Осенняя Александра: другие произведения.

Леди Ветер. Укрощая пламя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    "Драконы придуманы средневековыми историями", - так думала я и глубоко ошибалась, повстречав на своём пути одного представителя этой магической расы.

    И, чтобы вы не совершали моих ошибок, совершенно бесплатно делюсь тремя правилами, которые следует запомнить, как молитву:

    Правило первое - если увидите поблизости дракона, прячьтесь, бегите или на худой конец притворитесь мёртвым.

    Правило второе - драконы существа мстительные, не переходите им дорогу!

    Правило третье - ни при каких обстоятельствах не воюйте с драконом, а то ведь ненароком влюбиться можно.

    Меня зовут Диана Дерсон, и я нарушила все три.

    Десятая глава в комментариях ;)


В штате Вашингтон, под покровом туч и за пеленой дождя, есть городок Форкс. Так, стоп, это же не моя история. Начнём сначала. Я с отвращением смотрю на своё отражение в зеркале. Ну, почему у меня такие волосы - они торчат во все стороны! И, почему Кэтрин Кавана угораздило заболеть, а я мучайся! Ой, и это снова не моя история.

М-да, всё-таки не надо было соглашаться на это сомнительного рода дело. Но, знаете, что не сделаешь ради любимой работы! И "50 оттенков серого" прочтёшь, и фильм "сумерки" посмотришь или, что ещё хуже, как-то раз пришлось пересмотреть все эфиры дома 2 за последние несколько лет. Честно, у меня кровоточили глаза! Такого дурдома и, простите, обезьянника я в своей жизни ещё не видела и, надеюсь, не увижу никогда. Но если серьёзно, это был первый и последний раз, клянусь.

Посмотрела на электронные часы. Время ровно 23:00. С тяжёлым вздохом сильно захлопнула крышку серебренного "MacBook". Вспомнила про стоимость данного вида ноутбука, а также то, что он принадлежит издательству и находится в моём временном пользовании. Мне резко поплохело.

Если с ноутбуком что-то случится по моей вине, стоимость урона вычтут из моей, я бы сказала, не такой уж и большой зарплаты. По правде говоря, моя месячная зарплата, как помощницы главного редактора, гораздо меньше стоимости данной модели ноутбука.

Послезавтра журнал, по идее, должен выйти в продажу, а у меня статья под названием "влияние любовных романов на женский разум" ещё не закончена. Главный редактор будет рвать, и метать, ведь я практически единственная, кто до сих пор не закончила свою статью.

Большинство работников из остальных отделов нашего журнала, если не все, уже выполнили свою работу. Кто-то готов к завтрашнему дню, кто-то закончил ещё на прошлой неделе. Нет, всё-таки главный редактор на утреннем собрании меня пришибёт и не заметит. На моей надгробной плите напишут "виновата сама", а редактора оправдают.

Выбора-то у меня особо нет, поэтому придётся сидеть всю ночь и спешно дописывать свою первую в практике статью для женского журнала, носящее очень красивое название "perla", что в переводе с итальянского означает "жемчужина".

Тут надо сказать, что владельцем нашего издания является итальянец, который подарил своей любимой русской жене издательство и назвал его "perla". Имя жены, а по совместительству директора нашего журнала, Маргарита. Это имя с латинского означает "жемчужина". Связь улавливаете? Если нет, то знайте, я старалась.

И тут мне следует рассказать немного о себе и каким боком я оказалась помощницей главного редактора очень известного в России журнала. Но, к слову, компания престижная и как вы уже успели понять из пояснения про владельца, у издательства имеются нехилые такие связи на мировом уровне. А это и оплата труда вполне себе достойная, и некие льготы, предоставляемые работникам издательства.

Такие льготы, как бесплатное проживание в элитном жилищном комплексе, который, естественно, находится на одной улице с издательством и пользование техникой компании. В моём случае ноутбук, а ещё пятидесятипроцентная скидка в некоторых бутиках одежды, владельцы которых платят немалые суммы за рекламу в нашем журнале.

Сама я родилась и выросла в Питере, но в восемнадцать переехала в Москву, поступила в университет на факультет журналистики и как раз доучиваюсь последний год, пишу диплом и параллельно прохожу практику в этом самом издательстве. То, что меня из множества практикантов взяли на оплачиваемую стажировку в известный журнал, ничем иным, как удачей, назвать просто нельзя.

- Могла бы добиться и большего к своим-то годам! - недовольно фыркала мать.

- Вот это тебе повезло! Молодец! - искренне радовались близкие друзья.

- Чтобы тебя машина переехала! - желали недруги и завистники, разузнавшие про мои успехи в карьере. Н-да, доводилось слышать и такое.

Насчёт матери. Мы с ней никогда не были близки. Чисто холодные, родственные отношения, где от меня, как от дочери, требовалось беспрекословное послушание, отличные оценки в школе и невероятные познания в различных областях. Отец умер от опухоли мозга ещё до моего рождения, посему я воспитывалась со всей строгостью.

Наверное, именно с детских времён у меня появилась такая черта характера, как чрезмерная требовательность по отношению к самой себе. Мне это, конечно, очень помогает сейчас, когда я стала взрослой девушкой, поставившей себе цель, сделать карьеру. Однако что-то гложет внутри. Что-то, что говорит мне: "это неправильно, Диана, так не должно было быть". Впрочем, сейчас это не столь важно.

Что и следовало ожидать. Многочасовые посиделки за монитором ноутбука дали о себе знать. Заболели и заслезились глаза, хотелось постоянно зевать и даже затекли некоторые конечности. Необходимо было срочно размяться, выпить кофе с молоком, потому что исключительно крепкий кофе напрочь не перевариваю.

Да, и частое употребление кофе считается вредным и вызывает привыкание. Я старалась не увлекаться кофе, если на то не было необходимой причины. Сейчас нужно отбить сонливость. Если не получу свою минимальную дозу кофеина, не допишу статью и меня вышвырнут вон, как "нерадивую" практикантку.

Поднимаюсь из-за письменного стола и, потянувшись всем телом, отправляюсь на кухню, чтобы приготовить кофе. Пока кофеварка делает своё дело, чуть приоткрываю окно, чтобы, так сказать, проветрить помещение и, вспомнив некоторые упражнения из тренировок по йоге, начинаю выполнять их по памяти.

Прохладный осенний воздух с запахом сырости от дождя, свежести и гниющих листьев немного бодрит, плюс ещё упражнения по йоге и кажется, будто я вновь полна сил и энергии. Сейчас ещё выпью кофе и этого вполне хватит на завершение статьи. Тем более, дописать-то немного осталось, всего несколько электронных страничек.

Сколько себя помню, я, как человек, отличающийся излишней педантичностью, все дела старалась завершать заблаговременно, будь то домашнее задание или какой-либо проект. Но на прошлой неделе умудрилась простудиться и постоянно чувствую слабость. Даже люди, у которых сильный иммунитет, тоже могут заболеть. И я не исключение из правил.

Как только кофе приготовился, закончила с йогой, закрыла окно, потому что квартира уже достаточно проветрилась и, добавив молока, вернулась обратно к письменному столу, чтобы, наконец, дописать свою статью. Первое серьёзное поручение для меня, как для помощницы главного редактора.

Обычно я разбиралась с корреспонденцией, проверяла текст на наличие каких-либо несостыковок или ошибок, отвечала на входящие звонки. Короче говоря, выполняла стандартную работёнку секретарши.

Пока дописывала статью, почему-то вспоминала свой приезд в Москву. На одних амбициях в столице не добиться высот, это известно всем. Покорять московские вершины не собиралась. Знаем мы этих покорительниц! Потом на трассах стоят или ещё чего похуже.

Сколько таких красивых, действительно талантливых девушек приезжают в Москву и ничего, собственно, не добиваются. Либо официантками работают, либо ложатся под тех мужчин, которые готовы платить за "любовь". В итоге большинство уезжают обратно. Чтобы остаться в столице, нужно что-то большее, чем просто амбиции.

Я не ставлю себя в пример, ведь мне просто-напросто повезло. Приехала сюда учиться, жила в общежитии, стипендии едва ли хватало, поэтому, договорившись с ректором, подрабатывала в университетской библиотеке.

Оставшаяся в Питере мать считала, что я всего должна добиться самостоятельно, прямо как она в своё время и по этой причине отказывалась помогать. А я тогда гордая молодая девчонка о помощи и не просила. Наверное, это было моей ошибкой.

Уже потом, когда устроилась в издательство на оплачиваемую стажировку, перестала нуждаться в деньгах, переехала в новую квартиру, покупала одежду отличного качества с пятидесятипроцентной скидкой, и пока мне этого было достаточно. В том, что после стажировки получу рабочее место в издании, я нисколько не сомневалась.

Но нельзя забывать о том, что положение моё всё же шаткое, пока что неустойчивое. Конечно, не умру, если вдруг не окончу университет и меня выгонят с работы, но позорно возвращаться в Питер и увидеть выражение лица матери, мне хотелось меньше всего. Поэтому дописала я статью на полном энтузиазме. Это было чем-то вроде мотивации.

Едва ли голова коснулась подушки, меня сморил глубокий сон. Снилось что-то совершенно нереальное, волшебное, я бы сказала, фантастическое. Белоснежные, как снег крылья за моей спиной, порыв прохладного ветра, что подхватил меня и мы вместе полетели куда-то, куда сами не знали.

Просто летели. Бесцельно. В этот момент меня не волновало ничего в мире: ни статья, ни стажировка, ни учёба на последнем курсе. Чувство непринуждённости, лёгкости и свободы - это единственное, что было важно для меня во сне, остальное оставила для реальности. Она как ледяная вода вскоре окатила меня и с ноющей болью в голове я, наконец, проснулась и тут же осознала страшное - проспала!

Есть такая пословица "поспешишь, людей насмешишь". Если кто-то и смеялся надо мной, то это фортуна, что повернулась ко мне спиной в последнее время. Сначала простудилась, из-за чего написание статьи затянулось и я поздно легла спать. Теперь ещё и проспала на несколько "добрых" часов. Утреннее собрание, где я благополучно должна была сдать статью, наверное, уже закончилось. Телефон, который должен был трезвонить из-за пропущенных звонков главного редактора, почему-то оказался выключенным, хотя я его не отключала и зарядка была полная

Я бы списала это на полтергейст, но мистер Мяо - мой чёрный, как сама ночь кот вёл себя подчёркнуто спокойно, вальяжно и бесшумно расхаживая по квартире, как будто бы проверял каждый тёмный и нетёмный угол на наличие этого самого полтергейста. Если привидения и существуют, во что я, конечно же, не верила, то мистер Мяо с ними разберётся, в этом можете не сомневаться. Мой отважный кот страж этой квартиры.

Собиралась впопыхах. Времени катастрофически не хватало, несмотря на то, что я живу на соседней улице с издательством. Одновременно пью кофе и одеваю одну штанину чёрных классических брюк. Когда с брюками покончено, ставлю кофе на письменный стол и жую бутерброд из чёрного зернового хлеба с индейкой, листиком зелёного салата и оливковым маслом - мой завтрак на сегодня.

Надеваю белую рубашку и умудряюсь порвать несколько пуговиц. Чёрт! Снимаю и швыряю вещь в сторону. Роюсь в гардеробной и выхватываю первое попавшееся офисное платье тёмно-синего оттенка. На мгновение замираю от пришедшей на ум мысли. Почему я сразу не догадалась надеть платье? Ведь это быстрее и смотрится также эффектно, как брючный костюм.

Хмуро мотнув головой, надеваю чёрные высокие сапоги на каблуках и бежевый осенний плащ. Завершающим этапом остаётся причёска. Подхожу к зеркалу и собираю волосы в высокую причёску, закалываю локоны шпильками и слегка фиксирую лаком для поддержки. Мистер Мяо, что ходит за мной следом, будто охраняя, недовольно фыркает, чувствуя в воздухе химический запах лака для волос и стремительно несётся в другую комнату. Туда, где воздух свежий, по его мнению.

Возвращаюсь обратно в комнату, чтобы забрать ноутбук, допить несколько глотков кофе, оставшихся на дне кружки и взять папку со статьей. Когда взгляд натыкается на флешку, мне хочется громко взвыть. Что за день-то сегодня такой! Как-то с самого утра не заладился! Не помню, как заснула, но до этого момента мне почему-то казалось, что я ночью статью распечатала.

Так, не паникуем, Диана! Ну, опоздаешь, с кем не бывает! Вон некоторые мои коллеги вообще умудряются заявиться во второй половине рабочего дня и пару раз начальство такие опоздания проигнорировало. Может, повезёт и мне? В крайнем случае, совру, что переводила бабушку через дорогу. Ну, или что там говорят, когда опаздывают?

Эх, знаю ведь, что не сумею солгать. Черта характера у меня такая. Правильная, ага! Мать всегда порицала ложь, поэтому научила меня говорить правду в лицо, какая бы она не была. Даже если после этой правды кому-то больно, плохо или больно и плохо тебе самой. Но как говорится, характер формируется с детства, поэтому я старалась не врать.

Всё равно опоздала, терять уже нечего. Распечатываю статью и уже собираюсь уходить, наконец-таки, как случайно махнув рукой, опрокидываю кружку с кофе на листы.

- Проклятье! - громко и раздражённо кричу, швыряя кружку в стену.

Ни в чём неповинная кружка, столкнувшись со стеной, разбивается и маленькими осколками падает на пол. Мяо, сидевший всё это время на подоконнике, словно бы укоризненно качает головой и в мыслях проносится: "моя хозяйка бестолочь". Даже если это действительно так, то мой кот прав как никогда! Сама оставила кружку на письменном столе, сама же разбила, потом самой же и убирать по возвращению домой.

Повторно печатаю материал, кладу ноутбук и папку в сумку и крикнув:

- До вечера, Мяо! - выбегаю из квартиры.

Приветственно киваю, когда прохожу мимо консьержки, что сидит на первом этаже и вечно смотрит российские сериалы с криминалом, полицией и незамысловатым сюжетом, где в конце преступление раскрывает не группа следователей, а какая-то собака!

Из маленького чёрного телевизора, называемого мной зомбиящиком, слышатся выстрелы, консьержка ахает и, кажется, даже не замечает моего присутствия. Наверное, это и к лучшему, иначе она начала бы очередной допрос на тему "когда замуж".

"Успеется", - всегда с улыбкой отвечаю я ей. "До 25-ти обязательно надо родить", - пытается наставить меня на "верный" путь консьержка по имени Нина, но я её называю просто тётя Нина. И всегда говорю: "тётя Нина, а что если я не хочу ни детей, ни замуж"?

Женщина ахает и охает, открещивается и махает на меня рукой, мол, с тобой уже всё потеряно, но каждый раз, словно надеясь, что я одумаюсь, она повторяет вновь и вновь: "после 25-ти рожать в первый раз поздно".

Я говорю что-то про технологии, 21 век на дворе и про карьеру, о которой мечтаю, а ещё вспоминаю, с какой горечью делилась мама с подругами, что сожалеет о беременности в свои девятнадцать. Для неё это было как гром среди ясного неба. Неожиданно и означало разрушение всех её планов, целей и надежд.

Наверное, в мыслях она винила меня за это. А когда отец умер, и вовсе осталась одна, практически без поддержки. Нет, материально она была обеспечена. Достаточно, чтобы вырастить меня, но каждый раз я чувствовала себя причиной неудачи всей её жизни.

Конечно, мать не говорила мне об этом. По крайней мере, вслух. А позже всё-таки добилась того, о чём мечтала, построила собственный бизнес, но напряжённые отношения между нами укоренились ещё с самого моего детства.

Что же касалось меня. Рано мне ещё о детях думать, рано! Это ведь не шутки. К рождению ребёнка надо подходить серьёзно и ответственно. Пока у меня даже своего жилья нет. О чём вообще может идти речь? Вот и я считаю, сначала надо встать на ноги, потом рожать.

На улице прохладно. Я бы сказала даже очень, потому что руки мгновенно замёрзли и стали красными из-за холода, а перчатки я дома забыла. Слишком спешила, чтобы подумать о такой мелочи, как перчатки. Зря. Но ничего, издательство находится на соседней улице. Каблуки для меня не преграда, чтобы быстро добраться.

Погода пасмурная. Небо серое, как металл. В воздухе пахнет сыростью и бензином из-за проезжающих мимо автомобилей. Всё-таки центр города. Сквер, что находится прямо рядом с жилищным комплексом, по-осеннему яркий и это создаёт хоть какой-то контраст с серым небом и унылыми лицами прохожих, которые, как и я спешат на работу.

Под ногами опавшие с деревьев разноцветные листья и в памяти невольно всплывает воспоминание из детства, когда мы с одноклассниками собирали листья, делали из них самодельные букеты и дарили матерям.

Помню тот день, как будто это было вчера. Мама с вечно серьёзным лицом и выражением: "Диана, я занята" неожиданно для меня самой улыбнулась. Нет, это была не та холодная, вежливая улыбка, когда она видела удовлетворяющие её результаты моих успехов в школе. Эта улыбка была мягкой, тёплой и такой солнечной, что согрела весь остаток дождливого дня радостью и домашним уютом.

Надо ли говорить, что мама вообще улыбалась редко. А если и улыбалась, мне не доводилось видеть её улыбку. Я не говорю, как обиженный ребёнок. Просто вспоминаю прошлое, что осталось далеко позади и подарило когда-то по-настоящему теплый момент, который навсегда останется в моём сердце, как напоминание того, что мама не всегда находится в амплуа снежной королевы.

Понадобилось около двух минут, чтобы окончательно добраться до высокого офисного здания, которое имело какой-то непонятный металлический оттенок серого и синего. Над главным входом величественно красуется чёрная табличка, на которой огромными буквами написано название нашего журнала "perla".

На ходу расстёгивая плащ, сдержанно улыбаюсь охраннику из службы безопасности, показываю пропуск и бегу к лифту. Мне на самый высокий этаж. Там находятся кабинеты руководства. То есть, кабинет нашего директора и главного редактора. Мой кабинет смежный с кабинетом главного редактора, ну потому что я его помощница.

Двери лифта не успевают закрыться, как в кабину чуть ли не влетает молодой мужчина в чёрном брючном костюме, и я не могу понять, но, кажется, это лицо мне знакомо. По крайней мере, черты лица схожи с кем-то, кого я вижу каждый день. Правда, никак не удаётся вспомнить, на кого же похож этот незнакомец.

Судя по тому, что мужчина не нажал на нужный этаж, ему со мной наверх. Незнакомец стоит позади, и я не смею повернуться, чтобы разглядеть его получше. Это выглядело бы слишком странно с моей стороны. В закрытых дверях лифта нечетко, но всё же отражается его высокий силуэт и даже лицо. Не могу удержаться и начинаю его изучать.

Лифт резко останавливается. Настолько это было резко, что я, пошатнувшись, не удержалась и упала бы, если бы не незнакомец, который успел подхватить меня. Свет в кабине выключился также резко, но потом снова включился. Правда, сам лифт уже не поднимался вверх. Не хотелось бы это признавать, но мы застряли, чёрт побери!

Меня охватила лёгкая паника. Вырвавшись из объятий, я принялась лихорадочно стучать по кнопке вызова, но она как назло не работала. Что за напасть-то! Почему в административном здании не работает кнопка вызова!? Почему лифт застрял именно тогда, когда в него зашла я?! Почему вообще день сегодня крайне неудачный?!

- Девушка, - незнакомец резко развернул меня, сжимая мои плечи. - С вами всё в порядке?

- Да-а... Всё...в порядке, - почти задыхаясь, ответила я.

На самом же деле, я не была в порядке! Это паническое чувство было мне хорошо знакомо с детства. Начинает кружиться голова, немного подташнивает, тело бросает в дрожь, а ещё сильное потоотделение. В лёгких не хватает кислорода и, кажется, что я задыхаюсь. Ощущения безысходности, какой-то обречённости.

Иначе говоря, у меня боязнь замкнутых пространств - клаустрофобия! Этот болезненный страх проявляется не то, чтобы часто, но иногда даёт о себе знать. Кажется, что ты уже избавилась от этой неприятности, как страх вновь напоминает о своём существовании.

- Я же вижу, что вам плохо, - незнакомец заглядывает мне в глаза и что-то пытается отыскать в них. И его вдруг словно осеняет. - У вас клаустрофобия?!

Правду говорят, что глаза - зеркало души.

- Я... Да, кажется... - от волнения и нехватки кислорода не знаю, что и сказать-то.

- Хорошо, - выдыхает мужчина, а я не понимаю, что и почему хорошо. - Спокойно, - говорит он скорее себе, чем мне. - Смотрите на меня и дышите.

Но паника сильнее голоса разума, поэтому я даже не слышала, что сказал незнакомец. Судорожно ловила ртом воздух, схватившись одной рукой за горло, а второй за его плечо для поддержки, потому что, казалось, ноги сейчас прекратят меня держать.

- Ш-ш, - успокаивающе произнёс мужчина. - Тише. Тише. Как ваше имя?

Не знаю. Забыла. Не помню. Ох, чёрт!

- Я... Меня... - попыталась произнести хоть что-то, но не получалось, настолько сильно паниковала.

Незнакомец несколько секунд вглядывается в моё лицо, а потом вдруг отвечает за меня:

- Диана. Ваше имя Диана.

Я нахмурилась и поняла, что его неожиданное знание моего имени немного отвлекло меня от детского, как казалось мне давно забытого, страха.

- Откуда вы?..

Но мужчина меня перебивает:

- Читал досье, - и подмигивает мне. - Вам легче?

Всё ещё продолжая хмуриться, честно отвечаю:

- Да, немного легче. Но...

И только хочу спросить его имя, как лифт трогается и начинает подниматься вверх.

Незнакомец, чьё имя я так и не узнала, показательно встаёт сзади, как бы намекая, что не ответит на мой вопрос о своей личности. Мне ничего не оставалось делать, кроме как свободно выдохнуть и окончательно успокоиться, потому что навязываться не привыкла, да и к тому же лифт уже приехал на нужный нам этаж!

Я стояла и провожала взглядом его спину, глядя, как мужчина уверенно входит в кабинет директора издательства - Маргариты Сергеевны и вспомнила, что незнакомец сказал мне ещё в лифте. Он читал моё досье. Значит, имеет доступ высокого уровня к документам издательства. И лицо-то его мне смутно знакомо. Кого-то напоминает. Только кого?

Выяснилось это чуть позже. Как оказалось, утреннего собрания ещё не было. Маргарита Сергеевна сама в издательство только недавно приехала, но перед этим сообщила главному редактору, чтобы собрание перенесли на несколько часов позже. Получается, за моё опоздание мне влетит не так сильно, как влетело бы, если бы собрание не перенесли.

Как и полагалось, статью сдала ещё до начала собрания, которое начнётся примерно через пять минут. Главный редактор зыркнул на меня и сделал выговор. Пришлось объясняться. Нет, не оправдываться, а именно объяснять причину, по которой написание статьи несколько затянулось. Даже предоставила доказательства - справку о приёме в больнице.

Начальник лишь небрежно махнул рукой. Мол, ты прощена, но при этом выражение его лица красноречиво говорило: "не вздумай такое повторить". Я не собиралась наступать на одни и те же грабли, потому что очень не хотелось потерять доверие главного редактора, которое итак сложно заслужить. Мне в будущем ещё предстоит работать здесь.

***

- Он обворожительно прекрасен! - томно вздохнула Ирочка.

- Притягательный и дьявольски красив! - в такт ей добавила Оля.

- У него поистине колдовская внешность! - не осталась в стороне и Янина.

- Девочки, вы про кого это? - полюбопытствовала я, подойдя к подругам.

- О, Диана! - вскрикнула Оля, хватая меня за руку. - Разве ты не в курсе?

- Не в курсе чего? - я нахмурилась.

- Маргарита Сергеевна уезжает к мужу в Италию на несколько месяцев и попросила своего сына заменить её на время отсутствия, - ответила Ира.

Я попыталась вспомнить, видела ли сына Маргариты Сергеевны когда-либо. Вспоминалось плохо. По-моему, на столе в её кабинете стояла рамка с фотографией. Правда, в директорском кабинете я была лишь два раза, поэтому уверенной быть не могу.

- Райан Луциано самый желаннейший холостяк Англии и Италии! - с мечтательным выражением лица произнесла Янина. - И этот красавчик будет нашим директором!

- Так на несколько месяцев же, - как бы напомнила я, подняв одну бровь.

- Да, - кивнула Ирина. - Но всё же!

- Вера из финансово отдела уже положила на него глаз, - рассказала Оля.

- Угу, - подтвердила её слова Янина. - Только кто ж на неё посмотрит! Кости, да кожа! Грудь силиконовая, как дыни... Нет, как бидоны!

- Ага! - подхватила Ирочка. - А губы... Ты видела её губы? Утка посимпатичней будет!

- Возомнила себя королевишной! - поддакнула Оля. - Ходит тут на своих каблучищах, задницей костлявой виляет!

Да-а, и это главные сплетницы нашего издательства. Янина профессиональный астролог, благодаря которой в нашем журнале составляются и печатаются ею гороскопы. На Ирине держится весь отдел моды, поскольку у нас женский журнал. Если взять её с собой по магазинам, можно услышать в свой адрес много критики, но безучастной она не останется и поможет выбрать идеальный наряд по всем параметрам. Ольга же помощница нашего фотографа, практически чуть ли не его жена, потому как их отношения перешли из сугубо деловых в романтические. Это известно только мне. Оля сама рассказала, потому что знает, я в отличие от некоторых чужие секреты хранить умею.

- А вчера представляешь, Диана, - продолжила Янина.- Вера заявила, что Райан сто процентов окажется в её постели! Хотела бы я на это посмотреть.

- Э-э... - недопоняла я. - Зачем тебе на это смотреть?

- Да, не на ЭТО! Я другое имела в виду. Хотела бы я посмотреть на её жалкие попытки затащить Луциано младшего в свои сети, - пояснила подруга.

- Милые дамы, - проворковал кто-то прямо сзади меня. Этот голос я узнала мгновенно. Подруги и вовсе вздрогнули, подпрыгнув на месте, и округлили глаза.- Поменьше нужно трепать языком, побольше работать.

Покраснели все. Даже я, которая не обсуждала, а просто была невольным слушателем. Незнакомец, который стал свидетелем моего панического страха в лифте, обошёл меня, как бы невзначай задев талию одной рукой и приветственно подмигнул.

- Диана, - лаконично произнёс моё имя мужчина прежде, чем уйти.

Подруги молчали до тех пор, пока он окончательно не скрылся из вида. Стоило ему это сделать, как все трое ошарашенно выдохнув, посмотрели на меня потрясёнными взглядами. Надо ли говорить, что я вмиг почувствовала себя неловко.

- Диана, ты знакома с Райаном Луциано?! - изумлённо вскрикнула Ирочка.

Теперь настал мой черёд удивляться. Вот почему черты его лица показались мне подозрительно знакомыми. Они же с Маргаритой Сергеевной - его мамой практически одно лицо. И как я не поняла раньше, что этот самый незнакомец, направлявшийся в кабинет директора издательства, является её сыном!?

Глава 2

- Мы в лифте познакомились, - объяснила я тихим голосом. - Правда, он своего имени не назвал. Как вы поняли, я только сейчас узнала его имя.

- Не мужчина, а загадка, - сладостно протянула Оля, мечтательно прикрыв глаза.

- Ох, и завидую я тебе, Диана! - рассмеялась Ира. - Застрять в лифте с таким мужчиной! Я бы воспользовалась этим шансом на твоём месте.

Намёк был явно пошлого характера.

- Ведь у кого-то...кхм...давно не было, - напомнила Янина.

- Ага, идите, расскажите это всему отделу! - вспыхнула я от досады.

- Ди, - надула губки Ирина. - Не сердись на нас, пожалуйста. Мы же не всерьёз. Просто пошутили.

- Болтушки вы неугомонные, - перестав злиться, я улыбнулась.

- А ты наш маленький, вечно надутый барсучок, - рассмеялись девочки.

Ну, вот как на них злиться после этого? Какими бы сплетницами они не были, это не мешало нашей дружбе, которая возникла практически сразу, как я начала стажироваться в этом издательстве. Несмотря на то, что каждая из девушек старше меня на несколько лет, как минимум, мы отлично сдружились.

А вообще, как говорится, женский коллектив - это питомник со змеями, где каждая готова ужалить и прыснуть ядом, в случае чего. Особенно в компаниях офисного типа. Целый день сидеть за документами и работать с бумажной волокитой очень скучно, поэтому и рождаются всякие неприятные сплетни. Правда, на работе нужно работать, но там, где есть коллектив, недопонимания - часть неизбежного.

Кстати, вот, сколько дружим, до сих пор не могу понять, почему подруги меня барсучком называют. Как-то решила спросить. Ирина сказала, потому что я маленькая, хоть рост у меня стандартный, средний. Янина говорит, что я вредная и ехидная, а ещё немножечко хитрая. С этим спорить даже не буду. Ольге просто понравилось, и она решила подхватить эту затею. В общем-то, я и не против.

Но было кое-что, что мне категорически не нравилось. Когда подруги поднимали тему моей скудной сексуальной жизни. Про то, что я год назад расстаралась со своим молодым человеком, девочки знали, как и знали то, что на этом расставании прекратилась моя сексуальная жизнь. Я, в принципе, по характеру своему неболтливая, поэтому особо никогда не делилась переживаниями с ними на этот счёт. Но, чёрт возьми, они же дамы взрослые и более опытные, естественно, подругам не составило труда догадаться и сделать выводы, иногда имея возможность, видеть мои нервные срывы. Благо, напоминают они мне об этом редко.

Болтали мы недолго, к счастью или сожалению. Главный редактор, проходя мимо нас, сообщил, что вот-вот начнётся собрание, которое проводится обычно рано утром, но сегодняшний день исключение, потому что так пожелала Маргарита Сергеевна.

Все направились в конференц-зал, находящийся этажом ниже. Там мы обычно принимаем очень важных бизнес личностей, которые хотят с нами сотрудничать или устраиваем корпоративы в дни рождения, новый год, в иные праздничные дни и, конечно же, в случаях заключения выгодной сделки.

Когда мы все уже сидим на своих местах, последней входит директор издательства. Маргарита Сергеевна, которая в свои 45 лет выглядит моложе, чем некоторые в 30, всегда уверенна, движения её плавные, грациозные, голова поднята чуть вверх, осанка прямая, стройная фигура обтянута платьем, скрывая недостатки. Вот вам и "в 45 баба ягодка опять".

При всём своём желании не могу не заметить некоторых сходств между Маргаритой Сергеевной и своей мамой. Правда, директор у нас всегда улыбается. Кажется, даже её глаза светятся теплотой и улыбкой, а мама... Как я и говорила ранее, моя мама холодная "снежная королева", привыкшая доминировать и подчинять. Мне, скорее, ближе характер Маргариты Сергеевны, нежели собственной матери.

Общего не так много, как хотелось бы. Если не считать внешность, то мы обе целеустремлённые, дисциплинированные и всегда скрываем внутренние чувства от людей, редко кому доверяем, потому что боимся оказаться преданными. Опять же, несмотря на волевой характер, я несколько эмоциональней и раздражительней, мама же ко всему относится с присущей ей холодностью и равнодушием.

Конференц-зал просторный, светлый, с уходящим в длину столом и панорамными окнами, откуда открывается потрясающий вид на столицу. Маргарита Сергеевна стоит чуть впереди своего сына, который, возвышаясь за её спиной, внимательно оглядывал нас, заложив руки за спину и изучая каждого сотрудника. Дольше всех его взгляд решился задержаться на моей скромной персоне, от этого почувствовала себя неловко.

- Как вам уже известно, я уезжаю к мужу в Италию более чем на несколько месяцев, - директор немножко по-хитрому улыбается, как бы показывая всем нам, что знает про скоростное распространение сплетен в нашем издательстве. - В связи с этим, хочу представить вам своего сына, который заменит меня, пока я буду отсутствовать.

Райан Луциано, стоящий позади своей матери, делает шаг вперёд, и теперь всё внимание окончательно принадлежит лишь ему одному. Замечаю, как Маргарита Сергеевна понимающе ухмыляется, видя заинтересованность в глазах женской половины своего же издательства. Сидящие рядом подруги едва ли сдерживают вздохи полные очарования таким мужчиной, как Райан Луциано.

- Добрый день, дамы, - и он обольстительно улыбается всем присутствующим леди.

Кто-то, как мои подруги, не могут сдержать восхищённых вздохов. Кто-то улыбается Луциано младшему в ответ. Вера из финансового отдела кокетливо подмигивает, как бы намекая о своём существовании и готовности оказаться с ним в одной постели. А кто-то и вовсе, как я немного смущается от пристального взгляда зелёных глаз. Но, в общем и целом, никто из женской половины равнодушной не остаётся. Даже те, кому, как и Маргарите Сергеевне чуть больше сорока лет.

- Добрый день, господа, - по-деловому и вежливо Райан, наконец, приветствует и мужскую половину издательства, что сидят, немного хмурясь, явно недовольные таким масштабным вниманием со стороны женщин к персоне будущего директора, пусть и временно заменяющего свою мать.

- Он в точности такой же, как и свой отец, - шепчет мне на ухо Ирина, восхищённо оглядывая новый объект желания всех "охотниц" нашего издательства.

Стараясь, чтобы никто не заметил, с любопытством рассматриваю своего незнакомца из лифта, который, как выяснилось, оказался сыном директора издательства. Ирина права, они с его отцом - Эцио Луциано имеют много общего в плане характера. Как и отец, сын такой же обольстительный, уверенный в себе и прекрасно знает, какое неизгладимое впечатление производит на окружающих его личность.

- До сих пор не верится, что Райан будет нашим директором! - пропищала мне на ухо Оля.

- Эх, повезло тебе! - также шепотом добавила Янина. - Ты с ним на одном этаже работаешь, а значит, будешь чаще видеть.

Даже не надо быть предсказательницей будущего, чтобы знать, сегодня официально день, когда будут говорить исключительно о новом директоре и ни о ком больше. Даже мужская половина, которая временную смену начальства воспринимает менее восторженно, хоть раз, да заикнётся о персоне Луциано младшего.

Обычно говорят, что это только женщинам присуща излишняя болтливость и трёпка языком по поводу или без, но мужчины, знаете ли, тоже любят пообсуждать что-нибудь или кого-нибудь. Помню, какой ажиотаж крутился вокруг личности Луциано старшего, настало время Луциано младшего.

Впрочем, хватит с меня постоянно размышлять о Райане. Ну, подумаешь директор у нас новый. Временный ведь! И ничего страшного, что он увидел мою историку в лифте, когда мы застряли. Каждый чего-нибудь, да боится. У меня есть дела поважнее, чем бесконечное обсуждения его личности.

В этот момент ко мне, почему-то пришла мысль, что мама, отвлекающаяся на мужчин исключительно в свободное время, сейчас гордилась бы мной. Она, как женщина, имеющая свой бизнес, привыкла во время работы быть с мужским полом наравне. Не скажу, что моя мать феминистка, просто у неё характер такой, слишком много мужского в ней.

Позже, когда статья уже давно была сдана и одобрена главным редактором, собрание по поводу нового директора закончилось, а на часах наступило время обеденного перерыва, я отправилась в университет по делам. Училась заочно, поэтому моё присутствие требовалось хоть и редко, но всё же требовалось.

График работы у меня такой, благодаря которому я могла себе позволить уйти в любое время при условии, если вся необходимая работа выполнена. А так, как статья была дописана и сдана, а значит, работа, заданная главным редактором выполнена, меня ничто не останавливает от того, чтобы съездить в универ.

Стоило подойти к лифту, как я резко остановилась, не решаясь нажать на кнопку. После сегодняшнего утреннего "приключения" в компании будущего директора, заходить в лифт - это последнее, что мне хотелось сделать.

По правде говоря, начинаю сомневаться, что смогу вообще когда-либо снова зайти в лифт без страха повторно застрять, как это было сегодня. Раньше ведь никогда не застревала, поэтому не зацикливалась на возможности, что лифт может застрять и моя боязнь замкнутых пространств оживёт.

- Боитесь? - шепот, прозвучавший на ухо, был настолько неожиданным, что у по позвоночнику пробежался холодок.

Вздрогнула и, повернувшись, увидела того, чей голос без сомнения запомнила хорошо.

- Я вас напугал? Извините, Диана, не хотел, - виновато улыбается Райан и кладёт мне руку на плечо, чуть надавливая и поглаживая.

- Нет. Всё в порядке, мистер Луциано, - знаю, что в Англии принято обращаться подобным образом.

У нас в России вежливым считается обращение по имени и отчеству, однако, насколько мне известно, Райан родился и вырос сначала в Италии, а потом уехал жить в Англию. Маргарита Сергеевна же родилась и росла в нашей стране, только потом вышла замуж за итальянца и получила второе гражданство, но покидать родину навсегда не пожелала.

Даже не знаю, как поступила бы я, окажись на её месте. С одной стороны отличная возможность уехать и расширить свой кругозор, с другой стороны разные менталитеты, языковой барьер и многие другие факторы, останавливающие от переезда в другую страну.

Хотя меня это не остановило бы. Отсутствие финансов - вот, что останавливает конкретно меня от кругосветного путешествия. Пока зарабатываю не достаточно, чтобы хотя бы отдохнуть за границей, что уж говорить о долгосрочном путешествии. Может, когда-нибудь позже. По крайней мере, очень надеюсь на это.

Иногда мне кажется, что этот город давит на меня, а мир такой манящий и невероятно огромный, что меня тянет навстречу к нему, словно бы я и ветер были чем-то единым, похожим друг на друга. Однажды, непременно, такое когда-нибудь произойдёт.

- Для вас просто Райан, - мягко поправил мистер Луциано и подмигнул. - Вы куда-то направляетесь?

- Да, - я кивнула. - Мне нужно в университет.

- Могу я составить вам компанию и подвезти?

Я хмурюсь. Не глупая ведь и прекрасно понимаю, что такое внимание от привлекательного мужчины явно не просто так, чтобы наладить деловые отношения между начальником и подчинённой. Как минимум, это казалось мне подозрительным.

И, тем не менее, честно отвечаю:

- Мне хотелось пройтись пешком, подышать свежим воздухом.

- Вы любите гулять? - удивляется он.

- Да. Если есть возможность, а возможность есть всегда, я выберу пешую прогулку, нежели транспорт.

- Но на улице такая...слякоть, - мужчина чуть поморщился.

Я же лишь пожимаю плечами и сдержанно улыбаюсь.

- Меня это не останавливает. Извините, но я опоздаю, если задержусь ещё хотя бы на несколько минут. До свидания, мистер Луциано.

- Райан. Просто по имени, Диана, - снова поправляет пока ещё недействующий директор и всё же оставляет меня в одиночестве.

Последний раз бросаю взгляд на лифт и, не решаясь зайти, спускаюсь по лестницам, несмотря на каблуки и количество ступенек, которые придётся преодолеть, чтобы спуститься на первый этаж.

Пока спускалась, пыталась понять, что мне не понравилось в поведении мистера Луциано младшего. С одной стороны, настойчивость хорошее качество для карьериста. С другой стороны, мне настойчивые люди не нравились, хоть я и сама являлась такой.

Оказавшись на улице, вдохнула воздух полной грудью. До сих пор напуганная после утреннего инцидента в лифте, я, наконец, почувствовала спокойствие и какое-то облечение, что ли. И только сейчас поняла, что думала о своём страхе чуть больше, чем следовало бы.

Но, тем не менее, здесь - на улице я чувствовала себя безопасней, чем в помещении, где стены постоянно давят на тебя, сковывая твоё внутреннее "я" прочными, железными цепями страха и безысходности. Это то, как я чувствовала себя всегда, когда оказывалась в замкнутых пространствах.

Говорят, чтобы победить страх, нужно заглянуть ему в глаза. Но для начала надо понимать, по какой причине этот самый страх возник, появившись в твоей душе тяжелым грузом. Причину моего страха выявить так и не удалось. Психологи старались, ибо мать не хотела, чтобы её дочь боялась чего-либо, но те лишь пожимали плечами, потому что одна маленькая девочка, что теперь стала взрослой и по сей день не может дать ответ на собственный же вопрос.

Мама считала страх признаком слабости, уязвимости. Она презирала страх. Ненавидела бояться чего-либо, но как я и сказала ранее, все люди боятся чего-либо в какой-то мере. И я прекрасно знала, чего боится моя родительница.

Одиночество.

Она боится остаться одна. Мне всегда казалось, когда боишься, хочешь убежать от этого, но мама же действовала наоборот. Она не убегала от страха, она бежала к нему навстречу. Оградила себя плотной стеной одиночества и тоски, словно бы наказывая саму себя за какие-то непростительные ошибки, связанные, непременно, со мной и с моим отцом.

Но я так и не решилась спросить, почему мама, которая вечно говорит, что надо побеждать саму себя каждый день, свои страхи, так любит свой собственный кошмар? Наверное, для меня это навсегда останется загадкой моей не менее таинственной мамы. Может, она слишком привыкла, привязалась к своему страху, что потеряв его, потеряет и смысл в жизни?

И вот сейчас я стояла рядом со зданием нашего издательства, словно бы приросшая к тротуару и размышляла, почему думаю о страхах даже сейчас. Сначала о своём, потом вспомнила и страх матери. К чему бы это? Следовало бы забыть утренний индент в лифте, как страшный сон, однако я продолжаю анализировать эту ситуацию. Практически невольно. Словно бы это зависело совсем не от меня.

Порыв ветра и ко мне возвращается прежнее состояние оживлённости и активности. Нахмурившись, дёрнула головой, отгоняя все мысли о страхе прочь. Не думаю, что в деканате обрадуются, если я опоздаю на встречу с ними, поэтому двигаемся, а не стоим на месте.

Только собираюсь перейти дорогу, глядя на загоревшийся зелёным светофор, как из-за угла нашего издательства резко выезжает чёрный внедорожник и преграждает мне путь. Не только мне, кстати, чем многие пешеходы недовольны, но не думаю, что у человека с такой машиной будут хоть какие-то проблемы в связи с этом нарушением.

Тонированное чёрным окно автомобиля опускается и оттуда выглядывает мой будущий, временный директор, обворожительно улыбается и, казалось, даже не замечает, что мешает переходить дорогу пешеходам, заграждая путь внушительного размера внедорожником.

- И всё-таки, Диана я настаиваю, - говорит он. - Позвольте подвезти вас.

- Не хотелось бы утруждать вас, мистер...Райан, - поздно вспоминаю, что он просил обращаться к нему по имени. Хмурится, но недовольство не высказывает. Пока...

- Садитесь, Диана, - с нажимом повторяет Райан. - Как я заметил, вы и так простудились. Позволите себе прогулку в такую погоду и заболеете сильнее. Тогда мне придётся лично заняться вашим лечением, и не скажу, что буду не рад этому событию. Мне в издательстве нужны здоровые, активные работники, тем более я планировал ваше повышение.

Я была обескуражена и растеряна, а мысли возвращались к: "тогда мне придётся лично заняться вашим лечением, и не скажу, что буду не рад этому событию". Слова о повышении тоже сыграли свою роль, а окончательно добили взгляды недовольных, но непротестующих пешеходов и я села в автомобиль к мистеру Луциано.

- Умница! - похвалил мужчина, удовлетворённо улыбнувшись. - А после мы могли бы выпить по чашке кофе. Как вы смотрите на это, Диана?

Я нахмурилась, потому что выглядело это так, словно бы меня чисто из вежливости спрашивают, когда как на самом деле у меня не было выбора. Когда я села в эту машину, значит, прогнулась и позволила манипулировать собой. Как минимум, мне это не нравилось. Как максимум, раздражало, отчего кровь закипала от досады.

Только хотела высказать, что мне не понравилась вся эта ситуация, как, видимо, предугадав мою реакцию, будущий директор мягко рассмеялся и сказал:

- Да, ладно вам, Диана, мы же только кофе выпьем, - и подмигнул. - Не хмурьтесь, это вам не к лицу. Вы слишком хорошенькая. Ну, так вы согласны?

Зелёные глаза напротив смотрят внимательно, пристально, изучая. Райан как хищник следит за малейшим проявлением у меня эмоций, чтобы подавить возможный протест с моей стороны. А ещё у меня внезапно кружится голова, из-за чего я морщусь, и мужчина недовольно хмурится.

- Странно, - задумчиво произносит он, переводя взгляд на дорогу.

Лишь тогда, как голова перестаёт кружиться, я хрипло спрашиваю:

- Что "странно"?

- На тебя не действует... - как-то непонятно для меня отвечает Райан.

Но ещё мне непонятно, когда мы успели перейти на "ты". Разве я давала повод для более близкого общения? По-моему, моё недовольное и хмурое лицо кричит об обратном.

Тяжело вздохнув, я снова задаю вопрос:

- Что на меня не действует?

- Я бы заметил сразу, - никому конкретно говорит он, продолжая смотреть исключительно на дорогу и не обращая на меня даже внимания.

Хмурусь и это нормальная реакция в этой ситуации. Протянув руку, собираюсь пощёлкать пальцами у него перед лицом, дабы получить хоть какое-то разумное объяснение его словам. Но моё запястье в мгновение ока жёстко перехватывают, блокируя и чуть сдавливая.

Какой-то промежуток времени Райан молчит, продолжая сжимать моё запястье, при этом тяжело дышит и даже стиснул челюсть, будто напрягшись. Затем ослабляет хватку, подносит мою руку к своему лицу и оставляет поцелуй на покрасневшем запястье.

У меня перехватывает дыхание.

- Простите, Диана, - мужчина возвращается к прежней форме общения. - Просто прилетел только сегодня и сразу в издательство. Соответственно, устал. Поэтому хотел пригласить вас выпить кофе, а вы самая приятная компания за сегодняшний день.

Это объясняло его странное поведение. Но не мне. Слишком я скептически и настороженно отношусь к людям, чтобы просто так верить словам. Поступки говорят о нас больше. И да, то, что он продолжал держать мою руку, не могло не напрягать.

- Вы так и не ответили на моё предложение о кофе, - мягко напомнил Райан.

"А вы так и не отпустили мою руку", - хотелось ответить мне.

Но пришлось прикусить язык, и на то была разумная причина. Рядом со мной сидит будущий, хоть и временный директор издательства, в котором я стажируюсь, благодаря которому у меня имеется своя жилплощадь, за аренду которой платит издательство и пятидесятипроцентная скидка в модных бутиках одежды.

Согласитесь, это весомая причина с блаженной улыбкой на устах согласиться попить кофе с будущим боссом. Радует, что он предлагает кофе, а не сразу в постель, потому что в моей ситуации... Даже не знаю, как повела бы себя, услышав от него такое предложение. А я ведь слишком гордая, поэтому откажусь, знаю себя.

Интересно, он так и будет держать мою руку, пока я не соглашусь? У меня даже ладонь вспотела, настолько нервировала меня сама ситуация, казавшаяся отчего-то абсурдной до невозможности. Мне ведь даже кофе не хочется. После университета планировала завалиться спать, потому что плохо себя чувствовала.

- Могу я узнать причину вашего молчания? - несколько раздражённо спросил мужчина.

- Простите, я просто задумалась, - спокойно, с вежливостью ответила я. - Да. Это ответ на ваше предложение.

Сдержанно улыбнулся, кивнул и, наконец, выпустил мою руку из своей, той, что не держал руль внедорожника.

Когда мы подъехали к университету, Райан припарковался и сказал, что будет ждать меня. Хотелось, чтобы именно сегодня меня задержали в деканате подольше, но фортуна, как я и говорила, в последнее время повернулась ко мне задни... Ну, вы поняли, чем это она повернулась ко мне.

В университете задержалась не больше, чем на 20 минут и при выходе надеялась, что мистер Луциано устал ждать, не выдержал и уехал, ведь наверняка у такого мужчины, как он, есть дела поважнее, чем пить со мной кофе.

Когда подошла к его автомобилю, Райан стремительно вышел, открыл мне дверцу внедорожника, прямо как настоящий джентльмен и сев за руль, посмотрел на меня, виновато улыбнулся и вдруг сказал:

- Прошу меня извинить, Диана, но планы несколько...изменились.

- Да?! - не могла скрыть удивления.

Он, напротив, выглядел расстроенным.

- Не успел приехать в Москву, - тяжелый вздох. - Уже дела. Может, перенесём на завтрашнее утро? Только одним кофе мы не обойдёмся. Угощу вас полноценным завтраком.

Вот не пойму, почему он так настаивает?!

- Хорошо, - я кивнула и попыталась улыбнуться. Не вышло.

- Отлично! - просиял мужчина. - Отвезу вас домой.

Поймите меня правильно, все мужчины, которые за мной ухаживали, не вели себя подобным образом. Я очень ценю прямолинейность, а этот сплошная тайна. Как сказала Оля: "не мужчина, а загадка". Сейчас у меня не самый лучший период для "мужчин-загадок". Это у нас Оленька всё таинственное и секретное любит, она от этого ловит азарт, получает удовольствие, а у меня попросту нет желания лезть в чужие шкафы со скелетами.

Мы подъехали к жилищному комплексу, расположившемуся на соседней улице с издательством, и я нисколько не удивилась, откуда Райан знал, что я живу именно здесь, а не где-либо ещё. Помнила про то, что он читал моё досье, а в досье и адрес, и номер телефона, и номер кредитной карточки. В общем, мне это не нравится, несмотря на то, что он мой будущий шеф.

Остановились-то, мы остановились, но выпускать меня из машины Райан не спешил. С лукавой улыбкой повернулся ко мне всем телом, продолжая держать одну руку на руле. Второй рукой неожиданно провёл по моей щеке, пальцами задержавшись на губах и прикрыв глаза, глубоко вдохнул.

Ой, а может я зря согласилась с ним позавтракать?

- Потрясающая стойкость, Диана, - проворковал босс. - Что ж, увидимся завтра, голубоглазая колдунья. Заеду за вами в 10.

Потрясённо кивнув, покинула внедорожник и направилась к подъезду, чувствуя прожигающий взгляд на своей спине. И потрясена была не столько от внезапного прикосновения к щеке и губам, сколько от "голубоглазая колдунья". Как меня только не называли в своё время. "Малышка, киска, милая" и прочие уменьшительно-ласкательные слова, но услышанное сумело меня, как минимум, удивить.

Незаметно проскочила мимо консьержки, которая и вовсе спала на своём посту, проигнорировала лифт и решила подняться по лестницам. Чтобы вы знали, на 12 этаж. А вообще весьма полезно, мини-кардиотренировка. Сняла даже сапоги на каблуках, не опасаясь, что на меня косо посмотрят соседи, все они на лифтах спускаются и поднимаются.

Вошла в квартиру и мгновенно почувствовала чужой запах парфюма. Мужского парфюма. Сказать, что запаниковала - ничего не сказать. Первая мысль, пришедшая на ум, была о бывшем, у которого когда-то имелись ключи от этой квартиры, ведь в издательстве я стажируюсь с третьего курса, а расстались мы, когда я была на четвёртом.

Дальше случилось что-то из разряда фантастики. По крайней мере, раньше кот не бросался на меня с когтями, у него не вставала шерсть дыбом, как у какого-нибудь беса и он никогда не шипел на меня. Даже, когда я нашла его прямо перед своей комнатой в общежитии, словно бы этот кот специально ко мне пришёл. Никто другой раньше этого кота не видел, поверьте, я спрашивала.

Мяо был напуган, это чувствовалось. Перестав шипеть, настороженно приблизился ко мне снова, и уже подумала, что кинется во второй раз, только мой чёрный кот принюхался. И запах ему этот очень не понравился. В доме был чужой, вот почему он так среагировал на меня.

Недолго думая, достала смартфон из сумки, отыскала номер бывшего и, слушая гудки, начала ожидать, когда тот возьмёт трубку.

- Диана?! - удивлению в его голосе не было предела.

- Я по делу звоню, - мой же голос, наоборот, звучал сухо. - Ты сегодня приходил ко мне?

- В смысле? - недопонял он.

- В прямом, Влад! Ты был у меня в квартире?

- Ди, если ты не помнишь, мы расстались год назад, - съязвил Влад.

- Это не ответ на вопрос, - огрызнулась я.

- Конечно же, меня там не было! Что за глупый вопрос?! - рыкнул в ответ бывший.

У меня ёкнуло сердце. Если не Влад, то кто? Вопросительно посмотрела на мистера Мяо, будто бы он мог ответить мне. Следов взлома не наблюдается, квартира в том же состоянии, в каком она была, когда я уходила. Кот двинулся к гостиную, и я последовала за ним, а увидев разбитую кружку из-под кофе, которая теперь была целая, остановилась, как вкопанная. Полицию. Срочно нужно вызвать полицию!

Глава 3

Знаете, когда слышишь от полицейских фразу: "когда кажется - креститься надо", после объяснения причины вызова, как-то начинаешь сомневаться в силе правоохранительных органов. Следов взлома нет, запах мужского парфюма, естественно, до приезда полиции выветрился, а все вещи на месте, то до свидания.

И первое, что я сделала, как только недовольные моим вызовом полицейские ушли, позвонила в соответствующую службу, чтобы мне поменяли дверной замок. Получила новые ключики, расписалась, но чувство безопасности, которое испытывает всякий человек у себя дома, бесследно исчезло. Мой дом больше не моя крепость.

К злополучной кружке боялась даже притронуться, ведь точно помнила, что швырнула её в стену и оная разбилась на множество осколков. Логического объяснения произошедшему найти никак не удавалось. Кружка разбилась, осколки остались на полу. Сейчас же кружка целёхонька и даже никаких трещин на поверхности не имеется.

Радовало одно, явно чем-то встревоженный мистер Мяо, наконец, успокоился и теперь ошивался исключительно около меня, будто оберегая. Да, и мне так было спокойней. Удалось даже заснуть, но большую роль, конечно, сыграло моё болезненное самочувствие, хотя ощущение чужого присутствия не покидало меня даже во сне.

Приснился кошмар. Жуткий, липкий, окутывающий паутиной параноидного страха и безысходности. Кошмар, от которого тело бросает в дрожь и покрывается холодным потом. Крик встаёт комом в горле, сердце колотится с бешеной скоростью. И проснуться, почему-то не получается, а очень хочется и каждая новая попытка становится провальной, словно бы кто-то надсмехается надо мной.

Судорожно вздохнув, распахиваю глаза и резко сажусь на кровати, потому что Мяо яростно начинает шипеть, глядя на стену. Сердце уже успело прогуляться до пяток и обратно. Когда перевожу взгляд с кота на то, что он смотрит, еле сдерживаю вскрик.

На стене прямо перед кроватью, что расположена посередине спальни, чётко виднелось мужское очертание. Это была тень. И тень смотрела на меня. Мистер Мяо шипел на тень, шерсть его встала дыбом, а глаза блестели яростью и желанием разорвать.

Резко распахивается окно, которое было крепко закрыто, порыв ветра и тень исчезает, юркнув куда-то в угол. Не зря, ой не зря многие дети боятся тёмных углов, особенно ночью. Толи я схожу с ума и у меня шизофрения развилась на фоне страха, толи в квартире реально поселился полтергейст или какое-нибудь чудовище.

И я бы больше не смогла заснуть, уверена в этом, однако тело само откинулось на постель, веки закрылись, и меня затянуло в сновидение. На этот раз бессмысленное, совсем не кошмарное, я бы сказала, пустое.

А проснулась потому, что услышала звон в квартиру. Подскочила на кровати, чуть не запнулась, но не упала. Сердце стучало в ушах, настолько сильно испугалась. Посмотрела в глазок и дальше должен был последовать вздох полный облегчения, но я по-прежнему была напугана.

Осторожно открыла дверь. На пороге моей квартиры стоял Райан.

- Диана, - приветственно улыбнулся он, а потом, взглянув на меня, нахмурился.

- Здравствуйте, - сонно поздоровалась я.

- Что с вами? - тут же спросил мистер Луциано.

- Плохо спала. Всю ночь кошмары снились, - честно призналась я, потому что не видела ничего такого в этом.

- Так, понятно, - недобро протянул мужчина, стиснув зубы.

То, с какой интонацией это было сказано, мне не понравилось.

- Вы же помните, что обещали мне завтрак? - Райан по-прежнему был несколько напряжён и постоянно заглядывал вглубь моей квартиры, переминаясь с ноги на ногу.

Только потом до меня дошло, что человек стоит в подъезде, и я не пускаю его внутрь. Как-то невежливо с моей стороны, согласитесь? Тем более, это мой без пяти минут директор.

- Ой, - я смущённо улыбнулась. - Проходите. Может, чай или кофе?

- Мы же будем завтракать в кафе, - мягко рассмеявшись, напомнил Райан.

- Ах, да, совсем из головы вылетело! С утра рассеянная, но после чашки кофе всё обычно наоборот. Дайте мне 20 минут, и я буду готова, - пообещала, убегая в ванную.

Быстренько приняв душ, я параллельно сушила волосы феном и чистила зубы. Делать макияж не стала. Благо, внешность и природная красота позволяли мне обходиться без косметики, в связи с этим красилась редко.

Поскольку после завтрака нам нужно было в издательство, оделась соответствующе. Чёрные обтягивающие брюки, белая рубашка с декольте, жакет надевать не стала, на ноги ботильоны, прихватила классическое прямого кроя пальто и сумочку.

Может, мои шаги не были услышаны, но когда я вышла, застала Райана, внимательно разглядывающего ту самую стену, на которой я ночью видела тень. Мужчина нахмурился, прикоснулся ладонью к стене и резко повернувшись, посмотрел прямо на меня.

Вздрогнула от этого взгляда, который вмиг потемнел. И даже не знаю, отчего такая реакция. От моего неожиданного появления или...

- Вы прекрасно выглядите, Диана, - или по озвученной причине.

- Ну, что вы, - наигранно смутилась я, потому что, как и всякая женщина, никогда не признаюсь вслух, что довольна своей внешностью на все сто процентов.

- Вы так сексуально краснеете, - хрипло произнёс Райан.

А в это, честно говоря, мне не понравилось. Просто...я и мистер Луциано в пустой квартире. Кричи не кричи, никто не услышит. Невольно, но его хрипловатый тон вызвал у меня лёгкий страх.

Я вообще недоумеваю, почему стала вздрагивать от каждого шороха, а главное, когда это начало происходить. Впрочем, именно после лифта и начало. Сегодняшняя тень, что явилась ночью, только усугубила моё состояние.

- Вы смутили меня, - частично призналась, промолчав о вызванном им легком страхе.

- Да, - хмыкнул мужчина. - Говорят, я в этом хорош. Многие дамы мило краснеют, стоит мне бросить какую-нибудь фразу.

Почему-то даже не сомневалась в этом. На собственном примере уже успела убедиться, потому что не раз краснела в присутствии своего начальника, хотя знакомы всего ничего.

- Можно вопрос? - неожиданно для себя самой просила я.

- Конечно, - широко улыбнулся Райан.

- Почему вы так настаивали на кофе?

Прищурился, при этом продолжая загадочно улыбаться, а потом не менее таинственно ответил:

- Узнаете, Диана. Обещаю, узнаете.

Предпочла ничего не отвечать, стараясь не нахмуриться от услышанного, потому что ох как мне не понравилось это "узнаете". Даже пожалела, что поинтересовалась. Но не в моих правилах молчать, да и мама всегда смеялась от фразы "молчание - золото".

Лишь перед уходом заметила, что Мяо где-то спрятался, как только порог переступил мистер Луциано. Мой кот не из таких животных этого вида, которые прячутся от опасности. Вспомнить только, как он шипел на тень. Если до этого я сомневалась в увиденном, то реакция кота порождала во мне сомнения на этот счёт.

Естественно, Райан приехал на автомобиле и, естественно, мы отправились именно в то кафе, которое находилось, почему-то далеко от издательства, хотя офис располагался в центре города, посему на каждом углу стояли ресторанчики или кафешки.

Если мистеру Луциано молчать было комфортно, то мне ехать в абсолютной тишине было как-то неловко и не по себе, если честно. Учитывая его хриплое "узнаете" и то, какие взгляды он периодически бросает на меня, на время, отвлекаясь от дороги.

- Чего вы боитесь? - резко спрашивает мужчина.

Я хмурусь.

- В смысле?

- В прямом. Чего вы боитесь? Какие у вас страхи, помимо клаустрофобии? - продолжает интересоваться мужчина. - Может, темнота, высота?

- Ни то, ни другое, - честно отвечаю я. - Высоту обожаю. Темноты перестала бояться ещё в детстве, потому что, будучи любопытным ребёнком, сначала проверила наличие монстров под своей кроватью, а потом убедилась, что их не существует.

Райан отчего-то усмехнулся.

- Монстры существуют, хотим мы этого или нет.

Медленно-медленно прикоснулась рукой к двери, собираясь выпрыгнуть из машины на ходу. Пожалуйста, путь всё это окажется сном или моим бредом. Про существование монстров со мной ещё никто на полном серьёзе так не говорил. Причём, слова прозвучали так, что даже сомневаться становится трудно.

- Я имел в виду, что в каждом из нас есть монстры, - вдруг добавил он, в очередной раз усмехнувшись. - Иначе в мире не было бы преступлений. Как говорится, у каждого есть свои демоны, вот я о чём.

- А-а-а, - только и протянула я, не зная, что ответить на эту реплику.

Впрочем, меня это всё равно не успокоило, и я продолжала держаться за ручку двери. Что-то щёлкнуло. Как оказалось, сработал механизм при нажатии кнопки со стороны водителя и дверь закрылась.

Сглотнула ком в горле и поняла, всё, он маньяк! Сейчас меня увезут тихонечко в лес, в этом лесу тихонечко сделают свои чёрные дела и также тихонечко, а главное незаметненько, закопают в ямке.

- Мистер Луциано, - тихо взмолилась я.

Повернулся, посмотрел на меня, нахмурился.

- Мы уже приехали, Диана, - голос его звучал мягко. - Чего вы всё время опасаетесь?

Мне хотелось ответить: "вас. Я опасаюсь вас", однако благоразумно умолчала об этой маленькой детали. Не думаю, что моему будущему директору понравится такой ответ, а мне очень не хочется вылететь с работы, так и не получив официальное рабочее место, а не стажировку.

И всё-таки он заметил! По правде говоря, у меня редко кто вызывает такие эмоции. Несмотря на то, что я более эмоциональна, чем своя мать, надо очень постараться, чтобы разозлить или напугать меня. Мистеру Луциано пока удалось лишь напугать, тем самым вызвав подозрение к своей персоне и к своим поступкам в отношении меня.

Вскоре мы действительно остановились. Райан припарковался, стремительно покинул салон внедорожника и также стремительно подлетел, чтобы открыть дверь мне, при этом протянув руку для поддержки.

Схватившись за руку, благодарственно кивнула головой.

Это привычка - привычка кивать головой в знак приветствия или благодарности, осталась у меня ещё с детства, заложенная воспитанием матери и её семьи. Вот уж не знаю, кем была моя мама и её семья, но все её родственники вели себя, как чёртовы аристократы.

Мне всегда говорили: "Диана, когда идёшь, стоишь или сидишь, чуть приподнимай голову, держи осанку прямой, а твоё лицо должно остаться невозмутимым, не выражая никаких эмоций, чтобы не случилось. Даже если тебе больно, плохо или страшно".

И я навсегда запомнила эти слова, как одно из непреложных правил нашей семьи. Мы всегда, в любой ситуации сдерживаем негативные эмоции, будь то ненависть, обида, гнев или страх, потому что не в наших правилах выворачивать собственную душу наизнанку перед кем-либо.

К сожалению, родственники все, как один погибли до моего совершеннолетия. Смутно помню, что происходило с мамой в тот тяжелый для неё период. Но, казалось, она была невозмутимой по-прежнему так, словно бы ничего и не произошло, когда как на самом деле, вселенная внутри неё разбилась на осколки.

Позже, уже сидя в кафе, я старалась ни о чём не думать, просто попивать свой капучино и поддерживать непринуждённую, светскую беседу с Райаном о погоде, об издательстве и о том, насколько сильно обожаю свою работу, несмотря на постоянный контакт с ноутбуком, из-за чего немного подпортилось зрение.

- Вы, то есть, очки носите? - удивился мужчина, вглядываясь в мои глаза.

- Да, иногда приходится, - сдержанно улыбнулась я, сделав глоток кофе.

- Сейчас они у вас с собой? - его зелёные глаза загорелись любопытством.

- Конечно, - я кивнула. - Они у меня всегда с собой.

- А можете надеть? - вроде, просьба, выраженная в вопросе, но прозвучало в таком приказном тоне, что я только, спустя несколько секунд поняла, что уже сижу в очках.

Нахмурилась. По какой причине Райан так действует на меня? Почему именно рядом с ним я сначала что-то делаю, только потом до меня доходит, что я, собственно, сделала? Когда успела стать такой рассеянной и невнимательной? Может, дело в моём ослабленном организме из-за простуды?

- Никогда не думал, что девушки в очках могут быть настолько сексуальны, - взгляд зелёных глаз напротив потемнел.

Это отчётливо виднелось при дневном освещении. Ещё дома я подумала, что мне показалось, однако сейчас, глядя на Райана, перестала сомневаться окончательно. Без понятия, но с этим мужчиной что-то не так. Какой-то слишком загадочный и странный.

- Только не говорите, что я опять смутил вас? - по-мальчишески улыбнулся он.

Мне хотелось ответить, что нет, Райан не смутил меня. Напротив, в какой-то мере заинтересовал и заинтриговал, но с другой стороны, у меня появился повод, как минимум, опасаться его и не потому, что мистер Луциано младший мой будущий директор.

Отрицательно покачала головой.

- Расскажите о себе, - вдруг попросил, действительно попросил, а не приказал Райан. - Мне хочется узнать о вас, как можно больше.

- Ох, - вздохнула я. - Но мне нечего рассказывать.

- Не думаю, что у такой потрясающей девушки, как вы, нет тайн, - хмыкнул мой собеседник.

- Тайны есть у всех, - пожала я плечами. - Просто ведь на то они и тайны, что тайные. Если я всё вам расскажу, то, что же тогда останется у меня?

- Верно, - задумчиво произнёс Райан. - Что же тогда останется у вас...

Мы посидели ещё немного. Беседа из непринуждённой превратилась в слегка напряжённую, отчего, наверное, только мне одной было некомфортно. Мистеру Луциано, казалось, было наплевать на всё вокруг, он пристально, не отрывая взгляда, изучал меня.

Я бы, возможно, не заметила этого, если бы Райан показал свои странности только сейчас, однако он и до этого вёл себя странно, посему я была настороже и тоже внимательно, хоть и незаметно, изучала его. Хотя, со стороны казалось, что я, наоборот, рассеяна и по-прежнему сонная, вопреки выпитой чашке капучино.

После меня довезли в издательство. Это был обычный, ничем непримечательный день до тех пор, пока мне не сообщили новость. Новость эта касалась моего внезапного повышения до помощницы директора журнала, то бишь Райана Луциано, так как его мать - Маргариту Сергеевну мы всем коллективом дружно проводили сегодня.

Правда, не знаю, что оказалось неожиданней: моё повышение до таких высот или реакция моих теперь уже не подруг, которые весьма красноречиво дали понять, что они со мной больше не желают общаться. На все вопросы слышала только ядовитое "подстилка" и это ранило меня.

Гордо вздёрнув голову, как всегда учила мать, я прошла мимо бывших подруг, зарекаясь самой себе, что больше никогда и никому не буду доверять. Никому, кроме себе самой, потому что только я сама не предам себя.

Как выяснилось позже, теперь все в издательстве считали меня подстилкой мистера Луциано младшего, так как он же повысил меня в должности. Толи кого-то зависть съедала, толи... У меня даже других вариантов не было!

Впрочем, все эти перешептывания, смешки и унижения я стойко перенесла, постоянно проходив с вздёрнутой головой, прямой спиной и взглядом брезгливой королевы, словно бы я львица, проходящая мимо стаи гиен.

Удивилась я только одному. Главный редактор пожелал мне терпения, поздравил с повышением, сказав, что верит в то, что я получила эту должность не через постель, и всё же очень расстроился, что на моё место придётся искать другую помощницу.

Я долго объясняла, что занимаю должность помощницы директора издательства временно, и когда Маргарита Сергеевна приедет, с удовольствием вернусь обратно. Но главный редактор был уверен, что я ещё тысячу раз передумаю и в итоге останусь в должности помощницы директора, потому что Маргарита Сергеевна давно хотела меня повысить, но не делала этого по причине стажировки и ждала, когда сможет официально нанять меня.

Позже, отвезя мать в аэропорт, мне позвонил Райан и сказал:

- Диана, теперь, как моей помощницы, у тебя ненормированный график, посему мне сегодня потребуется твоя помощь. Предупреждаю сразу, это займёт много времени.

- Конечно, - с готовностью ответила я, разглядывая свой новый кабинет, в который только-только недавно перенесла все вещи с прошлого рабочего места.

В издательстве я была теперь непросто подстилкой, но и кем-то вроде отшельницы, всеобщего изгоя, за спиной которого шепчутся и позволяют себе опускать нелицеприятного рода комментарии и шуточки в мою сторону.

Многих на место поставила сразу, заявив, что не собираюсь терпеть подобное в своём присутствии. Напомнила, что новая должность, по словам мистера Луциано дала мне некие привилегии над всеми работниками. Больше перешептываний за спиной я не слышала.

Была довольна собой, несмотря на предательство со стороны псевдо-подруг. Коллектив на место поставила, к работе готова на все сто процентов, осталось только дождаться Райана, который с сегодняшнего для официально являлся директором издательства.

В 6:00 вечера все работники отправились по домам, так как офисный рабочий день официально окончился, в этом же время как раз приехал мистер Луциано. Во всём здании остались только три человека: охранник, я и директор.

По прибытию Райан загрузил меня работой сразу, чтобы было немного непривычно, учитывая специфику и график моей прошлой должности. На улице уже окончательно стемнело, безумно хотелось домой, но я как послушная работница выполнила все поручения, отданные начальством.

- Диана, зайдите ко мне в кабинет, - приказал мистер Луциано.

Подхватив огромную стопку документов, вошла в кабинет директора издательства. У меня тут же вежливо и осторожно забрали тяжёлую стопку бумаг.

- Спасибо! - поблагодарила я.

- Ну, одного "спасибо" мне будет мало, дорогая Диана, - ухмыльнулся Райан.

Я насторожилась мгновенно.

- Помнишь, я же говорил тебе, что ты узнаешь причину моей настойчивости?

Я кивнула.

- Ну, так вот, самое время отблагодарить меня хорошенько! - жестко усмехнулся мужчина, а затем вмиг оказался прямо передо мной и впился поцелуем в губы.

Вздрогнула. Это было слишком неожиданно, чтобы я успела среагировать хоть как-то и защититься. Райан оказался быстрее, а я оказалась наивной дурочкой, которая поверила в то, что мужчина, приглашающий на чашку кофе, обойдётся лишь формальным общением, ничего не потребовав взамен на повышение в должности.

- М-м, сладкая, - выдохнул мне в губы Райан, сжимая одну руку на ягодицах, а второй грудь.

Этого я, конечно, вытерпеть уже не смогла и соответствующе среагировала. Прикусила его нижнюю губу до крови и машинально ударила мужчину коленом в пах.

Мои попытки защититься, мгновенно пресекли. Райан успел зажать моё колено, но, правда, целоваться прекратил вмиг, потому что почувствовал собственный привкус солёной, металлический крови, которую ощущала на своём языке и я.

Гордо подняв голову, отскочила от него поближе к двери и выжидающе посмотрела, ожидая что-то, вроде: "ты уволена, убирайся".

Но мистер Луциано очень удивил меня, усмехнувшись и вытерев кровь, сказал:

- Что ж, я люблю сложности, Диана. Ты бросила мне вызов, и я готов принять его! Только выстоишь ли ты в войне против меня? Ведь я тот, кто может превратить твою жизнь в настоящую преисподнюю.

- Я не желаю воевать с вами, Райан, - твёрдо произнесла я. - Расставим все точки над "и" прямо здесь и сейчас. Мне терять нечего.

И я, конечно, лгала. На самом деле я любила эту работу, радовалась всем привилегиям, что выпили мне, как работнице издательства в виде отдельной квартиры и расставаться с этим, признаться честно, очень не хотелось.

Но ещё больше не хотелось переступать через свои принципы и ложиться под мужчину, что пытался овладеть мной насильно. Такого я не прощаю. Да, что там! Такое никто не прощает, каким бы красивым не был мужчина!

Если суждено, то мистер Луциано на всех правах может смело меня увольнять. Ничего, переживу! С людьми случаются вещи и похуже, а я имею полное право вернуться в общежитие и закончить обучение, найду другую работу, хоть это будет и непросто.

- Диана, - он цокнул языком. - Мне хватило всего сутки, чтобы узнать о тебе всё, на что я могу надавить при достижении своих желаний. Я могу быть очень щедрым и добрым, если ты будешь послушной и покорной. И могу быть очень злым, если ты воспротивишься и проявишь свою гордость. Решать только тебе, милая моя.

- Не ваша и не милая! - разозлилась я. - Мне показалось, что вы воспитанный и джентльмен, но ключевое слово здесь "показалось", посему делаю вывод, что вы не проявите благородство и поступите, как поддонок.

Райан хрипло рассмеялся.

- Я был бы поддонком, если бы уложил тебя одним ударом на пол и жёстко трахнул, это да. Однако, солнышко, я даже не приближаюсь к тебе сейчас, а это о многом говорит.

- Да, - согласилась я, кивнув головой. - Это о многом говорит. В частности, что вы совсем не тот, кем хотите казаться.

- А кем я, по-твоему, хочу казаться? - усмехнулся мистер Луциано.

Проигнорировав его вопрос, я задала свой:

- Мне писать заявление об увольнении? - мой голос звучал безэмоционально, холодно.

- Даже не думай, что можешь так просто отделаться от меня, - жесткая усмешка.

- Это угроза? - я поднимаю одну бровь.

- Это предупреждение, моя прекрасная Диана.

- Не ваша! - чуть ли не рычу я от злости.

Казалось, Райана моя реакция лишь забавляла и веселила. Онотрицательно покачал головой и сказал:

- Моя, моя, Диана и советую тебе это запомнить. Рано или поздно, лучше для тебя рано, конечно, но ты окажешься там, где должна была оказаться сегодня. Подо мной! Я привык получать любую, и я хочу тебя. На этом всё. Можешь быть свободна! Если опоздаешь завтра, я тебя накажу!

Глава 4

Спустя пять дней

"Всего несколько месяцев, Диана и мистер Райан Луциано уедет обратно в Лондон, а в издательство вернётся Маргарита Сергеевна, всего несколько месяцев его осталось потерпеть", - настраивала я саму себя каждый день перед тем, как подойти к офису, в котором находилось издательство "perla".

Кто скажет мне, почему я не написала заявление об увольнении ещё тогда, после слов Райана: "если опоздаешь завтра, я тебя накажу". Вот и я сама себе не могу ответить на этот вопрос. Не могу ответить, почему меня не испугала эта угроза, а наоборот, сильно разозлила и я решила не отступать назад перед трудностью.

Как Райан и обещал, с тех пор, как я отказала ему, моя жизнь превратилась в преисподнюю. И нет, я сейчас не преувеличиваю, это так на самом деле! Как оказалось, работать помощницей директора издательства в сотни раз тяжелее, чем быть на побегушках у главного редактора.

Бесконечная трель телефона от входящих вызовов, после которых побаливало в затылке, хотя головная боль преследует меня уже несколько недель.

Как это называется? Мигрень? Впрочем, неважно.

Важно другое. Привилегий подстилки у меня не имелось, поскольку я этой самой подстилкой стать отказалась, посему Райан целенаправленно отравляет мне жизнь.

Отравляет настолько феерично, что всё издательство слышит и, естественно, видит мои унижения, чёрт подери и то, как мне приходится с натянутой улыбкой молча терпеть.

Мои "подружки", конечно же, за спиной организовали некий спор на то, сколько я протяну с такой нагрузкой, которая взвалилась на плечи плечами мистером Луциано.

Ставки, надо сказать, были разными. Половина была уверена, что я стойко вытерплю всё до приезда Маргариты Сергеевны и за эту веру им спасибо!

Другая же половина, наоборот, считала, что уже к понедельнику я напишу добровольное заявление об увольнении, и все позлорадствуют.

На самом деле, я сама не была уверена в собственных силах, но и сдаваться не собиралась, потому что хотелось всем, а в первую очередь самой себе доказать, меня сломать какими-то жёсткими поручениями со стороны начальства невозможно!

Бежать со слезами из издательства, чтобы потерять всё, к чему так сильно привыкла, по меньшей мере, глупо с моей стороны. Тем более, Маргарита Сергеевна вернётся же и тогда её "драгоценный" сын отправится в Англию, а моя жизнь станет прежней.

Время было около семи утра. Несмотря на то, что издательство начинает свою работу в восемь, я уже с утра пораньше была здесь, чтобы подготовить конферанс-зал.

Мало того, что все эти пять дней спала всего по 3-4 часа в сутки, так ещё и бесконечные документы, какие-то бумаги, "принеси, подай, Диана", кофе каждый час, который Райан специально не пьёт или выливает на пол, чтобы я бежала до уборщицы на жутко неудобных каблуках и решала эту "проблему",

Если вы думаете, что это всё, спешу вас разубедить. То были цветочки, сейчас поведаю о ягодках, заготовленных мистером Луциано специально для меня!

Если честно, то я чуть ли не ночевала под дверями кабинета директора издательства. Приходила раньше него, иначе Райан будет не доволен, что к его приходу на столе не разложены необходимые документы и не стоит горячий кофе, который он всё равно не выпьет, мне назло.

Носилась по всему многоэтажному офисному зданию. Короче говоря, была девочкой на побегушках, хотя в мои полномочия это не входит. Я, как личная помощница директора, должна не покидать своё рабочее место возле его кабинета, но Райан плевал на условия контракта, посему с особым удовольствием гонял меня по офису.

Далее шла работа в архиве. Вчера вообще дверь "случайно" захлопнулась, и я оказалась запертой в тесном, полуосвещённом помещении. Уверена, Райан сделал это специально, зная о моём страхе. Просто больше некому, кроме него. Никто же не знает.

Конечно, я потеряла всякий контроль и начала рыдать, кричать, долбиться в двери. Мне открыли. Это был Райан. Прижал к себе и сказал, что это было наказанием для меня. Спросил, не передумала ли я, но после такого...

Отвесила ему пощёчину и, утирая слёзы, выбежала из издательства, чтобы вздохнуть свежего воздуха. Только тогда и смогла успокоиться, до этого трясло и не хватало кислорода в лёгких, как бывает всякий раз, когда у меня начинается паническая атака.

Как я и упомянула ранее, сегодня с самого утра мне необходимо подготовить конференц-зал для встречи с будущими акционерами. Оказывается, как мне удалось выяснить, случайно подслушав разговор мистера Луциано с некой таинственной личностью, Маргарита Сергеевна и её муж захотели продать часть акций русским бизнесменам, готовым вложиться в издательство, но сами при этом, как акционеры, имеющие большую долю, останутся в Италии, а место директора займёт кто-то другой.

Я уже было испугалась, что Райан передумал возвращаться в Лондон и останется здесь в должности директора, потом логически прикинула, что в Англии у него свой, более прибыльный бизнес, посему он однозначно вернётся назад. Ну, и черти с ним, пусть катится, да поскорее, лишь бы меня не трогал и всего-то!

Просто издательство для Маргариты Сергеевны, как хобби, от которого ещё и какая-то прибыль приходит, поэтому она всё своё время посвящала журналу, но, видимо, что-то в её жизни изменилось, и она решила уехать обратно к мужу в Италию. А жаль, Маргарита Сергеевна была именно тем начальником и именно той женщиной, которой хотелось подражать не только мне, но и многим нашим сотрудникам.

Я, как помощница, обязана была подготовить зал для встречи с будущими акционерами, поэтому пришла намного раньше самого директора, да и многих сотрудников в целом. Расставила на каждом месте по стеклянной бутылке с водой, по прозрачному и тонкому стакану, настолько изящному и чистому, что в нём отражалось моё лицо. Также необходимые письменные принадлежности, вдруг свои не возьмут, а Райан на меня сетовать будет, в этом я уверена.

Подготовила проектор для презентации, которую мне тоже вести и именно от того, в каком свете я представлю наше издательство, будущие акционеры решат, вкладывать деньги или оно того не стоит. Но как раз-таки в своих силах я была уверена на все сто процентов, ибо об издательстве могла разглагольствовать, как о доме. Ну, раньше могла. Сейчас всё, связанное с журналом, портит мне настроение, но почему-то была уверена, что с такой лёгкой задачей, как презентация, я запросто справлюсь.

Правда, уже с самого утра у меня сильно раскалывается голова. Настолько сильно, что пришлось выпить болеутоляющие таблетки и, стиснув зубы, отправляться на работу. На этой неделе снова посетила своего терапевта, и врач посоветовал мне сдать все анализы. Пришлось посетить ещё кое-каких врачей, прохождение которых показалось мне странным, но терапевту виднее, что с моим здоровьем творится, врач же всё-таки. Я в области медицины полный ноль, поэтому самодиагностикой не занимаюсь, предпочитаю лечиться у опытных экспертов этой области, нежели, как делает добрая половина населения нашей страны, которые занимаются самолечение, изредка посещая врачей.

Эффект от таблетки слегка наркотический и, к сожалению, недолговременный. Меня предупреждали насчёт сильных болей и если что, лучше сразу вызывать скорую. К началу презентации, когда я с предельно вежливой улыбкой рассадила гостей, ну тех, что хотят стать будущими акционерами нашего издательства, когда уже явился сам Райан, сильное покалывание в голове вновь вернулось. И я, стараясь не морщиться, терпеливо стояла и ожидала, когда всё внимание будет принадлежать мне, вот тогда-то и начну презентацию. Только гости решили выпить и начало немного затянулось.

Получив одобрительный кивок от мистера Луциано, прокашлялась и начала презентовать наше издательство со всех лучших сторон. Мол, какое это выгодное вложение и тому подобное. Особенно, когда владелец итальянец, проживающий за границей. Мировые связи, знаете ли, очень важны русским бизнес деятелям.

К концу презентации меня уже откровенно подташнивало и мутило. Болела и кружилась голова, словно бы по затылку приложили чем-нибудь тяжелым и тупым. Стоять на каблуках становилось всё невыносимей и невыносимей.

Не буду же я из-за временного недуга прерывать презентацию, чтобы получить нежелательный выговор от Райана, а у меня их уже бог сколько и все в моём досье. На место директора потом придёт новый человек, откроет папку с моими данными и, ужаснувшись от увиденного количества выговоров, вышвырнет вон.

А оно мне надо?

Вот и я говорю, что нет.

Ничего со мной не станется, если потерплю немножко, тем более презентация скоро закончится по моим подсчётам. Конечно, я об этом знала, ведь речь сама писала и сама же презентацию готовила, делала, составляла. Несколько ночей не спала, чтобы угодить начальству и упаси бог, будущие акционеры не оценят моих трудов, сама придушу!

И всё же ускориться не могла, потому что тут же становилось очень плохо и, казалось, содержимое всего желудка комом стоит у меня в горле, это подтверждал неприятный привкус, который горчил немного.

Кажется, ещё чуть-чуть и я не успею добежать до уборной, поэтому, извинившись, покинула конференц-зал и, несмотря на высоченные каблуки, рванула в туалет. Меня тошнило кровью, отчего я пришла в ужас. Это явно плохой знак.

Хватаясь за стены для поддержки, попыталась выйти из уборной. С огромным трудом, но получилось и я добралась-таки до приёмной издательства, чтобы наткнуться прямо на выходящих из конференц-зала теперь уже акционеров.

Как я поняла?

Ну, по радостным улыбкам и словам "это надо отметить".

Райан, взглянув на меня, нахмурился, а дальше я уже видела через мутную пелену. Плохо. Господи, как же мне плохо! Тяжелый вздох дался с трудом. Огромным таким трудом, будто я не на суше, а под водой или землей, где нет кислорода. Это ещё раз напомнило мне о моём страхе. Покачнулась и машинально протянула руку вперёд, чтобы схватиться за что-нибудь. Только впереди ничего не было. Кажется перед тем, как бездна окончательно подгадила меня, Райан успел подхватить моё стремительно подающее на пол тел. Дальше не помню. Дальше была тьма.

***

- Диана, - доктор отчего-то смотрит на меня с сочувствием, жалостью.

"Ненавижу жалость по отношению к себе", - думаю я, но вслух не озвучиваю своё недовольство, ведь этот мужчина, что проработал терапевтом больше, чем мне лет, не виноват в моём состоянии, которое в последнее время всё ухудшалось и ухудшалось, будто бы я стояла над пропастью в бездну. Когда-нибудь, непременно, сорвусь и полечу вниз. Бездна встретит меня мощным ударом, выбьет дух из моего тела и отправит куда-нибудь. Куда, не знаю. Главное, чтобы не ад. Не хочу в ад. Если он, конечно, существует, хотя, как многие говорят, ад существует, но только на Земле. Оно и видно, если взглянуть на мир не через розовые очки вечного мечтателя. Мир давным-давно прогнил и запах распространился, как вирус, а люди не замечают, потому что сами больны этим вирусом. Те, кто здоровы, таких мало и они держаться особняком, чтобы потом, когда миру настанет конец, написать историю человечества заново. Только не мне, ни кому-либо ещё из ныне живущих эту историю писать не придётся. Пройдёт ещё много времени, может, веков даже и только тогда, когда нам на этом свете уже не будет, мир, наконец-то, изменится.

- Диана, - седой мужчина в очках, являющийся врачом, снова повторяет моё имя и я не могла не уловить в его голосе печаль, какой никогда не слышала, но по какой-то причине эту печаль узнала, она мне знакома. Так, может, всё же слышала? Например, в интонации матери, когда она говорила о несбывшихся мечтах и обо мне, как о самом большом несчастье для себя.

- Пришли результаты всех анализов и МРТ. Мне очень жаль, но у вас... У вас... - казалось, ему сложно произнести слова и всё же он их произносит: - У вас...Опухоль мозга.

У меня перехватывает дыхание. Со свистом втягиваю в себя воздух. Я...не плачу, по крайней мере. Просто шокирована, растеряна и удивлена одновременно. Доктор говорит что-то о современной медицине, но "медицина" и "современность" в России понятия растяжимые, поэтому пропускаю его слова мимо ушей, всё ещё прибывая в некоем ступоре ошарашенности, что ли.

Это слишком серьёзный и...смертельный диагноз, чтобы это было правдой. И, тем не менее, у моего отца была опухоль мозга, именно по этой причине он скончался ещё до моего рождения, когда мама была на пятом месяце беременности.

Не плачу. Даже тогда, когда уже покидаю порог больницы, понимая, что больше сюда никогда не вернусь. Чтобы мне не говорили, излечить опухоль мозга практически невозможно, хотя кто-то, кто не сдаётся, пытается, но у смерти свои планы, она с судьбой в сговоре, поэтому и властна над нами - людьми, именно по этой причине мы и смертны. Эх, судьба, ты оказывается, та ещё сука!

От поликлиники иду пешком, несмотря на то, что идти далеко и долго, просто бреду по улочкам столицы. Это практически бессмысленно, бесцельно, а я ведь не привыкла тратить время попросту. Теперь у меня его и вовсе нет, так почему бы не нарушить собственные дурацкие, признаюсь, наконец, принципы и правила?!

И уже тогда, когда оказываюсь дома, шаркая ногами по полу, иду до спальни, падаю на кровать и, закрыв лицо руками, начинаю рыдать, как маленький ребёнок. Это страшно, чёрт подери. И в голову всё лезут противные мысли о смерти! Не хочу умирать. Не сейчас! Мне бы ещё немножко времени. Мне бы второй шанс.

Правда, кто я такая, чтобы просить о втором шансе и чтобы судьба милостиво мне его предоставила. Ну, и пусть всего 23 года, кто-то умирает чуть ли не в младенчестве. "Ты не особенно, Диана", - мысленно отвечаю я сама себе и окончательно принимаю то, что свалилось мне на голову. Я больна. Может, была больна всегда, кто знает. В смысле, не только физически. Душевно.

Этот мир продолжит жить и без меня, а я... А мне... Мне, кажется, придётся пройти через самое трудное - через откровенный разговор по душам с матерью. Интересно, как отреагирует она? Будет ли плакать или не заплачет, пока я не скроюсь за дверью её квартиры? Она же снежная королева, только я её кровь и знаю, мама не показывала, на смерть отца оплакивала втайне. Не хочу, чтобы она оплакивала меня. Мама ведь совсем одна теперь останется. Мы не близки, но всё же...

"Надо ехать в Питер", - решила я. Надо ехать прощаться.

***

Я даже не явилась в издательство, чтобы сообщить о своём уходе. Навсегда. Пусть для Райана и для моих бывших подруг это будет "сюрпризом". Сама же отправилась поездом в Питер, там когда-то выросла, там и умру, как говорится. Где дерево пустило корни, там оно и завянет, ну или погибнет. Не знаю, садоводство не мой профиль.

Из прошлого с собой взяла только своего кота. Ну, как же я могла оставить его на улице или отдать в питомник?! Сама себе никогда этого не простила бы, посему мистер Мяо - мой вечный спутник по жизни и сожитель, друг и близкое, любимое существо, отправляется со мной. Правда, мама кошек не любит. Точнее, терпеть не может. Это ещё одно из множества наших различий между друг другом. Я животных обожаю и люблю до умопомрачения!

Все брендовые и дизайнерские шмотки, которые теперь в моих глазах просто тряпки с завышенной стоимостью, отдала на благотворительность. Выбрасывать жалко, а так хоть помогу людям, потому что вещи были из бутиков, в которых у меня, как у бывшей работницы издательства, была пятидесятипроцентная скидка.

В очередной раз зазвонил смартфон. На экране высветился номер Райана. Пускай названивает, если хочет, всё равно трубку не возьму. Впрочем... Достала из телефона сим-карту и сломала её, вышвырнув через окно поезда. Прощайте, мистер Луциано, нам с вами не по пути! Н-да, уже начинаю сходить с ума.

Мяо спал на моих коленях, словно бы желая забрать весь тот холод, что не давал мне спокойно жить. Почесала его за ушком, услышав в ответ довольное мурчание. Если я умру, то с кем он останется? Мама? Да, пожалуй, только если с ней. Правда, придётся очень постараться, чтобы уговорить её. Надеюсь, взглянув в его зелёные, насыщенного изумрудного оттенка глазки, у мамы растает сердце. Надеюсь.

У меня же никого не было, кроме себя самой и кота, да и тот появился только на первом курсе университета, а до этого приходилось довольствоваться душевным одиночеством, вопреки множеству "друзей" и знакомых.

Всегда была предоставлена только себе и ни от кого не зависела. Даже в детстве была чересчур самостоятельной. Мама растила меня по своему подобию, поэтому не удивляюсь даже, почему уехала сразу же, как только появилась возможность, а как говорит мама, возможности мы создаём сами.

Всё что было у меня там, осталось в прошлом. Под "там" я имею в виду столицу. Город, в котором прожила чуть больше 4-х лет. Отныне не разделяю время на прошлое, настоящее и будущее. Я решила выбрать только настоящее, то, что происходит сейчас и здесь. Только "сегодня" и никаких "завтра", потому что не тешу себя иллюзиями и прекрасно понимаю, моё "завтра" может и не наступить. Никакого самообмана. Может, немного сарказма по отношению к самой себе, но не самообман. Жить иллюзиями...это не моё, простите.

Поезд мчится на огромный скорости, стремительно преодолевая расстояние между Москвой и Питером. Проводница сказала, что скоро приедем. Я, кажется, начинаю нервничать и даже бояться. Как посмотрю в глаза собственной маме? Как скажу ей, что больна и умру так же, как умер папа - её муж? Как сказать женщине, что вечно холодна, словно снег, о смертельной болезни её ребёнка? Я знаю, мама впадёт в отчаяние, будет стараться вытащить меня из ледяных рук смерти. Моя мать, конечно, женщина сильная, но никто не властен над смертью. Уж если смерть решила, будь добр, не мешай и даже не пытайся, иначе сам канешь в небытие.

Смотрю на мелькающие силуэты природы: деревья, скалы, реки, мимо которых мы проезжаем. Надо было наслаждаться жизнью, путешествовать или просто осваивать просторы нашей страны, ходить в походы, сплавляться, а я...училась и пыталась строить карьеру. Дурочка. Наивная и глупая девочка! Не тем ты жила, Диана, совсем не о том мечтала. Что ж, это будет мне уроком...смертельным.

Ощутила, что накатила тошнота. Значит, надо в уборную. Аккуратно убрав кота со своих колен, поднялась и собиралась выйти из купе. Поезд слишком резко затормозил. Слишком. Не успела ни сесть, не схватиться. Полетела в сторону, сильно ударилась головой, а дальше...

***

Взрыв, а затем я слышу:

- ДЕРСОН! - яростный мужской крик. - Твою мать, ты взорвала восточный корпус института! Лучше тебе умереть, Дерсон, так и знай!

Я даже не сразу поняла, что происходит. Какая, такая...Дерсон? Почему ей лучше умереть?! Что за институт, если я в поезде была и почему эта самая Дерсон взорвала восточное крыло?! Кто в здравом уме вообще что-то взрывает?! Может, террористы оккупировали поезд, поэтому он так резко затормозил и я ударилась головой?! Единственное, в чём я была уверена, надо подниматься и выяснять, что произошло, лежать нет смысла, ну я так думаю.

- Вы посмотрите! - ядовито произносит этот же самый голос. - Она ещё и валяется! Отчислю! Завтра же вышвырну из института! Мы оповестим твою мать!

Что происходит, мне когда-нибудь объяснит?!

Глава 5

Исходя из развития событий, у меня имелось только два жалких и нелепых предположения: либо я ударилась головой и сейчас нахожусь в дурке, либо ударилась головой и всё происходящее просто-напросто моя больная фантазия. Третьего не надо. Ну, просто не может быть всё ЭТО реальностью! По крайней мере, точно не со мной. Однако то, что происходило, выглядело живым и настоящим. Воздух, которым дышала, был настоящим. Люди, окружающие меня, были реальными. Мир, который я увидела, распахнув глаза, не выглядел жалкой декорацией или иллюзией моего подсознания. Всё и все были такими живыми!

Как только очнулась, сразу спросила в лоб у товарищей:

- Простите, что здесь происходит?

А в ответ услышала язвительное:

- Это мы у тебя хотели спросить, что здесь происходит, Дерсон! Вот скажи, чем тебе не понравилось наше учебное учреждение? Элитное, между прочим! Ни один университет, академия или институт не может похвастаться такими результатами, которые выдают наши выпускники! Лучшие профессора элементарного мира, преподающие не просто отлично, а на высшем уровне! Возможность выбора второго направления в образовании, помимо обязательного. Тьфу! Да, тьма со всем этим! Если не хотела учиться, у нас некоторые остаются ради того, чтобы хотя бы иметь возможность проживать в наших общежитиях, где не комнаты, а целые апартаменты и питаться в столовой, где еда готовится вкуснее, чем в самой престижной ресторации нашей столицы!

Скажу только одно. У меня сейчас взорвётся мозг!

- Чего молчишь, глазами хлопаешь?! - вопрошает на повышенных тонах второй мужчина, при этом грозно поглядывая на меня и уперев руки в бока.

- Извините, но я ничего не понимаю...

Виновато развожу руки в сторону.

- Но мне кто-нибудь объяснит, пожалуйста, что здесь происходит? Где я нахожусь? Кто такая Дерсон и почему она взорвала ваш институт? Причём, здесь вообще я?! Не понимаю, - тяжело вздыхаю. - Ни-че-го не понимаю...

- О-о, - протянул тот мужчина, который меня отсчитывал за что-то. - Нормально её так приложило! Дианочка, хоть помнишь, кто ты?

Меня назвали по имени! Не знаю, отчего больше удивилась: от того, что этот весьма странный мужчина знает моё имя или заданного вопроса. Ладно, чего мелочиться! Меня удивляла сама ситуация в целом!

Кивнула, но отвечать не спешила.

Мужчина прищурил глаза.

- Хорошо, - он шумно выдохнул. - Поставим вопрос по-другому. Ты знаешь, кто я такой?

Отрицательно покачала головой.

- Присядь-ка лучше, бестолочь окаянная! - "вежливо" так посоветовал второй мужчина, указывая взглядом на кресло за письменным столом кабинета, в который меня увели сразу, как только очнулась и задала свой главный вопрос.

Как только опустилась на кресло, между прочим, мягкое и качественно изготовленное, сразу чувствовалось, мужчина прокашлялся и представился:

- Кхм...кхм... Позвольте представиться, ректор международного института стихий, Люк Вилфорд!

Я нахмурилась. Подождите-ка. Мне не послышалось? Международного института...стихий?! Теперь я не просто не понимала, я запаниковала!

Пока мои глаза метались от этого самого ректора международного института стихий до второго мужчины, неизвестный поднялся, слегка поклонился и тоже представился:

- Заместитель и лучший друг Люка, Питер Гэлендар!

Всё ещё прибывая в растерянности, я решила последовать примеру мужчин и тоже представилась:

- Диана. Просто Диана, - про фамилию решила умолчать. Пока что умолчать.

Люк посмотрел на Питера. Питер посмотрел на Люка. Переглянувшись, мужчины между собой что-то поняли. Что-то, что не поняла как раз я!

- Точно не помнит! - выдохнул ректор.

- Не хотелось бы, конечно, но придётся извещать её мать, а связываться со стражем, сам понимаешь, себе дороже, - эта реплика принадлежала Питеру.

Стражем? Мою мать? Чего-чего?!

- Надо отвести её в лазарет, - задумчиво произнёс Вилфорд. - Может, память удастся восстановить и не придётся объясняться перед стражем! По договору, мы обязаны были уследить за своей студенткой. Поганый тролль!

- Эй! - громко возмутились откуда-то мужским голосом. - Сам ты...поганый! Тролли, между прочим, почистоплотней некоторых магов будут!

- Алиша, нежить ты наша болотная, поди-ка сюда! - позвал её...его...ректор.

- Вызывали? - кокетливо спросило...оно. То, что Люк сейчас Алишей назвал!

- Алишенька, представься, пожалуйста, леди Дерсон заново, по новой, - ласково так приказал или попросил Вилфорд, кивком головы указывая на меня. - Диана из-за собственноручного взрыва умудрилась удариться головой, что не удивительно и потеряла память!

- Да-а? - удивилось оно...Алиша. - К вам услугам, личная помощница и секретарь ректора международного института стихий! - гордо выдала, как я поняла из всего, тролльчиха!

Алиша нахмурилась, не получив от меня никакой реакции, кроме ошарашенного взгляда, изучающего её персону.

- Шеф, она, может, того-с?! - и это покрутило пальцем у виска. - Черепушкой кокнулась? Вообще ноль реакции. На меня обычно по-другому реагируют.

Питер хмыкнул.

- Ага, разбегаются, как тараканы с криками: "смотрите, это же тролль"!

Тролльчиха гневно сверкнув глазами, обнажила улыбку из острых зубов, подобных клыкам какого-нибудь хищника и миленьким голосом проговорила:

- Знал ли ты, о прекраснейший, что тролли любят человечину? М-м, особенно таких упитанных, в теле, как ты, мой милый друг! Порубим тебя на части, потушим с овощами и подадим к столу. М-м, вкуснятинка!

Меня замутило. Кажется, голова снова даёт о себе знать.

Но ни ректор, ни его заместитель, ни секретарь, казалось, не замечали меня.

- Не зли её, друг, - усмехнулся Люк. - Эта малышка действительно может надрать тебе зад!

- Малышка?! - удивлённо вскрикнул Гэлендар. - Если она малышка, то кто, по-твоему, я в сравнении с ней?!

- Между прочим, - буркнула Алиша. - Я молоденькая. 17 лет всего.

- 117, Алишенька, - поправил её Вилфорд. - Ты забыла добавить ещё одну единичку впереди...

- Кхм...кхм...

Я громко прокашлялась, как бы привлекая к себе внимания и напоминая, мол, ребята, я всё ещё здесь и всё ещё не понимаю, что творится.

- Ой, - моргнула секретарь. - А она ещё здесь?

- Да, - процедила я. - И никуда не денусь, пока не получу объяснений!

- А мы просто думали, ты ускакала уже. Маленькая такая, незаметненькая. Вот так пойдёшь однажды, наступишь и не заметишь, - хихикнула...тролльчиха.

- Али, не пугай нам девочку! - шикнул Люк. - У неё итак крыша поеха... В смысле, память потеряла эта бедняжка.

У меня от нерв задрыгался один глаз.

Вздохнув, глава института стихий, простите, международного института стихий посмотрел на секретаря и сказал:

- Надо её в медпункт отвести, проверить состояние здоровья. Она пусть и рядом с очагом взрыва находилась, - грозный взгляд на меня. - Так, как сама же этот взрыв и устроила, дабы из института вылететь специально! Но обследовать её не помешает. И да, скажи доктору Болиту, чтобы не спаивал её спиртом! Не надо нам пьяной студентки, которая может повторно что-нибудь взорвать!

- Пошли, немощь несчастная! - меня схватили за руку и потащили прочь из кабинета, как я поняла, до лазарета.

Алиша явно не собиралась молчать по дороге до медпункта.

- А реально, чем тебя наш институт-то не устроил?! Тебя же вроде на самый престижный факультет зачислили? Зачислили! Инициации испугалась, что ли?!

Я готова была взвыть.

- Какой факультет?! Какой инициации?! Что вообще происходит...девушка?!

Тролльчиха самодовольно ухмыльнулась, игнорируя мои вопросы.

- Давненько меня "девушкой" не называли.

Оно и видно.

- Значит, действительно ничего не помнишь, - она вздохнула. - Эх, придётся отправлять телеграмму твоей матери, а делать этого вовсе не хочется. Впрочем, ты и сама знаешь, какими грозными бывают стражи.

"Нет. Не знаю", - хотелось ответить мне, но я промолчала.

- Стражи вещь не привыкли, когда их тревожат, - продолжила болтать Алиша. - Тем более, стражи, которые снискали известность. Девочка, ты чего молчишь?!

Секретарь остановилась, прекратив шествовать. Пришлось остановиться и мне, поднять голову и посмотреть на тролльчиху.

- Что? - мой голос звучал хрипло.

- Не слышала, что ли, что я рассказывала? - она хмыкнула.

"Не слышала, а не слушала", - захотелось поправить её мне. Да, и как тут слушать, если мне постоянно талдычат, что моя мать какая-то там страж. При этом опасаются, что её, мою мать, придётся потревожить извещением или телеграммой. Не вижу в этом никакой проблемы. Зачем вообще извещать её?! Она, вроде как, в Питере находится в данный момент, а я... А где я нахожусь?

- Сильно тебе, наверное, отшибло голову, Дерсон! Слава матери-природе, никто не пострадал! Ну, кроме тебя... Впрочем, корпус восстановить-то, восстановят. Правда, химикам и ядоварам теперь негде будет варить зелья, но ничего страшного, у них итак для факультета выделено слишком много аудиторий! Нынче большой приток студентов был, оно и понятно, все учиться хотят, грызть гранит науки, так сказать. Одна ты, видимо, не хотела. Точно ничего не помнишь? - в который раз спросила она.

И я, в который раз ответила:

- Ничего не понимаю, простите...

- Бог простит! - хохотнула Алиша. - Ладно, недоразумение природы, иди за мной, всё равно с тобой скучно! Поговорила бы хоть со мной, а то мне потом целый день сидеть за бумажульками и документами вашими. Столько разгребать придётся! Тут даже бытовая магия не в силах помочь!

М-магия?! Б-бытовая?! Какая-какая, простите?! У меня однозначно слуховые галлюцинации! И не только слуховые, может, зрительные даже, судя по тому, где я нахожусь. Если это кошмар, то он какой-то нестрашный. Если просто сон, то для сновидения происходящее слишком реально. Больная фантазия? Сразу исключено! Сумасшедшие не осознают, что они, собственно, сумасшедшие. Вот если бы это казалось мне нормальным, не выходящим из ряда вон, стоило бы побеспокоиться.

- Да, воистину, ты и вправду дочь стража, Диана, - ухмыльнулась тролльчиха. - Серьёзная, молчаливая, как могила, холодная, как снег и постоянно хмуришься в недовольстве. Даже взгляд чуть высокомерный. Истинная аристократка! Одного только понять не могу, почему не хотела следовать по стопам матери?! Ты хоть помнишь, на какой факультет тебя вчера зачислили?

Вчера меня уж точно никуда не зачисляли! Я вчера собирала свои, оставшиеся не отданными на благотворительность, пожитки. Помню, как ворочалась всю ночь, рассуждая о реакции мамы, о своей опухоли, обо всём на свете, что не успела сделать, попробовать, изучить, понять. А утром привычно позволила себе насладиться чашкой кофе с молоком и сев на поезд, помчалась к своим истокам.

- Не помню, - вздохнула я. - Вообще ничего не помню.

- Э-это плохо, - протянула Алиша, цокнув языком. - Ну, ничего страшного девочка, сейчас тебе Болит микстурку какую-нибудь подберёт, потом ещё позабыть всё захочешь!

Если добавить к имени доктора две буквы "ай", получится "Айболит". Нет, у меня точно галлюцинации! Может, надышалась гарью из-за взрыва поезда. Может, из-за сильного удара головой в купе. Но больше меня беспокоило то, что не могу очнуться там, в реальном мире. Вместо это я здесь, в вымышленном собой мире.

Я настолько была поглощена размышлениями, что не оглядывалась даже по сторонам. А вокруг было на что посмотреть, скажу я вам! Меня вели по коридорам международного института стихий, если я всё правильно поняла. Готический интерьер, картины с, наверное, именитыми личностями. Короче, всё выражено в лучших традициях Хогвартса. Маленькая поклонница Гарри Поттера внутри меня от радости и эйфории запрыгала и захлопала в ладоши. Ощущения волшебного антуража не покидало меня с тех самых пор, как я взглянула на это величественное здание с его острыми башенками, витражными окнами и множеством корпусов, один из которых был взорван... Мной? Или Дерсон?

А, если честно, здание такое огромное и масштабное, что запросто можно затеряться между коридорами и понадобится долгое время, чтобы тебя отыскали, ну или ты самостоятельно обнаружил выход.

То и дело казалось, что за очередным тёмным углом тебя кто-то с любопытством разглядывает, изучает. Каменные полы и стены автоматически отправляли меня ощущениями в средневековье. Прохладный ветер, дующий откуда-то, неизвестно откуда, иногда так подвывал, что это пугало до мурашек по коже.

Чтобы добраться до одного корпуса, необходимо было пройти тоннель, соединяющий, собственно, эти корпуса. И таких тоннелей было около десятка, настолько институт огромен.

И да, забыла упомянуть, тоннели находились на улице и имели по два выхода: один к нужному корпусу, другой во внутренний двор института. Внутренний двор разглядеть не успела, так как мы уже подобрались к медицинскому отсеку.

- Ну, всё, - развернувшись ко мне лицом, сказала Алиша. - Я свою работу выполнила, тебя проводила, так сказать. Теперь оставляю вас, леди Дерсон! Только, пожалуйста, не взрывай лазарет!

На меня зыркнули тёмными очищами.

- А-а, - я открыла рот, чтобы спросить, что делать дальше, но секретарь махнула на меня рукой, подошла к стене и, приложив ладонь к тёмно-серому камню, вошла в стену.

Уже, в который раз у меня нервно задрыгался глаз.

Благо, я не слепая, поэтому огромную табличку с надписью "лазарет" увидеть была в состоянии и отправилась прямиком к двери кабинета. Только я туда так и не дошла, потому что увидела...

- Мистер Мяо! - громко вскрикнула.

Мой чёрный котяра вальяжно приближался ко мне издалека тоннеля, откуда мы с Алишей пришли до медпункта. Остановился, принюхался, поднял голову и...

- Надо было проверить, ты это или не ты.

Мне показалось, что я сейчас потеряю сознание.

- И нечего на меня так смотреть! - грозно произнёс...мой кот. - Оставила меня в поезде одного, сама умерла и переместилась в другой мир. Эх, из-за тебя мне пришлось потратить ещё одну свою жизнь, а у меня, чтобы ты знала, их 9 всего. Точнее, уже 6. Несколько раз уже тратил. Но это уже другая история.

Я шарахнулась в сторону, тяжело дыша и ошарашенно глядя на Мяо.

- Н-да, - котяра закатил глаза. - Ожидал несколько другой реакции. Ау, человечишка, Земля вызывает Диану, - и Мяо помахал лапой, как бы говоря, я здесь, обрати на меня внимание.

- Ди, ну чего же ты? - обиделся мистер Мяо. - Прекрати дрожать, как осиновый лист и давай серьёзно поговорим, потому что я представляю, какая каша сейчас у тебя в голове!

- Х-хорошо, - дрожащим голосом согласилась я. - Только не п-подходи б-ближе!

Мяо закатил зелёные глазищи.

- Следуй за мной, хозяюшка, - с досадой фыркнул котяра и повёл меня прочь от лазарета.

Я как-то и не посмела воспротивиться. Да, и к врачу, если честно, идти не хотелось. Если понадобится, непременно, обращусь позже, а сейчас мне нужны ответы и эти самые ответы может предоставить только одно существо. Мой говорящий кот по имени Мяо. Какая ирония!

- Куда ты меня ведёшь? - тихо полюбопытствовала я.

- В твою комнату, куда же ещё!

Я резко затормозила.

- В смысле?!

- В прямом, бестолочь ты моя любимая! Просто следуй за мной, ладно?!

Не думаю, что злить говорящего кота хорошая идея. Надо ли говорить, что вплоть до "своей", как говорит мистер Мяо комнаты, я шла молча. Вовсе мне не хотелось бесить собственного кота, ведь прекрасно помню, как он напрыгнул на меня с когтями дома.

Кстати!

- Слушай! - оживилась я. - Раз теперь ты говоришь, расскажешь мне, что происходило в квартире в моё отсутствие?

- О-о, это особый разговор! - протянул Мяо. - Обязательно расскажу! И гарантирую, что у тебя появятся несколько седых волосков после моего рассказа!

Мистер Мяо следовал по институту без каких-либо промедлений. Так, как будто отлично знал маршрут, и я не могла это не заметить. Меня привели, судя по всему, в общежитие с множеством комнат и остановившись у одной из дверей, мой котяра сообщил:

- Прибыли! Назови своё имя вслух и дверь откроется, - подсказали мне заранее.

- Диана Игна...

- Нет, не земное имя, - отрицательно покачал мордочкой кот. - Имя, данное тебе от рождения в элементарном мире.

- Откуда я могу его знать!? - огрызнулась я.

Мистер Мяо закатил глаза.

- Тунец мне в рот, ну что люди за народ-то такой глупый! Имя тоже, фамилия другая. Ты её сегодня не раз слышала из уст ректора.

- Д-дерсон? - неуверенно спросила я, вспомнив.

- Эврика! - съязвил котяра.

Ох, давно я за ним с тапкам или пылесосом не гонялась!

- Открывай уже, чего стоя спишь! - начал подгонять меня Мяо.

- Диана...Дерсон, - громко, внятно и чётко произнесла я "своё" полное имя.

Сработал какой-то особый, волшебный механизм, щелкнул замок, и двери из тёмно-коричневого дерева сами открылись, впуская меня внутрь.

- Стоять! - только я собиралась войти, как кот меня остановил. - Слышала, что сначала в новое жилище пускают животных, потом только сами хозяева входят?

Да, доводилось слышать этот бред.

- Диана, я если что, к твоему сведению, мысли читать не умею, поэтому не молчи, будь добра. А то чувствую себя пустым местом!

- Ой! - виновато прошептала я.

- Вот тебе и "ой", - фыркнул котяра и смело вошёл в комнату, принюхиваясь.

Я зашла следом, с любопытством оглядываясь вокруг, но с ещё большим любопытством рассматривая самого мистера Мяо, который обнюхал каждый угол и только после того, как закончил осмотр, вынес вердикт и дал добро.

- Обстановка чиста! Присутствие третьих личностей не имеется. Сканирование завершено! И да, ты не одна будешь жить, сразу предупреждаю!

Я нахмурилась, ибо вообще не поняла, зачем мне оставаться здесь жить.

- Двери закрой! - командным тоном произнёс котяра. - И садись, будем разговаривать.

Закрыла двери, произнеся своё имя вслух. Правда, Мяо сказал, что это работаешь лишь при открытии двери, поэтому я запомнила, а после села на постель, приготовившись получать полезную для себя информацию.

Когда кот начал рассказывать, я поняла только одно. По-па-ла!

***

- Ди, слушай внимательно и запоминай, - голос кота был строгим и повелительным.

Я с готовностью кивнула головой и произнесла:

- Есть, сэр!

Мяо ударил себя чёрной лапой по чёрной моське.

- И эта немочь моя хозяйка. Великий тунец, как ты мог?!

Я подняла голову, чтобы посмотреть туда же, куда смотрел и мистер Мяо, но ничего, кроме потолка, не увидела. Не думаю, что тунцы живут на небесах.

- Значит, так, - вздохнув, начал мистер Мяо. - Мир, в которым ты родилась и выросла, называется Землей. Это ты знаешь, верно?

Я кивнула. Конечно, знаю.

- Она не безнадёжна! - облегчённо выдохнул кот. - Спасибо, боги!

- Мяо, - я кровожадно улыбнулась. - Забыл про пылесос?!

- О-о, - зашипел кот. - Этого я тебе никогда не прощу! У меня сердечко слабенькое, маленькое, а ты... А пылесос такой огромный, шумный, у меня шерсть от страха линяла!

- Нефиг было гадить мне в туфли!

Мяо, прикрыв лапой рот, заржал.

- Когда природа зовёт, сил на сопротивление не остаётся! И, между прочим, таким образом, животные показывают своим хозяевам, что любят их!

Мне вспомнилось, как я надела туфлю, а там маленькая, горяченькая, коричневенькая кучка кошачьих экскрементов. И это, блин, у Мяо какой-то ритуал был! Каждый понедельник, каждое утро одно и то же. Уже после, научившись на ошибках, стала убирать туфли на высоченную полку, чтобы не забрался и не нагадил.

- Ну-ну, - я скрестила руки на груди. - Рассказывай, что произошло!

- Пардон, - усмехнулся Мяо. - Отвлёкся чуток. Надо как-нибудь повторить.

- Только попробуй, - угрожающе предупредила я. - Не пылесос, так тапок!

- Тиранша! - жалостливо произнёс мой котяра, а потом продолжил то, о чём планировал поведать изначально: - Мир, в который переместилась ты, называется элементарным.

- Почему? Типа здесь всё просто и понятно? - нахмурилась я.

- Нет, - закатил глаза мистер Мяо. - Типа четыре элемента природы: огонь, вода, земля, воздух. Поэтому мир элементарный и институт, собственно, стихий, то бишь, четырёх элементов природы. Так понятней?

- Допустим, - кивнула я головой. - Продолжай.

- Видишь ли, Диана, помимо Земли есть и другие миры. Это вы, человечишки, привыкли думать, что одни во вселенной, но как бы не так, ага! Существуют параллельные миры. Также можно называть их потусторонними, но правильнее, параллельные.

- Погоди, а зелёные человечки, получается, существуют? - полюбопытствовала я.

- Угу, - важно кивнул Мяо. - Они над вами, землянами, смеются! Просто вы немного отстали от эволюции, понимаешь? Египтяне и те были умнее и ближе к разгадке вселенских тайн. И, кстати, поклонялись котам, - мне подмигнули.

- Обойдёшься! - фыркнула я. - И не поклонялись, а просто почитали!

- Одна фигня! - отмахнулся кот. - Вернёмся к параллельным мирам. Но для начала, проверка на внимательность. Ты поняла, почему этот мир называется элементарным?

Я закатила глаза.

- Потому что четыре элемента природы: огонь, вода, земля, воздух.

- Молодец! - похвалили меня. - Земля - это мир информационный. Хотя инопланетяне солнечной системы могут с этим поспорить, ибо ваши технологии сильно отстают от их изобретений, но вернёмся к насущному. Элементарный мир - это стихийный мир! Не удивляйся, но здесь существует магия и каждый житель этого мира ей обладает. Ты, кстати, тоже!

Я округлила глаза.

- Правда?

Мяо кивнул.

- Да, и ты тоже. Причём, стихией воздуха. Каждый житель элементарного мира от рождения владеет одной стихией. Твоя стихия - это воздух.

- Извини, но в это как-то сложно поверить, - схватилась за голову я.

- Я понимаю, - мягко приговаривал кот. - Понимаю, что это сложно для тебя, Ди. Ты не должна была помнить свою прошлую жизнь, но так вышло, что помнишь прошлую, но не помнишь жизнь, которой жила в этом мире.

- Как, так? - я склонила голову немного набок.

- За перемещение по параллельным мирам платят жизнью, Диана. Умирая в одном мире, ты возрождаешься в другом. Это как параллельная реальность. На Земле у тебя была другая жизнь, здесь иная. Только что-то пошло не так, милая моя и ты помнишь ту жизнь, а не должна, по идее. На Земле ты двадцатитрехлетняя девушка, стажирующаяся в издательстве, а здесь ты восемнадцатилетняя девчонка в очках, ботаничка и с вздорным характером.

- Прошу заметить, я и на Земле носила очки, - напомнила я.

Кот снова ударил лапой. Но на этот раз меня.

- За что?! - возмутилась я.

- За всё хорошее! - прошипел котяра. - Ди, раньше ты умела слушать, а сейчас болтаешь без умолку! Вижу, новая жизнь даёт о себе знать!

- Ничего не понимаю, - вздыхаю я.

- А должна! Должна, Диана! - огрызается Мяо. - Тебе придётся приложить все усилия, чтобы не выдать в себе незнание, ибо это сразу покажется странным и тебя просто запрут в очень нехорошем месте, будут питаться твоей жизненной энергией и силой. Хочешь до конца своих дней прожить так?

Я испугалась, а посему ответила:

- Нет. Конечно, нет!

- Тогда слушай и запоминай. Здесь ты больше не Диана Игнатьева, студентка и работница издательства, не начинающая бизнес леди, мечтающая о карьере. В элементарном мире ты восемнадцатилетняя студентка международного института стихий Диана Дерсон, учишься, как я успел выяснить, на факультете стражей ветра, поступила позавчера, но не по своей воли, отчего хотела сбежать, взорвав один из корпусов института. Твою мать, непременно, известят. И тут начинается самое интересное, Ди. Твоя мама про параллельные мира и на Земле знала.

Я замерла, потрясённая этой новостью.

- Да, Диана, - кивнул мистер Мяо. - Твоя мама обладает исключительным даром. Даром перемещения между параллельными мирами, но если ты её дочь, это не означало, что тебе генетически может достаться этот дар. Генетика здесь не причём. Ты просто умерла бы от опухоли мозга и жила бы в этом мире в теле восемнадцатилетней себя, но другой жизнью. Я одного только понять не могу, почему ты не помнишь ничего из жизни в элементарном мире, но помнишь всё, что происходило с тобой на Земле.

Глава 6

- Есть кто-то, кто может помочь разобраться нам в этом...деликатном вопросе? - полюбопытствовала я.

- Ты чего?! - Мяо выпучил глаза. - Конечно, нет! Во-первых, никому нельзя говорить. Во-первых, никто всё равно и не поверит. Про очень нехорошее место помнишь? У нас на Земле, между прочим, такие места называются психушками.

- Не нравится мне всё это, - я нахмурилась.

- Не тебе одной, - вторил кот. - Да, и выбора у тебя нет. Ну, есть точнее. Международный институт стихий или очень нехорошее место.

- Почему ты просто не назовёшь это место дуркой?

- Нет, дело в том, что оно так и называется "очень нехорошее место".

- А есть очень хорошее место? - поинтересовалась я.

- Насколько помню, имелось такое! В студенческом городке института, по-моему, даже. Все студенты любят, что?

- Что? - недопоняла я, нахмурившись.

- Все студенты любят выпить, Ди! Это же элементарно!

- Ну не все, знаете ли, - тихонько буркнула я.

- В "семье" не без урода, - меланхолично сообщил наглый котяра.

- Что?! - я возмутилась. - Сам ты...такой!

- О-о, - протянул мистер Мяо. - Считай, ты нежилец! В институте изгоем можешь стать с таким-то характером. Хотя, судя по тому, что ты взорвала корпус химиков и ядоваров, те уже вовсю точат на тебя зуб, а может и не только зуб.

Я как-то даже приуныла. Характер у меня сложный, ничего не скажешь. Искусством бить морду не владею, посему повышается риск действительно стать изгоем. Впрочем, природа одарила меня очарованием и шармом, поэтому буду заводить новые знакомства так же, как делала это и на Земле. Глядишь, с кем-нибудь подружусь.

- Кстати, - вдруг сказал мой кот. - Ты кушать хочешь? Я-то себе пропитание добуду, за меня можешь не переживать, а вот тебе бы лучше подкрепиться, нам предстоит до-о-олгий разговор!

И в подтверждении слов мистера Мяо, у меня заурчал живот от голода. Вспомнила, что перед поездом выпила только чашку кофе с молоком, а потом кусок в горло не лез. Сейчас очень даже хочется покушать! Хотя, нет Кушать я хотела несколько часов тому назад. Сейчас я хочу жрать!

- Было бы неплохо, - вздохнула я.

- Хорошо, - кот кивнул. - До столовой незаметно я тебя проводить сумею, однако дальше сама, потому что животным в институте без лицензии находиться не положено.

- Что за лицензия? - полюбопытствовала я.

- Потом объясню, - отмахнулся котяра. - А сейчас пошли на обед и пока идём, хорошенько запоминай всё сказанное мудрым мистером Мяо... Надо же было меня так назвать! Чем я тебе не угодил?!

- Прикольная кличка! - хихикнула я. - Нетипичное "Мурзик" или "Тишка". Или вообще блохастик!

- О-о, ну если выбирать между этим, то да, огромное тебе спасибо за "Мяо"! - съязвило животное.

- Да, не благодари! - фыркнула я.

Мистер Мяо зыркнул на меня глазами.

- Это сарказм был. К слову, возвращаемся к главному. Ди, ты в этом мире чужая. Не должна, по идее, но раз помнишь свою земную жизнь, значит, чужая. Поэтому, пожалуйста, ни с кем не вступай в открытые конфликты и противостояния, они тебе сейчас ни к чему.

- А могут быть конфликты? - сипло полюбопытствовала я.

- Ещё как могут, Диана! Ты ведь подорвала корпус в институте, считай, тебя уже половина ненавидит, как минимум, а как максимум, хочет отомстить! В связи с этим могут возникнуть проблемки, но ты не обращай внимание. В твоём случае молчание - действительно золото. Не заговаривай ни с кем, изучай обстановку, окружающий мир, людей элементарного мира. Ты чужая среди своих! Даже без понятия, сколько тебе понадобится времени, чтобы полностью адаптироваться, но могу сказать, что у тебя его очень мало.

После такого разговора выходить из комнаты, честно говоря, как-то не хотелось. Казалось, меня сейчас подкараулят за углом, и хорошенько отпинают за то, чего я фактически не делала. Это надо же было взорвать корпус института! А если бы кто-нибудь серьёзно пострадал? Чем руководствовала та Диана? Неужели, не было более мирного способа решить эту проблему или попытаться сбежать иным способом?

- Диана, меньше оглядывайся по сторонам, тщательней запоминай путь от комнаты до столовой. Я тебе не ходячая карта. Скоро придётся ориентироваться в одиночку. Я-то кот, у меня по жизни проблем нет. Ну, кроме тебя. Ты моя единственная проблема и забота!

Дожила! Раньше кот был моей проблемой, теперь, наоборот, я стала проблемой кота. Какой следующий номер? Апокалипсис?!

И, как назло, в институте, словно бы в школе, прозвенел звонок, оповещающая студентов об окончании занятий. Все студиозы повыскакивали из своих аудиторий и также резко затормозили, когда натыкались на меня взглядом. Почувствовала себя прокажённой.

- Это же она! - зашептались студенты.

- Так эта дрянь взорвала наш корпус?!

- Террористка!

Это были ещё цветочки, которые мне пришлось выслушать по пути в столовую. Как-то неприятно, когда на тебе стоит клеймо террористки, взорвавшей учебный корпус. Но если некоторые лишь выкрикивали нелицеприятные словечки, другие же предпочитали использовать менее гуманные методы. Меня парочку раз даже специально толкнули мимо прошедшие девушки. Но я следовала за котом, который скрывался в тени стен, колон или углов.

Наконец, когда в одном из коридоров не оказалось студентов, Мяо со мной заговорил:

- Ди, ты как?

- Как-как? - я пожала плечами. - Виноватой себя точно не чувствую. По факту взорвала я, а на деле, сам знаешь, я сначала долго думаю прежде, чем что-то делаю.

- Это верно, - согласился котяра, и мы двинулись дальше.

Как только подошли к столовой, мистер Мяо подмигнув мне, скрылся в темноте угла, оставляя меня предоставленной самой себе. Под сотней взглядов студиозов прошла чисто автоматически к раздаточному столу, размышляя, бесплатная ли здесь еда или нет, а то денег я с собой, конечно же, не прихватила.

Вопрос: а они, деньги, у меня вообще имелись в этом мире?

Ибо в нашей университетской столовой пропитание было исключительно платным. Государство не возмещало даже маленькие проценты от затрат студентов на пищу. Впрочем, я училась заочно, и мне не требовалось посещать столовую, чтобы подкрепиться в процессе обучения. Привыкла носить с собой контейнеры с едой на работу и мне этого хватало.

- Явилась, не запылилась! - прошипела какая-то тётка в красном чепчике, стоя за раздаточным столом.

- Правильнее сказать "не взорвалась"! - поправила её вторая тётка, только в жёлтом чепчике.

- Чего на девочку напали?! - заступилась за меня третья в таком же чепчике, но уже зелёного цвета. - Не обращай внимания! Бери, что хочешь!

Но я, удивлённо моргая, разглядывала женщин, и на ум пришло одно слово "светофор". Ну, потому что у них чепчики под цвет светофора: красный, жёлтый, зелёный и все на одно лицо. Тройняшки?

- Эх, дитя и как же тебя угораздило-то?! - пожалела меня третья. - Ну, ладно. Сглупила. Зато никто не пострадал. Отработать всё равно заставят. Иди, наедайся.

Моргнула глазами. Кивнула головой. И стала рассматривать еду, что стояла на раздаточном столе. Взяла поднос и поставила на него стакан апельсинового сока, какие-то блинчики с ягодной начинкой и тушёные овощи. Прислушалась к своему организму и живот вновь заурчал, напоминания своей хозяйке о голоде.

- Спасибо! - поблагодарила я, вежливо кивая головой.

- Не подавись! - прошипела тётка в красном чепчике.

Женщина в зелёном мне улыбнулась, сняла свой чепчик и...ударила сестру по лицу.

- Приятного аппетита, золотце!

Признаюсь честно, щёки у меня покраснели. Не ожидала, что после такого ко мне будут относиться вежливо и уж тем более желать приятного аппетита, как эта третья женщина. Впрочем, я не оправдываю, но всеобщую ненависть к своей персоне понимаю. Зачем "мне" той понадобилось сбегать из института таким образом? Ответить мне никто не мог. Даже я.

Надо ли говорить, что изгоем стала мгновенно. Мне даже не пожелали выделить отдельный столик. Заняты были абсолютно все. А на тех, за которыми не сидели, студенты специально скидали свои манатки. Это привело меня просто в бешенство! Где, по их мнению, я должна завтракать, обедать и ужинать?! На полу?! В туалете, как самый настоящий изгой? Или же у себя в комнате? Нет, так дело не пойдёт!

Вспомнила, что Мяо говорил в открытые конфликты не лезть, однако в данный момент я наплевала на это предупреждение и, отыскав взглядом ближайший стол, незанятый причём, поставила свой поднос, схватила манатки и швырнула их на пол. Вещам в столовой не место! Так-то! Хотели показать мне моё место, но не на ту напали! Пусть я и спокойная внешне, но внутри... Короче, обычно быстро загораюсь!

Кто-то упал. Это было очень громко. Просто свалился со стула и больше не поднимался. Так я поняла, что этот некто потерял сознание.

Как ни в чём не бывало, переступила через груду учебников и сумок, села за столик, подвинула поднос поближе, улыбнулась и пожелала самой себе приятного аппетита. При этом на меня ошарашенно глядели все студенты института. Услышала, как кто-то тяжело сглотнул, а после все начали шушукаться и перешёптываться. Но так тихо, что я ничего не услышала.

До какого-то времени перешёптывания по студенческим рядам продолжались. Я даже привыкла и начала чувствовать себя комфортно, уминая последний блинчик с восхитительной черничной начинкой. Ничто и никто мне не испортит настроение! Поела и жизнь снова заиграла яркими красками! Теперь понимаю, почему люди много едят, когда у них депрессия, например. Еда действительно поднимание настроение, а когда ты голоден, становишься автоматически букой и ворчливым.

Все резко замолчали. Кто-то судорожно вздохнул. Я же, прикрыв глаза, наслаждалась потрясающим апельсиновым соком. М-м, люблю цитрусовые! Несладкий, но и не горький. Странно, но апельсины вообще обожала и грейпфруты, а вот к любимым всеми мандаринам питала нейтральные чувства.

- Я не понял! - грозно произнесли прямо надо мной.

Пришлось поднять голову, чтобы выяснить, кто там, что не понял.

Вскинула одну бровь и выжидающе посмотрела на группу парней из 4-х человек.

- Ты глухая, что ли?! - вопросили меня.

У меня взлетала и вторая бровь, при этом я продолжала попивать сок, которого оставалось ещё больше половины стакана, пила-то медленно, смакуя и наслаждаясь.

- Слушаю, - наконец, соизволила ответить я.

- Рэн, - хохотнул один из парней. - Мы может в другой реальности, но с каких это пор у замухрышки Дерсон появился острый язычок?!

- Поверь, - хмыкнул Рэн. - Уж я-то знаю, как найти этому острому языку применение.

Замухрышка?! Как он меня назвал?! У меня задрыгался глаз.

Высокомерно оглядела парней. Всего их было четверо. Тот, что стоял впереди, судя по всему, главный из них и зовут его Рэн, как я поняла. А ещё хватило одного взгляда на студентов, чтобы понять, его здесь не просто уважают, его здесь свято боятся!

- Встать! - приказал Рэн.

Не подчинилась. Только фыркнула.

- Я думаю, кто-то захотел хорошей взбучки! - проворковал один из его дружков.

- Рэн, поручи это мне! - ухмыльнулся третий.

- Нет, - спокойно и грозно ответил главный. - Она моя! Я покажу тебе твоё место, маленькая сучка!

Я вскочила так резко, что чуть ли не снесла стол. Схватила стакан с соком и плеснула в лицо Рэну. Всё это происходило на эмоциях, во мне кипела ярость.

Один из его дружков рыпнулся на меня, однако, Рэн, вытирая лицо одной рукой, резким жестом второй руки остановил его.

Весь институт замер в ожидании, как же отреагирует Рэн.

Занёс руку для удара, и я уже было приготовилось прикрываться, но он не ударил, нет, схватил за волосы и притянул к себе так близко, что я почти касалась своими губами его губ.

- Ты же понимаешь, что нанесла урон моей репутации и теперь я просто обязан отомстить, проучить или наказать тебя? - выдохнул парень. - Учти, я женщин не бью. Предпочитаю, наказывать или пороть.

- Ты первый нагрубил мне, - спокойно ответила я. - Разве не знал, что за свои слова всегда надо отвечать!

- А за свои поступки нести ответственность!

Он сжал мои волосы на затылке, приблизив лицо ещё ближе к своему.

- Отпусти! - процедила я сквозь зубы.

- "Отпустите, пожалуйста, господин", вот как ко мне надо обращаться, поняла?! - поправил он меня.

- Пошёл к чёрту! - я прошипела, пытаясь вырваться.

- Повтори-ка, - прорычал он, сжав волосы ещё сильнее.

Мне уже было почти больно.

- Пошёл. К. Чёрту, - проорала я, разделяя каждое слово.

- Значит, хочешь по-плохому, - усмехнулся он и, дёрнув за волосы, потащил прочь из столовой.

Я пыталась сопротивляться, только силы и преимущества были явно на его стороне. Рэн тащил меня за волосы за собой. Больно, что странно, не было. Было противно. Неприятно. И это приводило меня в ярость, из-за чего я отчаянно пыталась вырваться и втащить ему хорошенько, чтобы знал, впредь ко мне лучше не лезть, потому что я человек мирный и спокойный, ссориться ни с кем не собиралась, а этот... Этот просто взбесил и не удержалась, плеснув ему соком в лицо!

- Видишь ли, теперь я весь мокрый и липкий, поэтому, дрянь, ты будешь меня лично отмывать в душе, а потом постираешь мою рубашку своими ручками. Я ясно выразился?

- А не пойти бы тебе...

Не договорила, так как он сильно сжал волосы и я взвыла.

- Повторяю ещё раз. Я ясно выразился?!

- Перебьёшься! - зарычала я, брыкаясь.

Усмехнулся только и под ошарашенными взглядами студиозов затащил в свою комнату, сильно захлопнул дверь, блокируя мне выход и, наконец, отпустив меня, принялся расстёгивать пуговицы на чёрной рубашке.

- Ч-что ты д-делаешь? - даже заикаться начала, невольно отступая к постели.

- Мы идём в душ, Дерсон и ты, как послушная девочка, будешь отмывать меня от вылитого тобой сока. Быстро подошла!

- Пошёл ты! - огрызнулась я, выискивая взглядом предмет, которым могла бы защититься.

- Не поможет! - жёстко усмехнулся он, видя мои метания, и стремительно рванул на меня.

Не успела даже моргнуть, как Рэн оказался рядом, схватил и разорвал мешковатый свитер без особых усилий, отбросил клочки ткани в сторону, и одной рукой обхватив мою талию, второй сильно сжал грудь, отчего мне пришлось прикусить нижнюю губу до крови, чтобы не вскрикнуть от неожиданности.

- Не смей! - предупредила я, глядя ему в глаза.

- Знаешь, я тут подумал, что мне в последнее время очень скучно жилось, но несколько дней назад, когда в институте появилась ты, Дерсон, чутьё мне подсказывало, с тобой будут проблемы!

- И правильно подсказывало! - я зашипела и дёрнулась, но Рэн лишь сильнее сжал мою талию, прижимая к своей обнажённой груди. - Со мной и вправду лучше не связываться!

- Какая глупая-глупая девочка! - проворковал парень.

- Или смелая! А ты грубиян и хамло!

- Допустим, - хмыкнул он. - Это весь твой словарный запас?

- Пошёл ты!

- Повторяешься, девочка, - закатил глаза Рэн.

Вот сейчас и не вспомню даже, попадались ли мне такие люди, как Рэн, которые бесили меня с первых минут знакомства. Райан? Нет, он не бесил. Скорее, пугал и его поведение мне казалось странным. Этот же имбецил ничего кроме досады и сильного желания врезать ему кулаком промеж глаз не вызывает.

И я, честно, куда его послать, чтобы отвалил, я не знала. Словарный запас нелестных эпитетов в его сторону закончился, поскольку девушку я воспитанная, в реальной жизни ругалась и также редко, как и встречала таких придурков. Ну, то есть, получается, практически не ругалась бранными словами.

- М-м, а ты оказывается хорошенькая, - протянул парень и вдруг принюхался ко мне. - И пахнешь необычно. Чувствуется цитрус, мята и что-то опьяняющее, принадлежащее конкретно тебе. Думаю, я знаю, как ты расплатишься со мной за тот маленький инцидент с соком в столовой.

Я прищурила глаза, примерно представляя, что он сейчас потребует. Немаленькая ведь. Мне на Земле почти 23 года должно было стукнуть, а здесь всего 18, но разум-то оставался взрослой, более опытной девушки.

- Вот, смотри, - сказал Рэн, отпуская меня и сев на огромную, двуспальную кровать, с вызовом посмотрел на меня. - Я хочу тебя, а ты не хочешь проблем. Надеюсь, мы поняли друг друга, Дерсон? Услуга за услугу, так сказать. Получишь моё покровительство и защиту. Тебя даже не накажут за взрыв. Но если откажешь сейчас, я превращу твою жизнь в ад!

Я усмехнулась, демонстративно скрестив руки на груди, ну и прикрывая эту самую грудь от взгляды серых, металлических глаз.

- Я вас понял, леди, - дьявольски ухмыльнулся Рэн. - Только ты не поняла меня, Дерсон. Я ведь по-хорошему предложил. Считай, снизошёл до милости для тебя с некими привилегиями в виде моего покровительства. Но не подумала ли ты, что прямо сейчас я могу уложить тебя на спинку и взять силой? Мне ничего не будет, Ди. Впрочем, ты это и сама знаешь.

Он вдруг поднялся с кровати, приблизился вплотную ко мне и слизнул кровь с моей нижней губы.

- Либо по-хорошему с защитой и покровительством и обещаю, я сделаю всё нежно, либо по-плохому. Грубо и тебе будет больно, гарантирую. Тебе выбирать, Дерсон!

- Ну же, мышонок, я жду ответ, - протянул парень, вдыхая запах моих волос, перебирая их пальцами, спускаясь к лицу и касаясь опухших от укуса губ. И как только Рэн их касался, ранки на моей нижней губе немножечко пощипывали.

Но интересовало меня другое.

- Почему "мышонок"? - полюбопытствовала я, хмурясь.

- Потому что маленькая, невзрачная и беззащитная передо мной - хищником. Я доступно объяснил?

О-о, пошла, поехала шарманка! "Я весь такой супер крутой, жутко опасный хищник, могу то, да это, а ты серая мышка".

Только слова о невзрачности как-то...задели? Я же невзрачной и серой особой в жизни не была. Всегда эффектной голубоглазой брюнеткой, поразительно похожей на собственную мать. Нас даже часто сёстрами называли, настолько она у меня красивая и молодая. Настоящая снежная королева!

Я это к чему?

Да, к тому, что стою тут перед ним в одних брюках и бюстгальтере и пытаюсь понять, как поступила бы мать в такой ситуации? Если вспомнить слова Мяо, то она обладает даром по перемещения по параллельным мирам, а, значит, велика вероятность, что мама тоже владеет магией. Стихийной, наверное. А раз обладает магией, естественно, могла бы защититься.

А я? Опять же со слов моего кота, обладаю какой-то там стихией воздуха. Обладать-то, обладаю, а вот использовать во благо или хотя бы для защиты элементарно не знаю как. Вообще без понятия, как я здесь собираюсь учиться, если люди в элементарном мире с рождения владеют магией, они такими рождаются, точнее, а я новичок в этом "деле".

Что ж, придётся по старинке. То есть, по-своему. Так, как умеет только Диана. Нет, не Дерсон. Пока что используем старые методы Дианы Игнатьевой. От Райана же смогла защититься. Хотя, он и не взял меня силой, вопреки попыткам. А этот возьмёт и овладеет, ла и не один раз, даже не сомневаюсь в этом.

Приподнявшись на носочки, чтобы быть ближе к Рэну, положила свои руки на его плечи, чуть приблизилась лицом, потёрлась своей грудью об его грудь и выдохнула:

- А почему невзрачная, узнать можно?

Мужские руки на талии плавно, изучая и исследуя, двинулись чуть выше по моему телу, отчего по коже пробежались мурашки. Да, Диана, давненько у тебя мужика нормального не было. Подчёркиваю. Нормального! Меня принудить пытаются, а я возбуждаюсь от прикосновений. "Безупречная" женская логика!

- С виду невзрачная, - хрипловато ответил Рэн. - А вот раздетая совсем наоборот, - и он властно сжал мою грудь, прямым текстом намекая, что возбуждён и хочет меня.

- Ты говорил, что сделаешь всё нежно и мне не будет больно, - я понизила голос до шепота.

- Да, - парень наклонился к моим губам. - Ты ничего не почувствуешь даже.

Неужели, у него ТАМ всё настолько плохо?!

Прикусив щеку, едва ли сдерживалась, чтобы не хихикнуть и не испортить свой план по осуществлению позорного побега от наглого, самовлюблённого студента международного института стихий. Почему позорного? Ну, потому что от проблем обычно не убегаю, предпочитая решать их.

- Чувствую ведь по запаху, что ты девственница.

- Э-э-э, - я так и замерла, не глядя на Рэна и задумавшись.

Так, вроде, давненько девственницей не являюсь. У меня, конечно, нет целого списка партнёров, которым могла бы похвастаться, но всё не так плохо. Было... Потом рассталась с "любимым" парнем и даже какое-то отвращение к себе появилось в первое время. С тех пор секса и не было.

И только потом до меня дошло, что в этом мире всё несколько иначе. Эта типа другая реальность, параллельная вселенная с совершенно иной линией жизни и судьбой. Значит, не исключено, что я - восемнадцатилетняя Диана Дерсон в элементарном мире полностью невинна.

Это, по правде говоря, в восторг меня не привело.

- Что такое, м-м? - хрипло поинтересовались у меня.

Мотнув головой, нахмурилась и решительно сказала:

- Иди в душ. Я сейчас приду. Разденусь только.

- Дерсон, ты не... - растерялся парень.

- Угу, - промычала я. - Иди, кому говорят. А-то передумаю ведь и войну выберу. Сделай одолжение, думай скорей!

Мне кажется, Рэн сам не понял, как направился в ванную, при этом недовольно хмурясь. Как только он скрылся, я недолго думая, схватила его рубашку с пятнами от апельсинового сока, накинула её на себя, поскольку мой свитер он разорвал и выскочила из апартаментов студента.

"Фортуна снова повернулась ко мне лицом", - подумала я, потому что на этот раз коридоры института были пусты и никто не караулил и не поджидал меня в ожидании подробностей, что же творилось за закрытыми дверями Рэна. Впрочем, даже если бы и поджидали, от меня ответ всё равно никто не получил бы.

Со зрительной памятью у меня проблем никогда не было, посему отыскать свою комнату в общежитии удалось быстро, при этом я бежала, конечно, ибо Рэн, прокричав на весь институт яростное и грозное "Дерсон", рванул за мной. О, как он кричал, слов нет! Прямо зло и взбешённо. Я же, хихикая, убегала. А как только добежала до своей комнаты, захлопнула двери, убедилась, что они крепко заперты и даже хотела спрятаться под кровать, но мне это разумным не показалось.

Мяо в комнате не оказалось, где-то пропадает, видимо. Вторая соседка, как выяснилось, сегодня на время моего отсутствия завезла вещи, об этом говорили стоящие возле 2-й кровати чемоданы и сумки. Очень надеюсь, что она чистоплотная, а не грязнуля, иначе мы с ней сильно будем ссориться.

А вообще для меня делить с кем-то посторонним комнату не ново. В университетском общежитии я тоже жила на пару с одной девочкой, настолько тихой и скромной, что мы едва ли успевали пересекаться, вопреки тому, что вместе жили.

И, наконец, я сделала то, что очень хотела сделать с самого начала своего пробуждения в этом мире.

Посмотрела в зеркало.

Длинные иссиня-чёрные волосы, те же небесно-голубые глаза, оливкового оттенка кожа, мягкие, плавные черты лица. Я трогала себя пальцами и понимала, я - это я. То есть, такая, какой была и на Земле. Правда, несколько моложе, что ли. Свежее выгляжу, можно сказать. Но не на 23 года, нет. На все 18 лет. Именной такой я себя и помню в своё совершеннолетие.

Покрутилась возле зеркала, разглядывая теперь тело.

Нет, вообще ничего не изменилось. Подтянутая, аппетитная фигура, которая сформировалась такой не только благодаря природе и генам, но и йоге со спортом, плюс правильное питание. Грудь, которую сегодня нащупывал Рэн, второго с половиной размера. Можно сказать, почти третьего. Да-да, именно так я себя и утешала. Обтянутая тёмно-синими джинсами попа.

Я облегчённо выдохнула.

Всё моё, родное при мне! И если не считать, что на Земле я умерла, соответственно, там моё существование прекратилось и теперь придётся доживать отведённое мне судьбой время в элементарном мире, в целом всё не так плохо, как могло бы быть.

Опять же...

Магия, а если точнее, стихия воздуха, в котором я просто-напросто ничего не ведаю, даже азов. Рэн, который сто процентов от меня не отвяжется. И вообще мир чужой и незнакомый. Мне ничего неизвестно о законах, культуре, обычаях и традициях. Откуда мне знать, может здесь до сих пор присутствует рабство, к примеру?!

А потом...

Тяжело вздохнув, осела на пол, сгорбила спину, обхватила коленки руками и поняла, что до этого момента размышляла слишком оптимистично и поверхностно, не углубляясь в ситуацию. Сейчас, когда до меня окончательно дошло, что теперь мне придётся жить в элементарном мире, хотелось банально расплакаться. И, вроде, второй шанс появился, о котором я так просила, узнав про опухоль мозга, но вылечиться и попасть в параллельный мир вещи разные.

Сначала я услышала приглушённое:

- Виктория Ладингтон, - а потом распахнулась дверь.

Причём, как распахнулась. Девушка её с ноги открыла так, что оная чуть с петель не слетела. Взглянув на неё, увидела, что обе руки незнакомки были заняты тем, что обхватывали две огромные картонные коробки.

- Комната "206"? - спросила девушка.

- Она самая, - подтвердила я, кивнув головой.

- Значит, по адресу, - усмехнулась она. - А-то мои вещи слуги клана донесли, я свою комнату впервые живу. Кстати, меня зовут Виктория. Можно просто "Тори". Про тебя наслышана. Мне наши соседи уже все уши прожужжали, к кому меня подселили. Я вот спросить хочу, почему именно корпус химиков?! Надо было взорвать корпус, где преподают естественномагические науки. Ненавижу матемагию!

Виктория говорила так быстро, будто казалось, она болтала со скоростью больше ста слов в минуту. Мой мозг не успевал переварить информацию.

- Эх, ладно, не будем о грустном, - вздохнула девушка, присаживаясь на свою кровать. - Меня, представляешь, родичи поставили перед фактом "ты выходишь замуж". И я, как волчица, обязана подчиниться. Только выйти замуж за волка, лучше сразу пойти и повеситься! Чтобы ты понимала, в волчьих кланах полный и капитальный п... Патриархат! Мужчинам можно абсолютно всё! А женщинам... Женщины самки для продолжения рода, вот мы для них кто. Место женщины где? Правильно! Они считают, на кухне, дома у семейного очага и с детьми. А я, может, не хочу детей? Да, и честно, многие волчицы в 18 лет не хотят детей, но у немногих есть право выбора. У меня бабушка настояла на моём обучении. Люблю её! Рыкнула на моих родителей и сказала, что лучше отправит меня на обучение в институт, нежели выдаст замуж! Я, по правде говоря, учиться тоже не хотела, но выбирая между учёбой и замужеством, естественно предпочла первое!

Я, хлопая глазами, смотрела на свою соседку и не могла поверить собственным ушам! То, что услышала, не укладывалось в голове. Виктория оборотень? Я уже было подумала, что меня ничем не удивить, однако вот оно что. Передо мной девушка, которая превращается в волка. Девушка-волк? Девушка. Волк. У меня всё!

- Прости, я тебя, наверное, утомила своей болтовнёй, - хихикнула Тори. - Ты ведь тоже на факультет воздуха поступила? Хотя, погоди. Вроде, слышала, что тебя на факультет стражей ветра зачислили... Верно! А я думаю, почему мне твоя фамилия знакома! Дерсон! Твоя же мама одна из сильнейших стражей ветра! Мария Дерсон! Что, решила по стопам матери пойти?

- Эм...

Я даже не знала, что ей ответить. Моя мама какой-то там известный страж ветра. Настолько известный, что её имя и фамилию в элементарном мире знает, как оказалось, чуть ли не каждый встреченный мной человек.

Сходилось всё, кроме новообретённой фамилии. Мою маму тоже зовут Мария. Да, и в Питере в широких кругах родительница была достаточно известна, как владелица крупного бизнеса, с ней заключали контракты, желали быть её деловыми и не только партнёрами. Выясняется, у матери есть влияние и в этой вселенной.

- Диана, так ведь? - уточнила соседка.

Я кивнула головой.

- Что-то не так? - поинтересовалась она.

- С чего ты это решила? - я нахмурилась.

- Ну-у, - протянула волчица. - Ты молчишь. Не отвечаешь. Общаться не хочешь, что ли? Так бы и сказала. Не люблю навязываться.

В этом мы с ней похожи, но...

- Нет, нет, - поспешно ответила. - Я очень даже "за" и я совсем не против дружеского общения.

- У-уф! - выдохнула она. - Тогда всё порядок! Надо распаковываться. У тебя же завтра инициация?

Мне хотелось схватиться за голову. Какая инициация?!

- Не знаю, - пожала я плечами, выдавая неосведомлённость в этом вопросе.

- На стенде висит список с фамилиями первокурсников. Все, кто поступает на факультеты стражей, в обязательном порядке проходят инициацию перед окончательным зачислением в институт. Впрочем, это ты и сама знаешь. Волнуешься?

Волновалась ли я? П-ф, нет. Я была в панике!

- Не переживай, - усмехнулась Тори, а на мой вопросительный взгляд пояснила: - Я непросто волчица и маг воздуха, но и эмпат. У нашего клана есть некая особенность. Особенность чутко чувствовать и ощущать чужие эмоции. От тебя исходит сильное волнение. Ни одна инициация не стоит твоих нервов! А вообще... Бахни перед инициацией и всё пройдёт, как налегке.

- Я не пью, - мрачно произнесла я.

- Я, увы, тоже, - тяжело вздохнула волчица. - У волков быстрая регенерация и алкоголь, попавший в кровь, также быстро оттуда исчезает. Могу пить хоть сколько угодно моей душеньке, но в конечном итоге не опьянею. Для меня спиртное, как питьевая вода и не более.

Девушка поднялась с кровати, походила по комнате, оглядываясь, а после удовлетворённая, видимо, новыми условиями жизни, довольно хмыкнула.

- Слушай, а на обед я уже опоздала? Ты была в столовой? Поговаривают, там готовят вкуснее, чем в некоторых элитных ресторанах.

Да, это правда, - подтвердила я, вспоминая потрясающий вкус черничных блинчиков. Правда, потом мне испортили аппетит.

- Слушай, - Вика вдруг прищурила глаза, принюхалась ко мне, а после спросила: - Ты чего этой в мужской рубашке...с пятнами?

Вспомнила, что так и не переоделась. На мне же рубашка Рэна! Какая-то я сегодня рассеянная. В принципе, не спала практически сутки, так, ворочалась только с одного бока на другой. Может, если сейчас лягу спать, а потом проснусь, всё это окажется просто-напросто сном?

И вот как мне объяснить ей, по какой причине я в мужской рубашке? Не говорить же, что один из студентов ко мне приставал, оставив при этом без свитера.

Видя моё замешательство, Вика небрежно сказала:

- Если хочешь, можешь не отвечать. Я просто интересуюсь. От тебя сильно пахнет мужчиной. И не столько из-за рубашки, сколько от самого тела. А ещё я почувствовала вместе с запахом чьи-то сильные эмоции от ярости до возбуждения.

"Ну, явно не мои", - подумала я про себя.

- Это долгая история, - отмахнулась я, не привыкшая делиться с незнакомцами своими проблемами. - Расскажу как-нибудь потом.

- Ну-ну, - хмыкнула волчица.

Отыскать "свои" вещи оказалось несложно. Так, как "я" заселилась в комнату на несколько дней раньше своей соседки, вся "моя" одежда уже висела в общей гардеробной, разделённой на два отсека. Прав был ректор, когда говорил, что в институте не комнаты, а целые апартаменты.

Только успела натянуть чёрную футболку с идиотской надписью "всё тщетно", видимо у меня в элементарном мире была не очень счастливая жизнь, как дверь в комнату распахнулась, являя на пороге Алишу и ректора собственной персоной. И оба гневно взирали на меня.

- Дерсон! - рыкнул мужчина. - Тебе куда было сказано идти?!

Я потупилась.

- Нет, не в то место, о котором ты подумала, - усмехнулась тролльчиха.

Эй, вообще-то я об этом месте даже не думала.

Вообще-то после лазарета ты должна была вернуться в мой кабинет и узнать, какое наказание мы...кхм...то есть, я придумал для тебя. А она по институту свободно шляется, да в столовой дебоширы устраивает. Да-да, Дерсон, на тебя снова нажаловались студенты! Накинулась с кулаками на бедного парня! Говорят, он еде тебя отодрал!

Я округлила глаза, ошарашенно глядя на ректора. Это Рэн-то бедный парень, на которого я якобы кинулась?!

- Отчислил бы от тьмы подальше, - продолжил мужчина. - Но твоя мама уже внесла полную стоимость за обучение, а деньги мы не возвращаем, посему...

- Я остаюсь? - спросила с какой-то даже надеждой, что ли.

- У нас нет выбора, - вымученно вздохнул мужик. - Связался с твоей матерью, доложил об инциденте, и она сказала, что ничего возмещать не будет, лучше тебя наказать.

- Да, это весьма похоже на мою маменьку.

- Это...случайно вышло, - попыталась оправдать я "свой" проступок.

- Случайно, Дерсон - это уронить вазу в корпусе искусствомагов, а не взорвать целый корпус химиков и ядоваров с помощью взрывного коктейля из зелий.

- А-а, - я открыла рот.

- "Б"! - подразнила меня Алиша. - Наказание озвучим тебе завтра сразу после инициации. Будь хорошей девочкой, Дерсон, - подмигнула на прощание секретарь, и они с ректором покинули нашу с Викой комнату.

Моего кота всё не было и не было. Я уже было подумала, с ним случилось что-то ужасное и не дай бог, Мяо трагически погиб в элементарном мире. Потом вспомнила, что у него в запасе ещё имелось несколько жизней и немного, но успокоилась, перестав нервно расхаживать по комнате взад-вперёд.

- Ди, - я вздрогнула, резко обернувшись к двери. - Пошли за мной.

- Куда? - нахмурилась я.

- В миграционную службу волшебных существ. Мне надо получить гражданство в элементарном мире. Давай, скорее!

И я рванула за котом.

Глава 7

Вся территория института, включая студенческий городок с его множеством магазинчиков, торговых лавочек и закусочных была окружена защитным, охранным куполом, войти и выйти через который не представлялось возможным, если ты не студент или без личного приглашения ректора. Так, как действовал комендантский час, сами студенты порой не могли покинуть территорию института, если на часах было уже позднее время, и в связи с этим правилом я чувствовала себя затворницей.

И, тем не менее, институт мы покинули вполне себе свободно, поскольку позволяло время и мой статут студентки данного учебного учреждения. Как только мы оказались вне здания института, я задала резонный вопрос своему коту:

- Где ты пропадал? - мой голос звучал встревоженно.

Мистер Мяо хмыкнул:

- Слишком увлёкся ловлей мышей. А ты, Ди, я смотрю, времени зря не теряла. Ты почему, овечка моя глупенькая, меня ослушалась? Что в словах "тебе не нужны сейчас конфликты" было непонятного?! Так нет же, ей надо было столкнуться с местной элитой! У одного из тех парней, отец вообще хранитель огненного клана!

Хранитель? Огненный клан? Местная элита? Я нахмурилась.

- Ничего не понимаю, - ответила своему коту, тяжело вздыхая.

- Конечно, ты ничего не понимаешь! Но проблемы на свои булки уже успела отыскать! Надо было тихонечко осматриваться, изучать мир до моего возвращения, а ты... Эх, ты, Диана, умудрилась стать всеобщим центром внимания за каких-то жалких несколько часов, проведённых в элементарном мире! Браво, Дерсон! Браво! И...

- Что "и"? - мой голос как-то внезапно сел.

- И можешь забыть про покой, - закончил фразу кот.

Надо ли говорить, что я приуныла.

- Что делать теперь?

- Во-первых, во всём слушаться мудрого мистера Мяо, потому что я всегда прав, а если неправ, то смотреть пункт первый, Мяо всегда прав. Во-вторых, стать ниже травы, тише воды, пока ты окончательно не станешь частью этого мира. В-третьих, тебе придётся приложить немало усилий, чтобы обороняться, а в том, что на тебя будут нападать, я более чем уверен!

"Не мир, а царство дикарей какое-то"! - подумалось мне.

- Это весь список или есть ещё? - почему-то съязвила я.

Мяо недовольно дёрнул хвостом.

- Не весь, конечно! Запомни и уясни себе раз и навсегда, о возвращении на Землю можешь забыть! Ты теперь часть элементарного мира! Учись выживать здесь! Незнание законов от ответственности не освобождает. Прежде, чем кому-то нагрубить, подумай хорошенько, может этот человек высокого статуса или обладает такими магическими способностями, что может превратить тебя в пылинку! Я, несомненно, буду рядом, но не всегда, Ди. Животные, особенно коты, тоже обладают магией, но не такой сильной, как у людей. Если меня вдруг не будет рядом, ты должна уметь постоять сама за себя.

Я понимала, что рано или поздно, скорее рано, этот момент настанет. Точнее, повториться, потому что уже сегодня мне пришлось столкнуться с собственной уязвимостью перед местным королём института. Рэн сказал, что по закону ему ничего не будет, это приводило меня в отчаяние! Знаю ведь, что этот парень теперь просто так от меня не отцепиться, словно бы пиранья! "Как и Райан в своё время", - вспомнила я.

- Если меня будут пытаться унижать, я не смогу стерпеть, - почему-то сказала я, вспоминая сегодняшний инцидент в столовой. - Ко мне относятся, как к изгою! Я теперь официально козёл всеобщего отпущения! И ведь не доказать, что не я взорвала этот корпус!

- Я не говорил, что ты должна всё покорно сносить, Ди, - ответил кот. - Я имел в виду, не лезь на рожон. Проявляй внешнюю холодность и невозмутимость! Вспыльчивость оставь для моментов, где это действительно потребуется. Не стоило переходить дорогу местной элите. Может, потом, когда ты стала бы достаточно сильной, чтобы защищаться или защищать тех, кто страдает от их издевательств, но точно не сейчас!

- А как я, по-твоему, должна была повести себя, когда четыре парня, больше похожих на взрослых мужчин, нежели на 20-ти летных молодых юношей, подходят и начинают борзеть?!

- Сваливать, Диана! Ты должна была уносить ноги! - раздражённо ответил мистер Мяо.

- Не в моих правилах убегать, - сухо произнесла я, отворачивая голову в сторону.

- Зато теперь тебе придётся частенько убегать, - язвительно произнёс мой кот. - Иначе сын хранителя и его дружки тебя поймают и... Тебе в подробностях или нет?

- Не надо, - я скривилась, прекрасно понимая, что меня ждёт, если Рэн и его друзья поймают меня.

- Вижу, наконец, осознала! - закатил глаза котяра. - Наша с тобой задача, выжить и научиться использовать магию, а всё остальное пока несущественно, поэтому проще будет убежать, чем позже расхлёбывать последствия собственной глупости.

Пока шли до границы студенческого городка института со столицей элементарного мира, эта, волнующая меня тема, была закрыта. Мистер Мяо был раздосадован и всю дорогу недовольно пофыркивал на меня. Я же шла молча, погружённая в свои мысли о выживании и о том, как придётся прятаться по всему институту от Рэна.

И, почему-то подумала, что принимать удары от мистера Райана оказалось несколько проще. Если сравнивать, то Рэн пугал меня намного больше, нежели Луциано младший. Но то было на Земле, сейчас я вынуждена выживать в элементарном мире. Правда, каким образом, мне пока мутно известно. Все мои познания об этой реальности сводились к минимуму. Ох, боже, пошли мне терпения!

- Пора тебе, Ди, повышать познания об элементарном мире, - вдруг нарушил тишину мистер Мяо, как только мы пересекли границу студенческого городка и ступили в столицу элементарного мира.

- С удовольствием! - я даже, наконец, улыбнулась, позабыв на немного о случившемся сегодня и вообще обо всей ситуации в целом, о моём положении.

- Элементарный мир делится на 4 огромных клана, - начал рассказ кот. Огненный клан, водный, воздушный и земной. Столица элементарного мира - город Мембер. Именно в этом городе находятся все государственные службы, а также совет из 4-х хранителей. Хранители являются самыми сильными представителями своей стихии. Например, среди магов воздуха, самым сильным будет хранитель воздуха, потом стражи и только потом остальные маги. В тебе, Ди, течёт кровь стражей, кстати. К слову, стражей не так много, но тех, что есть, вполне хватает для защиты от тёмных существ Тенебриса - мир теней, созданный изначальной тьмой. Но тему местной религии мы затронем позже, Диана. В столице мы для того, чтобы я, как существо из параллельного мира, не родившегося здесь, зарегистрировался в миграционной службе волшебных существ. Она так и называется, не хлопай глазками, - Мяо хмыкнул.

Как, по-вашему, могла бы выглядеть эта миграционная служба? Лично я даже примерных представлений не имела, а мы, наконец, достигнув конечной точки пути, первой мыслью, которая пришла мне на ум, было:

- У лукоморья дуб зелёный, - и, видимо, я озвучила её вслух.

- Я знал, что тебе понравился, - хмыкнул мой чёрный-чёрный котяра. - А ты думала, Пушкин сам придумал эту сказку? П-ф, нет, конечно! Видишь ли, у творческих людей есть некая особенность - особенность путешествовать по параллельным мирам. Александр Сергеевич здесь личность такая же известная, как и в нашем мире. Побывал в элементарном мире, увидел дуб, на котором сидит русалка и кота, разгуливающегося по цепям, и решил по возвращению написать сказку.

И вправду на толстом дубе, обмотанном златой цепью, на ветвях сидела русалка с синим хвостом, чешуйки которого переливались голубым и золотистым под цвет солнышка, а по самой цепи вальяжно разгуливал котяра. Завидев нас, кот передёрнул длинными усами, отчего-то фыркнул и, посмотрев на русалку, командным тоном произнёс:

- Как я тебя учил?

Русалка закатила глаза, отложила красного цвета кружку с кофе (да с кофе) в сторону, на которой огромными белыми буквами так и было написано "КОФЕ" и скучающим тоном поприветствовала нас:

- Добро пожаловать в элементарный мир! Вас приветствует миграционная служба волшебных существ. Подойдите к дубу, если хотите зарегистрироваться в данном мире. Ежели оказались здесь случайно, портал в той стороне, где леший бродит, он, собственно, вас и проводит. Витязи налево, но у них сейчас обед и...несовершеннолетним, - она посмотрела на меня. - Витязи услуги не оказывают! Свой номер не даю. Взятки не берем...

- Кхм...кхм...берём, - прокашлялся котяра в лапу. - Забыла, что ли?!

Вздохнув, кот учёный сказал:

- Позвольте представить, моя секретарша!

- Селена! - русалочка кокетливо дёрнула плечиками. - Приятно познакомиться!

- Взаимно, - хмыкнул мой кот. - Я мистер Мяо.

- Диана, - представилась и я, кивая головой.

- Зачем пожаловали? - бесцеремонно вопросил кот учёный.

Ответил Мяо:

- Получить гражданство и степень учёного кота.

- Первое-то понятное, а второе зачем? - полюбопытствовал, собственно, учёный кот, важно разгуливающий по цепи, пока русалка болтала своим хвостом в воздухе и внимательно следила за нами.

- Не при ней, - скосив на меня глаза, ответил мистер Мяо.

Захотелось возмутиться. Что значит не при ней?!

- Какими судьбами в элементарном мире? - поинтересовалась хвостатая дама, видимо, наскучив молчать.

- Я с Земли, - мой кот ответил так, будто это могло что-то объяснить.

Но твоё: кот учёный, мистер Мяо и русалка друг друга прекрасно поняли. Одна я осталась в неведении и, честно, даже обиделась за нашу планету! Нормальный у нас мир! Наверное... Впрочем, не мне или кому-либо ещё судить!

- Это ваша конечная точка отправления? - продолжала интересоваться секретарша.

Мой котяра развёл лапы в сторону.

- Это не от меня зависит, - тонкий-тонкий намёк на меня.

Стало немного неловко. Из-за меня у мистера Мяо осталось, по-моему, всего шесть жизней. Конечно, трудно представить, как это - использовать котам свои жизни для путешествий по мирам, но мне не хотелось, чтобы с моим любимым питомцем, что-нибудь случилось. Даже если бы Мяо был бессмертным, я бы всё равно переживала и волновалась за него, потому что ответственна за того, кого приручила.

- За женщинами на край света? - понятливо хмыкнул кот учёный.

- Угу! - вздохнул Мяо. - Что не сделаешь ради женщины, особенно, если она твой близкий и единственный друг!

Я растрогалась. Это было так...мило? И сейчас была безумно счастлива, что когда-то не прошла мимо замершего, промокшего чёрного котёнка с изумрудными глазами в осенний дождливый день - день моего заселения в общежитие. Пришлось даже нарушить правило, чтобы оставить мистера Мяо у себя в комнате, которую я, между прочим, делила с соседкой. Подкупила коменданта и он закрыл глаза на наличие у меня питомца.

Жутко захотелось потискать котика, прижать его к груди, крепко обнять и погладить по мордочке. Но не думаю, что Мяо придёт в восторг. Он и ранее тискаться не любил, скорее, терпел мои внезапные порывы нежности, то сейчас, когда имеет возможность говорить, скажет мне пару ласковых по этому поводу. В общем, ну буду мучить котика, несмотря на всю его мимимишность! Блин, слово-то какое!

Я шмыгнула носом, как самая настоящая плакса, что незамеченным не осталось, и мистер Мяо приблизился к моей ноге и потёрся, мурлыча и урча. Чтобы я делала без своего кота?! Опустившись на коленки, погладила любимого питомца, почесав его за ушком и получив благодарственный взгляд зелёных глаз. Черт! Глаза заслезились.

- А я? А меня? - насупился кот учёный, спрыгнув с цепи и рванув ко мне. - Меня тоже погладьте, пожалуйста, милая леди!

Естественно, мистер Мяо приревновал.

- Моя-с-с хозяша! - зашипел котяра.

- Ничего я не сделаю твоей хозяйке, - и кот учёный посмотрел на меня такими жалобными глазками, что рука сама невольно потянулась, чтобы погладить животное.

- А русалка тебе на что? - недовольно спросил Мяо.

- Так она бесчувственная, - пожаловался кот. - Он неё ласки даже на собственный день рождения не дождёшься!

На ветке хмыкнули.

- Просто кто-то у нас чересчур любвеобильный! Вы ему не верьте. Этот хвостатый тот ещё хитрюга! Как симпатичную девушку увидит, сразу ласкаться бежит, да слюнки капают.

- Ревнуешь, что ли? - хохотнул кот учёный.

- Ещё чего! - фыркнула русалка. - Я вон по витязям с ума схожу! Улетаю просто! А они... Эх, им девиц с ногами подавай! Да, от меня в хозяйстве будет больше проку! Я же и рыбу со дна морского могу достаться, и...

Она замялась, задумчиво уставившись в пространство.

- Вот тебе и "и", - рассмеялся учёный кот.

- Меня кто-нибудь зарегистрирует? - напомнил о себе мистер Мяо, с досадой вздыхая.

- Одну минуточку, - русалка, перестав глядеть в пространство, надела очки в чёрной оправе и начала перебирать документы, иногда останавливаясь, чтобы поглядеть на свои длинные синие ноготки в тон хвосту. - Красота! Лепота! - удовлетворённо улыбнулась и уткнулась глазками дальше в документы.

Н-да, не понять мне, возможно, местную моду.

Как только русалочка закончила с документацией, она попросила расписаться мистера Мяо...кровью. Котяра невозмутимо царапнул самого себя и капнул капелькой алой жидкости на документ, после чего являлся официально, по словам кота учёного, существом из элементарного мира со всеми вытекающими правами и обязанностями.

Я всё это время стояла в стороне, поглядывая в сторону леса, где по сказке Пушкина жил леший, а в противоположной от леса стороне длинною в километры уходило за горизонт море. Здесь, несмотря на расположение в столице, было так тихо и спокойно, оставалось лишь слушать журчание волн, омывающих берега города Мембер.

Издалека было видно, как на берегу плескаются и хихикают золотые рыбки. Это не удивило меня. Кажется, меня уже ничем не удивить. Но зато сильно потрясло! Не мир, а сказка! И я поняла, что противоречу сама себе. Может, в стенах института элементарный мир встретил меня не слишком радушно, но за его стенами царила волшебная атмосфера, которая на чуть-чуть возвращала меня в сказочное детство, полное надежд и очарований.

Но всё сказочное и волшебное когда-нибудь заканчивается. Мистер Мяо сказал:

- Нам пора возвращаться в институт, скоро комендантский час, завтра у тебя инициация, а я тебе ещё о многом не поведал!

А возвращаться, по правде говоря, не очень-то и хотелось. Там этот...Рэн. Можно сколько угодно успокаивать себя, мол, я буду осторожной и не столкнусь с ним, однако дрожь в коленках, как только мы приблизились к границе студенческого городка, выдавала мой страх с потрохами. "Бояться - это нормально", - убеждала я саму себя. Все чего-нибудь боятся. Я не исключение из правил, посему придётся побеждать свой страх и есть только один способ, как это сделать. Столкнуться со своим страхом лицом к лицу. Это всё равно произойдёт, уверена. Может, не сегодня и даже не завтра, но всенепременно произойдёт. Казалось, от встречи с Рэном не убежать, не спрятаться... А хотелось бы.

Как только мы переступили порог международного института стихий, поднялись на второй этаж, где находился административный корпус, и мистер Мяо остановился, отчего пришлось прекратить идти и мне.

- Мне надо к вашему ректору заглянуть. Это по делу. Ди, умоляю, стой здесь и никуда не уходи! Это займёт не больше пяти минут, обещаю! У меня плохое предчувствие. Лучше спрячься за углом и не показывайся, пока я не выйду из кабинета, потому что, попав в элементарный мир, ты стала просто магнитом для неприятностей! Раньше я за тобой такого не замечал.

- Хорошо, - вздыхая, кивнула я, почему-то тоже встревоженная и обеспокоенная.

Может, правда, что ли спрятаться где-нибудь, пока мистер Мяо отсутствует?

Прятаться, конечно же, не стала, но по сторонам оглядывалась. Так, на всякий случай. Для собственной безопасности в стенах этого института такая осторожность не помешает. Тем более, я как бы изгой всеобщий и козёл отпущения или ещё чего похуже. В общем, предмет издевательств и насмешек со стороны студентов. Если дать отпор одному с моими силами - реально, то толпа меня просто задавит. Нужно время. Немного времени, и я смогу защититься. Всегда могла. Смогу и сейчас!

Мысленно насчитала, время прошло уже около трёх минут. А, казалось, что вечность! Коридоры административного корпуса, к счастью, пустовали. Пустовали настолько, что по полу смело могло бы перекатиться перекати-поле. Под конец я уже начала откровенно скучать, задумавшись о чём-то несущественном, и это стало моей ошибкой. Не услышала приближение тяжелых, явно мужских шагов и резко повернувшись, наткнулась на насмешливый взгляд серых, металлических глаз.

- Птичка попалась в клетку!

Схватив за волосы на затылке, Рэн резко притянул меня к себе и впился жестоким поцелуем в губы. И всё это под извращённые взгляды двух его мерзких дружков, которые стояли на стреме, пока главный из них насильно меня целовал.

Я попыталась вырваться, брыкаясь в его руках и даже замахнулась, чтобы ударить, только мои руки в мгновение были перехвачены и заведены за спину, блокируя все попытки к сопротивлению, которые, я уверена, итак оказались бы тщетными, потому что их трое, а я одна.

"Где же мистер Мяо? Почему не он выходит"? - промелькнула в голове паническая мысль, но, естественно, по иронии судьбы из кабинета ректора никто не выходил, административный корпус на втором этаже по-прежнему пустовал, а я, получается, осталась один на один с этими мразями!

Сильно прикусила его нижнюю губу, сразу же почувствовав металлический и солоноватый привкус крови на собственном языке, чтобы освободить рот и иметь возможность закричать, позвать на помощь кого-либо, тем более мы находимся прямо рядом с кабинетом главы института.

Только открыла рот, чтобы позвать на помощь, как Рэн закрыл меня губы ладонью, а второй рукой, обхватив за талию, прижал к своей груди спиной. Наклонился и, вдохнув, поцеловал в шею, поднимаясь выше к мочке уха, чтобы затем прикусить её. Осторожно. Но мне всё равно было неприятно.

- Только пискни, Дерсон! - прошипел мне на ухо студент. - Ты сейчас будешь хорошей девочкой и без очередных попыток сопротивления спокойно, не пытаясь сбежать, пойдёшь рядом со мной. Тогда, так сказать, заработаешь себе очки, и я буду не так зол в своей мести, как если ты предпримешь попытку сопротивления вновь. Всё поняла, птенчик?

Дёрнув головой, отчаянно замычала. Хотелось крикнуть во всё горло "нет", но возможности что-либо произнести меня лишили, прижимая ладонь к моим губам. Такие условия меня не устраивают! Рэн всё равно будет играть по-своему, так зачем же мне самой загонять себя в его ловушку?

- Рэн, дружище, я слышу, сюда кто-то поднимается! - сообщил один из его дружков.

- Уводим девчонку! - предложил второй, поглядывая в сторону лестницы.

- Эд, Крис, страхуйте! - бросил Рэн и, подхватив меня, как пушинку, с лёгкостью забросил на своё плечо. В которой раз почувствовала себя беззащитной перед ним.

Я понимала, если сейчас не закричу, то потом уже будет поздно просить о помощи. Потом мне уже никто помочь не сможет, даже я сама себе не помощница! Рэн, похоже, настроен очень серьёзно в своих планах в отношении меня. Плохое предчувствие мистера Мяо не обманула его. Неприятности действительно подстерегают меня на каждом шагу.

И я бы закричала. Правда, закричала бы. Если бы только могла... Внезапно голос куда-то пропал, исчез, будто я и вовсе не могла говорить всю жизнь. Могла только открывать и закрывать рот, словно бы рыбка, но от меня не исходило ни звука. Панический ужас накрыл меня с головой, как осознание, что я попалась в западню Рэна.

Видимо, почувствовав исходящий от меня страх, парень усмехнулся и, погладив ладонью по моей попе, обтянутой джинсами, разъяснил:

- Пришлось применить магию подчинения к тебе, солнышко. Конечно, это запрещённая во всём элементарном мире магия, относящаяся к тёмным искусствам, но что не сделаешь ради результата, не так ли?! Помнишь, я ведь тебе изначально предлагал по-хорошему, на добровольно-принудительной основе, так сказать? А ты, глупышка, предпочла отказаться и сбежать от меня путём обмана. Такое я просто так не забываю, милая Диана. Но, видишь ли, от меня сбежать невозможно, всё равно рано или поздно я получаю в итоге именно то, что хочу. А хочу я тебя, Дерсон! Но если ты думаешь, что я такой тиран, то верно мыслишь, конечно, но и у тиранов есть сердце, малышка. Я проявлю милосердие и спрошу тебя в последний раз. Но для начала...немного поиграем в мою игру!

Меня занесли в небезвыездную мне комнату, которая принадлежала Рэну, поставили на пол возле стены, закрыли двери и все трое парней теперь смотрели исключительно на меня жадными глазами, похабно ухмыляясь. Рэн, скрестив руки на груди, медленно и хищно с при этом серьёзным выражением лица надвигался прямо на меня. Невольно отступила назад к стене, чувствуя себя самой настоящей жертвой, перед которой маньяк!

- Страшно? - проворковал Рэн, теперь фривольно улыбаясь и продолжая надвигаться на меня. Медленно, смакуя и наслаждаясь моментом моего безысходного положения.

Сглотнула ком в горле и сжав ладони в кулаки, попыталась унять нарастающую дрожь в теле. Пусть делает со мной, что угодно, но я буду сопротивляться и бороться до последнего! Я не из тех девушек, которых так просто подчинить и заставить исполнять чужую волю.

Не смогу использовать ноги в бою, буду драться руками. Не смогу и руками, тогда буду кусаться, царапаться, брыкаться, как дикая кошка, но ни за что на свете не капитулирую без боя! Кто там в этом мире моя мама? Страж? И я, получается тоже. Так вот, такое надо заслужить! Сомневаюсь, что страж в подобной ситуации испугался бы и стал умолять на коленях. Плохо представляю, как, но я попытаюсь дать отпор всем троим, если понадобится!

- Честно? - осмелела я. - Страшно! Очень страшно! Ты себя-то видел! Тобой можно детишек пугать! Дьявол и то посимпатичней, наверное, будет! Если бы я каждый день видела в отражении ТАКОЕ, то давным-давно стала бы заикой! Вот скажи, как ты живёшь с таким лицом, м-м? - начала язвить я, при этом жестко рассмеявшись.

Рэн цокнул языком.

- Очень оригинально, Дерсон! Сама придумала? Я смотрю, ты по-хорошему, ну никак не желаешь. Что ж, это был твой выбор, я тебе предоставил последний шанс. Теперь, малыш, сыграем с тобой в игру. Если бы ты согласилась на мои условия, то, несомненно, никто, кроме меня к тебе не прикоснулся бы, я был бы нежным, ласковым, заботливым. Однако ты отказалась и, пожалуй, не откажу себе в удовольствии поделиться тобой с друзьями!

У меня округлились глаза от ужаса и шока. Такого, по правде говоря, я не ожидала!

- Понимаю, что для первого раза трое мужчин как-то...многовато, но обещаю, тебе даже понравиться, Дерсон! Так уж и быть, можешь выбрать, кто из нас будет первым.

Я до последнего думала, что это шутка, пока Рэн с жесткой усмешкой не приблизился ко мне вплотную, чуть ли не вдавливая в стену и лишая воздуха. Резким движением руки порвал на мне майку, сжал в ладонь грудь, при этом его дружбы, хмыкая, наблюдали за действия друга с явным удовольствием и возбуждением. Мне хотелось провалиться под землю от стыда! Хотелось закрыть лицо руками и, проснувшись, понять, что это кошмарный сон. Но время шло, движения парня становились настойчивее, горячее и откровенней. Останавливаться он явно не собирался и одна его рука поместилась между моих ног. Несмотря на то, что я оставалась в джинсах, чувствовала себя грязной и полностью раздетой. Чувство это было настолько противным, что хотелось вырвать от собственной уязвимости.

- Что такое? - язвительно вопросил студент. - Неужели, больше сказать нечего? Чего не кричим, не грубим, не дерёмся, а, Дерсон? Уже не такая смелая, верно? Прикусила свой язычок и думаешь, что твой жалостливый взгляд остановит меня? Ошибаешься, малышка, ты глубоко ошибаешься! Для начала тебя возьму я! Потом по отдельности мои друзья, а затем все вместе. Весьма необычно, согласись? Будешь послушной, мы даже постараемся и для твоего удовольствия!

Неужели, у меня жалостливый взгляд? А я-то думала, что это пелена из ярости на глазах! Мне, наверное, в этот момент совсем страшно не было. Хотелось прыгнуть на Рэна и, как минимум, выцарапать ему глазные яблоки, а потом и его дружкам-ублюдкам, но я намеренно тянула время, пытаясь подобрать для себя выигрышный момент, чтобы вступить в атаку. И точно была уверена, что не заплачу и не сдамся, даже если будет больно.

- Меня обидеть можно, но сложно! - сказала и бросилась на Рэна, запрыгнув прямо на парня и вцепившись ему в лицо ногтями, потому что наши без боя не сдаются!

Глава 8

С трудом, но Рэну удалось отцепиться от меня, швырнув моё тело прямо на постель. Надо сказать спасибо за мягкое приземление. Ладно, хоть не на пол! Но также меня порадовало наличие кровавых царапин на его лице. "Так держать, девочка"! - мысленно похвалила я саму себя и самодовольно усмехнулась. И нет, вовсе не жалко! Так ему и надо! Сам полез!

- Ты у меня заплатишь за это, Дерсон! - угрожающе протянул парень. - Так заплатишь, что потом неделю сидеть, впрочем, да и ходить не сможешь! Эд, Крис, выйдите! - прозвучало, как приказ. - С этой мелкой сучкой я справлюсь сам!

- Но... - хотел было запротестовать, кажется, Эд.

- Я сказал, выйдите! - прорычав, повторил Рэн, при этом, не отрывая от меня взгляда металлических глаз, в которых сейчас бушевала синяя молния.

- Рэн, может... - неуверенно произнёс Крис.

- Она моя! - рыкнул в ответ Рэн, и друзья вышли из комнаты, не посмев протестовать.

- М-м, твои шестёрки, я так понимаю? - усмехнулась я, глядя на его отношение к друзьям.

Какое-то оно странное, согласитесь? То девушку делить на троих хочет, то выгоняет прочь, словно бы они его рабы и обязаны подчиниться.

Впрочем, для меня такой исход только к лучшему. Справиться с одним Рэном я пока ещё в состоянии. Ну, или хотя бы смогу защититься от него.

Бороться одновременно с тремя парнями сразу для меня оказалось бы чем-то фантастическим и означало бы однозначный проигрыш.

- Ди, котёнок, пойди, а? - прозвучало так ласково, но вместе с тем угрожающе, нетерпеливо, будто Рэн едва ли сдерживал себя, чтобы...

- Тебе надо, ты и подходи! - фыркнула я, отчаянно пытаясь придумать план спасения собственной шкуры от этого...психа!

- Обещаю, Диана, я не сделаю тебе ничего плохого, - и почему мне не верится? - Даже не укушу, пока сама не попросишь, - вспомнилась сказку про красную шапочку, почему-то.

- Не подойду! Можешь даже не мечтать! - огрызнулась я, стоя у окна.

Прыгнуть, что ли?

А общежитие находилось на третьем этаже. Невысоко, но и не низко. Всяко заработаю себе какую-нибудь травму, а мне это в начало учебного года, тем более в чужом для меня мире, совсем ни к чему. Так, прыгать или не прыгать? Думай, Диана, думай!

- Мечтаю я о другом! - зарычал Рэн. - Душить тебя, пока буду иметь!

У меня перед глазами пролетело огромными буквами слово "садист". Не-а, БДМС - это как-то не моё немного. Если точнее, то совсем не моё! Не любительница подчинения, знаете ли. Зато, как я погляжу, кому-то эта тема явно по вкусу! Ну, оно и видно!

- Какие-то странные у тебя желания, не замечаешь? - я хмыкнула, стараясь прикинуть, насколько больно мне будет от падения и столкновения с землей с третьего этажа.

Рэн ухмыльнулся.

- Ты, Дерсон, вызываешь исключительно только такие желания. Тебя хочется хорошенько отшлёпать, посадить на замок и иметь целями днями, чтобы стонала не от удовольствия, а от боли, умоляя прекратить и называя меня господином.

Нет, точно садюга! Надо срочно валить! Срочно, Диана! Мне по-любому будет больно, что здесь останусь, получу порцию звездюлей от Рэна, что спрыгну, а итог всё равно один. Решено: прыгаю и к чертям этого Рэна.

Лучше со сломанной ногой, чем лежать и корчиться под ним от боли. Тем более, как бы не хотелось признавать, в элементарном мире я восемнадцатилетняя, причём ещё несовершеннолетняя девственница. Какая печаль!

- Ди, хочешь знать, почему я выгнал друзей, м-м? - именно это и остановило меня в последний момент от резкого движения возле раскрытого окна.

- Допустим, хочу, - нахмурившись, ответила я. В чём подвох только?

Рэн хрипло рассмеялся и сделал шаг ко мне.

- Не подходи! - вскрикнула я, выставив перед собой руку.

- Хорошо, - мягко произнёс он. - Сейчас я пойду тебе навстречу и пока не подойду. Но это пока, Дерсон. Ты же понимаешь, что в стороне долго стоять я не буду.

Ещё бы! Конечно, я это хорошо понимала. Захотелось закатить глаза. И чувство такое было, что не я веду положение, а это Рэн просто играется со мной, как истинный хищник. Если мыслить рационально, так оно и было. Парень в мгновение ока мог оказаться рядом, швырнуть меня на кровать и взять, но почему-то пока этого не сделал. Почему?

- Так почему ты выгнал друзей? - несколько раздражённо напомнила я.

Рэн сделал ещё шаг ближе, отчего я невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

- Неужели, Ди, ты думала, что я могу позволить овладеть тобой, кому-то другому?! Ты моя и только моя! Именно настолько, насколько я пожелаю и не больше, и не меньше! В серьёз думала, что сделаю тебе больно? Мы, знаешь ли, не привыкли причинять боль женщинам, которых хотим. Мне ведь совершенно необязательно тебя бить, чтобы получить желаемое. Есть масса возможностей: от магии подчинения до банального связывания тебя, чтобы шевелиться и сопротивляться не могла. Просто я великодушно представил тебе шанс выбрать самой. Ты сделала неправильный выбор, глупая моя! Моё терпение небезграничное, но спрошу в последний раз, Дерсон, согласна ли ты на мои условия стать моей добровольно или будем по-плохому?

- Не согласна! - выпалила я. - Никогда и ни за что на свете!

- Никогда не говори никогда, - усмехнулся парень.

- Что я тебе сделала, а? - устало воздохнув, поинтересовалась у Рэна.

- Родилась! - огрызнувшись, ответил он. - Подошла! Быстро!

Вздрогнула всем телом, но нет, не подошла. Пошёл он к чёрту! Что за напасть-то такая?! Раньше не замечал. Ну, наверное. Я же без понятия, какая жизнь была у Дерсон в этом институте. Хотя, судя по надписи на футболке, её жизнь была тленом. Бедная девчонка! А ещё точнее, бедная я! И как-то сломанная нога перевешивает на невидимых весах, чем оказаться подстилкой Рэна. Как говорится "пять минут - полёт нормальный"! Была, не была, эх!

- Дерсон? - парень прищурил глаза. - Что ты задумала? Стоять! Стоять, кому сказал! Не смей прыгать, глупая! Ничего я тебе не сделаю! Не сегодня...

Зря он, конечно, заикнулся об этом. Потому что слова "не сегодня" придали некий стимул и я, бросившись к окну, выпрыгнула. Рэна рванул за мной, как только понял мои намерения, но не успел поймать. Его рука схватилась за мою лодыжку, отчего я ударилась боком о стены здания института, но ладонь соскользнула, и я полетела вниз.

Приготовилась уже орать от боли, но... Что-то мягкое, ласковое и невесомое, но невидимое для моего глаза подхватило меня и аккуратно опустило на землю. Интуиция подсказывала, это не дело рук Рэна. Такое чувство, будто бы сама стихия воздуха решила помочь её нерадивой адептке.

- Спасибо! - едва слышно шепнула я, поднимаясь с земли.

С ехидной, издевательской улыбочкой помахала Рэну, который смотрел через окно на меня и, вздёрнув голову, гордо направилась обратно в здание института. Мистер Мяо, наверное, поседел, пока пытался меня найти. И что ему сказать, ума не приложу! Он был единственный, кому я могла доверять здесь, но не говорить же коту, что меня пытались изнасиловать трое недоумков!

Ну, ладно не изнасиловать, а припугнуть. Не буду преувеличивать. И всё же Рэн очень даже хотел этого, судя по голодному, потемневшему взгляду. "Сходств не замечаешь"? - издевательски вопросило собственное подсознание. "Замечаю"! - тяжело вздыхая, ответила я самой себе. Ещё как замечаю!

И тут же поняла, с этим надо что-то делать. Нельзя вечно бегать от Рэна и его дружков. Сообщить руководству института, что ли? Говорят, жалоб не любят, но у меня здесь итак никакого авторитета, хуже точно не будет. А если будет? Впрочем, как там говориться? Где наша не пропадала!

По пути в нашу с Викторией комнату, приключений на свою пятую точку я, к счастью, не отыскала. Зато обнаружился кое-кто другой. Мистер Мяо, облизывая одну лапу, сидел под дверями комнаты и, завидев меня, нахмурился.

- Дай отгадаю, - фыркнул котяра. - Ты опять куда-то вляпалась?!

Я поморщилась, что стало ответом для него.

Тяжело вздохнув, Мяо страдальческим тоном проговорил:

- Почему у всех хозяева, как хозяева, а мне досталось чудо-юдо?!

Я возмутилась, округлив глаза.

- Сам ты...чудо-юдо! Кто бы говорил! Говорящий котяра, блин!

- Завтра инициация, рыбонька моя, - напомнил котяра. - Я, конечно, пытался выведать, каким образом вас, первокурсников-недоучек будут инициировать, и посвящать в маги, но ничего не выяснил, к сожалению. Так, что отсыпайся. Пусть тебе присниться тунец! Э-э... не то. Тунец пусть присниться мне. А тебе... Ну, что вы там женщины любите?! Впрочем, чихать на твои сны, если они не обо мне! Всё, спокойной ночи, Ди! И действительно выспись, потом не будет шанса! У тебя по расписанию учебный график позагруженней твоей прошлой работёнки будет!

- А ты не пойдёшь...со мной? - я открыла рот.

- Там псина... Тьфу, оборотень! Ты же знаешь, Диана, кошки с собаками, пусть и оборотнями, как-то не очень ладят. Я уже наведался в твою комнату. Знала бы ты, какой ор стоял на всё общежитие! Твоя соседка чуть не обратилась! Я до сих пор не отошёл. Это моральная травма на всю жизнь! Вторая, между прочим.

- А первая, какая? - я нахмурилась.

- Когда тебя головой увидел! Миксер мне в глаза, а потом святой воды!

Возмутившись и зашипев, сняла балетку и швырнула обувь в обнаглевшего котяру. Убегая, мистер Мяо прокричал что-то вроде "живодёрка", при этом смеясь. Уже позже, оставшись в коридоре одна, закатила глаза, улыбнулась и поняла, Мяо мне, таким образом, поднимает настроение. Не он, я бы совсем сникла. Новый мир, магия и другая я, это вам не шуточки! И даже, к сожалению, не сон! Или, к счастью?

Подошла к двери нашей с Викой комнаты, произнесла своё имя вслух, с непривычки перепутав "Дерсон" с "Игнатьевой", но всё-таки вошла и тут же, сидевшая на моей кровати соседка, радостно подскочила и с выражением вселенского счастья на лице, протянула мне что-то плоское и мягкое, обёрнутое красочной, напоминающей подарочной, бумагой.

- Это посылка и письмо от твоей мамы! - сообщила волчица.

Моей мамы?! Правда, что ли?! Такое чувство, словно бы моя мама всегда была частью элементарного мира. Какая-то таинственная посылка и послание, в котором, надеюсь, маменька объяснится. Хотя, мистер Мяо же сказал, что я, по сути, ничего не должна помнить, значит, моя родительница думает также, что я, её дочь, ничего не помню. Всё это слишком сложно и непонятно для меня?! А если мама и вправду думает, что я ничего не помню из жизни на Земле, то, как ей сказать, что всё наоборот?! Н-да, дилемма...

Протянув руки, взяла пакет и белый, маленький конвертик с посланием, села на свою постель и решила, послание прочту вдали и в одиночестве от любопытных глаз Вики. Волчица такому недоверию несколько не обиделась. Всё-таки несколько часов от силы всего знакомы, как-то рано образоваться привязанности. Или в этом мире всё иначе? Моё живое "пособие" в виде наглого, ехидного и вечно опускающий в мой адрес саркастические шуточки котяра куда-то убежал, оставив меня на растерзание реальности и любопытности своей соседки.

Нисколько не щадя, разорвала бумажную упаковку и извлекла...платье. Длинное в пол, белое, как снег с красными, витиеватыми узорами, завитушками и ленточками. Признаться честно, платье привело меня в чисто женский восторг! Хорошие вещи я любила и умела ценить красоту таких вещей, потому что, благо, вкус во мне маменька воспитывала с детства. Если ты дочь "снежной королевы", женщины, которая умела завораживать одним взглядом своих глаз, то в априори должна обладать хорошим вкусом.

- Класс! - потрясённо выдохнула Вика. - Платье для инициации! Я уже по ткани вижу, скольких денег оно стоит и что сделано оно в лучшем ателье нашего мира! Оно и понятно, твоя же мама страж ветра, постоянно путешествует...

"Постоянно путешествует", - что-то в этих словах меня насторожило. Не по параллельным мирам ли мамочка случайно путешествует?!

И опять это страшное слово "инициация", которое над моей головой висит подобно тёмно-серой туче и предвещает какую-то грозу, пока невидимую для меня, но уже отлично ощущаемую. И это прекрасное платье тому подтверждение. Даже представить страшно, что за инициация такая, и каким образом меня инициировать в маги будут.

"Что ж, Диана, ты ведь не привыкла отступать", - со смешком успокоила я саму себя, рассматривая платье в своих руках и слушая восхищённые вздохи своей соседки, тем самым отвлекаясь. Может, всё не так страшно, как я себе сейчас накручиваю.

Но кто ж знал, что это инициация станет для меня началом в игру с существом, про которого на Земле я могла только читать в средневековых сказках!

***

Проснувшись, поняла, что так и заснула лицом в книгу прямо за столом. А я всё думала, почему мне так спать неудобно, ворчала во сне, однако не просыпалась, утомлённая передозировкой полученной информации. Книга, кстати, называлась "история элементарного мира" и была мною найдена в пустой библиотеке, куда категорически отказывалась ступать нога любого, среднестатистического студента.

Мистер Мяо, как я надеялась, ночью так и не явился, видимо, в серьёз обеспокоенный наличием у меня соседки-оборотня. Поэтому пришлось искать информацию самой, чтобы не выглядеть дурой на предстоящей церемонии инициации, а то вдруг спросят, я же и ответить даже не смогу, буду только глазками хлопать, да открывать и закрывать от неожиданности. Выставить себя пустоголовой девкой не хотелось, итак уже определённая репутация имеется!

Взглянув на соседку, убедилась, что Виктория ещё вовсю спала и просыпаться, по крайней мере, самостоятельно, не собиралась. Мне же лучше, не придётся торопиться в ванной, а что-что, постоять под душем я обожала! Вода как-то успокаивала, что ли. Дарила некое удовлетворение и на время я могла забыть обо всём на свете. То же самое со мной происходило, когда я находилась на открытом воздухе, где-то высоко, над уровнем многоэтажек и это чувство, когда на твоей ладони распростёрся весь город, просто непередаваемо!

Вполне естественно, что мне захотелось позавтракать после утренних водных процедур. Вика, отчего-то, ещё дрыхла. Впрочем, время было настолько ранее, что я сама-то встала, скорее, из-за неудобства своего "ложа", если стол можно так назвать. Спала бы на кровати, возможно, мы с соседкой сопели бы в две дырочки на пару. Но, а теперь, когда душ приняла, спать как-то не хотелось. А покидать пределы своей комнаты не хотелось ещё больше! Вдруг там...Рэн?!

"Трусиха"! - мысленно обругала я саму себя. - "Так и будешь бояться его"! И да, я сама же была права, признаю это. Струсила, ничего не скажешь. Мне едва ли вчера удалось унести ноги от Рэна, при этом, не сломав себе что-нибудь. Второй раз мне, по иронии судьбы, точно не повезёт. А в том, что Рэн не успокоиться, пока не прижучит меня и не прижмёт к стенке, я даже не сомневалась. Мужское эго и самолюбие, знаете ли, пострадают в случае, если он так просто отстанет от меня!

Раз я владею магией (как утверждает Мяо), то почему просто-напросто не наколдовать себе еды? По крайней мере, ответа в книжке с историей элементарного мира на этот вопрос не было. Я как-то даже подрасстроилась. Могла бы, наколдавала себе пищу и не ходила бы в столовую вообще, потому что сегодняшняя борьба с самой собой под сотней взглядов студентов выжила меня, как лимон!

"Иди уже, трусиха"! - приказала я самой себе. - "Ну, встретится тебе этот Рэн, будем решать проблемы по мере их поступления. В крайней случае, можно закричать". Как-то кровожадно улыбнувшись, я подумала, что в крайней случае, можно было бы и вломить ему чем-нибудь тяжеленьким таким. Эта мысль настолько понравилась, что я смело вышла из комнаты, направившись в столовую. И даже если ещё ничего не накрыто и не приготовлено, я попрошу у той доброй женщины в зелёном чепчике чего-нибудь съестного.

Добрая женщина в зелёном чепчике и вправду угостила меня пышной, только что испечённой булочкой, несмотря на то, что столовая ещё была официально закрыта. Просто, по какой-то неизвестной мне причине, женщина относилась ко мне по-доброму, вопреки возгласам её двух сестёр, которым я явно не симпатизировала. Я, сидя на кухонной тумбе, болтала ногами в воздухе, жевала булочку (уже неизвестно какую по счёту) с виноградным повидлом, запивая всё это ягодным чаем! Не жизнь, а рай! В смысле, сейчас я довольна, а дальше, посмотрим.

- Волнуешься? - ласково поинтересовалась женщина.

Я пожала плечами, не показывая истинных эмоций.

- Значит, волнуешься, - она понимающе улыбнулась.

Таисия Дмитриевна вообще оказалась понимающим человеком, в отличие от её сестёр - Татьяны и Ирины. Они, глядя на меня, постоянно пыхтят, как паровозы от злости. Впрочем, не только они, как выяснилось, пыхтят при виде меня. Химики и ядовары, встретившиеся мне пару раз вчера, тоже мечтают меня хорошенько прижучить и настучать за то, что подорвала их корпус в институте. Вопрос: и чем "я" только думала? В общем, оправдывайся, не оправдывайся, мне всё равно никто не поверит, да и рассказывать о том, что я пришла из другого мира, как говорил Мяо, опасно для меня самой же.

- Ну, это нормально в моём случае, - я пожала плечами. - Неизвестность всегда пугает, я же без понятия, что меня поджидает на этой инициации.

- Точно ничего такого, что может навредить студентам, - заверила меня Таисия.

- Тоже верно, - вздохнула я.

- Всё зависит от настроя, - улыбнулась женщина. - Будешь нервничать, легче не станет, а инициация всё равно должна пройти, так что не переживай. Тем более, для вас - магов воздуха это считается чуть ли не праздником! Ну, ты это и сама знаешь.

"Нет, не знаю", - захотелось ответить мне, но я благоразумно промолчала. Да, и платье, высланное мамой, прямо-таки красноречиво показывало, что инициация действительно что-то типа праздника. Наверное, это должно было воодушевить меня, если бы я была авантюристкой или склонной к сумбурным решениям, то есть, ветреной особой, проще говоря. Но, несмотря на природу моей внутренней силы, я как-то раз-таки ветреностью не отличалась, ведь мать всю жизнь учила меня быть ответственной. Спонтанные решения - это не для меня как-то.

- Вы правы, - с чуть нервной улыбкой ответила я. - Только настроение не...праздничное вовсе.

Позже, позавтракав, я направилась обратно в нашу с Викой комнату. Поднявшись по лестницам на необходимый этаж, собиралась завернуть за угол, как услышала голоса Рэна и его друга:

- Что ты говоришь, она сделала?

- Выпрыгнула в окно! - гневно произнёс Рэн. - Несносная девка использовала свою магию!

- Ты мог её остановить? - спросил Эдвард.

- Ты же знаешь, дружище, воздух - не моя стихия, - ответил Рэн.

"Интересно, а какая у него стихия"? - подумала я, прячась за углом. Главное, чтобы прошли мимо и не заметили.

- Погоди-ка, - вдруг сказал Рэн со смешком. - Я кое-что чувствую... А точнее, кого-кого.

У меня сердце забилось втрое чаще. Так, будто бы оно билось не в груди, а где-то в районе горла, отдаваясь шумом в ушах.

- М-м, какие люди... - проворковал Рэн, не двигаясь с места. - Выходи, Дерсон! Сама выходи, иначе...

Что было бы иначе, я интересоваться не стала, и драпанула в противоположную от Рэна и Эда в сторону.

- Чёрт, девчонка убегает! - прокричал Эдвард.

- Поймаем! - уверенно заявил Рэн.

Глава 9

Куда бежать, я была без понятия, потому что паника захлестнула частички моего разума, и теперь я бежала практически "вслепую", плохо ориентируясь в пространстве института. В итоге выбежав во внутренний двор учебного заведения, я рванула к толстому дереву, кажется, дуб, забралась на него, несколько раз упав при этом, и спряталась за плотными тёмно-зелёными ветвями. Думаю, с земли меня будет видно с трудом, если вообще будет видно, а вот отсюда открывался отличный вид на весь внутренний двор института. Вы спросите: "почему твой выбор пал именно на дерево". Я отвечу: "вообще не знаю". Вот, честно, не знаю и всё с этим! Что вы ждете от перетрусившей девчонки восемнадцати лет?! И пусть мне на Земле было намного больше, но я, кажется, начинаю мыслить и чувствовать себя, как действительно восемнадцатилетняя девчонка. Это...плохо.

Когда Рэн и Эд выбежали во внутренний двор, у меня даже перехватило дыхание. Не дышала специально, будто бы они могли услышать моё дыхание и обнаружить укрытие. Это, конечно, характеризовало меня трусихой, которой на Земле я никогда не была, но сами посудите, куда мне тягаться с двумя парнями-амбалами!? Так ушатают один раз, что мало не покажется, а если не ушатают, то, несомненно, придумают, как найти мне использование. Рэн вообще неоднократно говорил, что планирует сделать со мной. Быть постельной игрушкой этого, простите, говнюка, не очень-то и хотелось!

- Как думаешь, где она? - хмыкнул Рэн. - Чувствую, что где-то совсем близко, но где, понять не могу.

Не удержавшись, показала ему средний палец. Конечно, Рэн этого видеть не мог, но зато как мне было приятно, словами не описать! Радовалась, как ребёнок, блин.

- Мышонок, выходи, мы не кусаемся, - громко проворковал Рэн.

Я запыхтела. Сам он...мышонок! Придурок - вот он кто!

- Да, покажись ты, наконец, Дерсон! Обещаю, что ничего не сделаю тебе!

Угу, так я и поверила! У него прямо на лице написано, какое удовольствие он испытает, пока, к примеру, будет меня душить или ещё чего похуже.

- Чего стоять-то, дружище? - усмехнулся Эд. - Найди её по запаху и делов-то!

Так, а вот это уже не очень хорошо...

- И то верно, - хмыкнул Рэн и принюхался.

Много времени ему не понадобилось, что обнаружить моё месторасположение. Хищно ухмыльнувшись, двинулся прямо к дереву, на котором я пряталась за ветвями и остановился. Что странно, но даже с высоты он не казался маленьким, крошечным. Наоборот, это я почувствовала себя маленькой девочкой, которая прячется на дереве от большого, взрослого и страшного дяди. Хотя, при всём желании Рэна страшным не назовёшь. Этакая холодная, ледяная красота.

- Ну же, птичка, спускай, я в курсе, что ты на дереве.

- Не спущусь! - крикнула я в ответ.

- Спускайся по-хорошему! - процедил Рэн.

- Тебе надо, ты и поднимайся, а мне и здесь неплохо, - фыркнула я, скрывая за бравадой панику и страх.

- Боишься, Дерсон, - ухмыльнулся Рэн. - Отчего же, малышка? Спускайся, давай и погорим. Спокойно. Ничего не сделаю тебе, клянусь, - он выставил перед собой руки, что я увидела отлично с дерева, но всё равно не поверила.

И да, где-то я уже слышала это...

- Уходи, Рэн, - стараясь, чтобы мой голос не дрожал, попросила я.

- Не, так дело не пойдёт! - хмыкнул парень. - Спускайся, Ди, у меня кончается терпение.

- А я, знаешь ли, очень терпеливая! - это не было правдой. - Поднимайся сам, раз тебе надо!

- Птичка моя, если я поднимусь, то забуду о своих словах, где говорил, что ничего не сделаю тебе! - рыкнул он.

- Во-первых, не птичка. Во-вторых, не твоя. В-третьих, пошёл ты... - я оглянулась по сторонам. - В лес!

- Только если с тобой, гадина! - огрызнулся Рэн.

- От гада и слышу! - парировала я.

- Хватит с ней церемониться, - вставил свои пять копеек Эдвард.

- Ты прав, - согласился с другом Рэн.

"Сейчас свалят", - со смешком подумала я и увидела, как Эд и Рэн отходят на несколько шагов обратно. И сразу дышать стало как-то легче.

Но не тут-то было...

Эд отошёл назад ещё немного, а Рэн, остановившись, закрыл глаза, сделал глубокий вдох и... Превратился, обернулся, называйте, как хотите, в огромную красную ящерицу! Ну, как ящерицу... С чешуёй, массивными крыльями, мощным телом и, кажется, если вспомнить сказки, ЭТО называется драконом! Мне резко поплохело. А, когда чудовище взлетело, я, взвизгнув, не удержалась за ветки и полетела вниз с немаленькой высота дерева. Забралась-то я высоко, о чём вмиг пожалела!

Поймал меня, как вы могли бы подумать, вовсе не летающий в небе...Рэн? Со своей драконьей массой на такой для него небольшой высоте он бы просто-напросто не успел. Меня подхватил ветерок. На этот раз нелегко и не нежно, а с порывом даже, как бы недовольный моей глупостью и неосторожностью. "Ты должна быть предусмотрительней и смелее", - словно бы нашёптывала стихия. Я же, её нерадивая адептка, лишь тяжело вздыхала и обещала, несомненно, исправиться в будущем.

Но это в будущем, а сейчас, вашу мать, уносим ноги! И как можно скорее! Эдвард, чухнув, что я в очередной раз пытаюсь сбежать, ринулся мне навстречу. Но мне удалось проскочить мимо прямо от его захвата, а вот Рэн парил в воздухе, опускаясь на землю, чтобы обратиться снова в человеческую форму и газануть за мной. Поздно. В смысле, поздно я понадеялась, что меня никто не догонит. Догнали. Догнал ведь, точнее. Повалил на тёмно-зелёную лужайку, навалился на меня своим телом, запрокинул руки, сдерживая их над моей головой и оскалился.

- Добегалась?! - озвучил мои же мысли Рэн.

Я сглотнула ком в горле.

- Попытка не пытка.

- О-о, пытки я люблю, малышка. Я так тебя буду пытать, что ты будешь кричать! От удовольствия, конечно же! Я же не садист!

Я даже закатила глаза.

- У тебя все мысли только об этом.

- Рядом с тобой, Дерсон - да! Ни высокое положение твоей мамаши, ни чья-либо защита не может спасти тебя от моей расправы над тобой! А ты, глупая и смелая девчонка, видимо, думаешь иначе, раз не просишь прощения, стоя на коленях возле моих ног! Впрочем, там тебе и место!

У меня нервно задрыгался сначала правый, затем левый глаз.

- Это ты зря, конечно! - огрызнулась я.

- А, что ты сделаешь? - расхохотался дракон. - Мне вот прямо интересно даже!

И вправду, а что я, собственно, могу сделать?!

- Молчишь? Осознала свою ущербность?!

- Единственные, кто здесь ущербные - это вы с твоим дружком! - ядовито произнесла я.

Эдвард, стоявший всё это время рядом, отчего заржал.

- Смелая, однако, малышка...

- Тупая, а не смелая, - поправил его Рэн.

Зарычав, я попыталась вырваться и одновременно ударить его ногами. Но, какой там! Эх!

- Не рыпайся, дура! - выдохнул мне в губы дракон. - Теперь уже точно не убежишь.

- Посмотрим! - сверкнула я глазами.

- Помнишь, что я тебе говорил ещё в комнате? Соглашаешься, Дерсон и никаких проблем. Не соглашаешься и твоя жизнь в институте превратиться в ад! Но в итоге, - он ухмыльнулся. - Ты всё равно окажешься подо мной на лопатках! Прямо, как и сейчас.

- В твоих мечтах, мразь! - рыкнула я. - Отпустил!

Он закрыл глаза, тяжело задышав.

- Грубиянка. Маленькая, глупая грубиянка! - выдохнул Рэн и потянулся поцелуем к моим губам, но прежде сказал своему другу: - Эд, оставь нас!

Тот ушёл, даже не став возражать. Точно шестёрка!

- Попалась, - прошептал дракон и наклонился к моим губам.

Я отчаянно замотала головой, чтобы избежать лобызания, однако Рэну мои попытки сопротивления быстро поднадоели и он, схватив меня одной рукой за подбородок, удержал мою голову на месте.

Но спас меня голос ректора:

- Что здесь, мать-природа моя женщина, здесь происходит?!

Выдохнула. Всё. Спасена, считайте!

Прищурив глаза, Люк Вилфорд - глава международного института стихий, недовольно покачал головой и, собственно, озвучил это недовольство вслух:

- Дерсон, ты опять бедного студента терроризируешь?! Сколько можно, а? Уже успокоишься когда-нибудь?! Рэндал, она тебе ничего не сделала?

Ребята, мне послышалось... Нет, точно послышалось! Единственной, кто здесь выглядел жертвой, была я и не иначе! Ни Рэн, лежащий на мне и ухмыляющийся, ни ректор, ни ушедший дружок Эдвард, а я, я, чёрт подери! Так, какого лешего виновата опять я?! Фортуна, когда ты успела повернуться ко мне, прости, задницей?!

- Я... Э... Не... - попыталась оправдать своё честное имя я.

Вскинув руку, ректор остановил мои попытки:

- Хватит оправдываться, Дерсон! Ещё скажи, что ты не виновата во взрыве корпуса химиков и ядоваров?! Молчишь, нечего сказать? Совесть, наконец, появилась или стыд?!

Я подофигела, честно говоря. Могла только ошарашенно хлопать глазами и то закрывать, то открывать рот от такого откровенного шока! Перевела взгляд на Рэна, то мне подмигнул и едва сдерживал смех, то выгораживать меня перед ректором, по всей видимости, не собирался. Ублюдок! Гад! Придурок! Самовлюблённый пижон! Слов на него нет, скажу я вам!

- Придётся удвоить наказание, - вздыхая, задумчиво протянул Люк.

Я и вовсе перестала дышать.

- За что? За что меня наказывать?! - искренне возмутилась.

- Вы на неё посмотрите! - желчно произнёс глава института. - Она ещё имеет наглость спрашивать, за что наказание! За нарушения устава института, вот за что!

Попыталась ответить хоть что-то, но не смогла. Сил не осталось! Могла только открывать и закрывать рот, ошарашенно переводя взгляд с ректора на Рэна. "Ну, же, скажи, что я не виновата", - мысленно просила его. Если заступится, скажет, что сам виноват, я даже признаю, что он настоящий мужчина. С трудом, конечно, но признаю!

***

- Какая ты красавица! - с восхищением протянула Вика, разглядывая меня, пока я крутилась возле зеркала, глядя на своё отражение и на платье - подарок моей загадочной маменьки. В скором времени я планирую разгадать все её тайны, что она скрывала от меня на протяжении всей моей жизни.

"Кем бы ты ни была, снежная королева, прежде всего ты моя мать, так что на вопросы ответить придётся", - подумала я про себя, больше всего желая, чтобы мама могла услышать мои мысли и понять, разговор состоится, потому что мне нужны ответы на вопросы, иначе не выживу в элементарном мире!

- Выглядишь, как настоящая северянка! - в заключении добавила волчица.

- Северянка? - я удивлённо подняла одну бровь.

- Северяне - племя, что живут на горах или поблизости от гор, которые граничат с территориями Тенебриса. Народ жёсткий и жестокий, но сама понимаешь, жизненные условия обязывают. Тем более, в горах всегда холодно, но северянки самые настоящие красавицы! Взять в жены северянку очень почётно для любого: как для волка, так и для мага или стража.

- Интересно, - кивнула я. - А почему ты сравнивала меня с северянкой?

- Такие же очень тёмные, чёрные волосы, телосложение, черты лица, присущи северному народу. Твоя мама случайно корни северян не имеет?

Мне бы тоже хотелось знать, имеет ли моя мамочка корни северян или ещё какие-нибудь?!

Я пожала плечами, и чтобы моё незнание не выглядело странным, объяснила:

- По крайней мере, мне об этом ничего неизвестно.

- Она тебе не рассказывала? - уточнила соседка.

Я фыркнула.

- Знаешь, моя мама не из тех, кто любит поговорить по душам за бокальчиком вина. Это точно не про неё. Поэтому не удивляйся, что я ничего не знаю.

- Вы не близки с ней? - осторожно поинтересовалась Вика.

- Не настолько, насколько хотелось бы, - безразлично ответила я.

И если бы не было в моей жизни других проблем, так внезапно возникших, я бы переживала ситуацию, связанной с таинственной персоной моей матери, но было кое-что другое, что гложет меня сильнее - Рэн. Толи дракон, толи ящерица с крыльями, хотя какая разница, всё равно особь чешуйчатых, решившая переговорить с ректором института наедине. Одному богу известно, что этот придурок наплетёт про меня. Уверена, вместе они придумают для меня такое наказание, что мне и не снилось. И сейчас минутка нытья. За что мне всё это выпало?! Поныла... Ну, и хватит, пожалуй.

- Переживаешь? - дружески полюбопытствовала волчица.

Переживаю ли я? П-ф, да у меня паника!

Но вслух ответила:

- Нормально. Справлюсь!

- Так держать! - поддержала соседка, хлопнув по плечу.

Силушка у неё явно богатырская, потому что я чуть не упала после такого хлопка! Едва на ногах устояла.


Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"