочь, поцеловал и смахнул с ее щек слезинки. Чувствуя, что не в силах больше сдерживать нахлынувшие на него эмоции, владыка Абескунской низменности отстранил ее от себя.
  - Ты никогда не примешь мой выбор, но надеюсь, когда-нибудь поймешь мои мотивы, - произнес он в пустоту.
  - Прости отец, но я не смогу...
  С глухим стоном Фархад Абу-Салим оттолкнул от себя дочь. Любой, кто видел бы в этот момент наместника, испытал бы не жалость, а страх, ибо никто не способен был предугадать, во что обратится далее его душевная мука. Растерянно глядя на дочь, он не нашелся, что сразу ответить.
  - Безумная! Не время для капризов, когда земля наша содрогается под копытами лошадей кипчаков. Я заставлю тебя покориться моей воли, пока я здесь хозяин!
  Красный зал Анжи крепости словно наполнился потоками холодного ветра. В порыве бессильной ярости, разгневанный отец размахивал руками, словно желая, чтобы весь окружающий его мир исчез.
  - Глупец! - только и мог произнести он, все остальные мысли не поддавались выражению.
  Он подошел к дочери и грубо схватил за руку:
  - Стража! - заорал разгневанный Фархад. - Заприте ее в башне Альгамбра! Я покажу тебе, как перечить воле отца! - пригрозил он напоследок дочери, - не хочешь быть женой Темиша, будешь его рабыней!
   Державные мужи Семендера сновали, словно тени по Анжи крепости.
  - Что делать? Наместник в ярости. Вести об угрозе вражеского нашествия еще больше распалят его гнев. К Фархад Абу-Салиму без зова идти нельзя, а придется. Какие советы ему давать? Кого предложить на должность хакан-бека? А что если Фархаду это покажется вмешательством в его дела? А если разгневается, тогда не сносить головы...
  Такие мысли витали в умах собравшихся на совет державных мужей. Никто не хотел решиться идти первым. Темиш-паша, как и остальные, тоже нервно мерил шагами коридоры крепости в ожидании начала совета. Однако мысли его были направлены в другое русло:
  - Объявит ли Фархад Абу-Салим сейчас о свадьбе? - в эту минуту размышлял он. - Он столько раз откладывал свое решение, что если и сейчас ничего не выйдет? Что тогда? Нет. Фархад стар и без моей помощи ему не найти выхода из сложившейся ситуации, на сегодняшний день он всецело зависит от меня...
   Его размышления по этому поводу прервал векиль, заменивший прежнего, который, подойдя к нему, низко поклонился. За ним, взяв Темиша в плотное кольцо, подступили растерянные члены совета.
  - Уважаемый Темиш-паша, - вкрадчиво начал он, - я не ошибусь, если выражу общее мнение по поводу того, что на сегодняшний день ты один являешься истинным спасителем нашей провинции и Семендера.
  Державные мужи, шепчась между собой, в знак согласия закивали головами. Темиш насторожился:
  - О чем это вы?
  - Кто как не ты, имеет право на должность хакан-бека в нашем войске, - продолжал искушать векиль, все здесь собравшиеся сходятся в одном мнении и с удовольствием поддержат тебя. Мало того, каждый из нас готов пожертвовать толикой своих богатств на содержание наемной армии. Правильно я говорю?
  - Да, да! - закивали головами собравшиеся.
  Речь векиля задела потаенные струнки в алчной душе Темиша. Давние обещания Фархада сделать его своим зятем и в недалеком будущем своим преемником ушли на второй план. Искушение встать во главе войска побороло сомнения.
  - Если я разгоню этот степной сброд, то покрою себя славой и тогда, я не буду больше зависеть от Фархад Абу-Салима, - пронеслось в его голове.
  Но он не успел развить эту мысль. Двери зала неожиданно растворились и взору ожидавших совета предстал разгневанный наместник Абескунской низменности.
  - Что здесь происходит? - сходу задал он вопрос. - Я полагаю, вы решили начать совет без меня? - грозно сверкнув очами, произнес он.
  В страхе, разговоры затихли. Державные мужи склонили в почтении головы, ожидая развития дальнейших событий. Наместник молчал. Тяжело дыша, молчали и советники. Только Темиш-паша по волчьи скалил зубы. Видя, как багровеют лица подчиненных, Фархад поспешил охладить их пыл:
  - Ну, что же, раз совет уже начался, и все присутствующие знают, зачем здесь собрались, то не плохо было бы выслушать и мое мнение. Можно подумать, достойнейшие, что наступило время для шуток, а не для защиты Семендера. Если мой совет уместен, то я считаю, что нужно послать скоростного гонца к падишаху. Корабль в порту снаряжается, а письмо я уже подготовил.
  - Бисмиллах! Уж не собираешься ли ты, Фархад Абу-Салим просить его прибавить к тем трем тысячам наемников, которые застряли где-то по дороге еще столько же для войны с этим степным шайтаном Кара-Кумучем?
  Наместник резко обернулся. Еще никто и никогда не смел, перечить ему, но сегодня, Всевышний будто отвернулся от него. Сначала дочь, потом Темиш. Оглядев застывшие в изумлении лица достойнейших, Фархад попытался взять себя в руки и унять гнев.
  - У тебя есть другие предложения Темиш-паша? - холодно произнес он, не скрывая иронии.
  - О Аллах, зачем иногда ты набрасываешь темную пелену на глаза зрячего? - воскликнул Темиш-паша. - Я считаю, что нечего уповать на падишаха, ему сейчас явно не до нас. Нужно организовать оборону своими силами. Если достопочтимый Фархад Абу-Салим соблаговолит, а присутствующие поддержат мою кандидатуру, я приму на себя бремя хакан-бека, начну формировать армию, и если Всевышний позволит, уложусь в трехнедельный срок. Затем я с главными силами нанесу удар по кипчакам и разобью их в пух и прах!
  - Не слишком ли ты высокого о себе мнения, Темиш? - воскликнул взбешенный Фархад, - я еще не высказал своего мнения по поводу кому быть хакан-беком!
   Ни кем не замеченный, в зал серой мышью прошмыгнул раб-слуга, склонился над ухом векиля и что-то зашептал. Выслушав донесение, тот кивнул головой и жестом руки милостиво отпустил раба.
   - О Великий наместник Абескунской низменности, защитник ислама и поборник справедливости, - произнес торжественно векиль, - прибыл гонец от падишаха!
  Свежие вести не обещали быть хорошими. Наместник бросил встревоженный взгляд на окружающих приближенных. Здесь собрались только доверенные лица, однако, Фархад был на чеку и опасался тайных происков. Он нетерпеливо распорядился:
  - Зови!
  - О Великий наместник, светоч ислама, гроза неверных!
  Через порог на четвереньках, не отрывая лба от пола устеленного коврами, вполз главный вестник, отвечающий за всех гонцов в провинции. Он недавно получил это место и был несказанно рад ему. Движения на четвереньках получались у него пока неумелыми, сказывалось отсутствие должной практики, но он упорно старался над этим, выказывая Фархад Абу-Салиму глубокое почтение. Отклячив толстый зад, он подполз к сапогам наместника, делая попытку облобызать их. Дождавшись полировки своей обуви, Фархад милостиво принял послание, сорвал голубой шелковый шнурок и развернул свиток. В ходе прочтения содержимого, его лицо то мрачнело, то краснело, но, в конце концов, приняло пурпурно-землистый оттенок. Он скомкал в кулаке послание и грозно взглянул на вестника. Все присутствующие затаили дыхание и в один миг замерли, боясь привлечь к себе излишнее внимание.
   Старший вестник побледнел, проклял про себя свою дворцовую должность, а особенно своих жен, ради приличного содержания которых, он и добивался этого назначения. Фархад отшвырнул от себя послание и со всего маху ударил сапогом гонца по его неудачливой голове, выбив тому передние зубы и разбив в кровь нос. Устрашенный гневом наместника, старший вестник, пятясь к выходу толстым задом, во весь голос прославлял милость и доброту хозяина Абескунской низменности:
  - Хвала Аллаху! Хвала Великому наместнику и его великодушию! Да пусть славится его имя на весь мусульманский и остальной мир! - невнятно бормотал он, роняя капли крови на дорогой ковер.
  Нащупав мягким местом дверь, он, не поднимаясь на ноги, выполз в коридор и лишь, потом благоразумно поднялся с колен, отряхнул пыль с одежды, выплюнул выбитые зубы, иронично улыбнулся окровавленными губами, осмотрелся вокруг и тихо произнес:
  - Да будь ты проклят, паршивая гиена! Я это припомню! Тебе с лихвой отольются еще мои обиды!
  
  
  *******
  
   Была темная сентябрьская ночь. Среди низко нависших туч, временами сверкала молния. Предместье, теперь совершенно слившееся с городом Шемахой состоявшее из прекрасных улиц, было пока еще мало заселено. Дома, большей частью небольшие, окружали фруктовые сады, обнесенные невысокой изгородью.
   По узкой улице торопливо кралась какая-то тень, и лишь при блеске молний можно было разглядеть в ней подростка. Мальчишка внимательно вглядывался в темноту, стараясь сориентироваться по дороге.
  - Застава будет дальше, - пробормотал он, останавливаясь. - Дядя Аарон говорил, что небольшая мечеть будет стоять поодаль, на маленькой мощеной площади, но в этой темноте разве что-нибудь разберешь, нигде ни огонька, ни одной живой души. Скоро уже полночь, а я никак не доберусь до места.
  В эту минуту яростно блеснула молния.
  - Вот кстати! - вскликнул он, - теперь я вижу мечеть!
  Мальчишка свернул на узенькую боковую улочку и вскоре вышел на площадь. Вокруг все так же было тихо и пустынно. Неожиданно пошел дождь, крупными каплями орошая плиты мостовой у мечети.
   Отсчитав пятый дом справа, мальчишка подошел к искомой цели. За темными окнами дома отсутствовали всякие признаки жизни. Пацан приподнял и опустил дверной молоток. Его металлический звук гулко разнесся по безлюдной улице. Через несколько минут за дверью послышались тихие шаги и замелькал слабый свет.
  - Кто стучится так поздно? - спросил недовольный старческий голос.
  - Я ищу дом мудреца Завулона. Скажите, уважаемый, не здесь ли он живет?
  - Ну, здесь! А тебе что надобно, зачем беспокоишь по ночам добрых людей?
  - Меня прислал из Тебриза дядя Аарон, у меня письмо для уважаемого Завулона.
   Заскрипел отпираемый засов, и юный посланец дяди Аарона шагнул в открывшийся проем и следом за хозяином, освещающим дорогу, углубился внутрь дома. У двери одной из комнат, провожатый остановился и тихо постучал.
  - Заходи Иосиф, - послышалось из-за двери, - я еще не ложился.
  Иосиф толкнул рукой дверь, пропуская вперед пацана.
  - Господин, прибыл вестник от Аарона, - тихо молвил он.
   Комната, в которую вошел мальчишка, отличалась отсутствием всякой роскоши убранства. За большим столом, заваленным книгами и пергаментными свитками, сидел человек неопределенного возраста и что-то писал. При неровном свете горевшей свечи, было тяжело разобрать черты его лица, однако, серая свободная одежда, длинные волосы и густая черная борода, делали его похожим на старика и лишь взгляд его серо-зеленых глаз, горевших жизненным огнем, говорили о том, что в этом теле живет бодрый дух, недюжая сила и тонкий ум.
  - Как тебя зовут, юноша? - задал вопрос мудрец, отрываясь от своих бумаг.
  - Изи, - мальчишка поклонился ему не, сколько из уважения, сколько из-за страха, вызванного видом иудейского мудреца.
  - Ну, что же ты, Изи, давай послание, ради которого ты проделал такой нелегкий путь.
  Посланец вытащил из-за пазухи небольшой свиток и протянул его мудрецу. Чувство беспокойства сырым туманом наползло на сердце Завулона.
  - Скажи мне, Изи, ты получил свиток именно в таком виде от дяди Аарона?
  - Да-да, именно в таком, господин Завулон, - неуверенно пробормотал гонец, прячась в тень от обдающего холодом, взгляда мудреца.
  Завулон покачал головой, словно говоря, что это не так.
  - Прочесть чужое письмо ты не забыл, а вот прикрепить ярлык с печатью обратно ты не удосужился.
  Изи попытался вжаться в стену, насколько это было возможно.
  - Господин, я не умею читать! - заикаясь от страха, пролепетал юнец.
  - Никогда люди не привыкнут к мысли, что везде есть глаза и уши, - тяжело вздохнул иудейский мудрец. - Вспомни, Изи, где ты останавливался по дороге?
  - Весь путь от Тебриза до Шемахи я прошел с торговым караваном. Один раз мы останавливались у придорожного духмана.
  - Жажда мучила меня, и я зашел внутрь, чтобы отведать холодного щербета. Мужчина, сидевший рядом со мной, стал меня расспрашивать, откуда я родом. Когда я допил свою пиалу, он не дал мне рассчитаться и в память о дяде Аароне, заказал мне еще одну. Выпив ее, я заснул, да так, что меня едва растолкали погонщики мулов из нашего каравана. Когда я проснулся, моего нового знакомого уже не было.
  - Он что, знал твоего дядю? - Завулон в удивлении вскинул брови.
  Мальчишка утвердительно кивнул головой.
  - Да. Когда я узнал, что мой новый знакомый родом из города Семендера, я стал его расспрашивать. Дядя Аарон мне много рассказывал про этот прекрасный город, и я всегда хотел там побывать.
  - Так откуда он узнал про дядю Аарона? - перебивая посланца, спросил Завулон.
  - Про дядю Аарона рассказал ему я. К моему удивлению, он хорошо знал его раньше, мало того, он знает и вас, и велел мне при встрече кланяться вам.
  - Ты, что, рассказал незнакомцу и про меня?
  - Да. Он считал вас давно умершим и был очень удивлен и обрадован, что вы живы.
  - О Всевышний, до чего болтлив этот мальчишка! - со стоном произнес Завулон. - Скажи, а как звали твоего знакомого?
  Юный посланец напряг память.
  - Кажись Абдурахман. Да-да, он так и представился.
  Проклятья со стоном вырвались в этот момент из уст иудейского мудреца.
  - Векиль Абдурахман! Теперь он знает, что я жив и будет искать меня! Ты где остановился, Изи, в этом городе?
  - У своих родственников здесь, в Шемахе.
  - Надеюсь, ты не говорил Абдурахману, где я живу?
  - Нет, я и сам не знал этого. Дядя Аарон сказал, что дом, в котором живет мудрец Завулон, укажет в Тебризе дядя Рабин.
  - Хоть это хорошо. Ты можешь остаться у меня до утра.
  - Нет, - покачал головой испуганный Изи, - я, пожалуй, пойду. Утром я должен быть на Шахарите в доме дяди Рабина.
  - Ну, что же, тогда оставь меня одного.
   Изи тихо притворил за собой дверь, стараясь не нарушать безмолвия зала. Тишина и полумрак принесли Завулону некоторое успокоение. Его взгляд случайно остановился на золотом медальоне, лежавшем на столе. На нем была изображена звезда Давида.
  - Жалкая копия! - с ненавистью произнес мудрец.
  Нахлынули воспоминания прошедших дней. Сорванный с шеи рукой наместника Абескунской низменности медальон, с силой летит в стену и падает на раскаленные угли жаровни...
  - Как бы я хотел обладать тобой хотя бы еще один раз, хотя бы на миг, - подумал он и тут же отогнал от себя несбыточную мечту.
   Устроившись поудобней в кресле, он углубился в чтение послания.
  - "Приветствую тебя, мудрый Завулон! Я думаю, ты с радостью примешь известие о том, что несколько родов диких кипчаков из Великой Степи, сняли свои юрты из насиженных мест и двинули их к границам Абескунской низменности. Это известие правдивое, я только что получил его от своих верных людей из Семендера. Там творится сумятица и неразбериха. Фархад Абу-Салим все еще пытается успокоить свой народ, клянется, что не подпустит степняков к своим границам на полет стрелы, ибо еще не знает, насколько сильна армия диких кипчаков. Ему еще удается сдерживать передовые отряды разведчиков, но это не надолго. Первый форпост на границе пал. Там, на руинах сожженного городища, остался лежать гарнизон, сдерживающий атаку степняков.
   Наемники ропщут, они не хотят воевать. В казне наместника нет денег и нечем платить жалованье солдатам. Фархад Абу-Салим, шлет одного гонца за другим во дворец к падишаху с просьбой о помощи, но тот не торопится ему помогать. У нашего Светлейшего Государя своих проблем предостаточно. Внутренние распри и интриги, непрочный шатающийся трон, отсутствие достаточных платежных средств, все это в данный момент играет нам на руку. Изыскав возможность, падишах все же направил три тысячи наемных солдат на усиление гарнизонов Дербента и Семендера, но они застряли здесь и не хотят идти дальше.
   Полагаю, что долгожданный момент настал. На днях из Тебриза в Семендер выйдет хорошо вооруженный, богатый торговый караван. В нем будут и мои люди с товаром. Его предводитель, Низами-Оглы, послужит нашей идее, сам не зная того. Сейчас, в поисках золота, наместник Абескунской низменности, согласится на любые наши условия. Мои люди везут в Семендер тысячу золотых драхм, остальное, при надобности возьмем из колодца. Будем немного хитрее и через Низами-Оглы выкупим драгоценную "Звезду Хазарии". Низами-Оглы близок к трону падишаха и сужает того денежными средствами. Фархад Абу-Салим не посмеет на этот раз пойти на хитрость и поступить низко с человеком, находящимся в близких отношениях с падишахом.
   Не имея возможности самому отправиться в Семендер, прошу об этом тебя и надеюсь на дружескую помощь, только будь осторожен. Мои люди прикроют тебя и окажут всяческое содействие. На днях караван проследует через Шемахи, так что будь готов. Благодарен тебе за отзывчивость, однако, спешу напомнить, что твоя помощь нужна как никогда в Семендере! С глубоким почтением, твой названный брат Аарон!".
   С каждым мгновением на лице иудейского мудреца все яснее проявлялась безудержная улыбка, оскал волка-одиночки, но в глазах его навсегда застыла боль утраты самого дорогого, самого святого для него предмета, золотой звезды Давида, которая навсегда осталась в Семендере, в башне Альгамбра. Сердце Завулона готово было разорваться на кусочки при воспоминании о том роковом дне.
  - Глупец! Как я мог поверить Фархаду на слово! - прошептал он в последнее мгновение...
   С глухим стоном отбросил мудрец письмо Аарона в сторону.
  - Нет, не так страшна предстоящая война, ужаснее всего память о потерянном талисмане, которую я всю жизнь буду хранить в душе давлеющим грузом.
  Любой, кто увидел бы в этот момент Завулона, испытал бы не жалость, а страх, ибо никто не способен был предугадать, во что обратиться его душевная мука. В порыве бессильной ярости, Завулон ударил по столу рукой, словно желая, чтобы весь окружающий мир исчез. Комната словно наполнилась потоками холодного ветра, но это было не так. Человек, находящийся в ней, был не маг-волшебник, а простой смертный человек. В порыве гнева мудрец сбросил со стола все книги и свитки, со всей силы вновь ударил кулаком по столешнице, да так, что захрустели кости. Боль образумила его.
  - Глупец! - только и смог произнести он, все остальные его мысли не поддавались выражению словами.
  
  ******
  
   Начальник торгового каравана, заплывший жиром курд, который вел своих людей и множество верблюдов, мулов, ослов и лошадей, нагруженных тюками на северо-восток, в славный город Семендер, не имел никаких излишних причин для переживаний. Его длинные обвислые усы еще не покрылись налетом дорожной пыли, а кожаная фляга на боку, хранила еще множество глотков веселящего душу вина. Караван медленно двигался вперед, дневное светило еще только подходило к своему зениту, а на чистом небе не просматривалось ни единого облачка. На поясе начальника каравана, в такт движения его коня, подпрыгивал туго набитый кисет, в котором настойчиво звенели золотые монеты. Звон этих монет в кошеле и вино во фляге, говорили о том, что караван с утра проделал еще не совсем большое расстояние, но мысли, которые вихрем кружились в голове начальника каравана, говорили о том, что все его стремления были направлены в сторону придорожного духмана.
  - Не повезло мне с главным хозяином грузов, - с грустью посетовал он про себя. - Жаднее и наглее человека, чем Низами-Оглы я не встречал отроду.
   Вытерев широким рукавом струящийся с лица пот, он поднял голову к верху.
  Где-то там, вдалеке, из-за дальних вершин гор, выплыло небольшое черное облачко и стало стремительно приближаться по направлению к ущелью. Он хмуро посмотрел на него, развернув коня, и направил того к крытому палакину, прикрепленному к седлам двух арабских скакунов. Поклонившись его владельцу, он произнес:
  - Достопочтимый Низами-Оглы! Надвигается гроза, прикажи повернуть караван к придорожному духману, который мы оставили в начале ущелья в двух верстах позади.
  Слегка шелохнулась шелковая лазурная занавеска и из палакина показалась рожа Низами-Оглы, похожая на перезрелый выжатый лимон. Презрительно взглянув на начальника, он разразился пьяным смехом:
  - Кто тебя просит болтать такие глупости, ишачий хвост, - вскипел Низами-Оглы, - лучше надуши свой рот собачей слюной, сын шайтана! Я плачу тебе золотом за охрану и сопровождение каравана, и заметь, плачу за каждый день пути или простоя. За сегодня мы не прошли и половины дневного перехода. Вот о чем тебе следует думать, а не о дурманящем вине. На небе нет ни облачка. Где ты видал грозу в это время года в этих местах? Ее можно увидеть только на китайских фарфоровых чашках, из которых пьет чай по утрам наш падишах. Да продлит Аллах его годы и осенит его правление благополучием и богатством!
   Начальник каравана почтительно выслушал до конца речь купца, тяжело вздохнул и посетовал на то, что все же караван придется развернуть. Из палакина вновь послышались проклятья:
  - Разве я не ясно сказал тебе, ишачий хвост, что я собираюсь устроить ночлег там, где и планировал, - хрипло прорычал Низами-Оглы.
  Не успел начальник каравана ему возразить, как небо над головой вмиг накрыло серо-белое одеяло тяжелых облаков. С гор сорвался порывистый ветер, который стремительно налетел, подхватил шелковые занавески палакина и вихрем взмыл вверх.
   Начальник каравана сплюнул со злости на землю, рывком развернул коня, резко пришпорил того и быстро понесся назад, по направлению к караван-сараю, через серую мглу. Следом за ним помчался и весь караван. Подбрасывая на спинах тяжелые вьюки, нещадно орали верблюды, неистово противно кричали ослы и мулы, ржали напуганные лошади. Сквозь низко нависшие тучи еще пробивались редкие солнечные лучи. Яростно сверкнула молния, ударил и загромыхал гром. Вьючные животные в испуге заметались, но погонщикам удалось собрать их в кучу у выступа скалы. Палахин сильно подбросило, послышался треск ломающегося дерева. Охрана, с усилием придерживала несущихся коней, не давая им сорваться и окончательно опрокинуть палакин, с находящимся внутри Низами-Оглы. Шум грозы, оглушительным эхом отдавался по всему ущелью, да так, что не было слышно ни криков людей, ни рева напуганных вьючных животных, ни проклятий, которыми награждал всех под подряд хозяин торгового каравана. Со стороны казалось, что это не грозовые тучи сошли с небес, а духи вековых скал сошлись в смертельном бою с духами наземных туманов.
   Дорога резко пошла вниз. Это придало движению каравана особую привлекательность. Внезапно, из раздвинувшихся облаков на землю посыпались ледяные горошины, да так плотно, что, соприкасаясь друг с другом в насыщенном влагой воздухе, они мгновенно превращались в ледяные орехи и, падая на землю, с дикой необузданной силой, стучали по каменистым выступам скал. Люди и животные мчались как одержимые. К счастью для всех впереди уже виднелись услужливо распахнутые ворота караван-сарая. Квадратный вместительный двор с бассейном посередине, страшный переполох внутри, собачий вой, блеянье овец и кудахтанье кур, в один миг перемешались с пронзительным ржанием лошадей, утомительным ревом верблюдов и неблагозвучными криками ослов.
   Погонщики пытались поскорее завести испуганных животных под навесы и разгрузить их. Как только двор практически опустел, с неба посыпался град размером с голубиное яйцо. Замерзший и промокший до последней нитки Низами-Оглы, чертыхаясь и проклиная все на свете, быстро вбежал в низкосводчатое длинное помещение с широкими грубыми тахтами вдоль стен, покрытыми потертыми циновками и заорал что было мочи в полную силу своих легких:
  - Хозяин!
  На его зов тотчас прибежал пожилой жирный перс. Его выпяченный вперед огромный живот едва прикрывался полосатым распашным кафтаном архалыгом, стянутым длинным шелковым кушаком. Неуклюже поклонившись гостю, он заискивающе пролепетал:
  - Какая честь для меня, видеть вас, ваша милость, в моем скромном заведении.
  - Зато для меня твой убогий клоповник сущее наказание, - цинично проворчал Низами-Оглы. - Предоставь мне на время непогоды приличную комнату, да живо, мне нужно переодеться и обсохнуть.
  - О горе мне! За что Аллах меня так наказал! - хозяин упал на колени у ног купца и стал рвать на себе волосы.
  - Да, что ты тут валяешься, жирный осел, иди и поскорее приготовь мне комнату. Я же сказал, что хочу переодеться в сухое, - в гневе прорычал Низами-Оглы.
  Хозяин встал с колен и с выражением величайшей скорби, произнес:
  - О, я недостойный! Я только что, час назад, сдал единственную комнату вон тому постояльцу, который сидит на дальней тахте в углу и вкушает горячий бозбаш!
  - Так иди и поговори с ним, я заплачу тебе вдвое больше.
  Хозяин вновь разразился причитаниями по поводу своей нелегкой жизни, причем со стороны казалось, что на этот раз, горе его неподдельно.
  - Да объясни мне толком, сын шайтана, в чем дело?
  - Дело в том, уважаемый, что этот господин заплатил мне золотой драхм за несколько дней вперед, и я поклялся ему, что никого не стану подселять.
  - Пошел прочь, пес поганый! Я сам с ним поговорю. В твоем грязном заведении хоть найдется амфора приличного вина и горячий обед?
  - Все, что пожелаете, уважаемый.
  - Тогда живо вели накрывать!
  Резко развернувшись на месте, недовольный, Низами-Оглы, направился в дальний угол караван-сарая к счастливому обладателю единственной комнаты.
   Человек, развалившийся на широкой тахте и аппетитно уплетавший горячий сытный бозбаш, казалось, не замечал происходящего, но это было не так. Он внимательно следил и намеренно ждал этого момента, для этого он и приехал в это заведение, находящееся в полднях пути от города Шемахи заранее. Оторвавшись от еды, он пронзительным взглядом окинул подошедшего к нему Низами-Оглы и, прежде чем тот успел открыть рот, гостеприимно указал ему рукой на место рядом с собой и тихо произнес:
  - Присаживайся, достопочтимый Низами-Оглы, я давно поджидаю тебя.
  От удивления купец раскрыл рот.
  - Откуда ты меня знаешь и кто ты такой?
  - Мое имя Завулон, а знаю я тебя со слов моего друга Аарона. Ты задержался в пути, я жду тебя свыше часа.
  - Я не собирался останавливаться в этой дыре!
  - Ты прав, но на все воля Всевышнего! - хитро улыбаясь, произнес Завулон. - Комната, которую я снял, полностью в твоем распоряжении. Мало того, я ее снял специально для тебя.
  - Но как ты мог предвидеть это событие? - пораженный предусмотрительностью нового знакомого, задал вопрос купец, - впрочем, мой уважаемый друг Аарон предупреждал меня, что в Шемахи к моему каравану присоединится некий иудейский мудрец по имени Завулон.
  - Так вот, тот, про кого говорил Аарон, это я!
  - Ты? - удивлению Низами-Оглы не было предела, - но...
   Он внимательно осмотрел Завулона с ног до головы. Тонкая туникообразная нательная рубаха, ворот которой был едва заметен из под плотно облегающей
  его стройную фигуру изящного архалыга, подбитого алой атласной подкладкой. Полушелковые зеленые шаровары, заправленные в высокие остроносые сапоги, искусно расшитые мелким бисером. Нарядный серебряный пояс с прикрепленной к нему саблей в шикарных дорогих ножнах арабской работы, лежали на тахте чуть в стороне, дабы не доставлять хозяину неудобства вкушать яства во время обеда. Словом, образ иудейского мудреца, навеянный Низами-Оглы другом Аароном, ни как не вязался в голове купца с образом статного персидского аристократа.
  - Ты Завулон? - снова выдавил Низами-Оглы.
  - Да, мой друг, это я, - довольный произведенным эффектом, произнес он, - внешность людская подчас бывает очень обманчива. Однако я вижу, ты устал с дороги и сильно промок. Мой человек укажет тебе дорогу в твою комнату. Как только переоденешься, я жду тебя здесь, амфора прекрасного кахетинского вина и жирный горячий плов помогут нам с тобой переждать ненастье и украсят нашу беседу.
   В ожидании Низами-Оглы, Завулон откинулся к стене и, заложив руки за голову, наблюдал за сидевшим в створе окна воробьем. Град прекратился, но дождь еще продолжал лить, обильно орошая землю. Нахохлившийся промокший воробей, не обращая внимания на людей, чистил и сушил перышки. Пристально разглядывая птаху, Завулон заметил зябкое дрожание перьев. На подоконник, трепеща крылышками, из-под крыши амбара перелетела еще пара птиц.
  - Летели бы вы лучше на равнину, скоро зима, - не громко пробормотал мудрец.
  Не слушая его совета и громко чирикая, словно созывая на узкий подоконник всех своих сородичей, воробьи занимались своим делом. Один из них рассеянно поскакал к краю окна, туда, где вился стебель плюща, украшенного красно-золотистыми листьями. Острым клювом наглая птаха сорвала еще недозрелую ягодку и, взмахнув крыльями, взвилась ввысь. Насколько мог, Завулон проследил взглядом за его полетом, припоминая при этом события прошедших дней...
   Пронзительный вопль разнесся по караван-сараю. Завулон встрепенулся, отрываясь от мыслей.
  - Это крик Низами-Оглы, - промелькнула в голове мысль.
  Охрана хозяина каравана бросилась наверх. Расталкивая толпившихся у дверей, Завулон с трудом протиснулся внутрь комнаты, на полу которой истошно кричал и корчился от боли раненный Низами-Оглы. Бросив беглый взгляд на несчастного, мудрец быстро оценил ситуацию и степень тяжести ранения.
  - Выйдете все! - громко прокричал он, - пусть принесут таз с водой и чистые полотенца.
  Пальцы Завулона слегка дрожали, когда он разрывал на спине Низами-Оглы ткань одежды. Оглядев комнату в поисках чистой материи, он бросился к стоящему у стены топчану, сорвал с поверх застеленного соломенного тюфяка льняную материю и оторвал от нее несколько широких полос. Тем временем раненный купец стонал и жутко ругался.
  - Успокойся, Низами, рана не глубокая и если ты не станешь крутиться, я быстро остановлю кровь.
  Принесли таз с водой и чистые тряпицы. Завулон бросил на пол, использованный пропитанный кровью, кусок льняной простыни и окунул окровавленные руки в таз с водой. Проведя в очередной раз по израненной спине влажной тканью, он попытался оценить степень тяжести раны.
  - Порез не глубокий, но добротный. Если его хотели убить, то зачем нанесли не колющий, а режущий удар? Убийца поступил так, будто он не хотел причинять смерть своей жертве, а просто ему требовалось вывести из строя на некоторое время.
  На спине Низами-Оглы выступили в очередной раз малиновые капли. Завулон вздохнул и посмотрел на масляную лампу, подвешенную над потолком. Морщины вокруг его глаз собрались в озабоченные круги. Бросив на пол очередную промокшую кровью тряпицу, он потянулся за чистой.
  - Мне нужна игла и шелковая нить, - распорядился он.
  Стонущего купца подняли и перенесли на соломенный тюфяк. В ожидании требуемого, Завулон попытался отвлечься и стал разглядывать комнату.
  - Ничего особенного. Глинобитные стены прикрыты рассохшимися деревянными панелями, узкое арочное окно забрано ставнями, дверь добротная и крепкая. Вероятней всего, убийца поджидал свою жертву за дверью, нанес удар в спину и выпрыгнул в окно, - размышлял он.
  Сразу возле входа находился почерневший от копоти очаг, в котором еще тлели горячие угли. На полке над очагом стояла пустая глиняная ваза, затянутая густой паутиной, а у окна находился низкий стол. Закончив осмотр, Завулон устало глянул на топчан, на котором корчился и стонал Низами-Оглы. Раб-мальчишка принес иглу и нить. Завулон оторвал очередной кусок материи и, смочив в тазу, вновь промыл рану.
  - Придется немного потерпеть, - устало произнес он, и принялся за работу.
  Внезапно в голове пронеслась мысль:
  - Ведь комнату снимал я? Никто не мог знать, что я отдам ее купцу. Выходит, что убийца поджидал меня? Рана пустячная, но с ней не отправишься в путь. Кому-то выгодно задержать меня в Шемахе, но кому? Векилю Абдурахману! - улыбнувшись, сам себе ответил на вопрос Завулон, наложил последний шов и сделал тугую повязку.
  
  
  
  ГЛАВА 17.
  
  
   Дорога до Дербента заняла несколько дней. Весь путь до его крепостных стен Завулон проделал вместе с Низами-Оглы в его паланкине. Купец настолько привык к нему, что казалось, странный мудрец, рассуждающий на любые темы, сделался для него не заменим. В Дербенте караван ожидала длительная стоянка. Низами-Оглы хотел сбыть часть товара на местном рынке. Из-за раны, полученной Низами-Оглы в придорожном духмане, торговый караван тащился медленно, то и дело, останавливаясь и по этой причине крепостных стен города они достигли уже глубоко за полночь.
   Стояла ясная лунная ночь. Город обрисовывался перед путешественниками на светлом фоне неба, и казалось, что с каждым шагом каравана он надвигался на них своими могучими каменными стенами, своими грозными и высокими башнями. Путь преградил извилистый ручеек. На поверхности воды отчетливо отражалась луна. Караван замедлил ход, усталые измученные изнурительной дорогой животные тянулись к воде. Свист кнутов, погонщики не дают пить и гонят караван дальше к крепостным стенам. Недовольный рев верблюдов, неблагозвучные крики ослов и ржание лошадей нарушают ночную тишину. Все движутся вперед, скоро предстоит долгожданный отдых.
   По бокам дороги, чернеют виноградники. Постепенно равнина переходит в возвышенность. В двух, трех местах, в лунном свете резко выделяются крепостные стены и башни. Дорога, окаймленная колючим кустарником и деревьями, мало-помалу поднимается в гору. Там внизу раскинулось бескрайнее Абескунское море и там, где горы вплотную подходят к его берегам, нависают массивные городские укрепления, которые всецело захватывают внимание.
   Завулон поежился. Что-то тревожное витало в воздухе. Караван достиг лобного места. Высокий каменный помост, три столба соединенные наверху поперечными деревянными балками. Здесь вешают, обезглавливают, сажают на кол, четвертуют и иными способами лишают людей жизни. Сейчас здесь пусто. Не висят на перекладинах человеческие трупы, хищные стаи воронья забылись сном, зловещее карканье не оглашает пустынное место и только душераздирающий вой голодных собак встречает приближающийся караван. Миновав лобное место, он подходит к самому городу.
   На первом плане деревянный частокол. Но, не довольствуясь им, горожане засадили внешнюю окружность города колючим кустарником. После недолгих переговоров, стража пропустила караван через ограду по переброшенному через ров подъемному мосту. Впереди еще один широкий ров, заполненный водой. Каменный мост, построенный над ним, не доведен до главных ворот. Через образовавшийся благодаря этому обрыв перекинут новый подъемный мост, но он поднят. В обе стороны от главных ворот поднимается сравнительно невысокая каменная стена, а за ней другая, на этот раз высокая и толстая. Ее подпирают круглые башни с зубцами, наверху дежурит ночная стража. Над главными воротами возвышается грозная стенная башня. Огромная железная решетка опущена и перегораживает вход в город. Дербент спит. Запоздалый караван останавливается в ожидании рассвета. Утром городские чиновники произведут досмотр, и после уплаты налоговых пошлин, пропустят торговый люд в город.
  
  ******
  
   Пропели ночные стражи и, сдав караул, тяжелой поступью направились к своим жилищам. Прохладно. С каждой минутой светает все сильнее и сильнее. Городские стены, постройки, виноградники, окружающие город и лазурное море внизу облекаются в свои обычные цвета. Зазвучали рога со стенных башен. С минаретов многочисленных мечетей слышатся призывы к утреннему намазу. Город пробуждается. В свежем утреннем воздухе разносятся звуки пастушечьих рожков. Радостно и шумно выбегает на улицы города домашний скот и по узким извилистым переулкам сгоняется к городским воротам, чтобы целый день провести в цветущих окрестностях города.
   Перед воротами вереницы арб и груженных вьючных животных. Все ожидают поднятия решеток. Городские чиновники уже здесь. Они внимательно следят за тем, чтобы товар, привезенный в город не скупался перекупщиками у ворот, и тщательно осматривают привезенное. Если обнаруживается обман, совершивший его, наказывается здесь же и немедленно. Наказание состоит главным образом в уничтожении товара признанного недоброкачественным. На стуле под навесом сидит главный сборщик пошлин. Около него стол. Левой рукой сей государственный муж держит кожаный мешок, а правой складывает туда поступающие сборы: плату за проезд и пошлину с товара.
   Караван медленно минует городские ворота и направляется в глубь, к центру. Вокруг суматоха и шум. На встречу въезжающим попадаются груженные товаром арбы, отправляемые за черту города, идут горожане еще не бросившие сельского труда. Город все больше и больше просыпается. Со всех сторон к колодцам и родникам спешат девушки с кувшинами. Весельем и счастьем дышат их лица, далеко разносится их громкий смех и разговоры. Женщины постарше выносят из домов корыта и лохани и бодро принимаются за стирку на открытом воздухе, усердно работая колотушками. Выстиранное белье развешивается тут же на жерди. Озаренное яркими солнечными лучами, оно сверкает белизной и колеблется под дуновением утреннего ветерка. Тот же ветерок подхватывает и уносит простые мелодии их песен. Разговоры и шутки перелетают от дома к дому.
   Завулон шел по улицам древнего города, ведя за собой своего коня и внимательно наблюдая за происходящим вокруг. Ремесленники начали выходить из своих домов и, не обращая внимания на прохожих, стали заниматься своим привычным делом. Прямо по середине улицы, выйдя из своего дома, разместился со своей дратвой сапожник. Напротив, разогрев горн, усердно машут молотками кузнецы, рядом, с доспехами, возятся оружейники, город вновь зажил своей привычной жизнью. У окон своих мастерских и лавок, люди кажется позабыли все на свете из-за своей работы. Булочник вынес свои товары и разложил их на столе прямо у своих дверей. В мастерской портного, на самом подоконнике сидят два ученика и, не обращая внимания на прохожих, погрузились в свою работу. Закройщик сосредоточенно работает своими ножницами. На полу лоскутки и обрезки ткани, на стенах у входа развешен готовый товар. Своеобразный гул работы на открытом воздухе витает над восточным средневековым городом. Всматриваясь в движущуюся по улицам толпу, Завулон заметил, что они идут все в одном направлении, а именно к городской площади на которой собрался базар.
   Торг открыт. Сюда приезжают верхом и на повозках, ведут за собой груженых ослов, но пеший люд решительно преобладает. Среди посетителей базара немало пришлого народа. Купцы с востока и с севера привезли сюда свои товары. По рядам, торгующим мясом, рыбой, зеленью, хлебом и пряностями, ходят в сопровождении рабынь городские хозяйки. Взобравшись на камень, странствующий дервиш, собрал вокруг себя большую толпу народа и начал свою речь. На нем полотняные шаровары, широкий опоясанный халат, на груди и широкополой шляпе нанизаны раковины, в руках длинный посох, а сбоку дорожная сума и переплетенная ремнями фляга. От всей его фигуры веет каким-то спокойствием и смирением, его монотонная речь повествует о виденном и слышанном в бесконечных путешествиях.
   Гремя колокольчиками, которыми обвешены их цветастые костюмы, навстречу попадаются акробаты и канатоходцы. Фигура странствующего факира незаметно растворяется в толпе. Несколько минут назад он показывал на площади ящик со змеями, которые слушались его, прыгали и танцевали, но затем, прописав за определенную плату какому-то ротозею сомнительный рецепт от зубной боли и получив серебряную монету, он решил поскорее ретироваться. Навстречу попадается процессия, которая проходит в стороне. Из города изгоняют прокаженных. Их несколько человек. С трещотками в руках, звуками которых они отгоняют приближающихся к ним, несчастные покидают город. Им надлежит поселиться за городской чертой в горах. Двери домов горожан закрыты для них. Единственным утешением для них служат скромные подаяния. Все сторонятся их, для человечества они умерли окончательно, но временами они будут выходить из своих могил, чтобы добыть себе хоть какое-то пропитание.
   Оглядываясь по сторонам, Завулон продолжал свой путь. Его конечной целью в этом городе было разыскать аптекаря Моисея и заручиться поддержкой местной иудейской общины. Мудрец понятия не имел, где он живет, однако, исходя из логических соображений, того следовало искать на рыночной площади. Расспросив торговца сладостями, он направился в указанную сторону. На углу базарной площади, под непонятной вывеской, он нашел аптеку. Дверь была гостеприимно распахнута, и Завулон вошел внутрь. Небольшая комната со столом посередине и множеством полок вдоль стен. На полках банки с различными готовыми снадобьями и бальзамами. Завулон огляделся вокруг, хозяина не было. В ожидании, он с интересом стал разглядывать содержимое полок, находя для себя много забавных и удивительных вещей. Драгоценные металлы и жемчуг, истолченные в порошок, засушенные жабы, волчье сердце и печень, множество различных костей и мумифицированных животных, которые мирно уживались на полках с пучками различных целебных трав и банками с кремами и бальзамами.
   Со стола на пол упал и покатился кошачий череп, нечайно задетый Завулоном рукоятью сабли. Произведенный шум привлек должное внимание хозяина, и из внутреннего помещения показалась сначала физиономия, а затем и сама фигура Моисея. Желтая полоса на одежде и остроконечная рогатая шляпа сразу указывали постороннему глазу на то, что хозяин этой аптеки приходится сыном древней Хазарии.
  - Шалом! - первым начал разговор Завулон.
  Иудей гостеприимно улыбнулся и ответил на приветствие. Завулон протянул аптекарю руку на раскрытой ладони, которой, лежал маленький кусок обработанного желтого янтаря.
  - Мои друзья просили передать хозяину аптеки в Дербенте вот это, - произнес Завулон.
  Иудей взял в руки полупрозрачную безделушку и с любопытством посмотрел на нее. Внутри желтого стекла была заключена крошечная мушка, чьи конечности и матовые крылышки были плотно прижаты к телу.
  - Жизнь, смерть, все это превращение, метаморфозы, - произнес условные слова Завулон.
  - Метаморфозы это танец смерти, превращающийся в жизнь и танец жизни, заканчивающийся смертью, - раздался мелодичный голос хозяина, и его тонкая рука легла на плечо гостя. - Приветствую тебя брат. Я давно ожидаю твоего прихода. Однако незачем философствовать здесь, проходи в дом, - произнес он, и повлек за собой Завулона вдоль полок, во внутренние помещения своего жилища...
  
  ******
  
   Солнце уже село за горизонтом, когда Завулон покинул дом Моисея, направляясь к кварталу греха. Ночь опустила свой темный покров на древний средневековый город, навивая снотворные чары на его обитателей. Прозвучали трубы со сторожевых башен, загремели своими цепями тяжелые подъемные мосты. Наслаждаясь прохладой и заслуженным отдыхом, горожане разошлись по своим домам. Девушка-рабыня, неожиданно преградила ему дорогу, пытаясь затащить в грязный духман. Он осторожно взял ее под локоть и шлепнул свободной рукой по упругому заду. Та танцующим движением увернулась из-под удара, встряхнула черными косами с вплетенными серебряными шнурками и одарила персидского аристократа взглядом одновременно выражающим в себе упрек, ласку и разочарование.
  - Сегодня мне не до тебя, - глубоко вздохнув, бросил тот, продолжая свой путь.
  Позвякивая сделанным из медных монет набедренным поясом, юная нимфа игриво улыбнулась и направилась к освещенному входу в духман.
   Это был худший район Дербента - квартал греха, в узких улочках, которого был разбросан с десяток сомнительных заведений такого типа. Этот квартал пользовался дурной славой среди местных жителей, но в то же время был горячо любим всевозможными авантюристами, которые искали здесь острых ощущений, людьми с сомнительной репутацией, заезжими торговцами, наемниками и прочим сбродом. В его темных переулках, скользких от отбросов и блевотины, каждое утро находили тела людей с перерезанными глотками. Завулон знал об этом. Сделав еще несколько шагов, он повернул в один из таких переулков.
   Свет остался позади и через некоторое время совсем померк. Затхлый вонючий воздух ударил в нос. Осторожно переступая через кучи мусора, скопившиеся у домов и зловонные потоки городской канализации, которые, выйдя из берегов переполненной канавы, устремлялись самотеком вниз, Завулон шел вперед. Пытаясь сдерживать дыхание, прикрыв рукавом нос, он старался, как можно быстрее, миновать опасный отрезок пути. Вонь от разлагающегося мусора, прокисшего вина и прочих нечистот смешивалась в воздухе воедино и до невозможности наполняла его смрадом. Однако запоздалый путник упорно шел вперед. Внимательно глядя себе под ноги, дабы не угодить в очередную зловонную лужу, Завулон немного ослабил свою бдительность и не сразу заметил, как от стены дома отделилась тень и преградила ему дорогу. Человек, вышедший из темноты, упер острие своей сабли в архалыг Завулона чуть ниже грудной клетки.
  - Стой спокойно и не вздумай тянуться к клинку, а не то у тебя на животе появится второй пупок.
  Холодные глаза говорившего сверкнули во мраке. Завулон замер. Очень медленно он перенес центр тяжести назад, ослабляя давление клинка.
  - Постой приятель, я, кажется, догадываюсь, что тебе нужно, - стараясь не делать резких движений, произнес он. - Я готов поделиться с тобой содержимым моего кошеля. Он весит на поясе рядом с клинком. Сейчас я осторожно опущу руку, отвяжу его, и брошу тебе под ноги, и не стоит портить мою шкуру, она мне очень дорога.
  - Не двигайся, просто стой, как стоишь, если тебе дорого твое брюхо.
  В этот момент Завулон почувствовал за спиной осторожные приближающиеся шаги.
  - Хватит игр. Я не из тех, кто может позволить проткнуть себя ничего не предприняв, - мелькнула мысль.
  Он уже оценил врага впереди себя, но о местонахождении другого, у себя за спиной, он мог только догадываться.
  - Если мне повезет, то он сделает машинальный выпад вперед и может быть ранит того второго, - подумал он, резко приседая и уходя в сторону.
  Сделав кувырок на грязной земле, и вскочив на корточки, его рука наработанным движением потянулась за саблей и выхватила ее из ножен. Свист воздуха над головой заставил его на миг обернуться назад. Тяжелая сучковатая дубина в руках второго, закончила свое движение, и так и не достигнула искомой цели.
  - Странно, - резко поднимаясь на ноги, подумал Завулон, - если первый держал меня на острие клинка, то почему тогда второй пытался стукнуть по голове сзади? Почему первый не проткнул меня, когда я сделал рывок?
   Он быстро принял боевую стойку и выбросил вперед руку с обнаженным клинком. Его первый соперник предпочел отскочить назад. Двигаясь, все время, Завулон делал выпад за выпадом, держа обоих соперников в поле зрения. Удар, и его сабля воткнулась в тело второго нападающего, сильный рывок вверх, и она вспорола его живот. Тот выронил из рук дубину, упал на колени, пытаясь удержать вываливающиеся из брюха кишки. С вываливающимися из тела внутренностями вытекала и жизнь. Теряя сознание, несчастный, со стоном уткнулся лицом в зловонную лужу.
  - С одним покончено! - радостно промелькнуло в голове.
  Сохраняя боевую стойку, Завулон ринулся вперед. Удар, еще удар, соперник едва успевает парировать их, все время, отступая к стене. Хитрым приемом, доставшимся ему много лет назад от одного приятеля, он завершил атаку и выбил саблю из рук врага.
   Клинок глухо звякнул, падая на землю, покрытую отбросами.
  - Не убивай меня! - взмолился соперник, опускаясь на колени. - Я не хотел твоей смерти. Веришь мне? Ты же не станешь меня убивать?
  - Встань!
  Поверженный враг повиновался.
  - Иди вперед, туда, где есть хоть капля света и не вздумай бежать, ножи я метаю намного лучше, чем орудую клинком.
  Поверженный соперник никак не мог решиться повернуться спиной.
  - Я сказал вперед! - грозно произнес Завулон. - Я не наношу ударов со спины. Если бы я хотел тебя убить, то давно уже вонзил свою саблю в твое тело.
  Завулон нагнулся и очистил свой клинок об труп второго врага. Дрожа всем телом, незадачливый разбойник, повинуясь приказу, сделал неуверенный шаг вперед и неторопливо пошел к выходу их переулка. Пройдя так некоторое расстояние и выйдя на свет, Завулон произнес:
  - Стой! Повернись туда.
  Перепуганный человек шагнул в круг света создаваемый факелом, пылающим в железной скобе, над дверью выкрашенной в красный цвет.
  - Стой здесь, - насмешливо произнес Завулон, - дверь публичного дома самое подходящее место для тебя. Кто ты такой и что вам было нужно от меня?
  - Мы вовсе не собирались тебя убивать, - произнес тот умоляющим тоном.
  - Вот как? Продолжай.
  - Нас с приятелем нанял один человек. Он приказал, чтобы мы доставили тебя живым. Мы хотели лишь ударить тебя сзади по голове, связать и доставить к нему.
  - Мне кажется, что ты лжешь? Как бы вы несли меня по городу, а стража?
  Глаза незадачливого бандита расширились от ужаса.
  - Ночная стража не ходит по улицам этого квартала, а ближе к центру города мы как-нибудь да пронесли бы тебя. Я не хотел твоей смерти, ты же не станешь меня убивать? Умоляю, сохрани мне жизнь! - взмолился тот.
  - Назови хоть одну причину, по которой я бы мог ее сохранить?
  - Я могу назвать имя человека нанявшего нас.
  - Мне это известно и без тебя. Его зовут Абдурахман!
  - О, Всевышний! Откуда ты это знаешь?
  В его изумленных глазах, Завулон нашел подтверждение своим словам.
  - Вопросы здесь задаю я. Если действительно хочешь жить, веди меня к своему нанимателю, да поторопись, я нетерпелив, а почтенный Абдурахман, наверное, потерял остаток терпения в ожидании того, когда вы доставите меня к нему.
  - Ты же не собираешься меня убивать?
  - Возможно, и нет, но я уже начинаю терять терпение.
   Завулон вложил клинок в ножны, вытащил нож и, спрятав его в рукаве, схватил за шиворот незадачливого грабителя и, подталкивая того, направился вперед. Миновав квартал греха, они направились в более приличную часть города. На одной из улиц, прилегающей к городскому рынку им попались навстречу солдаты городской стражи.
  - Только пикни и ты труп, - прошептал Завулон.
  Стража окинула взглядом запоздалую шатающуюся странную пару и, не желая тратить время на пьяных, свернула в проулок.
  - Здесь! - произнес незадачливый бандит, указывая рукой на дом.
  - Стучи в дверь.
  Глухие удары в дверь нарушили ночное спокойствие улицы.
  - Кто? - послышалось с той стороны.
  - Это мы, откройте. Мы принесли то, что вам нужно.
  Скрип ржавых петель и отпираемого запора. Дверь слегка приоткрылась. Завулон сжал шею своего провожатого, с силой ударил его о каменную стену и, бросив того у порога, он ворвался внутрь дома. Сбив с ног стоящего за дверью человека, он стал наносить удары ногами по телу, пока тот не перестал шевелиться. Затем Завулон схватил его за шиворот и поволок в глубь жилища на свет. Бросив его на ковер с раскиданными на нем подушками, Завулон перевел дух и осмотрелся.
  - Ничего особенного. Обычный дом средней руки. Скорее всего, Абдурахман снял его на время.
   Человек на полу начал приходить в себя, отрывая тем самым Завулона от созерцания окружающего пространства. Сплевывая кровь и охая, бывший векиль Абдурахман поднялся на четвереньки и уселся на ковер.
  - Не ожидал я, мудрец, от тебя такой прыти. Третий раз ты переиграл меня, - иронично улыбаясь, с ярко выраженной злобой в голосе, произнес он. - И на этот раз твоя взяла. Что ты собираешься делать со мною?
  Завулон пожал плечами.
  - Не знаю, но одно могу сказать точно, лишать тебя твоей никчемной жизни не входит в мои планы. Тебе нежно золото, а мне "Око Кагана", возможно, мы с тобой сможем договориться. У меня есть первое, а ты поможешь мне приобрести второе. Мы нужны друг другу, Абдурахман, так почему же нам, на время не заключить взаимовыгодный союз?
  - Чем же я могу быть полезен? - удивленно произнес бывший векиль.
  - У тебя остались хорошие связи при дворе наместника Абескунской низменности, никто другой не знает лучше тебя всех тонкостей его низменной души. Мало того, ты лучше всех знаешь ходы и выходы Анжи-крепости. Если у меня снова не получится выкупить камень, ты, Абдурахман, поможешь мне его выкрасть, и за это я тебя щедро вознагражу.
  - А ты сильно изменился, мудрец?
  - Время, оно всегда меняет людей. Ну, так что, принимаешь мое предложение?
  - У меня есть выбор?
  - Выбор, он всегда есть у любого человека. Другое дело, что люди часто ошибаются в своих решениях. Ты хотел золота, и ты получишь его. Через три дня караван Низами-Оглы продолжит свой путь. Ты изменишь внешность и пристанешь к нему под видом моего управляющего. Об одном прошу, не принимай поспешных решений без согласования со мной и не вздумай выдать меня Фархад Абу-Салиму. Не будь глупцом, Абдурахман, моя голова на чаше весов не перевесит твоей измены. Наместник ни за что не простит и не помилует тебя...
  
  ******
   Несколькими часами спустя, перед самым рассветом, укутавшись в темный плащ, который он предусмотрительно взял у Абдурахмана, Завулон покинул его дом и направился на встречу с Низами-Оглы. Быстро передвигаясь вперед по извилистой улице, то в полной тени, то в лунном сиянии, Завулон подошел к перекрестку дорог. Впереди тянулась старая городская стена, указывавшая на прежнюю окружность древнего города. Теперь город расширился, опоясался новыми, крепкими стенами и старая городская стена уныло стояла в лунном свете, словно памятник над могилой минувшего. Она кое-где дала трещины, в изобилии была покрыта плесенью и дикий плющ, отыскивая для себя благоприятную почву, все шире и шире расползался по ее разрушающейся поверхности.
   В этот момент, от стены отделилась тень, которая, выйдя на свет, предстала перед Завулоном. Рука машинально нырнула под плащ, край которого слегка колыхнулся у левого бока но, быстро разглядев стоящего, Завулон убрал ее с рукояти сабли.
  - А, старый знакомый, - улыбаясь, промолвил он. - Чего тебе еще нужно, я вроде отпустил тебя? - ухмыльнулся Завулон.
  - Тебе случайно не нужен наемный убийца? С ловкими, как у вора, руками, сдержанный и умеющий всегда держать язык за зубами?
  - Ты это про себя? - Завулон не сдержался и рассмеялся в ответ. - По-моему ты уже показал, на что способен, как что убирайся с дороги.
  - Подожди. Если тебе не нужен наемный убийца, может тогда тебе пригодится верный слуга? Я не прихотлив и не много потребую за свои услуги. Мне не очень хочется оставаться в этом городе.
  Завулон на миг задумался.
  - Как тебя зовут? - оторвавшись от размышлений, серьезно спросил он.
  - Играм, хозяин.
  - Пожалуй я возьму тебя с собой, только ты должен дать клятву, что не станешь воровать и без моего ведома ничего не будешь делать.
  - Идет! - обрадовано воскликнул он.
  - Тогда веди меня к дому главного сборщика податей Мустафы.
   Дорога резко стала подниматься вверх. Дома городских чиновников и знати располагались вокруг главной цитадели города в дворцовом комплексе, которого находилась резиденция Дербентского марзбана*. На фоне величественной крепости-дворца, дома городской знати казались просто игрушечными. Наконец, Играм остановился и показал рукой на строение, в котором проживал достопочтимый Мустафа.
  - Это здесь, - тихо произнес он.
  Завулон вытащил из кошелька две серебряные монеты и протянул их новому слуге:
  - Пока отдыхай. Жди меня в каком-нибудь караван-сарае, но к моменту отправления торгового каравана ты должен быть готов.
  Играм кивнул головой, развернулся и удалился без слов.
   Оставшись один, Завулон постучал в ворота, которые, несмотря на предрассветный час, немедленно отворились. Потревоженный страж недовольно
  
  *марзбан - наместник, хранитель границ (персидский)
  посмотрел на запоздалого гостя.
  - Меня зовут Завулон. Хозяин и его друг ждут меня.
  Страж ворот ударил древком копья о землю и в безмолвном приветствии склонил голову. Непонятно откуда выбежал заспанный мальчишка-раб, который и повел нового гостя во внутренние покои.
   Дом сборщика податей, Мустафы, как и сама Дербентская крепость, был выложен из желтого камня. В плане он представлял собой неправильный треугольник, повторяющий очертания скального выступа на котором он был построен. Короткая стена была обращена на восток, от ее концов тянулись на северо-запад и юго-запад две стены подлиннее. Жилая часть дома была втиснута в угол между восточной стеной и той, что шла на северо-запад.
   От толстых каменных стен веяло теплом и уютом. Пройдя через обитую железом деревянную дверь, Завулон радостно вздохнул полной грудью. События этой ночи порядком утомили его. Впереди ждал хоть и короткий, но долгожданный отдых и можно было на время расслабиться. В доме не спали. В узких окнах, предназначенных не столько для освещения, сколько для обороны, горел свет. Хозяин потчевал в парадных покоях своего дорогого гостя, прибывшего от двора самого падишаха. Предварительно доложив о прибывшем, расторопные слуги ввели Завулона в комнату для приема гостей.
   Человека, сидевшего с Низами-Оглы на дорогом ковре за низким столом, можно было бы назвать привлекательным, если бы не излишняя полнота. Его усы и борода были черными, почти такими же, как и его глаза. Он носил головной платок на восточный манер. Зеленая ткань закрывала его макушку и спускалась с трех сторон на плечи. Шнур, свитый из сплетенных по спирали полосок желтой и черной ткани с добавлением серебряной нити, удерживал этот головной убор на голове. Рубашка с длинными рукавами была желтой, а широкие свободные шаровары - красными; таким же был и пояс, охватывающий его огромный живот. Завулону сразу бросилась в глаза роскошь убранства помещения. Многочисленные драгоценные курильницы источали аромат благовоний, дорогое оружие в большом количестве развешено по стенам и кругом изящные дорогостоящие ковры. Легкий стол из благоуханного сандалового дерева, инкрустированный слоновой костью, серебряные вазы, украшенные барельефами и доверху наполненные сладостями и фруктами, драгоценные кубки, наполненные игристым вином, расшитый парчой ковер на котором сидел хозяин со своим гостем, слишком, по мнению Завулона дорогой, чтобы стелить его на пол. Со стороны казалось, что всем этим блеском, высокородный Мустафа упаковал свой дом специально, для приемов дорогих гостей, пытаясь своим богатством затмить остальных вельмож двора Дербентского марзбана.
  - По всей видимости, сбор торговых пошлин пошел ему во благо, - непочтительно подумал Завулон. - Нужно намекнуть Низами-Оглы, чтобы следующий раз привез ему из Азии настоящего слона для верховой езды. С его габаритами и верхом на диковинном звере он будет эффектно смотреться у крепостных ворот и тогда уж точно его колоритная фигура затмит всех городских чиновников.
  Почтительно кланяясь хозяину, Завулон едва сдержал набежавшую улыбку.
   Широко расставленные, выпученные от большого количества выпитого вина, глаза с интересом рассматривали вновь прибывшего. Сделав несколько шагов, Завулон приблизился к столу и, положив правую руку к груди, вновь поклонился хозяину.
   Мустафа был действительно слишком тяжеловат. Складки жира выпирали из-под рубахи. Однако, несмотря на свои габариты, главный сборщик податей еще и обладал хорошими манерами. Завулон подумал:
  - Воистину говорят, что хорошего человека должно быть много!
  Раскачиваясь из стороны в сторону, Мустафа заставил себя подняться на ноги и ответил на приветствие. Далеко не каждый из высшей знати был готов признать, что хоть богатый и мудрый хазаретянин является лишь немногим ниже, чем их собственные высокородные особы.
  - Мы давно поджидаем тебя, мудрец. Мой давний друг, Низами-Оглы рассказал о тебе много хорошего. Прошу тебя, Завулон, поскорее присаживайся к столу.
  - Вот как? И что же говорил обо мне достопочтимый Низами-Оглы?
  - Он говорил, что ты искусный врачеватель, что ты объездил множество земель и постиг уйму премудростей в своем ремесле и владеешь им не хуже Абу Али Хусейна Абдаллаха Ибн Сины*.
  - Наш дорогой друг сильно мне льстит и преувеличивает, однако я все же кое-что умею, - развел руками польщенный Завулон.
  Хозяин хлопнул в ладоши и в зал внесли горячие блюда. Завулон уселся на ковре и принялся за еду, еще раз окинув пытливым взглядом сборщика податей. Видом толстяк не походил на воина, скорее уж на двух сразу, но своей речью он не производил впечатления дурака. Как истинный мудрец, Завулон больше всего на свете боялся дураков, справедливо считая, что все беды на свете идут от человеческой глупости.
   Заботливый хозяин раз за разом подкладывал на серебряное блюдо Завулона самые лучшие и жирные куски жареной баранины и собственноручно подливал вино в высокий кубок.
  - Ему определенно что-то нужно от меня? - промелькнула в голове возникшая мысль. - Интересно, чего еще такого наговорил ему Низами-Оглы?
  Осушив в очередной раз до дна кубок, Завулон отодвинул от себя пустое блюдо. Хозяин все мялся, никак не решаясь начать разговор на интересующую его тему. Наконец, он собрался с мыслями:
  - Видимо сам Всевышний послал вас в наши края в такой трудный для меня час испытаний, - выдавил из себя он.
  - Уместней было бы, блистательнейший Мустафа обратить свою речь к моему спутнику, - поправил хозяина Низами-Оглы.
  - Я чувствую себя в глупейшем положении и не знаю с чего начать, - опустив голову, продолжил свою речь хозяин дома. - Говорят, что ты, Завулон, не только искусный врачеватель, но и сведущий маг?
  - Людям свойственно преувеличивать мои таланты. Я твой гость и с радостью готов помочь.
  
  *Абу Али Хусейна Абдаллаха Ибн Сина - Авиценна
  Из уст мудреца эти слова прозвучали не столько льстивым признанием своих
  заслуг, сколько любопытством и профессиональным интересом, вызванным
  странными речами хозяина дома. - Чем я могу быть полезен тебе?
   Мустафа замялся, не зная, стоит ли начинать разговор. Делить с кем-либо сокровенную тайну было для него очень не просто. И все же, решившись, наконец, он осторожно начал:
  - То, что я скажу тебе, не должен знать никто. Никто, ты слышишь меня?
  - Да, конечно. Я понимаю. - такое интригующее начало слегка рассмешило Завулона, но и усилило его любопытство.
  Он сделал несколько магических пассов над пустотой, словно призывая невидимых свидетелей и забавляясь про себя происходящим от всей души.
  - Я чужак в этом городе. Послезавтра я уйду отсюда. Кому же я могу поведать твою тайну? Твоим слугам и рабам, стенам или ты считаешь, что я буду пересказывать услышанное, словно дервиш на рыночной площади? Если бы я болтал языком, то кто бы тогда доверял мне свои тайны?
  Хозяин дома опустил в смущении взор.
  - Тут дело на столько серьезное, что я обязан предупредить тебя.
  - Продолжай, я слушаю! Ты пробудил мое любопытство!
  По всей видимости, даже этот ответ внушал Мустафе тревогу, но он все же собрался с силами:
  - Тогда выслушай меня и если можешь, помоги.
  Мустафа на мгновение умолк, пытаясь подобрать нужные слова.
  - Удивительно на что способен страх, - подумал в этот момент Завулон.
  - Дело в том, что с некоторых пор, - медленно начал хозяин, растягивая каждое слово, - у меня появилась мужская слабость. Нет, нет, не подумай чего, я все еще мужчина, но сладостных утех я добиваюсь лишь только с одной из моих жен.
  Опустив голову, Мустафа смущенно умолк. Изумлению Завулона не было предела.
  - Легче представить, что небо станет коричневым, а земля голубой, чем-то, что я услышал, - про себя подумал он, а в слух произнес, - сколько же у тебя жен, достопочтимый Мустафа?
  - Четыре жены и семь рабынь-наложниц. Одна совсем юная и прекрасная, как горный эдельвейс. Она недавно попала ко мне. Я получил ее в дар от правителя Семендера, Фархад Абу-Салима, но, к сожалению, я не смог вкусить ее прелестей.
  Мустафа печально отвел взгляд и отвернулся. Завулон задумчиво нахмурился, подняв к верху указательный палец.
  - Скажи, достопочтимый Мустафа, не чувствовал ли ты в последнее время медленное истощение своего организма; вялость ума, боли в области сердца, судороги мышц и прочие, не свойственные тебе, симптомы? Я не смогу ничего определить пока не узнаю этого?
  На мгновение Мустафа сосредоточился.
  - Да я только и думаю об этом. Жизнь постыла, даже блеск золота не радует моих глаз. Скажи, ты сможешь мне помочь?
  - Думаю, что да, но для этого мне придется немного заглянуть в твою интимную жизнь. Ты желаешь этого?
  Мустафа еще пуще нахмурился. Он свято соблюдал неприкосновенность своей частной жизни, тем более женской половины своего дома.
  - Я согласен, - выдавил, наконец, он из себя.
  - Скорее всего, над тобой кто-то произвел языческий, магический ритуал...
  - Кто посмел? - нетерпеливо вырвалось из груди Мустафы.
  - А это ты сейчас увидишь. Вели принести глубокую серебряную чашу и кувшин с чистой холодной водой.
   Хозяин дома хлопнул в ладоши и отдал распоряжение. Через некоторое время, расторопные слуги доставили требуемое. Завулон поставил чашу на середину стола и наполнил ее до половины водой. Затем, он сосредоточенно начал разводить над ней руками, едва слышно что-то причитая себе под нос. Его магические пассы, наконец, увенчались успехом. На поверхности воды возникла мелкая рябь.
  - Надо подождать пока вода не успокоится, - тихо произнес он. - Постарайся не поднимать ряби своим дыханием, достопочтимый Мустафа, загляни туда и, если будет на то воля Всевышнего, ты увидишь то, что желаешь видеть. Зри в самое дно и постарайся разглядеть предмет, который чем-то напоминает тебя.
  - Как скажешь, мудрец.
  Мустафа терпеливо ждал момента, до рези в глазах вглядываясь в дно чаши.
  - Положи указательный палец правой руки на край сосуда. Делай это осторожно, чтобы не нарушить покой водной глади, - раздался над его ухом повелительный голос иудейского мудреца. - Настрой свои мысли и сосредоточься на том, что жаждешь увидеть.
  Мустафа не очень понимал, как можно достичь такого результата, но старался изо всех сил. Кончиком пальца, он ощутил холод благородного металла, но прикосновением он все же нарушил зеркальную поверхность водной среды и со страхом взглянул на Завулона.
   - Не переживай. Все так и должно быть, - успокоил мудрец.
  Наконец, поверхность воды застыла. Лицо достопочтимого Мустафы исказилось отвратительной гримасой. В страхе он отдернул руку от чаши, словно благородный металл ожог ему палец, и разразился проклятиями, по его лицу струился пот.
  - Что ты увидел? - с интересом спросил Низами-Оглы.
  - Кукла. Толстая кукла, сделанная из тряпицы и забитая шерстью. Иглы, она просто утыкана ими в области головы, сердца и чресел. Что это, мудрец?
  Вероятней всего, тебя кто-то, из ревности, хочет извести.
  - Но кто? Я не делал разницы между женами и дарил всем одинаковые подарки.
  - С кем из своих жен или наложниц ты чувствуешь себя мужчиной?
  - С Дилярой, третьей женой.
  - Вот ответ на твой вопрос. Куклу нужно искать у нее. Как только ты ее уничтожишь, мужская сила опять вернется к тебе.
   Мустафа просто зашипел от ярости. С невероятным для его габаритов проворством, он вскочил на ноги и бросился на женскую половину дома. Через некоторое время он вернулся назад. Его лицо, искаженное гримасой праведного гнева, было одного цвета с шароварами. В руках он держал пузатую куклу. Бросив ее на середину стола, он произнес:
  - Вот, нашел в комнате Диляры. Что теперь мне с ней делать, мудрец, выгнать из своего дома?
  - Куклу сожги, а что делать с женой, решать тебе. Вечером я приготовлю для тебя целебное снадобье, попьешь несколько дней, и сила снова вернется к тебе в полном объеме.
  Мустафа хлопнул в ладоши.
  - Эй, живо принесите мой кошелек, лучшего вина и свежих закусок.
  Когда его распоряжение было выполнено, Мустафа взял с серебряного подноса расшитый бисером кошель, развязал стягивающий узел и высыпал горсть золота на стол.
  - Бери, мудрец, теперь оно твое.
  Завулон покачал головой.
  - Мне ничего не нужно. Я достаточно богат. Отдай лучше эти монеты своей жене, когда оформишь развод.
  - Дочь Аждахи! - с ненавистью в голосе произнес уязвленный муж, - но чем тогда я смогу отблагодарить тебя?
  Завулон пожал плечами.
  - Двери моего дома всегда открыты для тебя, мудрец. Друзья, давайте продолжим пировать. Эй, - окликнул он слуг, - позовите сюда ту танцовщицу, которую я получил в дар от правителя Семендера. Пусть она развлечет моих дорогих гостей хорошей песней и задорной пляской.
   Покачивая бедрами, молодая женщина появилась в зале и поставила на стол кувшин с вином. Завулон вздрогнул. Он не мог оторвать от девушки глаз. Масса сверкающих черных волос аккуратно уложенных и обвитых вокруг лба жемчужной нитью, так, что они показались ему ночным небом, осыпанным звездами, нежное овальное личико и подобные луку стрелка-кочевника чувствительные губы вокруг рта, накрашенные блестящей вишневой помадой, огромные миндалевидные глаза, словно сверкающие из водной глубины ночью, через мгновение после захода луны. Облегченный лиф, плотно обтягивал упругую грудь, делая ее интригующе желанной. С него свисали тоненькие цепочки с маленькими серебряными монетками, подвешенными так, что они словно танцевали в такт ее движений и мягко ударялись о ее плоский живот. Пояс рабыни, спущенный гораздо ниже украшенного маленьким золотым колечком пупка, состоял из нескольких полосок ткани, переплетенной между собой в косичку, ширина которой едва была толще ее указательного пальца. С него вниз спадал кусок белоснежной кисеи, нашитой алой нитью на зеленый шелк. Это очаровательное подобие юбки в ширину не превышало длины двух ладоней. Спереди полупрозрачный шелк был подрублен на высоте ее икр, а полоса сзади была лишь чуть короче. Шнурки, с вплетенной серебряной нитью, переплетаясь, поднимались по ее прелестным ножкам от мягких сандалий и завязывались под самыми коленями этого очаровательного создания.
   Завулон тяжело сглотнул.
  - Несомненно, - почему-то подумалось ему в этот момент, - в старину, языческо-магические книги, из особого вида пергамента с древними заклинаниями, которые ему доводилось читать, писались именно кровью вот таких юных и нежных красавиц.
   С широко раскрытыми глазами девушка испуганно смотрела на присутствующих. И даже со стороны показалось, что она не заметила того, что хозяин взял ее за руку.
  - Разгони нашу грусть песней и пляской, которой ты радовала меня два дня назад, - упиваясь произведенным на гостей эффектом, ласково произнес Мустафа.
  В этот момент, его глаза встретились с взглядом мудреца.
  - Не правда ли она прекрасна?
  Завулон молча кивнул головой.
   Почти королевским движением, девушка чуть согнула колени и, подхватив обе полы своей юбки, сделала несколько шагов назад и медленно начала свой танец. Пока Мустафа разглагольствовал с Низами-Оглы о ее прелестях, взгляд ее огромных темных глаз покинул лицо хозяина и устремился на гостей. На какой-то момент она замерла, повернувшись к Завулону профилем. На мочке правого уха, вместо серьги, на короткой цепочке красовалась золотая звезда Давида, точно такая же, как и была когда-то у него. Завулон побледнел. Сердце бешено забилось в груди. Его взгляд был намертво прикован к знакомому талисману, а девушка, между тем, медленно продолжала свой грациозный танец.
  - Откуда у нее эта звезда Давида? Неужели она посланница...? - вихрем пронеслось в голове изумленного Завулона.
  Танец подошел к своему завершению. Подняв одну руку к верху, девушка опустилась на колени и замерла в ожидании. Глаза Завулона полыхнули жадным огнем. Он сделал глубокий вдох и с шумом выпустил из легких воздух. Не отрываясь, он смотрел на рабыню-танцовщицу и на украшающее ее прелестное ушко золотую подвеску в форме шестиконечной звезды.
  - Этого просто не может быть! - едва слышно пробормотал он.
  Еще недавно он мечтал о том моменте, когда этот талисман вновь попадет к нему в руки, но искренне считал, что его мечтам не суждено сбыться, и теперь...
  - Я вижу, моя наложница-рабыня произвела своим танцем на тебя глубокое впечатление, Завулон?
  Мудрец оторвался от созерцания красавицы и перевел свой взгляд на хозяина.
  - Достопочтимый Мустафа, дозволь спросить твою рабыню, откуда к ней попала звезда Давида?
  - Спрашивай, коль есть нужда, - махнув рукой, ответил он.
  Обращаясь к девушке, иудейский мудрец заговорил на непонятном языке. Она, как и следовало ожидать, посмотрела на него, когда услышала звук его голоса обращенного к ней, но было видно, что она его не понимает.
  - Откуда у тебя эта звезда Давида? - перешел мудрец на персидский.
  - Мне ее подарил мой прежний хозяин, - испуганно ответила она.
  - Кто был твоим прежним хозяином, отвечай? - на одном дыхании, с нетерпением, выдохнул Завулон.
  - Правитель Семендера, Фархад Абу-Салим!
  Ответ юной девушки ударил мудреца словно гром.
  - Глупец, это же мой собственный талисман! - словно эхо застучало в голове.
  Он наполнил до краев кубок вином и залпом выпил до дна. Рабыня стояла в растерянности, ожидая приказаний от хозяина. - Мудрец, почему тебя так интересует какой-то амулет?
  - Дело в том, что эта вещь некогда принадлежала мне!
  Повисла томительная пауза.
  - Ну, что же, я не привык оставаться в долгу, - нарушил тишину хозяин дома, - раз ты отказался от золота, я должен как-то тебя отблагодарить. Прими в дар от меня эту юную красавицу вместе с этим амулетом и пусть твоя жизнь с моим подарком станет вдвойне счастливей. Говорят она настоящая тигрица, владей ей, коль она тебе приглянулась!
  Мустафа и Низами-Оглы залились звонким смехом.
  - Благодарю тебя, достопочтимый Мустафа, твой дар достоин падишаха! Ты чрезвычайно щедр!
  - Не нужно преувеличивать, дорогой мудрец, она всего лишь одна из моих рабынь. В Дербенте, на невольничьем базаре такого добра всегда предостаточно.
  Девушка в нерешительности мялась на середине зала.
  - Ну, что ты стоишь, иди к своему новому хозяину и поклонись ему...
  
  ******
  
   Окна одной из гостевых спален в доме главного сборщика податей Дербентского марзбана Мустафы, выходили на восток, давая ее обитателям возможность в полном объеме созерцать грозные стены крепости Нарын-Кала. Солнце уже давно стояло в зените. Посылая свои яркие лучи в окна дома, оно не давало долго нежиться в постели. Завулон пошевелился. Один из солнечных лучей заставил его раскрыть глаза. Он сел на ложе и потянулся. Подставив обнаженную спину под яркий дневной свет, рядом лежала молодая женщина. Она спала. Длинные черные распущенные волосы разметались по ложу.
   Завулон тряхнул головой, мучительно пытаясь восстановить в памяти события прошедшей ночи. Винные пары еще не выветрились до конца, дурманили мозг и сотнями разрывающихся искр, болью отдавались в висках и затылке. Наконец ему удалось собраться с мыслями. Эпизод за эпизодом он восстановил картину в памяти.
  - Звезда Давида! Может, это все привиделось мне во сне? Пожалуй, стоит проверить!
  Осторожно, чтобы ненароком не разбудить спящую девушку, Завулон откинул ее волосы. Шестиконечный золотой амулет так и красовался на ее ухе.
  - Значит это не сон. Нужно будет обязательно проверить, действует ли портал времени, но не сейчас. Время есть, да и миссия моя пока еще не завершена.
  Завулон отдернул руку. Он не хотел будить девушку. Любуясь ее стройным телом, он нежно прикоснулся ладонью к обнаженному бедру. Девушка шевельнулась. От этого движения, солнечный луч упал на ее лицо. Она попробовала отвернуться, но было уже слишком поздно, сон ушел, и ее глаза раскрылись.
   Увидев перед собой Завулона, она улыбнулась ему:
  - Приветствую тебя, мой господин! Тебе понравился остаток этой ночи? - томным голосом произнесла она, прикрывая рукой черный треугольник внизу живота.
  - Может быть, - игриво ответил он, - а если и нет, то кто нам мешает повторить?
  Завулон сделал вид, будто собирается кинуться на нее, но это была всего лишь игра. Этим утром у него не было никакого желания заниматься подобными вещами. Мысли мудреца витали вокруг своего магического амулета, но все же от легкого поцелуя он не удержался. Он сгреб ее в охапку и повалил на ложе. Девушка взвизгнула, в ожидании того, что новый хозяин опять предпримет коварную попытку.
   Поддерживая игру, Завулон увлекся. Он подумал в этот момент, что все-таки ему по нраву утренняя забава, его воображение рисовало приятную картину. Не пытаясь унять зов рвущейся наружу плоти, он полностью отдался воле чувств. Когда все было кончено, и он вытянулся рядом с ней на ложе, девушка перевернулась на бок и стала нежно водить пальцем по его груди.
  - Мне несказанно повезло. Наконец-то я обрела доброго и нежного хозяина. Ты возьмешь меня с собой?
  - Нет. Дело, по которому я направляюсь в Семендер слишком опасно и непредсказуемо. Завтра, перед тем как отправиться в путь, ты уедешь в Тебриз к моему другу Аарону. Тебя проводит надежный человек по имени Играм. Там ты будешь в безопасности ожидать моего возвращения, а теперь давай немного отдохнем...
  
  
  
  ГЛАВА 18.
  
  
  
   Широко, в приволье степи, зажатой между горами и морем, течет река, берущая свое начало с высоких обледенелых седых вершин. Зеркальною лентой блестящего серебра извивается она по широкому степному раздолью. Медленно и плавно ее течение, но местами она бурлит и волнуется, словно вода в кипящем на огне котле. Деревья, покрытые разноцветной осенней листвой, обступили ее берега и придвинулись близко к воде, отражаясь в зеркальной глади широкой реки. Точно скалы нависли крутые утесы, дикая вьющаяся растительность оплела ветви деревьев и кустарников, сбегая к самой воде. Медленно и плавно катит свои воды Терек. Тихо в могучем просторе его степей. На следующий год весною снова зацветут его берега пестрыми цветами, дивным запахом наполнится все вокруг, а потом, как водится из года в год, станет все сильнее и сильнее палить солнце, выгорит, пожелтеет и почернеет степь... Понесется над ней знойный ветер, помчит перекати-поле, принося с собой ароматный запах полыни... Придут холода. Замерзнут на время стоячие вокруг воды, белым снежным покровом оденется степь. Заревут над ней холодные бураны, вертя вокруг снежный хоровод. Начиная свое течение с высоких гор, Терек плавно течет по равнине, разливаясь в начале лета в низовьях и вольно вливая свои воды в бескрайнее море. Половецкая орда медленно шла вперед, туда, где виднелись в ясную погоду причудливые узоры гор, спускающихся гранитными обрывами скал к чудным, теплым берегам Абескунского моря.
   Широкие и мутные воды Терека, внезапным препятствием встали перед половецкой ордой, отделяя собравшихся на его берегах людей от дороги на Семендер. Для воинов кочевников, такое препятствие не являлось преградой. Но переправить через полноводную реку великое множество людей, включая женщин, детей и стариков со всевозможной поклажей, разборными юртами на телегах, домашним скарбом, табунами лошадей, стадами крупного рогатого скота и отарами овец, делалось невозможным. Половецкая орда не могла ждать, пока реку покроет крепкий лед, достаточно сильных холодов можно было бы ждать слишком долго. До морозов было еще далеко, а пастбищ для скота и пропитания для людей, к тому времени, могло и не хватить.
   При виде этой широкой водной глади, Урус хан задался вопросом:
  - Каким же образом намерен Кара-Кумуч переправить людей на тот берег?
  Хотя Урус хан уже не раз доказывал свои знания и умения в общем деле и знал, как нужно сражаться с врагом, но эта задача, которая предстала перед его взором в виде водной глади, казалась ему не по зубам. За несколько предведущих дней, количество шатров на берегах Терека значительно выросло. За передовыми сотнями половецкого войска все тянулись и тянулись не оправданно, большие обозы и по заверениям Кара-Кумуча, это был еще не предел.
   Поднявшись на вершину небольшого холма, Урус хан взглянул на выросшее, словно из-под земли, огромное поселение на берегу реки из юрт и шатров.
  - И это, по-твоему, еще не все? Не могу поверить, - обратился он к подоспевшему сзади Кара-Кумучу.
  Среди трех десятков тысяч шатров кишели люди, словно муравьи на просыпанной крупе. Большинство были явно воинами. В местах их скопления солнце отсвечивало от оружия и металлический частей доспехов, хотя многие, подобно Кара-Кумучу и его родне, носили поверх кольчуг просторные одежды, защищавшие их владельцев от ветра и холода. Рядом с воинами непременно крутились женщины и дети. От этого впечатляющего зрелища Урус хану показалось, что по половецкому стану сновало больше людей, чем может набраться во всей степи.
   Кара-Кумуч усмехнулся:
  - Обещаю, когда мы переправимся на другой берег и овладеем Семендером, все будет совсем по иному.
  Урус хан недоверчиво покачал головой:
  - Согласен с тобой. Это не войско, а целый народ, разом поднявшийся в поход.
  Кара-Кумуч тронул коня и направил того к центру лагеря. Сердце его тревожно колотилось в груди, когда люди приветствовали его торжественными кличами. Настроение в стане царило оптимистичное. Люди ждали момента, когда закончат переправу.
  - Другой возможности обогатиться и завладеть новыми землями, у нашего народа просто нет, - с гордостью подумал про себя Кара-Кумуч.
  В эту минуту чувство гордости за свой род переполняло его душу. Всю свою жизнь он был на особом положении, как единственный сын владетельного половецкого хана. И теперь, чем ближе он пробирался к центру лагеря, тем более значительным он казался самому себе. Еще бы, ведь всех этих людей на берега этой реки привел сюда он. Именно под его началом, предсказывал Великий кам Берке удачный поход к синему морю и седым горным вершинам много лет назад. Люди верили Кара-Кумучу и, не задумываясь, шли за ним вперед, бросив насиженные земли и надеясь обрести новую Родину, добыть богатство и славу теперь уже для нового, единого и сплоченного народа!
   Знаменами были отмечены юрты сотников. Урус хан вертел по сторонам головой выискивая штандарты, принадлежащие его роду. В конце концов, он разглядел несколько знамен, и это обстоятельство приподняло ему настроения. Лагерь расположился на огромном открытом пространстве, и никакого порядка в его расположении Урус хан разглядеть не смог. Хотя они издали заметили знамя Ата хана, это обстоятельство еще не означало, что до него будет легко добраться. Продвигаясь между беспорядочно разбитыми юртами и группами воинов и их семейств, многочисленного скота, телег и вьючных животных, движущихся в самых разных направлениях, они все же добрались, наконец, до входа в шатер Ата хана. Двое стражей в доспехах, ударив древками пик о землю, поприветствовали вождей родов. Урус хан и Кара-Кумуч спешились, привязав коней к вбитому, в твердую как камень землю, шесту. Стражники отвели полы шатра, пропуская прибывших внутрь.
   В центре пространства, в очаге весело потрескивал сухой хворост. У дальней стены, на ковре сидели Ата и Мурта ханы и о чем-то увлеченно беседовали. Завидев прибывших, они прекратили разговор и поднялись на ноги.
  - Вы заставляете нас ждать. Почему задержались в пути? - строго произнес мудрый хан.
  - Приветствую тебя отец, - первым начал разговор Кара-Кумуч, - прости за опоздание, но наши люди с обозами и скотом идут слишком медленно, поэтому мы с Урус ханом подгоняли отставших и за одно прикрывали наши тылы.
  - Не дело говоришь, - укоризненно покачав головой, произнес Ата хан, - разве у вас нету сотников? Эту работу должны выполнять другие. Главы родов во время похода должны быть здесь, в центре своего стана. Только так можно добиться порядка и воинской дисциплины. Присаживайтесь, - более мягко продолжил мудрый хан, - мы должны обсудить некоторые детали переправы через реку. Продолжай, Мурта хан, мы слушаем тебя.
  - Подготовка к переправе не осталась незамеченной. На том берегу наши передовые разъезды видели издалека мелкие группы противника. Враг хорошо осведомлен о нашем приближении, его дозоры кружат, словно оводы вокруг. Однако, на много верст впереди, мои люди не заметили основных сил противника...
  - Если они не заметили, это еще не значит, что наместник этих земель спокойно спит в своей крепости, наверняка он уже закончил формировать войско, и выступил вперед, - перебил Мурта хана Ата хан.
   - Согласен с твоим мнением, отец, но не проще ли врагу встретить нас здесь у реки?
  - Когда-то очень давно я ходил в набег на эти земли. Дело в том, что персы не считают нас грозной силой. На протяжении нескольких веков наши предки тревожили их границы, но так далеко не заходили. Сила врага в тяжелой коннице, а наша в быстроте передвижений. К сожалению, мы сейчас слишком отягощены обозами и не можем быстро перемещаться. Враг знает это. Он ждет, когда мы перейдем реку, тогда, одним ударом, он попытается нас сбросить обратно, и мы можем оказаться в трудной ситуации.
  - Но что же нам тогда делать? - в один голос воскликнули Кара-Кумуч и Мурта хан.
  - Мы перейдем Терек. Лазутчики Фархад Абу-Салима рядом, они станут ждать, когда переправятся все наши обозы, отступая, затянут нас в глубь своих земель, поджигая степь, чтобы лишить наших коней и скот пропитания. Когда мы достаточно увязнем, они дадут бой.
   В раздумье мудрый хан умолк, молчали и главы трех родов, не решаясь прерывать размышления старого хана. Собравшись с мыслями, он снова стал говорить:
  - Ты, Кара-Кумуч, займись переправой. Ты, Мурта хан, постарайся навести хоть видимый порядок в стане. Выстави дозоры и организуй охрану переправы. Твоя задача, Урус хан, будет немного посложнее. Возьми пять сотен легких всадников, перейди немного ниже по течению Терек и пройдись рейдом по тылу врага. Старайся не дать им подпалить степь, хотя избежать этого не удастся, они все равно подожгут ее. Нащупай их главные силы. В бой не вступай, тревожь врага из далека, если станут преследовать, рассыпайся на мелкие группы, уходи от погони и снова нападай на них. Ты, глаза и уши нашей орды, поэтому постарайся остановить их войско в месте удобном нам для битвы, где бы мы могли принять бой с максимальной для нас выгодой. Возьми с собой Овлура, он старый и опытный воин и на своем веку повидал многое, если что, он сможет подсказать, тебе как действовать. Я думаю, что сказал все. На все воля Тэнгри, но переправу мы должны завершить в течение этой недели...
  
  ******
  
   Следуя наставлениям отца, Кара-Кумуч приказал вбивать в дно Терека два параллельных ряда свай, примерно через каждые пять шагов, постепенно продвигаясь к противоположному берегу. Сваи, поставленные выше по течению, под силой воды клонились по направлению течения, а стоящие ниже были вбиты с наклоном против течения. Каждую пару наклонных свай, работающие в воде рабы, соединяли поперечной балкой. Со временем, благодаря силе течения, сваи все глубже вдавливались в дно, обеспечивая прочность возводимой конструкции. Затем вдоль каждого ряда свай рабы протянули подмости, под которые были уложены заранее заготовленные бурдюки и меха, заполненные воздухом. Поперек подмостей настилались жерди и ветви кустарника, которого было предостаточно на берегу реки.
   Наконец, кропотливая работа была завершена. Копыта жеребца Кара-Кумуча громко застучали по настилу, когда пришел его черед перебираться на тот берег. Вибрация хлипкой конструкции, возникшая из-за движения множества воинов и повозок, не понравилась его коню. Он попытался встать на дыбы, но Кара-Кумуч осадил его и с трудом удержал испуганное животное.
  - Вот она какая, земля, к которой я стремился всю свою жизнь! - тихо произнес молодой хан, вновь ощутив под собой твердую почву. - Не очень-то она отличается от земель в родной степи.
   Впереди, насколько хватал глаз, простиралась пожелтевшая трава и пожухший от летнего солнца кустарник. Именно эти унылые осенние цвета напомнили в эту минуту Кара-Кумучу о покинутом родном стойбище Яхсай, в котором он вырос.
  - Когда завоюю эту землю, то обязательно назову этим названием одно из новых поселений.
  В раннем детстве он искренне считал, что степь плоская, словно глиняная тарелка, но с возрастом понял, что это не так. На любой земле имелись неровности, курганы и впадины. Неровности почвы навивали ему в раннем возрасте мысли о волнах моря, про которое рассказывали старые бывалые воины, и это сравнение всегда пробуждало в его душе пророчество кама Берке.
   Кара-Кумуч оставил позади небольшой отряд для охраны переправы. Глядя, как назначенные для этой цели воины провожают отправляющуюся вперед орду, он проникся к ним жалостью.
  - Бедняги, пройти такой путь, чтобы лишиться возможности сокрушить персов!
  Но основные силы половецкой орды, не останавливаясь, продолжали свое движение вперед по просторной равнине на юг, к своей заветной цели, цветущему городу Семендеру. Когда Кара-Кумуч обернулся чтобы еще раз взглянуть на построенный мост, он увидел, что он исчез в гигантском облаке пыли, поднятой десятками тысяч копыт и колесами груженых повозок. От поднятой пыли у него заслезились глаза. Она была повсюду, скрипела на зубах и проникала во все складки кожи. Не обращая на нее внимания люди не останавливаясь, шли вперед.
  - Какая пылища. Сейчас бы дождичка чтоб ее осадить, - громко произнес один из молодых воинов, принадлежащий к сопровождающей охране хана.
  Кара-Кумуч оторвался от своих мыслей и посмотрел на небо. Солнце еще можно было разглядеть. В воздухе плотной стеной стояла пыль, поднятая движущейся ордой. Облаков не было видно.
  - Ты, молодой, сам не знаешь, что говоришь, - устало произнес хан, обращаясь к юнцу, - один хороший дождь и вся степь превратится в сплошное болото. И для одного всадника месить грязь небольшое удовольствие, а каково протащить по ней всю орду с повозками и скотом? Тогда путь, который мы должны проделать в течение нескольких дней, растянется до конца осени. Хвала Тэнгри, что стоит такая погода! - закончив свою краткую поучительную речь, Кара-Кумуч подхлестнул коня и понесся вперед.
  
  ******
  
   Тревожные вести молнией неслись по Абескунской низменности, наполняя сердце Фархад Абу-Салима печалью и скорбью. В последние дни он часто поднимался на зубчатые стены Анжи-крепости, окидывая взглядом, прилегающие обширные земли которыми владел. С одной стороны возвышались скалистые горы, с другой, простиралась бурая, выжженная летним солнцем земля. У крутых берегов бушевало море. Холодный северо-западный ветер, вспенивая волны, с силой устремлял их на побережье Семендера. В эти теплые края уже стучалась зима, чтобы освежить опаленную южным солнцем равнину, простирающуюся между горами и морем.
   Там, на северо-востоке, язычники-кипчаки, исконные недруги исламского мира, поклонялись своему символу, богу Тэнгри. Как истинный мусульманин, Фархад Абу-Салим, свято считал Тэнгри лжебогом и недостойным объектом человеческого поклонения. Он ни на минуту не сомневался в этом, не более чем в собственном имени. Внизу, за крепостными стенами, кишел Семендер. Все было готово к походу, оставалось лишь только назначить дату выступления и огласить хакан-бека. В последние дни, словно пожар от удара молнии, в городе вспыхнула военная лихорадка, от надвигающихся с севера черных туч. Наместник Абескунской низменности, обуреваемый страстным желанием прославиться в военном походе, придумывал все новые и новые планы, где бы раздобыть золота и чем рассчитаться с наемниками. Но его деспотизм и несбыточные мечты о военном триумфе, все больше и больше толкали подвластные ему земли в пропасть упадка военного могущества. Решив встарь во главе войска, Фархад Абу-Салим был всецело занят подготовкой к предстоящему походу и не о чем другом не думал...
  - О чем ты задумался, достопочтимый Фархад? - раздался сзади грубый надтреснутый голос.
  Наместник вздрогнул и стремительно обернулся:
  - Приветствую тебя, Темиш, извини, я не слышал, как ты поднялся сюда.
  - Ничего, - Темиш издал короткий смешок, словно у него в запасе оставалось не так уж много смеха, и он не хотел его растрачивать попусту. - Войско собранно и рвется в бой, люди ждут твоего приказа. Я пришел спросить, выбрал ли ты человека, который возглавит войско?
   Фархад Абу-Салим нахмурился, от чего лицо его густо покрылось морщинами. Но одна борозда на лице Фархада была проложена не годами, шрам, пересекающий левую щеку, когда-то давно был оставлен кинжалом разбойника-горца. Эту отметину скрывала густая борода, но подобно руслу реки, она обозначалась на лице полоской яркой седины.
  - Так кого ты решил выбрать хакан-беком? - повторил свой вопрос Темиш-паша.
  Фархад почесал шрам. За много лет, в минуты волнения он напоминал о себе зудом.
  - Я долго молился и размышлял по этому поводу...
  - Может, стоит помолиться вместе и тогда Аллах примет нашу молитву? - лицо Темиша напряглось и посуровело.
  - А вдруг он не услышит? Поэтому войско поведу я сам! Отдай приказ, завтра на рассвете выступаем в путь!
  - Ты? - Темиш буквально подпрыгнул от разочарования, а лицо исказилось злой гримасой.
  - Тебя это удивляет?
  Последние слова Фархад Абу-Салим произнес сдержанно, хотя это и стоило ему определенных усилий. Выдержав паузу, за время которой Темиш чуть не сошел с ума, он продолжил:
  - Племена хазар-кочевников волнуются на наших землях и стойбищами переходят на сторону врага. Ты узнал причину?
  - Клянусь, их кто-то подстрекает к этому. Степь тянется далеко на север и не во все кочевья отправлены гонцы.
  - Как я тебя понял, нет надобности, рисовать картину случившегося, - перебил Фархад. - У этих трусов кипчаков кишка тонка, напрямую пойти против нас, как подобает истинным воинам и они решили подкупить местные племена, чтобы те работали за них.
  - Значит, они недостойны, называться воинами, это плешивые шакалы, нападающие на противника врасплох, - горячо подхватил тему Темиш. - Да разверзнет Всевышний землю под их ногами!
  - Да будет так! Я накажу этих неверных псов!
   Последние слова наместника вернули улыбку на уста Темиша. Он вновь издал короткий смешок.
  - Вижу, тебе не терпится влезть в кольчугу и щелкнуть застежкой боевого шлема. Завтра, под зеленым знаменем ислама, ты поведешь в поход войско на погибель неверным, но что же делать мне?
  - Ты нужен мне здесь в Семендере и будешь править от моего имени в мое отсутствие. Надеюсь, поход не будет слишком долгим, и я скоро вернусь с победой!
   От этих слов сердце Темиш-паши облилось кровью.
  - Если Фархад не поставил меня во главе войска...
  Темиш не знал, что делать в этом случае. Уязвленное самолюбие болью отозвалось в груди. Нужно было как-то выразить свое отчаяние, но он не мог придумать подходящих слов и больше всего на свете в этот момент, он желал поражения Фархаду. Не назначив его хакан-беком, наместник тем самым унизил его в глазах людей.
   Глядя на него, Фархад Абу-Салим усмехнулся:
  - Не переживай так, Темиш, ты молод и еще успеешь вкусить воинской славы...
  
  ******
  
   С рассветом следующего дня, наместник Абескунской низменности облачился в доспехи. По лицу его, прикрытому кольчужной сеткой, оставляющей открытыми лишь глаза, стекал пот. Такая же сетка, приделанная сзади его высокого конического шлема, защищала шею и плечи. Приноравливаясь к тяжести брони, Фархад Абу-Салим одернул кольчугу, защищающую грудную клетку. Под кожаной изнанкой его доспехов была поддета хлопковая прокладка, чтобы удар тяжелой сабли, отраженной броней не переломал ему кости. Два вертикальных ряда металлических пластин защищали живот и нижнюю часть спины. С нижних краев пластин свисала короткая кольчужная юбка. Кожаные штаны и рукава защищались горизонтально нашитыми кольцами из слоистого железа. Круп коня Фархада тоже был покрыт мелкой сеткой-броней. Морду жеребца прикрывал кованый кусок железа, который крепился кожаными ремнями к шее животного. В специальном гнезде справа от седла торчало толстое копье, а с пояса Фархада свисала длинная и тяжелая искривленная персидская сабля.
   Сила наемной армии наместника Абескунской низменности, заключалась в тяжести ее кавалерии, способной выдерживать удары на расстоянии, а сблизившись с противником, нанести ответный, сокрушающий удар.
  - Сила воинского искусства кипчаков, это умение вовремя удирать с поля боя, - гордо произнес наместник, усаживаясь на спину своего коня.
  - О, как правдивы ваши слова, достопочтимый хакан-бек, - раболепно ответил один из его военноначальников. - Завидев наши знамена, они пустятся в бегство не столько по необходимости, сколько из страха.
  - Когда мы схлестнемся с ними, я раздавлю их как снежный ком, - хвастливо заявил Фархад, ласково потрепал за гриву своего коня и отдал приказ к началу движения.
   Бряцая доспехами, всадники покинули стены Анжи-крепости и, миновав Семендер, направились в сторону поджидавшего их за стенами города, персидского войска. Армия медленно тронулась в путь. Ржали кони, ревели волы, покачивали горбами верблюды. В окружении своих советников, Фархад Абу-Салим гордо держался в седле, желая своим видом показать подданным, что нет поводов для переживаний, а за одно и нагнать страх на врагов своих.
  
  ******
  
   День клонился к концу. Нигде не встретив по дороге отрядов противника, Урус хан решил остановить свои сотни на отдых. Его отряд шел налегке, поэтому и ночлег предстоял на голой земле. Достав из подсумка, притороченного к седлу, черствую лепешку и кусок сушеной баранины, Урус хан отпустил коня и присел на поросший переспелым ковылем бугорок. Местность, со всех сторон была открытой, и это обстоятельство сильно заботило хана.
  - Не нравится мне выбранный на ночлег привал, - произнес подошедший Овлур.
  Урус хан согласно кивнул головой, приглашая жестом руки присесть рядом и разделить с ним трапезу.
  - Хан, я приказал не разжигать огней. Хоть и прохладно, но людям придется довольствоваться той погодой, которая есть.
  - Я тоже так считаю, никакого укрытия, прикажи разослать дозоры.
  - Уже сделал, хан. Давай лучше перекусим, - ответил старый воин, вытаскивая зубами пробку из фляги с кумысом.
   Мясо было настолько сухим и соленым, что Урус хан едва не поломал зубы. Быстро покончив с едой, он надолго приложился к фляге, запивая отвратительный вкус и утоляя жажду, вызванную излишней солью. Наконец он оторвался и передал кумыс Овлуру. Тот сделал пару глотков, заткнул полупустую флягу и, улыбаясь, произнес:
  - Если бы дома жена накормила меня этим мясом, я бы просто придушил ее.
  Урус хан одобрительно рассмеялся.
  - Хорошо, что я не женат!
  - Это всегда успеешь. Давай лучше спать, хан, - старый воин поудобнее подложил под голову седло, укрылся куском грубого войлока и через некоторое время захрапел.
  Урус хан последовал его примеру, но уснуть так и не смог. Остаток ночи он провел не в самом приятном расположении духа.
   С первыми лучами солнца, передовой половецкий отряд продолжил свое движение на юг. Вокруг все было спокойно и со стороны казалось, что их рейд по тылам остался незамеченным со стороны врага. Такое спокойствие было не по нутру Урус хану. Он призадумался, оглядываясь по сторонам. Вокруг были только его воины. Противника нигде не было видно.
  - И все же они где-то рядом, они не могут быть далеко.
  Он вновь посмотрел на своих воинов, которые вместе с ним пошли в этот поход. Вглядываясь в суровые решительные лица степняков, он подумал:
  - Какое войско может противостоять решительности и мощи целого народа? Эти люди готовы сокрушить все на своем пути!
  Когда он озвучил эту мысль вслух, Овлур сухо усмехнулся:
  - Мы пришли сюда, чтобы выяснить это!
  Должно быть, у Урус хана был донельзя изумленный вид, потому старый воин продолжил:
  - Ты, должно быть, не совсем меня правильно понял. На своем веку я совершил немало походов, но то войско, которое движется позади нас, победить нельзя, ибо весь народ, от мала до велика, вышел в этот поход. Люди идут либо погибнуть, либо снискать себе славы, им некуда деваться и когда настанет время схватиться в смертельном бою, победа обязательно будет за нами!
   Старый воин умолк, призадумался и Урус хан, размышляя над услышанным. Вскоре с юго-запада потянул ветерок, который принес с собой запах гари. Часто меняя аллюр, отряд легкой конницы мчался вперед. Через пару верст над степью поднялись столбы дыма и пламени. По мере продвижения, все новые и новые очаги пожаров попадались навстречу. Каждый поджог вселял озабоченность в сердца степняков-кочевников. Пламя пожирало все больше и больше пастбищ.
  - Если так пойдет дальше, то наших коней ждет голод, - с сожалением в голосе произнес Урус хан.
  - В этом то и заключается их хитрость. Ну, ничего. Скоро персы сами прискачут к нам, никуда они не денутся.
   Только во второй половине следующего дня передовому разъезду удалось обнаружить авангард персидского войска. Урус хан получил сигнал:
  - "Неприятель впереди!"
  Взмахом поднятой руки, он остановил движение своих сотен. По конным рядам прокатился возбужденный гул. Равнина давно уже сменилась лесостепью, и отряд двигался напрямик через колючий кустарник.
   Урус хан стоял у самой кромки зарослей кустарника и внимательно наблюдал за противником. На широкой равнине в двух верстах от леса был разбит военный лагерь.
  - Передовой отряд персидского войска, - констатировал подошедший сзади Овлур.
  - Смотри, лагерь разбит на две части; спереди относительно маленькая, а большая чуть поодаль, - хитро улыбаясь, подметил Урус хан.
  - Кажется, я разгадал твой план, - произнес старый воин. - Ты хочешь навалиться всем скопом, уничтожить малый отряд и прежде чем большой успеет развернуться и придти на выручку, пуститься наутек и раствориться в кустарнике? А не лучше ли нам дождаться ночи и атаковать под покровом темноты?
  Урус хан отрицательно покачал головой:
  - Нет, Овлур, так мы потеряем главное свое преимущество. Слишком велико расстояние, разделяющее нас от лагеря. Пока мы сойдемся с ними, наши кони уже устанут от затяжного галопа, на отступление может не хватить сил. Слишком велика вероятность больших потерь.
  - Хан, такую возможность упускать нельзя. Что ты предлагаешь?
  Овлур и сотники окружили своего хана и молча ждали указаний.
  - Отберите сотню лучших воинов на быстроногих скакунах. Я сам поведу их в бой. Остальные останутся здесь под началом Овлура. Я попытаюсь атаковать малый отряд и навязать им бой.
  - Но это же чистой воды самоубийство? - нерешительно произнес один из сотников.
  - Не перебивай, когда говорит старший, - укоризненно покачав головой, произнес Овлур. - Продолжай хан, на этот раз я, кажется, уловил твой замысел.
  Урус хан многозначительно усмехнулся:
  - Когда на выручку своим подоспеет конница второго отряда, я поверну назад своих воинов и постараюсь завлечь неприятеля за собой. Тут наступит твой черед, Овлур. Три, четыре метких залпа из четырех сотен луков остановит их стремительный порыв и отобьет охоту к преследованию. Затем рассыпаемся на мелкие группы и уходим назад. Место сбора - глубокий овраг, который мы проехали в полдень. Сгустившиеся к тому времени сумерки сделают наше отступление вполне безопасным.
   Время, отведенное на сборы, вышло. За своим ханом, несколькими шеренгами, ровной линией выстроилась половецкая сотня. Рядом стоит знаменосец, поддерживающий древко с поставленным в специальное стремя стягом. На ветру, развивается и хлопает плотное тканое полотнище с неровными краями. Приподнявшись в стременах на носках, Урус хан немного повернул голову вправо, потому, что там была сосредоточена большая часть его воинов. Внимательно вглядываясь в лица храбрецов, он обратился к ним с короткой зажигательной речью:
  - Братья! Покажем этим неверным, с кем они имеют дело! С нами Тэнгри, мы победим!
  Половецкая конница ответила громовым, раскатывающимся в воздухе торжественным криком.
   По взмаху руки своего хана с зажатой в ней саблей, набирая скорость, половецкая сотня выскочила из кустов и устремилась к неприятельскому стану. Урус хан летел впереди. За его спиной слышался топот множества лошадиных копыт, дрожь от которого передавалась земле. Этот звук и сотрясание почвы радостно отзывались в его душе. Они добавляли ему спокойствия и уверенности. Урус хан точно знал, чего стоят на поле брани сотня половецких храбрецов, хмелеющих в бою от упоения смертельной опасностью и скачущих сейчас за его спиной. В эту минуту он гордился своими людьми, и ему казалось, что вряд ли найдется в жизни что-нибудь более увлекательное, горячащее кровь сильнее, чем игра со смертью!
   Перед глазами возникла привычная картина...
  - Ай-ай! Алла! - вдруг тревожно закричали дозорные персидские воины, заметив летящую на них конницу.
  Войско услышало тревожные крики своих часовых, стоящих у леса и беки вмиг подняли тревогу. Половецкая конница, истосковавшаяся по настоящей боевой схватке, стала косить саблями утомленных дневным переходом персов. Кому не известно, как сражаются бесстрашные воины под началом опытного командира? Урус хан шел впереди, ведя за собой своих людей. Ведь он воин, а бой - его стихия!
  - Шайтан! Шайтан кумычи! - кричали персы, уворачиваясь от тяжелых сабельных ударов.
  На разгоряченном жеребце, раздавая удары на право и налево, Урус хан ни на минуту не терял головы, стараясь глубоко не ввязаться в бой и не переступить ту черту, после которой отступление было бы бесполезно.
   Персы переполошились. Со всех сторон поднялся такой крик, что даже самым опытным и отчаянным половецким воинам стало не по себе.
  - Сейчас хлынут, словно саранча и попытаются задушить, - подумал Урус хан, продолжая наносить удары.
  Персы оправились от неожиданной атаки, и вот уже летит навстречу тяжелая конница, превосходящая числом в несколько раз сотню Урус хана. Прикрывая отход, хан развернул своих людей, и половцы рванули к лесу. Преследуя противника, персы выставили отряд самых метких стрелков из лука. Они понимали, что легких всадников, шайтан кумычи, так просто не догнать.
   В минуту передышки Урус хан придержал коня, чтобы оглядеть и оценить поле сражения. Именно в этот момент вражеская стрела впилась ему в левое плечо, пробила его навылет и осталась торчать там, как бы насмехаясь над тщетностью человеческой жизни. Ему сделалось нехорошо, он почувствовал, как внутри что-то оборвалось и ухнуло в бездну. Мигом вскипела, завертелась и булькнула перед глазами лиловая пелена.
  - Прочь! Это все мое воображение, я воин! - промелькнуло у него в мозгу.
  Урус хан собрался с силами и подхлестнул своего жеребца. Сопровождавший его воин, заметил ранение своего хана, сломал и выдернул стрелу из плеча. Отпустив поводья и зажав рану, Урус хан прокричал:
  - Отступать. Быстрее скачите к лесу!
   Тем временем, оставшиеся в засаде половецкие сотни, были готовы к отражению врага. Всадники натянули тетивы тугих луков, и в воздухе сделалось черно от их стрел. Залп, еще залп. С детства привыкшие к стрельбе по движущимся мишеням, они просто не могли промахнуться. С глухим чавкающим звуком их стрелы вонзались в тела неприятеля, убивали и калечили лошадей, втыкались в землю. Персидская конница остановилась, дрогнула, но некоторые воины успели сделать ответные выстрелы по удирающей сотне.
   Сделав удачную вылазку, Урус хан уходил от погони. Внезапно конь остановил свой галоп, заржал, встал на дыбы, замолотил в воздухе передними копытами, упал на подломившиеся ноги и завалился на бок.
  - Къузгьум, тору ат!* - завопил Урус хан, будучи вне себя от бешенства.
   Вся самоуверенность и значимость слетела с него в этот момент, как скорлупа со свежесваренного в крутую, и затем резко охлажденного, яйца. До перелеска оставалось совсем ничего. Оставшись один на поле боя, он перестал быть ханом и сделался обыкновенным раненным воином, совершенно растерявшимся от случившегося.
  - Ворон... - тише прокричал Урус хан, подползая к бьющемуся в агонии животному, морщась от боли в простреленном плече.
   Конь был смертельно ранен. Персидская стрела поразила его в основание шеи, из раны фонтаном хлестала алая кровь. Тяжело дыша, Ворон смотрел на хозяина огромными глазами. В его взгляде словно читалась немая просьба:
  - Помоги мне, хозяин или добей меня!
  - Ну, давай же! Давай, поднимайся! - хрипел Урус хан, готовый разрыдаться над конем.
  Он гладил бок верного друга, который тяжело вздымался и плавно опадал. Раненный хан, позабыв про опасность, шептал на ухо коню что-то бессвязное, будто молился неизвестно какому богу на непонятном языке...
  А опасность была уже рядом. Почувствовав щедрую награду за голову половецкого хана, персидские всадники, не обращая внимания на град стрел, без страха устремились к Урус хану. Тот поднялся с земли, повернулся лицом к врагу и выставил вперед клинок, прикрываясь щитом. Урус хана злила собственная беспомощность. Верный Ворон убит, и ничего нельзя с этим поделать. Навернувшиеся на глаза слезы мигом высохли.
  - Нет, я просто так не сдамся, - возникла шальная мысль. - Не от старости пал верный гнедой, не в теплом стойле над корытом овса испустил он свой дух. Конь погиб на поле, как настоящий боец, а теперь, пришел и мой черед!
  Подстегивая лошадей, к нему приближались двое конных персов.
  - Этим собакам еще не ведомо с кем предстоит скрестить саблю!
  Урус хан забыл про боль в раненном плече. Он ощущал в груди лишь раздражение и досаду и совершенно не обращал внимания на то, что происходило у него за спиной. Сделав еще один губительный залп, половецкие сотни, под
  
  
  * Къузгьум, тору ат - (ворон, гнедой конь - кумыкский язык)
  
  предводительством Овлура, выскочили из-за кустов и бросились на выручку своему хану.
   Еще несколько мгновений и перед Урус ханом оказались два всадника. Ближайший ткнул в него копьем, но Урус хан, шутя, парировал этот выпад своей саблей и одновременно взмахнул щитом перед мордой кобылы, несшей другого врага. Испуганное животное взвилось на дыбы, а Урус хан, крутнувшись на месте, ловко перерубил подпругу его седла. С громким криком перс свалился на землю, потеряв в падении шлем, он ударился затылком так, что хрустнули кости. Урус хан поймал кобылу за узду и одним махом взлетел к ней на спину, изо всех сил сжав коленями ее бока.
   Удержаться на спине, обезумевшей от страха лошади, было очень трудно, но кое-как, совладав с ней, он бросился на развернувшегося к тому времени копьеносца, уклонился от удара пики и точным ударом сабли полоснул его по левому боку. Противник взвизгнул, разжал ослабевшие пальцы, выронил копье и повалился вперед. Урус хан перемахнул на круп его коня, спихнул истекающего кровью врага наземь, пересел в седло и упер ноги в стременах. С обеих сторон конница уже сошлась в сабельном бою. Пригибаясь к конской гриве, прикрываясь щитом, Урус хан ринулся на персов, раздавая удары.
   Ошеломленный неожиданной контратакой, враг затушевался и дрогнул. К тому же персидские военноначальники, не знали, передовой ли это отряд кыпчакской конницы напал на их лагерь, или вся орда находится где-то поблизости и уже окружает их стан. Урус хан воспользовался этой заминкой и развернул свой отряд. Начало смеркаться.
  - Отходим! - скомандовал он, отшвырнул от себя ставший уже ненужным щит и пустил коня к лесу, подавая пример остальным.
  Боясь нарваться в темноте на засаду, персы не стали преследовать отступающую половецкую конницу. Так неожиданно закончилась первая схватка. Половецкие сотни рассредоточились и стали уходить на север к месту назначенного сбора.
   Урус хан был легко ранен еще раз, теперь уже саблей в левую руку, как раз там, где заканчивался рукав кольчуги. Эта царапина не беспокоила его, она даже одушевляла, возвышая его в глазах воинов. Весь оставшийся путь он проделал с все возрастающем мрачном озлоблением. Желание отомстить за смерть своих людей и потерю любимого коня нарастало вместе с чувством досады на самого себя, за то, что так глупо вышло при первом отступлении, за то, что воины рода рисковали своими жизнями ради его спасения.
  - Ты ранен? - сочувственно спросил догнавший хана Овлур.
  - Пустяки, хвала Тэнгри, могло быть и хуже.
  - Прекрасная вылазка, не так ли, враг потерял больше пяти сотен.
  - Ты нарушил мой приказ, Овлур, хотя я и благодарен тебе за это. Больше так не поступай. Жизнь сотника или даже хана не стоит жизней сотни удальцов. В этом походе решается не моя судьба, а судьба целого народа! Что мы будем делать, если лишимся своей силы?
   Урус хан подстегнул коня и направил его к долгожданному оврагу. Перевязав раны, он дождался возвращения всех групп, самолично расставил дозоры, затем опустился на землю, уронил голову на сложенные руки и тихо застонал. Но не боль была тому причиной. Перед его взором, в памяти всплыло лицо друга, того, ради спасения которого он и ввязался в эту авантюру.
  
  
  
  ГЛАВА 19.
  
  
  
   Предсказание начальника конной гвардии - наместника Абескунской низменности, Салаутдина полностью сбывалось. Отряды кипчаков не только вернулись обратно назад, но и стали мелкими группами появляться то справа то слева, обходя персидское войско и жаля из-под тишка. Фархад Абу-Салим снял с головы шлем и почесал затылок. Вид у него был озабоченный.
  - За нами по пятам следует больше кочевников, чем я предполагал, - удрученно произнес он.
  - Но ведь мы этого хотели, заставить их, как можно быстрее, вступить с нами в бой? Или нет? - озадаченно ответил Салаутдин.
  - То-то и оно, - Фархад невесело улыбнулся. - Как-то подозрительно получать от врага подарок, хотя который и ждешь и даже если сам его к этому вынуждаешь. Я рассчитывал, что когда мы заставим их биться, они будут в отчаянии и страхе при виде нашего войска.
  - Что-то непохожи их лучники на отчаявшихся людей, - колко заметил Салаутдин.
  - Похоже, у них есть свой, какой-то план, знать бы какой?
  Его вопрос остался без ответа. Фархад поднялся на вершину небольшого холма, с которого открывался прекрасный вид на предстоящее поле боя.
  - Вели здесь разбить мой шатер, - обратился наместник к одному из беков, неуклонно следовавших за ним по пятам. - Пусть демонопоклонники видят, что мы не боимся их и готовы к бою.
   Ближе к полудню в авангарде армии Фархада затрубили рога. Это был сигнал, - "неприятель впереди" - который с нетерпением ждало все персидское войско. С самого начала блошиных атак степняков, войско Фархада двигалось строем. Возбужденный гул прокатился по стану. Полученный долгожданный сигнал, заставил наемников быстро взяться за оружие и занять свои места в строю. В окружении своих полководцев, Фархад Абу-Салим вышел из шатра и бросил тревожный взгляд на поле. Сомневаться не приходилось, войско "шайтан кумычи" выстроилось в боевой порядок в нескольких верстах от холма.
   Спереди стояли шесть отрядов легкой конницы сотен по двадцать в каждом, сзади них еще один мощный хорошо вооруженный отряд.
  - Кажется, я разгадал их план, - гордо подняв голову, произнес Фархад Абу-Салим. - Они пойдут в лобовую атаку, попытаются втянуть нас в игру со своим авангардом, затем растянутся, пропуская вперед тяжелую конницу, зайдут нам во фланги и градом стрел попытаются остановить наш порыв. Не выйдет. Мы раздавим их прежде, чем они успеют развернуться. Приказываю начать общее построение полумесяцем. Я буду руководить сражением с правого фланга. Коня мне!
   Наконец-то увидев кипчаков, которые терпеливо стояли и ждали нападения, Фархад Абу-Салим испытал безудержное желание сходу пришпорить жеребца и немедленно броситься в атаку, но он сдержал свой душевный порыв. Войско наместника Абескунской низменности все ближе и ближе подходило к неприятелю. Фархад Абу-Салим командовал сражением. Рядом с ним развивалось зеленое знамя. До слуха Фархада уже доносились резкие гортанные кличи кипчаков, но он никак не мог разобрать слов, хотя язык персов и степняков был родственным. Их выкрики настолько сливались с фоном общего шума, что выхватить отдельные слова не представлялось возможным.
   Громко прогудели рога и персы все как один, пытаясь нагнать побольше страху на врага, заревели свой боевой клич:
  - Аллах Акбар!
  Когда они сблизились на расстояние полета стрелы, небольшой отряд степняков бросился им на встречу. Истошно крича и вопя, они осыпали конницу Фархада градом стрел. Наиболее удачные выстрелы выбели всадников из седла, другие вызвали крики боли и ржание лошадей, но большая часть либо не попала в цель, либо была отражена щитами и броней персидской конницы.
   Кипчаки не были настолько безумны, чтобы бросаться малой группой на превосходящего числом и закованного в железо противника. Они разом развернули своих малорослых степных лошадок и галопом помчались к оставшимся позади родичам. От радости, войско Фархада бросилось вперед и еще сильнее завопило:
  - Аллах Акбар!
  Прозвучал долгожданный сигнал к атаке.
  - Копья вниз! - проревели сотники.
  Воины еще сильнее пришпорили лошадей и конница Фархада, сверкая на солнце доспехами, бросилась на врага.
   От грохота множества копыт, Фархад Абу-Салиму показалось, что он находится в самом центре грозовой бури. В этот момент он ощущал величайший восторг сопричастности к великому и славному свершению, он смело рвался к своей победе...
  
  ******
  
   Конная лавина приближалась и поэтому сейчас была дорога каждая минута. Стоя во главе своего ударного отряда, Кара-Кумуч хорошо знал это и все же не торопился отдать приказ о начале атаки.
  - Лишь бы получилось у Мурта и Урус ханов выдержать первый натиск, остановить противника и навязать ему свои условия.
  Кусая в нетерпении губы, молодой хан выжидал до последнего момента:
  - Вот теперь пора!
  По взмаху его руки затрубили рога и полки легкой конницы, правой и левой руки устремились на встречу врагу.
  - Началось! - в этот момент подумал он, и сердце тревожно забилось в груди.
   По началу стремительный рывок персов напоминал движение хаотично накатывающейся лавины, но вскоре, внешне бесцельные перемещения врага привели к вполне определенному боевому построению. На орду Кара-Кумуча накатывалась тяжелая конная лавина, напоминавшая по своей форме полумесяц, священный символ мусульман. В этот момент Кара-Кумучу стало понятно, что застать врасплох врага будет неимоверно трудно, а воспользоваться брешами в его рядах станет еще сложнее.
  - Неприятель задумал охватить нас с флангов крыльями своего боевого полумесяца, - размышлял в этот момент молодой хан, командовавший всем половецким войском.- Вполне возможно, что если моя легкая конница не выдержит удара, то крылья полумесяца в считанные минуты после сближения, встретятся у меня в тылу, за спинами моих воинов и тогда, замкнув плотное кольцо окружения, наместник Фархад одержит достойную победу. Его тяжелая конница легко раздавит моих легких всадников, их луки станут бесполезны в ближнем бою, а мой ударный отряд, вынужден будет сражаться в окружении не зная, что происходит вокруг.
   Моему отряду не в коем случае нельзя потерять железную пробивную мощь ударного кулака. Мне нужно раньше ударить всей своей массой в середину серпа, разделить его пополам, а легкая конница Урус и Мурта ханов рассеет фланги меткой стрельбой из луков и разгонит противника по степи. Хвала Великому Тэнгри! Да будет он с нами в трудную минуту!
  Кара-Кумуч отдал приказ, и головной полк пришел в движение...
  
  ******
  
   Конница Фархада быстро сближалась. Стали уже различимы лица и вооружение врагов. Под ними низкорослые лохматые степные лошадки, однако, они скакали быстрее, чем кони Фархада. На головах у вражеских воинов остроконечные шапки из овечьего меха. Они сшиты таким образом, что закрывают еще и шею. Лишь у немногих кипчаков металлические круглые, заостренные кверху шлемы с прикрепленной снизу широкой кожаной полосой, служащей для защиты шеи. Доспехи на противнике в подавляющем большинстве кожаные, хотя встречаются и воины, облаченные в кольчуги. У всех круглые, обтянутые кожей щиты с небольшими медными вставками по центру и по окружности. За спинами у каждого изогнутый лук.
  - Но почему они их не используют? - задался вопросом Фархад. - Может быть из-за быстрого сближения? Скорее всего, они берегут стрелы, надеясь на то, что смогут окружить мое войско и тогда у них будет возможность, прицельно опустошить свои колчаны, расстреливая моих людей, словно уток на охоте. Мешки, набитые конским навозом! - негодующе про себя подумал Фархад. - Зачем вы пришли на мою землю?
  Он сильнее подстегнул коня, и, подавая пример, бросился вперед.
   Неприятельские всадники, на взгляд Фархада, были уж очень разношерстно одеты и вооружены. Их конница представляла собой разгульную кочевую вольницу, которую ханы обычно собирают для набегов на земли соседей. Однако тот факт, что они пришли на эти земли целой ордой, включая женщин и детей, с целью захвата, вызывал уважение и их действия никак не напоминали обычный скоротечный набег. Фархад Абу-Салим стремительно сближался с выбранным противником, детально рассматривая его на скаку:
  - Приземистый, чуть старше среднего возраста кипчак, очень впечатляющего вида, хотя определить возраст кочевников всегда очень сложно. Его степная лошадка выглядит уж очень смешной под своим седоком и от этого кажется странным, что она вообще способна выдержать и нести такой вес.
   Над полем боя повисло напряженное ожидание. Чувствовалось, что бродит где-то неподалеку смерть, которая высматривала среди мчащихся навстречу друг другу воинов свою сегодняшнюю добычу. Воздух вокруг словно насыщен этим чувством, чувством неотвратимой близости тысяч неизбежных смертей. Ворота рая уже открыты и готовы принять тысячи душ мусульман, которые во имя Аллаха вот-вот покинут свои искалеченные и непригодные для жизни на этой земле тела. Но и Тэнгрианские духи нижнего мира не дремлют. Они ожидают отважных воинов куманов, которые вот-вот покинут этот мир и устремятся навстречу со своими предками.
   Основной костяк наемной гвардии Фархад Абу-Салима, правоверные мусульмане. Его воины свято верят, что отправились на войну с неверными, с врагом, который вступил на их землю. От этого они чувствуют себя спокойно и уверенно перед смертельной схваткой с противником. Ведь они вышли на поле боя за правое дело и в случае смерти их прошлые грехи будут отпущены свыше. Погибшие в этой битве войдут в открытые для вечной и счастливой жизни ворота рая, как воины ислама, с просветленными лицами, чистой душой и упокоенными сердцами. Навсегда они освободятся от мирских забот, их разум не будет больше отягощен житейскими проблемами, их души наконец-то ощутят ту благодать, которую Всевышний щедро прольет на них, а оставшиеся на земле верующие мусульмане будут завидовать им, и станут всю оставшуюся жизнь стремиться обрести эти прелести рая в своей, еще не законченной земной жизни. Но все это случится тогда, если кому-то не повезет в этой битве, а пока, гвардия Фархада, полная вдохновения и уверенности в победе, летит на встречу с врагом.
   Фархад Абу-Салим подобрал себе противника подстать. Мохнатая шапка мехом наружу надвинута на самые глаза. На нем желтоватого цвета верхняя одежда, сшитая из овечьих шкур, из-под которой проглядывает металлическая кольчуга. В левой руке щит с круглой медной вставкой по центру. Другой рукой он поддерживает под мышкой копье, широкий плоский наконечник которого блестит, отражая солнечные лучи. Этот металлический отблеск невольно притягивает взгляд Фархада, завораживает, словно глаза ядовитой степной гюрзы:
  - Это бой, это игра со смертью, а не дворцовые развлечения, - сделав значительное усилие над собой, Фархад Абу-Салим отвел взгляд от созерцания вражеского копья и оценил обстановку на поле боя.
   Вместе с ним вперед неслась его гвардия. Этот фактор оказал на наместника положительное психологическое воздействие. Но как бы он не старался, его чувства все равно были направлены на предстоящий поединок с выбранным соперником. А тот мчался, выпрямившись во весь рост, демонстрируя свое презрение к неприятелю, и только какие-то метры разделяли их.
   Адекватно оценив обстановку, Фархад сообразил, что щитом от его копья ему не закрыться. Его соперник пробьет его на полном скаку насквозь, вместе с доспехами, словно муху или бабочку, коллекцию которых с воткнутыми в их тельца золотыми иглами, Фархад Абу-Салим видел, когда гостил у Дербентского марзбана. Фархад быстро просчитал в голове все варианты:
  - Нужно либо отбить копье саблей, либо попытаться увернуться от него и пропустить этого каркалая дальше, а там, мои воины позаботятся о том, как отправить этого степного удальца подальше к его предкам.
  Если сказать правду, то был и другой вариант ничуть не менее возможный. А именно, почему бы этому кочевнику не насадить на копье Фархада? При такой бешеной силе сближения это было очень просто, и никакая броня не спасла бы Фархад Абу-Салима. Но наместник не очень хотел рассматривать это возможное обстоятельство. Он искренне считал, что ворота рая еще не раскрыты для него, а его земная жизнь и его деяния еще нужны Всевышнему.
   Фархад зашел с правой руки, ему было так удобней.
  - Хвала Аллаху, что не левша попался! - промелькнуло у него в голове.
  Делая обманное движение, он постарался показать сопернику, что закрывается щитом. Однако, в последнее мгновение он, чтобы уменьшить поражающее воздействие копья, повернул свой торс на бок, настолько, насколько это было возможным при бешеном ритме скачки, держа при этом саблю впереди, над холкой своего жеребца, чтобы не показать своей готовности к удару и усыпить бдительность противника. Мчавшийся на встречу кипчак, был уверен в благоприятном для него исходе поединка. Он не задумывался над тонкостями хитросплетенного плана наместника Абескунской низменности и даже не догадывался о высоком положении, которое занимал его противник.
   Люди и кони сошлись в смертельном поединке. Незаметно для врага, Фархад Абу-Салим приподнял свою саблю в самый последний момент, произвел короткое резкое вращательное движение и, конец его клинка зацепил и отбил металлический наконечник копья. Копье приподнялось вверх. Клинок Фархада скользнул по древку и стал стремительно приближаться к незащищенной кольчужной сеткой шеи степняка. Пришла его очередь уворачиваться от персидской сабли. Вот только времени у него почти не осталось. Мгновение и неожиданно для своего грозного вида кипчак взвизгнул высоким голосом. Взгляд его голубых глаз застыл. Брызнул фонтан алой крови и витавшая уже над полем боя смерь, приняла свою первую жертву в раскрытые объятья. Так и не сообразив, что произошло, воин куман рухнул замертво на землю под копыта своей лошади.
   Фархад Абу-Салиму очень хотелось обернуться назад и посмотреть, что же случилось с его противником, но времени для этого у него абсолютно не было. Перед ним возник очередной вражеский всадник со странным металлическим шлемом, очень интересной формы, на голове.
  - В какой стране его предки добыли этот трофей? - возникла в голове Фархада чудная мысль, но развить ее и насладиться этим зрелищем он не успел.
  Кипчак поднял вверх изогнутую саблю и с силой опустил ее на Фархада. Сильный глухой удар по дереву. Щит принял и выдержал удар, но дал трещину. Локтевая часть левой руки на какой-то момент онемела. Времени на раздумье просто не было.
   Резкий выпад вперед под щит противника и правая рука почувствовала упругое сопротивление клинку и передающуюся по металлу дрожь пронзенного тела врага. Боевой конь под Фархадом ни на мгновение не останавливается и рвется вперед. Застрявший в животе противника на какой-то миг клинок едва не вывалился из руки. С большим усилием Фархад выдернул его из пронзенного тела и, размахивая над головой окровавленной саблей, помчался вперед.
  
  ******
  
   Хмельным от азарта, полученного в бою, половецким воинам вряд ли кто мог противостоять в лобовой атаке. Легкая конница Мурта и Урус ханов первыми приняла на себя удар вражеского полумесяца. Их воины сражались как степные барсы, без оглядки назад. Однако, хорошо вооруженный и закованный в железо противник, постепенно теснил ряды половецкой конницы. Отдавая доминирующее положение на поле боя врагу, Урус хан медленно отступал, неся ощутимые потери. Несмотря на это обстоятельство, он прекрасно понимал, что план противника был примитивно простым, затянуть их в кровавую бойню с серединой серпа и обойти по флангам, лишая тем самым половецкую орду скорости передвижения и маневренности. Никакой хитрости в этом Урус хан не видел. Хорошее вооружение и численный перевес действовали на персов успокаивающе. На это обстоятельство и решил поставить хан.
   Медленно отступая назад, он пытался не растягивать свой фланг, но и не давал прорвать его врагу раньше времени. На другом фланге Мурта хан тоже разгадал замысел врага и повторил маневр Урус хана. Так, затягивая противника в глубь своей обороны, половецкая конница медленно отходила. Но когда ударный отряд Кара-Кумуча взял разгон, центр легкой конницы неожиданно раздвинулся и стал обходить по флангам персидское войско, пропуская вперед Кара-Кумуча. В завязавшемся бою, тяжелая конница Фархада потеряла свою скорость и ударную пробивную силу.
   А между тем, Сражение в полном разгаре. Основной отряд Кара-Кумуча врезался в центр вражеского полумесяца, рассекая его на две половины. Сотни душ, погибших с обеих сторон, витают над полем смерти, с удивлением наблюдая над происходящим на поле боя. А там внизу, тысячи скачущих навстречу друг другу и беспорядочно перемещающихся людей, пытаются уничтожить своих врагов, и с каждым мгновением, вновь и вновь, смерть пожинает новые жертвы. Не успевшие далеко отлететь в небытие души воинов, в недоумении кружат над полем. Они не решаются так сразу покинуть привычный для них мир и с сожалением взирают на землю. Небесная сущность и ауры бывших врагов так тесно переплетены между собой над полем смерти, что кажется вот-вот и там разразится бой, но людские страсти чужды представителям потустороннего мира, ворота рая манят к себе воинов джихада, а души упокоившихся куманов давно уже поджидают далекие предки.
   Чувствуя гордость за своих людей, Кара-Кумуч вел свой отряд вперед. Под его натиском, вражеский серп изогнулся внутрь, давая возможность окружить его концы легкой коннице.
  - Вот что значат в бою мои воины, - думал молодой хан, летя навстречу к своей победе.
  Многие из его воинов уже давно перегнали хана и устремились к кургану, на котором был разбит шатер наместника Абескунской низменности. Каждый воин из лихой половецкой вольницы хотел отличиться первым, захватить как можно больше имущества и добра. Но не только за этим рвались вперед отважные всадники, там, на вершине холма их поджидала слава, а что может быть превыше ее для настоящего воина? А выше славы может быть только самосознание блестящей победы над поверженным врагом и общая народная гордость!
  
  ******
  
   Пробив центр конного полумесяца, отряд Кара-Кумуча сорвал так и не успевший осуществиться план Фархада. На небольшом пространстве, только что бывшем ареной кровавой сечи, беспорядочно носились, постепенно сбиваясь в табун лошади оставшиеся без седоков. Воспользовавшись своим преимуществом, легкая конница Урус хана и Мурта хана носилась вокруг разрезанного надвое персидского войска, прицельно опустошая свои колчаны. Взрытое тысячами копыт поле боя все больше покрывалось фигурами убитых персов, а оседавшая на их трупы густая пыль, делала эту картину поистине печальной.
   Первых половецких воинов, достигших шатра на вершине кургана, ждало глубочайшее разочарование. Он был пуст.
  - Наверное, персидский правитель тоже участвует в сражении, - подумал Кара-Кумуч.
  Завидев неприятельскую конницу в тылу своего войска, охрана стана Фархада предпочла разбежаться, бросив на произвол судьбы обоз и все имущество. Кара-Кумуч осадил коня и окинул взором поле боя. Как не тяжело пришлось неприятелю, он еще не думал сдаваться. Битва была в самом разгаре, хотя больше походила на побоище. Итог ее был предрешен. Адекватно оценив сложившуюся обстановку, хан принял решение:
  - Время погони еще не наступило, но и добыча может подождать! Сражение не закончено и первый успех не означает полной победы. Время, потраченное на захват и грабеж вражеского стана, может сыграть роковую шутку в конечном исходе битвы!
  Не обращая внимания на оставленную противником добычу, Кара-Кумуч развернул свою конницу и двинул ее обратно на врага, для того, чтобы закрепить свой успех и вырвать полную победу!
   Под градом сыпавшихся с неба стрел воины Фархада метались по полю.
  - Сражение еще не проиграно и я докажу это! - упрямо твердил самому себе Фархад Абу-Салим.
  Отдельные группы его воинов еще пытались войти в прямой контакт с половецкими лучниками, но те, демонстрируя прекрасную школу верховой езды, упрямо уходили от боестолкновения, на ходу опустошая свои колчаны, и безупречной цепью кружили вокруг.
  - Трусы, я заставлю вас драться! - ревел раздраженный Фархад.
  Но было непонятно на кого направлен его гнев, толи на своих воинов, которые обезумевшие метались по полю, или его гнев был направлен на упорно не хотевшего сближаться неприятеля? Вопли раненых людей и истошное ржание перепуганных лошадей перемешалось между собой и раздавалось повсюду, нагоняя еще больше страху на еще боеспособное, но деморализованное персидское войско. Пыль стояла столбом, но все же сквозь нее Фархад разглядел знамена, возвращавшейся назад после неудачного захвата стана, половецкой конницы. Крик ужаса слетел с уст наместника Абескунской низменности, когда он узрел это. Впрочем, его крик растворился и утонул в общем вопле отчаяния персидского войска. Это был конец.
  - Сейчас начнется резня, - быстро сообразил Фархад.
  По его щекам ручьями полились слезы отчаяния от беспомощности и обиды. То, что должно было стать величайшим деянием его жизни, растворилось в воздухе и пошло прахом.
  - Войско потерянно! Что мне теперь делать? Идти вперед, чтобы погибнуть вместе со своими людьми? - задавался он вопросом.
  Ответ был прост. Нужно попытаться спастись, уцелеть любой ценой и добраться до Семендера, а там, закрыться за крепкими стенами и организовать хорошую оборону города. Кочевники не любят долгих изнурительных осад, и возможно, удовлетворившись грабежом и разорением земель, они уйдут обратно.
   Сквозь густую пыль Фархад увидел, что через окружения кочевников прорываются иногда группы воинов и кони, оставшиеся без седоков.
  - Сейчас их главная задача уничтожить как можно больше моих воинов. На одиночные прорывающиеся группы они не обращают внимания. Потом, когда все закончится, кочевники организуют преследование. Ну, что же, на месте их хана я поступил бы так же. Глупо мчаться на встречу смерти, если есть хоть один шанс на спасение.
   Сильный металлический лязг и конь Фархада взвился на дыбы. Вражеская стрела пробила кольчужную сетку, защищающую бока жеребца и глубоко застряла внутри. Конь рухнул на землю, увлекая за собой Фархада, однако он успел высвободить ноги из стремян и выброситься из седла. Мимо него в панике носились воины, и просто чудом его никто не затоптал. Рядом, выкрикивая его имя, подлетел и осадил коня, его телохранитель.
  - Хершид! Я всегда знал, что ты мой живой щит в бою и готов прикрыть меня в случае необходимости! Дай мне своего коня.
  Немолодой воин, с чуть заметными азиатскими чертами лица, поспешно спешился, уступая своего коня повелителю. Жеребец был явно степной породы и видимо достался телохранителю Фархада взамен павшего в бою. Фархад схватил его за узду и быстро взлетел в седло. Стремена были подтянуты очень высоко, отчего Фархад был вынужден поджать ноги.
   Конь смерил очередного седока настороженным взглядом, затем, словно в смирении перед неизбежным, послушно опустил голову.
  - Где ты его раздобыл, Хершид? Впрочем, не важно. Прощай! Я всегда буду благодарен тебе! Да поможет тебе Аллах!
  Фархад Абу-Салим резко тронул степного конька с места и галопом помчался на юго-восток. Ему легко удалось вырваться из кольца окружения. Обогнув холм, Фархад украдкой бросил взгляд на свой бывший стан. Там кипела жизнь, кипчаки предались законному грабежу. Как бы не было больно для совести Фархада смотреть на эту катастрофу, наместник Абескунской низменности все же продолжил свой путь. Скакать, поджав ноги, было не удобно, и к тому же по аллюру своего коня Фархад понял, что долго в таком темпе тот не протянет. Ему не под силу было нести на себе слишком тяжелого, закованного в железо всадника.
  - Нужно избавиться при первой возможности от доспехов, - с горечью в душе подумал неудачливый полководец.
   Спустя, примерно, через час, он оглянулся назад. Там, вдалеке над полем боя вздымались к небу столбы дыма. В этом Фархад узрел для себя хорошую сторону.
  - Кипчаки предают тела своих погибших огню и справляют тризну. Следовательно, они не скоро начнут прочесывать степь в поисках уцелевших беглецов.
  Фархад остановил коня и спешился. Он еще никак не мог привыкнуть к мысле, что по его вине, так глупо погибло целое войско. Отпустив коня, Фархад дал ему немного отдохнуть и попастись, а сам, в это время, попытался собраться с мыслями:
  - О затяжном броске через степь, к Семендеру, не может быть и речи. Нужно чтобы конь выдержал весь путь, а это, дня три-четыре езды.
   Он стал расстегивать застежки расположенные по бокам доспехов, пытаясь избавиться от них. Сразу это не получилось, кольчуга никак не хотела сниматься. Тогда Фархад решил отстегнуть сначала кольчужную юбку, крепящуюся снизу к кольчуге и стянуть с себя кожаные с железным плетением штаны. Избавившись от доспехов, он свалил их в одну кучу в траву, с сожалением подумав при этом:
  - Вот повезет какому-то счастливчику. Эти доспехи стоят целого состояния. Нашедший их кипчак, под старость, сидя у огня долгими зимними вечерами, наверное, с гордостью будет рассказывать своим внукам о том, как сразил в бою персидского аристократа.
   Стало холодать. Очень хотелось есть и пить. На осеннюю степь спускались сумерки.
  - Очень жаль, что нет теплого халата, - с сожалением подумал Фархад и, стукнув себя рукой по лбу, смачно выругался, сетуя при этом на свою несообразительность. - Какой же я идиот! По бокам конька висели подсумки, а в них может быть все, что угодно!
  Фархад Абу-Салим осторожно подошел к своему коню. Тот дернул ушами и насторожился.
  - Еще не хватало, чтобы я гонялся за тобой по степи, - подумал Фархад и осторожно, протягивая руку вперед, ухватил его за узду.
  Сняв и развязав подсумки, он высыпал содержимое на землю.
  - Видимо твой бывший хозяин был неприхотлив, - обращаясь к коню, с разочарованием в голосе, произнес Фархад, рассматривая имущество, доставшееся ему в наследство.
   Куски металла, маленькая наковальня, молоток, несколько подков и кучка гвоздей и кроме всего прочего несколько полосок сушеной баранины и небольшой мешочек с овсом.
  - Не густо! По всему выходит, что бывший хозяин был походным кузнецом, - про себя подумал он, оторвал зубами кусок от полоски мяса и стал тщательно пережевывать. - Овес я оставлю на потом если совсем будет нечего есть, - с отвращением подумал наместник. - Нужно как можно подальше уйти за ночь от места сражения.
  С трудом, проглотив так и не пережеванное жесткое мясо, он взгромоздился на своего конька и продолжил путь.
  
  
  
  ГЛАВА 20.
  
  
  
   - Что-то неспокойно как-то вокруг, - тихо пробормотал себе под нос молодой стражник и глубоко вдохнул в себя прохладный ночной воздух.
  С моря дул противный сырой ветер, холодный лунный свет отражался от влажных булыжников, которыми был застелен внутренний двор Анжи-крепости. Беспокойные серые тучи причудливых форм неслись по черному небу, иногда закрывая собой ночное светило. Напуганный стражник прильнул спиной к стене одной из обширных внутренних построек крепости и стал пристально вглядываться во мглу.
  - Не бойся, - как можно тверже, говорил он сам себе, а затем почувствовал, как кровь на мгновение застыла в жилах и отхлынула от сердца.
   Рядом раздался какой-то невнятный шепот. Стражник вздрогнул и бросил тревожный взгляд на крайний угол конюшни. Ему показалось в этот момент, что там, за углом, на расстоянии брошенного камня, промелькнула какая-то странная тень. Раздумывая по поводу того, чтобы это могло быть, воин, пересилив страх, шагнул в сторону конюшни.
  - Странно. Я только что прошел там и ничего не заметил. Конюшня наместника практически пуста, повелитель отсутствует в городе. Там внутри всего несколько лошадей, принадлежащих достопочтимому Темиш-паше, кому это понадобилось в такую дрянную погоду, да еще и ночью лезть в конюшню? Должно быть, мне все это привиделось, - кусая губы, про себя подумал он.
   Черная тень выскочила из-за угла и стала быстро приближаться к нему. Широкий черный плащ развивался под порывами ветра. От страха и неожиданности стражник замер на месте, неловко стукнув по камню древком своей алебарды. Темная фигура стремительно рванулась к нему. Стражник поднял оружие и сдавленным от страха голосом выкрикнул:
  - Стой!
  В этот момент плотное облако заслонило собой луну и приближающаяся фигура, словно растворилась в наступившей темноте. Шум шагов быстро приближался, отчего сердце стражника забилось еще быстрее. От испуга он поднял голову к верху и посмотрел на небо, тихо молясь, чтобы оно поскорее очистилось. Словно в ответ на его мольбу облака неожиданно разошлись, и серебряный лунный свет наполнил окружающее пространство. В проблеске его сияния стражник увидел перед собой человека и занесенный для удара острый кинжал...
   Это были его последние воспоминания. Последовал сильный удар в грудь и сдавленный стон. Какое-то мгновение он еще пытался устоять на ногах, но затем колени его подогнулись, и он замертво рухнул на мощенную камнем землю.
  - Зачем ты это сделал, Абдурахман? - тихо произнесла вторая тень, которая неожиданно вынырнула из мрака.
  Абдурахман покачал головой.
  - Он мог узнать меня и выдать, тогда наш план неминуемо сорвался бы.
  - Когда ночной караул станет обходить посты, то обязательно заметит исчезновение стражника?
  - Не переживай, Завулон. Кому нужна пустая конюшня. Скорее всего, его поставили здесь по чьей-то глупости. Старший вестник уверял меня, что конюшня пуста и охрана тут непредусмотренна.
  - Давай затащим его тело в конюшню и завалим сеном?
  - Ты прав, так будет лучше.
   Стражник лежал на земле совершенно неподвижно, глаза его, наполненные предсмертным ужасом, были широко раскрыты и смотрели на людей, отчего со стороны казалось, что он еще жив. Некоторое время тени рассматривали распростертое у их ног тело, но затем, Абдурахман подхватил его под ноги и поволок за угол.
   Конюшня наместника была действительно пуста, если не считать нескольких лошадей. Почувствовав непрошенных ночных гостей, черный жеребец, стоящий в стойле у входа, испуганно заржал. Завулон крадучись подошел к коню. В кожаной суме, притороченной к поясу, у него лежал, заранее припасенный, сушеный изюм. Мудрец предвидел, что на конюшне, возможно, возникнет незапланированное обстоятельство, и был готов к этому.
   Жеребец смерил непрошенного гостя настороженным взглядом, затем, решив, что ему ничего не угрожает, опустил голову и продолжил жевать сухое сено.
  - Это тебе, красавец, - вкрадчиво произнес мудрец, протягивая ему горсть изюма.
  Конь всхрапнул и с подозрением посмотрел на Завулона.
  - Ну, что же ты, бери! - мудрец поднес лакомство к самой морде жеребца.
  Конь понюхал изюм, радостно фыркнул и взял угощение шершавым языком. Мудрец ласково погладил животное:
  - Я вижу, Темиш-паша понимает толк в лошадях?
  Абдурахман тихо рассмеялся:
  - К великому сожалению, это единственное достоинство нашего уважаемого Темиша.
   В ожидании назначенной встречи с главным казначеем, люди замолчали. Во внутреннем пространстве конюшни повисла тишина, которая иногда нарушалась фырканьем лошадей. Завулон улегся на солому и стал размышлять, восстанавливая в памяти картину минувших последних дней:
  - Очень жаль, что не получилось прибыть в Семендер, до того как Фархад ушел из города со своим войском. Интересно, каков будет исход битвы? - Мудрец порылся в памяти, пытаясь восстановить ход исторических событий, которые должны были произойти в ближайшее время, но ответа на заданный вопрос так и не нашел. Память молчала, и будущее было покрыто густым туманом. - Какой же я глупец! - про себя воскликнул Завулон.- Ведь синхронизатор времени для того и находится здесь, чтобы восстановить правдивую цепь исторических событий. Люди будущего практически ничего не знают об этом временном отрезке, смысл моей миссии и заключается в том, чтобы донести эти знания людям. - Завулон глубоко вздохнул. - По-моему я слишком вжился в роль мудреца и стал забывать прошлое. Сейчас самое время поразмыслить над тем, что делать дальше и как заполучить "Око кагана". Что я имею на сегодняшний день? Вариант номер один: это снова попытаться получить кристалл из рук Фархада путем его выкупа. Первая попытка закончилась неудачей, и я едва унес ноги. Как говорится, на ошибках учатся, поэтому в этот раз посредником в сделке выступит Низами-Оглы, только вот опять незадача, Фархад Абу-Салим отсутствует в Семендере и вернется ли назад живым, неизвестно. На этот случай у меня припасен второй вариант: выкрасть камень из хранилища Фархада при помощи проходимца Абдурахмана. Четвертые сутки в ожидании я сижу в Семендере. Сердцем чувствую, что нельзя доверять Абдурахману, но надо отдать ему должное, ради золота он способен на все. Интересно, удастся ли мне купить его преданность? У Фархад Абу-Салима это не очень-то получилось. - Завулон невольно заулыбался, вспоминая фрагменты из первого знакомства с бывшим векилем. - Хорошо, допустим, я отдам Абдурахману обещанные три тысячи золотых и завладею "Звездой Хазарии" и что тогда? Как я вернусь обратно в Академию? Действует ли еще моя звезда Давида? Возможно побывав в нескольких чужих руках, амулет утратил свою силу и не сможет открыть временной портал? Тогда мне придется остаться здесь, в ожидании того момента, когда кто-то другой явится за ним из Академии, вот только когда это случиться?
   Зеленая липкая тоска заполнила собой в этот момент душу Завулона. Иудейский мудрец с радостью готов был отдать все богатства мира за обладание "Оком кагана", но получить заветный кристалл было не так-то просто.
  - В конце концов, по-моему, стоит рискнуть. Если Абдурахман попытается меня обмануть, то я просто уничтожу его...
   Тучи снова сомкнулись над ночным светилом. Окруженная высокими стенами Анжи-крепость, потонула в ночной мгле. Но все же зоркому глазу можно было разглядеть, как от дворцового комплекса отделилась темная фигура и быстрой тенью метнулась через двор, пропав меж приземистых строений хозяйственных построек, ютившихся вплотную к стенам крепости. Через некоторое время она возникла у входа в конюшню.
   Усталый и разбитый напряжением последних дней, прячась за кучей сена, Абдурахман пристально вглядывался в ночную тьму. Он вздрогнул, когда раздался тихий, осторожный свист. Он ждал его и все же не осмелился отозваться сразу и, преодолевая страх, стал внимательнее прислушиваться к окружающей тишине. Легкий свист послышался снова. Завулон толкнул Абдурахмана локтем в бок:
  - Не слышишь что ли?
  - Да погоди, ты, - тихо прошептал тот и издал ответный свист.
  Дверь в конюшню отворилась, и темная фигура скользнула внутрь.
  - Абдурахман, ты здесь?
  Бывший векиль узнал голос казначея и приподнялся на соломе.
  - Наконец-то, Рошиван! Ну, как там? Узнал что-нибудь? Мы тебя уже заждались.
  - Рад видеть тебя живым и здоровым, но кто это с тобой? Мы так не договаривались.
  - Успокойся! Это тот человек, который обещал заплатить хороший выкуп за камень, украшающий рукоять кинжала наместника. Разве тебе не передал мою просьбу старший вестник?
  Казначей опустился рядом на кучу соломы. Со стороны казалось, что он упорно что-то обдумывал.
  - Неужто ты не узнал где он лежит? - выжидающе спросил Абдурахман.
  - Кинжал находится в хранилище, - подавленно ответил Рошиван, - только вот ключи от всех дверей находятся у Темиш-паши. Хитер он чрезмерно, никому не доверяет. Если узнает, что я задумал, головы мне не сносить.
  - А, по-твоему, я не рискую? Если прознают, что я нахожусь в Семендере, меня ждет ужасная неминуемая смерть. Однако, количество золотых монет, которые готов заплатить этот человек, - Абдурахман указал рукой на Завулона, - столь велико, что ради них стоит рискнуть головой. Фархад Абу-Салим слишком жаден, столько золота ты никогда не заработаешь за всю свою жизнь и еще не известно, что завтра будет с Семендером, если наше войско потерпит поражение от кочевников. Решайся, Рошиван, я думаю, стоит рискнуть. Как только ты сделаешь это, грузи свою семью в лодку и уходи морем в Персию. Золотые монеты, полученные в награду, будут служить хорошим утешением за потерю места казначея в Семендере.
  - Твоя, правда, Абдурахман. Если кочевники разобьют Фархада, то мне здесь делать больше нечего. Пожалуй, я соглашусь на твое предложение. Как только я раздобуду камень, где я вас смогу найти?
  - На базарной площади есть чайхана, как только ты скажешь ее хозяину, старому Исааку, что камень у тебя, мы сами тебя найдем.
  - Да, я забыл спросить, как ты, попал в крепость?
  Абдурахман ехидно рассмеялся:
  - Ты забыл мой дорогой Рошиван, что я несколько лет был здесь векилем. Я знаю то, что неведомо ни тебе, ни дворцовой страже. Древние стены Анжи-крепости хранят множество тайн, но хватит пустых разговоров. Нам пора. Ты же знаешь, что мне нельзя появляться в городе на людях. Пока не наступил рассвет, мы должны раствориться в Семендере.
  - Если так, то не стану вас больше задерживать. До встречи, Абдурахман!
  
  ******
  
   По направлению к Семендеру, рассеянные по степи, уходили, бежавшие с поля боя всадники, которые перемещались либо в одиночку, либо мелкими группами. Это были беглецы, которым повезло выбраться живыми из кольца окружения, замкнутого кочевниками вокруг персидского войска. Некоторое время, Фархад Абу-Салим размышлял над тем, а не присоединиться ли ему к одной из таких групп, но стыд и врожденная надменная гордость не позволяли наместнику воссоединиться со своими людьми. Во избежание позора, он решил идти один, утешая себя по дороге тем, что придумывал различные оправдания, дабы усыпить терзавшую душу совесть:
  - Скорость передвижения в группе будет ограниченна из-за раненых. Нужно как можно быстрее прибыть в Семендер и организовать достойную оборону города.
   С наступлением темноты, Фархад Абу-Салим больше не видел своих бывших воинов. Он избрал дорогу отличную от того маршрута, по которому персидское войско шло к своей гибели.
  - Гоняясь за группами, кипчаки вряд ли обратят внимание на всадника одиночку, - утешал он себя в этот момент.
  Ночь была холодной и сырой, однако Фархад упорно шел вперед, останавливаясь лишь для того, чтобы дать своему коньку кратковременный отдых. Под утро конь совсем выбился из сил и тогда Фархад понял, что если он не побережет своего коня, то весь оставшийся путь он проделает пешком. Он спешился:
  - Останавливаться нельзя. Наверняка кипчаки организовали погоню. В отличие от меня у них свежие лошади. Нужно идти. Если удастся отыскать поросший кустарником овраг, то сделаю привал, нужно отдохнуть и мне и коню, немного сна пойдет только на пользу.
   Подхватив конька под узду, Фархад Абу-Салим упорно направился вперед. Меряя шагом степь и ведя за собой своего конька, он прошел так почти целый день, иногда проезжая верхом не большие расстояния, чтобы дать отдых натруженным ногам. Фархад не привык ходить так долго пешком. Ноги гудели от усталости, в животе урчало от голода, невыносимо хотелось спать. И все же, страх подгонял его вперед и заставлял продолжать движение. В конце концов, он совсем выбился из сил, впереди, всего в двух верстах замаячили заросли кустарника. Фархад остановился и осмотрелся вокруг:
  - Нужно побыстрее миновать пагубное поле. Там, скорее всего, берег какой-то речушки поросший густым кустарником. Напою коня и сделаю привал.
   Добравшись до берега реки, он решил заночевать здесь и дать своему коню отдых до утра. Напоив и привязав степного жеребца к самому большому кусту, он обтер его пучком сухой травы. День подошел к концу.
  - Ну, что же, самое время подумать и о себе, - про себя решил он.
  Фархад вытащил из подсумка кусок сушеной баранины и засунул себе в рот. Запаса мяса было совсем мало:
  - Разделю его на две половины, одну съем сейчас, другую оставлю на завтра.
  Голод не покидал Фархада, но резервный запас он не рискнул тронуть.
  - В подсумке есть овес, - осенила его разум голодная мысль.
  Зачерпнув из мешочка горсть зерна, он с жадностью запихнул его себе в рот и, пытаясь подавить отвращение, стал тщательно пережевывать. Кое-как проглотив и запив мутной водой из речушки, Фархад Абу-Салим снова запустил руку в мешок. Утолив, наконец, голод, он улегся под куст и тут же провалился в сон.
   Свернувшись клубком, словно дикий загнанный зверь, он провел самую отвратительную, беспокойную и скверную ночь в своей жизни. Фархад несколько раз просыпался и в холодном поту хватался за обнаженную саблю. Шум ветра в кронах кустарника, крики ночных птиц или всплески рыбы в реке, заставляли его вновь и вновь вскакивать на ноги. Кое-как дотянув до рассвета, измотанный и так и не отдохнувший беглец, снова отправился в путь.
   Хотя ел Фархад очень бережливо, к середине второго дня мясо закончилось, да и овса оставалось горсти две или три. К голодному урчанию в животе постоянно примешивалось чувство тревоги. Угрызения совести, которые никак не оставляли, переполняли израненную душу, лишая сознание ее хозяина покоя. К исходу четвертого дня, Фархад достиг мутных берегов Сулака. Ему очень хотелось поскорее форсировать реку, однако он понимал, что мутные воды горной реки коварны и опасны. При нынешнем стечении обстоятельств, усталое состояние его тела не позволяло броситься сломя голову в холодный поток бурлящей воды. Скорее всего, он утонет, так и не достигнув противоположного берега. Пустить через реку конька и держаться за седло, он тоже не мог. Усталое изможденное животное было не в лучшем состоянии, чем человек.
   До наступления темноты он ехал вдоль берега, пытаясь отыскать место, где течение было бы помедленней. За очередным изгибом реки Фархаду показалось, что расстояние между берегами меньше обычного, да и течение было послабее. Он принял решение о привале. Насобирав сухого хвороста, он разжег небольшой костер и приготовился к ночлегу. Голод разбудил его еще до рассвета. Фархад встретил восход солнца, глядя на мутные воды Сулака. Оседлав своего коня, и спрятав одежду в подсумок, он пустил конька вперед и следом за ним вступил в обжигающе холодные воды Сулака.
   Солнце поднялось немного выше и разогнало предрассветный холод, когда Фархад достиг другого берега. Он поежился, холодная вода свела судорогой мышцы ног. Сделав несколько резких приседаний, наместник разогнал тем самым застывшую в жилах кровь и быстро оделся.
  - Теперь до Семендера уже не далеко. Кипчаки вряд ли зашли так глубоко вперед. Незачем теперь жалеть коня.
  Пустив своего жеребца рысью, Фархад быстро устремился на юго-восток, выжимая из своего степного конька максимальную скорость.
   Когда до Семендера оставалось подать рукой, дорогу в степи преградил конный отряд, верно стерегущий подступы к городу. Фархад как одержимый, замахал от радости руками. Трое воинов оторвались от отряда и, взяв на изготовку копья, галопом помчались к нему. В ужасе Фархад остановил своего конька:
  - О Аллах! - хрипло прошептал он. - Спастись от кипчаков, чтобы быть продырявленным своими воинами, не слишком уж много злой иронии в моей несчастной судьбе? - Стойте, я свой! - перешел на крик Фархад.
  Услышав родной язык, персидские воины подняли копья кверху и попридержали лошадей. Окружив Фархада, воины с недоверием взирали на несчастного беглеца.
  - Ты кто таков? - выдавил из себя один из них.
  - Я, Фархад Абу-Салим, наместник Абескунской низменности, ваш повелитель и хозяин этих земель!
  Воины в недоумении переглянулись. Тот, кто говорил первым, снова задал вопрос:
  - Ты наш повелитель?
  Воины громко рассмеялись.
  - Наш повелитель сейчас находится со своим доблестным войском и готовится дать отпор кипчакам, которые наглым образом вторглись в наши земли. Можешь не говорить, мы и так знаем кто ты такой, ты кипчак-разведчик, пытающийся выведать секреты обороны нашего города.
  Воин обнажил саблю, а двое других угрожающе направили наконечники копий в грудь Фархаду:
  - Сдай оружие, ты арестован! В башне Альгамбра ты расскажешь всю правду!
  - О Аллах, вразуми этих глупцов! - так искренне взмолился Фархад, что черствые сердца наемников дрогнули. - Разве вы не видите, что я действительно ваш повелитель?
  - Ага, да еще на степной лошадке, - по-прежнему, с сомнением произнес начальник вооруженного конного отряда.
  - Наше войско потерпело поражение. Те, кто уцелел в битве, бежали с поля боя.
  Персы вновь переглянулись.
  - Неужели погибли все? - задал вопрос один из тех, кто до сих пор молчал.
  В его словах отчетливо читался немой вопрос: - Тогда как же ты уцелел? Наш повелитель трус, он первым бросил свое войско.
  - Повелитель ты наш или нет, пусть разбираются в Анжи-крепости. Ты извини нас, у нас приказ, не пропускать подозрительных лиц в город. Мы простые наемники, наше дело выполнять приказы. Я дам тебе двух воинов, они сопроводят тебя в Анжи-крепость.
   В сопровождении охраны, Фархад направился к Семендеру.
  - Эй, смотри не переходи на рысь, а не то...
  Грозный окрик воина был более чем убедителен. Как бы не хотелось Фархаду побыстрее добраться до Анжи-крепости и скрыться от стыда за ее высокими стенами, он все же вынужден был попридержать коня. Урчание в пустом желудке заглушали все остальные чувства. В конце концов, не выдержав пытки голодом, он обратился с просьбой к одному из воинов:
  - Уважаемый, не поделитесь ли вы со мной куском хлеба?
  Охрана захохотала:
  - Много здесь, таких как ты, бродит в окрестностях Семендера. У самих ничего нету. У нынешнего правителя Семендера, Темиш-паши, снега зимой не выпросишь. Обоз с провиантом двое суток как не приходит, сами впроголодь живем.
  Слова наемника глубоко поразили Фархада. Почувствовав на своей шкуре всю тяжесть военной службы, он глубоко задумался. Сглотнув подступивший к горлу голодный ком, он умолк. Но воины все же сжалились над страждущим, один из них порылся в седельной сумке, вытащил на свет кусок черствой, заплесневелой лепешки и протянул ее наместнику.
   Лепешка была такой сухой, что можно было сломать зубы, однако Фархаду не было до этого дела. Лишь память о том, что он является законным правителем этих земель, помешала ему проглотить ее целиком. Он через силу заставил себя есть медленно, с достоинством, как подобает персидскому аристократу. Покончив с едой, он величественно произнес:
  - Я твой должник, о великодушный воин! Позволь узнать твое имя? Если у тебя возникнет в чем-то нужда, приходи в Анжи-крепость, и я удовлетворю ее.
  - Мое имя тебе знать незачем. Чего доброго, под пытками в башне Альгамбре, ты еще оговоришь меня в чем-нибудь. У нашего повелителя знатные палачи. Они истинные мастера своего дела. Я правоверный мусульманин и рад, что сделал доброе дело. Да хранит тебя Аллах!
  - Скоро помощь Всевышнего потребуется нам всем, - вмешался в разговор второй воин, - через несколько дней кипчаки обрушатся на нас всей ордой и вряд ли у нас хватит сил защитить город.
  Наместнику очень хотелось возразить ему, но он попросту не смог.
   Фархад Абу-Салим въехал в город усталый, грязный и оборванный. Там, впереди, на живописном холме у самого берега моря, расположилась Анжи-крепость. Его конь настороженно фыркал, ступая по узким извилистым улочкам города. Он просто не привык к плотно стоящим домам и от этого ошалело вращал головой в разные стороны. Фархад покрепче ухватился за узду и сильнее сжал коленями бока животного:
  - Хватит с меня того позора, который я вынужден терпеть, двигаясь по своему городу грязным и оборванным, еще не хватало того, чтобы этот степной недоносок со страху понес меня по улице и сбросил бы в какую-нибудь грязную вонючую лужу, на потеху публике.
  В душе наместник Абескунской низменности был благодарен за все своему коньку, ему еще не доводилось в жизни встречать лошадь, обладающую такой выносливостью, но ехать на ней по городу для самолюбия Фархада было равносильно тому, как с прекрасного арабского скакуна пересесть на спину осла.
   Некоторые люди узнали его на базарной площади, которую в этот момент он пересекал с конвоем, и показывали на него пальцем, другие подбегали к страже, пытаясь узнать, что же случилось с персидским войском. Из всего этого, Фархад Абу-Салим сделал заключение, что вести из степи о масштабности разгрома в полном объеме еще не дошли до Семендера. Медленно двигаясь вперед, воины плетьми отгоняли самых настойчивых, Фархад упорно молчал.
   Ворота крепости были закрыты. Признав наместника, часовые издали радостный крик. На этот крик начали сбегаться люди. Ворота широко распахнулись, и Фархад Абу-Салим въехал в Анжи-крепость. Запыхавшийся Темиш-паша бежал к наместнику сломя голову. Руки и губы блестели от жира.
  - Должно быть, ест вкусный плов из баранины, - промелькнуло в мозгу у Фархада. - И почему я не назначил хакан-беком его вместо себя? С каким удовольствием я снес бы ему голову!
  - Где войско? Где твой конь, Фархад? Неужели все закончилось так быстро?
  Наместник опустил голову, он хотел двинуться вперед, но не мог. Чиновники и дворцовая челядь обступили его со всех сторон. У всех на устах читался немой вопрос:
  - Что случилось? Почему ты один?
  Поняв все, толпа издала жуткий вопль. Словно получив удар по лицу, Фархад Абу-Салим сделал шаг назад. Свершившиеся несчастье еще полностью не уложилось в сознании людей, однако, это событие произошло и это был неоспоримый факт. Фархад Абу-Салим взял себя в руки и направился в сторону своих покоев...
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 21.
  
  
  
   У подножья гор, там, где равнина плавно убегала к берегам Абескунского моря, чернели выжженные кустарники и деревья. Не успевшие сгореть в пожаре высохшие травы, вяло висели по стремнинам. Там, где море подходило к самым горам, уже виднелись очертания Семендера. Спускались сумерки, и Кара-Кумуч предложил своему войску расположиться станом.
  - Необходим отдых и воинам и лошадям, потом опасно ночью подходить к городу. Персы иногда плохо шутят, особенно если Семендер охраняет сильный и хорошо вооруженный гарнизон. Нельзя доверять тишине. Наверное, на зубчатых площадках стен уже кипят котлы с жиром и черным земляным маслом, а лучники на башнях держат наготове стрелы смазанные ядом.
  - Удостой меня ответом, благородный Кара-Кумуч, кипящий жир и земляное масло потеряют днем свою силу? Или яд с наконечников стрел испарится от дневного света?
  Кара-Кумуч рассмеялся:
  - Мудрый Урус хан, о дне я еще не говорил, но лучше хитростью открыть врата Семендера. До утра подумаю и тебя прошу посветить ночное время этим мыслям. А утром, на совете, порешим, как поставить раненного персидского льва на колени.
   Ханы и сотники разошлись по своим шатрам, а Кара-Кумуч поднялся на вершину небольшого холма и долго смотрел на темнеющий Семендер. Вдали, там, где горы спускались к морю, вырисовывались величественные зубчатые стены Семендера. Проход вдоль берега моря отсутствовал, его перекрывал город-крепость. Сверху, угрюмые скалы преграждали путь, которые тянулись к северу и югу от города. Прозрачные облака, словно торговые караваны, спускались с высокой горы, приближались к башням города и отдыхали после утомительного пути. На вершине горы мерцали огоньки. Над окутанным туманом скалистым выступом, поросшим густым кустарником, уютно расположилось небольшое селение. Настороженная тишина висела над этой котловиной, и только свежий ветер, порывами налетавший время от времени со стороны Абескунского моря уносил с собой дым сигнальных костров.
   С волнением взирал молодой хан на Семендер. Неожиданно в памяти всплыло пророчество кама Берке. Но не прошлое притягивало внимание Кара-Кумуча, в этот момент он глядел в будущее, он жаждал подвигов:
  - Пока бьется сердце, человек жив, пока цело народное единство и самосознание народной гордости, жив и процветает народ! Я знаю, что такое народная гордость и умею ценить это чувство. Позор и слава часто тесно переплетены друг с другом, и поэтому, чего бы мне не стоило, я овладею этой крепостью и утвержу власть моего народа над этой землей!
   Когда совсем стемнело, Кара-Кумуч дал распоряжение сотнику своей личной охраны:
  - Возьми несколько человек и осторожно пройдись вокруг города. Пошли людей к селению на вершине горы, пусть посмотрят и проведают, что там творится. К утру я тебя жду. Как вернешься, прямо ко мне в шатер.
  Сотник недовольно поджал плечами, но не решился возразить хану. Резко развернувшись, он отправился выполнять приказ и вскоре, три конных группы по три всадника, незаметно покинули стан и растворились в темноте.
   С наступлением утра половецкий стан пришел в движение. Охватив с севера полумесяцем Семендер, воины Кара-Кумуча штурмом взяли селение на вершине горы. Перебросив часть своих войск на южную сторону, половецкое войско закончило маневр, взяло город в плотное кольцо окружения и начало подготовку к планомерной осаде.
  
  ******
  
   Идти одному к стенам осажденного города, Кара-Кумуч не боялся. Напротив, взбешенный тем недоверием и страхом сотников и старейшин, которые высказывались на совете за то, чтобы снять осаду с города, взять хорошую дань и расположиться на завоеванных землях к северу от Семендера, Кара-Кумучу хотелось сейчас кого-то убить, но в руках находился только белый переговорный флаг и полное отсутствие оружия. В это время, на крепостной стене находился другой человек, эмоции которого были направлены в то же русло. Фархад Абу-Салима в этот момент обуревало жгучее желание задушить кого-нибудь собственными руками, и не просто кого попало, а именно предводителя ненавистного войска противника.
  - Так значит это ты, вонючий степной шакал, привел за собой эту паршивую свору? - в негодовании, брызжа слюной, кричал со стены Фархад Абу-Салим. - Тебе никогда не взять Семендер, с голоду подохнете у его стен. Убирайся прочь обратно в свою степь, ишачий сын. Знай же, что я уже вырубил и установил для тебя хороший и толстый дубовый кол, а вся твоя голодная свора, после того как я разобью ее, пойдет на рабский помост, а всех ваших жен и дочерей я раздарю своим воинам или продам по борделям, чтобы в минуту потехи желающие могли насладиться ими сполна и утолить все свои низменные желания.
  - Хватит плеваться со стены слюной, Фархад Абу-Салим. Ты уже не ядовитый змей. Там, в степи я хорошо наступил тебе на хвост. Сейчас ты больше напоминаешь мне старого беззубого верблюда, которого хозяин за ненадобностью ведет на убой ради того, чтобы выручить за его плешивую шкуру несколько мелких монет. Однако давай оставим словесную перепалку, я не за этим пришел сюда под эти стены. У меня есть для тебя предложение, Фархад.
  - Не искушай меня. Говори быстрее, чего хочешь? Иначе я прикажу нашпиговать тебя стрелами.
  - Я предлагаю тебе сдать город на почетных условиях. Взамен я разрешаю тебе и твоим людям убраться туда, куда душа пожелает со всем своим барахлом, которое вы только сможете унести?
  - Да как ты только посмел предложить мне такое, сын неразумного Аждахи? Клянусь, как только я доберусь до тебя, то первым делом вырву твой поганый язык, а потом уже посажу на кол!
  - Тогда я возьму город силой и предам его грабежу. Подумай, Фархад, что станет тогда с твоими людьми?
  - Ха, ха, ха, - громко и искренне рассмеялся наместник Абескунской низменности, - город неприступен. Посмотрим, как запоешь, когда сюда придет персидский флот, который привезет свежих воинов.
  - Ха! - настал черед Кара-Кумуча усмехнуться, - уж, не про тех ли храбрецов говоришь ты Фархад, которых мы разбили в пути, кстати, говорят, ты командовал этим войском? Те из твоих воинов, которые остались в живых, сейчас чистят и пасут наших лошадей и вообще, выполняют все грязные работы. По правде сказать, я удивлен выносливости твоих сородичей, другие рабы дохнут от тяжелых работ как мухи, а эти, сколько не бей, а все равно живучи и выносливы. Мы будем только рады, если к тебе придет пополнение, а то по ночам жутко холодно, а собирать по степи кизяк, дело унизительное для настоящего мужчины.
  - Пошел прочь отсюда, пес шелудивый!
  - Ты сказал свое слово, теперь выслушай мое, - ненависть и негодование заполнили душу Кара-Кумуча, - клянусь, я возьму силой твой поганый город, и тогда, не жди от меня пощады. Тебя лично, живым или мертвым, я посажу голым задом на тот самый кол, который ты выстругал для меня. Я вырежу весь твой род и тогда, твои предки проклянут тебя с того света за твое ослиное упрямство!
  Кара-Кумуч переломил пополам древко белого флага, поднял коня на дыбы и помчался галопом к лагерю.
   Старейшины, сотники и ханы с нетерпением ждали возвращения Кара-Кумуча. Обсуждался только один вопрос: порядок отступления от стен Семендера. Вернувшегося с переговоров предводителя войска встретили настороженно.
  - И что, он отказался? - без предисловий, с уверенностью в голосе, задал свой вопрос мудрый Ата хан.
  - Да!
  - Будем снимать осаду?
  - Нет. Мы останемся и возьмем Семендер приступом, - с железной уверенностью произнес Кара-Кумуч.
  - Ты в своем уме? Я считал тебя более разумным?
  - Предсказание Берке и воля Тэнгри должны свершиться, отец!
  - Но мы же не брали с собой осадной обоз, мы не можем штурмовать город, мы потеряем слишком много людей?
  - Не спорю, но с тяжелым обозом мы не смогли бы двигаться слишком быстро.
  - Ну, хорошо. Допустим, я согласен с тобой, а теперь посмотри в глаза здесь собравшимся и ответь, как ты собираешься штурмовать стены?
  Одобрительные восклицания со всех сторон поддержали речь Ата хана. В душе Кара-Кумуч понимал, что взять силой город неимоверно сложно, но нарушить данное Фархад Абу-Салиму слово было выше его сил, тем более что было задето самолюбие молодого хана.
  - Положить под стенами своих лучших воинов и так и не взять город? Как я буду смотреть в глаза их детям? Нет, выход обязательно должен быть! - в этот миг, промелькнуло в мозгу.
  Кара-Кумуч мучительно задумался:
  - В принципе отец прав. Штурм стен без осадных орудий и колесных башен не мыслим. Можно заготовить примитивные лестницы и с ними пойти на приступ, но тогда нам не избежать больших потерь. Нет... Выход просто обязан быть! Держать осаду вокруг Семендера можно до бесконечности долго, доступ продовольствия с берега моря мне никак не перекрыть.
  Внезапно в голову пришла подлая мысль:
  - Пусть будет так. Победителей не судят, но сначала нужно все хорошо взвесить!
  - Уходить нельзя. Нужно обязательно брать город! - обеспокоенный происходящим, поддержал Кара-Кумуча Урус хан. - Я могу построить на месте осадные машины, но для этого мне потребуется некоторое время.
  - Я полностью согласен с Ата ханом. На стены не влезть, я не сторонник невозможных планов. К сожалению, нужно уходить, - вмешался в разговор Мурта хан.
  - Мы тоже так считаем, погибнут сотни, а может тысячи, - почувствовав поддержку, высказывались старейшины и сотники.
  - Подождите, не нужно лишних споров, - хитро улыбаясь, произнес Кара-Кумуч. - Отец, я прошу всего лишь два часа. К концу этого срока я либо предложу вариант штурма города, либо соглашусь с вашим мнением и тогда начнем отход.
  - Пусть будет по-твоему, Кара-Кумуч, надеюсь, ты знаешь, что говоришь, - голосом, не терпящим возражений, произнес мудрый хан. - Все свободны. Когда солнце начнет клониться от зенита к закату, жду всех здесь на этом месте...
  
  ******
  
   Каменные лачуги селения черны. Каждая из них окружена пустым фруктовым садом и запрятана в каменную ограду. Улиц в селении нет, есть только узкие извилистые проходы между оградами, такие узкие, что в них едва могут разойтись два ишака. Холодный ветер с гор завывает и кружит. Жителей не видно. Кому охота выбираться на такой ветер, да и что делать там, когда чужие воины с севера пришли на эту землю и взяли в плотное кольцо осады город, расположенный у подножья горы. Люди в страхе забились по своим жилищам и ждут, что же будет дальше с Семендером. Выходить наружу без особой нужды опасно, чего доброго вполне можно оказаться на рабском помосте.
   Пламя в очаге погасло, нет хвороста, чтобы поддерживать огонь постоянно. Жители селения по очереди держат негасимый источник тепла. Гуль-Бике схватила глиняную чашку и выбежала из дому. Через некоторое время она вернулась обратно, прижимая горячую чашу к животу. Осторожно хватая пальцами раздобытые у соседа горячие угли, она выкладывает их в очаг на заранее приготовленные куски сухого кизяка. Девочка прикрывает раскаленные угли руками, старательно дует на них, до тех пор, пока едкий синеватый дум полностью не окутывает ее голову. Глаза слезятся, Гуль-Бике вытирает слезы руками, размазывая грязь по лицу. Маленький братец, не обращая внимания на происходящее, беззаботно играет сам с собой на грязном глиняном полу в бараньи альчики.
  - Смотри, чтоб огонь не потух! - строго говорит ему Гуль-Бике, - я скоро вернусь, я за хворостом.
   Холодный ветер дует прямо в разгоряченное лицо. Гуль-Бике быстро бежит по селению, перепрыгивая босыми ногами с камня на камень, и размышляет по пути:
  - Где же взять хворост? Далеко уходить страшно, мачеха предупреждала, что вокруг рыщут чужеземные воины. Чего доброго еще накинут на шею невольничью петлю и уволокут за собой.
  Селение уже далеко позади. Горный ручей весело бежит по ущелью, русло которого усеяно мелкими обломками скал. Кое-где в колючем кустарнике торчат сухие ветви, но их мало. Гуль-Бике осторожно, чтобы не поранить руки, ломает их и бросает прямо на тропинку:
  - Соберу все на обратном пути.
  Хвороста нужно много, чтоб хватило на пару дней, чтоб не пришлось больше выходить из дому.
   Гуль-Бике обходит нависающий утес, за которым открываются густые заросли боярышника. Прошлогодняя колючка больно впивается в ногу. Девчушка садится прямо на землю, вытаскивает из ноги колючку, размазывает кровь, а сама глазами уже рыщет по кронам деревьев:
  - С каждым днем все дальше и дальше приходится ходить за карагачем. Скоро, наверное, придется подниматься на вершину горы, там, на плато его конечно много, но пока туда дойдешь, замерзнешь совсем.
  Быстро, с остервенением, девчонка ломала сухие ветви. Она уже тряслась от холода, руки совсем закоченели. Прижимая охапку к груди, Гуль-Бике побежала назад по знакомой тропинке, подбирая на ходу заготовленные сухие ветки. Девочке одиннадцать лет, но она уже научилась думать наперед:
  - Теперь хвороста хватит на пару дней, скорее домой.
   Гуль-Бике бросает собранные дрова у очага и садится у огня, протягивая по очереди, озябшие то руки, то ноги. Понемногу тело наполняется теплом, и девчушка перестает дрожать. Она беспечно смотрит на горящий в очаге огонь, но голод уже сводит низ живота.
  - Нужно поставить на огонь котел. От огня приятно веет теплом. Он отгоняет холод, который проникает сквозь щели между камнями, из которых сложены стены жилища, но, к сожалению нужно вставать.
  Гуль-Бике встала на ноги и бросила настороженный взгляд на кувшин. Маленькие слезинки, словно капельки росы, навернулись в уголках ее карих глаз. Кувшин был пуст.
  - Снова придется идти на холод, - тяжело вздохнула она и вышла за дверь.
   С приходом дождей, всю осень камни падали с той гигантской насыпи, что высилась над селением. Правда эти камни смешались с раскисшей землей и навозом, уходя острыми краями в глубь грунта, но идти босиком было все равно больно. С площадки на площадку, цепляясь за выступы грубо сложенных стен, поднималась к сбегающему с вершины горы роднику Гуль-Бике. Всю дорогу она старалась не уронить большой глиняный кувшин, который она поочередно то ставила на голову, то прижимала к груди, крепко обнимая его еще детскими тоненькими ручками.
   Черные волосы Гуль-Бике свалялись и слиплись от грязи. Самой ей некогда их расчесывать, да и не чем. Старый костяной гребень есть только у мачехи, а она не позволяет его трогать. Вообще, мачеха не справедлива к ней. Своему сыну она иногда расчесывает волосы, а ей никогда. Гуль-Бике давно уже привыкла к предвзятому отношению к ней. Мачеха всегда кричит на нее за малейшую провинность, а иной раз, так отходит хворостиной, что на спине остаются кровавые рубцы. Девчушка ни капельки не удручалась по поводу грязных слипшихся волос:
  - Ничего страшного, придет лето, вода в роднике прогреется на солнышке и я смогу вымыть себе голову, - думала в этот момент она, поднимаясь к роднику.
  С гор дул пронизывающе холодный ветер, который протягивал насквозь холщовую рубаху Гуль-Бике. Ее грубое мешковатое платье походило больше на черепаший панцирь. Это платье мачеха справила в начале весны. Поначалу на ее шее и в области подмышек, от соприкосновения с грубыми необработанными краями, образовались раны, но чистый горный воздух был целителен, и вскоре, на их месте образовались рубцы, напоминающие чем-то мозоли.
   Гуль-Бике добралась, наконец, до родника. Встав на большой плоский камень, охваченный бурлящей пеной от ниспадающего потока воды, она наклонилась и подставила под струю кувшин. Через мгновение вода закипела у самого горлышка, едва не вырывая тяжелый сосуд из рук девчушки. С трудом она подняла его на плечо и отправилась в обратный путь.
  - Ветер, зачем ты дышишь мне в лицо? Зачем пронизываешь холодом мое тело? Когда же ты, наконец, разгонишь тучи и туман над нашим селением?
  Юная девушка совсем ничего не знала об устройстве существующего мира, но одно она знала, что когда туман рассеется и выглянет солнце, ходить за водой будет намного приятней.
   Кувшин был заполнен под самое горло. От невольного качания при ходьбе, студеная вода разбрызгивалась и текла на плечи. Зубы стучали от холода, но девчушка отважно спускалась вниз, стараясь не подскользнуться на скользких камнях. Двое вооруженных всадников преградили ей путь. От испуга, Гуль-Бике вскрикнула и выронила из рук кувшин. Падая на землю, он ударился о камни и разбился, обдавая хозяйку множеством ледяных брызг. Гуль-Бике замерла на месте, но незнакомцы не спешили накидывать рабскую веревку на шею.
  - Не бойся нас, мы не причиним тебе вреда, напротив, мы щедро наградим тебя, если расскажешь, где берешь воду?
  Девчушка взглянула на разбитые черепки у своих ног и на глаза навернулись слезы.
  - Держи, это тебе! - На землю упала мелкая серебряная монета. - Пусть она утешит твое горе. На нее ты сможешь купить два десятка таких кувшинов.
  Не выпуская из поля зрения незнакомцев, Гуль-Бике быстро наклонилась, подобрала монету и крепко зажала ее в кулачке.
  - Как тебя зовут?
  Голос говорившего был ласков и мягок. Страх исчез, девчушка расслабилась.
  - Гуль-Бике, господин.
  - Скажи, Гуль-Бике, много ли родников стекает с вашего селения вниз и куда течет вода?
  - Четыре, господин, а вода течет в город. В Семендере мало своей воды, поэтому, по специальным арыкам она поступает в город.
  - Значит в Семендере напряженно с водой, - обратился один воин к другому, - вероятней всего, там есть свои колодцы, но из-за близости моря вода в них не особо чиста и солена. Если внизу, по течению, сделать запруды на руслах родников, Семендер, скорее всего, начнет испытывать жажду, а если воду еще и отравить, то...
  - Ты прав, Урус хан, это прекрасный план. Мы вынудим Фархад Абу-Салима открыть ворота, однако нужно поспешить, солнце уже клонится к закату.
  - Это тебе, милый ребенок, - Кара-Кумуч бросил на землю несколько мелких монет, - после того как мы возьмем город, скажи отцу, чтобы обязательно купил тебе хорошее платье и удобную обувь.
  Развернув коней, всадники устремились назад.
  
  ******
  
   Верховный совет Тенглик, учрежденный мудрым Ата ханом еще до начала похода, полностью собрался в назначенное время. С минуты на минуту все ожидали появления Кара-Кумуча и Урус хана. Этот совет старый хан повелел создать для того, чтобы пресечь внутренние раздоры, которые могли бы возникнуть во время похода между членами трех родов. Своей главной задачей этот орган народного управления ставил цель в сплочении родов в единый народ, ибо как считал мудрый Ата хан, сила войска заключается в его единении.
   В шатре висело тревожное молчание, присутствующие терпеливо ждали, иногда переговариваясь шепотом между собой. Ата хан обвел присутствующих внимательным взглядом, будто пытаясь прочесть на их лицах интересующий его ответ: - Как поступить!
  - Ну, что. Время вышло. Пора принимать решение, - громко произнес он.
  Старейшины и сотники оживились, послышались их дружные голоса:
  - Что тут думать, нужно уходить из-под стен Семендера!
  У входа в шатер послышался шум, полог откинулся, и внутрь вошли Кара-Кумуч и Урус хан. Разговоры сразу оборвались.
  - Итак, ты обещал дать свой ответ, что ты придумал? - сходу обратился мудрый хан к сыну.
  - Мы останемся здесь и возьмем город!
  Собравшиеся недовольно зашумели.
  - Как ты собираешься штурмовать стены? - вновь задал вопрос Ата хан.
  - Стены здесь не причем, мы возьмем город другим способом.
  - Тогда объясни совету, что ты задумал?
  - Что самое главное при осаде хорошо подготовленного города? - ухмыляясь про себя, задал вопрос Кара-Кумуч.
  Перебивая друг друга, члены совета заголосили:
  - Пробить брешь в стене!
  - Прокопать тайный ход для неожиданной атаки!
  - Нейтрализовать вражеских лучников!
  - Пресечь доставку продовольствия в осажденный город!
  - Не спорю, то, что вы сейчас говорите очень важно, но это не самое главное.
  Дружный смех послужил ответом.
  - Что же ты тогда считаешь главным? - перебивая смех, хмуро спросил Ата хан.
  - Крепость стен города напрямую зависит от стойкости его защитников.
  - Но у Фархад Абу-Салима достаточно воинов для защиты города, а если учесть еще население Семендера, которое из-за боязни грабежа тоже встанет на стены, то все эти обстоятельства явно играют не в нашу пользу?
  - Ты в одном прав, отец, в Семендере слишком много лишних людей.
  - А в чем тогда ты видишь нашу пользу? Какой смысл тогда в твоих словах?
  - А что нужно любому человеку для существования? - ответил вопросом на вопрос Кара-Кумуч.
  - Еда!
  - Оружие! - посыпались ответы со всех сторон.
  - Тихо! - грубо прервал реплики Ата хан. - Говори, что задумал, Кара-Кумуч, не томи, я чувствую, что ты придумал план действий?
  - Любой человек должен дышать, спать, пить и есть...
  - О Тэнгри! Я вижу, ты совсем сошел с ума! Не хочешь ли ты сказать, что можешь запретить персам дышать? Такое под силу только Великому Тэнгри!
  Шатер Ата хана наполнился веселым смехом. Однако мудрый хан обвел присутствующих грозным взором и смех быстро оборвался.
  - Говори дальше, пока не кончилось мое терпение, - устало произнес он.
  - Ты прав, отец, заставить их задохнуться мы не можем, ровно так же, как и не можем мы их заставить не спать. Можем ли мы заставить их голодать? Тоже нет. Запасов продовольствия в Семендере предостаточно и они всегда могут пополнить его морем. Что же тогда остается? - продолжал развивать свою мысль Кара-Кумуч. - А остается то, что мы можем лишить город воды. В Семендере есть колодцы, но их явно недостаточно. Город получает воду посредством подземных водоводов из родников, стекающих с нависшей над городом горы.
  - Если это все, что ты придумал, тогда я предлагаю совету начать готовить отступление, - разочарованно произнес Ата хан.
  - Не спеши отец! Может быть, я неправильно выразился. Полностью лишить их воды мы не сможем, но заставить испытывать жажду нам под силу.
  - Поясни людям, а в чем разница, может быть, я плохо понимаю?
  - Город питают четыре источника. На трех из них я предлагаю сделать запруды и отвести воду от Семендера. Четвертый нужно оставить течь, как и прежде.
  - Зачем? - со всех сторон посыпались удивленные голоса.
  - В городе много тех, кто хочет пить. Со всех окрестных земель в Семендер согнан скот, кроме того, там множество рабов и беженцев и всем нужна вода. Я предлагаю отравить ее в четвертом источнике, скидывая туда разложившуюся дохлятину и другой гниющий мусор! Потребляя эту воду, в Семендере скоро начнутся болезни, которые ослабят, в конце концов, оборону города.
   Гул одобрения вперемешку с возмущениями прокатился по юрте. Реакция членов совета на предложение Кара-Кумуча была неоднозначной.
  - Хм... Интересная задумка, - оценил предложение сына Ата хан, - пожалуй, стоит попробовать. Но есть один минус, твой план, Кара-Кумуч требует слишком много времени. Так долго стоять под стенами города... Чем мы займем людей?
  - Для осады Семендера, сил двух родов вполне предостаточно. Я предлагаю Мурта хану пройтись по равнине и предгорью и окончательно покорить эти земли, подчинив нашей власти местное население.
  - По-моему ты прав, Кара-Кумуч, укрепив, таким образом, свою власть, мы станем истинными хозяевами этой земли. Мурта хан, займись предстоящим походом.
  Ата хан задумался, выдерживая небольшую паузу.
  - Ну, что же, раз других предложений не поступило, то я рекомендую совету принять окончательное решение. Будем голосовать. Кто за?
  
  ******
  
   По шаткой лестнице, кряхтя и жалуясь на свою немилосердную судьбу, взбирался старый сутулый Исаак. Под истоптанными чувяками нещадно скрипели ступени. Сверху на голову сыпалась бурая глиняная пыль и песок. Но Исаак, покрепче затянув на высохшей от старости руке веревочную петлю, продолжал тянуть за собой тусклый медный чан, наполненный нечистотами и мусором.
   Наконец вскарабкавшись на глиняную стену, он поправил свой длинный выцветший халат, потуже затянул отрепья пояса и привычным взглядом окинул ров, отделяющий базар Семендера от жилых кварталов города. За прошедшие три недели ничего не изменилось, рынок был пуст, а ров, как всегда был заполнен нечистотами. Резким толчком выплеснул содержимое чана старый Исаак. Поверхность зловонного рва закачалась, зашевелилась, и из его глубин всплыло наверх сначала копыто, затем нога, а потом и рогатая голова распухшей от гниения туши коровы.
   В негодовании, старый Исаак покачал головой. За столь длительное соседство со рвом он уже настолько привык, что совсем не замечал его зловония. Но на этот раз все было иначе, и это обстоятельство сильно беспокоило старого иудея. Подняв голову кверху, он посмотрел на голубое безоблачное небо, скользнул взглядом по мозаичным куполам мечети, позолоченным конусам минаретов, в негодовании окинул взором Анжи-крепость и затем равнодушно отвернулся. Подставив длинную седую бороду под струи холодного, пронизывающего морского ветра, старый иудей задумался:
  - О Всевышний! Чем прогневали мы тебя?! Скоро будет уж месяц со дня начала осады Семендера. Столько дней боли и гнева. Проклятые кипчаки не слушают наших уговоров и не хотят мира. За что? Почему Ты насылаешь кару и испытания на твой многострадальный народ? Павший скот и рабы не поддаются подсчету, а из братьев наших больше половины больны или находятся при смерти. Чем мы прогневали Тебя? Я каждый день вижу перед собой глаза детей сородичей, которые просят у своих матерей глоток простой воды, а не сладостей... Тела умерших лежат в своих домах. Их некому отнести и предать, как полагается погребению. Люди боятся распространения заразы. За что мы заслужили такое наказание?! Да будут прокляты кипчаки, которые не хотят идти на приступ, а пытаются взять город измором! С каждым днем мы умираем, умираем...
   Старый иудей не лукавил в своих мыслях. Даже его, по указу наместника, привлекли к тяжелым работам. В ожидании приступа, жители города, каждый день носили к крепостным стенам тяжелые камни, круглосуточно поддерживали огонь в кострах, непрерывно кипятили смолу, чтобы вылить и высыпать все это на головы врага, который никак не торопился силой овладеть Семендером. От этой работы руки у Исаака долго дрожали, но старый иудей не роптал, он получал свою водяную пайку наравне со всеми свободными жителями города, занятыми на работах, а о других, об их участи, старый Исаак старался не думать.
   - Исаак, ты соизволишь сегодня спуститься с небес или ждешь от меня дружеского толчка для полета на ужин к шайтану?
  От неожиданности старик вздрогнул, испуганно оглянувшись, быстро спустился вниз и, волоча за собой пустой чан, который звонко бился об камни, направился к неизвестному визитеру. По середине дворика, обильно поросшего сорной травой, стоял коренастый перс с надменным выражением лица и выпученными глазами. Брезгливо плюнув себе под ноги, не дожидаясь хозяина, он резко развернулся и поспешил к единственному росшему во дворе дереву - старому платану. Незнакомец сбросил со скамьи на землю старый потертый коврик, и устало опустился на грубое деревянное сиденье. Старый Исаак на ходу вытер грязные руки о полу своего халата, подошел вплотную и низко поклонился гостю.
  - Меня зовут Рошиван, я казначей благочестивого Фархад Абу-Салима, да продлит Аллах его годы и ниспошлет победу над врагами!
  - Что за дело привело такого высокого гостя в мое скромное жилище? - испуганно и заискивающе пролепетал старый иудей.
  Скучающий взор Рошивана остановился на распахнутых в дом дверях.
  - Принеси мне напиться холодной воды!
  - Достопочтимый! Ты, наверное, решил подшутить над несчастным стариком? - укоризненно качая головой, ответил старый Исаак. - Я, как и все в городе, получаю свою водяную пайку наравне со всеми. Если ты пришел поиздеваться надомной, то ты уже опоздал, свою долю я уже давно потратил по назначению. Однако ты мой гость и чтобы не обидеть тебя могу предложить кувшинчик хорошего вина из старых запасов, чтобы ты мог утолить жажду.
  - Да! Вода нынче в цене и стоит дороже хорошего вина, - горько усмехаясь, произнес надменный казначей. - Не думал я, что стану тем, проклятым из могил поколениями своих предков покоившихся в этой земле, кто готов будет сдать врагу славный Семендер. Но если этого не сделать в ближайшее время, то скоро кипчаки сами войдут в совершенно мертвый город.
  - Достопочтимый, зачем ты мне это говоришь? - испуганно залепетал старый Исаак. - Неужели ты хочешь донести на меня за то, что я отказал тебе в глотке воды?
  - Оставим этот глупый разговор, старик. Я не за этим пришел к тебе. Люди говорят, что у тебя есть колодец с чистой питьевой водой?
  - Я так и думал! Ты все же решил посмеяться надо мной. Тот колодец, про который ты говоришь, по приказу самого наместника, засыпан камнями, песком и мусором почитай, что год назад, с тех самых пор, как в нем утонул мой соплеменник, вызвавший немилость самого Фархад Абу-Салима, и двое солдат его личной гвардии.
  Исаак тяжело вздохнул:
  - С тех пор как произошло это событие, я разорен. Я потерял всех клиентов, мое заведение пришло в упадок и мне пришлось закрыться. Теперь, как видишь, доживаю свою старость в нищете, надеясь только на остатки скудных сбережений, оставшихся с прежних времен.
  Мечтательно вздохнув, старый иудей пустился в былые воспоминания:
  - Ай, какой плов готовили раньше в моей чайхане, с кусочками сочного молодого барашка и плодами сладкого кишмиша. А какой был люля-кебаб, пальчики оближешь, во всем Семендере не было лучше кухни, чем у меня...
  - Хватит! Я не затем пришел сюда, чтобы выслушивать твои воспоминания, - резко оборвал старика Рошиван.
  Взгляд Исаака застыл на грозном изломе бровей казначея. Мысли, словно рой пчел, закружились в его голове:
  - Вот я и думаю, зачем ты осенил счастьем мое убогое жилище? Чем обязан я такому высокому визиту? Ты, человек отмеченный доверием самого Фархад Абу-Салима, а я, простой скромный старый иудей.
   Острый взгляд Рошивана скользнул по куче камней аккуратно сложенных у стены чайханы.
  - А те камни, что пирамидой лежат там, не из твоего ли колодца?
  Старый иудей упал на колени:
  - Каюсь! Был такой грех! Со времени начала осады Семендера, когда воды в городе стало не хватать, мы с соседями, забыв про запрет наместника, попытались очистить шахту колодца, но к великому сожалению было уже поздно. Вода уже пробила под землей другое русло, и колодец оказался пуст. Те камни, что ты видишь тут, я таскаю на крепостные стены, чтобы сбросить их на головы ненавистных врагов нашего достопочтимого наместника, Фархад Абу-Салима.
  - Что ты болтаешь, старик. Враги нашего наместника есть наши с тобой враги. Или это не так?
  - Конечно, конечно, мой господин, я оговорился, именно это я и хотел сказать.
  - Хорошо! Тогда ответь мне на такой вопрос, видел ли ты своими глазами, как в твоем колодце утонул этот ваш мудрец?
  - О боги! За что вы прокляли меня! Со смертью этого недостойнейшего из моих соплеменников, который вызвал своим упрямством гнев самого наместника, на мою голову посыпались одни несчастья!
  Не поднимаясь с колен, старый иудей стал истошно причитать, рвать на себе седые волосы и посыпать голову землей.
  - А люди говорят, что он до сих пор жив и мало того, находится здесь в Семендере?
  От неожиданного поворота событий, старый Исаак на мгновение застыл от изумления, потеряв при этом дар речи. Быстро справившись со своими эмоциями, он продолжил:
  - О горе мне! Как такое может быть! Я своими глазами видел, как он упал в колодец и скрылся в водной пучине. И сейчас он покоится на самом дне, погребенный по приказу достопочтимого наместника грудой камней и кучей мусора. Да пусть его недостойная душа не найдет своего места на том свете, да пусть...
  - Достаточно старик. Я узнал все, что хотел знать. Однако месяц назад твой покойный соплеменник приходил ко мне и просил достать для него вот этот камень!
  Отвязав от пояса расшитый жемчугом кисет и ослабив стягивающею его горловину шелковый шнурок, казначей наместника Абескунской низменности вытряхнул на свою ладонь "Око кагана".
   В изумлении взгляд старика застыл. Перестав причитать, он протянул к камню жадные трясущиеся руки.
  - Я вижу, ты узнал этот камень?
  Быстро сжав ладонь, Рошиван спрятал драгоценный кристалл обратно в кисет и довольный произведенным эффектом тихо произнес:
  - Передай покойному мудрецу, что я достал его для него. Завтра ровно в полночь я жду его на городской пристани. Пусть захватит с собой то, что причитается мне. Да вот еще что, бывшего векиля Абдурахмана я не хочу видеть при нашей сделке, все золото должно достаться мне одному и пусть не делает глупостей, а то, "звезда Хазарии" навсегда опустится на дно Абескунского моря, а оттуда, как ты понимаешь, достать ее будет уже не возможно!
  Рошиван поднялся со скамьи и довольный самим собой и произведенным эффектом, быстро покинул дом Исаака, оставив ошеломленного хозяина так и стоять в изумлении на коленях.
  
  ******
  
   Завулон окинул беглым взглядом некогда бурлящую, базарную площадь.
  - Ни одной живой души. Все тихо.
  Под тускло-серебряными лучами лунного диска камышевые навесы, изодранные ветром полотняные шатры и глиняные лавочки торгашей выглядели блекло и бесцветно.
  - А еще недавно здесь были слышны крики торговцев, которые смешивались с мелодичными песнями бродячих музыкантов, а теперь? Город словно вымер...
  Сегодняшняя ночь была ночью полнолуния, и именно сегодня Завулон должен был заполучить, наконец, долгожданный кристалл.
  - Слишком мало шансов, - пробормотал себе под нос иудейский мудрец.
  С того самого дня, как в поисках "Звезды Хазарии" Завулон попал в этот временной отрезок, ему казалось, что заветный кристалл для него не досягаем, и он никогда не сможет избавиться от проклятия камня.
   Тяжело вздохнув, мудрец поискал взглядом мастерскую кожевника, расположенную на краю рыночной площади. Там, несколько дней назад, старый Исаак послушно примерял на себя огромный кожаный пояс, напичканный внутри золотыми монетами. Старый верный друг, под тяжестью золота, стонал и причитал, жалуясь на то, что количество золотых монет, предназначенных за выкуп камня нужно уменьшить вдвое, а не то он не сможет вовремя добраться до места совершения сделки. Конечно, соглашаться на предложение бывшего векиля Абдурахмана так просто не следовало бы, но разум убеждал в обратном:
  - Исаак видел камень своими глазами... Им нужно всего лишь золото, а "Звезда Хазарии" не представляет для них никакой ценности, - упрямо твердил самому себе Завулон.
  Мудрец быстрым шагом пересек базарную площадь и, не замечая неудобств уличного путешествия по осажденному Семендеру, вышел на главную улицу, ведущую к морю.
   Лунный диск стал медленно покрываться набежавшей черной тучей. В ожидании наступления полной темноты Завулон замер, притаившись за какой-то деревянной постройкой. Ждать пришлось довольно долго. Ночная мгла спускалась медленно, как будто вселенная, державшая ночное светило на раскрытой ладони начала неспешно сжимать пальцы. Плавно, миллиметр за миллиметром, пока тьма полностью не закрыла собой лунный диск и мгла не стала полной.
  - Все, можно идти!
  Удачно миновав ночную стражу, Завулон незаметно прокрался на берег и, пройдя по воде песчаную отмель, вышел к каменной гряде, далеко уходящей в море.
  - Здесь!
  Поплотнее укутавшись в плащ, Завулон спрятался в камнях и стал ожидать.
  - Где-то там, в конце гряды, в одной из пустых бочек из-под рыбы, притаился и ждет моего сигнала старый Исаак.
   На случай если что-то пойдет не так, мудрец предусмотрел и запасной вариант. За одним из каменных утесов, чуть поодаль от пирса, его ожидала лодка с тремя гребцами. Ему нужно было только прыгнуть в холодные воды Абескунского моря и голосом подать сигнал. В расчете на золото, векиль Абдурахман обязательно подобрал бы его и, подняв паруса, быстро бы удалился от берега Семендера, держа курс в бескрайни просторы моря.
   Несмотря на теплый плащ Завулон продрог. Холодная вода и мокрые сапоги дали о себе знать. Стараясь унять дрожь, он глубоко вздохнул. Ковш большой медведицы определенно указывал на то, что до полуночи оставалось всего ничего. В ожидании назначенного времени, мудрец погрузился в свои размышления:
  - Иногда, кажется, что разум способен на любой обман. Он нехотя играет воспоминаниями, растягивая и сжимая время, как ему заблагорассудится. Столько всего произошло за последнее время... Сколько же? Незачем вспоминать, но сегодняшний день можно назвать самым насыщенным в моей жизни. Почему сегодняшний? Уже почти вчерашний. До полуночи осталось всего-навсего несколько минут...
   Грустную картину представляет этой зимой северо-восточный берег Абескунского моря. Мертво и безмолвно в этих печальных местах. Голые пески холмистой равниной спускаются к морю. Морские волны принесут на берег новые выкидки и оставят их догнивать на песке, заражая и без того дышащий болезнями, прибрежный воздух Семендера. Переменится ветер, подует холодом с гор, потянет удушливым смрадом от задыхающихся и гниющих от болезней городских кварталов, обнажит отмели, откроет новые и снова стихнет. Снова успокоятся мертвые воды и лягут ровным, ярко-зеленым зеркалом.
   Завулон вздрогнул. Крик ночной птицы нарушил тишину. Резвый холодный ветерок сдернул вдруг плотную завесу с ночного светила, и ему стало видно, что к каменному молу быстро стало двигаться темное пятно, хорошо приглядевшись к которому, можно было распознать в очертаниях лодку с убранным парусом. Булькнул в воду якорный камень и сидевший в лодке человек, ловко перепрыгнул на мол, оставив двоих товарищей дежурить на веслах.
   Завулон шагнул навстречу:
  - Рад видеть тебя, дорогой Рошиван, живым и здоровым. Однако не будем терять времени и лучше сразу перейдем к делу. Мне сказали, что ты достал то, что требовалось мне?
  Хитрый казначей лукаво улыбнулся:
  - Осуществление тайных замыслов и желаний требует тонкого подхода. Нужно сочетать осторожность лани и ум змеи. Слава Аллаху, что он наградил меня всем необходимым для решения земных дел. То, что ты просил, находится у меня, но я бы хотел хоть одним глазом взглянуть сначала на мое золото?
  На мгновение Завулон засомневался, затем издал условный свист. От кучи пустых бочек отделилась тень и стала медленно приближаться в их сторону.
   Наконец напряжение спало. В шаркающей сгорбленной фигуре человека, казначей распознал старого Исаака. Завулон ухмыльнулся:
  - Испугался?
  - Скажешь тоже, - возмутился Рошиван, - сегодня мой день. Хвала Всевышнему, что он покрыл мою голову своей благодатью!
  - Снимай поскорее золото, Исаак. Нашему другу не терпится на него взглянуть.
  Старый Исаак отстегнул кожаный пояс и бросил его к ногам казначея.
  - В нем три тысячи золотых, как и договаривались. Можешь не пересчитывать, я человек слова!
  Рошиван поднял пояс и на вытянутой руке оценил тяжесть содержимого.
  - Ты, наверное, забыл, что я служил казначеем у Фархада? Я знаю, сколько весят три тысячи золотых, однако нужно еще убедиться, что здесь зашит не свинец?
  Выхватив из ножен кинжал, он быстрым движением вспорол пояс и извлек на лунный свет несколько золотых монет. Попробовав металл на зуб, он остался доволен:
  - Все в порядке. Получай свою "Звезду Хазарии"!
  Подбросив в воздух кисет с камнем, Рошиван быстро перебрался в поджидавшую его лодку и отчалил от мола.
   Под учащенный ритм ударов собственного сердца, трясущимися от нетерпения руками Завулон развязывал шелковый узел, стягивающий расшитый жемчугом кисет. В серебристо-лунном свете драгоценный кристалл тускло и уныло поблескивал у него на руке.
  - Так вот ты какое, "Око кагана"?! Наконец-то синхронизатор времени теперь у меня! Миссия удачно завершена! - тихо пробормотал он, крепко зажимая кристалл в ладони.
  Переполненный чувством долгожданной радости, Завулон совсем забыл про векиля Абдурахмана. Не успел еще Рошиван отдалиться от берега Семендера на достаточное расстояние, как из камней за ним вдогонку устремилась другая лодка...
  - Завулон, нам пора! - тронув за плечо мудреца, старый Исаак оторвал того от мыслей и вернул назад к реальной действительности.
  
  ******
  
   - Сегодня остаток ночи я проведу один, - голосом, не терпящим возражений, холодно отрезал Завулон.
  Не обращая внимания на спазмы в пустом желудке, он отделался от старого Исаака, услужливо предлагавшего ужин, и закрылся в комнате. Дождавшись, когда Исаак оставит его одного, он взял со стола кресало и после нескольких ударов сумел высечь искру, которая подожгла трут. Зажигая масляный светильник, Завулон подрегулировал фитиль. Невесело усмехнувшись, он поставил светильник обратно на стол и вернулся к двери.
  - Чуть было не забыл запереть дверь, - пробормотал мудрец себе под нос. - Исаак не должен мне помешать.
  От мысленного напряжения сеть морщин пробежала по его лицу. Будто стараясь припомнить что-то очень важное, Завулон задвинул дверной засов и вернулся обратно к столу.
  - Нужно разжечь огонь. Хвала Всевышнему, что хворост Исаак заготовил заранее.
  Мудрец машинально пригладил свою клиновидную бороду и, взяв со стола светильник, подошел к выложенному из камней камину.
   Сухие дрова, обильно политые маслом, вспыхнули мгновенно. Ровный яркий свет озарил внутреннее пространство небольшого помещения. Мрачные предчувствия все сильнее разрастались в душе иудейского мудреца. Завулон постарался совладать со своими не добрыми мыслями. Сунув руку в карман, он извлек и выложил на стол золотую звезду Давида и расшитый жемчугом кисет, в котором находилось "Око кагана". Озабоченная улыбка озарила напряженное лицо мудреца. Огонь в камине разгорелся к этому времени в полную мощь и стал быстро поедать остатки хвороста. Вглядываясь в трепетные языки пламени, уменьшавшиеся с каждой минутой, резким движением взял со стола мудрец золотую звезду Давида, повертел амулет из стороны в сторону, переложил из руки в руку, словно размышляя над правильностью своих действий, и бросил прямо на кучу красно-оранжевых угольев.
   По прошлому разу Завулон отлично помнил, как все должно произойти, но, упав на раскаленные угли, звезда Давида повела себя достаточно странно. Комната не наполнилась липким густым туманом, временной не хотел открываться, а амулет лежал ровно, словно простое золотое украшение. Золотая звезда Давида просто тускло поблескивала в кучке красно-оранжевых углей.
  - Кто его знает, почему портал не открылся? Скорее всего, побывав прошлый раз на углях в башне Альгамбра, амулет утратил свою силу. Вероятно, в Академии времени меня посчитали погибшим? И что теперь?
  Холодный пот покрыл Завулона. Вопреки ожиданиям, после того как ключ, который должен был открыть временной портал, побывал в огне, чувство гнетущей тревоги не исчезло, а наоборот усилилось. Опасения вернулись назад с полной силой. Причем, полностью оценив произошедшее, они стали, как бы накатывать волнами на иудейского мудреца, сначала слабыми, затем такими сильными, что Завулон едва смог выдержать их натиск.
  - Может быть, мне нужно было раньше проверить в действии звезду Давида? - задавался он вопросом. - Глупости все это. Я три месяца таскал этот амулет, ожидая подходящего случая.
   Нужно было заметить, что Завулон был основательно огорчен произошедшим. Но все же при всей неоднозначности этого момента, при всей неопределенности сложившейся ситуации, он не потерял чувства духа и со всей горячностью опытного бойца, готов был и дальше продолжать свою миссию.
  - Я никогда не бегал от опасностей! Наоборот, за долгие годы не раз привык встречаться с ней лицом к лицу и упорным натиском всегда преодолевал любые препятствия. Не стоит пугаться неведомо чего. Временной Патруль не оставит меня в беде и вскоре следует ожидать в гости кого-нибудь, кого отправят мне на выручку!
  
  ******
  
   Осада Семендера длилась второй месяц. За весь этот срок персы ни разу не приняли попытки прорвать кольцо окружения. Помощь так и не поступала. В преддверии зимы, воины Кара-Кумуча занимались праздным бездельем, им оставалось всего-навсего внимательно следить за воротами города. Но не все так просто было в самом Семендере. Для жителей города, со временем, осада превратилась в тяжелое испытание.
   Через пару недель вода в единственном источнике, питающем город, приобрела резкий запах и неприятный вкус. Стал подыхать скот, появились первые больные люди. Понимание всего ужаса сложившейся ситуации пришло тогда, когда воду в единственном источнике признали непригодной к употреблению. В принципе ничего страшного не произошло. Беспрерывный, обезвоживающий тело понос, вещь не очень приятная, но не смертельная. Хуже всего было другое, практическое отсутствие чистой питьевой воды, которое усиливало негативные настроения защитников города и подталкивало их к открытому бунту. Начались волнения, которые безжалостно подавлялись Фархад Абу-Салимом. Все колодцы Семендера были взяты на учет. Вода распределялась строго по нормам, но ее количество было ограниченно, и она не доходила до рабов и животных, которым, чтобы утолить жажду приходилось пить зараженную воду. Сначала начался падеж скота, затем начали умирать рабы. С каждым днем последствия эпидемии разрастались. Улицы города были завалены падалью. Дабы избежать распространения заразы, трупы грузились в лодки, вывозились и сбрасывались в море, но постоянно дувший в эти дни сильный юго-восточный ветер, упорно выносил их назад, к побережью Семендера.
   Погода не благоприятствовала защитникам города. Как назло, над Абескунской низменностью стоял засушливый конец осени. Как ни старались жители города очищать воду путем ее обеззараживания винным уксусом или кипячением, ситуация с днем ото дня становилась только хуже. Когда над городом повисла вполне реальная угроза эпидемии, Фархад Абу-Салим решился и выслал Темиш-пашу для проведения переговоров. Размахивая белыми флагами, со стен громко кричали, призывая другую сторону к началу диалога. Поняв, что они услышаны, Темиш-паша велел сбросить веревочную лестницу со стены и начал быстро спускаться вниз. Вызванный по этому поводу Кара-Кумуч, бросил равнодушный взгляд на попытку защитников Семендера начать мирные переговоры и строго приказал своему сопровождению:
  - Стреляйте!
   Громко зазвенели, туго натянутые на луки, тетивы, со свистом взметнулись к небу полтора десятка стрел и гордый и спесивый Темиш-паша, спустившийся вниз со стен Семендера, упал на землю за крепостным рвом вместе со своими парламентариями. Осторожно подняв голову, с неподдельным ужасом оглядев ровный ряд стрел вонзившихся в землю на некотором отдалении от головы, он быстро вскочил на четвереньки и пополз назад через ров к висевшей веревочной лестнице.
  - Зачем ты отдал этот приказ? - задал вопрос, подоспевший к этому времени Урус хан.
  Кара-Кумуч гордо промолчал.
  - Может быть, они хотели предложить нам добровольную сдачу Семендера?
  - Я не хочу обсуждать с ними никаких условий! Я предлагал им раньше, они не согласились, теперь, если хотят жить, пусть открывают ворота и незачем вести пустых разговоров!
  Кара-Кумуч резко развернул коня и умчался прочь. С того времени воины стали еще больше уважать своего хана, но к чувству этого уважения у простых кочевников примешалась небольшая капелька страха. От ощущения этого чувства любовь подданных немного притупилась, ибо всецело одержимый своей идеей молодой хан уже никак не мог больше рассчитывать на всеобщую народную любовь.
   Прошло еще немного времени. Засушливая осень плавно перешла в холодную бесснежную зиму. Обстановка в Семендере накалилась до предела. Смерть находила все новые и новые жертвы в стенах города. Участились случаи побега из осажденного Семендера. Сначала люди пытались покинуть осажденный город морем, Но Фархад Абу-Салим быстро смекнул, что скоро он останется вообще без защитников. Приказ наместника был суров:
  - Уничтожить все лодки, оставить только те, которые могут понадобиться лично ему, в случае если потребуется покинуть город.
  Трупы животных уже не на чем было вывозить из города, они разлагались прямо на улицах, тем самым еще больше распространяя заразу. Такой приказ не мог остановить людей. Среди ночи, беглецы, подкупая стражей на крепостных стенах, спускались по веревкам вниз и добровольно сдавались в плен, предпочитая смерти от болезней в осажденном городе участь рабской половецкой неволи. Но Кара-Кумуч не спешил накидывать на шею перебежчикам рабское ярмо. Их отпаивали, кормили, затем, благодарные своим спасителям люди подходили на расстояние выстрела из лука к стенам города и кричали, увеличивая и без того не очень хорошие настроения в Семендере:
  - Мы не рабы! Мы свободные люди! Хан кипчаков желает жителям города только добра! Открывайте ворота, они не сделают ничего плохого! Длительное противостояние только усугубит положение Семендера!
   Фархад Абу-Салим велел усилить ночную охрану стен, но эта мера плохо спасала от предательства. Иногда стражники вместе с беженцами переходили на сторону врага, а иной раз, самые ретивые и преданные наместнику воины, вступая в схватку с многочисленными перебежчиками, вместе с ними летели вниз с крепостных стен. Дело все больше и больше принимало дурной оборот. В стенах Анжи-крепости зрела измена. Предчувствуя скорую гибель Семендера, хитрый и пронырливый Темиш-паша затеял свою игру.
   Пользуясь положением коменданта осажденного города, скрыв свои намерения от наместника, под покровом ночи, он спустился со стены и, прикрываясь белым флагом, направился к половецкому стану на встречу с их вождями. Когда входной полог откинулся и охрана пропустила в шатер безоружного Темиш-пашу, Кара-Кумуч поднялся с ковра и удивленно посмотрел на нежданного гостя:
  - Смотри, Урус хан, мало нам с тобой ночных перебежчиков, так теперь Фархад Абу-Салим решил посылать еще и парламентариев по ночам? - не скрывая усмешки в голосе, обратился он к другу. - Видать сильно припекло наместника, если он хочет вести переговоры о сдаче города под покровом темноты.
  - Скорее всего, он испытывает стыд перед своим народом, - улыбаясь в ответ, произнес Урус хан.
  - Меня никто не посылал, я пришел к вам по своей воле. Это мое решение, - опустив взгляд, произнес Темиш-паша.
  - Ты хочешь сказать, что наместник не знает о твоем визите? - удивленно спросил Кара-Кумуч.
  - Да!
  - Тогда зачем ты пришел к нам?
  - Я пришел, чтобы договориться о сдаче Семендера, но у меня есть одно условие?
  - Я не приемлю никаких условий. Рано или поздно я возьму город любой ценой, - резко произнес молодой хан. - Ты можешь идти, я не смею задерживать тебя более, охрана проводит тебя до крепостных стен.
  - Постой, хан, не торопись с выводом. Ты можешь простоять под стенами довольно долго. Город еще может оказывать сопротивление, кроме того, к нам на выручку спешит подмога.
  - Ой, ли? - Кара-Кумуч громко засмеялся, - Если бы персидский падишах выслал к вам свои войска, они давно были бы здесь. Однако ты заинтриговал меня, говори, чего хочешь?
  - В первую очередь я хочу жить!
  - Разумное желание! Так почему же ты не покинешь город морским путем?
  Темиш-паша горько усмехнулся:
  - Дело в том, чтобы пресечь попытки бегства из Семендера, Фархад приказал уничтожить все суда. Те, что остались, охраняются преданной ему личной гвардией, на случай если Фархад Абу-Салим решит покинуть город.
  - Да уж! - вполне серьезно произнес Кара-Кумуч.
  - По-моему это обстоятельство только играет нам на руку, - вмешался в разговор, молчавший до этого момента Урус хан. - Все ценности останутся в Семендере!
  - Кому подчинен гарнизон Семендера? - после минутной паузы вновь задал вопрос Кара-Кумуч.
  - Стрелки на стенах, охрана ворот и городское ополчение подчинены лично мне. Гвардия Фархад Абу-Салима контролирует только порт и Анжи-крепость.
  - Сколько у Фархада людей?
  - Во всей Анжи-крепости едва наберется около сотни верных наместнику воинов. Если мы договоримся, то ликвидация Фархада и его охраны станет моей заботой.
  - Хорошо! Допустим, я согласен, но чего же ты хочешь взамен?
  - Это деловой разговор, хан, - Темиш-паша заметно оживился. - Я прошу лишь не грабить город более трех дней, не разрушать крепостных стен и не жечь городские постройки. Вы должны гарантировать свободу мне и моим людям, а за это я завтра в полдень открою ворота Семендера. Анжи-крепость, как я уже говорил, я беру на себя. Да еще, дочь Фархад Абу-Салима, Айгыз, должна принадлежать мне...
  - Зачем она тебе? - удивленно задал вопрос Кара-Кумуч.
  В глазах предателя сверкнул плотоядный огонек. Ехидно заулыбавшись, он продолжил:
  - После того, как вы уйдете из города, все бразды правления перейдут ко мне. Брак с Айгыз упрочит мое положение в глазах людей.
  - А почему ты решил, что мы уйдем?
  - Теснота городских кварталов не для кочевников, любящих простор степей и свободу. В окружении каменных стен твои воины зачахнут и не смогут жить. Семендер ежегодно будет платить тебе дань, размер ее мы обсудим позднее, за это ты возьмешь на себя охрану торговых путей и караванов и обеспечишь мне защиту от горцев...
   Слушая ласковую речь Темиш-паши, изобиловавшую цветастыми восхвалениями и неприкрытой лестью, Кара-Кумуч размышлял:
  - Этому хитрецу не стоит доверять полностью. Условия, предложенные им, вполне меня устраивают. В его словах есть доля истины, по большому счету он прав, зачем мне Семендер? Я вряд ли смогу управлять городом, хотя...
  - Я думаю, мои предложения должны устроить Великого хана, - льстиво продолжал Темиш, - жители Семендера закрепят наш договор принесенной клятвой, но ты должен обязательно принять мои условия? Ты согласен?
  - Да! Я согласен, я даю свое слово!
  - Да будет так. Завтра ровно в полдень, все городские ворота будут открыты...
  
  
  
  ЭПИЛОГ.
  
  
  
  - Видимо я все же чем-то прогневал Всевышнего... - тяжело вздохнув, размышлял Темиш-паша.
  Идти одному к наместнику совсем не хотелось.
  - О Аллах! Избавь меня от сей доли. Клянусь, если все получится, как я задумал, то построю самую большую мечеть в Семендере!
  Гвардия Фархада остановила отряд Темиша у самых ворот Анжи-крепости. Хмурый начальник стражи наотрез отказывался пропустить внутрь прибывших.
  - У меня приказ, пропустить тебя одного, светлейший Темиш-паша, - в который раз устало твердил он, никак не поддаваясь на уговоры.
  Темиш-паша заметно приуныл:
  - Что делать? Скоро откроются городские ворота, и кипчаки хлынут в Семендер. Идти сейчас одному к Фархаду просто безумие. Если ввязаться в бой со стражей, то потеряю много времени. - Внезапно в голове созрела смелая мысль. - А что если самому заколоть Фархада? Мои люди тем временем обезоружат стражу, и я стану полноценным хозяином в Анжи-крепости. Если наместник будет мертв, то вряд ли кто-то посмеет оспорить мою власть?
  Быстро взвесив все за и против, Темиш-паша смело шагнул вперед и через некоторое время оказался в красном зале Анжи-крепости. За стенами этой цитадели, горожане боялись его, Темиша, почти, так же как и Фархад Абу-Салима, но сейчас, идя навстречу с наместником, он все же испытывал страх, ибо нельзя было предугадать, зачем вызвал его Фархад и что придет ему в голову.
   На широкой тахте, лежа на подушках расшитых золотым шитьем, наместник Абескунской низменности в ожидании Темиш-паши скучал. По бокам тахты стояли двое охранников, кроме которых в зале находилось еще человек восемь приближенных к Фархаду чиновников. Темиш-паша, не доходя трех шагов до тахты, остановился, обвел зал внимательным взглядом, оценивая обстановку вокруг.
  - Этих бояться незачем, они немногим умнее ослов и им все равно из чьих рук они станут питаться, - презрительно подумал он о приближенных Фархада, - но охранники заслуживают внимания. Раньше Фархад никогда не держал их при себе. Да, времена меняются, - горько усмехнулся Темиш-паша, - нужно отвести Фархад Абу-Салима подальше к окну, а затем нанести ему смертельный удар.
  - Чего нового в городе? Не собираются ли кочевники снимать осаду? - бросив презрительный взгляд на Темиша, произнес Фархад.
  - Город по-прежнему в плотном кольце окружения. Ситуация в Семендере с днем ото дня становится все хуже, но, хвала Аллаху, у меня есть добрая весть!
  - Вот как! И что же это?
  - Послание от падишаха, блистательный!
  - Откуда? О чем? Почему я ничего не знаю?
  - Его только полчаса назад доставили в город морем. Помощь близка, в этом ты можешь убедиться сам, когда прочитаешь письмо.
  Темиш-паша засунул руку за полу халата и крепко сжал рукоять обоюдно острого ножа.
  - Давай суда послание, я сам зачитаю его содержимое в слух.
  Темиш-паша отрицательно покачал головой:
  - Нет Фархад. Содержимое письма не предназначено для посторонних ушей. Лучше давай отойдем к окну и обсудим его вдвоем.
  Наместник поднялся с тахты. Охрана напряглась.
  - Хорошо. Но, что-то ты долго нес радостную весть?
  - Прошу прощения, светлейший, но я хотел самолично принести это известие, но неотложные дела задержали меня в пути, - ответил Темиш-паша и направился к раскрытому окну.
  Снизу, со двора крепости послышался шум и лязг оружия.
  - О шайтан, как это не ко времени, - пронеслось в голове предателя.
  - Измена, измена! - раздались крики за дверями красного зала, и в тот же миг в помещение вбежал бледный, как смерть, начальник гвардии Фархада.
  На полпути к окну наместник остановился и замер:
  - Что ты несешь, пес шелудивый?
  - О повелитель, измена. Городские ворота настежь открыты, кипчаки ворвались в Семендер и скоро будут тут!
  - Ждать больше нельзя, - подумал Темиш и, выхватив нож, с криком бросился на Фархада.
  Наместник Абескунской низменности ловко уклонился от удара. В бешенстве, резким движением, не свойственным для его комплекции, он выхватил из ножен арабскую саблю, до этого момента спокойно висевшую у него на поясе. Свист рассекаемого воздуха, сдавленный крик и голова Темиш-паши, в бьющих из перерезанных вен струях крови, отделилась от туловища и упала на мраморный мозаичный пол.
   Реакция придворных была однозначной, все как один они распростерлись ниц, пытаясь спрятаться от гнева Фархада, поглубже вжавшись в пол.
  - Чего вы лежите, как бараны? Все на защиту Анжи-крепости! - размахивая окровавленной саблей с пылающим яростью криком, Фархад Абу-Салим бросился во двор.
  
  ******
  
   В назначенный час ворота отворились, и половецкая вольница широким потоком беспрепятственно хлынула на улицы города, быстро занимая квартал за кварталом. Кара-Кумуч не доверял Темиш-паше, поэтому он заранее отдал приказ:
  - Пока город полностью не будет в наших руках о грабеже и не помышлять!
  Город опустел. Жители Семендера в страхе попрятались по своим жилищам, молясь богам о том, чтобы захватчики поскорее покинули город. Половецкие сотни, одна за другой стекались к базарной площади. Кара-Кумуч терпеливо дожидался того момента, когда город полностью окажется в его руках.
  - Хан, наши воины нигде не встретили сопротивления, осталась только Анжи-крепость! - отрапортовал один из сотников.
  - Семендер мой! Сегодня сбылось, наконец, предсказание кама Берке! - думал в этот момент Кара-Кумуч. - Вперед! Раздавим это осиное гнездо! - повелительно указывая рукой на последний оплот персов, он повел своих людей на приступ Анжи-крепости.
   Окованные железом ворота были распахнуты настежь. Во внутреннем дворе крепости шел бой, Фархад Абу-Салим с остатками своей гвардии отчаянно отбивался от наседавших предателей. Когда во главе своей сотни Кара-Кумуч ворвался во внутрь Анжи-крепости, бой как по волшебству затих. Молодой хан осадил коня и с презрением посмотрел на Фархада. Он давно жаждал этой встречи с правителем Семендера и этот момент, наконец, настал. Видя, что сопротивление бессмысленно, персы начали складывать оружие.
  - Взять его! Он нужен мне живым! - отдал своим воинам приказ Кара-Кумуч.
  Фархад Абу-Салим и не думал сдаваться. В окружении остатков преданной ему охраны, он отчаянно отбивался, но силы были неравны. Один за другим его воины падали на землю под ударами половецких сабель и вскоре Фархад Абу-Салим остался один. Его схватили, завернули руки за спину, потащили и бросили на колени под копыта коня Кара-Кумуча.
   Молодой хан спешился и пристально посмотрел в лицо поверженному врагу. Фархад Абу-Салим молчал. В ожидании своего конца, он склонил голову и тихо шептал слова молитвы.
  - Ты помнишь нашу последнюю встречу? - задал вопрос Кара-Кумуч.
  Фархад Абу-Салим прервал молитву, поднял голову и с ненавистью посмотрел на половецкого хана. Горько ухмыльнувшись, он предпочел промолчать.
  - Помнишь, я дал клятву, что в случае победы я поступлю с тобою так же, как задумал ты? Время выполнять свои обещания настало. Однако я не вижу здесь того кола, на который ты грозился меня посадить? Что это, твое упущение, Фархад, или ты решил, что я забуду данную тебе клятву? Эй, вы, приготовьте подходящий кол для наместника Абескунской низменности, да поживей! - обратился он к понуро стоящим в отдалении плененным персам.
   Подходящую для этого случая деревянную жердь нашли быстро, заострили верхний конец, а тупой закопали на три локтя в землю и утрамбовали грунт.
  - Если бы ты, Фархад, сдал город сразу, то я вполне бы смог забыть про свое обещание, а теперь, если я нарушу клятву сейчас, то мои люди неправильно меня поймут. К сожалению, участь предводителей народов такова, что они иногда становятся заложниками своих слов. Прощай, Фархад Абу-Салим! - жестко произнес Кара-Кумуч, наблюдая, как с бывшего наместника сдирают одежду.
  Половецкий хан взмахнул рукой, отдавая приказ. Упирающегося связанными руками и ногами Фархада поволокли по земле. Дотащили до кола и усилиями трех человек его подняли и насадили на острую жердь.
  - Аааааа!!! - Заорал Фархад Абу-Салим.
  От дикой боли тело яростно билось в конвульсиях, но слезть с пронизывающего его деревянного кола оно не могло.
  - Да будь ты проклят, грязный степной шакал! Чтобы тебя предали так же, как и меня, те, кому ты больше всех доверяешь! Чтоб не увидел ты никогда своих детей! Чтоб смерть моя показалась тебе счастьем! Будь проклят ты и твой род на все времена!
  - Я не боюсь твоих проклятий, Фархад. Кстати, кажется, у тебя есть дочь? Вот она то и нарожает мне детей!
  - Шайтан, будь ты проклят! Но я не дам тебе возможности насладиться моими мучениями!
   Посаженный на кол наместник проявил недюжинную храбрость и стойкость. Волевым усилием, превозмогая ужасную боль, он расслабил все мышцы тела, которые рефлекторно сжимались, чтобы хоть как-то сдержать проникающее острие кола, а стопами ног, наоборот, крепко обнял кол и резко, всей тяжестью тела, дернулся вниз.
   Мучительная, невыносимо острая, но не долгая боль стала ему наградой. Дикий, глухой крик сорвался с уст приговоренного к смерти. Умеющие ценить мужество, половецкие воины уважительно покачивали головами. Обычно смерть на колу приходила на второй-четвертый день мучений от кровопотери. Только самые сильные духом люди могли превозмочь такую боль и задавить в себе желание жить и насильно протолкнуть кол вовнутрь, до самого сердца, спасая себя от длительных мук.
   Кара-Кумуч разочарованно смотрел на бьющееся в агонии тело врага, затем он резко развернулся, сел на коня и, рысью вылетел из ворот Анжи-крепости...
  
  ******
  
   Любая победа приятна вдвойне, если она долгожданна. Разграбление Семендера длилось ровно три дня. Трофеи вывозились за город в половецкий стан и сортировались по кучам. Добра было так много, что не было необходимости насильно вытрясать его из прежних хозяев, старавшихся припрятать что-нибудь на черный день. Рассчитывая в дальнейшем править этими землями, Кара-Кумуч запретил брать людской полон, и когда срок вольного разбоя истек, свободные жители Семендера вздохнули с облегчением. Водоснабжение было восстановлено, город постепенно приходил в себя, обретая прежний облик.
   Для завоевателей настал сладкий день дележа. Вся добыча была свалена в несколько десятков огромных куч, сортируясь по видам. Никто из воинов и не помышлял утаить что-нибудь для себя, все терпеливо ждали честного распределения, которым должен был заняться Верховный совет Тенглик. Урус хана меньше всего интересовала богатая добыча. Ему нужна была только одна единственная вещь. В ожидании того момента, когда он сможет завладеть "Звездой Хазарии", он внимательно следил за кучей с дорогим оружием.
   Наконец, совет собрался в полном составе и приступил к долгожданному дележу:
  - Перед членами совета стоит не простая задача, - обратился с пламенной речью к воинам мудрый Ата хан. - Добычи в этот раз столь много, что если бы ее сложить в одну кучу получился бы огромный курган! Я думаю, будет справедливо, если треть всего будет разделена между ханами трех родов, а остальное - по долям, согласно положения утвержденного до начала похода.
  Гул одобрения разнесся над полем. Как и было заведено в старь, все самое лучшее и дорогое было отдано ханам, затем, начиная с глав родов, старейшин кочевий, сотников и заканчивая последним воином калекой, который тоже принимал посильное участие в походе, каждый подходил к кучам, громко называл свое имя, род и положенную долю. По очереди, члены совета так же громко спрашивали у собравшихся воинов:
  - Храбро ли сражался такой-то? Проявил ли себя в бою? Достоин ли он своей доли?
  Любой присутствующий мог выкрикнуть из толпы:
  - Нет!
   Тогда требовалось пояснить, какой проступок совершил претендент на свою долю. Но такое бывало редко. Трусость и страх не были присущи воинам куманам. Таких, которые не хотели сражаться или увиливали от общего дела, просто не было. Бывали случаи, когда на один трофей претендовало несколько претендентов. Тогда его получал самый старший по возрасту и статусу воин, но младший всегда мог выкупить потом понравившуюся вещь.
   Добыча, доставшаяся на долю Урус хана была огромной. Ее хватило бы, чтобы снарядить несколько больших торговых караванов, однако она не радовала его глаз. Среди всего этого добра "Звезды Хазарии" или "Ока кагана" так и не нашлось.
  - Что делать? Где теперь искать, этот чертов камень? Где Алексей и жив ли он? - Размышлял Урус хан. - Вероятней всего Алексей должен быть где-то поблизости? Он знает, что Патруль не бросит его в беде и на выручку кто-нибудь, да придет.
   Кара-Кумуч тоже ходил мрачнее тучи:
  - Поход закончен. Богатая добыча и обширные земли завоеваны ратным трудом. Предсказание кама Берке сбылось! Но что теперь делать дальше? Как разместить людей на завоеванных землях? Как всем этим управлять? Кто будет править, теперь уже новым, единым народом?
  Кара-Кумуч не мог найти ответов на эти вопросы. На выручку молодому предводителю, как всегда, пришел отец.
   Занимаемая территория охватывала значительное пространство, занимая западный берег Абескунского моря от нижнего течения реки Терек и до нижнего течения реки Дарвагчай на юге, включая прилегающие к ним предгорья. Ата хан двинул передовые сотни на юг, но, встретив там упорное сопротивление лезгин, был вынужден остановить половецкую орду. Справедливо разделив завоеванные земли между родами, основав поселения Эндирей и Эсги Яхсай на севере и Бойнак и Карабудак на юге, завоеватели остановились и осели на завоеванной территории, центром которой стало поселение Тарку, расположенное на горе, нависавшей над Семендером.
  
  ******
  
   Военные действия закончились. С приходом новых хозяев, Абескунская низменность приобрела такой долгожданный для нее мир. По ее дорогам вновь стали ходить торговые караваны, Семендер ожил, принимая свой прежний облик. В суете ратных и неотложных дел Кара-Кумуч совсем позабыл об отдыхе и покое. Но друзья не забыли молодого хана и приготовили для него сюрприз. Оторвать от очередных дел Кара-Кумуча было чрезвычайно трудно, но Урус и Мурта ханы справились с этой задачей.
  - Ну, говорите скорей, что за подарок вы для меня приготовили? - удивленно спросил Кара-Кумуч, сопровождаемый ехидными намекающими смешками приятелей.
  - Сейчас узнаешь, - ответил Урус хан, подталкивая Кара-Кумуча в спину у входа в его юрту.
  Молодой хан откинул полог своего походного шатра и в изумлении застыл на месте. Подарок друзей пришелся ему действительно по нраву.
  - Та самая Айгыз! Дочь Фархад Абу-Салима!
  При виде дочери врага, кровь ударила ему в голову.
  - Сейчас я отправлю ее вслед за отцом!
  Кара-Кумуч привычным движением потянулся за саблей, но рука схватила пустоту. Кинжал тоже отсутствовал на поясе.
  - Похоже, Урус и Мурта ханы специально обезоружили меня? - раздраженно подумал он.
  Собираясь уйти, чтобы найти хоть какое-то колющее оружие, Кара-Кумуч отвернулся от Айгыз, но какое-то чувство заставило его обернуться обратно.
   Девушка была просто великолепна. Ее природную красоту и стать не могла даже скрыть грязная полуободранная одежда, которая дразнящее открывала то, что должна была скрывать. Последние дни суровых испытаний, выпавших на ее долю, сделали Айгыз немного старше и серьезней. От бывшей детской непосредственности и беззаботности не осталось и следа, от чего черты, ее и без того красивого лица, стали более женственными и соблазнительно-манящими.
  - Наконец-то дочь врага в моей власти!
  Кара-Кумуч не мог оторвать от нее самовольно притягивающийся взгляд.
   Длинные черные волосы были распущены и спутаны. Огромные черные глаза Айгыз с вызовом смотрели на Кара-Кумуча. На чуть приоткрытых верхних манящих полушариях, высоко приподнятой девичьей груди, было совсем мало одежды. Кара-Кумуч облизнул сухие губы и протянул руку, чтобы содрать с нее остатки жалкого тряпья. Неожиданно в памяти всплыл образ Ай-наазы, который остановил его порыв:
  - Она ни в чем не виновата! Неужели я уподобляюсь Абаасы!
  Держа руки за спиной, Айгыз стояла напротив хана и с ненавистью смотрела на своего врага, крепко сжимая в руке рукоять небольшого кинжала.
   Удар был молненостно быстрым и хорошо поставленным. Кара-Кумуч едва успел увернуться и отпрянуть в сторону. Пятясь назад, Айгыз уперлась спиной в стену юрты и застыла в противоположном углу шатра, держа впереди себя вытянутую руку с крепко зажатым кинжалом.
  - А подарок то мне достался с изюминкой?
  Эта мысль дополнительно придала Кара-Кумучу настроения. Девушка была настолько неотразима в своей яростной страстной беспомощности, что Кара-Кумуч не смог больше себя сдерживать.
   Молненостным броском он перехватил руку Айгыз, завел ее за спину и, обнимая при этом Айгыз, крепко сжал ей запястья, заставляя выронить от боли кинжал. Отбив неудачную попытку выцарапать ему глаза, он схватил девушку за плечи, встряхнул и отбросил от себя на ковер с разбросанными подушками, служащий ему постелью. Глядя на перепуганную до ужаса Айгыз, Кара-Кумуч задумался:
  - А она не дурна собой! Сильный волевой характер, пожалуй, это то, что мне нужно. Не зря ведь Темиш-паша хотел оставить ее за собой? Кажется стоит подумать и приглядеться получше к ней? Возможно, женитьба на Айгыз упрочит мое положение в глазах местного населения...
   В последующие дни Айгыз была мягка и покорна. От яростного сопротивления первого раза не осталось и следа. С каждым днем половецкий хан нравился ей все больше и больше. Чувство ненависти к завоевателю Семендера со временем притупилось и сменилось привязанностью, которая с каждым прожитым днем стремительно перерастала в нечто большее и, в конце концов, Айгыз начала грустить, когда Кара-Кумуч был занят неотложными делами и подолгу не посещал ее.
  
  ******
  
  - Где я? Почему так темно? Откуда идет этот голос? Сильный и властный, он где-то далеко и в тоже время совсем близко. Этот голос звучит как приказ: - "Протяни руку, ищи дорогу"!
  Завулон протянул руку в пустоту и нащупал холод:
  - Темная бездна. Там ничего нет, но голос слышится вновь: - "Ты должен найти выход"! - Холодно. - Завулон поднес руку к глазам. - Это моя ладонь, она вся испещрена глубокими бороздами. Это линии моей судьбы и жизни. Их много, но какую из этих линий выбрать, какой дорогой пойти дальше? Выбрать наугад? Откуда во мне это щемящее чувство незавершенности? Я словно осколок разбитой амфоры, брошенной кем-то в бездну времени - осколок утерянных цивилизаций! Так не должно быть... Ничего не видно. Мрачная пустота. Рука исследует каждую пядь, но натыкается только на вселенский холод...
   С каждой минутой в сознании начало становиться все светлее. Этот свет ласково защекотал лицо Завулона, вынудив его открыть глаза. Он очнулся, хотя все еще находился во власти странного сна. Яркие, красивые, иногда ужасные, в последнее время они часто приходили к нему, но всегда резко обрывались, сменяя собой, друг друга. За мгновение он вспомнил, что произошло с ним вчерашней ночью. Рука непроизвольно спустилась вниз и нащупала у пояса кисет с "Оком кагана":
  - Слава Создателю, синхронизатор времени на месте! Это сон, всего лишь плохой сон. Однако следует поскорее уходить из этого города. Семендер во власти диких кочевников. Три дня разгула, грабежа и бесчинств, хвала Всевышнему, что я остался жив. Теперь положение уже стабилизируется. Торговые пути снова открыты, нужно уходить в Шемахи с первым же караваном. Если Патруль станет искать "Око кагана", то соответственно выйдут и на меня...
   Завулон точно рассчитал, когда следует отправиться на базарную площадь. Рынок уже ожил, и робкие первые торговые караваны пришли в Семендер. Толпа людей заполнила перед обедом базарную площадь. Кого здесь только не было, местные и заезжие торговцы, крестьяне из окрестных селений, верховые и пешие, горожане и, конечно же, новые хозяева-кипчаки, пытавшиеся сбыть заезжим предприимчивым купцам награбленное по дешевой цене.
  - Не даром мудрецы изрекали, что нет ничего нового под луной! - усмехнувшись, подумал про себя Завулон, разглядывая груженные разной всячиной повозки и напряженные лица их хозяев. - Это я правильно подметил! Как и прежде, люди просто стараются жить. Торгуют, покупают, работают, в общем, выживают, как могут. Скорее бы выбраться из этого проклятого города! По-моему найти караван, который отправится сегодня к Дербенту, не составит большого труда.
   В поисках людей направляющихся в сторону Дербента, Завулон долго бродил по базару Семендера. Было очень холодно. Слабый ветерок разносил неприятные запахи навоза и смрад от еще не убранных с улиц разлагающихся и гниющих туш, падшего во время осады скота, вызывая тошнотворные ощущения. Усталый скиталец поднял к небу взгляд и перевел дух. Тот же самый ветерок гнал по небу рваные облака. Прислонившись к навесу лавки торговца пряностями, Завулон закрыл глаза и с тоской подумал о том, как хорошо было бы очутиться сейчас в Академии времени. Ноги гудели от усталости. Куда идти и что делать дальше, он представлял смутно, но знал точно, что идти одному в Дербент опасно, поэтому Завулон решил немного передохнуть и собраться с мыслями.
   Внезапно базарная площадь зашумела, пришла в движение и люди стали разбегаться в разные стороны, освобождая для кого-то дорогу. Завулон также отошел вместе со всеми, стараясь ни чем не выделяться из толпы. Неожиданно он почувствовал на своем плече тяжелое прикосновение чужой руки. Он резко обернулся. Улыбаясь, на него смотрела наглая физиономия смуглого черноволосого мужчины в засаленной одежде. Завулон сразу узнал его:
  - Палач Мамед! - вихрем пронеслось в мозгу.
  Завулон бросил презрительный взгляд на Мамеда и резко отпрянул в сторону, надвигая грубый капюшон плаща на голову. Стать пленником Мамеда ему совсем не хотелось. Ничто не предвещало неприятностей в этот день, на него особо никто и не смотрел. Кому интересен бедный несчастный иудей? Длинный мешковатый плащ и стоптанная обувь изменили облик Завулона до неузнаваемости. К тому же при нем не было никакого оружия. Вид бедного иудея, вооруженного саблей, обязательно бы привлек излишнее внимание и вызвал бы ненужные подозрения.
   Сделав несколько шагов в сторону, Завулон споткнулся о камень, - длинный подол плаща тоже сыграл свою трагическую роль. Потеряв равновесие, он упал. Быстро поднявшись на ноги, он бросился бежать, расталкивая толпу руками. Инстинкт самосохранения подсказывал ему, что нужно спасаться. Его ругали, пинали, но Завулон ничего не замечал, кроме своих стоптанных сандалий:
  - Главное не упасть еще раз!
  Его остановила резкая боль. Спину словно рассекли на две части и, задыхаясь, Завулон замер на миг. Все потемнело в глазах и приняло не четкие очертания. Боль снова пронзила его тело. Падая на землю, он обернулся. Знакомое одутловато-обрюзгшее лицо и бегающий взгляд маслянистых глаз надменно смотрели на него.
  - Я вижу, ты узнал меня, мудрец! В прошлую нашу встречу, ты был намного смелее!
  Плеть снова поднялась над головой Мамеда. Завулон успел закрыть лицо и голову руками, и в тот же миг плеть снова опустилась на него. Окружающие люди больше не смеялись, а лишь с интересом наблюдали за тем, как вновь избранный новыми хозяевами Семендера бывший палач Мамед, а ныне член городского совета избивает кнутом несчастного иудея, и тихо высказывались по этому поводу.
   Несправедливость и безразличие окружающих, потрясли Завулона. Он не кричал, хорошо понимая, что в этом городе закон не распространяется на него, и никому ничего не докажешь. Сопротивляться жестокой судьбе было выше его сил. Чей-то низкий голос заглушил гул толпы. Этот голос прозвучал властно и грубо. Люди начали торопливо расходиться, очищая дорогу. Звонкое цоканье конских копыт приближалось, но впавшему от боли почти в беспамятство Завулону было уже все равно, что с ним будет дальше.
   На расчищенную дорогу выехал половецкий конный отряд, сопровождавший Кара-Кумуча и Урус хана.
  - Будь прокляты эти персы! - процедил сквозь зубы предводитель отряда.
  Зычный низкий голос принадлежал именно ему.
  - Прочь с дороги скоты! - гаркнул он на тюркском.
  Гнедой конь, почуяв гнев хозяина, встал на дыбы, чуть не задев при этом копытами зазевавшегося горожанина.
  - Не горячись, Кара-Кумуч, - обратился к нему всадник, ехавший за ним следом, - ты же знаешь, это подлое и трусливое быдло!
  Предводитель громко рассмеялся, поправляя висевшую на поясе дорогую саблю. Его роскошная одежда выделялась богатством, а конь - дорогим изысканным снаряжением.
  - Как же тут не горячиться, дорогой Урус хан. Ты только посмотри, ни какого уважения к нам. Еще недавно эти люди трепетали, умоляя меня пощадить их!
  Кара-Кумуч указал рукой в то место, где палач Мамед в окружении развлекающейся толпы, сводил счеты с несчастным Завулоном.
  - Расправа без суда для персов дело обычное.
  Урус хан внимательно пригляделся и неожиданно воскликнул:
  - О, Тэнгри!!! - пришпорив коня, он быстро бросился вперед.
  Спрыгнув с коня, он грубо схватил Мамеда за шиворот и отшвырнул в сторону. Склонившись над Завулоном, Урус хан оторвал от его головы, судорожно прижатые окровавленные руки и взглянул в лицо:
  - Алексей!? - непроизвольно сорвалось с его губ.
  На какой-то миг Завулон пришел в себя. Глаза их встретились, и он узнал друга...
   Урус хан перевел взор с вновь впавшего в беспамятство Завулона и хмуро посмотрел на Мамеда. Дрожа словно осиновый лист, бывший палач, невольно вызвавший гнев половецкого хана, раболепно начал оправдываться:
  - Достопочтимый хан! Я член вновь избранного городского совета Семендера. Мое имя Мамед. Этот человек совсем не тот, за кого он себя выдает! Вели заключить его под стражу, и ты узнаешь великую тайну, которую не смог разгадать бывший хозяин этих земель. Недостойный Фархад Абу-Салим, которого вы посадили на кол, долго искал этого человека, но так и не смог выведать истину! Пусть стадо диких ишаков осквернят его могилу!
  - Взять его и содрать с него с живого кожу! - отдал распоряжения Урус хан, подоспевшей к тому времени охране сопровождения.
  Те в нерешительности застыли на месте.
  - Я сказал взять! Исполняйте! - с ненавистью процедил сквозь зубы хан.
  - Не стоит так горячиться из-за какого-то нищего, мой дорогой друг! - ложа руку на плечо разгневанного Урус хана, произнес подоспевший Кара-Кумуч. - Этот человек член нового городского совета. Что скажут люди? С него будет достаточно пятидесяти ударов кнутом, раз он вызвал твой гнев. Потом, если останется живым после наказания, пусть выбросят его за городские ворота. Я полагаю, это будет справедливо!
  - Я сам стану его пороть! - трясясь от гнева, произнес Урус хан.
  - Не стоит, дружище, не ханское это дело наказывать какого-то прохвоста. Эй, вы! - Крикнул Кара-Кумуч охране - Возьмите его и всыпьте, чтобы другим не повадно было! Я надеюсь, инцидент исчерпан, и мы можем ехать дальше?
  - Прости, Кара-Кумуч, но я возвращаюсь в наш стан.
  - Ну, что же, воля твоя, ты хан, - разочарованно ответил Кара-Кумуч, - но я надеюсь, к ужину ты будешь у меня? Айгыз обещала порадовать меня пловом, приготовленным ею собственноручно!
  - Я обязательно буду. Эй, вы! - обратился он к своим воинам, - помогите мне положить этого несчастного на коня...
   Усилиями деда Махора и старой Олуш, Завулон очнулся на следующее утро и быстро пошел на поправку. Когда он окончательно пришел в себя Урус хан крепко, по-мужски обнял друга:
  - Наконец-то я тебя нашел!
  - Илья! Откуда ты свалился, дружище?! - возрадовался неожиданной встрече Завулон.
  - Лучше не спрашивай. Ты, я вижу, то же сменил прошлый презентабельный вид русского дворянина на обличье иудейского мудреца?
  Оба весело рассмеялись.
  - Не надо о грустном. Теперь такой факт имеется в моей биографии. Я гляжу, и ты перевоплотился в половецкого хана?
   Старая Олуш принесла обед, и бурдюк веселящего душу кумыса. Время летело быстро. Почти не замечая его, друзья так увлеклись разговором, что не заметили, как на землю опустилась ночь. Каждый из них пересказывая свои приключения, хотел узнать о другом, как можно больше...
  
  ******
  
   Тарки-Тау не очень высокая гора, но она хорошо известна всем народам, населяющим эти территории. Это ориентир для путника и моряка. Издали она кажется огромной взметнувшейся каменной волной, и, когда еще не видно крепостных стен, с радостью ожидаешь, что скоро покажется Семендер. Тарки-Тау - платовидная гора, поверхность которой напоминает слегка не ровный прогнутый стол, и только на западе выдается ее лесистая вершина Тик-Тюбе. Края Тарки-Тау скалистыми обрывами падают вниз к склонам, поросшим кустарниковым лесом. С плата хорошо виден Семендер и далекая панорама Абескунского моря.
  - Отец, почему ты решил поселиться именно здесь, на склоне этой горы, в этом маленьком бедном селении?
  - Ты слишком молод, Кара-Кумуч и не можешь понять меня, но придет время, и ты по достоинству оценишь правильность выбранного мною решения. Тесными и душными представляются мне каменные стены города. Мне нужен вольный ветер и поэтому я назову это маленькое поселение Таргъу, тут будет мой последний стан!
  - Если ты считаешь, что каменные дома вредны для здоровья, то, как же ты разобьешь юрты на склоне горы?
  - Человек привыкает ко всему, Кара-Кумуч. Многое придется изменить в нашем быту. До завоевания этих земель наш народ, словно ветер пронесся по жизни, почти не оставив материальных следов на дороге времени... А как упрекнуть ветер за его норов? За то, что он такой, какой есть? Поэтому нам придется крепко зацепиться за эти земли и пустить глубокие корни. Хватит странствий, время пришло, пора уже окончательно начать вести оседлую жизнь!
  
  ******
  
   С окончанием цикла зимних холодов, окрестные низменности и склоны горы резко изменились. Все это время новые хозяева этих земель вели непрерывное строительство своих новых поселений. Дел было много, но с наступлением нового года и праздника Навруза, ханы - главы родов и старейшины, съехались в Таргъу на празднества.
   По узкой тропе Кара-Кумуч и Урус хан поднимались на плато горы Тарки-Тау, чтобы взглянуть оттуда вниз и по достоинству оценить произошедшие изменения. Отсюда, С вершины плато, открывалась прекрасная панорама, которая поражала воображение. Со страшной высоты взор оббегал окружные горы, живописно волнующиеся одна за другой, скользил по алачыкам Таргъу, представляющимися отсюда в очаровательном беспорядке. Спускался вниз к каменным стенам Семендера, и далее стелился по необъятной равнине моря, сливающегося с линией горизонта.
   В верхней части Таргъу, как и прежде, тесно ютились грубые каменные сакли, заселенные прежними жителями селения. В средней и нижней части, выделялись новые дома алачыки. Это были большие, довольно массивные, цилиндрической формы сооружения, плотно сплетенные из прутьев, обмазанные глиной, с конической крышей, сделанной из жердей и прутьев и покрытой соломой. В верхней части конуса изнутри укреплялось колесо, надетое на высокую жердь и укрепленную по середине помещения. Сверху на колесо опирались жерди конуса. Алачыки имели небольшие двери и оконные отверстия. По своей форме эти сооружения очень напоминали юрты кочевников, хотя они были не войлочными, а плетенными.
  - Я хочу покинуть вас, - первым нарушил молчание Урус хан.
  - Я уже давно заметил это. С того самого момента, как ты встретил этого иудея на базарной площади Семендера, ты очень изменился, Урус хан. Ответь мне, что связывает тебя, хана кипчака, главу целого рода и этого полоумного иудея? Я понимаю, за чередой неотложных дел, мы редко видимся последнее время, но что тебе мешает жить, как и прежде среди нас?
  Урус хан замялся. Он с трудом подбирал нужные слова. В конце концов, собравшись с мыслями, он начал говорить:
  - Мое решение досталось мне не легко, но оно бесповоротно. Не знаю, поймешь ли ты меня, но мне нужно уйти. Говорят, что большое видится на расстоянии. Нельзя по-настоящему оценить красоту и великолепие горы, когда ты стоишь у ее подножья... Когда проводишь рукой по неровностям базальтовой породы, а миллионы лет в истории этого камня, как табуны диких лошадей, проносятся перед мысленным взором, кажется, вот оно, постиг! ...Но нет, ты еще не обрел способности видеть главного. Чтобы увидеть гору по-настоящему, тебе нужно отойти от нее, удалиться на приличное расстояние, достаточное для целостного восприятия. Только тогда можно увидеть, что эта большая и неприступная гора является составной частью чего-то большего, и такого громадного, что невозможно выразить словами. Тоже самое и с человеческими отношениями. Прежде, чем приблизиться к пониманию и постигнуть суть людской природы, необходимо сначала научиться ценить каждый миг своего пребывания рядом с ними. Особенно, если это близкие для тебя люди. Все это возможно правильно оценить только через расставания. Нужно пройти этот длительный путь до конца, потратить не один десяток лет, чтобы придти, наконец, к пониманию этого, чтобы понять, для чего в нашей жизни бывают расставания...
  - Ты говоришь точно так же, как говорил много лет назад великий кам Берке. Иногда мне кажется, что ты, Урус хан, как и он, можешь предвидеть будущее наперед? Если это действительно так, то расскажи мне, что будет дальше с нами? Как сложится судьба моего народа?
  Урус хан задумался:
  - Я не в праве говорить о будущем, - после долгой паузы произнес он, - но я все же попытаюсь обрисовать тебе хронику ближайших событий. Надеюсь, это в чем-то поможет тебе. Ваше решение уйти из Великой Степи было правильным: Уже пришло то время - и медленно, словно ледник с гор, движется с востока на Дешт-и-Кипчак могущественные племена монголов. Страшная сила пришла в движение. Монголы скоро сомнут прежних хозяев степи и утвердят за собой огромные территории. С грозными кличами бросятся половецкие воины в атаку на врага. Тактика их боя оттачивалась веками. Ни в чем не уступят кипчаки монголам, ведь ваш народ не знал по существу никаких мирных занятий, только войны, бесконечные войны. Однако кипчаки проиграют и в полной мере заплатят за свое поражение. Великая Степь превратится вскоре в конюшню монгольской империи, откуда завоеватели, словно коней, будут отлавливать арканами живой товар и перепродавать на невольничьих рынках востока. Судьба отвернется от гордых детей степи. Некоторое время они еще смогут сопротивляться и держать в руках сабли, но вскоре они сольются с завоевателями, они разбавят кровь монголов своею кровью.
   Судьба твоего народа, Кара-Кумуч не так трагична. Через несколько десятилетий завоеватели с востока доберутся и до этих мест. Бесследно исчезнет с лица земли древний Семендер, через много веков на его месте возникнет другой город, но селение Таргъу будет существовать всегда. Твой народ выстоит в эти тяжелые времена, сохранит свою самобытность и независимость и не растворится в потоке монгольских завоевателей, сохраняя свою культуру и нравы. В честь твоего имени твои предки станут называться кумыками, гордо неся в веках это наименование своего народа. Пожалуй, я рассказал тебе все, что знаю.
   Урус хан умолк, молчал и погруженный в размышления Кара-Кумуч. Они долго так стояли на обдуваемом ветрами плато Тарки-Тау. Наконец, Кара-Кумуч первым нарушил молчание:
  - Я понял тебя, Урус хан. У настоящего мужчины должно быть только одно слово, и ты его произнес. Как мне не тяжело и грустно, но я не стану тебя уговаривать и задерживать. Ты принял свое решение, а я принял свое. Все на этом свете находится в воле Великого Тэнгри! Поступай, как считаешь нужным, но помни, что если ты когда-нибудь надумаешь вернуться назад, я с радостью приму тебя. Крепко, по-мужски обнявшись на прощание, они стали спускаться с горы...
  
  ******
  
   В назначенный Урус ханом день расставания, погода неожиданно снова уступила свои права зимней стуже. Пронизывающий холодный ветер зло сек лица колючим снегом, слепил глаза, танцевал и кружил в вихре, как свора злых демонов, застилая все вокруг густой белесой пеленой. Усталые кони с трудом преодолевали снежный круговорот, с натугой взбираясь на крутые вершины гор. А в горных долинах, в глубоких оврагах окунались по грудь в пушистые сугробы как в свежее пенистое молоко.
   Двое всадников тоже устали, но ехали молча. Урус хан прокладывал путь, пристально вглядываясь в неясные очертания гор, стараясь найти в снежной мгле какую-нибудь пещеру или грот. Метель не утихала. Небо дрожало в неистовом гневе и, будто гигантская мельница, без устали непрерывно швыряла на землю из-под невидимого жернова гигантские потоки ледяной крупы, которые сразу же подхватывал ледяной ветер. Завулон поплотнее запахнул полы своего плаща и снял рукавицу, вытирая ладонью с лица налипший снег.
  - Нашел! - раздался окрик Урус хана.- Вон там под нависшей скалой есть какое-то углубление. Полагаю там небольшая пещера, в ней мы и откроем временной портал.
  Всадники подстегнули уставших коней, но мысленно они уже были там, в просторных и светлых залах Академии Времени...
Оценка: 6.45*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) А.Робский "Скиталец: Печать Смерти"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"