Ленская Маргарита: другие произведения.

Река незабвения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Маска спасёт ненадолго. Позади разъяренная толпа, впереди неизвестность. Силы тают, а стена так и не открылась. Похоже, сорок шестой не добрался до цели. Эта ошибка станет последней, в прежний мир я уже не вернусь.
  
  
  
  ***
  
  
   'Любимая. Пишу эти строки и словно наяву вижу милые голубые глаза. Верю, пока ты ждёшь, меня не заденет стальное жало войны. Здесь грязь, кровь, люди с малолетства обречены считать прожитые дни. Каждую секунду, миг за мигом, по глотку выпивают жизнь, словно путники в жаркой пустыне. Самое страшно сознавать, что здесь никому нельзя помочь, я одинок и бессилен. Жду того далёкого дня, когда смогу вернуться домой, обнять, раствориться в свете твоей солнечной улыбки...'
  
  
  
   Голос Юли дрогнул. Рука с картонным прямоугольником письма бессильно опустилась, словно слова неведомого автора были сделаны из свинца.
  
   - Где ты его нашла? - спросил Володя. Светло-серые прозрачные глаза его блеснули над марлевой повязкой.
   - В шкафу, среди старых платьев. - Юля бережно сложила письмо. - Перебирала вчера. Надо с утра отнести на переработку, хочу на фабрике новые наряды заказать. Выгребла всё добро, а в углу на нижней полке обнаружила это письмо. Ни адреса, ни имени, лишь эти строчки от которых у меня до сих пор ноет сердце, будто что-то безвозвратно потеряно. - Девушка коснулась горла. - Эта авария... после неё всё изменилось. Прости.
   - Отдай мне письмо, - потребовал Володя.
   - Зачем? - удивилась Юля. Собеседник вдруг резко подался вперёд и выхватил конверт из рук. - Володька, ты что, сдурел? - Возмутилась девушка. Он в ответ снял маску и расплылся в улыбке, сверкнув белоснежными зубами.
   - Мне важен твой покой, дорогая. А если послание вселяет тревогу и мешает позитивному настроению, то его нужно уничтожить. Ты же помнишь закон. Только радость и удовольствие спасёт мир. Забудь, наверняка тряпьё осталось от прежней хозяйки.
   - Думаешь, - Юля потёрла лоб. - Почему я ничего не помню?
   - Скоро всё восстановится милая, отдыхай. - Володя незаметно скомкал письмо и сунул в карман. - Иди сюда, мой волшебный поцелуй прогонит все твои тревоги.
   - Ой, перестань, ну, хватит, - засмеялась Юля уворачиваясь. - Знаешь, ты какой-то другой без маски, зачем её вообще надевать?
   - Да так привычка. - Володя помрачнел и отвёл глаза. - Ладно, мне пора в клинику, увидимся вечером. Отдыхай дорогая.
  
  
   Он нежно потрепал девушку по плечу и вышел из комнаты. Юля вздохнула, было немного жаль потерянного письма. От написанных крупным, немного корявым почерком строчек веяло чем-то знакомым, волнующим. В памяти всплывали незнакомые лица, голоса, узкие тёмные улочки. Юля подошла к окошку, порылась в сумочке, маленькое зеркальце отразило бледное лицо со смешными веснушками на носу. Даже улыбка не скрывала беспокойство в глубине синих глаз. Привычный, знакомый с рождения мир вдруг показался чужим, письмо снова всколыхнуло былые сомнения.
  
  
  
  ***
  
  
   Стоя у окна, я наблюдал, как ветер разносит по грязноватому переулку обрывки старого паспорта. Красные ошмётки прежнего существования растаскивали растрёпанные вороны, фото припечатал сапогом небритый дворник. Сегодня я умер. Когда контракт закончится, выдадут новый паспорт. Там будет стоять видимая только спецслужбам отметка о бывшей работе, призрачное клеймо на всю жизнь.
  
   Когда неделю назад Витька Сомов неожиданно заявился в гости, я немного удивился. С одноклассником мы не виделись уже лет восемь, поговаривали, что он занимал в мэрии высокий пост, старательно избегая общения с бывшими друзьями по парте. А тут нате вам прикатил собственной персоной на тонированном джипе с бутылкой дорогого коньяка. За рюмкой то одноклассник и предложил поработать на фирму 'Слуги Харона', с хорошими условиями и такой высокой оплатой, что я подмахнул контракт, едва прочитав. Уж очень хотелось быстро, легко и безболезненно вылезти из той дыры, куда меня старательно запихивала жизнь. Ещё и радовался такой удаче, болван! Я, разумеется, слышал о Перевозчиках. Много разного болтали о людях наделённых властью Бога и унижением неприкасаемых. Их боялись и презирали, называли Иродами. Но то, что это и есть сотрудники фирмы 'Слуги Харона' Сомов предусмотрительно умолчал. А потом пути назад не было.
  
   С моим прежним существованием сегодня демонстративно расправились Перевозчики. С завтрашнего дня начнётся новая веха в жизни, надеюсь, я смогу достойно пройти через все испытания...
  
   В конторе нам выдали светло-серые балахоны с изображением песочных часов на спине. Лица скрывали плотные, непрозрачные, чёрно-белые маски, только глаза оставались открытыми. Люди не должны знать, кто приходит за их детьми. Мы вынуждены носить маски, чтобы жить.
  
   Новая работа - персональный ад, для меня и для жителей этого города. Эта неделя показалась кошмаром. Я не мог смотреть в глаза родителей, у которых мы навсегда уводили детей, чувствовал себя палачом. Чёрт бы побрал эту программу! А ведь так хорошо начиналось, под лозунги и рукоплескания награждали ученых, решивших демографическую проблему. Их уже давно нет в живых, а Слуги Харона до сих пор расхлёбывают последствия. Так легко придумать меры предотвращения, и как страшно их выполнять! Детей, на которых выпал жребий, забирали у родителей, сажали в неуклюжие военные грузовики и увозили. Больше малышей никто не видел. Мы провожали их только до базы окружённой широким рвом, заполненным водой, на том берегу, бетонная стена навсегда скрывала отнятых ребятишек.
  
   В конце рабочего дня, мы возвращались в контору, переодевались, на время становясь обычными людьми. Первые дни мне хотелось бежать, спрятаться дома, закрыться, выть от ужаса и боли, но вскоре чувства притупились. В душе воцарилась пустота, стало немного легче.
   - Дерьмовая работа! - Перевозчик номер сорок шесть сплюнул прямо на сверкающий кафельный пол. - Так и загнуться недолго.
  Я согласно промычал, распутывая шнурки на плаще.
  - Неважно выглядишь, друг. На, прими для успокоения души. Тебе паёк ещё не полагается, чисто по дружбе предлагаю. Потом вернёшь когда получишь свою дозу.
  
   Я посмотрел на ампулу. Жидкость разноцветно переливалась, обещая подарить такие же яркие мечты, хоть чем-то заполнить пустоту. Больно полоснуло воспоминаниями:
  
   Слипшиеся белокурые волосы, жёлтая кожа, изуродованная рука с синими венами из-под простыни.
  
   - Передоз, обычное дело, - врач закрыл чемоданчик, сунул в рот сигарету, закурил, со свистом втягивая воздух. - Кто она тебе?
  
   Я словно оглушённый, стиснул между ладонями холодные костлявые пальцы. В них ничего не оставалось от той, прежней, живой и до сих пор любимой. Пустая, никчёмная оболочка. На белой коже моей руки желтели синяки, пальцы оставившие их ещё недавно были тёплыми и сильными, но смерть уже тогда стояла за плечом. Никому не удалось прогнать мрачную тень, да что уж кривить душой, никто и не пытался.
  
   - Так, просто знакомая, - соврал я. Отрёкся от живой, во второй раз предал мёртвую.
   - Жаль, - помрачнел доктор. - Я то думал родственница. Вот ещё маета, придётся теперь дополнительно для вояк бумаги оформлять. Эх, ладно парень иди-ка ты от греха подальше. Или нет, погоди, присядь пока, свидетелем будешь.
   - Мне ничего не известно, - холодно сказал я. - Так просто мимо проходил. - Врач внимательно посмотрел в лицо. Хмыкнул, уронил на пол окурок, растоптал.
   - Иди, - сказал он, отвернулся и заорал в коридор. - Васька, бездельник, давай, грузи у нас ещё сегодня двадцать пять вызовов.
  
  
   - Нет, не надо, - я отвернулся, устало стащил маску, бросил в специальный контейнер. Ампула, могла на несколько часов заглушить боль, спасти сейчас, чтобы медленно убить потом. А мне нужно жить.
  
   Перевозчик номер сорок шесть пожал плечами и сунул ампулу в карман.
  
   - Дурак ты четыреста тридцать пятый, сдохнешь ведь.
  
   Я сглотнул, помотал головой.
  
   - Заграбастала нас конторка, вовек не отмоемся, - зло продолжил напарник, - откуда всё это сыплется? Мой папашка, перед тем как в притоне скопытится, болтал будто бы нам наказание за грехи послано. А, как думаешь?
   - В бедах проще высшие силы обвинять, так себя жальче, - согласился я.
  - С другой стороны по телику вообще болтали, что всё намного банальней. Собралась в правительстве кучка отморозков и закрыла границы. Сидим теперь в родной грязи, всему миру дулю показываем. А может бомбу какую втихаря жахнули. - Напарник посмотрел на меня вопросительно.
  Я промолчал. Там, на границе мы навсегда отучились обсуждать Происшествие. Сорок шестой подождал, пожал плечами и направился к выходу:
  - Ну, бывай, побегу домой, моя поди заждалась. Подарю ей ампулу, раз ты отказался.
  
   С лязгом захлопнулся контейнер, будто сглотнул без остатка сегодняшний день, работа закончена.
  
   Я вышел на улицу, спасаясь от ледяного ветра, поднял воротник. Короткое, холодное лето закончилось быстро и незаметно, будто выдох умирающего. Повсюду камни и грязь, небо разбито многоэтажками на неровные квадраты, о тенистой зелени деревьев напоминали лишь старые названия улиц. Серый, безрадостный мир. Даже солнце редко выглядывало из-за туч, будто стыдилось смотреть вниз на угрюмую землю.
  
   Прохожие торопились домой, я разглядывал их осунувшиеся лица. Кто из них надевал маску Перевозчика, оставив в душе шрам до конца своих дней? Люди подозревали друг друга, заставляя рвать дружеские связи, всё глубже прятались в тесноте панелек, надеясь на чудо.
  
   На большом экране мелькали кадры программы новостей. Привычная картина, выстрелы, искажённые лица, боль и страх. Комментаторы и руководители с уверенностью пророков предсказывали очередной апокалипсис, генералы отдавали приказания человекоединицам. Все они тоже своего рода Перевозчики, вот только их маски давно приросли к лицам, пустив в душах, цепкие корни.
  
   Хотелось бы верить, что где-то может быть тёплое ласковое солнце, улыбки, свободные счастливые дети, живущие без тени Перевозчиков за спиной. Хотелось бы, но думаю мир за рекой давно мёртв.
  
  
  
   ***
  
   Полутьма зала почти скрывала фигуру начальника подразделения Церберов. Перед ним мерцал экран. Собеседник, одетый в чёрно-белую форму хмуро таращился с монитора.
  
  - Как прошла очередная операция?
  - Всё хорошо, - начальник мельком глянул в таблицу в углу визора. - Группа детей доставлена. С ними будут работать корректоры.
  - Вы уж там поаккуратней, не обижайте наших кровиночек.
  - У нас никто никогда никого не обижает, - отрезал начальник. - В отличие от вашего гадюшника.
  Чёрный-белый оскалился:
  
  - Чистенькими хотите быть. Благодетели! Да вы откупаетесь, чтобы совесть ночами не мучила. Сами то в раю живёте, а мы как черви в куче навозной копошимся. Всё из-за ваших экспериментов! Сюда бы вас, к нам...
  - Я присутствовал при начале эксперимента. Хватит уже, нахлебался дерьма в этом мире. Всё было сделано с согласия правительства.
  - Кровососы!
  - Прекратите истерику, - брезгливо прикрикнул начальник. - Сообщу координаторам о тогда и узнаете где на самом деле ад.
   В ответ послышалось невнятное бормотание.
  - Что?
  - Приношу свои извинения, я нарушил ваш позитивный настрой. Больше не повторится, обещаю. Следующая отправка через неделю.
  - Информацию принял, до связи, - начальник потянулся к кнопке. - А вот ещё что. У вас кажется есть доступ к спискам 'Слуг Харона'.
  - Да.
  - Я перешлю данные. Нужна информация о человеке, он должен служить в конторе. Выполните это поручение, и я забуду о вашем маленьком расстройстве.
  - Слушаюсь, задание будет выполнено.
  
  ***
  
  
  
   - Куда ты меня везёшь? - со смехом спросила Юля.
  
   Володя подсадил её на платформу баблбуса. Они сели в ярко-красные кресла и круглый, похожий на гигантский мыльный пузырь транспорт взлетел. Внизу проплывали макушки тополей, мир казался удивительно радужным. Толи настроение у Юли улучшилось толи из-за полупрозрачных, перламутровых стёкол. Салон баблбуса был почти пуст, у окна сидела бабуля в сиреневом спортивном костюме, да весело визжала на заднем сидении стайка школьников. Володя достал карточку, автомат проглотил синий квадратик, пискнул, на табло высветилась цифра два.
  
   - Сегодня на побережье открытие нового парка, - сказал Володя. 'Страна Романтика' называется, рай для влюблённых. Я заказал комнату в бунгало, думаю, нам не помешает немного расслабиться. Пляж, солнце, водичка.
   - А мы влюблённые? - лукаво спросила Юля.
   - Разве нет? - улыбнулся Володя. - Смотри.
  
   Он несколько раз нажал кнопку, выбрал нужные пункты. Посреди салона развернулся подиум, появились голографические музыканты, тронули струны гитар. Полилась томная лирическая мелодия. Володя надавил кнопку на панели, запахло ароматом роз.
  
   - Так, похоже?
   - Красивые декорации, - кивнула Юля. - Спасибо.
   - Я только хотел сказать тебе, - начал Володя и замолчал. Послышался писк минифона. - Извини, дорогая. Да.
  
   Всё больше мрачнея, Володя активировал электронную карту на стене. Разноцветной паутиной вспыхнули маршруты баблбусов. Владимир выделил один, провёл пальцем вдоль зелёной линии, нажал на нужную остановку.
  
   - Мы выйдем на Сиреневой. Жди, скоро будем.
   - В чём дело? - спросила Юля.
   - Какой-то сбой во время приёма группы. Рядом с детьми нашли обугленное тело взрослого мужчины, как он туда попал неизвестно. Психологи уже работают с ребятишками, но требуется опытный корректор сознания. Мне жаль, но поездка откладывается.
   - Ничего, я понимаю.
   - Попробуешь сегодня помочь с перераспределением энергии?
   - Даже не знаю, я только недавно начала работать сенсором.
   - Не бойся, милая, это не так уж страшно. Тем более когда-то нужно приступать к практике.
   - Ты прав. Конечно, помогу.
  
   Владимир кивнул, достал КПК, погрузился в расчёты. Из приёмника выползла карточка, Юля незаметно вынула её и положила в карман.
  
   Баблбус завис над остановкой и плавно опустился вниз.
  
   - Выходим, - сказал Володя.
  
   На стоянке рядом они удачно взяли гелиокар и быстро домчали до Института психокоррекции. Юля уже бывала здесь, знакомые залы, уютные кабинеты психологов. А вот и комната где стояли автоматы-корректоры психики. Для более тонких изменений требовался человек . Володя прошёл мимо, толкнул дверь, в его кабинете ждали двое сотрудников.
  
   - Сколько детей в группе? - спросил Владимир, усаживаясь.
   - Двадцать четыре. Откуда взялся взрослый, не понятно. Отправляющие в курсе, что за пять минут до перемещения никто не должен находиться в радиусе двадцати метров.
   - Вы проверяли, кого набирают для сопровождения?
   - Да ну Вовка, как были воспитатели, так и остались чего там проверять зря только энергию тратить.
   - В течение трёх дней прояснить этот вопрос, - отрубил Владимир. - Первичную коррекцию проводили?
   - Маша сразу же сделала успокоительную терапию. Осталось память подчистить, ввести новые установки. Приёмные родители давно ждут. Уровень стресса, конечно, до сих пор зашкаливает, без вас никак.
   - Хорошо, идёмте.
  
   Дети возились с игрушками в комнате релаксации. Повсюду на стенах резвились рыбки, морские звёзды, даже потолок имитировал волны океана.
  
   Володя показал Юле на кабинку с зеркальными стенами. Девушка улыбнулась детям и скрылась за дверью. Она села в кресло, надела шлем усилитель энергообмена. Монитор показывал психологические характеристики находящихся в комнате ребятишек. Эмоциональное состояние почти у всех было в норме. Юля послала телепатему.
  
   'Мальчики за столиком, проверь в первую очередь их'.
   'Понял, я чувствую стрессовый фон, ох, ты бы видела Юленька что они рисуют! Ставь на усиление, потребуется глубокая коррекция. Начну с того, что постарше'.
  
   Девушка выделила график мальчика, перенесла в отдельный файл. Володя присел рядом с малышами, маленькому сунул игрушку, старшего взял за руку, с улыбкой начал что-то рассказывать. Юля ещё немного усилила приём, график на мониторе заалел, в висках немного ломило.
  
   'Володя, есть контакт, продолжай'.
  
   Картинка несколько раз менялась, желтела, потом снова краснела и так несколько раз. Когда график приобрёл стабильно спокойный синий цвет, и Юля хотела послать сигнал о завершении, в глазах потемнело.
  
   ... Грязная комната. За дверью двое. Слышится хриплый шёпот.
   - Зачем она тебе, Макс. Пока ты куковал на границе, у неё в квартире только ленивый не переночевал. Послушай друга правду говорю, это ты глупыш в любовь и невинность веришь, а она тьфу, дрянь. Не удивлюсь, если колоться начала.
   - Володька, я люблю её, - тихо прошелестел голос.
   - Ну и дурак. Забудь лучше, откажись. Начни новую жизнь, в проекте не нужны хлюпики...
  
   Видение исчезло, тьма рассеялась. Юля со стоном содрала шлем, в кабинку ворвался встревоженный Володя.
  
   - Что случилось?
   - С мальчиком всё нормально? - прохрипела девушка.
   - Да, коррекция прошла блестяще, я только хотел отключить канал, но от тебя пошёл мощный энергетический выброс.
   - Не понимаю, что это? - Юля с трудом встала, покачнулась, Володя подхватил её.
   - Это я виноват, рано было заставлять тебя работать, - он испытующе заглянул в глаза девушке. - Что-нибудь видела?
   - Да так, ничего особенного, - ответила Юля, привидевшийся разговор снова возник в памяти. - Пойду немного полежу в комнате отдыха.
   - Я провожу тебя. - Володя заботливо взял её под руку.
  
   Они прошли через комнату, на столике лежал рисунок. Юля заглянула в него. С альбомного листа смотрел человек в чёрно-белой маске.
  
  
  
  ***
  
  
   Сегодня с меня чуть не сорвали маску. Днём мы забирали пятилетнего кроху, срок его жизни подходил к концу. Мать настойчиво совала карточку, предлагая купить лишние годы, проклинала нас. Рыдая, схватила за плечо, потянула, кричала, хотела взглянуть мне в лицо. Но кто я?! Всего лишь исполнитель чужих приказов. Мой напарник оттащил её, вколол сильное успокоительное, муж унёс обмякшую женщину в дом. Мальчика увезли, а я всё никак не мог забыть её лицо. Из рук всё валилось, мысли путались, на все вопросы, я глупо хихикал и всхлипывал. Руководитель группы, поморщившись, выписал разрешение на досрочное завершение рабочего дня.
  
   - Ступай домой, расслабься.
  
   В хранилище я как всегда сдал амуницию. На этот раз, вместе с пропуском на лотке с моим номером, лежал маленький контейнер. Внутри в пластмассовых держателях покоилась ампула. Вот и я удостоился получения эликсира забвения, как вовремя, будто кто-то заранее знал о происшествии. Должно быть руководитель доложил в контору, что Перевозчику за нумером четыреста тридцать пять требуется срочная ампутация души. Заботливо, но, пожалуй, средство мне не подойдёт. Выберусь из этой грязи как-нибудь без помощи добрых дяденек. Я закрыл контейнер, сунул в карман, пускай дома валяется, чтобы лишних вопросов не задавали. Вот бы разыскать бывших Перевозчиков, заглянуть к ним. Ведь как-то же забыли они этот кошмар, научились жить дальше, конечно, немногие признаются, но чем чёрт не шутит, попробую.
  
   Двери хранилища бесшумно сомкнулись за спиной. Я спустился во двор, обошёл покосившиеся гигантские песочные часы, вошёл в административное здание. Проходя по коридору, заметил, что одна из дверей в кабинеты информационников открыта. Грех не воспользоваться случаем!
   Архив я отыскал довольно быстро, это оказалось нетрудно: информация лежала в свободном доступе. Обычные люди сюда не заходили, контора охранялась как секретная военная база. Конечно, лопухи-операторы расслабились, кому из своих нужны данные о кучке неудачников.
  
   Я просматривал личные дела участников проекта 'Стикс', показалось странным, что все бывшие Перевозчики живут в одном квартале почти на окраине города. Интересно, почему? Их связывают общие воспоминания, возможность расслабиться, снять груз вины? Узнаем. Как закончу работу обязательно туда наведаюсь.
  
  
  
  ***
  
  
   Юля сидела на берегу городского пруда. Она до сих пор не могла прийти в себя. Все её сны, видения оказались реальностью, после случая в Институте коррекции постепенно возвращалась память о мрачном, бесприютном городе. Тёмные переулки, камуфляжники в чёрно-белом, страх. Каждый из них по своей прихоти мог забрать любую жизнь.
   Противоречивые ощущения терзали душу. Юля решила использовать Володину карточку доступа. Пока его не было, она со своего компьютера заглянула в файлы Института. Девушке хотелось побольше узнать о себе, о прежней жизни, о катастрофе в которую попала. Своё досье Юля нашла в папке под названием 'Проект Стикс'. Когда она ознакомилась с содержимым, стало дурно. Сошлись все кусочки мозаики, и впервые девушке стало неуютно в их спокойном и счастливом мире. Она не могла понять, неужели возможно жить в раю, когда кто-то расплачивается за это счастье. Или жители этого мира пребывают в блаженном неведении? Кто принял страшное решение? Бедные дети, их оставляют сиротами при живых родителях, память можно стереть, но тень не покинет их никогда. Юля знала это из собственного опыта. Страшно и несправедливо. Девушка решительно встала, отряхнула платье. Необходимо последнее уточнение и если Володя подтвердит факты, она знает, что нужно делать.
  
  
   ***
  
  
   Тяжёлые тучи цеплялись за макушки небоскрёбов. Налетел ледяной ветер, сорвал с головы капюшон. Непослушной от холода рукой я натянул его назад, поправил маску и прибавил шаг, надо поспешить, вот-вот хлынет дождь, местные жители попрячутся как улитки в раковины, хоть кулаки о двери отбей, не откроют. Да и кто добровольно, без предписания согласится впустить в дом Перевозчика?!
  
   На замусоренных ступенях перед подъездом несколько подростков азартно лупили лохматого мальчишку в рваных джинсах. Остальные не обращая внимания на потасовку, резались в стрелялки. Те, у кого геймбоя не было, жадно заглядывали через плечо товарищей, свистом приветствуя новые победы. Я подошёл поближе и крикнул:
  - Эй, ну-ка шпана оставьте пацана в покое.
  Подростки испуганно замерли, в тишине слышались электронные выстрелы, рычание монстров. Избитый мальчишка шарахнулся к дверям и злобно прошипел.
  
   - Шляется здесь, Ирод!
  
   Я вздрогнул словно от удара, молча отвернулся и продолжил путь.
  
   Вот и нужный квартал, Улица Радости. На грязной скамейке сидели трое: двое мужчин и женщина, её длинные сальные волосы закрывали лицо. Повсюду валялись зловонные кучи мусора, в одной из них лениво копалась тощая пегая псина с ободранным боком. Я подошёл к скамейке, застывшие глаза людей неподвижно таращились в пустоту. Из уголка рта одного из них стекала слюна. Все трое были уже где-то далеко, там, за гранью жизни. Я запахнулся поплотнее и пошёл дальше, всё ещё надеясь увидеть нормальных, здоровых людей. В угловой кафешке ветер то открывал, то с грохотом захлопывал разбитую дверь. Я уже подозревал, что увижу внутри. В нос ударил запах немытых тел, под ногами хрустели осколки стекла. Люди лежали на столиках, сидели, развалившись на стульях, валялись вдоль стен. Я заглядывал в белые обескровленные лица. Тормошил, звал. Бесполезно, все под дурманом. Измождённые тела. Кто-то рыдает, где-то тихо хихикают, девушка у стойки громко стонет, пытаясь отмахнуться от видимых только ею врагов. Неужели никто не смог спастись от грёз, почему ни один человек не пытался выбраться из квартала? Хотя кто-то упоминал о Перевозчике, который отработал несколько сроков, а потом исчез. Любитель, наверное, был, но, поди, отыщи его теперь. Скорее всего, просто легенда, кто согласиться повторно пройти через этот ад, разве что за очень большую награду. Я устало опёрся о стену, отдохну чуток и попробую посмотреть ещё.
  
   С улицы донеслись выстрелы, я встрепенулся, совсем рядом послышалась ругань, пронзительный визг. Ветер снова грохнул дверью. Осторожно ступая, я прошёл вглубь зала, за ширмой скрывалась маленькая комнатенка, заставленная шкафчиками с посудой. Один из них накренился, углом зацепившись за верхнюю полку. Вот за эту конструкцию я и присел, осторожно вглядываясь в щель между шторками. В кафе ворвались камуфляжники в чёрно-белых беретах. Они разбрелись по залу. Я видел, как солдаты осмотрели людей, некоторых подобрали и стащили поближе к выходу.
  
   - Многовато сегодня жмуриков, день, что ли какой-то особенный, - солдат вынул из рюкзака большой рулон чёрных пакетов, развернул, с кряхтением приподнял одно из тел.
   - Вечером вспышка в карьере, они всегда мрут пачками за несколько часов до неё, - сослуживец поспешил помочь загрузить тело в мешок. - Ты ни разу не был в очистке, новенький что ль?
   - Ага.
   - Посмотришь, куда руководство покойников сплавляет. Хотя с другой стороны оно тебе надо? Сунулся недавно один такой любопытный, хотел посмотреть, как ребятишки с площадки исчезают.
   - Ну?
   - Что, ну, пыхнуло, даже подштанников не нашли. Это покойничкам всё равно, а мы теперь и близко не подходим.
   - Разговорчики, - прикрикнул на них офицер. - Всё помещение проверили?
   - Так точно.
  
   Я приподнялся, чтобы лучше видеть говоривших, на полке чуть слышно звякнули ложки.
  
   - Кто здесь, - рявкнул офицер, вскидывая автомат. Солдаты вскочили, с грохотом опрокинулся стул. Пули вонзились в стену над головой, посыпалась штукатурка. Я окинул взглядом комнату, тупик, лишь узенькое оконце наверху могло стать спасением. Из зала донёсся пронзительный визг:
  
   - Они здесь, они близко, помогите!
   - Отцепи её от меня, чёртова девка ногу мне располосует, суй дуло между зубов, - завопил офицер.
   - Ща я её прикладом.
  
   Не дожидаясь, пока вояки вспомнят обо мне, я схватил увесистую вазу, метнул в офицера, тот со стоном повалился. Пользуясь замешательством, вскочил на шкаф, дёрнул тугую створку оконца и протиснулся наружу. Сгруппировался, но всё-таки ударился спиной при падении. Заныли ободранные бока, не обращая внимания на боль, я метнулся между домами, заскочил в грязный двор. Позади слышались вопли и треск выстрелов. Словно получив сигнал, лавиной обрушился дождь, окружающий мир расплылся, маска намокла и сползла с лица, но я сломя голову мчался прочь из квартала Перевозчиков.
   Как добрался до дома, уже не помню, в подъезде скинул плащ, превратившийся в мокрую, тяжёлую тряпку. Маску сунул за батарею. Руки окоченели так, что у двери я долго не мог попасть ключом в замочную скважину. Разозлившись, пнул деревянную створку и чуть не упал, дверь легко распахнулась. Нашарив в кармане кастет, я осторожно вошёл в квартиру.
  
   - Не бойся, здесь все свои, - раздался знакомый скрипучий голос из гостиной.
  
   Я заглянул в комнату.
   Одноклассник развалился в моём кресле, равнодушно закинув ногу на ногу, рядом на столике в пепельнице дымилась сигарета.
  
   - Привет, чем обязан? - спросил я.
   - Дерьмово выглядишь, - оскалился Сомов.
   - Беру пример с вышестоящих, - огрызнулся я, стягивая мокрый насквозь свитер. - Неужели ты поднял сиятельную задницу лишь для того, чтобы поговорить о моей внешности. Или в мэрии других дел нет?
   - С чего ты решил, что я работаю в мэрии?
   - Так, слухи доходят.
   - Большие мальчики не должны доверять сплетням. А так же совать нос, куда их не просят.
   - Ты про что? - удивился я.
   - А то не знаешь, - одноклассник прищурился. - Твоя работа закончилась, живи себе на заработанные бабки, тёлок снимай, чтобы вечера коротать. Вон ампулы халявные валяются, не жизнь, а сон золотой, все девки твои будут. А начнёшь рыпаться, по всем каналам покажут твоё лицо. Людям интересно будет узнать имя убийцы их детей.
   - Я никого не убивал!
   - Расскажешь это семьям у которых ты побывал. Люди только и ждут, когда им бросят Перевозчика на расправу.
   - Ну, ты и мразь! - сплюнул я.
   - Зато, в отличие от тебя в полном шоколаде. Сам знаешь, в наше время дружба меркнет перед сиянием золота. Ты уже понял, что наркотиками мы контролируем Перевозчиков. Бунтари проекту не нужны. Наши люди выявляют нестабильных, тех, кто может вспомнить время до закрытия границ. С Перевозчиками удобно, всё под контролем, а деньги в любом случае вернуться назад, бесплатно ампулы поступают лишь определённое время. Хотя мне немного жаль, что неудобным объектом оказался именно ты, раньше у нас проколов не случалось.
   - Засунь свою жалость знаешь куда... - устало посоветовал я.
   - Знаю, увы, удовольствия такого рода не в моём вкусе. Бывай, одноклассничек, я тебя предупредил.
  
   Хлопнула дверь. Я долго сидел, уставившись в стену. Идиот! Здесь все рождены, чтобы страдать без возможности на лучшую жизнь! Не глядя, я нащупал ручку от ящика, потянул. У меня нет другого выхода, ловушка захлопнулась. Маленькая гладкая ампула удобно легла в ладонь, осталось воткнуть, раздавить и все тревоги растворятся. Зачем трепыхаться? Я будто снова услышал голос одноклассника, пройдёт пару месяцев и моё иссохшее тело упакуют в квартале Перевозчиков скучающие солдаты. Пусть, может быть, мы увидимся с Юлькой там, за гранью смерти. Она должна простить меня, ведь у каждого грешника должен быть шанс. Юля, Юленька!
   Вдруг показалось на плечи легли нежные руки, даже волосы будто шевельнулись от дыхания любимой. Я рассмеялся и вывалил ампулы на пол.
  
   - Вот ваши сны, жрите на здоровье! - хриплые вопли и топот наверное перепугали соседей, но мне было плевать. Я с наслаждением плясал на осколках, разбрасывая их по комнате. - Фигу вам! Не сломаете, найдём ещё вашу точку касания.
  
  
   ***
  
  
   Юлия сжимала в кулаке повязку с чёрно-белой эмблемой.
  
   - Что это за проект?! - кричала она. - Я помню тот странный город. Ужас и боль. Что это, откуда? Макс, ведь это он автор того самого письма, правда?
   - Макс бросил тебя! - заорал Володя. - Отвернулся от падшей, порядочным хотел остаться, а я выбрался сам и забрал тебя из этого ада.
   - Ада, который люди создали собственными руками.
   - Они сами, добровольно пошли на эксперимент. Все, все согласились, что ради всеобщего благополучия можно пожертвовать одной страной. - Владимир открыл сейф, вынул несколько файлов с документами. - Вот подписи стоят, ни у кого рука не дрогнула. Мир загибался от войн, да всё равно бы какую-нибудь дурь придумали. - Он хохотнул, - там никто ничего, думаю, и не заметил. Серость и одиночество, чуть гаже на душе, чуть пострашнее условия. Зато все остальные в один миг оказались в раю. Мы даже мысли плохие изгнали. А вся грязь мира, как говорится, осталась по ту сторону Стикса. Кто-то же должен нести расплату.
   - И все предпочли закрыть глаза на то, что там творится. Парочка проверок успокоили совесть. Зачем напрягаться, когда можно подчистить память. Раз и все счастливы.
  
   Юля дрожащими руками перебрала бумаги. Отчёты, фотографии, графики.
  
   - Не понимаю, к чему эта трагедия? Веками люди грезили о райских кущах, соглашаясь на любые страдания ради сладкой загробной жизни. Мы всего лишь реализовали эту мечту, сделали людей практически бессмертными. Встали вровень со всевышним, детей и тех кто исправился забираем сюда. Стена на границе проницаема. Чувства во время перемещения довольно гадкие, но оно того стоит. - Володя подошёл, обнял девушку, провёл по щеке рукой. - Расслабься, дорогая, у нас всё хорошо. Мне тоже пришлось несладко, несколько сроков работать Перевозчиком далеко не сахар.
  
   Юлия молча высвободилась из объятий. Подошла к столу, перевернула песочные часы.
  
   - Прости, мне нужно побыть одной, - девушка набросила на плечи накидку и вышла.
  
   Володя с мученическим видом поднял глаза к потолку, радуясь в душе, что скандал исчерпан. Нашарил на полке пульт, диктор на вспыхнувшем экране с улыбкой вещал.
  
   - Наши корреспонденты передают из крупнейшего в стране Центра позитивных эмоций. Учёные с радостью возвещают об открытии нового Эликсира грёз. С его помощью наши граждане смогут наиболее тонко почувствовать все оттенки счастливых сновидений. Это окончательная победа над отрицательными эмоциями. Да здравствуют Владыки снов!
  
   За спиной диктора люди прыгали, хлопали в ладоши, некоторые громко смеялись. Женщина в ослепительно-жёлтом платье энергично махнула рукой, задела стоящего у колонны ребёнка. Мальчик захныкал. Камера сразу же приблизилась. К ребёнку бросилась мать, прикрывая его лицо.
  
   - Ну что ты, что ты, - зачастила она, напряжённо улыбаясь, - не плачь всё хорошо, всё позитивно.
  
   Владимир поморщился, выключил телевизор. Вынул из кармана телефон.
  
   - Внимание, приказ начальника, всему подразделению Церберов готовность номер один. Объект Юлия Волохова. Нарушителей ликвидировать.
  
  
  
   ***
  
  
   Мне удалось узнать где "Слуги Харона" когда-то контактировали с иным миром. Карьер куда привозят детей я отмёл сразу, слишком много там солдатни крутится. Пришлось искать другие пути.
  
   На днях я узнал, что такое 'Проект Стикс'. Как я понял, он требовал контроля, поэтому раньше сюда часто приходили с проверкой. А потом перестали, вход закрыли и спрятали. Бог знает, почему наш мир бросили, может, надоело им в грязи холёными пальчиками ковыряться. Решили наверно пускай себе выживают, как могут. Я разыщу и достучусь до них. Интересно, что они нам подмешали? Я сколько не пыжился, кроме тех же серых стен да улочек, ничего не всплыло в памяти. Тем более что вскоре после закрытия границы беспорядки начались, паника тут не до праздных размышлений было. Отряды по усмирению набирали из гражданского населения, вот тогда и начали по улицам чёрно-белые шастать.
  
   Накануне я обзвонил всех Перевозчиков которых знал, рассказал правду. Бесполезно, кто-то испугался, кого-то необратимо одурманило наркотой. Но был тот, кто сразу поверил и согласился помочь. В сумке аккуратно сложенные лежали маска, плащ и пистолет. Старый ТТ, кое-где подёрнутый ржавчиной. Сорок шестой отдал свою драгоценность. Утром он заплатил операторам за доступ к компьютеру, я получил взамен нужную информацию и униформу. Вполне возможно всё это окажется пустышкой, тем более я совершенно не знал, что буду делать. Стена она и есть стена, хоть головой в неё бейся, хоть кричи, сама не распахнётся. В конторе я порылся в архивах, нашёл старые схемы, но как работает эта хренотень, дочитать не успел. Примчался охранник, развопился на весь этаж, пришлось его немного успокоить и сваливать оттуда. Будем как обычно рассчитывать на вдохновение, а ещё на расторопность моего помощника. Надеюсь, документы не наврали.
  
   Я собрался, спустился по ступеням вниз. Во дворе никого не было, поскрипывали качели, ветер шевелил старые газеты в песочнице. Из подвального окна тянуло кислятиной. Я вышел на проспект, высотка напротив встретила огромным плазменным экраном с которого смотрело моё собственное лицо. Прохожие с интересом прислушивались.
  
   - Органам наконец-то удалось установить личность главаря преступной банды, работающей под личиной Перевозчиков. Негодяи похищали детей и, прикрываясь постановлением Государства, продавали их подпольным хирургам.
  
   Несколько секунд я тупо таращился в телевизор, неужели кто-то поверит в эту чушь!
  
   - Всем кто увидит преступника, следует немедленно сообщить властям. Пусть восторжествует правосудие!
  
   Один из прохожих оглянулся и толкнул рукой другого. Холодея, я оглянулся в поисках пути к отступлению. Сомов выполнил угрозу, в утренних новостях моё лицо увидела вся страна, должно быть кто-то из предупреждённых Перевозчиков стукнул. Теперь каждый мог открыть охоту на государственного преступника. Спасения нет. Я развернулся, нырнул в ближайший подъезд, на моё счастье он оказался проходным. Загремев по ступеням вверх, вниз, выскочил в квадратный, узенький двор, перевёл дыхание, достал пистолет.
  
   - Вот он! - крикнули сбоку, в меня полетел булыжник, попал ниже колена. Я ринулся через арку, останавливаться нельзя.
   - Держи Ирода, пусть умоется кровью! Бейте! - вопили люди.
  
  
   Я сиганул через металлическую изгородь, присел. Выстрел, другой. Надо бежать. Я выскочил, нажал на курок. Стрелявший со стоном споткнулся, упал. Толпа яростно взревела, полетели камни. Отступая, я сделал несколько выстрелов по ногам нападавших. Сбоку выскочил здоровенный детина, замахнулся. Я прицелился, осечка, здоровенный булыжник просвистел совсем рядом. Удар, по щеке заструилась кровь. Следующий выстрел опрокинул детину на грязную мостовую. Я рванул прочь.
  
   Нужно найти укромный уголок, переодеться, может так у меня появится шанс, люди побоятся тронуть Перевозчика на службе, а там только бы добежать! Не останавливаясь, я выхватил телефон:
  
   - Сорок шестой, похоже мне каюк!
   - Я видел новости, - сказал он.
   - Дуй в контору, делай что хочешь, но переверни часы, так чтобы песок посыпался, - откуда-то сверху, чудом не попав по голове, свалился деревянный ящик. - А зараза! Возьми масла на всякий случай, торопись!
   - Понял, надеюсь, мы встретимся четыреста тридцать пятый.
   - Прощай, сорок шестой.
  
   Я обязательно открою стену. Пути назад нет за спиной разъяренная толпа, впереди неизвестность.
  
  
  
  ***
  
  
   Юлия спешила к стене. Руку больно кололи острые края пластины ключа. Если верить документам, процесс обратим. Достаточно оставить ключ в активаторе. Тогда вход не закроется и энергия перемещения разрушит границу. Ещё возможно восстановить равновесие. Понадобится много корректоров, но Юля знала, многие согласятся помочь. Главное разрушить стену.
  
   Юля вошла в полукруглое здание, лестница вела на небольшой подиум сделанный из зеленоватого нефрита. Посередине возвышались чёрно-белые песочные часы. Девушка осмотрела их, нашла необходимое отверстие. Нужно было поторопиться, скорее всего, патруль Церберов уже в пути. Володя наверняка постарался. Юля вставила ключ. Внутри колбы медленно разгорался свет. С лёгким шорохом часы перевернулись, белый песок посыпался вниз. Затаив дыхание, Юля спустилась и подошла к стене. Поверхность перегородки завибрировала, потемнела, спустя мгновение стала прозрачной. За ней девушка увидела человека в маске. С потолка полутёмного подвала летели куски штукатурки. Незнакомец удивлённо вгляделся в лицо девушки и вдруг сорвал маску, отбросил, судорожно прижался к стене. Знакомые, любимые губы беззвучно шептали: "Юлия".
  
   - Сейчас, сейчас милый, да быстрее же ты! - девушка ударила кулачками по гладкой поверхности.
  
   Стена начала медленно опускаться и вместе с ней почему-то сползал вниз Макс. Вход открылся, в зал ворвался грохот, вопли, треск деревянной двери. Юля бросилась к Максу, встала на колени, обняла. Он одной рукой обхватил её за плечи.
  
   - Я верил, - чуть слышно прошептал он. - Верил, что ты меня дождёшься. Прости за всё, я так виноват перед тобой.
   - Не думай сейчас ни о чём. Всё закончилось, любимый. Проекта больше не существует, стена рухнула навсегда.
  
   Макс кивнул, рука соскользнула, словно у тряпичной куклы, он тихо застонал и упал вперёд. Юля попыталась приподнять тяжёлое тело, но не смогла. С ужасом она увидела большое тёмное пятно на спине, слева. Коснулась, пальцы заалели красным. Юля испуганно ахнула, вскочила, бросилась назад в поисках резервной аптечки. В шкафчике нашлась одна, наполовину пустая. Девушка осторожно перевернула Макса, распутала туго затянутые завязки его плаща, сняла потемневшую от крови рубашку, аккуратно перевязала рану. За дверью дико завопили, слышались негромкие хлопки, крики обрывались, сменялись стонами. Военные расчищали путь к объекту, но было уже поздно.
  
   Юля погладила спутанные светлые волосы. Макс открыл глаза.
  
   - Я здесь, - сказала девушка, - мы больше никогда не расстанемся. Смерти нет.
   - Сме... - Макс поперхнулся, изо рта плеснуло кровью. - Смерти нет. - Хрипло повторил он.
  
   Юля покачала головой, вынула из кармана шприц-тюбик, игла проткнула кожу. Макс вздрогнул, глаза его медленно закрылись, тело обмякло.
  
   - Вот и всё. Потерпи немного, скоро мы будем дома.
  
   Дверь вылетела, в подвал ворвались солдаты. С другой стороны в зал вбежали люди в белых комбинезонах, с бластерами.
  
   Юля бережно прижала к груди голову Макса, зажмурилась. Пол задрожал, ослепительная вспышка вырвалась из-за спины девушки. Сияние залило каждый уголок, солдаты и патрульные падали, пытаясь заслониться, тёмный мир умирал и возрождался, снова становясь частью светлого.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"