Валерия Зинкавец : другие произведения.

Маршрутка

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Маршрутка.

   Ехала сегодня утром в маршрутке с одного конца города в другой. Удобно, конечно, что без пересадок, но какой это был ужас! Я привыкла к машине, свободе, а тут... кошмар! Давка, душно, да и от каждого второго такой запах пота исходит, что и дыхнуть-то нечем, и всем обязательно нужно ехать, даже если стоишь на одной ноге и то в висячем состоянии. А самое главное, что если в салоне есть ребенок, никто об этом совершенно не задумывается - его давят точно так же, как и других.
   Когда я ехала, в салоне, как назло, был ребенок. Девчонка-первоклассница. И какая же мать своего ребенка пускает в таком возрасте ехать в школу одного? Когда я увидела девчушку, задалась единственной целью - защитить от этой бездушной толпы. Почему - не знаю. Своих-то детей у меня нет, а ведь так хочется иногда о ком-то заботиться!
   Водитель, как назло, тормозил возле каждого столба. А люди заходили и заходили. Кондуктор время от времени повторяла: "Пройдите дальше в салон! Там же совсем пусто!". Побывала бы она здесь, узнала бы, какая в салоне царит пустота! Людей засовывают, как кильку в банку, хотя, людей-то заходить никто не заставляет. Никак не могу понять, зачем брать так много пассажиров, не легче ли сделать два рейса и не портить с утра настроение ни себе, ни людям?
   Так вот, стояла я, пытаясь держаться. До сих пор понять не могу, где водитель учился водить! Меня время от времени отбрасывало то вперед, то назад, то влево, то вправо. Я специально стала так, чтобы девочка оказалась зажатой между сидящим пассажиром и мной. А он, этот "сидящий" пассажир, мог бы, кстати, и уступить место ребенку. Хороша культура, однако, у нынешней молодежи! Стоя таким образом, я не позволяла людям придавливать девочку. Она успокоилась и даже стала поглядывать по сторонам. Посмотрела на меня, я улыбнулась малышке, а она ни с того, ни с сего выпалила:
   - Тетя, а вас как зовут? - я удивилась вопросу и ничего не ответила, но девчушка не унималась. - А я Лена. Меня бабушка в школу не возит, а у папы нет времени.
   - А как же твоя мама? - спросила я. Лена потупилась и тихо ответила:
   - У меня нет мамы. - Я сразу же пожалела о мысли, кто мол ее одну в школу пустил.
   - А где ты учишься?
   - В школе, в первом классе. Знаете, это так увлекательно! Я даже каждый день уроки делаю. Честно-честно! - отчитывалась она передо мной, и я улыбнулась. - Знаете, а мой папа часто о вас говорит!
   Моему удивлению не было предела. Ее папа?! Может быть, она что-то перепутала? Но девочка с такой уверенностью на меня смотрела, что я начала перебирать в уме всех своих коллег-мужчин. И тут до меня дошло: если ее папа обо мне так часто говорит, то она должна знать мое имя!
   - А почему же ты тогда спрашиваешь, как меня зовут?
   - Просто я вас только на фотографии видела, а в живую - никогда. Да и на фотографии вам всего лишь семнадцать. - Я была удивлена еще больше: откуда у отца этой девчонки моя фотография восьмилетней давности?
   - А кто твой папа, Лена?
   - Папа у меня журналист, тетя Саша. - Так, имя мое она точно знает, значит, не перепутала с кем-то, но вот папа-журналист.... Странный день у меня сегодня.
   ...Пол пути проехали. Руки у меня болели по-страшному. Укрывать собой Лену да еще и держать на своей спине какого-то пьяного мужлана было выше моих сил, и когда освободилось место, я с радостью на него упала. Лена, не долго думая, плюхнулась на мои колени и продолжила разговор. Мне понравилась эта девчонка.
   - Тетя Саша, а вы отведете меня прямо в школу? - я оторопела. Я - и ее в школу?! С какой это радости? А потом как-то даже самой захотелось. Представила себе картину: иду я с Ленкой за ручку, держу ее портфель, а, подойдя к школе, чмокаю в щечку, поправляю платьице и машу рукой девочке вслед. Фу, какая гадость!
   - Я? - решила я переспросить. Она кивнула. - А зачем?
   Ленка опустила ресницы на свои светло-карие глазки и глубоко вздохнула, прикусив нижнюю губу. Кого же это мне напоминает?
   - У меня, тетя, мамы нет и все ребята надо мной смеются. А если меня вы приведете, они перестанут.
   - Почему же именно я?
   - Вы ведь такая красивая! А еще вы знаменитая модель и дизайнер. Они мне даже завидовать будут! - она ехидно улыбнулась, и я поняла, что точно знаю ее отца. Только не могу вспомнить кто он. - А еще я знаю, что вы очень любите детей и пишите для них сказки. Папа покупает все ваши книги!
   Я не знала, что сказать. Я была уверена, что знакома с ее отцом, но кто он не имела понятия, а прямо спросить как-то не хотелось. Странно это все как-то. Моя фотография у какого-то мужчины, нет, это невозможно!
   - А мне уже выходить пора! Так что, вы меня доведете? - Лена слезла с моих коленей, чмокнула в щеку и добавила: - Ну, как хотите! А папа вас очень любит!
   Ответить я ничего не успела. Девочка крикнула водителю: "Стойте!" и выскочила из маршрутки. Последний раз мне удалось ее увидеть, когда она, размахивая портфельчиком, поднималась по ступенькам к школе.

* * *

   Дальше ехать было грустно. Хотя, скорее, тоскливо. Мне было до жути интересно, чей же это был ребенок. Я отвернулась к окну и закрыла глаза. Передо мной проплывали лица всех моих знакомых. Нет, на нее никто не был похож. Я погрузилась в легкую дремоту. Ехать еще было около двадцати минут. Тут кто-то плюхнулся на сиденье рядом со мной. По запаху, исходящему от соседа, сразу стало понятно количество выпитой накануне выпивки. Страшно не люблю мужчин, которые за собой не следят!
   Спать не хотелось, я открыла глаза и начала, как в детстве, считать проезжающие мимо машины. До сих пор помню: когда ехала с папой считала, сколько мы обогнали машин, а когда с дедушкой - сколько машин обогнало нас. Случайно услышала чьи-то слова:
   -...видел вчера свою малую! - прислушалась. - От нее так перегаром разило, мне противно стало! Ненавижу пьяных баб! Да и моя вся в синяках. Где она, пьяная, летала? На руке синяк - не страшно, я схватил, наверное, но вот на...
   Дальше я слушать не захотела. Что же это за мужик, если он на женщину руку поднял? Для меня это не мужик, а тряпка. Поговорил бы он со мной, мигом бы о женщинах мнение поменял!
   Вот и конечная. Когда уже подъезжали, пассажиров осталось мало, и водитель решил закурить. В салоне, во-первых, курить нельзя, а, во-вторых, "Приму" без фильтра.... Еще один "мужчина"!
  
   На работу я приехала вовремя. Мои сотрудники только приступили к своим непосредственным обязанностям, и работа кипела во всю. Я поздоровалась со всеми и ушла в свой кабинет. Думала, чашка кофе с круасаном поднимут мне настроение. Увы, надежды были тщетны.... Из головы не выходила Ленка в коротеньком сиреневом платьице с оранжевым портфельчиком. А еще из моей головы никак не уходил ее отец. Кем бы он мог быть?
   Работа застопорилась. Ни идей, ни мыслей, только одна: "Кто?". Идти домой? Нет, это не дело: только приехала, а уже уезжаю. Да, ателье мое, но все же, какой пример я подаю своим работникам? Оставалось только одно - открыть "Косынку" и играть.
   Прошло полчаса. Пасьянс я так и не разложила - нервничала, не получалось, и я нажимала "Сдать карты" снова и снова. В кабинет вошла секретарь с очередной чашкой кофе. Я кивком головы указала ей, куда поставить поднос. Она поставила поднос и посмотрела на меня:
   - Александра Викторовна, вы пьете много кофе.... Может, вы плохо себя чувствуете? - женщина поправила юбку и продолжила: - Звонили из Центра Техобслуживания, ваша машина будет готова к вечеру. Послать кого-то ее забрать?
   - Да, пожалуй, будет лучше, если кто-то отвезет ее ко мне в гараж. Попроси Степана. Это все? - она кивнула и закрыла за собой дверь. Завтра я поеду на машине! Но вдруг я почувствовала разочарование: а как же Ленка? Вот так всегда. Дети - страшные существа, к ним можно легко привязаться, даже если знаешь всего полчаса. Поэтому своих детей у меня нет - ненавижу привязанности. В моей жизни их было достаточно, чтобы я поняла, насколько больно бывает, когда они проходят....
   ...Время подходило к обеду. За два года работы у меня выработалась привычка обедать в соседнем кафе. Там неплохо готовят, да и атмосфера хорошая. Просто уютная кафешка, в которой никогда не бывает шумно, а музыка всегда "живая". Люблю, когда там играют на саксофоне. Это бывает редко, но когда в "Уюте" играет саксофон, я долго сижу за столиком. Играет молодой человек, немногим старше меня. У него удивительные зеленые глаза и темные волосы. Он иногда смотрит в мою сторону и улыбается. А когда-то даже прислал мне с официантом цветы. Хорошее кафе....
   ...Я встала из-за стола, взяла свою кофточку, выключила компьютер и вышла из кабинета. В студии людей почти не было - все пошли обедать. Секретарь сидела за своим столом и подкрашивала губы. Что-то в ней меня отталкивало. Наверное, ее врожденная вульгарность. Это, знаете ли, такой тип людей, которые всем своим существом говорят, нет, даже кричат, - потрогай меня, я - твоя!..
   ...Какое сегодня красивое небо! Синее-синее, и по нему плывут маленькие белые облака причудливой формы. Ласковые солнечные лучи играют с ними, пытаясь прорваться сквозь их белизну. Облака плывут по небу, а ветер переносит их нежное пение шелестом листвы и птичьими возгласами где-то высоко над головой. И на душе вдруг стало так легко и радостно, словно я сижу на одном из этих белых кораблей и болтаю ножками, подставляя лицо ласковым лучам солнца. И не нужен мне никто, я, как птица, одна парю в небе, как орел, наблюдаю за всем происходящим вокруг своим острым взглядом, и все лучше понимаю, как мало нужно для счастья: солнце, небо, легкий ветерок, пение птиц и улыбка....
   Когда я зашла в кафе, все столики были заняты. Ко мне подошел официант и мягко спросил, буду ли я обедать, а потом с улыбкой сказал, что сегодня придет саксофонист. Я улыбнулась в ответ и попросила освободить мой любимый столик. Не знаю почему, но сидела я всегда только за этим столиком. Он стоит возле стены, не очень далеко от сцены, так что мне хорошо слышно и видно, что там происходит.
   Спустя несколько минут столик освободился, и я смогла просмотреть меню. Выбрав несколько блюд - на первое и на второе - я заказала их и стала смотреть по сторонам. Осматривая посетителей, я случайно встретилась взглядом с теми самыми зелеными глазами. Музыкант встал и направился ко мне. Я улыбнулась и стала ждать, что же произойдет дальше. Он подошел к моему столику и тихо спросил, не может ли он ко мне присоединиться. Я разрешила.
   - Любите слушать, как я играю? - я уже несколько раз слышала его голос, но только сейчас заметила его бархатистость и хрипловатость.
   - Люблю. - Ответила я.
   - Я давно заметил вас. Вы часто сюда ходите. Работаете где-то рядом?
   - Да, здесь за углом мое ателье.
   - Ваше?
   - Да, мое.
   - Я часто заказываю у вас костюмы.
   - Как это? Вы же музыкант!
   - Это не мешает мне быть предпринимателем. - Улыбнулся. Глупый мужик, думал это меня сразит.
   - Ваше право. - Этим я дала ему понять, что разговор закончен. Не люблю самоуверенных. Так и хочется унизить, доказать, что самоуверенность часто бывает всего лишь преувеличением своего потенциала, а зачастую - обыкновенной фанфаронадой.
   Принесли мой заказ. Есть уже не хотелось. Я сразу же съела салат из свежих овощей, а за ним мясо с гарниром. Первого не хотелось совсем. Мягкая булочка с зеленым чаем пришлись как нельзя кстати. Парень играл классно, но слушать его я расхотела. Подозвала официанта - хотела расплатиться, но услышала обращение музыканта:
   - Эта песня посвящена прекрасной даме за столиком у стены. Вы гордая, но я привык добиваться своего.
   Моей злости не было границ! Так опозорить меня! Э-нет, молодой человек, это вам с рук не сойдет! У меня возникла мысль, что день испорчен окончательно. Но, увы, это было еще не все. Парень взял гитару и исполнил какую-то песню Стинга.
   Я встала из-за столика, оставив на нем предварительно требуемую сумму. Выходя из кафе, я дала себе обещание больше не приходить сюда обедать. Это же надо, какой наглец!
  
   Медленно, размеренно шла на работу. Как мне надоело! Утром проснулась - на работу, вечером - домой. Ничего нового, ничего интересного. И одиночество, совершенное, зловещее одиночество. А раньше, когда-то давно, меня ни на минуту не оставляли одну. "Женихи!" - говорила бабушка-консьержка. Я бегала со свиданки на свиданку: то с одним, то с другим. Крутилась, жила. А что теперь? Существую. И рядом абсолютно никого. Где же они, все те, что тогда были рядом?
   На работе дел невпроворот - скоро показ коллекции. Нужно следить за шитьем, нужно договариваться с модельными агентствами, нужно устроить встречу с журналистами.... Ее папа - журналист - вспомнила, называется. Господи, что за день!?
   ...В дверь постучали - секретарь. Я вопросительно посмотрела на нее.
   - К вам пришли. По личному вопросу. Впустить?
   - Впускай. - Какая разница кто?
   В дверь протиснулся тот самый музыкантишка. Мне стало дурно: что он здесь делает?!
   - Слушаю, - сказала я и опустила глаза на эскизы.
   - Хотел извиниться. - Он закрыл за собой дверь и протянул мне через стол руку: - Алексей.
   - Не скажу, что приятно. - Ответила я, но все же протянула руку в ответ: - Александра. Вы по делу или просто прогуливаетесь после "работы"?
   - Смелая вы женщина, однако.... Но я не ссориться пришел. Хочу угостить вас коктейлем после работы.
   - Нет уж, спасибо. - Я ехидно улыбнулась, а на душе как-то полегчало - уже лучше, чем ничего.
   - Тогда позвольте вас подвести домой.
   - Странный вы, однако, Алексей. Знаете, что я вам скажу: убирайтесь-ка вы отсюда, пока я не вызвала охрану. - Глаза этого молодого человека заворожено смотрели в вырез моей блузки. Самый обыкновенный мужик! А разве бывают другие?
   Он развернулся и собрался уходить. Я улыбнулась, обрадовавшись, что уязвила его. Он заметил это и перед уходом сказал:
   - В субботу в одиннадцать. Я везу вас кататься на лошадях.

* * *

   Меня ждала маршрутка. Снова эта вонь, давка и духота. Я зашла и села на единственное свободное сидение. Мне повезло - уже на следующей остановке людей зашло столько, что им негде было стоять. Я с надеждой ждала остановки Ленки, но ее не было. Мне стало грустно. "Хорошая девочка, - думала я, - и у нее могла бы быть мама.... О чем это я? Откуда такие мысли?". Нет, со мной явно происходило что-то не то. Завтра заберу машину и больше не вспомню всего этого кошмара.
   Но ночью мне выспаться так и не удалось. В те несколько часов, что я спала, мне снились Ленка с ее папой и Алексей.
   ...Проснулась утром - в доме никого. Там тихо, грустно и тоскливо. И в жизни моей все тоже грустное и тоскливое. А когда-то все было не так. Нахлынули воспоминания из детства. Помню, мне было семнадцать, мальчишки бегали за мной табунами. Заболел папа, и я, когда ехала домой из школы, просила у Бога - до сих пор обращаюсь к нему, когда чего-то очень хочется, а без чуда не обойтись никак, - чтобы папочка выздоровел, даже если рядом со мной не будет больше ни одного мальчишки. Наивной была, хоть и знала, что не вся жизнь в мальчишках.... А когда папа выздоровел, пожалела, что так легко хотела распрощаться со своими "мужчинами" - они все действительно куда-то пропали, и я осталась одна.
   Прекрасно помню то ужасное чувство, а что хуже всего чувствую его и сейчас. Только тогда мне было больнее, а сейчас я уже привыкла: одна так одна, что поделаешь? Такое впечатление, что жизнь построила стену между мной и людьми - меня нет в их жизни, а их нет в моей. И кто это говорит? Знаменитая модель, дизайнер и детская писательница! И откуда во мне этот пессимизм? Ведь раньше казалось - так и надо. Уверена, не встретила бы Ленку, не было бы этих мыслей. Такие они, дети, - сами того не понимая, раскрывают взрослым глаза на жизнь. Недаром говорят: устами младенца гласит истина.... Но ведь Ленка ничего "такого" не говорила!
   Пора вставать, скоро на работу. Поднимусь, приведу себя в порядок и начну новый день, такой же, как и все остальные. Вот только мне почему-то кажется, что как раньше уже ничего не будет. Не знаю, кто тому причиной: Алексей, Ленка или ее отец. Да и какая разница, главное - они выбили меня из привычного ритма жизни, а мне это не по душе.
   Я встала. Руки, ноги, да что говорить, все тело, оно как будто не мое. А в голове столько мыслей, что кажется - скоро им не хватит места. И все же пошла в ванную. Дом тоже, кажется, как не мой. Куда делся его уют и тепло? Наверное, их поглотило одиночество.... Я посмотрелась в зеркало - знаю, что красива. И все же, думаю, красота - это не все. В наше время важно уметь думать....
   Умылась. Вода всегда помогает. Даже на душе стало легче. Может, мне стоит в церковь пойти? О чем я? Господи, неужели "вчера" продолжается и сегодня? Уверена - скоро все будет снова хорошо. Знаю-знаю, нервы - серьезная штука, папа меня научил контролировать себя, но только сейчас у меня почему-то не получается....
   Я села в машину и поежилась - сегодня холодно. В Киеве лето всегда так начинается: дожди, ветер и холод. Сегодня оказался именно такой день. А вчера было так солнечно! Капризничаю, как школьница! Сегодня, похоже, вообще день воспоминаний. Вчера был день знакомств. Забавно, что же будет завтра?
   Приехав на работу, я обрадовалась, что секретаря еще нет. Я и сама себе могу приготовить кофе, когда захочу. Зачем мне секретарь? А по рамкам делового мира у каждого предпринимателя должен быть секретарь. Уверена, что это просто фальшивая необходимость.
   Полдня я просидела за своим столом: исправляла эскизы, рисовала новые, принимала заказы клиентов. Мне никогда на работе не бывает скучно. А почему - не знаю. Наверное, я вкладываю в работу душу.... Сидела за столом и думала, что уже давно ничего не писала. У меня пока не было идей. Почти... мне хотелось написать детскую повесть о перелетных птицах. Не знаю, получится ли....
   Пришло время обедать, но, дав себе обещание больше в то кафе не ходить, я осталась в офисе и заказала пиццу. Знаете, есть такая, как вареник.... Вспомнила школу. В нашей старенькой столовой было тепло и всегда пахнуло корицей. Мы с одноклассницей каждый день брали себе обед. Я училась в лицее, наша администрация снимала в школе кабинеты, и школьники к лицеистам, зачастую, относились предвзято - нас выпускали на переменах на улицу, а их - нет. Мы с Дашкой были девчонки что надо - симпатичные, спортивные. Помню, сидели мы как-то в столовой, обедали, а мальчишки из школы стали в нас хлебные "катапульты" запускать. Продолжалось такое их поведение день, два, а на третий нам надоело, и мы вылили на одного из хулиганов холодный и противный компот из сухофруктов. Это увидела дежурная и заставила нас мыть в столовой пол. А ведь надо было в администрацию обратиться, так нет же - решили все сами. Еще и от администрации получили... что ж, лицеисты - мы в школе были на "птичьих" правах. Помню, в тот злополучный день наш класс еще и забастовку решил устроить - был конец апреля, скоро майские "каникулы", а вопросов на экзамен по праву мы так и не получили. Страшно было - не знали, как экзамен сдавать, а ведь выпускной класс был. Но нашу "забастовку" быстро "придушили" и пригрозили "вспомнить" об этом на экзамене. Но разве вспомнишь такое всему классу?.. Да, давно я школу не вспоминала, да и все то время тоже. Странно, а ведь не думала, что так соскучусь по тем временам!..
   Пообедав, я снова взялась за работу. Хотелось закончить поскорее и уехать домой. Настроения не было никакого. Работа продвигалась, но на душе было как-то неспокойно. Женская интуиция, понимаете ли.... Женщина чувствует, когда что-то не так. Вот и я "чувствовала".
   В дверь постучала секретарь.
   - К вам посетитель. Впустить?
   - Впускай. - Я даже не оторвала взгляд от эскиза, а в комнату тихими шажками зашла Ленка.... Я подняла голову и встретилась глазами с ее светло-карими глазками. Сашка, мой друг... бывший - вспомнилось мне вдруг. Да-да, у него тоже были такие глаза....
   Я встала из-за стала, обошла его и подошла к девочке, присела на корточки.
   - Как ты оказалась здесь? - спросила я у нее. Ленка опустила глазки и всхлипнула.
   - Папа опять к ней уехал.... - я недоуменно смотрела на нее, а потом подняла на руки и отнесла на диван, посадила к себе на колени и обняла. - Понимаете, он редко к ней ездит, а тут взял и уехал, даже мне не сказал. Я обиделась и убежала из дома.
   "Господи!" - подумала я. Только один человек встречался мне в жизни, который мог так поступить с ребенком, и это был Саша.
   - Лен, а твоего папу Сашей зовут, да? - она посмотрела на меня и улыбнулась:
   - Вспомнили?
   - Вспомнила. Давай-ка мы ему позвоним, а? Пусть приедет и заберет тебя.
   - Нет,- она крепко обняла меня за шею, - отвези меня к себе домой!
   - А как же бабушка?
   - А мы ей позвоним и попросим разрешить остаться. Можно я у тебя поживу, пока папа вернется?
   Я не знала, что ответить. Мне хотелось, чтобы Ленка пожила у меня. "Ладно, в пятницу отвезу ее домой!" - решила я. Мы позвонили бабушке, она разрешила, и я, быстро закончив работу, отвезла Ленку домой.
   ... Знаете, с Ленкой даже само слово "дом" по-другому звучать стало, теплее, роднее как-то. Приехали мы в начале седьмого. Ленка зашла в прихожую и бросила портфельчик на пол, огляделась по сторонам.
   - И я здесь жить буду? - восхищенно воскликнула она, стянула сандалики и начала осматриваться. - Можно я посмотрю? - спросила она, и я кивнула.
   Девочка ступила на порог моей комнате.
   - У тебя красиво. - Констатировала она. - Ой, какой чудный диванчик! - Ленка плюхнулась на мой любимый диван и улыбнулась. Потом вскочила и подбежала к балкону. - У-у-у, высоко.... - Она посмотрела вниз с шестнадцатого этажа и отвернулась. - Классный столик и кровать! - Ленка кивнула головой на мой "подиум".
   Я улыбалась и смотрела на свою комнату чужими глазами - глазами ребенка. У входа - журнальный столик, рядом с ним диван. Сам диван делит комнату на две части: спальню и рабочую. Возле противоположной стены стоит компьютер, над ним висят полки с книгами. А в глубине комнаты сделан деревянный подиум, уложенный матрасами, на которых в "творческом беспорядке" раскиданы подушки и мягкие игрушки. Еще в комнате стоит комод и несколько цветов в горшках. Все.
   - А можно другие комнаты посмотреть? - спросила Ленка и побежала дальше разглядывать мою квартиру. Следующим экспонатом стал мой кабинет: достаточно темная комната, выдержанная в классическом стиле. Это была моя "библиотека", комната в которой кроме книг, рабочего стола, швейной машинки и двух кресел ничего не было. О, забыла про столик между креслами! В общем, не хватает двух мужчин, портсигара и виски....
   - Темная какая-то, но мне нравиться! - Лена улыбнулась и посмотрела на меня. - А где я жить буду?
   - Идем, - сказала я ей и взяла за руку. Мы зашли в еще одну комнату. Ей я почти не пользовалась. Она у меня была чем-то вроде комнаты для гостей. А поскольку гости у меня бывали редко, то и использовалась она так же часто. Последний раз я проводила в ней время, когда ко мне приехал брат со своим годовалым сыном и женой. Они - замечательная пара и сынишка их - настоящее чудо! Я поселила их здесь, где они и прожили все время, пока были в Киеве - ровно два месяца, а потом уехали обратно к себе в Москву.
   Комната была большой и просторной, с вместительным комодом, двумя диванами, столом и телевизором. В общем, вполне пригодная для принятия гостей. Но не для ребенка, подумала я и расстроилась.
   - Здесь устроит? - спросила я Ленку. Она улыбнулась, обняла меня и спросила, куда закинуть вещи. Вещи? - пронеслось у меня в голове, и только тогда я сообразила, что до сих пор держу в руках вместительную сумку.
   - Ах да, вещи! Вот шкаф, - показала я ей на комод, - можешь в него сложить вещи. Есть хочешь? - Ленка кивнула, и я пошла на кухню готовить ужин. Но ни в холодильнике, ни в кухонных шкафчиках не нашла ничего, что могло бы вызвать аппетит у ребенка. Я-то сама привыкла есть полуфабрикаты, пить кофе или на крайний случай заказывать пиццу, делать салаты, а когда было совсем невмоготу - шла в какое-нибудь кафе и ужинала там. Моя юная гостья зашла на кухню, успев переодеться. На ней были голубые джинсы и майка. Вот только в тот момент до меня и дошло - что Ленка делала в школе летом?
   - Лена, а почему ты летом в школу ходишь? - спросила я ее, девочка призадумалась и ответила:
   - А я за этот год два класса заканчиваю!
   - Умница, - похвалила я ее и улыбнулась. - Слушай, а есть-то у меня нечего. Что делать будем?
   Лена не знала, что ответить. Наверное, привыкла, что бабушка всегда готовит ей еду. Она удивленно посмотрела на меня и приподняла плечики:
   - Не знаю!
   - Тогда давай так: у нас есть два выхода. Мы идем кушать в ресторан или идем в магазин, покупаем все, что нужно и будем готовить сами. Выбирай.
   - А что ты хочешь, тетя Саша?
   - Я? Если честно, готовка - это не мое, но я обещаю исправиться! - улыбнулась я ей. - И называй меня просто Саша, договорились?
   - Пошли в ресторан! - Ленка улыбнулась и добавила: - В Макдоналдс!
   Я чуть не упала. В Макдоналдс! Я и в Макдоналдс. Нет, не я - мы с Ленкой. Когда я была там последний раз?
   - Ок, пойдем в Макдоналдс. Только я переоденусь, а ты бабушке позвони. - Я сама себе удивилась. Когда я была так счастлива последний раз? Наверное, когда брат с семьей гостил у меня. Его сын, Мишка, ползал по всей квартире, угукал и до того мило улыбался, что все свободное время я таскала его на руках, пока Анжелка, жена брата, не отбирала у меня счастливого малыша. Вот такие они, дети: делают счастливыми всех, кто на них посмотрит.
   Я пошла в свою "гардеробную", как я называла огромный встроенный шкаф, в котором помещалась вся моя верхняя одежда, костюмы, юбки, брюки, джинсы, свитера, обувь и прочие вещи. Мало того, я могла спокойно одеваться в этом шкафу, что я и не преминула сделать. Долго думая, что же одеть, я никак не могу выбрать между джинсами и майкой и коротеньким платьем без бретелек. Спасла меня Ленка. Она постучала и открыла дверь шкафа.
   - Ухты! - воскликнула девочка и насупила брови, прям как ее папа. - Ты еще не оделась? Давай натягивай свои джинсы, майку, кеды и пошли. У меня уже в животе урчит.
   Девчонка вышла, а я быстро оделась и через десять минут уже была готова. Ленка окинула меня оценивающим взглядом, поморщила носик и сказала:
   - Ладно, для Макдоналдса пойдет, но вечером я что-нибудь сделаю с твоей прической. Это же ужас! - она смотрела на меня так, будто я уже дней пять к волосам и не притрагивалась. Я засмеялась, и в таком приподнятом настроении мы пошли ужинать в Макдоналдс.

* * *

   Было уже пять минут двенадцатого. Зазвонил телефон. Я подскочила и взяла трубку.
   - Алло, - как можно тише постаралась сказать я - Ленка заснула у меня на диване.
   - Привет, - послышался голос мамы, - я тебя разбудила?
   - Да нет, - ответила я, уже стоя на балконе, - я работаю.
   - Как всегда по ночам. Эскизы?
   - Нет, я сказку пишу....
   - Правда? - удивилась мама. - Но я не поэтому звоню. Тебя ждать в четверг?
   - Нет, мам, я не приеду. - Ответила я и задумалась, как же объяснить матери, что я приютила у себя чужого ребенка. - Мам, а ты хочешь иметь внуков? - начала я.
   - Хочу, но один у меня уже есть. А что? - она замолчала. Но добавила: - Так чего ты не приедешь?
   - Тут такое дело.... Даже не знаю, как объяснить....
   - Объясняй, как есть! - резко сказала мама, и я уже в который раз почувствовала себя девчонкой, подростком, за которым следят, как за малым дитем. - На работе проблемы? - чуть мягче спросила она.
   - Да, запарка, я совсем не успеваю. Поэтому и не приеду. - Выкрутилась! Врать собственной матери..., нет так не пойдет, но как ей объяснить, что ни за что бы не согласилась отправить Ленку домой, даже если бы знала, что ее собственный отец убьет меня, узнав, где ночует его дочь?
   - Так бы и сказала.... А почему ты так тихо говоришь? - не унималась она.
   - Мам, я не одна....
   - А он уже спит.... - Договорила мама. Честное слово, мама у меня - чудо, самое настоящее. Вот только иногда так хочется иметь обычную маму.... - Хорошо, тогда на следующие выходные приезжай. Мы с отцом будем тебя ждать. Он еще хочет поговорить. Даю.
   - Привет, пап! - поздоровалась я с отцом. - Как спина?
   - Нормально. А ты как, доченька? Не скучно тебе там одной?
   - Да нет, пап, не скучно. Работаю. На следующие выходные приеду. - Вот ему я запросто могу сказать, кто у меня ночует. - Хочешь, удивлю?
   - Попробуй. - Хмыкнул он. Я даже знаю, о чем он подумал. "Противная девчонка, снова что-то задумала!"- приблизительно так.
   - Пап, у меня целую неделю Ленка будет ночевать. Ты ее не знаешь. Я сама с ней только вчера познакомилась. Удивлен?
   - Почти. Кто она?
   - Помнишь, еще в школе я дружила с одним парнем?
   - Ты со многими дружила. Уже восемь лет прошло, как я должен помнить?
   - Сашка, журналист. Мы перестали общаться, когда я поступила на первый курс. Он уехал в Питер.
   - Это тот, который на тренировке в нокаут попал? Помню-помню.... А при чем здесь он?
   - Лена - его дочь.
   - Что? - воскликнул отец. - А у тебя она что делает?
   - Живет, - ответила я, - я как приеду все расскажу, сама еще многое не понимаю. А пока все. Ленка может проснуться, да и мне завтра на работу.
   - Ну, Сашка, даешь! Спокойной ночи!
   Я пожелала отцу спокойной ночи и зашла в комнату. Лена спала на моем диване. Правую ладошку она подложила под щечку, а левой обнимала того самого утенка, которого когда-то давно ее папа подарил мне на новый год. Да уж, я вляпалась. Хотите совет на будущее? Никогда не впускайте в свою жизнь чужих детей - выгнать их оттуда потом будет очень сложно.
   Я тихо разделась и легла спать.
   ...Когда я проснулась Лена еще спала. Я посмотрела на часы - шесть. Вставать не хотелось. Я посмотрела на девочку, лежащую рядом, и улыбнулась. Ночью Лене приснился плохой сон, она попросилась спать со мной, а уже засыпая, назвала мамой. Но ведь я не ее мать! Стало как-то не по себе. Я посмотрела на создавшуюся ситуацию с другой стороны. Я была эгоисткой. Хотела стать на неделю мамой, но не подумала о том, что по истечению этого срока Лена не сможет от меня уйти. Она была еще маленькой девочкой, которая нуждалась в ласке, в материнской любви, а ни Саша, ни ее бабушка не могли дать этого девочке. Да и Саша, черт бы его побрал! Он всегда был таким, думал только о себе. Помню, еще когда мы общались, мы пару раз говорили о детях. Возможно, он бы был неплохим отцом, но если бы рядом была женщина, которая его к этому приучила. Хотя, как этому можно научить? Отцовское чувство или есть, или его нет. А у Саши оно было, только уж очень глубоко припрятано. Неужели Ленина мама не смогла научить Сашу любить дочь?
   Вот тогда я и вспомнила всю ту боль, которая уже давно терзала мое сердце. Саша бросил меня, оставил одну, уехал и женился. Я так сильно любила его, а Саша развернулся и ушел. Он не оставил мне выбора - я должна была, обязана была забыть его. И когда он приехал, просил прощения, я отказала ему даже в самом малом - в разговоре, а он так и не сказал мне, что у него дочь.
   Лена шевельнулась. Я посмотрела на девочку - она протирала ручками глазки.
   - Доброе утро, солнышко! - сказала я ей и поцеловала.
   - Привет, - ответила она и уткнулась в меня носом. Точно так же когда-то я поступила с ее отцом. Проснулась, поздоровалась и уткнулась носом в надежное мужское плечо. Не надежное, как оказалось...
   - Вставай, в школу идти надо. Когда у тебя каникулы начинаются?
   - Со следующей недели. Ты меня отвезешь в школу?
   - Отвезу, - улыбнулась я ей, и встала. Нужно было умываться и готовить завтрак.
   Дом больше не казался мне пустым. По дивану были разбросаны Ленкины вещи. Комната казалась уютнее, чем когда-либо. Да что там комната? Таким казался весь дом. Да, дом. Дом, а не квартира. Вот так вот на самые обыденные вещи влияют дети.
   Ровно в семь пятнадцать Лена, умытая и расчесанная, сидела на кухне и пила полагающийся стакан молока с круасаном. Молоко у меня дома всегда есть. Я его очень сильно люблю. Поэтому с завтраком никаких поблеем не возникло. Лена позавтракала, я заплела ей две косички и стала одеваться сама. Когда я оделась, Лена посмотрела на меня с удивлением:
   - Ты считаешь, что так можно идти? - спросила она меня, скептически поглядывая на мой брючный костюм. - Нет, это никуда не годиться! Иди, одевай юбку! - скомандовала она мне и плюхнулась на диван.
   И почему я послушалась? Понятия не имею, но я послушно переоделась, взяла сумку, ключи от машины, помогла Ленке одеть портфель, и мы вместе пешком спустились вниз - Лена изъявила желание размять ноги. Прыгнув на заднее сиденье, Лена робко попросила у меня прощение за то, что заставила переодеться.
   - Не извиняйся, мне в юбке гораздо лучше, чем в брюках. - Ответила я ей, и Ленка радостно улыбнулась, обняв меня за шею. - Поехали? - спросила у нее я, включив зажигание.
   - И заведешь прямо в школу, ладно? - попросила Лена, и я согласилась.

* * *

   Неделя, а точнее те два оставшихся дня, пролетели быстро. Вот и настала пятница. Я позвонила Лениной бабушке и сказала, что привезу ее после школы. На это она ответила, что очень рада снова слышать меня, а еще, что она всегда знала, что я умная девочка и люблю ее сына. Что и говорить, после этого разговора я себе не находила места. Я вообще не хотела отдавать Ленку. Я даже не знала, приехал ли ее пресловутый отец. Бросил Лену так же, как бросил и меня!
   ... Рабочий день прошел. Я не хотела вставать из-за своего стола, зная, что придется ехать за Леной, придется увозить ее от cебя. А мне этого так не хотелось!..
   Ленка сидела в классе и делала домашнее задание. Я стояла в дверях и смотрела на нее: на ее выбившиеся из прически локоны, на ее перекрутившееся платьице, на нее саму - живое напоминание о том, что у меня самой нет ребенка и нет того человека, от которого я хотела бы его иметь. Лена повернула свою головку и увидела меня. Вскочив со своего места, она бросилась ко мне. Я обняла девочку, подавив в себе слезы. Я буду навещать ее, думала я, а когда ее отец снова будет уезжать к Ней, я буду приглашать Ленку к себе.
   Девочка прижалась щечкой к моей щеке и зажмурила глазки.
   - Вот и ты пришла! - шепнула она мне и чмокнула губами. - А мне папа звонил, он приехал.
   У меня слезы снова стали рваться наружу. Теперь Ленка уйдет из моей жизни на долго. Черт побери, я этому не позволю произойти.
   - Лен, а пойдем в воскресенье со мной в цирк?
   - Нет, не могу, мы с папой уезжаем. - Как? Куда? Хотела я у нее спросить, но остановилась. Он - ее отец, а лично я ей - никто. Мне стало страшно одиноко. Одиноко и больно - вот и еще один человек ушел из моей жизни....
   - Ладно, пойдем, я тебя отвезу домой. Только ты папе не говори, что у меня ночевала, и бабушку попроси не рассказывать, договорились?
   - Договорились, - ответила она мне и побежала собирать свои тетрадки. Я смотрела на нее и понимала, что не смогу уйти из ее жизни, не потому что не хочу, а потому что не могу. Ленка - невероятное существо. Она живая, веселая, задорная, открытая. А еще я полюбила ее. А вот такого исхода я не ожидала. Полюбить чужого ребенка, да еще и дочь своего бывшего. Слава богу, не мужа!
   Через полчаса мы подъехали к подъезду Ленкиного дома. Ее бабушка, Антонина Николаевна, встретила нас и забрала внучкины вещи.
   - Сашенька, заходите к нам обязательно, - пригласила она меня. - Александр скоро приедет. Вы давно не виделись, поговорите.
   - Не могу - дела, - отказалась я. Хоть и дел у меня никаких не было, но с Сашкой видеться я не хотела. Нисколько, должна сказать. После того, как он бросил меня, уехал в свою Москву и женился там на какой-то девушке, я не имела ни малейшего желания общаться с ним. Тем более, что именно он лишает меня Ленки. И все же, я решила попробовать оставить за собой какое-нибудь право видеться с Леной. - Антонина Николаевна, - обратилась я к ней, уже прощаясь, - вы же знаете, что случилось между мной и Александром. И все же, я прошу у вас разрешения видеться с Леной. Она - настоящее чудо. Я не замужем, своих детей у меня нет, а эту девочку я полюбила всем сердцем.
   - Конечно, я поговорю об этом с Сашей....
   - Нет, не нужно с Сашей, - перебила ее я, - пусть он не знает об этом, как и о том, что эту неделю Лена жила у меня.
   - Хорошо, Сашенька. Вы тут прощайтесь, а я пойду. - Попрощалась Сашина мама и ушла. А я осталась стоять с Ленкой у дверей подъезда. Она смотрела мне в глаза с какой-то детской наивностью. Казалось, она сейчас улыбнется, а взгляд был такой грустный, что мне так и хотелось прижать ее к себе. Но тут Ленка сама бросилась меня обнимать и со слезами на глазах еле слышно пошептала:
   - А может, заберешь меня к себе насовсем? Мне так нужна мама!..
   Я не знала, что сказать. Не было слов. Никаких. Мне и самой нужна была дочь. Такая, как Ленка. Я обнимала девочку и понимала, что не отпущу ее. Не смогу. Да и не хочу ее отпускать.
   - Лена, а как же твой папа? - спросила я ее, присев на корточки. - А как же он? А бабушка? Что же они без тебя будут делать?
   - Я не нужна папе. Он теперь часто будет к своей мымре ездить. Он оставил меня и за всю неделю ни разочка не позвонил! - Сашка, только он мог так поступить с ребенком.
   - Конечно же, ты нужна ему, милая. Папа любит тебя, я уверена. - Ответила я ей, обнимая девочку и прижимая к себе.
   - Почему же он тогда не звонил мне? Почему его нет сейчас здесь? - детская обида сквозила в ее голосе, в словах, которые она говорила мне, проливая свои детские слезы. - Саша, забери меня с собой, пожалуйста! Не оставляй меня!
   Я больше не могла. Боль разрывала мое сердце на куски. Эта девочка стала мне дороже всех. Я подняла плачущую Лену на руки и пошла к лифту. Когда я отдавала девочку бабушке, малышка плакала и вырывалась - хотела уехать со мной. Но я не могла ее увезти. Хотела - Господи, как я же хотела! - но не могла. Ее дом был здесь, рядом с отцом и бабушкой, а я была ей чужым человеком. Бывшей невестой ее отца....

* * *

   Дома было тихо. Я бросила сумку на пол и прислонилась к двери. Точно так же и Ленка бросала свой рюкзачок. Теперь все в доме напоминало мне о ней, о маленькой, веселой Ленке, дочери человека, который бросил меня, узнав о моих чувствах, бросил меня, пообещав жениться. Я пошла в свою комнату и достала с одного из ящиков подиума свою старую большую шкатулку. Я еще с детства хранила в ней свои дневники, письма, открытки, которые мне дарили мальчишки. А еще я в ней хранила Сашино обручальное кольцо....
   Я одела его на палец и закрыла глаза. Я помнила Сашу тем молодым и задорным, каким он был те долгих восемь лет назад, а какой он теперь я не знала. Воспоминания заставили меня улыбнуться. Когда-то давно, еще в девятом классе, когда мы познакомились, он был мне только другом. Просто хорошим другом, Сашкой, который предугадывал мое будущее. Он был старше меня на два года. Одиннадцатиклассник.... Как я тогда гордилась дружбой с ним! Подруги завидовали мне, а он, Сашка, звонил мне каждую ночь в двенадцать, и мы подолгу говорили. О чем? Обо всем. Обо мне, о нем, о моих и его друзьях, о любви, о ненависти - обо всем том, о чем могут говорить люди, которые уважают друг друга настолько, чтобы не соглашаться с мнением друг друга. Мы спорили. Постоянно. И каждый отстаивал свое мнение. Но нам это нравилось. Я страшно ненавидела тех мальчишек, которые соглашались со мной во всем, лишь бы только я пошла с ними в кино. А Сашка всегда стоял на своем.... Даже не знаю, когда я первый раз посмотрела на него не как на друга. И не знаю по какой причине. Просто когда мы однажды смотрели у него дома фильм, мы лежали рядом, и он гладил меня по руке. Непроизвольно, но я сходила с ума... а потом я его поцеловала. Не знаю почему, но Саша мне ответил. Гм, ... это одно из самых лучших воспоминаний в моей жизни.
   Нахлынувшие воспоминания выбили меня из колеи, из того стопорного состояния, в которое я попала после прощания с Леной. Я заплакала. Заплакала потому, что мне не хватало Лены и... не хватало Саши. Того человека, который, дав мне надежду на счастье с ним, развернулся и ушел. Просто ушел, не сказав ни слова. Я тогда не знала, как это пережить. Хотелось умереть. Хотелось бросить все: и учебу, и работу в модельном агентстве, просто подойти к краю попасти и сделать шаг вперед.... Но я нашла в себе силы жить дальше. Взялась за учебу, за работу, за свои сказки. И добилась, добилась всего, чего хотела: признания в модельном бизнесе - стала ведущей моделью агентства; признания в мире литературы - каждая моя книга переиздавалась дважды; и я сама стала дизайнером одежды. У меня своя квартира, машина, мои родители живут в доме, который я построила им год назад. Мне есть чем гордиться, но сердце до сих пор хранит верность Саше....
   Я встала с пола, залезла на диван и заснула. Мне нужно было поспать, успокоиться, отдохнуть. Отдохнуть от всего, а в первую очередь от мыслей, которые вечно бродят в моей голове и не дают покоя моему сердцу.
   ...Проснулась я поздно от звонка в дверь. Встать после того, как я заснула, мне так и не пришлось. Я подошла к двери и открыла ее. На пороге стоял Алексей с букетом роз.
   - Я смотрю, вы еще не готовы. Давайте, идите, приводите себя в порядок, а я приготовлю нам обоим кофе. - Если бы он не оказался быстрее, я с огромным удовольствием захлопнула бы дверь перед его носом, но он уже успел зайти, и мне не оставалось ничего, кроме как закрыть за ним дверь.
   Я не хотела абсолютно ничего. Просто упасть лицом вниз и лежать так весь день. А до Алексея мне не было никакого дела. Он может делать все, что угодно. Поэтому я не пошла в ванную, а отправилась прямиком в свою комнату, под одеяло. Прошло минут десять. Я уже дремала, когда под самым носом услышала запах кофе.
   - Я попросил привести себя в порядок... - вкрадчиво начал он.
   - Да иди ты! - ответила ему я и отвернулась.
   - Нет, барышня, - засмеялся он, - так не пойдет. Вот возьмите кофе, сделайте пару глотков, и вам обязательно полегчает.
   - Ты мне в няни нанялся? - спросила я у него и все же сделала глоток. Горький кофе обжег мне горло. Сон начал развеиваться. Я поняла, что была груба. - Алексей, послушайте...
   - Снова на "Вы"? - перебил он меня. - А я думал, этот этап мы уже прошли.
   - Хорошо, прошли... Алексей, послушай. У меня нет никакого желания вылизать из-под одеяла. Я не хочу кататься на лошадях. Я вообще ничего не хочу. Если хочешь остаться - в соседней комнате телевизор, в еще одной - полно книг.
   После этих моих слов гость оставил недопитый кофе возле дивана и удалился. Слава Богу, подумала я и закрыла глаза. Не успела я успокоить дыхание, как снова услышала его бархатистый голос над самым ухом:
   - А почему там детские вещи лежат?
   - Ленка забыла, - ответила я, и вдруг вскочила. - Как? Она забыла свои вещи?
   - Ну да, там лежит детская одежда: джинсы, майка... вряд ли это твой размер, Алека.
   - Что? Что ты сказал? - переспросила я, в его словах мне показалось что-то знакомое, до боли знакомое.... - Как ты меня назвал?
   - Алека.... А что, не нравиться?
   Господи, точно так же меня Саша называл. Именно так. Когда сказал, что любит.... Мы ехали к метро от его дома, я была обижена его безразличием, а он разозлился, повернул мою голову к себе и прошептал: "Черт побери, да я люблю тебя, Алека, люблю! Понимаешь, малышка? Люблю!". Больше этих слов он никогда не повторял.... Да и разве это было нужно? Я услышала их и навсегда запомнила... и слова, и взгляд, и поцелуй. Такое нельзя забыть...
   - Не называй меня так, ладно? - попросила я Алексея.
   - Воспоминания иногда причиняют боль.... Понимаю.... Так а кто такая Ленка? - спросил он.
   - Его дочь.
   Большего я сказать не могла. Мне было больно. Да, у чувств есть свойство угасать, но так же у них есть и свойство загораться с новой силой. Именно это и произошло со мной - чувства к Саше загорелись снова. И это было хуже всего.
   Алексей откинул с меня одеяло, поднял на руки и отнес в ванную. Только там он поставил меня на пол и включил воду.
   - Умойся, а потом мне все расскажешь. Время у меня есть - я целый день свободен и готов посвятить его тебе. - После этих слов мой гость закрыл дверь и пошел в мой кабинет - оценивать мою "библиотеку".
   Я умылась, помыла голову, уложила прическу, сделала себе легкий макияж и вышла. Алексей сидел в одном из кресел моего "кабинета" и читал книгу. Не отрывая от книги глаз, он обратился ко мне:
   - Отличная библиотека. Да и сама комната хорошая. Портсигара и виски, правда, не хватает. - Я улыбнулась. Он посмотрел на меня и добавил: - Так уже значительно лучше. Идем?
   - Куда? - спросила я и снова улыбнулась.
   - Сначала завтракать, а потом кататься на лошадях. Я же говорил.
   - Хорошо, но сначала я позвоню. - Он согласился, и я набрала номер Саши. Сначала были долгие гудки, потом послышался грустный детский голос.
   - Алло, - сказала Ленка, и мое сердце снова вернулось к жизни.
   - Привет, малышка,- сказала ей я, - ты у меня свои вещи забыла...
   - Саша! - радостно вскрикнула она. - Я так обиделась на тебя, что ты не забрала меня к себе! А теперь уже не злюсь. Когда ты за мной заедешь?
   - Я... - что я могла сказать? Эта девочка хотела жить у меня, я тоже этого хотела, но ведь жизнь не такая простая, какой она кажется детям. - Лен, я не могу. Пойми меня правильно. У тебя есть папа, бабушка, а я...кто я тебе? Леночка, солнышко.... Я люблю тебя, понимаешь, но у меня с твоим папой... гм... не такие уж хорошие отношения.... Я буду с тобой видеться, обещаю.
   - Саша, папа меня увозит к Ней. На все лето. Он сказал, что она скоро станет моей мамой. Я завтра уезжаю... я не хочу....
   - Леночка...- у меня не было слов. Я хотела быть ее мамой, я! Раньше мне казалось - быть мамой легко, но теперь я понимаю, что материнство - это не только косички да бантики. Это ответственность за ребенка, за то, каким он вырастит, за то, что он сделает. Для того, чтобы стать мамой, нужно уметь понять ребенка, уметь подарить ему ласку, тепло, нужно понимать, что с этих пор твоя судьба связана с этим ребенком, с этим маленьким человечком.... И я хотела именно этого. - Лена, когда у тебя поезд? - спросила я.
   - Завтра в шесть сорок. Ты приедешь на вокзал? - она немного повеселела.
   - Нет, Лена. Я не приеду на вокзал. Помнишь киоск, мимо которого мы проезжали, и ты попросила меня купить тебе мороженое? Я буду ждать тебя там в четыре. Бабушке и отцу ничего не говори. Антонине Николаевне я сама все объясню. Хорошо? Я заберу тебя к себе.
   - Я там буду. Позвать бабушку? - она чмокнула меня в трубку и позвала бабушку.
   - Антонина Николаевна? - обратилась я к ней. Та сказала: "Да!", и я продолжила. - Я знаю, это не правильно. Я знаю, это наказуемо законом, но мне нужна Лена. Я не хочу отдавать ее какой-то мымре... ой, извините....
   - Увези ее, пока Саша не забрал у меня внучку. Он хочет увезти ее от меня. Не позволь ему это! Эта женщина... она злая. Я не хочу, чтобы у моей Леночки была такая мать!
   - Я увезу ее. Я заберу ее к себе, а Саша пусть валит к черту. Он уже раз бросил ребенка. Не волнуйтесь. Только к четырем часам пошлите ее в магазин. - Ленина бабушка согласилась, и мы попрощались. Я повернулась к Алексею и сказала:
   - Я собираюсь украсть эту девочку....

* * *

   Алексей оказался на удивление интересным собеседником. Через полчаса катания на лошадях, мы поняли, что вместе нам быть не суждено. Слишком уж мы были разные. Да, интересов общих было много, но вот для того, чтобы быть вместе, жить в одной квартире, спать в одной постели - маловато. Да и не в количестве дело, просто он любил другую, я - другого.
   - Друзья - вот наш удел, - сказали мы в один голос и засмеялись. Так приятно было снова иметь друга, иметь возможность доверять ему. А у меня, как оказалось, был далеко не легкий период в жизни.
   - Так расскажи мне про этого Александра. - Попросил Леша и нахмурился. Я смотрела вперед. Зачем ему рассказывать это все? А потом я передумала и рассказала все, как было, вплоть до знакомства с Ленкой.
   - А когда пришло время отвозить Лену домой, - закончила я свой рассказ, - я поняла, что не смогу уйти из ее жизни. Мне все равно, что сделает Саша, я заберу Лену к себе и не позволю увезти ее. Я эгоистка?
   - Нет, - успокоил меня Леша, - ты думаешь о девочке. Ты любишь ее и хочешь стать ей матерью. Не проще ли поговорить с Александром?
   - Сомневаюсь, что это поможет! - ответила я. На этом тему Лены и ее отца мы закрыли.
   ... Прогулка получилась отличная. Леша провел меня до дома, когда было уже десять вечера. Предлагать зайти я ему не стала. Мы решили встретиться в понедельник в кафе. Он пообещал, что сыграет для меня.
   Дома было прохладно, по крайней мере, по сравнению с улицей. Я пошла в душ, а потом налила себе стакан молока, включила радио, зажгла свечи и улеглась на диван. Грусть куда-то ушла, оставив чувство растерянности и облегчения. Мне казалось, что все будет хорошо, и я смогу преодолеть все трудности, которые встретятся на моем пути. Мне было все равно на то, что скажет мне Сашка, когда узнает о моем поступке. Мне было все равно, что это, собственно говоря, преступление, иными словами, кража ребенка. Но ведь Антонина Николаевна знала обо всем....
   Но ночь, если говорить честно, выдалась спокойной. Утром я проснулась и улыбнулась. Казалось, жизнь налаживается. Я потянулась и откинула одеяло - пора было вставать и готовить дом для гостьи.
   Началось все с чашки крепкого кофе. Я убирала комнату за комнатой, смахивая все до единой пылинки. Я протерла все находящиеся в доме вазы, полила цветы, поменяла везде постельное белье, перемыла посуду, разложила все специи по полочкам - в общем, сделала все, чтобы пребывание в моем доме такого чуда, как Леночка, было приятным и полным радости с обеих сторон.
   Пробило три часа. Мне пора было собираться. Я натянула на себя кожаные штаны, черную майку, взяла кожаную куртку, обула черные туфли, взяла ключи от машины и пожалела, что не купила себе мотоцикл, когда передо мной стоял выбор: автомобиль или скоростной спортивный мотоцикл Ducati Redvolution. Сама не понимаю, что меня остановило. Казалось бы, мотоцикл и девушка в коже на нем - чего еще желать? А потом подумала и решила, что автомобиль выглядит намного солиднее. И, как говорится, на дороге стало одной бабой больше....
   Ровно в три тридцать я была на намеченном месте. Я сидела в машине и ждала, с содроганием сердца ждала - когда же появится Леночка. А ее все не было, и минуты тянулись одна за другой, словно века, даже не года. И сердце стучало так громко, что казалось - его слышно даже на улице. Я нервно теребила пальцами застежки на куртке. Дико хотелось курить, но поскольку у меня такой пагубной привычки не было, я отбросила эту мысль. Нужно было чем-то себя занять. Я стала перебирать в уме имена мужчин, с которыми я встречалась: два Димы, Витя, Толик, Валера, два Руслана, Сашка.... Их было много, как показалось мне, и я зажмурила глаза - моя собственная жизнь показалась мне чересчур легкомысленной.
   Когда я открыла глаза, было уже без пяти четыре. Из-за угла киоска, словно маленький шпион, выглядывала Ленка. Я посигналила ей, открыла дверь, и девочка, вскочив в машину, бросилась обнимать меня и целовать. Она крепко держала меня за шею и все повторяла:
   - Я знала, я знала, что у меня будет хорошая мама.... Знала, понимаешь, знала! Мне сон приснился. Снилась моя мама..., она сказала, чтобы я помнила ее, но любила ту женщину, которую папа выберет для роли моей мамы. Но папа выбрал не ту, поэтому я сама себе маму выбрать решила.... Ты - моя мама!
   Детская наивность! Детям все кажется простым, легкоразрешимым, они думает, что стоит чего-то очень сильно захотеть и сделать на встречу этому желанию хоть один шажок, как то, чего так хочет их маленькое сердечко, непременно сбудется. Была бы и взрослая жизнь такой же!
   Я обняла Ленку и поцеловала в лобик. Если она хочет - я буду ее мамой. Лена опустила голову мне на плечо, и я завела мотор. Ехать домой не было смысла - именно там Лену и будет искать ее пресловутый отец, если узнает у кого она. Поэтому, я решила, что будет лучше всего... отвезти ее к Алексею.
   Даже не знаю, почему у меня возникла такая мысль. Просто со вчерашнего дня мое отношение к нему кардинально изменилось. Но до того как Саша уедет к своей "мымре", как называет ее Лена, девочка сможет побыть у него. Антонина Николаевна придумала историю о том, что Лена капризничает, и именно поэтому убежала к одной из своих многочисленных подруг, лишь бы только не знакомиться с женщиной, с которой ее отец собрался жить вместе. Пропажа обнаружится, когда уже пора будет уезжать. Саша уедет сам, а к тому времени, когда он вернется, я придумаю, как оставить Лену у себя.
   Именно такими были мои планы. Я с удовольствием поделилась ими с Леной, но она была против жить у чужого человека. Тогда я объяснила девочке, что жить она будет у меня, а у Леши мы проведем только следующие несколько часов. Лена согласилась.
   ... Ленке Леша понравился. Они быстро нашли общий язык, вызвав у меня вспышку ревности, но когда я осталась с новоиспеченной дочерью наедине, она шепнула мне:
   - Замуж ты выйдешь только за моего папу. Так что прекращай эти игры с Лешкой. Оставь в покое его. Вот я подрасту немного и тогда.... - Я засмеялась. Моя маленькая девочка, похоже, влюбилась в того самого человека, которого я со вчерашнего дня считала исключительно только другом. Да и он был с этим полностью согласен и отвечал взаимностью. Лена укоризненно посмотрела на меня и сказала: - Между прочим, я не шучу! - что вызвало у меня новый приступ смеха.
   Леша тихо зашел в комнату и включил телевизор. Лена моментально переключила свое внимание на мультфильм, дав взрослым возможность спокойно обсудить дела. Но как только началась реклама, Лена снова обратила на нас внимание и нетерпящим возражения голосом сказала:
   - Как только ты, Саша, подучишься готовить, я обязательно поговорю с папой о том, что пора устраивать свадьбу. - И я, и Алексей засмеялись, а Лена нахмурилась, но тоже улыбнулась: - Смейтесь-смейтесь, а все равно все по-моему будет!
   ... Было уже что-то около шести часов, когда зазвонил мой мобильный. Сердце учащенно забилось. Возник вопрос: что делать, если это ОН? Но это был не он. Ленина бабушка звонила сказать, что Александр решил ехать без Лены, но как только она объявится, девочка должна была приехать к отцу. Я обрадовалась сначала, а потом... подумала, что же делать дальше? Долго скрывать, где Лена не получится. А как прямо сказать Саше, что его дочь будет жить у меня, потому что мы обе этого хотим, я не знала. Наверное, он сильно рассердится, подумала я и вспомнила тот единственный раз, когда я видела его злым. Алекс готов был крушить все, что попадалось ему на пути. Мы тогда ехали в метро, была уже поздняя ночь, людей почти не было. Саша молотил кулаками по стенам вагона, а я боялась к нему подойти, думала, что он ненароком может задеть и меня. Но я набралась смелости и подошла к нему, положила руку ему на плечо. Алекс обернулся, и я увидела его глаза - глаза зверя, который рыщет в поисках добычи. Мне тогда на миг показалось, что это тигр, на пасти которого еще не успела засохнуть кровь прошлой жертвы....
   Я передернулась и снова оказалась в реальности, в квартире Алексея, рядом с ним и дочерью Александра. Я еще с детства привыкла опрометчиво поступать, задумываясь о последствиях, уже совершив что-либо. Точно так же и с Леной, поняла я, сначала я ее "украла", а теперь задумалась о том, что будет дальше. Но я не жалела. Я хотела, чтобы девочка жила со мной, да и сама "пострадавшая" этого хотела. Разве это плохо - идти на встречу ребенку? Тем более такому, как Лена. Хотя, наверное, я уже как истинная мама не могу реально оценивать своего ребенка. Предвзятое отношение - так, по-моему, это называется....

* * *

   Ко мне домой мы приехали вечером. Лена сразу же отправилась спать, а я устроилась перед компьютером и решила поработать. Следующий день обещал быть тяжелым. Кроме того, мне нужно было придумать, куда деть Лену. Не поедет же она ко мне на работу! Хотя...это идея!
   Проснулась я гораздо позже, чем должна была. Неужели я опоздаю? - пронеслось у меня в голове. И тут я почувствовала рядом с собой какое-то теплое тело. Ленка! Конечно, это была она. Неужели я так поздно заснула, что даже не почувствовала, когда она пришла спать ко мне? Девочка улыбнулась и чмокнула меня в щеку.
   - Ты проспала, - констатировала она и засмеялась. - Я не будила тебя, сама приготовила завтрак и даже погладила тебе одежду.
   - Спасибо, солнышко, - ответила я ей и улыбнулась - до чего же сообразительный ребенок. Ленка встала, и я поняла, что она уже очень давно не спит. Девочка посмотрела мне в глаза и поманила пальчиком следовать за ней.
   ... На кухне был накрыт стол, в вазочке стояли какие-то цветы, откуда они я думать не хотела. В большой тарелке был нарезан салат, на плоской тарелке рядом лежала яичница с ветчиной и сыром. Я поразилась. Неужели этот ребенок умеет так хорошо готовить. Лена опустила глазки, как будто догадавшись о моих мыслях.
   - Мной бабушка руководила. Я позвонила ей.
   Я улыбнулась девочке и с огромным удовольствием поглотила все то, что она мне приготовила. После такого питательного завтрака я отправилась в ванную, а когда вышла оттуда, все постели уже были убраны, в квартире царил идеальный порядок. Эта девочка, подумала я, не перестает меня удивлять. Как же хорошо иметь ребенка!
   Когда мы выходили, Лена сообразила, что ей будет совсем нечем заняться, поэтому перед работой мы заехали в книжный магазин и накупили книжек, чтобы девочке было что делать, пока я буду работать. Приехав на работу, я удивила всех присутствием ребенка, но с Ленкой все быстро нашли общий язык. Она даже помогала им чем-то: то нитки приносила, то позировала, то примеряла, в общем, нашла чем заняться. Обедать мы пошли в ту самую кафешку. Леша уже какое-то время играл, поэтому, когда мы пришли, сделал перерыв и составил нам компанию, но когда Лена попросила заказать мороженое, Алексей встал и отправился играть. Первую песню он посветил нам:
   - Для двух замечательных девушек за столиком у стены. - Именно при этих словах мы с Ленкой переглянулись и засмеялись. В мою жизнь вновь ворвалось счастье.

* * *

   Прошло несколько дней. Все было хорошо, даже больше - просто удивительно. Жить с Ленкой оказалось легко. Мы каждый день звонили Антонине Николаевне и даже один раз ездили к ней. Сама Лена была счастлива. У нее в прямом смысле слова появилась мама. Мы вместе ходили за покупками, гуляли, готовили, убирали. Она пару раз приглашала ко мне своих подруг и те веселились с Ленкой в комнате гостей, пока я работала. Девочка стала чаще улыбаться, а мою квартиру превратила в настоящий дом, полный смеха, радости и тепла.
   Показ коллекции прошел замечательно. Поступило много заказов, так что работы у меня было достаточно. С Лешей мы виделись каждый день: или обедали вместе, или после работы ездили куда-то посидеть в кафе. Лене он нравился, но как только речь заходила о том, что Алексей мог бы за мной ухаживать, моя взбалмошная девочка закатывала "истерику" и говорила, что я должна ждать ее папу. И я ждала.... Ждала не потому, что нужно было ответить за свой поступок, а потому, что я хотела снова быть с ним. Я думала, что смогу его перевоспитать.
   Однажды, это был уже четверг, мы с Леной вернулись гораздо позже, чем предполагали - засиделись в кафе. Охранник в подъезде сказал, что наверху меня ждет какой-то мужчина. Мы с Леной переглянулись и поспешили вызвать лифт, думая, что это Алексей - его не было ни в обед, ни после. Но каково же было наше удивление, когда из-за открытых дверей лифта нам предстал... Саша!
   ... Выглядел он ужасно: взъерошенные волосы, галстук перекручен, верхние пуговицы рубашки расстегнуты. Сам Саша сидел на корточках, нервно сжимая руки в кулаках. Когда я его увидела, сердце вздрогнуло и замерло. Мне показалось, что я упаду в обморок. Такое ощущение было, что я увидела приведение, только приведение это было таким родным, таким желанным....
   Саша с наиграно спокойным видом встал и шаг за шагом начал приближаться к нам. Я моментально загородила Лену собой, но отец девочки предпочел сделать вид, что не заметил этого движения.
   - Так вот у кого ты прячешься! - еле сдерживая ярость, сказал он. Я сделала шаг назад. Лена пряталась за мной, я чувствовала, как она трясется. Господи, каким же должен быть отец, чтобы дочь его боялась!
   - Не подходи, - предупредила я непрошеного гостя. Но Саша не послушался и двинулся на нас. Я выхватила из сумки газовый баллончик и брызнула жидкость в лицо бывшему жениху. Алекс закричал, а мы с Ленкой бросились к двери моей квартиры. В тот момент, когда Саша бросился за нами, я хлопнула дверью перед его носом.
   Думаю, этого Саша от меня не ожидал. Он звонил раз десять, но я не отвечала и даже не подходила к двери. Когда мне надоел трезвон, я отключила звонок. Ему не оставалось ничего, кроме того, что стучать в дверь. Лена успокоилась и пошла смотреть телевизор, а я подошла к двери и заговорила с Сашей.
   - Зачем ты пришел? Ей хорошо со мной. Она не хотела ехать к твоей мымре. - Из-за двери послышался смех.
   - К мымре?!
   - Да, к мымре, - повторила я и засмеялась в ответ, - если не будешь пугать девочку, я впущу тебя. - Саша согласился, и я открыла дверь.
   ... Мы смотрели друг другу в глаза и не могли отвести взгляд. Огоньки в его глазах были тусклее, чем раньше, но все же эти его глаза и огоньки в них по-прежнему продолжали сводить меня с ума. Не знаю, как долго мы так стояли, но Саша вдруг сделал шаг вперед и обнял меня. Я спрятала лицо у него на плече и закрыла глаза. Вот чего мне так долго не хватало - этих сильных объятий!
   - Алека, я не могу без тебя. Без тебя и без Ленки. Думала, я не знаю, что в тот раз она у тебя ночевала? Ты плохо знаешь Ленку. Она если что надумала, все сделает, лишь бы исполнить свое желание. Ты ей понравилась. Маму она свою почти не помнит, вот и решила...
   - Да-да, знаю, сделать своей мамой меня. - Мы засмеялись, и он поцеловал меня. Только тогда я поняла, как сильно все это время я скучала по Саше, по его поцелуям, ласкам, по тому счастью, которое умел дарить только он.
   Когда поцелуй окончился, я открыла глаза и увидела счастливое личико Ленки:
   - Я же говорила, что мой папа очень сильно тебя любит! - сказала она и бросилась обнимать нас обоих.
   ...В ту ночь мы спали все втроем. Сначала Лена спала у себя в комнате. Но началась гроза, девочка испугалась и прибежала к нам. Мы с Сашей устроили ее между нами, и когда она заснула, долго смотрели друг на друга и решили, что для полного счастья нам не хватает только сына. А на следующий день отнесли заявление в ЗАГС....

Валерия Зинковец.

Апрель - июль 2004 года.

  
  
  
   19
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"