Optical Illusion: другие произведения.

Контрабандист и его девушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновейший черновик одного хулиганства в стиле космофэнтези. Пока наброски, не более того... Пишу то, что легче идет, и на что есть время. (Примечание. В моём авторском мире слово "демиург" склоняется по родам. Женщина-демиург называется "демиуресса". Тамошние жители к этому привыкли и осуждать их за это бесполезно. Тапки на эту тему все мимо.))) Ещё примечание. Сейчас я активно дополняю набросок 1, поэтому 2-й набросок с ним несколько рассинхронизировался. Поправлю несколько позже.)

  Набросок N 1.
  
  Маленькая изящная космическая яхта вот уже вторые стандартные сутки мчалась в гиперпространстве. Капитан кораблика Мэй От старательно отслеживал маршрут по галактической карте. Последний заброс гипермаркеров плюс подсчёты компьютерного навигатора показали, что они отклонились от цели на 3 градуса при прохождении облака Ториона. Это была аномальная зона с непостоянным значением массы и ряда других параметров. После её прохождения часто требовалась коррекция курса. Мэй отправил 4 очередные гипермаркера, стандартная в общем-то процедура, и принялся ждать отклика для более точной оценки текущего местоположения.
  
  Тем временем Кэп с помощью искина, пользуясь админскими правами, подключился к видеокамере в единственной каюте мини-корабля. Зрелище, представшее его глазам, приятно радовало глаз. Полуобнаженная фигурка девушки, частично выбравшейся из под тяжёлого одеяла и сейчас лениво разлёживающейся после бурной ночи. Их бурной ночи. У Кэпа, когда он был моложе, было полно женщин. Часто его авантюрные рейсы заканчивались богатыми барышами. И ему было на что ухаживать за дамами. Щедрые подарки, сладкоголосые речи умелого балагура и какие только красотки не оказывались в итоге в его кровати. И звезды телесериалов и хозяйки кантин средней руки, и владелица сети ресторанов, даже разведенная герцогиня. Впрочем от брака с герцогиней его едва спасло врожденное чутьё ловеласа и контрабандиста, что пора уносить ноги, иначе пара-тройка бурных ночей превратились бы в пару-тройку тысяч проблем. Но все это было в прошлом.
  
  Капитан От остепенился, предпочитая сосредоточиться на бизнесе и зарабатывании денег, стараясь с женщинами не связываться совсем. Это ж какая экономия бюджета. Ни тебе незапланированных расходов, ни уходов от погонь, ни подстреленных и разнесенных вдребезги разными "доброхотами" кораблей. В общем гораздо спокойнее... и скучнее. Но он не переживал по пустякам. Вот она нашлась красавица его мечты!
  
  Смуглокожая, с короткими чёрными волосами, смелая и отчаянная как сам Кэп, не лезущая за словом в карман. Точёная фигурка, грудь именно того размера как он любил, не больше и не меньше, миловидное личико, и вечная задорная улыбка. А уж какие жаркие поцелуи дарили эти алые губки. Словом капитан влюбился. И имя его любви было Луриэна.
  
  Загадочное имя, кстати. В этом секторе космоса не было ни одной девушки с таким же именем. Часто детей называли в честь кинозвезд, политиков, спортсменов, исторических деятелей или героев, реже использовали списки-номинаторы, по которым родители выбирали имя для ребёнка. Но Луриэны там не было. Ещё короткая форма Лури изредка встречалась. Впрочем представить свою Лури с полным именем Бельсилурия Кэп не хотел бы и в страшном сне. Задорная и весёлая Луриэна. Вот это другое дело! И любимая...
  
  Всё чаще Мэя Ота посещали мысли о том, чтобы затащить Луриэну не только в постель, но и в какой-нибудь местный храм по пути следования. Но как всякий порядочный контрабандист он откладывал это дело на потом.
  
  И вот провернув удачную сделку, Кэп вместе со своей пассией, бывшей кроме того офицером связи корабля и даже целой эскадры в рейдах, а по совместительству специалисткой по ремонту, просто-напросто отправились в отпуск на месяцок. Правда оба были достаточно привиредливы, поэтому курорт себе выбрали, до которого лететь целых два гипердня с хвостиком.
  
  В дороге они подъедали запасы заранее подготовленных и закупленных вкусняшек, смотрели голографические фильмы, отрывались под модный музон, устраивали задорные танцульки... Которые всякий раз заканчивались жаркой ночкой или днём, или вечером, короче да какая разница чем, тем более в космосе и тем более в режиме гиперпрыжка. В общем взрослые люди и так поняли, в какие именно бирюльки они играли, а детям и подросткам нечего смущать неокрепшие умы всякими... глупостями.
  
  Так себе и летели тихо мирно, иногда Мэй еще отвлекался на навигацию и мониторинг обстановки. А сейчас созерцал аппетитное тело и милое личико своей возлюбленной в ожидании тихого зуммера обработчика гипермаркеров. Как вдруг...
  
  Корабль рывком вышвырнуло из гиперпространства. Компенсаторы аварийных ситуаций взвыли на полную, придавливая полями пассажиров к выбранным поверхностям. В ином случае они бы немедленно погибли в болтанке. Лури мгновенно проснулась и попыталась сесть. Но поле надёжно фиксировало её.
  
  - Мэй! - Крикнула она. - Что случилось? Авария?
  
  Не услышав ответа, Луриэна превозмогая прижимное поле потянулась к устройству связи на стене.
  
  Тем временем капитан отчаянно бился с болтанкой. Наконец победив её и оглядевшись, Мэй выматерился такими выражениями, что услышь его Лури, её ушки бы заалели от обилия впечатлений. Впрочем именно так и было, Лури добралась до переговорного устройства на стене каюты, и выслушав порцию отборной брани от своего возлюбленного, к счастью довольно безадресную по поводу архоновых долбанных идиотов, устроивших по кой-то мрез (это мелкое фольклорное гадостное существо), далее в новостях был бы длинный б-и-и-и-и-и-п, глушащий неценщурщину, так вот по кой-то мрез устроивших разборки с применением гипермагнитов и долбаных астропушек и прочей подобной военной космодряни. И самое замечательное, что пара "везучих" космических туристов оказались на окраине происходящей бойни. Немедленно щиты яхты взорвались тяжеленными хлопками от атаки аннигиляторами. Взвыл щитовой реактор, компенсируя перегрузку щитов. Ещё одно-два таких попадания и им крышка.
  
  Капитан мгновенно бросил яхту в сторону, выходя из под атаки. Плазмаронные туррели шваркнули в ответ по атакующей эскадрилье, было понятно что разбираться никто не будет, и нарушителей периметра ожидает безжалостное уничтожение.
  
  Плазмароны против боевых мини-шаттлов оказались далеко не столь эффективны, как против пиратов. Да, щиты у противника затрещали и они разомкнули строй. В результате обороняться и уворачиваться пришлось от нападающих с десяти сторон одновременно. Долго в таких условиях продержаться было невозможно. Спасти их могло только чудо. И чудо прибыло... В виде двух энергетических бомб.
  
  По всей видимости противная сторона запустила по атакующей эскадрилье пару смертоносных "подарочков"... И эскадрилью смело к мрезовой бабушке. Более сильные многослойные щиты элитной космической яхты выдержали удар одной из энергетических бомб, произошедший к тому же на некотором расстоянии. Но это обошлось дорогой ценой. Сенсоры повыжигало ко всем архонам и теперь маленький корабль ослеп и оглох. В условиях масштабной космической битвы это означало почти неминуемую гибель корабля.
  
  Неизвестно, чем бы закончилась данная история, если бы Лури послушно ждала, пока её бравый капитан спасёт их обоих из возникшей передряги. Скорее всего ничем хорошим. В более худшей переделке, да ещё и на полностью ослепшем корабле младшего класса, одним, без помощи надежных боевых товарищей, посреди орд боевых кораблей противника, им бывать не доводилось.
  
  Однако, Луриэна никогда не отличалась послушностью. Она всегда рвалась вперед, в самое пекло, будучи сорвиголовой по натуре и превосходя в этом качестве своих многочисленных бесстрашных коллег и собственного парня. Её сверхъестественное чутьё подсказывало ей, что и как делать, чтобы в последний момент улизнуть от смертельной опасности или казалось бы безвыходной ловушки. И сейчас она вырвалась из собственной каюты и бросилась сломя голову к креслу второго пилота. Мельком отметив, что капитан пребывает в полуоглушенном состоянии, Лури отложила вопрос оказания помощи до момента ухода в безопасную зону. Едва слившись сознанием с искином корабля, она дала команду на отсоединение от управления оглушенного капитана. Мрезова система безопасности запросила админский пароль на выполнение запрошенной операции, что привело к потере нескольких драгоценных мгновений. Наконец, слияние из вторичного стало первичным и монопольным и наступила полная темнота и тишина.
  
  Тем не менее, Лури не растерялась, осознав, что все до единого внешние сенсоры мертвы. Не теряя ни мгновения на попытки достучаться до выжженных подсистем, девушка моментально перешла в состояние боевой медитации. Вспоминая уроки матери, она развернула вокруг себя обширную сенсорную систему, позволявшую ей "видеть" не глазами и даже не телом, а словно душой, сразу, напрямую и во всех направлениях одновременно. И вовремя, едва полумертвая яхта подвинулась вперед на пару своих корпусов, как предыдущее ее положение рассек белесый разряд. Причем это не была пшикалка минишаттла или тем паче каких-нибудь пиратов, стрелял по ним малый крейсер одним из вспомогательных орудий. Ждать, пока он развернется и шарахнет главным калибром, определенно не стоило.
  
  И Лури дала поврежденной посудине полный ход, удаляясь по возможности от противника. Постоянно приходилось менять курс под разными углами во избежание попаданий. Помогало то, что их, видимо, не сочли основной целью, а посему постреливали изредка, скорее наудачу. И удача, как оказалось, была на стороне беглецов. Спустя показавшиеся вечностью четыре минуты, Лури дотянула до края зоны, контролируемой ближайшим гипермагнитом, и обнаружила, вернее почувствовала перед собой вышедший из гиперпространства очередной строй минишаттлов.
  
  Ждать дальше и проверять меткость противника было смерти подобно, и Луриэна совершила единственное, что ей оставалось - гиперпрыжок вслепую. Быстро выйдя из прыжка, она поменяла курс и ушла в следующий гиперпрыжок. Спустя несколько секунд она повторила это же действие. Цель была проста - замести следы. И это им удалось, преследователи потеряли их после десятка подобных скачков. Лури, ощутив, что их никто не преследует, слегка расслабилась и совершила последний, уже долгий прыжок. И это было ошибкой. Расслабляться и терять концентрацию не следовало.
  
  Гиперпространство позволяло двигаться быстрее скорости света, но вовсе не спасало от столкновения с материальными объектами Вселенной. В какой-то момент Луриэна почувствовала с немыслимой скоростью надвигающуюся прямо по курсу опасность и врубила экстренное торможение. И вовремя, они едва не впечатались в звезду. Поменяв курс, она попыталась совершить еще один минипрыжок, чтобы уйти от неминуемого столкновения, и отчасти он ей удался. От столкновения со звездой они ушли, вот только гиперпространственый ускоритель вышел из строя. Разумеется так и должно было случиться, ведь всем известно, что совершать прыжки на расстоянии меньше предела Эрстела (Эрстел - ученый в этой реальности, высчитавший основные параметры, необходимые для работы гиперускорителей и изготовивший первый рабочий прототип) - безумие, приводящее к выходу из строя гиперускорителя (далее гипера для краткости) и фактически лишающее корабль большей части мобильности, превращая его в уязвимую мишень, способную двигаться только на досветовой. Бывали даже случаи сильной перегрузки гипера, приводившие ко взрыву и разрушению корабля. Тем не менее, опытные капитаны изредка проворачивали подобные трюки, когда пожертвовав гипером, спасали корабль от неминуемой гибели.
  
  Лури не была опытным капитаном, но присущие ей не совсем обычные способности, позволили по наитию выбрать курс, при котором разрушение гиперускорителя должно было выйти относительно тихим и в то же время вытащить яхту из гравитационной ямы звезды.
  
  "Пых", что-то полыхнуло в задней части корабля. Прекрасно зная, что полыхнуло, Луриэна выжимала максимум из досветовых двигателей, стремясь подальше уйти от звезды и подогнать траекторию так, чтобы попасть в поле тяготения маленькой пригодной для жизни планетки этой системы. И к ее облегчению все получилось. Едва вырулив на безопасную орбиту, она столкнулась со внимательным и немного настороженным взглядом слегка оклемавшегося капитана. Кэп, едва придя в себя и ощутив многочисленные скачки, далее отслеживал обстановку через искин. Слияние с искином, в котором находилась Луриэна, имело ту особенность, что позволяло передавать информацию как от корабля пилоту, так и наоборот. Искин, конечно, был изрядно ошарашен обстановкой, так как вместо стандартных сенсоров, он был ограничен вИдением мира в исполнении пилота, а это создавало большие погрешности в расчетах, кучу неразберихи и необходимость в постоянной коррекции ранее сформированных оценок и рекомендаций пилоту. Тем не менее, благодаря информации искина, Кэп видел, что его пассия движется отнюдь не вслепую. И хотя косяк пилота с последующим уничтожением гипера его не порадовал, он прекрасно осознавал, что сам на полностью слепом корабле не преодолел бы и одного процента искомого расстояния. Однако, у него назрела уйма вопросов.
  
  - Лурён, милая, тебе не кажется, что потребуются кое-какие разъяснения всему происходящему после выжигания сенсоров корабля? Впрочем, согласен, если ты их сделаешь чуть позже, потому что...
  - ... Сперва я посажу корабль на поверхности ближайшей к нам планеты, ибо ни одной другой пригодной для обитания, до которой мы дотянем, просто нет.
  - Ок, не возражаю. И прости, что был достаточно беспечен, что втравил нас в эту передрягу.
  - Оба дураки, - усмехнулась девушка. - Ведь знали же, что космос опасное место, так нет же, летели как два втюхавшихся подростка, полупьяные друг от друга и с трудом осознающие реальность. Ну как же, два кррррутых космических волка! Блин, как печально осознавать, что из-за собственной придури мы во все в это вляпались и неизвестно, когда выберемся.
  "Если, конечно, я не позову на помощь маму", - мысленно продолжила Луриэна, впрочем воздержавшись от озвучки этого варианта капитану и от самого действия. Искомое привело бы к спасению, но с последующим помещением под домашний арест и очередные лет надцать уроков и нотаций. Сказать, что Лури, не уважала собственную маму и не желала у нее учиться, было бы полнейшей глупостью, тем более зная, кто она такая. Но как всякий ребенок, она больше всего на свете желала свободы, а не жить по указке родителей. Если уж кого и слушаться, то отца. Но и он не стал бы влезать в их с мамой "терки", а благополучно бы "слился", когда дело дошло до "милых женских разборок".
  - Ещё какие! - хохотнул Мэй. - Ладно, если ты что-то видишь в окружающей тебя мгле, сажай корабль. В идеале мягко...
  - Посажу на воду или вернее в воду поблизости от какой-нибудь суши. Я не настолько чутко воспринимаю реальность через медитацию, чтобы видеть сложный рельеф местности, но вот расстояния до объектов я ощущаю. И проще всего исходить из того, что высота воды в океане одинакова. Ну а воду от суши я также отличаю, хотя и с большим трудом.
  - Тогда делай все плавно, кис! - увещевающе пробормотал Кэп. - Поверь, лучше пережечь топлива, но остаться в живых, чем поступить наоборот и получить обратную ситуацию.
  - Ладно, не отвлекай тогда! - с притворной суровостью ответила Лури и вернулась в режим слияния. Капитан продолжил следить за обстановкой через отчеты о текущей ситуации, генерируемые искином.
  
  Томительно тянулись минуты, пока Лури замедляла корабль, чтобы он перешёл со второй космической на первую, а затем начал постепенно падать на планету. Поврежденная оболочка звездной яхты могла бы создать пассажирам громадные проблемы, если бы не все еще функционирующие многослойные щиты, способные выдержать несколько выстрелов из мощного современного оружия, а не то, что какой-то там перегрев, вызванный торможением в атмосфере планеты. К тому же, Луриэна, прекрасно понимавшая, что своими силами им с планеты теперь не выбраться, щедро выжигала запасы топлива, гася избыточную скорость и нагрев. Наконец полет стал больше напоминать движение атмосферного лайнера, правда высота была всё ещё громадной, целых 25 эсков (стандартных километров).
  
  Капитан попробовал оглядеться визуально, куда лучше приземлиться, но видимость была только через боковые иллюминаторы и густые облака закрывали поверхность планеты. Посему он вынужденно промолчал, не мешая Лури самостоятельно определиться с местом посадки.
  
  Чуть позже Луриэна нацелилась на южную оконечность небольшого архипелага. Она сочла, что выживать в условиях тропического климата будет лучше, чем в условиях умеренного, потому и направлялась поближе к северному тропическому поясу планеты.
  
  Благополучно увернувшись от всех клочков суши, корабль плюхнулся на воду. Используя нижние щиты корабля словно днище водного судна, Лури на малом ходу поплыла к ближайшему острову. Остров оказался в размерах 5 эсков на 3, прямо на берегу оказались местные пальмы с местными же плодами, их съедобность надлежало определить позже. Выйдя из слияния и коротко переговорив с Мэем, Лури получила добро править на выбранный ей ранее ближайший остров. Спустя недолгое время она была вынуждена поднять корабль над поверхностью воды и суши, и расшвыряв на десятки метров плоды с ближайших деревьев и распугав окрестную живность, космический корабль наконец-то совершил посадку на импровизированном островном космодроме.
  
  - Прибыли! - девушка лаконично отметила свою успешную посадку.
  - Ты молодец! - капитан без лишних слов обнял свою пассию.
  
  ***
  
  Спустя несколько минут Лури озабоченно хлопотала вокруг капитана, ведь в момент взрыва энергетических бомб, тот был в режиме слияния с кораблем и выжигание сенсоров корабля испытал пусть и виртуально, но что называется, на себе. Благодаря специальной тренировке современных пилотов, он успел частично отстраниться от происходящего, и только это и спасло его глаза и мозг от перегрузки. Были реальные шансы загреметь в нейроклинику, а в условиях падения на заброшенную с виду планетку - без своевременного лечения превратиться в овощ.
  
  Но все обошлось, а кроме того у Луриэны всегда был "План Б" на самый крайний случай, но прибегать к нему не хотелось. Поэтому вколов инъектором Мэю успокоительное и закапав в глаза специальные капли, Лури настойчиво утащила бравого капитана в каюту, где устроила ему сеанс расслабляющего массажа. Капитан согласился бы и на большее, но его девушка сильно переживала за его здоровье, а потому рекомендовала ему покой и сон. Кэп и сам понимал, что так будет лучше, но одно его сильно беспокоило.
  
  - Лури! Мы прибыли на неизвестную, богом забытую планету! Каков там состав атмосферы, ядовиты ли растения и животные, есть ли агрессивные аборигены, все это надо проверять только вместе. Когда я приду в себя! Слышишь? Не вздумай лезть никуда в одиночку!
  - Хорошо, дорогой! Я не полезу.
  
  Мэй с сомнением поглядел на свою шебутную девчонку, увидел в ее глазах печаль и беспокойство, и провалился в сон. Все же ему не понравилось, что она подозрительно быстро согласилась на его условия. Зная её... впрочем дальше сон взял своё.
  
  Лури провела ладонями над мирно спящим возлюбленным, активируя свои сенсорные возможности (кто-то бы сказал экстрасенсорные) на полную катушку, проверяя, все ли в порядке с ним. К счастью, не было ничего серьезного. Нужно было отлежаться пару дней и дальше соблюдать осторожность, но в целом можно было сказать, что капитан легко отделался.
  
  Убедившись, что капитану ничего не угрожает, Лури покинула каюту, вновь села в кресло пилота и перешла в медитацию. Осмотрев ближайшие окрестности, она не нашла ничего опасного: пальмы, песок, море, повалившиеся из-за воздействия корабля стволы, несколько подпалённых. На некотором расстоянии валялись сдутые воздушными потоками плоды. Живность ощущалась лишь на приличном расстоянии и то некрупная и предположительно неопасная.
  
  Кстати, стены корабля сильно экранировали способности Луриэны, и в определенный момент это ее начало раздражать. Наплевав на запрет Мэя, она не беспокоясь ни об оружии, ни о средствах защиты, беспечно зашла в шлюзовую камеру, а потом и вовсе выпрыгнула наружу.
  
  Был бы Мэй рядом, всыпал бы за такое по первое число, но сейчас ничто не мешало ей сконцентрироваться на осмотре окрестностей. Спустя пару минут отважная, если не сказать бесшабашная, исследовательница неизвестных планет, могла с уверенностью сказать: воздух пригоден для дыхания, опасных тварей в окрестностях нет, за исключением песчаной змеи, притаившейся за поваленным стволом в 50 шагах на северо-западе. Грозных сусликов и кроликоподобных созданий в расчет можно было не брать. Что же получается? Ехали в отпуск и попали на пляж? Ну что же, можно и так сказать. Конечно, капитана следовало подлечить, а корабль припрятать либо в скалах на другой стороне острова, либо под водой, но это позже. А пока...
  
  Лури с визгом бросилась на берег океана, по пути сбрасывая с себя одежду. Оставшись лишь в откровенном и почти прозрачном нижнем белье она со всего маху бултыхнулась в воду. Мягкий песочек поджаривал ступни, а солнце желто-оранжевого оттенка преизрядно палило с небес, поэтому она не задерживаясь, погрузилась на глубину. И лишь проплыв метров пятнадцать, вынырнула и окрестности огласил её веселый крик:
  
  - Йокку!!!
  
  (Что в точности означал этот возглас, мы доподлинно не знаем, но есть предположение, что это было выражение радости и удовольствия.)
  
  Вдоволь поплескавшись, Лури, одетая разве что в солёные брызги и две ничего не скрывающие тряпочки, побрела обратно к кораблю.
  
  Ей вспомнилась фраза Мэя "Мы прибыли на неизвестную, богом забытую планету!" и отчего-то вызвала весёлый смех.
  
  ***
  
  Когда несколькими минутами позже Лури вернулась в космическую яхту, капитан крепко спал. Транк, совмещенный с лекарственным средством, вызывал сильную сонливость, а также способствовал скорейшему восстановлению организма пилота, перенесшего сенсорный шок. Он и не заметил отсутствие своей девушки. Чего нельзя было сказать об искине.
  
  Лури, конечно, могла честно признаться Мэю в проступке и получить заслуженный нагоняй. Но было так неохота... И неугомонная девица решила схитрить. Пока кэп спал, она вновь влезла в искин с админскими правами и подчистила информацию об открытии шлюзов. Камеры-то внешнего наблюдения не работали, как и прочие внешние сенсоры. А вот внутренние работали. Пришлось зачистить и несколько видеозаписей. "Ну ты и шпиёнка доморощенная, Лури!" - сказала девушка мысленно сама себе. - "Но это купание в океане того стоило. Таакооой кайф! Ждать пока Мэй полностью выздоровеет, дотошно все проверит и лишь тогда дозволит выйти из шлюза - это выше моих сииил!" - чуть не простонала она.
  
  В общем, прикинув все за и против, Лури решила, что эта маленькая "ложь во спасение" не стоит того, чтобы "париться" по этому поводу. Чуть позже она умиротворенно засопела рядом с Мэем, не удосужившись даже помыться после купания в океане, настолько свежо она себя чувствовала и настолько ей не хотелось уходить сейчас от возлюбленного.
  
  ***
  
  Разумеется, Луриэна совершила глупость. Уж заметать следы, так полностью. Поэтому едва она открыла глаза, то увидела строгий взгляд капитана.
  
  - Твои админские права к искину корабля отозваны, Лури! - коротко информировал её Мэй.
  - Но как же так? За что? - начала канючить эта "оторва". - Ведь это я посадила корабль! И вообще...
  
  Далее шла длинная тирада с разъяснением ее многочисленных достоинств и достижений. Мэй спокойно выслушал свою прекрасную собеседницу, но непреклонно отрезал.
  
  - Нужно будет для дела - верну! Пока же ты изволишь вести себя как взбалмошный ребенок, оставлять тебе полный доступ - непростительное попустительство. Мало того, что ты соврала мне, перед этим убедительно пообещав, что никуда лезть без меня не будешь. Так ты еще при этом нарушила все мыслимые и немыслимые правила техники безопасности и вдобавок сделала то, что меня просто взбесило: попыталась подчистить логи ("Впрочем сделала это крайне неумело", - мысленно отметил Мэй.). Ну и как я тебе после этого верить могу?
  
  Лури, поняв, что "спалилась", попыталась давить на жалость, но капитан оказался непреклонен. Даже обещание "смертельно обидеться" и не разговаривать с "врединой" капитаном, не было воспринято им всерьез. Уже через неполный час, Лури явилась молить о пощаде.
  
  Пощада была милостиво дарована. Мэй продолжил совершенно спокойно и без каких-либо обид общаться со своей девушкой, ничуть не понизив её во внутреннем "табеле о рангах". Но админские права не вернул.
  
  Он прекрасно знал, что в реальном серьезном деле он мог полностью доверять Лури. Но вот в подобных пустяковых ситуациях она частенько вела себя как неумный подросток, чем, к сожалению, могла причинить вред себе и окружающим. В первую очередь себе. И посему ради ее же блага пришлось принять меры...
  
  Тем временем, в невообразимом далеке могущественная сущность отследила данный диалог, отметив про себя детский характер выходки девушки и зафиксировав действия капитана.
  
  ***
  
  Спустя некоторое время Мэй От оставил Лури на корабле в медицинском отсеке с универсальным кибердиагностом, задав тому углубленную программу идентификации отравляющих, радиоактивных и иных опасных для жизни веществ и объектов. Экспресс-обзор ничего такого не выявил, но это ничего и не значило, только то, что явной гадости в организм Лури не попало, но могла быть и какая-нибудь скрытая дрянь... В отличие от Лури Мэй если переживал за свою половинку, то уж точно не мог беспечно слинять бултыхаться в жидкости неизвестного происхождения. А уж уснуть, не смыв с себя источник потенциального отравления или заражения инопланетными вирусами или бактериями - это был верх легкомыслия.
  
  Сам Мэй вышел на берег в боевом скафандре и с ручным сканером глубокой диагностики окружающей среды. Лури в режиме медитации следила за действиями Мэя и жалела отнюдь не о своем проступке или о том, что вынуждена сейчас сидеть проверяться на всякую дрянь, в отсутствии которой она была убеждена на двести, нет на триста процентов. Она сожалела лишь об одном, что не находилась сейчас снаружи с фото или видеокамерой. Ведь снимок капитана на солнечном пляже в скафандре, со здоровой сканирующей махиной и полудюжиной "стволов" разного размера за спиной и в других креплениях, был бы просто шедевром! Потом на посиделках их команды в какой-нибудь кантине это был бы изумительный повод позубоскалить над Мэем. И ведь никто другой бы не решился так открыто злить старшего по званию. Но все знали, что Лури сойдет с рук и это и многое другое. Знала и она сама. А потому эпический вечер был бы обеспечен. Она бы не поленилась к этому вечеру нарисовать парочку коллажей, изображающих капитана в скафандре и с большой пушкой среди младенцев и нянюшек в детском учреждении, а также в общественной бане. Разыгравшаяся фантазия Лури привела ее саму к гомерическому хохоту, а прибор-диагност отметил повышенный уровень эндорфина и тревожно пиликнул. Прочитав показания прибора, Лури хмыкнула:
  
  - Каков капитан, таковы и железяки! Всё строго, всё по науке и никакого веселья! Даже радость в килограммах меряем, дожили... - Притворно сердито буркнула она. Но вновь представив себе капитана в скафандре и в бане, не выдержала и вновь расхохоталась. А противный капитанский медицинский прибор настойчиво пиликнул вновь.
  
  Тем временем Мэй терпеливо собирал показания со всех приборов и даже изучал аналитику от искина. Выходило следующее. Они на планете Фелурия. Она находилась в стороне от торговых путей, сама область космоса прикрыта разными аномалиями, а цивилизация на ней не выросла выше примитивных племен. Лететь к ним на их розыски было совершенно бессмысленно. Проще было остаться на "райском" острове, отдохнуть как следует с Лури, ведь ехали же в отпуск, а потом подбить ее заняться делом. Дело очевидное: соорудить из подручного работающего оборудования передатчик помощнее и пытаться позвать на помощь. Увы, все это займет уйму времени, поэтому пара дней и даже недель ничего не решали. Поэтому, как не неприятно было это признавать, но его вылазка на пляж в полном боевом облачении выглядела дикой перестраховкой. Но лучше, как говорится, перебдеть. Кто же знал, что это идентифицированная и условно неопасная планета Фелурия, а не одна из "диких" планет, не исследованных никакими зондами и могущих содержать любую отраву. Да и Фелурия-то толком не исследована, так что есть местную еду или пить воду можно только после тщательного анализа на предмет ядов и патогенных микроорганизмов. Но пока ничего плохого не было обнаружено.
  
  Хмыкнув на реплику Лури, которую кибердиагност передал заодно со сведениями, собранными в результате изучения местных образцов на ее коже, Мэй решил, что бегать и дальше в скафандре по пляжу будет уже скорее комично, чем полезно. Таким образом, он решил "закругляться" с этим вопросом, проверив в завершение процедур пробу океанской воды. Проба была чиста от зловредных примесей, а вода манила своим изумительным лазурным цветом.
  
  "Похоже Лури права, стоит завязывать маяться дурью, в этом мы уже преуспели раньше. А сейчас стоит как следует искупаться, и когда она перестанет дуться, расспросить её о весьма необычных талантах."
  
  Его девочка его и раньше порой удивляла. Но сегодня она его удивила в превосходной степени. Крайнее изумление - это лишь один из оттенков того, что он испытал, когда она уверенно вела корабль вслепую, да ещё и уходя от отряда "зрячих" преследователей.
  
  Когда кэп вернулся в медицинскую каюту, он с нарочито серьезной физиономией проверил показания диагноста.
  
  - Тебе повезло, воздух и вода оказались не отравлены, - констатировал Мэй.
  - Зато я знаю пару сотен планет, начиная со столичной, о которых подобное не сказал бы ни один эколог в здравом уме! - сварливо отпарировала Луриэна.
  - Ну не дуйся, кис! - капитан попытался пойти на мировую.
  
  Но не тут-то было. Поджатые губки, вздернутый носик, взгляд, смотрящий куда угодно, но не на него - всё это были скверные признаки.
  
  Он попытался обнять и успокоить своё милое создание, но девушка забилась изо всех сил, стремясь вывернуться, но не позволить себя ни обнять, ни поцеловать. Будучи загнанной в угол, она с силой оттолкнула капитана.
  
  В глазах Лури вспыхнул гнев:
  
  - Не смей ко мне приближаться, ты, командир ржавых консервных банок! Я тебе не железка и не банка очередная! На кнопку нажал и побежала к тебе? Вот "обломись", драгоценный капитан. Я тоже умею быть несговорчивой.
  - И что это мы кипятимся? На каком основании повышаем голос на старшего по званию?
  - На основании?
  - Да! В каком положении кодекса космического флота Радери указано, что ты имеешь право повышать на меня голос?
  - В каком? Да в любом!!! - вдруг неожиданно завопила Лури, бесясь от того, что даже страна Радери, кодексом которой капитан имел наглость тыкать ей, была названа в честь... Вот, блин, нельзя же пробалтываться о своем происхождении, а то чего доброго, ее похождения будут досрочно прекращены по воле чуть было не упомянутой особы.
  - Ну ты даешь, ребенок! - удивленно ответил капитан. - Я думал, что ты уже повзрослела и теперь уже совсем взрослая женщина, с которой можно вести осмысленные беседы. А ты...
  - А когда ты меня... Меня! - и она изобразила пальцем неприличный жест. - То ты значит занимался растлением малолетних?
  - Выходит занимался! - сокрушенно покачав головой, пробормотал капитан. - Больше не буду! - И направился на выход.
  - Мэй! Нет! Стой! - И Лури неожиданно повисла на капитане сзади. Фонтан слез и сбивчивые бормотания "не уходи" от по уши влюбленной девчонки моментально дали понять, что "его взяла".
  Он мгновенно развернувшись сграбастал её в объятья и приник к соленым то ли от океана, то ли от слёз губам. После пары минут яростных поцелуев и властного наминания самых разных частей её тела, от плеч до значительно более нижних... деталей организма, кэп произнес одну фразу и задал один вопрос:
  
  - У тебя сейчас отсюда три пути: океан, душ и кровать. Какой выбираешь?
  - Мэй! - чуть покраснев, пискнула она. - Мне, конечно, нравится вариант номер три, но мне надо сперва помыться. Так что я выбираю вариант номер один. Море! Или океан, если тебе угодно...
  - Убойная штука - женская логика! - хмыкнул капитан. - Раз лучше всего вариант номер три, в крайнем случае как промежуточный этап - необходим вариант номер два, то выберем вариант номер один. Логично! - подколол он Лури.
  
  Она не нашлась, что ему ответить, а просто показала язык. И сразу же рванула к выходу. Но при попытке открытия шлюза роботизированный женский голос сухо произнес:
  - Ожидайте подтверждения капитана для открытия внутренней двери шлюза!
  - Мэй! - в этом возгласе Лури было всё - негодование, страсть, ярость, нетерпение, "глас вопиющего в пустыне" в конце концов, остановленного буквально в двух шагах от целого океана воды.
  
  Упомянутый Мэй коротко мысленно подтвердил разрешение искину.
  
  Лури тенью метнулась ко второй двери. Крик "Мэй!" набрал новую высоту, глубину и оттенки смысла. Кажется там был даже такой "А не проще ли будет вернуть мне админские права?" Этот оттенок дополнялся соответствующим взглядом полуобёрнутой назад через левое плечико девичьей головы. "Не проще!" - гласил ответный взгляд.
  
  Все же одобрение на открытие внешней двери было получено, и Лури, вереща от восторга и срывая одежду через каждые пару шагов, рванула к лазурной кромке воды. На сей раз она не остановилась на ранее достигнутом и, зная какой эффект производит, нарочито медленно скинула лиф, а затем и трусики на лежащую на песке маечку. Ну как-то вроде "не того" швырять нижнее белье прямо в песок. Вот она и приостановилась. А может и совсем другой посыл был у сего действия юной хулиганки. Кто знает?
  
  Созерцать сию картину на берегу было больше некому кроме капитана. Через несколько мгновений раздался фонтан брызг и повторное "Йокку!"
  
  Капитан только довольно хмыкнул на эту браваду и девчачью игру. Спокойно, чуть ли не строевым шагом дошел до кромки воды, глянул на весело резвящуюся Лури, осмотрелся по сторонам, вернулся к ближайшей пальме, припрятал на всякий случай небольшой ствол, а одежду сложил чуть поодаль. Затем мысленно запомнил ориентиры, чтобы если что не так, быстро добраться до оружия, и только после этого бултыхнулся с разбега в воду.
  
  Началась новая веселая игра. Капитан мощными гребками пытался догнать дразнящуюся девчонку, но та всякий раз ускользала у него из-под носа. Она очередной раз его удивила. "Где она так выучилась плавать?" - думал он, посмеиваясь над этими "игрищами", но при этом поражаясь ее способностям. Да, он не хватал звезд с небес в плавании, используя классический армейско-спортивный стиль, принятый на его планете. Но девяноста девяти процентам женщин и этого бы хватило за глаза, ведь мужчины сильнее и быстрее. Но с Лури не тут-то было. Она словно родилась в воде или была в прошлой жизни русалкой. Всякий раз она оказывалась от преследующего ее капитана на расстоянии буквально в пару ладоней, казалось бы "руку протяни и...", но помаячив "своей виолончелью" буквально перед самым носом, резко разрывала дистанцию или уходила на глубину. Попытки изловить проказницу раз за разом оказывались тщетными.
  
  Поняв, что "кавалерийский наскок" здесь ничего не дает, капитан попробовал одолеть Лурёну выносливостью. Но довольно скоро вспомнил, что одолеть её и в этой "дисциплине" в прошлом никому не удавалось. Например, она очень любила постоять в разных забавных позах, называвшихся согласно неимоверно древнему учению, пришедшему из другой вселенной, "асаны". И в этом её переплюнуть никто не мог, кто бы ни пытался. Так мало того, даже в обычных упражениях, например, жим гантелей лежа или даже в банальных приседаниях или отжиманиях никто не мог взять верх. Казалось, Лури любое из упражнений могла выполнять часами. Откуда в хрупкой на вид девушке была такая нечеловеческая выносливость, никто не имел ни малейшего представления. И ведь силы у нее были обычными, не запредельными. Любой физически сильный мужчина мог скрутить её. Но стоило на спор взяться поднимать гантель, допустим мужчина пятнадцать килограмм, а она десять, и она легко уделывала оппонента. Такие способности удивляли. И капитан вспомнил свой неоконченный разговор на корабле, о том как девушка вслепую вытащила их обоих из безнадежной по сути переделки.
  
  - Лури, постой! Разговор есть!
  - Вначале поймай! - хохотала та.
  
  Уговоры и даже серьезный тон ничего не дали и капитан поплыл на берег, решив, что раз ни быстрота, ни выносливость, ни дар убеждения не принесли успеха, то остается только одно - хитрость!
  
  Он вышел на берег, отряхнулся и решил подобрать несколько валяющихся плодов для анализа и, если отравы нет, то для десерта после перекуса подходящими к концу запасами обычной еды. В одном из шкафчиков в качестве НЗ хранился сухпай примерно на два года из расчета на двоих, так что сухпайковой пищей они были кое-как обеспечены, но свежие фрукты были предположительно вкуснее. Хотя мало ли какая гадость по вкусовым качествам валялась тут под ногами, никто этого не знал. Мэй якобы увлекся сбором "урожая", но краем глаза видел, как метрах в тридцати совершенно голенькая Лури, сверкающая первозданной женской красотой, принялась из парочки пальмовых листьев и длинной травянистой ветви, толще вьюна, но тоньше лианы, изображать что-то вроде наряда первобытной женщины. У нее не слишком получалось, она поминутно роняла своё "художество" на песок, отряхивала, после нескольких попыток уже немного злилась, но продолжала упорствовать. То, что Мэй не сводит своих глаз с периодически оказывающейся полностью обнаженной попки, а в иные моменты смотрит на ножки, спинку, шею и так далее, Лури не сомневалась ни мгновения. Вот только она отвлеклась и не заметила, что глаза "голодного охотника" созерцают свою добычу с гораздо меньшего расстояния, чем было изначально. Когда она опомнилась и попыталась дать дёру, было уже поздно. Мэй на суше оказался намного более подвижным, чем в воде. И вот уже через несколько мгновений "добыча" трепыхалась в песке, взбивая розовыми пяточками тучи пыли. Потом и эти трепыхания прекратились. "Добыча" была полностью обездвижена и взята в плен.
  
  ***
  
  Спустя два часа...
  
  Лури и Мэй расслабленно лежали на спине в прибрежных водах лазурного океана. Какое было название у него никто из них не знал. Да и было ли оно? Посему они не сговариваясь назвали его просто - Лазурным океаном. Было полнейшее ощущение, что они остались одни в целом мире. И уж совершенно определенно они были единственными человеческими существами, которые проживали сейчас на Райском острове, так оба его окрестили. Разве это не рай валяться рядом с любимым человеком, после бурной волны страсти в сладостной неге? Не испытывая ни в чем нужды: ни в воде, ни в еде, ни в море, ни в солнце, ни в близости, если таковая потребуется им двоим. Знать, что они сейчас одни-одинешеньки на острове, на планете, в галактике, во Вселенной - даже, пусть это всего лишь красивая иллюзия. Вырваться из огненного ада, где каждое мгновение могло стать последним, где только сверхъестественные сенсорные возможности Луриэны помогли им спастись, и пережив мгновения страха, угодить, наконец, в тако-о-ой рай!
  
  Секунды складывались в минуты, минуты утекали сквозь пальцы подобно ласковым волнам Лазурного. И казалось прошло несколько часов, пока капитан наконец смог собрать мысли в кучу и произнес совсем не то, что первоначально хотел произнести. Вовсе не мучивший его вопрос "Как тебе удалось нас вытащить?" Нет, не то. Он просто сказал:
  
  - Я люблю тебя!
  - И я люблю тебя, Мэй! Правда! Больше жизни люблю! Больше всего, что у меня было и есть! И готова подарить тебе весь этот мир во всем его великолепии!
  - Лурён, спасибо! Звучит очень... убедительно! В твоём исполнении... Но тебе не кажется, что реплика с обещанием подарить весь мир, вообще-то мужская?
  - Просто в отличие от мужчин-балагуров я действительно намереваюсь исполнить своё обещание. Когда-нибудь я совершенно точно смогу это сделать. И когда я буду готова, никто в целом мире меня не остановит! Разве что моя мама... Но с ней я, надеюсь, сумею договориться к тому времени.
  - Ты почти никогда не говорила о своих родителях, - заметил Мэй. - В сущности я знаю о них меньше, чем ты о моих.
  - А многие ли в нашей команде делятся своим прошлым со всеми остальными? Разве это не твое кредо, ставшее нашим, не лезть другим в душу? Если кто-то по пьяни решит расчувствоваться и немножко приоткрыть завесу тайны о своем прошлом, то это дело его или ее, ну и их собутыльников, конечно. Но чтобы никаких выпытываний или подначек. Ведь так?
  - Да, ты права! Прости! Умолкаю...
  - Нет, я расскажу тебе кое-что... - Лури задумалась о том, что допустимо рассказать. - Мой отец капитан линкора в отставке. Теперь вот уже лет десять - капитан крупной торговой посудины универсального назначения. У нее хорошее бронирование, огневая мощь и сопровождение. И вообще он частенько летает в составе караванов вроде тех, что мы иногда сопровождали.
  - Нам не доводилось пересекаться? - уточнил Мэй.
  - Нет, он летает в другой части галактики.
  - Забавно, - протянул Мэй. - Выходит, старинная притча о том, что девушки выбирают себе мужа, похожего на отца, уж в твоем случае абсолютно верна!
  - Эй, я еще не замужем за тобой!
  - Не собираешься? - Лукаво уточнил Мэй, перевернулся на воде и посмотрел в глаза Лури.
  
  После яростного короткого поцелуя, Лури ответила чуть ли не смиренно:
  
  - Если сделаешь мне предложение должным образом... можешь рассчитывать... на... мое... ... согласие, - наконец выдавила из себя она.
  - Но ведь тогда тебе придётся меня слушаться? - заметил Мэй.
  - Я и так стараюсь тебя слушаться. Просто я ещё совсем юная.
  - И поэтому мы и подняли тему о родителях. Сейчас тебя побуждает слушаться, как я понял, твоя мама, - усмехнулся Мэй. - Хотел бы я с ней увидеться хотя бы разок. Взять пару уроков...
  - Лучше тебе с ней подольше не знакомиться! - Яростно воскликнула Лури.
  - Ты, так боишься, что я научусь у нее, как тебя приструнять?
  - Ты даже не представляешь, Мэй, о ком ты сейчас изволишь шутить! - Неожиданно серьезно и строго ответила Лури. - И прости, я пока не могу тебе ничего о ней рассказать. Таков наш с ней уговор. Я добиваюсь всего в этой жизни сама, прибегая к ее урокам лишь тогда, когда сама сочту, что пришло время для них. И не пользуюсь её именем, чтобы не повлиять на своих собеседников. Если нарушу это правило или не справлюсь с обстоятельствами, то моментально окажусь под домашним арестом. Вернее мне принудительно и много лет будут давать уроки и решать за меня как жить. А я так не хочу! Я уже взрослая! Так что Мэй, пожалуйста, ничего больше не спрашивай меня о маме.
  - Хорошо, моя дорогая! Но позволишь вопрос на другую тему?
  - Вопрос позволю! Ответ не обещаю!
  
  Мэй хмыкнул от такого ответа, но тем не менее задал, мучивший его вопрос:
  
  - Как тебе удалось нас вытащить на полностью ослепшем корабле? Это считается невозможным и пилотам рекомендуется либо катапультироваться, либо ждать эвакуации другой командой внутри в зависимости от боевой обстановки. Выбираться самим даже не предлагается, потому что это полное безумие.
  - Я сумела! Я смогла! Правда я крутая? - Лури изобразила две козы пальцами, жест, который кажется пережил крушение вселенных и множество цивилизаций. Смысл правда порой изрядно менялся, но чуть ли не все пятипалые существа предпочитать изгибать верхние конечности подобным образом, закладывая в этот жест какой-то особый смысл.
  
  - Не спорю! Выглядело впечатляюще! - Усмехнулся Мэй. - Вопрос в том - как?
  - Ну ты ведь догадался, что я обладаю некоторыми необычными возможностями, в том числе сенсорными.
  - Тогда я задам вопрос по другому: человек ли ты?
  - И что ты ответишь мне, если узнаешь, что "не совсем"?
  - Я отвечу: "Я люблю тебя, Лури!" Кем бы ты не была! Правда вынужден буду уточнить для порядка: у нас могут быть дети?
  - Ещё как могут! Запарилась уже с этими средствами предохранения... Несколько раз, кстати, забывала. Но нам "повезло", если так можно выразиться. В смысле, я еще не готова иметь детей. Я осознаю, что сама ещё ребенок.
  - Ты забавная, Лурён! То ты взрослая, то ты маленькая. Ты уже определись со своим статусом! - Мэй усмехнулся и лукаво посмотрел на избранницу.
  - Я точно уже достаточно взрослая по человеческим меркам, но ребенок по мнению моих родителей.
  - О! Поверь мне, дорогая! Для них ты будешь оставаться ребенком до конца твоих дней!
  - Тьфу на тебя! Вот только этого мне не хватало!
  - Оставаться ребенком?
  - Да нет же! Конец дней мне не требуется!
  
  - Ну, Лурь, все там будем!
  - Только не я! - непримиримо заявила Лури. - И не ты! - Не менее непримиримо продолжила она.
  - Какая же ты ещё у меня малышка! - Мэй обнял свою любимую и на руках потащил прочь из океанских вод. Пора было устроить перекус.
  
  Лури ничего не ответила. Она понимала, что капитан не все понял, но разглашать тайну не собиралась. Во всяком случае пока. Раз Мэй был готов мириться с такой ситуацией, то она была полностью счастлива и лишь блаженно откинулась на руках того, кого уже была бы готова назвать своим мужем.
  
  ***
  
  Прошло около трех недель...
  
  Лури прямо посреди пальм варила на костерке рыбный супчик. Рыбу поймала она самолично. А дровами для костра её с запасом обеспечил Мэй. К сожалению, запасы деликатесов, запасенных в дорогу, давно иссякли, а питаться одним сухим пайком после этого было форменным издевательством. Посему они пополнили запасы пищи за счет местных ресурсов. Сказочного разнообразия, разумеется, не было, но четыре вида плодов и несколько видов съедобных рыб раздобыть удалось. Добавив сушеной зелени и картофеля из пайков разного типа, Лури изобразила не просто уху, которая уже несколько приелась, а именно рыбный супчик. К тому же два вида рыбы гармонично сочетались, придавая творению юной "первобытной домохозяйки" приятный вкус и аромат.
  
  Мэй сидел рядом на каком-то полене, обстругивая ножом какую-то палку. Получалось что-то вроде примитивного копья, а точнее кола. Целесообразности в нем особой не было, так как в наличии было несколько видов бластеров, от парализующих электрических до мощных аннигиляторов, включая всевозможные лазеры, иглострелы и прочие орудия оглушения и убийства.
  
  Так что копьецо было как дань "первобытному антуражу", ну и как средство занять руки, иначе они сами собой тянулись к загорелой коже прекрасной спутницы, отвлекая ее от готовки.
  
  Мэй и Лури вопреки первым дням ходили пусть в короткой, но все-таки одежде. Изумительно, но факт, но несмотря на безумные ночи и страстные дни, под его плотоядным взглядом она начала стесняться. Именно изобилие ласк привело к желанию одеться, чтобы не набрасываться друг на друга снова и снова. Нет, наслаждение, которое они дарили друг другу было, конечно, прекрасно, но ведь всё хорошо в меру. Ну и Мэй тоже оделся для симметрии, чтобы не смущать свою "молодую жену" голыми "телесами".
  
  Корабль они, кстати, спрятали. Не хватало ещё, чтобы какие-нибудь недоброжелатели заметили его с орбиты и нанесли внезапный визит. До него, правда, теперь приходилось ходить, но не слишком далеко. Они сменили пляж, с самого первого своего места перебрались в уютную лагуну, от которой было рукой подать до скал, в гроте одной из которых они и спрятали корабль. Пришлось немного поорудовать плазмаронами, расширяя вход, но в целом процедура была не слишком долгой.
  
  А вот оружие Мэй припрятал поближе, на всякий случай. Прямой угрозы не было видно, но в жизни ведь всякое бывает.
  
  Соорудили они и шалашик, чтобы не бегать на корабль всякий раз. Лури нравилась такая экзотика, слегка окунуться всегда было где: океан, да целых два ручья, а нормально помыться можно было в каюте корабля. И всегда рядом был её Мэй. Больше ей пока было ничего не нужно.
  
  Хотя... пора было предпринять некоторые шаги к возвращению. Команда уже должна была начать беспокоиться. Проблема была в том, что соваться на поле боя даже всему их отряду было смерти подобно. Калибр дерущихся тяжеловесных боевых монстров, был совершенно несопоставимым со средним классом гражданской охранной авиации, к которому принадлежало большинство их кораблей. Да и мелочи там было столько, что хватило бы перемолоть пару сотен таких эскадр, как их команда, и еще осталось бы место в этой смертельной мясорубке. Так что оставалось надеяться, что ребята туда не сунутся, напрасно сложив головы.
  
  Не исключено было, что битва уже давно закончилась полной и безоговорочной победой одной из сторон, а подкреплений для новых боёв не оказалось. Тогда победившая сторона занималась, очевидно, истреблением всяких "недобитков", гоняя их по окрестным планетам, вынуждая либо затаиться, либо погибнуть.
  
  Как это часто бывало, на поживу по принципу "грабь награбленное" слетались всякие "крысы": пираты, марадёры, карательно-грабительные отряды победившей стороны. Частенько "под эту волынку" доставалось и мирным гражданам окрестных планет. Ведь всегда находились те, кто предпочитали добывать имущество отнюдь не честным многолетним трудом, а выбирали профессию "дженльменов удачи" всех мастей. И если так получше разобраться, то и наёмнический отряд Мэя и Лури недалеко ушёл от вышеупомянутых "деятелей" космоса. За некоторые стародавние делишки Мэю и компании вход в некоторые сектора галактики был заказан. И хотя Лури не имела к тем тёмным делишкам никакого отношения, раз она связалась с отрядом Мэя под незайтеливым прозвищем "Быстрые", то несла автоматически и всю ответственность "быстрых", в том числе и нелады с законом на целом ряде планет.
  
  В невообразимой дали могущественная сущность вновь обратила свой взор на отобедавшую пару, и если так можно было сказать о нематериальной сущности, "нахмурила брови" в неудовольствии, когда мужская фигура потянула с женской нехитрые детали одежды, а женская фигурка не только не сопротивлялась этому действию, а еще и всем видом выражала покорность и удовольствие.
  
  И дело было отнюдь не в том, что могучая сила возражала против парных отношений во вселенной, но ее откровенно не радовали отношения именно этой пары наемников. И была у силы на то веская причина. Но ни во что вмешиваться она даже не собиралась. Она дала слово. Впрочем, бывает и так, что невмешательство дает почти тот же результат, что и активное содействие.
  
  Через час Лури оклемалась от неги и вылезла из шалаша.
  
  - МЭЙ! - громко крикнула она. Но нигде его не было видно, и никто не отзывался.
  
  Побродив по окрестностям и повторив процедуру с громким криком, Лури вдруг ощутила слабый отклик в направлении на 8 часов. Стремглав она побежала туда. Спешка не была вызвана страхом или какой-то суровой жизненной потребностью, просто совпали два желания: размяться-побегать и поскорее обнять любимого. Прибежав на место, Лури старательно сделала вид, что не спешила и вообще просто прогуливалась. Впрочем, для Мэя, который только что видел, как она мчалась, сломя голову, к нему навстречу, эта очередная девчачья игра, была настолько же забавна как и все предыдущие.
  
  - Пытаешься показать, что пришла сюда исключительно из чувства долга? И вообще через не могу? - подколол её Мэй.
  
  Лури, поняв, что её игра раскрыта, только недовольно фыркнула.
  
  - Чем занимаешься, дорогой? - примирительно спросила она.
  - Да вообще-то твоей работой... Пытаюсь соорудить передатчик дальсвязи приемлемой мощности из корабельного оборудования.
  - Давай помогу!
  - Ок. Я встану вот тут на вершине холма и буду крутить передатчиком в разные стороны. А ты перебери разные диапазоны и попробуй поймать сигнал ближайшего ретранслятора.
  - Принято!
  
  Лури моментально включилась в работу. В процессе она так смешно хмурила свое симпатичное личико, что Мэй не выдержал и подтрунил:
  
  - Смотри, так будешь хмуриться, на лице появятся жуткие морщины, достойные самой старухи Бу!
  
  (Старуха Бу - фольклорный персонаж этой Вселенной, аналог нашей Бабы Яги и одновременно источник происхождения возгласа "Бу!", произносимого обычно из темноты, чтобы напугать собеседника.)
  
  - Ах так! Я значит "старуха Бу" тебе, - Лури подобрала упавший на землю плод, условно называемый парочкой "манго", и запустила им в Мэя. Мэй выставил руку, чтобы отбить плод, но Лури в момент полета "манго" попыталась провернуть давнишний трюк из маминого обучения и каким-то непостижимым образом подправила его траекторию. Как Мэй ни пытался защититься от импровизированного снаряда, казалось что тот пролетел прямо сквозь его руки и по касательной задел по макушке.
  - Давай ещё раз! Этот точно отобью! - капитана взял азарт, что он девчонке проиграет, что ли?
  
  Но и второй снаряд обогнул защищающую руку и звонко шлёпнул кэпа в живот.
  - Ой, Мэй, прости! - Пискнула Лури в испуге. - Я тебя больно ушибла?
  - Пустяки, - буркнул в азарте Мэй. - Давай третий и четвертый для реванша.
  
  Лури метнула вначале один плод, затем второй. На сей раз капитан сосредоточился словно на уроке боевых искусств и защищался двумя руками, в том числе изобразив защитные щитки из подручных средств.
  
  Но как и в прошлые разы, плоды непостижимым образом миновали защиту, ударив капитана в грудь и в лоб соответственно. От последнего "привета" он охнул и почесал лоб.
  
  - Да, надо завязывать, - резюмировал он. - А то ты мне оставшиеся мозги вышибешь. Первая часть вылетела в тот момент, когда позволил нам попасть под удар энергетических бомб. А ты скоро добьёшь остатки... Ну и что это было?
  - В смысле? - не поняла Лури.
  - Лурён, это то, что я думаю?
  - А о чём ты думаешь?
  - Я думаю о твоей таинственной матери. Вначале я думал, что она кто-то вроде королевы или императрицы, а ты, соответственно, дочь королевской династии. Затем, я стал считать, что она диктатор. Но последнее время я стал полагать, что она - чародейка, и не из последних. А этот фокус из числа тех, которым она тебя успела обучить.
  - Мэй! Я ведь просила, не лезь в это! - повысила голос Луриэна. - Есть тайны, за узнавание которых приходится заплатить слишком большую цену. И насчет диктатора. Мама, конечно, не диктатор, но иногда она бывает очень суровой, и я даже не могу понять, почему? В одном, я уверена, она всегда желает мне добра, просто ее понятие о добре и мое частенько отличаются. А насчет императрицы-архимага... ты думал в правильную сторону, но все равно ошибся, так как, правда настолько непостижима, что даже я бы в нее не поверила, если бы не знала точно. Я даже не уверена, что свободно говорить имя моей матери кому пожелаю, хоть что-то бы поменяло. Но у нас есть уговор, а он сродни устному договору. Нарушишь пункт - договор расторгнут и наступают санкции. Надеюсь, ты мне этого не желаешь?
  - Нет, конечно!
  
  Мысленно Мэй начал крутить в голове подсказки и вдруг его озарило: "Она что, богиня, что ли?" Тут стали понятны и необычайные способности девушки и страх перед матерью самой Лури даже на этом заброшенном клочке мироздания, и разговоры об императрице и архимагине в одном флаконе. Да, таким чудовищным могуществом могут обладать только боги. А Лури похоже тоже богиня, ну или полубогиня, вдобавок необученная. Картинка начала складываться. Похоже он сам будет не по нраву ее матери, а потому спешить со знакомством, как и рекомендовала Лури, явно не стоит. "Блин! Вот угораздило-то! И чего теперь делать?" Разумеется, бросить Лури из-за смутных и недоказанных пока подозрений ему даже и в голову не пришло. "Вот повенчаемся в храме Создательницы и никакая богиня нас не разлучит. Если это все не очередная игра взбалмошной девицы. А что, Лури может! Хотя манго сквозь руки и посаженный вслепую корабль - это не шутки... Это очень даже серьезные заявочки на то, что моя догадка верна."
  
  Впрочем, от дальнейших размышлений пришлось отключиться. Они продолжили мучить устройство дальсвязи, уже не отвлекаясь на подколки и швыряние "неотразимыми" плодами. Но увы, в ответ была тишина. Собранное устройство оказалось слишком маломощным и не дотянулось ни до одного ретранслятора. Впрочем...
  
  ***
  
  Капитан пиратов по прозвищу Долговязый Роб почувствовал нечто неуловимое. Сигнал о помощи, женский голос. По наитию он щелкнул тумблером и поймал источник маломощного сигнала. Далее сигнал запрыгал в разных диапазонах, но фразу: "SOS. Потерпели крушение. Просим помощи!" уловил чётко. Голос был живой, не компьютерный, и явно молодой.
  
  Долговязый Роб предвкушающе улыбнулся: "Удача не оставила меня. Молоденькая девочка в мою персональную коллекцию рабынь. Будет кем скрасить десяток-другой вечеров. Надеюсь не страшненькая. А там, если не надоест продолжим. Ну а надоест, ребятам отдам. Ну а если вдруг девственница, умерим апетиты и выгодно продадим в Циинский султанат."
  
  Решив, таким образом, судьбу потенциальной добычи, пират направил корабль по пеленгу.
  
  ***
  
  Лури и Мэй, как это у них частенько повелось в последнее время, резвились в прибрежной полосе. Девушка активно влияла на серьезного, всегда ранее собранного и подчас даже хмурого капитана, делая его таким же веселым и беззаботным как и она сама. Даже двенадцать лет разницы в возрасте, на которые капитан был старше, не мешали девушке вести себя с ним как со сверстником. Да, она признавала его первенство во всем пока что, но втайне знала, что однажды все поменяется, и уже он будет словно малое дитя пред нею, юной богиней. Хотя и тогда она его будет любить всем сердцем... Вернее всей душой... Но пока она толком не владела своими силами и была всего лишь простой девчонкой. Ну хорошо, не совсем простой, а с необычными способностями. И сейчас она, пользуясь случаем, тренировала эти свои способности, начиная с малого. Недавно она освоила новую "фишку". Могла усилием воли обрывать плоды на ветвях, разумеется, на расстоянии и без помощи рук, а затем другой своей способностью швырять их в капитана, делая их вдобавок неотразимыми при помощи рук, ног, импровизированных щитков и тому подобного. К сожалению поднять также плод с земли и швырнуть его в капитана у нее еще не получалось. Все что она могла - это катить плод по гладкой поверхности. А капитан в ответ удивил Лури уже своей "фишкой". Он научился чувствовать направления ее атак и в последний момент уворачивался от "неотразимых" снарядов. В итоге больше половины "снарядов" от целой богини не могли поразить простого смертного. Ее любимого Мэя. Это ее так восхищало.
  
  Вот только девушка забывала, что до звания богини, которым она себя подсознательно именовала, ей очень и очень далеко.
  
  И судьба в лице капитана пиратов сочла, что настало время напомнить ей об этом.
  
  После очередного удачного броска манго, закончившегося прямо на лбу капитана Мэя Ота, за спиной упомянутого и вполоборота к Луриэне раздался глубокий низкий голос, сопрождавшийся издевательскими хлопками на манер аплодисментов:
  
  - Прекрасный бросок, малышка! А спутник-то у тебя, что-то совсем ничего не ловит. Сразу видно, неумеха и остолоп. Поехали лучше с нами!
  
  И в ответ на резкий разворот парочки к говорившему, жестко бросил:
  
  - А ну-ка, оба без глупостей! Я тут не один. Малейшее неповиновение и подстрелю обоих словно пару кроликов к ужину.
  
  Отметив взглядом выправку парня, моментально принял решение "от этого избавиться, хоть он и расслабился и был не готов к нашему появлению, но проблем может доставить". Мельком бросил взгляд на девушку и губы сами собой расплылись в плотоядной ухмылке: "А девочка хороша, не зря летели, не подвела меня интуиция и моя пиратская удача."
  
  В невообразимой дали могущественная сущность холодно созерцала всю эту сцену. За исключением девушки, которой настало время преподать жестокий, но необходимый урок, никто из участников не вызывал у неё сочувствия. То, что в этот конкретный момент капитан Мэй От оказался слабее пиратского капитана с товарищами не значило ровным счетом ничего. В другой ситуации, этот Мэй повел бы себя практически аналогично по отношению к пиратам. Разве что рабынь и рабов выпустил бы на свободу, но даже не стал бы заморачиваться оказанием им какой-либо помощи, чтобы не тратить ценных ресурсов. Насчет всех остальных ценностей и денег и даже касательно продажи самих пиратов в рабство или властям за вознаграждение - не было бы абсолютно никакой разницы. Поэтому два человеческих отброса, стоявших друг напротив друга, не вызывали у могучей сущности никаких позитивных эмоций и были пока предоставлены своей судьбе. Впрочем, касательно Роба сущность спустя мгновения изменила решение. "Какой омерзительный экземпляр попал в поле моего зрения. И как их много таких по всем мирам. Прибраться что ли как-нибудь? Мусор надо выносить на помойку. И ведь этот обладает частью моего дара, гаденыш! Только на что его использует!" Подобно тому, как пират безжалостно решил судьбу Лури и Мэя, правда они не знали об этом, его собственная судьба была не менее безжалостно предопределена высшей силой, и об этом он также не знал. Кто-то, помешанный на равновесии и справедливости, сказал бы, что справедливость восторжествовала. Высшая же сущность рассуждала проще: так совпали вероятности. Ведь, если мы бросим кости 6 и 1 и скажем "справедливость восторжествовала", не будет ли это большей глупостью, чем сказать человеку, которому несколько раз подряд выпало 1 и 2, что он законченный неудачник, как и наоборот. А правда, еще проще, мир полон случайностей и закономерностей. И чаще побеждает тот, кто их видит, и особенно, кто управляет ими, нежели чем тот, кто верит во всякую чушь.
  
  Как только парочка осознала, что они влипли, раздался повелительный окрик предводителя пиратов:
  
  - Значится так, ты, служивый, живо-два развернулся спиной ко мне. - Отчего-то пират посчитал Мэя мелким офицером какого-нибудь галактического королевства. А то, что на самом деле он всего лишь бывший сержант королевства "Радери" и капитаном экскадры стал уже на вольных, наемнических хлебах, сути дела не меняло. Да и пирату то, было неведомо, да и, откровенно говоря, безынтересно.
  
  Он поднял ствол, чтобы без проволочек пристрелить потенциально опасного "защитничка дамы", но вдруг краем глаза увидел какое-то движение. Девушка невозмутимо шла к нему. Обычно их силком волочь приходилось, пока они вереща, лежа или же пытаясь встать на колени, умоляли их отпустить. Он так удивился этому маленькому "разрыву шаблона", что протер глаза, прежде чем рявкнуть.
  
  - А ну встала, и руки подняла. Теперь медленно подошла ближе. Девушка послушно двигалась, как приказано, с одной целью, отвлечь на себя внимание, чтобы дать Мэю шанс добраться до припрятанного оружия. К сожалению, в данный момент три головореза держали Мэя на мушке и лишь только два её саму.
  
  И тогда она решила...
  
  - Даже и не вздумай, детка! - Рявкнул Долговязый Роб, своим необычным чутьём уловив, что девушка, кажется, собирается напасть. Он не видел в ней опасного противника, но опасался, что "остолопы" продырявят это нежное тело из своих бластеров, и кем он тогда будет наслаждаться этим вечером? Одной из опостылевших и давно сломленных рабынь, безучастных ко всему? Ну уж, фигушки. Лучше пресечь дурные начинания на корню.
  
  - Зуб, обыщи её, - приказал главный пират своему подчиненному, сам держа её на мушке сбоку. Одновременно по мысленной связи он собрался отдать приказ другой троице, просто и без затей пристрелить второго пленника в затылок. Однако, Лури, каким-то непостижимым образом уловила, что пока она тут стоит, послушно разведя ручки в стороны, Мэя собираются убивать. И она прыгнула вперед, уходя с линии атаки капитана пиратов.
  
  А вот его подручный даже не успел понять как умер. Парные клинки, появившиеся из какого-то скрытого наруча на правой руке девушки моментально рассекли младшего бандита на три куска мяса.
  
  Взревевшее чувство опасности, подсказало Робу, что желая поскорее избавиться от конкурента в деле обладания прекрасной незнакомкой, он недооценил главную опасность - саму девушку. Если бы её видел сейчас Мэй, у него бы отвисла челюсть. Он бы понял, что в поединках, беготне и валянии на песке его прекрасная спутница ему безбожно поддавалась. То, что она творила сейчас, чтобы достать главного пирата, угрожающего его жизни и ее свободе, не шло даже близко ни в какое сравнение. Пират же своей развитой интуицией моментально уловил, что от девушки исходит смертельная угроза, которой до этого абсолютно не ощущалось, а посему спасая свою жизнь, даже не пытался остановиться и контратаковать. Все его действия и даже многочисленные выстрелы имели сейчас одну единственную цель - удержать противницу на дистанции, а желательно увеличить ее как можно больше. Но это ему никак не удавалось. Две пары смертельно опасных клинков, вылетевших из правого и левого наруча ("и откуда только взялись", - мелькнула мысль пирата, - "ведь не было же при обыске и с расстояния тоже не наблюдались"), уже несколько раз буквально на пол-ладони не дотягивались до отчаянно уворачивающегося и улепетывающего Роба. Впервые тот столкнулся с воистину страшным противником. И самое чудовищное, что это была та, кого он уже счел беззубой добычей и приготовился этим же вечером "оприходовать". "Мог бы выйти смертельный сюрприз, мелькнула тень мысли. Да и сейчас..."
  
  Что "сейчас" мысль додуматься не успелась, потому что его остолопы, наконец спохватились и начали поливать огнем неожиданного противника. Вначале он хотел заорать "идиоты", но потом прикинул, что собственная шкура дороже, чем даже удовольствие от укрощения этой свирепой дикой кошки, с неизвестно откуда взявшимися когтями.
  
  Оказавшись на безопасном расстоянии, он констатировал, что решение отступить и не мешать троим его подчиненным разбираться с этой "монстрихой" в юбке, было оптимальным. Важно было понять, каковы ее возможности. А возможности впечатляли. На устранение троих противников девице потребовалось всего десять секунд. Вздумай он хоть на миг остановиться, и был бы трупом.
  
  Всего за какие-то мгновения расклад поменялся. Совершенно неготовая к бою парочка ощетинилась стволами и клинками. Мужчина подобрал явно припрятанные по ориентирам "стволы", выкопав их из песка. А девушка подобрала оружие убитых ею пиратов. И нарочито медленно убрала клинки, демонстрируя "Мол, ну и чего теперь? Нас двое, а ты один!"
  
  Впрочем, пират тоже не стоял на месте, отдавая распоряжения своим людям. Он вспрыгнул на какой-то диск, моментально взлетев в воздух. Теперь для когтей девицы он был определенно неуязвим. Но расслабился он только, запрыгнув в шлюз флагмана.
  
  - Добыча оказалась с зубками, сами всё видели. Приказы всё те же. Мужчину - уничтожить. Женщину парализовать и доставить в камеру на флагман. Но маленькая поправочка. Мужчина - явно военный, но ничего особенного. А вот девочка смертельно опасна. Будьте начеку!
  
  Но дальнейшее оказалось даже проще, чем он думал. Пять кораблей, зависших над пляжем и полторы сотни бойцов на летающих дисках имели подавляющее огневое превосходство над двумя мечущимися по песку людьми. Игра называлась, "отстрел зайцев в тире". Поначалу парализующими зарядами пробовали подстрелить девицу, но она оказалась настолько шустрой, что почти минуту уходила ото всех атак. "Несомненно ее можно будет измотать или подловить", - прикинул пират, - "но я уверен, есть способ лучше". И он приказал паре отрядов сосредоточить огонь на спутнике девушки. И это оказалось правильной идеей.
  
  Первый же залп показал, что этот противник не чета девице. Он еле-еле каким-то чудом выжил. Второй же залп был всего лишь казнью... Но нет, как же так, ВСЕ до единого, стрелявшие в этого мужчину промахнулись, хотя он ничего не сделал и не мог сделать, чтобы спастись. А вот девица, она как-то странно замерла, вытянув руки в сторону этого мужчины. И видимо, каким-то образом сумела отклонить лучи бластеров. "Колдунья?" - спросил сам себя Долговязый Роб. "Неважно!"
  
  - Новый приказ! Отряды 4 и 7 пытаются подстрелить парня. Отряды 2, 6, 8 и 11 парализующими бьют по девке. Выполнять!
  
  И это оказалось самой эффективной тактикой. Через десять секунд тело мужчины сгорело в росчерках разрядов плазмы и аннигиляторов, девица издала истошный вопль и рухнула, подбитая парой парализующих разрядов. Моментальная команда прекращения огня не дала добить жертву чрезмерной концентрацией парализующих.
  
  ***
  
  Последнее, что помнила Лури, это то, как Мэй сгорел в плазменном огне. Сгорел и ей незачем стало жить.
  
  Хотя незадолго до этого она помнила как кричала:
  
  - Мама! Мама! Умоляю тебя, спаси Мэя! Я готова заплатить любую цену, какую ты пожелаешь! Только спаси его!
  
  Чуть погодя...
  
  - Нет, мама, нет! МЭЭЭЙ!!! Нет!!! МЭЭЭЙ!!!!!
  
  И дальше наступила темнота.
  
  ***
  
  Мэй слышал истошные крики Лури, мольбы к матери о нём, не о себе. Видел и летящие раз за разом росчерки лучей, которых было столь много, что не было ни тени шанса на то, чтобы увернуться. Но все они каким-то чудом пролетали мимо. Он знал имя этого чуда. Лури!
  
  Затем одновременно два парализующих заряда ударили Лури в спину, и мир мгновенно исчез. Не померк. Не потемнел. Не было ни тьмы, ни боли, ни света в конце тоннеля. Он просто моментально оказался среди белесого тумана, вися в воздухе. Туман казался светящимся изнутри, но видимость была ничтожной. Метра три в любую сторону и все.
  
  Вдруг прямо под ним образовалась твердь. Твердь сперва выглядела как круглая площадка, покрытая песком. Затем она раздалась во все стороны, за мгновения выросли пальмы, в центре сам собой вспыхнул костёр, над головой появилось звездное небо, а одну из сторон заняли воды лазурного океана.
  
  В общем, обстановка была похожа на ту, в которой они с Лури прожили несколько недель. Но вот белесый туман, шагах в трехстах в радиусе от центра в виде костра, показывал, что этот мир явно искусственный и имел мало общего с планетой, где они раньше жили. Больше всего это было похоже на сон. До тех пор пока...
  
  ...он не увидел женщину. Она возникла у костра внезапно как и бывает во сне. Вот только...
  
  Он смотрел и не мог поверить. Фигура была в канонной диадеме, как в храмовых изображениях, но платье было фиолетовым словно ночь, а не золотым как на иконах. Лицо также было сокрыто в тени, лишь глаза сияли словно раскаленные синие звезды, самые горячие из всех. Это было настолько поразительно, что едва взглянув, он всеми фибрами души ощутил, кто перед ним. "Демиуресса! Создательница!"
  
  - Наконец твоя кара настигла меня... - Мэй почти что пробормотал это себе под нос, тем не менее она его прекрасно расслышала. Вряд ли вообще хоть что-то могло спрятаться от ее всевидящего взора и всеслышащего уха.
  
  Выслушав всю эту чушь про "кару" и уловив мысль про "всевидящее" и "всеслышащее", богиня поморщилась.
  
  - Ну привет, создание... - презрительно фыркнула "всемогущая".
  - Э-э... - Попытался выдавить хоть что-то из себя Мэй.
  - Вижу ты усердно молился, человечек, - не меняя тона и выражаемого отношения, продолжала Всевышняя громадной ветви Мироздания. - Так молился, что стоны, убиенных, ограбленных и обманутых тобой достигли моего высочайшего слуха. (Слово "высочайшего" могущественная произнесла с самоиронией. Ее забавляло чрезмерное раболепие большинства людей. И лишь мудрецов, говорящих с ней на равных, она предпочитала в собеседники среди всех смертных.)
  - Ой, ты, гой еси, иже еси на небеси... - забормотал какую-то молитвообразную чушь Мэй, так что богиня не выдержала и захохотала.
  
  Смеялась она так заразительно, так весело, что на минуту могло почудиться, что она простила Мэю все его прегрешения. Даже платье богини стало золотым, но не таким как его обычно рисовали храмовые жрецы, а более желтого оттенка. Лицо богини посветлело, стало совсем юным, алые уста посетила восхищающая саму душу нежная улыбка, а лучащиеся весельем глаза напомнили Мэю...
  
  - Лури! - едва слышно выдохнул тот.
  - Моё настоящее имя - Рада! - возвестила Владычица. - Вот только, ты не тот, кто заслуживает знать и моё имя и видеть мой настоящий облик. Тот облик, в котором бы я хотела пребывать всегда. Но не могу из-за таких как ты, вынужденная носить маску сурового судии.
  
  Неимоверный стыд вдруг пронзил Мэя вкупе с осознанием того, кого он в сущности видит пред собой. Он рухнул на колени и зарыдал от отчаяния. Если бы матерью Лури была какая-то местечковая богиня или чародейка, даже величайшая архимагиня современности, то обвенчавшись в храме Создательницы, он бы с Лури... Впрочем, что толку мечтать о несбыточном.
  
  Он вспомнил последнюю сцену перед тем, как оказался здесь, в этом "непонятно где"...
  
  Луриэна, бессильно валящаяся наземь, умоляющая свою всемогущую мать о его, мрез его дери, идиота долбаного, спасении. Не о своём, а о его. После всего, что он совершил в жизни. Да, он не рассказывал Лури всех подробностей своих похождений. И сейчас неимоверно жалел о том. Чем он руководствовался, желая заполучить юную богиню в жёны? Жаждой обладания? Ну хорошо, пусть это будет любовь! Пусть будет любовь, а не более низменная версия того же самого. Но ведь вся их история была построена на недоговорках. Лури откуда-то знала, что рано или поздно произойдёт нечто ужасное. Посему и молила его заткнуться, а не стремиться поскорее "познакомиться с её матерью". Познакомился...
  
  "Что делать-то теперь?"
  
  Когда Мэй вновь взглянул на Создательницу, то ужаснулся. Вновь фиолетовое платье, горящие потусторонним синим огнем глаза, видевшие все до единого эоны этого мира, и если молва не врет, то и множества других миров. И нечеловеческая боль на лице.
  
  Мгновением позже Создательница молвила:
  
  - Кстати, о каре... - Мэй поднял голову. - Ты забрал у меня сердце моего дитя, пусть ненароком и волей случая, но затем ты же глупостью, беспутством и самонадеянностью привел её туда, где она сейчас. Да, она сама тоже виновата. Причем не меньше тебя. Хотела быть взрослой и самостоятельной. Получила искомое. Всё, даже тебя. И что же дальше? Не ты ли поклялся ей перед отбытием в эту чудо-поездочку, что ты несешь отныне за нее полную ответственность? Ты возможно думаешь, что вся эта поездка была чудовищной ошибкой? "Обнадежу" тебя, если бы вы остались, то вы разделили бы судьбу своего отряда.
  
  - Что с ними? - в крайнем беспокойстве спросил Мэй.
  - Желаешь знать сперва судьбу своей возлюбленной? Или своего отряда?
  - Сперва позвольте узнать, что с Лури! - воскликнул Мэй. Щелчок пальцев богини и пред ошарашенным Мэем как в калейдоскопе закрутилась жизнь Лури.
  
  Вот она забавный смышленый младенец, вот чудо-дитя, неосознанно сдвигающее пласты Мироздания и рушащее пустые, слава Создательнице, миры. Вот Лури - девочка с клинком, изучающая основы древних боевых искусств, как первичная тренировка в управлении энергиями. Вот она стоит в странных позах, даже на голове вверх ногами. Позы называются асаны. А само странное искусство "йога". От возраста искусства в два триллиона лет, Мэю плохеет (в фильме эта цифра прозвучала в контексте в ходе обучения). Значит Владычице лет, как минимум не меньше. Далее мелькали разные картины: изучение философии, споры с матерью, подростковые обиды. Первая кража. Зачем дочери Демиурессы красть что-то? Этого ни Мэй сейчас, ни её мать, ни её отец ранее - так понять и не смогли. Проверить реакцию родителей? Выразить подростковый бунт? Выразила! Получила! Поступила в летную военную академию: "Там приучат к порядку", - сказал отец. Закончила аж два направления экстерном. Сбежала. Познакомилась с отрядом Мэя и с ним самим. Стала более безбашенной. Крала разные предметы и ценности в рамках заданий. Убивала людей, чтобы не попасться. В основном охрану и полицию, но были как-то и гражданские. Её специально подставили под это, чтобы прошла "боевое крещение". От увиденного у Мэя у самого пошло омерзение к тому, что он наделал. И после этого клятвы о любви. Безумно счастливый почти месяц на острове. И плен.
  
  И его гибель. Хотя он же вроде живой? Нет, живые на встречу с Создательницей не отправляются.
  
  И вот сидит потухшая, сломленная, не притронувшаяся ни к еде, ни к воде. И лишь лепечет имя "Мэй!" А еще фразы типа: "Мама, если ты забрала его, то забери и меня. Без него я не хочу жить!"
  
  Позже пришли рабыни, омыли девчонку, утратившую смысл жизни. Одели заново. Затем два дюжих пирата приковали её к стене. Она была безучастна. И вот пришёл тот самый пират, натяжением цепей изогнул её в непристойную позу и начал ножом срезать одежду. Тогда-то она встрепенулась. Но было уже поздно...
  
  Богиня вновь щёлкнула пальцами.
  
  - Дальше не в силах смотреть уже я. Или желаешь посмотреть продолжение в подробностях и со звуком? Тогда я тебе оставлю это TV, а сама, с твоего позволения, откланяюсь.
  - Нет!!! - в ужасе закричал Мэй. - Это будущее? Настоящее? Или это уже произошло? Отвечайте!
  - Ты смеешь МНЕ приказывать?
  - Умоляю! - лихорадочно шептал Мэй. - Умоляю! Скажите, что это неправда.
  - Лури попросила спасти твою жизнь! Любой ценой! Чем-то не устраивает?
  - Но ведь она молила Вас о пощаде!
  - Она молила о пощаде для тебя! Про себя речи не было. Да, кстати, многих ты пощадил, когда о пощаде молили тебя? Ладно, мы что-то увлеклись. Судьба твоего отряда...
  
  Богиня щёлкнула пальцами.
  
  - Именем Великого диктатора Гэзая Вокта, организованная преступная группировка номер 5774412, самоназвание "Быстрые", приговаривается к государственной казни. В целях утилизации полезных ресурсов, донорские органы казнимых по медицинской описи ГК458/5-740/ПТЛ80-84 будут извлечены в живом виде, с временным подключением к аппаратам искусственного обеспечения жизни. После медицинского подтверждения нецелесообразности хранения биологических остатков, оставшиеся тела, части тел и неприкосновенные по медицинским показаниям казнимые подлежат сжиганию в тюремной печи КЗ-ДЛ-84/2. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Срок приведения приговора в исполнение: через 4 часа.
  
  Мэй рухнул на песок на колени, окончательно раздавленный. Когда Демиуресса его покинула, он даже и не заметил.
  
  Лишь под утро с восходом солнца, он осмотрелся и понял, что попал обратно в проявленный мир. Но всю ночь тишину сотрясали его отчаянные вопли и всхлипы, мольбы, гневные выкрики и угрозы. В том числе мрезовой богине, архоновому чудовищу и Создательнице злодеяний и кошмаров. И к чему винить его, если такой кривой мир породила она сама. Вот какими кривыми руками породила, вот ими же пусть всё себе и оторвёт.
  
  "Милый мальчик! И за что его Лури полюбила, интересно? Состояние аффекта, всё ясно, но это уже слишком." - усмехнулась мама Лури. - "Что ж, настала пора его просветить, что некоторым жёстким шуточкам Лури научилась от меня. А у меня в свою очередь были другие учителя, куда более жестокие, чем я сама."
  
  - Эй, зятёк! Ты там жив ещё? - Демиуресса была на сей раз в алом платье, изумительно сверкавшем на заре, но без пресловутой диадемы, а всего лишь с парой сверкающих заколок в волосах.
  
  Но на её красоту и вечную юность ему было абсолютно пофигу.
  
  - Явилась добить меня, чудовище! Вот он я, исчадие тьмы, безоружен и никуда бежать не собираюсь!
  
  Демиуресса холодно рассмеялась. В отличие от светлого нежного смеха юной Рады, этот смех как мороз пробирал до костей.
  
  - Можно подумать оружие и попытки к бегству сильно помогли бы тебе в поединке с той, кому стереть весь этот мир из Мироздания проще, чем тебе пойти умыться в океане. Я спрашиваю, знатная ночка была? Всё запомнил? Ощущения понравились?
  
  Мэй кажется был готов наброситься на красавицу в красном платье и душить-душить её голыми руками. Он даже сделал пару непроизвольных шагов, но богиня не двигаясь оставалась на том же расстоянии.
  
  - Ну а теперь слушай меня, зятёк! Лури жива и пират не успел с ней ничего сделать и твои оболтусы тоже живы. Это не шутка! Клянусь своим именем и этой Метавселенной, хоть ты и не способен осознать, что представляет собой последнее. И не способен осознать, что для меня подобная клятва значит. А теперь слушай внимательно, повторять дважды не буду. Отныне вы двое с Лури разлучены моей волей. Не пытайся искать её. Это бесполезно. Я исправила вероятности этой Вселенной, так что отныне для вас ни случайная, ни намеренная встреча невозможны. Можешь попробовать, конечно, но напрасно потратишь годы. Лучше посвяти их тому, чтобы выглядеть лучше в моих глазах. Да и в своих собственных. Да и в глазах Лури. Я ей сообщу всю правду о тебе, во всех подробностях, можешь не надеяться, в этом плане пощады не будет. И она через меня сможет вполне беспристрастно отслеживать твою динамику. Стал ли ты достойным человеком, или остался всё тем же отморозком, которым был уже многие годы. И насчет вашей встречи.
  
  Мэй затравлено посмотрел на "всемогущую", ничего хорошего он уже не ждал.
  
  - Несмотря на то, что мне не нравится эта идея, но думаю вы встретитесь и даже поженитесь, моим именем и в храме, посвященном мне не слишком умными, но зато верными и преданными людьми. И уж как минимум в большинстве своем довольно позитивными и учащими хорошему. Хотя сами они слишком набожны и сосредоточены на ненужных мне церемониях и не хотят заниматься полезной для общества работой, а посему живут за счет пожертвований других. Впрочем не все. Поищешь, если захочешь, среди них достойных, и найдешь.
  
  Богиня сделала паузу и подвела итог:
  
  - Ты нехороший мальчик. Нехороший, но неглупый. Ты верно понял, что Лури тоже богиня, вернее демиуресса. По обычному вам теперь не встретиться никак, это я тебе уже объяснила. Но никто не запрещает моей дочери сделать с этой Вселенной то, что сделала сейчас я - поменять вероятности вашей встречи. С нуля до... Да хоть до единицы. Тогда вы и захотите, не расстанетесь. Так что смотри не разочаруй ее, когда у нее возникнет желание и возможности, чтобы увидеть тебя. Если ты так и останешься ничем, ты станешь всего лишь объектом ещё одной жесткой шутки. И поверь, бывшие возлюбленные умеют мстить, даже если ты и не виноват. В этом все мы, женщины. А теперь пока, юноша! Я и так тебе дала много больше шансов, подсказок и уделила времени, чем ты вообще заслуживал. Цени это. И больше, чтоб никаких мрезовых богинь и архоновых чудовищ. А то ведь я могу и передумать!
  
  С этими словами Великая Демиуресса исчезла, навсегда впечатав в память Мэя практически каждое свое слово.
  
  Он рыдал еще двое суток, то от боли, то от облегчения, что самое страшное не случилось, то от надежды, то от разлуки. А когда он оклемался, то был уже другим человеком, чем до этой приснопамятной встречи с божеством.
  
  ***
  
  Тем временем в особой каюте пиратского корабля...
  
  Долговязый Роб только что закончил срезать нехитрую одежку со стоящей пред ним на четвереньках захваченной в плен девицы. Парой минут ранее безучастная ко всему, сейчас она отчаянно верещала и рвалась в цепях:
  
  - На помощь! А-а-а! МАМА!
  
  "Ещё недавно, ты была столь благородна и бескорыстна, что была готова ради своего точно такого же разбойника пожертвовать жизнью и вообще заплатить любую цену. Вот цена," - услышала Лури негромкий шепот в голове. - "Чем-то не устраивает?"
  - Мама не придет! - Довольно загоготал пират и с изрядной силой шлепнул по голой заднице девицы. Лури взвизгнула от неожиданности. Пират шлепнул посильнее. Визг повторился.
  "Правильный подход!" - усмехнулась богиня.
  - Мама, скажи мне только одно! - вслух воскликнула Лури. И с замирающим от надежды сердцем спросила, - Мэй жив?
  
  - Это вряд ли! - Довольно завопил пират. - После того как его хорошенько прожарили плазмой и полирнули аннигиляторами, в живых осталась разве что его бессмертная душа. Да и она отправилась к мрезам и архонам. Покойник явно был изрядным грешником!
  - Да заткнись ты, урод! - рявкнула Лури, ожидая ответа вовсе не от пирата.
  - Ах так! - заорал пират в ответ. - Смеешь мне хамить! Я тебя поучу уважению к старшим.
  
  Он достал ремень из штанов и наотмашь припечатал по голой заднице. Лури завопила куда громче, чем раньше. Пират повторил процедуру. Потом ещё и ещё.
  
  - МАМА! - верещала Лури.
  - Так тебя! Так! - довольно осклабился пират.
  "А что мама?" - уточнила Рада. - "Пока, пират не переходит рамки дозволенного, не вижу ни малейших оснований вмешиваться".
  - МАМА! МЭЙ! - вопила Лури, которую пират подобно строгому папаше учил уважению к старшим.
  - Да, что ты заладила, - удивился пират. - Ори, не ори, помогать тебе тут некому. Только ты, я и увесистый ремень.
  
  Наконец пирату надоело хлестать глупую девицу, по собственной дури оказавшуюся сейчас перед ним и обосновано получившую хорошую порцию воспитательных процедур. И он решил перейти к следующему этапу. К слову сказать, штаны без ремня держались плохо и от активных воспитательных меропиятий сами собой свалились к ногам Роба.
  
  - А вот это уже лишнее! - вдруг раздался прямо за спиной главаря пиратов строгий женский голос.
  - Что? Кто? - пират резко развернулся и остолбенело уставился на женщину в красном платье. - Кто ты такая? Кто пустил?
  - Сама заглянула к вам на огонек! - весело ответила Демиуресса. - Вижу ты меня не узнал?!
  - А что, должен был? - недоуменно спросил пират.
  - Ну вообще-то, да! - продолжила троллить пирата богиня. - Молился бы ты почаще!
  - Это что, угроза? - Рыкнул пират, на всякий случай выхватывая клинок.
  - Нет, что ты! Всего лишь доброе пожелание! - едва не смеялась в голос богиня.
  - А ну на колени, живо! - Рявкнул пират, направляя клинок на непонятную женщину в красном.
  - Это ты МНЕ? - смех дамы моментально стих, и на пирата воззрились древние как мир глаза, от которых у того перехватило в горле.
  "Ещё одна колдунья", - подумал Роб, мысленно отметив, что первая колдунья сейчас стояла в неприличной позе и со скованными антимагическими наручниками руками. - "Жаль других нет", - продолжил размышления пират.
  "Не поможет!" - вдруг неожиданно уловил он мысль, пришедшую от стоящей перед ним женщины.
  
  От изумления Роб едва не уронил клинок, но справившись с собой, мысленным приказом через искин вызвал подмогу.
  "И это не поможет!" - мысленно припечатала непонятная пирату женщина.
  
  Через мгновение в каюту ворвалось полдюжины пиратов. Они наставили бластеры на женщину в красном, но вдруг увидели в волосах её канонную диадему. Да и лицо показалось им странно знакомым. Дополнили впечатление сияющие грозным синим огнем глаза. Ну и для полноты картины, прямо на глазах пиратов платье богини сменило цвет с красного на золотой. Именно такой почти все из них когда-то давно видели в храме. Осознав, кто перед ними, шестеро пиратов моментально повалились в ноги Создательнице, разбросав ненароком стволы по полу. Ни о сопротивлении, ни о бегстве никто даже и не помышлял. Лишь на милосердие богини надеялись они.
  
  Только капитан пиратов ничего не понял, ибо в его глазах женщина сохранила прежний облик, включая цвет одеяния.
  
  - Да, что вы творите, олухи! - заорал Роб. - Это что, предательство? - И он приставил лезвие к горлу ближайшего пирата.
  
  Другой, стоящий рядом на коленях пират с трудом выговорил, заикаясь от дикого ужаса:
  - Она - са-са-са-са... Создательница!
  - Что за чушь ты несешь? - зло рявкнул Роб и, мельком обведя перекошенные священным ужасом лица, уставился на богиню.
  
  Раде уже начала надоедать эта игра. А потому она предстала и перед капитаном пиратов в наиболее каноничном облике, а тем временем ухватив клинок прямо за лезвие, рванула его с такой силой, что Роб полетел прямиком на богиню. Ловко увернувшись от контакта с летящим в ее сторону негодяем, богиня вырвала-таки из его рук оружие, а затем моментально подсечкой срубила его, опрокинув на пол каюты.
  
  - Ну а теперь пришла пора для воздаяния... - игнорируя бормотания и скудоумные попытки изобразить молитвы, Демиуресса гневно воззрилась на пиратскую падаль у ее ног. - За ваши злодеяния, грабежи и обращение людей в рабство, на собственной шкуре испытаете все эти прелести.
  
  Она коротко щёлкнула пальцами и пираты неожиданно плюхнулись прямо в воду, метрах в пятнадцати от одного из островов архипелага, на котором они не так давно захватили Лури и якобы пристрелили Мэя. Всего лишь в 30 эсках Мэй сейчас сидел в ночи и орал разные гадости в адрес той, что спасла ему жизнь.
  
  Корабль, лишившийся команды, автоматически завершил предыдущий маневр и вышел на орбиту вокруг Фелурии. Еще четыре корабля повели себя аналогичным образом. У Рады образовалась сейчас толпа пленниц, о которых надлежало позаботиться, но вначале она решила завершить некоторые воспитательные деяния.
  
  - Так, на чем мы остановились, - изображая рассеянную даму в возрасте, молвила мама Лури. - Ага, вот! - и она щелкнула в воздухе сотворенным ремнем, как две капли воды напоминающим армейский ремень отца Лури.
  - МАМА! НЕ НАДО! - завопила прикованная к стене девица, с очаровательно выпяченной для любых требуемых мероприятий пятой точкой.
  
  - Видишь ли, дочка! - печально заметила Демиуресса. - Я вообще-то против таких процедур. Была. Полагала, что папин ремень, примененный дважды в твоей девчачьей жизни, будет вполне достаточным объёмом подобного воспитания. Но, увы, я оказалась слишком к тебе мягка. Мало того, что ты спуталась с бандой головорезов, так ведь ты и сама себя одной из них считаешь. И ведь тебе дали нормальное и нацеленное на воспитание дисциплины образование после того эпизода с кражей. Поверить не могу до сих пор: дочь Властительницы Метавселенной стала воровкой. Больший бред и вообразить-то сложно: я тебе не то, что тот дурацкий браслет по-щелчку пальцев сотворить могу, а даже и без щелчка хоть целый десяток вселенных, доверху набитых подобными побрякушками. Да и сама ты со временем сможешь такие пустяки. Но это, как оказалось, были цветочки.
  
  Богиня сделала краткую паузу, после чего продолжила:
  
  - Далее ты несколько лет прилежно училась, и можно было надеяться, что ты маленько повзрослела и образумилась. Но не тут-то было! Ты связалась с бандой "благородных" разбойников, которые отчего-то сочли, что красть ценные предметы, иногда устраняя охрану и приводя к гибели полицейских, преследующих вас, это совершенно нормальное дело. Ну подумаешь, что вашей банде теперь заход на несколько десятков планет воспрещен. Мелочи какие! А энное количество трупов лично на твоих руках, из которых трое гражданские, хотя они и негодяи были - это вообще "сущие пустяки", как и множество жертв "быстрых", пусть большинство из них было в космических битвах, а не в городах. Ты не представляешь, как я запарилась воскрешать убитых вами и компенсировать им убытки. Вот дел у меня других больше нет! Я уже давно хотела остановить вашу банду, но отследив линии вероятностей, решила немного потерпеть. Просто чудом не попав в лапы диктатора Гэзая Вокта, ваши подельнички были схвачены людьми президента Горна и заслужено сели в тюрьму. Вам же двоим удалось ускользнуть от правосудия, но лишь для того, чтобы прийти к иному печальному финалу. Особенно примечательна ситуация, в которой ты сейчас оказалась. Вот чем ты думала, дочка, когда крутила полуголой задницей в толпе бандитов? Что она никого кроме твоего возлюбленного Мэя не заинтересует и никто не покусится? Или что мамочка тебя спасет?
  - Мам, ну ведь ты же всё-таки спасла меня. И потом, сейчас-то я была на необитаемом острове... А ещё я ведь знала, что бы я не начудила, ты меня спасешь!
  - А вот тут ты ошибаешься и сразу по ряду причин. Первая - это то, что твое поведение как ни печально подходит под определение "золотая молодежь". Часто дети богатых бизнесменов, политиков или чиновников ведут себя подобным образом. Почему-то чуть ли не все из них наивно полагают, что их родители вытащат их из любой передряги. Это не совсем так. Многих родителей подобных детей не устраивает моральное разложение собственных отпрысков и когда те получают неизбежные проблемы с законом, просто ничего не делают, чтобы преподать урок. Другие поступают по другому: вытащив глупца или дуру из темницы, преподают урок уже лично. И ведь согласись, ты натворила достаточно, чтобы я наконец-то взялась за твое воспитание?
  - Да-а-а, - жалобно проблеяла Лури, наконец-то ставшая пунцово-красной от стыда как за свои деяния, так и от положения, в котором очутилась.
  - Далее. Ты ведь прекрасно знаешь, что твоя мать очень занята на работе и что бы не думали себе глупые смертные, я отнюдь не всемогуща. Представь себе что бы было, если бы случился "прорыв Хаоса" и мне пришлось бы задействовать в ближайшие пару дней все силы, все свои аватары и даже всех помощников. Вернулась бы я после устранения данного ЧП, а тут дочка лежит с изуродованным пиратами телом и психикой и желающая лишь умереть поскорее. Так бы было, да, дочь?
  - Ма! - Лури похолодела от возможной перспективки и того что мама права, такой сценарий событий был вполне возможен. - Но ведь, правда, же ты не бросила бы меня в беде?
  - А вот как ты думаешь, как правильнее на моем месте было бы поступить? Спасать дочь-преступницу из очередной передряги или же позволить быть уничтоженными нескольким десяткам или сотням миров со всеми обитателями? Разменять жизни невообразимого числа погибших на спокойствие одной непутёвой девицы. Как ты полагаешь, такой обмен был бы честным?
  - Не-е-е! А-а-а! - Лури наконец-то стало очень стыдно за свой фантастический эгоизм и она зарыдала.
  - Так что извини, дочка, но мы продолжим процедуру, которую столь правильно и своевременно начал капитан пиратов, - богиня размахнулась ремнем и увесисто приложила его к пятой точке дочери. Затем повторила ещё несколько раз. Лури периодически взвизгивала в процессе, но заливалась слезами скорее от стыда, чем от не слишком-то и сильных шлепков.
  
  Завершив порку, Рада взмахом руки растворила и цепи и антимагические кандалы, а затем сотворила одежду прямо на девушке. Дочь наконец-то развернулась из унизительного положения, в котором стояла до этого, подбежала и упала маме в ноги.
  - Пожалуйста, прости-и-и! Я больше так не буду-у-у!
  - Взрослая девочка, нечего сказать! - Рада погладила по голове заблудшую дочь, сейчас стоящую на коленях перед ней. - Посиди тут пока, ты не единственная жертва пиратов. О прочих девушках и иных рабах тоже надо позаботиться. Да и пиратам урок преподать. Да и Мэю твоему.
  - Мэй жив! - радостно завопила Луриэна, вскакивая на ноги. Она обняла маму и уткнулась в нее лицом как когда-то в детстве.
  - Лури, не будь эгоисткой, ты не одна на этом корабле находилась в цепях, мой долг помочь им, - мягко отстранив дочь, Рада переместилась к ближайшей рабыне пиратов.
  
  Через четверть часа все рабы и рабыни изменили свой статус на свободных людей. Через пару минут после этого на пиратский остров на Фелурии был поставлен маяк для военно-патрульного судна Кампанеи, которое подобрало пиратов и отправило их на дознание в государственную тюрьму. Неделей позже все до единого пираты получили различные сроки за свои деяния, а Долговязый Роб - пожизненное заключение. И согласно предусмотренной процедуре, все преступники получали статус государственных рабов и активно использовались на тяжелых строительных и иных работах.
  
  Заодно власти президентской республики Кампанея отметили перспективную для курортных целей планету Фелурия, и хотя летать до нее было далековато и довольно опасно из-за ряда космических аномалий, а также пока здесь не было никакой инфраструктуры, но наиболее богатые граждане республики вполне могли позволить себе экзотический отдых на необитаемом острове на берегу Лазурного океана. А все остальные вопросы - дело наживное. Будет спрос, будет и предложение.
  
  Примечание. Мама Луриэны вообще не сторонница суровых методов воспитания. Но во-первых, они с дочерью заключили соглашение, что если дочь справится сама со своими проблемами, то влияние матери на дочь будет эпизодическим в виде необходимых уроков по "матчасти". А если дочь влипнет в неприятности, значит, ее свобода будет ограничена, и уроки приобетут формат "закрытого пансионата". Во-вторых, дочь, предоставленная сама себе, "покатилась по наклонной", несмотря на обучение в военной летной академии. По характеру Лури оказалась такой же бунтаркой как и мать когда-то очень давно. Но если Рада бунтовала ради возможности вмешиваться в жизнь смертных, желая спасать жизни и предотвращать катастрофы, то Лури понесло в сторону "дольче вита": пей, гуляй, стреляй, шуруй, по приколу всё воруй. Но если и для дочери простой смертной такое поведение, мягко говоря, недостойно, то для дочери хозяйки мириадов миров, чья судьба творить новые миры, помогать, защищать и спасать, превращение в молодую атаманшу разбойников выглядело и вовсе омерзительно. Вот мама и не выдержала и прошлась ремешком по дочериной заднице.
  Еще примечание. Мир Лури чем-то отдаленно похож на мир Звездных войн. Если у нас на Земле бардака хватает и не всегда виновные даже в убийстве, отвечают по закону. То в мире ЗВ бардака еще больше, и ценность жизни разумного той или иной расы значительно принижена. Поэтому и существуют толпы космических наемнических, рейдерских, пиратских и контрабандистских организаций. И это давным-давно в этом мире стало в порядке вещей. Жужжание этих "вредных насекомых" большинство жителей, населяющих рассматриваемую в эпизоде галактику, воспринимает столь же неизбежным злом как жужжание всяких мух, комаров и тому подобного гнуса. Вроде как, ничего хорошего, а что сделаешь? Именно, по этой причине в рамках контекста, действия Лури не выглядели прямо-таки инфернальным злом. А посему Рада не устроила дочери, например, персональную отправку в тюрьму вместе с остальными "дружками" (опять же судьба Лури естественным образом сложилась по другому). Она справедливо сочла, что в тюряге хорошему не научат, и если уж допустила недостатки в воспитании дочери чуть раньше, то лучше самой же их и исправить. Ну и ближайших родственников и соратников можно о помощи попросить. А остальных наемничков пусть жизнь "воспитует" и их собственные родственники, если есть.
  
  Спустя некоторое время и один-два пропущенных эпизода...
  
  Рада переместилась вместе с дочерью на одну из созданных ей лично планет для отдыха и релаксации. Впрочем, что интересно, не для рекласации самой себя, ибо Всевышняя этой Метавселенной в подобных местах для отдыха не нуждалась. Всё, что ей требовалось, это уйти за грань, стать трансцендентной миру, и вот там она могла отдыхать, расслабляться, медитировать и копить силы для новых свершений. Но, увы, многие важные для нее смертные создания и даже бессмертные боги подобными возможностями не обладали. Вот для них-то она и создавала подобные "райские сады". К слову сказать, все разные, ни один не похожий на другой.
  
  Вот в один из таких садов Рада и переместила Лури. Сейчас Демиуресса скинула маску гнева и пребывала в своем любимом золотом обличье. Более того, она вернула свой вечно юный облик и сейчас рядом с Лури смотрелась чуть ли не сестрой. Черты лица их были очень похожи, но загорелая и смуглокожая Луриэна предпочитала короткую, чуть ли не мальчишескую стрижку и была брюнеткой от природы, в то время как ее мама с невообразимо древних времен носила длинные золотые волосы, скрепленные своей любимой диадемой. Впрочем Рада, как и все женщины, перемены во внешности считала чем-то само собой разумеющимся, а посему сейчас подстроилась под дочь и стала брюнеткой. Именно так они и впрямь смотрелись парой сестер, но никому в здравом уме не пришло бы в голову сомневаться, кто из них старше. Все решали глаза, а они как известно зеркало души. Повидавшая эоны времени и мириады миров Рада только с закрытыми глазами была бы сейчас очень похожа на свою дочь. Сама же Лури с интересом осматривалась по сторонам, слегка ошарашенная резкой сменой места. Для нее подобные перемещения были весьма привычными в детстве, но за годы в качестве учащейся в академии и в последующие вольные годы среди "Быстрых" Лури отвыкла от возможностей богов, вполне успешно обходясь человеческими. Это было сродни тому, как человек, привыкший к городскому комфорту, вдруг покинул цивилизацию, и адаптировавшись за несколько лет жить "в походных условиях", уже с некоторой отвычкой воспринимал тот мир, частью которого был когда-то давно. А если, например, человек уехал из одного города, а вернулся спустя много лет из глуши уже в другой город, то примерно так ощущала себя Луриэна в данный момент.
  
  Место, в котором они сейчас очутились, выглядело похожим на старинную загородную дворянскую усадьбу, вот только это была лишь видимость. Ничто из наблюдавшегося вокруг не имело естественный характер. Даже вытоптанная чьими-то ногами трава моментально распрямлялась, стоило пешеходу или всаднику скрыться за стволами соседней рощицы или ближайшим поворотом еле заметной тропинки. А уж если бы неумному смертному, случайно оказавшемуся здесь, пришло бы в голову сломать ветку или сорвать цветок, то у него бы по той или иной причине ничего бы не вышло. Камень передвинутый на другое место, сам собой вырывался из рук и возвращался в исходное положение. Но самое удивительное, что раз в несколько дней, окружающие усадьбу пейзажи менялись, причем строгой периодичности не было. И что интересно, изменение не было мгновенным, переход от одного ландшафта к другому происходил плавно за несколько часов. Оказаться за территорией усадьбы в это время означало увидеть нечто совершенно необычное. Ведь кто может похвастаться тем, что жил в местности, которая могла сама собой полностью измениться за 4-5 часов?
  
  Следующим важным аспектом были жители это мира. Простых смертных созданий тут не было. Вообще. Изредка бывали случаи, когда таковые оказывались здесь в гостях, но это были редчайшие исключения. Чаще всего гостей приглашала сама Демиуресса, реже кто-то из ее ближайших приближенных, если рассматривать их статус в рамках этого места. Но сейчас единственной "смертной" в этом мире была лишь Луриэна. Да и она, строго говоря, под приглядом матери была бессмертна и неуязвима. Достаточно Раде было вмешаться, как любой ущерб для дочери обращался в ничто. Единственный ущерб, который был куда более трудно обратим, моральные травмы. Неверные и сомнительные решения дочери были примером таких травм, ибо они откладывали отпечаток на привычки и даже образ мышления. А боль от сильных переживаний, например, за возлюбленного, были другим таким примером. Так что фактически в настоящее время без каких-либо ограничений все жители этого мира были богами. Безусловно разного ранга и способностей, личных склонностей и пристрастий, разных статусов, прав и обязанностей.
  
  Прежде, чем продолжить описание жителей этого мира, следовало бы отметить еще ряд моментов. Сам мир назывался Тея, состоял всего из одной планеты и набора виртуальных светил на внешней оболочке и был расположен в хитро спрятанном аспекте Мироздания. К слову сказать, в проявленной реальности мира не существовало. Это было место, которое могло бы существовать, если бы Рада хотела его проявить. Только так мир и сообщался с базовой Метавселенной. Во всех остальных случаях он закрывался в отсеченную от остального Мироздания вероятностную лакуну и мог так пребывать на внутреннем источнике энергии с полсотни миллиардов лет. После истечения оной мир выбрасывался в проявленное в наиболее безопасную по параметрам Надмировую область. Словом жители Теи были защищены чрезвычайно, даже от прорывов Хаоса, способных растворять и обращать в ничто от десятков и сотен миров до мириадов за раз - вплоть до всего Мироздания разом. Поэтому Тею без преувеличения можно было называть "святая святых", и потому от возможных угроз были защищены именно боги, а не смертные, что лишь боги были способны прожить в изоляции огромное время, непрестанно тренируясь и повышая свой уровень вплоть до новых демиургов (творцов миров) и в случае гибели всей внешней цивилизации послужить зерном для возрождения оной из небытия. Шанс не абсолютный, но важный. Пока же это место служило ещё и полигоном для обучения и развития сил населяющих мир жителей.
  
  Следующий важнейший аспект, определявший сущность Теи, касался пола жителей мира. Жители, а вернее жительницы были все до единой женщинами. Прежде, чем представители "сильного" пола успели бы возмутиться насчет вопиющей половой дискриминации этого места, стоит отметить, что помимо Теи существовали миры под названием Тей, где жители были одни лишь мужчины, и Теон, где разделение по полам и вовсе отсутствовало - там жили в основном семьи богов. Совместно миры составляли нераздельное трио и каждый из жителей жил там, где ему или ей это было наиболее удобно. Кстати, подмечая ремарку о "сильном" поле, отметим, что привычное для большинства смертных положение вещей, когда мужчины были значительно сильнее женщин, вовсе не распространялось на богов этой ветви Мироздания. Как известно боги творят по своему образу и подобию. И поскольку сильнейшим творцом здесь была Демиуресса Рада, то и другие наиболее могущественные сущности были так же женщинами. Но так было не везде. Например, существовала ветвь Мироздания, созданная много раньше Учителем Рады, тем, кого смертные называли Господом Богом и полагали всемогущим. И вот там-то традиционное превосходство мужчин над женщинами соблюдалось отныне и присно и вовеки веков, аминь. Но кроме того, ученица Рады, еще одна Демиуресса Лирия, умудрилась создать мир равенства в этом аспекте. На каждого сильного мужчину рождалось по сильной женщине и наоборот. И пожалуй именно лирийское Мироздание было самым сложным и запутанным из всех...
  
  Мы же вернемся из необъятных далей, в которые улетели при обсуждении вечной как мир гендерной темы, в относительно небольшой мирок по имени Тея. Так уж получилось, что Демиуресса создала этот мир только для женщин. И не было у "всемогущей" намерения как-то ущемить мужчин при этом. Причина была в ином. Дело в том, что энергетика мужчин и женщин устроена во многих аспектах зеркально, а главным в мире Теи был Великий Женский Источник. По этой причине мужчинам в непосредственной близости от него было находиться крайне вредно, а если длительное время так и вообще смертельно опасно, ибо он подавлял и разрушал самую их сущность. А вот богинь да и простых смертных женщин Источник усиливал, исцелял даже самые застарелые раны и недуги, напитывал жизненной энергией, а при должной тренировке со временем делал многократно мощнее.
  
  Именно по этой причине Рада и привела сейчас сюда свою дочь. Слишком много от непутёвого сорванца мальчишки было в её запутавшейся девочке. Слишком много было желания стрелять, крушить, убивать врагов, удирать от погонь, сражаться и проявлять агрессию. И лишь зов природы и этот контрабандист Мэй пробудили наконец-то в девчонке любовь и тепло. Не самый лучший выбор, и это ещё мягко сказано. Но они оба были искренни в своих чувствах, и убивать эти чувства было бы жестоко. Да и не нужно. Первое, что надлежало сделать - проверить искренность обоих. Второе - усилить разгоревшееся пламя ожиданием встречи. Третье - использовать жар того огня во благо. Для совершенствования, для выработки навыка непрестанной работы над собой. Вот тогда любовь столь разных созданий станет благом, а не проклятием и тормозом. Что до громадного превосходства Лури над своим избранником, в мире, где большинство богинь были намного могущественнее своих мужчин, это никого не удивляло и было привычным явлением. Что до самого Мэя, ему тоже было не привыкать к такому положению вещей. Да он был сильнее своих пассий в прошлом, но это если рассматривать вопрос в чисто физическом или военном аспекте. Но вот по общественному статусу бывший сержант, уволившийся из армии королевства Радери и ставший со временем капитаном отряда рейдеров, почти всегда уступал, как и по богатству и по отношению к нему в обществе по сравнению со многими из тех, с кем он пытался встречаться.
  
  И наконец его угораздило встретиться с Лури. Ну или ее угораздило встретиться с ним. И Лури быстро прониклась миром космических наемников-налетчиков. С присущим как и многим детям романтизмом восприняла истории про разбойников, пиратов, богатых негодяев и славных героев как нечто классное и веселое. А поскольку им до поры до времени сопутствовала удача, то все души не чаяли в своем капитане. Как и сама Лури, быстро влюбившаяся в своего героя. А вот капитан был более трезв в оценках. Он довольно быстро осознал, что девица очень непроста. Довольно скрытная, с прошлым в военно-летной академии и строгими родителями, от которых девушка с удовольствием сбежала, едва стала совершеннолетней. Мэй знал, что придет время и их отношения сильно изменятся. Знала это и Лури. Но оба надеялись, что любовь поможет все преодолеть. "Поживём - увидим", - ещё проще и более философски смотрела на эту ситуацию Рада. "Впрочем, это все потом, как твердо для себя решила мать девушки, а сейчас дочери нужен ряд важных уроков". И для начала место, куда они прибыли, подходило лучше всего.
  
  - Лури! Это мир Тея. Я рассказывала тебе о нем. Раньше ты бывала в анклавах богов, подобных этому, но они были более уместны для тебя как для ребенка. Этот мир отличается от них. Он предназначен только для женщин.
  - Хорошо, - нарочито безразлично ответила Лури.
  "Одна, без Мэя, я всё равно что в тюрьме, сколь бы красивой и сказочной она ни была."
  
  Впрочем, вспомнив условия, в которые угодила большая часть "Быстрых", совесть Лури неприятно засвербила. "Я должна была оказаться рядом с ними. А мама "вытащила" меня, хотя я ни капли этого не заслужила". Лури упрямо наклонила голову. "Я научусь здесь всему, вырвусь, сбегу отсюда, вытащу вас, ребята, и потом вернусь сюда... продолжать... отсидку...". Быстро оглядевшись по сторонам, Лури сердито посмотрела на ближайшую рощу вечнозеленых деревьев, словно они были в чем-то виноваты. И вдруг увидела распускающиеся прямо на глазах изумительные цветы. "Красиво!" - отметила Луриэна, но вслух лишь сердито фыркнула. Рада лишь усмехнулась на такую реакцию и кинула мысль дочери: "Не притворяйся, дорогая, я вижу, что тебе здесь нравится, но привычки прошлого тянут тебя назад".
  
  - Мэй, не привычка, мама! Я люблю его! Почему ты заточила меня здесь? - яростно крикнула Лури.
  - Во-первых, сбавь тон, дочь. Давить на меня - дело бесполезное. С этим когда-то даже сам Учитель потерпел фиаско, а у тебя нет ни тени шанса. Во-вторых, в этом мире, да и в любом подобном, ты вторая фигура после меня. Вести себя подобно малому капризному дитя - непозволительно. А в-третьих, насчет Мэя мы поговорим позже, когда ты тут освоишься.
  Рада щелкнула пальцами в излюбленной манере, и они оказались в усадьбе, в малой приемной зале. Тотчас изо всех дверей вышло по служанке, ровно дюжина. "Откуда здесь служанки?" - мысленно удивилась Лури.
  "Думай, пожалуйста, потише, дочь! Ты ведешь себя невежливо!" - так же мысленно ответила Рада.
  Лури изумленно посмотрела на мать "Как это, думать потише?" Одна из служанок тихонько прыснула в кулачок.
  - Привет, Нельсифора!
  - Умоляю, Наставница, зовите меня по родовому имени, Форс!
  - Ни в коем случае! Ты крупно провинилась и тебя следовало бы лишить твоего статуса и сил, скажем на полмиллиарда лет, - отметив испуганную гримаску на лице назвавшейся "Форс" девушки, Демиуресса усмехнулась. - И мой маленький троллинг насчет столь нелюбимого тобой имени - это всего лишь часть твоего наказания. Упражнение на выработку терпения, которого тебе вечно не хватает. Так что считай, что ты дёшево отделалась.
  Форс послушно кивнула головой, впрочем без тени раболепия.
  - Знакомься, Лури! Это средний персонал этой усадьбы. С управляющей и хозяевами этого места я познакомлю тебя чуть позже.
  "Хозяевами?" - недоуменно подумала Лури. Она и представить себе не могла, что кто-то может считать себя тут хозяевами, ну не считая мамы Рады.
  - Итак, слева направо по часовой стрелке:
  - Амальтея авенир Ирида, коротко МалИ, младшая богиня с планеты Эрлангр, - имя планеты Рада произнесла со странной интонацией, видимо на родном языке жителей планеты.
  - Террифория фейт Дахар Луарм и т.д, полное имя очень длинное, коротко Тэра, богиня вселенной Ольм и императрица государства Аардифа, размером почти в четверть галактики, здесь присутствует её младший аватар, старший занят государственными делами.
  - Нельсифора Форс, которая очень не любит первую часть своего имени, но обожает родовое имя, старшая демиуресса 432-го ранга, - Рада с удовлетворением обратила внимание на отвисшую челюсть Лури. - Находится здесь на излечении, а заодно получает от меня лично ряд необходимых уроков, ей 300 миллиардов лет, но она до сих пор иногда ведет себя как шебутная девчонка вроде тебя. Думаю, Вы подружитесь.
  
  Лури обменялась взглядами с Нельсифорой и вдруг услышала тихий голос у себя в голове "Тсс, ни о чем не думайте, Луриэна, в этом доме Ваши мысли ни для кого не секрет. Позже поговорим, если захотите". Лури с трудом подавила отчаянное желание прокручивать услышанное в голове, чтобы избежать копания в ее голове всех кого ни лень, поэтому часть имен присутствующих она просто пропустила. Мама Лури, видя такую картину, скопировала часть информации в информационный пакет и переслала его прямо в разум Лури, где он должен будет развернуться при попытке вспомнить. Тем временем Рада вежливо и с уважением представила оставшихся "служанок", хотя и разговаривая с ними как старшая по рангу, но без какого-либо принижения. Каждая из названных уважительно кланялась, но было видно, что это ни в коем случае не раболепие, а скорее дань этикету какой-то древней страны, чьи правила просто приняли за эталон. В известной мере это все походило на какой-то косплей, так как вообразить богинь разного ранга, императрицу и даже целых трех демиуресс в роли покорно кланяющихся слуг Лури не могла при всем желании.
  
  Закончив представление персонала, Рада представила дочь собравшимся:
  - А это моя младшая дочь, Луриэна Радена. Прошу любить и жаловать! - Сделав паузу, Демиуресса строго уточнила. - Впрочем сильно её не балуйте! А то сядет Вам на шею, глазом моргнуть не успеете. Особенно, это тебя, Нельсифора касается.
  
  Нельси моментально сделала вид, что она пай-девочка, при этом для "непутёвой младшей госпожи" будет строгой и авторитетной наставницей, но ей отчего-то никто не поверил.
  
  А вот Лури услышала совсем другое. "Младшая дочь? У меня что есть сестра? Или может быть брат?"
  
  "Чуть позже, Лури! Будь посдержаннее!" - Рада мысленно пресекла расспросы при "слугах".
  
  Далее отдав распоряжения каждой из богинь, кем и были на самом деле "служанки", Рада вместе с дочерью переместились в сад. Там с клинком тренировалась девушка. Взмахи были плавными и неторопливыми, словно девушка отрабатывала не очень знакомые ей движения.
  
  "Кажется это кендо, которому меня когда-то учила мама в детстве. Впрочем ничего особенного", - мысленно отметила Лури. - "В галактике Арфа, где я пробыла значительную часть своей жизни, я встречала боевые искусства и покруче." Вот только Луриэна вновь забыла, что ее мысли не тайна для местных обитателей. Две немыслимо могущественные демиурессы - мать и её старшая дочь весело переглянулись, поглядывая на Лури.
  
  - Молодец, Майа! - доброжелательно отметила успех дочери Рада. - Тебе стало удаваться одновременное управление всеми уровнями ткани реальности, разрезание одних уровней и сшивание других по твоему желанию и это на фоне разных темпоральных скоростей. Во сколько раз была больше скорость базового уровня по сравнению с отображаемой для внешнего наблюдателя?
  - В четыреста тысяч!
  
  Лури ошарашено переводила взгляд с мамы на эту непонятную девушку.
  
  - Она что двигалась в четыреста тысяч раз быстрее, чем я это видела? - недоуменно спросила Лури.
  - Совершенно верно, дочь! И поверь, это не предел. Просто Майа одновременно выполняла огромное количество сложных упражнений, поэтому была ограничена в скорости. Кроме того большую часть действий она выполняла в энергетической форме и на скрытых планах. Ты же увидела лишь то, что было на самой поверхности, так сказать "верхушку айсберга". Кстати, вот тебе первый урок, дочь: ты смотришь на мир поверхностно, не пытаясь проникнуть в суть вещей. Посмотри повнимательнее на то, что ты видишь, и скажи, что именно увидела.
  
  Рада жестом велела Майе продолжить тренировку, но та замедлила отображаемую скорость ещё в десять раз, при этом все время старалась повернуться так, чтобы Лури видела ее в анафас, в профиль или вчетвертьоборота. Луриэна некоторое время недоуменно смотрела на этот "танец сонной мухи", пока не спросила у мамы:
  
  - И что я должна была увидеть?
  - Наши лица! Я надеялась, ты догадаешься... Тебе нужно тренировать наблюдательность... Ладно, шутки и игры в сторону, настала пора познакомиться... Лури - это твоя старшая сводная сестра, Майа Ильфериор!
  - Майа, это твоя малышка-сестренка Лури! - Лури не очень порадовало примечание "малышка", но подозревая, что "сестра" намного старше, чем выглядит, воздержалась от комментариев.
  - Привет! - одновременно воскликнули обе девушки, но если приветствие Майи было открытым и дружелюбным, то Лури смотрела на неожиданно свалившуюся на голову сестрицу недоверчиво и даже слегка враждебно.
  
  В голове Луриэны закрутились десятки, если не сотни вопросов: "Почему мама не познакомила меня с сестрой раньше?", "Насколько она могущественна и опасна?", "Как мне себя с ней вести?", "О чем говорить с той, которая древнее самых древних человеческих старух?", "А почему ее родовое имя какой-то ... Ильфериор, а не Радена?", "И вообще, это что же получается... мама изменила папе?!?!"
  
  От последнего мысленного вопроса Майа расхохоталась и с трудом переборов смех ответила младшей сестре:
  - Вообще-то многие женщины любят скрывать свой истинный возраст, но тебе я отвечу. Мне, если считать в стандартных годах, не привязанных к какой-либо известной тебе вселенной, всего лишь 2 триллиона 13 миллиардов 287 миллионов 962 тысячи 24 года. А тебе, насколько я знаю, просто двадцать. А моему отчиму пятьдесят шесть. Ну вот и посчитай, был ли у мамы шанс изменить твоему папе? - Майа лукаво улыбнулась Лури, но та сердито отвернулась и фыркнула.
  - Срок давности не имеет значения! - пробурчала Лури, потом обдумала получше весь расклад и залилась краской.
  - Железная логика! - усмехнулась Рада. - Ладно, вижу, Лури, ты пока не готова принять свою сестру, так что не стану навязывать тебе её общество. А тебя, Майа, попрошу приглядеть за младшей. Опасного тут по нашим меркам ничего. Но вот для Лури, я уверена, многое здесь будет в диковинку, что-то может напугать, а что-то и поранить.
  Майа молча кивнула. Запустить дух-аватар, который приглядит за малюткой-бестолковкой и если что набросит на нее пару щитов помощнее пока подоспеет полноценная помощь, было делом доли мгновения.
  - Следующая остановка - домик управляющей! - огласила Рада суть следующего перемещения. Последовал любимый щелчок пальцами и... Кстати, Лури начала вновь привыкать к такому способу передвижения. Все-таки транспортные средства людей были такими медленными и неповоротливыми... и все же, чтобы научиться перемещаться как старшие из богов нужно было знать и уметь так много и учиться так невообразимо долго. Сотни, тысячи, миллионы человеческих жизней. Для двадцатилетней девушки это было невообразимо долго. Даже три года в академии, которые она училась вместо стандартных пяти, это было чудовищно долго. Вполне достаточно, чтобы несколько раз умереть и родиться заново. А вообразить себе период времени, скажем, в 80 лет - это было и вовсе чем-то запредельным, словом, целая жизнь. И чего смертные жалуются, что их век так короток? Попробовали бы сначала их прожить, потом бы жалобами заваливали, ну в смысле, в виде молитв... Хотя как работают молитвы для Лури было ещё одной тайной с доброй сотней печатей... В общем, все эти миллионы, миллиарды и прочие секстиллионы для младшей дочери семьи Радена были на одно лицо. Они вполне годились как параметры для вбивания в искин при решении различных задач, но фактически оставались чем-то ... далёким и непостижимым. А раз так, нечего было и голову забивать.
  
  В домике управляющей оказалось пять человек, мирно сидящих за столиком, и пьющих чай с какой-то выпечкой... хотя, конечно же людьми они не были. Снова всего лишь "кажимость". Сама управляющая, с ней три женщины средних лет (если мерить возраст чисто по внешности) и мужчина! "А как же мир только для женщин?" - ёрнически пошутила Луриэна, постаравшись отправить мысль только маме. Впрочем моментальный разворот собравшихся в сторону прибывших, говорил о том, что ни их прибытие не было тайной, ни, похоже, мысли Лури.
  - Приветствую Вас, Наставница! - обратилась к Раде управляющая этим странным имением. - И Вас, юная госпожа! - обратилась она уже к Лури.
  - Знакомься, дочь! Это моя "правая рука" и ученица Демиуресса Лирия. Тоже с большой буквы "Д". Как ты знаешь, у неё есть своё собственное Мироздание, где она такая же полновластная хозяйка как и я в моём. Здесь её полноправный аватар, обладающий полной мощью. Надо пару миллиардов вселенных за пару секунд? Назови только вескую причину для подобной растраты энергии, и ты их тут же увидишь. - Пошутила Рада Радена.
  - Привет, Радусь! - обратился к Раде единственный присутствующий здесь мужчина. Это был седобородый старец, чем-то напомнивший Лури пару описаний из двух старинных историй. В одной старика звали, кажется, Хэндальф, а в другой, Даблдор или как-то навроде того.
  "Опять, кажимость!" - подумала Лури.
  - Точно! - вслух ответил ей, по виду, добрый дедушка. - Вообще-то я тот, кого смертные называют Господь Бог. Но все собравшиеся называют меня - Учитель! Я так предпочитаю. Ты же, дитя, пока можешь называть меня - дедушка! Ра, не возражаешь?
  - Нет, Мастер! - вопреки вышеизложенному обратилась к наставнику Рада.
  - И только Рада и Лирия обращаются ко мне как пожелают! Хоть "братец". Им даровано это право в силу их невероятных для их возраста способностей, - рассеял сомнения Лури Высший и единственный в своём роде Демиург.
  - А что Вы умеете? - не слишком вежливо спросила Лури. - Дедушка! - Постаралась она сгладить бестактность.
  - Вообще-то я не всемогущ в отличие от тех глупостей, что думают про меня смертные, но я могу очень многое. Практически всё.
  - Могу я увидеть Мэя прямо сейчас, пожалуйста! - жалостливо, едва не пуская слезу, пропищала Лури.
  - А кто у нас Мэй-то? - пожилой Демиург изобразил старческую забывчивость, которую иногда демонстрируют старики, вспоминая своих многочисленных внуков, особенно, если речь идет, например, о двоюродном внуке. Немудрено ведь и забыть в такие-то годы.
  - Да разбойник один! - досадливо поморщилась Рада.
  - И почто же, дитя, ты хочешь разбойника увидеть?! Ты же не мальчишка, чтобы в пиратов играть! - Хитрый дед прекрасно знал уже всю подноготную, моментально обменявшись инфопакетами с любимой ученицей, но старательно изображал, что Лурёне все эти глупости просто ни к чему.
  - Мама! Мэй не разбойник, он капитан рейдеров! - отчаянно воскликнула Лури.
  - Ага, разница громадная! Как между бандитом, убийцей и головорезом. Игра называется "Найдите десять отличий", - Рада была непреклонна.
  - Вот что, дитя, - печально ответил Демиург. - Не всемогущ я, как видишь. И воспрепятствовать строгой матери в деле ограждения юной дочери от нежелательного, на её взгляд, общения я не в силах. Тем более здесь в её собственной Метавселенной, где её могущество даже больше моего. Наберись терпения, дитя, возможно ты получишь желаемое даже скорее, чем ты думаешь. Но для этого предстоит хорошо заниматься. Ты училась в человеческой школе?
  - Да, дедушка! И в школе и в академии на пилота космического корабля.
  - Нравятся эти летающие штуковины?
  - Да, полёт - это волшебно! - восторженно прощебетала Лури.
  - Всецело с тобой согласен, но одно дело летать словно со связанными крыльями в этих железяках и совсем другое - парить свободно в открытом космосе, ходить свободно меж мирами и даже не боясь, погружаться в Великий Хаос.
  - Но ведь Хаос - это смерть, дедушка! - в шоке и неверии от подобного сопоставления воскликнула Лури.
  - Запомни, дитя! Хаос - смерть только для неуча и труса! Взгляни на всех здесь собравшихся. - Лури послушно обвела взглядом пятерых женщин, включая собственную мать, и всемогущего старца, назвавшегося дедушкой. - Все из нас неоднократно бывали в глубинах Хаоса и, как видишь, живы. Двоим из нас - мне и твоей маме Хаос не страшен даже в теории. Тете Лирии чуть посложнее приходится. Остальных выход в Хаос, скажем так, напрягает, но не слишком. Всё дело в практике, поверь мне. Зато в Хаосе возможно практически всё. Даже многое из того, что невозможно в привычном тебе Мироздании.
  - Я всего лишь хочу увидеть Мэя! - Тихонько пробормотала Лури.
  - Мы начинаем ходить по кругу, дитя, а я этого не люблю, - ответил Демиург. - Тебе предстоит много заниматься в самом скором времени. И думаю, наша прекрасная управляющая познакомит тебя с твоими будущими наставниками. А я вынужден попросить помощи у твоей матери. Собственно за этим и явился сюда. Не успела Лури опомниться, как уже вновь переместилась. Она оказалась на каком-то лугу. А рядом с ней была загадочно улыбающаяся Лирия.
  
  ***
  
  Едва Высшие отправили "малышку" Лури с человекообразным аватаром Лирии, как маски были сброшены. Не сговариваясь, все доверились Раде, которая прямо из домика управляющей перенесла собравшихся в его аналог в самом высшем плане бытия. Теперь это был не домик, а настоящая крепость, защищенная от проникновения и прослушивания целым комплексом темпоральных, вероятностных, пространственных, бытийных искажений и инверсий, а также сложным набором всевозможных ключей и паролей, построенных по принципам, ведомым лишь самой Раде и отчасти понятным ее наставнику. Глядя на уровень защищенности этого убежища, Демиург благосклонно улыбнулся талантам своей ученицы. Едва перемещение завершилось, собравшиеся сущности предстали в выбранных ими обличиях. Не было больше ни мужчин, ни женщин, было шесть высокоранговых энергетических облаков невообразимой степени сложности.
  - Прибыли! Защита включена! Можно начинать обсуждение, Учитель!
  
  Последующий диалог происходил не вслух и даже не мысленно. Обмен шёл в виде тщательно зашифрованных образно-информационных пакетов, построенных на нюансах энергетических матриц получателей. Как именно это работало - не знал никто кроме Рады и вновь частично Учителя.
  
  Последующий диалог невозможно в полном объеме передать в человеческих терминах и понятиях. Поэтому приведено лишь сжатое и упрощенное описание.
  - Лес Мироздания под угрозой, - констатировал Демиург.
  - Причины? - вопрос Рады.
  - Как всегда неизвестны. Угрозы Хаоса многобразны. Твари Хаоса объединились с тварями инфернальных миров. Разумеется, привлекли наших отступников. Впервые за этот триллион пришло нечто из-за пределов Хаоса, возможно из Вечной Пустоты. - Озвучил ряд параметров Учитель.
  - Разрушители понятий и образов? Исцелители? Стиратели иллюзий бытия? - Озабоченно поинтересовалась Рада.
  - И эти и многие другие! Я зафиксировал почти четыре тысячи новых видов, - печально обронил Демиург.
  - Да хоть десять тысяч! - Недовольно буркнула Рада. - Достаточно одного вида, которому мы не сможем противостоять, и всему и всем крышка.
  - Ты как всегда весьма оптимистична, Наставница! - усмехнулась Лирия.
  - Просто я та, кому их сдерживать и говорю по опыту набитых шишек! - Рада вдруг лучезарно улыбнулась и вновь обрела свой вечно юный "золотой" образ. Даже несмотря на то, что она была сейчас не в человеческом облике, её образ вечно юной богини, танцующей среди звезд вдохнул оптимизм в собравшихся.
  - Шишки подлечим! - обозначила свое кредо "вечной целительницы" Оливиара Райна Гиппократ, пра-пра-пра кто-то там знаменитого врача Гиппократа.
  - А я предоставлю тебе дополнительные вычислительные мощности, Наставница! Как в прошлый раз, - предложила Лирия. - Заодно научусь паре-тройке новых трюков и завалю десяток-другой новых видов тварей с расстояния. Невелика помощь, знаю, но лучше, чем ничего.
  Две оставшихся старших демиурессы лишь молча выразили поддержку. Их роли все и так знали, защищать миры, а не лезть в Хаос. Лирия - бессменный пограничник - между Хаосом и Порядком. И лишь бесстрашный дуэт из Учителя и его Ученицы как обычно полезет в глубины Хаоса отражать угрозы ещё на подходе. Вдруг Демиург предложил нечто необычное:
  - Пожалуй, Ра, я тоже предоставлю тебе дополнительные вычислительные мощности, - задумчиво молвил он.
  - Но это может понизить эффективность Вашей эшелонированной обороны, Учитель!
  - Пустяки, я выделю тебе пару процентов всего. Сильно на эффективности обычной обороны это не скажется. Зато твои мощности возрастут раза в три, с поддержкой Лирии в три с половиной. Если будет мало, я ещё наращу по ходу дела. А кроме того, если и я научусь у тебя паре-тройке новых трюков, это весьма пригодится нам в будущем.
  - Скорее мне надлежит учиться у Вас, Учитель!
  - Тебе как никому другому известно, что этот процесс взаимный.
  - Подтверждаю!
  
  Через некоторое время, пока собравшиеся осмысливали информацию, Рада озвучила ещё одно предложение:
  - Боюсь тянуть с запуском глубинных ботов Хаоса больше недопустимо. И брать следует не количеством, а качеством и их разнообразием. Ударим по врагу его же оружием, разнобразием видов. Допустим они перехватят большую часть, но те, что выживут доставят нам крупицы воистину бесценной информации.
  - Одобряю! - коротко дал "добро" Господь.
  
  Демиурги вернулись в домик управляющей в человекоориентированной реальности.
  - На Вашу последнюю реплику, Учитель, смертные в храме сказали бы "Аминь"! - слегка потроллила Мастера Рада.
  - Угораздило малышку Лури с мамочкой, - добродушно усмехнулся тот в образе доброго дедушки.
  - Поверьте, Учитель, они два сапога пара! - В свою очередь усмехнулась Лирия. - Ой, простите, Наставница. - Лирия лукаво отвела глаза в сторону, в притворном ужасе прячась от "нарочито гневного" взора Рады.
  - Да чего уж там! - хмыкнула Рада. - То, что она бунтарка и так ясно в кого. Лишь бы не пошла по стопам сводного братца...
  - Упаси нас Господь! - с глубоким чувством воскликнула Оливиара.
  - Надеюсь, Рада на сей раз сама справится, но если что - упасу! - нахмурившись пресек это обсуждение Бог, показывая, что это не тема для шуток.
  - Может выловим засранца? - подала голос Беара, левая рука Господа в его собственном Мироздании и главная "полицейская". - В смысле до начала прорыва.
  - Зря потратим ресурсы! - отрицательно мотнул головой Учитель. - Но пару ловушек поставь.
  - Сделаю! - кивнула Беара.
  - Беара, я знаю, что ты меня не любишь и подумаешь, что я опять помогу сыну ускользнуть от правосудия, но у меня есть разработки, которые помогут его обезвредить.
  - Я против! - взвилась Беара. - Ты и сама-то бывшая Отступница. Да ещё и мать этого исчадия тьмы. И ни одна мать не пожелает своему дитя полного развоплощения. Поэтому я не могу тебе доверять полностью. И никто не может.
  - Леор - тот случай, когда я готова забыть о чадолюбии. Мы все были свидетелями его темных миров и тех миров, что стали его жертвами, - Рада склонила голову.
  - Я никогда не прощу ни ему, ни тебе гибель Энтара! - патетично воскликнула Беара. - Этот мир - единственная память, что мне оставалась от моего погибшего мужа. Ты как никто это знаешь!
  - Беара, еще слово и я удалю тебя с собрания! - Демиург пресек склоку на корню. - Рада, твоим сыном займется Беара. Не распыляй ресурсы. Все твои силы направь на сама знаешь какие темы.
  - Принято, Учитель! - Рада отсалютовала Мастеру каким-то старинным жестом.
  
  ***
  
  - Ой, а где мама? - неуютно поёжившись, спросила Лури.
  - Прости, дитя, но разве можно пропускать мимо ушей слова Господа Бога, даже если он позволил тебе называть его дедушкой? - Демиуресса Лирия улыбнулась Лури, но глаза оставались строгими. Глаза ещё одной Великой Демиурессы чем-то напоминали глаза матери, наверное такой же невообразимой древностью духа, обитавшего по ту сторону этих глаз. Но вместе с тем они отличались. В них не было ярости, кинжальной остроты, проникающего в самую душу исследуемого объекта взора. Напротив, глаза Лирии были полны спокойствия, равновесия и вечной мудрости. Чем-то они напоминали глаза Учителя.
  
  Лури задумалась, припоминая:
  - А, кажется дедушка сказал, что ему нужна мамина помощь. Поверить не могу, что ему вообще нужна чья-то помощь.
  - И тем не менее это так, дитя! Всемогущих вообще не бывает, или ты и мамины слова пропускала мимо ушей?
  
  Лури вспыхнула, что её снова назвали "дитя" и упрекнули в невнимательности, но кто она собственно была по сравнению со стоящей рядом могущественной сущностью, которой подчинялся не то, что мир, а целое Мироздание, Метавселенная, Метакластер - невообразимое множество миров, чьё число было столь огромно, что просто не укладывалось в голове, да и вдобавок постоянно росло. И если перед мамой можно было кабениться, корчить недовольные рожицы, впрочем нарываясь на порку, о которой попа отчего-то вдруг напомнила неприятным покалыванием, то всерьез сердить стоящую рядом тётю было, мягко говоря, страшновато. Не было ни тени сомнения, что она малость посильнее банды пиратов, а ведь и те скрутили её, Лури, даже особо не напрягаясь. Поэтому, Луриэна прикинув все "за" и "против", решила, что самой разумной тактикой тут будет вежливость.
  - Простите, а как мне к Вам правильно обращаться? - Как оказалось, тактика Лури была правильной, и Лирия была с ней всецело согласна.
  - Если Учитель и Наставница Рада здесь отсутствуют, то я за старшую здесь. При официальных обращениях, касающихся вопросов этого имения, правильно обращаться ко мне - управляющая. В личных разговорах, Лури, можешь обращаться ко мне - тётя Лирия или просто тётя. Ну а если умудришься забыться и всерьёз меня рассердить, тогда придётся вспомнить, что я тоже Демиуресса.
  - Я поняла Вас, тётя! А можно спросить?
  - Конечно, дитя. Но если я сочту вопрос неуместным, оставляю за собой право не отвечать на него.
  - Ага! А скажите, а правда моя мама так крута, что с ней даже дедушка, ну в смысле Господь Бог советуется?
  - Ну, скажем так, "крута" и "советуется" - не совсем правильные слова, - задумчиво ответила Лирия. - Хотя если взглянуть на вопрос с позиций твоего юного возраста, то упрощенно можно сказать и так. Видишь ли Учитель много с кем советуется, со всеми, чье мнение он считает значимым. Но в вопросах глобальной безопасности всех миров в целом Мастер принимает решение совместно с твоей мамой, а это, согласись, немало. Я, кстати, помню ещё те времена, когда все такие решения Учитель принимал единолично. И было это не так уж и давно... Но с тех пор многое переменилось. Твою маму не просто так все уважают и ценят. Она гений в мире демиургов.
  - Что, правда, что ли? - От изумления и восторга Лури была готова подпрыгивать на месте. - Мама никогда об этом не говорила!
  - Разумеется, Лури! Невежливо ей было бы нахваливать саму себя. Но сама подумай: Учитель в невообразимо древние времена создал из Великого Хаоса первое Мироздание, которое до вхождения твоей матери в силу было и единственным. Никто, за исключением Учителя, даже и не помышлял, что может быть иначе. Мне тогда было даже больше лет, чем твоей маме теперь. И многие были еще старше. Но никто не смог даже приблизиться к тому, на что осмелилась она. - Лирия помолчала и продолжила историю. - Она взяла и создала свое собственное Мироздание, второе в истории. А потом еще и меня научила, и я создала третье и пока последнее. А этого даже сам Учитель не смог добиться от нас. А может мне просто примера не хватало? И отчаянной решимости и даже дерзости твоей мамы, чтобы отважиться на подобное. Надо было полностью перестать бояться Хаоса и сделать его своим союзником. Это невообразимо трудно, кстати. А для Наставницы это уже пустяк, как и для Учителя.
  - Но ведь Учителю намного больше лет чем маме? - полуспросила-полуконстатировала Луриэна.
  - Учителю намного больше лет, чем любому из нас. Потому его могущество и не вызывает изумления. А вот твоя мама в нашем мире является довольно юной. И тем не менее смогла невообразимое. Потому её и считают гением. А сейчас она на страже всех трех Метавселенных и защищает их вместе с Учителем еще "на подходе". Раньше окраинные миры часто гибли. Но с тех пор, как твоя мама стала Демиурессой, это прекратилось. Так что видишь какую громадную нагрузку она несет на себе? Увы, ей просто некогда непрерывно отслеживать твои шалости.
  
  Услышав про "шалости", Лури хотела попросить "тётю Лирию" организовать ей свидание с Мэем, но прикинув предыдущие диалоги, поняла, что её отправят за одобрением к маме, а та... уперлась и пошла на принцип. Тяжело вздохнув "о несбыточном", Лури продолжила расспросы о маме.
  
  Было весьма интересно узнать от другой Демиурессы, что думают о маме столь могущественные сущности. С простыми-то смертными её родного мира всё ясно, для них их мама сотворила мир из ничего, а затем создала условия для зарождения жизни. Поэтому их-то поклонение было понятным. С младшими богами тоже было ясно. Они смотрели на Раду как смертные на богиню и восхищались её громадным могуществом и способностями. А вот как смотрят на маму "коллеги", этого еще слышать не доводилось. И оказалось, что хотя мама и не самая главная, об этом Лури слышала от мамы ещё в детстве, статус её в этом божественном обществе был весьма и весьма высок. Но одно дело только слышать о мире могущественных сущностей, каждая из которых может творить миры пачками, и совсем другое было стоять сейчас с одной из них совсем рядом. Ясно было, что человеческий облик для могущественной богини был совершенно необязателен. Она приняла его для общения с младшими созданиями, в том числе с ней, Лури. И что интересно, было не страшно рядом с таким могуществом. Лури прислушалась к ощущениям и поняла, что хотя "тётя Лирия" строга и может при случае и прикрикнуть как и мама, но в то же время она и позитивна - вон как восторжено о её маме говорит.
  
  Закончив расспросы про маму, Лури спросила:
  - Тётя, а что это за луг такой?
  - На самом деле это не луг. Это узловая точка этого мира. Место спокойствия и равновесия. Сюда часто перемещаются молодые богини при тренировках, прежде чем отправиться куда-то ещё.
  - А почему мы никого не видим тогда?
  - Этот "луг" невообразимо огромен и имеет множество параллельных планов бытия. Поэтому если кто-то, перемещаясь сюда, не ставит цель увидеть кого-то другого, также находящегося здесь, то попадёт в пустое место.
  
  В этот момент сюда переместились две женщины. Вернее девушка и женщина старшего возраста. Одну из них Лури узнала:
  - Майа? А ты как нас здесь нашла? - слегка удивленно спросила Лури.
  
  Майа усмехнулась:
  - Это место так работает. Управляющая позвала меня, я подумала о ней и о тебе, и вот я здесь. Кстати, познакомься. Это наставница Авалионна. Она поможет тебе изучить самые основы. В том числе больше расскажет об этом месте. А я, сестра, с твоего позволения удалюсь с управляющей.
  - Хорошо! - коротко кивнула Лури. С момента её появления здесь всё кружилось словно в бешеном калейдоскопе. Одних только перемещений куча. И хотелось наконец-то какого-то спокойствия...
  - Пойдем, дитя! Вижу ты устала от непривычных ощущений, - обратилась к Лури только что представленная ей наставница Авалионна.
  - Идёмте! - Лури пожала плечами и взглянула на собеседницу. Впрочем женщина с первого взгляда внушила ей доверие какой-то своей доброжелательностью и спокойствием.
  
  Выглядела наставница Авалионна по человеческим меркам лет на пятьдесят. Среднего роста и слегка полноватая. "Хотя зачем богине полнота?" - слегка удивилась про себя Лури. Одеяние у нее было неяркого зеленого цвета, но необычное, казалось собранное из листвы, травы и прочей зелени. Но рукава, например, явно были из ткани такого же цвета. На ногах дамы были такого же цвета туфли, причем на совсем невысоком каблуке. "А она не дриада?" - подумала Лури.
  - Всё верно, дитя, я дриада, - она коснулась руки Луриэны и они снова переместились. Но на сей раз перемещение было плавным, мягким, неспешным и сопровождалось шорохом листьев.
  
  Когда все закончилось, Лури осмотрелась вокруг и увидела, что они в прекрасном саду. Изящные тонкоствольные деревья, живые изгороди и пушистые кусты. Огромное множество цветов. Они были нескольких цветов: розовых, белых, сиреневых, кремовых, но все вместе давали изумительный гармоничный рисунок. Невдалеке негромко журчала вода: возможно это был небольшой ручей. Рядом сверкала ажурная беседка, стены и крыша которой были изготовлены из чего-то прозрачного словно из стекла, но при этом не пропускали яркие солнечные лучи, обеспечивая прохладу. В беседке был круглый столик из подобного материала, только затемненного, и такого же цвета кресла. На столе уже были две чашки с блюдцами и чайник, парящий из носика, всё белого цвета со светлым зеленоватым рисунком под цвет окружающей природы.
  - Проходи и садись! Чувствуй себя как дома! Какой чай будешь? - спросила дриада у девушки. Лури только пожала плечиками и слегка нахмурившись, села.
  - Тебе тут некомфортно, милая? - Спросила наставница.
  - Не в этом дело... Понимаете, Авелионна, я...
  - Авалионна, - поправила женщина, кивнув на "простите" Луриэны, - но ты зови меня Валия или просто наставница. Когда ты успокоишься и придешь в себя от обрушившихся на тебя событий, мы проведем с тобой первое занятие. Хорошо?
  
  Лури молча кивнула. Она не знала, что ей ответить. Она не хотела обидеть явно мирную и спокойную женщину, которая очевидно хотела бы поделиться с ней знаниями, но... Лури всё ещё трясло от вынужденной разлуки с Мэем и переноса в этот прекрасный, замечательный, грёбано восхитительный мир, где она была совсем одна...
  - Расскажи о том, что тебя печалит, дитя. Вижу на тебе лица нет! - обеспекоено спросила Валия.
  - А то Вы не знаете! - сварливо буркнула Лури. - Для всех в этом мире я как открытая книга. В голове копаются так, что аж стыдоба... Ничего не скроешь! И помогать никто не хочет!
  
  Валия покачала головой.
  - Это не так, дитя. Отнюдь не все местные обитатели могущественны настолько, чтобы знать тайные мысли будущей великой демиурессы, которой ты несомненно когда-нибудь станешь. Я например, вижу только явные образы в твоей голове. Но безусловно тут есть более сильные менталисты. И тебе следует научиться оберегать твое личное пространство. Я научу тебя азам, если пожелаешь, а потом с тобой позанимается более сильный специалист в данном вопросе. - Чуть помолчав, Валия добавила. - И всё-таки могу я узнать, что тебя так сильно беспокоит?
  
  Валия обеспокоено и с искренним участием посмотрела на Лури, отчего девушке стало стыдно за свой грубый тон, она вдруг почувствовала желание выговориться. Ведь с самого своего прибытия сюда она чувствовала одиночество и тоску. Кругом сильномогучие сущности, одна другой страшнее. Все заняты своими несомненно важными заботами. А её поручили заботам наставниц лишь потому, что она, Лури, была слишком самонадеяна и глупа и уговорила Мэя ехать через полгалактики на тот супер-пупер разрекламированный курорт. За большие деньги, между прочим! А в итоге теперь и Мэй неизвестно где, и у ребят большие проблемы. А она тут в неизвестно каком мире, из которого никогда без посторонней помощи не выберется. И как бы хорош он ни был, этот мир, для неё это тюрьма. Вот это всё Лури и вывалила на голову немного ошарашенной дриады.
  
  Выслушав немного сумбурный расказ ученицы, Валия вдруг решительно кивнула головой и сказала:
  - Лури, милая! Я обязательно переговорю с твоей мамой! На мой взгляд, она поступила с тобой слишком жестоко, и я хочу постараться помочь. Может быть переубедить госпожу.
  - Вы, правда, с ней поговорите? - от надежды, вспыхнувшей в сердце, Лури аж вся раскраснелась. Глаза пронзительно всматривались в наставницу, словно от этого ответа зависела вся ее судьба.
  - Обещаю, что переговорю. Но боюсь переубедить Великую Демиурессу будет непросто, - Валия покачала головой, как бы прося прощения за возможный отрицательный результат.
  - Хорошо! Вы, пожалуйста, попробуйте. Хуже для меня все равно уже некуда.
  - Обязательно! Я сделаю всё от меня зависящее. Но сейчас мы должны будем приступить с тобой к занятиям. Таково предписание для меня свыше, и я обязана его выполнить. Кроме того, моя дорогая, они тебе в любом случае будут полезны. Как насчет чая перед занятиями?
  
  Лури, подумав, кивнула:
  - С удовольствием! А какой есть?
  - Я могу предложить тебе особый зеленый чай Рунг-гу с добавлением травы Эльм. Это удивительный настой, который дает необходимое спокойствие и ясность ума.
  - Хорошо! Сделайте мне, пожалуйста. Мне сейчас очень нужно и то, и другое.
  
  В невообразимом далеке могущественная сущность усмехнулась при виде этой картины: "Что же, первый шаг сделан! А насчет попытки переубедить меня, милая дриада, посмотрим, посмотрим..."
  
  ***
  
  Чуть позже три бесстрашных энергетических облака подлетели опасно близко к границе, отделяющей Лес Мироздания от Великого Хаоса. Вернее бесстрашными были лишь два облака, а третье отчаянно боялось, как перед прыжком в бездну, но всеми силами стремилось сохранить спокойствие и уверенность.
  - Вспомни всё, чему я тебя учила, Майа! Поверь, упражнения были не напрасны, они облегчат твою адаптацию.
  - Рада, не дави на ребёнка! Первый выход в Хаос всегда шокирует. - Лирия отправила импульс поддержки младшей. - Но знай, мы с тобой рядом. И тебе будет не в пример проще, чем было твоей маме. Она так и вовсе рисковала не вернуться. Тебе это не грозит. Так что выполни подготовительные упражнения и следуй за нами.
  - Да, мама! Хорошо, тётя! - ответила нервничающая Майа.
  
  Старшие Демиурессы, не останавливаясь, вошли в Хаос... И их разорвало в клочья. Во всяком случае, именно так это выглядело со стороны. Представьте, что трое сумасшедших встали перед гигантской мясорубкой. Двое говорят: "Прыгай, не бойся!" И их на твоих глазах рвет на кусочки, вернее даже не на атомы, а разлагает в ничто на физическом уровне и тотально развоплощает на духовном. Только что они были, две могущественнейших сущности, сотворивших мириады миров и существ, неуязвимых и несокрушимых практически ни для чего. И вот их больше нет. Не стало. Распылило. Каково третьей сущности прыгнуть в эту "мясорубку", зная, что её мгновенно постигнет та же участь. И не поможет ничто, ни знания, ни опыт, ни способности демиурга. Да что там, по сравнению с мамой и тётей Майа чувствовала себя неопытной девчонкой. И это при том, что их с мамой возраст практически не отличался. Но мама и впрямь была гением и практически всемогуща как Господь. А что она, Майа? Обычный крепкий середняк каких много. Из Метамира Учителя возьми любого демиурга её возраста или даже постарше и спроси: "Полезешь со мной в Хаос?" И увидишь сочувственный взгляд взрослого "человека", смотрящего с жалостью на безумца. Вот таково было отношение "в народе" к вылазке в эту безумную круговерть.
  
  И всё же Майа шагнула вперед. И её тоже не стало.
  
   ***
  
  Вначале было слово. И слово было - небытие. Но в этом особом небытии существовало и бытие. Оно было необычным, непонятным, невообразимым. Бытие мириадов разорванных в клочья кусочков чего-то целого, большого. И эти кусочки большого не относились к одному чему-то, они принадлежали всему и ничему, одной сущности и сразу многим. Именно поэтому в мире Хаоса все решала воля - желание некой сущности быть вопреки всему. И изменчивость, приспособляемость. Мир, в котором бурный ревущий поток, вынуждающий даже сильнейших покориться его воле, вдруг моментально сменялся огромными плато спокойствия и неподвижности, живущими по своим странным, местечковым правилам. Например, только здесь было возможно моментальное разрушение несокрушимого в ничто и созидание из ничего потрясающих по сложности структур и существ. Единственный минус этого места, всё то невообразимо сложное, что моментально создавалось из небытия, столь же быстро и обращалось в ничто. И воспрепятствовать этому или даже просто привыкнуть к подобному было крайне сложно.
  
  Вслед за небытием пришла боль. Боль разорванных кусочков целого, стремящихся воссоединиться, вновь стать собой, чем-то привычным, понятным и прежним, но не имеющим возможности стать этим прежним. Только не здесь, в мире, где все менялось с такой немыслимой быстротой безо всякой системы и порядка, что ничто живое казалось бы жить здесь не могло.
  
  Но и эта кажимость была ошибочной. В Хаосе существовало множество созданий, что успешно приспособились к его рваному ритму и вечной изменчивости, и одно из этих существ звали Рада Радена. Моментальная трансформация, и в мире, где не могло быть ничего упорядоченного, сформировалась структура подавляющей воображение сложности с немыслимым числом уровней вложенности и с совершенно запредельной энергонасыщенностью. Порядок-над-Хаосом так называла Рада эту трансформу. Она была интересна тем, что позволяла ей быть в мирах Хаоса и Порядка одновременно. И из всех порождений двух миров лишь Учитель мог подобное. Впрочем он и был тем, кто ее впервые обучил данной странной форме существования.
  
  Рядом возникла другая сущность. Но она была лишь жалкой бледной тенью, вечно колеблющейся и теряющей очертания.
  
  - Лирия, ты делаешь успехи! - усмехнулась более могущественная из двух Демиуресс.
  
  - Скоро я смогу пребывать в Хаосе столь же спокойно как и ты, - прохрипела и проскрежетала периодически распадающаяся на составляющие части Лирия. - А пока эта форма все же неэффективна для длительного существования здесь.
  - Кому как! - усмехнулась Радена. - Пора Майю вытащить из трансцендентного сна, пока она не закатилась туда надолго или и вовсе навечно.
  - Девочка оказалась слабовата для таких подвигов, - печально проскрежетала Лирия.
  - Нет! - отрывисто бросила её Наставница. - Но ждать 7-8 миллионов лет, пока младшая почувствует Хаос, приспособится и возродится у меня нет времени. А потому будем создавать искусственные квазихаотические среды, с помощью которых младшая вернется на Свет Божий вот... прямо сейчас!
  Истошный крик, полный боли и ужаса был им ответом.
  
  - Мама! - и тишина...
  
  Чуть позже раздался какой-то сдавленный скрежет. В мир пришло монстроподобное порождение сумрачного гения. Так сейчас выглядела несчастная Майа. И это в упрощенной среде! Она непрестанно боролась с разваливающимся на части телом, выла от дикой боли в растворяющейся на духовные частицы душе, и все же стиснув похожие на принадлежащие чудовищному монстру зубообразные жвала, она сражалась с подступающим небытием. Разум отчаянно колбасило и выворачивало, все мысли расползались гораздо быстрее, чем возникали, и все же на каких-то инстинктах младшая из отчаянной троицы поддерживала подобие существования.
  Выждав, пока дочь утратит силы сопротивляться, Рада на прощанье запулила в исчезающий разум напоминание об инстинктах борьбы и адаптации к этому жуткому месту, а затем рывком вытащила себя и остальных в Тею.
  - Спасибо, мама! - еле слышно прошелестела теперь уже человеческая фигура, полностью на мгновение осознавшая саму себя, после чего могущественная демиуресса Майа рухнула навзничь в полнейшее беспамятство словно жалкая смертная, а не творец бесчисленных миров.
  - Истощена! - констатировала пребывающая во вполне нормальном состоянии Лирия. Её перепады Хаоса ни капли не задели. Да, ей было посложнее чем Наставнице адаптироваться к Первомиру, из которого произошла привычная упорядоченная совокупность Мирозданий, но никаких травм он ей уже давно не причинял.
  - Урок был жёстким, но эффективным, - заключила Радена. - Отдыхаем!
  
   ***
  
  Наставница Авалионна впервые за долгие годы была обеспокоена. Ей решительно не нравилось как Владычица обращается со своим собственным ребёнком. Нет, она была достаточно наслышана о жестком и непреклонном характере Рады, даже успела его испытать на себе и увидеть, как та давила на некоторых учеников. Впрочем, она и результатов от подопечных умудрялась достичь гораздо больших, чем другие наставники. Но вот методы!
  
  "Бывало, что издергавшийся от тяжелых нагрузок ученик уже мечтал о бегстве. Вот только куда убежишь от практически всемогущей богини с едким чувством юмора и замашками почти диктатора? Ладно-ладно, молим о пощаде, про диктатора это была шутка! И тем не менее, доходить до разлучения своего собственного ребенка с её возлюбленным - разве это не чересчур? Она что, преступление совершила? Правда, что ли, совершила? Кошмар, но как мать Вы куда глядели? Ах, была занята и позволила дочери больше свободы? Так чего удивляться? Не удивлена, и таков был уговор? Глупый уговор! Не надо было допускать! Всё, всё, молим о снисхождении и больше никаких изобличений в адрес Вашества... даже мысленно..."
  
  Вне всякого сомнения, Валия была убеждена, что можно было бы достичь от Луриэны отличных результатов и без применения суровых мер и она готова была предоставить аргументы и примеры успехов ученицы спустя совсем недолгое от начала обучения время. Девушка была очень способной. Но Демиуресса была недовольна результатами и называла их "лишь отчасти приемлемыми на первое время". А потом мягкие и заботливые наставления Валии перемежались жесткими скоростными тренингами в исполнении Рады. И если первое время Лури их просто ненавидела, то чуть позже начала относиться к ним как "к неизбежной плате за рост". Она быстро уловила, что тренинги мамы хоть жестоки, но эффективны. То, что вчера казалось невозможным, сегодня делалось между делом.
  
  Не обошли они стороной и тему "А когда я смогу увидеть Мэя?" Ответ "Когда сможешь" выглядел форменным издевательством. И даже после разъяснений и уточнений он им не перестал быть. Вот представьте, вполне обычной девчонке говорят "парня своего увидишь, когда парочку констант Вселенной поправишь должным образом". А до этого сие событие является в рамках этого мира попросту невозможным как разогнать простую материю до двух скоростей света. Никак, невозможно, забудь! И тут же показывают для примера молодую богиню из числа неофитов в Тее, которая преспокойненько разгоняет комки земли до указанной скорости и шарахает ими о внешнюю оболочку мира. И ведь, что интересно, она и в ближайшей обычной вселенной сможет тоже самое.
  
  Физики и другие ученые хоть упомянутого мира, хоть любого другого непременно скажут "хватит ересь молоть, этого не может быть, потому что не может быть никогда". А она, эта девица легко и непринужденно творила невозможное. И на вид была даже младше Лури. Увы, на самом деле ей было 3500 лет. Дитя по божественным меркам и древнющая старуха - по-человеческим. И вот нечто подобное Лури должна была освоить не за 3 или 4 тысячелетия и даже не за пятьдесят лет. Ведь Мэй столько не проживет! Она не может позволить себе учиться столько времени. Все необходимое она должна изучить максимум за десять лет! А лучше за пять, а то и вообще за год или прямо вот на этом занятии.
  
  И Лури старалась. Периодически она впадала в упадническое настроение, как тут же зловредина-мамочка подсовывала очередной примерчик того, кто "всего на шаг впереди" и как видишь "у этой девочки" все получается, и Лури отчаянно свирепея, шла на очередные истязания. Но, бац, и через пару занятий очередное невозможное уже и для нее становилось пустяком!
  
  Если бы не Авалионна, что сглаживала эти зверские перегрузки своими удивительными снадобьями и медитациями, расслаблением в цветочных садиках, волшебных лесочках, на полянках и ручейках, то мамочка бы справилась с задачей и давно добила бы её, Лури. А так было ещё неясно чья возьмёт!
  
  Был и ещё один лучик света в тёмном царстве. Это Нельсифора! Вернее Форс. Был у Нельси страннющий пунктик - не любила она, когда её так звали, а уж назвать её полным именем - это всё равно, что незаслужено обидеть. Так что из Нельси с лёгкой руки Лури она стала Форси. А та тоже не осталась в долгу и назвала свою новую подругу - Лура. Удивительно, но факт, когда эти двое резвились в саду Авалионны, понять кому из них двоих всего 20 лет, а кому 319 миллиардов было решительно невозможно. И лишь иногда "Лура" задумывалась над этой цифрой и тогда ей плохело.
  
  - Форсён, я тут задумалась опять над тем, как так может быть, что ты старше моего родного мира в более, чем 20 раз. И хотя я на словах это понимаю, глядя на тебя, такую юную и веселую, я просто не могу это принять.
  - Луранэ, да забей, не парься ты. Это у смертных в паспорт глядят, и замуж не берут, если там слишком большая цифра. А я как-то свыклась с этим и меняться не собираюсь, даже когда буду старше, чем Майа сейчас.
  - Форси, пожалуйста, не надо снова об этой свалившейся как снег на голову "сестре".
  - Луэр, ты не права, Майа хорошая! Да, занудливая немного и помешавшаяся на учебе. Но это не делает её плохой.
  - Мне достаточно того, что она дочь другого мужчины...
  - Ну я ведь тоже дочь другого мужчины?
  - Там, сложно всё...
  - Да уж, в голове у тебя такой бардак творится по поводу Майи, что сам Владыка Архонов с сонмом мудрецов и звездочетов не разберутся.
  - Эй, а кто разрешил у меня по голове лазить.
  - Луран, надо тебе с этим что-то делать!
  - Не хочу опять заниматься! Просто не ночуй у меня в голове! Так-с, пойдем яблоками Ко в друг друга пошвыряемся.
  - Только учти, я не твой Мэй, со мной так просто не будет.
  - Ой, не напоминай, я так хочу-у его увидеть!
  - Увидишь, старайся больше...
  - Да на маминых уроках выжить невозможно! - простонала Лури. - Хоть старайся, хоть умри.
  - Но ты жива до сих пор. Поверь, Наставница знает пределы твоих возможностей и каждый раз дает слегка запредельные нагрузки. Таков её метод! Но он работает. По себе знаю. И обожаю Наставницу за это.
  - Тебе нравится самоистязаться, Форсь? Как это можно обожать?
  - Зато с каждым занятием становишься сильнее. А у обычных наставников надо десяток занятий для того же эффекта. Они не могут так идти по грани, опасаясь тебя сломать, а Наставница Рада знает, что для тебя возможно, а что лучше пока отложить. И она знает и умеет абсолютно всё!
  - Тут не поспоришь..., - задумчиво протянула Лури.
  
  Они дошли до лужайки, у Лури в руках была горсточка яблок, а Нельси рассеянно глядела куда-то в одну ей ведомую даль. Только в такие моменты ощущалось, что она много старше, чем выглядит. Лури, решив подловить подругу запустила в нее "неотразимое" яблоко. Вот только... Хлоп, и рука Нельсифоры как будто сама по себе чётко сцапала плод.
  
  - Пока не научишься защищать мысли от постороннего вмешательства, подловить меня не удастся! - усмехнулась Форс.
  - Ах так! - Лури пошла в атаку, стремительно забрасывая оппонентку яблоками.
  
  Нельс поначалу лениво уворачивавшаяся, дальше уходила от атак уже с трудом. Разумеется она сильно-сильно поддавалась, но зачем "малышке" знать об этом. Пусть порадуется, стресс от утомительной учебы скинет.
  
  Наконец пара "снарядов" достигли цели и Форс подняла ручки кверху:
  
  - Ну всё, сдаюсь, сдаюсь! Мой черед!
  - Давай! - Задорно ответила Луриэна. - Но учти! Я буду контратаковать!
  - Попробуй! - Усмехнулась Нельсифора и запустила в младшую первое яблоко.
  
  Когда Лури с легкостью увернулась от всех атак, Нельс решила схитрить, и не немного, а основательно. Воспользовавшись тем, что противница собирает разбросанные по земле яблоки, готовясь к массированной контратаке, Форс ударила на упреждение. Она скопировала одну из стоящих в саду громадных старых яблонь, но позволила проявиться в мир только яблокам, убрав обратно в никуда само дерево. И... на Лури обрушился просто яблочный водопад. В последний миг, Лури, доставшимся от мамы чутьем уловила опасность и перекатом ушла от этой атаки. Но тут же получила два яблочных шлепка по плечу и ... будем считать, по спине.
  
  Яростно-недовольную мордашку Лури с репликой "Так нечестно!" надо было видеть.
  - А жизнь вообще сплошное жульничество, - с невинной улыбкой резюмировала Нельс. - Ладно хватит дуться. Далее у нас по плану обычно полигон, но сегодня у меня есть идея поинтереснее.
  
  И не было сил на неё долго сердиться. Лури побурчала еще немного "про взбалмошных богинь", в ответ получила от Нельс парочку картинок, в которых она подтрунивала над неумехами в военной академии, потом среди "быстрых" и даже над Мэем. И только Лури хотела возмутиться, что одна бесцеремонная личность шарится у нее в голове как у себя дома, а еще напоминает о том, о чем вспоминать очень тяжело, как следующая реплика Нельсифоры ее просто убила, оставив стоять с открытым ртом и непониманием "она это всерьез или это такая жестокая шутка":
  - Пойдем по "Арфе" побродим, поищем следы твоего Мэя.
  
  "Отвиснув", Луриэна спросила:
  - Ты сейчас ведь не шутила?
  - Прости, Лу! Встречу с Мэем обещать не могу. Я не в той категории и не в том положении, чтобы тягаться с волей Наставницы. Но что разрешено, то не запрещено. А не запрещено нам выйти из мира, который ты зовешь тюрьмой, и сходить убедиться, что с твоим Мэем все в порядке, во всяком случае, что с ним было в недавнем прошлом.
  Последующая реплика Нельсифоры потонула в восторженных визгах Лури:
  - Да! Да! Да-а-а! Я знала! Нельси! Я знала, что ты моя самая лучшая подруга!
  - Вообще-то я Форс! - недовольно буркнула упомянутая Нельси, но на восторженные вопли Лури смотрела с благосклонной улыбкой. - Задушишь же! - Притворно "умирая" от слишком крепких объятий Лури продолжила она.
  - Форси, прости! Я тебя просто обожаю! Ты знаешь, да? - серия смачных чмоков, обнимашки и потоки слёз превратили последующие реплики Лури в бессвязное бормотание.
  - Так, ну кисейно-слезливых барышень я с собой не возьму, пожалуй! - Недовольно фыркнула Нельсифора, пытаясь вывернуться из хватки.
  - Ну вот еще! - Моментально собираясь, фыркнула Лури. - Нашла мне тут кисейную. - И Лури продемонстрировала подруге парочку когтистых наручей, тех самых, которыми уничтожила нескольких пиратов, едва не отправив вслед за ними и главаря.
  - Ой, боюсь, боюсь! - Хмыкнула Нельс, моментально распадаясь брызгами воды, проваливаясь в землю и трансформируясь в фигуру из огня и металла вдвое выше человеческого роста. - Потанцуем, детка? - Через мгновение уточнила у Луриэны архоноподобная фигура монстра.
  - Ого! Вот это да! Ты и такое можешь! - восхищенно прощебетала слегка опешившая Лури. - Когти лучше убрать, я думаю... - задумчиво протянула она.
  - А это уж как хочешь, малая! Хочешь, ходи, цепляйся ими за все, - подтрунила Форс над подругой, моментально становясь собой. - Ну что, по коням? - осведомилась она.
  - По каким ещё коням? - недоуменно уточнила Луриэна. - А! Это механизмы такие из старых эпох, вроде лендспидеров?
  - Ага! - Усмехнулась Нельс. - Только медленные, жрущие траву, лягающиеся копытами и сбрасывающие непутевых седоков. И про навоз забыла! Куда уж без него...
  
  Когда до Луриэны дошло, насколько она "промазала" с предыдущим предположением, хохот её напомнил подруге-демиурессе упомянутое "транспортное средство", слегка похожее на лендспидер.
  
  ***
  
  Немного раньше...
  
  Майа, бледная как смерть, опираясь на двух служанок, проковыляла от домика, где она жила уже с неделю после приснопамятного погружения в Хаос. На очередном участке небольшой тропинки её встретила Нельсифора.
  
  - Дальше сама! - Жестом отпустила служанок старшая дочь Демиурессы. - Форс приглядит за мной.
  
  Две молодые богини возрастом каких-то 50 тысяч одна и всего 17 тысяч (юное дитя) другая послушно поклонились более древней, чем этот мир, и сейчас тяжелобольной демиурессе. Затем они повторили поклон более юной, чем Майа, но почти столь же могущественной по сравнению с ними демиурессе Нельсифоре. Откланявшись, служанки отбыли.
  
  Нельс же позволила Майе повиснуть на себе всем весом и преспокойно поволокла её к Великому Женскому Источнику. Достигнув цели, она сгрузила подругу прямо в воду и тихонько присела рядом на берегу, медитируя. Майа с трудом преодолела соблазн врубить исцеление на полную мощность, и причина тому была самая веская: мало того, что энергоканалы были сильно повреждены, они были повреждены Хаосом. Бездумная их регенерация "по быстрому" привела бы к превращению Майи в монстра. И тогда тот временный хаотический облик стал бы постоянным уже в обычном Мироздании. "Занятная перспективка", - мысленно протянула Майа.
  
  "Всё верно, дочь", - знакомая сверхмощная сила проникла в её разум и послала импульс поддержки. - "Сама с лечением справишься?"
  
  "М-м-м", - Майа задумалась, - "Мам, пожалуй, да, но в первый раз твоя помощь была бы не лишней".
  
  "Нет, дочь! Пробуй сама! Если накосячишь, я так и быть помогу, но ты должна научиться справляться с последствиями воздействия Хаоса сама. Ты не забыла уровень ставок? Ради чего я преподала тебе столь жесткий урок?"
  
  "Нет, я всё помню! И это честь для меня, что ты считаешь меня почти готовой..."
  "Да, но работы предстоит ещё много! Будущая третья Великая Демиуресса!"
  
  Майа зарделась, не ощущая себя ни Великой, ни тем паче Демиурессой, Создательницей и Хранительницей нового Мироздания. Она ощущала, сколь велик разрыв в уровне сил и способностей между ней и даже тётей Лирией, не говоря уж о маме и тем более о Великом Учителе. Но сама идея о том, что её могут поставить в один ряд с этими тремя, приводила в священный трепет и казалась немыслимой.
  
  Как-то незаметно сама для себя, Майа ощутила прилив сил и вдохновения. И задача, раньше казавшаяся неимоверно сложной вдруг стала... просто задачей. А "просто задачи" она привыкла решать.
  
  Спустя недолгое время Майа вынырнула из транса, ощутив взгляд. Нет, не так. ВЗГЛЯД! Нельс сидела рядом и ошарашено взирала на метаморфозы, происходящие с раненой подругой. Прямо на её глазах изувеченные Хаосом структуры превращались в мощнейшие энергоканалы и новые, не существовавшие ранее узлы силы. Завороженная, Форс не могла отвести глаз. Она понимала, что Майа становится гораздо сильнее, но пока не могла ощутить насколько. Когда процесс был завершен, Майа, если так можно было выразиться "расправила крылья". И Нельс ощутила Всплеск Мироздания. Чудовищную Силу, способную изменить саму ткань реальности Метавселенной. Даже затерянная и хитро спрятанная от внешних воздействий Тея ощутила этот Всплеск. Здесь, рядом с Источником в месте Средоточия Силы Мира.
  
  - Осторожней, Майа! - испуганно пискнула Нельс.
  
  А вот могущественная сущность из своего неопределенного и непонятного далека взглянула на сей раз как-то по-доброму и с гордостью.
  
  - Ма! У меня получилось!
  - Вижу! - усмехнулась могущественная сущность, материализуясь. Нельс коротко поклонилась явившейся:
  - Приветствую, Наставница!
  - Привет, Нельсифора! - коротко кивнула та, игнорируя детское недовольство упомянутой по поводу имени и обращая взор на старшую дочь.
  
  После краткого осмотра Демиуресса довольно кивнула:
  
  - Молодец, Майа! Справилась превосходно! Вот что значит самостоятельность и вера в себя! - Демиуресса задумчиво осмотрела результаты "самолечения" Майи и добавила. - Некоторые вещи я бы сделала по другому. Но это не значит, что твой путь неправильный. Просто мы все разные. Я отличаюсь от Лирии, ты отличаешься от нас обеих. Потому даже в таких мелочах каждая действует на свой манер. Это нормально! Главное, ты справилась с последствиями воздействия хаотической среды, причем справилась сама.
  
  Помолчав, Рада озвучила ещё одну фразу, ставшую впоследствии исторической:
  
   - Поздравляю с первым шагом, третья Демиуресса!
  - Но...
  - Ты почти готова к выходу в Хаос, Третья! Силой пока не пользуйся, дождись Лирию.
  
  Последовала немая сцена, в ходе которой Рада заговорщически подмигнула ошарашенным подругам и пожелав творческих успехов, отправилась по делам.
  
  Чуть позже...
  
  - Форс, ты это слышала? Она правда сказала просто "Третья"? Без "будущая"? Вот так просто... А как же "ещё много работы"?
  - Кажется, да... Она сказала просто "Третья". Слушай, а давай ты попробуешь...
  - А вот это не лучшая идея, Нельсифора Форс! - Вдруг раздался строгий голос Управляющей. - Сходи-ка ты к своей младшей подопечной. А Демиурессой Маей займусь лично я. И никому ни слова пока что! - Лирия пресекла все дальнейшие расспросы и уволокла всё ещё пребывающую в легком ступоре Майю в один из пустых миров неподалеку от Границы с Великом Хаосом.
  
  Полуобнаженная и мокрая девица, каковой и была сейчас Майа, выглядела бы абсолютно нелепо рядом со стильно одетой леди. Вот только подобная колоритная парочка, зависшая в абсолютно чёрной пустоте космоса вдали от каких-либо объектов, выглядела нелепо вдвойне. Впрочем из простых смертных их никто бы и не увидел. Тьма стояла хоть глаз коли, а если бы и был источник света поблизости, то его лучи достигали бы потенциальных наблюдателей примерно окталион лет. Словом окрестности были пусты от какой бы то ни было материи пока Майе не пришла в голову "гениальная" идея сотворить звезду для освещения.
  - Стой! - рявкнула Лирия, но было уже поздно.
  
  Чудовищных размеров взрыв смёл бы непутёвую новоявленную Демиурессу куда подальше, если бы её напарница не нейтрализовала взбеленившиеся потоки гипервещества, заполонившие всё вокруг.
  
  - Майа, да что с тобой?! Не зря говорят, есть такое слово "перехвалили"...
   Нейтрализовав последствия архикосмического буйства, которое с лёгкостью помножило бы на ноль объекты на территории в несколько терапарсек в объёме, Лирия сурово произнесла:
  
  - А теперь, живо пришла в себя, девочка! И для начала обруби в ноль поток Силы, излучаемой вовне.
  
  Когда Майа выполнила искомое, её наставница принялась осматривать подопечную.
  
  - Однако! - усмехнулась она увиденному.
  - Похоже я перестаралась с раскачкой ширины энергоканалов... - печально констатировала Майа.
  - Нда! Сила есть - ума не надо! Вот твой диагноз на ближайшую перспективу! А если кроме шуток, то как демиургу тебе придется учиться заново ходить. Иначе ты снесешь какой-нибудь несчастливый мирок ко всем архонам.
  
  Лирия сотворила на Майе костюмчик в духе своего:
  
  - К фасону не придираться, - недовольно буркнула она. - Перекидываться в Высшую форму забудь. Прямо сейчас будем заново учиться основам. Иначе нас ждет прорыв Хаоса не по вине враждебных монстров, а по вине непутёвой Третьей.
  - Хорошо! - покладисто пробормотала порядочно уязвленная своим промахом Майа.
  
  Последующие несколько месяцев Майа и один из аватаров Лирии висели в теперь уже не темной и совсем не пустой вселенной и непрестанно что-то творили. Создавали, стирали, трансформировали, улучшали.
  
  - Достаточно! - сказала Лирия, когда Майа прямо на её глазах из ничего сотворила Галактику, населенную дюжиной разумных рас, с огромным багажом памяти, трёхмиллионлетней историей и триллионами всевозможных технологий и изобретений. - Полагаю ты восстановилась и даже стала гораздо могущественнее, чем была. Сходи к матери, у нее для тебя очередной урок, который тебе не понравится... Но который, тем не менее, будет столь же эффективен как и все предыдущие.
  - Спасибо, тётя! - Майа обняла старшую Демиурессу.
  - Всё такая же сентиментальная! - усмехнулась Лирия, впрочем не отстраняясь. - Ну всё, хватит! Сходи перед уроком Рады Тигона лучше своего обними. Он это больше оценит!
  - Да, тётя! Тебе кто-нибудь говорил, что ты самая лучшая! И самая заботливая!
  - Заботливая, может быть! - Сварливо отпарировала Лирия. - А имя лучшей ты знаешь почти столько же лет, как и я! Так что нечего мне льстить! Вторая и есть Вторая. Да и ты не гордись, статус Третьей не дает тебе превосходства над сильнейшими из братьев и сестер. Например, Беара тебя по прежнему везде кроме глубин Хаоса в узел завяжет и даже не поморщится. Про меня и вовсе молчу! Так что старайся, ученица! Куда расти тебе есть. Ты это прекрасно знаешь.
  - Спасибо, тетя! Я так рада, что ты есть у меня! - Майа еще раз на прощанье обняла Лирию и, окрыленная успехами, переместилась в Тей.
  
  ***
  
  Далеко в глубинах Нашего Метамира, скрытый клон Нашей Вселенной под многослойной защитой, реплика планеты Земля.
  
  - Вы всё также привязаны к моей прародине, Мастер!
  - А ты будто бы нет, милая? - Старик по-отечески простер свою длань и погладил Раду по голове. Могущественная сущность, способная стереть из бытия всё, что угодно, как и породить заново, сейчас послушно склонилась даже не перед большим могуществом, а перед её собственным Создателем.
  
  Против воли сама по себе из правого глаза Рады скатилась и почти упала на Землю маленькая слезинка. Упала бы, если бы Учитель не подхватил её.
  
  - Я буду хранить это доказательство того, что ты прошлая всё ещё жива, как величайшую драгоценность! И я не просто так привёл тебя сюда. Хочу, чтобы ты вспомнила свои первые шаги и немного пощадила дочерей.
  - Нет времени, Мастер! И Вы сами лучше меня знаете почему. Смерть и Небытие уже вышли из укрытия и пружинистой походкой движутся ко всему, что мы создали и что нам дорого. Причем деяния творящих разрушение сущностей бессмысленны. Они просто "выравнивают фон", чтобы было "как везде".
  - Увы! Это так! - печально подтвердил старый Демиург. - У всего есть начало и у всего есть свой конец. Я прожил великие эоны и успел создать многое. Но Силы Мира решили, что пора нашей странной квазихаотической лакуне перестать быть в своем неестественном состоянии и вновь раствориться в Великом Хаосе.
  - Но мы ведь не сдадимся без боя, Учитель? - яростно выкрикнула Радена.
  - Даже если бы решил сдаться я, ты не сдалась бы ни за что, верно? - переспросил Бог в ответ.
  - Я просто уверена, что и Вы бы не сдались! - парировала Рада.
  - Что ж, ты права! И хотя кажется, что выхода нет, один мы всё-таки нашли. Это наш маленький, но всё-таки шанс.
  - И я использую его сполна! Раз Рада Радена должна умереть, чтобы жили все остальные, как я могу себе позволить быть эгоисткой и цепляться за жизнь? Я уверена, большинство наших братьев и сестер, не задумываясь поступили бы так же.
  - Я пожил куда больше... - задумчиво пробормотал Учитель.
  - Нет, Мастер! Я не смогу быть нашим творениям столь же надёжным щитом как Вы. Поэтому на вопрос "кто из нас двоих", мы уже ответили давно, и обсуждать тут больше нечего.
  - Ты не представляешь, как я горжусь тобой. От первых твоих шагов на этой маленькой голубой планетке, включая наш Великий Спор, в ходе которого я понял, как был не прав насчет тебя. И наконец принятое тобой Решение.
  - Мать из меня просто отвратительная получилась... - печально обронила Рада.
  - У всех есть свои недостатки. К тому же у тебя ещё есть время всё исправить, - печально улыбнулся Бог. - Кто или что заставляет тебя быть столь жестокой к твоим дочерям?
  - Всё просто, Мастер! - неуступчиво возразила Рада. - Я понимаю, что совсем скоро им предстоит остаться одним, и они должны быть в состоянии постоять за себя.
  - Мы с Лирией присмотрим...
  - Но не за каждым же шагом... И потом одно дело приглядеть за молодыми демиурессами, и другое - за двумя несмышленышами.
  - Думаю, после последней новости, мы вправе считать, что количество несмышленышей поубавилось, - усмехнулся Демиург.
  - Да, Лирия взяла на себя труд и терпение загнать в рамки новую необузданную мощь Майи. И когда эта работа будет завершена, Третью ждёт её первый выход в Великий Хаос. Без всяких там "упрощенных сред" и прочих поблажек.
  - Как всегда жёстко, но эффективно!
  - А разве в своё время Вы учили меня иначе?
  - Увы, тут нет другого пути. Это как при обучении малышей плаванию. Ученик либо держится на плаву, либо тонет. Если тонет, приходится спасать и возвращаться к вопросу позже.
  - Вот Вы и ответили про перспективы Майи. Но думаю она не задержится на этом этапе. Принцип она поняла. И хотя в мощи она ещё долго будет проигрывать Лирии, Беаре и другим сильнейшим демиургам, именно в работе с Хаосом у неё совсем скоро проблем не будет. Генетика и мамина школа.
  - И тогда?
  - И тогда я сосредоточу все силы на младшей...
  - Бедная малышка, Лури! Заранее ей сочувствую! - покачал головой Всевышний.
  - Пытаетесь меня подбодрить старой шуткой, Мастер?
  - Да! Что произойдет после твоей Великой Жертвы даже мы с тобой не знаем... Но известно, что она отсрочит нашу гибель теперь и возможно, что и ту окончательную, которую я видел в дальнейшем.
  - Даже, если мы все погибнем, Тея, Тей и Теон выживут, а также и другие 2 десятка миров. И молодые боги из них начнут всё заново...
  - Не хотелось бы мне быть свидетелем именно такого сценария ... - Тот, кого именовали Всемогущим, сейчас печально склонил голову, не решаясь посмотреть на ученицу.
  Ему было неимоверно стыдно быть не в состоянии предотвратить грядущую катастрофу. Какой он Демиург после этого? Однако, шанс не дать Лесу Мироздания быть стертым из реальности все же оставался. И начинался он с Жертвы Демиурессы.
  
  ***
  
  В бескрайней пустоте вдалеке от миров могущественная сущность спала трансцендентным сном. То была сущность совсем иного рода, нежели упоминавшаяся в подобном контексте ранее. Более старый, неимоверно могучий, чудовищно древний - таким был тот, кого во множестве миров именовали Господь Бог. Сейчас он был в своей истинной форме, а посему был везде и нигде одновременно. И сейчас он пребывал во сне. Никоим образом тот сон не был связан с усталостью. Лишь одна цель у сего сна была - средь множества вероятностей и версий будущего увидеть хотя бы одну, что спасет его творение. Смертные сказали бы пафоснее: Бог искал ответ, как спасти этот мир. И по сути своей, так оно и было...
  
  И ужасен был сон Бога. Ни одна из множества нитей ни несла уверенного спасения. Во всех без исключения вероятностях бытия ответ был один: полное и безжалостное уничтожение. Хаос вечный и неизменный - таким и был Армагеддон. Именно Хаос, а вовсе не сам Бог, был Альфой и Омегой Мироздания. Из него произошел сам Господь, его могуществом оный породил Мир, но теперь тому и другому надлежало сгинуть в Пучине Небытия, ибо таков был естественный порядок вещей. "Всё имеет свой конец, как и своё начало". Умно и мудро рассуждать о таких вещах за чашкой чая. А каково воспринимать это всё, зная, что уничтожение ожидает и тебя, и твой дом, но самое ужасное - тех, кто дорог тебе. И если смертные за бутылкой винца могли уповать на Бога, рассуждать о неподвластных им вероятностях и даже ссылаться на древность этого мира, дескать миллиарды лет простояло и ещё миллиарды простоит, чего переживать-то? Словом тешили себя надеждой, что оно как-нибудь да и образуется. Само! Без их непосредственного участия...
  
  Младшие боги и даже демиурги были ничем не лучше. Они не видели всей полноты картины. Во всем как дети полагались на мудрого Учителя. Лишь единицы осознали изменение ситуации, когда произошло появление рядом с Учителем его Ученицы. Иные даже и завидовать ей пытались. "Что? Почему? Где? С какой стати? Как посмела?" Особенно обидно было ощущать эту беспомощность и непроходимую ограниченность, а также и опасную зависть в той, что когда-то давно стала его "Левой рукой". А всего-то и могла нынче, что выполнять роль полицейской, отлавливая опасных преступников. И если бы когда-то он хоть на мгновение прислушался к ней и поступил так, как она и сонмы подобных ей идиотов науськивали его поступить, распаляя его гнев и недоверие, мир был бы уже обречен. Если бы не было Рады.
  
  В беспросветном мраке сна в одной из веточек гибели Мироустройства нашлось крошечное светлое пятно. Суть его была проста. Хаос - непредсказуемая сила. Он может в одночасье всё уничтожить, а может из небытия породить невообразимо сложную структуру. И если будет на то его воля, а вернее просто Воля Случая (ибо Хаос сущность неодушевленная и волей не обладающая), Рада после гибели не исчезнет в никуда, а возродится в новом обличье и дарует Миру шанс на спасение.
  
  Словом, за столом Мира сидели два Игрока и играли в азартную игру, ставкой в которой было само существование Мироздания. Ах да, один из игроков ещё и самоубийца. Второй же - ослепленный не то Верой, не то Надеждой фанатик, уповающий на самый призрачный шанс на спасение, ибо ничего другого уже не оставалось...
  
  В одном из храмов среди множества миров прозвучало:
  
  - Скажи мне, смертный, а ты веришь в Бога? - спросил монах средних лет.
  - А Бог верит в Бога? А если Бог не верит в Бога, то во что же он всё-таки верит? Особенно, когда ему так же плохо, как сейчас мне... - ответил прихожанин.
  - Еретик! - гневно возгласил монах.
  "Сомненье путь к истине укажет!" - вдруг прозвучало в головах споривших... И столь велика была сила этого гласа, что пошатнулись оба от изумления. Да так и рухнули навзничь, уходя в спасительное забытьё...
  
  И обрушилась беспросветная Тьма... И лишь тоненький луч, что казалось пришел из ниоткуда, и заканчивался непонятно где, прорезал эту бесконечную Тьму. И положил ли он конец Тьме или, что более вероятно, Тьма положила конец лучику, так и осталось за гранью. И лишь две шестерки в виде пары кубиков ударились о поверхность невидимого игрового стола. И потом видение исчезло...
  
  Великий Архон в ярости бросил еще одну кость, и выпала ещё одна шестерка. Но она была другого цвета и выпала в другое время. И как Мир учёл выпавшую комбинацию осталось неведомым.
  
  ***
  
  Молодая девушка стояла босиком на зеленой травке. Полянка, на которой она сейчас находилась, была в пяти минутах ходьбы от сада, в котором она жила последнее время. Вернее старалась жить. Иногда приходилось посещать эти вычурные официальные приёмы, в которых её бесило всё - от служанок, гостей, речей, блюд и правил до необходимости изображать, что ей тут всё нравится и в особенности в присутствии мамочки и этой старшей сестрицы, как там её, а, да, Майи... Если бы не Нельси и строгая, но приятная в общении "тётушка" Лирия, так и вовсе не помогла бы даже угроза маминого гнева, Лури бы просто одела блюдо кому-нибудь на голову и так избавилась бы от необходимости всё это терпеть. Уф, какое счастье, что сегодня обычный "лесной" день. Вот рядышком Валия сидит, заговаривает травушку и деревца, чтобы росли быстрее да зелень была сочнее. И у неё, Лури тоже стало получаться. Практической надобности, конечно, во всей этой ботанике она не видела, но вкупе с отварами Авалионны всё это действовало умиротворяюще. Самое то, чтобы прийти в себя после жестоких маминых уроков.
  
  - Молодец, дочка! - услышала Луриэна, умудрившись за дюжину минут из маленькой луковки вырастить прелестный сиреневый цветочек.
  "Явилась, не запылилась!" - мысленно проворчала "сердитая босоножка".
  - И я очень рада видеть тебя, дочь! - лучезарно усмехнулась Рада, весело перемещаясь поближе к дочери и ероша ей волосы. - А давай подурим немного, как ты на это смотришь?
  - А? - От изумления Лури ненадолго забыла как говорить. - И-и-и-и... и что, очередного этого... ну "урока, который мне не понравится" не будет?
  - Нет, урок тоже будет, но чуть погодя...
  - С чего это ты вдруг подурить решила? Добренькой решила прикинуться? Так не выйдет! Сама понимаешь. Я уже не малыш, которого проведешь такой примитивной уловкой...
  - Лури, Лури! А мысль, что я просто хочу предложить тебе как Форс яблоками пошвыряться, ну или там косточками от персиков, заодно в игровой форме проверив твои навыки, тебе в голову, конечно же не приходит.
  - Не надо мне поблажек! - вдруг ни с того, ни с сего взбеленилась Луриэна.
  - Не надо? - Рада чуть нахмурилась. - Ну что ж, сама попросила. Смотри не пожалей потом.
  - Не, ма, я пошутила! Не надо со мной по всей строгости! Ну ляпнула сдуру, с кем не бывает.
  - Нет уж всё, поезд ушёл. И лендспидеры разлетелись.
  - Ма, ну пожалуйста, не делай мне какую-нибудь эпическую гадость! Я правда не хотела...
  - Дочь, да за кого ты меня держишь-то, а? Я, что тебе, Владыка Архонов или мрез с рогами? Я понимаю, я сама виновата, упустила наши отношения... - Рада моментально переместилась и крепко-крепко обняла дочь. Лури попробовала было не позволить себя обнять, но бороться с силищей, способной если надо в прямом, а не в переносном смысле обнять солнышко, ну или там выпить вместо коктейля "чёрную дыру", было делом абсолютно нереалистичным.
  
  К удивлению Лури, оказаться прижатой к маминой груди, было лишь чуть менее приятно, чем обниматься с Мэем. И объятия мамы оказались таким давно забытым, но в то же время неимоверно приятным ощущением, что у дочери Демиурессы аж дыхание перехватило.
  - Что случилось? Ма, ты чего такая?
  - А что? Что-то обязательно должно было случиться, чтобы мама просто пришла обнять свою дочь, делающую к тому же первые успехи. Цветок у тебя классно получился!
  - Сказала та, кто растит такие цветы целыми полянами, планетами, да целыми мирами за раз!
  - Ну и что, дочь? Надо же с чего-то начинать! Ты вот начала с цветочка. А там и до полянок дойдешь, не все сразу.
  - Ма, ты ведь знаешь, чего я хочу на самом деле?
  - Не сегодня, и ты это тоже знаешь! И условия получения желаемого тоже! - моментально посерьёзнела Демиуресса. Обсуждать идею встречи с Мэем у них стало с некоторых пор негласным табу. Побухтеть для проформы Лури могла, конечно, но эффект был нулевой. И обе это знали.
  - Ладно, мам! Не хочу дуреть! Это не приблизит меня к Мэю ни на шаг. Давай свой урок...
  - Ну что же! Раз ты настаиваешь, приступим.
  
  Мгновенное перемещение...
  
  За последнее время способность богов мгновенно переноситься с места на место перестала быть для Лури чем-то этаким и воспринималась навроде, как пришла домой, щёлкнула выключателем, комната осветилась. Всё, ничего особенного. Да, она сама это не могла. Но всегда рядом были те, кто могли. Продолжая аналогию: "выключатель перемещения" пока был "прикручен высоковато от пола". Вот она и "не дотягивалась". Но что оно элементарно работает и что "взрослые все это могут" воспринималось как должное.
  
  Местность, куда они прибыли, была довольно пустынной. Сухая, потрескавшаяся земля, энное время не видевшая дождя. Жара стояла страшенная. Но к удивлению Лури, она могла это пекло как-то переносить. Деревья были редкими, и хотя были иной породы, чем пальмы, всё-таки были подобны по сути. Хотя странные розово-лиловые листья...
  "Гадость какая" - фыркнула Лури.
  - И ничего не гадость! Делала ученица. Кстати, разжалована. Больше не демиуресса.
  - А? Ты её...
  - Не я! Её разжаловала её наставница и не за творческие неудачи с этим миром, а за другие более серьезные промахи, но оставила статус полноценной богини. Так что теперь, творившая этот мир бывшая демиуресса Юнна далеко отсюда. Замужем, и у них полтораста детей и без счета прочих отпрысков. Она состоялась в этом.
  - Ма! А ты не думала, что я быть может тоже не создана для сотворения миров?
  - Нет, дочь! Ты ошибаешься! Ты примерно в тысячу раз могущественнее меня, если переводить на сравнимый возраст.
  
  Отвисшая челюсть Лури была с трудом возвращена на место хозяйкой.
  - В тысячу раз? Могущественнее тебя? Я?
  - Ага! Если подходить абстрактно к этому вопросу, то ты круче даже Бога!
  - А? - с лица Луриэны в этот момент можно было писать картины.
  - Проблема в том, что ты слишком молодая ещё. Да и чтобы говорить о твоем настоящем, а не потенциальном уровне силы, нужно прожить хотя бы десятую долю от моих лет и тогда будет понятнее..
  - Десятую долю? Двести с лишним миллиардов лет? Ты издеваешься?
  - Нет, я вполне серьёзна! Но и потенциал у тебя не просто большой! Он - ГРОМАДНЫЙ! Поэтому извини, Лури, но я от тебя не отстану. Будем учиться дальше. Загубить талант не дам.
  - Хорошо, ма! Ну и когда будем творить нашу первую планету?
  - Дочь, теперь ты похоже издеваешься? Какие планеты? Ты давно ли цветы из семян выращивать научилась?
  - Ну с неделю как...
  - Вот-вот! А это и смертные даже могут! Правда, у них чуть подольше выходит. Так что, дорогая моя, никаких перегибов, всё по порядку.
  - Ну вот, а я бы так хотела научиться создавать шары плазмы, к примеру, да швырять во что-нибудь.
  - Ишь задира какая! И когда эта мальчишеская дурь из тебя повыветрится? Думаешь просто так учу тебя цветочки выращивать? Миры тоже не на агрессии создаются. Спокойным творец должен быть! Умиротворенным! А тебе бы плазмой пошвыряться. Хотя вон в тот храм я бы и сама швырнула разик-другой.
  - В х-х... в храм? Ты, богиня, швырнула бы плазмой в храм?
  - Да! Той, для кого он построен, он давно уж не нужен, она же детей и внуков нянчит пачками. А смертным то невдомёк. - Рада помолчала. - Но свято место пусто не бывает. Храм есть! Паства тоже. Вот и нашлись подонки, что решили с этого выгоду поиметь. Да такую, что у меня честно говоря руки чешутся насчет если не плазмы, то "костра инквизиции".
  
  Рада тяжело вздохнула и, покачав головой, продолжила описание задачи:
  - Ладно, дочь! Шутки в сторону! Начинаем новый урок. Тема будет называться "Пресечение преступных посягательств своих младших собратьев." Иначе говоря, то, чем придется когда-нибудь заниматься тебе как демиурессе. По простому, людям помогать, а не полуголой задницей трясти в бандитском сообществе.
  - Мэй не бандит!
  - Проехали! Тема сейчас другая! И отчего-то я думаю, что и ты не останешься безучастной, по очень простой причине.
  - Мама, это то, что я думаю? Нет, мама, нет!
  - Да не парься ты, глупышка! Я ж тебя тому пирату на съедение не оставила!
  - А кто меня с голой задницей перед похотливым мужиком выставил? Это же стыдоба жуть какая!
  - А это, дочь, чтоб ты думать начала о сфере деятельности и чем всё закончится, если мама в следующий раз вовремя не вмешается. А такое, увы, возможно. Не всемогуща я, а проблемы у меня не ровня твоим.
  - Но ведь тебе переместиться - одно мгновение.
  - Которого может не быть, когда орды тварей Хаоса в следующий раз начнут рвать этот мир на части. Показала бы я их тебе разок живьём, но увы, ты умрёшь от одного их присутствия. Они просто разложат в ничто трёхмерное пространство, рабыней которого ты пока являешься. И тебе этого хватит для жестокого и моментального отбытия на перерождение. Так что поверь на слово, те картинки, что я тебе передавала из головы, это не попытка тебя напугать. Это упрощенная модель реальной битвы с этими сущностями. Не веришь мне, Нельс попроси. Хотя она сама их до ужаса боится. Последний ее поединок с Растворителем - это такая тварь хаотическая - чуть не оказался для Нельс последним её деянием в этой жизни. Я и спасла эту дурынду!
  - Мама, правда? Ты спасла Форси?
  - И постоянно это делаю, кстати! Она вечно в передряги влипает!
  - А ты хорошая, оказывается! Только с Мэем не даешь встречаться! Вредина!
  - Так, всё! Тему закрываем! Мы на уроке! И у нас проблема пусть меньшего масштаба, чем, атака Хаоса, но все же достойная внимания двух демиуресс. Мне - как ответственной за наведение порядка, тебе - в учебных целях. Для начала, будет урок актерского мастерства.
  - Актерского мастерства?
  - Слушай и не перебивай, объясняю всё по порядку. В этом мире, как я тебе уже объяснила, создательница мира ушла на покой. Ушла давным-давно. Посему смертные сколько бы не молились ей, реальной помощи дожидались всего 7 раз за всю историю. Пять раз помогала создательница мира Юнна, дважды один слабенький бог-целитель в её обличии. С тех пор всё. Молитвы теперь для местных жителей больше дань традиции и самовнушение.
  
  Однако, с некоторых пор количество молитв к создательнице мира резко возросло. Есть и гневные в духе "Как ты могла нас оставить, детей твоих". Но больше, конечно, обычных, с просьбами. Вот только просьбы об одном... Избавить от чудовищ!
  
  Молитвы в таких количествах дошли и до бывшей демиурессы. Она сообщила бывшей начальнице. А от нее узнала и я. Случаи подобного рода у меня на особом контроле по ряду причин. Главная: за творящимися тут гадостями стоит чья-то злая воля. По моему приказу одна наблюдательница из наших тайно проследила за происходящим. Выяснилось, что тут всё-таки орудуют не высшие тёмные сущности, а банда распоясавшихся малолеток. До недавнего времени их запросы были вполне умеренными. Но время идёт, и безнаказанность порождает вседозволенность. Какого именно уровня вседозволенности достигли молодые божки, а именно их "художества" мы собираемся расследовать, мы с тобой и узнаем. А для этого нам придется перевоплотиться. Ты будешь изображать молодую пришлую девицу, а я её пожилую мать. Нас случайно занесло в местный городок неподалёку от упомянутого храма. Посему нас почти наверняка схватят и отправят к этим молодым отморозкам "на заклание". Вот и посмотрим, что из себя представляют местные "набольшие" из людей, но особенно те, кому эти люди нынче вынужденно подчиняются. Потом проведем ревизию и поставим нормальный пригляд за этим местом.
  
  - Мы что, как я и боялась, будем "ловить рыбку на живца"?
  - Ага! - усмехнулась Демиуресса. - Вижу, что ты в "восторге" от идеи. Но повторюсь, бояться тебе нечего, в обиду ни тебя, ни смертных не дам.
  - Ма, мне прошлого раза у того пирата хватило, меня до сих пор от омерзения передергивает. Боюсь не сдержусь и...
  - Придётся сдержаться, иначе тебя ждёт повтор эпизода, я ради такого дела могу даже устроить темпоральную петлю. Про "день сурка" кино смотрела?
  - А? Это где день постоянно повторялся много раз?
  - Именно!
  - Ма, а может не надо?
  - Надо, дочка, надо! Урок есть урок. И потом, кто не так давно отказался от поблажек? Или как и в случае с Мэем, ты бездумно ляпнула язычком, а реально-то "любую цену" платить вовсе не готова?
  - Да!
  - Что "да"?
  - Не готова, ма... Но я постараюсь сделать всё как положено. Не надо "день сурка"!
  - Это уж как получится!
  
  Несколько позже...
  
  - Шевелись, старая! И ты, девка, тоже пошевеливайся! Староста ждать не любит! - Так вещал предводитель отряда наёмников, что притащил чумазую, но симпатичную девицу и её старуху-мать прямо от северных торговых ворот.
  - Эй, Брол, смотрю ты знатную добычу привёл!
  - Да, какое там! Удастся спасти сестру Зунга от печальной участи, да ту старуху. Они хоть местные! А эти пришлые, их не жалко!
  - Ну девкина-то участь ясна, а на старуху-то вряд ли кто посягнет, кому она нужна?
  - А рабыня, посуду мыть? А жертва для жертвоприношений? Э, брат! Да что б ты понимал? Участь их обеих в любом случае незавидна! Но лучше уж они, чем мы. Пережить ещё один "гнев богов" я бы не хотел!
  - Это, то, что стало с Тиарльсом и его жителями?
  - Ага! Всех в какую-то полуживотную-полурастительную мерзость превратили. Даже смотреть на это чудовищно. Раз видел, больше я туда ни ногой! А если прогневятся и наш город в такое же проклятое место превратят?
  - Нет уж, дудки! Пусть лучше забирают девок и рабынь и резвятся с ними как хотят, а нас оставят в покое!
  
  Где-то в это же время плачущие старик со старухой в маленьком заброшенном храме.
  
  - Великая Владычица Юнна! Молим тебя о пощаде! Смилуйся, государыня! О Великая Создательница! Пожалуйста, спаси нашу дочь от страшной участи! Пожалуйста, останови тёмных богов, пришедших по наши заблудшие души.
  
  Но стояла тишина и темнота... Никто не отзывался.
  
  Наконец старик потерял терпение:
  - Пошли отсюда, Хельга! Чего надеяться на старый деревянный идол той, кто давно уж не слышит нас, детей своих. Самим надо что-то придумывать...
  - Да, окстись, ты старый! Как смеешь ты нечестивыми речами да в храме...
  - Ну а что делать, если боги не помогают? Всё заняты важными божескими делами, а до нас, убогих, дела им нету. Надо с тёмнобогами думать, что делать.
  - Да что ты сделаешь-то? Бессмертны они и неуязвимы! Всех в мерзость превратят и на муки вечные обрекут! Ш-ш-ш! Тихо, тут кто-то есть!
  - Кто? Где?
  - Продолжайте, пожалуйста, бабушка и дедушка! Я совсем не хотела помешать Вашей молитве... - пробормотала ещё одна старушка.
  - Это та, пришлая? - уточнил старик.
  - Ага! - ответила его жена. - А как Вы тут оказались?
  - Мою дочь стражники схватили! Вот в храм пришла. Куда ж мне ещё было идти, горемыке, правды искать.
  - Напрасно шла! - буркнул старик.
  - Это почему же? - встревоженно спросила пришлая.
  - Не услышат тебя боги! Нас-то местных не слышат! Где уж тебе?
  - Тише ты, старый! - Старуха треснула его по спине. - Простите, муж мой опечален! Дочь нашу схватили! Как и Вашу! И коль на богов надежды нет, сами будем действовать...
  - Не нужно! - сказала "пришлая". - Боги на сей раз вмешаются.
  - А ты почём знаешь? - Буркнул старик.
  
  Не успело общение перерасти в перебранку, как Раде это надоело. Моментально трансформировавшись в свой "фирменный" образ в золотом одеянии со знаменитой диадемой, совсем юная, но с горящими вечностью глазами, Великая Демиуресса предстала пред пожилой четой. Правда, по их лицам и мыслям она быстро поняла, что кто она такая, здесь и слыхом не слыхивали. "Нда, вот уж действительно, богом забытое местечко. Пора это СРОЧНО исправлять!"
  
  - Я и есть одна из богинь!
  - А почем нам знать, вдруг ты за одно с "ними"? - старик недоверчиво прищурился и придирчиво посмотрел на Раду. Под "ними" он, конечно же, подразумевал "темнобогов".
  - Что ж, Ольм! Твоё право не верить, но как ты думаешь, свою-то дочь я, наверное, не оставлю на поругание?
  - Хм, дело говоришь! А ты точно богиня?
  
  Рада щёлкнула пальцами и тотчас же вокруг взревело пламя. Старик со старухой в ужасе отшатнулись, но бежать было некуда, пламя окружало их со всех сторон. Ещё щелчок божественных перстов и пламя исчезло. Рада долгим пронзительным взглядом посмотрела в очи пожилой четы и передала им... нет, не веру, а чёткую уверенность в том, что с их дочерью всё будет хорошо. И приказ молчать обо всём, но привести в храм всех страждущих, кого постигла схожая беда. У кого забрали ценное имущество, скотину и особенно родных и близких. Их всех ждала помощь.
  - Моё имя Рада! Я - Демиуресса! Я не создавала этот мир, но я создала куда больше, всё Мироздание, а это место, всего лишь его маленькая часть. Владычица Юнна ушла на покой. Она снова беременна и нянчит детей и внуков. Сегодня я пригляжу за этим местом. А позже я назначу преемницу и больше никто и никогда вас не обидит. Эра жестоких мелких божков и их мерзких делишек подошла к концу.
  
  И столь сильна была мощь во взгляде и голосе Владычицы, что несчастные смертные моментально поверили каждому её слову. Более того, они поняли каким-то чудом и вещи, о которых раньше даже и не подозревали. Вокруг обширный бескрайний мир. И звёздочка Эффа или просто солнце, отнюдь не единственная в мире. И сам их мир Игна тоже не единственный. Он - ничто иное как малюсенькая песчинка в бескрайнем Мироздании. И сегодня к ним явилась не просто богиня или даже сама Создательница. К ним явилась Королева всех Богинь. Нет даже больше, Богиня всех Богинь. Узреть такое - это было непостижимо разуму. А посему, чудесным образом осознав роль сущности в божественной иерархии, как-то заодно увидев на заднем плане и Всемогущего Бога, старики моментально пали ниц.
  - Умоляю, пощадите меня за дерзость, Владычица! - забормотал старик.
  - Ну, что Вы, в самом деле! - Рада предвидела такую реакцию, но всё равно расстроилась. - Я не гневаюсь! Вы вправе обижаться на Высших. Давно мы мир ваш не навещали и порядок тут не наводили. Но теперь это в прошлом. Я позабочусь о вас лично, а после назначу хорошую демиурессу для пригляда за вами. Её имя Форс. В переводе с одного древнего языка означает - "сила". Но она не столь сильна, сколь добросердечна. В этом её истинная сила. Из недостатков - не любит своё первое имя. Но даже и это пустяки. Она вообще обижаться не умеет. Так что вы с ней поладите.
  
  Рада мысленно переслала будущим Верховным Жрецам этого мира образ Нельсифоры Форс и одновременно показала все её нюансы. Игривая, заводная, вечно юная, но бесконечно добросердечная, отзывчивая, смелая и заботливая Форс сразу им понравилась. О такой Хозяйке Мира даже и мечтать было нельзя. Неужели тёмные времена и впрямь подошли к концу и сказка стала былью.
  
  Когда Рада покинула пожилую чету, не только в их глазах стояли слёзы. Она сама рыдала навзрыд.
  - Да, всё у вас будет хорошо! Нельс будет для вас отличной богиней Хранительницей. Но чтобы это всё было не "на час", а хотя бы до Второго Великого Разрушения, я должна заплатить цену, чтобы пресечь Первое Разрушение. Моя бедная малышка Лури! Нельс! Ты ещё не знаешь этого, но я только что взвалила на тебя две большие обузы. Надеюсь ты справишься, моя дорогая ученица!
  
  
  
  Набросок N 2.
  
  Капитан Райтон не любил такие заказы. Отставной служака - он больше предпочитал рейды сопровождения в составе эскадры. В космосе постоянно оставались любители легкой наживы. Поэтому сопровождение торговых караванов или научно-исследовательских групп старыми военными судами для защиты от пиратов на еще более старых, но зачастую многочисленных "корытах", было типичным явлением.
  
  А тут богатенькая "фифа", что наняла корабль для полета на окраину галактики с целью регистрации ничейных космических объектов. Вот что эта наивная молодая дурочка собралась искать и регистрировать на краю самого дальнего рукава галактики, указывающего прямо на Великий войд, пустоту размером в 375 миллионов световых лет?! Точнее пустота была ещё большего размера, просто ближайшие крупные скопления галактик находились примерно на указанном расстоянии. А если прямо следовать вектору указующего рукава, то до соответствующей галактики нужно было бы лететь 512 миллионов лет со скоростью света! Неслабое расстояньице, мягко говоря. А если сказать чуть пожестче, никто и никогда из Галактики "Сиреневые нити" не был "на той стороне". При существующем уровне технологий преодолеть такое расстояние было совершенно невозможно. Остовы кораблей глупцов которые пытались преодолеть эту бездну, медленно дрейфовали, чтобы однажды достичь "той стороны". Вот только никому из когда-то живших в них, это было уже совершенно неинтересно. Космос жесток и не прощает столь нелепой самонадеянности... Встряхнувшись, Кэп вновь вернулся от созерцания великого "ничто" к вспоминания подробностей заказа.
  
  С оплатой тоже были нюансы. Щедрой оплата была лишь в том случае, если полет увенчается успехом, а в случае простой доставки заказчицы туда-сюда оплата покрывала расходы и стандартную норму прибыли, но не более того. Пункты, касающиеся конфиденциальности, короче "о молчании в тряпочку об увиденном", также не вдохновляли на излишнюю любовь к заказчице, хотя и были вполне стандартными в их профессии. Впрочем, один дорожный эпизод слегка поколебал нейтрально-негативное отношение капитана в духе "женщина на корабле к несчастью".
  
  Дело было так. При прохождении одного из густых облаков частиц на дальних рубежах галактики неожиданно закоротило один из щитовых контуров. Срочно была включена резервная многослойная защита, но она предназначалась для боя и экстремальных ситуаций и жрала энергию "как не в себя". Как только область вредного излучения была покинута, корабль завис на дальней орбите одной из звезд и кэп приступил к починке.
  
  К чести заказчицы, ознакомившись с кратким отчетом о повреждениях корабля, никаких истерик "о неоправданных задержках" она устраивать не стала. Ей было известно, что корабль далеко не новый, иначе столь дальний рейд, который и так ей вышел недешево, на новом современном корабле мог бы стать баснословно дорогим. В общем и целом - стороны были вполне довольны друг другом, если не считать манеры капитана всегда внутренне брюзжать, а иногда и не внутренне, а очень даже внешне - то бишь, высказывать своё неудовольствие этим миром своим ближайшим товарищам и подчиненным. В каком-то старинном голографическом фильме, один из капитанов с вечно заложенным носом, помнится гундосил что-то в духе "и вообще мне ничего не нравится". Такое складывалось впечатление, что образ мыслей капитана Райтона был списан с того капитана из кино. Вот только он, как правило, умел "держать лицо", и очень редко выпускал пар наружу.
  
  Посидев часа четыре в своей каюте, заказчица отправилась к месту повреждения. Старший ремонтный офицер был неприятно удивлен тем, что ему помешали, и порекомендовал заказчице вернуться в каюту или же он будет вынужден сообщить капитану.
  
  К его крайнему изумлению, ему были предъявлены виртуальные "корочки" сертификата сервисного инженера второго ранга. У него самого и старшего из подопечных был только третий ранг. А первого на корабле не было ни у кого. Офицер коротко переговорил с нанимательницей, задал ряд вопросов, убедился в ее компетентности, и все-таки доложил ситуацию капитану.
  
  Капитан незамедлительно примчался, слегка раздраженный тем, что заказчица всё-таки уделила повышенное внимание проблемной ситуации.
  
  - Благодарю Вас, леди Шайн, но мы полностью контролируем ситуацию и в кратчайшие сроки выполним необходимые ремонтные работы. Поверьте, вопрос не требует Вашего повышенного внимания, беспокоиться не о чем!
  - Спасибо, капитан! Я ознакомилась с уровнем технической подготовки Ваших ремонтных специалистов, и абсолютно уверена в правоте Ваших слов. - Когда капитан слегка надул щёки, довольный этой незатейливой похвалой, его собеседница продолжила. - Но тем не менее, мне было бы искренне жаль терять четверо суток на вынужденное ожидание, в то время как я могу собственными силами сократить этот период времени вчетверо. К тому же, занявшись делом, мне будет нескучно, и время пролетит незаметно.
  - И у Вас несомненно есть необходимые навыки по управлению ремонтными дроидами? Причём не абы какие, а уместные в данной ситуации.
  - Капитан, в своё время я руководила реконструкцией корабля в 14 раз больше этого. И была первой помощницей специалиста первого ранга, который ремонтировал корабль в 400 раз больше этого. К тому же тот флагман получил почти критические повреждения после масштабной бойни, а тут речь идёт о пустяковине, вроде заглючившего сектора генератора щита на обшивке. Возможно вопрос вообще пустяковый и займёт часы, а не дни, но для этого мне необходимо ознакомиться с полным отчётом, к которому у меня пока нет доступа.
  
  Ремонтный офицер сделал своеобразный жест рукой, понятный по идее только капитану и ещё паре человек, что служили десятилетия вместе с ним, что означало: "в том, что она говорит, есть смысл, предлагаю выслушать, ничего не теряем".
  
  Пока капитан размышлял, стоит ли связываться со вздорной дамочкой, она стояла с непроницаемым лицом. Наконец, когда раздумье капитана стало затягиваться, она не выдержала и спросила:
  
  - Капитан, Вы разве что-то теряете? Вот и Ваш подчиненный считает также.
  
  Ответом ей были ошарашенные глаза капитана и старшего из ремонтников. Они ну никак не ожидали, что девушка знает этот жест. В нем не было ничего некультурного, просто его могли знать люди, прослужившие во флоте не один год.
  
  - Надо полагать, леди Шайн, что Вы не та, за кого себя выдаете? И Ваши навыки куда более обширны, чем я имел честь судить, пообщавшись с Вами в роли заказчицы.
  - Капитан, - скучающим голосом протянула леди, - Вы несомненно данным вопросом выходите за рамки нашего с Вами договора, но дабы развеять некоторые Ваши сомнения о своей персоне, я отвечу.
  
  Сделав жест ремонтнику, означающий "я почти уверена, что Ваша проблема сущий пустяк для меня", она продолжила свой ответ капитану:
  
  - Вы, безусловно, правы, капитан Райтон! Я отправилась в этот рейс под вымышленным именем. У меня есть на это личные мотивы. Никаких преступлений я не совершала и не планирую. Но возможно Вы увидите в этом рейсе нечто, чего Вам видеть не положено, и хотя в самой ситуации я не вижу абсолютно ничего плохого, мне не нужно, чтобы это путешествие в дальнейшем было связано с моими настоящими именем и внешностью.
  - Даже так! - Удивился капитан, реагируя на указание об измененной внешности. Подобная процедура стоила изрядной суммы денег, если не применялась банальная маскировка, а внешность менялась на самом деле. Просто так подобные вещи не совершались. К тому же если человек совершал преступление и даже умудрялся скрыться от ДНК-проверки, от ментального сканера было скрыться невозможно.
  - Именно! - Подчеркнула леди Шайн (вообще-то это была Луриэна Радена, если у читателя оставались сомнения, поспешим их развеять). - А в своей настоящей жизни, я более 10 лет была одним из ключевых офицеров эскадры. К слову сказать, весьма далеко отсюда - в другой галактике. Вопросы, которые я курировала - системы связи и ремонт. По ремонту у меня второй ранг. По системам связи - первый.
  - Ого! - Ошарашенно выдал Лор Нейс, вышеупомянутый офицер-инженер, старший специалист корабля по ремонту. Он по инерции показал капитану жест "Надо соглашаться!" и тотчас отдернул руку, поняв, что для леди его жест тайной не является.
  
  Помявшись немного, капитан уточнил:
  - Мне бы не хотелось Вас затруднять, уважаемая леди Шайн, к тому же Ваши услуги возможно окажутся слишком дороги для такого пустякового ремонта...
  - Капитан, мне откровенно скучно будет просто сидеть четыре лишних дня, поэтому я окажу нашей экспедиции данную услугу совершенно бесплатно. Оплатой мне будет возможность "немного размять слегка затёкшие" навыки и так сказать "вспомнить былое".
  
  Хоть и не хотелось Кэпу попадать в зависимость от дамочки, тем более, а вдруг всё это блеф чистой воды, он дал своё согласие. Пока леди Шайн, ознакамливалась с подробным техническим отчётом о повреждениях, анализировала предпринятые усилия по ремонту и составляла свой собственный план работ, капитан тихонько сообщил Лору Нейсу, чтобы тот тщательно приглядывал "за дамочкой", чтобы она чего-нибудь "не учудила". Вдруг она шпионка какая и маячок незаметно подбросит. "Вот чтобы ничего подобного не было и в помине!" - резюмировал Кэп.
  
  Через четверть часа капитан сидел в своей каюте, проанализиров изменение информации о ходе ремонта. Сразу же он увидел, как прогнозный срок ремонта с 4 стандартных суток 12 часов сократился до 22 часов. Далее капитан всё равно сидел как на иголках и заглядывал в динамику процесса через каждые полчаса.
  
  К его дичайшему изумлению, ремонт был завершен через 6 часов 50 минут. Т.е. она перевыполнила даже собственные первоначально установленные планируемые сроки. После доклада ремонтного офицера о завершении работ и короткого электронного письма этой "занозы" через корабельный искин "Всё готово!" - капитан провёл общее тестирование всех систем. Проверка показала, что вызвавшая задержку неполадка, канула в Лету. Конечно, у корабля был целый ряд других застарелых проблем, но их мог устранить только капремонт, к тому же ему не хотелось связываться с дамочкой и снова зависеть от неё. Мало того, что она платила за всю эту экспедицию, так ещё и его корабль чинила. Это было, неправильно по существу и унизительно для его капитанской чести. Он был обязан обеспечить ей сервис "от сих до сих", даже не впутывая в свои проблемы, а вышло что. "Тьфу, даже вспоминать тошно!" - досадливо морщился капитан. "Но молодец, леди Шайн, или кто Вы там на самом деле, леди Инкогнито".
  
  Вскоре корабль уже летел себе как ни в чём не бывало.
  
  //
  
  Спустя пару дней корабль прибыл наконец-то к месту назначения. Они удалились на семь световых лет от самой крайней звезды галактики в этом рукаве. То есть фактически на семь световых лет они погрузились в Великий войд. Осталось всего лишь 374 миллиона 999 тысяч и 993 световых года до ближайшей звезды ближайшей галактики "на той стороне". Впрочем вряд ли именно столько. На таких расстояниях погрешности неизбежны, к тому же объекты в космосе не висят неподвижно, а непрерывно двигаются по своим траекториям. Учитывая, что свет с той стороны вообще-то приходил с задержкой в 375 миллионов лет минимум, полагаться можно было только на иные приборы измерения, работа которых осуществлялась на похожих принципах гипердвижения, что и у соответствующих двигателей. А на столь чудовищном расстоянии свет от звёзд с той стороны невооруженным глазом был вообще не виден. Если просто смотреть "туда", то сияла беспросветная тьма с отдельными бледными всполохами. И ведь эти "бледные всполохи" были на самом деле нереально громадными источниками света. А поскольку они во Вселенной относительно редки, а расстояние до "того края" запредельно огромно, то свет всех остальных звёзд и даже галактик просто рассеивался, не доходя до наблюдателя. Да, приборами можно было что-то уловить. Но человек ведь привык полагаться сперва на органы чувств. И если зрение подсказывало, что там "абсолютная пустота", то разум подсознательно верил именно в это. И это внушало сверхъестественный ужас, бороться с которым могли далеко не все.
  
  Это была ещё одна из причин, по которым капитан Райтон не хотел лететь в это место. Провоцировать команду на бунт, это то, что ему хотелось меньше всего.
  
  Итак, 7 световых лет в глубину "бесконечной" Тьмы. Приехали! И что дальше?
  
  - Капитан, откройте шлюзовую камеру! - Услышал он голос, который начинал понемногу ненавидеть. Это она притащила его в этот кошмар. Его и всю команду. Он ещё как-то держится. А кое-кого из парней уже мутило. Старший медик только что "порадовал" его данной информацией.
  - Что? - Переспросил капитан. От шока его буквально переклинило. Данные корабельного искина показывали, что на леди Шайн не было скафандра. - Леди, Вы с ума сошли? Запрещено заходить в шлюзовую камеру, не надев скафандра. Вдруг вторая дверь окажется негерметична.
  - То есть Вы вновь утверждаете, что Ваш корабль неисправен? - Усмехнулась эта заноза.
  - Не время для шуток! - Сурово буркнул капитан.
  - Верно! И потому, понимая и принимая все последствия, я требую от Вас выполнения своего приказа, как заказчик. Открывайте шлюзовую камеру!
  - Вы не можете мне приказывать в вопросах, которые могут повлиять на безопасность корабля и членов экспедиции! - Яростно отреагировал капитан. - Но извольте!
  
  Дверь шлюзовой камеры открылась.
  
  Луриэна, которую капитан Райтон знал под именем леди Шайн, проскользнула в шлюзовую камеру. Несколько нажатий и шлюзовая камера закрыта.
  
  - Откройте внешние створки шлюза! - Прозвучал женский голос из динамика капитанского шлемофона.
  
  До последнего капитан не мог поверить, что когда-нибудь услышит что-либо подобное. Сейчас он убедился, она окончательно спятила.
  
  - Капитан! Я повторяю, откройте внешние створки шлюза! Сейчас, когда я стою на пороге Великого войда, останавливаться уже бессмысленно. Мы прилетели. И я сделаю то, зачем я сюда летела.
  - Вы решили покончить с собой? Не слишком дорогой способ, леди? А моих людей нельзя было пожалеть, таща в такую даль! Если уж Вы решили покончить с собой, была тьма способов проще, дешевле и быстрее.
  - Вы всё сказали капитан? В таком случае, я в третий раз повторяю: откройте внешние створки шлюза! Или я их вынесу разрядом энергии. Поскольку я её не очень хорошо пока контролирую, боюсь достанется и всему остальному кораблю. Мне бы не хотелось причинять вред Вам или экипажу!
  - Вначале расплатитесь! Вы обещали, если найдёте то, за чем прилетели, и успех будет достигнут, то заплатите двойной тариф.
  - Ага, я Вам сейчас полностью заплачу и Вы меня тут бросите. Мне это зачем?
  - Слово "честь" для военного капитана империи, пусть и бывшего военного, не пустой звук. С другой стороны, я не понимаю, на что Вы надеетесь?
  - Я богиня, дочь Демиурессы! Другие пояснения требуются?
  
  "Нет, она окончательно свихнулась." Даже в то, что дамочка решила покончить с собой, и не абы где, а в самом Великом войде, он готов был поверить. Мало ли, сектантка какая, и подобный способ самоумерщвления у них принят. Но вот в эту чушь...
  
  При всем при этом капитан не был неверующим. Он знал, что боги существуют. Знал, что Великая Демиуресса, именуемая иногда Создательница, сотворила эту Вселенную. Знал он и различные спекуляции на тему, что эта Вселенная не единственная, и существует множество других, которые также сотворила Создательница.
  
  Но что какая-то сопливая девчонка пусть с неплохими навыками ремонтницы вдруг ни с того, ни с сего заявляет, что она богиня, дочь Создательницы. Да еще на полном серьёзе!
  
  - Капитан, показания приборов сошли с ума. А ещё смотрите на видео из шлюзовой камеры.
  
  То, что он увидел... Ему мягко говоря поплохело. Сияющая плазмой женская фигурка. Сработавшее автозатемнение экрана спасло его зрение, иначе бы он мгновенно ослеп. Показания приборов, констатирующие температуру плазмы в 200 миллионов градусов. Такой температуры в принципе быть не могло! Ну разве что в центре звезды какой-нибудь. И то не всякой! И вообще, как они ещё живы, если приборы не лгут. Следующее показание приборов. Силовое поле. Толщина плёнки около полуметра. Но его напряженность. Даже в гиперколлайдерах такого не было.
  
  И тем не менее температура в шлюзе начала стремительно повышаться за счет одного только светового излучения.
  
  И о чудо! Мгновение. И темнота. Впрочем, автофильтр экрана начал убирать затемнение и вскоре капитан мог рассмотреть женскую фигурку, которая как ни в чем не бывало стояла в своём любимом синем комбинезоне. А вот взгляд шел с запасной камеры, потому что основная была оплавлена. Как впрочем и многое в шлюзовой камере. Неповрежденными остались только внешние створки.
  
  - Капитан! Я в последний раз повторяю, откройте внешние створки шлюза! Иначе я ещё раз перейду в энергетическую форму и выйду сама! Но тогда кораблю будут причинены серьёзные повреждения! И виноваты в них будете Вы! Согласно договору Вы обязаны выполнять мои подобные предписания, а не указывать мне, что делать можно, а что нельзя! Мы прибыли в конечную точку, я собираюсь заняться тем вопросом, для которого я сюда прибыла. И единственное, что меня останавливает - эта жалкая переборка. Была бы на моём месте мама, она бы просто телепортировалась за неё. А я, увы, пока этого не умею. Тем не менее, я повторюсь, я дочь Демиурессы, готова её призвать в свидетели...
  
  - Дочь, не издевайся над капитаном! - Вдруг раздался тихий нежный голос.
  
  Капитан обернулся, в рубке стояла ещё одна женщина. Женщина была в богатом золотом платье. Но лицо...
  
  На него смотрело лицо, запечатленное на иконах в многочисленных храмах и священных книгах.
  
  - Создательница! - Прошептал капитан.
  - Не пугайся, Джор Райтон! Просто сделай как просит моя дочь. Дети - они такие взбалмошные и непослушные! - Демиуресса лучезарно улыбнулась. И выжидательно посмотрела на кнопку открытия внешнего шлюза.
  
  Рука капитана помимо его осознания выполнила то, что от него требовали. Через мгновение женщина в золотом исчезла.
  
  "Что я наделал?" - В ужасе подумал капитан.
  
  Но ничего страшного не произошло.
  
  Фигурка в синем комбинезоне выскользнула в открытый космос. По движению рук, ног и поворотам головы было ясно, что фигурка жива и умирать в открытом космосе не собирается.
  
  Капитан, помощник капитана и все, кто через средства наблюдения могли это видеть, утратили дар речи...
  
  //
  
  Спустя молчаливые полминуты, в течение которых дальновизоры корабля выискивали порхающую в вакууме женскую фигурку, капитан услышал негромкий голос прямо у себя в голове. Что удивительно, голос шел не из динамиков. Он словно напрямую слышал слова той самой девушки, что только что сумела ошарашить его самого и всех остальных наблюдателей.
  
  - Капитан, слышите меня?
  - Слышу! - Коротко бросил капитан.
  - Это ментальная связь. Я не больно-то в ней сильна, но она позволит нам оставаться на связи, что бы дальше ни происходило.
  - Что-то должно произойти?
  - Вне всякого сомнения, - ответила Луриэна. - Впрочем я воздержусь от долгих предварительных объяснений, капитан! У меня есть опасения, что Вы мне не поверите и я лишь даром потрачу время.
  - Э-э-э... - протянул капитан. - После всего, что мне довелось увидеть, я кажется готов поверить... практически во что угодно.
  - Что ж, если Вы неожиданно сменили гнев на милость, то сообщаю, что ближайшие две недели я планирую провести вне корабля, если так можно выразиться - медитируя.
  
  Капитан откашлялся от такого плана действий и решил уточнить:
  - Простите, леди Шайн, но разве не было бы удобнее проводить медитацию в Вашей каюте? По-моему, она вполне пригодна для таких целей.
  - Благодарю, капитан, за щедрое предложение, но это невозможно. Корпус корабля сильно экранирует окружаюшее пространство. Скафандр тоже, хотя и в меньшей степени. Именно поэтому я отказалась и от скафа, выйдя сюда, а вовсе не ради того, чтоб Вас посильнее ошарашить своими действиями или требованиями.
  - Могли бы объяснить пораньше! - Недовольно пробурчал капитан.
  - Могла бы, но Вы бы все равно мне не поверили, в итоге мы бы как минимум прилетели на 4 дня позже.
  - Кстати, Ваши способности ремонтного специалиста превосходны!
  - О, благодарю, надеюсь, что и способности, необходимые для моей нынешней задачи, окажутся не хуже.
  - Что ж, я Вас понял. Мы пока повисим поблизости?
  - Да, но советую, как только почувствуете выплески энергии, немедленно закрыться многослойными щитами, а может даже и вернуться к ближайшей звезде галактики.
  - Найти Вас в этой громадной пустоте может быть проблемой.
  - Не переживайте, я Вас сориентирую "зовом".
  
  На все эти сверхъестественные штучки капитану было ответить нечего, и свернув разговор, он отлетел на два стандартных километра в сторону и завис в Пустоте.
  
  //
  
  Чуть позже старпом Эйн Ринхе обратился к капитану.
  
  - Простите, капитан, что тревожу Вас. Команда в лёгком недоумении относительно нашей заказчицы...
  - Я сам в БОЛЬШОМ недоумении и мог бы сказать, что в раздражении, но, нет, это какое-то другое чувство. Скорее лёгкий шок от того, чему пришлось стать свидетелем. И попытка осознать, я ещё в своём уме, или уже мозг начал отказывать на старости лет.
  - Капитан, если у Вас есть какие-то жалобы, можно пройти необходимые медицинские процедуры (старпом по совместительству был заместителем главного медика корабля и поэтому был вполне компетентен в рекомендациях по медицинской части).
  - Насколько я знаю, Эйн, полностью исцелять разум не умеет ни один врач. Впрочем речь не об этом. Не возражаете, если я расскажу всё, чему пришлось стать свидетелем, а Вы уже решайте, нужна мне медицинская помощь или нет.
  - Я Вас слушаю...
  
  Капитан коротко привёл в начале общеизвестные факты. В частности они вместе со старпомом ещё раз посмотрели сценку, заснятую вышедшей из строя камерой в шлюзовой и доснятую резервной. Плазменная фигура молодой женщины как минимум впечатляла.
  
  - После такого, выход её в открытый космос, казалось бы не должен удивлять, но... он всё равно удивляет. Не привыкли мы к такому! - Резюмировал капитан.
  - Да уж. Но я так полагаю, Вы хотели поделиться не общеизвестной информацией, а чем-то ещё.
  - Именно. Слушайте дальше.
  
  Капитан продолжил свой рассказ короткой сценкой появление Демиурессы, назвавшей девушку, которую команда корабля знала как "леди Шайн", своей дочерью. По совету медика пересмотрели этот момент, как он был заснят на камеру на мостике. Что интересно в этот момент присутствовало и несколько других членов экипажа, но они ничего не заметили. Для них словно ничего вообще не произошло. Впрочем, эти подробности можно было уточнить чуть позже для порядка.
  
  А Создательница появилась в виде неяркого сверкающего золотого пятна и убедив капитана не яриться и не создавать самому себе проблем, например, в виде дырки от плазмы в корпусе корабля, также тихо и мирно исчезла.
  
  Капитан рассказал старпому как именно он видел Создательницу. Высокая красивая женщина, вся в золотых сверкающих одеяниях. На голове у неё была пламенеющая диадема, а яркие не то фиолетовые, не то сиреневые глаза буквально пронзали душу. А ещё в её взоре он увидел бесконечные эоны Мироздания. Те, которые были, и те которые, ещё только будут. И от этого было немного жутковато. Даже просто предстать перед сущностью, для которой тысяча лет - меньше чем одно мгновение для него. А уж поговорить с ней... Да более того, она назвала его имя! Понятно, что для сотворившей Вселенную знать его имя, не ознакомившись предварительными взаимными представлениями, было сущим пустяком. Но сам факт того, что она не выдумка богословов, а реально существующая личность. Даже убедившись лично, он всё ещё до конца не мог поверить в реальность произошедшего.
  
  - Возможно всё это мне почудилось, Эйн! Может какое-то наведенное ментальное воздействие? От нашей гостьи.
  - Всё может быть! - Пробормотал старпом. - Всё может быть... - Повторил он задумчиво.
  - Впрочем, чуть позже состоялся уже другой диалог...
  
  И капитан пересказал о планах "леди Шайн" помедитировать в пустоте, и что она честно призналась, что в ментальных воздействиях не специалист. Поэтому, у него возникло ощущение, что в появлении золотой фигуры - заказчица не виновата. Во всяком случае, на воздействие на разум с её стороны не похоже. К тому же специальная экранирующая такие вещи аппаратура корабля плюс ментальный сканер ничего не зафиксировали в момент появления Демиурессы, но зато был чёткий и уверенный сигнал, когда "леди Шайн" общалась с капитаном телепатически.
  
  К сожалению, фиксировался лишь факт ментального воздействия, но сам разговор зафиксировать было невозможно, таким образом.
  
  - Она Вам что-то приказывала?
  - Что? А, нет - ментального воздействия она не оказывала. Скорее воспользовалась своим правом заказчицы нашей экспедиции. Мы не должны вмешиваться в её планы ближайшие пару недель. Она по каким-то там своим соображениям решила, что ей следует помедитировать в Великом войде, а не дома на диване или в каюте корабля. Но это её дело, не наше! Если почувствуем мощные выплески энергии, нужно будет немедленно накрыться многослойным щитом, словно во время битвы и лучше всего отлететь подальше. Она не возражала, если мы улетим даже и до ближайшей звезды Галактики - Стража Ночи или просто Стража.
  - Поэтичненькое названьице! - Протянул Эйн Ринхе. - Вот не боится она висеть совсем одна в этой бескрайней Тьме. Впрочем, учитывая её способности, рискну предположить, что постоять за себя она может. Да и опасности тут по большей части мнимые. Люди слишком много всего выдумывают.
  - Это место, одно большое кладбище идиотов, сунувшихся сюда! - Сердито буркнул капитан.
  - Только потому, что они не соблюдали технику безопасности и лезли гораздо дальше, чем могли себе позволить. Если не истощать свои ресурсы, это место не слишком отличается от остального космоса. Впрочем, тут редко кто бывает. И случись беда, помощи придётся ждать долго...
  - Да, помощь прибудет, ровно через полчаса после остывания последнего трупа... Чтобы шмотками поживиться и продать что-нибудь ненужное предыдущей команде...
  - Ваш чёрный юмор - это что-то, капитан! - Улыбнулся Эйн.
  - Скорее не юмор, а жизненный опыт! - В ответ улыбнулся капитан Райтон. - Кстати, не думаю, что идея улетать обратно к звезде, достойна рассмотрения. Мы нашу бедовую пассажирку просто не найдём с такого расстояния!
  - Может и найдём, но рисковать не стоит. Давайте последуем её первому совету и при первых признаках каких-либо излучений, просто врубим максимальную защиту.
  - Договорились. И старпом, соберите команду, надо будет их немного успокоить. И поскольку шлюзовая камера оплавлена, надо будет произвести там ремонт. Вот им и займемся, пока есть две недели ничегонеделанья.
  - Выставите счет нашей нанимательнице?
  - Вне всякого сомнения, я не спонсор красивых девиц! Испортила имущество, будь любезна оплатить! - Сварливо рявкнул Кэп.
  
  Эйн только рассмеялся на подобную реплику. Щепетильность и дотошность капитана в подобных вопросах была ему хорошо известна.
  
  //
  
  Луриэна наконец-то осталась совсем одна. Корабль был относительно поблизости и люди фонили мыслями, эмоциями, желаниями и страхами. Кто-то раздавал приказы, кто-то их исполнял. Сварливый Кэп даже счет за ремонт ей собрался выставить. Это после того, как она совершенно бесплатно помогла ему с другим ремонтом. Все эти мелкие человеческие хотелки вызывали у неё сейчас улыбку.
  
  "Да, люди несовершенны!" - Размышляла Луриэна. - "И вместе с тем, как невообразимо пуст мир без них. Без этих вечно копошашихся созданий, всё время куда-то стремящихся, чего-то жаждущих, ищущих, добивающихся. И просто порой живущих. Безо всякой глубокой мысли. Просто потому что надо же как-то жить дальше."
  
  Иные заслуживали большего уважения, они жили не просто так. Они искали новые истины, новые знания, расширяли границы, двигались вперёд. Часто они жили не для себя, а для других, помогали, спасали, лечили, учили, давали надежду. Ради таких людей стоило жить рядом с ними. Учиться у них хорошему и правильному. Кроме того, если задуматься - у людей ведь были огромные знания и навыки. Знания и навыки, достойные богов. Уж для начинающих и юных - это как минимум. Когда твоя жизнь коротка и быстротечна, начинаешь поневоле искать ответы, стараешься успеть побольше в отведенный отрезок времени. Просто жалко прожечь жизнь в бессмысленных удовольствиях. Поэтому лучшие из людей и создавали все эти Университеты и Академии, библиотеки, мнемо и видеотеки, и иные сокровищницы знаний. Хлама и устаревшего, конечно, тоже хватало, но это как везде и всегда. До всего самого ценного предстоит добраться упорным трудом, изучая, сопоставляя, собирая по крупицам и наконец делая рывки к новым вершинам. Вершинам знания и мастерства. А в её случае, ещё и могущества.
  
  Понемногу Луриэна переключилась с мыслей о людях, на воспоминания о разговорах со своей матерью. Не все из этих разговоров были ей приятны. Но было в этих разговорах то, что сейчас было необходимо... По большому счету тоже знания и навыки, но переданные вживую в виде мыслеобразов. Предстояло настроиться и вспомнить...
  
  Здесь пропущу кусок, про отношения Лури и матери. Для этого нужно особое настроение. Его сейчас нет. Зато сейчас есть особое настроение на совсем другой эпизод. И очень не хочется потерять его за какими-нибудь обыденными вещами.
  
  - Лури, сосредоточься!
  - Да, мама!
  - Начни с простого, как я всегда учила тебя...
  - Но здесь нет облаков материи, к которым можно обратиться! Ни одного, чтобы потренироваться связываться с ним и управлять.
  - Да, Лури будет чуть сложнее, сразу урок номер 8. Коснись сущности бытия иного плана, не проявленной материи, а ее образа. Того образа, что скрыт в резервах этой Вселенной. Скрыт, не проявлен, но доступен тебе. Ты же богиня, дочь Демиурессы. Не ты ли заявила это одному капитану?
  
  Вся горя от стыда, Лури попыталась совершить рывок "через не могу". И именно этот рывок был, похоже, недостающим звеном цепи. Луриэна сразу же ощутила, как одна часть её все еще висит в Пустоте. А другая окунулась в бескрайний мир потоков квазивещества другого измерения. А если сказать точнее, она ощутила непрерывную циркуляцию непроявленных энергий, всевозможные течения, реки, ручейки, озера, моря, океаны и целые сонмы. Понять в точности, чем они были и где они были, ей так до сих пор не удавалось. И тем не менее "где-то там" они существовали. Переведя на язык простых людей, можно было бы привести пример такого рода: старшие боги, а точнее демиурги, разумеется, представляли что это за энергии, как они устроены, каким образом пополнять их запас и не давать разбегаться, а самое главное как именно и где создать то великое и скорее даже гигантское хранилище, где всё это великолепие обитало. Если подумать, то пожалуй, это и было самым значимым.
  
  Вот только ни малейшего понимания всей этой надмировой энергетики у Луриэны не было. Но это ни капли не мешало ей заглядывать в тот самый почти бесконечный резерв и пополнять из него свои более чем скромные энергетические запасы. Разница между ней и мамой была даже больше, чем между профессиональным авиаконструктором, прекрасно знающим, как повлияет изменение формы самолёта или крыла на аэродинамические характеристики, и пугливым ребёнком, первый раз пытающимся сесть на трёхколёсный велосипед и опасающимся опрокинуться вместе с ним и пребольно удариться. Естественно, и понимание того, как устроен его простенький драндулет, нехитрый по сравнению с самолётом или с современным космическим шаттлом, у юного создания пока ещё отсутствовало. Тем не менее, при должном пригляде взрослого, малыш вполне мог освоить управление своей техникой, совершенно не погружаясь в такие научно-технические дебри, как тонкости изготовления металла и пластика, не задаваясь формой древнего изобретения - колеса и не задумываясь о том, что у этого детского чуда есть и старшие собратья, куда более сложные по устройству и эффективные по возможностям.
  
  Ни ребёнку, ни Лури не были ведомы дебри и нюансы за пределами тех, что им помогли узнать заботливые родители.
  
  Осторожно, словно черпая ложкой манную кашу, Луриэна создала полусферу и зачерпнула ей непонятного квазивещества. Однако, нерегулярность практики сказалась. Вещество из другого мира упиралось и черпаться не хотело. Юная богиня увеличила усилия. Потом, видя, что оно не поддаётся, она увеличила усилия ещё на порядок, потом на два, потом..., потеряв терпение, врубила практически всю свою полную мощь, и увеличила усилия где-то ещё на сто порядков... Неожиданно квазивещество зачерпнулось легко как каша ложкой.
  
  Радостная от того, что у неё наконец-то что-то получается, Луриэна плюхнула большую ложку гипервещества в проявленный мир. К слову сказать, ОЧЕНЬ БОЛЬШУЮ ложку вещества. Настолько большую, что когда до Лури дошло, что она сделала, ей очень захотелось сбежать куда-нибудь за триллион световых лет, нет лучше за квадриллион, громко крича "Мама!!!" Так часто поступают маленькие дети, когда опрокинут тарелку с кашей или иным образом набедокурят.
  
  В мире светлых непроявленных энергий "ложка с кашей" выглядела вполне себе небольшим безобидным шариком. Во Вселенной, где юная богиня совсем недавно путешествовала со сварливым немолодым капитаном, всё выглядело несколько иначе. Шар гипервещества диаметром в 50 миллионов световых лет. Гипервещества, чья энергонасыщенность превышала все мыслимые пределы. Объект из него размером с некрупную звезду был напичкан энергией как средних размеров галактика. А Лури умудрилась вытащить из непроявленного объект, по сравнению с которым сами галактики были как самые мелкие карлики рядом со сверхгигантами. И не важно речь идёт о людях или о звёздах, к примеру.
  
  От шока начинающая богиня выпустила сие чудовище на волю, потеряв над ним контроль. Однако, в последнее мгновение, осознавая, что это единственный шанс на спасение для жителей всех близлежащих галактик, она сумела зашвырнуть свой "крупный мячик" прямо в середину Великого войда. При самом тщательном анализе произошедшего, впоследствии ортодоксальные богословы полагали, что без вмешательства Создательницы не обошлось. Что ж, спорить не станем, очень может статься, что они были правы.
  
  //
  
  Капитан Джор Райтон был немного на взводе. Он не знал, откуда идет это чувство. Вернее догадывался, что идёт оно от девушки, что практически неподвижно зависла неподалёку в огромном Ничто. Так она висела уже довольно долго. Если быть точным, уже четвертые сутки. И ничего не происходило.
  
  - Да чтоб тебе! - Рявкнул капитан сам на себя. - Ну висит себе и висит, тебе-то что? Ну медитирует, ну странно, да. Но ведь не...
  
  И вдруг он каким-то странным шестым, если не седьмым чувством ощутил катастрофу. Он не знал, что, как, что произошло, но ощутил, что случилось нечто настолько грандиозное, настолько невообразимо фантастическое, что в идеале нужно было срочно сматывать удочки ещё в день знакомства с этой самой "леди Шайн".
  Дав задание компьютеру сделать общее сканирование, через полторы минуты он уже сидел в шоке, с отвисшей челюстью. Прибор дальней космолокации неожиданно высветил контуры какого-то непонятного объекта в войде. Расстояние до объекта было громадным - 175 миллионов световых лет. И можно было бы с чистой совестью наплевать на этот объект в виду громадного расстояния, если бы не три "но". Во-первых, размер объекта - 53 миллиона световых лет в диаметре, нет - уже 53,5 миллиона. 53,7; 53,8; 53.9. Объект рос с такой скоростью, что от этого челюсть капитана сводило уже не от шока, а от ужаса! Он увеличился в размере на диаметр галактики "Сиреневые нити", который тоже составлял полмиллиона световых лет, и это было за какие-то считанные минуты. Такая скорость роста была даже теоретически невозможной. У вещества есть ограничение по скорости движения, именуемое "скорость света". Во-вторых, капитана ошарашивал сам факт существования данного объекта. Ни на одной из звёздных карт его никогда не было. Проглядеть такую махину было в принципе невозможно. У него и масса, и диаметр были слишком громадными, чтобы можно было допустить промашку миллионов, если не миллиардов капитанов, когда-либо за последние тысячелетия летавших в этой части галактики. В-третьих, энергетическая насыщенность объекта, по данным приборов. Она была ТАКОЙ, что компьютер моментально выдал расчет. Если эта ХРЕНЬ взорвётся, от СОТЕН близлежащих галактик не останется даже пыли. Это было что-то вроде зародыша БОЛЬШОГО ВЗРЫВА, но правда в миниатюре. Речь о том, чтобы уцелели "Сиреневые нити", когда при взрыве может разнести целые сотни галактик, даже и не стояла. Бежать? Интересно куда и хватит ли скорости?
  
  Компьютер снова произвел сбор информации об объекте и скорости его разрастания. Вот уже 57 миллионов световых лет. Если это разрастание будет происходить такими темпами, то миллионов лет не потребуется. Всё будет уничтожено через дни, если не через часы. Такое было невозможно, но этой штуковине было, чувствуется, плевать на законы физики, скорость света и тому подобную ерунду.
  
  И откуда-то капитан знал, вернее догадывался, кто всему виной...
  
  //
  
  - Мама! - Лури была просто в неописуемом ужасе от содеянного. - Мне стыдно это говорить, но мне нужна твоя помощь...
  - Вот и не говори! Ты ведь у нас уже вроде как совершенно взрослая, ну там, чтобы с мальчиками встречаться, например. Или отправляться с головорезами перевозить украденные запчасти или секретные документы. Это же РОМАНТИКА, а то как же. И чтобы мама НЕ СМЕЛА, я цитирую, именно НЕ СМЕЛА, лезть в твою личную жизнь и личные дела. Как ты думаешь, дочка, я вправе предоставить ПОЛНУЮ самостоятельность одной соплюхе, если она НАСТОЛЬКО не контролирует собственные силы? Ведь промахнись ты всего на один порядок еще и мне нечего было бы спасать в близлежащих окрестностях. Шарик размером в полмиллиарда световых лет местные "нити" и "стены" бы не выдержали, их бы просто стерло из мироздания в одно мгновение. Вместе с галактиками "Сиреневые нити" и твоей любимой "Арфой" и ещё десятком других, где ты и компания привыкли куролесить. Осознала, что если бы не мама, твой возлюбленный Мэй От из личности реально существующей превратился бы в сугубо историческую?
  - Мама! - Умоляюще прошептала сейчас совсем не дерзкая и не взбалмошная, а невероятно ПОСЛУШНАЯ дочь. - Ты ведь можешь все исправить, да?
  - Лури, я много что могу. Однако! - Голос Демиурессы неожиданно стал жестким. - Исправлять все будешь ты! В конце концов, это урок. И в уроке не будет никакого смысла и ты так ничему и не научишься, если делать все за тебя буду я. Заварила кашу - кушай! Ложка у тебя есть! А если сломалась, сотвори новую, не вижу вообще никаких проблем. И мотивация к прилежанию НА ЭТОТ РАЗ у тебя будет высокой как никогда. Приступай! И успокойся уже! - Продолжила Рада, чуть смягчаясь. - Я рядом с тобой! И буду, разумеется, давать подсказки. Кроме того, ты раньше была куда смелее. Сейчас не время впадать в панику! Время действовать и исправлять ошибки! Поехали?
  - Да, да, всё! Я спокойна! - Луриэна сделала особый жест в своей материальной форме. Жест концентрации.
  - Давай ещё раз, Лури! Время ещё есть! Успокойся... Ещё больше успокойся. Отпусти сейчас то, что ты натворила. Отпусти говорю. Будешь дёргаться, будет хуже. Спокойнее... Ме-е-едленно входи в состояние концентрации. Чувствуешь обе части себя?
  - Да, мама!
  - Попробуй коснуться той энергии, что ты выплеснула в этот мир.
  - Но её так много!
  - Разумеется, не всей за раз. Урок 1. Коснись какого-нибудь облака материи и попробуй им манипулировать. Это азы, с которых советую тебе начинать всякий раз пока что.
  - Я чувствую! Да, вот небольшое облако, которое отшвырнуло выбросом гиперматерии. Цоп, поймала! Попробую поменять форму. Да! У меня получается!
  - Отлично! Возьми его полностью под контроль. Взяла?
  - Да!
  - Зашвырни его в энергохранилище, из которого ты недавно вытащила эту махину.
  - Не получается!
  - Представь что ты делаешь реальное вещество всего лишь мыслью о нём. Реальное и явное становится "туманом бытия", не более того.
  - Всё равно не получается.
  - Должно получиться, ты не забыла что права на "отступить и прийти попозже" у тебя сейчас нет?
  - Не забыла... - Грусто протянула Лури. - Мам, может...
  - Не может! - Отрезала Демиуресса. - За тебя делать работу не стану! Вернее есть один вариант. Если доведёшь ситуацию до гибели смертных и мне придётся вмешиваться в темпоральные потоки, будешь лишена сил в наказание. Скажем, на двадцать миллионов лет. Между прочим - это мой долг как хранительницы этого Мультиюниверсума - гнать поганой метлой подобных "чудо-творцов" подальше и блокировать им возможности сотворить нечто подобное. Во избежание массовой гибели разумных существ и разрушения миров. Не припомнишь, кто тебе говорил, что тебе рано что-то творить в проявленной вселенной? Что твой удел пока - это учебные пустые миры.
  - Говорила, мама... Но я хотела как лучше.
  - Ага, денег заработать для будущей семьи. Сотворив себе несколько планет и "прихапав" их в собственность. Обалдеть просто!
  - Чем тебе не понравился мой план?
  - Дай-ка подумать! Во-первых, честностью по отношению к смертным. Если живёшь как смертная, то должна по идее работать, учиться и зарабатывать денежку медленно и постепенно как все. Во-вторых, раз уж ты решила заняться "читерством", то надо это делать умеючи. А реализация твоего плана, пока меня что-то... не впечатляет. Вернее в каких-то аспектах даже слишком впечатляет. Предполагается, что вот ЭТО вот, я должна теперь за тебя ликвидировать, так как ты предприняла пару попыток и лапки свесила. Ну и в третьих, пожалуй, тебе не кажется, что для богини подобный образ мышления мелковат как-то? Ты хоть раз видела демиургов, творящих миры, потом вешающих на них таблички и торгующих планетами?
  
  От стыда Лури стала пунцово-красной. Мама вполне обосновано разнесла весь её дурной на голову план, причём дурной во всех аспектах: моральные принципы, продуманность и наконец главное - его реализация. Но отступать было уже поздно. Конечно, Луриэна знала в глубине души, что мама не позволит погибнуть жителям близлежащих галактик, она слишком милосердна для этого. Но вот она сама рискует получить наказание, быть лишенной сил на долгие эоны и превратиться в позорное напоминание самой себе о том, кем она могла бы быть, но так и не стала. Как она в глаза даже не Мэю посмотрит, а тому же капитану Райтону. Даже он посмеётся над дурочкой, что требовала распахнуть ей двери шлюза, чуть не доведя капитана до инфаркта своей настойчивостью. А уж если Мэй узнает, как и за что её лишили статуса богини. Возможно он и не отвернётся, он ведь встречался с ней и не подозревая до этого, кто она такая. Но как она сможет жить дальше после такой пощёчины.
  
  "Нет, это невозможно!" - Мысленно выкрикнула Луриэна. В душе её проснулась злость на саму себя. - "Я всё исправлю, чего бы мне это не стоило."
  
  - Поспокойнее! - Припечатала её Демиуресса. - С такими эмоциями других дел наворотишь. Исправишь одно, испортишь другое...
  - Хорошо. Я спокойна. Уфф-ф-ф... Так, с чего начнём?
  - Да, всё с того же. Возьми под контроль какое-нибудь материальное облачко и зашвырни его обратно в резерв. И да, пока ты тут "самокопаешься", размер "шарика" составил уже 75 миллионов световых лет. Я и так нивелирую гравитационное воздействие этой махины, иначе бы галактики давно сорвало со своих мест. Так что это всё ещё урок, считай. Была бы реальная практика - незачёт был бы сразу гарантирован.
  - Я просто не ожидала, что оно таким здоровым получится.
  - Знаю. Пока мы, болтаем, размер шарика уже 78 миллионов стал. Продолжим разговор?
  - Нет, я всё... Я приступаю.
  
  Луриэна выкинула из головы всякую чушь о своих планах, прошлых обидах на маму, которая как ей казалось слишком жёстко её опекала. Теперь она наконец-то поняла, почему. Да уж, представила бы она себе другую такую же чудо "создательницу", обладающую подобными силами и вместо сотворения, крушащую всё направо и налево. Да с такими "творцами" никаких тёмных богов не надо. Разнесут всё на атомы и отполируют радиацией, чтобы уж наверняка. И вот теперь в роли подобного "чуда в перьях" она сама.
  
  Самое то, что обидное, человеческие-то специальности она освоила. Причем сразу две. И не была в них полной бездарью. Училась, пополняла копилку знаний, применяла знания на практике. Всё получалось. С креаторными силами связываться было безусловно на порядок опаснее, точнее на много порядков опаснее. Но если знаешь, что делаешь... Кстати, она ведь знала. Просто досадная ошибка в оценке собственных сил и возможностей выбила её из колеи на время. Она как дурной былинный богатырь шарахнула со всей силушкой и в результате... А теперь никак всё не может собраться и шарахнуть ещё раз, но в обратную сторону.
  
  То есть потенциально то, все необходимые силы у неё есть, надо лишь поверить в себя и на сей раз всё сделать как положено. И мама ей о том же только что говорила: "Прекрати панику... сосредоточься... успокойся..." И всё получится.
  
  - Начали! - Выкрикнула Луриэна и схватила ближайшее облако гиперматерии.
  
  Даже не задумываясь как, а каким-то наитием она зацепила это облако и зашвырнула его обратно, туда в нематериальное.
  
  - Ещё раз! - Услышала она голос мамы откуда-то издалека.
   Луриэна повторила процедуру с другим облаком, потом с третьим, четвертым, пятым...
  
  - Теперь попробуй осознать и ощутить, что ты только что сделала. - Снова пришла рекомендация от мамы.
  
  Луриэна попробовала. И как это часто бывает. Пока стучишь по клавиатуре не глядя или идёшь или едешь, то всё получается. Стоило задуматься, бам-с. "И действительно - как я это сделала?"
  
  - Дочь, я не просто так обратила твоё внимание. Тебе сейчас нужно будет трансформировать процедуру, иначе ты такими облачками этот "шарик" будешь разбирать до тепловой смерти вселенной.
  - Ма, а как же люди, что тут живут? Ну когда тепловая смерть наступит.
  - У тебя ещё остались силы на глупые вопросы? Во-первых, это выдумка кое-кого из людей. Никакой тепловой смерти не будет. Бесконечного расширения тоже. Есть механизмы, которые этому препятствуют. Они очень долгого действия, поэтому люди попросту не успели осознать факт их наличия и принципы работы. Во-вторых, если мир действительно будет по каким-то причинам разрушаться, смертные просто уйдут порталами в другой мир, который будет для них подготовлен. Я своих не бросаю. В-третьих, тебе не кажется, что ты снова отвлеклась? Задача-то у тебя несколько иная.
  - Да, да, я помню! Вернуть этот шарик туда, откуда он взялся. Вот только он малость слишком большой...
  - Когда ты его оттуда сюда вытащила, у тебя это как-то ведь получилось?
  - Ну, в общем, да...
  - Значит сможешь провернуть и обратное.
  - Я постараюсь.
  - Попробуй, как мы когда-то тренировались, увеличить охват. Захвати область материи побольше.
  
  Луриэна сосредоточилась и ухватила сгусток гипервещества размером с приличную звезду.
  
  - Кидай в резерв!
  - Есть, капитан!
  - Поёрничай мне ещё! - Старшая богиня усмехнулась. - Время, время! Не забывай, пока ты тут ёрничаешь, у шарика диаметр уже 97 миллионов.
  
  "Звезда" из гиперматерии тут же молчком полетела в резерв. Потом ещё одна. И ещё.
  
  Увы, размер вытащенного сгустка был столь огромен, что шариками размером со звезду, его убирать можно было невообразимое количество лет и так и не достигнуть результата.
  
  - Лури, ещё больше. Не чаще кидай, а большую область захватывай.
  - Хорошо. - Луриэна напряглась изо всех сил, но всё что она смогла это ухватить примерно один процент от большого шара.
  
  Как она дальше не пыжилась, ничего не получалось.
  
  - Нормально! Кидай этот шар куда и предыдущие.
  
  Напрягаясь изо всех сил, юная богиня с огромным трудом переправила свою увесистую ношу обратно в резерв вселенной.
  - Ещё.
  - Что? Мама, да я сейчас загнусь.
  - Убавь размер вдвое от предыдущего. Ну что, получилось? Бросай.
  - Получилось.
  - Продолжай!
  
  После полсотни таких сгустков вещества, каждый из которых размером был в несколько раз больше галактики, Луриэна, образно выражаясь "взмокла". Внешне это никак не проявлялось, в вакууме пот с тела сразу улетучивался. Но вот по ощущениям. Представьте, что Вы привыкли к сидячей офисной работе. И вдруг Вам поручили перенести тысячу кирпичей. Работа не запредельная, но побегаешь. И после привычной нагрузки, где ничего тяжелее пачки А4 не поднимаешь, вдруг неожиданно начать таскать увесистые предметы да в больших количествах. Чем дальше, тем сильнее подобная нагрузка будет давить на непривычного к ней человека.
  
  Вот и Луриэна ощутила нечто подобное. Но возмущаться, что-то требовать или тем паче капризничать она не смела. Она прекрасно осознавала, что может произойти, если она ничего не сделает. Большой БУМ.
  
  Поэтому стиснув красивые зубки, молодая богиня продолжала работать грузчицей. Шары из гипервещества один за другим летели в небытие. Пару раз она попробовала взять груз побольше, чтобы ускорить процесс, но чуть не надорвавшись, поняла, что ни к чему перегружаться.
  
  Весь процесс больше напоминал опрокинутое по неумелости ведро с водой. И теперь предстояло с тряпкой убрать эту "воду" с глаз долой. Работа куда более муторная и долгая, чем взять за раз ведро, принести и... опрокинуть. Но ничего нереально в этой уборке не было. Тяжело просто с непривычки. Тем более что каждый заход был больше похож не на тряпку с водой, а на перетаскивание кирпича. А если быть точнее, то было нечто среднее. Взять контроль над разбегающимся облаком материи - это сродни вытиранию тряпкой лужи на полу. А вот потом, когда вещество оказывалось уже под контролем, его перетаскивание и бросание больше напоминало уже аналогию с кирпичом.
  
  Когда от "большого монстра" остались лишь жалкие обрывки, старшая богиня наконец-то смилостивилась.
  
  - Вижу, ты подустала, дитя! У меня предложение: я остаток так и быть немного "окультурю", чтобы он не разлетелся куда попало и не пожёг близлежащие галактики. Экранирую и гравитационное воздействие пока.
  
  Демиуресса несколькими лёгкими даже не взмахами, а скорее "тенями мысли" произвела все необходимые манипуляции и снова обратилась к дочери:
  
  - А ты иди, отдохни, тут у тебя каюта недалеко припасена. Запасливая ты наша! - Усмехнулась Демиуресса.
  
  Всё на что хватило Лури это вяло промурчать: "Спасибо, мама!" и в сомнабулическом состоянии отправиться к кораблю. По счастью, капитан несмотря на все творящиеся вокруг бесчинства, честно соблюдал свой контракт.
  
  Луриэна пообещала Кэпу ответить на все вопросы завтра, а сейчас незамедлительно отправилась в персональную каюту.
  
  Немногим ранее, капитан и старпом, увидев взмокшую от пота девицу, явившуюся из открытого космоса без какого-либо скафандра, коротко переглянулись между собой.
  
  
  Здесь пропущу кусок, про то как "леди Шайн" пыталась объяснить капитану то, что сочла нужным объяснить. И что это была всего лишь "разминка" перед основным действом. И что она ушла делать вторую часть. Капитану мысленно уже поплохело. Он судорожно пытался вспомнить, что именно и кому он оставил согласно завещанию. Ладно шучу, капитан оказался человеком слова, и корабль остался висеть, где висел. Кэп понял, если рванёт, то ему уже не спастись. Ну а если не рванёт, значит слава Создательнице, можно спокойно жить дальше. И всего делов! )))
  
  А если совсем кроме шуток, то попытка ?2 сотворить кусочек мира ...
  
  Луриэна как и в первый раз висела в пустоте. Но на сей раз она была предельно спокойна. На то был целый ряд причин. Во-первых, прежде чем начать что-то делать, она воспользовалась советом капитана и помедитировала в каюте. Потом продолжила тоже самое уже в космосе. В итоге, ни страхов, ни обид не осталось. Всё её существо наполнила сосредоточенность. Кроме того, Луриэна знала, что в опасный энергетический резерв лезть не нужно, так как должное количество вещества для строительства болталось по Великому когда-то войду, да ещё и с запасом. А останется что лишнее, как это лишнее зашвырнуть обратно "в никуда", она уже знала - натренировалась. А как работать с облачками материи разного размера - вот это как раз вопросов не вызывало. Помнится, ей удавались довольно сложные штуки. Ну и потом, не покидало и ощущение, случись уж что совсем нехорошее - мама рядом, если и не сделает всё за неё, то хотя бы даст дельный совет. А это - очень большое дело для начинающей богини! Сразу резко прибавляет уверенности в собственных силах.
  
  Итак, сосредоточенность, тишина, пустота, спокойствие... Внутренний взор начал неспешный перебор объектов вокруг. Звёзды, галактики, гигантская пустота. И упакованные в кластеры сгустки гипервещества. Они не были разбросаны, распылены, не пытались разлететься и что-нибудь прожечь. Напротив, они мирно висели, словно набор кирпичей для строительства. Тёплое чувство всколыхнулось в душе Лури.
  
  - Мамочка! Спасибо тебе огромное! Так я точно справлюсь!
  - Не за что! - Пришёл ответ ото всюду и из ниоткуда. - Дерзай! - Казалось эти слова ей сказала сама Вселенная. Да так по сути оно и было. Их произнесла хозяйка Мегамира, куда эта Вселенная входила лишь малюсенькой точкой, куда меньшей чем любая планета в рамках самой этой Вселенной. И от осознания такой поддержки Лури уверилась в успехе.
  
  Вновь тишина, пустота, спокойствие... Всё что нужно для строительства есть. Почти. Не хватало какой-то связующей идеи, той что обеспечила бы красоту и гармонию будущего процесса. Девушка покрутила в голове разные варианты. Статичные картины не давали динамику процесса. Иные же, что были динамичны, например, голограммы из памяти - имели слишком рваный ритм и сюжет, и гармония в них не намечалась даже в проекте. К некоторому удивлению юной богини, её разум зацепился за музыку. Сочинения простых смертных оказались вполне пригодны как гармоничная основа для её собственных творений. И вот она нашла... То, что искала.
  
  Это не было занудной классикой. Это не было жестоким хэви. Это не было замудренной или напротив чрезмерно простой мелодией из современного ей мира. Музыка пришла к ней из мира другого, возможно в чём-то лучшего или худшего, с таинственной древней планеты под названием "Земля", планеты, что когда-то где-то возможно и существовала, но было это триллионы лет назад. Что сталось с ней - неизвестно. Где затерялась она в бесконечной ночи? Кто знает... Но музыка из древнего мира пришла к юной богине игнорируя пространство и время. Возможно это была ещё одна подсказка от её мамы и первое своё творение она создавала именно под эту мелодию. Увы, это осталось за кадром... Но факт, остается фактом. Мелодия её захватила. С первых нот.
  
  Исчезли пустота и тишина, казалось весь мир пришёл в движение.
  
  Неожиданно Лури оказалась в самом центре творимого ей Мироздания. Да оно не было запредельно огромным. Это был всего лишь маленький кусочек Вселенной. Но пустой. И в нём предстояло сотворить четыре новых пламенеющих диска. Почему четыре? Всё просто - ей вспомнился клевер. Простое четырёхлистное растение, произрастающее на одной из планет. Кстати, по легенде оно пришло туда с той самой древней Земли. И Лури, как все девчонки была сентиментальна. Ей нравился клевер, и по этой сверхзначимой причине она решила, что новых кусочков мироздания она создаст тоже четыре. Хотя никто не мешал создать сорок или четыреста. Но зачем? Четырех вполне достаточно.
  
  Итак, мир перестал быть пустым, он бешеным вальсом закружился вокруг неподвижно застывшей фигурки в самом центре него. Или наоборот фигурка кружилась подобно волчку в статичном мире. Росчерки ярких огней сорвались откуда-то и прорезали окружающее пространство. Когда они выстроились в заданную позицию, всё рвануло с неимоверной силой, правда не за раз, а постепенно волнами и веерами, образуя изумительной красоты феерверки. И у этого чуда собралась и публика. Правда наблюдателей, вернее наблюдательниц было всего две. Касательного остальных можно было сказать, что самая красота промелькнула мимо них без следа. Приборы были не в силах передать всего великолепия. А их собственное зрение, основанное на простых фотонах имело все шансы увидеть что-нибудь лишь много миллионов лет спустя. А потому они пребывали бедные, в блаженном неведении, а может и счастливом, не подозревая даже, что совсем рядом от них, по космическим меркам, конечно, творится самое настоящее светопреставление. В миниатюре. Конец света? Ничего подобного! Его начало!
  
  Наконец первая волна сполохов завершилась. Вещество, которое надлежало применить для строительства, приобрело формы четырех гигантских чуть светящихся облаков. И так оно должно было бы висеть по меньшей мере несколько миллиардов лет. Однако, женщины порой столь нетерпеливы. И Лури включила перемотку.)))
  
  Вернее это было чуть-чуть по другому. На четыре облака были наброшены четыре временных контура. Уж чему-чему, а подобному баловству мама дочь обучила. Далее когда облака оказались полностью окружены темпоральными ускорителями, Луриэна начала медленно разгонять содержимое. Поскольку махины получились приличных размеров, то сразу они закруживаться неспешили. Но понемногу ускорение нарастало. Вот уже за один час в реальном мире в этих замкнутых пространствах пролетало по 100 тысяч лет. Вот скорость составила сотни миллионов. Больше было и не нужно. Следовало вовремя остановить процессы, словно варимые в гигантских котлах. Стоило перестараться и пришлось бы всё делать заново.
  
  Кстати, не надо думать, пока оно там кружилось и вертелось, что Луриэна просто стояла и размышляла о своём о девичьем. Не-а. Она постоянно управляла процессами, что происходили там. Вызывала то процессы распада, то объединения, то зажигала звёзды, то гасила их. В принципе многое происходило естественным путём, но во многое она успевала вмешаться и вмешивалась. Ей были неинтересны скучные простые галактики.
  
  Наша практичная юная богиня, что получила от мамы нагоняй за меркантильность, решила всё же поэтапно реализовать свой план, а потому способствовала сейчас всеми силами, чтобы на планетах, астероидах и прочих доступных для непосредственного соприкосновения объектах образовывалось побольше редких элементов и соединений. Конечно, в дальнейшем нужно будет наладить их добычу, на поверхности ничего валяться не будет. Но это, честное слово, такие пустяки. С этим и обычные люди справиться могут. А Вы попробуйте сотворите из по сути ничего множество звёзд, планет и целых четыре новых галактики. Сможете? Вот то-то же! А Луриэна могла себя наконец-то с гордостью поименовать специалистом аж в трёх категориях.
  
  Специалист по дальней космической связи первого ранга. Специалист по ремонту средних и малых космических кораблей второго ранга. И наконец специалист безо всяких рангов по изготовлению галактик. Да, неплохо было бы иметь именно по последней специальности что-то вроде первого ранга. Или хотя бы второго. Но в виду отсутствия толковых мастеров данной специализации практичные жители окрестных галактик вполне согласились бы и на ученицу. Правда, э-э, с небольшой поправочкой. Перед очередным обращением Лури к неведомому для смертных энергорезерву Вселенной у действительно разумных созданий были обязаны найтись какие-нибудь срочные дела примерно в двух миллиардах световых лет от точки конструирования. А вот уже после можно было вернуться и внимательно ознакомиться с тем, что у неё получилось.
  
  Жаль, искренне жаль, но никто в окрестных мирах не обладал ни должной скоростью, ни опытом подобных сверхдальних перелётов. А потому творческий процесс молодой богини оставался для них смертельно опасным. Одно неверное движение. И... БУМ!
  
  Кстати, БУМ! Это столкнулись два облака гипервещества о которых Луриэна позабыла, увлеченная творящимся перед её восхищенными глазами священнодейством. Рвануло знатно! Но далеко. К счастью. Это напомнило особенно разумным наблюдателям, что при работе особенно молодых богинь, настоятельно рекомендуется оставаться именно разумными наблюдателями, но никак не участниками происходящих процессов.
  
  Однако, ранее накопленный опыт в отправлении всякой гадости на другой план бытия оказался для юной богини весьма полезным. Даже не отвлекаясь всерьез от своего шаманства с галактиками, Луриэна зашвырнула осколки от взрывов и ещё парочку опасных облаков прочь с этого плана бытия в резервный.
  
  Постепенно процессы в темпоральных ускорителях тормозились. Бешеное вращение спиральных рукавов становилось всё меньше похожим на равномерный круг. Наконец, можно сказать они остановились. Полной остановки, разумеется, не произошло, но их нынешняя скорость была ничтожно малой по сравнению с той, что только что там была.
  
  Осмотрев "изделия" божественным дальновидением, Луриэна выделила несколько областей, в которых планеты богатые теллурионом встречались особено часто. Теллурионом называли один высокоэнергетический ресурс, который использовали в энергостанциях близлежащих галактик и даже грамм его стоил баснословных денег. В общем, юная и весьма практичная молодая богиня достигла искомого - запас ценных редких минералов был ею создан, что называется, "по щелчку пальцев".
  
  Осталась одна проблема - добраться. Увлеченная процессом творения она немного забыла о расстояниях и сейчас получилось, что до ближайшей из ЕЁ галактик, аж 35 миллионов световых лет. А это было довольно приличным расстоянием.
  
  Впрочем, устало выдохнув, и не забыв поблагодарить маму за помощь, Луриэна сочла, что уж с такими пустяками её доблестный наёмный капитан ей справиться поможет.
  
  Продолжение следует...
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"