Осадчук Алексей Витальевич: другие произведения.

Летописи Дорна. Книга Вторая.(общий файл).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБНОВЛЕНИЕ 27 ИЮЛЯ 2010. добавил)))


  
   Летописи Дорна. Книга Вторая.
  
   Пролог.
     
      В пещере было темно и сыро. С каменного свода постоянно падали капельки воды, звонко приземляясь в образовавшиеся лужицы на твёрдом гранитном полу. Эта пещера сильно отличалась от пещер Стальных Гор - уютных, тёплых и светлых.
      Как родилась она? Может здесь когда-то в незапамятные времена бил подземный источник? Или быть может эту пещеру, заботливо выгрызла в скальном теле самка Харда, чтобы потом отложить в ней свои яйца? Неведомо. Брольд мог поклясться Троном Владыки Недр, что пещера сия, как и тысячи подобных ей находилась в Серых Скалах - логове скальных дуэндов, раздери их Злобный Корл! Об этом можно было легко догадаться по раванской россыпи в тёмной породе камня - только Серые Скалы могли "похвастать" никчемной выработкой.
      Своды пещеры были усеяны острыми зубами камней, нависшими над узниками. Они словно челюсти огромного чудовища грозили захлопнуться в любой момент и перемолоть несчастных. Брольд, как и всякий энан прекрасно видел в темноте. Он уже тысячу раз исследовал свое узилище в поисках хоть какой-нибудь лазейки. В часы таких скрупулезных осмотров он прекрасно видел, что стены пещеры за прошедшие века несколько раз "шевелились" образовывая в своих телах узкие трещины. Увы, этих узких лазеек было недостаточно для того, чтобы там мог проползти или пролезть хоть и низкий, но широкоплечий энан.
      Тьма и тишина...
      Монотонная мелодия капели, да болезненное хриплое дыхание спящего Мастера - вот и все звуки, к которым привык за эти несколько десятков лет Брольд.
      Наставник дышал тяжело, часто кашляя и сплёвывая кровью. За те годы, что они находились в заточении в этом каменном мешке - здоровье учителя сильно ухудшилось. Особенно стремительно оно стало ухудшаться с того момента, когда Мастер Грильби и его подмастерье отказались ковать для пленивших их.
      Пусть Повелитель Недр покарает этих жалких тварей! Эти грязные отродья Бездны несколько лет не приносили ни дров, ни угля, чтобы разжечь горн, ни тем более еды! Два некогда богатых и уважаемых энана были вынуждены питаться пещерными крысами, причем сырыми, да ещё и не каждый день! Каждый раз, когда Брольда обуревал праведный гнев, он сжимал до боли кулаки и был готов с голыми руками броситься на штурм толстой стальной двери, являющейся единственной преградой перед желанной свободой.
      Смыслом жизни Брольда, последнее время, стал постоянный и неусыпный уход за своим учителем. Он ловил крыс, если они появлялись в их каменной темнице. Он грел в своих руках ледяную воду, капающую со сводов, чтобы напоить Мастера. Он снял почти всю свою одежду и укутал ею своего наставника, дабы тому стало хоть чуточку теплее. Он растирал постоянно холодные конечности больного, стараясь хотя бы так разогнать тёплую кровь по неподвижному телу.
      Старый Мастер находился в постоянном бреду, только иногда совсем на короткое время он забывался в тяжелом сне - и это были самые счастливые мгновения в жизни Брольда.
      "О, Повелитель Недр! Что могу я?!!" - часто восклицал несчастный подмастерье...
      ...Больной уснул. Его дыхание, казалось, улучшилось за многие-многие дни и ночи. Брольд привычно прикоснулся к руке Мастера и ощутил тепло. Неужели Владыка Недр откликнулся на его молитвы! Дотронувшись тыльной стороной ладони до лба учителя, и послушав, как бьётся его сердце, подмастерье возликовал! Слёзы застыли у него на глазах. Мастер будет жить!
      Истощённый энан присел у изголовья ложа учителя и уперевшись спиной в стену пещеры, закрыл на мгновение глаза...
      Неизвестно сколько он сидел так в состоянии полусна-полудрёмы, но из этого состояния его вывел бодрый голос Мастера Грильби:
      -Намаялся ты со мной, сынок.
      Его доброе лицо, как когда-то ещё в детстве, склонялось над ним, будя на завтрак. Брольд сонно протирая глаза, сперва даже не понял в чем дело. В пещере заметно потеплело. Привыкший уже к ледяной сырости энан почувствовал, как по его телу пробегают волны блаженного тепла.
      -Но, Мастер, как же так...? - его удивлению не было предела. Это было похоже на сон. Ещё вчера его учитель лежал, умирая от болезни, а теперь вот он - стоит над ним и улыбается. Правда, чувствовалась какая-то неестественность во всём происходящем.
      -Поднимайся, сынок, тебе нужно поесть, - Грильби, казалось, не слышал вопроса своего ученика. Он медленно поковылял к громадному очагу, где на огромной наковальне была разложена всевозможная снедь.
      Брольд еще не совсем веря в происходящее, поднялся со своего места и последовал за старым энаном.
      Ели молча, наслаждаясь теплом и едой, показавшейся после нечастой крысиной диеты верхом блаженства. Здесь было: молоко, большой круг свежего хлеба, немалый кусок копченого мяса, головка сыра, всевозможная зелень и фрукты!
      -Мастер! Откуда такое богатство?! - наконец спросил Брольд, стараясь медленно поглощать чудесно пахнущее лакомство.
      -Мы получили заказ, - спокойно ответил Грильби, задумчиво глядя на языки пламени.
      -Но...
      -Все вопросы потом, мой мальчик, - перебил его старый Мастер. - Главное работа!
      -Что? - буднично спросил подмастерье, внутренне возликовав - он уже очень сильно соскучился по работе, по молоту, по звону наковальни, по жару горна.
      -Меч! - глаза Мастера, казалось, горели Пламенем Недр! - Клинок с пятирунной вязью!
      -Как обычно Руна Крепи и ей подобное? - подмастерье, будто не замечал настроя учителя.
      -Нет, сын мой, - их глаза встретились, - Пять Высших Рун!
      От этих слов по спине Брольда пробежал острыми иглами ледяной холод.
      -Но учитель! Такое,...такое...!! - энан задохнулся от возмущения - он не узнавал своего учителя! Где же его гордость!!? Где желание расплаты!!?
      -Нет, мой мальчик, - Грильби видел возмущение его честного ученика. Он лукаво усмехался. - Сей клинок не для врага!
      Подмастерье сидел и глядел на своего наставника, ничего не понимая.
      Мастер отвел свой горящий взгляд и задумчиво посмотрел на огонь:
      - Этой ночью мне было видение! Снился мне меч, - он стал чертить угольком на полу эскиз будущего творения. - Он был чудесен и гибок, как стан молодой Лилво! Его линии начертал сам Владыка! Он как волна морская и молния небес! Смотри!
      -Очень странная форма... Похож на граш альвов, но не он... Нет, совсем не он... - задумчиво глядя на эскиз на полу, бормотал Брольд. Порыв Мастера передался и ему. Его глаза горели, а руки дрожали, предвкушая скорую работу.
      - Это шеттир, мой мальчик, - произнёс Грильби.
      -Но ведь...
      -Да, да, тот самый, - перебил старый энан восклицание подмастерья.
      - Отец, я не пойму - кто из рабов сможет воспользоваться клинком с вязью из пяти рун, да притом ещё и Высших? - он недоуменно смотрел на своего учителя. Брольд всегда называл "отцом" усыновившего его Мастера, когда ему было что-то непонятно. - И если я не ошибаюсь, то этот меч парный, да притом, тот, что нарисовал ты, является Младшим. Ведь так?
      - Эх, сынок, даже ты называешь людей рабами. А ведь еще несколько веков назад эта раса господствовала в нашем мире... - грустно произнёс Грильби. -Хм...что же ты прав - это действительно Младший, потому как Старший уже рождён... Только он ещё спит...
      Неизвестно, как и что пообещал своим тюремщикам старый энан, но это подействовало. В их распоряжении было всё: их инструменты, три бруска изилирд, рунный камень для создания Огня Светила, кровь Харда для закалки клинка, правда всё это и ещё многое другое дуэнды притащили из прежней кузни энанов...
      Сколько времени прошло Брольд не знал. Он не следил за временем. Его больше не существовало. Все растянулось в один чудесный и прекрасный миг рождения клинка. Мастер превзошел самого себя! Казалось, Грильби, жил последние мгновения своей жизни. Он выкладывался без остатка. Он не ковал! О, нет! Он творил! Он был подобен Владыке Недр!
      Родившийся меч был прекрасен! Венец творений Мастера! Брольд за свою жизнь много повидал, но подобного не видел никогда... Изилирд, словно застывшая ледяная слеза искрилась в свете пламени. Чудесные замысловатые узоры оплели клинок... Они что-то говорили... Что-то нашептывали... Брольду хотелось смотреть и слушать не отрываясь...
      -Он родился, сын мой! - Мастер смотрел на меч, лежавший на наковальне. Его взгляд был полон удовлетворения... Свершилось...
      -Пришло время разбудить его, - произнес Грильби, оторвав взгляд от замысловатого узора изилирд, и взглянул на своего ученика. Не понравился Брольду взгляд Мастера, будто прощальным он был.
      Взяв в руки свое творение, учитель стал медленно нараспев бормотать древний наговор, создавая вязь из Высших Рун:
     
      Харда Дыханием,
      Ветра злой Силою,
      Крепостью Недр,
      И Мастера Сердцем,
      С Каплею Озера Слез
      И страдания.
      Выкован будет
      Клинок Мироздания!*
      автор Papirus
      http://zhurnal.lib.ru/b/bashun_w_m/
     
      Брольд услышав слова учителя, вздрогнул и бессильно опустил, протянутые было руки к Мастеру и отцу... Мастер уходил... Мастер так решил...
      Последние слова древнего наговора подмастерье слышал уже как во сне... Эти слова дают жизнь самой сильной из Высших Рун. Руне Сердце Мастера.
     
      Пой молот песню клинка зарождения!
      В звонком фонтане окалины искристой!
      Будет оружие в пламени времени!
      Сковано с Силою Мастера искренней...**
      автор Papirus
      http://zhurnal.lib.ru/b/bashun_w_m/
     
      Тихо стало... Только редкие сдавленные всхлипы одинокого подмастерья нарушали мертвенную тишину сырой пещеры...
      Клинок родился!
  
   Глава 1.
  
  
   Весть о появлении неизвестного судна облетела весь город. Свидетельством тому было огромное скопление, казалось, всего населения Хирмальма на пристани. Ксандр не ожидал, что лоримов после побоища с тарками осталось так много. Принятое на Совете города, с подачи принца, решение о полной переписи населения исполнялось со скрипом. Да и не удивительно. Ведь такой практики, как пересчет всего народа у лоримов в принципе не существовало. Конечно, в казну крупных городов поступали сборы-налоги из мелких селищ и хуторов, но собирались они с населенного пункта, скорее учитывая примерное количество проживающих, чем их точное число. Определение размера подати возлагалось целиком и полностью на ярловых сборщиков и старост налогооблагаемых населенных пунктов. А уж они договаривались между собой об объеме и сроках доставки. Эта система очень удивила и развеселила юношу. Ведь от того, как договорятся между собой налоговый инспектор и глава местной администрации, зависело поступление средств в казну. Хорошо, если эти люди кристально чистые и, безусловно, честные, что в реальности, естественно, является абсолютно абсурдным явлением, тогда, конечно, да. Но коррупция она, как говорится, и в Африке коррупция. Поделившись своими выводами с Ваянаром, который посвящал молодого человека в тонкости налогообложения государства лоримов, Ксандр получил объяснение. Оказалось, что плата ярлу является добровольной. Общины хуторов и селищ по своей собственной воле отдавали в казну города часть собранного имущества взамен на будущую поддержку ярла, если в таковой появится необходимость. Да и сами сборы налогов больше походили на ежегодный праздник в каждом селении. Сборщики в сопровождении небольшой дружины ездили по селищам, собирая подати, а сам торг со старостами проводился в центре населенного пункта, где присутствовали все жители от мала до велика. Разыгрывался настоящий спектакль, в котором участвовали все присутствующие. Сборщики высмеивали жадность старост и жителей, а те в свою очередь ненасытность власть имущих. Такой себе народный аукцион-забава. Результаты которого тщательно документировались, таким образом, и ярл и люди, естественно, прекрасно знали сколько, например, шкур или шерсти было отдано в казну города тем или иным селищем. Более того сами дебаты потом горячо обсуждались в семьях, у колодцев, в тавернах и постоялых дворах. Больше всего удивило принца то, что зачастую запрашиваемая сумма налога оказывалась намного меньшей, чем отдавала в конечном результате община. Еще бы! Лоримы потом, находясь в больших городах, с гордо поднятой головой комментировали своим родичам и знакомым, как проходили взвесы (1), так назывались дебаты по налогам, и сколько их община отдала ярлу. Мол, знай наших! Мы еще и не на такое способны!
   "Мда, - думал тогда Саня, - интересно.... Очень необычно.... Очень.... С одной стороны народ платит налоги с гордо поднятой головой, да и сборщикам практически нереально утаить объем собранного, но с другой стороны, все как-то... все как-то не надежно, что ли... Вроде как ярл получает больше, чем рассчитывал, да и никто не ропщет, скорее наоборот... Только все это нестабильно как-то... Или это я такой - не вижу очевидного. Воспитанный в другом мире с иным укладом. Хотя, например, начни тот же Хирмальм войну с соседним городом или страной - не единичное нашествие полуразумных тарков, а войну с подобным себе противником - что произойдет? А произойдет примерно следующее: начнется мобилизация мужского населения, понадобится оружие, большое количество еды, одежды и так далее, и тому подобное. При этом нужно помнить о невозможности остановки сельхоз работ, ремесленных мастерских, кузен и ... Мда... Интересно, как поведет себя население в такой ситуации?... Кормильцы на войне, урожай собирать надо, охотиться надо, детей кормить тоже надо, а вот и сборщик пожаловал, да не один - с дружинниками.... Будет ли тогда праздник? Не думаю.... Хотя.... Это же лоримы. Я постоянно забываю, что это не земное средневековье с его порядками. С ее классовыми делениями, дворянами, пирами, непосильными налогами, революциями и казнями. Конечно, казни, здесь тоже присутствуют, да и местные панны - чем не дворяне, только вот различия все-таки есть. Здесь люди воюют вместе и радуются вместе. Конунг один из них, а не кто-то очень важный и недосягаемый. Здесь все по-другому, не по-земному, уж это точно... Может это так, потому что лоримов очень мало? Будь их народ многочисленнее, кто знает, как развивались бы их внутригосударственные отношения..."
   Когда стало ясно, что орда тарков, как таковая, перестала существовать, превратившись из цельного организма в разрозненные, враждующие между собой, мелкие группки, в город стали приходить люди, пережившие бойню. Корабли, отправленные вдоль побережья, постоянно привозили все новых и новых оставшихся в живых. Процесс переписи, естественно, замедлялся, но Олав, занимавшийся этим вопросом, обещал на днях предоставить Совету первые результаты.
   Хотелось бы сказать несколько слов о самом Совете города. Создан он был, как ни странно, по инициативе Анаи. Девушка, несмотря на сложное для нее время, нашла силы взять себя в руки. Ведь после смерти конунга полноправной правительницей Хирмальма становилась она. Никто, кстати, не оспаривал сей факт. А кто оспорит? Это ведь не противоречит древним законам, да и Белый воин, как только девушке стало лучше, и она вышла к людям, сам в присутствии всего честного народа поклонился ей, признавая ее как кюнигин(2) всех лоримов. Попробуй теперь скажи, что дочь погибшего конунга не королева после того как ей поклонился сам Белый воин, а за ним и вся дружина. Затем были народные гулянья. Лоримы праздновали появление новой королевы...
   Первое заседание будущего Совета Хирмальма происходило по-простому, можно сказать, по-домашнему, все в той же, облюбованной Саней, комнатке при храме. В нем участвовали Белый воин, королева Аная, Верховный друид Ваянар, сотники Альди и Олав, а также вальдмар "Гароны" Дьярви Черный Топор. Заседание "костяка" будущего Совета прошло на удивление быстро на нем было решено переписать все население лоримов, а также пригласить в Совет новых членов - для начала, выживших и недавно выбранных сотников и нескольких паннов - самых верных сторонников Икера Седовласа...
   Вот как раз перед первым заседанием нового Сейма (3) Ксандр и пытался, оставшись наедине со своими мыслями, отдохнуть от забот среди прибрежных скал. Но новость о появлении незнакомого паруса на горизонте спутала все его планы...
   По дороге в порт юноша перебрал несколько версий по поводу возникновения неизвестного корабля. Теории, одна нелепее другой, штурмовали его мозг. Шагая по дороге, ведущей в порт, он отметил, что волнуется, будто перед экзаменом. Мельком взглянув на Олава, идущего справа, и сопровождающих их нескольких дружинников, отметил, что не одинок в обуревающих его чувствах. На лице Олава читалась некоторая растерянность с долей волнения. Юноша уже хорошо изучил своего боевого товарища и друга - ему не стоило труда распознать его настроение.
   Вот и пристань. Она встретила воинов многоголосым гулом, гамом и даже некоторым весельем. А чего бояться? Корабль всего один. Чем он может навредить? Тем более, до него далеко, в случае опасности люди успеют скрыться, и в бой уже вступят воины. Вон и Ксандр появился - тем более бояться нечего.... Вот примерно так можно было охарактеризовать настроение общей человеческой массы, находящейся в порту. Особенно необычным событиям радовалась местная ребятня. Стайки мальчишек и девчонок разных возрастов порхали среди обсуждающих последние новости взрослых и жадно вслушивались в их разговоры.
   Люди напряженно вглядывались, пытаясь разглядеть еле заметный силуэт дрейфующего неизвестного корабля, кто шепотом, а кто и достаточно громко, выдвигая разнообразные теории и гипотезы по поводу "неопознанного плавательного объекта".
   Ксандр, с трудом протискиваясь сквозь "живую стену" в сопровождении Олава и еще нескольких воинов, пробрался, наконец, на пристань.
   - Здесь должны остаться только воины, - спокойно проговорил он, пытаясь разглядеть медленно, казалось, нехотя, удаляющееся неизвестное судно. Олав, уже привыкший к необычному способу озвучивания "воли Белого воина" кивком подозвав троих десятников, стал раздавать короткие приказы. Примерно в течение пятнадцати минут пристань опустела. Остались только три десятка бойцов в полной броне, лучники в сторожевых башнях да пара русых любопытных голов, выглядывающих с опаской из-за камней неподалеку от пристани.
   - Ну вот. А кто-то утверждал, что лоримы единственные мореходы на Дорне, - по-русски задумчиво произнес принц.
   Привычка его лидера, иногда задумавшись выражаться на незнакомом языке, уже не удивляла Олава. Он воспринимал эту странность, как само собой разумеющееся, тем более, что скоро принц очнется от своих дум и обязательно предложит что-то правильное, как всегда в принципе и делал.
   -Что думаешь? - не оборачиваясь, спросил Ксандр Олава, когда в небольшом порту Хирмальма был наведен маломальский порядок. Если Олав и хотел что-либо предположить, то ему в этом помешал шум приближающихся шагов. Разом обернувшись, они увидели Анаю, идущую в компании с Ваянаром в окружении охраны.
   За прошедшее время девушка немного оправилась от ран, полученных в бою в лагере стрелков, только болезненная бледность ее лица все еще бросалась в глаза. Увидев юную королеву, Саня невольно улыбнулся. Сегодня, как никогда, она была похожа на ту Анаю, которую он встретил там, посреди Ледяного леса. Вопреки ее новому статусу главы, хоть и совсем крохотного, но все же, государства, одета она была все так же по-простому, скорее по-военному: легкая кольчуга, выглядывающая из-под куртки из шкуры ра-хана, штаны из мягкой кожи и "морские сапожки" на ногах, как прозвал их про себя юноша, сделанные из кожи гароны - стандартная обувка морской дружины лоримов. Волосы заплетены в тугую толстую косу, а поверх них сам символ власти - искусно сделанная золотая корона, передававшаяся из поколения в поколение в роду Тормов по женской линии. На первый взгляд ничего особенного это изделие собой не представляло, так, по крайней мере, показалось Ксандру в первый раз. Невзрачный тонкий, словно ремешок, золотой обод, да то ли фигурки, то ли буквы по кругу. Не было килограммов драгоценных камней, вычурных плетений и замысловатых узоров. Нет. Всего этого не существовало. Только вот от простоты этого знака королев, созданного неведомым мастером, веяло такой древностью, что глядя на него, юноша не мог сдержать невольного и необъяснимого волнения. Если хорошо присмотреться, то можно было заметить, насколько выделялся стиль орнамента короны от всего того, что видел юноша в Хирмальме. Даже Стена Рез в доме конунга, пережившая много поколений и, несомненно, считающаяся одним из древних памятников искусства народа лоримов, по своей стилистике сильно отличалась от короны.
   На бледном лице Анаи читалось волнение и в то же самое время интерес.
   - Что там? - спросила она, когда вся процессия, возглавляемая ею и друидом, оказалась рядом с Ксандром и Олавом.
   Саша начал излагать одну из своих версий:
   - Насколько я вижу, корабль предоставлен самому себе.
   На слова юноши тут же многие из воинов стали кивать, соглашаясь.
   - По-моему, он никем не управляем, - продолжал он, - да и этот крен на правую сторону говорит о том, что у судна, скорее всего, достаточно серьезные повреждения. Чего гадать и ходить вокруг да около? Вон "Гарона" уже готова к отплытию. Подойдем поближе и посмотрим что да как.
   Действительно пока начальство решало, как поступить, команда барркана, на котором юношу когда-то под охраной привезли в порт Хирмальма, уже заканчивала приготовления, и Дьярви Черный Топор ждал только приказа к отплытию.
   По глазам Анаи, которая стояла рядом с принцем, было видно, что она с удовольствием поучаствовала бы в разведке. Но, памятуя их недавнюю беседу с Ваянаром и Ксандром, в которой она дала им слово, что будет стараться не подвергать свою жизнь опасности, с трудом сдержалась, чем заработала одобряющие взгляды своих "опекунов".
   - Что ж разведайте, что там и возвращайтесь целыми и невредимыми, - произнесла Аная, глядя в глаза Ксандру.
   - Пусть хранит вас Создатель, - подняв правую руку, благословил старый друид.
  
  
   "Гарона", покинув порт, быстро набирала скорость. Воины, весело переговариваясь, дружно налегали на весла. Любопытство несло быстрый барркан навстречу удаляющемуся чужому кораблю. Любопытство любопытством, а воины все - в броне и в шлемах. Щиты и оружие у ног, которое они готовы в любой момент использовать по назначению. Заранее решено было держать "чужака" по правому борту, где уже готовили луки два десятка стрелков. Ксандр и Дьярви, стоя на носу будто летящей по водной глади "Гароны", напряженно молчали, вглядывались в приближающийся силуэт неизвестного корабля.
   - Думаю, что лучше подойти на расстояние броска копья, - предложил принц вальдмару, - так мне будет проще осмотреть "чужака" истинным зрением, да и риска меньше.
   Дьярви одобрительно хмыкнул и отдал приказ кормщику. Чем ближе корабли сходились, тем лица воинов все больше и больше вытягивались от удивления. Лучники, забыв, зачем они на борту, таращились на приближающуюся громадину. Ксандр, первым выйдя из ступора, негромко произнес:
   - Мда... Чем-то напоминает галеру...
   Его слова привели в чувства стоявшего рядом вальдмара, который, к его чести нужно сказать, мгновенно взял себя в руки и с бранью накинулся на "зависшую" команду барркана. Лоримов словно ледяной водой окатило. Весла снова размеренно продолжили свою работу, и люди вполголоса принялись обмениваться мнениями. Веселых разговоров как ни бывало, они сосредоточенно готовились к бою, хотя приближающееся судно не подавало признаков жизни.
   - Дьярви, я думаю, ближе подходить не стоит, - окликнул Ксандр разгоряченного вальдмара, - с этого расстояния я смогу все хорошо осмотреть.
   После команды Черного Топора, скорость барркана стала падать, и вскоре, развернувшись правым бортом к "чужаку", "Гарона" остановилась, качаясь на волнах, на расстоянии броска копья.
   Сила, мягким уже еле заметным потоком, привычно потекла по телу Ксандра. Частые тренировки и объяснения друида давали о себе знать. Результат - более качественное использование меньшего количества энергии, при этом меньше напрягаясь, не рвя, так сказать жилы. Откровенно говоря, Ваянар, после подробного Сашиного рассказа о своих возможностях, был шокирован. Такого "бездонного", как сам он сказал, потока Первосилы, каким мог воспользоваться молодой человек, старик даже не мог себе представить. Если первого конструкта энанов Ксандр зарядил за один раз, еще тогда перед боем, да и меньше, чем за несколько часов, то второго, после подробных инструкций юноши, заряжали молодые друиды целых три дня, опустошая себя до капли и делая это поочередно...
   В истинном зрении корабль выглядел обычным черным куском мертвого дерева. Его нутро не несло никаких признаков жизни, конечно, двигающейся в изрядно просевшем судне разнообразной живности было хоть отбавляй, но чего-то крупного и опасного не наблюдалось. Хотя...
   Не оборачиваясь и все еще пристально всматриваясь в энергосистему внутренностей странного корабля юноша обратился к вальдмару, заставив того вздрогнуть от неожиданности:
   - Дьярви, давай-ка обойдем это чудо по кругу, вдруг чего обнаружу.
   И подумал:
   "Интересно, когда они привыкнут к моему голосу под воздействием силы, да и привыкнут ли?"
   Повинуясь приказу своего командира, воины взялись за весла, и барркан медленно, словно нехотя начал плавно по кругу огибать чужое судно.
   - Что ты видишь, Ксандр? - спросил остановившийся рядом вальдмар.
   - Внутри корабля достаточно воды. А в воде очень много разной живности. Судя по быстрым метаниям похоже на мелкую рыбу. Также вижу, что по днищу медленно двигаются и стоят какие-то пятна покрупнее...
   - Покрупнее?
   - Да, что-то очень медленное.
   - Думаю, что это крабы.
   Барркан сделал почти полкруга...
   - Ясно... Ага, вижу еще на днище... Нет скорее, под ним, то есть с внешней стороны здоровый такой вроде как нарост, что ли... Но тоже живой...
   - Ну, это, скорее всего, молюски, видать корабль давно уже в море скитается, вот и понарастало всякого дерьма за это время.
   Левый борт "чужака" остался позади и глазам юноши предстал правый бок...
   Неожиданно прямо над ухом прогремела команда вальдмара:
   - К бою! Морской змей!
  
  
  
   ***
  
   Вот уже много дней брат и сестра жили в небольшой норе, оставленной семейством гроллов. Мелкие твари ушли уже очень давно - об этом говорило отсутствие живого запаха в брошенном жилище, и теперь маленькие шарр'хи являлись полноправными хозяевами тесного, но безопасного обиталища. Теснота не являлась помехой для двух маленьких волчат, скорее наоборот - будь там по-просторней не было бы так тепло морозными ночами, да и об опасностях, по крайней мере, ночью не стоило сильно переживать. Крупный хищник не сможет пролезть в узкий проход, а мелкий - им не страшен, да и малыши уже вовсю охотились на все, что не сильно превосходило их в размерах.
   Лес у Великой Соленой Воды - это, конечно, не Ледяной лес с его угрозами, но все же для одиноких волчат, оставшихся без матери-защитницы, опасностей хоть отбавляй. Это раньше они - дети могущественной Матери самой сильной в лесу стаи - ничего и никого не боялись. Еще бы! Кто из жителей Леса отважился бы бросить вызов Стражу Ущелья!? Никто! Никто даже и не помышлял о том, чтобы ступить на землю, где охотится стая. Но теперь все было иначе. Все изменилось навсегда и бесповоротно.... Не стало стаи... не стало Матери.... В великой охоте на жалких двуногих погибла вся семья... В живых остались только брат и сестра да старый следопыт, не участвовавший в охоте, который попытался в ту же страшную ночь убить маленьких и неопытных детенышей. Только быстрые лапы и так вовремя подвернувшееся брошенное жилище гроллов под большим валуном, спасли волчат от неминуемой смерти от клыков и когтей голодного волка. Как ни пытался старый шарр'хи дотянуться до вожделенной добычи - у него ничего не получилось. Попытки вырыть проход в нору закончились неудачей. В земле под валуном было много больших камней, не дававших углубиться. Всю ночь волчата слушали глухое рычание взбешенного огромного зверя, еще вчера бывшего членом их семьи-стаи. Их маленькие, судорожно бьющиеся сердца казалось, были готовы выскочить из груди. Тихо поскуливая и дрожа от страха они жались друг к другу... А на утро все закончилось... Старый следопыт ушел... Детеныши были настолько напуганы, что следующие две ночи просидели в своем убежище, не высовываясь. Только на утро третьего дня голодные и перепачканные в земле два маленьких исхудавших волчонка решили высунуть свои мордочки из норы. Голод, в конце концов, переборол страх...
   Вот когда пригодились уроки матери! Первой добычей голодных детенышей были насекомые и мелкие грызуны, которых в окрестностях обитало вдоволь. Далеко от убежища старались не уходить и при каждом необычном и подозрительном шуме бросались наутек. Последующие дни малыши отъедались, постепенно привыкая к местности и ее запахам.
   Уже достаточно осмелев, но находясь в постоянной готовности спастись бегством при малейшей угрозе, волчата, таясь и принюхиваясь к запахам леса, как учила их мать, все дальше и дальше стали отходить от своего нового места обитания. Совсем неподалеку обнаружилась довольно широкая лесная река. Не такая быстрая и мощная, как в Черном ущелье, потому что брат, достаточно осмелев, в несколько длинных прыжков смог добраться до противоположного берега и вернуться обратно. Он, победно выпячивая грудь перед сестрой и глухо урча от удовольствия - вода была очень теплой - старался копировать взрослых самцов арр-шарр'хов. Детеныши много раз видели, как это делали самые сильные из стаи, красуясь перед матерью.
   В воде, то вверх, то вниз, часто подходя к берегу, сновали небольшие стайки рыб, а на дне среди камней ползали зеленые речные крабы. Маленькие шарр'хи, невольно облизываясь, жадно наблюдали за всей этой быстро двигающейся едой.
   Уверенный в своей мощи и силе, после победного шествия через всю реку и обратно, брат выбрал себе на обед самого крупного краба, пристроившегося на плоском полукруглом камне под водой. Быстрый бросок, как учила его мать, и маленький арр-шарр'х с визгом, полным боли, выпрыгивает из воды, а на его светло-розовом носу висит, вцепившись клешней большой речной краб. Вертясь на одном месте, он безуспешно пытался освободиться. Несколько раз тряхнув головой, незадачливый охотник сбросил, наконец, строптивую добычу обратно в воду и, тихо поскуливая, пополз к сестре жаловаться на противного краба. Куда делся тот сильный арр-шарр'х, который совсем недавно так победоносно вышагивал, выпячивая свою грудь? Сестра, как это часто делала ее мать, принялась вылизывать прищемленный нос жалобно всхлипывающего и чихающего раненого.
   Охота на реке закончилась ничем. Рыба больше не подходила близко, да и крабы все попрятались под камни. Походив еще вдоль берега, но так ничего и не поймав, волчата повернули обратно к норе, решив с утра наведаться сюда снова...
  
   ***
   Дни и ночи пролетали незаметно. Маленькие шарр'хи уже давно обжились на новом месте, заметно подросли и никого не боялись. А чего бояться на своей земле и на своих охотничьих угодьях? Окрестности вокруг норы на расстоянии одного дневного перехода повзрослевшие волчата по праву считали своими. Особенно эта уверенность возросла и укрепилась когда они вступили в схватку за территорию с небольшой стаей лесных жмыхов, ошибочно посчитавших эти земли ничейными.
   Это была победа! Безоговорочная победа! Стоило только жалким жмыхам почуять запах шарр'хи, как вся стая, спасаясь бегством, скрылась в лесу.
   На их территорию частенько забредали небольшие стада лесных бар'го, у одного из них, осмелев, молодые волки даже попытали отбить детеныша, но в конечном итоге охота закончилась бегством охотников - огромный серый самец с большими рогами - вожак стада - быстро прогнал наглецов. Также на их землю однажды забрела большая семья хррагов. Хрюкающее и повизгивающее нашествие хозяева благоразумно решили переждать, стараясь не показываться на глаза огромным самцам стаи. Если для полноценного прайда шарр'хи семья хррагов очень сложная добыча, охотиться на которую не все решались, то, что говорить о двух молодых несмышленышах...
  
   ***
  
   Теплое утро, после удачной ночной охоты, брат и сестра встречали с полными желудками в своей новой норе. Старая, когда-то приютившая их, стала маленькой и узкой, в которую, в один прекрасный день, просто не смог пролезть повзрослевший и окрепший брат. Пришлось искать новую, ведь лето скоро уйдет, а на смену ему придет зима, не такая холодная, как была в Ледяном лесу, но все же зима. Подходящую нору, по размерам скорее пещеру, шарр'хи отыскали довольно быстро. Запах говорил, что она уже занята, но так как это их охотничьи угодья, то и пещера тоже является их территорией.
   Осмотревшись и обнюхав все внутри, брат хозяйской походкой потрусил на выход - метить территорию. Сестре очень нравилось новое жилище - теплое и сухое. На полу валялись какие-то кости и обрывки шкур, оставшиеся от предыдущих хозяев. Вырыв в углу небольшую яму, молодая шарр'хи, сгребла в нее все следы былого пребывания тарков. Запах явно говорил, что здесь обитала семья из нескольких особей. Уже под вечер перед ночной охотой, когда довольные собой волки отдыхали в своем новом жилище, пришел запах, а потом и сами старые хозяева, но, натолкнувшись на метки, оставленные арр-шарр'хом, тарки не решились предъявлять свои права на пещеру и убрались прочь...
   Они дремали, прижавшись друг к другу, в своей теплой и сухой пещере, сытые и довольные, слушая лес. Иногда только слегка приподнимали головы, чтобы лучше услышать, что твориться на их территории. Так они пролежат здесь весь день, а ночью - ночью снова будет удачная охота...
   Лес говорил с ними. Лес рассказывал им обо всем. Где-то там, совсем недалеко от их старой норы, к берегу реки вышло стадо бар'го. А в другой стороне, ближе к невысоким скалам, обосновалась стая лесных жмыхов. Сестра глубоко вздохнула - беспокойные соседи, даже здесь было слышно, как резвятся их детеныши. Все как всегда... Все как обычно...
   Из полусна молодых шарр'хи вырвал необычный давно забытый звук! Так двигались и шумели только одни существа - двуногие! Двуногие шли сюда!
   Сонливое и расслабленное состояние после охоты исчезло. Шарр'хи скалились и глухо рычали! Идут враги! Ощетинившись и показывая свои уже выросшие клыки, брат сделал первый шаг к выходу... Но вдруг... они почувствовали то, что давно уже забыли.... Силу! Силу матери!...
  
   Глава 2.
  
   За два месяца до сезона дождей, в день почитания Правления Пяти Домов, улицы Ардзирендейля с самого рассвета были заполнены народом, который валил из всех частей города к Большой Арене.
   Нескончаемым гудящим и шумящим потоком от узеньких, кривых и многолюдных улиц нижнего города, населенного главным образом простыми жителями, толпа, все нарастая, устремлялась в верхний город в одну сторону - к Арене.
   Горожане, ремесленники, старики, приезжие, бедняки, покрытые старыми шрамами ветераны из приграничья, танцовщицы и стайки проворных детишек, странствующие и местные барды, и менестрели шли бесконечной вереницей. Веселые разговоры, радостные лица, беззлобные взгляды и незлые шутки говорили о том, что народ в предвкушении, пожалуй, самого ожидаемого за весь год действа - Битвы Зверей.
   Арена, построенная еще сто тридцать лет назад по указу глав Пяти Домов, стала называться Большой, потому что Малая или, как ее еще называли в народе Восточная, превратилась в развалины во время сильнейшего землетрясения. На месте разрушенной, нанятые Советом Домов артели мастеров энанов возвели новую и более вместительную.
   Строительство величественного здания поистине необъятных размеров считалось одним из самых грандиозных за последние сто лет. Трибуны вмещали в себя около двадцати с лишним тысяч зрителей.
   Здание Арены имело почти круглую форму. В ее центральной части находился велендир - постройка с десятью арками. Через среднюю, центральную арку, называемую Праздничными воротами, входила процессия со штандартами, на которых находились изображения гербов правящих домов альвов, появление которой служило знаком открытия Битв. В остальных девяти арках за решетками находились звери, которым и предстояло участвовать в сражениях, веселя оголодавший без зрелищ разношерстный народ.
   От велендира по кругу спускались многочисленные ряды каменных ступеней именно на них и сидели зрители. А там где заканчивались нижние ряды ступеней, начинались большие ложи, предназначавшиеся знатным альвам.
   В Ворота Славы, расположенные прямо напротив Праздничных входили победители, а побежденных, цепляя большими крюками на длинной цепи, утаскивала пара волов, подгоняемых рабами, через Ворота Смерти.
   Что бы обезопасить зрителей от нападения зверей вокруг арены тянулся достаточно глубокий ров, а за ним железная решетка усиленная рунной защитной магией энанов. За сто с лишним лет еще не одной твари не удалось проникнуть за эту надежную преграду...
  
   Этот день для Тирона эль Айну выдался удачным! Да не просто так, а удачным вдвойне! Хотя, откровенно говоря, участием древней богини Роны, покровительницы всех надеющихся на случай, даже и не пахло. Тирон мысленно улыбнулся. Все вышло так, как он давно распланировал. И забытая дряхлая богиня удачи здесь не причем. В жизни юного наследника древнего альвийского рода эль Айну, одного из пяти правящих, существовал только четкий план и холодный расчет. Ха-ха. Только идиотам подобным Охтарону эль Урентари и его прихвостням, может казаться, что достаточно абсолютной чистоты крови и высокого положения для исполнения всех желаний. Глупцы! Безмозглые, не видящие дальше своего носа! Нет! Тирон не такой! Ему еще с детства недостаточно было простого осознания превосходства над низшими. Просто получать все блага, будучи отпрыском могущественного рода, казалось скучным и обыденным. Молодой эль Айну любил всего добиваться сам, только немного в извращенной манере. Кто-то назовет это шантажом... или вымогательством... пусть. Тирон плевал на то, как его способы назывались. Важен результат! Причем такой, каким его видел молодой альв еще только в зародыше своего очередного гениального плана. Ни с чем несравнимая радость охватывала его, когда запланированное, будто по нотам проигрывалось от начала до конца. Именно сегодняшний день и должен был стать тем финальным аккордом его совершенного плана.
   От важных мыслей отвлек дружный многоголосый рев трибун. Тирон слегка вздрогнул, а затем поморщился, коря себя за мимолетную слабость. Не стоило отвлекаться. Совсем забыл, где находится. По правде говоря, молодой отпрыск древнего рода на удивление холодно относился к Битвам Зверей, чего не скажешь о его сверстниках равных ему по положению. Вон как волнуется и переживает в соседней ложе Охтарон эль Урентари, он даже не скрывает своего волнения - не подобает вести себя так будущему лорду. Взял бы лучше пример со своей прекрасной сестры Ариэлы. Тирон даже сглотнул от волнения, следя украдкой за восхитительной альвийкой. Она, будто ледяная статуя, созданная рукой древнего скульптора, сидела в соседней ложе, абсолютно не реагируя на щенячий восторг своего полоумного братца и его прихвостней. Вокруг этой богини, по-другому Тирон в своих мыслях Ариэлу не называл, вилось огромнейшее количество молодых и не очень знатных кавалеров. Они читали ей свои стихи о любви, засыпали ее комплиментами, и самое главное иногда касались ее изящного платья, а то и руки. Это сводило с ума молодого эль Айну. Внутри него бушевал огонь злости, ревности и необъятного бешенства. Глядя на Тирона невозможно было понять его мысли и чувства. Сидит себе богатый и знатный молодой альв, немного сутуловатый и тощий. Черноволосый. Даже издалека видна его болезненная бледность. Серого цвета камзол делает его незаметным в живой массе. Скучающий взгляд серых глаз блуждает по веселящейся толпе. Что скажет сторонний наблюдатель? "Молодой альв изволит скучать". Вот что он скажет. А то, что этот молодой альв пылает от ревности и готов испепелить всех к Падшему, так это бред вашей, уважаемый лэр, больной фантазии.
   "Ну, ничего, - мысленно потирая руки, думал эль Айну, - до моего долгожданного триумфа остались считанные дни. Но сегодня первый этап! Самый сладостный!"
   ...Над Ареной проплыл мощный и тягучий рев огромного медного рога, установленного на специальной площадке в середине велендира, заставив замолчать живую многотысячную массу. Битвы официально можно считать открытыми.
   На хрустящий песок в центр арены, выехала праздничная колесница запряженная четверкой белоснежных скакунов, украшенная яркими дорогими тканями, цветами и золотом. Рядом с возницей, на небольшом постаменте, стоял, гордо выпятив грудь, сам Керилин эль Нойра - бессменный глашатай на Битвах Зверей. Он, величественно подняв голову, обвел грозным взглядом замершую толпу на трибунах.
   "Первый этап - объявление участников", - мысленно прокомментировал Тирон. На его вечно бледных щеках от сильного волнения проступил легкий румянец.
   Сделав круг вдоль рва арены, колесница снова выехала в центр. Почетный глашатай, медленным, повторяющимся из года в год движением достал из поданного ему возницей золотого ларца, небольшой свиток. Толпа замерла в нетерпении и предвкушении. Еще бы. Именно сейчас объявят всех зверей и их хозяев, а затем, после оглашения всего списка, зрители начнут делать ставки. И кто знает, может быть, старая богиня случая все-таки будет благосклонна к кому-нибудь. Каждый год Битвы Зверей приносили многим счастливчикам богатство, а неудачникам разорение или смерть.
   Список зверей не знал никто. Пары объявлялись каждый год именно сразу же после открытия.
   Тирон снова мысленно ухмыльнулся. Он вспомнил, как полгода назад "честнейший и неподкупнейший" почетный глашатай посвящал его Тирона в подноготную распределения зверей и противников. Причем делал это Керилин не просто так, а в обмен... В обмен на свою репутацию. Молодой эль Айну заблаговременно установил слежку за старым пройдохой, благо ресурсы его дома позволяли это сделать - в золоте и исполнителях недостатка не было.
   В один прекрасный день глашатай попался. Соглядатаи сообщили, что в полдень старый эль Нойра встречается с одним молодым дворянином, в котором без труда можно было узнать сынка главы одного из средних домов, дела которого шли из рук вон плохо. Соответственно отпрыск, горя желанием поправить сложившееся незавидное положение дома, решил поставить большую сумму на стопроцентную победу на Битвах. Как ему нашептали доброжелатели, что бы добиться желаемого, необходимо было одарить глашатая, что бы тот в свою очередь намекнул самую на его взгляд приемлемую пару противников. Вот именно в тот момент, когда старый эль Нойра получал дар от молодого дворянина, к их беседе присоединился молодой эль Айну...
   Тем временем на арене прозвучал зычный голос глашатая, а уже на трибунах его дублировали специально подобранные помощники:
   - Первая пара! Дом эль Туари выставляет шхада! Дом эль Шольет выставляет стаю кретс!
   По рядам пошло волнение и шепотки - народ делал ставки, но пока вяло и без азарта.
   "Средние дома не оригинальничают, - думал Тирон, - хотя пара действительно непредсказуемая. Тут как раз воля случая. Заранее сложно предугадать, кто из зверей выстоит схватку".
   - Дом эль Валион выставляет скального гудрраха! Дом эль Миторан выставляет крарма из Безымянных земель!
   Толпа зашумела и заволновалась.
   "О! - восхитился эль Айну. - Дом эль Миторан, один из пяти правящих, сумел раздобыть тварь из Врат! Это будет интересно!"
   - Дом эль Айну выставляет... сердце Тирона, казалось, выскочит из груди...нарха-воина! Дом эль Оканери выставляет горрда из Безымянных земель!
   Что тут началось. Трибуны просто взорвались. Давненько не было такого ажиотажа в рядах повидавших всякого зрителей.
   Тирон оказался в центре внимания, не его отец, Камир эль Айну, а он сам. Многие знали, что в этом году приобретением зверя занимался именно сын главы одного из правящих домов и откровенно говоря относились к решению старого лорда снисходительно. Мол, у могущественных свои причуды. Но назло всем "доброжелателям" сын лорда все-таки смог всех удивить. Да еще как!
   Молодой альв внутренне сжался, но внешне, как всегда, остался холоден и безучастен, только блеск серых глаз все-таки выдавал его переживание. Краем глаза юноша заметил, как пристально смотрит на него Ариэла эль Урентари. Вот он день триумфа! Ради этого взгляда стоило целых полгода мотаться с дипломатическими визитами в Наархат, сидеть в вонючих шатрах вождей нархов, посреди бескрайних степей и пить вызывающее рвоту молоко укотов. Результат заслуживал того. Фаррдан - вождь одного из сильнейших кланов нархов разрешил участвовать одному из своих многоруких богатырей в знаменитых Битвах Зверей. Это стоило Тирону больших затрат - но он не жалел! Ариэла эль Урентари смотрела на него! Не просто так - мимоходом, а смотрела долго и заинтересовано!
   "Первый этап плана прошел успешно!" - внутренне ликовал молодой эль Айни. Чтобы унять дрожь во всем теле юноша взял в руки серебряный кубок, наполненный молодым вином, и сделал небольшой глоток приятного терпкого напитка.
   Дальнейшее представление пар Тирон слушал краем уха, углубившись в свои мысли. Очнулся только тогда, когда объявили первый поединок.
   От арок, где содержались участники Битв, к арене вели каменные туннели, по которым звери выходили из своих клеток на песок манежа.
   Протяжный рев горна ознаменовал начало первой схватки. Железные ворота-решетки взлетели вверх, и из их зева зрители услышали приближающееся мощное рычание. Подгоняемый тычками острых коротких копий через специальные отверстия в стенках туннеля, на песок арены выскочил разъяренный шхад. Вырвавшись чуть ли не на середину, огромный зверь остановился, привыкая, после темного подземелья к яркому солнечному свету. Шхад был поистине гигантских размеров. Его бурый грязный мех свисал с боков свалявшимися кусками, мощная грудная клетка, четыре крепких когтистых лапы, страшная, усеянная острыми зубами, пасть - монстр из Стальных гор предстал перед публикой во всей своей красе. По зверю было видно, что хозяева его хорошо кормили, и, скорее всего, живыми существами, но перед Битвами заставили поголодать несколько дней - чтобы злее был.
   Шхад стоял в центре арены, громко нюхая воздух, ловя приятный запах еды, доносившийся до него со всех сторон. Вдруг внимание зверя привлек приближающийся шум из пещеры напротив. Противное цоканье множества когтей по каменному полу смешался с приглушенным рычанием нескольких глоток.
   Первая кретса, прижав длинный лысый хвост, появилась из проема, когда заинтересованный шумом и запахами шхад уже почти пересек вторую половину арены. Звери остановились, как вкопанные, друг напротив друга на расстоянии двадцати шагов. Огромный, как гора, шхад и похожая чем-то отдаленно на крысу, но размерами превосходящая степного волка, тварь. Кретса припав к земле, тут же ощетинилась и противно зашипела. От этого звука у Тирона по спине пробежали мурашки.
   Шхад почувствовав свое превосходство, а значит и скорый обед, стал медленно боком приближаться к необычной твари. Но не тут-то было. Из темного зева туннеля, откуда только что выскочила кретса, появились еще восемь таких же, но чуть помельче. Мгновенно оценив ситуацию, голодная стая кинулась на помощь первой кретсе. Они с противным уже многоголосым шипением окружили скалящегося шхада.
   Толпа неистовствовала. Зрители кричали и улюлюкали, надрывая глотки, и подбадривая тех, на кого ставили.
   Тем временем стая решилась на атаку. Твари прыгнули почти одновременно, облепив своими телами огромную бурую тушу шхада. Мощное рычание, противное шипение, визг боли, шум толпы - все слилось в один разрывающий уши звук.
   Тирон, морщась от противного звука, уже не так заинтересованно наблюдал за схваткой на арене. С первого взгляда на бой было ясно, что стая проиграет. В течение нескольких мгновений кретсы лишились троих своих сородичей. Их, разорванные ударами мощных когтистых лап шхада, тела лежали в стороне. Остальные тоже представляли собой не самое лучшее зрелище. Шхад словно гигантский горный валун давил, рвал и ломал юркие серые тела кретс. Белый песок мгновенно окрасился бурой кровью раненых и убитых.
   "Что ж, - думал эль Айну, - эль Туари можно поздравить с победой, шхаду, несомненно, тоже досталось, но у кретс не было шансов. Вот если бы тварей было бы в два раза больше тогда, конечно, я бы даже медяка не поставил на его победу".
   Пока уставшего и истекающего кровью, но победившего шхада, загонщики загоняли в ворота Славы, а рабы растаскивали тела поверженных кретс и засыпали песком лужи подсохшей крови, эль Туари принимали поздравления.
   Тирон с трудом сдерживая зевоту, ждал объявления его пары. Судя по списку, его нарх должен был выступать третьим.
   - Следующими противниками объявляются нарх-воин, Дом эль Айну! И горд, Дом эль Оканери!
   Это объявление явилось полной неожиданностью для Тирона. "Ну, что же, старый дурак! - думал он, - ты сам выбрал свою судьбу". Юный альв сперва был в бешенстве, но затем взял себя в руки и спокойно стал ждать выхода на арену своего бойца. Тем более Ариэла снова посмотрела в его сторону, а это дорогого стоило.
   Арена снова сверкала белизной. Будто и не было до этого кровавой схватки разъяренных зверей. Трибуны шумели и галдели, кто-то даже устроил драку. Народ делал ставки. Не каждый день увидишь легендарных нархов - многоруких богатырей. А тут вот один из них будет сейчас участвовать в Битве, показывая свое мастерство. Да и противник нарху по стать - горрд из Безымянных земель, - древний враг альвов. Вот это бой! Не то, что предыдущий - обычная звериная возня.
   Решетки туннелей поползли вверх и из их темного нутра стали выходить противники. Первым на песок арены ступил горрд. Огромный, почти в два альвийских роста. В большой лапе он держал внушительных размеров топор, на голове красовался глухой стальной шлем, а грудь закрывало подобие зерцала прямоугольной формы. Больше из защиты на монстре ничего не было. Он стоял на "своей" половине арены и медленно водил головой из стороны в сторону. Молодой эль Айну с замиранием сердца смотрел на представившуюся его глазам картину. Он впервые в своей жизни видел горрда. Сколько сказок о нашествиях этих тварей он слышал в детстве! И вот этот ужасный персонаж стоит посреди арены и с ненавистью смотрит на кричащую толпу.
   В отличие от выхода горрда, нарх показался незаметно. Его появление публика встретила дружным ревом - еще один персонаж из легенд, так часто рассказываемых стариками. Обнаженное по пояс мускулистое тело краснокожего нарха было сплошь покрыто узорами татуировок - гордость каждого "демона степи", так еще называли их в народе. Длинные темные волосы воина, завязанные в тугой хвост на затылке, спадали на широкую спину. Он выехал верхом на своем черном, как смола укоте. Мощный четвероногий ящер с острым рогом в верхней части головы, с пастью полной острых зубов, сам по себе представлял грозное оружие, вдобавок умелый воин-наездник, которого укот слушался беспрекословно - Тирон, неожиданно для себя, даже пожалел горрда. Не видать эль Оканери победы.
   Из оружия нарх имел несколько копий, держать которые для него, четырехрукого, не представлялось никакого труда, да и широкие бока укота были обвешаны разнообразными колюще-режущими предметами.
   Тем временем противники пошли на сближение. Горрд взял разбег. Он громко бухая ногами по белому песку, видимо, решив закончить поединок одним ударом, держа над головой в правой лапе свой страшный топор, несся напролом, глухо рыча из-под шлема.
   На красном татуированном лице нарха появилось подобие улыбки-оскала. Укот, шустро для своей массы, сорвался с места, обходя справа разогнавшегося горрда. В этот самый момент нарх мощно метнул свое первое копье, вонзившееся почти наполовину в открытый правый бок бегущего противника. Тот, по инерции сделав несколько шагов, споткнулся, припал на правое колено и глухо захрипел. Пока раненый пытался приподняться и развернуться, нарх, объезжая того по кругу, успел метнуть еще три копья в незащищенную спину и шею монстра. Последнее копье, пронзившее шею горрда, поставило точку в этом скоротечном поединке.
   Тирон, казалось, не дышал. Да что Тирон, трибуны молчали - все глазели на арену. Схватка продлилась несколько мгновений. Грозный ужас из Безымянных земель, так и не нанесший ни одного удара, умирал в луже собственной крови и экскрементов. Нарх же, сделав еще один круг вдоль рва, удалился через ворота Славы...
  
   ***
   Внутри дрейфующего корабля шевелилось что-то большое и длинное. Структура энергоканалов двигающегося существа видимая в истинном зрении сливалась с энергоструктурой крупных живых наростов на днище. Различия имелись, но не существенные. Неудивительно, что Ксандр не заметил этого создания, названного Дьярви морским змеем. Во-первых, расстояние - все-таки было достаточно далеко. А во-вторых, откуда он мог знать, как выглядит этот чудо-зверь в истинном зрении? Хорошо, что обошлось. Благо вальдмар вовремя заметил опасность. Хотя, какое там обошлось - все только начиналось!
   - Траву за борт! - командовал Черный Топор. Его приказам вторил кормщик и десятники.
   В воду полетели небольшие, примерно пятикилограммовые мешки на довольно длинных веревках, привязанных к бортам барркана, на расстоянии пяти шагов друг от друга. Находясь на таких веревочных "поводках" под водой, они выполняли пока неведомую функцию для заинтересовавшегося сим действом принца. Когда все мешки уже были за бортом, а воины занялись подготовкой гарпунов и веревок, Ксандр спросил у стоящего рядом вальдмара:
   - Что это?
   - Где? - удивленно вопросом на вопрос ответил Дьярви.
   Парень, молча, указал на "поплавки" за бортом.
   -Ах, это! - понимающе воскликнул Черный Топор.
   - Я совсем забыл, что ты не из этих земель и не знаешь очевидных вещей. Есть такая травка там, на берегу, которая растет, везде, где только нужно и ненужно. Она безвредна для человека и животных, а вот морским обитателям она не по нутру. Хэх...Вот так вот.
   - Я видел женщин и детей, собирающих какую-то траву...
   - Вот-вот...Это она и есть. Потом ее стебли женщины сплетают в длинные веревки и сушат, а подсушенную уже по мешкам раскладывают - и на борт.
   - И что помогает?
   - Еще как! Это ж обычный змей, а трава эта и гарону отпугнет, и трогрра...
   Саша до этого недоверчиво наблюдавший за "травяными поплавками", по-новому взглянул на необычную "приспособу" лоримов. Трогрра... Он даже уважительно присвистнул. Черепушка этого морского монстра, чем-то похожая на крокодилью, только в разы больше, украшала собой один из столбов в порту Хирмальма. Честно говоря, на него ее вид произвел неизгладимое впечатление.
   - То-то, - удовлетворенный эффектом своих слов, произнес вальдмар и, задумчиво глядя в сторону чужого корабля, добавил:
   - Правда, есть случаи, когда травка не помогает...
   - Это когда же?
   - Если там, - Дьярви кивнул в сторону судна, - обосновалась змея, а не змей, да еще и с детенышами, тогда... Тогда нам придется туго...
   "Ну вот, - подумал Саша, - а ведь все так хорошо начиналось".
   Тем временем на "Гароне" закончились все приготовления. Люди готовые к бою, молча вглядываясь в темные пробоины в прогнивших бортах "чужака". Расстояние между кораблями существенно сократилось и Ксандр смог подробней разглядеть "мертвое" судно.
   Вспоминая множество картинок разных античных и средневековых кораблей, виденных в интернете, молодой человек склонялся к мысли, что перед ним судно очень похожее на галеру. Два яруса весел, две мачты, длинный хищный нос - память подсказывала название бирема. Хотя уверенности не было никакой. Все-таки специалистом он не был, и все его знания основывались только на мельком прочитанных коротких статьях на страницах всемирной сети. Одно дело видеть картинку кораблика на экране или в книге, и совершенно другое - вот так как сейчас лицезреть гигантский парусник - чудо кораблестроения.
   Судя по его состоянию, судно уже давно скитается по просторам Холодного моря. Надеяться на то, что кто-то из команды выжил, было бы глупо. Тем более присутствие морского змея явно говорило о том, что если и были на борту живые, то они давно уже стали обедом твари. Несмотря на плачевное состояние, нужно отдать должное неизвестным судостроителям, корабль все еще держался на плаву. О причинах "смерти" корабля еще было рано догадываться. Только тщательный осмотр может приоткрыть тайну "чужака". Дело осталось за малым - избавиться от гада, засевшего в трюме.
   Снова перейдя на истинное зрение, Ксандр принялся осматривать "внутренности" галеры. Вблизи было хорошо видно пульсирующее темно-синими энергосгустками тело змея. Такая частая пульсация, скорее всего, говорила о его волнении или страхе. В отличие от людей или тех же тарков, его каналы силы, были заметно толще. Тянулись они к темно-синему энергошару, находившемуся в районе головы. Понаблюдав немного за метаниями зверя, принц обратился к вальдмару:
   - Зверь там один. Это я уже четко вижу. Очень большой...
   Лорим удовлетворенно кивнув, отдал приказ:
   - Начинаем шуметь! Пусть уходит! Кто, не приведи Творец, пустит хоть одну стрелу или бросит гарпун, я лично башку оторву! Змея отпускаем!
   На лицах молодых бойцов читалось разочарование, а вот ветераны явно радовались приказу командира. По рассказам Ваянара Ксандр знал, что охота на морских змеев для лоримов являлась скорее промыслом, чем единичным случаем. И судя по кислым рожам молодежи, достаточно почитаемым и прибыльным. Стоило посмотреть, как ухмыляется кормщик Асвёр, чтобы понять какой сюрприз ожидает молодняк.
   Воины орали, били мечами и топорами о щиты, свистели, кто-то дул в боевой рог. Близкий шум и рев заставил нервничать змея еще больше, но покидать "насиженное" место он не спешил.
   Видя это, Ксандр спросил:
   - Может пустить внутрь пару стрел с травой на наконечниках?
   Вальдмар секунду обдумав вопрос-предложение и произнес:
   - А что... Хм...Может получиться. Давай попробуем.
   И уже лучникам, стоявшим рядом:
   - Рон, Свей, Тим! Слышали? Выполнять!
   Пара минут и в достаточно большие пробоины выше ватерлинии "чужака" влетели острые "гостинцы". Пустив по две стрелы, воины опустили луки.
   - Теперь ждем... - сказал Дьярви, одобрительно хмыкнув - ни один стрелок не промахнулся.
   Сперва ничего не происходило. Тварь никак не отреагировала на "подарки". Ксандр было подумал, что они здесь застряли надолго. "Вот упрямая зверюга" - в сердцах возмутился он.
   Как вдруг по ушам резко ударило громкое шипение. От противного и мощного звука по спине, будто муравьи диким табуном пробежались. Шипение повторилось не менее яростно, чем в первый раз и из самой большой пробоины в правом борту показалась здоровая, чуть приплюснутая, голова змея.
  
   - Ё...ь! - не удержавшись по-русски выругался всегда сдержанный Ксандр.
   Дружный вздох изумления вырвался из нескольких десятков глоток. Люди невольно отшатнулись и схватились за оружие.
   Судя по реакции народа, такая зверюга для них тоже была в диковинку.
   - Не стрелять!!! - первым пришел в себя вальдмар. - Пусть уходит!!!
   Змей водил огромной башкой по сторонам и его большие зеленые глаза с вертикальным черным зрачком казалось, спрашивали: "Ну? Кто первый?" Открыв широкую пасть, усеянную в несколько рядов острыми треугольными зубами, он снова оглушительно зашипел.
   - Шумим!!! - кричал Дьярви. - Шумим, гролловы дети!!!
   Ксандр только сейчас заметил, что уже давно находиться в боевом режиме. Сила переполняла его, даря уверенность и поглощая испуг. После возгласа вальдмара он громко закричал. Крик, искаженный силой превратился в громкое рычание, которое услышали все воины. Оцепенение спало. Послышались первые удары топоров и мечей о щиты. Снова заревел рог.
   - Кажись, уходит..., - неуверенно произнес кто-то из дружинников, когда змеиная башка с приглушенным шипением скрылась в нутре корабля.
   Действительно, истинным зрением принц видел, как длинное тело покидает корабль-призрак с другой стороны. Покинув судно, тварь, поднырнув под его днищем, мощным толчком рванула в сторону "Гароны".
   - Он атакует нас! - что есть силы прорычал Ксандр.
   - Проклятье! - выругался вальдмар, - К бою!!!
   Принц, схватив костяной гарпун, приготовился метнуть его в стремительно приближающуюся длинную тень в воде. Словно гигантская извивающаяся торпеда змей шел на сближение с кораблем лоримов. Несмотря на то, что тварь находилась под водой, на поверхности над ее головой поднялась хищная метровая волна.
   Ксандр истинным зрением видел, как пульсируют энергоканалы зверя, меняя цвет с обычного темно-синего на более яркий и насыщенный голубой. Энергошар в районе головы, казалось, стал больше, и приобрел белый цвет. Змей атаковал на пределе своих сил.
   - Старайтесь бить в голову! - рыкнул он воинам.
   Время замедлило свой ход, движения команды барркана из резких и быстрых превратились в плавные и неторопливые. Звуки, как в магнитофоне с севшими батарейками растянулись, потеряв смысл и узнаваемость. Неизменной оставалась только скорость змея. Ксандру показалось, что тварь двигалась намного быстрее, чем он сам. "И это под водой, - пронеслось у него в голове. - А что будет, если я встречу такую же быструю зверюгу, но только на суше?"
   Уже привычный табун диких мурашей промаршировал по его спине. Страх сковывал ледяными оковами, и только постоянный поток силы, разливающийся по всему телу, не давал воину превратиться в бездумно застывшую жертву.
   До столкновения монстра с кораблем осталось примерно двадцать метров... Медлить нельзя... Вот-вот произойдет непоправимое...
   У некоторых воинов не выдержали нервы и первые костяные гарпуны пробили водяную гладь... Вряд ли змей что-то почувствовал - его скорость осталась неизменной...
   Пятнадцать метров... По команде вальдмара "Бей!" лоримы почти одновременно метнули свои орудия убийства...
   ...В этот момент произошло несколько событий...
   Еще до того как первый "залп" костяных жал достиг своей цели, морской змей в примерно тринадцати метрах от борта "Гароны" будто напоролся на невидимую стену... Сжавшись, как гигантская стальная пружина, тварь на мгновение замерла. Ее энергоканалы, видимые Ксандром истинным зрением, представляли собой калейдоскоп из пяти или даже шести переплетающихся оттенков синего цвета. Что-то очень сильно не понравилось зверю, заставив его на секунду замешкаться. Именно в этот самый момент рой из нескольких десятков костяных жал достиг тела твари...
  
   Глава 3.
  
  
   - Ух! Я такой здоровой зверюги еще никогда не видел, - устало вытирая пот со лба рукавом и тяжело опускаясь на скамью, произнес Дьярви.
   Ксандр присел рядом с вальдмаром. Тело парня трясло от перенапряжения, складывалось такое ощущение, словно весь день таскал тяжелые камни с места на место...
   - Не могу понять, - произнес он. - Что произошло? Почему он остановился? Если честно то я уже приготовился за Берег... Почему не напал? Почему выжил? Мы ведь в него почти весь свой арсенал всадили!... А ему хоть бы что, сделал кружок вокруг барркана и был таков...
   Прерывая обрушившийся на него поток вопросов, Черный Топор поднял левую руку в останавливающем жесте:
   - Вот же понесло тебя... Фух, дай хоть отдышаться...
   Вместо вальдмара ответил, сидевший рядом не менее уставший кормщик Асвёр:
   - Так ведь травка и остановила, потому и не напал. А то что не прибили гада... так немудрено... Где ж это видано, чтобы такую змеищу простыми гарпунами остановить... Ее скорше убить тем чудом, что ты, Белый, тарков покрошил... Хех, был бы у нас на "Гароне" ентот, как там его...
   - Брок... - подсказал парень.
   - Во-во, был бы на нашем барркане ентот брок, нам бы никакой змей не был страшен...
   - Кстати, - решил озвучить свои давние мысли Ксандр, - я тут подумал, но все никак не было времени рассказать. Коротышки тогда кроме двух броков, еще два стреломета притащили.
   - Ну-ка, ну-ка, - лица моряков были само внимание.
   - Енто, что это такое - стрелометы? Слово вроде знакомое какое-то... - добавил Асвёр.
   Ксандр молча, поднял руку и указал на форштевень "чужака", дрейфующего в нескольких метрах от "Гароны". Головы вальдмара и кормщика дружно повернулись в указанную сторону.
   Видя недоумение и непонимание на лицах воинов, Саша стал комментировать, то на что указывал:
   - Видите, на носу вон ту штуковину, да-да, где плечи большого лука торчат. Вот это и есть стреломет. Так вот стрелы к нему нужны размером с копье, а то и поболее, и дальность поражения у него впечатляет. Вот. Только, похоже, этому уже не до стрельбы. Думаю, те, что у нас получше будут. Я их еще не собирал. Броков собрал, а до энановских стрелометов руки не дошли.
   - А когда соберешь? - почти хором спросили две хитрые бородатые рожи. В глазах кормщика и вальдмара искрился огонек предвкушения могущества и непобедимости их родимых, на просторах морских.
   - Э-э-э, вон как вас разнесло обоих, как кошаки на сметану вытаращились, - немного жалея о том, что взболтнул лишнего по поводу машин коротышек, отмахнулся Ксандр. - Слюни вытереть и ждать, когда Белый воин, то есть, я, соизволит добраться до ранее озвученных приспособ. Я, между прочим, еще от сборки броков не отошел. Башка до сих пор болит иногда.
   - Башка ему болит, видишь ли, - мгновенно возразил Асвёр, - мы тут понимаешь на глубинных тварей с голыми ж...ми бросаемся, а у него с..с..стрелометы коротышек оказывается есть!
   - Не шторми, старая селедка, - осадил того, Дьярви, и издевательски продолжил. - Видел, как наш Белый воин, сам чуть в штаны не наложил, как змея углядел? Нет? То-то, - и победоносно подняв указательный палец, вверх выдал: - А я видел, и мнится мне, что, "спаситель лоримов" теперь сам без этого, как его там,...а да стреломета, в море больше не выйдет. Хех. А то я не прав?
   - Ладно, - сдался парень, признавая, тем самым, правоту, воинов, - обещаю, как на берег ступим сразу же займусь машинами. А сейчас, я думаю, нужно осмотреть "чужака".
   - Вот это дело, а то башка-башка... - довольно улыбаясь в седые усы, пробурчал встающий со скамьи Асвёр.
   - Ну, что, гролловы дети! - проорал вальдмар, тоже поднимаясь со скамьи. - Помыли портки?!!
   Ему тут же в таком же духе ответили несколько глоток.
   - Вот и ладненько! - продолжал орать, довольный Дьярви, радуясь, что боевой дух команды не утерян. - Тащи крюки! Берем "чужака" на абордаж!
  
   ***
   После того как, борта "Гароны" и неизвестного похожего на галеру судна, притянутые абордажными крюками, практически коснулись друг друга, воины начали "высадку". Хотя высадкой это вряд ли можно было назвать. Здесь подходило скорее слово "карабкаться", чем "высаживаться" так как борт "Грозного", а именно так назывался "чужак", (название Ксандр разглядел, подплыв ближе), был на метра полтора выше борта барркана лоримов.
   Оригинальный цвет краски, которой витиеватыми буквами было написано название корабля, определить не являлось возможным. Творение неизвестного художника, оставившего свой след в судостроении неведомого государства, почти стерлось временем и "разъелось" соленой водой моря, хотя буквы грязно-бурого цвета, как ни странно, с трудом, но читались. Естественно, лоримы ничего не поняли из неизвестной надписи, а вот Ксандр не раз поблагодаривший Творца, за свой дар без труда перевел имя "чужака", не преминув сообщить всей команде эту информацию...
   - Фу! Ну и вонища! - зажимая нос, высказался один из воинов, спустившийся в трюм вместе с Ксандром и Дьярви.
   - А то! - издеваясь поддержал того вальдмар. - Это тебе не весенний цветущий сад!
   - Падший забери этого гада хвостатого! Что он тут устроил!
   - Тут повсюду кости, - морщась от вони, прошептал принц. - Похоже человеческие.
   - Вальдмар! - прокричал другой воин. - Здесь еще один трюм!
   Дьярви вопросительно посмотрел на Ксандра.
   - Как я уже говорил, этот корабль похож на Земную галеру. Так вот мы как раз на первом ярусе, где сидели гребцы, а внизу, думаю, второй ярус. Насколько я понял, мы находимся на биреме, то есть корабль с двумя рядами весел. Не уверен можно ли назвать галеру биремой - не специалист я. Тем более я жил на Земле в век совершенно иных кораблей - стальных, - ответил тот, и тут же прикусил язык, пожалев о вырвавшихся словах.
   Глаза вальдмара, да и рядом стоящих воинов, полезли на лоб. Их выражения лиц явно сообщали парню - никто из них никогда не поверит в то, что железо может плавать. "А ведь потом задолбают вопросами", - подумал осматривающийся по сторонам Саня.
   - А зачем цепи? - недоуменно спросил один из бойцов, наклонившись к одной из скамей.
   - Здесь гребли рабы...
  
   ***
   После того как "Гарона" притащила на буксире галеру, Ксандр вскользь поделился своими соображениями и догадками с встречающей их делегацией в лице друида и молодой королевы, а также, казалось всего населения Хирмальма и удалился к себе сославшись на неважное самочувствие. Чем несказанно удивил всю правящую верхушку города. По идее он должен был участвовать в дальнейшем осмотре пришвартованного судна, но для самого себя принц уже составил мнение о корабле-призраке и о его возможных владельцах. Все что ему было нужно так это остаться наедине и все тщательно обмозговать.
   Идя к себе в домик, расположенный на территории Храма Творца, Саня напряженно размышлял:
   "Итак, что мы имеем... Под капюшоном безликого пряталась, должен сознаться, очень привлекательная ушастая мордашка... Эльфийка или альвийка... Хм...Скорее всего альвийка. Почему не эльфийка? Ведь, то, что эльфы ушли давно в Лиртийские леса и уже несколько веков никак себя не проявляли на политической арене Материка, еще ровным счетом ничего не значит. А что мешало им снова появиться на этой самой арене? Расплодились, понимаешь, и вперед восстанавливать былое имя, честь и территории... Теория имеет право на жизнь... Правда, язык, на котором изъяснялась ушастая, несомненно являлся нории(4). Иными словами язык альвов, по рассказам Альдора упрощенная ленгуа эльфов... М-да, путаница... Я грешу на альвов, но эльфов ни в коем случае отбрасывать со счетов не буду... Те или другие - сказать сейчас трудно...
   Идем дальше... Альдор был убежден в том, что Безликие руководили нашествием орд Эзэльморда, да и последние события уже здесь на Норте, убеждают меня в его правоте. Сейчас сложно гадать, как эти самые орды попали на защищенные земли Меленвиля... Хотя кто мне мешает предположить, что альвы пропустили тварей через свой лес в обход Сумеречной Твердыни? Остается еще один путь - Ралдийский хребет, но эта дорога даже темным ордам не под силу. Морем тоже никак... Остаются альвы...
   Интересно, Альдор предполагал что-то подобное? Хотя, если бы это было так, он обязательно поделился бы со мной своими соображениями.
   Теперь корабль-призрак... Насколько я помню из рассказов старого мага, понятия рабства в Меленвиле не наблюдалось. Нархи не в счет, у них свои не совсем понятные людям внутренние отношения, плюс постоянная межклановая резня... Результат этих конфликтов - много пленных, а впоследствии рабов. Да и сидят они в своих степях - не мореходы они. Хм... С другой стороны почему бы им не продать излишек рабской силы на сторону?
   Тэк-с. Что еще? Скорее всего, галера эта совместное творение рук энанов, альвов и людей. Энаны, насколько это видно из письма, что было вместе с псевдочертежами броков, моря не боятся, более того они давно уже хотели приобрести в свое пользование несколько барканов нортийцев. Да что гадать! Двести с лишним лет это огромный срок! На Земле вон за последнюю сотню лет как все изменилось. Кто знает, что там, на материке произошло? В трюмах "чужака" ничего не обнаружилось. Много костей, ржавые цепи, обрывки одежды да осколки посуды, даже оружия не нашлось. Стреломет на носу не в счет. Кстати, какой-то он не качественный, что ли... По сравнению с броками, стреломет с биремы больше похож на дешевую подделку "под энанов", так сказать. Зато огромная беседка на корме, разбитая перегородками на три больших каюты говорит о любви бывших хозяев "Грозного" к роскоши. Пусть все отделочные материалы помещений сгнили вследствие долгого морского скитания судна, все-таки человек имеющий воображение легко мог представить себе всю помпезность и роскошь данной части корабля. Широкий корпус, вместительные трюмы - думаю, несмотря на свое боевое название "чужак" был торговцем.
   Итак выводы...
   За двести лет судостроение хозяев материка, стремительно развивалось. Судя по тому, что гребцами были невольники - рабовладельческий строй в самом расцвете. Есть рабы в таком количестве - были войны. Были войны - армия боеспособная... Или армии... Там же наверное не одно государство... А кто мне даст гарантию, что эти государства не агрессивные? Наверняка ведь захотят с ответным визитом, так сказать, навестить островитян, после двух столетий неизвестности.
   Мда... Как-то не хочется подставлять лоримов под новый удар. Их и так мало осталось. Новая война для Хирмальма - это катастрофа...
   Решено завтра на Сейме буду говорить...".
   В тот вечер он еще долго думал о том, как отнесутся к его словам люди, верящие ему без оглядки. Что скажет Аная? Ваянар наверняка поймет, да и воины тоже... А вот юная королева... Но с другой стороны иного выхода у него нет - все равно рано или поздно ему придется пересечь Холодное море. Он обязан будет это сделать!
  
   ***
   - Ты хочешь бросить нас? - глаза королевы обжигали холодом. Сжатые губы, легкий румянец на бледном лице, гордо приподнятый подбородок - все говорило о том, что правительница лоримов в гневе.
   "Ну, вот, я так и думал. Все отнеслись с пониманием, да не просто с пониманием, а даже с одобрением. А эта вон как взъелась. Шипит будто кошка рассерженная. Сидел бы ближе, точно когтями вцепилась бы. Хотя с нее станется - ща, как запустит вон тем кубком тяжеленным" - Ксандр внутренне уже был готов к развитию событий в таком русле, но даже он удивился такой реакции девушки на его слова...
   Первый Сейм, во главе которого находилась новая королева начал свое заседание с самого утра. Обсудить нужно было очень много всего. Начиная с состояния казны и заканчивая сменными портками.
   В городской совет, кроме, так сказать основателей, были приглашены шесть сотников, пять паннов, поддерживавших когда-то во всем Икера Седовласа, а также, по настоянию Ксандра, за одним столом с немногочисленной, но все-таки какой никакой хирмальмской знатью сидели, заметно тушуясь, старшины самых больших ремесленных артелей лоримов. Для начала их было всего десять человек: кузнецы, кожевенники, кораблестроители, добытчики масла, плотники, рыбаки, охотники, гончары и каменщики, но в будущем, как сказал Ксандр "количество делегатов возрастет".
   На вопрос вальдмара, зачем нужны в Сейме, например кожевенники, Саня ответил ему встречным вопросом: "А ты что-нибудь понимаешь в выделке кожи? Нет? Вот и я не понимаю. Думаешь, королева понимает? Не думаю. А когда пойдет разговор на совете об обувке для воинов, кто сможет нам помочь в разъяснении будущих вопросов? В том, что вопросы будут, я не сомневаюсь, а вот будут ли ответы на них без профессионалов своего дела - не уверен". После этого разговора Дьярви с вопросами не лез, а больше помалкивал, как и все остальные. Ксандр понимал, что на глазах этих людей рушится прежний уклад, создаваемый из поколения в поколение их предками. Все менялось. Лоримы находились в данный момент на грани вымирания. Парень сознавал всю полноту опасности нависшей над этим народом. Еще одного масштабного вооруженного столкновения они не переживут. Поэтому он старался всеми силами помочь островитянам, применяя свои знания, полученные на Земле, пусть и скудные, но все же знания. А самым первым, на его взгляд, шагом в улучшении положения жителей Норты, являлось привлечение, как можно больше людей, имеющих влияние в своей сфере деятельности. Что бы действовать сообща перед лицом грядущих бед. В том, что эти беды не за горами Саша был абсолютно убежден. Подтверждение тому был чужой корабль, пришвартованный в порту Хирмальма...
   Собрание совета проходило сперва сдержанно, но после выступления нескольких "докладчиков" обстановка постепенно разрядилась. Обсуждали все: численность населения, количество запасов на зиму, пригодность кораблей, будущая добыча пропитания, размещение прибывающих беженцев, ситуация с все еще бродящими по территории лоримов разрозненными и постоянно конфликтующими группками тарков, строительство новых укреплений Хирмальма и ремонт старых... В общем дел было невпроворот.
   Как оказалось, приглашенные Ксандром, старшины значительно упростили процесс обсуждения практически всех насущных вопросов. Люди спорили друг с другом, доказывали свою точку зрения, приходили к общему соглашению, и снова возражали... Саня сидел, молча слушая этот шумный многоголосый митинг, и все больше и больше убеждался в правильности созревшего в его голове плана дальнейших действий. Он видел, что здесь на данный момент могут прекрасно обойтись и без него, осталось только поделиться своими соображениями и догадками с присутствующими...
   Время уже было послеобеденное и когда "делегаты" первого Сейма перешли на третий круг обсуждения тех же самых вопросов, Ксандр выгадав паузу между выступлениями спорщиков, произнес:
   - После зимних штормов я поплыву на материк.
   В зале заседания совета, до этого оглушительно шумного, вдруг повисла непривычная уху тишина. Все собравшиеся уставились на принца, до этого молча сидевшего и не встревавшего в обсуждения.
   - Ксандр, мы уже много раз обсуждали этот момент, - произнес Ваянар, так же как и принц, мало участвовавший в прениях.
   - Ты не правильно понял мои слова Верхний. Я хочу сказать, что на материк высажусь только я один...
   - Но..., - Олав, попытался было возразить, но его бесцеремонно перебила Аная:
   - Что значит один? Мы же уже решили, что с тобой пойдут фрольды, и дружина "Гароны" рядом будет. Невозможно было понять: то ли королева злилась на неисполнение ее решений и приказов, то ли она не хотела лишать свой народ "Героя", то ли просто не желала отпускать Ксандра далеко от себя, а, может, и все сразу? Так или иначе, вся гамма чувств, переполнявших Анаю, отразились на ее красивом лице, делая его еще привлекательнее.
   - Понимаю, что мы все решили, но я сделаю, так как сказал. Я пойду один, - сказав это принц, посмотрел прямо в глаза девушке, приготовившейся вылить, целую реку, а если понадобиться то и море, да что море - океан возражений. Напоровшись на жесткий, даже ледяной взгляд темно-синих глаз, Аная, почувствовавшая за последние месяцы вкус власти, вдруг осеклась. На нее смотрел не тот добрый и улыбчивый парень, часто шутивший и веселивший ее, а будущий король-воин, идущий своей тропой войны. Связанный древним обещанием своему отцу и матери, делающий то, что он хочет, и так, как он хочет. Девушка вмиг ощутила и осознала, что никогда не сможет приказывать этому человеку. Никогда. Он был рожден повелевать. И не в упрямстве дело, и даже не в нежелании слушать чьи-то советы. Нет. Просто он уже все решил для себя и, что немало важно, для всех тоже.
   Напряженность момента разрядил Альди, своим вопросом:
   -Объяснишь?
   Ксандр перевел свой взгляд на сотника и начал говорить:
   - Все намного серьезнее, чем мы думали раньше. Когда планировался поход на материк, мы думали, что лоримы - единственные мореходы в Холодном море, это был наш козырь и основа-фундамент плана. Но вчерашняя находка подтвердила обратное. Нортийцы на море приобрели конкурентов. Должен заметить очень сильных конкурентов. Как ни крути бывшие хозяева "Грозного" наши потенциальные враги. Мне очень хочется ошибиться, но мы должны быть готовы ко всему. По мере возможности, конечно. Ради нашего народа, наших детей, наших домов. Лоримы в битве с тарками доказали, что могут сделать невозможное, но те кто скоро придут сюда, в чем я не сомневаюсь, будут намного сильнее орды Ледяного леса. Двумя броками мы не отобьемся.
   - Может все не так страшно, как ты говоришь? - предположил Дьярви черный Топор.
   - Дай то Творец! Хотел бы - да не выйдет. Ты считал, сколько гребцов можно посадить за каждое весло "чужака"?
   - Четыре.
   - По тридцать весел на каждый борт, прибавь к этому еще сотни две бойцов, ладно, пусть только сотню. И не забудь про стрелометы и наверняка, другие метательные машины на палубе. И это только торговец. Да-да, торговец. Широкий корпус, вместительный трюм, и всего один стреломет - "чужак", я думаю, всего лишь торговое судно, которое обычно идет в сопровождении быстрого военного, хорошо вооруженного, корабля. Представьте примерно такое же судно, только узкое, с тараном на носу, и в полтора раза большим количеством весел. Да напичканное мощными машинами энанов. Сомневаюсь, что создатели "Грозного", не смогли додуматься до более быстроходного и смертоносного корабля с хорошо вооруженной командой. Вот, а теперь вообразите армаду из хотя бы пятнадцати таких кораблей идущую на всех парусах к Хирмальму. Мыслю, что у государства с такими кораблями, армия вооружена соответственно... Судя по тому, что на найденной нами галере использовалась рабская сила, могу с уверенностью предположить - на материке идут постоянные войны, следовательно государств несколько и население их многочисленно...
   Люди молча, сидели, переваривая сказанное Ксандром. Если сперва в глазах слушателей читалось легкое недоверие к его словам, то затем стала проявляться тревога, а у некоторых и страх. Уж больно уверенно говорил Белый, будто о чем-то само собой разумеющемся рассказывал. А увидеть на горизонте чужой сильный флот, способный легко захватить их непобедимую твердыню, никому не хотелось. Слова, некогда чужака, а теперь самого что ни на есть своего, подействовали, как ледяная вода, неожиданно вылитая на голову.
   Война с тарками принесла лоримам не только горечь утрат, но и радость, и гордость победы. К слову говоря, многие островитяне свято уверовали в свою непобедимость, тем более, рядом Белый воин. Саша теперь точно знал, все, о чем сегодня говорилось на совете, будет разнесено по всему городу. Причем, как в детской игре "испорченный телефон", с разными в два, а то и в три раза преувеличенными подробностями. "Ничего, зато расслабляться не будут" - размышлял он, пока вышедшие из ступора "господа члены совета" полушепотом обсуждали друг с другом слова принца. Выждав несколько минут, дав людям таким образом прийти в себя, продолжил:
   - Моя идея заключается в проведении разведки на территории потенциального противника, - нужно сказать, что Саша сам того не осознавая, постепенно обогащал лоримскую речь новыми словами. Благодаря своему дару, он переводил с русского языка на язык островитян, новые слова, безошибочно подбирая слоги и закономерности соединения звуков в речевую цепочку, а иногда приходилось создавать новые слова, чему Ваянар был несказанно рад, скрупулезно записывая каждое из них. - Именно разведкой я и займусь, фрольды мне будут только помехой, уже не говоря о разудалой и шумной дружине. Чем меньше мы засветимся там, на материке, тем лучше. И чем дольше остров Норта останется для них неизвестным и давно забытым, тем больше у нас будет времени на подготовку к встрече. Постараюсь также разведать какие государства менее воинственные и, с какими из них мы сможем заключить союзы и соглашения, а каких в свою очередь нужно опасаться. Наверняка, там жители говорят на нескольких языках, что для меня не является проблемой. Если я буду один, я смогу везде пройти не вызывая подозрений, а вот "Гарона" с ее командой явно будет замечена, и новости о появлении северного корабля не останутся без внимания наших потенциальных врагов...
   - Почему ты постоянно говоришь, о каких-то врагах или противниках? Ты знаешь, что-то, чего не знаем мы? - вдруг спросил Альди, выражая тем самым общий интерес - видать не только ему пришла в голову эта мысль.
   - Хм... - Ксандр немного замялся, не зная как продолжить.
   - Ты позволишь? - неожиданно для всех обратился к принцу старый друид.
   - Что ж это неизбежно, тем более давно следовало бы рассказать... - махнув рукой, соглашаясь с Ваянаром, произнес Ксандр.
   - Значит, тогда не время было, а вот теперь пришло, - наставительно проворчал старик и уже для всех продолжил:
   - Дело в том, что ужасный Безликий, натворивший столько бед на земле нашей, оказался не совсем тем чудовищем, которого ожидали мы увидеть, в том смысле, что у него не было страшных клыков и когтей, скорее наоборот... В общем по мнению Ксандра это была альвийка, лопотала она пред смертью, что-то на своем. Наш Белый ведь разбирается в языках вот и...
   - То есть как альвийка?!!! - воскликнули все почти хором.
   - А вот так! - перекрикивая поднявшийся шум в зале дома конунга, продолжил друид, - если Безликие, оказавшиеся альвами, руководили ордами Эзэльморда, то мы, с того самого момента, как поддержали Меленвиль, получается их древние враги. Вот о них и твердит постоянно Белый. И еще от себя добавлю, уж кому, как не ему удастся пройти вдоль и поперек материк, и, не погибнув, вернуться на Норту...
  
   ***
  
   - Ксандр, пообещай мне, что ты обязательно вернешься живым и невредимым, - в уголках ее красивых глаз, в лучах заходящего солнца искрились маленькие слезинки, а на бледных щеках стремительно высыхая, были заметны тоненькие влажные ниточки.
   - Я обещаю тебе Аная, - его глаза излучали тепло и силу, в них не осталось даже намека на холод и лед, так явно проступивших на совете. - Обещаю...
   - Прости меня, я не должна была возражать тебе... - шептали ее губы.
   - И ты прости меня - я не должен был смотреть на тебя так... - ласково отвечал он ей.
   - Я...Я очень волнуюсь за тебя...Очень...
   - Знаю... Но то, что задумано, я обязан сделать сам. Если со мной пойдут люди - кто-то из них наверняка погибнет. Я не смогу там всем помочь...
   - Ты настоящий король! Твои отец и мать обязательно гордились бы тобой!
   - Думаю Икер, пирующий в Чертогах Творца видит, какой прекрасной королевой ты стала!
   Ее красивые темно-зеленые глаза, снова наполнились слезами. Опустив голову Аная, поддавшись необъяснимому порыву, сильно прижалась к крепкой, не по годам широкой груди принца, руки мягко обвили его талию, казалось, она перестала дышать...
   Слегка ошеломленный этим порывом, Ксандр несмело обнял ее за плечи и легонько, боясь сделать больно, прижал притихшую девушку к себе. Приятный запах трав от ее волос, дурманя и сводя с ума, мягко коснулся его ноздрей. Он чувствовал, как бешено, колотится ее маленькое сердечко, казалось, вот-вот готовое вырваться из девичьей груди... Обнимая девушку, принц сам не заметил, как в его тело мягким потоком потекла сила. Странно... Хотя что тут странного? Наверное, именно сейчас парень испытывал ураган самых сильных в своей жизни чувств. Он был готов пожертвовать собой без остатка ради этого восхитительного существа, так доверчиво, казалось, не дыша, прижавшегося к нему. Необъяснимая буря, доселе неизвестных Саше эмоций, захлестнула его сознание. Сила, не спрашивая больше разрешения у своего хозяина, тоненьким ручейком полилась в тело девушки...
   Затаив дыхание она почувствовала, как его сильные руки обняли ее за плечи. Он словно нерушимой каменной стеной на мгновение отгородил ее от этого опасного и безжалостного мира - вдруг стало тепло и спокойно, будто и не было страшных бед и лишений... Все ушло далеко и безвозвратно... Аная зажмурив глаза, ощущала, как от Ксандра исходит приятное нежное тепло, обволакивающее все внутри и дарующее чувство умиротворения...
   Они еще долго стояли на берегу такого спокойного и тихого сегодня, Холодного моря, которое будто чувствуя их настроение и переживания, старалось не шуметь понапрасну...
  
  
   Глава 4.
  
   - Сын, ты понимаешь, что это значит? - глаза всегда хладнокровного, словно ледяная глыба, Камира эль Айну, горели всеобжигающим огнем предвкушения. Одного из самых влиятельнейших на Дорне альва, Тирон впервые видел таким возбужденным. Даже то, что его назвали "сыном" прямо в глаза, причем без всяких обдумываний, как само собой разумеющееся, о многом говорило. Да-а... Не ожидал молодой альв, что его выходка после окончания пятого дня Битв так перевозбудит главу Дома эль Айну. Хотя мог бы и сам догадаться или чуть-чуть больше подумать над будущими результатами исполнения плана. Виной его невнимательности к деталям, стало последнее время частое общение с прекрасной Ариэлой эль Урентари. После ряда побед многорукого нарха на Большой Арене, да не простых, а сокрушительных, как в первый день Битв, дочь главы не менее влиятельного рода эль Урентари, резко заинтересовалась серым и неприметным отпрыском Дома эль Айну. К величайшему удивлению, и не менее глубочайшему удовольствию Тирона, она сама напросилась на более тесное, так сказать, знакомство. О! Это был действительно день его триумфа! Молодая, ослепительно красивая, только, что закончившая обучение в Гронинской академии лэрриса (лэрриса и лэр - обращение к дворянам), и что очень важно, дочь самого Халлона эль Урентари, будучи самым лакомым кусочком для гурманов-женихов, почему-то обращает внимание на невзрачного и мелкого альва. Чем полностью выводит из себя своего тупоголового братца, Падший весть что, наобещавшего своим дружкам в отношении своей сестренки. Тирон даже в своих потаенных мечтах не рассчитывал на такое расположение к себе со стороны молодой альвийки. Своим поведением она смешала все его планы и стратегии, ворвавшись словно вихрь свежего морозного ветра в его однообразную жизнь. Пара Ариэла-Тирон, обсуждалась как в дорогих и закрытых салонах, так и в самых захудалых придорожных харчевнях...
   - Ты видел, как побледнели лица глав правящих Домов, когда нарх отдал мне честь? - продолжал возбужденно говорить старший эль Айну. Он уже давно вскочил, со своего шикарного кресла из белой кости гудоха (гудох - большой ящер, обитающий в Безымянных землях, ценящийся у альвов за свою белую кость) и наматывал десятый или пятнадцатый круг в своем кабинете. - Признайся, это ты его надоумил?
   - Да отец, я думал, что подарив тебе его официально, при всех правящих, несомненно, сделаю приятное главе Дома эль Айну. А если он, не как тупой зверь, загнанный в клетку, еще проявит к тебе уважение, главы домов вообще лопнут от зависти.
   Тирон был горд собой в тот день, все действительно вышло, как он того хотел, лица правящих у кого побелели как снег, а у кого покраснели, словно крульты (крульт - небольшой овощ красного цвета) после глубокого поклона нарха.
   Камир эль Айну выслушав своего сына, вдруг мгновенно успокоился. На его лице снова появилась привычная всем маска ледяной холодности. Несмотря на свои триста лет альв выглядел очень молодо, не так конечно, как бы выглядели его предки эльфы в таком возрасте - все-таки человеческая кровь очень повлияла на долголетие и внешние данные альвов. Невзирая на отрицательные показатели человеческой крови, глава дома эль Айну выглядел, как сорокалетний, хорошо сложенный альв, в фигуре которого угадывались черты очень опасного поединщика. Тирон даже слышал о том, что его родитель был одним из Прикоснувшихся, но эта информация являлась жутко секретной и весьма неправдоподобной, абсолютно неподтвержденная фактами. Несколько мгновений и Камир уже сидел в любимом кресле, внимательно разглядывая своего отпрыска. Только слегка оттянутый воротник его белоснежной рубахи мог выдать недавнюю взволнованность лорда. Внимательно выслушав речь сына, он покровительственно произнес:
   - Мальчишка. Какой же ты еще мальчишка. Да и я хорош. Додумался тоже... Как ты мог надоумить нарха? Чушь. Нарху мог только приказать его вождь или отец. Ты хоть понимаешь, что значил поклон нарха и чем он может вылиться нашему Дому? Что смотришь? Действительно не понимаешь? Нарх-воин мог отдать честь только в двух случаях: признавая главенство над собой или же приветствие союзника. Это был поклон, а не коленопреклонение - значит союзники. Это первый союз между альвами и нархами! Понимаешь!!! И не просто альвами!!! А альвами дома эль Айну!!! Фаррдан тоже хорош!!! Нет, чтобы сделать все по-тихому! Так эта старая красная коряга сделал все на глазах почти у всего нашего общества!!! Ты хоть понимаешь, что наш Дом стал самым сильным из пяти? Равновесие, так долго хранимое, нарушено! Пять домов итак с головой погрязли в интригах друг против друга, но теперь все четыре дома и их прихлебатели ополчатся против нас. Хотя Дом эль Урентари выбрал иной путь, чему я очень рад...
   Тирон, выйдя из кабинета отца, выслушав его наставления в правильности отношений между ним и Ариэлой эль Урентари, чувствовал себя, словно его раздели и выбросили обнаженным на потеху толпе. Все это время молодая альвийка играла роль! Долг Дома и Рода! Он все это понимал и скорее всего, сделал бы то же самое на ее месте! Но смириться никак не мог! Как же гадко и противно он себя почувствовал! Размечтался! Развесил уши и пустил слюну! А братец ее, каков хитрец, то же ведь играл злого и недовольного! Они смеялись над ним... Все смеялись... Отец прав он мальчишка, подумал, что смог понравиться самой красивой альвийке... "Ну, ничего, - думал Тирон, направляясь в свои покои, - я отомщу за свой позор, и еще неизвестно, кто будет смеяться последним!"
  
   ***
  
   Из глубокого сна, Ксандра, буквально, вырвало острое чувство опасности. В комнате, занимаемой им на территории Храма, еще было темно, наверное, около четырех часов утра - время самого крепкого сна. Хорошая пора для нападения. Сон напоследок, перед рассветом, своими мягкими, но цепкими лапами держит крепко сознание.
   Принц, стараясь делать меньше шума, потянул из ножен руги и отдал свое тело потоку первосилы. Перейдя на истинное зрение, так как в темноте он видел еще плохо, правда уже намного лучше, чем некоторые бывалые охотники, воин приготовился отразить любую атаку.
   Ожидание продлилось недолго. Крадущийся, нужно сказать мастерски, словно тень, показался за входными дверями. Парень видел энергоканалы неизвестного... Странно... Их цвета оставались стабильными, что говорило о почти абсолютном спокойствии визитера.
   Тем временем человек за дверью на мгновение замер и наконец, решился потянуть за ручку двери. Стоявший с другой стороны двери Ксандр ускорил процесс открытия, стараясь не переборщить с силой, резко толкнул ее, сбивая нежданного ночного, хм.. или уже утреннего, посетителя с ног. Нужно отдать должное пришельцу, он действовал очень быстро, но, увы, не мог тягаться в скорости с принцем. Ксандр словно охотящийся филин, бесшумной тенью накрывающий свою добычу, опрокинул на спину начавшего барахтаться человека...
   - Совсем очумел, - придушенно заговорила тень голосом Уная.
   - Унай? Ты что ли? - удивленно спросил Ксандр, отпуская руки мальчишки.
   - Еще б чуток и был бы уже не я, - все так же придушенно шепотом ответил тот, потирая запястья, которые только, что отпустил принц.
   - Ты чего по ночам шляешься? - чуть повысив голос, поинтересовался Саня. - И чего крадешься, будто тать ночной?
   - Тихо ты, - цыкнул на него парнишка, своей наглостью еще больше приводя в недоумение. - От Наримы хоронюсь, к тебе ж добраться, что в Ледяной лес за грибами сходить, вмиг хищница эта обнаружит.
   - Ну и чего тебе надобно хм... грибник ты наш? Да еще посреди ночи? До утра не мог подождать?
   - Нет, не мог... Сова к тебе с весточкой послал, они с фрольдами следы двух ра-ханов недалеко от дороги на масляные пещеры нашли, вот, скоро выходят на охоту. Спросил, не хочешь ли размяться?
   Ксандру сперва хотелось высказать все, что он думает об Унае и его подославших, ведь почти не спал. До середины ночи с Анаей гуляли и разговаривали, только недавно пришел и глаз не успел сомкнуть, как тут.... Но, поразмыслив минуту, решил все-таки составить компанию фрольдам. Давненько на охоту уже не выбирался - полезно будет, да и тренировки нужно начинать перед дальним плаванием... Крис наверняка не дал бы ему расслабляться все это время.
   - Передай Сове, что я скоро, - шепнул он Унаю и бесшумно нырнул в свою комнату, а потом из темноты с насмешкой добавил, вынудив того стрелой метнуться к выходу:
   - Если, конечно, успеешь раньше меня...
  
   Ксандр не заставил себя долго ждать. Одетый в легкую охотничью одежду, со своим луком за левым плечом и верным шеттиром - за правым. Меч взял на всякий случай. Тарки хоть постепенно и уходили в свои леса, все же оставалась вероятность напороться на какую-нибудь стаю, решившую остаться жить в окрестностях Хирмальма.
   Фрольдов было пятеро - все старые знакомцы - "дедки" и Хальви Сова. Одетые в одежду из шкур, с нечесаными волосами и бородами - вылитые лешаки. Только Хальви выделялся на их фоне, словно белое на черном. Его одежда больше соответствовала одежде Хирмальмских дружинников.
   Короткие кивки и хитрые улыбки из бород, вот и все приветствие. Если бы Ксандру раньше кто-то сказал, что такие скупые проявления дружелюбности нужно еще заслужить у этих людей, он бы никогда в это не поверил. К нему эти великолепные охотники и бойцы с самого первого дня относились, как к своему, и на "леших", не только не обижались, но даже гордились этим прозвищем, данным таким великим воином, как Саня...
   Шли быстро. Уже давно рассвело. Охотников вел один из "дедков" по имени Кромви, это он обнаружил следы волков и сейчас шел впереди по ему только известным ориентирам. Из кратких объяснений воинов Ксандр понял, что ра-ханы еще совсем молодые, но уже вошедшие в силу. Самка вот-вот должна была поменять окрас, а самец, несмотря на свой юный по волчьим меркам возраст, очень крупный.
   Саша прекрасно помнил страшную атаку ра-ханов на стадо оленей там, на плато, а свой бой с матерью и ее детьми еще в первые дни своего пребывания иногда даже видел во сне. Причем волчица из сна время от времени разговаривала с ним, а потом неизбежно атаковала, от чего парень всегда просыпался в липком поту.
   Вспоминать атаку волков на Хирмальм он не любил. И был благодарен Богу, за то, что погибшие в том бою не приходят к нему во снах. Как он ни гнал от себя те кровавые воспоминания - все равно иногда они всплывали в памяти...
   ...После последнего выстрела брока, рой камней перемешал человеческие и волчьи тела в одно сплошное кровавое месиво. Никого тогда не пожалела бездушная машина энанов, лишь одно тело продолжало шевелиться среди ошметков, торчащих костей и оторванных конечностей - у-дур не желала умирать. Медленно шагая среди останков тех, кто еще секунду назад сражался с ним плечом к плечу, Ксандр приближался к часто дышавшему телу Нерки или, скорее всего тому, что от нее осталось. Обнаженные клинки руг в руках с каждым шагом все больше и больше светились. Когда под ногами у воина, измученного больше кровавым зрелищем, чем напряженным боем, оказалась голова одной из ледяных у-дур, ножи начали заметно вибрировать и нагреваться. Глаза волчицы, а точнее глаз был закрыт, она лежала бесформенным кулем, вся в крови. Необычная волна жалости к этому прекрасному и гибкому некогда животному, окатила его с головой. Пришла даже шальная мысль о помощи зверю. Он мгновенно перешел на истинное зрение и тут же наваждение, словно ветром сдуло. Невероятно! Тело у-дур постепенно восстанавливалось, ее темно-лиловые энергоканалы бешено меняя окрас, возрождали поврежденную плоть! Когда он перешел на обычное зрение в него впился ненавидящий взгляд лилового глаза. И вдруг он ощутил все чувства и всю боль лежавшего перед ним существа, волчица пыталась говорить с ним мыслеобразами! В ее короткой речи не было ничего кроме ненависти и жажды смерти жалким двуногим! Саня даже отшатнулся под напором, ударивших в него жгучих чувств ледяной у-дур. Тело само, без подсказки начало действовать. Оба, казалось, раскалившихся докрасна ножа впились своими остриями в голову монстра...
  
   ...Идя след в след за охотниками Ксандр отдавшийся на волю своим воспоминаниям чуть было не напоролся на спину остановившегося перед ним Хальви. Воины скупыми жестами стали передавать по цепочке, что скоро будет привал, несказанно удивив этим принца - только недавно вышли, а уже остановка... Что-то темнят лешаки...
   - Скажи нам, Белый, - заговорил, Сова, когда они расположились на небольшой полянке в тени деревьев. - Правда ли то, что ты уходишь по большой воде?
   "Ах, вот оно что, - подумал Саня, - решили поговорить по душам, когда никого нет. Может и ра-ханов никаких нет? Ну-ну..."
   - Да, Хальви - это правда, - ответил он, спокойно смотря в глаза охотнику.
   - Хорошо... А правда ли то, что ты уходишь сам?
   - Да.
   - А правда ли, то, что ты сказал на совете, будто фрольды будут тебе помехой в походе, - Сова, сделав круговое движение правой рукой, обводя сидящих полукругом охотников и внимательно слушающих своего командира.
   - И это тоже, правда, - спокойным и ровным голосом ответил Ксандр.
   Он предвидел подобную реакцию со стороны воинов на его слова в Сейме и, по сути, ждал этого разговора. Когда обдумывал почти всю ночь свои будущие слова на совете, и предполагал, что некоторым горячим головам не по душе они придутся. Вспомнились тогда наставления Альдора, что не всегда королевские действия вызывают у подданных радость и понимание, а то и обиду или что еще вероятней - ненависть. "Мудрый король - это огромная редкость, - говорил старый маг. Не умный и начитанный, а именно мудрый. Ты можешь быть профессором, академиком, доктором наук, гением, в конце концов, но не иметь даже капли мудрости в своем сердце. Я знавал людей, которые даже читать не умели и порой не догадывались, что находится за границей их поселений, но беседой с ними не гнушались даже короли". А еще он говорил:
   "Есть моменты в жизни каждого правителя, когда в своем мнении он остается совсем один - истина видна только ему одному. Никто не понимает его, даже ближайшие соратники. В таких случаях король должен только повелевать, не убеждать или объяснять, хотя это тоже необходимо, а именно повелевать - потом когда все получится, люди сами поймут, насколько было мудро повеление короля. - И добавлял: - Если тот действительно мудр".
   - Но почему? - спросил Хальви, в глубине души все-таки надеявшийся, что пересказанные ему разговоры на совете окажутся сплетнями.
   Сила мощным толчком растеклась по телу, излучая вокруг фигуры Ксандра лиловый свет первосилы. В одно мгновение на поляне все изменилось. Только что перед охотниками сидел шестнадцатилетний парень, мирно беседовавший с умудренными жизнью воинами, которые, по всей видимости, желали высказать ему свое "фэ". Но вдруг этого паренька не стало. На его месте появился воин, очень могучий и властный. От этого воина пошла такая волна древней силы, праведного гнева и жгучей ярости, что люди опрокинулись на спины, замерев шокированные увиденным. А потом он заговорил и от голоса его у Совы побежали мурашки по коже, хотелось от страха зарыться в прелую листву и переждать неожиданный страшный ураган где-то подальше от этого места:
   - Ты спрашиваешь "почему"?! Кто ты такой, чтобы задавать мне вопросы и заставлять оправдываться перед собой?! Я делаю и говорю то, что считаю нужным!!! Запомните это навсегда!!! Вам ясно?! - Ксандр видел, как подействовало его представление на охотников, он даже сам не ожидал, что так может, а всего-то требовалось мгновенно вытолкнуть большой сгусток силы и добавить немного эмоций. "Прикольно, - подумал он, - вон как лежат и трясутся, как бы дедушек удар не хватил". И продолжил:
   - Или вы вздумали, что такому великому воину нужны помощники?!!!
   "Пора заканчивать этот балаган. Не то с ума еще сойдут", - решил он, переходя в обычное состояние и опускаясь на свое прежнее место.
   Первым поднял голову Кромви, в его растрепанной шевелюре торчали прошлогодние листья и мелкие прогнившие веточки, а уже за ним примерно в таком же виде поднялись и другие. Саня облегченно вздохнул, никто, похоже, не рехнулся, слегка, конечно, обоср...сь, не без этого, но жить будут.
   Уже абсолютно спокойным голосом он спросил:
   - Ну? И где ра-ханы?...
  
   ... Они мчались вперед, не разбирая дороги. Запах двуногих переплетался с приятными волнами силы матери... Похоже Мать была в ярости на кого-то и вот-вот нападет. Брат и сестра на бегу облизывались, предвкушая бой рядом с ней и будущий сладкий вкус ее добычи. Они больше не одни, Она рядом с ними навсегда!
   Но что-то пошло не так - волна Силы ослабла, а потом совершенно исчезла! Остался только стойкий запах двуногих! Еще совсем немного, и они встретятся с ними в бою!
   Мать мы идем!!!...
  
   ... От совсем близкого волчьего воя, накрывшего поляну, у Ксандра казалось, волосы встали дыбом. Этот вой, нетерпеливый и мощный, напомнил ему первый день на Дорне, когда он, сверкая пятками, бежал по мертвому лесу от неминуемой гибели. Ра-ханы вышли на охоту, опередив людей-охотников, превратившихся в добычу.
   Волки не дали людям шанса приготовиться к встрече. Несколько мгновений и на поляну с рычанием, холодящим кровь, выпрыгнули два хищных белоснежных гибких тела.
   Время замедлилось... Люди с обнаженными ножами, это единственное оружие, которое успели противопоставить охотники клыкам и когтям мощных зверей, застыли в разных стойках. Два прекрасных и грациозных зверя стояли, скаля похожие на изогнутые кинжалы клыки. Немного недотягивая до размеров взрослых львов, виденных Сашей однажды в приезжем зверинце еще на Земле, они здорово уступали габаритами тем волкам, что нападали на Хирмальм. Совсем еще молодые особи. Их глаза светились лиловым светом!!! Точно так же, как и у умирающей Нерки!!! Перед принцем стояли два демона Ледяного леса!!! Вряд ли кто-то из фрольдов выживет в этой схватке...
   "Нужно отвлечь их на себя и дать шанс людям убежать, - пронеслось у Саши в голове. - А что если попробовать...".
   Он, впустив в тело поток первосилы, стал формировать внутри себя крупный сгусток энергии... Когда его размер превысил почти в три раза того, что был испытан на леших, Ксандр, со звериным рыком, мощным резким толчком выплеснул в сторону застывших волков, сформированный сгусток, добавив в него свою ярость и свой гнев...
   ...Когда брат и сестра выпрыгнули из леса на небольшую поляну, матери там уже не было, только одни двуногие. Но как ни странно потоки Силы все равно еще чувствовались вокруг... Это немного сбило с толку молодых шарр'хи... Выходит Мать была здесь, об этом явно говорили остатки выброшенной Силы, но почему-то ушла не тронув добычу... Странно...
   А потом произошло совсем невероятное, один из двуногих вдруг выплеснул на них поток Силы, по величине и мощи намного превышающий материнский. Шарр'хи буквально захлебнулись в нем, как когда-то в воде еще, будучи щенками на первой охоте в горной реке пытаясь поймать ускользающую добычу. Вместе с волной Силы из глотки двуногого вырвался мощный рык - рык Вожака! Брат и сестра, поджав хвосты и припав брюхом к земле, жалобно заскулили, прося, как когда-то у Матери, прощения за свои щенячьи шалости...
   ... "Вот это номер!!!" - Ксандр обалдело смотрел, как еще секунду назад готовые бросится на них ра-ханы, вдруг покорно легли на землю, будто щенки малые. Прижав уши, они жалобно поскуливали, пытаясь подобострастно заглянуть ему в глаза. Он стоял и ошарашено наблюдал за этими чудными метаморфозами в настроении самых грозных обитателей острова Норта.
   Характерный скрип тетивы из-за спины донесся до его уха. Волки, тоже, настороженно подняв морды, уставились двумя парами лиловых глаз ему за спину.
   - Не стрелять!!! - скомандовал принц, резко поворачиваясь назад. Фрольды времени зря не теряли, их составные луки уже находились в полной боевой готовности. Плоские листовидные наконечники хищно целились в зверей, лежавших в двадцати шагах от воинов.
   - Что-то непонятное происходит, - стал он быстро говорить, - стрелять только по моей команде. И отойдите ближе к деревьям, а лучше залезьте повыше. За меня не волнуйтесь.
   Воинам не нужно было повторять дважды. Ксандр удовлетворенно наблюдал за беспрекословным выполнением его приказа. Пятясь задом, держа перед собой луки с наложенными стрелами, фрольды растворились среди ближайших деревьев.
   - Ну и что мне с вами делать, - обратился принц, поворачиваясь к притихшим животным. - Уходить я вижу, вы не собираетесь, нападать тоже, прогнать вас что ли?
   Словно понимая настроение человека, волки начали поскуливать, бья при этом хвостами по земле, то поднимая, то опуская свои клыкастые морды.
   - Ну, точно как собаки! - воскликнул парень. - А глаза то, глаза то какие грустные сделали! Сейчас заплачу. Знаем мы ваши ментальные штучки. Сам уже кое-что умею. Ага. Ишь, как хвостами завиляли. Вот подпустите к себе поближе, а потом, хрясь, и нету Сани Трофимова.
   Сашины беззлобные фразы и неагрессивное расположение, видимо повлияло на дальнейшие действия волков...
  
   ...Вожак, стал тихо порыкивать и ворчать, как это всегда делала Мать, когда не была зла на их детские шалости. От него шла волна, спокойствия и какой-то странной настороженности, но это абсолютно нормально, глава стаи никогда не расслабляется, иначе другой самец тут же воспользуется его невнимательностью и нападет, отстаивая права на главенство в семье. Вдруг его спокойствие сменилось сильным волнением, брат и сестра почувствовали, как двуногие его стаи захотели напасть на них. Но резкий рык и потом негромкое, но настойчивое ворчание вожака заставил их остановиться и отойти к деревьям. А потом он повернулся к ним, источая приятную волну дружелюбия. Брат больше не мог терпеть. Тихо поскуливая, прижав хвост, он пополз к ногам Вожака. Сестра, как это всегда делала, осталась ждать, что бы посмотреть, чем все закончится...
  
   ...Первым порывом парня, наблюдавшего, как к нему приближается огромный зверь, было последовать примеру леших скрывшихся среди деревьев. Но какое-то необъяснимое чувство, отсутствия опасности и агрессии со стороны волка не дало сдвинуться с места. Более того, он ощутил страх ра-хана перемешанный с нетерпением. Сила уже давно владела его телом готовым к любой атаке зверя.
   Десять метров...
   Шесть... Вряд ли фрольды будут стрелять... Побоятся задеть его...
   Два шага... Вблизи волк казался еще огромней. Ксандр уже четко ощущал чувства и запах ра-хана. "Если это совсем еще молодой зверь, - пронеслось в голове у принца, - то какой же он будет, когда вырастет до своих нормальных размеров?"
   Принц и лежавший у его ног зверь, находились в полушаге друг от друга. Саша чувствовал его горячее дыхание. Молодой самец из-под бровей жалобно смотрел на него, и казалось, боялся заглянуть в глаза. Все в поведении волка говорило о его боязни нарваться на агрессию со стороны стоявшего перед ним человека.
   А потом Ксандр сделал то, что позднее будет долго вспоминать и удивляться своей решительности. Его правая рука потянулась к находившейся в полушаге от него голове ра-хана. Волк, недолго думая ткнулся своим влажным черным носом ему в ладонь, жадно вдыхая все запахи. Принц даже услышал, как дружно выдохнули фрольды невидимые среди деревьев. Огромный, как лопата розовый и на удивление очень мягкий язык ра-хана вмиг обслюнявил всю его руку. Его левая рука мягко легла на мощный загривок. Хвост волка, словно пропеллер самолета, выделывал восьмерки, а туловище ходило ходуном, грозя в любой момент сбить принца с ног.
   - Ну, точно собака, - улыбаясь, произнес парень, гладя прижавшего уши и урчащего от удовольствия ра-хана, и добавил: - Только очень большая.
   Ксандр, похлопывая по сильной спине довольно повизгивающего самца, краем глаза наблюдал, как волчица, а это была именно она, об этом говорили характерные черные полосы на ее плечах, ползком преодолела уже половину расстояния до него. Пара шагов и она легонько ткнулась своим лбом ему в бедро, а потом тоже стала облизывать подставленную левую руку.
   - Уй, вы мои маленькие! - восторг переполнял его, - Хорошие, хорошие собачки...
  
   ...- Долго нам еще здесь сидеть, - послышался из листвы деревьев голос Хальви Совы.
   - Погоди ты, еще недолго осталось, - ответил Ксандр, голос боевого товарища оторвал его от общения с волчицей... Оказалось ра-ханы умели передавать мыслеобразы и прекрасно чувствовали настроение и эмоции...
  
   ...Когда волки немного успокоились, Ксандр произнес:
   - Что же мне с вами делать то? А? Вы же от меня просто так не отстанете. Правда?
   Волки удобно развалились у его ног, размеренно дыша и лениво наблюдая за присевшим на корточки человеком. Ясно давали понять, что уже никуда не уйдут и скорее всего, последуют за новым знакомцем.
   - Но почему? Почему вдруг, ужас Ледяного леса, легендарные страшилки лоримов, вдруг ведут себя со мной будто ручные псы?
   Внезапно он почувствовал или вернее сказать увидел в своем сознании образ, который еще никогда в своей жизни не видел. Это был огромный волк из Ледяного леса. Почему-то он был представлен внутреннему взору принца в истинном зрении с четко различимыми ярко-лиловыми мощными энергоканалами. От этого, существа исходили волны бездонной мощи, охватывающие вокруг себя все пространство и заставляющие повиноваться.
   Видение чем-то напоминало мыслеобраз, с помощью которого принц управлял броками. Это было чужое видение, чужая мыслеформа. А значит... Ксандр резко повернулся к волчице, лежавшей рядом и внимательно глядевшей ему в глаза.
   - Так это ты мне фильмы тут показываешь? - догадался он.
   Парень сев поудобней на землю, приготовился к необычному разговору. Помнится у-дур, напавшая на них в лесу, в облике его бывшей одноклассницы, примерно таким же образом изъяснялась с ним той ночью.
   Глубоко вздохнув и сосредоточившись на лиловых глазах волчицы, он сделал первую попытку заговорить, создавая направленные мыслеобразы, которая тут же увенчалась успехом:
   - Кто тот волк? - видение огромного ра-хана в лиловом сиянии первосилы снова возникло перед его внутренним взором.
   - Вожак! - пришел простой ответ, сопровождаемый мыслеобразом несущегося лилового волка по бескрайним снежным просторам во главе многочисленной волчьей стаи.
   - Зачем ты показала мне его?
   - Ты - Вожак! - последовал ответ. - Я так позвала Тебя!
   Ошарашенный новостью, Ксандр глупо таращился в чуть прищуренные лиловые глаза волчицы.
   - Почему вы здесь? - справляясь с замешательством, парень задал первый, пришедший на ум, вопрос.
   - Мы услышали зов Силы Матери, - в сознании возник образ волчицы объятой лиловым пламенем силы, очень похожей на Нерки - ледяную у-дур.
   - Но мы ошиблись. Это был Ты. Мать ушла. Давно, - к разговору подключился самец, посылая образ несущейся стаи в сторону высоких стен, в которых без труда угадывался вид на Хирмальм. Видимо волк делился кусочками своей памяти, это было похоже на короткометражную видеосъемку скрытой камеры, расположенной где-то низко среди зарослей кустов.
   - Мы чувствуем в тебе часть ее силы. Ты победил ее?
   Может быть, это было рискованно, но парень решил все-таки ответить правду. Что-то подсказывало ему - ничего плохого не случиться.
   Мыслеобраз двух светящихся руг вонзаемых в голову Нерки никак не подействовал на волков.
   - Ты - Вожак! Она проиграла бой.
   "Вот и все. Так просто. Вожак. Победа, - думал Саша. - Это звери, а звери понимают только один язык - язык силы".
   - Почему вы не уходите?
   - Ты наш Вожак. Ты принял нас. Мы теперь в твоей стае. Или ты изгоняешь нас? - снова прижатый хвост и жалобный взгляд лиловых глаз.
   - Нет, но ведь члены моей стаи, ваши враги, - образ сражающихся воинов с ра-ханами.
   - Уже нет. Твоя стая - наша стая и семья.
   - Хорошо. Тогда знайте, - Ксандр создал большой сгусток силы и выплеснул его на лежащих волков, заставив тех в страхе прижаться к земле, - если убьете хоть одного человека - умрете! Лес полон добычи. Люди - теперь ваша семья! Ясно?
   Волки утробно заурчали, видимо это было согласие...
  
   Глава 5.
  
   После сезона дождей, длившегося в этом году почти четыре месяца, дороги на самых основных направлениях представляли собой не самое приятное зрелище. Главные мощеные тракты огромными булыжниками на землях альвов, на строительстве которых под присмотром мастеров-каменщиков энанов работали тысячи рабов, конечно же, другое дело. Но только удобные тракты эти, еще три седмицы назад распрощались с довольно внушительным отрядом членом, которого по повелению своего высочайшего отца и был Тирон эль Айну. Земли свартальвов, другими словами - полукровок, встретили отряд грязью и бездорожьем. Тянулись они по побережью Холодного моря, плавно огибая своими границами Запретные территории, кишащие темными тварями.
   Тирон, сидя верхом на прекрасном вороном жеребце оритской породы, доступной только очень богатым альвам, ехал в середине отряда и проклинал всеми известными проклятиями тот день, когда решился высунуться из тени своего отца, привезя на Битвы нарха-воина. Молодой альв даже и не предполагал, каких размеров будет волна изменений, накрывшая всю его тихую, можно сказать, затворническую жизнь. А всему виной это злосчастное триумфальное шествие красного многорукого убийцы по трупам его соперников на Битвах Зверей. Если вначале он испытывал дрожь волнения за своего протеже, то после нескольких разговоров с отцом Тирон страстно желал смерти ловкому и искусному воину, каким оказался нарх. "Будь проклят этот красный выродок степи, будь проклят отец, будь проклят весь род эль Урентари!" - злость и ненависть сжигала молодого эль Айну. Отец дал явно понять своему отпрыску, что без отцовского покровительства сам Тирон и цитавра (мелкая медная монетка) ломанного не стоит. С каждым разговором со своим могущественным отцом альв, все больше и больше чувствовал себя ничтожеством в его глазах. Унижения добавляли постоянные встречи с Ариэлой, этой лицемерной и холодной тварью, всячески оказывающей ему притворное внимание, а общество тем временем насмехалось над ним, иногда думая, что он этого не видит, показывая пальцами и жеманно прыская в кулачки. С каждым боем и победой нарха внимание к Тирону эль Айну все возрастало и возрастало. Отец же вел свою игру, где его собственный родной сын являлся самой мелкой фигурой, которой, если на то возникнет надобность, он обязательно пожертвует ради выгодной позиции на политическом поле. Благо заменить ее возможно легко. В запасе ведь оставались еще двое старших братьев, набирающихся опыта в управлении приграничных провинциях. Настал черед и младшенького набраться ума разума в отдаленной провинции, свартальвхэйма.
   О своей судьбе Тирон узнал рано утром без всяких предупреждений. Его просто поставили перед фактом, что он направляется, в самое что ни на есть захолустье на севере земель свартальвов. Правитель княжества Кентрок уже давно просит у главы Дома эль Айну прислать Прикоснувшихся, для обновления защитного контура, тем самым выказывая свою покорность и преклонение. Условием прибытия мага - негласный переход Кентрока под руку лорда эль Айну. А чтобы закрепить союз, во владения князей эр Кентрок, прибудет молодой отпрыск правящего дома со своей свитой, состоящей из трех десятков мечников, десятка стрелков, одного мага, который и являлся одним из тех Прикоснувшихся, многочисленной челяди, обязанной позаботиться об удобствах молодого лорда. К всеобщему удивлению, в поездку, дабы сопроводить молодого эль Айну, напросилась сама Ариэла эль Урентари со свитой, и несколько мелких дворян ее воздыхателей, соответственно со своими оруженосцами и слугами. Тирон понимал, что это ни что иное, как политический ход двух правящих домов-союзников, хм...пока союзников. Да и ссылка молодого альва, иначе он эту поездку и не называл, была сроком на один год. Конечно, Ариэла не будет торчать в северном княжестве столько времени, она только приедет, посмотрит на работу Прикоснувшегося, необходимо заметить редкое зрелище, и убудет восвояси, снова блистать на шикарных балах и приемах.
   И вот большой и блистательный отряд золотой молодежи альвийской знати месил грязь дорог копытами дорогих скакунов и колесами шикарных карет. Сама поездка Тирону напоминала гастроли какой-нибудь очень знаменитой и популярной актерской труппы разъезжающей по самым большим городам и дающей выступления. Еще бы такой состав! Детки одних из самых влиятельнейших домов проездом на балу у очередного местного графа, барона или князька. Демонстрация местным модницам столичные туалеты, стили модных танцев, дуэли благородных воинов, мелкие любовные интрижки - как же воротило Тирона от этого всего! Ариэла в поездке, наконец, чуть-чуть приоткрыла ему свое истинное обличье. Она просто перестала его замечать, отдаваясь вихрю восхищения местных дворян, крутившихся вокруг нее толпами.
   Как ни странно молчаливый эль Айну тоже не остался без компании. Его постоянным собеседником, в этом бродячем балагане, стал ни кто иной, как маг Анарендил эль Иримэ, один из Прикоснувшихся преданных его отцу. Анарендил оказался очень интересным собеседником, всегда умеющим поддержать любой разговор. Вопреки дурной славе Прикоснувшихся, всегда представлявшихся Тирону мрачными и жесткими существами, Анарендил с каждым днем разбивал все мифы об этих поистине могущественных магах. Он одевался по последней моде, но носил, правда, темные цвета, что несколько выбивалось из общей светло-голубой, желтой, красной и зеленой столичной гаммы. Стройный, красивый, несмотря на ухоженность рук, потертая рукоять его меча, висевшего на поясе, говорила о том, что эти руки умеют обращаться с клинком.
   Красивый разрез его больших синих глаз, тонкие аристократические черты лица и волевой подбородок на всех балах обращали на себя внимание всех местных дам. Но, увы, как и Тирон, Анарендил всегда скучал на балах в одиночестве, как только местная знать узнавала кто перед ними, вокруг мага образовывался незримый круг, за черту которого старались не переступать.
   Эль Иримэ никоим образом не страдал по этому поводу, казалось, его вообще не касалось происходящее. Нужно заметить, что к всеобщему облегчению, он недолго оставался на шумных, шелестящих множеством складок платьев и благоухающих разнообразными парфюмами балах.
   На одном из таких балов они и сошлись с Тироном.
   - Вы позволите? - Тирон, наконец-таки решился подойти к магу, державшему в правой руке бокал красного вина и лениво рассматривавшему пирующее высшее общество.
   - О! Конечно, лэр! - чуть более оживленней, чем того требовал этикет, ответил на вопрос Анарендил.
   "Не такие уж вы бесчувственные... - пронеслось в голове Тирона. - Оказывается, прикоснувшимся тоже бывает скучно".
   - Смею надеяться, что переступая круг отчуждения и мрака, я не буду превращен в болотную ящерицу? - молодой альв, улыбаясь, легким кивком обвел свободное пространство, образовавшееся вокруг мага.
   Ответом ему был открытый смех и приглашение все-таки переступить опасный мифический круг...
   - Что вы можете сказать о местном вине? - полюбопытствовал эль Айну, в руке которого, как по мановению магического скипетра, появился бокал со светло-красным напитком, брат-близнец того, что держал Анарендил.
   "Необходимо отдать должное расторопности обслуги графа..хм... или князя, совсем запутался, - мельком подумалось молодому лорду, - столько их было уже за эти дни".
   Эль Иримэ после заданного вопроса, словно заново взглянул на бокал в своей руке. Он поднес его губам, сделал маленький глоток, закрыв при этом глаза, и вынес вердикт:
   - Итак, судя по характерной кислинке - это колийское, именно там, выращивают виноград с мелкими плодами, вкус которых и отражается потом в самом вине. Далее... Год, скорее всего - год Обновлений. Сему напитку около семидесяти лет, о его возрасте говорит светловатый уже почти розовый цвет, колийское всегда имело больший осадок, нежели другие сорта вин. Что еще? Ах..Да! Легкий, едва заметный запах синих ягод, присущий этому сорту... Ну, как, лэр? Я удовлетворил ваше любопытство?
   - О! Браво, лэр! - изображая крайнее восхищение, громко воскликнул Тирон, заставив обернуться несколько молодых дворян шептавшихся неподалеку, да и переиграл малость, слишком деланный получился восторг. Что собственно и заметил Анарендил:
   - Судя по вашей реакции, где-то я дал маху?
   - И, да, хм...и нет... - замешкавшись на мгновение с ответом, Тирон взглянул на Анарендила. Тот смотрел в упор на своего собеседника, но взгляд его выражал скорее крайнюю заинтересованность, нежели злость или еще хуже гнев. А ведь мог разозлиться на притворные слова и интонации Тирона.
   Эль Айну видя настроение собеседника, который не собирался отрывать ему голову или превращать в болотную гадость, несмело и смущенно продолжил:
   - Понимаете ли, лэр. Вы действительно абсолютно правильно охарактеризовали вкусовые качества настоящего колийского вина...
   - Но...?
   - Что ж начну по порядку. Дело в том, что главный винодел нашего Дома рассказывал мне о множестве уловок и трюков, в том числе и магических, конечно, с помощью которых возможны подделки любой вкусовой гаммы. Например, характерная кислинка и ягодный запах колийского, легко подделывается путем добавления в обычное вино сока синих ягод, они, кстати, эти ягоды, будучи очень кислыми сами по себе и придают вину тот светлый оттенок, о котором вы упомянули...
   - И..?
   - Так вот, в создании этой подделки я принимал самое, что ни на есть активное участие...
   Лицо мага вытянулось, выражая крайнюю степень удивления, а в глазах застыл немой вопрос и, естественно, легкое недоверие.
   Удовлетворенный зрелищем, Тирон продолжил с улыбкой:
   - Так как вы связаны с Домом эль Айну клятвой крови, этот секрет я могу поведать вам без каких либо последствий. Уверен вы, лэр, как прикоснувшийся, храните более страшные секреты нашего рода.
   После согласного кивка мага, альв продолжил:
   - Вы правильно угадали год урожая. Это действительно год Обновлений. Как я уже успел заметить, вы настоящий ценитель хороших вин, более того вы маг, а маги, как известно лучше чувствуют вкусы и запахи. Добавлю ко всему этому еще и вашу хорошую память. Вы ведь впервые попробовали колийское лет шесть назад на ежегодном празднике вина, устраиваемом советом пяти домов?
   - Да, вы правы, лэр, - согласился маг. Он был весь внимание.
   - Именно на этом празднике первый и единственный раз появилось колийское года Обновлений... - произнес Тирон, наблюдая за реакцией Анарендила.
   - Продолжайте... - в голосе мага чувствовались нотки нетерпения.
   - Дело все в том, - оглядываясь по сторонам, Тирон перешел на шепот, - что колийского года Обновлений, как такового более нет в природе. Погреба, в которых хранилось все вино этого урожая, навсегда уничтожены сильным землетрясением, случившемся в первый день праздника вина...
   - Не может быть?! - воскликнул маг. - Но...Но откуда вам это все известно, лэр?
  
   - Все очень просто. Графство Колия - родина колийских сортов вин - одно из самых древних владений нашего Дома. Когда произошла катастрофа, все наша семья была в столице на празднике. Кроме меня. Это была именно моя идея создать подделку с помощью магии и ягодных добавок. Отец отнесся к нашей с главным виноделом затее недоверчиво и настороженно, более того он в те дни был похож на огромную черную грозовую тучу. Пока не попробовал первый образец...
   - Да, немудрено, что я не слышал о катастрофе. Последние пять лет мне было не до вина... - задумчиво произнес Анарендил, и поспешно продолжая тему основной беседы, спросил: - Послушайте, разве не удалось спасти хотя бы часть содержимого погребов?
   - Увы, лэр. Все погибло. Дознаватели нашего Дома пришли к выводу, что катастрофа дело рук магов одного из Правящих домов, а может и нескольких. Вы ведь знаете, о мелких пакостях, которые любят устраивать главы домов друг другу.
   Маг понимающе кивнул, а затем спросил:
   - А защита?
   - Была, но, видимо, недостаточно сильна.
   - И что же Камир эль Айну? Он разрешил подделывать вино?
   - Конечно! Еще бы! Это ведь месть всем кто участвовал в нападении. Новость о рухнувших опорах в погребах и гибели вина разнеслась тогда в мгновение ока, но наш дом опроверг эти слухи, выставив на продажу большую партию колийского, подлинность которого определили все уважаемые дегустаторы. Подделка благодаря слухам распущенным нашими врагами о гибели вина принесла отцу доходы, в разы, превышающие те, что он предполагал получить от продажи оригинала. Представьте, как отец угощает на приеме в нашей столичной резиденции всех глав домов, приглашенных на дегустацию спасенного вина. И как те, восхищаясь, поглощают подделку, состряпанную мной, магами и главным виноделом нашего дома. Это ли не момент сладкой мести?
   - Представляю их рожи!
   Они дружно расхохотались...
  
   ***
   Вот и подошел к концу сезон штормов, длившийся почти шесть месяцев. Ксандр думал, что эти полгода никогда не закончатся, но как ни странно время пролетело, словно один день. Заботы, заботы и еще раз заботы... Именно они не давали скучать принцу, спавшему три-четыре часа в сутки, и занимавшемуся, казалось, всеми делами одновременно. Люди, окружавшие его, будто предчувствуя долгую разлуку, старались по полной вытянуть из парня все, что возможно.
   Его отпускали поздно ночью и будили рано утром с неизменной фразой, мол, в море отоспишься. Только Нарима, бессменный секретарь, так ее иногда называл Саня, когда хотел похвалить, оберегая его покой, ни на миг не ослабляла бдительности, гоняя ранних или поздних посетителей. Была б ее воля, так совсем никого не пускала бы. Даже рвалась плыть со своим подопечным за море Хладное. Как он там без нее будет? На вопросы, мол, куда тебе? Белый даже воинов с собой не берет, а ра-ханов только. Нарима отвечала в свойственной только ей манере:
   - И правильно, что не берет! Что бы они его и там донимали?! Белый туда, Белый сюда... Загоняли чадо! Он может от вас отдохнуть едет?
   Ксандр, приходя в свое временное жилище и падая без задних ног на уже расстеленную кровать, перед тем, как погрузится в царство грез, краем уха иногда слышал бурчание своего верного секретаря. Эх, если бы это было так! Если бы эта поездка оказалась отдыхом! Но не судьба... Только плавание продлится примерно две недели. Плюс море, кишащее невиданными и опасными монстрами. Благо тирки (тирка - трава, которую использовали лоримы-мореходы для отпугивания крупного морского зверья) вдоволь запасли, на несколько лет, наверное, хватит. А что ждет его на материке? Неведомо...
  
   Днище очищено, щели проконопачены, парус в порядке, воины сгорают от нетерпения - "Гарона" была готова к дальнему плаванью. Ксандр выполнил свое обещание, данное вальдмару и кормщику касаемо стрелометов энанов. Оба агрегата коротышек под его чутким руководством собирали четверо особо способных к этому делу друида. По окончании сборки машины были установлены на передней и задней части корабля, группой мастеров состоявшей из кузнецов, плотников-судостроителей, а также мастеров изготавливающих луки и стрелы. Стрелометы коротышек значительно отличались от броков размерами, простотой сборки и меньшей энергозатратой при стрельбе. Собрав первую машину Ксандр, сперва даже и не понял, что перед ним такое. Стрелометом это можно было назвать только с большой натяжкой. Как и брок в начале его использования, он представлял собой кучу беспорядочно собранных деталей, пока принц не дотронулся до руны-смерча. Привычно потянув силу, конструкт несколькими плавными движениями перетек в боевую форму, чем-то напоминающую земную гарпунную пушку на мощной стальной треноге, виденную Саней на фотографиях и рисунках. Как и брок, стреломет энанов производил выстрел путем резкого высвобождения накопленной силы. Перенацеливанием и изменением траектории, занимались уже люди, разворачивая его вручную, с помощью нескольких рычагов и поворотных механизмов. Первые испытания проводились на земле, за воротами города, где собралось почти все население. Зима ведь... скучно..., а так Белый опять что-то интересное придумал.
   В комплекте с машинами имелся небольшой сундук с метровыми цельнометаллическими копьями или болтами. Их граненые наконечники были сделаны из метала похожего на метал руг. Саня ни секунды не сомневаясь, как заряжать этот стреломет, вставил стальной болт в ствол орудия. Машина, будто живая, чувствуя снаряд, стала накапливать небольшой сгусток энергии. Передняя более узкая часть ствола плотно, как тисками, зажав копье, плавно перетекла, назад складываясь, будто "звено" подзорной трубы. Уменьшившись, таким образом, вдвое, ствол конструкта замер. Стреломет заряжен. Целью выбрали ближайшее дерево в шагах трехстах. Прицелившись, Ксандр затаив дыхание, потянул двумя руками за спусковой рычаг, расположенный на задней части ствола. Чувствуя, как высвобождается накопленный машиной сгусток энергии, парень с сожалением наблюдал, как после довольно ощутимой отдачи, болт уходит чуть правее от намеченной цели. Под дружный вздох толпы, стальная стрела, пролетев мимо цели, исчезла в лесу. Болт был найден примерно в семистах шагах от начальной точки полета глубоко вонзившимся в широкий ствол дерева.
   "Хм... - думал лежа в кровати перед сном Ксандр, после того как орудия были пристреляны, - если такие машинки есть на материке, то лоримам несладко придется".
   Когда оба стреломета были установлены на "Гароне" Дьярви и Асвёр сияли, будто два начищенных до блеска медных таза. Единственным омрачающим общую картину фактом, являлось ограниченное количество снарядов. На каждом из них красовалась рунная вязь, видимо воспринимаемая конструктом, как пароль. На изготовленные из дерева и выкованные по образцу болты мастерами Хирмальма машина энанов никак не реагировала, еще раз доказывая ум и деловую хватку коротышек. Рунные болты рано или поздно кончились или сломались бы, несмотря на их высокое качество, и лоримы обязательно обратились бы снова к подгорным кланам за новыми снарядами... Но это было еще не все...
   Однажды внимательно рассматривая все четыре машины истинным зрением, Ксандр заметил одну особенность. Каждая машина рядом с руной-смерчем имела выемки одинакового размера, и что самое интересное, от этих выемок, представляющих из себя в истинном зрении пустое темное пятно, так же как и от руны Ветра тянулись дублирующие энергоканалы. После беседы с Ваянаром и несколькими самыми толковыми друидами, они пришли к выводу, что это ничто, иное, как гнездо для накопителя энергии. А это значило только одно - машины имели альтернативный источник питания. Ох уж эти энаны! Получается, конструкты могли работать без остановки, знай себе меняй накопители! Обыскав по новой весь склад, где хранились подарки энанов, Ксандр к своему и всеобщему разочарованию так и не обнаружил ничего, чтобы отдаленно напоминало эти важные артефакты...
   - Вот зараза! - восклицал он, сидя у себя на кровати в компании друида, Олава, Альди и Анаи, - Как бы было хорошо! А!
   - А чего ты ожидал? - успокаивая парня, говорил Ваянар. - Ты думал, энаны просто так оставят ценнейшие артефакты? Мы уже убедились - эти существа отличаются умом и сообразительностью. Разве ты не поступил бы также на их месте?
   Саша грустно улыбнулся, на слова друида, вспомнив знаменитую птицу, которая тоже отличалась умом и сообразительностью. "Эх... Интересно, - вдруг подумалось ему, - как там Вовчик и пацаны из интерната? Я бы сейчас с удовольствием пересмотрел мультик про Алису... А потом зарылся бы в постель с интересной книжечкой и не вылазил бы оттуда недельку. Эх... Видели бы меня ребята сейчас...". А вслух произнес:
   - Конечно, я бы на их месте сделал то же самое. Значит, мы поступим по-другому.
   - Ты что-то задумал? - заинтересованно спросил Олав.
   - Есть у меня некоторые соображения, - ответил принц, доставая из-под стола куски плотной ткани, исписанные черными угольками. Их было достаточно много. - Та-а-к... - протянул он, роясь в ворохе своей писанины, - Где же они...? Ах! Вот! - принц победно достал один из квадратных кусочков ткани с нарисованным на нем каким-то замысловатым чертежом.
   Немой вопрос в глазах всех присутствующих заставил парня незамедлительно продолжить:
   - Это мои, так сказать наброски, одного земного стрелкового оружия. Оно называется арбалет. Так как я очень далек от механики и всего что с ней связанно мне понадобилось некоторое время для соединения всех моих воспоминаний и общих представлений о том, каким должен быть механизм этого оружия. На этой бума... хм...ткани я попытался изобразить то, что видел когда-то там в том мире. Забегая немного вперед, хочу сказать, что эти чертежи уже видели мастера и скоро будет первый результат...
   - Но, что это за оружие? - вопрос Альди, поддержали все присутствующие дружными кивками.
   - Видели стреломет на "чужаке"? Так вот арбалет - это тот же стреломет, только намного меньше, держать который сможет даже подросток или женщина.
   - Если этот ручной стреломет, также медленно заряжается, то какой от него толк? - задал вопрос Альди. - Не лучше ли луки? Зачем нам тратить драгоценное время мастеров, на создание этих ар...хм...
   - Арбалетов, - подсказал Ксандр и тут же возразил, - все просто. Лоримов согласно последнему исчислению осталось очень мало. Катастрофически мало. По настоящему опытных воинов у нас почти не осталось. Сколько их? Сотни три не больше. Да я знаю, что вместе с активно тренируемым ополчением и молодняком у нас получится сотен семь воинов. И все. Остальные это старики, женщины и детвора. Кто из них умеет обращаться с луком? Единицы. Научить?...Хм... Вы сами знаете, что это невозможно. Нет. Нам это не подходит. А вот арбалет - другое дело! При желании научить пользоваться арбалетом, можно даже тарка. Не говоря уже о женщинах и подростках. Обучение пройдет достаточно быстро. Правда, изготовление хорошего арбалета, особенно его спускового механизма, довольно таки кропотливое занятие, но результат стоит затрат. Представьте себе оружие с высокой пробивной силой и дальностью стрельбы, из которого целишься, не задумываясь об удержании тетивы в натяженном состоянии. Если дать женщине такое оружие, обращаться с которым она научится очень быстро, скольких подготовленных воинов со стены своего города она сможет положить, пусть даже и заряжая очень медленно?
   Все молчали. А что говорить? Состояние дел в Хирмальме вынуждало искать новые ходы решения проблем. Чем в принципе и был занят все это время Ксандр, и пока все что предлагал он - получалось.
   Дав время на обдумывание его слов, принц, доставая следующий кусок ткани, продолжил:
   - Более того, изучив стреломет с "чужака", а вернее то, что от него осталось, мы с мастерами пришли к выводу, что сможем сделать похожие машины. Он, конечно, порядочно сгнил, но самая главная деталь - спусковой механизм - нормально сохранился. Скажу больше: наши стрелометы или, как еще они назывались на Земле, катапульты, получатся намного мощнее и совершеннее. А вот это, - парень достал еще один чертеж, - примерные наброски другой машины, которую использовали в древности на Земле. Это баллиста. Конечно, эти орудия, не идут ни в какое сравнение с броками и стрелометами энанов, но римляне, про которых я уже вам рассказывал, в свое время завоевали с этими машинами полмира. Так что у нас очень много работы...
   Рассказывая о своих планах и о том, что уже делается, Ксандр видел, как на лицах людей расцветают улыбки, а в глазах светится огонек радости и надежды. Честно говоря, после последнего Сейма парень частенько ловил на себе мрачные взгляды, да и с фрольдами нехорошо вышло. Принц много раз уже думал над тем, что нельзя было так разговаривать с людьми, готовыми пойти за ним куда угодно. "Нужно обязательно поговорить с охотниками, - думал Саша, - нельзя оставлять все как есть. Да и контролировать себя пора, а то ведь люди смотрят". Дав себе слово, что "как только, так сразу", парень немного успокоился.
   После еще долгого обсуждения деталей, люди, по сути, управляющие сейчас городом, разошлись. В его комнате осталась только Аная.
   - Что тревожит тебя? - спросила девушка, пристально глядя ему в глаза.
   Саша немного замялся с ответом, но потом, решив, для себя что-то, произнес:
   - Понимаешь... Может быть мои слова покажутся не совсем подходящими "герою", "королю" или "великому воину пришедшему из пророчества"... Но раз уж ты спросила... Иногда, когда мы сидим и обсуждаем что-либо, у меня складывается такое впечатление, будто не со мной это все происходит, а с другим человеком. Порой в беседах проскальзывают фразы или жесты, виденные мной в том, в другом мире, где я вырос. А там я видел кровь, например, ну максимум из разбитых носов, подравшихся мальчишек. Понимаешь? Да и то, до крови доходило очень редко, несмотря на то место, в котором я воспитывался. На Дорне же, я с первых дней попал в водоворот кровавых боев. Более того, вся моя жизнь здесь, и в настоящем времени, да и в будущем - это сплошная схватка... Бывают мгновения, когда мне очень хочется вернуться к той спокойной тихой жизни, где нет тарков, безликих, и ледяных у-дур... Когда Альдор рассказывал мне об Эзэльморде, я воспринимал его слова, как обычную сказку, далекую и страшную. Только после боя с Безликим, почувствовав его силу, я, наконец, понял об угрозе таящейся там за морем...
   Он замолчал. Его взгляд был устремлен на заходящее солнце, щедро раздающее свой оранжево-багряный свет всему живому. Этот свет затопил полностью комнату и сидящих в ней обнявшихся молодых людей...
   - Ты боишься? - почти шепотом спросила она, плотно прижавшись к его плечу, заворожено наблюдая за развернувшимся действом, уходящего на покой небесного светила...
   - Да..., - так же шепотом ответил он, нежно обнимая ее за плечи и вдыхая цветочный запах ее волос, - я боюсь,... что могут погибнуть люди, которые очень дороги мне...
  
  
   Глава 6.
  
   День отплытия радовал людей теплой солнечной погодой. Море будто устав штурмовать неприступный скалистый берег, наконец, после нескольких месяцев успокоилось. Свежий легкий ветерок приносил приятный солоноватый запах водорослей и морской воды.
   На "Гароне", спущенной на воду и весело покачивающейся на небольших волнах, кипела работа. Моряки грузили мешки и свертки с едой и одеждой, катили деревянные бочки с пресной водой, тащили связки костяных гарпунов и стрел. Среди работающих, переругивающихся, весело поющих лоримов, сновали туда-сюда гибкие белые тела волков. Тонко чувствуя предпоходное настроение людей, ра-ханы, по-собачьи виляя хвостами и высунув розовые слюнявые языки тихо поскуливая, пытались заигрывать то с одним, то с другим сгорбленным под тяжестью ноши воином. При этом часто нарываясь на тирады отборной брани носильщиков, сбитых невзначай их мощными белыми телами. Волки, снуя по деревянной пристани, цокая большими когтями широких сильных лап, периодически подбегали к стоявшему на набережной и наблюдавшему за веселой работой моряков, Ксандру. Иногда запрыгивая им на спины, здесь же ошивалась местная ребятня, проявляя не меньший интерес и нетерпение, чем звери.
   Принц смотрел на одомашненных ра-ханов, позволявших детворе делать с ними все что угодно и вспоминал первый день молодых у-дур в Хирмальме...
   Сказать, что вид приближающихся Ксандра и воинов в сопровождении двух волков из ледяного леса, поверг в шок дозорных на стене, а потом и все население города - это значит, ничего не сказать. Особенно были шокированы друиды, мигом распознав, кто перед ними. Более того, Ксандра и фрольдов сперва просто не пустили. Кто-то из друидов, дежуривших на стене, выдвинул теорию, мол, у-дур овладели разумом воинов и теперь пытаются пробраться в город. Как ни странно, Ксандр был доволен бдительностью дозорных. Вспоминая тварь, принявшую облик его одноклассницы, принц только порадовался подозрительности друидов и воинов. Спустя полчаса на стене появился Ваянар, Аная, Олав, Альди и Дьярви. Их вытянутые лица и большие глаза, были хорошо видны Сане снизу.
   - Белый! Это ты? - голос старого друида дрожал от волнения.
   - Я это... я. Можете впускать нас. Ра-ханы никого не тронут, - произнес твердым голосом Ксандр, и чтобы придать уверенности людям обратился вслух к волкам, сопровождая свои слова мыслеречью:
   - Я хочу, чтобы вы легли.
   Ра-ханы, как послушные домашние псы, мгновенно выполнили команду своего Вожака. Чем повергли в еще больший шок стоявших на стене людей. Легендарный ужас мертвого леса, которым взрослые даже боялись пугать непослушных детей, вот так просто исполняли повеления Белого воина. Фрольды откровенно наслаждались эффектом их появления, произведенным на людей, явно забыв, как сами еще несколько часов назад, играли роль соляных столбов.
   Малые ворота города медленно приоткрылись, впуская странную компанию. Город встретил их гробовым молчанием. Народ, не веря своим глазам, таращился на новое чудо сотворенное Ксандром...
   Первые дни люди относились к новым соседям с опаской, да и принц постоянно контролировал зверей, благо, чувствуя состояние своего Вожака, волки вели себя прекрасно, стараясь не отходить от не него ни на шаг.
   Мяса у-дур съедали столько, что хватило бы прокормить небольшую деревеньку, вместе с собаками, кошками и беспризорными воробьями. Единственным человеком, который радовался аппетиту зверей, была, как ни странно вечно ворчащая Нарима. Белые слюнявые прожоры, мгновенно оценив ситуацию, а также статус постоянно пахнущей едой самки, кормящей Вожака, чуть ли не на задние лапы становились перед ней. Саня догадывался, что его секретарь преследует свои меркантильные интересы. Еще бы! Ра-ханы перед ней на задних лапках бегают!...
   Принц, за это время неоднократно пожалел о проявленной инициативе, и, с каждым днем все больше и больше задумывался над вопросом "что делать?". Проблема разрешилась сама собой, после того, как фрольды принесли весть о появлении достаточно большой стаи тарков на расстояние трех дней пути от города. Среди них было несколько шайтов, что уже само по себе говорило об опасности и достаточной организованности тварей.
   Город готовился к встрече врага. Друиды и обслуживающие команды вертелись около броков. Воины и стрелки на стенах неторопливо занимались обустройством своих боевых позиций. По словам леших, город легко отобьет нападение - опыта воинам не занимать.
   Но проблема заключалась в другом. Люди не могут вечно сидеть в городе. Многие захотят вернуться в свои поселения, продолжать сеять хлеб, ловить рыбу, добывать масло, охотиться. Появление бродячих стай тарков в окрестностях очень затрудняли осуществить это. На совете неоднократно обсуждалась эта проблема. Ксандр предлагал создать "отряды зачистки", которые бы занимались вытеснением тарков с территорий лоримов. Конечно, невозможно было охватить все земли, ранее принадлежащие людям, но с чего-то же надо было начинать? Решение по этому вопросу постоянно откладывалось, до последнего появления особо крупной стаи тварей.
   Было решено собрать отряд, в который войдут фрольды и бойцы Альди. Всего набралось двадцать пять легковооруженных воинов-стрелков, в задачу которых входило: избегая прямые столкновения, доставить максимум неприятностей противнику. Как самый опытный командир, воинов возглавил Альди Уром.
   После выхода за городские стены Ксандр, решивший поучаствовать в экспедиции, обратился к ра-ханам следующим за ним по пятам:
   - Большая охота на врага, - мыслеобраз скалящихся тарков. - Там, - он указал на север.
   - Мы знаем, - последовал короткий ответ.
   Стараясь не показывать своего удивления - все-таки Вожак как-никак, парень задумался... а что если...
   - Хочу, чтобы вы пошли вперед. Я разрешаю, вам напасть первыми!
   - Правда!!! - сколько нетерпения и восторга в лиловых глазах. - Ты отдаешь нам твою добычу?
   - Да, - особо не задумываясь, ответил принц.
   Ра-ханы, как будто этого и ждали. Будто белые торпеды, пущенные в цель, звери сорвались с места, оглашая окрестности своим леденящим кровь воем.
   - Куда это они? - Альди был тут как тут.
   Ксандр неопределенно пожав плечами, ответил:
   -Я им отдал нашу добычу.
  
   ***
   После короткого обсуждения, было решено двигаться по волчьему следу, а не по тропе проводников-фрольдов. Люди даже и не сомневались в том, что у-дур не ошибутся в поисках тарков.
   По следам было хорошо видно, с какой скоростью передвигались звери по лесу, иногда останавливаясь, дабы пометить уже свою территорию. Там где прошли у-дур, лес словно вымер. Его обитатели от мала до велика, старались избежать встречи с грозными хищниками - хозяевами этого острова. Казалось, даже птицы перестали петь, настолько страшны были охотящиеся ра-ханы. Ксандр идя вместе с воинами, по пути "проложенному" волками ощущал себя в некоем вакууме. Будто не жил здесь ранее ни один зверь. Только шелест листьев на верхушках деревьев, говорил о реальности происходящего. Дабы проверить, что происходит, парень перешел на истинное зрение. "Мама моя дорогая!" - чуть было не вырвалось у Сани, после созерцания необычного и даже пугающего зрелища.
   Лиловые жгуты силы, "свисавшие" с неба, будто гигантские лианы, в том месте, где проходили волки, были беспорядочно перекручены, а в некоторых местах, особо тонкие силовые нити зияли разрывами, которые уже спешно срастались. Только сейчас Ксандр стал постепенно понимать, кого приютил в своем домике. Молодые у-дур, словно большие раскаленные ножи, как сквозь масло проходили силовые барьеры. Саша поставил себе на заметку, попросить Ваянара посмотреть за его передвижениями в боевом режиме. "Видимо у-дур тоже умеют черпать силу и ускоряться, - думал он. - И что немаловажно, все наблюдения необходимо задокументировать. Хватит сидеть в каменном веке. Пора переходить в новую эпоху, организовать школу - учить детей грамоте, а там глядишь и до университета рукой подать!"
   Постепенно след стал уходить на запад, парню только оставалось поражаться чутью его новых "питомцев". "Это ж, какие расстояния! - поражался он, идя след в след, за одним из охотников, - Помнится в одной передаче "В мире животных", кажется, рассказывалось, что волк слышит вой другого волка на расстоянии примерно в шестнадцать километров. Хм... Судя по тому, как уверенно двигаются мои "собачки" (неуверенные так бы быстро не бежали), все рассказы про волков похожи на правду. Кстати, а как их назвать? Интересно, есть ли у них уже имена... Хм...".
   - "Стой", - жестом скомандовал шедший впереди Сова, лучше всех читающий лесные следы.
   Его команда тут же была передана по цепочке. Отряд остановился. Воины на всякий случай готовили оружие и занимали удобные позиции среди деревьев.
   -Что видишь? - тихо спросил Альди у наклонившегося над следами Хальви.
   -Здесь... и здесь, - показал тот пальцем на землю, где было видно, как следы волков перемешались с несколькими отпечатками больших босых ступней, в которых без труда узнавалась корявая поступь тарков.
   - Это не они, - сообщил Сова, вставая и отряхивая с правого колена приставшие травинки и прошлогодние листья. - Этих всего пятеро. Все взрослые. Ищут чем поживиться.
   - Может у-дур взяли не тот след? - Альди с сомнением посмотрел на Ксандра, стоявшего рядом.
   Принц в ответ только неопределенно пожал плечами и предложил:
   - Пошли дальше по следу, тарки не могли далеко уйти от ра-ханов. Там и посмотрим.
   - Добро, - согласился Альди и отпальцевал десятникам "подъем", а, уже обращаясь к Ксандру, добавил, поглядывая на небо:
   - Скоро стемнеет, тут рядом есть неплохое место для стоянки.
   Парень, кивнув в ответ и поправив амуницию, нырнул следом за Совой, уже скрывшимся в листве.
  
   Тела тарков, охотники нашли спустя примерно пятнадцать минут легкого бега, среди беспорядочно растущих кустов и деревьев, некоторые листья которых были обильно орошены уже изрядно подсохшей кровью. Рои мух кружились над нежданно подвернувшейся добычей, похоже, это единственные существа, которым было наплевать на метки ра-ханов, которые те щедро "расставляли" на пути своего следования.
   Бой или правильней сказать бойня произошла примерно пятью часами ранее. Было видно, как тарки пытались спастись бегством, и как самец ра-хан, почти не снижая скорости, на ходу, убивал, тех, кто еще недавно искали, чем поживиться. Волчица немного отставала, добивая, еще живых.
   Следы говорили, что волки продолжили движение, все больше забирая на запад.
   Тщательно осмотрев тела тарков и место бойни, люди продолжили путь, и уже после примерно часового перехода Альди скомандовал отдых. Место схватки, остро пахнущее кровью, осталось позади, и командир справедливо рассудив, что хищники со всей округи будут заняты другим делом, благо ра-ханы постарались, разрешил оставить меньше часовых. Да и место подходящее нашлось, "меченое" волками. Вряд ли, зверье сунется на страшные запахи...
  
   Ночь прошла спокойно, лагерь, как и предполагалось никто, и ничто не побеспокоило. Быстро позавтракав и затушив костер отряд, снова вытянувшись в цепь, двинулся по следу волков...
  
   Громкое рычание, перемешанное с истошными визгами боли, воины услышали уже во второй половине дня своего пути. Из-за пышно цветущих кустарников и деревьев, разобрать, что творится, там впереди не являлось возможным. Ориентируясь на режущие слух звуки чьего-то боя, воины, с натянутыми луками и наложенными на тетиву стрелами, разбившись на пятерки, растянувшись полукругом, двинулись на шум.
   Многоголосое рычание, треск ломаемых ветвей кустарника, громкое поскуливание с каждым шагом становилось все громче и громче. Ксандр отчетливо чувствовал очень знакомые резкие всплески силы. Волки живы! Более того чувствовались их нетерпение и охотничий азарт. Перейдя на истинное зрение, он попытался заглянуть за сплошную зеленую стену деревьев и кустов. Ничего не вышло - еще слишком далеко. Ясно только одно волки метались по кругу, пытаясь, кого-то достать. Парень, не зная насколько опасно их дальнейшее продвижение, подал знак Альди, который незамедлительно скомандовал остановку.
   -Что ты чувствуешь? - спросил тот у вошедшего в транс принца.
   -Впереди бой, - отрывисто заговорил Саша, - Ра-ханы живы, кому-то не дают уйти. Но я не вижу, только чувствую их настроение... нужно подойти поближе. Это сделаю я и еще двое бойцов.
   - "Сова", "Гром" - сотник жестами подозвал бойцов.
   Те, сорвавшись с места, быстро последовали за ушедшим вперед Ксандром...
   Чем ближе, тем отчетливей чувствовалось раздражение и нетерпение волков и страх и обреченность тех, кому они не давали уйти. Характерный "металлический" запах крови ударил по ноздрям когда до места разыгравшейся бойни оставалось несколько шагов...
   Сова и похожий на дикого вепря охотник по имени Гром Серый бесшумными тенями следовали за принцем. Несмотря на свою комплекцию Серый, будто хищная ласка гибко двигался сквозь переплетения ветвей и "перетекал" между заросшими зеленым мхом прогнившими валежинами. Ни одна веточка не хрустнула под его ногами. Ксандр чувствуя безмолвное движение у себя за спиной, поражался охотничьим навыкам этих воинов. Лес - это их жизнь. Они родились тут, и выросли. Парень откровенно восхищался этими воинами, больше похожими сейчас на хищных зверей, чем на людей...
   В просвете между стволами деревьев показался огромный корень, поросший желтовато-зеленым мхом. Ствол самого дерева, лес давно уже поглотил, оставив на обозрение полусгнившую и мохнатую громадину, чем-то напоминающую какое-то древнее загадочное существо, замершее или заснувшее здесь много веков назад.
   Ксандр, а за ним и воины, осторожно ступая по заросшим лапам-корням, боясь провалиться в особенно прогнивших местах, приблизились, а затем опустились на мягкий моховой ковер. "Слившись" с корнем-великаном, парень, лежа на влажном вековом настиле, аккуратно выглянул из-за ветвистых, пахнущих сыростью, отростков сгнивших черных корней...
   Сразу за временным укрытием охотников, на небольшой прогалине глазам парня предстала картина, шум издаваемый участниками которой разносился, казалось, по всему лесу...
   ... Вся небольшая поляна была усеяна грязно-серыми телами тарков. В живых осталось только четверо. Самых мелких, видимо это были шайты. Они стояли, прижавшись друг к другу спинами и молча скалились на круживших вокруг них двух волков. О! Это уже были не те две послушные "собачки", приведенные им в город! Нет! Сейчас наматывая круги, словно две огромные акулы вокруг упавшей жертвы в воду, перед Сашей предстали два монстра, при виде которых по спине пробегали мурашки. Шерсть ра-ханов сменила свой окрас с чисто белого на грязно-бурый от крови... С длинных, похожих на изогнутые кинжалы верхних клыков у-дур капала кровавая слюна, а при каждом вздохе мощных легких из их пастей вырывалось грозное рычание, холодящее кровь....
  
   Парень поморщился от запахов крови, вырванных внутренностей и экскрементов, резко ударивших ему в нос. Вид разорванных окровавленных тел, заставил принца закрыть глаза и глубоко вдохнуть воздуха в легкие, дабы перебить рвотный рефлекс, сдавивший его горло. Сделав еще несколько глубоких вздохов и открыв глаза, Саша перешел на истинное зрение, здраво предполагая, что противная кровавая картинка сменится на другую, более "удобоваримую".
   Что же, примерно что-то в этом роде и предполагал увидеть принц... Молодые у-дур, в истинном зрении были похожи на два светло-лиловых сгустка, собирающих, еще не исчезнувшую силу убитых ими жертв. С каждой новой порцией энергии лиловые тела волков светились все сильнее и сильнее, и, казалось, их размер увеличивался без остановки... Тела шайтов, жить которым осталось недолго, видом своим походили на темно-серые коконы, так же примерно выглядела энергоструктура Безликого. "Наверняка, паршивец, хм... вернее паршивка, без тебя не обошлось! - пронеслось в голове у парня. - Что же ты сделала с этими тарками?".
   Тем временем собравшие всю разлившуюся энергию у-дур, стали сужать свои круги, готовясь к последнему прыжку. Тарки обреченно скалясь, дрожали, то ли боясь, то ли уже не в силах пошевелиться...
   Ксандр решив не испытывать судьбу, (кто знает, как отнесутся разгоряченные демоны к появлению отряда?), стараясь не привлекать к себе внимание сполз вниз, где его терпеливо ждали Сова и Гром. "Видать ребята, тоже почувствовали лапы смерти рядом, вон какие огромные глаза сделали", - избавляясь от оцепенения после кровавого зрелища, подумал принц.
   Жестами, указав туда, откуда они только что пришли, Ксандр замыкая их маленький отряд, двинулся в обратный путь...
  
   ...- Здесь нам больше делать нечего, - обратился Ксандр к Альди, когда они соединились с основным отрядом. - Более того, чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше.
   - А тарки? - задал тот логичный вопрос.
   Парень, невольно обернувшись назад, вспомнил, оставшихся в живых, шайтов, и произнес:
   - Тарков больше нет.
   Ничего более не спрашивая, сотник скомандовал отход. Воины, выполняя приказ командира, покидали свои временные укрытия и бесшумно растворялись среди листвы.
   Несомненно, те, кто пошли в этот поход, являлись самыми опытными и искусными охотниками и воинами, но даже на их лицах читалось облегчение - слишком много пугающего и непонятного произошло за эти сутки. Люди шли домой, не потеряв ни одного товарища - это самое главное.
   Ксандр на мгновение остановился. Проводив взглядом последнего ушедшего бойца, он обернулся в сторону, где охотились у-дур. Странное чувство охватило его. Захотелось показать им, что он был рядом. То, что сейчас делали люди, было похоже на побег, и у-дур это поймут. Вожак - не может быть слабым, напротив, по законам леса, он должен предъявить права на добычу. Но он уходит... Какой же он после этого вожак? Показать сейчас свою слабость, значит нажить претендента на главенство.
   "Помнится, волки говорили что-то о Матери... - подумал он. - Интересно, как бы Нерки повела себя в этой ситуации? Вряд ли она бросалась бы на своих детей из-за добычи, а вот Вожак просто обязан это сделать...Хм... Но я же сам отдал добычу... Значит... Я вроде испытания им дал... Мол, берите, но я за вами все равно пригляжу... Справились на "отлично" - значит нужно похвалить "деток". Хм... А что? Можно попробовать... Они ведь действительно еще детки, только огромные... Хех... Молодые, неопытные. Рано оставшиеся без матери. В стае пожившие всего ничего - законов еще не знают. Действуют инстинктивно. Со взрослым наверняка уже и не пройдет такой фокус, а вот с молодняком... Хм... Правда, у-дур - не простые звери... Очень умные... Что же время не ждет! Пора! Была не была... А там будь, что будет!".
   Он, как в прошлый раз, впустил в себя поток силы. Собрав в этот раз побольше энергии, (кто знает, дойдет ли его послание до адресата?), резко выбросил получившийся сгусток в направлении волков, добавляя свои эмоции. Он хвалил их, словно маленьких детишек, за хорошо выполненное задание. Добавлял мощные силовые мыслеобразы белых волчат, прижавших уши и радостно виляющих маленькими хвостиками...
   На всякий случай, повторив еще раз "процедуру" только с еще большим "выбросом" силы, парень, развернувшись, двинулся следом за уходившим отрядом...
  
   ...Стоя сейчас на пристани и наблюдая за погрузкой корабля, Ксандр все больше и больше убеждался в правильности своих действий в тот день в отношении у-дур...
   Вечером, когда отряд расположился на ночлег, на небольшой поляне, походный ужин уже был съеден и почти все воины спали, принц почувствовал несмелый зов из глубины ночного леса:
   - Мы здесь...
   Оторвав взгляд от веселых бликов пламени, Саша, переходя на истинное зрение, посмотрел в сторону темных зарослей. Ра-ханы были рядом. В энергоструктуре их тел, он не увидел агрессии или волнения, лишь легкие силовые волны выдавали их нетерпение перед очередной ночной охотой. Это были все те же волки, которых он встретил впервые на той поляне.
   Собрав мощный сгусток силы, принц, выплескивая его в сторону у-дур, мысленно произнес:
   - Я доволен вами...
   Ответом ему была волна удовольствия...
   - Вожак, - обратилась к нему волчица, - мы понимаем, что ты, как и наша мать, когда-то, отдал свою добычу нам, чтобы мы учились...
   - Вы остались недовольны? - перебил он ее, сопровождая резким всплеском силы и чуточкой раздражения.
   - Нет! Нет! - парень ощутил их легкий испуг, ему даже показалось, что он видит, как их шерсть на загривках встала дыбом.
   - Тогда чего вы хотите? - силовой всплеск... непонимание...
   - Мы хотим, чтобы ты сам повел нас на охоту, - мыслеобраз бегущего волка по снежной пустыне во главе большой стаи.
   Мгновение подумав, Ксандр ответил:
   - Скоро мы выйдем на охоту. Это будет большая охота. Я хотел идти один, но вижу, что вы готовы. Вы пойдете со мной. Там будет много Силы. Очень много.
   Сколько счастья и щенячьего ликования! У Ксандра даже сердце учащенней забилось, от потока эмоций выплеснутого на него у-дур...
   Стараясь не показывать своих чувств, он произнес:
   - Мы уйдем за большую соленую воду, там тоже моя земля... Много земли... Мы уйдем туда после того, как вода успокоится, а пока я разрешаю вам здесь охотиться на врагов, - мыслеобраз тарков, - будете приходить в стаю и рассказывать мне все...
   Так Хирмальм обзавелся своей собственной разведкой и карательным отрядом в "одном комплекте", как любил повторять Саша. За месяц у-дур, быстро навели порядок в окрестностях города и на территории в несколько суток пути. По их "рассказам" принц понял, что тарки еще долго не появятся на "землях их охоты". "Оно и понятно, - размышлял он, - кто из хищников Ледяного леса сунется теперь на территорию помеченную у-дур?". Также благодаря ра-ханам было обнаружено несколько поселений лоримов, выживших после нашествия орды. Куда незамедлительно отправились отряды разведчиков для выяснения ситуации.
   К безмерной радости Ксандра волки постепенно становились частью человеческого сообщества. Миф об "ужасе Мертвого леса" день за днем таял, словно ледяной осколок на весеннем солнышке. Огромным вкладом в потепление отношений, несомненно, являлось обнаружение ра-ханами человеческих поселений, жители которых очень удивлялись появлению разведотрядов в компании грозных хищников.
   Если первое время часовые на воротах впускали у-дур в город только после разрешения Ксандра, то со временем надобность его участия в этом процессе отпала. Люди и волки сами разобрались, как им быть...
  
   От мыслей парня отвлек голос Олава:
   - Пора...
   Принц рассеянно обернулся к другу и ответил кивком.
   Погрузка на "Гарону" была закончена, команда уже находилась на борту. Дьярви Черный Топор, стоя в носовой части судна, деловито приглядывал за работой команды, иногда отдавая короткие приказы...
   На пристани по древнему морскому обычаю лоримов остались только мужчины, именно они провожали всегда воинов в поход. "Негоже, - объяснял Ваянар юноше, - воинам, уходящим в бой, видеть бабские слезы. Есть время вдосталь насмотреться на них вечером и ночью, но на утро похода - негоже. Воинов должны провожать деды, отцы, братья и боевые товарищи. А вот встречать - это дело женское, милое сердцу каждого воя".
   На мгновение шум на пристани затих. Старый друид, подняв руки, молил Творца о благословении похода и благополучном возвращении всех воинов. Во время молитвы старца Саша вспоминал прощание с Анаей, ее слезы, ее прекрасные глаза, свои обещания вернуться живым здоровым. Сердце защемило. Он снова уходил, оставляя близких ему людей. На душе было тяжело. Может и правы лоримы не пуская женщин прощаться на пристань? Опять слезы и причитания...
   Мужчины же наоборот улыбались и шутили, будто и не уходит никто в опасное четырехнедельное плавание. Под веселые мужские шутки, легче расставаться с родным берегом...
   Ваянар закончил молитву. Час прощания настал. Мужчины, стоявшие на пристани, поднимали руки, желая удачи и доброго моря. Команда отвечала тем же, прося позаботиться о семьях в их отсутствие.
   Ваянар, несмотря на свой преклонный возраст, крепко обнял подошедшего прощаться с ним Ксандра.
   - Ты должен вернуться! - произнес старик. - И ты вернешься!
   На его обветренном лице, испещренном глубокими морщинами, играла улыбка уверенности в своих словах.
   Потом подошла очередь прощаться с Олавом, Альди, Хальви и фрольдами, у которых он попросил прощения за ту выходку в лесу. Унай с ребятами тоже были здесь. Саша обнял всех по очереди и, развернувшись, последним поднялся на борт "Гароны".
   - Возвращайся! - еще раз повторил старец, и принцу показалось, будто в уголках его мудрых и добрых глаз блеснули слезы.
   - Куда я денусь! - улыбаясь, крикнул Ксандр.
   ...С каждым дружным гребком сидящих на веслах воинов, пристань удалялась все дальше и дальше... Тысячи глаз, оставшихся на берегу людей, провожали корабль весело несущийся по волнам Холодного моря... Сотни губ просили Творца благословить этот нелегкий и опасный поход...
  
  
   Глава 7.
  
   Море радовало своим спокойным и отчасти ласковым нравом. У Ксандра, после восьми суток плавания сложилось впечатление, будто и вправду кто-то вышний помогает им. Хотя... Кто знает, какая она - общая молитва многих людей? Может быть, услышал Творец лоримов? И внял просьбе сохранить их воинов в тяжелом путешествии по грозному Хладному морю? Голубые прозрачные волны, которого, казалось, бережно баюкали, корабль, словно спящего малыша.
   За весла почти не брались, попутный ветер нес "Гарону" вперед весело раздувая большой парус. Брызги, летящие с многочисленных пенных гребней, приятно освежали лицо принца, любившего иногда постоять на носу барркана. Кожа полураздетых моряков, на припекающем солнышке, обдуваемая свежим морским бризом, за эту неделю уже по нескольку раз облезла, а без того светлые, постоянно мокрые от соленой воды, волосы, выгорели еще больше.
   Не прошло даже двух часов с момента отплытия, как у Ксандра, не привыкшего к морю, началось легкое головокружение, а затем и тошнота. Тренировочные выходы в море, что они делали на "Гароне" в моменты хорошей погоды, дабы принц и волки постепенно свыкались с кораблем и качкой, значительно ускорили процесс привыкания. Но "освоится с морем, можно только живя им", так, по крайней мере, сказал Дьярви, а парень в этом вопросе полностью доверял бывалому мореходу.
   Что касается ра-ханов, то те качки будто и не замечали. Естественно в первые разы звери нервничали стоя на палубе прижав хвосты и глядя на удаляющийся берег, но постепенно страх прошел. Осталось, правда их вечные нетерпение и непоседливость.
   Их быстрая адаптация к морю очень заинтересовала Саню. Решив поподробней изучить этот вопрос, он сперва пытался мыслеобразами добиться ответа у, откровенно говоря, не совсем понимающих чего от них хотят, волков, но затем, так и не добившись желаемого, стал просто наблюдать за их энергоструктурой. И...О! Эврика! Наконец понял, что происходит. В истинном зрении было хорошо видно, как у-дур открыли свои тела тонкому энергопотоку, который в свою очередь легко справлялся со всеми нежелательными симптомами. Видимо звери это делали неосознанно, так как родились уже с этим. Сила лечила и заживляла.
   Парню осталось только повторить увиденный им процесс. Он вспомнил, как с трудом подавил позыв рвоты, когда нос барркана пошел вверх на особенно крупном гребне. Присев и закрыв глаза, принц привычно открылся для силового потока. Энергия весело потекла в тело воина, принося с собой приятное ощущение свободы от головокружения. Он открыл глаза и улыбнулся, уставившимся на него волкам. Видимо мгновенно почуяли силу Вожака.
   Захотелось глубже вдохнуть свежего морского воздуха, радоваться красоте моря, теплому солнцу и чистому небу. Жизнь словно заново обрела все яркие краски бытия. Посидев еще немного и освоившись с постоянно входящей силой, парню сразу захотелось перекусить чего-нибудь. По хитрым облизывающимся мордам ра-ханов, было видно, что желание Вожака они поняли и полностью его поддерживают...
   Принц думал, что с питанием этих обжор в плавании будут проблемы, но вальдмар узнав о его озабоченности, заявил, что "море прокормит". Явно сомневаясь в верности утверждений капитана "Гароны", Саня заведомо готовил запасы вяленого мяса для своих питомцев. Нужно отдать должное волкам - они ели все и много. Так что переживания парня по поводу того, что ра-ханы будут воротить нос от вяленого мяса полностью исчезли. Достаточно было взглянуть, с каким удовольствием те трескали украденный окорок из закромов Наримы.
   Только выйдя в открытое море и увидев разнообразие его животного мира, молодой человек понял, что голодать никто не будет, хотя еды было запасено вдоволь. "А, что здесь удивительного? - размышлял он, глядя как параллельно их барркану постоянно выныривая, плывет большая стая морских тигров. Огромных животных чем-то напоминающих своими телами земных тюленей. - Здесь нет нефтяных вышек, гигантских рыболовных кораблей, браконьеров. Это море живет своей жизнью и развивается по своим законам. Хм...Действительно море прокормит".
   В тот же день было решено поохотиться. Вальдмару и кормщику не терпелось испытать стрелометы энанов, установленные на их корабле. Специально для этого дела несколько стрел из запаса коротышек были переделаны, не нарушая рунной вязи, в гарпуны. Испытания стрельбы, еще до отплытия, прошли нормально, и теперь сам кормщик, стоя у стреломета, выцеливал будущий ужин для всей команды. Выбрав тигра пожирнее Асвёр, наведя на него ствол, нажал на спусковой механизм машины. Саша ногами почувствовал легкий толчок отдачи во время выстрела. Гарпун, привязанный длинным канатом, аккуратно уложенным в круглую бухту, со свистом рассекая воздух, вонзился в спину зверя. Кормщик знал куда бить. Удар снаряда пришелся точно в позвоночник жертвы. Туша морского тигра сперва неестественно дернулась, поднимая тучу брызг, а затем резко ушла под воду. Несколько воинов обвязав руки полосами мягких шкур, уже стояли рядом с быстро разматывающейся бухтой.
   Когда канат "успокоился" моряки дружно стали тянуть его обратно...
   Мясо морского тигра оказалось очень вкусным и нежным хоть и отдавало не очень приятным запахом. Саша когда-то читал, что ворвань, иными словами жидкий жир, добываемый из сала ластоногих, не очень хорошо пахнет, он даже не подозревал насколько. Тигровое мясо волкам пошло на ура, по их довольному урчанию и иногда бросаемым взглядам на Асвёра, было понятно, что у них появился новый друг...
  
   ...К исходу восьмого дня на горизонте показались очертания первого небольшого острова называемого лоримами Тихим. Согласно карте морских путей, хранившейся в Храме Творца в Хирмальме, и которую сейчас внимательно изучали Дьярви, Ксандр и Асвёр, таких островов на пути их плавания всего было два - Тихий и Змеиный. Судя по описаниям путей, бывших при карте, ничего такого в названиях этих островов не было. Имена, как имена...
   Когда барркан на веслах неспешно вошел в небольшую, но уютную бухту, ветер как по мановению волшебной палочки прекратился. Лишь шум прибоя и эхо хлюпающей о скальный берег воды нарушал покой этого одинокого клочка суши.
   Пологий берег бухты был очень удобен для высадки. Когда "Гарона" своим днищем зашелестела по мелкой гальке дикого пляжа, на сушу первыми выскочили ра-ханы, а за ними по длинным веслам стали спускаться воины со щитами за спинами, облаченные в броню и шлемы.
   Волки гибкими прыжками углубились в небольшой лесок из невысоких похожих на ели деревьев - проверить обстановку. Еще с борта корабля они не почувствовали никакой опасности, но по настоянию своего вожака ушли на разведку.
   Пока звери отсутствовали воины разгружали все необходимое для ночлега. Было решено отдохнуть на острове денек и пополнить запасы пресной воды. Судя по описаниям, здесь есть небольшое озерцо, которое и вызвался искать Ксандр.
   Шагать после недельного путешествия на корабле, было очень легко, но немного непривычно. Складывалось такое впечатление будто земля норовит уйти из-под ног. Как же он был рад, наконец, оказаться, пусть всего лишь на день, но на суше!
   Углубившись в лес, принц, следуя природной тропинке, постепенно ведущей вверх, стал подниматься на небольшую возвышенность. Справедливо полагая, что уже оттуда будет легче рассмотреть весь остров. Огибая низкорослые и скрюченные сосенки, юноша ступал по каменистой почве редко поросшей травой и низкими кустами. Тропа вывела на высокий двадцатиметровый утес, откуда восхищенному взору принца открылся великолепный вид на Холодное море перед закатом. Наглядевшись вдоволь на прекрасный морской пейзаж, он стал осматривать остров, лежащий сейчас у его ног. Тот имел форму неправильного овала, площадью, примерно, в два или три километра, а может и больше... Почти вся его поверхность поросла причудливо скрученными сосенками, мхом и редкой травой. Чуть вдали в лучах заходящего солнца, весело искрилась водная гладь небольшого озерца. "Классный остров! - восхищался принц. - Вот стану местным олигархом, уйду на пенсию и сразу же здесь дом построю! И Анае, думаю, тут тоже понравится...". Постояв еще немного на вершине крутого утеса, и увидев все что нужно, он начал спуск...
   В бухте уже давно все расположились. Весело плясал огонь костра, вокруг которого, скрестив ноги, отдыхали бойцы. Ра-ханы тоже были здесь. Они с удовольствием уплетали куски мяса убитого сегодня утром морского тигра. По их спокойному поведению можно было понять, что на острове людям ничего не угрожает.
   - Ну, что? - спросил Дьярви, сидя у костра, и жадно вдыхая приятный запах ужина, готовящегося сейчас на костре.
   - Озеро находится недалеко отсюда. Думаю, уже утром сходим туда, - сообщил результаты разведки Ксандр, усаживаясь, рядом с вальдмаром.
   - А что у-дур?
   - Все спокойно. Кроме птичьих гнездовий да зайцев нам ничего не угрожает...
   Потом стало не до разговоров - ужин был готов...
  
   С островом Саня прощался, будто с последним спокойным местом в его жизни. Может, не зря его назвали Тихим? Просто так ведь имена не дают...
   Утром после подъема собрали все пустые бочки для воды. Некоторые нагрузили на волков, те не особенно и сопротивлялись - Вожак ведь тоже тащит - значит и они должны. И двинулись к озеру. Чем дольше принц здесь находился, тем больше он влюблялся в этот уголок забытой всеми земли.
   Озерцо поразило чистотой и прозрачностью своей воды. Тут и там рыба, всплывая за глотком воздуха, оставляла на гладкой, как зеркало поверхности небольшие круги. Тишь и благодать...
   ... "Обязательно сюда вернусь!" - дал себе обещание Саня, стоя рядом с кормщиком и смотря, как медленно исчезает остров Тихий на горизонте.
  
   Вторая половина плавания прошла также спокойно, как и первая. На четвертый день после того, как "Гарона" покинула остров Тихий, на горизонте возник следующий "по плану" островок, согласно описаниям и карте названный Змеиным. Откровенно говоря, воины недоумевали - с чем было связано данное ему имя. Змей тут не было, кстати, как разной живности, так и пресной воды. Из растительности, Змеиный мог похвастаться только высохшими на морском ветру корявыми деревцами, да серыми колючими кустами.
   "Не остров, а какая-то скала посреди воды", - рассуждал Ксандр, рассматривая оставленный по правому борту островок, на котором они провели менее часа.
   - Если бы не спокойное море, я бы никогда не решился высадиться здесь, - произнес Дьярви, кивая в сторону Змеиного...
  
   ...Оставшиеся три дня плавания прошли не так спокойно, как предыдущие. Нет-нет... Море по-прежнему продолжало "вести себя" тихо, чего не скажешь об его обитателях...
   В середине предпоследнего дня Ксандр увидел во всей своей первозданной красе грозу Холодного моря - гарону. Примерные размеры зверушки, череп которой висел на форштевне барркана, не шел ни в какое сравнение с той громадиной, представшей взору заметно струхнувшего молодого человека. Зверь имел черты нескольких знакомых юноше земных существ. Мощное акулье туловище с четырьмя лапами-ластами заканчивалось длинным плоским хвостом, как у земной мурены. Голова, на продолговатой мощной шее, чем-то отдаленно напоминала крокодилью, челюсти которой были усеяны острыми треугольными зубами...
   Тварь неторопливо сделала несколько заплывов вокруг корабля казавшийся таким маленьким в тот момент и подняв фонтан брызг ушла на глубину. Видимо сброшенная двойная "порция" сушеной травы в воду снова сработала, как надо.
   "Как же тут плавают без нашей травки?" - задал самому себе вопрос Саня, когда волнение от нежданной встречи окончательно улеглось. Сегодня он, как никогда почувствовал себя абсолютно беспомощным. Судя по бледным лицам бойцов и ощетинившимся загривкам у-дур, встреча с гароной на всех произвела неизгладимое впечатление...
  
   ***
  
   - Земля! Земля!
  
  
  
   Взвесы - своеобразные торги сборщиков со старостами селищ о величине налогов.
   Кюнигин - королева.
   Сейм - собрание самых уважаемых лоримов.
   Нории - язык альвов, значительно упрощенная ленгуа эльфов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   73
  
  
  
  

Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"