Осинская Олеся : другие произведения.

Знакомые незнакомцы. Часть 3. Новая жизнь

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:


ЗНАКОМЫЕ НЕЗНАКОМЦЫ

Часть 3. Новая жизнь

   Глава 1
  
   Я медленно брела по широкому пустынному двору Академии. К середине лета студенты уже успели и отучиться и отпрактиковаться, и благополучно разъехались. Абитуриенты, ожидающие сегодняшнего вступительного экзамена, еще не успели заполонить окружающие тропинки - я специально пришла пораньше. По-утреннему свежий и прохладный воздух медленно прогревался ласковыми солнечными лучами. Подставляя им лицо, и довольно щурясь, я неторопливо прогуливалась по древним каменным плитам, стараясь не наступать на выбивающиеся ростки травы. В душе было светло и величественно.
   "С сегодняшнего дня начинаю новую жизнь!" - радостно думала я, и чувствовала себя безумно легкой, воздушной и свободной. Стану жить в общежитии, бегать на занятия, заведу друзей... как самая обычная девушка. В воображении мелькали милые сердцу картинки студенческой жизни. И больше никаких ночных вылазок. Прощай, Гейша! И здравствуй, Корни Грейс!
    
   Постепенно вокруг появлялись люди. Первые абитуриенты, неуверенно озираясь, по одному-два человека направлялись в центральный учебный корпус. Я не торопилась. А зачем? Зачем портить чудесное летнее утро, меняя его на душную аудиторию. Время еще есть...
    
   Задумавшись, не сразу почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Быстро оглянулась по сторонам, но поздно. Увидела лишь спину молодого человека, широкими уверенными шагами удалявшегося вглубь двора. Я присмотрелась... Герцог Сорби? А этот что здесь делает? Скорее всего, показалось. Солнце что-ли голову напекло... или после дела во дворце он мне везде мерещиться будет? Вот ведь несправедливость - фактически ничего и не украла: не я относила амулет заказчику, не я получала деньги, вся слава и лавры достанутся тоже не мне... А все равно чувствую себя преступницей и до сих пор от каждой тени шарахаюсь. Нервы лечить пора. К счастью, на ближайшие годы с заказами завязано! Теперь я тихая мирная горожанка - студентка Магической Академии.
  
   Нагулявшись, прошла в большую полукруглую аудиторию и присела в последнем ряду, ожидая экзамена. Впрочем, это лишь название. На "экзамен" ничего не учили и не готовили, да и результат, по-хорошему, от усилий абитуриента никак не зависел. Проверялись исключительно природные данные: чем выше магический потенциал, тем больше шансов поступить. Мой собственный не являлся совсем уж выдающимся, но для учебы здесь и такого достаточно. О поступлении я не волновалась. Единственное, о чем стоило побеспокоиться, как бы профессора из комиссии не заподозрили неладное относительно моей личности. Да и то было крайне маловероятным.
    
   - Привет! Меня зовут Даш! - радостно рявкнули прямо мне в ухо. Оказалось, за время моих раздумий аудитория быстро наполнилась людьми. Теперь здесь было шумно, тесно и количество кислорода в воздухе оставляло желать лучшего. Свободных мест практически не осталось. Одно из них оказалось возле меня, и теперь на него плюхнулся высокий улыбчивый парень.
   - Как здорово, что я не пришел на пять минут позже, пришлось бы возле стеночки стоять, - Даш бросил рядом сумку, пригладил рукой светлые вихры и подмигнул, - А тут вот еще и рядом с красавицей посижу.
Комплимент, конечно, сомнительный, но мне и подобные нечасто перепадали. Улыбка расцвела сама собой:
   - Я Корни. Корни Грейс.
   - Даш Флокин, очень приятно, - мне с чувством пожали руку, - не трусь, преподы не такие уж монстры. У меня отец - профессор материальной магии, я со многими здесь знаком.
    
   В это время на сцене стали появляться члены экзаменационной комиссии и рассаживаться за огромными темными столами. Профессор Фальк, председатель комиссии, поднялся на трибуну и начал представлять коллег - впрочем, дальше имен он не заходил. А вот шепот Даша выдавал куда более ценные сведения - уровень мага, кафедра и школа, личные характеристики. Я жадно ловила его слова - любая информация о комиссии сейчас была не лишней. Последними вошли два молодых парня - высокие, симпатичные и подтянутые, они выделялись парой ястребков, затесавшихся среди кур.
   - О-о-о! А это наши знаменитости, - с восторгом и благоговением начал Даш, - Джек Сорби и Ленси Арадер.
Имя последнего трудно было не узнать - племянник короля как-никак, и придворный маг. Его родители погибли лет двадцать или тридцать назад во время покушения на правителя. С тех пор королевская семья насчитывала всего три человека - короля, принца Эрика и самого Ленси... А Джек Сорби... это Джек Сорби. Я скривилась, будто съела какую кислятину. Выходит, на улице не померещилось.
   - Ленси - из королевской семьи, - сообщил Даш то, что я и так знала. - Маг-универсал с даром первого уровня. Слышала, кто такие универсалы? Это словно у тебя есть Дар всех школ сразу! А Джек, - Даш сделал эффектную паузу, пытаясь поразить молодую барышню, - маг-универсал третьего уровня!
   - Не может быть! - посмотрела я на собеседника простодушным взглядом обычной городской девчонки. Да! Этого - не может - быть! Что Сорби и Арадер, скажите на милость, здесь забыли? Словно специально пришли на экзамен, чтобы заставить меня нервничать. Мысли заскакали как бешенные. Я его боялась. Моя идеальная личина может оказаться не столь хороша, если ее основательно прощупает Сорби.
   - А что они в Академии делают? - уточнила я у Даша.
   - Если вообще, то лекции читают. Только не у всех курсов, и чаще факультативно, - отозвался тот, и мечтательно добавил, - вот бы и нас к ним поставили. Их тут все любят - и парни свои в доску, особенно Джек, и вещи рассказывают интересные, не то, что эти нафталиновые кошелки.
Свои в доску парни?.. Особенно Джек?.. Хм...
    
   А пожилой маг за кафедрой тем временем монотонно бубнил о величии Академии, о чести, ждущей тех, кто достойно проявит себя на экзамене и прочей чепухе. Не сдержавшись, я принялась осторожно сканировать ауру Сорби. Хотя вряд ли он выставит ее напоказ - ну так и есть, очень качественный макияж. А дальше блок. Пока я раздумывала, стоит ли его взламывать, Джек резко вскинул голову и начал внимательно осматривать зал. Заметил! Моментально развернувшись в сторону кафедры, я изобразила живейший интерес к выступлению председателя комиссии. Но прислушалась при этом к Сорби (раз уж не дали присмотреться).
    
   - Мне показалось, кто-то из аудитории пытался сканировать мою ауру, - услышала я шепот Джека, и шестым чувством ощутила, как еще один взгляд мазнул по рядам.
   - Чтение ауры проходят на первом курсе, и только полные бездари с ним не справляются. Вполне возможно, кто-то из ребят уже знает заклинание. Ну увидят они твое "искусство" - дай деткам порадоваться.
   - Если бы так - пусть смотрят на здоровье. Только ты меня не понял - мне "показалось". А мне подобные вещи обычно не "кажутся" - ауру либо читают, либо нет. И особенно начинающие маги-самоучки. Кроме того, сканировали не макияж, а как минимум блок, и если бы я нашего умельца не спугнул, то неизвестно, куда добрались бы.
   - И что делать? - в голосе Ленси появилось удивление.
   - А ничего. Если повезет, этот не в меру талантливый ребенок попадет ко мне, - хмыкнул Джек.
    
   Молодые люди замолчали, и я снова переключилась на выступление стоящего за кафедрой мужчины.
   - Каждый из вас, заходя в аудиторию, вытянул номерок, - профессор Фальк, наконец, перешел к самому экзамену, - это не билет и не задание, а очередность сдачи. Вы просто подойдете к тому члену комиссии, который вас вызовет. Ко мне есть вопросы? Да? Ага, спасибо. Результаты будут известны через час после окончания. Если это все, давайте приступать.
    
   Даш ушел одним из первых - мы едва успели шепнуть друг другу: "Удачи!" И экзамен начался.
   Некоторое время я просто следила за процедурой - предоставление документов о способностях к магии, наличии или отсутствии Магического, или какого либо другого Дара. Вопросы. Иногда небольшое практическое задание. Максимум пять минут на человека. Только бы меня не вызвал Сорби. Здесь десяток магов, а, значит, шанс попасть к нему совсем невелик. Я еще раз развернула помятую бумажку - двести шестьдесят восемь - почти конец списка. Расслабившись, стала ждать своей очереди.
    
   263 ушел... 264 ушел... Что-то Сорби слишком долго держит своего мальчика... 265 ушел... 266 ушел... Освободился Сорби - ну же, давай, скажи 267!
   - Двести шестьдесят семь, - раздалось из другого конца зала. И тут же Джек, очнувшись от собственных мыслей, громко произнес:
   - Двести шестьдесят восемь!
  
   Я сделала пару глубоких вдохов-выдохов, чтобы успокоиться и собраться с мыслями. Собственно, еще ничего плохого не произошло. Надо всего лишь четко отыграть простую роль: дочь обычных неименитых горожан пришла поступать в Академию - совершенно банальный случай. Первый раз видит такое количество уважаемых господ магов, а потому жутко волнуется. В глубине души уверена, что ее не возьмут, отчего нервничает еще больше. Милое, незамысловатое создание, хоть и с неплохим магическим потенциалом.
   - Корни Грейс. Вот мои документы, - прозвучал робкий голос, и чуть дрожащая рука неуверенно протянула бумаги.
   Искоса, словно не смея поднять глаза, я поглядывала на члена комиссии. Потеребила пальцами рюшечку на платье, шумно вздохнула. Пытаясь приободрить абитуриентку, Джек улыбался самым дружелюбным образом. Трудно было узнать в этом симпатичном доброжелательном парне герцога Сорби. Точнее легко... если забыть все последние встречи и вспомнить старый портрет из моей детской спальни. "Ну, если на меня его обаяние так действует, то на простушку-горожанку и подавно должно" - мысленно признала я и втихаря перевела дух.
   Длинные гибкие пальцы медленно перебирали мои полулиповые справки.
   - У вас хороший магический потенциал, - поощрительно улыбнулся Джек. "Горожаночка" моментально оттаяла, зарделась от удовольствия и смущенно похлопала глазками. Сорби перевернул страницу и долго, внимательно изучал следующую, - хоть и без Дара. Но шансы все равно неплохие. Разрешите посмотреть вашу ауру? Пожалуйста, расслабьтесь и смотрите мне в глаза.
    
   И я посмотрела. Я смотрела целых две или три долгих секунды, когда возникло ощущение, словно меня затягивает в воронку... Голова резко закружилась. Воздуха мне! Боже Ари, что это за дрянь? Сейчас задохнусь... И так же неожиданно отпустило. Открыла глаза, и... лучше бы мне все еще было плохо.
   Я сидела на краю кровати в огромной, богато убранной комнате. Дорогая вычурная мебель, древние гобелены с батальными сценами, а прямо напротив меня большое овальное зеркало в позолоченной оправе: Королевский Дворец, личные покои принца Эрика. Эту комнату я видела всего один раз в жизни, пусть даже ночью в темноте, но ошибиться не могла... И повод для посещения был не совсем законен. Я еле сдержалась, чтобы не бросить взгляд в сторону тайника, из которого полтора месяца назад позаимствовала одну ценную вещицу. КАК Я ПОПАЛА В СПАЛЬНЮ ПРИНЦА?!! Телепортация? Не верю. Присмотрелась внутренним зрением к обстановке - да, не похоже. Наиболее вероятно, что я сейчас в трансе. Опять таки - как? Принудительная ментальная магия на меня не действует, да и не почувствовала я ничего... Равно как не замечала, чтобы кого-то из абитуриентов вводили в транс. А ведь Сорби тоже узнает комнату.
   "Реальность" транса легче всего вытащить из случайных воспоминаний, и если за мной сейчас наблюдают... То обязательно заинтересуются, каким образом столь простая обывательница умудрилась повидать комнату принца.
   В любом случае роль придется доиграть до конца. Знать ничего не знаю. Я округлила глаза от страха и удивления и резко взвизгнула:
   - Ой, мамочка, где это я?!
   Затем картинно заломила руки, и грохнулась в обморок. Причем самым натуральным образом и исключительно по личному желанию.
    
   Сознание ко мне вернулось явно не в приемной аудитории. Я лежала на мягкой, удобной поверхности, лоб приятно холодило мокрое полотенце, а вот под нос мне пихали какую-то дурнопахнущую субстанцию.
   - Ох, и напугали Вы нас, девушка, - раздался знакомый голос. - Вам лучше? Глаза открыть можете?
   - Могу, - так и есть, рядом стоял Сорби, держа в руке небольшой пузыречек из темного стекла. Напротив, в кресле сидел Ленси Арадер и тоже внимательно на меня смотрел. Вероятнее всего, меня переместили в комнату для отдыха преподавателей. Небольшая и уютная - пара потертых темно-зеленых диванов, один из которых я заняла, такие же кресла, маленький столик с чашками и чайничком в центре.
   - Не желаете чаю? - спросил Арадер, и, не дожидаясь ответа, налил приятно пахнущего напитка. - Возьмите, это должно укрепить Ваши силы.
   Сорби потянулся к другу, взял маленькую голубую чашечку, и передал мне. На всякий случай аккуратно, не касаясь молодого человека пальцами (вдруг Берта что-то перепутала с повторными экспериментами), я взяла ее. Надо же - верский фарфор, неплохо живут местные преподаватели. Или эта комната только для Сорби и Арадера?
   - Вы не расскажете нам, что с Вами произошло? - мягко поинтересовался Ленси. Ну вот и добрались до главного вопроса.
    
   Я поняла - пора заканчивать. В три глотка допила чай, встала и поставила чашечку на столик.
   - Простите за беспокойство, - прежняя роль быстро вернулась на место, - видимо, я перенервничала, потому и сознание потеряла. Извините, пожалуйста. Мне так неловко. Я, наверное, совсем провалила экзамен?
   - Думаю, что не совсем, - вежливо улыбаясь, бодро отозвался Сорби, протягивая мои документы и сумку, - у Вас очень неплохие способности к ментальной магии. Кстати, экзамен уже закончился. Думаю, примерно через полчаса вывесят списки поступивших.
   Я осторожно взяла бумаги, затем аккуратно обошла вокруг мага, скомкано попрощалась, и вылетела за дверь. Иначе как бегством я бы это не назвала...
    
   Однако далеко я не убежала. Пройдя пару метров, остановилась возле огромной доски объявлений и принялась с интересом рассматривать прошлогоднее расписание. Мало ли - захотелось будущей студентке посмотреть, какими бывают предметы. А сама сконцентрировала внимание на комнате - не мешало бы узнать, что думает Сорби по поводу странных "видений". Как и предполагалось, с моим исчезновением разговор не закончился.
    
   - Надеюсь, теперь я могу услышать официальную версию? - услышала я ленивый вопрос Ленси, и поступь Джека, наворачивавшего круги по комнате. Шаги стихли, кажется, кто-то налил чаю.
   - Если бы я знал... - задумчиво пробормотал Сорби. - Очень странно. Едва я начал сканирование, как нас затянуло в неуправляемый транс. А поскольку участников оказалось двое, то "реальностью транса" должно являться нечто, объединяющее нас. Ты в жизни не поверишь, где оказалась эта особа, - Джек сделал паузу, а я похолодела - он видел! Сорби все видел!
   - Ну?!
   - В спальне принца Эрика! - торжественно пропел он.
   - Ты ничего не перепутал? - недоверчиво уточнил придворный маг. - Да она, небось, про принцев только в сказках читала.
   - Если я не живу в той комнате, и давно там не был - это не значит, что я совсем выжил из ума и не помню, как она выглядит. Правда, девушка повела себя так, будто спальню первый раз видит... - Сорби немного помолчал. - Просто... я Корни заметил еще раньше - утром, во дворе Академии. И позже, когда кто-то сканировал ауру, взгляд почему-то за нее зацепился. Я специально подсмотрел глазком ее номер и подгадал, чтобы ко мне попала, - закончил Джек.
   - У тебя паранойя. Ты вчера ничего не пил? Или, может, плохо спал? Или гормоны играют? Понравилась девушка - пошел бы и познакомился после экзаменов. И не придумывал сказки. Работа плохо на тебя влияет - везде враги мерещатся. Хочешь знать мое мнение относительно транса?
Ты, как маг, превосходишь наших абитуриентов не просто на голову, а на всю длину своего роста. У Корни Грейс сейчас магии - и пятки заполнить не хватит. Почему ты решил, что это и ее воспоминание? Ты же почти не спишь в последнее время. Устаешь. Логичнее предположить, что транс ты сам случайно спровоцировал - подсознательно ждал: что-то случится. И случилось. А девчонку с собой прихватил. Ауру хоть успел считать?
   - Успел. Вполне ожидаемая: немного магии, никаких косвенных признаков Дара. Но интуиции я привык доверять - что-то с девочкой не то...
   - Зачем тогда в Академию принял?
   - Подозрительных людей следует держать поближе, - хмыкнул Сорби, - чтобы на виду были.
Оба, задумавшись, помолчали.
   - А что она вообще делала в спальне? - неожиданно вернулся Ленси к трансу.
   - Да ничего особенного, на кровати сидела.
   - Ну, вот тебе и ответ, - раздался неожиданно громкий смех. - Сколько раз говорить - заведи любовницу! Девчонка в спальне привиделась. На кровати! Прямиком к профессору Флейду - он тебе объяснит и про спальню, и про девочек, и про кровати.
    
   Разговор был, несомненно, интересным, но внезапно укололо чувство опасности, и шло оно из комнаты. Секундой позже дверь резко распахнулась, на пороге появился Сорби и бегло огляделся. В обе стороны расходился абсолютно пустой коридор.
   - Показалось, будто нас подслушивают... - бросил он собеседнику. - Наверное, ты прав, надо больше отдыхать - мне слишком много "кажется" сегодня.
   При этих словах дверь захлопнулась.
   Я тихо сползла по стенке и выдохнула воздух из легких. Какая удача, что Джек не догадался посмотреть у себя над головой. И что сразу ушел тоже - я бы там долго не провисела. Акробатические упражнения на почти голых стенах в городском платье и с громоздкой учебной сумкой - это явный перебор.
   Решив, что узнала достаточно, и, не рискуя подслушивать дальше, я быстро удалилась. На всякий случай стоило заглянуть в списки поступивших.
    
  
   Глава 2
  
   Оставшиеся полтора месяца я с удовольствием готовилась к началу занятий - приобретала одежду на все случаи жизни, карандаши и тетради, и даже подарки будущим друзьям. А главное - скупила все доступные студенческие романы и по вечерам с упоением ими зачитывалась. Я и подумать не могла, сколько всего интересного, оказывается, происходит в обычной жизни студента. В итоге даже набросала некоторый план действий.
    
   Пункт 1. Задушевная подруга.
Подругу завести следовало непременно. Да не какую-нибудь, а самую задушевную. У героинь романов этой самой подругой всегда становилась соседка по комнате. Правда, почему-то обычно она еще и Целительницей оказывалась, хотя я точно знала, что Целителей в Академии не учат. Но последнее обстоятельство сочла несущественным.
    
   За три дня до начала занятий я отправилась селиться в общежитие. Все свои накупленные за лето вещи взять не удалось. Сначала Лина уперлась - куда, мол, мне столько. Затем я и сама вспомнила комнатушку Верса, еще и рассчитанную на двоих и справедливо решила, что все в комнату попросту не влезет. Пришлось большую часть оставить.
    
   Сбегав к коменданту и получив ключ, быстро нашла жилплощадь, в которой мне придется провести целых пять лет, и радостно принялась в ней осваиваться. Комната выглядела точно так же, как виденная мной ранее у Верса. Две узкие кровати у окна, и письменный стол между ними, ближе к двери шкаф, еще один стол, вроде как кухонный, несколько тумбочек и полочек... Я бегло оценила состояние мебели - явно ею пользовалось далеко не одно поколение студентов.
   Похоже, что жить со мной будет не первокурсница. Судя по вещам, здесь кто-то обосновался уже достаточно давно. Тем не менее, половина шкафа была предусмотрительно освобождена, равно как и полки над моей кроватью. Я начала активно раскладывать шмотки - места оказалось катастрофически мало. Когда у шкафа и тумбочки отказались закрываться дверцы, полки были забиты так, что могли рухнуть в любой момент, под моей и соседкиной кроватью также не осталось и свободного сантиметра... в коридоре по-прежнему толпилась куча коробок.
    
   Оглядев оставшееся пространство, я нашла немного свободного места в углу между шкафом и кроватью. Правда, там уже стоял один деревянный ящик. Попинав его, и проверив на прочность, не раздумывая, поставила сверху еще несколько коробок. Теперь, стоило признать, складывать вещи стало совсем некуда. Повздыхав, я отправила оставшееся домой - заберу в другой раз.
    
   Довольно окинув взглядом дело рук своих, я присела на кровать, ожидая будущую подругу. Я заранее приготовила достойную речь, после которой мы просто обязаны были подружиться, и небольшой подарочек.
   Поскольку делать было нечего, я углубилась в изучение расписания. На первом курсе меня ждало всего 5 предметов - ментальная, материальная и природная магия. Плюс, еще бытовая - но это не отдельный вид магии, а скорее сборник заклинаний, надерганных из разных школ, облегчающих жизнь простого человека, и делающих ее более комфортной. И последним предметом почему-то стояло воинское искусство. Я удивилась, но господам преподавателям виднее.
  
   Ждать пришлось недолго. Через полчаса в комнату бодро по-хозяйски влетела высоченная рыжая девица, и сразу бросила мне:
   - А, новенькая, привет-привет. Я Люся. Можно обращаться Люсь, Люсик, Люська. На другие варианты не отзываюсь.
   - Корни, - представилась я в ответ, встала, и набрала побольше воздуха в легкие, чтобы начать заготовленную торжественную речь. Однако девушка успела раньше. Неожиданный вопль заставил меня подскочить на месте.
   - Что ты натворила?! - соседка метнулась к деревянному ящику, погребенному под моими коробками. - Боги, за что я провинилась? Только одна дура съехала, так вы мне другую подсунули... Кретинка! - а это, кажется снова ко мне...
   Я помогла стаскивать коробки, одновременно пытаясь оправдаться и выяснить в чем дело:
   - Так ящик же крепкий, я проверила, ничего ему не станется...
   - Помолчи уже, - простонала Люська, извлекая, наконец, свое добро. Я присмотрела поближе - ящик как ящик, похоже, совсем легкий. Ох, черт - теперь, когда девушка выставила его на стол, при свете от окна я заметила наверху крошечные просверленные дырочки.
    
   "Подруга" открыла крышку, заглянула внутрь, и издала горестный вздох. Не знаю, кто там жил, но если я удушила любимую зверушку соседки, то налаживать отношения будет сложнее. Тем временем девушка запустила руку внутрь и, держа за заднюю лапу, извлекла на свет здоровенную красную жабу. Та расслабленно висела и не подавала никаких признаков жизни...
   - Это красная рогатая лягушка, я ее все лето выращивала, - печально пояснила Люська. Я соучастливо кивнула, в глубине души не понимая, как можно любить подобное бородавчатое существо.
   - Прости, что убила твоего любимца, - грустно произнесла я, добавив эмпатический импульс грусти и раскаяния за содеянное.
   - Да не любимец он мне - сама смотреть не могу без отвращения. Это мое домашнее задание на лето, - уже намного спокойнее призналась соседка, продолжая разглядывать висящее вниз головой существо. - Тем студентам, у кого есть Дар, на лето дают задание по специализации. Я маг-природник.
   Я загипнотизировано следила за мерными покачиваниями ярко-красной животинки с безвольно висящими маленькими лапками.
   - Понимаешь, в природе есть красные лягушки, но не рогатые. И есть рогатые, которые на самом деле зеленые. А эта красная и рогатая. Видишь? - с гордостью протараторила Люська и сунула мне жабу почти под нос. Не могу сказать, что я до конца ее поняла, но согласно кивнула. А девушка продолжила:
   - Мне ее через неделю сдавать. Только, боюсь, к тому времени она завоняется... Можно, наверное, как-то заморозить... или попробовать найти препода пораньше и отнести... - задумчиво искала выход из ситуации любительница несуществующих животных. - Почему ты не убила ее на неделю позже? Я бы и зачет получила, и не пришлось думать, что с ней дальше делать...
   Люська подняла на меня глаза. Я чуть пожала плечами, глядя попеременно то на нее, то на висящее тельце, не зная, что еще добавить. В этот момент лягушка резко дернулась, сделала судорожный всхлип и ква... нет, не квакнула, а натурально громко взвизгнула. Вместе с ней изящный мелодичный вопль издала и моя соседка, резко отбрасывая от себя неожиданно оживший трупик. Бедное животное пролетело через полкомнаты, сочно шмякнулось об стену, сползло на пол и снова перестало подавать признаки жизни... По крайней мере, в этот раз убила ее не я...
   Мы склонились над потерпевшей:
   - А может она снова оживет? - неуверенно начала я.
   - Не знаю... - отозвалась девушка, подняла лягушку, сунула обратно в ящик и прикрыла крышкой. - Пусть полежит пока. Если не придет в себя, придется замораживать, наверное...
    
  
   Пункт 2. Быть как все.
Этот пункт я добавила самостоятельно, обнаружив, как сильно привычное мне окружение Берты отличается от моих сверстников. Как именно я буду "не выделяться", изначально не придумала, справедливо решив, что стану присматриваться к повадкам абориг... студентов уже на месте.
    
   Я тоскливо посмотрела на учиненный нами разгром и подумала, что вдохновенную речь лучше отложить на неопределенное время... Вместо этого достала небольшой сверточек и смущенно протянула соседке.
   - Вот возьми. Это я заранее приготовила. Хотела подарить новой подруге. А тут так неловко получилось.
   - Да ладно, забыли, - махнула рукой та. - Придумаю как-нибудь, что с лягушкой делать. Да может и оживет еще...
   Девушка развернула подарочную обертку, глаза расширились от удивления, и дрожащие руки достали легкий цветной платочек:
   - О, Боги! Это же паутинный шелк! Всегда о таком мечтала! - с восторгом запищала Люська, а затем уставилась на меня. - Только он стоит как три мои стипендии. Неудобно принимать такие дорогие подарки.
   Паутинный шелк? Хм... Я даже внимания не обратила, просто платок понравился.
   - Я... это... - неуверенно выдохнула, судорожно пытаясь придумать отмазку, - на распродаже купила. С очень большой скидкой.
   Люська подозрительно на меня покосилась.
   - Ну, если со скидкой... - и побежала к зеркалу мерить обновку. - Обязательно потом покажешь, где бывают такие распродажи.
   Я невнятно промычала что-то в ответ, раздумывая над тем, сколько еще у меня может быть вещей из паутинного шелка или чего-то подобного. В итоге решила пересмотреть шмотки, когда соседки не будет в комнате. "Заодно и со свободным местом вопрос решится" - довольно подумала я.
    
   - А это что? - услышала я новое восклицание Люськи. - Не может быть! Это же почмаг!
Я недовольно поморщилась. Да, почмаг Гейши я взять с собой не могла, поэтому купила еще один... Только если платок стоил как три ее стипендии, то почмаг - как все двести. Даже среди детей аристократов, что здесь учатся, уверена, далеко не все смогли бы позволить себе подобную роскошь. И как я буду объяснять после этого, что живу на одну стипендию?..
   - Это от родителей осталось, - снова принялась я врать. - Пока они были живы, мы в средствах не стеснялись. А сейчас уже все по-другому...
Я начала вспоминать, чего еще "эдакого" могла с собой притащить... Проблема заключалась в том, что я привыкла ко многим вещам, и давно уже не задумывалась об их стоимости. Точно придется делать тайную ревизию.
   - Аааа, прости, - сочувствующе покачала головой девушка, и тут же снова весело защебетала. - Почмаг это же здорово! Можно, я тоже пользоваться буду? В Академии за отправку писем ужас сколько дерут, а обычная почта в нашу глушь по месяцу добирается, - и небрежно пояснила. - Я из Тарлиска.
   В самом деле глушь. Ну, хоть с соседкой отношения налаживаются, с облегчением вздохнула я.
    
    
   Пункт 3. Веселые студенческие попойки.
Этот пункт меня, признаться, несколько смущал. Я не привыкла пить часто, много, да еще и что попало... Однако из книг явственно следовало: студенты зависают по кабакам едва ли не каждый день. А отрываться от всех мне не хотелось.
    
   Через три дня я сидела на первой в своей жизни лекции... Профессор Фальк, да-да тот самый председатель вступительной комиссии, ныне преподающий ментальную магию, оказался редким занудой и уже полчаса скучнейшим образом вещал о неоценимой значимости его предмета. Потому я с куда большим интересом сосредоточилась на чтении надписей на парте.
   "Не храпи на лекции - соседа разбудишь".
   "Сорби, ты душка!"
   "Пиво есть - ума не надо!"
   "Мне холодно, голодно и спать хочется".
    
   - Слушай, Даш, а это нормально вот так столы портить? - спросила я рядом сидящего парня, знакомого еще с экзамена.
   - Ну, может, и не очень нормально, но все так делают, - тихо отозвался тот. Все? Ну раз так делают все, значит, и мне надо.
   К сожалению, я не смогла придумать ничего, столь же остроумного, как у моих предшественников, поэтому решила написать просто: "Здравствуй, новая жизнь!"
   Вот так - кратко, лаконично и вполне достойно. Взялась за ручку и с усердием приступила к художественному выцарапыванию слов, чувствуя себя самой настоящей студенткой.
    
   В процессе Даш попытался несколько раз ткнуть меня локтем и даже прошипеть что-то в ухо, но я лишь досадливо отмахнулась - лекция сильно уступала моему нынешнему занятию. Я оказалась не права. Потому что, когда подняла глаза, обнаружила, что все молча смотрят на меня, а рядом возвышается пожилой маг и с интересом наблюдает за моей работой. И лишь одиноко жужжащая муха слегка нарушает тишину в аудитории.
   - Ой, - прозвучало единственное слово, что мне удалось из себя выдавить.
    
   До самого вечера Даш меня успокаивал, мол, с каждым случается. Случается, возможно, и с каждым, но не на первой же лекции. Теперь я была свято уверена, что профессор Фальк меня со свету сживет.
   - Кто? Фальк? - рассмеялась Люська. - Да он тебя завтра и не вспомнит. Вот про кого бы я в последнюю очередь беспокоилась. Собирайся лучше, пойдем отметим первый учебный день, и знакомство заодно. Приятеля своего тоже тащи, - кивнула она на Даша, - больше народу - веселее.
    
   Я заметно оживилась. Студенческая вечеринка! Такой пунктик в моем плане тоже имелся. Я аккуратно открыла шкаф, стараясь лишний раз не светить содержимым, нашла что-то в меру неброское и подходящее для кабака и через пять минут была готова. Зря спешила - Люське бы и получаса на сборы не хватило.
   - Понимаешь, я Верса все лето не видела. Надо произвести сногсшибательное впечатление! - бросила она, вертясь перед зеркалом и пытаясь хитрым узлом завязать подаренный платок.
   - Верса? Верса Тальди?.. - так это и есть та самая ревнивая девчонка, от которой мы в прошлом году прятались? А не похожа...
   - А ты его откуда знаешь? - Люська развернулась ко мне, и глаза опасно прищурились. М-да... вот теперь можно поверить.
   - Мы с ним соседи, на одной улице жили, - просто пояснила я.
   - Да? Ну ладно, - странным тоном ответила девушка, еще пару раз подозрительно зыркнув.
   Оказалось, что моя новая подруга, будучи весьма симпатичной особой, тем не менее жутко комплексовала из-за своего чрезмерно высокого роста. Даже Верс, вроде как не самый низкий мужчина, на полголовы до нее не дотягивал. Потому Люська и жила в постоянном страхе, что какая-нибудь маленькая и хрупкая мерзавка переманит слабого духом мужчину.
    
   Выйти мы смогли только через час. Кроме знакомых мне Даша и Верса, к нам присоединился Ладас - молодой человек из нашей группы, и Крис, сосед Верса, со своей девушкой.
    
   Небольшой кабачок неподалеку от общежитий носил вполне справедливое название "Пьяный студент" - именно последние составляли подавляющее большинство местных завсегдатаев. Внутри заведение ничем особым не отличалось - простые деревянные столы, пропитавшиеся за годы службы пивом и соусами так, что их можно было грызть как закуску, длинные лавки, отполированные сотнями студенческих седалищ. Впрочем, хозяева даже попытались сделать трактир более-менее уютным - на окнах колыхались тоненькие занавесочки веселенькой расцветки, которыми время от времени кто-то втихаря вытирал руки, а по стенам висели огромные засушенные венки из обычных летних сорняков.
   В целом, здесь миленько - решила я, хоть и накурено.
    
   Пришли мы поздновато. Жаждущих праздника в этот знаменательный день оказалось более чем достаточно. Только те, кто поумнее, успели прийти заранее и занять все стратегически важные места. Нам пришлось довольствоваться столом недалеко от двери, практически на проходе, где вечно сновали то посетители, то трактирщик с помощниками. Несмотря на обилие народу, пиво нам принесли достаточно быстро. Мы выпили за знакомство, потом за начало учебы, потом за девушек, потом почему-то за розовых слоников... Сначала я расслабилась, затем мне стало хорошо и весело.
   "Пора прекращать", - машинально отметил мозг. Но "прекращать" как-то не получалось. Все пили, и отказываться было как-то неудобно. Опустевший бокал, как по волшебству, тут же становился полным. Пошел тост за объединение студентов во всем мире, за пиво вместо лекций, за повышение стипендии...
   "А почему, собственно, пора прекращать?" - снова включилось сознание. - "Я пока не пьяная. Я же совсем не пьяная!"
   - Я не пьяная! - громко и уверено лично для себя повторила я.
   - Конечно, не пьяная, - раздался рядом невнятный голос Ладаса. Странно, он вроде раньше не заикался. А бокал снова стал полным.
    
   За что мы пили дальше, я плохо запомнила. Все вокруг выглядели такими милыми, добрыми и улыбчивыми, хоть и невежливо двоились и расплывались перед глазами - одно слово маги. Вот они - настоящие друзья-студенты, настоящая студенческая жизнь, настоящая студенческая вечеринка...
     
   А-а-а... Боги, как же голова болит. А во рту... словно я дохлую Люськину жабу съела... Так вот что такое похмелье. Где я нахожусь? С трудом заставила себя разлепить один глаз - кажется, это моя комната. Мне тут же под нос сунули какую-то кружку.
   - Выпей, страдалица - полегчает.
   Выпила. Полегчало. Головная боль слегка улеглась. Да, так и есть - я в своей комнате и даже в своей вчерашней одежде. Только ботинки сняты и валяются рядом.
   - Как ты? - участливо спросила соседка, заглядывая мне в глаза. - Подожди-подожди. Пока не вставай, пусть лекарство полностью подействует. И в зеркало тоже пока не смотри...
   Ну, раз можно еще полежать... Я с удовольствием откинулась на подушки. В мозгу мелькали обрывочные воспоминания о приятно проведенном вечере.
   - Люсь, я вчера ничего не натворила?
   - Э-э-э... если не считать памятного броска, когда ты метнула нож в группу старшекурсников, и тот на пол лезвия ушел в дерево в паре сантиметров от головы одного из них, то ничего.
   Я тихо застонала - уж не выделилась, так не выделилась...
   - И как меня за это не прибили...
   - Ты была очень убедительна, заявляя, что не любишь насмешек. И что никогда не промахиваешься. Поэтому если они пошутят еще раз, то ты тоже найдешь еще один нож. Кстати, не расскажешь, где ты так научилась?
   М-да... Я только махнула рукой, мол, в другой раз - для придумывания очередной "правды" нужны были хоть какие-то мозги.
   - А как я домой попала? - разглядывая потолок, меланхолично спросила я.
   - Сорби принес.
   - ЧТО?! - я моментально подскочила и села на кровати. - Сорби?
   Подруга только плечами пожала, мол, что такого.
   - И как я теперь ему в глаза смотреть буду?
   - Как-как. Как все, - весело подмигнула Люська и присела рядом со мной. - Мне тоже есть, что вспомнить про первую пьянку. Я тогда сорвала с окна занавеску, сделала из нее плащ, а потом залезла на перила второго этажа, где жилые комнаты, и, махая "крыльями" собралась прыгать вниз в общий зал с воплями "Я - великая белка-летяга". Кстати, могла бы и сигануть по пьяни. И покалечиться. Меня тоже Сорби спасал - мягко слевитировал на землю. А позже доставил в комнату некантовабельное тело. А что ему? Рукой махнул, портал открыл и все.
Он, кстати, в первый месяц после начала занятий старается не отказываться от приглашений на "бокальчик пивка", в частности зная, что обязательно кто-нибудь из первокурсников с непривычки перепьет и чего-то начудит. Так что не волнуйся - не ты первая, не ты последняя. Тут каждый второй про себя подобные истории услышать может.
    
   Не могу сказать, что меня это сильно успокоило... Не буду больше столько пить.
  
   Пункт 4. Слава и популярность.
Еще одно новшество, ранее мне не знакомое. Для меня, как для Тени, всегда было очевидным, что чем меньше людей тебя знают в лицо - тем лучше и дольше живется. Однако, другое общество - другие законы. Все героини романов страх как стремились стать известными и популярными.
    
   После вчерашней вечеринки я чувствовала себя как побитая собака. К счастью от головной боли Люськино лекарство помогло, но, кажется, проблема была не только с головой. Я мечтала забить на все занятия, лечь и спокойно умереть. И в то же время не хотелось с первых дней нарушать данное себе обещание прилежно учиться, тем более, что сейчас снова ментальная магия, а я и так вчера засветилась. Поэтому собрала тетрадки и поплелась в лекционный зал.
   С трудом доковыляв до нужной аудитории, рухнула на сиденье, постаравшись сползти как можно ниже, чтобы не попасться на глаза преподавателю. Вдруг повезет, меня тут не заметят, и можно будет немного подремать.
    
   - Доброе утро! - раздался бодрый голос, совершенно не похожий на профессора Фалька. Я приоткрыла один глаз: за кафедрой стоял Джек Сорби собственной персоной. Я застонала. Если в мире существовал кто-то, кого мне хотелось видеть еще меньше чем Фалька, то это был именно он.
   - К сожалению, профессор немного приболел, поэтому я его сегодня заменяю.
По залу прокатилась волна смешков.
   - Фальк спиртным злоупотребляет, потому и "болеет" регулярно. Это все знают, - прошептал мне в ухо Даш, на удивление свеженький, будто вчера весь вечер только кефир пил. Я завистливо посмотрела на приятеля. Что же, причина смеха прояснилась, не только мы вчера отмечали начало учебного года. Кто бы и меня сегодня заменил на лекции, а?
Я выползла из-под стола и нормально села. На преподавателя старалась не смотреть - в глубине души пышно расцветал банальный стыд за вчерашнее.
   - Сегодня мы с вами разберем одно из простейших, и в то же время одно из важнейших заклинаний ментальной магии - чтение ауры, - сообщил голос с кафедры, и аудитория заметно оживилась. Это несложное заклинание в самом деле являлось базовым, и справиться с ним мог и начинающий. И в то же время легкость и виртуозность во владении сканированием показывала настоящий уровень мага - одно дело, когда чтение проходит незаметно, и другое - если тебе в голову ломиком стучат.
    
   - С помощью него вы сможете просмотреть любую незащищенную ауру, - продолжал рассказывать профессор, прогуливаясь вдоль первого ряда.
   - Что значит незащищенную? - донеслось откуда-то сзади.
   - Вот то и значит. По ауре можно многое узнать о человеке - в частности, здоров ли он, имеет ли магический потенциал, нередко можно увидеть косвенные признаки Дара и многое другое (подробнее о толковании вам расскажут на следующей лекции). Вполне логично, что многие люди не желают показывать свою ауру первому встречному. Для этого существует защита, ее изучают на втором и третьем курсах. На собственную ауру накладывается блокирующее заклинание, или просто "блок". Это первый уровень защиты. Второй, "макияж", наводится поверх блока. В этом случае заклинание, что мы сегодня разберем, покажет этот самый макияж как собственную ауру человека.
   - А как взламывать защиту? - снова донеслось с задних рядов.
Сорби взъерошил рукой волосы и негромко рассмеялся:
   - Вы и обычную ауру еще смотреть не научились, а уже про взлом думаете. Могу только сказать, что это нетривиально. Взломать блок может исключительно маг более сильный, чем тот, кто его накладывал. Это раз. Во-вторых, это почти невозможно сделать незаметно. А теперь давайте перейдем к теме урока.
    
   Преподаватель подошел к доске, написал формулу, объяснил какие пассы руками можно делать, чтобы заклинание прошло легче, и, наконец, перешел к практической части. Все это время я едва улавливала, о чем он говорил - мозги жили собственной жизнью, и со мной не советовались. Я на автомате переписала заклинание с доски, одним глазом косясь в тетрадь, а вторым пытаясь подремать. Неожиданно почувствовала пристальный, слегка подозрительный, взгляд.
Я встрепенулась.
   - Корни Грейс, - голос Джека окончательно вырвал меня из небытия. - Начнем с вас. Берите тетрадь и выходите сюда.
   Вдруг все стало на свои места. Похоже, Фальку "помогли" заболеть. Сорби хочет знать, кто его сканировал на экзамене. Идея не лишена смысла, почерк мага зачастую узнать несложно. А поскольку я - личность подозрительная, по словам самого Джека, то почему бы с меня и не начать. Но раньше я сканировала свойством Дара, не имеющего к магии ни малейшего отношения, а заклинание первый раз вижу.
   Взяла тетрадь с записями и, как зомби, пошла к преподавателю.
   - С вами все в порядке? - очень тихо поинтересовался Джек.
   - Да, спасибо, - пряча глаза, отозвалась я. -Простите, я больше не буду столько пить... Обещаю...
   Вместо ответа мужчина провел рукой у меня перед глазами, и я почувствовала неожиданный прилив сил.
   - Вот так лучше, - негромко подвел он итог, и уже нормально, чтобы все слышали, добавил. - Госпожа Грейс, попробуйте просканировать мою ауру.
    
   Я старательно прочитала заклинание из тетради, и для верности поводила рукой перед его лицом. Конечно, можно обойтись и без махания конечностями, но это уже требует некоторых навыков, которых у первокурсника пока нет. Что случилось дальше, я не поняла. Ощущение было такое, словно я тяжеленной кувалдой со всей дури лупанула по огромному толстому цельнометаллическому листу и получила соответствующую отдачу. С трудом отдышавшись, глянула на Джека. Тому, похоже, досталось еще больше. Профессор напоминал сильно контуженного воина на поле боя... Не удержавшись, быстро взглянула внутренним зрением - Сорби светился как новогодняя королевская статуя... Тут не только Дар Мага, а еще как минимум парочку иметь надо. Поняв, что натворила, поспешила оттуда убраться. Боже Ари, я же блок сломала! Заклинанием!
   Тем временем мужчина пришел в себя.
   - Грейс! - рявкнул он. - Покажите мне, что это вы тут прочитали?
   Едва дыша, я протянула ему тетрадь. Сорби полминуты внимательно рассматривал мои каракули, качая головой, затем уже спокойнее произнес:
   - Я вас поздравляю. Приготовьтесь к славе. Вы сейчас совершили то, над чем столетиями бились многочисленные магические умы. Вам удалось сломать блок заведомо более сильного мага. И не просто сломать, а разнести в дребезги. А всего лишь неправильно переписанное заклинание...
   Джек поднял глаза, и уже тише, только для меня, закончил:
   - Пейте почаще, и из Вас выйдет величайшее светило магической науки.
   С этими словами он вырвал листок из моей тетради, аккуратно сложил и засунул в карман. Я то ли покраснела, то ли побледнела, а профессор с улыбкой обернулся к аудитории:
   - Ну, продолжим. Надеюсь, сегодня больше никто на мою жизнь покушаться не станет.
    
   Пункт 5. Борьба с нежитью.
У меня, городской девчонки, в голове не укладывалось, что, оказывается, творится в глубинках нашего королевства. Полчища зомби и умертвий, о которых я ранее и слыхом не слышала, повсеместно атакуют безвинный люд. Мне всегда казалось, что это все сказки, которыми детей пугают. Ан нет - чего только некоторые маги не учудят. Бедами простого народа я прониклась до глубины души, пообещав себе, что едва подучусь, сразу отправлюсь совершать подвиги и спасать несчастных поселян!
    
   После менталки мы направились в тренировочный зал. Чему такому "воинскому" нас собирались учить, я не имела ни малейшего понятия. Маг - не боевая специальность (как правило), маг - это преимущественно двигатель цивилизации, как ученый в Адании. Или занятия нужны для элементарного поддержания физической формы? На первый урок не обязательно было приходить в штанах - как и везде, планировалась только вводная ознакомительная лекция. Нет, так нет - я появилась в том же платье, что и была, хотя многие принарядились в элегантные спортивные костюмы.
    
   Тренировочный зал меня заинтересовал не столько тем, что здесь будут проходить занятия, сколько из-за личных нужд - мне тоже надо было где-то тренироваться. На Дар надейся, а сам не плошай. Когда лазишь, где попало, лучше быть в хорошей форме. Поэтому ежедневная "зарядка" часа на два - гимнастика, растяжки, бег и прыжки - стала обязательной.
   Что касается оружия... Я неплохо обращалась с легкими парными клинками, но это скорее самооборона. Для воина, чей меч в три раза длиннее, мои ножички будут как зубочистки. Сама же тяжелый меч и подниму то с трудом, ручки слабые (висеть на стене не в счет - там Дар помогает). Еще я неплохо управлялась с метательным оружием. Но тоже преимущественно в мирных целях - лассо или кошки иной раз становились незаменимы (не всегда строители столь любезны, что оставляют достаточно щелей и заступок в стене для порядочного вора). И, конечно, ножи тоже всегда летели идеально в цель. Но одно дело загнать этот самый нож по рукоятку в мягкую, плетеную из соломы мишень, а другое - в человека, да еще защищенного хотя бы кожаной курткой. Это лишь на первый взгляд легко, моих силенок точно не хватило было. Впрочем, не сильно хвастаясь, я и в глаз без труда с тридцати шагов попаду. Только... неплохо, чтобы цель стояла и не двигалась, чего в бою добиться сложно. В общем, несмотря на кучу позитивных предпосылок, воин из меня был аховый.
    
   Мастер Дантес, подтянутый молодой мужчина лет тридцати - тридцати пяти на вид, что на деле могло означать добрую сотню, выстроил группу длинным полукругом. Прохаживаясь вдоль шеренги, воин рассказывал, как важно магу уметь обращаться с оружием. Многие выпускники Академии могут оказаться в полевых условиях, подвергнуться нападению диких зверей, грабителей, агрессивно настроенных чужаков... Слушая преподавателя, я честно пыталась представить, зачем сильному магу отбиваться, скажем, от волка или разбойника мечом, если у него в арсенале имеется куча более эффективных средств, чем этот тупой ножичек, которым ребята скорее сами умудрятся порезаться, нежели причинить вред кому-то еще. Однако благоразумно помалкивала, держа свои мысли при себе. Похоже, остальные девушки группы были со мной солидарны. Некоторые откровенно скучали, другие с интересом рассматривали симпатичного преподавателя. Зато парни с упоением ловили каждое слово.
    
   - А сейчас мы проведем маленький практический эксперимент, - отчеканил мастер Дантес, и я тоскливо оглядела платье - не знаю, что придется делать, но в штанах всяко было бы удобнее. Впрочем, я оказалась не права, одежда не имела значения.
   - Выставьте руки пред собой, словно вы просите что-то. Вот так, - преподаватель сложил ладони чашечкой. - И закройте глаза.
   Все послушно повторили. Через пару секунд я почувствовала, как мне в руки шлепнулось что-то мягкое, теплое и мокрое, в нос ударил знакомый с детства терпкий запах. Открыла глаза, и брезгливо поморщилась. На моих ладонях лежало сердце, а по пальцам стекали липкие алые капли. Я в анатомии не сильна, в готовке пищи тоже - поэтому сказать, чья это часть тела не могла. По размеру сердце вполне могло оказаться и человеческим, только кто ж мне его даст. Значит, либо какое-то животное среднего размера, либо иллюзия. С двух сторон послышался дружный визг, наиболее нежные барышни моментально попадали в обморок, другие от неожиданности поотбрасывали подальше странные подарочки. Ребята держались получше, но кое-кого, кажется, тоже придется откачивать. Я чуть пожала плечами - сразу видно аристократов, ранее видевших мясо только на тарелке и в приготовленном виде. Для меня, фактически выросшей на Разбойной улице, вид крови не был чем-то необычным. Я не раз и не два видела тела неосторожных полуночников, а регулярные красно-коричневые лужи по утрам разбавлялись выливаемыми прямо из окон помоями.
    
   Переложила сердце в одну руку, а вторую чуть стряхнула. Затем посмотрела вниз - мама дорогая, мое платье! Огромное кровавое пятно расползалось по подолу, и еще несколько мелких брызг появилось из-за моего махания рукой.
   Я тихо чертыхнулась.
   - Надеюсь, это все-таки иллюзия, - продолжала я рассматривать безнадежно испорченную юбку. К этому времени вопли в зале стихли, и мой голос прозвучал неестественно громко.
   - Простите? - на меня с внимательным интересом, чуть приподняв бровь, смотрел мастер Дантес. Я, наверное, в самом деле ненормальная по здешним меркам. То краснею и смущаюсь по малейшему поводу, зато когда девушки в обморок попадали, я только платье жалею.
   - А, - чуть махнула свободной рукой, и равнодушно повела плечом, - кровь плохо отстирывается.
   - Да, вы правы, это иллюзия, - ответил мужчина и повернулся в сторону темной арки, - заканчиваем.
   И все моментально пропало. Словно и не было ни сердца, ни крови, ни испачканной одежды. А из глубины ниши показался Сорби - вот чья это работа... да, не сам же мастер будет ее делать...
    
   К чему было это представление, я прекрасно понимала - воину не к лицу брезгливость, и уж тем более он не должен бояться вида крови и падать при этом в обморок. Я заслужила похвалу мастера и очередной подозрительный взгляд герцога.
   Зато поговорив после урока с преподавателем, выяснила, что могу заниматься здесь по утрам. Теоретически зал перед занятиями открыт для всех желающих, но на практике никто сюда не ходит.
    
   Последней в этот день шла лекция по природной магии. Невысокий щупленький профессор Крыш уже более получаса рассказывал о различных видах живой материи, что будет изучаться нами в течение этого года. Я внимательно прислушивалась, с нетерпением ожидая, когда же преподаватель упомянет интересующую меня нежить. Время шло, а скелеты и зомби все не появлялись. Наконец, господин Крыш закончил вводить нас в курс дела.
   - По программе обучения есть вопросы? - обвел он взглядом аудиторию.
   Рука самостоятельно взлетела вверх, и прежде чем я успела подумать, что делаю, вопрос вылетел сам собой:
   - А как насчет нежити?
   - Нежити? - удивился мужчинка. - Какой нежити?
   - Ну... Зомби всякие...
   Аудитория взорвалась хохотом. Я недоуменно смотрела на окружающих - неужели снова что-то глупое спросила?
   - Фантастики начиталась, - донеслось откуда-то с верхних рядов.
   - Зомби, вот как. Девушка, простите, как ваше имя? - вежливо обратился ко мне профессор, не разделивший всеобщего веселья.
   - Корни Грейс.
   Взгляд Крыша мгновенно стал более заинтересованным. Кажется, слухи в этом заведении распространяются быстро.
   - Хорошо, Корни Грейс. Понимаете, нежить является классом потенциально возможным, но к счастью, реально несуществующим.
   Студенты продолжали веселиться.
   - Но! - профессор поднял указательный палец и оглядел аудиторию. - Я сказал, что теория не отрицает возможное существование нежити. В то время как сегодня эта барышня совершила нечто, до сих пор бывшее невозможным даже в теории. Поэтому для вашего курса я включу в вашу программу несколько лекций о нежити. Кто знает, может, кому и пригодится.
   Смех в зале стих. А я села на место, смущенная, давая себе зарок больше вообще никаких вопросов не задавать.
   В любом случае я узнала, что селяне с дальних границ королевства не такие уж и несчастные и в моих услугах особо не нуждаются.
  
   Глава 3
  
   Уже через неделю после начала учебы я тоскливо пересчитывала оставшуюся у меня наличность и пыталась понять, как некоторые одаренные личности умудряются прожить от стипендии до стипендии. Студент-первокурсник получал "аж" восемь лейров в месяц. "Аж", потому что с третьего курса сумма урезалась до пяти, а маги с Даром, что оставались в Академии дольше остальных, начиная с шестого не получали совсем ничего. Мотивировалось это тем, что если студент, проучившийся пять лет, до сих пор не может заработать себе на кусок хлеба, то и в Академии ему делать нечего. Впрочем, многие маги были выходцами из знати, а, следовательно, могли рассчитывать на помощь родителей. Поэтому я тоже решила поднять свой прожиточный минимум с восьми до двадцати лейров.
  
   И вот, из выделенной себе на месяц двадцатки через неделю осталось всего четыре лейра. Куда подевались еще шестнадцать, помнилось с трудом.
   Для начала я каким-то чудом умудрилась оставить пять лейров в кабаке во время той самой памятной пьянки, хотя точно помнила, что пиво стоило не больше пары медяков... Да на пять лейров туда на пиво через день в течение месяца ходить можно было!
   - А чего ты хотела, - философски заметила Люська по этому поводу. - Пьяному и не то приписать можно. Ругаться надо сразу, а не через неделю. Попробуй потом докажи, что не ты съел целого поросенка и выпил четыре бочки пива. Через это тоже все проходят - учись. Я могу проверить свой счет, в каком бы состоянии не находилась, - гордо закончила она и посмотрела на меня, выразительно подняв бровь.
    
   Я к такому не привыкла. Все питейные заведения, даже столь уникальные, где хозяева оказывались честнейшими людьми, так или иначе относились к сфере Берты. И я лучше других понимала, что в большинстве из них можно расстаться с деньгами и более тривиальными способами. Но... меня как лицо, приближенное к власти, до сих пор не трогали. Появилась, конечно, мыслишка пойти в кабак со своей "переговорной" внешностью, и потребовать восстановления справедливости. Но эту малодушную идею я отогнала - всех студентов обсчитывать не перестанут, а ругаться за пару лейров недостойно, да еще и прикрываясь именем главы теневого общества.
    
   Вторым крупным потрясением стало то, что студентов, оказывается, не кормят. В смысле, не то, чтобы я этого сильно ожидала... Но дома хозяйство вели слуги, а я, соответственно, не имела привычки задумываться, откуда берутся продукты, сколько они стоят и как готовятся. Поняв, что личной кухарки больше нет, питаться по ресторанам мне не светит, а есть одни дешевые пончики не хочется, пришлось знакомиться с готовкой.
   Студенческая общажная кухня только на первый взгляд производила гнетущее впечатление - белые облупленные стены, старая покосившаяся плита, несколько видавших виды столов, сиротливо ютящихся у стен и один-единственный стул. Какая-то щедрая хозяйская душа повесила на окно полинялые шторки, кажется, в прошлом желтого цвета. Однако кухня являлась идеальным местом встреч, знакомств и обмена сплетнями.
   День за днем я пыталась постичь великое искусство кулинарии, и с каждым новым днем проникалась мыслью, что если мне чего-то в этой жизни не дано - так именно этого...
    
   Прошел месяц. Потихоньку я вникала в нюансы студенческой жизни, начинала чувствовать себя обычной девчонкой, а не идиоткой, за спиной которой перешептываются, смеются и исподтишка показывают пальцами. Приходило приятное понимание: что-то в этом есть. Единственным действительно проблемным местом по-прежнему оставалась кухня.
    
   Однажды поздно вечером, очередной раз вылив, пока никто не видел, собственное варево, я поняла, что безумно устала... устала воевать с продуктами, устала по утрам слышать насмешки соседей, заглядывающих на кухню с целью посмотреть, чего еще начудила "эта Корни". Спасительная мысль созрела быстро. Пусть это и станет отступлением от собственных правил, но мелкую поблажку раз в месяц можно себе любимой позволить. Быстренько переодевшись, я захватила крупную деревянную банку с герметичной крышкой и побежала в ближайший ресторан.
   Через десять минут прибыла на место. Там меня сначала попытались не впустить, видимо, простой студенческий наряд не мог сказать ничего хорошего о платежеспособности владельца. Однако стоило лишь достать "волшебную" банковскую карточку вип-класса и помахать ею перед носом управляющего, как сразу провели за лучший столик.
   Не глядя, я ткнула пальцем в первый попавшийся суп в меню и протянула официанту банку. "А хорошо вышколены у них сотрудники" - с уважением кивнула я головой. На лице молодого человека не дрогнул ни единый мускул, словно сюда ежедневно приходят молодые невзрачные девицы с личной двухлитровой тарой и расплачиваются редкими вип-карточками.
   Еще через полчаса я спешила обратно, прижимая к груди заветную банку, как необычайно редкую ценность. Очутившись на кухне, проверила, нет ли поблизости припозднившихся студентов, затем нашла пустую кастрюльку и, воровато озираясь, вылила туда суп. И быстро закрыла крышкой. Вот так. Кажется, никто не заметил. Я довольно улыбнулась, а в душе что-то радостно запело. Теперь утром пусть приходят все желающие. Я, не спеша, войду в святая святых студенческого общежития, гордо подойду к плите, поставлю на огонь свой суп и стану важно его помешивать... Мысли текли радужные и приятные. Правду люди говорят - сколь мало человеку надо для счастья.
    
   "Раз с этим покончено, выпью чаю и пойду спать!" - бодро подумала я и грохнула на плиту чайник с водой.
   - Привет, - донесся от входа мягкий голос. Сорби? В общежитии? Я обернулась. Да пресловутую "теоретически возможную" нежить и то легче встретить на нашей кухне. Тем не менее... моя персональная галлюцинация стояла в проеме двери, устало облокотившись о косяк.
   Всю последнюю неделю любимый преподаватель Академии отсутствовал. Наш первый курс уже успел наслушаться от старших, что профессор нередко внезапно исчезает, иногда даже посреди лекции. И теперь новопоступившие с удовольствием переняли эстафету и принялись сочинять сказки одну другой нелепее о том, где все это время Сорби пропадает. У меня, естественно, тоже имелась версия, которую я, конечно, вслух не озвучивала.
   Должно быть, он только вернулся. Сейчас герцог больше всего походил на самого обычного студента: невыспавшийся, помятый, в полурасстегнутой и незаправленной рубашке...
   - Здравствуйте, профессор, - вежливо отозвалась я и чуть поклонилась.
   - Да брось, - вяло махнул тот рукой и улыбнулся, - мы не на экзамене. Пока я в общежитии, меня зовут Джек, и ко мне обращаются на "ты".
   Молодой человек по-хозяйски пересек кухню и подошел к плите.
   - Это твое? - бесцеремонно заглянул в кастрюльку и сразу удивленно присвистнул, - Карийский суп-пюре со сливовыми улитками?
   "Мое", - чуть не сорвалось с губ, но так и застряло в горле. Что я умудрилась притащить?! Суп из улиток... Вот, дура - в трактир надо было бежать, а не в дорогущий ресторан.
   - Нет-нет, оно тут раньше стояло, - поспешно ответила, смутившись, и тоже заглянула внутрь. В кастрюльке колыхалось белесое желеобразное месиво с вкраплением непонятных темно-фиолетовых кусочков. - Это улитки? Да?
Возможно, подобный продукт и был редким деликатесом, но пробовать ЭТО мне расхотелось.
   - А у тебя какого-нибудь супа нету? - с надеждой спросил Джек, выжидающе посмотрев на меня.
Эх... Если путь к сердцу мужчины лежит через желудок, то сегодня явно не мой день. Я печально посмотрела на проклятых моллюсков. Вспомнила свои кулинарные потуги, вздохнула... А потом неожиданно призналась:
   - Нет, я не умею варить суп, - наткнулась на участливый взгляд и расстроилась окончательно. - Я только чай нормально делаю. Конечно, девочки учат понемногу - уже могу картошку сварить или яичницу поджарить. А суп... Люська говорит, это самое простое. Бросаешь все, что есть в воду, а дальше само сварится. Вот один раз попробовала...
   Я огорченно замолчала.
   - И что?
   - Да вылить пришлось. Даже собака во дворе есть не захотела. Вот как. Хотите чаю? - предложила я. Обмен, конечно, не равноценный, но чаем я хоть никого не отравлю. - Вода вон греется.
   - У меня есть предложение получше. Научить тебя варить суп? Доставай продукты.
Я, широко раскрыв глаза и недоверчиво подняв брови, потрясенно уставилась на собеседника. Великий и могучий герцог Сорби учит молоденькую студентку суп варить... Боже Ари, какие еще сюрпризы ты мне приготовил?
   Дважды просить не пришлось. Я мигом метнулась за мясом и овощами. Дальше Джек руководил процессом, подробно рассказывая, что, как и в каком порядке делать. Я послушно помогала чистить и резать овощи. Наконец, приготовления завершились, осталось только дождаться, пока все сварится.
    
   - Ты загадочная девушка, Корни. Чем больше проходит времени, тем больше загадок появляется. Может ты разрешить хотя бы одну? - с улыбкой спросил мой преподаватель по варению супа.
   - Ммм... - чуть пожала плечами, мол, "а что я"...
Джек задумался. Видимо, решая, что именно лучше всего спросить.
   - Помнишь первое занятие у мастера Дантеса?
   Еще бы я его не помнила. Хорошенькие шуточки у этого Дантеса, да и у Сорби тоже - он же ему с иллюзиями помогал.
   - Ты так равнодушно отнеслась к виду крови. Я мог бы подумать, что ты часто помогала на кухне... Но, как вижу, это не так... - Джек с интересом на меня посмотрел. - Или это был просто шок?
   Перед глазами снова стала Нижняя улица Мариона - бурые пятна, засохшие местами по обочинам; окровавленные раненые, изредка приходившие к Берте... Как ему объяснить, что я просто привыкла, для меня притронуться к лягушке и то противнее.
   - Просто... был в моей жизни период времени, когда я видела много крови, - уклончиво ответила я, надеясь, что больше вопросов не последует. Конечно, я могла бы сказать, что отец был хирургом или еще что. Но мне надоело лгать. Чем больше вранья, тем легче оно потом всплывает. К счастью, Джек прекратил расспросы.
    
   Джек подошел к одному из кухонных столов, провел пальцами, проверяя чистоту, потом залез на него и сел, расслабленно прислонившись спиной к стене. Я заняла единственный стул. Помолчали. Я сидела и думала о том, какими разными, оказывается, могут быть люди. "Мальчишка Сорби" - снова вспомнились слова Берты. Может, она его знала именно таким? Мельком взглянула. Как я могла подумать, что у Джека колючие стальные глаза? Они же почти голубые.
  
   Молодой человек покосился на меня, затем на мой стул и молча щелкнул пальцами. Рядом появилось огромное мягкое кресло.
   - Садись, не бойся. Это мое любимое. В нем удобно, - улыбнулся он. Я недоверчиво взглянула на неожиданно появившийся предмет мебели и даже тронула пальцем. - Садись-садись. Я его потом заберу. У меня здесь комната есть - в соседнем крыле. Не знала? А, ну ты же новенькая.
   Я-то новенькая, но странно, что такой новостью до сих пор никто не поделился. Я пересела в кресло, утонув в тепле и уюте. От замши шел едва заметный волнующий мужской запах, мягкая обивка ласкала кожу, словно сам владелец меня легонько обнял. Я расслабилась.
   - Скажите, то есть скажи... - чуть запнулась, пытаясь сформулировать мысль, бросила короткий взгляд на молодого человека. - Ты ведь мог где угодно поужинать? Почему суп? И здесь?
   Сорби посмотрел на меня. Затем лег прямо на столе на спину, свесив ноги и заложив руки за голову. Устало прикрыл глаза. Вздохнул и негромко ответил:
   - Тебе странно, что известный маг-универсал, профессор, да еще и герцог, - "да еще и глава тайного отдела" мысленно продолжила я, - так несолидно валяется сейчас на столе в студенческом общежитии и варит суп вместо того, чтобы сидеть в шикарном ресторане, или не менее шикарном особняке, где вокруг суетятся слуги. Я попробую объяснить...
Возьмем, к примеру, стражников. Следят за порядком, ловят и допрашивают преступников. Иногда такая работа нравится, иногда нет - но кто-то должен ее делать. А потом... - тон Джека чуть смягчился, а голос стал еще тише, - потом рабочий день заканчивается. Одни идут в кабак, а другие домой. И суровый мужчина улыбается, целует любимую жену, ласково треплет волосы сына, берет на руки дочь и... - молодой человек улыбнулся и мельком глянул на меня, - ест суп. Так и я... Последние дни выдались весьма тяжелыми. Около недели назад по королевству прокатилась волна покушений на различных влиятельных особ королевства. Некоторые, к сожалению, были успешными. Велось расследование, и меня попросили помочь. Как мага-универсала.
Сорби замолчал.
   - А сейчас? Все закончилось? Вы поймали преступников?
   - Да, но я очень устал. И мне не захотелось ни в свой столичный особняк, ни в ресторан, меня потянуло домой. А Академия... я не работаю здесь, я здесь отдыхаю. Душой. Мне нравится возиться со студентами. Вы и есть моя семья. Потому я и держу в этом общежитии комнату. И веду только факультативы, где нет экзаменов - не хочу, чтобы меня боялись. И поэтому я сегодня пришел сюда. Чтобы расслабиться. На кухне и ночью нередко можно кого-нибудь встретить, особенно во время сессий. Я надеялся, что какая-нибудь добрая душа сможет меня покормить, - Джек усмехнулся. - Ты понимаешь, о чем я?
    
   Да, я понимала. Этот Джек, в отличие от замкнутого и закрытого наглухо от внешнего мира герцога Сорби, был полностью открыт. Я эмпатией легко впитывала его эмоции - душевную усталость, удовлетворение от хорошо сделанной работы, радость от того, что он сейчас находится здесь. Похоже, он в самом деле чувствовал себя в Академии "как дома".
   Мы замолчали. Говорить не хотелось, я боялась нарушить это хрупкое состояние доверия и понимания. Хотелось чем-то помочь, принять участие, внутри возникла неожиданная щемящая нежность, которую не на кого было израсходовать. Украдкой посмотрела на Джека, и словно почувствовав мой взгляд, он отозвался:
   - Я очень давно ни с кем не разговаривал вот так просто, по душам. Очень, очень давно, - я заметила, что парень повернулся и теперь внимательно на меня смотрит. - Что в тебе есть такого, Корни, что вызывает подобное доверие?
   Слегка пожала плечами. Хотелось ответить тоже чем-то личным и проникновенным, но на ум ничего не шло... Неожиданно Джек вскочил.
   - Думаю, наш суп готов, - весело произнес он и, вытащив ложку, пошел снимать пробу. - Доставай тарелки!
   Быстро поев, Сорби отставил миску в сторону, и поднялся:
   - Прости, я пойду. Уже не помню, когда последний раз спал, - его рука легла мне на плечо удерживая, - нет-нет, не вскакивай. Доешь спокойно. Кресло я позже заберу.
   Возле двери он обернулся и подмигнул.
   - Спасибо за суп и за компанию. Увидимся завтра на лекции.
    
   Я еще некоторое время мечтательно понежилась в мягких объятиях неуместной здесь мебели, боясь встать за чаем - а вдруг сразу исчезнет. Лишь когда начала окончательно засыпать, заставила себя подняться и отправиться в комнату. Едва вышла из кухни, как кресло с тихим хлопком пропало. Растворившись в своем романтическом настроении, я протанцевала до самой двери. "Осталось только найти еще один портрет Джека и снова повесить на стену, только теперь в общежитии" - подумалось весело. А затем еще долго ворочалась, пытаясь уснуть.
    
   Наутро поймала себя на том, что, как и большинство наших девушек, пытаюсь приодеться получше, зная, что сегодня есть лекции Сорби. Это меня слегка отрезвило - не хватало еще пополнить эту очередь страждущих девиц. Я хмыкнула, надела привычную одежду и пошла на занятия.
    
  
   Глава 4
  
   В тот же день после лекций я впервые за последние две с половиной недели наведалась домой. Там меня, Гейшу то есть, ждали целых три письма. Одно несколько дней назад прислала Берта - ненавязчиво просила найти свободную минутку и заскочить в гости, поделиться новостями о моих успехах на новом поприще.
   Второе пришло от Джокера. Напарника я не видела с того самого памятного вечера, да и писем с тех пор не получала. Он извинялся за долгое молчание, ссылаясь на занятость, и приглашал на ужин. Я бы и не против согласиться, но письмо отправили еще две недели тому. Так и не придя к решению, что лучше - не отвечать вообще или ответить с двухнедельной задержкой, я отложила данный вопрос на потом. В конце концов, раз письмо здесь провалялось столько времени, еще денек или два точно потерпит.
    
   Последнее было датировано сегодняшним днем. Золотистая карточка записки показалась мне смутно знакомой. "С каких это пор Сорби лично мне пишет, а не через Берту?" - удивилась я. Послание гласило:
   "Уважаемая Гейша.
Я бы хотел встретиться с Вами и обсудить пару вопросов. Сообщите удобное для Вас время. Советую не отказываться от встречи, это не в Ваших интересах. Дж."
   Я забеспокоилась - что значит, не в моих интересах? Снова вернулся страх, мучивший меня после дела во дворце. В конце концов, у меня новая жизнь, и в ней нет места главе тайного отдела. Решив в итоге, что скорее всего сама себя накручиваю, и что чем раньше с этим покончу, тем лучше, я достала чистый лист бумаги и написала: "Как насчет сегодняшнего вечера? Гейша". Через минуту почмаг выдал ответ: "Отлично. Жду Вас в девять на открытой террасе ресторана "Корона". Дж"
    
   На встречу я пришла в темных обтягивающих брюках. Нет, не для того, чтобы поразить воображение Сорби - в Академии большинство магичек в штанах щеголяли, особенно на уроках - так удобнее и практичнее. А вот в городе девушка, одетая подобным образом, смотрелась дерзко. Вот мне и показалось, что подобный вызов обществу, пусть даже столь маленький, придаст мне уверенности в себе. К сожалению, мне в самом деле только показалось. Заметив, как бесстыже, не стесняясь, Сорби принялся рассматривать мои ноги, пожалела о своем решении. Поэтому поскорее юркнула за столик, спрятав все самое интересное под длинной светло-коричневой скатертью.
   - Очень рад Вас видеть, леди, - учтиво, чуть кивнув головой, поприветствовал меня герцог.
   - Взаимно, Ваша Светлость, - буркнула я в ответ, исподлобья глянув на собеседника. Тот выглядел... как глава тайного отдела, Его Светлость герцог Сорби. Не больше, не меньше. Мрачный, решительный и опасный. Вспомнился вчерашний вечер... Может у него брат-близнец имеется?
   - Хоть посмотрю на Ваше "переговорное" лицо, - его глаза цепко прошлись по моей внешности, фиксируя хоть какие-то отличительные приметы.
   Чувствуя на себе глубокий, немигающий взгляд, я снова забеспокоилась. Хотелось поскорее обсудить все, что нужно и сбежать. Но мужчина никак не начинал разговор. Вместо этого он вальяжно развалился в широком кресле, подхватил длинными пальцами бокал вина, уже стоявший на столе до моего прихода, второй такой же пододвинул ко мне и попросил у официанта меню.
   - Расслабьтесь немного, - ухмыльнулся он. - Вы так сидите, словно готовитесь вскочить в любой момент. Если бы у меня в мыслях было напасть на вас, я бы выбрал более безлюдное место. Лучше выпейте вина - оно того стоит, поверьте. И возьмите меню. Рекомендую попробовать говядину по-омальски со сладким соусом.
   "Он что, весь вечер собирается светские беседы вести?" - раздраженно подумала я. Хотя частично Сорби прав, надо слегка расслабиться. Кажется, я и правда не умею держать себя в руках. "Была бы совесть чиста, то и волноваться бы не пришлось", - едко заметил внутренний голос. Я схватила меню, бегло пробежала глазами по диагонали, не в силах на чем-то сосредоточиться и швырнула обратно. Села поглубже в кресло, расслабила спину и несколько раз медленно и глубоко вдохнула-выдохнула.
   - Полегчало? - услышала ехидный голос.
   - Да, благодарю Вас, - столько же едко ответила, и зыркнула в его сторону. Негодяй сидел, покачиваясь на задних ножках кресла и улыбался.
   - Вы уже определились с выбором?
   - На Ваше усмотрение.
   Джек подозвал официанта, сделал заказ и снова молча принялся за вино, поблескивая глазами поверх бокала.
   Я огляделась. Отсюда открывался чудесный вид на Королевскую площадь. И вообще, небольшая, но уютная терраса с мозаичным полом из гладких морских камушков, увитая зеленью с яркими осенними цветами, несомненно, являлась лучшим местом данного заведения. Ресторан уже почти заполнился посетителями, но на террасе мы почему-то сидели в одиночестве.
   - Я забронировал все четыре столика, - ответил Сорби на невысказанный вопрос. - Люблю это место, а лишние уши нам ни к чему.
 
   Когда же он перейдет к делу? Я начинать разговор не хотела, а милорд явно не торопился. От нечего делать, я тоже взяла бокал. Герцог прав, вино стоило того, чтобы его выпили. Крепкое и пряное, оно густо растекалось по небу, оставляя богатое насыщенное послевкусие. Глоток за глотком не заметила, как допила его. Мужчина сразу же налил мне снова. И тело, и мозги приятно расслабились. Чего я в самом деле боюсь? Если у Сорби на меня что-то есть, и он хотел бы навредить, то давно бы это сделал. А раз я до сих пор жива-здорова, значит, не так все плохо. В крайнем случае обращусь за помощью к Берте, или к Киру - в соседнее государство цепким ручонкам тайного отдела будет сложнее добраться. Я улыбнулась собственным мыслям и тут же услышала:
   - Приятно видеть, что Вам лучше. В таком случае позволю себе озвучить цель встречи. У меня есть для Вас задание.
   Я чуть поперхнулась, прокашлялась и резко его оборвала:
   - Меня это не интересует. Во-первых, я больше не работаю. Во-вторых, связываться с Вами мне меньше всего хочется.
   - Как невежливо. Вы даже не выслушали суть дела и каковы условия... Всего лишь надо подбросить небольшую вещичку в сейф одного провинциального графа. Дело - пустяк. Мы заплатим за него пять тысяч лейров.
   - Как невежливо, - передразнила я герцога. - Вы, кажется, тоже меня не выслушали. Ничего, я повторюсь. Во-первых, я не работаю. Во-вторых, не хочу с Вами связываться.
Ах, да - теперь есть еще и "в-третьих". Я ничего не ворую и не подбрасываю.
   В этот момент появился официант с нашим заказом. Мы дружно замолчали. Джек воспользовался паузой и налил обоим еще вина. Работник ресторана, наконец, расставил все тарелки, пожелал приятного аппетита и исчез.
   - Возможно, вы все-таки передумаете? - с этими словами Сорби достал из внутреннего кармана знакомую небольшую коробочку, потянул оттуда длинную тонкую цепочку, и через секунду на той закачалась изящная подвеска: две капли - рубин и лунный камень - тесно сплетались, будто врастая друг в друга. Какое счастье, что я к этому времени успела прийти в себя и успокоиться. Ни единая эмоция не проступила на лице или еще где.
   - Какая милая штучка, - нейтрально прокомментировала я.
   Что-то мелькнуло перед глазами. Раздраженно хлопнула ладонями, и невинноубиенный комар свалился прямо в суп. Я тоскливо посмотрела на плавающий трупик - дополнительная порция органики в еде меня не прельстила, пришлось отставить тарелку. Затем тоном светской дамы произнесла:
   - Ах, простите. Надеюсь, я не испортила Вам аппетит?
   Джек рассмеялся.
   - Именно эту подвеску и надо подбросить. Ведь Вам знакома эта вещица, не так ли? - тихо и вкрадчиво протянул мужчина, продолжая покачивать кулон у меня перед глазами. Я решила не поддаваться на провокации.
   - Первый раз вижу, - уверенно произнесла и открыто посмотрела прямо в глаза собеседнику. - И перестаньте ею махать - для гипноза есть более легкие способы, а это мельтешение у меня только морскую болезнь вызовет.
   - Приятно слышать, что Вы не потеряли чувство юмора. Я ведь могу и проконтролировать Ваши слова, - Джек чуть щелкнул пальцами. Я ощутила, словно в воздухе появилась легкая магическая вуаль. Вот засада - если бы герцог попытался принудить меня говорить правду, ничего бы не вышло, заклинание не подействовало бы. Но он применил его к себе. Теперь Сорби просто почувствует мою ложь. Чеканя каждое слово, герцог закончил:
   - Попробуйте еще раз повторить, что Вы ее - первый - раз - видите.
   Стало страшно. Впрочем, от заклинания всегда можно выкрутиться, например, сказать некую полуправду вроде "да, видела, в каталоге ювелирных изделий"... Мозг лихорадочно заработал. Я, не отрываясь, смотрела на амулет. За собственными переживаниями не заметила, как в голове стучит легкий голосок интуиции: "Что-то не так. Что-то не так." Что? Что не так? И тут я поняла - глава тайного отдела держал цепочку голыми руками, не являясь его владельцем! Действительно, как мне раньше в голову не пришло? Ну не странно ли, что Сорби так просто в людном месте достает из кармана амулет государственного значения, спокойно его вертит в руках, да еще и пытается подбросить черте-кому? Я присмотрелась внутренним зрением. Вокруг подвески ровным пушистым светом лучилось розовое магическое свечение. И ничего и близко похожего на человеческую ауру. Гора с плеч свалилась. Это не ТОТ амулет. Я снова открыто посмотрела на его светлость и четко повторила:
   - Первый. Раз. Вижу.
   Брови собеседника чуть приподнялись. Кажется, наш железный Сорби удивился.
   - Ну что же... - задумчиво пробормотал он. - Тем лучше.
   Я ощутила, как заклинание распознавания правды легко рассеялось в воздухе.
   - Раз Вы по-прежнему непреклонны, в таком случае я расскажу одну занятную историю. Возможно, она заставит Вас передумать.
   Мужчина снова полез во внутренний карман и вытащил небольшой золоченый обломок неизвестно чего. На остром крае слома виднелись маленькие бурые пятнышки. Боже Ари, надеюсь, это не то, о чем я думаю. Рука попыталась снова потянуться к бокалу, но вовремя остановилась. Вино меня расслабило, сняв нервное напряжение - и хватит, нетрезвая голова мне сейчас ни к чему, только скорее себя выдам. Вместо этого я пододвинула поближе чашечку с кофе - так намного лучше.
   - Милорд, - первая обратилась я, - если Вы желаете вновь спросить, что это, то я отвечу Вам то же самое. Эту вещь я тоже впервые вижу.
   - Возможно-возможно, - отозвался тот. - В начале лета в королевском дворце давался бал-маскарад. А это, - герцог взял в руки обломок и повертел, чтобы я хорошо рассмотрела, - маленький кусочек вентиляционной решетки. Об него поцарапался кто-то из гостей бала, гуляя... ммм... по саду... где такие романтичные фонарики.
   Сорби фактически процитировал то, что я ему говорила на балу. Вспомнилась эта проклятая ночь - я ползу, замирая от страха, по узкому вентиляционному лазу. Ноги упираются в решетку, со всей дури ее выбиваю и выскакиваю наружу, в уборную одной из гостевых комнат. Саднит запястье, словно я все же умудрилась поцарапаться...
   Вдруг резко, без предупреждения Сорби поймал мою кисть, и палец что-то укололо. Я попыталась вырваться, но сильная рука еще крепче сдавила мне пальцы. На кончике мизинца появилась маленькая капля крови. Мы молча сидели, глядя друг другу в глаза - я настороженно, едва дыша, пытаясь скрыть страх, Джек чуть насмешливо. Неожиданно он отпустил руку.
   - Да, эти прогулки порой бывают столь опасны... К сожалению, кровь на осколке высохла, и к ней нельзя применить поисковые заклинания, но это не значит, что нельзя сделать анализ, - собеседник расслабился и, откинувшись назад, чуть покачался в кресле. Я молчала, ожидая продолжения и пытаясь унять чрезмерное сердцебиение. Дышать стало тяжело. Я незаметно выдохнула и облизала внезапно пересохшие губы. Тем временем Сорби подался в мою сторону, опершись локтями на стол (вот так он, наверное, и с преступниками в участке разговаривает - мелькнуло в голове), и негромко произнес:
   - Вы ведь прекрасно понимаете, что если я отпустил Вашу руку, то это по существу ничего не значит. Я могу телепортировать нас с Вами в участок в долю секунды... Прямо с этим столом. А комнатки в подземелье столь неуютны... Особенно для леди. Не желаете передумать насчет заказа?
   Я сильно сжала под столом руку, дождалась, пока та перестанет дрожать, и протянула ее к Сорби:
   - Могу я взглянуть на обломок? - вежливым тихим тоном произнесла я, попытавшись показать собеседнику, что впечатлена происходящим и уже почти согласна на все, что угодно. Мужчина еще секунду на меня внимательно смотрел, затем подвинул важную улику.
   Я аккуратно взяла кусочек металла и развернулась к входу на террасу, откуда падал свет, чтобы рассмотреть его поближе. Вероятно, несколько неудачно подвинулась или откинулась на спинку, потому что легкое кресло неожиданно подо мной покачнулось. Поняв, что сейчас упаду, я взмахнула руками, пытаясь сбалансировать. Одновременно обломок решетки совершил небольшой полет в воздухе и плюхнулся мне в кофе.
   - Боже, какая я неуклюжая! - воскликнула я и ухватила ложечку, чтобы извлечь из чашки беглеца. Однако тот почему-то нашелся не сразу, зато кофе хорошенько перемешалось. К тому моменту, как кусочек металла был вытащен, уверена, никаких следов на нем не осталось. Я "смутилась", покраснела и "огорчилась" сверх всякой меры:
   - Ах, что же я наделала? - проблеяла покаянным тоном.
   За время представления Сорби даже не пошевелился, наблюдая за моими действиями. Теперь же я заметила, как чуть приподнялся уголок губ, затем он поднял руки и сделал несколько медленных хлопков.
   - Мое уважение мадам. Вы быстро растете.
   Однако я из роли выходить не собиралась.
   - В качестве компенсации за причиненное беспокойство я, так и быть, готова выполнить Ваш заказ. Но только... Вы же понимаете, только один раз - исключительно, чтобы искупить свою вину. Я больше не работаю.
   - Понимаю, - спокойно ответил милорд. - Но ведь Вы не можете быть уверенной, что у нас не осталось образца Вашей - ах, простите, оговорился, не Вашей - крови с этого обломка.
    
   Я мрачно посмотрела на говорившего. Конечно, это так. Но с другой стороны поцарапаться можно где угодно, а этот осколок чист. "И кому нужны эти отмазки", - спросила сама себя. Ответ не нашелся. Мазнув глазами по столу, я заметила, что даже съела свой ужин, хотя ни самих блюд, ни их вкуса не могла вспомнить.
   - Закажите мне кофе. А лучше сразу два, - обратилась к Сорби.
   Тот рассмеялся:
   - Два? У меня не осталось ничего интересно, что еще можно утопить, - он поднял руку, подзывая официанта. Молча дождались кофе, затем мужчина продолжил:
   - А теперь давайте поговорим, как взрослые люди. Если бы я хотел Вам навредить, я бы мог уже миллион раз это сделать. Тем не менее, можете верить или нет, мне этого не хочется. Поэтому я сразу предложил Вам просто заказ. Кстати, не слишком сложный, не опасный, и с адекватной оплатой. Надеюсь, Вы не станете это отрицать?
   - Не стану, - кивнула я головой.
   - Ну вот. Поэтому расслабьтесь. И относительно амулета тоже - с моей стороны Вам ничего не грозит. Даю слово Лорда, - открыто поклялся герцог, и я поверила, что он не врет. - Образец Вашей крови у меня действительно остался. Но! Не беспокойтесь. Я его оставлю только как залог. Мало ли что Вам в будущем вздумается совершить. В лицо Вас узнать сложно - это мастерство выше всяких похвал. Ауру, как я понял, Вы тоже меняете слишком легко - не иначе как личное свойство Дара, не мне с ним бороться. А так у меня останется хоть какая-то возможность Вас идентифицировать.
И еще - действительно серьезное наказание Вам грозит, только если пойдете против короны, либо обнаглеете сверх всякой меры, например, решите стать серийным убийцей-маньяком. В остальном... я знаю намного больше Вас и о делах Джокера, и о прошлом и настоящем Берты, и о Герни. Тем не менее, все эти люди до сих пор гуляют на свободе и прекрасно себя чувствуют. Вы мой намек поняли?
Я слегка кивнула головой. На мелкие шалости определенных людей герцог и тайный отдел просто закрывает глаза... до тех пор, пока эти шалости не переходят дорогу самому Сорби. И то правда, если он спокойно по-дружески может забежать на чай к Берте... вместо того, чтобы ловить ее как злостную мафиози. Надо будет у самой Берты и спросить.
    
   Принесли кофе. Я взяла одну чашку, чуть принюхалась к аромату, и почти залпом ее выпила. Вторую просто придвинула к себе. Острая кофейная недостаточность в организме была удовлетворена. Теперь можно было не спеша смаковать чудесный напиток.
   - Я Вас поняла, Ваша Светлость, - нарочито вежливо вернулась я к разговору. - Так Вы меня введете в курс дела?
   - Все очень просто. Ваша цель - граф Танский. В данный момент находится у себя в поместье. В его спальне имеется небольшой тайник, и мне доподлинно известно, что защита на нем более чем слабая. Именно туда необходимо положить гаситель с амулетом. Срок - две недели. Каким образом Вы это сделаете - на Ваше усмотрение, - Сорби протянул мне коробочку, я машинально ее взяла и повертела в руках. - И возьмите эти бумаги. Здесь немного информации о самом графе и его поместье. Абсолютно ничего секретного, но Вам поможет сэкономить время. Это все.
   - И чем же не угодил граф? - задумчиво произнесла я, посмотрев на собеседника.
   - Боюсь, что не могу Вам ответить на этом вопрос, - слегка пожал он плечами. - Это не те сведения, что разглашаются повсеместно. Но если это необходимо для успокоения Вашей совести, то поверьте - не угодил. И очень сильно не угодил.
А теперь прошу прощения, мне пора собираться.
   Руки по-прежнему вертели между пальцами гаситель.
   - Разрешите задать еще один вопрос? - остановила я его.
   - Да, конечно.
   - Все это выглядит на редкость странно, - подозрительно произнесла я. - Не мне Вас, конечно, учить, но существует масса более дешевых методов. Маленькая капелька яда - и Ваш неугодный спокойно уснет и никогда больше не проснется, а наутро врачи констатируют сердечный приступ или еще что. К чему такие сложности?
Да еще и весь этот шантаж ради выполнения пустякового дела, с которым даже начинающий справится. Зачем это все? Или есть что-то, о чем Вы умолчали?
   - Нет, - спокойно ответил Сорби и взял мою руку, собираясь на прощание поцеловать ее, отдавая дань вежливости. - А по поводу зачем... Может я просто искал повод встретиться с Вами?
   С этими словами милорд взглянул мне в глаза, поцеловал руку, задержавшись над ней дольше, чем следовало. Затем легонько укусил, и, глядя на мое ошеломленное лицо, негромко рассмеялся:
   - Такой милый румянец. Интересно, скоро это пройдет?
   - Что Вы себе поз... - не успела я возмутиться, как Джек махнул рукой и скрылся в портале, - ...воляете...
   Вот и поговорили. Я подхватила гаситель и вышла из ресторана.
    
   На улице давно стемнело. Пожалуй, стоило бы уже идти домой, либо в общежитие, и ложиться спать. Но мне жуть как хотелось поговорить еще с одной особой.
   К Берте я ворвалась без предупреждения.
   - Ты зачем дала... - сразу же начала я разборки, но осеклась. - О! Тетя Ливи. Простите. Рада Вас видеть.
Госпожа Ливи, была давней близкой подругой Берты. Миловидная женщина, по стандартным человеческим меркам лет пятидесяти на вид, с добрыми кроткими глазами. Как я догадывалась, принадлежала к аристократическим кругам. Понятно, что Берта на вопросы по этому поводу всегда отвечала уклончиво, а по фантомным картинкам я ее узнать так и не смогла - то ли тетя Ливи сильно изменилась в последние годы, то ли вела совсем уж затворническую жизнь. Что мою приемную мать связывало с людьми высшего общества (взять хотя бы упоминание, что она с отцом Сорби... хм...), мне оставалось только гадать. Как бы там ни было, тетя Ливи навещала нас достаточно часто, и я давно привыкла считать ее родственницей.
   - А мы вот как раз о тебе вспоминали, - донесся голос из глубины комнаты, - как твои успехи?
   В этот раз Берта была не в "гнезде", а в своих марионских апартаментах. Приняв вечерний душ, она лежала на кушетке, завернутая в одно полотенце, а глухонемая служанка, присев на крошечную табуреточку, такую же аляповатую как все в этой гостиной, полировала ей ногти.
    
   Мне здесь не нравилось. Слишком вычурно, нарочито много позолоты, алого бархата и дорогих бездарно сделанных вещей. Словно человек только-только добрался до богатства, но при этом не приобрел ни грамма вкуса, и теперь пытался показать всем свой новый статус. Но Берта как раз отсутствием вкуса не страдала, поэтому и предпочитала проводить время в изящном "гнезде". А это... для простых людей из нашего теневого общества именно подобная аляповатость и поднимает авторитет ее хозяйки - броско, ярко и впечатляюще.
    
   Вскоре после моего прихода тетя Ливи сослалась на позднее время и, попрощавшись, ушла. Я сразу перешла к делу:
   - Зачем ты дала Сорби имя моего почмага?! - начала возмущаться. - Кто тебя просил?
   - Никто не просил, - мурлыкнула Берта, изящно поворачиваясь ко мне, и подавая служанке вторую руку. - Мне надоело работать связным между тобой и твоими поклонниками, передавая записки. Разбирайтесь сами... дети. Кстати, что он хотел?
   - Ничего особенного. На ужин пригласил, - обычно я всем делилась с приемной матерью, но рассказывать о встрече почему-то расхотелось.
   "Отчего вдруг такое повышенное внимание со стороны Джека и Джокера?... Столько лет ни одного не было, а теперь шагу без них не ступить..."
   - Оттого что наши аристократки редкие зануды, - отозвалась Берта. Я разве вслух думала? - А Фелиция Мальн и вовсе официально признанная дура. И вообще, я уже тебе говорила, что весомые люди государства рано или поздно друг друга находят. Просто рано еще было. Да и сейчас рано, но раз уж так вышло, то пусть, - безразлично закончила она.
    
   - Фелиция Мальн?
   Мой вопрос проигнорировали. Я порылась в памяти... Ну да, аристократка. Чуть старше меня. Из отличительных черт - нет ни одного Дара, даже слабенького, что для дочери герцога весьма- весьма странно. Но ведь не зря Берта ее упомянула... Попробую Кира спросить...
   В таком случае попробуем выяснить еще кое-что:
   - Слушай, а почему Сорби вместо того, чтобы ловить таких как ты, может запросто по-приятельски забежать в гости?
   Берта с интересом на меня взглянула:
   - Рано или поздно хорошие вопросы и в твою голову приходят. А тебе не кажется, что легче иметь знакомого главу теневого общества, а, следовательно, хоть как-то контролировать его, нежели темную лошадку? И потом, ты разве не заметила, что преступность у нас строго дозированная и никогда не переступает определенных рамок?
Выходит, Берта не дает развиваться преступности в стране?..
   - Но ведь ты сейчас фактически призналась в сотрудничестве с тайным отделом!
   - Нет, милая, - Берта рассмотрела каждый ногтик, удовлетворенно кивнула и жестом отослала служанку. Затем сбросив полотенце, направилась в сторону спальни, - это твои слова, а я такого не говорила.
   На пороге женщина обернулась на секунду, подмигнула мне, и скрылась за тяжелыми занавесями.
Я подождала еще несколько минут в надежде, что она вернется, но тщетно. Что ж - уйти не прощаясь, вполне в духе моей приемной матери. И почему каждый раз после разговора с ней вопросов остается больше чем ответов?
  
   Глава 5
  
   Подбросить амулет в самом деле являлось работой несложной. И тратить на нее дни занятий в Академии совершенно не хотелось. Поэтому вылазку к графу запланировала на выходные. В принципе можно было поступить совершенно банально - ночью влезть в окно, оставить "подарочек" и бесшумно удалиться. Но самой себе могла уж признаться - да, я соскучилась по работе. Душа требовала хоть каких-то приключений.
    
   В нужный день мы с Линой вышли из таверны "Серебряный меч" в Китове - ближайшем к поместью графа Танского городе (к счастью из дома Берты можно было попасть в любой мало-мальски крупный город). Вслед за нами вынесли несколько крупных сундуков и чемоданов и закрепили их на предварительно нанятой крытой карете. Собственно, только в одном чемодане находились необходимые мне вещи. Но поскольку в данный момент я выдавала себя за знатную даму, а той не пристало путешествовать без кучи хлама, то пришлось тащить этот самый хлам за собой. Дорога до поместья по полученным сведениям занимала около трех часов, и мы собирались выехать так, чтобы успеть туда до ужина.
    
   Выглянув на улицу, я радостно осмотрела низкие темные тучи. Что ж - одно дело проситься просто на ночлег, а другое, если еще и дождь польет - тем труднее будет нам отказать.
   Наконец мы погрузились в карету. Якоб, старый слуга Берты, взятый за кучера, щелкнул кнутом, и карета плавно покатилась к городским воротам.
    
   К поместью мы приехали как раз вовремя - начинало темнеть, к тому же полчаса назад зарядил пока слабенький, но все усиливающийся дождь. Мой расчет был прост. В документах Сорби я обнаружила подробную характеристику графа, где первым и главным пунктом стояло: "Большой любитель женщин". Этим я и собиралась воспользоваться. Графство находилось на самом юге страны, выдаваясь острым мыском, зажатым между Аданией и Лаором. Поэтому иностранные гости, пересекающие графство, следуя из одной страны в другую, здесь были не редки.
    
   Карета заезжала во двор. Я слегка высунулась из окна, стараясь не намокнуть сильно с одной стороны, но и разглядеть поместье - с другой. И тихо присвистнула. Особняк был огромен. Древнее массивное каменное здание с легким оттенком мрачного средневековья поражало воображение. "А ведь у графа, к тому же, нет наследников мужского пола", - неожиданно подумалось. Да уж, не знаю, что там за грешки у этого бабника, но корона получит неплохой подарочек. Сердце кольнула жалость к хозяину - а может ради этого все и затевается? От этой мысли мне стало неприятно. Я поспешно отогнала ее прочь, напомнив себе, что это не мое дело.
    
   Мы с Линой подошли к массивной деревянной двери, я взялась за дверной молоточек... Нам отворили раньше, чем я успела постучать - несомненно, незваные гости были замечены. На пороге стояла высокая тощая женщина, вероятно экономка, в бесформенном сером платье и белом чепчике. Длинный острый нос горделиво задирался кверху. Не похоже было, чтобы она собиралась пускать нас в дом.
    
   - Простите, мэм, а хозяева дома? Доложите, что приехала госпожа Мати Гвардис. Мы бы хотели попроситься на ночлег...
   - Здесь вам не постоялый двор, - грубо оборвала меня женщина. Она внимательно осмотрела мой, признаюсь, не самый скромный наряд (все-таки не на нее рассчитывался), и презрительно поджала губы. - Я тут хозяйка. Проваливайте.
   Вот повезло наткнуться на подобную... грымзу. И не помню я, чтобы в документах что-либо писалось про жену...
   Сверху неприятно капал мелкий дождик, к счастью, шляпка пока от него укрывала. На улице становилось зябко, а из дома тепло и уютно лучился свет, и доносились легкие запахи близкого ужина. Я сделала еще попытку:
   - Но я слышала, это поместье графа Танского. Не могли бы Вы доложить ему...
   - Нечего ему докладывать. Я уже сказала, тут вам не ночлежка, - с этими словами тяжеленная дверь начала медленно закрываться.
   Я вздохнула. В любом случае оставался и второй вариант. Или правильнее сказать первый? Придется, как обычно, по старинке через окно. Зря Лину с собой таскала.
    
   Однако не успели мы сделать и пары шагов в сторону кареты, как в доме послышался шум, и наружу выкатился не в меру полный мужчина.
   - О, леди! Позвольте представиться - граф Танский. А для вас, моя дорогая просто Барри. Простите моей сестре ее невежливость. Она столь... ммм... добродетельна, - сказал он, спускаясь к нам и беря меня под локоток, и добавил шепотом. - Мымра старая, сама уродина, вот других красоток и не любит.
Его пальцы пару раз заговорщицки сжали мой локоть, а у меня перед лицом вдруг оказалась крупная лощеная физиономия с подмигивающим глазом. Я поощрительно улыбнулась, якобы поняв шутку. А мужчина продолжил нормальным тоном:
   - Проходите, проходите.
   Наконец-то я попала в дом. Хм, даже если судить только по прихожей, то внутри особняк смотрелся не хуже, чем снаружи. Достаточно новая мебель, стилизованная под старину, мягкие пушистые ковры, стены отделаны местами мрамором и нешлифованным камнем, местами шелковыми обоями.
   - Бедняжка - устали, намокли. Что же занесло столь прелестное создание в наш удаленный уголок? - снова обратил на себя внимание граф.
   - Госпожа Мати Гвардис, к Вашим услугам, - с трудом вырвав локоть из цепких пальцев, я присела в реверансе. Затем подняла взор. Взгляд небесно-голубых глаз (спасибо, Азалия), которым я наградила графа, смог бы разжалобить даже труп.
   - Я еду из Адании. Месяц назад мой дорогой любимый муж... - послышался легкий всхлип и краешек кружевного надушенного платочка чуть коснулся уголков глаз. - Ах, простите... Так вот. Мой дорогой любимый муж скончался. После этой потери я решила переехать к родственникам в Лаор. Но дорога столь длинна и утомительна... Мы собирались остановиться на ночлег в Китове. Но все ехали и ехали, а города по-прежнему нет. Я устала и замерзла. А когда начало темнеть, испугалась - вдруг здесь есть разбойники! - от избытка чувств я слегка благодарно коснулась руки милорда. - Не иначе сами Боги послали нам на пути ваш дом, Ваше Сиятельство. Я вам так благодарна.
   - Ну что Вы, что Вы, - собственнически похлопав меня по плечу, отозвался граф, - сейчас вам покажут вашу комнату. Отдохните немного, через час у нас ужин - Вы ведь почтите нас своим присутствием?
   - Непременно, - снова склонилась я в реверансе.
    
   Времени до ужина вполне хватило, чтобы освежиться, немного отдохнуть и приготовиться к встрече с графом. Когда в двери постучала служанка, присланная проводить меня, я была полностью готова.
    
   Войдя в обеденную залу, на несколько секунд остановилась, дабы полюбоваться реакцией присутствующих. Шум и разговоры мгновенно смолкли, и на меня уставились три восхищенных мужских взгляда и один негодующий женский. Что сказать... я была прекрасна. Какая жалость, что без дополнительных ухищрений от собственного лица я в жизни не добилась бы подобного эффекта. Золотые волосы, убранные в высокую прическу, открывали высокую алебастровую шею. Полные алые губы и вызывающий покрой платья выдавали женщину страстную и искушенную. И в то же время наивно распахнутые голубые глаза, смущенный румянец на щеках и нитка жемчуга на шее - извечный атрибут молоденьких невинных девушек. Нехитрое сочетание оказалось взрывным.
   Первым опомнился хозяин. В мгновение подлетел ко мне, осыпая комплиментами, схватил за руки, пытаясь их расцеловать и мучительно борясь с желанием перевести взор с моего лица в шикарное декольте бархатного бордового платья.
   Я огляделась. Столовая представляла собой одновременно как место для обеда, так и место для отдыха. Приятный приглушенный свет магических светильников, на столе свечи. С одной стороны залы массивный деревянный стол и такие же стулья с высокими спинками напоминали древние замки из рыцарских романов. С другой горит выложенный камнем камин, вокруг которого расставлены удобные кресла, рядом столик с вином. Именно здесь, ожидая ужина, и собралось честное общество.
   Женщину, сестру графа, я ожидала увидеть, а вот оставшихся двоих мужчин уж никак... Граф Танский подвел меня к свободному креслу.
   - Располагайтесь, дорогая, - затем он сделал широкий жест в сторону присутствующих. - Разрешите представить вам моих гостей, что заехали в наши места поохотиться. Ленси Арадер, лик-принц королевства и придворный маг, и герцог Неш...
   С Ленси я уже встречалась, а вот Алекса Неша видела впервые. Дипломат, политик, советник короля. Возраст боюсь даже угадывать, вероятно, не меньше двухсот лет, хотя выглядит от силы на тридцать пять - сорок. И каким ветром их принесло? Ленси - близкий друг Джека Сорби. Возможно, он специально ошивается здесь, чтобы в нужный момент случайно обнаружить амулет? А герцог сойдет за свидетеля... Или люди в самом деле приехали поохотиться, а я уже всех и вся начинаю в смертных грехах подозревать?
Мы церемонно расшаркались и произвели дежурный обмен любезностями.
   - ... ну и с моей сестрой Вы уже знакомы, - закончил граф. Я напрягла мозги, пытаясь вспомнить, представлялась ли нам "грымза", как я ее окрестила. Похоже, что нет - ну и ладно.
   - А теперь прошу всех к столу, - закончил Барри и ловко подхватил меня за талию.
    
   Длинный стол был явно рассчитан на большее количество народу. В идеале, во время крупных приемов, хозяева сидели в разных его концах. Сейчас же нам накрыли с одного краю, чтобы дать возможность нормально вести беседу, не крича друг другу за пару метров. Граф направился к месту во главе стола, меня усадил по правую руку от себя. Арадер и Неш, похоже, заняли свои обычные места - Ленси слева от хозяина, а Неш возле меня. Судя по тому, как злобно зыркнула на меня грымза, я покусилась на ее законное место. Впрочем, вскакивать и извиняться я не собиралась, поэтому той пришлось сесть с краю, возле лик-принца.
    
   Арадера я несколько раз мельком видела в Академии, но поскольку у нашего курса он занятий не вел, то повод узнать поближе пока не представлялся. Неша и вовсе видела впервые. Поэтому хотела воспользоваться ужином не только для соблазнения графа, но и чтобы узнать получше этих двух не последних людей королевства.
    
   Логично предположив, что ужин будет долгим, я не спешила переходить к флирту. Вместо этого с удовольствием пообщалась с Нешем и Ленси. Обсуждали преимущественно отличия Исталии и Адании, откуда я, якобы, родом. К счастью, благодаря регулярным визитам к Киру, об Адании я имела вполне неплохое представление - по крайней мере, более чем достаточное для леди. Я с удовольствием рассказала о популярных технических новинках, выслушала об их аналогах в Исталии. В конце концов, сошлись на том, что магия и наука - понятия родственные, все зависит лишь от того, какой вид энергии используется. Заболтавшись, я чуть не потеряла счет времени. Собеседники показались мне вполне достойными людьми. На грешную землю меня вернула грымза, некстати вставившая и свое словцо:
   - А это в Адании так принято - не носить траур после смерти мужа? - едко протянула она и снова недовольно поджала губы.
   Ну что ж, правильно. Нечего забывать о цели визита. Раз уж мне напомнили о безвременно почившем супруге, надо как следует расстроиться и опечалиться, дабы вызвать желание графа немедленно меня утешить.
   - Ах... - я вытащила крошечный кружевной платочек. По щеке медленно катилась одинокая слеза. - Я всю жизнь буду скорбеть. Это был человек высочайшей души, - патетично произнесла я, - а уж как умел любить... Перед смертью он позвал меня к себе и выразил последнюю волю. Он не желал, чтобы я похоронила себя в четырех стенах дома, закутавшись в черные тряпки. Любимый взял с меня обещание, что я не стану носить траур, уеду к родственникам, постараюсь найти себе хорошего мужа и снова стать счастливой.
   Ресницы затрепетали, приподнялись, и лучистый взгляд на миг коснулся глаз графа.
   - Ах, если бы это было возможно, - кружевной платочек коснулся уголков прелестных глаз. - Простите, я немного расстроилась, вспомнив...
   Граф немедленно налил мне вина:
   - Выпейте немного, дорогая. Ваша преданность мужу столь похвальна. Я совершенно уверен, что женщина с такими... - Барри сглотнул, и прошелся тяжелым взглядом по моему декольте, - ...достоинствами непременно отыщет себе пару.
   Я послала глубокий признательный взгляд, кокетливо заправила локон за ушко, затем благодарно коснулась его руки.
   - Вы столь добры, Ваше Сиятельство, - тихо, с легким придыханием ответила я, пустив в его сторону легкую волну сексуального возбуждения. Глаза графа моментально засияли.
   - Вы как нежная трепетная лань, - прошептал мужчина почти мне в ухо, - богиня, созданная для любви.
   Я зарделась. Ресницы смущенно опустились вниз. Закрепляя успех, граф под столом потерся коленом о мою ногу.
   - В вашу честь надо слагать стихи, - продолжал распыляться Барри, расточая плотоядные улыбки. - Вам нравится поэзия Блоски?
   Хм... Кажется такое встречала. Поэт, популярный у молоденьких жеманных аристократок. Читала когда-то его творения. О том, что такое ритм и рифма, Блоска, похоже, никогда не задумывался. А уж содержание... На фоне его стихов даже некогда любимые мной любовные романы выглядели серьезными и вдумчивыми шедеврами мировой литературы.
   - Обожаю Блоску, - чуть поддавшись вперед, и заворожено глядя в глаза мужчины, ответила я.
   Ужин закончился. Все встали из-за стола, намереваясь вернуться к камину и продолжить беседу. Граф взял меня под руку, чтобы проводить и едва слышно шепнул:
   - Как вы смотрите на то, чтобы обсудить возвышенную поэзию наедине? Вдали от этих грубых, непонимающих людей. Приходите ко мне вечером?
   Я игриво стрельнула глазками и чуть заметно кивнула.
  
   Поздно вечером я, крадучись, подобралась к двери спальни Барри и чуть поскреблась. Та сразу же отворилась, пропуская. Спальня выглядела под стать всему дому. Такой же каменный камин - интересно, здесь в курсе, что существуют более удобные способы обогрева помещений... Те же кресла, выполненные под старину, тяжелые темно-коричневые гардины и гобелены с фривольными картинками. А главное... кровать - необъятный монстр, занимающий большую часть комнаты, с высокими резными столбиками и огромным балдахином из пошлого красного бархата... Глядя на это чудо, я чуть поежилась. Однако граф воспринял этот жест по-своему:
   - Так и знал, дорогая, что тебе понравится! - томно прошептал мне в ухо.
   Я рванула к маленькому столику в другой части комнаты, куда слуги поставили вино и закуски.
   - Предлагаю сначала выпить по бокальчику. Хорошее вино, знаете, так способствует... ощущению... ммм... - слегка лизнула верхнюю губу, страстно глядя в мутные глаза гостеприимного хозяина, - поэзии Блоски.
   Плеснула в оба бокала, чуть крутанула камень на перстне и, закрыв собой на секунду стол, высыпала в один из фужеров небольшую дозу сероватого порошка. Тот медленно опустился на дно и за пару мгновений растворился.
   - Давайте не будем торопиться, - попросила я своего собеседника, садясь в кресло и протягивая ему вино. - Стихи Блоски не терпят суеты. Чем дольше предвкушение, тем сильнее мы ими насладимся... - голос становился все проникновеннее, - а начнем с бокала этого чудного вина.
   Граф тяжело вздохнул. По всему видно было, что он готов перейти "к стихам" прямо сейчас, однако отказывать даме в такой малости, как распитие вина, было бы невежливо. Тем не менее, Барри по-своему попытался ускорить процесс - он залпом вылил в себя благородный напиток, и выжидающе уставился на меня. Я сидела в кресле, заложив нога за ногу, и чуть покачивала носочком туфли. Изредка подносила бокал к губам, чтобы сделать крошечный глоточек, и стреляла в мужчину глазками поверх хрупкого стекла.
   Чтобы подействовать, порошку было необходимо четыре минуты. Нетерпеливого любовничка хватило всего на три с половиной. Нетерпеливо поднявшись, он грохнул бокалом об стол, едва не сломав тому ножку, и "поплыл" ко мне.
   - Ах, дорогая, ты столь прелесна, - начать ворковать он, протягивая руки и пытаясь меня обнять. Я глупо хихикнула, и попробовала отстраниться. Куда там - от такого слона отстранишься. Став на колени рядом, Барри уже тянулся в мою сторону губами. Меня передернуло от отвращения. Я вжалась глубже в кресло. Отвернув от него голову, вытянула посильнее шею, и постаралась одернуть рукав пониже. Вот-вот, пусть уж лучше плечи слюнявит, чем в рот лезет. Граф вцепился одной рукой в грудь, второй в руку, и начал залазить на меня. Размер кресла, похоже, его совершенно не смущал.
   Я в уме отсчитывала секунды. И чего я сюда поперлась? Влезла бы в окно и всего делов-то. Нет, приключений захотелось. Боже Ари, уже пять минут прошло! Граф, конечно, еще тот боров - зачем только себя так раскармливать - ну так и дозу ему дала... лошадь свалить хватило бы. Я уже начала подумывать, как бы остудить пыл ретивого мужчины и заставить выпить еще вина..., как висящая надо мной туша неожиданно закатила глаза и осела всем своим весом, выдавив из моих легких воздух.
  
   С трудом столкнув его на пол, я отдышалась. Фуф, ну наконец-то! Схватив со столика чистую накрахмаленную салфетку, брезгливо вытерла шею и плечи. Не знаю, чем Танский насолил тайному отделу, но лично у меня жалости к нему уже не осталось.
   От порошка графу ничего не станется. Через час потеря сознания сменится крепким сном, затем пару дней пациент еще будет слаб и проведет в постели. И все. Хотя доктора, чтобы объяснить неожиданную потерю сознания, наверняка сошлются на сердце или еще что. А может, просто порекомендуют меньше есть и пить...
    
   Теперь осталась самая малость. Тайник не оправдал своего названия и нашелся сразу. Презрительно фыркнула. Сорби был прав - защиту ставили дилетанты, я с ней справилась в минуту. Что у нас здесь? Бумаги, драгоценности... Стандартный набор. Достала из широких складок юбки гаситель, и положила его поближе к задней стенке, как и просил Джек. Это на случай, если хозяин случайно заглянет. Теперь, чтобы заметить коробочку, придется выгрести почти все, что лежит в сейфе. Аккуратно закрыла дверцу, вернула на место охранки.
    
   Допив вино, поменяла свой бокал на графский. Не думаю, что кто-то станет делать анализ, но рисковать не стоило. Еще раз на всякий случай осмотрела комнату. Улыбнулась и...
    
   - Аааааа! Умер! Умер! Граф умер! - дверь спальни резко распахнулась, и я выскочила в коридор, истошно визжа, и беспорядочно мечась в разные стороны, я не переставала вопить.
   Первой прибежала грымза. Ворвавшись в комнату, быстро оценила ситуацию и послала за врачом. Из-за углов выглядывали любопытные слуги, но толпиться у спальни остерегались. Последними на шум явились гости. Неш, похоже, уже готовился ко сну, и вышел, накинув только халат.
   - Что здесь произошло? - сухо осведомился советник.
   - Мы... э-э-э... стихи читали, - то краснея, то бледнея промычала я, - и графу стало плохо... А я решила, что он умер и испугалась. Но, кажется, ничего страшного.
   Неш выразительно посмотрел на меня, молча высказывая свое отношение к молодым вдовам, уединяющимся с мужчинами в чужих спальнях, затем отодвинул меня с прохода и направился осматривать место происшествия.
   Почувствовав спиной еще один взгляд, я обернулась, ожидая увидеть осуждение и в глазах Ленси. К моему удивлению, он улыбался.
   - Вы прямо спасли мне жизнь, - очень тихо произнес он, - В этом году охота столь неудачна, что я умер бы со скуки, доведись мне провести здесь еще неделю. Мое почтение.
   С этими словами, Арадер чуть поклонился и, развернувшись, ушел, по-видимому, не имея никакого желания навещать графа. Я удивленно смотрела ему в след. Это значило, что болезнь хозяина хороший повод, чтобы извиниться и уехать? Или же это прозвучало как "спасибо, что не отложили задание еще на неделю"? Интуиция подсказывала, что верно последнее утверждение.
    
   Утром я заскочила проведать пострадавшего, предварительно пообещав доктору не переутомлять больного. Пожелала графу скорейшего выздоровления, посетовала на невозможность задержаться подольше, и пообещала как-нибудь заехать в гости.
   Мы с Линой подождали, пока все наши чемоданы будут уложены обратно. Я попрощалась с сестрой и гостями брата, и поспешила покинуть этот "гостеприимный" дом.
    
   Едва сев в карету, и выехав за ворота поместья, я достала почмаг и отправила Сорби короткое сообщение: "Все. Гейша"
   Ответ пришел почти сразу. На фирменной золотистой карточке красовались изящные ровные буквы:
   "Деньги переведены на Ваш счет. Спасибо за сотрудничество. Дж.
PS. Не желаете вместе поужинать?"
   Я задумалась. Если бы можно было снова пригласить нашего милого профессора Джека поздно ночью на студенческую кухню есть суп и болтать о жизни, я бы это сделала с огромным удовольствием. А сидеть в дорогом ресторане с надменным, самоуверенным герцогом и вежливо Выкать весь вечер, поддерживая светский разговор, не хотелось совершенно. Поэтому я улыбнулась и спрятала карточку, решив просто проигнорировать приглашение.
  
    
   Глава 6
  
   Стоял погожий осенний денек. Я, закутавшись с пушистый свитер, сидела на подоконнике у открытого окна и читала интереснейший роман, совмещая приятное со свежим воздухом. На полезное, т.е. домашнее задание, не тянуло совершенно. Наконец, я перевернула последнюю страницу, отложила книгу в сторону и довольно потянулась. Возвращаясь мыслями к прочитанному, задалась вопросом - а есть ли у меня поклонники? Не обязательно для любви... скорее как отражение статуса. Во всех романах за главной героиней ходили толпы воздыхателей. И не важно, величайшей ли души человек, или та еще язва. Мол, что это за барышня - и популярная, и с друзьями, и вообще умница-красавица, а без поклонников?
  
   Через несколько дней, прибежав в последний момент к началу лекции, я обнаружила, что профессор Фальк задерживается. Зато в коридоре на подоконнике сидел сияющий от всеобщего внимания Ладас, сосед Даша по комнате, окруженный толпой наших однокурсников, и с упоением, размахивая руками, что-то рассказывал.
   Оказалось, наш сказочник повествует о великом, могучем и неотразимом Джокере, грозе злодеев! Что-то в его рассказах являлось правдой, что-то художественно приукрасили, а что-то и вовсе было выдумкой. Однако надо отдать должное Ладасу, привлечь внимание публики он умел. Я и сама не заметила, как застыла с раскрытым ртом, внимательно слушая.
   Изображала статую я не долго - до того момента, как рассказчик перешел к очередному делу Джокера: спасению аданийской принцессы! Ну и не было там ни схваток на мечах, ни головокружительных погонь, да и принцессы-красотки не было - просто маленькая перепуганная девочка, дочь аданийского аристократа. А что задело больше всего - Джокера там тоже не было! Уж свое первое дело я кое-как запомнила. Похищенную спасали мы с Киром. Я держалась до момента, когда Джокер ворвался в публичный дом, вышибая ногой двери и доставая меч, и с порога кричит: "Я разнесу это гнездо разврата и преступности!" В этом месте я не выдержала и рассмеялась. Ладас сразу умолк и обиженно зыркнул на меня.
   - Да я просто представила, как в тихую романтичную гостиную с кучей полуголых девиц вдруг с воплями врывается какой-то мужик, еще и выхватывая на ходу меч, - и снова расхохоталась. - Слышала я про это дело. Ты еще скажи, что он на аданийской принцессе потом женился!
   - Не женился, - обиженно промычал рассказчик. - Хотя и подумывал об этом. Девушка так точно была не против!
   - Еще бы! В десять девчачьих лет такой герой на белом коне появляется - еще бы не влюбиться! - я снова развеселилась, от смеха утирая слезы. - Вот только что будет взрослый мужчина делать с такой соплюхой? Разве что еще лет десять подождать. Пока вырастет.
   По сторонам раздались смешки. Затем женский голос мечтательно добавил:
   - Ну и пусть это сказки. Приятно иногда повздыхать по такому вот мужчине. А парням и пример взять не мешало бы.
   - Наверное, - неуверенно произнесла я. - Хотя в лицо его все равно никто не видел - может, и вздыхать особо нечего. А как пример для подражания... поскольку я девушка, то и подражать надо женщине! Подожду, пока какая-нибудь госпожа-Тень появится.
   Толпа рассеянно загалдела.
   - Так всю жизнь ждать будешь, - с насмешкой выкрикнул какой-то юный женоненавистник.
    
   - Вы абсолютно не правы, молодой человек, - в поле зрения появился еще один участник - Джек Сорби. - Известных женщин-Теней в истории побольше, чем мужчин. Из недавних взять хотя бы Рыжую Берту.
   Студенты загалдели - про Рыжую Берту, наверняка все слышали.
   - Да она, небось, уже лет сто как померла...
   Конечно, для двадцатилетних ребят события, происходившие столетие назад - это история, канувшая в лету.
   - Напротив, жива и процветает, - продолжил профессор, - более того, не советую представлять себе эдакую древнюю старушку, на вид ей и тридцати пяти сейчас не дашь.
   - А вы ее знаете? - удивленно произнес робкий девчачий голос. Группка слушателей на мгновение замерла.
   - Знаю. Но кто она сейчас и чем занимается, естественно, не скажу. И еще, - Сорби сделал паузу и с улыбкой обвел студентов взглядом, - у нее есть воспитанница Гейша - наша новая восходящая звезда. Думаю, скоро вы про нее услышите. Уверен, она переплюнет и Джокера. И кстати, я совершенно точно знаю, что в деле об аданийской девочке участвовал не Джокер, а именно Гейша. Вот так.
   Джек усмехнулся, а слушатели замолчали, переваривая информацию. Затем до меня донеслись легкие шепотки. Студенты мигом бросили старого кумира и принялись обсуждать Гейшу. А Сорби тем временем закончил:
   - А сейчас прошу всех занять свои места в аудитории. Профессор Фальк снова неважно себя чувствует, я его сегодня заменяю.
    
   Группка цепочкой потянулась в лекционный зал. Я шла со всеми, довольно улыбаясь, радуясь, что справедливость восторжествовала, и думала, что у меня начинают появляться поклонники - пусть и не те, на которых я рассчитывала.
  
  
   Глава 7
  
  
   - Кир, а что особенного в Фелиции Мальн? - спросила я принца, когда, наконец, нашла время его навестить.
   Мы сидели все в той же "Бешенной индейке". Для истальца интерьер мог показаться непривычным: приглушенное электрическое освещение, обилие пластекса и металла в отделке, огромные стеклянные окна во всю стену - но я уже привыкла. "Хорошо хоть растения живые стоят", - подумала я и машинально оторвала листочек с ближайшего кустика.
   Заказ мы давно сделали, теперь в ожидании медленно распивали вино.
   - О, Фелиция - это в определенных кругах такая же знаменитость вашей страны, как и принц Эрик. Только в отличие от Эрика про нее не все знают.
   - Я слышала, что у нее нет ни одного дара, при том, что она дочь герцога. Для столь высокой аристократии это, конечно, редкость, но... из-за этого быть знаменитостью? - удивилась я.
   Кир загадочно на меня взглянул и ответил:
   - Это еще не все. Ты знаешь правила браков королевских семей. У королевы, а желательно и вообще у всех жен принцев, должен быть Дар Королевской Спутницы. Если ее мужской аналог - Королевский Дар - встречается в некоторой степени у многих аристократов, только с разной степенью силы: у короля и его семьи высший третий уровень, у близких родственников обычно второй, у герцогов второй или первый и так далее, то с Даром Королевской Спутницы несколько сложнее. Обычно с этим Даром рождаются дочери короля и принцев, а далее все - Дар затухает. Но на собственной сестре не женишься. Выходит, что надо либо брать жену иностранку, либо... а здесь уже начинаются варианты. В Адании, как ты знаешь, проводится особый конкурс, благодаря которому выбираются невесты для высшей знати. Если находится подходящая девушка для принца, Дар Королевской Спутницы у той появляется сам собой. У вас по-другому. Время от времени среди знати появляются девочки с врожденным Даром Королевской Спутницы.
   - И Фелиция?.. - я уже начала догадываться к чему эта лекция. Мой бокал опустел, и я протянула его принцу за добавкой.
   - Да-да. В настоящий момент единственная и неповторимая обладательница данного Дара. Учитывая, что никаких других при этом нет, можно сказать, что они с принцем Эриком друг друга стоят, в чем-то Боги правы, - Кир негромко рассмеялся. - Так сказать неофициальная невеста наследника престола. Неофициальная, потому что никто ей предложения не делал, и как я подозреваю, не сделает. Король не дурак, понимает, что если уж сын такой слюнтяй, то, может, хоть королевой станет женщина сильная и хваткая. Но герцог надежды стать королевским свекром не оставляет. И Фелицию большую часть времени держат дома, не выпуская даже на балы, так сказать "блюдут".
   Кир прервался, увидев идущего к нам официанта. Тоже мастер своего дела - как можно принести десяток полных тарелок просто в руках, не используя даже поднос, для меня полная загадка. Оценив вид принесенных блюд, я неожиданно потянулась за десертом. На приподнятую бровь принца только пожала плечами и тихонько фыркнула. Какая разница, внутри все перемешается.
   - Так вот, возвращаясь к Фелиции, - продолжил мой собеседник. - Все бы ничего, да только Дар Королевской Спутницы как остальные не может быть инициирован в Храме при проверке. Обычно это делается во время свадебной церемонии, или хотя бы при помолвке. А до тех пор... без единого Дара Фелиция фактически стареет как обычный человек. И ей... если не ошибаюсь, уже около двадцати пяти. Еще несколько лет и будет тридцать. Только большинству аристократок, что выглядят на тридцать, на деле все сто. Герцогу давно пора выдать Фелицию хоть за кого-нибудь, она рано постареет. Вот такая грустная история.
   Да, действительно... Наверное, в самом деле грустно понимать, что в шестьдесят ты уже старуха, в то время как твои подруги все еще выглядят молоденькими девушками, и особенно при том, что у тебя был шанс стать королевой, инициировать свой Дар и жить долго-долго... Мне стало жаль Фелицию... Единственное, чего я так и не поняла...
   - А причем тут я, Сорби и Джокер? - спросила я скорее сама себя, чем Кира.
   - То есть?
   Я пересказала разговор с Бертой. Мол, посетовала, что за всю жизнь ни одного не встретила, а теперь шагу без них не ступить, и ответ приемной матери - оттого что аристократки зануды, а Фелиция Мальн особенно.
   - Хм... Не знаю. Могу только согласиться с тобой - просто так она редко что-либо говорит.
    
   На этом обсуждение Фелиции закончилось. Я взялась за следующее блюдо, после студенческой кухни радуясь любой нормально приготовленной стряпне. По секрету рассказала Киру о своей учебе в Академии. Точнее не смогла удержаться и не похвастаться успехами.
   - Смотри, - обхватила пальцами чашку с полуостывшим кофе, прошептала короткое заклинание, и через несколько секунд та снова задымилась.
   - Неплохо, - кивнул мой зритель, - а теперь суп подогрей.
   - Не, еще и суп - сложно, легче на плиту поставить, - засмеялась я. Затем неожиданно рассказала, как я в первый и единственный раз напилась, и как Джек учил варить меня суп, и как я взломала его блок. Принц вместе со мной веселился и отпускал язвительные комментарии. Затем вдруг как-то внимательно и немного грустно на меня посмотрел и сказал:
   - Корни, я только очень тебя прошу, как друг - постарайся не влюбиться в Сорби. Ты заметила, что уже называешь его исключительно Джеком? Не милордом, не Сорби, не герцогом... Не хочу, чтобы ты потом страдала. Пообещай мне, что будешь осторожна.
   - Я... конечно, - а сама задумалась. Ведь и правда, рассказывая об Академии, я говорила только о Джеке. Когда это он успел пусть столь прочные корни в моих мыслях? - Да, Кир, я постараюсь. Кстати, аура у него сияет - смотреть больно. Как ты думаешь, какие у него еще дары есть?
   - А сама как считаешь?
   - Наверное, должен быть воин - для аристократа не редкость. К тому же от одного сидения в профессорском кресле так изящно двигаться не будешь. Что еще... учитывая, что он герцог, может быть Королевский Дар первого или второго уровня. Больше догадок нет...
   Кир чуть кивнул и поднес бокал к губам.
   - Думаю, где-то так и есть, - согласился принц. Закралось подозрение, что он знает немного больше. Но раз сам не говорит, значит, и глупые вопросы задавать нечего. Мужчина чуть приподнял вопросительно бровь - ожидал, что стану допытываться. Я с удовольствием по-детски показала ему язык и мысленно улыбнулась.
  
   Глава 8
  
   Близился к концу первый семестр. Еще пара недель экзаменов и все. Свобода! Для нас, первокурсников, на целый месяц. Это со второго начнутся отработки и заслуженный отдых сократится вдвое.
   На королевской площади в преддверии нового года уже ставили чучела королевской семьи - короля Асона, принца Эрика и лик-принца Ленси. Не знаю, откуда пошла эта традиция... Слепленные из чего попало статуи, обвешанные магическими светлячками, простоят две недели, пока длятся праздники Богов, а затем будут сожжены на народном гулянии. А вокруг уже сейчас начинали разворачиваться стихийные ярмарки. Прогулявшись между рядами, купила себе яркий платок и пару сладких пирожков.
    
   Сознание не желало больше сосредотачиваться на учебе и экзаменах. Хотелось думать о вещах приятных, например, как проведу каникулы. Через пять дней после нового года день почитания Бога Ари - покровителя актеров, лицедеев и обманщиков - к которому я не раз обращалась в трудные минуты. По улице пройдет красочное зрелищное шествие. Надо поучаствовать, и отнести пожертвование в храм. А еще погостить у Кира, посетить их знаменитый ежегодный конкурс "Мисс Адания", отбирающий невест для верхушки аристократии (у всех свои обычаи), тем более, что сам принц по слухам тоже надумал жениться. А потом... потом можно еще на юг куда-нибудь заскочить, погреться на солнышке...
    
   Нагулявшись, вся в приятных мечтах, я вернулась в общежитие. К моему удивлению, дверь была заперта. Я бы подумала, что Люська тоже где-то загуляла, но мой слух обмануть сложно - из-за двери доносились сдавленные всхлипывания. Я не стала стучать, а воспользовавшись ключом, быстро вошла внутрь, и снова закрыла дверь.
    
   Чтобы уловить дух отчаяния, страха, чувства вины и какой-то обреченности моей соседки, не обязательно было применять эмпатию. По первой оценке состояние девушки находилось на зыбком промежуточном равновесии между "эмоциональная истерика уже прошла" и "мысли о ненужности собственной жизни на подходе". Рыдала Люська, похоже, давно. Слезы со временем закончились, остались только всхлипывания, и теперь ее просто трясло.
   - О, Боги, Люсик! Что случилось? Тебя Вейс оставил? - бросилась я к сидевшей на кровати подруге.
   - Хуже! - подняла она заплаканное лицо. С появлением сочувствующего слушателя, слезы мгновенно вернулись. Девушка схватила меня за плечо, словно пытаясь найти опору, и тихонько завыла.
   Зная Люську, я могла предположить трагедию такого масштаба только по одному поводу - неудача в личной жизни. По-моему, с ее точки зрения остальные проблемы просто не существовали. Правда в последнее время появилась еще одна, но временная - экзамен по теории материальной магии.
   Данный предмет сочетал в себе не только магию как таковую, но и давал некоторую научную базу по математике и физике. Подруге, неплохо в целом учившейся, этот предмет не удавался никак. И чем ближе подбирался день экзамена, тем хуже становилось. Перечитанные по двадцать раз учебники уже можно было заучить наизусть, тем не менее, студентка утверждала, что ничего не помнит. Верс, пытавшийся с ней заниматься, быстро махнул рукой - девушка при желании могла достать кого угодно. Но мелкие истерики не шли ни в какое сравнение с тем, что я наблюдала сейчас.
   - Люсь, ты мне скажешь, что произошло? Не плачь, мы сейчас что-нибудь придумаем.
   - Мне уже ничего не поможет, - обреченно покачала головой та и махнула рукой в сторону стола.
   Поверх привычно разбросанных книг и тетрадок лежало несколько смятых бумажек. Развернув одну из них, я пробежала глазами по заголовку и содержимому, и, мягко говоря, удивилась.
   - Люсь, это же экзаменационные задачи по теории материалки! Где ты это взяла?
Билеты были составлены по всем правилам, не хватало только подписи и печати ректора.
   Вместо ответа страдалица закрыла руками голову и, покачиваясь из стороны в сторону, снова заскулила.
   - Боже Ари, ты ведь не украла эти бумаги? - вопросительно посмотрела я на подругу. Ответ не потребовался, и так стало все ясно. - Хоть расскажи, как это тебе удалось?
    
   Все оказалось просто. Днем Люська забежала к ректору Маслите в кабинет подписать направление на практику. Постучалась, вошла, направилась к столу, но не успела озвучить просьбу, как в кабинет заглянул кто-то из старшекурсников. Тихо сказал пару слов профессору, и они на несколько минут выбежали из комнаты. Ожидая возвращения начальства, Люська бросила взгляд на стол, и сердце замерло - рядом с ней лежала аккуратная стопочка листов с практическими заданиями на экзамен. Рука самовольно туда потянулась, разворошила несколько верхних - они предназначались первому и второму курсу, добралась до третьего... Дальше... сама не помнила, как выдернула пару нужных листов и, скомкав, как-попало сунула в портфель. И лишь тогда сообразила, что натворила. Исправить содеянное не хватило времени - вернулся ректор. Маслита вежливо попросил прощения, мол, срочно надо убегать и попросил Люську зайти завтра.
   Ничего не соображая от страха, подруга выползла из кабинета и затаилась в ближайшем коридоре. Через пару минут появился профессор. Действительно запер дверь и куда-то ушел.
    
   Вероятно, готовые задания были отданы ректору на формальное утверждение - тому следовало поставить на каждом листке печать и подпись. Скорее всего, он собирался этим заняться сегодня, но раз уж его отвлекли, то отложил на следующий день. Не надо иметь избыток ума, чтобы понять, что будет дальше - завтра ректор обнаружит пропажу билетов для третьего курса, и узнать, кто виноват, не составит труда - Люську даже спрашивать не обязательно, достаточно в лицо посмотреть. А потом... как минимум карьера магички после исключения из Академии подруге не светит.
    
   Я задумалась. Естественно, для меня проблема не являлась столь уж неразрешимой. Но ведь я завязала... А с другой стороны - как не помочь подруге? Конечно, надо помочь! Я попыталась огорчиться оттого, то жизнь меня снова заставляет становиться на скользкую преступную дорожку, но самовнушение не помогло. Наоборот, я зажмурилась от удовольствия, а в крови забурлил знакомый азарт.
    
   К сожалению, кроме ректорского кабинета, следовало еще решить вопрос с самой Люськой - она ведь спросит, каким образом бумаги вернулись на место... Времени оставалось немного.
   Первым делом неплохо бы сбегать домой. Но сначала я прогулялась мимо двери ректорского кабинета. Пришедшая поздно вечером студентка вызовет меньше подозрений, чем та, которая станет что-то вынюхивать здесь ночью. Во-первых, я убедилась, что профессора, как и ожидалось, все еще нет, и, по-видимому, сегодня и не будет. Потом осторожно рассмотрела охранки на двери... Да уж - почти что спальня Его Высочества. Забираться этим путем мне расхотелось. Надеюсь, окно охраняется все же поменьше.
    
   Затем сбегала домой за похмельной настойкой, которой я в свое время поила госпожу Азалию, и парой бутылок вина. За время моего отсутствия в комнате ничего не изменилось - соседка по-прежнему занималась самобичеванием и прощалась с загубленной собственными руками жизнью. Я налила ей чаю, отмеряла четыре капли настойки и отнесла. Затем уложила спящую красавицу в кровать. Прости, родная, завтра, конечно, будет похмелье - но зато ты сама не вспомнишь про эти чертовы бумаги. Меньше знаешь - лучше спишь.
   Я откупорила бутылки, налила понемногу в стаканы - пусть выветривается до утра. Остальное вино потихоньку вылила в туалет, а тару выставила на видном месте. Замечательно - чем не картина маленького вечернего девичника.
   Осталось что-то сделать с помятыми листками. С этим отправилась к Версу. Все-таки маг-материальщик. Когда-то он у меня на глазах поломанный карандаш срастил, так бумагу выровнять и подавно сможет. Мне повезло, приятель оказался у себя в комнате. Разложила на столе листы так, чтобы чистая сторона оказалась сверху, отшутившись любовными посланиями, не предназначенными для чужих глаз. И через несколько секунд экзаменационные билеты стали как новенькие.
   Осталось дождаться ночи.
    
   Я взглянула на будильник - час ровно. Пора. По общежитию студенты всю ночь слоняться будут, все-таки сессия. Многим "не спится" - вот и бегают проторенной дорожкой на кухню делать кофе. Зато из Академии даже полуночники давно по домам порасползались. Надев рабочее трико и забросив за спину авоську, я вылезла в форточку. Через минуту была у главного учебного корпуса. Стоило подумать, с какой стороны лучше забраться. Это вокруг общаги студенты утоптали весь снег, а возле здания Академии расчищенными оказались только дорожки у входов. Оставлять следов не хотелось. Осторожно подошла к черному входу - здесь и освещение не такое сильное, и встретить кого-нибудь маловероятно. Хотя и меня сложно заметить - трико давно слилось по цвету со снегом, а чтобы Тень не могла ночью спрятаться от постороннего взгляда...
   Запрыгнула на козырек входа, а оттуда по стенам к нужному мне окну. Перебравшись на фасад здания, я поняла, что везение сегодня выдается порционно. На абсолютно темном фоне здания красовалось одно-единственное яркое пятно. Окно, расположенное наискось вниз и вправо от ректорского, до сих пор светилось. И все бы ничего, если бы оно не было окном профессора Сорби... Лазить мимо последнего я не рискнула. Осмотрев скат крыши, увидела не сильно заснеженный участок - птицы днем, похоже, сидели. Вот там я и залегла, ожидая, когда Джеку, наконец, спать захочется.
   Ждать пришлось достаточно долго. Становилось ощутимо холодно, к тому же трико все-таки не было полностью водонепроницаемым, а подтаявший снег тепла не добавлял. Я начала подумывать о том, чтобы отправиться назад в общежитие. В конце концов, сюда можно вернуться и через пару часов. Но свет в кабинете неожиданно погас. Я вздохнула с облегчением. Посидела еще несколько минут, ожидая, пока Сорби выйдет из здания. Затем сама себя отругала - зачем ему выходить, если он всегда моментальным порталом пользуется.
    
   Остановившись у окна ректора, долго рассматривала его на предмет охранок и ловушек. Закончив, была готова истерично расхохотаться. Скажите на милость, зачем делать столь убойную защиту на двери, если окно при этом остается совершенно свободным? Нет, на нем обнаружилось некоторое количество заклинаний - от сквозняков и холода, от замерзания, от шума - и прочая бытовуха. И ни одного, НИ ОДНОГО охранного. Что же, тем лучше. Достала изогнутую шпильку, просунула ее в щель между рамами, провернула и, нащупав изогнутым уголком язычок защелки, быстро отодвинула задвижку. Момент - и я уже в комнате. На столе никакой стопки билетов не обнаружилось. Я мысленно чертыхнулась. Стоит проверить сейф. Если и там не окажется... Надеюсь, Маслита не забрал их с собой. В таком случае просто брошу сворованные листки где-нибудь на полу, мол, в спешке сами как-то вылетели.
   Сейф не прятали. Металлическая дверца расположилась в стене рядом с письменным столом, чтобы сидящий на своем месте ректор мог спокойно до нее дотянуться. Здесь в отличие от окна кое-какая защита обнаружилась. К счастью, не столь мощная как на двери - пришлось немного повозиться, но в целом все прошло гладко. Я заглянула в тайник и улыбнулась. Заветные билеты профессор оставил здесь. Их явно сложили последними и поспешно. Возникло искушение пошутить и вместо того, чтобы оставить бумаги, забрать вообще все. Но глупостями все же заниматься не стоило. Бегло просмотрела верхние листы - Люська правильно запомнила, стопка отсортирована по курсам. Быстро нашла место для заданий третьего, вложила похищенные бумаги и закрыла сейф. Готово.
   Вылезла в окно, закрыла задвижку и прежним курсом направилась обратно.
    
   Практически достигнув земли, я почувствовала, как меня ухватили за лодыжку и сильным рывком сдернули на землю, уронив прямо в сугроб. Снег моментально залепил глаза и рот, и набился за шиворот. Не успела проморгаться и отфыркаться, как сильная рука подхватила меня за талию и вздернула в воздух. Я оказалась прижатой спиной к крепкому мужскому торсу.
   Я затаила дыхание.
   - Какая встреча, - медленно протянул над ухом знакомый голос. - У тебя есть тридцать секунд, чтобы придумать достаточно убедительное объяснение, что ты делала в кабинете ректора Академии.
   Вторая рука в это время сначала ловко ощупала меня, затем обыскала авоську.
   - Ну?
   - Я окном ошиблась, - ляпнула я первое, что пришло в голову.
   - Да? И куда же мы собирались, если не секрет?
   - Э-э-э... К Вам! Решила в гости зайти, - радостно ответила. Боги, что за чушь я несу... это все нервы...
   - Вот как, - пробормотал Сорби, - ну что же. Раз меня решила навестить дама, будет невежливо ее не пустить.
Я почувствовала, как Джек махнул рукой, едва заметила засветившуюся золотом рамку, и через секунду меня неожиданно швырнули в кресло. Рядом навис темный мужской силуэт.
   - Располагайтесь, леди.
   Послышался легкий щелчок и возле нас появился крошечный, почти не дающий света, магический огонек. Я осмотрелась. В отличие от студенческих, "комната" Джека больше походила на крошечную квартирку, состоящую из прихожей-гостиной и спальни. И, конечно, здесь было не в пример уютнее. Гостиная выглядела мягкой и плюшевой. Старая, но добротная мебель, шикарный пушистый ковер, куда с моих ног уже натекла немаленькая лужа, посредине круглый стол с изогнутыми ножками, покрытый простой темно-синей скатертью, рядом пара кресел - одно из которых мне уже знакомо, именно в нем я сидела на кухне. Я мельком глянула на дверь, ведущую в спальню, но та терялась в темноте. Виден был только маленький уголок кровати, застеленной коричневым покрывалом.
   - Итак, чем обязан? - оторвал меня Сорби от разглядывания.
   - Ммм... Ну Вы же на ужин приглашали, - неловко ответила я, - а у меня как раз выдалась свободная минутка...
   Герцог подошел поближе и склонился надо мной, пристально и холодно всматриваясь в лицо. В полутьме его глаза казались почти черными с легкими отблесками золотистого магического огонька.
   - И часто ты так ходишь в гости? На ужин. Ночью. К мужчине. К потенциально спящему мужчине...
   Он склонился настолько, что я щекой чувствовала его дыхание. Во рту неожиданно пересохло, и я с трудом сглотнула вязкую слюну. С трудом вдохнула. Джек присел прямо на ковер у моих ног. Чуть провел рукой, лужа моментально высохла. Затем взял мои ступни в ладони и медленно стащил мокрые рабочие туфли. Невесть откуда взявшимся полотенцем растер озябшие ноги, а затем легонько помассировал пальцами. От этой незатейливой ласки меня бросило в жар. Я попыталась выдернуть ступни, и к удивлению, у меня это получилось. Поджав ноги под себя, я поглубже зарылась в кресло. Тем временем мужчина переместился и встал у меня за спиной. Не видя его, я занервничала, и сразу почувствовала, как сильные пальцы массируют мне плечи. Я почувствовала себя девственницей на первом свидании. Чуть скосив глаза в сторону спальни, где выглядывал уголок кровати, мгновенно залилась краской. Как хорошо, что Сорби стоит сзади и не видит - некстати подумалось.
   - Как для ночного свидания ты что-то слишком напряжена и испугана, милая, - прошептал вкрадчивый голос прямо мне в ушко. Меня нервировал и этот интимный тон, и то, что Сорби так легко перешел на "ты", и вообще все нервировало. Я не выдержала.
   - Вы специально издеваетесь? - слишком громко и агрессивно спросила я.
   - Конечно, - спокойно ответил мужчина. - Ты так очаровательно смущаешься. Никак не могу налюбоваться. Пройдет каких-то пара лет и это ценное качество пропадет навеки. Грех не воспользоваться, пока есть такая возможность.
   Теперь Джек стоял передо мной, насмешливо улыбаясь, и протягивал мне пушистый бежевый халат и большие мужские тапки.
   - Переоденься. Ты вся мокрая и холодная. Простудишься еще, - и, глядя на мое неуверенное лицо, добавил, - не волнуйся, я выйду на несколько минут. Не сменишь одежду, вернусь - сам это сделаю.
   Оставив вещи на соседнем кресле, милорд открыл портал.
   - Я почти весь день не ел, а раз уж ты пришла на ужин, то надо заказать что-то особенное. Не вздумай убегать. Зря время потратишь, это тебе не кабинет ректора, - и, подмигнув мне, он скрылся в окне перехода.
    
   Памятуя об угрозе, я максимально быстро сменила одежду. Халат оказался мягким и теплым. С удовольствием завернувшись в него и устроившись в кресле, поняла, что если Сорби не вернется прямо сейчас, я усну. Возможно, это стало бы неплохим выходом и на какое-то время избавило от расспросов. Однако, я не рискнула. Вместо этого поднялась и пошла искать ванную, чтобы умыться. Магический огонек послушно полетел следом. Миновала спальню, с удивлением отметила ее аскетический стиль. Совсем простая мебель, да и той минимум. Неяркие бежево-коричневые цвета, светлые стены, никаких декоративных украшений. Прямо келья какая-то. А с другой стороны, эта комната была более... "мужской" что-ли. Оттуда прошла в ванную. Умылась ледяной водой, оценила свой вид в зеркале, с интересом перенюхала содержимое немногочисленных баночек, стоящих на полочке и направилась обратно. Снова проходя через спальню, бросила взгляд на кровать. Не сильно-то и большая - всего-навсего полуторка. Одному, конечно, на такой вполне удобно, а вот двоим было бы совсем тесно. Так что вряд ли он водит сюда девиц, с непонятным удовлетворением констатировала я. Хотя... студентки у нас неприхотливые. А многие и вовсе полжизни бы отдали, лишь бы попасть в эту комнату.
   - Нравится? - прозвучал над ухом язвительный голос Джека. Я даже не слышала, когда он вернулся. Боже Ари, мысленно застонала я. Ну почему мне так везет на нелепые ситуации? Хорошенькая картина - стою и с интересом разглядываю его постель, какое счастье, хоть потрогать или присесть не догадалась. Со стыда я уставилась в пол, с деланным интересом рассматривая тапки - ну точь-в-точь нерадивая студентка перед грозным учителем.
   - А мне показалось, что сюда ты не стремишься, - в глазах мужчины насмешливо плясали веселые отблески магического огонька.
   - Я просто в ванную ходила.
   Тяжело сглотнула. И чего я оправдываюсь? В ответ лучше тоже отшутиться. Вот только мое остроумие неожиданно удалилось по своим делам, бросив меня наедине с Джеком. Поэтому я просто обошла мужчину, вернулась в гостиную и укрылась в кресле.
   На столе уже стояли тарелки - суп, мясо, закуски... И кофейник, полный ароматно пахнущего напитка. Вот это мне сейчас и нужно. Наполнила маленькую фарфоровую чашечку. Подобрав под себя ноги и сильнее закутавшись в халат, поудобнее устроилась в кресле, приготовившись насладиться кофе. Наверное, стоило о чем-то поговорить, но в голову не приходило ничего нейтрального - не про погоду же в самом деле...
Проведя носом вдоль замши обивки, я уловила легкий табачный запах.
   - Вы курите? - с удивлением спросила я.
   - А это так странно? - ответили мне вопросом на вопрос. - Вообще-то нет. Это Ленси Арадер иногда балуется.
   Джек упорядочил тарелки на столе и сделал приглашающий жест. Неожиданно я ощутила, что голодна, и придвинулась ближе к столу. Суп показался удивительно знакомым - кажется, в прошлый раз я лишилась точно такого же из-за утопленного в тарелке комара. Надо попробовать.
   - Так что ты все-таки там делала? - неожиданно поинтересовался Сорби.
   Ложка замерла по дороге. Я ждала этого вопроса. Понятно, что вся эта чушь "про гости" - полная ерунда.
   - Хм... Я бы не хотела об этом говорить, - уклончиво произнесла я и поспешно добавила. - Но могу поклясться, что ничего дурного или преступного не совершила, никоим образом не навредила ни ректору, ни Академии, и уж точно ничего не украла, в чем Вы, как я понимаю, меня и подозреваете. Кстати, можете при случае намекнуть своему шефу, что защита от сквозняка или инея на воров не действует, - не удержалась я от маленькой шпильки.
   - Ну ладно - медленно протянул собеседник, не отрывая от меня глаз, - считаем, что я тебе поверил. Правда теперь ты разожгла мое любопытство. Предлагаю обмен. Ты рассказываешь, зачем лазила к ректору. Если и впрямь никакого криминала - обещаю, что не наврежу этими данными ни тебе, ни другим людям, если кто-то еще замешан. А я тебе взамен скажу..., - Джек призадумался, - ну, к примеру, настоящее имя Берты.
   От неожиданности я едва не завопила "Да!!!". Подскочила в кресле, недоверчиво глядя на Сорби. Как вообще можно сравнивать, какие-то несчастные билеты - тем более, я совершенно не верю, что Джек как-то навредит Люське - и ИМЯ БЕРТЫ, которого вообще никто не знает, или почти никто... И в то же время... рассказать - означало выдать свое инкогнито, точнее Корни Грейс. Конечно, рано или поздно Сорби и сам догадается - уверена в этом, но пока я получала некоторое простое незамысловатое удовольствие от своей "обычной" жизни. Я крепко задумалась...
   - Пожалуй, нет. Хотя обмен очень заманчив... - неуверенно отозвалась я.
   - Если передумаешь, скажи. Предложение остается в силе.
   А может все-таки... Ну хватит, решила и все - оборвала я саму себя и решила сосредоточиться на еде. Это Джека, ужинающего в ресторанах, тянет на "домашнюю" студенческую пищу, а мне собственная стряпня уже в печенках сидит. Хоть поем вкусно. Утешившись этой мыслью, я придвинула к себе следующую тарелку.
   Некоторое время мы сидели молча, о чем-то думая, и лишь изредка поглядывая друг на друга. Затем в голову пришла дерзкая мысль еще кое о чем спросить. Я вспомнила нашу встречу на балу, где я играла роль Азалии, прикосновения пальцев и то странное чувство...
   - Милорд, разрешите задать один давно интересующий меня вопрос, - я немного помялась. - Что произошло между нами на балу у графа Грисенна?
   - Хм... дайте подумать, - Сорби как-то неожиданно снова перешел на Вы, - насколько я помню, между нами много чего произошло. Было вино, затем прекрасный, упоительный танец, потом мы пошли на воздух... - Джек медленно, будто вспоминая, перечислял события бала. Глаза насмешливо блестели. - Как Вы спросили? Что между нами произошло? Ах, да. Кажется, мы целовались... Нет, не кажется. Мы точно целовались! На балконе.
   Наглец весело расхохотался. А мне некстати вспомнились слова о том, чему мне следует поучиться. Я разозлилась.
   - Перестаньте с меня смеяться, - резко выдохнула я, подавшись вперед и непонятно зачем еще и замахнувшись ложкой, - Вы прекрасно поняли, что я спрашивала не об этом. Еще напомните мне, что я не умею держать себя в руках и... целоваться тоже, - постаралась сказать я как можно ровнее, но на последних словах голос предательски дрогнул. Неожиданно вспомнилась старая обида. Была бы лет на пять помоложе, наверное, расплакалась бы, а так... просто стало очень грустно. - Я только хотела узнать, что произошло, когда Вы меня коснулись.
   Сидящий напротив мужчина внимательно смотрел на мое надутое лицо... И неожиданно спокойно и серьезно ответил:
   - Простите. Признаюсь, дразнить Вас одно удовольствие, но, кажется, я переусердствовал. Я никоим образом не хотел Вас обидеть.
Он жестом фокусника извлек из воздуха маленький голубой цветочек и протянул мне:
   - Ну же, не расстраивайтесь. Я болван и признаю это.
   Я приняла этот неожиданный подарок и постаралась улыбнуться. Извинение подкормило мою обиду, теперь и в самом деле захотелось плакать. С минуту мы молчали, затем Сорби продолжил:
   - Выходит, Берта с Вами вообще ничем не поделилась... - он легко усмехнулся. - Впрочем, это ожидаемо. Она как закрытая национальная библиотека - информации много, а воспользоваться ею невозможно. Но все равно я удивлен - многие из Вашего окружения, не только мать, могли бы кое-то разъяснить.
В данный момент есть три открытых вопроса - что это было, почему это произошло со мной, и почему с Вами. И мне тоже безумно интересно разобраться. Но, в отличие от Вас, я нахожусь на пару шагов впереди. В частности, знаю ответы по первым двум пунктам. А вот Вы, дорогая, в этом деле - полная загадка. И простите мое тщеславие, почему-то мне не хочется терять своего преимущества, - Джек чуть подмигнул. - Но раз Ваши расспросы не принесли результата, то в качестве жеста доброй воли, дам зацепку. Вы слышали, что принц Кир Нори Стад из соседней Адании решил жениться?
   Я кивнула. Да, что-то мне такое говорили. Однако, считая Кира законченным холостяком, сочла слухи непроверенными, и потому всерьез не восприняла. А с самим Киром пока поговорить не удосужилась.
   Сорби, не спеша, налил себе еще кофе и продолжил:
   - Так вот. Если моя разведка мне не изменяет, Вы дружны с ним. Попросите у принца приглашение на бал, что дается по окончанию конкурса "Мисс Адания". Возможно, заметите что-нибудь интересное. В любом случае, уверен, с первым пунктом быстро разберетесь, я в Вас верю. А дальше... каждый сам за себя - посмотрим, кто быстрее.
    
   В общем, я и так собиралась на конкурс, почему бы и на бал не остаться? Кир мне не откажет. А может, у принца прямо спросить? Я бы давно это сделала, но совет Герни не трепаться об этом удержал меня от всяческих расспросов. Или сначала бал, а дальше в зависимости от того, что увижу, спрашивать или не спрашивать Кира?
    
   Размышляя над словами Сорби, я снова принялась за еду, не пропадать же вкусной и дорогой пище. "А ведь я веду себя как настоящая студентка!" - пришла неожиданная мысль. Те точно никогда не пропустят халявное угощение. Сама себе улыбнулась.
   Когда ужин закончился, я чувствовала себя беременным поросенком. А ведь настоящие леди должны клевать как птички. Ну и ладно, настоящие леди ночью по стенам не лазят, и визиты одиноким мужчинам не наносят. Кстати о стенах, надеюсь, мне разрешат выйти отсюда через дверь, а не через окно. Сытый желудок убаюкивал, я с удовольствием зевнула, и сразу услышала:
   - Спишь уже. Домой тебе пора. Не знаю, где ты живешь, но могу открыть портал в дом Берты.
   Отличная идея! Не придется бродить ночью на холоде... Я, конечно, предпочла бы выйти из комнаты, пройти пятьдесят метров по коридору и уснуть в своей комнате в общежитии, но делать этого при Сорби, понятно, не собиралась.
   Я поднялась и тоскливо посмотрела на лежащее рядом трико. В халате было удобно, а переодеваться лень. Джек правильно расценил мой взгляд:
   - Не напрягайся. Халат можно и в другой раз вернуть. Иди так.
    
   Он провел рукой по воздуху, я собрала вещи и приготовилась шагнуть в портал. В последний момент мужчина меня удержал. Я обернулась, его лицо было так близко... Долгую секунду мы, не дыша, смотрели друг другу в глаза. В груди что-то приятно заволновалось, мне показалось, что вот-вот сейчас он меня поцелует...
   Вместо этого Джек усмехнулся, чмокнул по-отечески меня в лоб и вытолкнул в окно перехода.
   Я оказалась в гостиной Берты раньше, чем успела что-либо сказать. Обернулась, пытаясь... Но золотистая рамка мгновенно погасла. Я разочарованно вздохнула и быстро, пока меня не застукали в доме, рванула к двери, ведущей ко мне.
   А через десять минут уже спала как младенец.
    
   Утром нашла в почмаге две записки. Прочитав первую, от Берты, я улыбнулась. Она гласила:
   "Сначала кое-кто бросается на меня с упреками, что я раздаю направо и налево имя ее почмага... А потом этот же кое-кто в мужском домашнем халате вываливается посреди ночи из портала Джека Сорби. Вижу, ты времени даром не теряешь - умница, девочка.
   И навести уж, в конце концов, как-нибудь свою престарелую мать - давно тебя не видела. Берта".
   Вторая, кто бы сомневался, пришла от Джека:
   "Леди, благодарю за приятный вечер. На случай, если Вы решите еще раз почтить меня своим визитом, хочу сообщить, что мои окна расположены на четвертом этаже второго общежития. Третье справа - спальня, четвертое - гостиная. Можете заходить в любое удобное для Вас время. Дж."
   Я засмеялась. Одновременно с этим пришло понимание, что как бы мне не нравилась моя "Новая Жизнь", по старой я тоже безумно соскучилась. "Придется как-то совмещать", - довольно подумала и побежала будить Люську.
    
  

Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"