Диоскуры: другие произведения.

Космоопера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проснувшись после особо веселой ночки, неудачливый охотник за головами по имени Чайльд Нортон застает на своем (или нет?) космическом корабле принцессу крупнейшей межзвездной империи и самого таинственного наемника за всю ее историю. Чайльд сам не замечает, как оказывается втянутым в погоню за наследством империи... и не только. Пишут два человека. Предупреждение: мат, графическое насилие, слэш

  ГЛАВА 1. Торра, на поверхности.
  
   Чайльд ненавидел такие пробуждения. Когда открываешь глаза и понимаешь, что голова раскалывается, во рту как будто пылесосом прошлись, а вдобавок ко всему на его личном корабле за стеной слышатся какие-то голоса - кажется, что лучше бы и вовсе не просыпался. Очень осторожно он поднялся с кровати, мельком заметив, что простыни сегодня были другого цвета, нежели обычно. Надо будет по-мужски побеседовать с бортовым компьютером - порыться у него в программах и посмотреть, с чего это он вдруг начал проявлять инициативу.
  Голоса не смолкали, и Чайльд подошел к раздвижной двери, прислушиваясь. Высокий женский голос что-то щебетал, изредка прерываемый хрипловатым мужским. Судя по громкости, доносились они с капитанского мостика.
  'Отлично, - подумал Чайльд. - Только этого, бля, не хватало'. Какие-то идиоты лазят по его кораблю, пока он валяется в отключке после трёх вёдер вискаря, выпитых в местном баре. И что это вообще за планета? Чайльд наморщил лоб, пытаясь вспомнить, но от этого голова только ещё больше заболела.
  Удостоверившись, что пистолет пристегнут к его бедру, Чайльд вышел в коридор и направился в рубку.
  
  Приятный искусственно сгенерированный голос корабельного компьютера начал отсчитывать секундды до прыжка в гиперпространство: "10 секунд до прыжка..." - Чайльд ускорил шаг. - "8 секунд до прыжка..." - Чайльд перешел на бег. - "3 секунды до прыжка..." - вломился в рубку, заметил двух подозрительных личностей и в изумлении замер. - "0 секунд до прыжка. Начинаем вход в гиперпространство".
  Слушая очередную тираду принцессы, Соут вводил координаты пункта назначения, не забывая кивать в такт голосу. Делу предстояло быть скучным и утомительным, а речи принцессы усугубляли это ощущение. Корабельный компьютер уже заканчивал отсчитывать секунды до гиперпространственного прыжка, когда внезапно дверь в рубку распахнулась и в нее ввалился странный субъект неизвестно откуда взявшийся на корабле.Тот, увидев Соута и принцессу, ошарашено остановился. От него несло резким запахом перегара и табачного дыма. Лицо субъекта показалось Соуту немного знакомым, поэтому он решил повременить с его убийством. И пока Соут пытался вспомнить, где видел этого взлохмаченного блондина - впредь он так его про себя и называл - корабль вошел в гиперпространство.
  
  Чайльд все еще держал руку на пистолете, но уже плохо осознавал это. Он застыл, не веря собственным глазам. Нет. Этот человек не мог стоять здесь, небрежно внимая какой-то девушке и параллельно управляясь с хитрой навигационной системой корабля. Не мог смотреть на него, Чайльда, с плохо скрываемым презрением. Не мог... Но это, тем не менее, определенно был он. Чайльд узнал бы рукоять этой изящной и самой смертельной во всех галактиках катаны где угодно, когда угодно. Черт, это же...
  Это был Соут, самый звездный из выпускников Межгалактической Академии Ха'аммори, предположительно погибший где-то в созвездии Центавра более трех лет назад.
  Это был его кумир.
  - Э... - потерянно сказал Чайльд. - Здрасьте.
  
  Со времени их последней встречи, Соут так и не изменился. Те же иссиня-черные волосы, аккуратно собранные в хвост, лицо не выражающее никаких эмоций и такой же тяжелый взгляд, от которого даже у самых бесстрашных бойцов пробегали мурашки по спине. Хотя кое-что все-таки изменилось: на шее был заметен шрам, рваные края которого будто были оставлены острыми клыками. Одежда Соута тоже не изменилась со студенческих времен - черная рубашка и такого же цвета свободного покроя штаны. Похоже, Соут так и не узнал его, что было неудивительно. Они виделись всего лишь пару раз, да и то в не очень приятной обстановке.
  
  Чайльд перевел взгляд на его спутницу и с трудом удержался, чтобы не присвистнуть: ну почему такие девушки вечно ошиваются рядом только когда ты трезв?! Почему их никогда не заносит в бары по ночам? Откуда вообще в них берется такая элегантность и легкость каждого движения и слова - не в пример местным шлюхам с размалеванными лицами?
  Глаза узковатые, маленькие, почти "идеальные" черты лица и большая грудь - очень редкое, но наиболее выгодное сочетание. В другое время в другом месте Чайльд, пожалуй, успел бы уже сказать ей четырнадцать комплементов, пять раз предложить переспать и дважды - выйти за него замуж. Девушка бросила на него скользящий взгляд и переключила внимание на Соута, ожидая, видимо, его реакции.
  
  Вдруг Чайльд почувствовал прикосновение ледяного металла к своей шее и спокойное дыхание колыхавшее волосы на затылке:
  - Твой пистолет уже у меня. Так что советую тебе не выпендриваться и отвечать на мои вопросы.
  Чайльд послушно замер, и пожалел, что оставил остальное оружие на кровати.
  - Твое лицо мне знакомо. Откуда?
  
  - О, так вы смотрели последнюю серию "Горячих и влажных"? Я в массовке третий слева был! В капюшоне... кхм, - он почувствовал, что давление усилилось. - Вообще-то, это не очень вежливо. Это же мой корабль, Соуто-сан! Впрочем, - быстро добавил Чайльд, - можете пользоваться. Особенно если будете еще женщин приводить, - он игриво подмигнул девушке.
  Когда ему было страшно, он всегда наглел. А сейчас ему было страшно так, что ноги чуть не подкашивались, несмотря на то, что у Соута не было мотивов для порубания его в капусту.
  
  - "Соуто-сан"? - теплое дыхание продолжало щекотать его затылок. - Откуда ты знаешь мое имя?
  
  - Слышал, что человек, чертовски на вас похожий, погиб три года назад. Вот я и подумал, что стоит подыграть, - хмыкнул Чайльд. - В конце концов, если вы действительно плод моего воображения, терять мне нечего.
  
  - Да, я Соут. Если ты еще раз уклонишься от ответа на мой вопрос, я сломаю тебе пару ребер.
  
  Неожиданно Чайльду пришло в голову, что, даже если он спит или видит навеянную алкоголем галлюцинацию, переломанные ребра - по-любому больно.
  - Кто этот червяк, Соут? - требовательно спросила девушка. - Он меня раздражает.
  - Пошла ты, - тут же ответил Чайльд, и все очарование невинной красотки мгновенно развеялось. - Гм, я тут подумал... я, конечно, готов отвечать на вопросы, но было бы здорово, если бы вы убрали эту большую металлическую штуку от моей шеи, Соуто-сан. И, если уж на то пошло, я был бы бесконечно признателен, если бы вы объяснили мне, какого черта мой корабль сейчас несется сквозь гиперпространство. И еще было бы совсем великолепно, если бы вы соизволили сообщить, что делаете на моем корабле... но это, разумеется, лишь скромная просьба, - язвительно добавил он.
  
  Соут не планировал причинять боль этому наглому блондину. Но он привык выполнять свои угрозы. Кроме того, блондин почему-то своим поведением и даже своей внешностью выводил его из себя. Привычным движением руки, стараясь причинить как можно меньше ущерба и уж тем более не дать пролиться ни одной капле крови, он сломал ему два правых нижних ребра рукояткой катаны.
  Дикий вопль Чайльда прокатился по кораблю, и он рухнул на колени.
  - Я предупреждал. - спокойно произнес Соут. - Откуда ты знаешь мое имя?
  
  - Вот же... блядь... - выдохнул Чайльд, еле сдерживая слезы. Боль в боку была невыносимой, дышать стало невозможно. - Я учился... с тобой...
  Чертов ублюдок. И ведь действительно - всего лишь выполнял угрозу... просто всегда кажется, что именно тебя такие вещи обойдут стороной. Закусив губу, он попытался не думать о боли, надеясь, что от этого она поутихнет. Ага, как же.
  
  "Какой низкий болевой порог" - просто констатировал Соут про себя.
  - Академия Ха'аммори? - Соут обошел того вокруг, по-прежнему не убирая катану и внимательно вгляделся в смутно знакомое лицо. Затем катана медленно опустилась. - Чайльд Нортон, на три курса младше? Замечен в двух крупных нарушениях правил и десятке мелких, однажды был посажен в карцер на неделю за...
  
  Чайльд громко заскрежетал зубами и вскинул голову, впервые по-настоящему встретившись взглядом с Соутом.
  Только теперь Соут заметил, что глаза Чайльда немного отличаются друг от друга по цвету, и вокруг левого - более светлого - к коже припаян металлический обод. Растрепанные песочного цвета волосы завешивали этот глаз, который на деле был оптическим прибором, одним из немногих, все еще оставшихся на рынке. Даже будучи перекошенным от боли и гнева, лицо Чайльда оставалось вполне привлекательным и, будто в соответствие с именем, немного детским. У него был вздернут нос, отчего создавалось впечатление, будто Чайльд смотрит на всех немного свысока.
  Соуту потребовалось меньше двух секунд, чтобы полностью оценить картинку и наложить образ на существовавшего в его памяти Чайльда Нортона.
  - Да, это я, - сказал Чайльд, - и ты, твою мать, на моем корабле, так что твоя очередь говорить мне, что здесь происходит. Что, бывший герой подался в преступники? Или, может, кража старого никому не нужного суденышка - новый вид спорта?
  
  - Никто ничего у тебя не крал. Это я должен спросить, что ты делаешь на моем корабле. - Соут наклонился и обратил лицо Чайльда к себе взяв того за подбородок - Судя по твоему состоянию, ты вчера сильно напился и, возможно, перепутал корабли. Мы тебя как можно скорей вылечим и высадим на ближайшей пригодной для жизни планете.
  
  - М-м-м, - только и смог выговорить Чайльд. Теперь, когда лицо Соута было так близко, и он снова удостоверился в том, что глаза его не обманывают, он мог бы простить даже сломанные ребра. Ну, почти.
  С одной стороны, у Соута не было не малейшего мотива врать. Такой корабль, как у него, найти не очень трудно - это одна из самых распространенных моделей; к тому же, он уже пару лет как морально устарел. С другой стороны, Чайльд еще никогда не напивался до такой степени, чтобы не узнать собственный корабль.
  Думать было слишком сложно. Мало того, что болела голова, вся правая половина тела онемела и дышать становилось все больнее, так еще и теоретически мертвый человек стоял перед самыми его глазами. "Я брошу пить, - пообещал себе Чайльд в отчаянии. - Честное слово. Это немного чересчур". Оставалось надеяться, что это все не просто одна сплошная галлюцинация. Тогда за сломанные ребра было бы обидно вдвойне.
  - Это мой корабль, - упрямо сказал Чайльд. - Но если хотите, можете управлять им... только, пожалуйста, кто-нибудь, отнесите меня в медкапсулу...
  Кажется, он переоценил свои силы. Кое-как пробормотав последние слова, Чайльд в последний раз взглянул на Соута и отрубился, повиснув у того в руках.
  
  Катана с лязгом рухнула на пол и Соут едва успел подхватить обмякшее тело Чайльда, оказавшееся на удивление легким, как перышко. Подняв его, он направился в свою комнату. Принцесса все поняла и недовольно направилась следом. Ох уж эти мужчины! Переломают друг другу что попало, а потом лечи.
  Бережно положив Чайльда на кровать, Соут кивнул принцессе и вернулся в рубку. Когда он ушел, девушка засучила рукава поморщив нос от запаха перегара и привычно закрыла глаза, сосредотачиваясь. Наконец, ощутив довольно неприятную, но терпимую боль в двух правых нижних ребрах, она открыла глаза и с явной неприязнью посмотрела на безмятежного Чайльда. Почему она беспрекословно слушается Соута и лечит кого-то столь жалкого и главное, ей не знакомого, во вред себе? Она не знала. Но не слушаться человека с таким холодным и беспощадным взглядом она не могла. Себе дороже.
  Соут тем временем вернулся к контрольной панели. На экранах непрерывно вспыхивали значения координат, показывая, что скоро они выйдут из гиперпространства. Компьютер снова начал обратный отсчет: "...осталось 10 секунд... 8... 5... 2... 0. Выход из гиперпространства был успешно выполнен".
  Оценив положение корабля относительно ближайших планет, бортовой компьютер вывел на левом экране схематическую карту сектора. Нужная планета, судя по данным, была прямо перед ними.
   - Начать посадку.
  
  ***
  
  Чайльд ненавидел и такие пробуждения тоже. Это было похоже на дежа вю. Он снова жалел о том, что вообще проснулся, у него снова все болело, и он снова не понимал, почему простыни на его кровати другого цвета.
  Если, конечно, это действительно был его корабль.
  Совершенно очевидно, что Соут не отнес его в медкапсулу, а почему-то уложил на кровать... хм. Может, у него просто не было медкапсулы. Но это не объясняло почти полное отсутствие боли в боку и еще теплящееся ощущение чьих-то прикосновений. И это лицо... к нему во сне словно приходил ангел. Немного узкоглазый ангел, с большой гру...
  Чайльд разочарованно вздохнул. Значит, девушка была целительницей.
  Что ж, по крайней мере дышать он мог. Потерев лоб и простонав что-то бессвязное, вроде "ненавижусукивсехубью", Чайльд поднялся с кровати и вышел в коридор. На этот раз голосов слышно не было. Он направился в рубку, нервно похлопывая опустевшее бедро... безоружным он чувствовал себя намного уязвимей, хотя в прошлый раз даже пистолет ему не помог.
  
  Корабль приземлился примерно через пятнадцать минут после того, как вошел в атмосферу планеты. После посадки принцесса отсоединила свой кулон с записанными координатами от бортового компьютера.
  Сам кулон довольно долго пролежал в шкатулке с драгоценностями, пока однажды она не решила выбросить эту бесполезную безделушку. Нечаянно сломав ее пополам, принцесса обнаружила внутри карту данных с координатами гиперпространственного прыжка. А когда ее отец перед своим исчезновением оставил То письмо, она наконец решилась на путешествие. Ведь больше ей ничего не оставалось делать.
  Надев драгоценный кулон на шею, принцесса направилась к выходу из корабля. Соут помог ей спуститься, а затем и сам спрыгнул на землю.
   О Торре в межгалактическом справочнике было сказано предельно мало: колония империи Оно, пригодна для жизни, поставщик специй. Первые подозрения возникли тогда, когда планета не запросила код корабля и цели посадки, хотя это можно было списать на открытость ее экономики. Теперь же, когда перед ними на месте предполагаемого космодрома раскинулась безжизненная пустыня, подозрения подтвердились.
  Изнутри корабля послышался отборный мат. Соут нахмурился еще больше чем обычно.
  
  Чайльд замер в проеме открытого люка, оглядывая пустынную местность. Выглядела она так, словно кто-то выжег все термоядерным оружием: ни флоры, ни фауны, даже воды здесь не было, во всяком случае, в обозримом пространстве. Три голубые звезды, повисшие над рыжей пустыней, жгли так, что пот на лбу выступил мгновенно. Чайльд застонал.
  - Что это за место? Если мы приехали сюда осматривать достопримечательности, предлагаю экскурсию досрочно завершить - мы все тут увидели. Пошли обратно в космос! Там хоть прохладно и вентиляция работает, - пробормотал он.
  
  Соут посмотрел на Чайльда. Он не понимал, почему этот взбалмошный, растрепанный блондин так выводил его из себя. Своей внешностью, своими шуточками, одним своим существованием. Вроде тот ничем не отличался от других таких же эмоциональных и довольно неприятных личностей, но почему-то где-то внутри при виде Чайльда начинало разгораться яростное пламя. Конечно Соут легко подавил в себе жажду убийства, как всегда проигнорировав высказывание Чайльда, но любопытство осталось. Почему? В ближайшем будущем он попробует найти ответ на этот вопрос.
  - Это Торра. Девятая планета системы, колония Оно, или, если быть точным,"бывшая" колония. - Соут присел на корточки и провел ладонью по песку. - Здесь нам делать нечего. Принцесса? - он посмотрел на Тиару.
  
  Принцесса уже открыла рот, чтобы сказать что-то (с точки зрения Чайльда - наверняка бесполезное), но тут земля содрогнулась. А затем, через мгновение, еще раз. По пустыне прокатился низкий рокочущий гул, песок взволновала легкая рябь.
  - Гм. Не знаю, как у китаянки, а у меня есть что сказать по этому поводу, - задумчиво сказал Чайльд, спускаясь по трапу.
  На последней ступеньке он поскользнулся, грохнувшись лицом в песок. Отплевавшись и отчетливо произнеся нецензурное слово, отчего принцесса поморщилась, он заметил:
  - Звук ведь был откуда-то с той стороны? - сказал он, неопределённо махнув рукой. - Я думаю, есть смысл проверить, о чем бы сейчас ни шла речь. Конечно, было бы круто, если вы сначала поделитесь, зачем мы притащились в эту задницу. От Катарамы здесь, по меньшей мере, тысяча световых...
  
  - Тебя это не касается. Мы кое-что ищем. Будешь выполнять то, что скажу, узнаешь больше.
  По приказу Соута, корабль приготовил некое наземное гравитационное транспортное средство. Сев в него вместе с принцессой, и выполнив настройку, Соут выжидающе посмотрел на Чайльда:
  - Корабль в твоем распоряжении не останется.
  
  - Ладно, - легко согласился Чайльд, предчувствуя приключение. - Но верните мне пистолет, а, Соуто-сан? Обещаю в вас не стрелять.
  Насчет "выполнять то, что скажу" он решил промолчать, сочтя это наиболее выгодной тактикой. Дело пахло опасностями, и, раз уж тут сам Соут, то и крупными деньгами тоже. Грех было отказываться. Ну и потом, вопрос прав собственности на корабль все еще оставался открытым.
  Взвесив все это, Чайльд пришел к выводу, что их с Соутом пути до поры до времени лежат параллельно, и лихо запрыгнул в грави-машину.
  
  Машина медленно поднялась над землей, и плавно заскользила по направлению к прозвучавшему ранее гулу.
  - Посмотрим, умеешь ли ты с ним обращаться. - Соут протянул пистолет Чайльду и снова замолк. Первой тишину решилась прервать принцесса:
  - Соут, может, расскажем, зачем мы здесь, а? - она с детства ненавидела неловкие паузы в разговорах, когда мысли становились громче, а попытки найти общую тему происходили все реже. И хотя Чайльд был ей откровенно неприятен, он разговаривал много, долго, и не по делу, что сразу возвышало его над ужасно молчаливым Соутом. Наемник редко когда перебрасывался даже парой фраз, да и те обычно звучали так, будто с ней разговаривал андройд. Без эмоций, без излишеств, в общем говоря, неинтересно.
  Соут оценивающе посмотрел на Чайльда и кивнул Тиаре. Его не заботила сохранность цели его миссии в секрете, и если принцесса хочет разболтать все первому встречному, он ей не хозяин.
  
  Решив, что сразу и целиком выкладывать детали не стоит и начать нужно с небольшого, Тиара объяснила:
  - Мы ищем семейную драгоценность. Безделушка, конечно, но очень дорога нам. Ее похитили пираты прямо из королевского дворца - к слову, я принцесса Катарамы и всей межзвездной империи Оно - и я наняла Соута, чтобы он ее разыскал. Мы здесь потому, что последнее упоминание о местонахождении этих пиратов указывало на эту планету.
  Прокрутив в голове сказанное, Чайльд сильно заподозрил, что "принцесса" врет - во-первых, дергать Соута по таким мелочам, пусть и дорогим, не было смысла; во-вторых, если речь действительно шла лишь о пиратах, он был бы не нужен - в космосе полным полно "охотников за головами", которые спят и видят такую непыльную работенку. У Соута, без сомнения, те еще расценки - так что либо Принцесса идиотка, либо просто не очень умело врет.
  Конечно, наиболее вероятно, что и то, и другое.
  - Зачем же вашему Высочеству лично пачкать ручки? - хмыкнул Чайльд, боковым зрением замечая, что складка у губ Соута ужесточилась: видимо, он знал, что Чайльд заметил ложь принцессы.
  
  - Пачкать?... - принцесса видимо над чем-то размышляла. - Как выяснили наши агенты, пираты не только похитили, но и еще и спрятали драгоценность так, что унести ее можно будет только в моём присутствии, живой и невредимой, - принцесса умоляюще посмотрела на Соута.
  Тот про себя вздохнул. Ложь Тиары была настолько явной, что даже пятилетний ребенок заметил бы это:
  - Принцессе жизненно необходимо получить то, что было передано ей в наследство. Но просто передать это из рук в руки в империи Оно нельзя и потому проводится что-то вроде "испытания". Думаю, пока этой информации тебе предостаточно.
  
  "Думает". Ха. Что за привычка у этого человека решать за других? Чайльд отвернулся, пряча усмешку. Несомненно, это будет интереснее, чем метания по галактикам в поисках очередного торговца органами и прочей мишуры. Загадочное потерянное наследство, да еще и, судя по всему, магическое - что может быть круче? Особенно в компании Соута.
  Особенно, когда он так на тебя реагирует. После сломанных ребер стоит, конечно, быть осторожнее, но никто не мешает ему продолжить надоедать суровому наемнику. Теперь, когда он знает об их миссии, избавиться от него будет в разы сложнее. Пожалуй, со стороны Соута было тактической ошибкой позволить принцессе все выболтать, даже если это лишь частично правда.
  Проведя пальцем по зеленому борту грави-машины, Чайльд удивился - никакой пыли. Его собственное транспортное средство не использовалось с того самого дня, как он приобрел корабль - возни многовато, да и всегда проще воспользоваться общественным транспортом, чем объяснять местным чиновникам, с какой стати ты разъезжаешь по их улицам на огромной пуленепробиваемой хреновине.
  Значит, этот корабль действительно принадлежал не ему. Черт. Как он умудрился так надраться? Ведь совсем же чуть-чуть выпил...
  Воспоминания о предыдущей ночи несколько оживили Чайльда, и он поближе придвинулся к принцессе, отчего та вжалась в дверцу, чтобы сохранить дистанцию.
  - Забыл поблагодарить ваше Высочество за оказанные услуги, - высокопарно начал он. - Я вот и подумал: как я могу вознаградить вас за это? Полагаю, предложение денег лишь оскорбит вас. Тем более, у вас их полно, а у меня почти нет, - пробормотал он, и вновь вернулся к пафосному тону: - Однако я знаю, о чем вы мечтаете. Вам, должно быть, одиноко на борту этого корабля в компании такого профессионального, но, увы, слишком хладнокровного наемника, как Соут. Позвольте же мне осчастливить вас... - тут Чайльд пододвинулся к принцессе вплотную, - и предложить вам провести ночь вместе. Я понимаю ваше смущение, ведь такой восхитительно красивый и умный мужчина, как я, с вами впервые...
  Тут Чайльд окончательно обнаглел и положил руку принцессе на колено, отчего она пронзительно завизжала, словно кто-то пытался ее расчленить. Вопль, пронзительный и леденящий душу, прокатился по пустыне, машина резко вильнула в сторону, отзываясь на машинальное движение Соута, потянувшегося к катане.
  - Не смей меня лапать! - взревела Тиара совсем не по-женски. Чайльду удалось увернуться от пощёчины и в ответ даже показал принцессе язык.
  - А нехер тогда выпендриваться, - язвительно сказал он. - Принцесса, блин. Учти, будешь продолжать сверлить меня взглядом, и вправду ночью заявлюсь. Когда из тебя выйдет хоть что-нибудь, помимо своих королевских какашек, тогда и будешь на меня с презрением смотреть.
  
  - Соут! - негодующе позвала принцесса. Соут же, у которого секунду назад цвет глаз рефлекторно поменял свой цвет с черного на алый, а потом обратно, когда он понял, что нанимателю ничего не угрожает, убрал руку с катаны и спокойно вернулся к управлению. Вроде никто этой странной для обычного человека перемены не заметил:
  - Чайльд. Я тебе предупреждаю, еще одна такая выходка...
  
  И тут ровный пустынный горизонт нарушил силуэт невысокой полусферы. Видимо, это было какое-то жилое сооружение, потому что вскоре стали заметны многочисленные грави-машины, стоящие невдалеке.
  - Цивилизация! - обрадовано вскричал Чайльд и привстал в кресле, чтобы рассмотреть сооружение повнимательнее.
  Увиденное ему не понравилось.
  В большей степени это было потому, что именно в этот момент он заметил, что на них смотрят дула. Много дул. Здание было окружено людьми в герметичных костюмах, у и каждого из них было по пушке.
  Чайльд нырнул обратно, под защиту броневого покрытия грави-машины.
  
  Броня бронёй конечно, но даже она не спасет от такого количества лазеров, а особенно не спасет от выстрела вон того человека без герметичного костюма, направившего на них боевую установку. Раздался голос из рупора:
  - Через несколько секунд вы пересечете границу охраняемой зоны, гражданским вход строго воспрещен, и если вы продолжите движение, нам придется открыть огонь. Мы вас предупреждали.
  Похоже, Соут даже не думал останавливать машину и та с огромной скоростью приближалась к полусфере. Принцесса, видимо что-то поняв, от страха вжалась в недавно лапавшего ее Чайльда, сразу позабыв о вражде и неприязни.
  - Соут! Ты меня слышишь? Давай остановимся! Соут! - ее ультразвуковой крик пронзил небо над пустыней погромче всякого рупора. И все это время она смотрела с ужасом не на уставившиеся на них дула и на боевую установку, а на того, кто по идее сейчас был единственной надеждой и спасением - на Соута.
  Вдруг машину резко занесло, она сделала зигзагообразное движение, и, прокрутившись на месте, подняв пыль и песок, остановилась. Наступила тишина прерываемая всхлипами принцессы и звуком работающего двигателя. Люди в герметичных костюмах застыли, как парализованные. Кто-то сделал несколько неуверенных шагов назад.
  Чайльд удивленно, позабыв об "охраняемой зоне" посмотрел на вжавшуюся в него принцессу, а затем, словно почувствовав присутствие чего-то необъяснимого с точки зрения обычного человека, перевел взгляд на спину все еще сидящего на переднем сиденье Соута. Точнее на то, что им было несколько мгновений назад. Хотя ветер давно стих, волосы "Соута" были окрашены в багровый цвет и развивались.
  Но перемена, которая так удивила Чайльда, испугала принцессу и парализовала группу натренированных людей не была внешней. Чайльд тоже почувствовал это изменение в Соуте, но не так как остальные. Да, был страх. Но не страх за себя, а страх... За Соута, что ли? Хотелось его остановить, прекратить это изменение, но тело не двигалось.
  Соут медленно встал и вышел из машины. Также медленно и размеренно он достал катану, а затем... было много крови. Люди заворожено наблюдали, как их товарищи, хватаясь за кровоточащие раны, если все еще были живы, пытались уползти подальше, но катана, уже полностью покрытая кровью, всё равно настигала их. А Соут улыбался, когда на его лицо попадала кровь и люди умирали, проткнутые насквозь со спины. Он смеялся, когда с хрустом вытаскивал из них свою катану.
  Все закончилось также быстро как началось. Никто не кричал и не двигался, только багровый демон стоял посреди алого океана и смеялся.
  
  Принцесса дрожала в руках Чайльда. Тихо выругавшись, он достал из кармана пистолет и прицелился в Соута.
  - Что ты делаешь? - прошептала Тиара.
  - Тебя защищаю, что ж еще...
  - Но это же Соут...
  - Это не Соут. Это демон. Даймон, если быть точнее - была такая раса в прошлом. Но их истребили, и официально считается, что на сегодняшний день не выжил ни один даймон... - Чайльд помахал пистолетом. - Что ж, очевидно, статистика ошибается.
  С него мигом слетела все несерьезность - он выглядел собранным, предельно внимательным, готовым среагировать в любой момент; но даже Тиаре было ясно, что против Соута у него не было шансов.
  - Не надо, - еле слышно сказала она. - Это бессмысленно.
  - Ага, - кивнул Чайльд. - А сидеть здесь и ждать, когда он до нас доберется - безупречная стратегия?
  Он отпустил принцессу и выпрыгнул из машины, все еще держа на прицеле Соута. Он лихорадочно пытался оценить ситуацию, придумать хоть что-нибудь - но о даймонах было известно чертовски мало. Кроме того факта, что, будучи разозленными, они были практически неуязвимыми, и именно благодаря этому правили огромной Золотой империей, от которой современная империя Оно и десятой части не составляет. И именно из-за этого множество других рас в свое время в первый и последний раз объединились, дабы свергнуть даймонов и уничтожить - всех до последнего младенца - этих дьяволов во плоти, это живое воплощение человеческого ужаса.
  Чайльд сглотнул и сделал шаг к Соуту. Глупо. Пистолет был не более чем игрушкой против даймона. Особенно, против даймона в таком состоянии - чтобы сейчас его остановить, потребовалось бы направить на него десяток ракет, ну или разрядить в него полный магазин разрывных патронов. Единственное, на что еще можно было уповать, - что Чайльд правильно помнил, и даймоны обычно выглядели именно так, а следовательно, Соут был в лучшем случае полукровкой. Тогда еще был шанс.
  - Эй, Соуто-сан, - позвал Чайльд и не узнал собственного голоса, - вы еще с нами? А то вы как-то странно выглядите. К слову, эта стрижка вам совсем не идет. Могу порекомендовать одного мастера с Литагры...
  Ощущение было такое, будто он ходит по лезвию ножа. Вот сейчас демон обернется, и в следующую секунду катана проткнет его насквозь, обагряя белый песок его кровью. И тогда даже Тиара не поможет - впрочем, она, скорее всего, будет следующей.
  - И красный цвет вам определенно не к лицу, - сиплым голосом, никак не вяжущимся с нарочито легкомысленной интонацией, проговорил Чайльд, - стоит попробовать синий, он выгодно подчеркнет ваши глаза...
  И демон обернулся.
  
  Было пусто и тихо. Иногда правда кровавые всполохи освещали темноту, но потом она все снова поглощала. А затем он услышал знакомый голос. Что-то про стрижку и синий цвет. Чайльд? Действительно кто еще мог сказать такое... Соут сделал несколько шагов навстречу.
  Демон медленно надвигался и с его катаны капала на песок кровь. Чайльд продолжал держать пистолет, направленный на Соута, все еще не уверенный, стоила ли игра свеч. Принцесса испуганно выглядывала из машины, судорожно сжимая в руках кулон.
  - Чайльд?... - демон словно пробирался сквозь видимый только одному ему туман.
  - ...А еще эта одежда... - тот пытался поддержать обычный разговор, говорить любую чушь, лишь бы говорить. - Попробуйте сменить стиль. Думаю, Вам пойдет официальный, с галстуком.
  - ...Никогда не носил галстук... - взгляд Соута немного прояснился, а волосы начали постепенно возвращаться к черному цвету. Он пошатнулся и упал бы, если бы Чайльд не удержал его. Соута трясло, как в лихорадке, он весь горел, но судя по всему, самое страшное было уже позади.
  
  Жар его тела передался и Чайльду. Его пронзила боль, обжигая грудную клетку с левой стороны. Он и сам не понял, откуда она взялась - но это было невыносимо, до такой степени, что можно было лишиться рассудка. Почти сразу он понял, что это - эмпатия, но откуда она взялась? Особенно в такой неподходящий момент? Машинально он прижался к Соуту, словно ища утешения, но тут же ужаснулся этому и опустился с ним медленно на песок.
  - Эй, принцесска, иди сюда, - немного потерянно сказал он.
  
  Соут почувствовал, что сжигающая изнутри его боль чуть-чуть стихла и он сумел-таки сфокусировать взгляд. Видимо из-за того, что он давно не перевоплощался, организм отвык от таких сверхнагрузок, и сейчас было исключительно хреново. Затем пришло понимание, что произошло. Вся рубашка в крови, а во рту чувствуется привкус железа. Кто-то немного облегчил его боль, переняв ее малую часть, и, что странно, это была не принцесса, а Чайльд.
  - Не надо, - тихо сказал Соут. - Тиара, даже не думай меня лечить, не выдержишь, - он попытался подняться.
  
  Тиара обеспокоенно замерла, не в силах побороть страх и сделать еще хоть шаг к нему. На это она не подписывалась. В конце концов, она нанимала Соута для того, чтобы тот ее защищал, а не наоборот. По ее лицу было видно, что она очень хотела спросить что-то, но боялась.
  - Не думаю, что вам стоит сейчас двигаться, - заметил Чайльд, пытаясь рационализировать то, что с ним только что произошло.
  Получалось плохо. Он не мог понять, что творилось с его собственным телом. То ли острота пережитого сказывалась, то ли моментальная близость к смерти, черт его разберет. Случаи эмпатии, конечно, случались - но не по отношению к человеку, который накануне сломал тебе ребра. Облегчить боль другого человека легко, когда хочешь этого. Но откуда в нем-то самом взялось сострадание?
  
  Впрочем факт оставался фактом: Чайльд только что проявил недюжинные способности к целительству.
  Соут посмотрел на суженные от боли зрачки Чайльда и оттолкнул его руку. Если этот человек и был полезен, то уж точно не с внутренним кровоизлиянием.
  Он проанализировал свои ощущения и почувствовал, что боль постепенно уходит и что он может даже идти без особого ущерба своему здоровью. Значит, не зря были те изнурительные тренировки...
  Соут поднялся и направился к грави-машине. Открыв багажный отсек, он достал из него еще одну точно такую же рубашку и переоделся. Застегивать пуговицы почти онемевшими пальцами было довольно сложно, но под конец и они стали его слушаться.
  Он посмотрел на Тиару и Чайльда.
  
  - Вы же не хотите сказать, что мы идем дальше? - Чайльд скривился, как от зубной боли. - Столько возни, и ради чего? Вы уверены, что мы прилетели на нужную планету? Честно говоря, пиратам тут явно делать нечего, - издевательски заметил он.
  - Если, конечно, это не их секретный склад, - в тон ему ответила Тиара. - Я все же считаю, такое "дружелюбие" показательно.
  - Кто-то очень не хочет, чтобы мы заскочили к ним на огонек, - пожал плечами Чайльд. - Какая разница-то? Какие-нибудь очередные торговцы рабами. Нам какое дело?
  Повисла тишина, сопровождаемая зрительной дуэлью принцессы и Чайльда. Ее прервал Соут, сказав одно-единственное слово:
  - Идем.
  Тиара за его спиной показала Чайльду язык, словно в отместку. Тот нахмурился, пнул песок, но ничего не сказал. Сейчас явно было не время спорить с Соутом. Проверив пистолет, Чайльд последовал за ним к зданию, по дороге осматривая поле боя. В технике он был не силен, но уж в чем, а в огнестрельном оружии толк знал.
  - Лазерный бластер Мориссон X-119, ограниченная линейка, не имевшая коммерческого успеха из-за невысокой дальности. Впрочем, в коротком радиусе одна из мощнейших пушек. Плавит кость за три секунды, прожигает за пять. Гм, а это уже дальнесистемная Лайка 21-110, преимущественно использовалась пиратами, потому что из-за высокой радиоактивности ее запретили в империи Оно. Разработана гениальным ученым Рай'джахари, который, по слухам, покончил жизнь самоубийством после того, как этим пистолетом пристрелили его сына на войне. О, а это что?! - удивленно вскричал парень и кинулся в самую гущу алого месива.
  Принцесса отвернулась и прижала к носу надушенный платок, чтобы ее не стошнило. Соут лишь бросил быстрый взгляд на Чайльда, который вовсю рылся в останках.
  - Это же... бейби, это же переносная крупнокалиберная машина смерти! Я не шучу, - добавил он, заметив выражение лица Тиары. - Она называется DeathMachine SS104. SS - Super Stable, в наши дни почти уникальная вещь на рынке. Таких пулеметов было выпущено не более сотни, и каждый из них - на вес золота...
  Лицо Чайльда приобрело мечтательное выражение. Ему нравились слова "на вес золота". Они задевали в его душе некую особую струнку.
  - Я беру это себе. И если у них там еще такие спрятаны, я всех там пущу на фарш, но доберусь до них. У Super Stable нулевая вероятность осечки - что может быть полезней для пулемета?
  Дружески похлопав новое приобретение, он отстегнул от изуродованной спины трупа чехол для пулемета и пристроил его на собственной спине, благо тот в длину был чуть ли не больше самого Чайльда.
  - Это же пулемет, - удивленно сказала Тиара Соуту. - В смысле, ло-тек. Не современно и не эффективно. Зачем такие нужны?
  - Дело не в современности, - ответил подоспевший Чайльд. - Ты не понимаешь. Оружие - это не просто инструмент, это надежный друг и товарищ, которому ты каждый раз доверяешь свою жизнь. Эта штучка меня не подведет, в отличие от этих ваших супер-мега лазеров с постоянным доступом к спутниковой наводке. Их взломать - пара пустяков. Пулемет же - вещь универсальная, и вес имеет, в отличие от дешевого пластика. С ним я чувствую себя одним целым...
  Принцесса вздохнула и закатила глаза, а Соут сделал вид, что ничего не слышал.
  Тем более, они уже подошли к двери, и стало видно, что она защищена кодовым замком. Чайльд хмыкнул.
  - Этого следовало ожидать. Было бы странно, если бы они сначала нас раздробили на молекулы, а потом гостеприимно распахнули двери нам навстречу. Хм... здесь кто-нибудь умеет взламывать замки?
  
  ГЛАВА 2. Торра, в глубине.
  
  Соут обнажил вновь стерильную катану - в ножны был встроен биохимический очиститель - и сел на корточки. Проведя ладонью по ее поверхности, он активировал нужный режим и на несколько минут углубился в систему охраны в конце концов перезагрузив ее. Тем самым Соут получил полные права администратора.
  Когда он набрал дату сражения при планете Иллусе (первое, что пришло ему в голову), дверь отъехала в сторону. При входе система считала с него биологические данные сделав его единственным, кто сможет открыть ее.
  
  Чайльд присвистнул и прошел вслед за ним, но, когда за ними последовала Тиара, он остановился:
  - Гм, как думаете, - язвительно сказал он, обращаясь к Соуту, - что безопаснее: оставаться посреди абсолютно безжизненной пустыни или лезть в самое пекло, где наверняка будет куча потных здоровых волосатых дядек с пистолетами? Я ничего не имею против ее общества, но, думаю, она будет нам мертвым грузом.
  
  Принцесса насупилась и негодующе посмотрела на Чайльда. "И как я могла подумать, что он еще ничего..." - такие мысли были написаны на ее лбу.
  - Ты разве не понимаешь, что без меня вы в никакую сокровищницу не войдете. Я просто обязана там присутствовать! Да, Соут? - она требовательно взглянула на своего телохранителя.
  Соут ничего не ответил. Он знал, что следить за ними обоими будет нелегко, но Чайльд, судя по всему, еще мог пригодиться, а присутствие принцессы оговаривалось контрактом...
  - Идем.
  
  - Хорошо, - пожал плечами Чайльд. - Как хотите, но я ее мужественно прикрывать собой не стану.
  В тишине они направились по узкому коридору. Под ногами звенело металлическое покрытие, хоть троица и старалась ступать тихо. Освещение было слабым - лишь изредка попадались неяркие мерцающие лампы. Соут шел вперед всех, продвигаясь вдоль стены, чтобы заметить любое ответвление. Чайльд шел, касаясь рукой противоположной стены, и замыкала шествие Тиара, спрятавшая хорошенькое лицо поглубже в темноту капюшона.
  Соут остановился, подавая знак ждать. Спустя мгновение и Чайльд услышал чьи-то перешептывающиеся голоса на следующем перекрестке.
  - Это засада, - одними губами объяснил он принцессе.
  Соут застыл, видимо, продумывая правильный подход, но Чайльд подошел к нему вплотную и тихо произнес:
  - Подвиньтесь, пожалуйста, Соуто-сан. Мой выход.
  Тиара удивленно посмотрела на него.
  - Здесь же ничего не видно...
  Чайльд еле слышно хмыкнул и закрыл правый глаз, полностью сосредотачиваясь на картинке, получаемой с оптического прибора.
  - Включить инфракрасное зрение, - шепотом скомандовал он.
  В повисшей напряженной тишине Тиара отчетливо слышала каждый стук своего сердца. Голоса смолкли, видимо, тоже почувствовав их присутствие. Невозможно было сказать, были ли у них приборы инфракрасного зрения, или же Соут уже успел позаботиться о них легким движением своей катаны, взломав спутниковую наводку - но только одно Тиара почувствовала в этот момент предельно ярко: что бы у них там ни было, они все равно не успеют.
  Потому что в этот момент Чайльд упал на колени, резким щелчком снял предохранитель и разорвал черноту коридора каскадом ослепительных вспышек.
  Грохот стоял такой, что Тиаре пришлось закрыть уши, но даже не смотря на этот шум, она была уверена, что криков не было. Они даже не поняли, что произошло, и через мгновение все закончилось.
  - Выключить инфракрасное... Каждому по пуле в лоб, - фыркнул Чайльд, поднимаясь, - я патронов зря не трачу, - при этом он очень выразительно посмотрел на Соута, словно намекая на его выходку в пустыне.
  Тиара ошеломленно уставилась на него.
  
  Соут с одобрением взглянул на Чайльда. Значит, этот бесполезный блондин не такой уж и бесполезный.
  После эпизода с охранниками развилок им не встречалось. Все чаще начали попадаться лестницы и лифты вниз, и чем глубже, тем меньше было вооруженной охраны. Соут в боевых действиях участия не принимал, отступал в сторону, давая Чайльду возможность показать себя. Наемнику было интересно, на что способен их спутник и как его можно будет использовать в будущем.
  Сначала становилось все прохладней, и принцесса дрожала и дышала клубами пара на замерзшие ладони, а потом температура начала медленно подниматься, достигла жары и все повышалась, становясь невыносимой. Тиара давно уже сбросила с себя плащ и жалела, что она девушка, ведь Чайльду с Соутом прощалось, что они повязали свои рубашки на пояс и шли полуголыми. Себе она, конечно, не могла позволить снять майку - такое явно непозволительно для принцессы империи Оно.
  Идя за Соутом, Тиара украдкой посматривала на его широкую спину с продолговатым шрамом, идущим по линии позвоночника. Соуту, видимо, было все равно, а принцесса втайне была уверена, что шрам ему исключительно идет. Она уже видела его прежде, а вот для Чайльда спина Соута открылась в первый раз, и он таки не удержался и спросил:
  - Соуто-сан, не поделитесь рассказом о случае, когда Вы получили этот прелестный, притягивающий женские взгляды шрамик? - Чайльд с усмешкой посмотрел на покрасневшую Тиару.
  Соут, не поворачиваясь, ответил:
  - В бою.
  - Ну Соуто-са-а-ан! - протянул Чайльд. - А как же... - и тут Соут приподнял левую руку, заставив Чайльда замолчать.
  Перед ними была дверь. Дверь - это мягко сказано: она выглядела так, словно была входом в дом великанов с планеты Окс. А как всем известно, планета Окс славится своими двойными закатами, размером порций в столовках и, конечно же, своими великанами.
  А за дверью кто-то заунывно пел на высоких нотах, а скорее, плакал. Соута немного передернуло - музыку он не понимал, а особенно такую. Казалось, что пела Сирена, которой на ухо наступил Горос с планеты Изу-га. А как всем известно, планета Изу-га...
  Соут провел рукой по гладкой поверхности двери и нащупал маленькое отверстие, похожее на считывающее устройство для бортового компьютера. Жестом показав принцессе, что и куда надо вставлять, он хотел сказать Чайльду прикрыть его, но тот, как ни странно, уже все понял и держал свой DM наготове.
  Считав карту данных, дверь начала тяжело подниматься.
  
  Путники ступили в широкий белый зал, освещенный так ярко, что всем троим пришлось зажмуриться. Чтобы хоть что-то увидеть, Чайльду пришлось включить оптику. Приспособившись к свету, он огляделся и понял, что они, по-видимому, пришли в какую-то темницу. Точнее, решил он, увидев длинный операционный стол в центре, это была лаборатория. Чайльд в свою бытность охотником за головами десятки таких видел. Кошмарный сон любого баунти-хантера: много света и изуродованных жертв, образы которых потом неотступно преследуют еще, как минимум, дня два.
  Компания прошла вдоль длинного ряда решеток с обеих сторон, причем Тиара как бы между прочим старалась идти поближе к Соуту. Чайльд старался особо не всматриваться в кучи голых существ, некогда бывших людьми. Звуки, как выяснилось, издавал обитатель самой дальней камеры справа. Удивлению Чайльда не было предела, когда он рассмотрел на этом человеке белый халат и посмотрел в его грустные глаза.
  - Добрый день, - вежливо и немного меланхолично поздоровался он. - У вас не найдется ли, случайно, ключа?
  - А вы, собственно, кто? - в тон ответил Чайльд.
  - Ученый, который до недавнего времени занимался тут совершенно секретными разработками, - будничным тоном ответил он. - А что, разве не заметно?
  Он широким жестом обвел зал. Принцессу передернуло.
  - Имя? - поинтересовался Соут.
  - Куб, - ученый тряхнул длинными серебристыми волосами и поправил очки на носу. И тут Чайльд его узнал.
  - Тот самый Куб? - прошептал он. - Кажется, мне сегодня везет на знаменитостей...
  
  Совершенно обычный ученый, занимающийся секретными разработками, перевел взгляд на Соута и поздоровался:
  - Я так понимаю, вы - Соут? Тиара много о вас рассказывала, - он улыбаясь помахал спрятавшейся за спиной Соута принцессе. Та недоуменно нахмурила брови и вопросительно посмотрела на Куба.
  - Тиара, разве ты меня не узнаешь? - ученый обиженно насупился. - А мы так прекрасно вместе проводили время... И кто этот хорошо информированный молодой человек, Ти? О нем ты мне не говорила... У вас изящные кисти, не одолжите парочку? - невинно спросил он и неожиданно ловко схватил кисть Чайльда.
  - Что вы... - Чайльд отдернул пока еще принадлежащую ему руку и отступил назад.
  Соут направил лезвие катаны на ученого.
  - Откуда вы знаете принцессу?
  Ученый театрально промолчал, а затем ответил:
  - Она и сама ведь может вам все рассказать, правда, Ти?
  Ти, не позволяющая себя называть как-то иначе, чем "Принцесса" или "Тиара", пробормотала:
  - Нет, я... Я вас не знаю... - но внезапно замолчала и перестала двигаться. На ее лице застыло испуганное выражение.
  
  Ее глаза словно подернулись дымкой. В тот же момент Чайльд выстрелил, и белый щебень брызнул во все стороны чуть правее уха ученого.
  - А ну хорош, - угрожающе хмыкнул Чайльд. - В следующий раз попаду, обещаю.
  Тиара тотчас резко вздохнула и повалилась на пол, в последний момент оказавшись в руках Соута.
  - М? Просто любопытно было, - словно извиняясь, объяснил Куб. - Не каждый день сюда, знаете ли, заходят в гости. Вот я и полюбопытствовал. И увидел чуть больше, чем собирался, по правде говоря. Какое-то наследство, кулон, чей-то шрам на спине... хм.
  - За две с половиной секунды? - уточнил Соут.
  Они с Чайльдом переглянулись.
  - А я помню, - немного злорадно сказал последний. - О нем еще лет пять назад в "Галактик Таймс" писали.
  - Биотик, значит... - протянул Соут, не убирая катаны.
  - Не буду мешать вашей милой беседе, - грустно сказал Куб, устраиваясь на жестком полу. - Вы говорите, а я тут подожду, пока вы меня выпустите. Секунд через... тридцать, думаю.
  Он может предвидеть будущее? Маловероятно. И все же... если предположить, что он говорит правду, значит он действительно может оказаться полезным. И значит, они его выпустят. Если же он прикидывается, и они это поймут, то...
  Черт! Слишком сложно.
  - Давайте его выпустим, Соуто-сан, - растерянно сказал Чайльд.
  
  - Сейчас он не в состоянии предсказывать будущее, - спокойно ответил Соут. - Это чтение мысли было почти за гранью его теперешних способностей. Никакой биотик не выдержит постоянного сидения взаперти, а судя по нему, его тут продержали довольно долго, - Соут замолчал. Нельзя так много говорить.
  - Раз Соуто-сан уверен, думаю можно не боятся этого пси...биотика.
  - Точно? - Тиара слабо произнесла, очнувшись на руках Соута. Тот посмотрел на нее и нахмурился:
  - Что ты с ней сделал? - сквозь зубы спросил он Куба. У принцессы с угрожающей скоростью синели губы.
  Тот развел руками.
  - Немного противоядия и все пройдет. Ну так, вы согласны выпустить меня?...
  Через несколько секунд, когда противоядие начало действовать и принцесса перестала дышать рывками, тишину вновь нарушили:
  - Говоришь, за гранью способностей? - Куб намотал на палец локон своих длинных серебристых волос. Соут, последний раз проверил жизненные показатели своего нанимателя и посмотрел на ученого. - Я вот не знаю, где у меня грань. - он усмехнулся. Затем, присмотрелся к лицу почти спокойного Соута. - А ты у нас даймон, видимо. Красный цвет хорошо идет твоим глазам. Не одолжишь один, а? - похоже, это была его фирменная шутка. Или не шутка.
  - Мы тебя выпустим, - Соут привык сдерживать обещания. - И больше таких фокусов не будет.
  -Свобода! Свобода! - Куб начал собирать в чемоданчик какие-то принадлежности, наименования которых и уж тем более предназначения Чайльду знать не хотелось. - И куда мы направляемся? - с энтузиазмом спросил ученый.
  - Мы направляемся не туда, куда направляешься ты.
  
  Чайльд громко фыркнул. Куб, несмотря на его очевидные странности, казался ему интересным - с психами вообще интереснее, чем с нормальными людьми. Правда, иногда они имеют привычку хвататься за ножи и вести себя чересчур агрессивно, но этот псих производил впечатление человека, который знает, что делает. Разве что... хм. Чайльд еще раз бегло оглядел изувеченные тела в соседней камере. Было о чем подумать.
  - Не волнуйся, как я выяснил, на их корабль попасть проще, чем кажется, - иронично хмыкнул он, отпирая камеру переключателем на стене.
  Раз Соут до сих пор не спрятал оружия, значит, он готов к любой опасности. Что означает, ею можно пренебречь.
  - Я Чайльд Нортон, - он протянул руку Кубу.
  - Конечно, Чалли, - машинально отозвался тот, не обратив на руку никакого внимания и протиснувшись мимо троицы к пульту управления, установленному в центре комнаты, и принялся сосредоточенно что-то набирать на нем.
  Чайльд много чего мог сказать в ответ. Он ненавидел всевозможные сокращения от своего имени и уже заготовил пылкую, пламенную речь, которая наверняка напрямую затрагивала различные подробности интимной жизни Куба и которые заставили бы Тиару покраснеть, но тут его взгляд упал на экран пульта. И если он когда-либо в своей жизни видел гребаные таймеры, то это был один из них.
  - Что ты делаешь? - Соут был настолько спокоен, что Чайльд испугался еще больше.
  Тиара бросила подозрительный взгляд туда же, куда смотрели остальные, и чуть не упала в обморок вторично.
  - Запускаю самоуничтожение базы, что же еще, - голос Куба звучал слегка удивленно, словно вопрос был глупым. - Это же секретная лаборатория! Так по регламенту полагается. Я давно сделал бэк-ап всех результатов на свой карманный пад, так что можно смело сваливать.
  - Самоуничтожение, - задумчиво сказала Тиара.
  Руки у Чайльда похолодели.
  А таймер уже показывал 00:45. И, разумеется, речь шла не о минутах.
  - Блядь, - отчетливо произнес Чайльд.
  
  Соут быстро оценил обстановку и решил, что даже если они не сумеют добежать до выхода из здания, чем дальше они окажутся от лаборатории, тем будет лучше. Ситуация выходила из-под контроля. Схватив свою нанимательницу и закинув на ее плечо, он резко стартовал и в секунду оказался у выхода из лаборатории. Чайльд еще не успел среагировать, когда Соут услышал за спиной насмешливый голос Куба:
  - Ну вы бегите, бегите, - и тот медленно и спокойно направился к своему столу. Соут резко остановился и с подозрением посмотрел на ученого, который теперь уже обогнул стол, подошел к стене и вставил в едва заметное отверстие карту данных. Принцесса быстро бросила взгляд туда, где, по идее, должен был висеть кулон. Таймер показывал "00:38". Ученый продолжил, расслабленно наблюдая, как разъезжается стенка, за которой были видны открывающиеся двери лифта:
  - Проходите-проходите, присаживайтесь, господа, представление начинается. Следующая остановка - поверхность.
  Чайльду особое приглашение не требовалось, Соут зашел после. Таймер показывал 00:24. И когда все с комфортом разместились, лифт должен был закрыться.
  Но он не закрылся. Вот не закрылся и все. И наверх не поехал. Наотрез отказался. Прошло три драгоценных секунды, и первым не выдержал Чайльд:
  - Почему он не едет?! - он закричал на Куба.
  Таймер показывал 00:20
  - Мне откуда знать? - ответил вопросом на вопрос растерянный Куб.
  - Этим лифтом слишком долго не пользовались, - разъяснил Соут.
  - Мы умрем? - без особой надежды спросила принцесса.
  - Похоже, да, - усмехнулся Чайльд, в последние мгновения своей жизни жалея о всех несъеденных за чужой счет обедах и неоттраханных шлюхах в "Бэй Рояль".
  Таймер показывал 11 секунд.
  -Я не хочу умирать! - принцесса в рыданиях прижалась к молчаливо готовящемуся к смерти Соуту.
  -И я! - Чайльд с любовью стиснул в объятиях свой DM.
  -Я тоже, - Куб накрутил локон на палец.
  -Никто не хочет, - произнес сиплый электронный голос. Наступило молчание. Они посмотрели друг на друга. Таймер показывал 6 секунд до самоуничтожения. - Пожалуйста, приготовьтесь к экстренной телепортации. Обхватите колени руками и снимите обувь. Шучу. - никому эта шутка не показалась в тот момент смешной. - секунд до телепортации три, - пауза. - две, - пауза. - одна.
  
  Чайльд сразу почувствовал, что стартовали одновременно со взрывом. Пламя настигало их, прорываясь через пространственно-временной барьер - а может, это было просто воображение. Их несколько раз прокрутило туда-сюда, как всегда бывает при наспех созданных телепортациях, причем в какой-то момент глаза Чайльда ощутимо поменялись местами с ушами и он смог увидеть Соута и принцессу, сидевших слева от него, обоих - с закрытыми глазами. Ускорение было такое, что мозги прижались к черепу изнутри и норовили вытечь через уши, но Чайльд только молился за свой драгоценный пулемет и прижимал его покрепче к груди.
  А ведь длилось это всего какое-то жалкое мгновение.
  Когда ад закончился, Чайльд первым делом выскочил из лифта, чуть не пробив собой медленно раздвигающиеся двери, и склонился над песком в надежде, что его вырвет. Но облегчения не наступило. Он жалобно оглянулся на Тиару, но у той со своим вертиго было ничуть не меньше проблем. Куб тоже позеленел. Единственным, кто стойко пережил телепортацию, был Соут.
  - Отлично, - фыркнула принцесса, отряхивая платье. - Я так и знала, что туда идти не нужно было. Что мы приобрели? Да ничего, кроме психа, который наверняка от нас не отвяжется, а Чайльд из человеколюбия наверняка уломает нас взять его на борт. И начнется... как будто нам его одного мало.
  - Зато мы можем вычеркнуть эту планету из...
  Чайльд оборвал сам себя. Ему в голову пришла неожиданная мысль, которая при ближайшем рассмотрении оказалась гениальной. Он заметил подозрительный взгляд Тиары и сделал вид, что просто закашлялся, продумывая, что же ему делать дальше. Черт. Если это была правда, то...
  Куба нужно было взять с собой. Точнее, у них с самого начала не было выбора.
  - Соуто-сан... - протянул Чайльд, примирившись со своей ролью "человеколюбца".
  
  С грехом пополам они выбрались из многострадального лифта. И что это был за голос... Соут проверил лифт на наличие динамиков, и, таки, нашел один. Но тот передавал сигнал в одну сторону и нельзя было понять, кто и откуда говорил. В любом случае Соут чувствовал себя обязанным этому человеку. Хотя бы за то, что он сможет продолжить миссию.
  - Мы берем тебя, - обратился Соут к Кубу.
  Все уставились на него. Нет, ну не могло же пробудится вдруг человеколюбие и в Соуте? Бред.
  - С чего такая любезность, Соут-тян? - произнес Куб, пародируя обращение на японский манер Чайльда к наемнику.
  - Беги... - дал ему совет Чайльд.
  Куб непонимающе посмотрел на сочувствующего блондина:
  - Почему...ух... - неизвестно откуда взявшаяся резкая боль пронзила его в районе двух правых нижних ребер.
  Через пятнадцать минут на борту корабля:
  - Ох уж эти мужчины! Переломают друг другу что попало, а потом лечи, - принцесса недовольно засучила рукава. Этот пациент вызывал в ней еще больше негативных эмоций, чем предыдущий. У того хотя бы с головой все было в порядке. Ну, почти.
  А тем временем Соут готовился к взлету: проверял, все ли приборы работают исправно, хватает ли провизии, медикаментов (хоть особо они и не требовались)... Все было в полном порядке, не считая провизии.
  Чайльд перерыл весь корабль и свалил находки на стол: помимо двух банок герметичных консервов и нескольких пищевых таблеток, с провизией было худо. А если учитывать, что за последние два дня их "команда" совсем немного увеличилась, с пайком было просто отвратительно. Кроме того, в последний раз они ели... давно.
  - Сначала надо запастись провизией. Ближайшая дружелюбная торговая планета, - Соут сверился с бортовым компьютером, - находится от нас в пяти часах полета в гиперпространстве.
  - А не дружелюбная? - протянул Чайльд в унисон со своим желудком.
  - А не дружелюбная находится в этой же системе. Если вылетим, будем там через пять минут. Либо рискуем жизнью принцессы, что я делать не буду, либо обедаем через пять часов.
  
  - Угадайте, какой вариант мне нравится больше, - пробормотал Чайльд, но спорить не стал, тем более, что ему было чем заняться.
  Оставив Соута на мостике, Чайльд направился в каюту, где принцесса ворожила над отключившимся Кубом. Судя по всему, она уже закончила с ним, поэтому он коротко кивнул ей:
  - Выйди, пожалуйста. Нужно кое-что сделать.
  - Чего?
  - Не важно. Иди к Соуту, у него там проблемы личные, ему жизненно необходимо поплакаться тебе в жилетку, - без тени улыбки ответил Чайльд.
  Тиара сразу поняла, что речь шла о чем-то серьезном. И, судя по всему, о чем-то очень неприятном, о чем ей знать не следовало, потому вышла, не оглядываясь. Чайльд коротко выругался и принялся обыскивать Куба. Он прошелся по его карманам и, не найдя ничего подозрительного, кроме зажигалки, с перекошенным выражением лица принялся его раздевать.
  Принцесса же прошла в рубку и, обнаружив там Соута, тут же принялась жаловаться ему на жизнь, по опыту зная, что хотя бы он затыкать ее не станет.
  - Что мы теперь будем делать? Чайльд сказал, что в нагрузку к полному отсутствию каких-либо зацепок у нас какие-то еще проблемы. Это правда или он опять придуряется?
  
  - Нет провизии. Нормальная еда будет через пять часов.
  - Через пять!? - принцесса удрученно села в кресло.
  - Можете съесть консервы из акторианского червя или пищевую пилюлю с жаренными чоками.
  Принцессе стало дурно и она убежала в уборную, прикрывая рукой рот.
  Соут вернулся к наблюдению за контрольной панелью. Внезапно корабль покачнуло и на еще недавно чистом экране появилось что-то в раз пятдесят, нет, в двести раз больше чем их маленький кораблик. "Такой большой межгалактический лайнер, и гиперскачок... Военный", - решил про себя Соут и начал быстро подготавливаться к гиперпространственному прыжку. Возможно успеем, а возможно... А возможно вон те быстро приближающиеся точки на карте - военные истребители. Наемник создал вокруг корабля энергетический щит, но хватит его всего на пять минут, а потом их корабль останется беззащитным. Хотя почему беззащитным?
  - Чайльд! Быстро сюда!
  
  Чайльд чертыхнулся сквозь зубы и выпустил поношенный серый ботинок Куба, который держал в руке до тех пор. Он толком-то и не успел его обыскать, но, судя по голосу Соута, дело и впрямь было срочное.
  С некоторым злорадством оставив Куба неприкрытым, Чайльд ринулся по узкому коридорчику, чудом избежав столкновения с принцессой, которая в этот момент как раз выходила из уборной, привлеченная криком Соута. Провернув почти акробатический трюк с моментальным разворотом на месте, Чайльд протиснулся мимо нее и выбежал к мостику.
  Одного взгляда на монитор было достаточно. Бросив Тиаре что-то вроде "тыстойздесьиблятьглавноенелезьподруку", Чайльд кинулся к креслу второго пилота и взялся за рычаг.
  В тот же миг окружавшая его действительность перестала существовать. Это был его мир: только слепящие звезды, гигантские шары планет - к которым близко-то не подлетай, а то гравитацией утянет, - широкие пояса гигантских астероидов и одна-единственная цель: уничтожать. Мочить. Убивать. Взрывать. Кромсать.
  С некоторым остервенением дернув на себя рычаг управления главной лазерной пушкой, Чайльд знаком дал понять Соуту, что готов в любой момент начать обстрел.
  
  Соут хотел было отдать приказ "Стреляй!", но вместо этого посмотрел на карту - "вражеские" корабли не двигались, окружив их плотным кольцом. Сперва ничего не происходило, но через несколько мгновений в динамиках раздался сиплый электронный голос, и Соуту показалось, что он уже его где-то слышал:
  - Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Ваш корабль под номером 17Ф92Р окружен личными войсками его Императорского Величества О-Рююха IIX. Любое противодействие будет расценено как соглашение на расстрел...
  Чайльд вскинул брови:
  -Где-то я это уже слышал.
  Тем временем голос продолжил:
  -...Будьте так любезны, сложите оружие и проследуйте в отдел K. Мы вас сопроводим, - и голос умолк, ожидая ответа.
  Соут уже давно просчитал возможное развитие событий, и пришел к выводу, что вероятность выйти из такой стычки живыми совсем не удовлетворительна.
  - Мы согласны.
  
  - Хуя с два мы согласны, - тут же вставил Чайльд, но его голос был заглушен мягким гулом двигателя, взводимого Соутом. Тиара уронила лицо на руки и отчаянно старалась не бояться, напоминая себе, что не с чего - рядом готовый защитить ее наемник. Но в ногах все равно была странная слабость.
  - Меня что, на пару с вами взяли в плен? Опять? - печально спросил Куб.
  Оглянувшись на него, Тиара завизжала и закрыла глаза, стараясь выдернуть из памяти только что увиденную картинку.
  Куб был абсолютно голым.
  - Это ты его раздел? - вскинулась принцесса на Чайльда. Она уже поняла, что с Кубом разговоры бессмысленны.
  - Я его раздел, - машинально повторил Чайльд и чуть не свалился с кресла, тоже обернувшись на ученого. - Я его не раздевал! То есть не до такой степени!
  - У вас тут слишком жарко, - хладнокровно ответил Куб, взмахнув длинной серебристой гривой.
  Соут продолжал, как ни в чем не бывало, вести корабль к планете - он был погружен в свои собственные мысли.
  - Одень что-нибудь немедленно! Это приказ принцессы!
  - А я не гражданин Оно, - с легкой долей язвительности ответствовал Куб. - Причем уже давно. Примерно с тех пор, как на Торре в последний раз проводились испытания оружия массового поражения и колонию стерли с ее лица.
  Чайльд открыл рот, чтобы вставить что-то, но тут смысл сказанных ученым слов дошел до него.
  - А что же тогда это была за лаборатория? Чья она?
  - Предполагаю, что его императорского величества О-Рююха IIX, - ответил тот, как ни в чем не бывало присаживаясь в кресло и широко расставляя ноги. - Во всяком случае, это они проводили испытания.
  Очень некстати Чайльд заметил, что у Куба по всему телу волоски серебристые. Альбинос, что ли?
  - Ты даже не знал, на кого работаешь? - от удивления Тиара забыла про наготу Куба и подняла на него глаза, но тут же отвернулась.
  - А мне платили за то, чтобы я не знал, - фыркнул тот и принялся теребить прядь волос.
  
  Когда они наконец приземлились в космопорте, Соут поставил все системы корабля в спящий режим. Теперь в экстренной ситуации при особой необходимости можно будет стартовать в течение нескольких секунд. Долго оставаться на Сангвине он не планировал. Увидев, как Чайльд начал убирать пистолет на бедро, Соут взял того за руку и покачал головой:
  - Не думаю, что они пустят тебя на планету в таком виде, - это также относилось и к разгуливавшему в чем мать родила Кубу.
  Куб кое-как оделся, Чайльд с неохотой отложил свою игрушку, а Тиара привела себе в порядок. Все были в той или иной степени готовности, когда люк корабля медленно отъехал в сторону, их обдало холодным и влажным воздухом. Они были на Сангвине.
  
  ГЛАВА 3. Сангвина, на поверхности.
  
  Эта планета была когда-то открыта российскими учеными с Земли и названа Сангвиной по очень интересной причине: она появлялась на небосклоне только по Красным дням, то есть по понедельникам. Цвет ее почвы же был нейтральным, поскольку планета была безжизненной и не имела атмосферы. Со временем Сангвину обжили и она стала центром новой империи.
  Их уже встречали - с плазмонаручниками наготове. Чайльд дернулся в сторону, но суровый взгляд капитана охраны, способный потягаться с самим Соутом, приковал его к месту. Куб сразу же вытянул руки и с наслаждением зажмурился, когда на запястьях его чуть ли не до крови затянули плазменные цепи. Тиара посмотрела на них с ужасом, но ее никто и не пытался держать - видимо, решили, что она неопасна. Соута сковали аж двумя парами - на всякий случай.
  Затем четырех пленников конвоировали по трапу и холодной серой земле к терминалу, у входа которого их ждала женщина, сразу показавшаяся Чайльду знакомой. Когда она заговорила, это впечатление лишь усилилось. Все четверо без труда узнали тот самый "сиплый электронный голос", вытащивший их из передряги на Торре и затем объявивший об аресте в ее стратосфере. Было сложно понять, кто она им - друг или все же враг; Чайльд решил с выводами не спешить.
  - Добро пожаловать, - кивнула женщина.
  
  И сделала жест, приглашающий в припаркованную неподалеку машину.
  - Сангвина с удовольствием примет гостей. Чувствуйте себе как дома.
  Соут молча кивнул.
  Летя на огромной скорости по неизвестной автостраде все дальше и дальше от космодрома, Соут, сидящий на переднем сиденье, рассматривал их водителя. Та была довольно высокого роста, с маленькой грудью и широкими плечами, короткими ухоженными черными волосами и такого же цвета официальном костюме с бэйджиком "Акира Руйо, секретарь его Императорского Величества О-Рююха IIX". Темные очки полностью скрывали ее глаза. На правой кисти была татуировка в виде масти пик.
  - Сейчас вы, наверное, теряетесь в догадках, что же все-таки происходит, - сказала Акира, не поворачивая головы. - Если вы не против, я объясню. Принцесса империи Оно, ваш отец в данный момент находится в заключении, - заметив реакцию побледневшей принцессы, она успокаивающе продолжила. - Конечно, мы его прекрасно содержим и предоставляем все, что ему необходимо, так что поводов для беспокойства у вас нет. Точнее, они будут, если вы откажетесь от содействия личным войскам О-Рююха IIX, - с этими словами Акира свернула налево и остановилась у ворот особняка.
  Пока те открывались, она посмотрела оценивающе на Соута и произнесла:
  - Такое сотрудничество будет выгодно обеим сторонам: я так понимаю, вы потеряли след этого "наследства". У нас же есть информация о возможном его расположении, - Акира, остановив машину у дверей особняка, обернулась и разблокировала плазмонаручники поочередно у всех. - Я не желаю вам зла. Но советую не производить лишних движений, - она выразительно скосила взгляд куда-то наверх.
  Всю дорогу Соут молчал. Эта женщина казалась ему смутно знакомой (как-то часто в последнее время подобное происходит). Такая привычка смахивать с лица волосы резким движением головы и особенно татуировка могла означать лишь одно... Но вслух говорить свои догадки он не стал. Посмотрим, вспомнит ли его Чайльд.
  Пройдя по богато уставленному коридору, они зашли в зал, напоминавший залы фехтования в Академии Ха'аммори.
  
  Чайльд, в кои-то веки, отмалчивался. Эта баба, кем бы она ни была, попахивала тухлой рыбой - в переносном смысле. В прямом, конечно, она пахла тяжелейшими сладкими духами, наверняка купленными за бешеные деньги у забредшего в их систему перекупщика Империи.
  Насчет 'вы потеряли след "наследства"' он мог бы многое ответить. Следов было до хрена и даже больше - вот они, бери и пользуйся, рядом шагают, пряча хитрые глаза за серебристой челкой. А все же Соут, должно быть, знал, что делает, потому что снятые наручники явно были прогрессом в переговорах.
  Тиара была бледней обычного и Чайльд невольно подумал, что ему жалко эту стремную принцессу. Он даже, в некотором роде, успел проникнуться ее решительностью, смелостью и подобострастным следованием любому слову Соута. Последнее его несколько нервировало, конечно. Неожиданно он поймал себя на мысли, что принцесса его изрядно раздражала своими вечными потугами впечатлить их лидера. Странное это было чувство. Одна мысль об этом вызывала прогорклый привкус на языке и тупое покалывание в груди, как у младенца, у которого отобрали соску. А когда она вот так на него смотрела - он вообще был готов придушить их обоих голыми руками...
  Нет.
  Не может быть.
  Этот ебаный-в-рот мир не мог с ним такое сотворить.
  Он не мог влюбиться. Особенно в Тиару. Особенно так.
  Поймав себя на этой жуткой мысли, Чайльд резко вздохнул, привлекая внимание Акиры. Взгляд открытых темных глаз и надежно защищенных очками узких зрачков встретились; на мгновение Чайльд был почти уверен в том, что встречал Акиру раньше, но тут же прочие мысли вытеснили это полуузнавание из его головы.
  Не до Акиры было.
  
  Действительно, не до Акиры. В зале, в который они вошли, проходила тренировка. Полуголые потные мужики - числом всего двадцать - скрупулезно отрабатывали сложное движение боевого искусства, сотрясая кличем воздух в зале. На стуле перед ними, поджав ноги, сидел серьезный человек лет тридцати и читал книгу, то и дело покрикивая на особо безнадежных. Тренировка была в полном разгаре, и скоро должны были быть спарринги, когда вся эта пестрая компания вошла в зал. Акира осторожно приблизилась к читающему тренеру и что-то подобострастно прошептала на ухо. Тот отложил книгу, приказал ученикам разбиться на пары и начать бои. Соут внимательно оценивал их уровень подготовки. Когда серьезный, но уже не читающий человек в очках приблизился, он протянул руку Соуту для обмена рукопожатиями и произнес:
  - О-Рююх. Можете звать меня Рю, - после обмена сдержанными приветствиями и краткой справкой об именах, он дал приказ Акире отвести их в гостиную, сам же ушел приводить себя в должный порядок.
  Акира подобрела еще больше и, когда они оказались сидящими в креслах и на диване вокруг стола, предложила различные напитки на их вкус.
  - Надеюсь, в этом захолустье есть тарунский виски... - Чайльд ничего другого в рот не брал.
  - Смешайте мне что-нибудь с мартини... На ваш вкус, прелестный, - звучало это "прелестный" поразительно обманчиво и предложение можно было понять совершенно разными способами. - И обязательно зонтик, две трубочки и вишенку, - Куб изящно улыбнулся.
  - Если у вас есть, яблочный свежевыжатый сок... - Принцесса неуютно поерзала на диване, сидя рядом со странным Кубом.
  - Молока, - сказал Соут.
  На него все посмотрели с удивлением, а потом переглянулись между собой. Молоко? Соут? Вместе? Чайльд хотел было прыснуть, но вовремя вспомнил о двух не так уж и давно сломанных ребрах.
  Когда всё принесли, Акира начала рассказывать об истории конфликта с Оно. Но история никогда их особо не интересовала, и потому многие частенько грешили нечаянными взглядами на спокойно попивающего молоко Соута с "усами".
  
  Чайльд не мог усидеть на месте. Его раздражало, что речи Акиры были пространными, но по сути - пустыми. Зачем бы они здесь не находились, таинственный император, совсем не похожий на императора, и его сексуальная помощница явно не торопились просвещать путников. Они словно выжидали. Чего - влияния алкоголя? Это такая хитрая попытка убийства? Тогда их прокол с Соутом действительно оказался забавным. Тот наверняка это уже вычислил и потому специально предпочитал не пьянеть в такой ситуации. Чайльд же, в свою очередь, был слишком напряжен, чтобы алкоголь действительно на него подействовал - нервы всегда исключали действие даже самого отборного виски с Таруни. Он сидел как на иголках, переводя настороженные взгляды с Акиры на Тиару и обратно. Обе эти женщины сейчас представляли для него прямую угрозу. Черт, всё-то им выебываться! Почему нельзя сидеть дома у очага и ждать любимого мужа? Почему надо обязательно, обязательно портить окружающим жизнь?!
  Но когда беседа завершилась и все поднялись, Акира сказала - все так же вежливо и почти гостеприимно:
  - Вы, должно быть, устали с дороги. Слуги проводят вас в ваши покои.
  Чайльд напрягся, когда прислуга провела его с Кубом и Соута с Тиарой через разные двери.
  - Вы будете жить в противоположных крылах здания, - шепнула Акира, внезапно появляясь из полутьмы затененного коридора. - А сегодняшняя ночь вам надолго запомниться, обещаю.
  На мгновение, на одно лишь невесомое мгновение Чайльд увидел в глазах той пляску дьявольских огней. Страшно завораживающую, так, что вот прямо сейчас он готов был сделать все, что она захочет. Эта харизма...
  Вот тогда-то Чайльд понял, что нихуя это не женщина.
  
  Соут вспоминал, где мог видеть эту 'женщину', 'ее' имя и пол. А потом в памяти как-то сразу всплыла одна лекция по истории вселенной. И учитель, в истории вселенной совершенно не разбиравшийся и, судя по всему, не очень любивший этот предмет.
  Наемник, понявший, что его с принцессой разделять не собираются и защитить ее он сможет в любой момент, спокойно шел за невзрачным слугой, запоминая дорогу. На улице было темно.
  Соут сел под дверью принцессы. Слуги давно ушли, и из-за того, что по коридору не было никакого движения, свет погас, а поле зрения сузилось до десяти метров в диаметре. Впрочем, Соут все равно сидел, закрыв глаза, и было непонятно, спит он или нет.
  Дверь тихо приоткрылась. Соут хотел было встать, чтобы освободить неуклюжей принцессе дорогу в туалет, но вдруг почувствовал ее теплые руки на своей спине. От принцессы несло алкоголем. "Когда она..." - подумал Соут, в то время, как Тиара прижалась к нему и сделала попытку поцеловать, но, промахнувшись, прикоснулась губами к шее.
  - Соут, ты что-нибудь чувствуешь ко мне? - спросила она, судорожно расстегивая пуговицы на его рубашке, будто боялась, что спасительный эффект опьянения пройдет и она полностью осознает, в какой ситуации оказалась. Они все также сидели на холодном полу темного коридора, блекло освещаемого лунами Сангвины.
  - Принцесса, вам следует вернуться в комна...
  - Помоги мне расстегнуть, - Тиара повернулась к нему спиной, убирая одной рукой волосы, а другой пытаясь нащупать маленький замочек на платье. Тихий голосок в подсознании Соута яростно возмущался бесстыжим поведением принцессы.
  - Вы этого точно хотите?
  - Соут, официально разрешаю тебе этой ночью делать все, что придет в голову!
  'Почему он так медлит? Ну же! Пока я пьяна...'
  Соут кивнул. Возможно, принцесса будет жалеть об этом. И, возможно, он будет жалеть об этом. Но, хотя Тиара совсем не вызывала в нем того чувства, которое можно назвать любовью, это тело... Она была безумно красива в тот миг, сидящая в узком шелковом платье с разрезом, открывающим вид на идеальные груди, с распущенными волосами, спадающими с плеч. Возможно, было бы настоящим оскорблением особы королевской крови проигнорировать такой вызов...
  Взяв ее на руки, он зашел в комнату и захлопнул за собой дверь спиной. На прикроватной тумбочке стояло отпитое виски. Она рухнула на кровать и улыбнулась, глядя, как Соут скидывает рубашку. Затем, когда Тиара повернулась к Соуту спиной, он медленно, чтобы не порвать легкую ткань, расстегнул молнию, намеренно нежно касаясь ее белоснежной кожи. Кружевное белье было скинуто на пол, туда же, где уже лежало ее платье.
  Принцесса соблазнительно легла на кровать, посмотрела на Соута самым томным взглядом, на который была способна и... мгновенно заснула. Затем мирно свернувшись калачиком, засопела, обхватив подушку руками.
  "Ну что за ребенок", - укоризненно покачал головой Соут и накрыл Тиару одеялом. Аккуратно сложив ее вещи, он взял с прикроватного столика бутылку виски и покинул комнату, снова вернувшись на свой пост. Опершись о косяк двери, Соут сделал глоток обжигающего напитка.
  
  Под низким потолком клубились удушливые белесые облака. Стьярра, горькая трава с одноименной планеты, затерявшейся где-то на окраинах Млечного пути, была здесь и сейчас именно тем, что требовалось. В самом углу темной комнаты на бархатных подушках сидели Куб и Чайльд, почему-то переговариваясь шепотом. Наверное, для атмосферы.
  - Бля... - протянул Чайльд. - Как же хорошо.
  Куб молчал. Прикрыв глаза, он задрал голову кверху и будто бы созерцал бесцветный потолок из-под полуопущенных век. Чайльд пьяно улыбался, теребя узкую резную трубку.
  - Хочешь чего-нибудь еще? - спросил жадно Чайльд, подманивая слугу. Куб покачал головой, и слуга ретировался, поняв желание гостей остаться в одиночестве.
  Чайльд затянулся; стьярра вдарила по мозгам посильнее иного абсента. Сразу комната потемнела, и тени обрели глубину, точно трехмерными стали. Выпустив несколько бесформенных клубочков дыма, Чайльд склонил голову набок и предался мечтам. Он увидел себя в центре огромного нео-особняка на Катараме, в столице Оно. В его руках - самая распоследняя модель Super Stable, на заднем плане - свой собственный бар, забитый отборнейшим виски с Таруни. На переднем - обнаженные красотки, не меньше пяти штук. Одна из них - обязательно Тиара...
  Он подумал о том, как сладко было бы сейчас осязать ее мягкое тело под пальцами, но потом вспомнил о Соуте, и все желание как ледяной водой смыло.
  И не только.
  Вообще - все смыло.
  Если любовь опьяняет, то мысли о Соуте оказывают на него исключительно отрезвляющее воздействие.
  Потянувшись, Чайльд повернулся к Кубу и ласково ему улыбнулся, а потом схватил со стола нож для резки многочисленных сгруженных на широкий поднос фруктов - и приставил его к горлу ученого.
  Очень медленно Куб опустил взгляд и посмотрел в глаза Чайльду.
  - Сукин ты сын, - сквозь зубы сказал Чайльд. - Что ты задумал, а?
  - Сам ублюдок, - тихо ответил Куб. - Ты знал с самого начала... как догадался?
  Чайльд дернул рукой, и ученый инстинктивно откинул голову, пребольно стукнувшись затылком о холодную стену.
  - Ты заодно с Акирой? - прошипел Чайльд. - Учти, у тебя очень мало времени на то, чтобы мне все объяснить по-хорошему - терпение у меня не стальное, и умрешь ты быстрее, чем даже попробуешь пошевельнуться.
  Ледяная ярость двигала его рукой. Он даже почти не чувствовал страха, только дикий мандраж, стучащий мутным комком где-то в области солнечного сплетения.
  - Я не заодно с ними.
  - Лжешь.
  - Объясни мне, как ты догадался, и я объясню тебе, почему я не лгу, - пожал плечами Куб. - Эй, не дергайся: так надо.
  Чайльд поколебался. Пока он держал руку на пульте управления, он мог себе позволить потакать желаниям жертвы. Ведь... так?
  А как бы рассуждал Соут, будь он на его месте?
  - Я слежу за тобой, - предупредил Чайльд на всякий случай и быстро объяснил: - Это было еще тогда, на Торре. Помнишь, ты рассказал про наследство? Про Тиару, кулон, и все такое? Соут не узнал тебя, значит, он не мог трезво оценивать твои истинные способности - но, черт возьми, ни один биотик, будучи отделен от жертвы магическим барьером - дверью, - не способен считать такие сложные мысли за пару гребаных секунд. Ты знал. А шрам - да, шрам ты увидел. Мельком. Наверное, единственное, что ты вообще ухватил из ее памяти, ведь это было одно из последних воспоминаний, достаточно яркое, чтобы броситься в глаза сразу же. Уцепился за это, связал все воедино - и вуаля, обманул даже нас. Я потом уже догадался, когда мы чудом улизнули из того подземелья и Тиара назвала тебя "психом". Вспомнил про недавно рассекреченные разработки PsychoGenics, про статью, в которой мелькало твое имя - оттуда я и узнал о тебе. Сопоставил факты.
  Глаза Куба были слегка расширены, а по маленьким складочкам у тонких губ Чайльд понял, что он действительно ошарашен. Очень удивлен. Приятно удивлен.
  - Ты молодец, Чайльд, - охотно похвалил он его, - ты все правильно понял. Я знал. Но, как это часто бывает в моем случае, ты меня недооценил.
  Хмыкнув, Куб растворился в воздухе.
  Вот так просто взял - и исчез.
  А через секунду его голос уже раздавался из противоположного конца комнаты, пробиваясь сквозь молочный дым:
  - Я не заодно с вами, и я не заодно с Акирой, так что можешь благодарить всех богов, в которых веришь, Чайльд. Я сильнее, чем ты думаешь, и мне совсем нет нужды объединяться с кем-то ради достижения своих целей... к тому же, они несколько иные. Для меня важна не только лишь победа, но и борьба тоже... с вами хоть и было весело, но хорошего понемногу. Я - твой противник. Ваш противник. Я - третья сила.
  Чайльд, бросив непогашенную трубку, кинулся к двери - но Куба и след простыл. Рука потянулась к кобуре, но нашла лишь пустоту у бедра.
  - Остерегайся Акиру, - напоследок прозвенел его голос где-то меж сводов неопластикового потолка коридора, обдав его на мгновение потоком яростной, с ума сводящей силы. - Они пойдут на что угодно. Ведь они тоже знают, что скрыто за Седьмой дверью...
  Дрожа от яркости пережитого, Чайльд медленно сполз вдоль двери.
  
  Соут почувствовал всплеск чьей-то устрашающей силы, а затем все снова успокоилось. Он встал и пошел по коридору по направлению к этому всплеску, с трудом удерживая равновесие. В виски что-то явно было подмешано. Причем что-то такое, что он не смог определить, когда проверял бутылку на яды в первый раз. Подойдя к полуприкрытой двери, из-под которой по полу стелился белый дым с запахом стьярры, он услышал лишь последние слова разговора:
  - ...что скрыто за Седьмой дверью.
  Затем Соут резко распахнул дверь, и из комнаты вывалился Чайльд.
  - Что здесь произошло? - Соута окутало облако дыма.
  
  Чайльд растерянно посмотрел на лицо Соута, нависающее прямо над ним. Смотреть снизу вверх на него было чертовски прикольно. От резкого удара затылок саднил, и Соут немножко раздваивался.
  Решив, что два "самых таинственных в мире наемника" - немного чересчур, Чайльд сел и потер затылок, кожей чувствуя, что Соут ни на секунду не сводил с него глаз.
  Почему-то это нервировало.
  - Куб свалил, - все еще не до конца осознавая произошедшее, сказал Чайльд. - Оказалось, он знал про наше сокровище больше, чем мы сами, и теперь тоже объявил охоту на него отдельно от нас. И от Акиры. И еще этот ублюдок почему-то знает про принцесскин кулон... Понятия не имею, откуда у него вся эта информация, но... ответ на многие наши вопросы просто ходил рядом все это время.
  Он не должен был вот так смотреть на Соута. Это был слишком откровенный взгляд, и он слишком обнажал его - но Чайльд не мог не выговориться. Ему сейчас было откровенно хреново, до такой степени, что в одиночку переживать это казалось невозможным.
  - Это еще не самое страшное...
  Опять же, может быть, это не лучшая идея. Соут вполне мог его прибить за такое, да и... зачем наемнику знать? При всем желании друзья из них были никакие, поэтому и смысла делиться в ущерб себе не было. Чувство вины? Ну да. "Просто я такой хренов дебил, что не догадался сложить два и два", - это Чайльд тоже хотел сказать, но не нашел в себе сил. Злость накатила на него с новой волной - и почему он так волновался из-за какого-то сокровища? Дело ведь было не только в вечной нехватке денег, порядком подпорченной репутации и предположительной "влюбленности" в Тиару. Почему-то отчаянно не хотелось проигрывать сейчас. В этот раз все было не так, как обычно. Что-то его влекло к этому приключению, и...
  Трубить отход для Чайльда было поздновато.
  - Я все это знал... с самого начала, - просто признался он.
  
   Соут нахмурился. Судя по всему, три года отсутствия давали о себе знать. Его информация устарела, и, хотя навыки боя не ухудшились, можно было сказать, что "самый таинственный в мире наемник" потерял хватку. К тому же, догадался обо всем именно Чайльд, а не он.
  - Знал?! - в голосе Соута явно слышалась тихая ярость. Он взял Чайльда за воротник и ударил того об стенку. Внезапно он почувствовал боль в затылке. В своем. "Эмпатия? К нему?". Он тут же отпустил медленно съехавшего по стене Чайльда.
  
  Его все бесконечно достали. Второй раз долбануться затылком за минуту было не просто неприятно, а к тому же унизительно.
  - Если вы будете меня хреначить головой обо что ни попадя, Соуто-сан, скоро некому будет открывать вам глаза на реальность, - так язвительно, как только мог, сказал Чайльд.
  Это было в некотором роде его средством самозащиты.
  
  Но также это было в некотором роде его средством для самоубийства. Соут хотел было ещё раз ударить Чайльда, но внезапно он остановил свою руку, а затем и вовсе протянул ее, предлагая Чайльду помощь. "И что это было? Ярость? От бессилия?"
  - Извини, - сказал Соут так тихо, что Чайльд мог и не услышать. Подумав, понял, что не было никакого смысла в ругательствах, и уж тем более в избиении. Сердиться надо на себя.
  
  Чайльд застыл, таращась на Соута, как на голую Тиару. Потом он посмотрел на протянутую руку, потом еще раз на Соута, тряхнул головой - и решил, что мир совсем с катушек слетел.
  Но руку принял и медленно встал, поглаживая ушибленную голову. Мир явно не просто свихнулся, он еще и намеревался его самого довести до сумасшествия. Что теперь полагалось сделать? Душевно побеседовать с Соутом? После такого-то жеста? Объяснить ему, что у всех проколы случаются, и проблема вовсе не в нем?
  Но холодный воздух Сангвины неплохо усмирял дурацкие мысли, и легкий сквозняк, пронесшийся в этот момент по коридору, был только кстати.
  - Я иду спать, - решил Чайльд, устало прислонившись к стене и проведя рукой по лицу. - Мне надо все обдумать. Авось во сне придет ответ, что делать дальше. Император каким-то образом попал под удар этих мерзавцев, мы с ними вынуждены лицемерить и манерничать, Куб оказался предателем, принцесса...
  Кстати, о птичках.
  - А где она? - подозрительно спросил Чайльд. - Ты же не оставил ее одну?! В такой момент? Что, если Куб до нее уже добрался? Если он ее получит, он сможет открыть эту гребаную дверь, или о чем он там говорил!
  
  Пока Соут шел сюда, он думал только об огромной по величине и внезапно возникшей силе. Он сконцентрировался на одном и совершенно упустил что-то очень важное. Даже не что-то, а кого-то - принцессу. О чем он только думал, когда брал то виски? Когда пил? Хотя что толку сейчас сокрушаться о содеянном... Он резко рванул с места с огромной скоростью, примерно с такой же, как когда узнал про таймер в лаборатории на Торре. Оказавшись перед комнатой принцессы, Соут распахнул дверь и... никого в ней не обнаружил. Кровать была пуста, одежда исчезла, принцесса... где она?
  Соут закрыл глаза, пытаясь ощутить ее местонахождение. Конечно, он не был биотиком, но все основы тщательно закладывали в академии Ха'аммори. К сожалению, единственное, что он вынес из своей недолгой медитации, было то, что принцесса удалялась от них со скоростью хорошего космического корабля. Вскоре он перестал ощущать ее, и теперь голова от такой нагрузки болела еще больше. Соут устало оперся плечом на косяк двери.
  Почти сразу в проеме возник Чайльд.
  - Принцесса покинула планету, - мрачно сообщил Соут.
  
  - Ну и хрен с ней, - не менее мрачно ответил Чайльд. - Может, бросим эту затею, а?
  
  - Бросай, - Соут быстрым шагом направился к выходу из особняка. И пусть кто-нибудь попробует сейчас его остановить. Он будет даже рад.
  
  Чайльд напрягся. "Бросай" его не порадовало. Что, Соут оставлял его? На этой планете, одного, без средств передвижения и в явно враждебной обстановке? Нет, они, конечно, так и не стали кем-то даже близко напоминающими приятелей, но все же... "бросай"?!
  - Постойте, Соуто-са-а-а-н... - протяжно крикнул Чайльд.
  Но не услышал собственных слов.
  Он не издал ни звука. Наемник продолжал шагать по направлению к выходу, а у Чайльда перед глазами все потемнело и как-то поплыло. Он словно оказался в фиолетовом тумане, и от Соута его внезапно отделяло уже не десять метров, а десять миль. Он продолжал беззвучно кричать, вцепившись в реальность изо всех сил, но к тому моменту, как он очнулся - на коленях, склонившись над пластиком пола, - Соута уже и след простыл. Чайльд вскочил, кинувшись к просвету впереди, но неожиданно дверь загородила высокая женская фигура.
  - Куда же ты так торопишься, красавчик? - насмешливо произнес сиплый голос. - А я-то как раз тебя и ищу.
  
  Теперь он снова, как собственно и всегда, будет один заниматься своим делом. И никто не будет мешаться под ногами. Признаться, Чайльд был не так уж и плох в качестве напарника, но Соут и сейчас не смог бы ему доверить что-нибудь важное. Из всех способов навязать отношения он верил только в деньги, которые соединяли его и принцессу, и в несколько способов из биотики, контролирующих разум. Конечно, у него было немало партнеров, но он предпочитал работать в одиночку. В крайнем случае с андроидом, как это было на последнем задании.
  Что странно, Соута никто не остановил. Несмотря на то, что было раннее утро, предполагалось, что хотя бы охранники будут на своих местах. Но никого не было. Соут нашел какую-то машину и через несколько минут он уже ехал по трассе в сторону космопорта. Он подумал о том, сможет ли Чайльд выбраться отсюда, но вспомнив, как легко он проник на корабль самого Соута, он перестал беспокоиться об этом блондине.
  Не было смысла спешить, так как принцесса, должно быть, уже была в другой системе, и единственным способом найти ее был наверняка оставленный след в координатных записях. Поэтому Соут сначала заехал на продовольственный склад близ космопорта и только потом вернулся к своему кораблю.
  Космопорт также пустовал, что, впрочем, было во благо. Если бы кто-то попытался остановить Соута, ему бы сильно не поздоровилось.
  Как и ожидалось, компьютер по приказу Соута записал все вылеты кораблей и их путевые координаты, когда те отсылали их на центральный космопорт планеты. Существовала немалая вероятность того, что похитители сменили курс в процессе, но у Соута больше не было зацепок. Он установил те же координаты и откинулся на спинку кресла. Если корабль обнаружит в установленном радиусе другие летательные аппараты, он немедленно сообщит об этом. Выйдя из атмосферы планеты, Соут направился к системе Фриз. Оставалось только ждать.
  
  Акира, глядя на Чайльда поверх зеркальных очков, подбрасывала в руке что-то, поразительно похожее на шприц.
  - Ты меня этим... да? - прохрипел он, поднимаясь с колен и чуть не падая.
  - Этим, этим, - снисходительно сказала Акира. - Тебе ведь нравятся сволочные эгоистичные суки, да?
  Голова кружилась, напрочь отказываясь трезво соображать. Чертов яд - теперь стараниями его собственного сердца - был разнесен по всему организму, и неожиданная слабость сковала Чайльда. Да и что он мог? Оружие осталось на корабле, в ближнем бою он был не ахти как силен. Акира и то одолела бы его без труда в таком состоянии.
  - Ты мне не нравишься, - несколько жалко сказал Чайльд. - В данный конкретный момент я тебя ненавижу.
  Акира хмыкнула и, качнув бедрами, сделала шаг навстречу.
  - Я ведь спасла вас из того подземелья на Торре. Ценой сложных махинаций с техникой, да и времени у меня было впритык. И никто из вас даже не удосужился сказать спасибо... - в голосе ее прозвучало издевательское разочарование. - Ну, теперь у нас есть шанс восполнить это, так?
  Она была точно как суккуб из древней легенды, точно дорогая шлюха, которая за анал дерет втридорога - Чайльд действительно ненавидел эту породу. А ведь днем... все было по-другому. Эта показная вежливость, этот гламурный прикид недотроги...
  - Чертова двуличная блядь, - выдохнул Чайльд, у которого пол под ногами все еще совершал немыслимые кульбиты.
  А Акира приближалась. Подойдя вплотную, она бросила использованный шприц на пол и неожиданно мягко опустила теплые ладони на плечи Чайльда.
  - На Сангвине чудные ночи, Чайльд Нортон. Хочешь, я могу показать тебе их незабываемое очарование в полной мере?
  Это "хочешь" прозвучало так, что у него волоски на шее дыбом встали.
  - Ты солгала насчет отца Тиары. Его здесь нет, - мыслить трезво было еще труднее, но сил оттолкнуть Акиру у Чайльда не было.
  - Да, солгала, - прямо ответила она, учащенно дыша ему в волосы.
  Она была выше ростом, сильнее и во всех отношениях доминантна в этой ситуации, но Чайльд не мог прекратить борьбу.
  - И чего же вы добивались? Ответь! Этот ваш гребаный император... что ему нужно от нас?!
  - Император? - Акира провела тонким пальцем по губам Чайльда, от чего тот вздрогнул, отшатнувшись. - А, Рю. Он не император. Он всего лишь... андроид.
  Черт.
  Он должен был догадаться.
  - И теперь...
  - Тс-с-с, - шикнула Акира. - Постой, красавчик. Нечестно, что только ты из нас двоих получаешь желаемое. Ты ведь... у тебя давно не было женщины.
  - С чего ты взяла? - сквозь зубы проговорил Чайльд.
  - У тебя стоит, - хмыкнула она одними губами. Глаза оставались холодны.
  Черт! Охуеть, у него встало на их смертельного врага. Вот уж ирония судьбы, это точно.
  - Не трогай меня, - сказал Чайльд, но против воли его тело выгнулось навстречу ласковым прикосновениям.
  - Ты совсем одинокий, - с какой-то жалостью прошептала Акира. - Твоя жизнь - череда погонь и разочарований. Ты давно забыл, что на самом деле не циничен и веришь в счастье, где-то глубоко внутри...
  - Заткнись. - И что за манера разговаривать и делать это одновременно?!
  Но слова отрезвили его рассудок более-менее, и неожиданно он с невероятной ясностью осознал, в какой ситуации находится. И хоть жесткая ткань брюк почти до боли давила на член, ему пришлось собрать всю волю, которая только была в нем, и вывернуться из цепких рук Акиры.
  - Не прикасайся ко мне.
  - Ты этого хочешь.
  - Я сказал, блядь...
  Чайльд внезапно оборвал себя. Он, как это с ним часто бывает, не вовремя вспомнил...
  - Ты ведь не женщина, так?
  Акира тонко улыбнулась. Почти по-женски, почти. Промолчала, стерва.
  - На Мона Лизу не похоже, - медленно сказал Чайльд. - Ты мужчина. Тогда какого хрена ты меня лапаешь, а? Ты просто пе...
  И снова он вспомнил не вовремя, что у него встал - черт возьми - на мужчину. Он ведь знал, что Акира - не девушка, и тем не менее...
  - Ты предпочтешь делать это со мной в моем истинном облике? Что ж... - в следующую секунду она задрала один из рукавов пиджака, и прикоснулась к запястью, на котором краснело небольшое круглое пятнышко.
  Кнопка?...
  Кем, черт возьми, была или был этот Акира?!
  Он действительно оказался мужчиной. Почему-то сразу стало понятно, что это его истинный облик - он выглядел так намного естественней. Ухмыльнувшись, он помахал запястьем у самого носа Чайльда, обдав его ароматом тяжелых духов:
  - Чудо техники. Как всегда, изобретенное мной... что, удивлен? Это приятно. Спасибо за разрешение, кстати, я порядком устал изворачиваться и говорить о себе в женском роде. И... Чайльд, ты ведь невероятно любопытен, и почему-то до сих пор молчишь. Что с тобой? Боишься знать правду?
  Нет, сказал Чайльд самому себе. Да, ответил его внутренний голос.
  - Ну же, удиви меня.
  - С какого...
  - Удиви, - неизвестно откуда взявшееся короткое лезвие в руках Акиры смотрело прямо ему в живот. - Сейчас.
  Чайльд вздохнул и прикрыл глаза.
  - Вам нужна принцесса. Для открытия этой двери... Вы решили похитить ее сегодня ночью, когда мы все забудемся пьяным сном... и прикончить нас с Соутом и Кубом. Последний же помешал вашим планам, но отчего-то ты не выглядишь слишком расстроен...ным. Значит, он вам еще зачем-то нужен, например, он знает что-то, чего не знаете вы. И вы последуете за ним до поры до времени, а в финальной схватке заберете себе весь выигрыш...
  Акира довольно улыбался. Почти точь-в-точь как Куб. Но только хищно, как зверь, поймавший в когти бессильную добычу.
  - Но вот... почему-то я еще жив.
  - Ты мне нравишься, - без обиняков сказал Акира.
  - Нравлюсь, - машинально повторил Чайльд, словно пытаясь опробовать это слово. - Но тогда...
  Страшная догадка поразила его в этот момент, как молния, прочертив пронзительную линию в его голове.
  Нет.
  Нет, пожалуйста. Только не это...
  - Соут... - прошептал он, развернулся и бросился к двери.
  А Акира даже не пытался его остановить, лишь слегка посмеивался вслед. "А с тобой, красавчик, мы еще встретимся", - говорила его улыбка.
  Если Чайльд жив только потому, что к нему проявили милость, то о Соуте сказать то же самое явно нельзя. Он в опасности, причем в смертельной. Если кораблям Акиры был дан приказ следовать маршруту Куба, сразу же, как они покинут систему, они просто расстреляют на месте маленький кораблик Соута. У него даже шансов не будет.
  Чайльд бежал так, словно самые жуткие ночные кошмары, восставшие из могил, настигали его в этот момент...
  
  
  Глава 4. Космос, в глубине.
  
   Соут наливал себе молоко, когда послышался грохот и компьютер показал, что чей-то выстрел пробил оболочку второго отсека его корабля. Молоко разлилось по полу. Соут немедленно оказался в кресле капитана, заблокировал двери и поставил защитный экран, которого, правда, хватит лишь на семь минут. Быстрый взгляд на панель - в радиусе видимости никого нет - и он переназначил управление оружием на капитана. По экрану уже попало десять выстрелов - его энергетический запас снизился до двух третьих. По-прежнему никого не видно. На их кораблях установлено оборудование для постоянного глушения сигналов, что препятствует их обнаружению. Если электроника подводит...
   Соут закрыл глаза, постепенно отсчитывая оставшееся количество вражеских выстрелов, которые амортизирует экран. Стрелять, пока он активирован, наемник не мог. С каждым словом его волосы все больше багровели начиная с корней:
  - Шесть выстрелов, - Соут слабо почувствовал их месторасположение, - пять, - их ментальные образы становились все четче, можно было насчитать целую сотню, - четыре, - он глубоко вздохнул, стараясь не думать об усиливающейся головной боли, - три, - все также не открывая глаз, проверил готовность орудий, - два, - подумал о расплескавшемся молоке, - один выстрел.
   Экран исчез. Попадание во второй отсек. Перед этим Соут - все также с закрытыми глазами - сбил четыре вражеских корабля и избежал маневрами возможного ущерба. Ситуация все равно не из лучших. Это трехслойное сферическое построение не давало шансов даже на попытку побега, и его корабль метался внутри этой сферы как сумасшедший.
   У такого построения есть и довольно большая слабость - при нем враги могут легко повредить не только окруженный ими корабль, но и своих. Соут использовал этот недостаток по полной - несколько выстрелов, предназначавшихся ему, сбили корабли противника.
   Но сотня.. Это слишком много даже для такого опытного пилота, как Соут. И он это прекрасно понимал. Кроме того, они точно знали, где он находится, а базовые навыки биотики Соута не подразумевали это. Дрался он в основном на чистом инстинкте и выигрывал только по скорости реакции.
   Взрыв во втором отсеке. Попадание в третий. Взгляд на экран - приборы еще не адаптировались. Опять попадание в корпус. Сигнал тревоги - возникла утечка воздуха. Давление падает. Трудно дышать. Даймоны могут прожить без воздуха больше, чем люди, но для полукровки особой разницы нет.
   В висках стучала кровь. Он жадно вдыхал оставшийся воздух, но терял сознание. Соут открыл глаза - на левом бортовом экране в радиусе корабля светилась одна маленькая быстро приближающаяся точечка.
  
   Чайльд гнал так, что резина дымилась. Выжимал из машины Акиры тот максимум, что она способна была дать. Считанные минуты ему потребовались, чтобы добраться до космопорта. Остановившись, он выключил газ и задумчиво откинулся на спинку кресла. Ему нужен был план. Соут один против всех кораблей не выстоит - сколько их может быть? Десятки? Сотни? В любом случае, тут требовалось что-то экстраординарное...
   И тут взгляд Чайльда упал на связку ключей, один из которых служил для зажигания машины. Наверняка... Да нет, точно - один из ключей должен служить и для зажигания чего-то еще. Вот этот маленький, с причудливой бородкой. Пулей выскочив из машины, Чайльд бросился к стартовой площадке. Только бы успеть.
   На стартовой площадке примостились дюжины две кораблей разнообразных форм и окраски, и лишь к одному из них подходил ключ. Должно быть, к самому большому... ведь флагманский корабль всегда самый большой, так? Оставалось лишь понадеяться на удачу.
   Взбежав по короткому трапу, Чайльд влетел в кабину корабля и сразу бросился в рубку. Вот он, драгоценный - замок для ключа зажигания. От волнения тряслись руки, и попасть сразу не удалось. Чайльд приказал себе успокоиться. Думать как Соут.
   И снова мысль о напарнике произвела на него отрезвляющий эффект. Упав в кресло, Чайльд прокрутил ключ - и двигатели корабля завелись. Черт. Получилось...
   Взяв приличный разгон, Чайльд рванул ввысь, устремляясь к верхним слоям атмосферы. Он не думал ни о чем, кроме мерцания огней впереди и рычаге контроля оружия.
   Впрочем, при благополучном стечении обстоятельств это даже не потребуется.
   "Сбавьте скорость. Слишком высокое трение. Сбавьте скорость", - посоветовал бортовой компьютер мелодичным голосом, но Чайльд проигнорировал его. Подумаешь, немного опалит дорогую обивку - на кону были его с Соутом жизни.
   Ослепительной кометой корабль Чайльда преодолел последние отделяющие его от эпицентра сражения тысячи километров и ворвался в самую гущу.
  - Внимание! - крикнул он по переговорному устройству корабля. - Всем космическим кораблям приказ отступить!
   Некоторое время в эфире было слышно лишь статическое пощелкивание, а потом удивленный голос спросил:
  - Кто говорит?
  - А что, не заметно? - ехидно сказал Чайльд, имитируя сиплый голос Акиры. - Чей это, по-вашему, корабль?
  - Господин Акира? Но ведь вы...
  - Я сказал, отступать!
  - Есть, сэр!
   Очень медленно и с ощутимым недоверием флот развернулся и поплыл в сторону планеты. На месте оставались лишь два корабля: тот самый Черчиль-17Ф92Р Соута и флагманский корабль Акиры, в рубке которого сидел Чайльд.
   Напряжение чувствовалось даже в воздухе - не совсем корректный термин, конечно, ведь окружал их ваккум; но Чайльд был уверен, что сейчас каждый, даже самый завалящий, пилот спрашивает себя об одном и том же. Действительно ли это был голос Акиры? И что за странная команда, ведь четко же было сказано...
   Рано или поздно кто-нибудь обязательно догадается.
   Но не сейчас.
   Потому что Чайльд действовал быстро. Он не давал соперникам ни одной лишней секунды: рванув к кораблю Соута, он просигналил прожекторами; как ни странно, никакого ответа он не получил. Не может быть, чтобы Соут не догадался взломать коммуникации кораблей, теперь, когда у него возникла передышка в битве. Значит, он должен был узнать Чайльда. Но тот даже не двигался. Мысль, которая пришла в голову Чайльду в следующее мгновение, была настолько ужасна, что он тут же отстегнулся и вскочил с кресла почти в панике.
  - Не паникуй, - сказал он себе, стараясь уверенно пришвартоваться к кораблю Соута - времени на повторные попытки не было. - Думай, как он. Действуй, как он. Будь холоден и рассудителен... ну же...
   Но сердце упрямо не желало его слушаться, выстукивая такой бешеный ритм, что в глазах потемнело.
   Тогда Чайльд сплюнул и грязно выругался, и одним рывком вскрыл аптечку, что лежала тут же, выдернул из упаковки новый шприц и воткнул себе в вену Релаксат. Должно было помочь... Выдохнув напряжение, Чайльд помассировал виски, и бортовой компьютер оповестил его, что был произведен удачный стык.
   "В судне пробоина, - тут же добавил он, - рекомендуется надеть скафандр".
  - Похер, времени нет.
   Нацепив на лицо пятиминутную кислородную маску и надев на плечи рюкзак с баллоном, Чайльд бегом метнулся к люку.
   Оставалось надеяться, что он не слишком опоздал.
  
   Система жизнеобеспечения корабля была полностью отключена, все параметры катастрофически падали: сила искусственной гравитации, давление, температура. Чайльд побежал в рубку и увидел Соута. На нем была надета такая же кислородная маска, но в ней почти ничего не осталось. Из-за малой гравитации, волосы наемника развивались, как если бы он был в режиме даймона, хотя алый цвет уже тускнел на кончиках. Словно вместе с ним стремительно тускнела и жизнь Соута.
   Чайльд задержал дыхание, а затем дал вдохнуть кислород Соуту. Кое-как таким способом он добрался до корабля Акиры, положил наемника на пол и сразу же закрыл люк. Разгерметизации не произошло.
   Пробуждение было ужасным. Все болело, легкие словно сжало клещами и не отпускало, голова раскалывалась, но что всего удивительней и странней, Соут был жив. Он с трудом приподнялся на локтях и закашлялся. Наемник лежал в медкапсуле. Отыскав маленькую кнопочку сбоку, Соут поднял крышку и сел, тут же почувствовав головокружение и что, если он сейчас не найдет уборную или не выпьет простой воды, его вырвет прямо на этот чистый и стерильный пол. Он встал, пошатнулся и снова сел. Будто его раскрутили на карусели со скоростью гоночногоо корабля.
   Что с принцессой? Кто его отнес? Где это находится? Слишком много вопросов и никакого желания заниматься ими сейчас. Просто дайте воды...
   Сквозь весь этот шум в голове он услышал чьи-то приближающиеся шаги по коридору. Соут приготовился вырубить того, кто сюда зайдет. Шаги становились все громче.
   Дверь открылась, и вошел Чайльд. В следующую секунду он лежал на спине, на нем сидел Соут, заломивший тому руки, рядом - разбитый стакан и пролившаяся вода. Тело наемника двигалось рефлекторно, выходя за границы своих возможностей. После такого маневра, в глазах вновь помутнело, он ослабил хватку и свалился на Чайльда уже не в силах подняться. Он почти глотал воздух, и его сердце билось с ненормальными перерывами, словно пойманный зверь о прутья клетки.
  - Эй, Соуто-сан... - Чайльд сделал попытку отстранить наемника, но тело того по весу было похоже на тяжелую боевую установку GR-45. - Как вы себя чувствуете? - Чайльда тоже замутило.
  - Хреново, - Соут выплюнул это слово, продолжая щекотать неровным дыханием шею Чайльда. Затем он с усилием перевернулся и свалился на спину рядом с блондином. - Ты мне воды принес... - измученно протянул Соут, смотря на потолок.
  - Ничего. Сейчас пойду и еще... - тут Соут схватил его за руку:
  - Нет, - вдох, - подожди, - выдох. Когда он прикасался к Чайльду, боль ненадолго отступала. Закрыл глаза - извиняться за то, что он так использует тело Чайльда не хотелось, как и отпускать его:
  - Прости, - он медленно встал и послушно лег в капсулу, закрыв ее, включил спящий режим, чтобы быстрее погрузится в сон и не натворить еще чего. Последнее, что он увидел перед тем, как режим полностью активировался, было удивленное и ошарашенное лицо Чайльда, обеспокоенно всматривающееся в маленькое окошко медкапсулы.
  
   Чайльд пребывал в полной растерянности. Он, конечно, знал, что при смерти люди имеют привычку вести себя странно, но это было уже из рук вон. То, что учудил Соут, никак не вязалось с аккуратно, по кирпичикам выстроенной Чайльдом картиной мира.
  - Однако, - пробормотал он тихо, потирая виски. После всего произошедшего действие алкоголя отступило и реакции обострились, но он все равно был еще не слишком в себе. Именно поэтому, наверное, он покинул рубку, оставив корабль на автопилоте, и снова направился к медкапсуле.
   Соут лежал неподвижно, почти не дышал. Чайльд поставил новый стакан воды на столик рядом и удрученно посмотрел на гору разбитых осколков неподалеку - у него не было сомнений насчет того, кому придется убирать мусор, когда Соут очнется.
   Слегка помедлив, Чайльд нажал на кнопку и пневматическая крышка с шипением открылась.
   Лицо у наемника было глубоко умиротворенное, а потому почти безжизненное. Чтобы удостовериться, что с ним все в порядке, Чайльд дотронулся двумя пальцами до яремной вены. Пульсация еле прощупывалась. Медленно так: тук. Тук. Пауза. Тук.
   Чайльд тяжело вздохнул. И что за нездоровое количество опасностей им выпадает в этом путешествии? То есть, конечно, охотник за головами ко всему должен быть привычен, но Чайльд с подобным до сих пор не сталкивался. Может, у Соута карма такая? И что, он всегда попадает в такие вот переделки? Линия губ Чайльда слегка скривилась в усмешке. Доброй. Бедный Соут. Ведь он не такой железный, каким хочет казаться...
   Очень осторожно, подгоняемый чистым адреналином, Чайльд дотронулся до белой щеки наемника. Тихо так, почти нежно. Чтобы ни в коем случае не разбудить. Почему-то это прикосновение дало ему больше для понимания Соута, чем все проведенное с ним до этого время - может, даже эмпатия тут и не при чем была. Может, тут было что-то совсем другое...
   Закрыв крышку, Чайльд еще немного постоял, рассеянно улыбаясь, а потом тихо удалился, прикрыв за собой дверь.
  
   Открыв глаза, Соут сразу вспомнил все: и похищенную принцессу, и Чайльда, лежащего на полу, и особенно свою глупость. Не прошло и двух часов, как тело наемника полностью восстановилось, что было бы невозможно для обычного человека в такой ситуации.
   Встав на ноги, Соут заметил лежащее на полу разбитое стекло. Понятно. Роботов-уборщиков на этом корабле нет, как, впрочем, и на его, обломки которого сейчас дрейфуют где-то в бесконечных просторах космоса. Соут отправился на поиски турбопылесоса. Беспорядок он не любил и предпочитал убирать все сам. В коридоре он натолкнулся на полуголого Чайльда. На узких бедрах того было повязано белое полотенце, а с волос стекала вода. Судя по реакции, он не ожидал такого скорого выздоровления наемника:
  - Соуто-сан? - почему-то Чайльд потупил взгляд, обычно дерзко смотрящий и словно напрашивающийся на что-то. Начал, как и всегда когда ему было неуютно, говорить чушь. - А я вот из душика только... Хотите, покажу вам, где он? Только там управление странное, еле разобрался...
  - Где тут турбопылесос? - Соут сглотнул и поймал себя на том, что даже не разглядывает, а почти любуется телом Чайльда. Смотрит, как двигаются губы, на изгиб шеи, контур плеч, живот... "Успокойся. У тебя просто давно не было женщины". Но когда Чайльд повернулся к нему спиной, у Соута резко сбилось дыхание. Он закусил губу и проследовал за блондином, стараясь смотреть под ноги. "Успокойся..."
   Они благополучно нашли турбопылесос, и Соут бодрым шагом - почти радостно - направился в комнату с медкапсулой. Общение с Чайльдом надо было ограничить, по крайней мере пока у Соута не пройдет этот всплеск эндорфина, возникший, похоже, из-за большой концентрации кислорода в воздухе медкапсулы.
  
   Но Чайльд и не собирался оставлять наемника в одиночестве. Проследовав за ним, он застыл в проеме дверей и, глядя, как Соут торопливо программирует пылесос, пытался поверить своим глазам.
  - Вы себя хорошо чувствуете? - немного обеспокоенно спросил он. - По-моему, на вас лица нет.
   Вовремя подхватив спадавшее полотенце, он посильнее перевязал его на бедрах, так, что ткань врезалась в размякшую кожу. Но это было неважно. Главное сейчас - не пойти по стопам Куба.
   Удивительно. Раньше Чайльд, помнится, не стеснялся ходить в общественные бани. Что вдруг изменилось?..
  
   Соут не оборачивался, хотя краем глаза все-таки заметил, как Чайльд туго затянул чуть не спавшее полотенце. На его нежной коже могли остаться красные полоски. И почему это волнует Соута? Закончив с программированием, он принялся убирать. Это занятие успокаивало его мысли, обычно расставляя все по полочкам. Но сегодня что-то явно было не так. Возможно имело место повреждение какой-либо части мозга...
  - Иди, оденься, - Соут попробовал скрыть свое замешательство за личиной безразличия.
  
  - Сначала ответьте на вопрос, - принялся канючить Чайльд. - Я, значит, вас спасал, можно сказать, ценой собственной жизни, а вы...
   Чайльд умолк. Воспоминания об Акире и их последнем разговоре, которые он пытался спрятать подальше от собственного сознания, неожиданно всплыли, окатив его ледяной волной отвращения. Его передернуло. Эти прикосновения... кожу словно до сих пор жгло в тех местах, где Акира его касался. Ублюдок.
  - Я...
   Чайльд начал что-то говорить, но к горлу подступил ком и дыхание перехватило. Это было многовато для одного дня. Он спрятал лицо в руках, надеясь, что Соут не станет оборачиваться. Вот же идиот... и чего так разнервничался. Подумаешь, дважды был на краю гибели. Ты ведь баунти-хантер, помнишь?
   Но теперь, когда сдерживающего фактора одиночества больше не было и он мог вновь положиться на напарника, все это нечеловеческое бремя ответственности обрушилось на него с новой силой. И если раньше он мог заткнуть внутренний голос, приказывая себе оставаться холодным, как Соут - теперь это больше не помогало.
  - Соуто-са-а-а-а-ан... - хрипло протянул Чайльд. - Не делайте так больше, пожалуйста...
   И, окончательно запутавшись в собственных чувствах, он ринулся прочь по коридору, на бегу придерживая спадающее полотенце и утирая непонятно почему промокшие глаза другой рукой.
  
  - Чайльд... - что на него нашло? Соут продолжил убирать. Потом, подумав, бросил это дело и вышел в коридор. Дорожка из мокрых шагов в конце концов привела его полуприкрытой двери. Он постучал и сразу же вошел. На полу, уткнувшись в колени, сидел Чайльд и не поднимал головы.
  - Что с тобой? - если бы блондин сейчас посмотрел на него, то сильно бы удивился - лицо Соута выражало что-то совершенно для того необычное - обеспокоенность. Он осторожно коснулся плеча блондина. - Чайльд? - И тут же Соут почувствовал его страх. Опять эмпатия? - Не бойся, дальше миссию я могу продолжать без тебя... Вернешься на свой корабль...
  
   Чайльд совершенно не знал, как реагировать. Показывать слезы наемнику было стыдно, скрывать их - бессмысленно. И так догадается. Или... нет?
  - Не обращайте внимания, я в порядке, - еле слышно сказал он. - Ну, подростковый период и все такое... затянувшийся... я сейчас соберусь, и все будет окей...
   Сильно затянувшийся, подумал Чайльд про себя. Да уж. Какой-то он бред начинал нести... отняв руки от глаз, он поднял лицо и посмотрел на Соута.
  - Я просто устал. Наверное, мне нужно отдохнуть...
   Он попытался встать. И даже был успешен в этой затее. Но в самый ответственный момент полотенце-таки соскользнуло на пол...
   Соут с Чайльдом синхронно нагнулись за ним, оба - из неизвестно откуда взявшейся стыдливости.
   Их лица оказались так близко, что они чуть не столкнулись носами. Замерли, глядя друг другу в глаза. В это хрупкое, под сто тысяч вольт наэлектризованное мгновение обоим казалось, что другой просто обязан сказать что-то очень важное. Вот прямо сейчас.
   Но тут сквозь статику переговорного устройства раздался чей-то вой. Они его уже слышали где-то раньше, и не пришлось особо напрягать память, чтобы вспомнить, где же именно. Только на этот раз голос был громче, четче, и можно было различить отдельные слова:
  - Ми-и-иленький ты мо-о-о-ой... Возьми-и-и-и меня с собо-о-о-о-ой...
   Чайльд скривился, как от зубной боли. Конечно, это был чертов садист Куб. Это был единственный знакомый ему человек, про слух которого он мог бы сказать, что это даже не ноль, а минус.
  - Дамы и господа! - даже сквозь искажение динамиков было слышно, что Куб широко улыбался. - Сферического вам вакуума и хорошего полета! Не возражаете, если я немного покопаюсь в настройках вашей навигационной системы? Очень не хотелось бы, чтобы вы нас с Тиарой в данный момент прервали... мы ведь, м-м-м, на такой стадии... а тут вы заявились...
   Не переглядываясь, Соут и Чайльд кинулись в рубку, причем последний на ходу пытался приладить полотенце покрепче.
  
   Соут был практически рад, что их прервали. Он не знал, что мог бы сделать с Чайльдом, но уж наверняка, Чальд этого не хотел.
  Рубка корабля конечно отличалась от того, с чем Соут привык работать в последнее время, но он довольно быстро разобрался в системе управления и начал перепрограммировать то, что уже успел подпортить Куб. Вскоре навигационная система была восстановлена, и судя по кажущиеся легкости ее защиты, Куб явно хотел, чтобы с ними ничего не случилось. Кроме того, он намеренно подсказывал, где находится принцесса. Такое отношение нервировало. Соут не мог понять, чего на самом деле этот сумасшедший ученый хочет.
   Голос тем временем продолжал завывать:
  - С собо-о-о-о-ой меня возьми-и-и-и... о-о-ой не-е-т, не те-е-е слова-а-а... Соут, не подскажешь что, там дальше?
  - Заткнись. Где принцесса? - Соут тем временем выслеживал, откуда исходит сигнал.
  - Ну что ты сегодня такой бука. Тебе не понравилась моя песня? Я знаю еще одну... О! Слова вспомнил! Та-а-ам в краю-ю-ю...
   К их общему удивлению, сигнал шел... с их же корабля.
   Соут проверил камеры. Скорее всего, Куба они не покажут... Вдруг на схеме корабля вспыхнуло табло: "Шлюз ?2 открыт. Истребитель SA-23 Аврора готов к взлету". Вид камеры из ангара: один из истребителей Акиры стартует и, пролетев почетный круг по огромному помещению, исчезает в темноте открытого космоса. Взгляд на панель: красная точечка отделилась от флагманского корабля. Песня Куба все продолжала литься, а ее сигнал - удалятся:
  - ...да-а-а-алеком... Буду тебе-е-е... - точка пропала с экрана, песня прервалась. Ушел в гиперпространство. Координаты пункта назначения - не известны.
   Соут откинулся на спинку кресла и потянулся. Миссий он никогда не бросал - хотя однажды такая целеустремленность чуть не стоила ему жизни... Сейчас все шло из рук вон плохо, и любой отказался бы поддаваться Кубу и играть с ним дальше. На первый взгляд утомительное и скучное дело из неприметного камушка при грубой шлифовке оказалось неограненным алмазом. Если же должным образом обработать его, на свет появится бриллиант.
   Хотя и надо признать, что трудности в выполнении миссии неприятны, они так же необходимы, как соответствующий риск при большой ставке. У Соута, словно у игрока, проснулся азарт. Он улыбнулся. Делу вовсе не предстояло быть скучным и утомительным.
   У любой игры есть правила. И если Куб хочет, чтобы мы играли в догонялки, он должен был оставить какую-нибудь подсказку. Думай. Записи координат? Нет, слишком просто. Сообщение? Уже ближе. Возможно он оставил аудиозапись или... Ну конечно же! Это его вроде бы бесполезная песня... Что если перекодировать ее? Куб, конечно сумасшедший, но...
   Через несколько минут бортовой компьютер расшифровал координаты. На экране появилось четкое изображение открытки с Катарамы, столицы империи Оно. Приятный искусственно сгенерированный голос вежливо спросил: "Подготовить корабль к гиперпространственному прыжку?".
   Соут вновь откинулся на спинку кресла и произнес:
  - Начинай отсчет.
  
   На Катараму не хотелось. Слишком много неприятных воспоминаний было с ней связано... забавно. В хорошем настроении он всегда думал об этих воспоминаниях как о ценных и даже относительно сносных. Но не сейчас.
   Чайльд потерянно растянулся в кресле, анализируя произошедшее. Почему-то давешнее наэлектризованное ощущение, возникшее там, в гребаной кладовке, где он пытался скрыть слезы от Соута, испарилось. Словно его не было. Они, кажется, упустили момент... вот только момент чего? Зарождения великой дружбы? Чайльд мотнул головой. Уж он-то хорошо знал, что это было не просто сочувствие и не просто эмпатия. В той словно наполненной жидкой нежностью комнате к ним примешивалось что-то еще, теперь неуловимо далекое.
   Он отправился одеваться в полной тишине. С того момента они не обменялись ни словом. Соут, судя по всему, был слишком поглощен собственными мыслями. Чайльду же все отчего-то стало до лампочки, и он вряд ли мог бы объяснить почему именно. В конце концов, даже не он догадался про песню в этот раз... Редко Чайльд терял свою способность быстро соображать в самых напряженных ситуациях, которая не раз и не два вытаскивала его. Никакое напряжение не могло ввергнуть его в состояние паники, ни одна девчонка не могла охмурить его настолько, чтобы он забылся. И не среагировал... а вот теперь - пожалуйста. Ни с того не с сего у него появилась новая проблема на руках.
   Надев для разнообразия положенный по технике безопасности огнеупорный и водонепроницаемый термокостюм, Чайльд не стал возвращаться в кабину пилота, а направил свои стопы в медпункт. Сейчас ему отчего-то не хотелось не то что разговаривать, но даже видеть Соута. Зато он вполне мог сделать кое-что другое.
   Вскрыв медкапсулу, Чайльд почти сразу увидел то, что искал - длинную черную нить на белоснежном покрытии - волос Соута. Осторожно он извлек его и проследовал к лабораторной установке, стоявшей в углу.
  - Запустить ДНК-тест, - сказал Чайльд и сам подивился собственным интонациям.
   Черт. У него, похоже, начиналась депрессия. Он очень хорошо знал это противное липкое чувство в груди, не предвещающее ничего, кроме нескольких дней апатии и мрачного взгляда на мир. Даже не мрачного, а полностью лишенного каких-либо чувств. Соут за него порадуется. Гм. Пока аппарат прогонял нужный тест, Чайльд пристроился на крутящемся табурете и подпер щеку рукой, глядя в никуда.
   На Катараму... не хотелось.
  
   На Катараму... не хотелось. В конце концов, именно там почти три года назад Соут получил свое предпоследнее задание, и именно там пролежал все эти годы в гидростатической капсуле. Сейчас наверное та маленькая никому неизвестная больница на окраине города уже была снесена для нео-постройки. Но до сих пор иногда ему снился белый свет ламп, свои, опутанные огромным колличеством проводов и трубок, руки и холодный физраствор, заполняющий легкие.
   Соут еще раз посмотрел на объемное изображение открытки Катарамы. Прокрутив ее, он обнаружил приписку: "С любовью, Ваш преданный поклонник, Куб". Сумасшедший... Кроме подписи, на задней стороне открытки была краткая справка о третьем чуде вселенной - вокруг которого и была построена столица - Обелиск Оно. "В 2523 году разведывательная группа отправилась на поиски пригодной для колонизации планеты. Оказавшись в этом секторе, она получила некий сигнал, шедший с Катарамы. Ученые мира надеялись обнаружить разумную цивилизацию, но единственное, что от нее осталось - это Обелиск, посылающий сигнал в космос. Если вы хотите совершить экскурсию "Обелиск. Его тайны и загадки" и узнать больше свяжитесь по номеру, указанному на карточке".
   Соут еще пару раз повертел в руках изображение открытки и оглянулся. Чайльда нигде не было. Что ж, сперва надо было обеспокоится насущной проблемой - где достать подходящее оружие. Открыв схему корабля, Соут внимательно изучил ее и направился в оружейную.
   Корабль явно не был предназначен для мирных целей. Но к его сожалению - и к чьему-то счастью - именно катаны во всем этом многообразии предметов убийства не было. На всякий случай он подобрал себе пару плазмокинжалов. На Катараме есть отличный оружейный магазин, если его, конечно, еще не прикрыли. Придется туда наведаться. DM он не нашел, слишком уж редкий, да и вообще, не программируемого оружия дальнего действия было мало. Хотя что-то все-таки имелось: Морисон-Х119 и Крост-7. Последний был просто отвратителен своими параметрами, а вот Мориссон... Пожалуй, это был лучший выбор. Только вот где Чайльд?
  
   Компьютер выдал результаты ДНК-теста. Чайльда интересовало лишь количество даймоновой крови в Соуте: как-никак, это могло быть причиной внезапной эмпатии и прочих происходящих между ними странностей. Наверное, могло. По крайней мере, Чайльду было приятно думать, что могло.
   Даймоновой крови оказалось не так уж и много: порядка десятой части, если не меньше. Трудно было сказать определеннее. Просмотрев просчитанные компьютером результаты еще раз, Чайльд уже было собирался покинуть лабораторию, как вдруг взгляд его зацепился за кнопку "показать схему". Он сам не смог бы объяснить, какой черт дернул его тогда нажать на эту вкладку. Но он нажал. И замер, с неверием глядя на открывшийся экран.
   В академии Ха'Аммори преподавали биологию на весьма посредственном уровне, ибо со всей развитостью современных технологий человеку совсем необязательно было знать, что происходило у него в теле на самом деле. Наверное, этим можно было объяснить то, почему никто и никогда до Чайльда не открывал схему ДНК Соута. Компьютер и так рассчитывает результаты - а что еще нужно? Так, скорее всего, и рассудили в роддоме.
   А зря. Потому что несмотря на то, что Чайльд прогуливал половину лекций по биологии и вообще не забивал себе голову этим, как ему казалось, в высшей степени бесполезным предметом - несмотря на это, он точно знал, что перед ним не ДНК человека.
   И даже не даймона, если уж а то пошло. Это не ДНК гуманоида в принципе. В нем, по подсчетам Чайльда, было по меньшей мере сто с лишним хромосом.
   Это вообще не было похоже на ДНК.
   Чайльд провел руками по лицу и снова посмотрел на экран, пытаясь понять, что вся эта чертовщина значит.
  
   Тем временем Соут спокойно направлялся в сторону медкапсулы. То, что в нем сто с лишним хромосом, его не заботило в плане практическом. Они не мешали жить, и, если сравнивать их с его наследственностью даймона, лишние хромосомы были сущим пустяком. Единственное, нельзя было позволять себе лечится в официальных больницах, и уж тем более лежать в их гидростатических капсулах. Один знакомый ученый, правда, попытался определить что с его генетических кодом не так, но единственное, что они выяснили, было полное отсутствие информации: большое количество ничего не говорящих отклоняющихся от нормы биологических факторов. С другой стороны, его организм функционировал стандартно, все базовые проведенные тесты говорили лишь об огромной регенерационной способности и великолепном здоровье. Время от времени "знакомый ученый" скидывал сообщения о следующем расшифрованном гене, но пока они не осилили даже сорок седьмую хромосому.
   В корабельной лаборатории мерно горел свет. Не утруждая себя входным стуком, Соут вошел. Чайльд сидел перед компьютером, явно пытаясь либо выйти из игрового лабиринта, либо же посмотреть на днк Соута - картинка и в том, и в другом случае была бы схожей. То, что Чайльд все больше и больше узнавал о наемнике, нервировало. На экране шел процесс обработки хромосом, который, как Соут знал из собственного опыта, ничего не даст.
  - Останови процесс, - Соут подошел к компьютеру. - Это тебе, - теперь Мориссон-Х119 лежал на столе, недвусмысленно обратив свое дуло на Чайльда.
  
   Чайльд пожал плечами.
  - Ладно. - Равнодушно скользнул взглядом по Мориссону и поежился. - Спасибо.
   Почему-то сразу стало очень холодно.
   И это был даже не страх перед чем-то неизвестным, а банальное желание держаться от неизвестности подальше. Кому охота, когда прямо под нос засовывают бочку с надписью: "УЖАСНАЯ ТАЙНА, КОТОРУЮ ВЫ НАВЕРНЯКА НЕ ХОТИТЕ ЗНАТЬ И ОТ КОТОРОЙ ВАМ ТОЛЬКО ХУЖЕ БУДЕТ" - и требуют вскрыть?
   А когда он посмотрел на пулемет, его сердце даже не забилось быстрее, хотя старик Моррисон был его первым боевым оружием в академии. Страшно подумать.
  - Мы ведь нескоро прибудем? Мне нужно отдохнуть, - Чайльд поднялся.
  
   Соут опустил взгляд. Он привык - люди его боятся. А сейчас, что странно, сердце будто сжалось. Он не хотел, чтобы Чайльд его боялся, и теперь это совсем невозможно. Если десятая часть даймона в его крови парализовывала людей и заставила Чайльда навести на него пистолет, то это строение ДНК... Соут тихо сказал:
  - Прибудем через шесть часов.
  
   Чайльд, не прибавив ни слова к сказанному, вышел и направился в спальню. Распластавшись на кровати, он долго смотрел в потолок, прежде чем уснуть. А снилась ему какая-то муть: высокие серые здания, небо под ногами, люди с крыльями и... ярко-кровавые глаза. Не Соута. Он не мог думать об этом существе как о Соуте... С этой странной мысли начался целый видеоряд, который Чайльд предпочел бы не видеть.
   И только проснувшись, он в ужасе понял, что это был "мокрый сон".
   С Соутом в главной роли.
   Он очень надеялся, что они уже приземлились и удасться избегнуть каких-либо разговоров с наемником.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"