Осипенко Алла: другие произведения.

Тёмный эльф: сказка - ложь. Часть 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.71*55  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    *** Не спрашивай: "Зачем убить чужого?" Лучше спроси: "Почему - нет?" ***
       Многие наши попадали в другие миры: то не в тот переулок свернут, то подозрительное колечко оденут. И читая об этом мы и сами (чего греха таить) мечтаем о захватывающем приключении. Нет, о - ПОДВИГЕ. Но что делать, если не мы к ним, а они - к нам? Тут уже не до мечтаний, тут бы с возникшими проблемами справится. Ведь в нашем мире нет "меча-кладенца"...
    *** КОНЕЦ 1 части! ***


  
   15/04/2008
  
   Глава 1.
  
   Лаборатория.
  
   - Ну что ж, уважаемая Ирина Александровна, прогресс на лицо, - довольно улыбнувшись, произнёс высокий светловолосый мужчина, вглядываясь в показатели на приборах.
   - Конечно, Иван Александрович. А Вы разве сомневались в наших успехах? - аналогичная улыбка озарила лицо женщины.
   - Нет, сестренка. Не сомневался. Поработали мы действительно очень плодотворно, что, впрочем, совершенно неудивительно. Мы же с тобой просидели в лаборатории почти безвылазно целый месяц.
   Мужчина и женщина направились к выходу из лаборатории.
   - Зато теперь можно переходить к следующей стадии эксперимента. Можно пробовать перемещать мышей.
   - Оооо... - Иван Александрович поднял указательный палец. - Тут-то и начнётся всё самое сложное.
   - Может быть... может быть... - женщина хотела добавить что-то еще, но ее неожиданно перебил нарастающий вой сирены.
   Ученые кинулись обратно.
   - Что случилось!? - мужчина закричал на оставленного дежурить молодого парня.
   - Н-н-не знаю... - парень был в шоке от стремительно развивающихся событий. - Всё было нормально, а потом вдруг резко все показатели стали зашкаливать!
   - Ваня, смотри! - Ирина Александровна указывала на сгущающийся темный туман за мощным стеклом, огораживающем помещение, где проводились эксперименты по перемещению предметов. Все замерли. В тот же момент туман резко схлопнулся и исчез. В лаборатории восстановилась полнейшая тишина, лишь компьютеры стали выдавать на мониторы анализ произошедшего. Ученый подошёл к одному из них.
   - Ира, у нас проблемы.
   - ?
   - К нам кто-то прибыл. Причем его вес явно больше мышки. И это, судя по показателям, биологическое существо.
   - Черт возьми! Что же теперь делать?...
   - Не знаю, но искать это необходимо в срочном порядке. Совершенно не известно, кто обитает в других реальностях...
  
   Виктория.
  
   Я наконец-то сдала сессию. Почему-то именно экзамены между третьим и четвертым курсом оказались для меня за весь предыдущий период обучения самыми тяжёлыми. Впрочем, особо удивляться было нечему: тяжело сдавали все. И всё из-за того, что половина "наших" преподавателей переболели, а "ненаши", отозванные из отпусков, зверствовали и отыгрывались на ни в чём не повинных студентах за испорченный отдых.
   Впрочем, теперь все эти проблемы ушли в небытие, а с удовольствием помахала им ручкой. Сейчас же душа пела и требовала праздника. Что я и собиралась организовать, пригласив в свою квартирку, доставшуюся мне по наследству от бабушки, всю группу и пару человек из других, дабы достойно отметить очередной этап сгрызания гранита науки. Завернув по дороге в супермаркет, и купив там хлеба, чипсов, мускатное для себя (ну не люблю я пиво, не люблю) и к нему конфет, направилась в сторону родного подъезда. Всё остальное клятвенно обещал притащить с собой народ.
   Продукты, которые я несла перед собой (я как всегда пожадничала и не купила пакет), закрывали мне обзор, и потому я не сразу разу заметила, что вход в квартиру перекрыт. Только споткнувшись и чуть не выронив поклажу из рук, я обратила внимание на что-то, мешающее мне подойти вплотную к двери.
   - Обалдеть!
   На коврике перед моей дверью лежал мужчина в рваной и окровавленной черной одежде.
   - Мне только разборок под дверью не хватало!
   Ёлки-палки! И что теперь делать? Надо вызвать милицию и скорую. А для этого, надо попасть в дом: мобила у меня села окончательно еще по дороге в институт. В законную обитель теперь не возможно попасть из-за развалившегося у моих ног субъекта. К соседям идти бесполезно - все на работе. И всё-таки надо что-то решать, или одно из двух...
   Частично запихав продукты в сумку (а вот в магазине мне это не удавалось), частично прижав их к себе левой рукой, я вытащила из кармана ключи, и, перегнувшись через раненого, открыла дверь. К счастью, она открывалась внутрь, так что лежащий мужчина в этом случае не оказался помехой. Переступив через тело, я наконец-то попала в свое законное место проживания и, побросав в прихожей сумку и продукты, отправилась искать телефон. В этот момент раненый застонал, а я чуть не подпрыгнула от испуга и резко развернулась к нему.
   Я замерла соляным столбом - на меня смотрели большие лиловые глаза. Пока я приходила в себя, оккупант моего коврика громко и внятно произнес какую-то фразу на незнакомом мне языке, закатил глаза и опять отключился.
   Повторяя про себя: "этого не может быть!", я медленно приблизилась к лежащему. Присев возле него на корточки, я осторожно убрала спутавшуюся грязную прядь с его уха, внешний вид которого шокировал меня не меньше цвета глаз. Кончик уха оказался заострённым.
   Не знаю, сколько времени я просидела возле него, бездумно разглядывая открывшуюся мне часть тела, но когда я решила встать, то чуть не упала. Ноги затекли просто ужасно - я их совершенно не чувствовала. Немного размявшись, я схватила пострадавшего за руки и со словами: "эльфов не бывает, а я перечиталась фэнтези" - еле затащила его в квартиру. На коврике лежал покрытый бурой кровью кинжал, который, как мне этого не хотелось, но пришлось забрать. Затем я забрала коврик, подлежащий немедленной утилизации - от крови отчищать просто замаюсь.
   - Я просто молодец! Вечно тащу в дом кого ни попадя! И на фига он мне сдался? Небось какой-то толкиенутый: линзы лиловые в глаза вставил, уши с помощью операции заострил и давай сигать по подъездам с самодельным оружием, пока на каких-то гопников не нарвался! - я ругалась сама на себя, пока затаскивала парня в ближайшую комнату. Слава богу, у меня нигде не было ковров, потому эта процедура стала для меня относительно легкой.
   - Вот сейчас окажу первую помощь и вызову ментов - пусть сами с этим психом разбираются! - угрожающе бормотала я, хотя прекрасно понимала, что никого звать не буду. Во всяком случае, пока не буду. Слишком много странностей: вокруг входа в квартиру было чисто, что само по себе удивительно, если бы произошла поножовщина. Создавалось впечатление, что его просто принесли и аккуратно (ну, допустим не совсем аккуратно) положили у меня под квартирой. Острые уши и необычного цвета, размера, разреза глаза дополняли картину ирреальности происходящего. Нож, к тому же... Его я решила рассмотреть попозже - сначала надо было помочь раненому.
   Я стянула с него сапоги. Решив, что такие лохмотья всё равно выкидывать, срезала ножницами с него рубашку и брюки. К моему удивлению парень не носил нижнего белья.
   "Ваххабит", подумала я, захихикав. Притащив губку, пару полотенец и тазик с водой, я прикрыла полотенцем обнажённые бедра моего гостя, стараясь не проявлять излишнего любопытства, и начала отмывать его от грязи и крови. По полу, как я ни старалась, потекли грязные струйки. Вздохнув о том, что потом придётся еще и пол мыть, я уже перестала осторожничать и начала более активно его вытирать.
   Кожа у парня оказалась на удивление белой, как будто он никогда солнце не видел. Причем, несмотря на обилие засохшей крови и рваной в лохмотья одежды, на теле у него не было ни одной царапины. Лицо с правильными и тонкими чертами, бледные губы, черные брови. Учитывая цвет бровей, я предположила, что волосы на голове тоже черные. Хотя из-за их неимоверной загрязненности определить точно было невозможно. Ладно, шевелюру уже сам помоет, когда в себя прейдет. Вымыв изящные, но сильные руки с длинными пальцами пианиста, некоторое время я разглядывала достаточно широкую, но притом не перекаченную мужскую грудь, размышляя, переворачивать его или нет, чтоб протереть спину. Потом решила этого не делать: лежать лицом в пол, даже без сознания, удовольствие ниже среднего. Всё-таки я собиралась ему помочь, а не издеваться над хладным телом.
   - Всё страньше и страньше... - снова пробормотала я, заканчивая омовение и унося тазик с грязными полотенцами в ванную. Притащив тряпку, я вытерла вокруг лежащего натекшую воду. Затем принесла плед и подушку ему под голову. Честно говоря, мне было безумно жалко вещей - отстирывай их потом. А то и выкидывать придется, ведь я ужасно брезглива. Но, как говорится, помоги ближнему своему... Или не так говорится? В общем, весь мой неожиданный альтруизм к очевидно подозрительному субъекту вполне вписываясь своим поведением в необычный день.
   И тут я вспомнила, что через пару часов должны прийти друзья. Разыскав в срочном порядке телефон, я постаралась обзвонить всех. Тем же до кого я не дозвонилась, обещали передать сообщение об отмене встречи. Так с этим решили. Теперь надо, несмотря ни на что, кому-то рассказать о случившемся. А то прирежет меня этот "ваххабит" во сне, и поминай как звали. Поразмышляв, я сфоткала его на мобильник, который уже успел немного зарядится, и отправила ММS-ку Даше.
   Не успев набрать подружку, я уже отвечала на ее звонок.
   - Привет. А что это за грязных жмуриков ты мне шлёшь? - Даша училась на юридическом в Шевченко (прим.автора -Университет им. Т.Г.Шевченко - ВУЗ на Украине), и уже успела облазить некоторые морги, нахватавшись сленга. Чем жутко гордилась. Хотя я совершенно не понимала, что тут такого особенного: не нужно посещать сомнительные заведения, чтоб получить представления о трупах - включай телек и смотри. Да и словарный запас блатного языка, как ни странно (хотя может это совершенно не странно) можно пополнить оттуда же.
   - Это не жмурик. Во всяком случае, пока что... - затем я рассказала ей всю историю. Даша сообщила, что хочет посмотреть на толкиенутого сама, и бросила трубку.
   Через пол-часа в прихожей раздались трели звонка.
   Я пошла открывать прискакавшей Даше. Та была в своем репертуаре: вся одежда белая (подружка признавала исключительно этот цвет) и неимоверно обтягивающая (я такую себе позволить не могла ввиду природной склонности к полноте) ярко подчеркивала ее изящность, смуглость кожи, черные волосы и антрацитовые глаза. Даша утверждала, что ее папа цыган. Хотя кто именно ее отец, она не знала - мать упорно отказывалась разговаривать с ней на эту тему, что жутко бесило Дашу.
   -Ну, и где поверженный прЫнц? - ехидно спросила Даша и, не дожидаясь ответа, бросилась в комнату.
   - М-да... - Даша задумчиво разглядывала постояльца. - Пациент скорее жив, чем мёртв... Симпатяжка. А тебе не жалко его на полу держать?
   Я фыркнула:
   - А ты его попробуй затащи куда-нибудь! А я посмотрю. Тем более, что нечего мне мебель пачкать - и так на него постельным бельем разорилась.
   - Ладно, показывай нож.
   Мы расселись на кухне. Нож произвел на нее неизгладимое впечатление. Даша долго его разглядывала, ощупывала, нюхала и если бы была в этом необходимость, то наверно и попробовала бы его на вкус. Подружка обожала свою будущую профессию, (она мечтала стать прокурором) и потому всякие там нюансы по-поводу холодного, огнестрельного оружия, подручных и подножных материалов, способных помочь убить человека, знала досконально.
   - Дорогуша, - вынесла свой вердикт Даша. - Я конечно не судмедэкспертиза. И без анализа в лаборатории тебе никто точно не скажет, но по тем признакам, которые можно определить на глаз - это холодное оружие, которое, кстати, нельзя носить без разрешения. А учитывая то, что у него вообще нет никаких документов при себе, тут закрадываются смутные подозрения. Так что, набери-ка ты парней по вызову и сдай его с рук на руки. Во избежание...
   - Неее.... - протянула задумчиво я, забирая у нее нож. - Не хочу. Как он выглядит, ты знаешь. В случае чего, сможешь рассказать, что произошло.
   Даша возмущенно на меня посмотрела:
   - Вика, ты совсем с ума сошла? Тебе заняться нечем? Хочешь неприятностей отгрести по полной программе? Так чует мое сердце, что из-за этого игрока, не от мира сего, у тебя жизнь начнётся - будь здоров!
   Я вздохнула, разглядывая нож. Ножом можно было назвать его условно - он явно длиннее своих кухонных собратьев, но и короче полноценного меча. Кортик? Кинжал? Меч? Не знаю. Сложно что-то определить: никогда не увлекалась холодным оружием. Слегка изогнутый, из серой матовой стали с голубыми прожилками. Рукоятку, обтянутую какой-то черной шершавой тканью или кожей, закрывала небольшая, без украшений гарда.
   - Дашенька, не буду я никого вызывать.
   Подружка только всплеснула руками:
   - Тебе явно пора завязывать со всяческой фэнтезийной чушью. Просто удивительно, что ты только читаешь всю эту лабуду, а не стала сама прыгать с железкой на перевес по полям и долам!
   Я опять вздохнула. На самом деле, мне очень хотелось участвовать в таких ролевых играх, но таскать кучу железа на себе, только по недоразумению, называемых латами - это было уже выше моих сил. Хотя некоторое время я всё же училась стрелять из лука и ездить на лошади. Добившись вполне приличных успехов в этих областях, я всё забросила, не видя дальнейшего места приложения своих умений. Даша не замечая моей реакции продолжила:
   - Вика, он же может быть опасен! Ты телек хоть иногда смотришь: вдруг маньяк какой? А ты смотришь на происходящее просто как на приключение.
   - Даша! - мне уже надоело слушать нравоучения. - Я уже всё решила: пусть опасен, пусть приключение. В конце концов: лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть.
   - Хорошо. Только обещай мне, что ты обязательно мне позвонишь завтра с утра. Потом, когда он проснётся. Лады?
   - Договорились, - кивнула я и пошла провожать Дашку, спешившую на очередное свидание.
  
   Остаток дня я провела в относительном спокойствии, если не считать навязчивых мыслей о том, кем же является мой временный постоялец. Очень хотелось поверить, что это и вправду эльф. Моё воображение от такого предположения подпрыгивало до потолка от радости. Но я всё время мысленно одёргивала свою буйную фантазию, приводя тысяча и один довод в пользу рациональных объяснений.
  
   Укладываясь спать, я пожалела, что у меня нет внутренних замков на дверях. Хотя взрослому сильному мужчине выбить их - раз плюнуть. Кроме того, по здравому размышлению я решила нож оставить на кухне и не прятать. Задушить меня можно и подушкой, а уж все столовые приборы я просто не смогу спрятать. Негде. Решив, что по примеру Скарлетт О'Хара, подумаю об этом завтра, я уснула.
  
   Глава 2.
  
   Тьерран.
  
   Проснувшись, я не торопился открывать глаза, прислушиваясь к окружавшей меня обстановке. Выяснив на слух, что рядом со мной никого нет, я открыл глаза и огляделся. Более странной комнаты с удивительной мебелью я не видел.
   Комната, где я находился, имела прямоугольную форму. Слева от меня вдоль стены располагался шкаф необычной конструкции, наполненный книгами и непонятными предметами. Справа стоял диван с небольшим столиком, заваленным книгами. Никто из известных мне рас не делал такой мебели. Да и такое невообразимое количество книг тоже впечатляло. Видимо здешние жители не бедствуют - покупка книг не дешёвое удовольствие. Впрочем, телепорт, учитывая сильнейшие магические колебания на поле боя, мог забросить меня куда угодно. Даже в те места, где дроу еще не бывали. Хорошо, что я не переместился в скалу.
   Я лежал посередине комнаты на полу, укрытый одеялом из странной ткани, очень похожей на шерсть, а под головой была подушка. Хм... Интеррресно, почему меня не положили на стоящий рядом диван? Ладно, увидим хозяев - разберемся. Сев, я осмотрел себя: меня кто-то раздел, стыдливо прикрыв какой-то розовой тканью, тоже очень необычной на ощупь. Я усмехнулся: меня явно пытались помыть, но не справился с поставленной задачей. Более-менее чистыми были руки, грудь и лицо. По ногам грязь была размазана равномерным слоем, спина же оставалась вся в засохшей крови. Про волосы и говорить было не чего.
   Прикрыв глаза, я прислушался к своим ощущениям - тело почти полностью восстановилось. Немного болел левый бок, куда вошло лезвие врага, хотя на этом месте уже прощупывался только шрам, который скоро исчезнет. Магический ресурс медленно, но уверено заполнялся: пару дней, и я уже смогу вернуться - ориентиры моей спальни в Драйкен я четко помнил. Так... Дро'н'Шаен был рядом.
   Я встал, закутался в одеяло, завязав его на подобие туники, и подошёл к окну: стекло поражало - большое, необычайно прозрачное, практически незаметное глазу. Интеррресно, как удалось добиться такого качества от стекла? Только бедные сословия использовали мутные, небольшого размера куски стекла. Остальные же пользовались воздушной плёнкой, позволяющей без помех проникать свету в комнаты, но при этом надёжно защищающей от природных явлений. Я замер, поражённый открывшимся видом: напротив возвышалось огромное здание в двадцать этажей - таких сооружений я нигде и никогда не видел. Оторвавшись от невообразимого дома, я перевёл взгляд вниз: широкая улица, по которой двигались не понятного вида дымящие экипажи. И не было ни единой лошади. По мостовым торопливо шли люди, одежда которых у меня вызывала такое же недоумение, как и всё увиденное раньше. Кроме людей я не заметил ни одного разумного существа. Куда же это меня забросило?
   Понаблюдав немного за происходящим на улице, я пошёл на поиски хозяев. Мне необходимо выяснить, где я. Хотя меня бы сейчас больше устроила возможность помыться, а не пообщаться. Но одно не исключает другого.
   Дверь в торце коридора вела в маленькое помещение без окон, оформленное в бело-голубых тонах. Емкость для воды, похожая на наши ванные, позволила сделать вывод, что именно здесь можно привести себя в порядок, но как набрать воду я так и не понял: никаких чар здесь не было. Меня очень обрадовало, что здесь есть некоторое подобие цивилизации и мне не придётся мыться в мелком тазике, как обычно делали люди, в основной своей массе не отличающиеся чистоплотностью. Безусловно, в богатых домах предусматривали ванные комнаты, подражая нам, но это была в большей степени дань моде, чем искренне желание следить за собой. Тот же, кто помог мне, явно всерьёз относился к водным процедурам, либо жил в достатке. Хотя с другой стороны общие размеры его жилья не соответствовали понятию "богатсво". Впрочем, я не знаю местных норм и судить об уровне доходов хозяина дома ещё рано. Радость по-поводу скорейшего избавления от грязи была явно преждевременной. Я внимательно рассматривал множество непонятных мне предметов, находящихся здесь. Причем никакой магии не было нигде по близости: ни охранной, ни бытовой. Единственный магический предмет в ближайшем ко мне пространстве был Дро'н'Шаен. Поняв, что мытье откладывается до тех пор, пока не найду хозяев, отправился на их поиски.
   Зайдя в следующую комнату, на столе я обнаружил Лезвие Тьмы. Забрав клинок, я огляделся: опять же странного вида мебель, где понятными были только стол и стулья. И снова какие-то вещи, неизвестного мне назначения. Вспомнив, как имел уже неосторожность в детстве у алхимика в лаборатории потрогать странный прибор (выжил чудом), я решил ни к чему не прикасаться. Осталось заглянуть в оставшиеся две двери. Полагаю, что одна из них ведет на улицу, значит, за другой должен быть хозяин, если он не ушёл. Что вряд ли: оставлять незнакомца одного в своем доме - на это отважится не каждый.
   Открыв предпоследнюю дверь, я услышал легкое дыхание спящего существа. Отлично, значит хозяин один и он явно беспечен: иначе спать рядом с дроу (пусть даже раненым) не отгородившись от него - смертельно опасно. Хотя здесь вполне могли не знать о кровавой славе темных. Вот сейчас и посмотрим, кто же ещё не знает о нас. Бесшумно подойдя к кровати, я с удивлением посмотрел на спокойно спавшую человечку, прикрытую тонким одеялом.
   Я разглядывал лежащую девушку, оказавшуюся довольно таки юной. Если это именно она за мной вчера ухаживала, то тогда становится понятна та неумелость в обращении с раненым. На её розовых губах играла чуть заметная улыбка, говорящая о том, что ей сниться что-то приятное. В остальном, её лицо было достаточно обыкновенно, единственно, что привлекало внимание - парочка мелких веснушек на носу. Зато волосы оказались весьма странного цвета - коричневые в светлую полоску. Первый раз вижу такой цвет у разумного. В этот момент человека открыла глаза, оказавшиеся темно серыми, как клинок Дро'н'Шаен. Несколько мгновений она смотрела мне в глаза, потом перевела взгляд на оружие в моей руке и дико завизжала.
  
   Виктория.
  
   Мне снилось море. Это был мой самый любимый сон: я совершенно не мыслю себе жизни без него, поэтому где-то с февраля оно начинало мне сниться, и я с нетерпением ждала окончания сессии, чтоб поехать отдохнуть.
   В какой-то момент море из синего стало странного лилового цвета и я проснулась. Лиловое море никуда не исчезло - оно смотрело на меня глазами вчерашнего пострадальца. Одурманенная приятным сном, с трудом понимая, что происходит, я окинула его взглядом: у стоящего передо мной человека в левой руке был тот самый серый нож. Память тут же услужливо напомнила последнюю криминальную хронику, которую я смотрела неделю назад. И я надрывно завизжала.
   Парень неуловимым движением скользнул и зажал мне рот. Впрочем, за его движениями я и не особо следила. У меня мелькнула мысль, о том, что к счастью я ему отмыла вчера руки и теперь он мне в рот не напихает грязи. Оборвав свои глупые мысли, я прекратила мычать (а как иначе? Через ладонь-то не повизжишь в своё удовольствие) и начала молча отбиваться. Он навалился на меня всем весом, стараясь удержать на месте, но не на ту напал. Стараясь продать свою честь и жизнь подороже, я извивалась и царапалась как дикая кошка. С легким звоном на пол упал испугавшее меня оружие, и парень перехватил мои руки. Я уставилась на расцарапанное лицо и тихо икнула: бороздочки, нанесенные моим маникюром, прямо на глазах затягивались и исчезали. Парень что-то не понятно зашипел и медленно стал подниматься с меня. Хотя рук по-прежнему не убирал. Я же была не в состоянии сопротивляться - феноменальная регенерация тканей выбила меня окончательно.
   Наконец он медленно убрал от меня руки и опять что-то прорычал-прошипел. У меня в голове что-то щелкнуло, и, сказав "эльф", я отключилась.
  
   Тьерран.
  
   Когда я убрал от нее руки и попросил ее успокоиться, уверяя, что не причиню ей вреда, девчонка вполне внятно произнесла "эльф" и упала в обморок. Я озадачено смотрел на обмякшее тело: странно вчера она меня не боялась и даже спокойно спала в соседней комнате, а сегодня вдруг признала во мне эльфа и сразу в обморок. Ничего не понимаю.
   Хотя и светлому понятно, что сначала ее напугал Дро'н'Шаен. Так... уберем его с глаз, сядем в кресло (опять же: внешний вид отличался от приятого у нас, но общая конфигурация улавливалась), положим руки так, чтоб было видно пустые ладони, и подождём, пока она придет в себя. Приближаться к ней пока что не стоит. А то еще с ума сойдет от страха. Я ухмыльнулся.
   Некоторое время спустя девочка пошевелилась, открыла глаза, пробормотав что-то и, повернув голову, уставилась на меня своими серыми глазищами. Помолчав немного, она что-то произнесла. Я не ответил, вслушиваясь в ее речь, пытаясь уловить знакомые звуки. Таких не было: конструкция речи была совершенно не знакома. Не дождавшись от меня ответа, она села, прикрывая грудь одеялом, быстро заговорила, единственным узнаваемым словом было - эльф. Причем произносилось оно с явным акцентом. Когда она опять замолчала, я решил что нужно всё-таки налаживать контакт. Как ни прискорбно я зависел сейчас от этой человечки: я не знал где я, в какой части мира находится Драйкен'и'Кашррен, и уж тем более я не знал от чего зависит выживание в ее стране. Кивнув своим мыслям, я медленно поднял раскрытую руку и, положив ладонь себе на грудь, произнес:
   - Эльф.
   В ответ потрясенное молчание. Меня это уже начало раздражать - я хотел помыться и одеться в нормальную одежду. И поесть, наконец: заживление шло полным ходом и требовало немалого количества пищи.
   - Я - эльф.
   Молчание.
   - Тьерран зур Шаррьен'з'Саен.
   Молчание.
   - Эльф. Тьерран, - я уже почти рычал. Тьма! Ну почему мне попалась такая тупая и пугливая человечка? Я же с голоду умру, пока до нее что-то дойдет! В этот момент она наконец соизволила заговорить:
   - Человек.
   - Шьеловеек, - шипяще повторил я.
   Она кивнула. Показав рукой на меня:
   - Эльф, - движение в свою сторону. - Человек.
   Так. Понятно. Ее раса - шьеловеек. Я кивнул и представился еще раз:
   - Тьерран.
   - Виктория.
   - Вик'торриа, - повторил я.
   Она вдруг усмехнулась и кивнула.
   - Тори, - сократил я непривычное для меня имя и улыбнулся, стараясь не размыкать губы. Думаю, что клыки будут для нее таким же шоком, как и Лезвие. Человечка опять кивнула и, в открытую улыбаясь мне, показала на меня рукой:
   - Терри.
   Я опешил от такой фамильярности. Никто и никогда без разрешения на переход в личный круг не мог безнаказанно сокращать имя дроу. Хотя... если вдуматься я сам дал ей разрешение, сократив непривычное для себя имя. Я решил оставить как есть: у дроу тоже могут быть слабости - человечки в личном круге общения. Я представил, как бы удивился брат, узнав об этом. Кьяр прекрасно осведомлён о моём отношении к людям. Эти мысли заставили меня улыбнуться, при этом я даже не вспомнил про впечатление, производимое моим оскалом.
   Девушка тихо охнула и заворожено уставилась на мои зубы. Я тут же перестал улыбаться, ругая себя за расслабленность - новых обмороков мне совершенно не хотелось. К моему удивлению она в этот раз не испугалась, подхватив со спинки кровати халат, завернулась в него, подпоясавшись. Соскочив с кровати, она быстро подошла ко мне и легонько потрогала меня за руку. Как будто проверяя, настоящий ли я. Такая фамильярность окончательно выбила меня из колеи. У меня создалось впечатление, что я сплю, и мне все это снится. Оглядев меня с ног до головы, она опять улыбнулась, взяла меня за руку и потянула за собой.
   Легко подняв Дро'н'Шаен с пола, я подчинился её требованию.
   Мы пришли в ванную комнату, где она стала крутить вентили, показывая как наполнять водой емкость для мытья. Протянув руку под струю воды, с удивлением обнаружил, что она была достаточно горяча. И это безо всякой магии!
   Перекрыв поток воды, девушка вручила мне большое полотенце и кусочек какого-то непонятного вещества. Увидев удивление в моих глазах. Она засмеялась и показала, как пользоваться этой штукой, чтоб отчистить тело от грязи. Заметив в руке Дро'н'Шаен, она немного нервно покосилась на него, потом легко пожала плечиками, придя к какому-то своему выводу. Задумчиво посмотрев на мои спутанные волосы, она протянула мне странного вида коробочку:
   - Шампунь, - произнесла она, демонстрируя как из коробочки вылить оранжевого цвета жидкость, и для чего она предназначена.
   - Шам...пунь,- с запинкой произнес я, дотрагиваясь рукой до своих волос, показывая, что понял все объяснения.
   Немного помявшись, она вручила мне еще одно большое полотенце и ушла. Я же наконец залез в воду, вытянул ноги и, расслабляясь, прикрыл глаза.
  
   Глава 3.
  
   Виктория.
  
   Я металась по комнате, впопыхах натягивая на себя вещи. Надо было торопиться, пока Тьерран зу Как-его-там плескается в ванной: придется купить ему какие-то вещи. Стараясь не думать, что у меня в квартире моется самый настоящий эльф: "подумаю об этом завтра" - повторяла про себя как мантру.
   К счастью, родители перед поездкой заграницу подкинули мне денег, и я могла позволить себе непредвиденные траты. Собравшись, я порадовалась, что сейчас лето и не надо будет тратится на кучу зимней одёжки. Уже в дверях я вспомнила, что понятия не имею какой размер обуви у пришельца. Если одежду еще можно купить на глаз (благо дело, я его отлично рассмотрела), то с обувью этот номер не пройдет. Закатив глаза, я пару минут думала, как быть в этой ситуации. Вспомнив, что в мусорнике на кухне валяются старые сапоги Терри, я как раненая рысь бросилась туда. Опять трудности: как померить? У меня же нет, не то что портньяжьего сантиметра, а даже самой захудалой линейки. Вспомнив, что можно померить веревочкой, за неимением последней я отмотала нужной длины нитку и ускакала к ближайшему магазину одежды. Радовало так же, что в этом магазине продавали всё что угодно, для кого угодно, и по вполне приемлемым ценам. Ну, вот жадная я, жадная! Эльфы - это конечно круто, но одевать, кормить за свой счет - это уже перебор. И глубоко сомневаюсь, что окажись я у эльфов, то они бы ради меня последнее с себя сняли. Это в книжках хорошо: тебя сразу окружают верные друзья, волшебные животные, да и ты сам - могуч, дремуч и волосат. В жизни же, где бы ты ни находился - рыночные отношения: ты - мне, а я - тебе. А лучше только ты - мне. И точка.
   Тряхнув головой, отгоняя непрошеные мысли, я постаралась как можно быстрее купить необходимые вещи. Светлые брюки из хлопка и аналогичная рубашка нашлись моментально. Жутко смущалась, покупая мужские трусы: всё-таки это уж слишком интимные подарки. Продавщица, глядя на мое алеющее лицо, весело мне подмигнула и быстренько подобрала нужную пару. Как она поняла хоть что-то из моего мычания, я до сих пор не понимаю. В обувном отделе я всех поразила новым способом выбора обуви по размеру (думаю, еще никто не приходил с ниточками, и, пожалуй, уже не придет), я побежала обратно. Кстати, размер обуви у эльфа оказался сорок третий. Что в общем-то не удивительно, если он выше меня где-то на голову, а значит, приблизительно, метр девяносто. В общем и целом вполне нормальный мужчина, если бы не клыки, глаза и уши. Хотя вот уши-то как раз были почти естественной формы и не выглядывали из-под волос. Глаза, ну что глаза - и правда необычные, но терпимо - можно за тёмными очками скрыть. Но зубы! Я застонала: как это спрятать? Отпилить что ли? Так себя и вижу: прикованный эльф (вряд ли он согласится на такое добровольно) и я в медицинском халате, заляпанным кровью невинных жертв, с бор-машиной и диким хохотом склоняюсь над зафиксированной челюстью. Стивен Кинг отдыхает!
   Продолжая хихикать, я захлопнула входную дверь и прислушалась: в квартире стояла полнейшая тишина. Скорее всего Терри еще в ванной сидит. Вздохнув с облегчением (всё-таки я успела), быстренько распаковала покупки, оборвав с них этикетки. Подойдя к двери ванной, я легонько постучала. В ответ - ни звука. Забеспокоившись (всё-таки нелюдь в непривычной для него обстановке - мало ли что), я чуть-чуть приоткрыла дверь, стараясь заглянуть в щелочку: всё ли в порядке. В этот момент дверь резко распахнулась, и меня, схватив за руку, дернули внутрь.
   Положение моё оказалось незавидным: с приставленным к горлу кончиком ножа особо не потрепыхаешься. "Вот мне и аминь пришёл", подумала я, глядя в багровые глаза существа, стоящего напротив. Видимо узнав меня, Терри легко отвел свой мясницкий нож, и я заметила, что глаза стали опять лиловые. Страх медленно стал отступать. Елки-палки, лес густой, он же голый! А я тут таращусь на него! Зардевшись как маков цвет, я опрометью выскочила из ванной, громко хлопнув дверью.
   До меня донесся приглушенный смех. Ну ладно, гад, я тебе это припомню! Будешь знать, как на невинных девушек в их же ванной голяком нападать! Я хитро улыбнулась и пошла на кухню - готовить каверзу бессовестному нелюдю.
   В конце концов, фэнтези это или нет? Раз у меня есть собственный эльф, значит я должна над ним подшучивать.
  
   Тьерран.
  
   Да... а девчонка забавна. Я посмеивался, вспоминая пунцовые щеки, вторгшейся ко мне человечки. Надо будет ее предупредить после считки, чтоб была осторожней - рефлексы страшная вещь. Особенно у Тьен лаэ Шаен - Танцующего с Тенью. С другой стороны рефлексы рефлексами, но и контроль на собой я еще не потерял... Убивать ее, пока она мне нужна, я не собираюсь, а там разберёмся.
   Я стал поднимать принесенную человечкой одежду. Всё светлых тонов. Я поморщился, но ладно: потом раздобуду вещи по своему вкусу. Рубашку и штаны, несмотря на непонятный крой, я одел сразу. Ремень я так и не нашел, хотя странные штаны на талии сами стягивались, а когда я тянул их руками - наоборот растягивались. Причем такое свойство ткани было только в одном месте. Поудивлявшись немного, я поднял с пола три тряпочки, две из которых были абсолютно одинаковы. Покрутив их в руках, я решил выяснить их назначение у хозяйки. Судя по прочности еще две, валяющиеся на полу, вещицы были обувью, очень похожей на сандалии, которые носили светлые эльфийки. Я скривился, и решил не обуваться - сапоги я куплю себе сам. Хотя, где я деньги достану? На войне их при себе не носишь, а каким образом я смогу раздобыть их здесь - не известно. Тем более, что я не знаю какая валюта тут в ходу. Видимо, придётся пользоваться именно тем, что мне принесли.
   Собрав все указанные предметы, я, прихватив Дро'н'Шаен, пошёл искать человечку.
   Последняя нашлась в комнате, где утром я забрал клинок. Судя по тому, что Тори здесь делала, комната была кухней. Хотя, как она готовила было не понятно - огня я не видел, магии не чувствовал. Тори доставала из шкафа, похожего по функции на наши ящики с магическим льдом, продукты. Заглянув туда, я не обнаружил там никакого льда, зато продуктов было много. С удивлением я узнал наши помидоры и небольшое колечко колбасы. Хотя, несмотря на вид, она совершенно не пахла мясом. Все остальное было мне незнакомо. Кроме того, в шкафу пахло еще непонятыми для меня запахами.
   На плите булькала кастрюлька распространяя странный для меня запах, но на удивление он был аппетитен, кроме того. чувствовалась небольшая доля мяса в варящейся еде. Возле плиты, хитро прищурившись, стояла человечка и внимательно наблюдала за мной. Я удивленно поднял брови, не понимая, что она задумала. Вспомнив о тряпочках, я поднял руку, показывая их:
   - Тори, что это? Как это одеть?
   К моему удивлению, девчонка, рассмотрев тряпочки, ни слова не говоря, ненадолго вышла из кухни. Вернувшись, она села на стул и показала, как одевать "носски".
   Так с этим ясно, а третья? Нежно розовея, человечка достала из-под мышки тонкую книгу с потрясающе яркими картинками и великолепной бумагой. Раскрыв книжку на какой-то странице, она ткнула пальцем в мужчину на фоне моря и песка, одетого в похожую тряпочку. Поняв куда это надо одевать, я не выдержал и захохотал.
   Тори покраснела как помидор, и, зло выхватив у меня из руки предмет моего веселья, убежала из кухни. Посмеиваясь (давно я таких скромных и целомудренных девиц не встречал), я рассматривал оставленную ею книгу: тоненькая, необычного формата с приятной на ощупь гладкой бумагой, слегка блестящей на свету, - содержала в себе огромное количество рисунков с людьми, одетыми в разнообразнейшую одежду. Особенно много было женщин, в таких укороченных брюках и коротких платьях, что можно было бы назвать их раздетыми. Некоторые из женщин демонстрировали полную обнажённость. Прикрытую небольшими полосками ткани или кружев. Если у них принято носить такое, то я вообще не понимаю, чего она так смущается.
   Впрочем, я так и не понял, с какой целью всё это надо одевать, если и так на мне штаны одеты...
  
   Виктория.
  
   Ну ладно, подлый эльф. Смеется хорошо тот, кто смеется последним! Я раззадоривала себя, чтоб вернуться на кухню. Несмотря на всяческие там сексуальные революции, доступность любой информации и незакомплексованность моего поколения (которое выбрало не пепси, а пиво), всё-таки противоположный пол вел себя достаточно скромно по отношению к женщинам. Такое же поведение эльфа меня выбивало из колеи. Учитывая всё то, что я знаю об эльфах по любимым мною книгам - живут они долго и относительно счастливо. А судя по поведению отдельно взятого эльфа, оккупировавшего мою кухню, он настолько долго живет и настолько счастливо, что вообще совесть и стыд потерял. Хотя вполне возможно, что у него их никогда и не было!
   С такими мыслями я вернулась на кухню и мрачно посмотрела на нагло ухмыляющегося эльфа. Да.. ну и зубищи... Бррр... Увидев мою реакцию на его жизнерадостный оскал, Терри резко перестал улыбаться.
   Я тут же вспомнила про варящуюся пачку пельменей. Накормить здорового мужчину - это, ой, как не просто. Уж я-то знаю, мой папочка - тот еще троглодит. Всё-таки он хоть и в отставке, а боевой офицер. До сих пор старается поддерживать форму, энергии тратит на тренировках немеряно, а потому и ест за двоих.
   Увидев, что Терри отвлекся и смотрит окно, я быстренько достала разварившиеся пельмени, и обильно насыпала в некоторые из них красного перца.
   С миленькой улыбочкой я поставила перед ним тарелку, и села напротив, чтоб понаблюдать за реакцией. Некоторое время эльф спокойно ел. А потом началось: на невозмутимой физиономии проступило удивление, а в глазах стали собираться слёзы. Терри резко вздохнул, приоткрыл рот и с клацаньем захлопнул его.
   Я уже не могла сдерживать смех. Елки-палки, оказывается шутить над нелюдем действительно забавно. Я искренне веселилась, гордясь своей выдумкой и тем, что я не отстала от полюбившихся мне фэнтезийных героинь.
   Вдруг на моей шее сжались стальные пальцы. Я затрепыхалась, понимая, что вырваться уже не смогу. Оказалось, что шутка была явно глупая. После моей смерти никто уже не узнает, как самоотверженно я пыталась разбудить у эльфа чувство юмора. Неожиданно он выпустил меня, и, не давая мне упасть, схватил обеими руками за голову. Я, слабо цепляясь за крепко удерживающие меня руки, неотрывно смотрела в глаза своего будущего (в этом я уже не сомневалась ни на мгновение) убийцы - зрачки лиловых глаз вдруг вытянулись как у кошки и начали расширяться. В голове вихрем понеслись слова и образы. Черные зрачки заполнили всё окружающее пространство, и сознание померкло.
  
   Глава 4.
  
   Кабинет.
  
   - И так, у нас с лабораторией возникли серьезные неприятности, - человек одетый в штатское, но с военной выправкой легко подался вперед в кресле, вглядываясь в лица своих собеседников.
   - Как вам известно, вчера днем произошёл сбой аппаратуры, и к нам пришел "гость". Кто это и конкретное место дислокации установить не удалось. Уважаемый профессор Прадный с сестрой так и не смогли за прошедшую ночь выяснить детали. Единственно -стало возможно ограничить зону пребывания "гостя". Он находится здесь, в Киеве. Вы должны прочесать город и найти его, что бы из себя существо не представляло. Подробности по "гостю" вам расскажет профессор Прадный. Зайдете к нему в лабораторию. Свободны.
   Сидевшие пред мужчиной люди тихо встали и быстро, но без суеты ушли. Кроме одного.
   - Так. Коля, ты возьмешь у профессора новые машинки. Он смог их улучшить: радиус восприятия излучения, которое выдает поле перемещения, увеличился. Жаль, что их пока только три штуки. Ты должен опередить всех. Во-первых, "гость" нам нужен самим, а во-вторых, через двадцать дней фон сойдет на "нет", и его будет практически невозможно вычислить. Особенно если он человек, или, по крайней мере, похож на нас.
   Названый Колей молча кивнул, встал и вышел.
   Оставшийся военный в штатском устало откинулся на кресло.
   - Только бы успеть... только бы успеть... - прошептал он.
  
   Тьерран.
  
   Быстро же она меня "достала". Прикрыв глаза, я с удовольствием прокрутил в уме значение сленгового слова. Впрочем, это не важно, когда она придет в себя после сканирования мысле-форм, голова у нее будет болеть ого-го как. Я гаденько ухмыльнулся, и посмотрел на лежащую на кровати девицу. А ничего девчонка, боевая. Рискнула отомстить мне за насмешки.
   Я опять сидел в том же кресле, что и несколько часов назад, ожидая пока Тори придет в себя. В принципе, так резко делать сканирование, как я себе это позволил, нельзя. Объект может не выдержать, рекомендуется процедуру проводить в несколько этапов. Но уж очень она меня разозлила. И всё таки, Тори останется вполне нормальной, насколько это вообще возможно сказать про человечку, шутящую с дроу.
   Ее язык оказался очень богат словесными оборотами. Многие слова лучше отражали смысл моих действий. Например, та же "считка" на языке тёмных, несла меньшую нагрузку, чем русское слово "сканирование". (Прим. автора - для дроу все мысле-формы снятые из подсознания и сознания человека являются словами одного языка. Этимологию происхождения их он просто не может знать. Таким образом, для него все слова - русские.)
   И всё же у меня серьезные проблемы: судя по той информации, которая была получена от человечки, я через простой пространственный портал почему-то переместился в другой мир. Мир, где кроме расы людей не существует никого другого. Таких сбоев при использовании магии Хаоса еще не бывало. Надо обязательно выяснить, что в этом мире смогло притянуть меня сюда. Вот Тори как раз мне и поможет.
   Раздался стон, и я открыл глаза, внимательно вглядываясь в приходящую в себя девочку. Выглядела она жалко...
  
   Виктория.
  
   Оооо... Как же болит голова! Неужели я вчера с одной бутылки мускатного так напилась? Вряд ли... Я вообще мало пью - не очень люблю я это дело. Оооо... Ну что ж мне так плохо? Я опять застонала в надежде привлечь к себе чье-либо внимание и воззвать к помощи. Неожиданно я почувствовала прохладную руку на лбу.
   - Голова... - Прошептала я. - Пожалуйста...
   - Сейчас станет легче, - я услышала незнакомый мужской голос со странным шипящим акцентом. Кого это ребята еще притащили на гулянку? И почему я ничего не помню?
   От ладони стал распространяться приятный холод, и боль постепенно утихла. Я открыла глаза и увидела склонившегося надо мной мужчину. Нет. Не мужчину - эльфа. Я сразу всё вспомнила. А вот любопытно, как называть эльфа мужского пола? Ведь слово "мужчина" применимо к людям... Или не обязательно? Мои попытки разобраться в этом вопросе прервал нелюдь.
   - Как самочувствие? - Спросил он и убрал руку.
   У меня не было слов. Как!? Как он вдруг научился говорить по-русски? Терри сел в кресло и спокойно произнёс:
   - Вижу, у тебя есть вопросы. Я сейчас кратко обрисую сложившуюся ситуацию, а потом ты сможешь расспросить меня. Хотя это не значит, что я отвечу.
   М-да... Приятный тип, ничего не скажешь. "Начало какое-то не слишком обнадёживающие", подумала я, разглядывая во все глаза сидящего напротив эльфа. У меня появилось чувство дежа-вю. Точно такая же ситуация, что и утром: я на кровати, а он в кресле. В этот момент зазвонил телефон. Пришлось отложить интересный разговор - я побежала отвечать на звонок. Звонила Дашка, выяснить - жива ли я еще. Уверив подружку, что всё в порядке, а мой гость вполне адекватен и неагрессивен, я, наконец, распрощалась с заботливой подругой и вернулась в спальню.
   - Так значит, я адекватен и неагрессивен? - Терри ехидно усмехался. - Интеррресно, что привело тебя к таким выводам? Ладно, продолжим. Я - темный эльф. Дроу. Зовут меня - Тьерран зур Шаррьен'з'Саен. Тебе я позволю называть меня Терри. Делая вывод из произошедшего, я предполагаю, что попал в твой мир совершенно случайно - какие-то сбои при телепортации. И теперь мне необходимо вернуться назад. Учитывая то, что я не мог бы попасть сюда, если бы здесь не было маяка, то мне необходимо его найти. И ты мне в этом поможешь.
   Я молча кивнула, пытаясь переварить полученную информацию, а потом ошарашено уставилась на него:
   - Э, нет! Не буду я тебе помогать! Ищи свои маяки сам! Меня твои проблемы не касаются, хотя, я не спорю увидеть живого эльфа - это круто. Я и так кучу всякого добра для тебя сделала: в милицию не сдала, позволила остаться у меня дома, одежду купила, ну... - тут я замялась - накормила...
   - Допустим, ты до сих пор меня не накормила. Хотя признаю, попытка отыграться была хорошая, но бесполезная. Мы тоже умеем шутить, - от слов Терри повеяло просто таки могильным холодом. Судя по всему, для объект его шуток ничего хорошего от них не получает. Есть над чем задуматься: а стоит ли брать пример с книжек? Всё-таки жизнь и вымышленные истории разняться, как земля и небо. - Но ты мне поможешь в любом случае... Если, конечно ты хочешь жить.
   Мне стало жутко. Это уже не сказка. Я лихорадочно припоминала, все, что читала о дроу: сильны физически и магически, умны, очень агрессивны (несмотря на все мои успокоительные слова подруге по телефону), но могут сдерживать себя при необходимости, интриганство - это смысл жизни. Никто кроме них самих не представляет в их глазах никакой ценности, и дроу готовы идти по трупам, как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Вот тебе и "вьюноша" бледный со взором горящим! Хотела прЫнца - получи и распишись. Намечтала себе по полной программе! Ну почему ко мне не пришел какой-нибудь милый светлый эльф?.. Хотя они тоже милы весьма и весьма относительно. Уж лучше пусть вообще не приходил бы никто.
   - Поня-я-ятно... Колхоз - дело добровольное: хочешь - иди, а хочешь - расстреляем...А почему ты говоришь по-русски? - Я решила, что раз нет выбора, то всё равно сейчас бессмысленно переживать. Подергаться и понервничать я смогу потом, когда останусь одна.
   - Я сканировал тебя.
   -??? Что?!! Ты у меня в голове копался? - Моей ярости не было предела. Терри только брезгливо поморщился от моих воплей. Ну, всё! Хана тебе, анимешка! Плевать на опасность, но я придумаю, как тебе вернуть должок за такое отношение. Нечего соваться со своими аристократическими замашками в наш "плебейский" просвещенный век. Ты еще не знаешь, что такое эмансипация - небо с овчинку покажется!
   - Нет. Я не знаю твоих мыслей, и твоя память осталась для меня закрытой. Я просто считал твой словарный запас. Должен сказать, что у тебя очень интеррресный язык.
   - Ну, спасибо, - буркнула я, немного успокаиваясь, но не оставляя сладких мыслей о блюде, подаваемым холодным, о мести. - Не ты первый признал великость и могучесть русского языка.
   - Подведем итог, - Терри проигнорировал мои слова. - Ты должна меня накормить, причем не той гадостью, которой ты меня пыталась отравить, а нормальной пищей. Желательно мясной. Потом мы с тобой пойдем, погуляем по городу - откладывать поиски маяка нельзя.
   - Всем кому я что-то должна, я прощаю! - Вырвалось у меня. - Ладно, хышник. Пошли в магазин, куплю тебе мяса, - побыстрее добавила я, чтоб не нарываться раньше времени.
  
   Глава 5.
  
   Виктория.
  
   Собрав сумочку и внимательно осмотрев Терри перед выходом (летние мокасины он обувал с таким видом, вроде я ему испанский сапожок предложила, хотя я так и не поняла, что в них не так на взгляд дроу), я пришла к неутешительному выводу: его внешность слишком сильно бросается в глаза.
   - Терри, тебе нельзя никуда выходить.
   - Почему? - Подозрительно поинтересовался он.
   - Ты на себя в зеркало посмотри. Такие же длинные волосы, как и у меня: у нас, конечно. нет строгой моды на мужские прически, но всё-же коса до пояса - это перебор. Я уже не говорю про фиолетовые пряди - такого цвета в природе вообще не бывает...
   - Тори, - перебил меня дроу, ехидно улыбнувшись. - А может это у меня... - Терри запнулся, подбирая слово. - Мелирование?
   Я удивлённо уставилась на нелюдя:
   - М-м-мелирование? - и где он таких слов набрался? Ах да, сканирование. Как я могла забыть!
   - Совсем как у тебя, - дроу взял прядку моих волос и торжественно покрутил ею перед моим носом. Я отшатнулась от него, выдергивая волосы из цепких пальцев. Взяв с комода костяные палочки, я быстро закрутила волосы и сделала свою любимую прическу - "а-ля гейша".
   - Терри, пойми: твой цвет волос странен даже для наших неформалов. Я уже не говорю про простых обывателей. Но это мелочи. Таких как у тебя глаз не бывает, и если народ не обратит внимание на их неестественную величину, то уж цвет заметят обязательно! А клыки! Ты же не сможешь совсем не разговаривать? И уши... Хотя уши можно прикрыть волосами, к счастью они не такие длинные, как могли бы быть.
   - Не такие длинные, как могли бы быть? - переспросил он. - Что это значит?
   - Ну... - я замялась. Пересказывать наши фэнтезийные книги настоящему темному эльфу мне совершенно не хотелось. - У нас последнее время повальное увлечение фэнтези - это сказки для взрослых. Так вот там часто главными героями фигурируют эльфы, дроу, вампиры, гномы и прочие и прочие. Ты похож, причем очень сильно на описание эльфов, но вот уши у тебя, несмотря на остроту, почти какого же размера, как и у простых людей. У выдуманных эльфов уши торчат очень сильно, чуть ли не над головой.
   - Да уж... - засмеялся Терри. - Действительно, Слава Тьме, что у меня вполне нормальные уши. И откуда у вас такие фантазии?
   Решив, что последний вопрос относится к риторическим, я продолжила:
   - Кроме того, у тебя слегка голубоватые ногти на руках. Добавь к этому белую, совершенно не загоревшую кожу (и это - летом!) и бледные губы. И пожалуйста - весь твой облик привлекает нездоровое внимание. Так что, - я подвела злорадным голосом итог, - тебе придется остаться дома!
   Я торжествующе посмотрела на темного эльфа - и что он будет делать теперь? Ужасно не хотелось никуда с ним идти. Мне нужно было время, чтоб собраться с мыслями, и делать это лучше в одиночестве.
   Терри ощерился мне в ответ, что-то прошипел и провел рукой у себя перед лицом. В этот момент его черты начали расплываться, я сморгнула - передо мной стоял тот же эльф, только, без указанных мною, особых примет. Кожа стала бежевой с легким загаром, глаза - карими, а волосы - просто черными. Он улыбнулся - во рту были обыкновенные зубы - белые, как у голливудских див:
   - Так - хорошо?
   - Но..., как?
   - Магия, - Терри пожал плечами. - Поверь, мне вполне по силам наложить на себя небольшой морок.
   Мне показалось, или у него в голосе прорезалась обида? М-да, и как же я могла забыть, что дроу владеют магией? Я ощутила легкое разочарование: всё-таки его необычная внешность мне нравилась больше, чем наложенная иллюзия. Мотнув головой, отбрасывая непрошенные мысли, я бросилась в новую словесную атаку:
   - Нож придется оставить здесь.
   - Нож?
   - Ну да. Нож - я ткнула пальцем в его оружие.
   - Это не "нож", - голосом дроу можно было замораживать кипящую воду. - Это - Дро'н'Шаен. Побольше уважения к Лезвию Тьмы, человечка.
   - Дроу, - ответила я, подражая ему, - я совершенно не разбираюсь в холодном оружии, и уж тем более ничего не смыслю в твоем. Так что, не стоит испепелять меня взглядом - я вряд ли рассыплюсь. И даже если это со мной произойдет, то кто будет помогать тебе искать маяки?.. - язвительность так и сочилась из меня. Весь внешний вид нелюдя говорил о том, что мои слова на него не произвели никакого впечатления.
   Меня уже стали утомлять эти препирательства и уже была готова согласиться, чтоб он нёс своё Лезвие, как неожиданно для меня дроу сдался:
   - Хорошо. Я его оставлю.
   Подозрительно окинув его взглядом - с чего бы это он такой покладистый - я направилась к двери.
  
   Тьерран.
  
   Я прекрасно понимал, что в чужом для меня мире лучше играть по их правилам. Во всяком случае, до тех пор, как я не освоюсь и не пойму, всю систему взаимодействий в этом обществе. И всё-таки, оставлять Лезвие Тьмы в чужом доме мне было тяжело. Я с ним не расставался уже последние двести лет, что не раз спасало мне жизнь. Надеюсь, что за то недолгое время, когда мне будет недоступен Дро'н'Шаен, ничего непредвиденного не случится.
   Дом, в котором жила человечка, был также удивительно высок, как и тот, что я видел напротив - пятнадцать этажей. Причем рядышком, помимо виденного мной стояли еще два его собрата такой же высоты. Другие дома были ниже, но всё равно намного превосходили аналогичные постройки разумных в моём мире.
   Мы вышли на улицу, широкую на столько, что по ней могут проехать одновременно десять всадников. И это по так называемой "проезжей части". Для передвижения пешеходов были предусмотрены, хоть и меньшее, но тоже достаточно широкие тротуары. Если у них такая планировка всего города, то как они его обороняют, если в него врывается неприятель? Я уже не говорю о том, что с таких высоких домов так же не возможно вести оборону. Моё удивление позабавило девушку.
   - У нас давно не ведутся воины такими, как ты их представляешь. У нас такое оружие, что никакая узкая улочка не спасёт от смерти. У нас есть оружие массового поражения - одна бомба, и города как не бывало. Да и самолёты, танки, автоматы - тоже с лёгкостью уничтожают всё живое.
   - Расскажи поподробнее про ваш мир, - попросил я. Меня очень заинтересовал способ ведение воин и вооружение этого мира.
   Девушка с удивлением посмотрела на меня и ехидно спросила:
   - А разве ты уже не считал всё из моей головы?
   - Интеррресно, ты плохо слышишь? Или плохо понимаешь? - я никогда не был высокого мнения об умственных способностях людей. И похоже во всех мирах они одинаковы: совершенно не хотят слушать, запоминать и думать. - Я же объяснил, что ничего из твоей памяти не взял. Да и не мог взять. Я просто считал твой словарный запас с образами и ощущениями, вызываемыми тем или иным словом. Поэтому, видя тот или иной предмет, я прекрасно знаю, что это и как его использовать, но о социальных, экономических, политических отношениях я ничего не знаю. Как и не знаю, о норме поведения в твоем обществе.
   - Ух, какие мы мудрые! - девушка явно почувствовала мое отношение к ней и разозлилась. - От куда я могу знать такие подробности? Во-первых, ты описал свои издевательства над моей личностью только в общих чертах, а во-вторых, знаешь ли, у нас как-то не принято лазить в чужую голову, как себе в... хм... холодильник. Всё-таки у нас нет магии.
   - Нет магии?! - моему удивлению не было предела.
   - Да. В нашей реальности, единственные разумные существа - люди. Есть, конечно. некоторые, кто выдают себя за великих магов-целителей-прорицателей, но всё это сплошь и рядом мошенники, зарабатывающие на доверчивости и впечатлительности людей. Во всяком случае, настоящих чудес еще никто сделать не смог. А что касается политической и экономической обстановки в мире и моей стране, тут я смогу рассказать только в общих чертах: честно говоря, я всем этим слабо интересуюсь.
   Тори в меру своих знаний описала ситуацию в своей стране - в частности, и мире - в целом, после чего у меня возникло еще большее количество вопросов, чем было до. Что касается военного дела - тут она кроме общих фраз, вообще ничего не могла мне поведать. К сожалению, она действительно очень плохо знала обстановку, так что любые уточнения разбивались о совершенное невладение информацией. Выяснив, что всё интересующее меня я смогу узнать из газет и телевидения, я опять вернулся к вопросу о магии:
   - Твои слова об отсутствии магии весьма странны: я прекрасно чувствую потоки Силы. У вас ее очень много. Кроме того, всё-таки должен же хоть кто-то заниматься Искусством, ведь сюда я попал не просто так, а по наведенному сигналу. Значит, хотя бы один человек в этом мире является достаточно сильным магом, чтоб сделать такой маяк, что он смог перехватить сигнал моего портала, который находился в другом мире.
   Девушка некоторое время молча шла, обдумывая мои слова.
   - Не знаю. Мне сложно что-либо сказать определенно на эту тему. Никогда о похожем не слышала, и даже в фэнтези не читала. Но не отрицаю, может кто-то и проводит такого рода эксперименты, но вряд ли это энтузиаст-одиночка. Я абсолютно серьезно говорила на счет того, что у нас нет магов. Правда, у нас есть люди с некоторыми способностями: эмпаты или пользующиеся телекинезом. Но все это несерьезно и находится в зачаточном состоянии. Хотя... мало ли... - она с усмешкой покосилась на меня. - Я до сегодняшнего дня думала, что и эльфы - это одна сплошная выдумка. Так сказать - плод больного воображения.
   Я остановился и зло посмотрел на человечку: что она себе позволяет? И прежде, чем я успел что-то сказать или сделать, Тори произнесла:
   - Вот мы и пришли, - и юркнула в здание, с огромными окнами вдоль всего первого этажа.
   Магазин поразил меня своими размерами и обилием разнообразнейшей еды. Но больше всего меня удивило, что почти все продукты содержали в большей или меньшей степени яды. Когда я спросил о причинах такого массового употребления отравы, Тори долго смеялась.
   - М-да... Сразу видно, Терри, что ты не испорчен цивилизацией, - отсмеявшись, произнесла она. - Ты не заметил, что и воздух у нас тоже отравлен?
   - Конечно, заметил, - фыркнул я. - У меня организм постоянно работает на очищение от всей этой гадости.
   - Так вот. Это издержки нашего прогресса. Яды, как ты их называешь, добавляются в продукты, чтоб они быстрее росли, были вкуснее и дольше хранились. Воздух отравлен потому, что иначе не получается пользоваться техникой, которая облегчает нам жизнь. Вода и почва заражены, потому что мы так толком и не научились перерабатывать отходы, а их с каждым годом становится всё больше и больше. Но мы привыкли, и уже не замечаем всего этого.
   - Как же вы умудрились выжить в таких условиях? Вы как-то отчищаете свои организм от всего этого?
   - Нет. За весь период жизни яды накапливаются, что приводит к тяжелым болезням. И с некоторыми мы не можем справиться.
   - И какая продолжительность жизни людей в твоем мире?
   - Нуу... в разных странах, по-разному. У нас, например, около шестидесяти лет.
   У меня был шок. Конечно, и в моем мире люди не живут долго, всего лишь сто-пятьдесят - двести лет, но шестьдесят! Как они вообще смогли построить цивилизацию? Учитывая их короткий век, здесь должна была быть сильная сплоченность. Но и этого не было. Судя по тому, что мне рассказала Тори, человечество выжило не благодаря, а исключительно вопреки...
   Придя в себя, поинтересовался:
   - И сколько же тебе лет?
   - Девятнадцать.
   Ну, что, Тьерран зур Шаррьен'з'Саен, Танцующий с Тенью, ненаследный принц Драйкен'и'Кашррен, дожился: решил взять себе в помощницы сопливую человеческую девчонку. К тому же умудрился еще и угрожать ей. Я мысленно застонал: кто ж мог знать, что здесь всё настолько плохо? И самое худшее, что у меня не было выбора - она единственная, кого я знал не только в этом городе, но и в целом свете.
   Тори пристально следила за мной. Я опомнился, и постарался придать лицу спокойное выражение, но видимо у меня получилось плохо: всё-таки не каждый день узнаешь, что твое выживание зависит от такого, совершенно неразумного существа.
   - Жалеешь, что связался с такой малолеткой, как я? - Она хитро улыбнулась. Может еще не всё потеряно, и она окажется умнее, чем мне думается?
   - Жалею, - совершенно искренне ответил я.
   - И правильно делаешь, - кивнула она и пошла дальше, сгружая новые продукты в тележку. На секунду обернувшись, припечатала:
   - Я уже тоже жалею, что мне выпало сомнительное счастье познакомиться с дроу.
  
   Глава 6.
  
   Виктория.
  
   Мне было обидно, что этот эльф так пренебрежительно относится ко мне. Всё-таки я ему помогла, а в благодарность получила вагон презрения и локомотив неуважения. Расплатившись на кассе, я сгрузила пакеты с продуктами Терри. Увидев недовольство в глазах внешне невозмутимого темного, я испытала некоторое злорадное облегчение оттого, что хоть в чём-то, но удалось его задеть. Приготовившись отстаивать свое право не носить для всяких прожорливых дроу еду, я жутко разочаровалась, когда он молча понёс пакеты к выходу.
   Поругаться не удалось, и настроение у меня окончательно испортилось. Разговаривать не хотелось, и мы молча шли домой.
   - Вика, ты уже ни на кого не обращаешь внимания? - услышала я знакомый голос. - Думаешь, раз красавица и умница, то можно никого не замечать?
   Передо мной стоял улыбающийся Коля. Взвизгнув от радости, я бросилась к нему на шею: мы не виделись уже три месяца. Он меня обнял и поцеловал в щеку.
   - Ну, ладно, ладно, - он добродушно ухмылялся. - Хорош обниматься, а то твой друг приревнует.
   С Николаем и Петром Волковыми я была знакома всю жизнь. Причем в прямом смысле этого слова. Когда-то, когда папа служил, у него был друг - Захар Ярославович Волков, который нарвался на снайперскую пулю. Отцу повезло больше - он вернулся, и взял на себя заботу об оставшихся сиротами братьях. Их мама умерла задолго до смерти старшего Волкова, рожая третьего ребенка, девочку, которая тоже не выжила. Бабушка и дед, живущие в селе под Киевом, поначалу взяли к себе внуков, но старикам было тяжело воспитывать двух мальчишек, потому папа стал часто забирать их к нам. А потом и вообще поселил у нас дома: в школу, ВУЗ ребята ходили в Киеве. Мы стали братьями и сестрой, если не по крови, то по духу. Как ни странно, близнецы выбрали военную карьеру, несмотря на трагическую смерть их отца и всяческие попытки отговорить со стороны моих родителей. Закончив с отличием военную академию, стали служить Родине. Впрочем, достаточно скоро им пришлось уйти из армии: "квадратно-гнездовое" (как сами говорили ребята) воспитание солдат выводило их из себя. Борьба с дедовщиной и солдафонщиной не давала результатов: что могли двое молодых офицеров, против отлаженной машины подавления, молчаливо одобряемой всеми окружающими? Когда же Петя окончательно разругался с высшим командным составом по-поводу отсутствия нормального обеспечения и в связи с этим плохо проводимых учений, братьям пришлось в срочном порядке увольняться по собственному желанию. Иначе их бы просто сжили со свету. Произошло это три года назад. Они довольно быстро устроились в какую-то фирму с трудно-произносимым названием в службу безопасности. Платили там настолько хорошо, что через год они смогли купить себе квартиру и съехать. А еще через пол-года у каждого было по авто. Предмету моей тайной зависти. Вот из-за них мой переезд и сопровождался такими истериками со стороны родителей: они уже привыкли к большой семье, и наше отсутствие действовало на них угнетающе. Сейчас ребятам было по 27 лет, и все девчонки из моей группы успели перевстречаться с ними: высокие, подтянутые, голубоглазые блондины - они производили неотразимое впечатление на наш факультет "невест", когда периодически заезжали забирать меня из института.
   - Не приревнует. Он не ревнивый, - кокетливо ответила я и украдкой глянула на Терри. Тот стоял с совершенно невозмутимым лицом, не замечая моих подколок.
   - Николай.
   Дроу с удивлением посмотрел на протянутую руку. Потом видимо что-то вспомнив, переложил пакеты в левую руку, и пожал Колину руку.
   - Тьерран.
   Коля с интересом посмотрел на моего спутника.
   - Вы - иностранец?
   Тут я поняла, что пора вмешаться:
   - Коля, он приехал к нам в институт по обмену опытом. Вернее по обмену языковыми знаниями. Что-то в этом духе - ты же знаешь, я не особо вслушиваюсь в заунывный бред нашего декана, расписывающего прелести очередной его аферы. Ну, и меня под шумок назначили его куратором. Вот я и помогаю иностранному студенту влиться в нашу дикую действительность. Лучше расскажи, где вы с братцем-кроликом так долго пропадали? - я поторопилась перевести тему в другое русло. Тем более, что мне действительно было интересно: на работе они сидели редко, постоянно отбывая в какие-то загадочные командировки.
  
   Тьерран.
  
   Знакомый Тори произвел на меня приятное впечатление: сразу было видно - передо мной воин. Сильное мускулистое тело, отточенные плавные движения, умные цепкие глаза. Несмотря на расслабленную позу, он тем не менее рефлекторно контролировал ближайшее пространство. Я видимо тоже его заинтересовал, так как разговаривая с девушкой, Николай (ну, и имечко) периодически внимательно поглядывал на меня, пытаясь определить, что я из себя представляю. Я усмехнулся: ну-ну, пусть попробует понять.
   Вдруг неуловимо что-то изменилось: стало ощущаться какое-то напряжение и смутная угроза. Еще не понимая, что происходит, я подобрался и стал внимательно вглядываться в окружающих меня людей. Неожиданно я уловил в некотором отдалении необычное для этого мира магическое возмущение. Судя по нитям Силы - это было какое-то пассивное заклинание. Тут же, аналогичные заклятия стали проявляться и в других местах. Не надо быть гением, чтоб понять - здесь явно идет облава. Возмутители магического поля находились вокруг нас и круг начал быстро сужаться: объектом травли явно был я. Тьма! Кто же это? И что ему от меня надо? Тем временем толпа поредела, и все мои чувства буквально возопили о близкой опасности. Краем глаза я зафиксировал приближение каких-то небольших иголочек. Бросив продукты на мостовую, я перехватил две их них, с линии третьей просто ушёл.
   Хаос и Тьма! За мной же стояла Тори, в которую и попала иголка. Девушка ойкнула и стала быстро оседать на землю, теряя сознание. Ник подхватил подругу.
   - Надо уходить, - резко бросил я.
   Тот молча кивнул, и бросился к ближайшему переулку.
   - Ник, давай Тори понесу я, а ты показывай дорогу.
   Снова молча кивнув, парень передал мне девушку и нырнул в ближайший подъезд. Хм... а он действительно не плох: никаких ненужных вопросов - только продуманные и четкие действия. Правильно: расспросить меня можно и потом, когда вырвемся. По цепкому взгляду, которым он меня одарил, было видно, что он уж точно постарается выяснить все детали. Мы забежали в подвал. Я старался не уронить лежащую у меня на плече Тори: уклоняться от многочисленного переплетения труб удавалась только благодаря хваленой эльфийской скорости. Создавалось ощущение, что мы движемся во внутренностях кого-то огромного червяка. Ник же передвигался уверенно, становилось понятно, что этот подвал использовался им довольно часто. Выйдя из подвала в другом парадном, мы выпрыгнули из окна лестничной площадки на противоположную сторону дома. Чтоб не привлекать излишнего внимания, я перехватил девушку на руки. Мимо мелькали пустующие дворы: изредка где гуляли женщины со своими детьми. Слава Тьме, они не обращали на нас внимания, следя за чадами и разговаривая между собой.
   По мере удаления от места стычки, напряжение отпускало, и я уже спокойно двигался за бегущим впереди меня парнем. В одном из дворов мы остановилась:
   - Нам нужна машина, - сказал мой проводник. - Пока что нам везло, но двое бегущих мужчин с девушкой на руках могут привлечь не нужное внимание.
   Николай зашел в ближайший подъезд и поднялся на третий этаж.
   - Подождём здесь, - он достал телефон и набрал номер. - Петя, у меня облава.
   Ник коротко передал наше местоположение и отключился. Приготовившись ждать, я сел на ступеньки. Ник окинул взглядом меня и лежащую на моих руках девчонку, после чего перевёл взгляд за окно, поджидая заказанную машину. Через пол часа молчаливого ожидания, послышался шум подъезжающего авто. Сев в машину, я поудобнее переложил Тори на сидение. Ник и его брат перебрасывались короткими фразами, но я, положив руку на лоб девушки начал диагностику, и не вслушивался в их разговор. Хорррошо! Это оказался не яд, а всего лишь снотворное. Хотя и очень сильное, действующее почти моментально.
   И Тьма! Я до сих пор голодный! Ну, что за невезение!...
  
   Николай.
  
   Добравшись до квартиры и уложив спящую Викторию на диван, я потребовал:
   - Рассказывай.
   Тьерран (вот уж странное имя, даже для иностранца) нисколько не смутился и спокойно спросил:
   - А что ты хочешь услышать?
   - Хочу узнать, кто ты и почему тебя ловят? И почему из-за тебя должна страдать сестра?
   - Интеррресно, - парень прикрыл на секунду глаза. - Но у вас нет родственной крови.
   Я с подозрением уставился на него:
   - Ты-то от куда знаешь?
   Тьерран помолчал несколько секунд, решая стоит ли нам доверять или нет, и произнес:
   - Хорошо, я расскажу. Только сначала отчищу кровь Тори от снотворного, а потом отвечу на все ваши вопросы.
   Мы с братом удивленно переглянулись. Тем временем, наш гость сел на диван и положил ее голову себе на колени. Одну ладонь он разместил на Викином лбу, а вторую положил ей на живот. Минут пятнадцать Тьерран сидел расфокусировав взгляд, так что я начал нервничать. Пете, судя по всему, тоже было не по себе.
   - Всё, - неожиданно произнес этот странный тип. - Минут через двадцать она проснется: резко будить нельзя - будут сильнейшие боли. Всё-таки ее организм сильно отравлен местной экологией, а потому плохо восстанавливает силы.
   Тьерран встал и подложил под голову девушки лежащий рядом плед. Проведя по ее разметавшимся волосам рукой, он резко развернулся:
   - Пойдем на кухню: поедим и заодно поговорим.
  
   ***
  
   Ел наш гость в невообразимых количествах. Уж насколько нам с братом необходимы были калории в силу специфики нашей работы, но Тьерран явно нас переплюнул. Наконец насытившись, он приступил к рассказу.
   По мере излагаемых им событий, я всё больше и больше убеждался, что передо мной сидит какой-то псих, сбежавший из дурдома. Наверняка буйный, учитывая способ, которым его пытались поймать. Видя недоверие в наших глазах, тот устало вздохнул, что-то прошипел, и его внешность совершенно изменилась.
   Такого мне еще не встречалось! Пытаясь осознать явно нелюдскую природу посетившего нас существа, я не отрываясь смотрел на большие лиловые глаза и длинноватые резцы, хорошо видные в улыбающемся рту незнакомца. Доказательства были неоспоримы.
   Я переспросил:
   - Итак, ты эльф?
   - Да, - Тьерран явно наслаждался нашим недоумением. - Если быть точным, я темный эльф - дроу.
   В этот момент на кухне появилась Вика:
   - Я вот тут подумала, - заметив ехидный взгляд дроу, она огрызнулась. - Представь, я тоже умею думать!
   Любопытно. Тут явно что-то происходит странное, сестра никогда так резко себя не вела. М-да... Но и всяких эльфов тоже раньше не было. Но что во всей этой ситуации не странно??? Вика всегда умела находить приключения. Хотя кто в нашей семье не умел? Мы все без царя в голове. Тем временем она продолжила:
   - Вот что странно: почему слова "эльф" и "дроу" для наших языков оказались одинаковыми? Думаю, что "гном", "тролль" и "орк" тоже являются в некотором смысле интернациональными.
   Темный кивнул и задумался.
   - Скорее всего, - ответил он, - это произошло из-за того, что разумные моего мира всё-таки оказывались у вас и раньше. Например, к нам изредка, но попадают иномирцы. Не берусь утверждать, что все они из вашей реальности, но вполне возможно, что были и ваши земляки. Так почему же мои соплеменники не могли оказаться в аналогичных условиях? Судя по тому, что ты мне рассказала, ваши фэнтези, - тут он усмехнулся. - Явно написаны с подачи кого-то из нас. Не спорю, большинство книг - это целиком и полностью ваша выдумка, но изначально!... У истоков стояли мы.
   Вика молча обдумывала, сказанное нелюдем, а Тьерран уже переключил всё свое внимание на нас:
   - Ребята, с квартиры Тори необходимо забрать мое оружие, причем как можно быстрее. Сам я выйти не могу: если меня нашли так быстро, то появляется в городе прямо сейчас, без мер предосторожности, чревато неприятностями.... И еще: мне просто жизненно необходимо вернуться в Драйкен'и'Кашррен. И мне очень нужно ваше содействие в этом деле. На Тори в сложившейся ситуации было бы рассчитывать глупо и опасно.
   Вика возмущено дернулась, но промолчала.
   - Вы же с братом - воины, - продолжал долгоживущий. - И судя по увиденному мною, неплохие. На меня явно открыта охота, и я не думаю, что вы хотите, чтоб сестра пострадала. А она уже и так сильно засветилась. Так что в ваших интересах как можно быстрее переправить меня на другую сторону.
   Такой поворот разговора был совершенно неожиданен для нас.
   - Ну, и мразь ты, - зло бросил Петя, сжимая кулаки. - Даром что эльф, а шантажировать не стесняешься.
   Этот гад приподнял одну бровь:
   - Не забывай, что я - темный. У нас совершенно другие понятия о чести.
   - Нет у тебя никакой чести - девочкой прикрываться. А не боишься, что мы сами тебя на опыты сдадим.
   - Не боюсь, - дроу был спокоен, как удав. - Учтите, я вполне могу сообщить, что инициировал в вашей сестре способности к магии, или еще что-нибудь в таком духе. Как ты думаешь, долго после этого она будет на свободе гулять? Убить вы меня не сможете, - продолжил он, предвосхищая наши дальнейшие аргументы. - Вы сильны, безусловно, но вы - люди. Со мной вам не сравниться, тем более что я, Тьен лаэ Шаен - Танцующий с Тенью - элита.
   - От скромности ты явно не умрешь, - вставила разозлившаяся девушка.
   - Ладно, - процедил я. - Мы поможем. Только если нарвешься на шальную пулю, то и спасать тебя мы не будем - добьем.
   Тот равнодушно кивнул, как будто мы вели разговор о погоде, а не угрожали друг другу.
   - Пошли, Петя, - я махнул рукой. - Ты съездишь за оружием, а я начну шерстить наши связи. Надо этого зас..нца выкинуть обратно: таких гов..ков у нас и без него хватает.
  
   Глава 7.
  
   Помещения Конторы.
  
   - Аркадий Кириллович! - идущего по коридору военного в штатском окликнул взволнованный девичий голос. Тот остановился.
   - Что случилось, Машенька?
   - Аркадий Кириллович, - девушка догнала своего начальника. - В аналитический отдел поступило сообщение о попытке задержать "гостя". Ему удалось уйти.
   Мужчина на секунду замер, а потом бросился обратно в свой кабинет, крикнув на ходу:
   - Всю информацию ко мне! Живо!
   Маша с удивление смотрела в след высокому руководству: будет о чем посплетничать с коллегами. Полковник Волошин никогда еще себя так не вел.
   Влетев в свой кабинет, Аркадии Кириллович схватил со стола разрывающийся трелями телефон.
   - Слушаю!
   - Аркадий Кириллович, это Иволгин. У нас ЧП.
   - Уже знаю, - недовольно оборвал своего подчиненного полковник. - Давай мухой ко мне. Остальных предупреди, что через полчаса совещание. Да! И аналитику у Маши забери.
   - Уже у меня.
   - Тогда всё. Жду.
   Через пять минут без стука вошёл Иволгин.
   - Рассказывай, Коля, как нам удалось так облажаться?
   - Аркаша, не поверишь. "Гостя" засекли, но, к сожалению, не мы. Всё-таки слишком мало у нас было приборов, несмотря на их чувствительность. Вот и получилось, что количество обошло качество. Его заметила группа Седова. Действовали ребята по стандарту: максимально оттеснили людей из зоны захвата, на дистанции оцепили объект и использовали снотворное. Но они ушли.
   - Они?
   - Да. Вот фотографии.
   На стол перед Волошиным легли не очень качественные снимки, фотографу явно мешало четко заснять интересующие его лица большое скопление людей. Тем не менее рассмотреть сфотографированных было возможно. На первой карточке стояла красивая светловолосая девушка в серых брюках и белой летней блузке. На двух других - молодые парни, оба высокие, подтянутые и симпатичные: девушки обычно за такими табунами ходят. Блондин был одет в синие джинсы и такого же цвета майку. Брюнет - в светлые летние брюки и рубашку в тон. В целом самые обыкновенные ребята и девушка. Единственно, что бросалось в глаза: длинная, до пояса, коса у брюнета, отливающая фиолетовым. Но каких только маргиналов сейчас не встретишь?
   - Почему на них не подействовало снотворное? - поинтересовался Волошин, внимательно рассматривая сфотографированных людей.
   - Ну, почему же не подействовало? Девушка отрубилась практически сразу.
   - А парни?
   - Не знаю. Но судя по всему в них просто не попали.
   - Что!? Кто стрелял? Люди Седова забыли, с какой стороны за пистолет держаться надо?
   - Нет, не забыли. Стрелял Прошин. Ты же знаешь, у него одни из лучших показателей. А вот дротики потом нашли на месте, где стояла эта троица. Если бы промазали, то всё бы ушло в молоко и наверняка перепало бы кому-то из посторонних.
   Собеседники помолчали немного, а затем полковник, постучав пальцем по разложенным фотографиям, спросил:
   - И что ты думаешь поэтому поводу?
   - Мне кажется, Аркаша, что дротики перехватили.
   Волошин некоторое время переваривал информацию.
   - Хм...хм... может быть. Как ты думаешь, кто из них?
   Коля пожал плечами:
   - Не понятно, - Иволгин задумчиво стал перебирать в памяти полученную аналитику.- Оба парня действовали быстро и слажено. Брюнет моментально избавился от продуктов. Мы их потом забрали и проверили: все покупалось в ближайшем супермаркете. Судя по покупке у них такой же метаболизм, как и у нас: значит мы имеем дело с гуманойдным типом существ. В свою очередь блондин подхватил уснувшую девушку, после чего они моментально скрылись в ближайшем переулке.
   - И их конечно же не смогли перехватить, - с сарказмом добавил Аркадий Кириллович.
   - Нет. Я полагаю, что они зашли в какой-то из подъездов, до того, как наши люди добрались до них. Похоже, что они выбирались из оцепления подвалами и дворами.
   - %:?(*УN! От куда пришельцы знают планировку города? Причем так досконально... Прямо коммандос какие-то! Обвели вокруг пальца одну из лучших групп. - Волошин разражено хлопнул ладонью по столу.
   - Полагаю, что дротики ловил все-таки брюнет. Блондин был занят девицей.
   - Дас ист ляйхт мёглихь... Но надо найти их всех. Даже если "гость" только один из них, что, само по себе не факт, то остальные явно в курсе личности своего знакомого и контактируют с ним осознано.
   - Ты думаешь, что осознанно? Может они под гипнозом?
   - Вряд ли. Так быстро действовать подконтрольные люди не могут... Хотя твою версию сбрасывать со счетов не стоит: о способностях иномирца нам ничего не известно. Кстати, вы видеокамеры в супермаркете проверили?
   - Пока еще нет. Степанов разбирается с их отделом безопасности, чтоб получить пленки в наше распоряжение. Сам знаешь: чем мельче чиновник, тем больше гонору.
   - Да уж. Каждая жаба мнит себя подводной лодкой, - Волошин взглянул на часы. - Ладно, Коля, будем закругляться, а то сейчас уже должны появиться остальные... И последнее - пока не будем играть на опережение: момент явно упущен. Будем ловить "зайцев" общими силами, а там уже можно будет их себе забрать.
   Подводя черту под состоявшимся разговором, раздался стук в дверь.
   - Входите, - громко сказал полковник, пряча фотографии в стол.
  
   Виктория.
  
   М-да... Вся моя мечта разбилась о грубую реальность. После ухода братьев, я заперлась в ванной, пытаясь привести свои мысли в порядок. Зеркало показало мою понурую физиономию с грустными глазами. Хотела встретиться с эльфом? Встретилась. Воображала, что у вас будет яркое и трепетное чувство до гроба? Фиг тебе, золотая рыбка.
   Мне стало себя жалко просто до слез. Я сидела и страдала над своими разбитыми иллюзиями. Вот тебе: и жили они долго и счастливо... пока не встретились...
   Елки-палки, лес густой... Ну, почему Терри оказался таким красивым внешне и таким подлым внутри? Впрочем, на счёт красивости это я переборщила. Он-то, конечно, имел правильные и приятные черты лица, но внешней стороной удивить кого бы то ни было в наше время невозможно. Одни голливудские актёры чего стоят. Поставь дроу в один ряд с ними, он бы не сильно отличался - только нелюдская природа бросалась бы в глаза. А так... Но внешность была не самым главным: что-то в нём было такое "этакое", что и не передашь словами. Харизма, что ли?... Нет, пожалуй более точно его суть отображали слова "животный магнетизм". Если к этому прибавить чувство опасности и силы, которое всегда ощущалось в его присутствии - вообще убийственная смесь.
   Через полчаса мне изображать из себя страдалицу мне надоело - у меня очень переменчивое настроение: никогда не могла долго злиться или впадать в эйфорию. Так! Всё! Берем себя в руки! Больше никаких фентези и любовных романов. Теперь "Идиот" Достоевского станет моей настольной книгой. Тем более, что это как раз про меня написано.
   Я снова трагично вздохнула. А как всё прекрасно начиналось! Хотя дроу, надо быть честной с собой, не высказывал ко мне совершенно никаких симпатий: с самого начала было понятно, что я просто средство для достижения цели.
   С другой стороны: всё к лучшему. Хорошо, что свой характерец эльф проявил так быстро и отрезвляюще. Ох, и хороша бы я была, бегая за смазливым нелюдем. А уж удар по моему самолюбию был бы просто оглушительным. К тому же я сама себе навоображала невесть что. Особенно после тех килотонн прочитанных мною фэнтези.
   Ладно, это всё лирика. Надо думать, как дальше действовать. И без того ситуация: хуже - некуда.
   Тем не менее, надо что-то придумать, чтоб темному жизнь малиной не казалось. Придётся поосторожничать, чтоб не спровоцировать его... и всё-таки, всё-таки... Прокручивая в уме варианты разных каверз, я просидела на бортике ванной еще минут пятнадцать. Так и не придумав ничего более-менее оригинального, пришла к выводу, что буду импровизировать по ходу дела.
   Выбравшись из ванной, я первым делом пошла посмотреть, чем сейчас занят Терри. Как выяснилось, занимался он банальнейшим делом, как для человека. Но он - дроу, и потому его времяпрепровождение меня несколько озадачило. Тьерран спокойно сидел в гостиной и рассматривал фотоальбом.
   Как все мужчины, братья совершенно не увлекались всякими сантиментами такого рода. Я же с удовольствием воспользовалась возможностью: собрала в альбом кучу наших фоток, начиная с голопузого детства, и подарила ребятам на прошлый новый год. Они были очень довольны, а мне была приятна их радость.
   - Очень качественные и яркие картины, - спокойно сказал Терри, не поднимая головы, как будто не с нами ссорился только час назад.
   - Это не картины, это фотографии, - я решила тоже не выказывать свою антипатию к нему: всё равно с него, как с гуся вода. Хотя не могу сказать, что мне было легко с ним нормально разговаривать - в моем голосе чувствовалось напряжение.
   - Я знаю. Просто у нас ничего подобного не делают. Конечно, заклятие на картину, чтоб она не старела, наложить можно, но что б так... - он посмотрел на меня своими невозможными глазищами. - Любое мгновение и с такой точностью - этого нет. Мне очень нравится, надо будет подкинуть идею алхимикам, когда вернусь.
   Я села на диван, стараясь сохранять между нами дистанцию.
   - Когда? А вдруг ты не сможешь вернуться? Ты не задумывался над этим? Что ты тогда будешь делать?
   Эльф пожал плечами и перевел взгляд на пейзаж за окном.
   - Не знаю. Решу, когда шансов на возвращение не будет совершенно.
   Мы помолчали.
   - Тори, научи меня читать на вашем языке.
   Я поражённо уставилась на него.
   - Зачем это? Разве ты не умеешь?
   - Нет. Сканирование позволяет овладеть только устной речью. Письмо, чтение, счёт надо осваивать самостоятельно.
   - Терри, - неожиданно даже для самой себя спросила я. - А сколько тебе лет?
   - Триста шестьдесят один год, - он повернулся ко мне. - Так что? Научишь?
   - Научу.
   А почему бы и нет? В детстве мне хотелось стать учителем. И только повзрослев, я поняла насколько это, к сожалению, бесперспективное занятие. Во-первых, это совершенно не прибыльно и не капельки не престижно. А во-вторых, я терпеть не могу маленьких детей: орут, лезут куда-то, угомонить их абсолютно не возможно. Можно было бы преподавать студентам, но если мне достанется хотя бы парочка таких, как я, то либо я их поубиваю, либо попаду в дурдом. Таким образом, стезя человека, несущего в массы свет просвещения, оказалась для меня закрытой. Но я не особо расстраивалась - переводчиком быть совсем не плохо.
   Я хитро улыбнулась.
   - Круто, я буду учить древнего, седого дедушку читать!
   - Что значит - древний? Я вошёл в полную силу всего лишь сто шестьдесят один год назад. И потом, у меня нет ни одного седого волоска!
   Глянув на антрацитовую косу с фиолетовыми прядями, сказала:
   - Так будут! ЭТО уж я тебе обещаю, - мне было смешно: его раздражение на мои слова было таким забавным. - Особенно если тебя буду учить я.
   Терри сердито смотрел на моё улыбающееся лицо, потом насмешливо оскалился.
   - Посмотрим еще, у кого появятся седые волосы раньше.
   - Посмотрим!
  
   Тьерран.
  
   В разгар нашего веселья появился хмурый Петр. С недоумением покосившись на девчонку, он расстегнул сумку и вытащил мой Дро'н'Шаен.
   Слава Тьме! Без клинка я чувствую себя голым. Лезвие Тьмы не просто оружие - это продолжение меня самого, часть меня. Его изготовление - священный для дроу магический ритуал: сначала необходимо из множества слитков Н'аль'шаен, темного металла, найти тот, который "позовет" тебя. Не многим это удавалось. Затем самостоятельно, но под присмотром Сопровождающего, куешь Дро'н'Шаен. Здесь главное не навыки кузнеца, а чувство родственности с будущим клинком - он сам поведет тебя и подскажет, что нужно делать. Именно поэтому никогда не бывает двух одинаковых Лезвий, как не бывает двух одинаковых темных. Только рукоять и ножны всегда оборачивается кожей толир'ра, подгорного хищника, бича несчастных гномов. Это отличительный знак. Мягкая шершавая шкура противостоит магии и металлу - убить толир'ра можно только поразив его в глаза. А выделка такой кожи - это каторжный труд, но оно того, без всякого сомнения, стоит.
   - Звонил Коля. Сказал, что результаты почти на нуле, - прервал мои мысли парень. - Как ни странно, о твоей облаве практически ничего не слышно.
   Я кивнул.
   - Что ты будешь делать сейчас, пока его нет?
   Я покосился на молчавшую девушку:
   - Тори обещала научить меня читать. Вот этим и займусь... Кстати, ты не мог бы достать ножны для Дро'н'Шаен? - я указал на лежащее у меня на коленях оружие. - Собственные остались в моем мире.
   - Хорошо. Я подумаю, кто сможет это сделать в кратчайшие сроки, - ответил Петр и вышел из комнаты.
   - Ну, что? Приступим к обучению? - к девушке вернулось настороженное отношение.
   Люди! Как же вы утомляете своей эмоциональностью!
   - Давай. С какой книжки начнем?
  
   Виктория.
  
   Тьерран схватывал всё на лету. Конечно, он не овладел скорочтением, но к моменту возвращения Коли уже вполне сносно читал, хотя на некоторых словах всё еще запинался. В первую очередь его заинтересовали книги по военному делу. Впрочем, других у братьев практически не было.
   Мы опять собрались на кухне. Я уже давно обратила внимание, что основная часть жизни в пределах квартиры происходит на кухне: всех гостей мы тянем обязательно туда, чтоб угостить чем-то вкусненьким; семьи вечером, после трудового дня, собираются здесь же. Ну, а после того, как покупка второго телевизора стала общедоступна, и тот прочно занял свое место на кухне, это место стало альфой и омегой современной жизни. Этаким местом "дзен".
   Пока мы с Петей разогревали ужин, Коля рассказывал, что он смог выяснить за сегодняшний день.
   - К сожалению, узнать ничего не удалось. Всё в пустую, и совершенно не понятно почему. Ни на осторожные расспросы, ни на прямые вопросы никакого ответа я не получил. Это учитывая то, что я не у последних людей спрашивал. Конечно, мне пообещали разузнать, но сразу предупредили, что вряд ли что-то получится. У меня создалось такое впечатление, что сегодня ничего не было: просто массовая галлюцинация. - Коля устало посмотрел на дроу. - Что скажешь?
   Немного помолчав, тот ответил:
   - Скажу, что ничего удивительного не произошло. Скорее всего, исследованиями других миров занимается какая-то засекреченная организация, у которой вполне достаточно сил и средств, чтоб скрывать свою деятельность.
   Поставив тарелки на стол, Петя ехидно заметил:
   - Ты так рассуждаешь, вроде сам не раз участвовал в подпольной деятельности.
   - Нет, - Терри улыбнулся каким-то своим мыслям. - Сам я никогда подобным не занимался. Как раз наоборот: я зачищал такие группы, которые лезли не туда, куда нужно.
   - И кто же определял "нужность" места влезания? Ты?
   - Нет, - ответил темный, переключая всё свое внимание на еду.
   Поняв, что кроме этого лаконичного ответа ничего не добьемся, мы, последовав примеру дроу, тоже приступили к ужину.
   - Терри, - эльф вдруг весь напрягся, что явно не укрылось от братьев. Он внимательно посмотрел на Колю, усмехнулся расслабляясь, и с интересом стал ждать продолжения. - Ты, на мой взгляд, достаточно амбициозен и беспринципен, почему же ты сам никогда не желал, так сказать, странного?
   - Спасибо за комплимент, - Терри насмешливо поглядывал на нас. - Но мне это не нужно, у меня и так всё есть.
  
   Петр.
  
   Интересный тип, этот эльф. Относится к нам, как забавным маленьким детям. Вика уже успела шепнуть, что темному триста шестьдесят один год. Такая цифра поражала воображение, но он не человек, так что для него это наверняка нормально. Нам с Колей на заданиях приходилось иногда сталкиваться с такими необъяснимыми вещами, что сидящий напротив нелюдь не был чем-то из ряда вон выходящим. В жизни всегда есть место чуду.
   При всей его расслабленности и спокойствии, создавалось впечатление, что внутри него скрыта тугая пружина, которая может развернуться при малейшей опасности. Кроме того, дроу быстро сопоставлял известные факты и делал разумные и логичные выводы из них. Я должен признать, что было бы здорово иметь в команде такого чело... эээ... эльфа. Жаль, что обстоятельства нашей встречи не располагают к дружескому общению.
   Впрочем, подумав на досуге, я пришёл к выводу, что мы с Колей скорее всего поступили бы так же. Всё хорошо, что к победе ведёт - остальное не в счёт.
  
  
   Палящий зной и мелкие камешки, впивающиеся в тело даже сквозь камуфляж, сводят с ума. Но ни пошевелиться, ни уж тем более уйти невозможно. На любое движение следует немедленная реакция, и над головами пролетают пули.
   - Мы не можем здесь сидеть, пока у него не кончатся патроны, - прошептал пересохшими губами брат.
   - Которые могут и не кончиться, если подойдет подкрепление, - согласился я.
   - Надо обходить и снимать стрелка.
   Я молча кивнул и, стараясь не привлекать внимание, стал смещаться влево. Коля сгруппировался и перекатился за ближайший валун, находящийся с противоположной стороны. Противно взвизгнули рикошетящие пули. Теперь ход за мной, пока брат будет отвлекать внимание.
   ...
   Я сидел около трупа, отрешенно смотря в далёкое выцветшее небо. Подошедший Коля примостился рядом:
   - У тебя бинт еще остался?
   Я равнодушно кивнул и отдал ему рулончик. Коля забинтовал раненую руку и заглянул мне в глаза:
   - Эээ... брат, не принимай всё так...Если бы ты её не снял, то она бы вполне могла завалить кого-нибудь из нас.
   - Что ж мы за люди, если убиваем детей?
   Коля пожал плечами:
   - Не мы такие - жизнь такая. И это не ребенок, это хладнокровный убийца - смертница. Она знала, на что шла: на войне не бывает детей.
   ...
   Мы уходили: заказ надо было исполнить точно в срок, и ничто не должно было нас задержать... А в пыли навсегда осталась сломанная фигурка девочки, для которой уже никогда не наступит завтра...
  
  
   Я тряхнул головой, отгоняя болезненные воспоминания и пряча их глубоко внутри. Мы такие же, как нелюдь: пройдем по трупам, для достижения цели. Начав давить на него, получили ответную реакцию - нас припугнули. Его действия вполне понятны, но от этого не становятся менее опасными. А Вика наше уязвимое место. Надо будет переговорить с Колей, изложить ему свои соображения. И несмотря на всё моё понимание мотиваций, необходимо всё-таки быть начеку с Терри.
   Тут мне в голову пришла одна очень неприятная мысль:
   - Та-а-ак.. девочки и мальчики, а нам надо будет всё-таки от сюда сваливать. Причем по-быстрому. Скорее всего, при попытке захватить вас велась фотосъемка. А может и видео. Хотя последнее вряд ли: всё-таки не "Магнолия-ТВ". (прим.автора - "Магнолия-ТВ" - передача освещающая криминальную хронику за прошедшие сутки. Идет обычно ночью, чтоб не пугать добропорядочных граждан.) Но то, что ваши фейсы уже зафиксированы, могу дать стопроцентную гарантию. И уж наверняка вас ищут.
   - Чёрт! - застонал Коля. - Ты прав. Надо уходить быстро, но правильно.
   Оставив Вику и Терри на кухне, доедать и мыть посуду, хотя сомневаюсь, что эльф будет таким заниматься, мы с братом отправились собирать вещи.
   Быстро обсудив линию поведения, решили попытаться направить преследователей по ложному следу: "отдых на море". Скорее всего обмануть никого не удастся, но на проверку этой версии всё-таки будут оттянуты некоторые силы, что тоже хлеб.
   Побросав в сумки необходимые на "море" вещи, закрыв все окна и перекрыв газ, брат отправился к соседке, Марии Станиславовне, которая за небольшую материальную помощь присматривала за квартирами уезжающих жильцов. Бабулька она честная и хозяйственная: к приезду хозяев в квартирах всегда было чисто; в холодильнике обитал минимум продуктов, чтоб утолить первый голод; а цветы или животные, оставленные на ее попечение, просто лоснились от довольства.
   Решив с ней все вопросы, брат выбежал из подъезда и сел в машину. Её необходимо было отогнать и спрятать в подтверждение версии поездки на отдых "дикарями".
   А мы выдвинулись в теплые летние сумерки, падающие на город...
  
   Глава 8.
  
   Виктория.
  
   - И куда же мы направляем свои стопы? - поинтересовалась я, через пять минут молчаливого шествия по стремительно темнеющим переулкам.
   - Туда, где можно временно спрятаться, - ответил Петя.
   - Прекрасно, - во мне явно проснулось ехидство. - Не хотелось бы портить твои просчитанные до мелочей планы, но смею заметить, что у меня нет никаких средств гигиены, как то: зубная щетка, мочалка, ... - тут я запнулась, покосившись на молчаливого, измененного мороком, дроу. Посвящать нелюдя в интимные подробности девичьей жизни мне не улыбалось. Это братьев можно не стесняться, всё-таки мы выросли бок о бок, а вот эльф - посторонний мне чел... эээ... индивидуум (прям беда с этими определениями). - Ну, и всё такое. Кроме того, у меня и переодеться-то не во что.
   - Хорошо, - Петя тут же сменил направление движения и насмешливо добавил. - Пошли, купим тебе "всё такое".
   Пока ребята затоваривались в магазине, я заскочила в близлежащую аптеку, и немного подумав, купила несколько тюбиков зеленки и небольшую баночку с шампунем. Моё недолгое отсутствие осталось незамеченным.
  
   ***
  
   Добравшись, наконец, до пункта назначения: старенького пятиэтажного дома, возле которого к нам присоединился Коля, - к моему удивлению, мы не стали заходить ни в одну из квартир. Спустившись в подвал и, попетляв между сочащихся влагой труб, мы вышли к неприметной, чуть проржавевшей двери, за которой скромненько пряталась другая - из листового железа, предположительно около пяти сантиметров толщиной. Двери скрывали длинный извилистый коридор со множеством ответвлений и закоулков, образующих разного размера комнаты. Заглянув в некоторые из них, я обнаружила, что они вполне готовы принять жильцов, хотя наверняка не используются постоянно.
   Сунув нос в очередную каморку, я пораженно застыла на пороге: там был склад оружия. Причём, с перепугу мне показалось, что здесь всё забито под потолок. Я подошла к ближайшей стойке с автоматами. За мной бесшумной тенью скользнул Терри и, опережая меня, провел тонкими пальцами по одному из них.
   - Это ваше оружее? - спросил он.
   - Даа... - поражённо протянула я. - Но откуда тут всё это?...
   - Твои братья - воины, - в его голосе послышались смешинки. - Неудивительно, что у них есть свой арсенал.
   - О, сколько открытий чудных... - смутные догадки бродили у меня в голове, упорно вытесняемые рациональным мышлением.
   - Вика, - окликнул меня Петя. Я оглянулась: он стоял в дверях, огорченно поглядывая то на меня, то на полки с автоматами. С не менее унылой физиономией за его спиной маячил Коля.
   - Та-а-ак, ребятки, а теперь быстренько объясняем мне, что это всё значит, и чем же всё-таки вы занимаетесь в реале? - Я переводила взгляд с одного смущенного брата на другого.
   - А может, это хобби? - С надеждой спросил Коля.
   - Отмазка не прокатит, - отрезала я. - Так что колитесь - в чём дело?
   За спиной раздался ехидный смешок. Я со злостью пихнула наглого эльфа локтем: нечего тут веселиться, не в цирке. Тёмный не ожидал от меня такой прыти и не успел увернуться, поперхнувшись смехом. Я тут же отскочила от него подальше - я не горела желанием снова испытать силу рук нелюдя на своей шейке. Тьерран же только мрачно смерил меня взглядом, но приближаться ко мне не стал, вернувшись к изучению арсенала.
   Теперь была очередь братьев радостно улыбаться.
   - Елки-палки, если вы сейчас же не прекратите эту пантомиму и не начнёте свою исповедь, то, обещаю, с вами я обойдусь еще хуже! - Я хмуро уставилась на ребят.
   Те обреченно вздохнули.
   - Пошли, сейчас всё, как на духу, поведаем, - сказал Коля и, когда уже прошла мимо него, припечатал. - Прокурорша.
  
   Тьерран.
  
   Занятая нами комната была обставлена очень скромно: диван, пара кресел, небольшой столик между ними и узкий шкаф с алкогольными напитками под противоположной от двери стеной. Двое из нас приготовились слушать, а двое - рассказывать.
   - Даже не знаю с чего начать... - протянул Ник.
   - А ты попробуй с самого начала, - посоветовала Тори.
   - Что же... - вступил в разговор Петр. - Давай я... После того, как нас "попросили" уйти из армии, выбор был не богатый. Либо пойти в охрану, а это полное отупение, через пол-года - год. Либо идти в милицию: здесь всё бы так же быстро закончилось, как и в вооружённых силах. И последним местом, куда можно было пристроится - это уголовный контингент. Кроме того, всё это совершенно не могло приносить дохода, кроме, разве что последнего. Но, сама понимаешь, что это вообще не вариант.
   - Петя, вы же и в армии не ахти сколько зарабатывали, - перебила говорящего Тори.
   - Да уж, - поморщился Ник. - Тут ты нас уела. Но тогда, как ни странно, была юношеская романтичность: мы будем защищать Родину, стоять на страже ее границ, а все проблемы сможем решить сами. Ведь мы же молоды, умны, полны сил и амбиций. Оказалось, что этого явно маловато, чтоб переломить ситуацию в насквозь прогнившей системе: страна давно растянута по кусочку, а солдаты нужны только как бесплатная рабсила, на костях которой можно, помимо всего прочего, ещё и самоутверждаться. Остатки вооружения наспех распродаются, чтоб набить бездонные карманы генералитета. Например, ты прекрасно знаешь, что каждое лето происходят взрывы на складах боеприпасов. А тебе не кажется, подозрительном, что столько лет подряд не могут "опасное" оружие утилизировать? На самом деле, никто ничего и не собирается уничтожать. Зачем? Под взрывами можно легко прятать свои махинации по разворовыванию...
   Я с всё большим и большим удивлением слушал, поражаясь разворачивающейся передо мной картине.
   - Интеррресно... Получается, что люди, живущие в этом государстве сами, своими же руками подрывают его обороноспособность? Зачем? Ведь, в конце концов, они же сами пострадают в случае... мм... интервенции.
   Ник с грустью посмотрел на меня.
   - Как раз они не пострадают, они будут к этому моменту давно жить со стороны интервентов.
   - У нас, тоже есть предатели, но чтоб в масштабах целой страны... - я покачал головой.
   - Для нас это не является чем-то ненормальным, - произнесла девушка. - Мы так живем уже много лет: человек может привыкнуть ко всему. Но не об этом разговор.
   - Да, - кивнул Петр. - Вот так мы оказались не просто перед сложным выбором, а перед отсутствием выбора... Ты знаешь, что батя поддерживает отношения со своими сослуживцами. Мы, естественно, тоже со всеми ними знакомы. Так вот, Сергей Дмитриевич, ты его знаешь, давно занимается решением сложных и деликатных проблем на территории бывшего Союза. Сначала он был сам, потом создал небольшую фирмочку с большими возможностями. Теперь он занимается организацией, поиском нужной информации и клиентов, ну, и, естественно, подбором исполнителей. Предложив нам попробовать себя в этом деле, он дал нам новый толчок в жизни. Так вот всё и получилось. Командировки интересны, хоть и опасны, а платят очень хорошо.
   - Прекрасно! А родители знают, чем вы занимаетесь?
   - Батя - да. Мать - нет.
   - Чудненько.... У меня последний вопрос: вы убивали?
   Братьям явно не хотелось отвечать на этот вопрос.
   - Да, - тихо произнёс Ник, стараясь не смотреть в глаза девушки.
   Тори молча встала и ушла. Девочке явно надо побыть одной и оправиться от шока. Всё-таки не каждый день узнаешь о тайной жизни своих родственников. Только вот зачем было замалчивать? Странно, неужели у них быть наёмником стыдно? У нас это вполне уважаемая профессия среди людей. Чужой мир - непонятные обычаи.
   - Она поймёт, - я нарушил гнетущую тишину. - Сейчас она расстроена и обижена на вас. Причем в большей мере, обида идет от того, что от нее всё скрывали, а не характера вашей деятельности. В девятнадцать кажешься себе взрослым, и очень неприятно, когда от тебя скрывают правду, как от маленького ребенка. Она пообижается и простит вас. Тем более, что ей будет еще на ком отыграться: отец же тоже молчал. Так что - помиритесь.
   Братья немного воспряли после моих слов.
   - Расскажите мне о своём оружии? - перевел я тему в интересующее меня больше всего русло: чужие семейные разборки меня волновали постольку, поскольку отвлекали от намеченной цели. - Думаю, мне стоит научится им пользоваться.
   - Конечно, завтра приступим, - ответил Ник. - А сейчас - спать. Мы покажем твою комнату.
   Я пожал плечами: мне хватало 4-5 часов в сутки для сна. Люди явно требовали больше. Уточнив у братьев как пользоваться телевизором, я решил восполнить пробелы в своих знаниях.
  
   Помещения Конторы. Кабинет полковника Волошина.
  
   Волошин потер покрасневшие глаза и устало посмотрел на Иволгина: на сегодня это будет уже последняя летучка. Хотя правильнее сказать: первая на сегодня - шесть минут назад стрелки часов перевалили за отметку 00.00.
   - Вот, - подчинённый пододвинул новые фотографии разыскиваемых. - Посмотрите - это кадры с видеозаписей из магазина. Обратите внимание, что у брюнета волосы полосками выкрашены в фиолетовый цвет.
   - И что? - удивлённо спросил хозяин кабинета, но тем не менее внимательно пригляделся к парню.
   - Дело в том, что все, кто его видел, описывают его как брюнета. Без какой-либо раскраски.
   - Так, так, - протянул полковник, - а вот это уже намного интереснее. Найти их удалось?
   - Второй раз след взять не получилось, но группы посменно продолжают патрулировать город. Рано или поздно мы их найдем.
   - Что с проверками?
   - Пока ничего. Найти в многомиллионном городе по фотографии трех студентов проблематично, но мы уже подключили силовиков. Парни обязательно должны быть на учете в военкомате, но на это надо время. Сам знаешь, до сих пор всё хранится в папочках. Ну, а если у кого-то из них были приводы в нашу родную милицию, то это уже станет известно завтра. И по ГАИ пробьем, вдруг у кого-то машина есть.
   - Зер гуд. Но надо быстрее.
   - И так делаем всё, что можем. Но госструктуры работают по расписанию, и после шести вечера добиться от кого-то что-либо уже просто не возможно. Потому как просто никого нет на рабочих местах.
   - Ну, допустим, это ты загнул. Опера в основном на работе до одиннадцати вечера, а то и позже сидят.
   - Так то опера! А нам нужна статистика и учёт, -
   Волошин вздохнул.
   - Ладно, Коля. Завтра продолжим. В десять - у меня. Будешь докладывать, что удастся добыть на тот момент.
   Оставшись в одиночестве, полковник некоторое время рассматривал новые фотографии. Потом спрятал их в сейф и стал собираться. Дома его ждала умирающая жена, ради которой он всё это и затеял.
  
   Тьерран.
  
   Я находился в своем кабинете в Драйкене, напротив меня расположился неизвестный мне дроу: серебристые волосы, янтарные глаза, бледное лицо. Но абсолютная копия моей одежды и полное отсутствие родовых знаков настораживало.
   - Кто ты? - поинтересовался я.
   - Я - Хранитель того мира, в котором ты сейчас находишься.
   С этими словами ко мне пришло понимание, где я нахожусь на самом деле, и что окружающая меня действительность - всего лишь сон.
   - Интересссно, - протянул я. - А почему ты выглядишь, как представитель моей расы?
   - Я могу выглядеть как угодно.
   Улыбающегося собеседника окутала легкая дымка, и передо мной оказался человеческий мужчина около тридцати лет с совершенно седой головой и карими глазами.
   - Предыдущий образ я подсмотрел в твоём сознании: ты серьезно воспринимаешь только темных эльфов, поэтому я решил соответствовать.
   - Не стоит. Я знаю, что здесь и сейчас, кроме меня нет ни одного дроу, и общаться с себе подобным для меня странно. Лучше оставайся человеком.
   - Как пожелаешь. Думаю, тебе любопытно, почему мы с тобой встретились.
   Я кивнул.
   - Любой созданный Демиургом мир контролируется своим собственным Хранителем, который следит за его развитием. Этот мир является полностью технологическим, и, несмотря на то, что здесь есть потоки Силы, люди не могут их использовать и не должны. Это будет противоречить самой сути мира, заложенной при его создании.
   Хранитель прервался, чем я тут же воспользовался:
   - Почему будет противоречить? Если что-то есть, значит, его можно использовать.
   - Почему так будет - я не знаю. Всё-таки я Хранитель, а не Создатель. Раз Он создал именно такие законы, значит, именно так и было необходимо. Может быть это просто эксперимент? Ведь миров бесчисленное количество, и каждый хоть чем-то, но отличается от другого. А использовать - нельзя. Все люди, владеющие Даром, быстро погибали: история знает множество примеров. Они противоречили сути этого бытия и не могли выжить в этих условиях. Но, к сожалению, теперь изменилась ситуация: преследующие тебя, сами того не зная, нашли лазейку. Как здесь говорят: законы создаются для того, чтоб их нарушали, - он грустно улыбнулся. - Именно поэтому мне необходима твоя помощь.
   Меня несколько насторожила его манера говорить: он использовал понятие "Дара", которое вряд ли известно в этом "не магическом" мире; и уточнения, подчёркивающие отличие этого мира от других - неужели он так хорошо знаком с другими реальностями? Но возможно, он "подсмотрел" у меня не только обычный вид дроу...
   - Странно. Ты же наверняка достаточно могуществен, чтоб разобраться с зарвавшимися.
   - В целом, ты прав. Но, во-первых, формально они не являются нарушителями. Воспользоваться потоками Силы с помощью техники - это действительно было гениально. Таким образом, с точки зрения буквы закона ничего не происходит. Ученые не используют магию сами по себе, не являются носителями Дара, и потому они не подпадают под физическое устранение силами этого мирозданья. Но их действия противоречат духу закона. Я же могу просчитать, во что это выльется, если не остановить разработки на данном этапе. Во-вторых, я, хоть и могу вмешаться сам, но делать этого не буду: у меня было несколько попыток корректировки судеб людей, не противоречащих этому миру, и это всегда заканчивалось глобальными катастрофами. Так что, как здесь говорят, хрен редьки не слаще.
   - Хм... хм... - я задумчиво смотрел на своего оппонента. - Инеррресно так получается: ты не можешь справиться со своей проблемой, и именно в этот момент появляюсь здесь я. Нужные совпадения случаются только после их тщательной подготовки. Тем более такие совпадения.
   - Действительно, - Хранитель опять улыбнулся. - Ты вызвал портал в магически нестабильной области, здесь проводили эксперимент по перебросу предметов из одной реальности в другую, я только чуть-чуть подкорректировал параметры портала-маяка, чтоб ты переместился сюда.
   Меня, тёмного, Танцующего с Лезвием, использовали как мальчишку - неприятно. Я зло сузил глаза:
   - Чем вызвана такая откровенность?
   - Не вижу смысла скрывать что-либо: чем полнее ты будешь владеть ситуацией, тем лучше сможешь с ней справиться. Кроме того, если ты сделаешь всё так, как необходимо, то я с лёгкостью верну тебя обратно.
   - А меня ваши законы не перемелют, пока я буду по заданиям мотаться?
   - Нет. Ты действительно чужд этому миру, и он отторгает тебя, но уничтожить не может - ты принадлежишь другой системе.
   - Хорошо. Что необходимо сделать?...
  
   Глава 9.
  
   Виктория.
  
   Я проснулась в таких же растрепанных чувствах, как и легла. К моему облегчению, я встала раньше всех, что позволило мне спокойно умыться и подготовить свою "страшную месть хомячка". Решив, что каждый представители мужской половины вполне заслужил такое отношение с моей стороны, я вылила весь шампунь и наполнила опустевший флакончик прихваченной зеленкой. Отличненько! Теперь свежий травяной цвет попавшемуся в расставленную ловушку обеспечен.
   Довольная собой и своей выходкой, я отправилась жарить блины: последний раз я их ела у мамы месяца три назад. Суетясь на кухне, напряженно прислушивалась: было интересно, кто же всё-таки попадётся. На слух, я конечно никогда не жаловалась, но различить что-либо не могла, поэтому душераздирающий вопль оказался полной неожиданностью, и я выронила баночку со сметаной. В этот момент в дверях появился разъяренный дроу с зелеными руками и такого же цвета потеками на физиономии.
   - ТЫ! - яростно прошипел он и кинулся ко мне с явным намерением пополнить мною ряды невинно убиенных.
   Ну, ладно, ладно... Допустим не совсем "невинно", а очень даже "винно", но у него всё равно ничего не получилось. Разбуженные первой звуковой волной, появившиеся сразу после эльфа, братья перехватили его в дверях, стараясь удержать пострадавшего на безопасном для меня расстоянии. Я же благоразумно стала пятится, стараясь увеличить разделявшее нас пространство, хотя прекрасно понимала, что пару метров кухни меня вряд ли спасут.
   Сверля меня бешеным взглядом лиловых глаз, Терри вывернулся из цепких рук братьев и метнулся ко мне. Именно в этот момент мне стало страшно: я прямо физически почувствовала сжимающиеся у меня на горле тонкие сильные пальцы. К сожалению, опыт такого рода я уже получила.
   Но... Судьба сегодня меня любила: долгоживущий поскользнулся на разлитой сметане и растянулся у моих ног, пачкаясь уже в белый цвет. А тот, над кем смеешься не вызывает страха. При том, я только сейчас обратила внимание, что дроу голый. Елки-палки, нелюдь явно страдает эксбиционизмом...
   - Дорогооой, - пропела я, отводя взгляд от обнажённой... гм... пятой точки долгоживущего, - Мне, конечно, приятно, что бессмертный темный эльф поспешил с самого утра припасть в лобызании к моим прекрасным ножкам, выражая своё восхищение моим умом, смекалкой и неземной красотой. Но, наверно, перед возданием почестей стоило всё-таки одеть хоть какую-то одежду?
   - Дей.. дей.. стви...тельно! - выдавил Коля.
   Братья уже не скрываясь ржали как кони.
   - Я сссс тобой ещшшё разберусссь, человечка... - пригрозил поднимающийся Терри.
   Бросив на последок на меня злой взгляд, он исчез в коридоре.
  
   Николай.
  
   - Вика, ну ты даешь! Это ж надо такое придумать, - отсмеявшись, похвалил я сестрёнку. В детстве она была мастерица на всякие пакости. Видать с возрастом не растеряла сноровку.
   - Подумаешь, - фыркнула она. - Вообще-то ловушка была на любого из вас. Просто тебе и Пете повезло, что первым в ванную попал дроу.
   Посмотрев на наши вытянувшиеся лица, она еще немного похихикала.
   - Чего уж там, садитесь: буду кормить вас. Только сначала пол вытрите. Слава богу, я успела сметану положить до того, как сюда ворвался Терри.
   Всё ещё улыбаясь, я убрал с пола остатки "былой славы", и решил сделать предупреждение девчонке. Шутки-шутками, но кто знает, что на уме у этого нелюдя?
   - Виктория, будь осторожна, пожалуйста. Он не твой друг, над которым можно безнаказанно подшучивать. Ты сама видела, что мы вдвоем с Петей не смогли его удержать, а мы явно не слабаки. Он невероятно силен. Если бы не сметана на полу, еще не известно как бы всё обернулось. Помни, что совершенно не понятно о чем он думает и какие у него нормы поведения: свернет голову, как куренку - мы даже вмешаться не успеем.
   - Вот именно, - раздался голос Тьеррана.
   Уже одетый он бесшумно появился в дверном проёме. Эльф по-прежнему щеголял незабывающимся оттенком изумрудной зелени. И если руки не были такими заметными, то уж тонкие полоски, протянувшиеся от линии волос к бровям, на бледном лице сразу бросались в глаза.
   Терри проигнорировал заплясавшие в наших глазах смешинки, и, сложив руки на груди, облокотился на дверной косяк.
   - Помимо нотаций, было бы неплохо еще её и выпороть, - мечтательно произнес он. - Может хоть чуть-чуть ума добавится...
   - Пусть только кто-то попробует тронуть меня пальцем, - ехидно улыбнулась вредная девица. - Одной зеленкой не отделается.
   Терри неуловимым движением переместился вперед, нависая над Викой:
   - Рисссковая девчонка, - спокойно сообщил он, внимательно посмотрев ей в глаза. И вот, дроу уже сидит за столом.
   Мы с Петей только удивлённо переглянулись: скорость движений эльфа впечатляла.
   - Чем нас сегодня будут кормить? - поинтересовался долгоживущий.
   - Блинами.
   Терри с подозрением покосился на свою тарелку, а потом на сестру.
   - Это - съедобно?
   - Конечно, - засмеялся я и откусил один. - Попробуй. Вика очень хорошо готовит.
   Темный с сомнением смотрел, как мы едим, потом пожал плечами и присоединился.
   - Хм... Действительно вкусно. Хотя необычно, - через некоторое время пробормотал эльф.
   Девушка победоносно улыбнулась, но промолчала.
  
   Тьерран.
  
   - Ник, ты обещал сегодня показать ваше оружие и научить им пользоваться, - напомнил я, доедая странное, но вкусное блюдо под названием "блины". Всё-таки у человечки есть несомненные таланты - готовить она умеет. Только вот шуточки у неё...
   - Конечно, - отозвался парень, перебивая мои мысли. - Сейчас доедим и пойдем. Мы здесь оборудовали небольшой тир. Так что всё можно будет опробовать.
   - А можно и я схожу? - робко попросила Тори.
   - Ну, и зачем это тебе нужно? - удивился Петр.
   - Во-первых, мне любопытно. Никогда не была в настоящем тире. Игровые в парках не в счёт. Во-вторых, я тоже хочу научиться стрелять.
   На этих словах братья просто взорвались гневными воплями.
   - Ни за что!!! Тебе это ни к чему!!!
   - Ты с ума сошла!! Зачем это тебе нужно?!
   Я с интересом переводил взгляд с рассерженных ребят на покрасневшее от обиды лицо девушки.
   - А почему бы и нет? - на меня в изумлении уставились три пары глаз.
   - Не понял, - произнес Петр.
   - Что ту непонятного? - Я откинулся на спинку стула. - У нас намечается явно не прогулка под звездами, и лишние руки, умеющие держать оружие, нам понадобятся обязательно.
   - НИ ЗА ЧТО!!! Вика участвовать во всём этом не будет!
   - Ник, ты явно повторяешься. А она не сможет не участвовать.
   - Елки-палки, я тоже здесь присутствую! - вклинилась человечка.
   - Сможет, - упрямо гнул свою линию Ник, игнорируя попытку девушки вмешаться в разговор. - Будет сидеть здесь и носа на улицу не покажет, пока ты не исчезнешь отсюда.
   - Интеррресно, ты сам веришь в то, что говоришь? - Я скептически улыбнулся. - Меня вычислили очень быстро: не прошло и суток. Причем сначала интересовались только мной, но теперь, оказавшись рядом со мной в неподходящий момент, вы стали таким же объектом погони. И поверьте мне, вас найдут - это просто вопрос времени.
   По их лицам было видно, что они тоже об этом думали, но надежда спрятать и тем самым защитить сестру просто так не хотела уходить из их мыслей.
   - Терри, ты сам подумай, мы же не сможем сделать из нее снайпера.
   - Снайпера? - переспросил я, стараясь вспомнить, что значит это слово. - Ах, да... Нет, снайпера из нее делать не надо. Но если минимальные умения обращаться с оружием смогут спасти ей жизнь, нужно этим воспользоваться.
   Ребята угрюмо молчали, обдумывая мои слова. Тори, после моей гневной реакции на её выходку, не ожидавшая получить поддержку с моей стороны, с удивлением и благодарностью смотрела на меня. Вот уж не думал, что когда-то смогу увидеть на одном лице такое сочетание эмоций: у нее очень подвижная мимика. Я такого в своем мире не наблюдал, даже у людей. Про другие расы вообще говорить нечего.
   Девчонка явно приняла мою позицию в этом деле на свой счет. Хм... Поведение человеческих женщин в присутствии кого бы то ни было из нашей расы весьма предсказуема. И даже в другом мире, где никогда не видели дроу, ничего не изменилось.
   Я никогда не связывался с человеческими женщинами: скучно, неинтересно, однообразно - все они с восторгом смотрели как на тёмных, так и на светлых. Ничего нового. Кроме того, человечкам было не сравниться внешней привлекательностью с эльфийками. Я оскалил клыки в хищной улыбке, чтоб не сильно обольщалась. Судя по мгновенно посмурневшему личику, она всё правильно поняла.
   - Ладно, - наконец неохотно согласился со мной Петр. - Пошли, будете учиться.
   Пройдя длинным петляющим коридором, мы оказались в тире. Помещение около тридцати метров длинной и десяти - шириной. Справа от входа находился небольшой экран, на котором можно было увидеть мишени. Как пояснил Ник, это было сделано для того, чтоб не ходить к ним, а видеть результат стрельбы с исходной позиции. Под экраном стоял большой стол, на котором лежали образцы других мишеней и несколько наушников. Чуть дальше на одной линии стояли еще два стола меньшего размера, на которых тоже лежало по наушнику. Стрельба велась от этих столов. Стены и потолок тира были выложены серыми плитами, необходимыми для поглощения инерции пуль. В конце тира была видна яма, за которой собственно и находилось те самые мишени, видимые на экране.
   Петя долго объяснял принцип работы и назначение, прихваченных в арсенале пистолетов и автомата. Я постарался запомнить всё максимально точно: после возвращения все эти знания явно пригодятся в Драйкен'и'Кашррен. Весьма необычным было то, что люди этого мира смогли развить вооружение настолько, что многим магам нашего мира и не снилось. При этом, оружием мог в принципе воспользоваться любой, в то время как Сила подчинялась не многим, а уж развить свой Дар могли единицы. Хотя это касалось в большей степени людей, так как Сила была жизненной составляющей Древних рас, и нам было доступно большее. Тем не менее, в этом мире люди достигли невиданных для нас высот в уничтожении себе подобных. Не устаю удивляться: как же они смогли выжить в междуусобицах?
   Проинструктировав нас и решив, что больше объяснять мне и Тори нечего, наши учителя позволили нам сделать первые выстрелы. Меня ожидало разочарование: вес и непривычность пистолета не дали никакой возможности проявится моим преимуществам, которыми я обладал как тёмный - я практически ни разу не попал по мишени. А уж звуки выстрелов основательно меня оглушили - не помогли даже наушники, врученные мне Ником. Резкие запахи пороха усугубляли мое, и без того отвратительное состояние.
   Тори же наоборот, попала в десятку семь раз, а последний - в девятку.
   - Это просто невозможно, - я с досадой сравнивал результаты стрельбы.
   Девушка сияла как новенький золотой, братья довольно переглядывались.
   - Не расстраивайся, Терри, - похлопал меня по плечу Петр. - Женщины всегда лучше стреляют. Под это и теоретическую базу психологи подвели: не буду тебе ее сейчас рассказывать - потом как-нибудь. Но женщины лучше, только в более-менее спокойной обстановке. В бою, под градом пуль - тут уж мужчина на первом месте.
   - Так что попрактикуешься, - добавил Ник. - И всё встанет на свои места.
   Утешили, называется, сердито подумал я, возвращаясь на исходную позицию.
   Через пару часов тренировки я уже вполне уверенно управлялся с пистолетами. С автоматом справиться оказалось сложнее, но мои показатели стали вполне приемлемыми. Тем не менее, я бы ни за что не променял свой клинок на их оружие.
  
   ***
  
   После обеда договорились, что Ник отправится по тем знакомым, кто обещал узнать хоть что-то новенькое. Петр, договорившийся по-поводу ножен для Дро'н'Шаен, повел меня к знакомому кузнецу.
  
   Петр.
  
   Самолюбие приятно согревало осознание того, что этого заносчивого эльфа всё же возможно заткнуть за пояс. Сначала Вика подсунула ему вместо шампуня зеленку, я усмехнулся, вспоминая, как забавно выглядел утром нелюдь. Сейчас "камуфляжа" на лице не видно: тёмный навел на себя морок. А потом в тире его способности оказались такими же, как у любого другого новичка, если не хуже - он очень плохо переносил запах пороховых газов, что очень сильно мешало ему сосредоточиться на стрельбе.
   Не доезжая квартала до необходимой нам кузницы, мы отпустили такси, и прогулялись пешим порядком.
   - Здорово, Димон! - закричал я, переступая порог кузницы и стараясь перекрыть шум огня и звон металла.
   Дмитрия Петрова я знал со школы. Он точно так же, как сестра, безумно увлекался всякого рода фантастикой, что в то время не пользовалось такой бешеной популярностью, как сейчас. Появившиеся игры "в средневековье" быстро увлекли его, но бегать с деревянным шитом и мечом ему быстро наскучило. Дима пришёл к выводу, что ему нужны настоящие доспехи, и нашел какого-то старого кузнеца и устроился к нему в подмастерья. Со временем ролёвки отошли для него на второй план, а вот кузнечное дело стало смыслом жизни. Теперь Димон - достаточно известный кузнец, который мог позволить себе не размениваться на мелочи и делать поистине высокохудожественные вещи. Хотя до сих пор, по старой памяти, он мастерил доспехи или мечи ролевикам, периодически забегавшим к нему.
   - О! Пётр Захарович! Какими судьбами? - радостно загудел Димон. Голос у него был под стать его профессии - громкий и зычный, как будто по железной трубе молотом жахнули.
   - Сейчас руки вытру и выйду к тебе. Ты проходи, проходи в дом - там не заперто.
   Димон организовал кузню у себя на участке, который умудрился выгодно купить в черте города у какого-то деда, уехавшего к детям заграницу. Внешний и внутренний вид дома говорил о явной принадлежности одинокому, полностью поглощённому своим делом, мужчине. Везде были набросаны какие-то куски металла - всё то, что не смогло поместиться в кузнеце. Мебель тоже частично была сделана самим хозяином, потому табуреты, столы и даже один шкаф, скованные из металлических обрезков, были практически неподъемными.
   Не успели мы расположиться в наименее захламленной комнате, как появился Димон и заграбастал меня в свои медвежьи объятья.
   - Здравствуй, здравствуй, друг мордастый!
   - Ээээ, - прохрипел я. - Задушишь, чёрт бешенный.
   - Чтоб тебя задушить, нужно трое таких как я, - ответил довольный моими словами Димон и отпустил меня. - Ты за рулем? Может, примем по соточке за встречу?
   - Вообще-то я к тебе по делу, так что - извини, - я развел руками.
   - Вот так всегда, полгода не заглядывал, а как пришёл - так сразу по делу. Уж без дела к другу и не ходит, деловой ты наш, - с притворными вздохами прокомментировал мои слова Димон. - Ладно, выкладывай, что там у тебя?
   - Это Терри, - познакомил я друга с тёмным. - Он иностранец, по обмену в институт Вики приехал. Ну, и притащил с собой клинок: решил у нас заказать для него ножны. Может, посмотришь?
   - Может и посмотрю. Показывай, что там у тебя.
   Терри молча протянул свой меч Димону. Тот только присвистнул и стал внимательно осматривать и ощупывать его.
   - Любопытно, любопытно... - пробормотал кузнец. - А что это за металл? Первый раз такое вижу. Где взял?
   - На аукционе отец купил, - тёмный выдал заготовленную легенду происхождения оружия. - Потом подарил мне.
   - Любопытно, любопытно... - Димон пристально смотрел на эльфа, пытаясь понять правду тот говорит или нет. Меня насторожила такая недоверчивость друга:
   - А в чём дело?
   - В том, - ответил мне кузнец, проводя пальцем вдоль лезвия, - что я такого металла никогда не встречал. И даже не слышал о подобном рисунке. Более того, я так и не понял, что это за материал, - он постучал ногтем по рукоятке.
   - Так и не понял? - дроу весь подался вперед. - А где ты мог уже видеть такое?
   Димон поколебался, потом, отдав оружие Терри, порылся в своём железном шкафу и вытащил ножны точно такие же, как рукоять клинка.
   - Вот, - протянул он ножны.
   Эльф тут же их схватил: клинок вошёл в них как по маслу.
   - Где ты их достал?
   - Принес один ролевик: говорит, что нашел на месте их постоянного сборища. А так как никто за своё не признал, решил мне отдать, всё равное ему с этих ножен никакого толку. А теперь объясните мне всё - в историю про аукцион что-то не шибко верится.
   В этот момент Тьерран встрепенулся:
   - К нам пришли!
  
   Глава 10.
  
   Тьерран.
  
   Судя по колебаниям Силы, опять появилась вчерашняя облава. Закономерно, что меня никто не собирался оставлять в покое, но почему же так быстро меня обнаружили? И вчера днём тоже: не успел я появиться на улицах города, как меня нашли.
   - Петр, в срочном порядке надо уходить - вчерашние друзья хотят продолжить знакомство.
   - Какие друзья? Почему уходить? Во что вы вляпались!? - не вовремя влез с вопросами кузнец.
   - Димон, я потом объясню. Нам действительно пора! - Ответил мой спутник. - Кто бы тебя не спрашивал: мы не успели поговорить. И ты ничего нам не давал.
   - Что???
   - Петр, нет времени. Показывай, куда идти, - я прервал дальнейшие вопросы.
   - Пошли.
   Оставив удивленного нашим поведением мужчину, мы прошли захламленным коридором. По дороге Петр позвонил брату и сообщил о возникших затруднениях. Выглянув во двор и убедившись, что на данный момент нам ничего не угрожает, мы выскользнули в неухоженный заросший сад, который постарались пересечь как можно быстрее. У дальней стены покосившегося деревянного забора мы по-очереди заскочили на разросшуюся яблоню и перепрыгнули в соседний двор. Такой же прямоугольный как и предыдущий, он оказался более опрятным, чем покинутый нами. Четкие грядки, аккуратные ягодные кусты и ухоженные деревья говорили о том, что хозяева этого дома уделяют много внимания своей земле.
   Ощущение опасности обострилось, и я дотронулся до плеча Петра, привлекая к себе внимание.
   - Они здесссь, - выдохнул я и кивком показал на ближайшее дерево.
   Через пару секунд после того, как мы замерли в кроне вишни, из стоящего поодаль приземистого одноэтажного домика, показались наши преследователи. Ясно: либо хозяев не было дома к приходу "гостей", либо их убили. В любом случае для нас это очень хорошо - лишние помехи ни к чему. Люди были одеты в популярные в этом мире джинсы голубого, как будто линялого, цвета и неяркие, неприметных оттенков, рубашки. Разумно: передвигаясь по оживлённым улицам, в таком виде не привлекаешь к себе внимания. Мужчины передвигались чётко и слажено, стараясь не производить лишнего шума. Я презрительно усмехнулся: для меня их передвижения были настолько слышны, что я и с закрытыми глазами мог бы определить их местоположение. Но надо признать, что они были хороши. Для людей.
   Выйдя на предусмотренные позиции, они застыли в ожидании следующих указаний.
   - Второй, третий, четвертый, - негромко произнес остановившийся под соседним деревом человек. - Что у вас?
   Командир, определил я. Вряд ли рядовые исполнители будут запрашивать другие группы. Если будет возможность, надо будет его прихватить как источник знаний. Что ни говори, но техника людей этого мира очень хороша - обязательно надо будет что-то взять с собой. Тем временем, он получил ответ, который мне удалось разобрать на пределе слышимости.
   - Приборы показывают, что они уходят. Причем в вашу сторону.
   Я тронул Петра за руку. На вопросительный взгляд я мотнул головой в сторону уставившегося на небольшой приборчик человека, стараясь показать, что тихо уйти не удастся. Я ткнул пальцем в себя, затем показал на командира. Петр кивнул, соглашаясь с моими действиями.
   Что ж, придется сбрасывать морок, чтоб прикрыть нас защитным пологом. Одновременно несколько заклинаний держать я пока не мог: сканирование, наложение мороков, лечение Тори - всё это вытягивало и без того не успевший восстановится после боя в Драйкен'и'Кашррен магический ресурс. Я скользнул сознанием к Дро'н'Шаен, позволяя боевому трансу охватить тело.
   - Всем! Они здесь! - заорал командир, что послужило сигналом, как для его людей, так и для меня.
  
   Петр.
  
   Неуловимым движением сунув мне в руки ножны, тёмный стремительно прыгнул на завопившего командира. По-кошачьи извернувшись в воздухе, он приземлился на неожидавшего нападения человека. Легко, как котёнка, рванув вверх оглушённого мужчину, эльф прижался спиной к дереву и прикрылся его телом.
   - Назсссад! - прошипел Терри окружавшим его людям, прижимая кончик клинка к ключице обмякшего человека. - Не ссстрелять! Иначшше он умрёт!
   Не торопясь убирать оружие, мужчины в растерянности переглядывались: не каждый день увидишь такое. Бледный с зелеными полосками на лбу и алыми глазами человек явно не напрягаясь держит крупного мужика. Наверняка они привыкли считать себя лучшими, и не думали, что их можно так быстро припереть к стенке.
   Эльф надавил клинком, и по рубашке его заложника потекла струйка крови, убеждая оппонентов, что с этим существом игры не получится. По группе захвата пронёсся еле слышимый вздох, и вот ружья, необычной даже для меня конструкции, лежат на земле.
   - Шшшаг назссад! - снова приказал нелюдь. - Лечшшь лицом на зссемлю! Руки зсса голову...
   На этот раз преследователи не колебались и выполнили требование сразу. Решив, что теперь можно спускаться, я начал слазить с ветки на ветку. Услышав мои движения, кто-то из мужчин рефлекторно дёрнулся.
   - Сссспокойно! - Насмешливо произнёс Терри. - Это со мной.
   Я спрыгнул с вишни и подошёл к нелюдю, стараясь не закрывать ему обзор. Подняв рацию и приборчик нашего обнаружения, выпавшие из рук командира отряда, я кивнул эльфу, показывая что готов двигаться дальше.
   Я повел пятящегося долгоживущего по направлению к дому. Позади оставалась временно недееспособная группа, напряжённо ожидающая момента, когда можно будет действовать. Как только мы проникли в дом и закрыли дверь, Терри перебросил захваченного мужчину на плечо и побежал вслед за мной на выход из этой ловушки.
   - Зачем он тебе? - спросил я на бегу, выскакивая на порог.
   - Информация, - рублено ответил темный.
   Выскочив через незапертую калитку на улицу, мы увидели два припаркованных джипа "нашей" группы, из которых выскочили водители с уже виденными мною ружьями. Терри бесцеремонно сбросил свою ношу в пыль и в два невозможных для человека прыжка преодолел разделяющее нас расстояние. Одним ударом клинка он снёс голову первому водителю. Второго он располосовал от ключицы до паха. Кровь хлынула фонтаном из рассеченных тел и тут же опала: давление не могло больше ее выталкивать. Темный отпрыгнул, чтоб не испачкаться и стряхнул кровь с лезвия. Подобрав одно из ружей, он быстро вернулся ко мне.
   - Поедем? - мотнул он головой в сторону машин.
   - Да.
   Терри подхватил захваченного человека и погрузил его на заднее сидение ближайшей машины. Следом он забросил ружье. Скользнув ко второму джипу он молниеносными движениями проколол шины и вернулся ко мне.
   К счастью, обыскивать залитые кровью трупы не пришлось - ключи остались в замке зажигания. Рванув с места, я краем глаза поглядывал на невозмутимого эльфа, сидящего рядом.
   Нелюдь! Действительно нелюдь, билась в моей голове единственная мысль, пока я вел послушный джип. Такой скорости, силы и отточенности движений невозможно достичь человеку. И никакие тренировки не помогут - тут совершенно другой принцип существования.
   - Зачем ты сбросил морок? Теперь тебя будут знать в лицо.
   - Это был акт устрашения, - насмешливо блеснул на меня лиловыми глазами Тьерран. - После усилий твоей сестрички, меня будут бояться вдвойне.
   Нормального ответа я видимо не получу.
   - Ладно. А почему у тебя глаза цвет меняют?
   - Сейчас это мой нормальный цвет. В боевом трансе - они алые, - коротко ответил посерьезневший эльф.
   - А по-подробнее?
   - Подробностей не будет, - отрезал Терри.
   Похоже, выведать что-то важное из его способностей не удастся. Некоторое время мы ехали молча. Преследования не наблюдалось, но расслабляться всё же не стоило. Машина приметная, бросать ее придётся уже через пару кварталов. Не знаю, что было на уме у моего спутника, я же думал о том, как мы потащим по городу захваченного человека.
   Заехав в ближайший двор, я постарался припрятать джип между гаражами. Замаскировать его полноценно или уничтожить не было возможности. Но здесь был хотя бы крошечный шанс, что авто не найдут сразу - между гаражами джип не так сильно бросается в глаза.
   - Терри, дальше на своих двоих. Мужика надо оставить, сам понимаешь.
   - Хоррррошо, - ответил тот. - Пару вопросов и идём.
   Но узнать что-либо тёмный не успел. Притворяющийся бессознательным, человек бросился к эльфу и всадил тому в шею шприц, выдавливая его содержимое в кровь нелюдя. Терри дёрнулся, отталкивая руку со шприцом, и резко развернулся к напавшему на него. Под алым взглядом командир замер навсегда - пронзивший его насквозь клинок обеспечил ему вечную неподвижность.
  
   Тьерран.
  
   Хаос и Тьма! Как я мог настолько расслабится, что человеку удалось застать врасплох меня? Меня! Танцующего с Тьмой!
   Перед глазами появилась дымка.
   - Петр, надо быстрее уходить. Некоторое время я продержусь, но уж очень большая доза снотворного.
   Парень без лишних слов забрал у меня Дро'н'Шаен, вогнав его в ножны. Найдя в багажнике машины сумку с инструментами и высыпав их, он спрятал туда Лезвие Тьмы и ружье с приборами, отобранные у преследователей, и помог мне выбраться из джипа.
   Пока что я мог относительно самостоятельно передвигаться, но вколотое снотворное всё сильнее начинало действовать. Из ничем не примечательного двора мы уже выбрались, изображая из себя пьяного и его товарища, напугав какую-то старушенцию. Услышав нелицеприятные эпитеты в наш адрес, Петр недовольно пробурчал, что теперь у нас появились лишнее свидетели.
   - Хочешшшшь, убьем её? - я попытался передать насмешку, насколько позволяло мое состояние.
   Петр дёрнулся, поражённый моими словами. Хаос! Никакого чувства юмора у людей нет.
   - Ты что? А если кто-то увидит? Всех что ли по дороге убивать будем?! - возмущенно процедил он в ответ. - Лучше пошли быстрее от сюда...
   Практически повиснув на плече молодого человека, я старался скрыть своё лицо от прохожих. Накладывать морок не было ни сил, ни возможности: сейчас всё было направлено на то, чтоб удержать уплывающее сознание и не потерять окончательно контроль над телом.
   - Чёрт! Придётся брать такси. Если конечно кто-то возьмёт нас, - донёсся глухой голос Петра.
   Звуки то наплывали, резко ударяя по ушам, то растворялись, превращаясь в монотонный гул. Поездка мне запомнилась какой-то безумной каруселью из цветов, запахов и звуков, затягиваемых в водоворот черноты.
  
   ***
   - О, боже! Что с вами? - ахнул возле меня встревоженный девичий голос, и я окончательно провалился в темноту.
  
   Помещения Конторы. Кабинет полковника Волошина.
  
   Аркадий Кириллович метался по кабинету, как тигр в клетке. Сходство с растревоженным хищником усиливали горящие гневом карие глаза полковника.
   Некоторое время Волошин выразительно и со вкусом ругался. Немного успокоившись, он остановился напротив майора.
   - КАК! Как мы умудрились опять упустить "гостей"!?
   Николаю Иволгину, вытянувшемуся под бешеным взглядом патрона, было очень неуютно. Знакомы они были без малого тридцать лет, из которых две трети Иволгин был под началом Волошина, но в таком состоянии ему еще не доводилось видеть своего начальника.
   - Да, садись ты! - Рявкнул хозяин кабинета. - Строевой выправкой делу не поможешь.
   Коля присел на краешек стула и с опаской посмотрел на рухнувшего в своё кресло полковника.
   - Они засекли нас. Мы не знаем, каким способом, но они явно нас почуяли и постарались уйти.
   - Кто "они"?
   - Брюнет и блондин. Девицы не было.
   - Дальше!
   - "Гости" явно хотели уйти незаметно. Этого не получилось, из-за того, что их обнаружила группа Седова.
   - Снова Седов. Везучий, сукин сын, - пробормотал полковник.
   - Я бы так не сказал, - возразил Иволгин. - Здесь подробности.
   Майор протянул папку с отчетом. Пока патрон ознакамливался с бумагами, Николай в который раз изучал обстановку кабинета. А здесь было на что посмотреть. За стеклом в огромном шкафу вишнёвого дерева стояло множество книг на русском, немецком, английском и французском языках по военному делу: тактике, стратегии, технике. Множество жизнеописаний известных полководцев и политиков. Стены были увешаны разнообразными фотографиями из "горячих" точек планеты, где так или иначе в своё время участвовал Союз. Все снимки объединяло наличие на них одного и того же человека, который теперь занимал кресло за солидным столом того же дерева, что и шкаф.
   - Ист шлехт, - прервал полковник созерцания Иволгина. - "Гости" становятся опасны: двое людей убиты, Седов пропал.
   - Он тоже убит. Его нашли проткнутым тем же холодным оружием, предположительно кинжалом, что были убиты водители, - в джипе в одном из дворов. Сообщение поступило, когда я шёл к тебе. В отчет не успели вставить.
   Волошин снова выругался:
   - Час от часу не легче. Что стало известно по проверкам?
   Иволгин раскрыл вторую папку, с материалами проверки и начал зачитывать:
   - Девушка: Виктория Владимировна Власина. Девятнадцать лет. Студентка четвёртого курса Киевского государственного педагогического института иностранных языков. Учится на переводчика. Отец: майор Владимир Трофимович Власин.
   - Стоп, стоп, стоп! Уж не тот ли это майор Власин?
   - Тот.
   После этих слов полковник еще более помрачнел.
   - Это еще более усложняет дело. Если в этом замешана его дочка, то нам он ее так просто не отдаст. Где они живут, проверили?
   - Да. Ни на квартире родителей, ни на квартире девушки никого нет. Она живет отдельно - бабушкино наследство. Удалось выяснить, что Власин с женой сейчас находятся во Франции. Где дочь неизвестно.
   - Что дальше?
   - Блондин: Николай Захарович Волков, 27 лет, сейчас нигде не работает, но не бедствует. Источник доходов установить не удалось. У него есть брат-близнец, Петр. С ним тоже самое. Оба служили, но им пришлось уволиться: там возникла мутная история. Подробности здесь есть, но к делу это отношение не имеет...
   - Потом прочитаю, - согласился полковник. - Продолжай.
   - Сироты. Опекались Власиным. На Колю зарегистрирован "Жигуль" зеленого цвета, на Петю - подержанный "Фольцваген", черного. На квартире проживания их нет: соседке поручено приглядывать за нею, так как они уехали в Крым "дикарями". Это сейчас проверяют, поскольку машин в городе не нашли. Возможно, они и девчонку прихватили с собой.
   - Возможно, но вряд ли. Судя по описанию, - Волошин постучал пальцем по лежащей на столе папке. - Один из братьев точно в Киеве. Скорее всего, Крым - это ложный след, но всё равно надо проверить.
   - Обязательно, - кивнул Иволгин. - Что касается брюнета, то на него ничего нет. Во всяком случае на данный момент.
   - Абсолютно ничего? - спросил полковник.
   - Да.
   Аркадий Кириллович достал фотографии и еще раз внимательно всмотрелся в длинноволосого парня.
   - Он и есть наш "гость", - азартно сказал Волошин. - А если учесть последнее описание, данное ребятами из группы Седова, то всё сходится.
   Подчинённый согласно кивнул:
   - И скорее всего он не человек.
   - Тем лучше, - довольно улыбнулся полковник. - А теперь давай подумаем, что нужно сделать, чтоб таких проколов больше не случалось...
  
   Глава 11.
  
   Тьерран.
  
   - Тебе надо торопиться, - произнёс Хранитель.
   Мы стояли на балконе, прилегающем к моему кабинету. Насколько хватало видимости, простирались серые горы Драйкен'и'Кашррен. Медленно прячущееся за их зубцами солнце, заставляло неподвижные скалы отбрасывать длинные чернеющие тени. В ущельях клубился молочный туман, причудливо сплетаясь в диковинные узоры. Леденящие резкие порывы ветра рвались подхватить меня и скинуть с каменной площадки. Не имея возможности добиться своего, ветер бил меня в лицо наотмашь и зло дергал за косу, вышибая невольные слезы. Но я не отворачивался и не уходил - это мой дом, где я бывал слишком редко.
   - Тебе надо торопится, - повторил стоящий рядом Хранитель.
   - Я знаю, но сейчас не могу ничего поделать. Ваши ученые оказались слишком хороши, - я невесело улыбнулся, разворачиваясь лицом к Хранителю. - На нас практически не действуют яды, которые могут сделать люди.... Я уже почти восхищаюсь твоим миром, Хранитель.
   - Они очень талантливы, - человек улыбнулся мне в ответ. - Никогда не знаешь, что они сделают в следующий миг. Даже мне тяжело за ними уследить.
   Я пожал плечами и стал снова смотреть на горы, ставшие уже иссиня-черными в сгущающихся сумерках.
   - Так зачем нужен этот разговор?
   - Охотящиеся за тобой люди активизировали работу над своими изобретениями, а это приближает катастрофу. Тебе надо поторопиться...
   Я помолчал, размышляя.
   - Интррресно.... Ты не можешь вмешиваться напрямую, но почему ты не скажешь мне, где находится лаборатория? Это ускорит мою деятельность...
   Хранитель не успел ответить: окружающие меня скалы Драйкена подернулась дымкой, поплыли, и я очнулся на своей кровати в бомбоубежище, приспособленном братьями под свои нужды. Видимо организм справился со снотворным гораздо быстрее, чем я предполагал.
   Я встал и отправился искать своих спутников, идя по коридору на звук возбужденных людских голосов.
   Не дойдя нескольких шагов до комнаты с винным баром, остановился: говорили явно обо мне.
   - Что мы обсуждаем?! - воскликнул Ник. - Тут не о чем спорить. Надо от него избавится, пока он спит.
   - Тише, ты! Услышит, - перебил его брат.
   - Не услышит, он без сознания. И это не меняет сути дела. От него надо избавляться.
   Интррресно, до чего они договорятся?
   - Как ты можешь!? - воскликнула Тори.
   Так, значит и она там. Становится всё забавнее.
   - Ты что? Собираешься пойти и прирезать его в постели? - взвизгнула девчонка.
   - А почему бы и нет!? - огрызнулся Ник. - Он-то не стеснялся тебе угрожать.
   Похоже, что у человечки пропал дар речи.
   - Коля, ты не прав, - сказал Петр. - Даже если мы его... хм... от него избавимся, то нам это не поможет. Я сегодня засветился по полной программе: меня слишком многие видели.
   - Ну и что? Когда его найдут, мы уже будем, во-первых, не нужны, а во-вторых, далеко.
   - И как ты собираешься это провернуть? Думаешь, нас так просто выпустят? И что делать с Викторией? С родителями?
   - Вы! - закричала девушка. - Такие же, как этот дроу! Но с ним-то всё понятно: он - нелюдь! А вы?! Что с вами случилось? Как вы можете так легко и спокойно рассуждать об убийстве!
   - Не мы такие - жизнь такая, - как мне показалось, чуть смущенно ответил Ник. - Сестричка, пойми, он же опасен и непредсказуем. Ты сама сказала: он - нелюдь. А что от него можно ожидать?
   - Вот именно! Не становитесь таким, как он! - Девчонка всхлипнула.
   - Виктория, - умоляюще произнес Ник. - Мы же все в подобной ситуации оказались из-за твоего эльфа.
   - Да!? А бездушными чудовищами вы стали тоже из-за него? - она опять всхлипнула, а потом неожиданно злым и спокойным голосом добавила. - Ты прав, он шантажировал вас мною, вел себя эгоистично и расчётливо. Но надо быть справедливыми: несмотря на все отрицательные черты его характера, Терри не сделал нам ничего плохого. Даже наоборот: вылечил меня от этого снотворного, помог убежать Пете из окружения, из-за чего подставился сам. А ты хочешь пойти и прирезать спящего?
   Интерррестная трактовка моих действий, но меня это устраивает. Не хотелось бы терять этих людей.
   - Тебе не кажется, что всего этого не было бы, если бы он не свалился тебе на голову? - ехидно поинтересовался Ник.
   - Какое это теперь имеет значение? История не терпит сослагательного наклонения, - возразил брат. - Теперь надо думать, что делать в уже сложившейся ситуации. Я тоже переживаю за Вику, и я тоже хотел бы оградить ее от неприятностей, но твое предложение - это не выход. Нас всё равно будут искать, при любом раскладе. Так что лучше пусть нас будет трое, чем двое. Потому, что придётся, как ни крути, удалять с поля наших оппонентов. Иначе не будет никакой жизни.
   В комнате повисло молчание.
   - Ладно, - буркнул Николай. - Согласен. Пусть будет трое.
  
   Виктория.
  
   Я злилась. На темного, на братьев, неведомых мне охотников за эльфами. Но больше всего я злилась на саму себя. А еще мне было стыдно.
   Я часто гостила у своих деда с бабкой. Они держали упитанную желтоглазую козу с удивительно добрым характером и птичник, шум которого каждое утро будил меня, когда я жила в деревне. Но один день запомнился навсегда. Через пару дней мне должно было исполниться шесть лет, и бабушка решила сделать жаркое из петуха. Обычно меня не пускали на кухню, чтоб не мешалась под ногами. В этот раз я умудрилась тихонько пробраться туда: очень хотелось посмотреть, как будут "патрать" птицу - маленькая девочка с трудом представляла себе этот процесс.
   Бабушка вытащила из корзинки перепуганного рыжего петуха и, поудобнее перехватив его за шею, положила его на деревянную доску. Неожиданно для меня она взяла нож и быстро отхватила голову несчастной птице. Меня настолько потрясло увиденное, что я несколько минут отрешенно смотрела на упавшую петушиную голову, с тонким голубым веком, навсегда закрывшим маленький глазик. Потом у меня началась истерика: я долго рыдала и билась в руках успокаивавших меня родственников. У меня сердце разрывалось от сострадания к погибшей птице. Я никогда не думала, что смерть - это настолько ужасно и больно.
   После этого я несколько лет не ездила к ним, и вообще не могла есть птичье мясо.
   Потом воспоминания стерлись и я стала относится к своим тогдашним переживанием с иронией и насмешкой. Мне казалось, что я стала достаточно взрослой и циничной, чтоб спокойно относится к убийству. Как же: в первую очередь важны свои интересы и интересы семьи. И не важно, что для достижения этого необходимо сделать.
   Сегодняшние события показали всю глубину моих заблуждений: в душе я осталась маленькой шестилетней девочкой. Возможно, сравнивать птицу и эльфа несколько странно, но богатое воображение рисовало картину: Терри отрубают голову - и мне становилось страшно, как тогда.
   Я достаточно спокойно отнеслась к профессии своих братьев, да, и мой папа не был ангелом во плоти. Но всё это было далеким и не относящимся ко мне: как милицейские сводки по телевизору. Сейчас же всё было по-другому. И пусть это не лично я стала бы убивать дроу, но я бы знала об этом... Этого было достаточно, чтоб мне становилось так же тоскливо, как в детстве.
   Из-за этой слабости, которую, как мне казалось, я переросла, мне было стыдно. И потому я злилась на себя.
   Неожиданно тихо открылась дверь, и на пороге появился предмет нашего недавнего спора собственной персоной.
   - Покормить проснувшегося тут могут? - спросил эльф.
   У нас, всех троих, отвалилась челюсть. Мы не ожидали увидеть бодрствующего темного так быстро: лечить-то его было некому. И уж тем более нас поразил такой спокойный вопрос на вполне миролюбивую тему, особенно после состоявшегося неприятного разговора.
   - Ну, ты, блин, даёшь! - хмыкнул Коля. - Куда в тебя, такого худого, столько лезет?
   Долгоживущий пожал плечами, насмешливо блеснув глазами.
   - Что поделать - необходимость.
  
   Тьерран.
  
   Необычная в этом мире еда. У меня в тарелке лежали макароны и консервированный лосось. Как объяснил Петр, первое - это изделия из твёрдых сортов пшеницы. Что такое "твёрдые" сорта он объяснить не мог: знаний в области сельского хозяйства у него было явно недостаточно. Что касалось рыбы, ее после стерилизации "закатывали" в железные банки, что позволяло долго хранить продукт. Объяснить всю специфику производства консервов никто не смог: с одной стороны, они сами её плохо знали, с другой стороны я сам с трудом понимал некоторые вещи. Слишком разнились наши миры, так что даже знания, полученные от Тори не всегда помогали. Например, я прекрасно умел пользоваться одеждой, но понятия не имел, как её шить. Так и люди этого мира - пользовались многими вещами, совершенно не представляя себе их устройства. Всё это не позволяло мне вникнуть в суть, но почерпнутые тут идеи вполне можно воплотить в жизнь у нас, с соответствующей корректировкой на наши реалии.
   Главное, что я понял из сбивчивых и путаных объяснений, что консервы можно хранить намного дольше, даже чем солонину. Для продолжительных морских путешествий такое хранение пищи - просто находка. Не зря я попал в этот мир. Совсем не зря.
   Выпив горячий чай, я почувствовал, что силы, потраченные на борьбу со снотворным, начинают восстанавливаться. Хорррошо.
   - Девочки и мальчики, к сожалению, эту хату тоже надо бросать, - сказал Петр.
   Ник кивнул:
   - Да уж. Мобилы надо тоже скинуть.
   - Мы так и будем бегать с места на место? - раздражённо спросила Тори. - Давайте уже что-то делать?
   - Ты что-то предлагаешь? - с сарказмом спросил Ник.
   - Предлагаю! - с вызовом ответила девчонка. - Надо захватить "языка"!
   Ник закатил глаза, а Пётр засмеялся:
   - По-моему кто-то боевиков пересмотрел. И где мы его возьмём?
   - Нууу... можно попробовать поймать... на живца, - несмело предложила она, мельком глянув в мою сторону.
   Все трое уставились на меня, ожидая моей реакции: живцом-то явно предстояло стать мне. Я же с интересом посмотрел на девушку: оказывается, у нее могут быть дельные мысли.
   - Разумно, - ответил я.
   - Ладно. Обдумаем это в более спокойном месте, - согласился Ник. - Но сейчас всё равно надо валить отсюда.
   Тори пожала плечами и пошла собирать свой нехитрый скарб.
   - Я поеду на вокзал (прим. автора - имеется ввиду Киевский центральный железнодорожный вокзал). Там куча тёток тусуется, которые квартиры посуточно сдают - договорюсь.
   - Купишь заодно новые мобилы, - напомнил Петр.
   - Ладно. Ждите меня...
   Я ушёл: не стал дослушивать разговор братьев. Им вполне по силам грамотно организовать наше отступление. В данный момент мне больше всего хотелось посмотреть на захваченные трофеи. Если уж я так прокололся с пленным, то надо хотя бы из техники побольше информации выжать.
   Найдя сумку с интересующими меня предметами возле входной двери, я подхватил ее и отправился в тир. Ружье можно будет там же опробовать. Плотно закрыв за собой дверь, чтоб мне никто не мешал, я стал выкладывать из сумки приборы. Итак: ружье - его время придет позже. Рация - здесь я бессилен. А вот и следящий прибор, с которым я решил разобраться в первую очередь. Что-то ещё осталось в сумке - под пальцами проскользнул какой-то гладкий предмет. Интеррресно, что там? Я вытянул на свет цилиндр из белого прозрачного материала с желтой жидкостью внутри. Из цилиндра торчала длинная тонкая игла. Шприц - всплыло в сознании название этой вещи, и тут же пришло знание о ее назначении. Так. Именно из него мне вкололи дозу снотворного. Видимо, его прихватил Петр. Я встряхнул шприц, вглядываясь в жидкость на просвет. Жаль, что я не алхимик и у меня нет под рукой лаборатории - узнать из чего состоит этот препарат было бы очень полезно, но жалеть о несбыточном ни к чему. Вернёмся к поисковому прибору.
   Небольшая черная коробочка с пятью кнопками: четыре одинаковые были расположены квадратом, пятая, большего размера - под ними. Над кнопками находился небольшой мониторчик. Опытным путем я выяснил, что большая кнопка является включателем для этого устройства. Загорелся голубым светом экран, и на нем появились крупные черные цифры: три нуля и две восьмерки. В правом верхнем углу экрана виднелись буквы, составляющие непонятную мне аббревиатуру. Я сразу почувствовал легкое колебание Силы, исходящее от механизма в моих руках. Принцип работы, как у наших артефактов, но вот механизм действия... Явно отличен.
   Интеррресно. Колебания от поисковика идут очень слабые: нужно было бы наводнить город людьми с такими приборами, чтоб вычислить меня. Похоже, что преследователи так и делали, но всё равно их было слишком мало, чтоб с такими слабыми артефактами вычислить меня в огромном городе. А они меня находили! Причем очень быстро.
   Так... А если попробовать...
   Я потянулся к нитям Силы, внимательно следя за прибором: показания скакнули в сторону увеличения. Я отпустил нити - всё вернулось к исходным значениям. Интеррресно... А если так: я начал медленно плести кружево морока, как на давно забытых занятиях в школе Танцующих. Опять цифры начали меняться, но на этот раз намного медленнее. По мере того, как я накладывал иллюзию: механизм вел свой отсчет. Мысленно отметив конечный результат после использования заклятия, я сбросил морок.
   Любопытно, как отреагирует артефакт на боевой транс? Я скользнул сознанием к Лезвию Тьмы. Прибор молчал, по-прежнему показывая изначальные отметки.
   Мои дальнейшие исследования прервали раздавшиеся в коридоре шаги. Я повернулся к двери, ожидая появления Петра и Тори.
   - Что случилось? - удивлённо спросил первый.
   - Случилось? - Не понял я вопроса.
   - Ну, да. Почему глаза у тебя опять красные? Насколько я помню - это боевая трансформация.
   - Нет, это не трансформация, - ответил я, чувствуя, как истончаются связи с Дро'н'Шаен, которые никогда не исчезали полностью. - Это транс.
   - И всё-таки?
   - Я выяснял, как работает поисковик. И мне это удалось: он улавливает магию. Судя по этим цифрам, - я показал прибор подошедшим людям, - так он реагирует на мое, скажем так, "спокойное" состояние. Если я начинаю колдовать, то показатели увеличиваются.
   Что я продемонстрировал, снова наложив и сняв с себя морок.
   - Боевой транс, Слава Тьме, поисковику не заметен.
   - И что это значит? - спросила девушка.
   - Это значит, что я не могу ходить по городу, используя иллюзии. Меня опять вычислят. Конечно, есть опасность быть замеченным и без магии, но она намного меньше. Придётся маскироваться другими способами.
   Петр внимательно оглядел меня:
   - Пошли, подберем тебе что-то. И попробуем хоть как-то оттереть зеленку. Эээххх... Вика, как же ты не вовремя решила проказничать.
   Я получил несказанное удовлетворение, глядя на пристыженное девичье личико. Оставив ее в одиночестве обдумывать своё поведение, мы отправились изменять мою внешность.
  
   Глава 12.
  
   Николай.
  
   Утром на оговоренную вчера встречу пришлось идти всей толпой. Оставаться в съемной суточной квартире не имело смысла, тем более что вскоре сюда должна была нагрянуть хозяйка - забрать ключи.
   Дроу представлял из себя довольно колоритное зрелище: черная с черепами бандана, скрывающая зеленые полоски на лбу, которые так и не удалось до конца оттереть; кожаные обрезные перчатки, маскирующие такого же цвета руки; черная майка с волками и темные потёртые джинсы. Для того, чтоб он выглядел типичным металлистом ему не хватало только увесистых цепей. Дополняли его костюм высокие шнурованные берцы и солнцезащитные очки. Последние две детали вообще привели нелюдя в неописуемый восторг: обувь, по его же собственному высказыванию, идеально соответствовала его нуждам, а очки помогали переносить яркое летнее солнце, которое оказалось не слишком приятно для нашего гостя. Как ни странно, эльф выглядел довольно таки органично - вот что значит "тёмный".
   Нам же пришло одеться аналогично, иначе среди нормально выглядящей компании Терри снова таки выделялся бы. И если дроу, как выяснилось, вполне нормально чувствовал себя во всём этом, то наша троица просто изнывала от жары в тёмной одежде. Особенно тяжело пришлось Вике, не привыкшей стойко переносить неудобства.
   Поездка на метро оказалась очень поучительной, как для самого эльфа, так и для нас. Его интересовало все: начиная от возраста метрополитена, до технических подробностей его функционирования. И хотя его расспросы были вполне ожидаемы, но вот его реакции удивили нас - нелюдь довольно спокойно отнёсся к появлению из тоннеля грохочущего поезда. Единственно, что выдало его в какой-то момент - это то, что он непроизвольно морщился от громких звуков.
  
   ***
  
   В летних кафешках скучали официантки - в это время дня на речном вокзале слишком мало посетителей, чтоб занять весь персонал. Старшее поколение редко появлялось здесь. Да, и с утра те, кто не в отпуске, отбывают трудовую повинность в офисах. А молодежь подтягивается ближе к вечеру, когда начинает тянуть прохладой с реки. Пройдясь вдоль ряда стоящих на улице столиков, за одним из них я заметил нужного мне человека. С Вовчиком мы познакомились на службе, и не раз выручали друг друга. Так что на добытую им информацию можно было положиться на все сто.
   - Здоров будь, - поздоровался я.
   - И тебе не кашлять. Это твои друзья? - кивнул он в сторону расположившихся за соседним столиком ребят.
   - Да. Это имеет значение?
   - Нет. Но обычно мы встречаемся с глазу на глаз.
   Вовчик замолчал, вытаскивая блокнот и ручку. Я же поспешил заказать стакан сока подошедшей официантке.
   - Сейчас немного другая ситуация.
   - Понимаю, - кивнул друг, быстро черкая что-то в блокноте. - Вас ловят.
   - С чего ты взял? - я насторожился.
   - Твой вопрос, на который я всё-таки нарыл ответ, дал мне возможность прийти к определённым выводам, - усмехнулся он, не отрываясь от своей писанины.
   - Так что там? - Я с удовольствием отпил ледяного сока, принесённого девушкой.
   - Вас ищет Волошин.
   Поперхнувшись, я переспросил:
   - Кто?!
   - Волошин. Ты не ослышался, - ответил Вовчик, протягивая мне вырванный из блокнота листочек. - И сегодня я с тобой встречаюсь последний раз. Сам понимаешь, я тебе очень благодарен за Лену, но с Волошиным я связываться не буду. И тебе бы не советовал, но ты уже влип.
   Я взглянул на записку и похолодел: "Меня прижали. Пришлось вести его сюда. Прости." Потом были написаны в столбик три адреса.
   - Я понимаю. Спасибо, - пристально взглянув в глаза другу, бывшему другу, я быстро встал и направился к сидящим за другим столиком ребятам, на ходу пряча записку.
   - Засада. Уходим, - коротко бросил я.
   Но мы не успели.
  
   Виктория.
  
   Набережная быстро заполнялась людьми (и от куда только взялись), которые были между собой чем-то неуловимо похожи. Такое ощущение давало да же не то, что это были исключительно мужчины. Нет. Это было в четких скупых движениях, позах, взглядах. Но больше всего поражали именно глаза: их выражение было одно на всех. А владелец этих глаз приближался к нам. Именно ему подражали, окружившие нас.
   Невысокий, мне по плечо, но подтянутый мужчина лет пятидесяти-шестидесяти с добродушной улыбкой и располагающими к себе жестами.
   - Терри, Вика на тебе, - еле слышно прошептал Коля и тут же нарочито громко поздоровался с подошедшим человеком.
   - Здравствуй, Николай, - ответил мужчина. - Если я не ошибаюсь?
   - Не ошибаешься.
   - Присядем?
   - Мы постоим, - сухо возразил брат.
   - Ты прав, рассиживаться не имеет смысла. Разговор у нас короткий выйдет. Меня зовут Волошин Аркадий Кириллович. Я представляю очень серьезную правительственную структуру.
   - Мы представляться не будем. Думаю, что мы все и так поименно известны.
   - Ну, почему же? Я с удовольствием познакомлюсь с вашим другом.
   - Хм... Думаю, что наш друг с удовольствием не будет знакомиться ни с вами, ни с вашей структурой, - ядом, содержащимся в голосе Коли, можно было бы отравить всех присутствующих. Да, еще бы и осталось.
   Волошин продолжал по-доброму улыбаться нам, как будто не замечая нашей неприязни.
   - Коля, вы с братом и девушкой можете спокойно уйти. Никто вам препятствовать не будет. А вот вашему другу всё же придётся задержаться.
   - Вот так просто "уходить"? - с сарказмом переспросил Коля.
   - Да. Вы мне не нужны.
   - Ну-ну, Волошин, я прекрасно знаю, на что ты способен, - грубо отрезал брат. - Власин рассказывал, как ты службу нёс.
   - Жаль, что не получилось по-... - договорить Волошину Коля не дал, прыгнув к нему, целясь кулаком в лицо.
   Терри скользнул ко мне и, резко подхватив под коленки, перебросил через плечо. Я взвизгнула и начала брыкаться.
   - Уссспокойссся и не мешшшай, - прошипел дроу, прижимая меня крепче.
   Вот уж о чём я никогда не мечтала, так это стать героиней боевика. Как же замечательно и спокойно я жила. Как мне было хорошо! Но судьба решила, что слишком уж скучно мне живется, и выдала мне по полной программе. Вокруг раздавались крики и выстрелы. На фоне этого буйства звуков легкий свист Терриного клинка был почти неразличим.
   - К площади! - крикнул Петя.
   Я пыталась разглядеть происходящее вокруг, но с моей позиции это было не так легко сделать. Эльф крутился и скакал с неимоверной скоростью и по немыслимым траекториям. Единственно, что я четко видела - это были мельтешащие ноги Тьеррана. Через пару секунд такой чехарды меня начало просто-напросто укачивать. Пришлось отказаться от попыток проследить за окружающей обстановкой и закрыть глаза, полностью сосредоточившись на своем самочувствии. Ухудшалось мое состояние еще и тем, что я висела головой в низ. Повышающееся давление молоточками било в висках, и мне хотелось только одного - чтоб меня оставили в покое и дали спокойно полежать, пусть даже на асфальте. Кроме того, приходилось одной рукой придерживать рассыпавшиеся волосы - всё-таки моя любима причёска не рассчитана на такую активную жизнь. Всё - решено! Как только всё это закончится, пойду и постригусь. На лысо!...
   Ну..., или по крайней мере, выясню у дроу, как заплести косу, чтоб ни один волосок из нее не вылезал. И буду ходить исключительно с косой. А что? Вон эльфу нормально, даже идёт. А мне, как женщине, уж сам Бог велел.
   От размышлений меня отвлек Терри своим очередным диким прыжком, так что я стала сползать с его плеча. Я испугалась и, стараясь удержаться, вцепилась изо всех сил в его ремень. Тёмный почувствовал мои судорожные движения и перехватил меня за попу, крепче прижимая к себе, чтоб я не свалилась. Возмущаться по-поводу бесцеремонности долгоживущего не было ни сил, ни возможности: всё-таки он меня транспортировал, а тут уж не до сантиментов. Хотя мое и без того красное от прилившей крови лицо, заалело еще больше от смущения. Вот уж воистину даже в самые серьёзные моменты успеваешь подумать о тысяче всяческих глупостей. Мысли-то не привязанные.
   Неожиданно, к воплям и выстрелам добавились звуки визжащих тормозов и отборнейшего мата. Я рискнула приподнять голову и осмотреться: мы бежали по проезжей части, чудом успевая уйти от несущихся на нас машин. Разъярённые водители, выскакивали из-за руля резко тормозивших авто, невольно мешая нашим преследователям.
   - Петруха! - раздался крик из затормозившего около нас джипа. - Давай сюда!
   Не успела я удивиться неожиданному попутчику, как меня мешком повалили на заднее сидение машины и грубо задвинули в угол.
   Взвизгнули покрышки, и джип сорвался с места, лихо маневрируя между едущими и остановившимися машинами, совершенно не стесняясь обгонять по встречке.
  
   Тьерран.
  
   - Петруха! Ни фига се! Чё это было!? - радостно гудел водитель джипа. - С кем это ты в разборки встрял!?
   - Васёк, не поверишь - сами пристали! - вздохнув, ответил Петр, сидящий на соседнем с водительским месте.
   Парень, смахивающий размерами на тролля, громогласно засмеялся:
   - Знаю я вас! У вас все сами пристают!
   Рядом возилась недовольная Тори. Пихая меня локтями в бок, она пыталась отвоевать себе побольше места одновременно выражая своё возмущение моей грубостью по отношению к ней. Отодвинуться мне было некуда - с другой стороны меня подпирал Ник, которого в последний момент всё-таки зацепили дротиком. Я не мог растянуть на большую площадь свой полог защиты и прикрыть бежавшего последним Николая.
   Решив не выяснять отношения с человечкой, я просто перехватил ее руки и крепко прижал Тори к себе, лишив возможности брыкаться. Девушка еще немного подёргалась, а потом затихла, поняв бесполезность своих действий. Я же прислушался к разговору впередисидящих людей.
   - Петруха, без проблем. Завезу к себе на хазу - перекантуетесь у меня.
   - Васёк, спасибо, конечно, но это опасно - это не просто конкуренты.
   - Да, ладно, Петруха. Если бы не вы с Коляном тогда, то и не коптил бы я уже этот свет. А так - все под Богом ходим!
   - Спасибо, - искренне ответил Петр. - Ты даже не представляешь, как нам повезло, что ты появился рядом.
   - А то! Можешь считать меня персональным ангелом-хранителем! - опять загоготал водитель и начал пересказывать какие-то свои приключения, которые меня мало интересовали, и я перестал вслушиваться в их разговор, рассматривая в окно плывущий мимо город. Непривычнее глазу строения из стекла и металла чередовались с каменными, украшенными вычурной отделкой: узоры из листьев и цветов; геометрические орнаменты; полуобнажённые мужчины и женщины, называемые атлантами и кариатидами, поддерживали своды арок и балконов. Всё было потрясающе огромное: и дома, и улицы, утопающие в зелени, наличие которой было весьма странно для человеческого города. Обычно в людских городах разбивали несколько небольших парков и этим ограничивались. Здесь же на каждой улице росло множество деревьев и кустов, то и дело мелькали газоны, усыпанные яркими цветами. Такая страсть к зелёным насаждениям скорее характерна для светлых эльфов - аиллилов, чем для людей. Но, несмотря на то, что этот людской город, Киев, на сколько это вообще возможно походил на Льес-аль-Харейнхейм, ему всё ещё предстояло расти и расти до идеалов светлых: огромное количество ярких красок, используемых на вывесках магазинов, ресторанов и контор - делали столицу похожей на цветастый оркский табор. Усиливали этот эффект множество рекламных плакатов. Интеррресно, если сюда действительно периодически попадали разумные из моего мира, насколько они влияли на развитие этих людей?
   Неожиданно мы проехали мимо здания, в котором, несмотря на его закрытость строительными лесами, угадывались очертания, присущие архитектуре дроу. На мой вопрос о его происхождении, Тори ответила, что это костёл, построенный католиками. Но для Киева такое здание не типично - в большей степени такие строения характерны для Западной Европы. Тут же выяснилось, что в этом мире понятия "эльф", "дроу" идут из тех же земель.
   Всё это утвердило меня во мнении, что именно представители Древних рас приложили руку к формированию местной культуры. Не могли же сами люди придумать настолько разнообразные направления и течения, и при этом их так сочетать...
   От огромного потока всевозможных машин, заполнивших невозможные, поражающие своей шириной улицы, рябило в глазах. Странное покрытие дорог, называемое асфальтом, парило под знойным летним солнцем, смешивая свой запах с выхлопными газами автомобилей. Если бы в везущем нас джипе не было системы отчистки воздуха, мне бы пришлось не сладко - даже сквозь фильтры просачивался отвратительный запах. Представляю, как бы мне было плохо, ощущай я его в полной мере.
   Всё-таки, несмотря на обилие непривычного и странного, и даже откровенно неприятного для меня, это был красивый город: непостижимый и не вообразимый в своём смешении различных стилей.
   Я почувствовал, что Тори расслабилась и, заснув, ровно задышала. Прямо сонное царство какое-то: с одной стороны Ник, с другой Тори. Я отпустил ее руки и слегка развернулся в ее сторону, устраивая девушку поудобнее. Та что-то пробормотала и пристроила голову у меня под подбородком. От ее волос приятно пахло каким-то шампунем. Опустив голову, я с удовольствием вдыхал еле уловимый аромат, рассеяно наблюдая за проносящимися за окном видами.
  
   ***
  
   Через два часа, когда мы, наконец, прибыли в загородной дом нашего спасителя, мне пришлось будить задремавшую у меня на плече девушку. Тори от неожиданности дёрнула головой и больно ударила меня по подбородку. Зашипев от боли, я с неудовольствием посмотрел на растерянную со сна девушку. О, Тьма! Я за всю свою предыдущую жизнь не получал столько неприятностей от всех людей, с которыми пересекался, вместе взятых, как от этой человечки.
   - Ой! Прости. А где мы?
   - В доме какого-то знакомого твоих братьев, - я не мог не улыбнуться, глядя на неё. С рассыпавшимися спутавшимися волосами и припухлым со сна личиком она выглядела очень мило. А ведь еще недавно вопила и ругалась на чём свет стоит. Интеррресная девочка: живая, яркая, переменчивая. - Тори, слезай с меня. Мы же не можем просидеть здесь всё время.
   - Тори? Ты зовешь ее Тори? - удивился троллеподобный парень, открывший в этот момент дверь машины. - А тебя зовут Терри?
   - Да, - я не мог понять, к чему он клонит.
   - Фига се! - опять засмеялся парень. Никогда еще не встречал таких смешливых людей. - Да, вы прямо как пара породистых спаниелей: Тори и Терри!
   - Тьерран, - девичьи руки вцепились в меня, заметив моё напряжение. - Он никого не хотел обидеть. Это просто шутка.
   - Тьма, избавь меня от вечно шутящих людей, - пробормотал я, успокаиваясь и выбираясь из машины вслед за девушкой.
  
   ***
  
   Тратить силы на спящего Ника я не хотел, а потому сообщил, что у меня недостаточно магии, чтоб помочь ему. Пётр тут же отстал от меня, озаботившись размещением брата. После совершения необходимых манипуляций с Ником, мы отправились на экскурсию по дому. Василию нетерпелось похвастаться недавно приобретенной недвижимостью. По дороге мы потеряли Тори, которая решила остаться в бассейне и осмотр оставшихся помещений продолжить попозже.
  
   Петр.
  
   Загородный дом, предмет гордости Васи, впечатлял. Двухэтажный особняк в пятьсот квадратных метров был сделан по классу "люкс" в представлении человека, заботящегося больше о пускании пили в глаза, чем вкусе и удобстве. Друг хвастался, что выложил кучу денег за современный дизайн, и теперь все его кореша подражают ему. Честного говоря, я бы за такой дизайн и копейки бы не дал: обилие лепки с позолотой; нагромождение резной, опять же с позолоченными элементами, мебели; множество всяческих ниш, зеркал, витражей и подсветки - подавляли своей аляповостью.
   Чтоб не обижать друга, я порадовал его восхищенными вздохами и ахами, и уже хотел отправиться отдохнуть немного - всё-таки уход от погони вымотал меня преизрядно. Передышка была просто необходима, но расслабиться мне не дали. Терри, выяснив, что у Васи есть тир, тут же потащил меня туда. Семижильный он что ли? Отбиваться от такого количества противников, да еще и с сестрой на плече, - это не каждый сдюжит. А ему хоть бы хны! Свежий, как огурчик, и явно готов продолжать обучение стрельбе.
   - Петр, я хочу потанцевать с вашим оружием, - неожиданно обратился ко мне, молчавший до этого дроу.
   - Не понял, как это "потанцевать"? - похоже у эльфа мозги набекрень стали от переживаний. И то верно, кто ж такое выдержит? Перемещение в другой мир, облавы, преследования...
   - Ммм...как тебе объяснить?... Ты будешь стрелять в меня, а я попробую опередить тебя.
   - Опередить пулю это никому не под силу!
   - Я хочу попробовать.
   Васёк с интересом прислушивался к нашему разговору:
   - Братаны, я трупы убирать не буду.
   - Трупов не будет, - ответил ему Терри и добавил. - Петр, вспомни кто я. Ничего непоправимого не случится. Я уверен.
   Я с сомнением окинул взглядом нелюдя, потом пожал плечами и взял один из пистолетов: действительно, что с ним может случиться? А пристрелю - не велика потеря.
   Тьерран достал свой кинжал и прошёл в глубь тира. Я встал на изготовку, ожидая, пока эльф подаст мне сигнал. Васёк с тревогой поглядывал то на меня, то на удаляющегося долгоживущего, но вмешиваться не стал.
   Остановившись примерно посередине помещения, тёмный, полыхая алым взглядом, обернулся ко мне и кивнул, давая понять, что готов. Откинув последние сомнения, я взвел курок и поднял пистолет.
   Раздались выстрелы, и дроу исчез - осталась размытая тень, мечущаяся в замкнутом пространстве, в надежде уйти от смерти. В руках эльфа то и дело вспыхивал блестящей молнией клинок, от которого дважды в снопе искр отскочили пули. Обойма была пуста, а напротив меня в пятнадцати шагах, стоял невозмутимый Терри. Казалось, что не в него я только что стрелял, и не он уходил с траектории смертоносных жал.
   - Попробуем несколько пистолетов? - спокойно спросил Тьерран.
  
   Глава 13.
  
   Николай.
  
   Чёрт возьми! После этой гадости, которой меня накачали, я себя чувствовал разбитым и выжатым, как лимон: голова раскалывалась, во рту кошки ночевали, глаза от света болели и слезились. В этот момент возле меня появился Петя.
   - Ты как? - поинтересовался он, заметив, что я пришёл в себя.
   -Дерь..ово, - прохрипел я, не узнавая собственного голоса.
   - На, вот - выпей. Терри предупредил, что тебе, возможно, будет плохо, и посоветовал дать обезболивающее. Это анальгин.
   Я, не чувствуя вкуса, проглотил таблетки и запил их водой, от которой мне стало немного легче.
   - Дай еще воды, - попросил я.
   Получив желаемое, я поинтересовался у брата окружающей обстановкой. Петя стал рассказывать о невероятных событиях в тире, меряя шагами комнату и возбуждённо жестикулируя.
   - Не может быть! - раздался голос сестры.
   В дверях моей комнаты стоял виновник переполоха с удивлённо взирающей на него Викой и не менее шокированным Васей.
   - Как же это "не может", если было? - спокойно возразил нелюдь, проходя в комнату и удобно располагаясь на стоящем под окном низеньком диванчике, который, по-моему, назывался канапе. Остальные расселись у меня на кровати и с интересом стали ждать объяснений от эльфа. Тот выразительно оглядел Васю, потом пожал плечами и приступил к пояснениям, обращаясь в основном к приютившему нас другу.
   - Я уже объяснял, что я не человек, а тёмный эльф. Мы, несмотря на то, что довольно-таки похожи внешне, во многом отличаемся от людей. Продолжительность жизни, регенерация тканей, слух, зрение, реакции - все эти показатели у дроу намного выше.
   - Ага! Дык скорость пули-то не меньше трёхсот метров в секунду! - перебил его Васёк. Похоже, что не людская природа Тьеррана на него совершенно не произвела впечатление, а вот возможности, как раз наоборот. - А очереди! Очереди ты как обогнал!?
   - Очереди? - переспросила Вика.
   - Ты представь! - ответил ей Васёк, ткнув пальцем в Терри. - Этот кент уходил от калаша!
   - Я продолжу, - вмешался долгоживущий. - Я не пытался обогнать пули. К сожалению, это даже мне не под силу. Зато я вижу каждое действие стреляющего - могу мгновенно просчитать направление, по малейшему намёку на движение. Просто я опережаю человека, а не технику.
   - Фига се! - выдохнул друг. Его восторгу не было предела. - Так ты вообще неуязвим!
   - Это не так, - пожал плечами нелюдь. - Если я попаду под перекрёстный огонь с нескольких позиций, мне придётся туго. Хотя в этом случае я вполне могу воспользоваться защитной магией.
   Тьерран довольно улыбнулся, окидывая нас взглядом.
   - А теперь вернёмся к насущным проблемам. Ник, что тебе передал тот человек в кафе?
   Я достал из кармана смятую бумажку.
   - Тут адреса. Два в Киеве, а один в пригороде.
   Петя взял ее у меня и, ознакомившись, передал Васе:
   - По-моему, это где-то поблизости.
   - Верняк, - ответил тот. - Это рыбное хозяйство аккурат по дороге сюда.
   - Значит через час, - эльф внимательно посмотрел не меня. - Да. Через час мы сможем туда наведаться.
   - А почему через час? - удивилась сестра.
   - Потому, что раньше твой брат еще не будет в рабочем состоянии, - терпеливо, как маленькой, пояснил Терри. - А позже мы можем не успеть: нас могут найти, причем очень скоро.
   Подводя черту под нашим разговором, эльф поднялся и, бросив по дороге, что будет в тире, вышел.
  
   Тьерран.
  
   Ника с девчонкой и другом мы оставили возле машины, изображать из себя отдыхающих на природе. От Тори совершенно никакого толку, а Ник всё-таки не в лучшем состоянии. Вася же слишком грузен для того, чтоб участвовать в нашей вылазке. Таким образом проникать на закрытую территорию выпало мне и Петру. Джип решили не загонять в глубь леса - если придётся быстро уходить, вывести его из чащи будет проблематично. И всё же я надеялся, что лаборатория находится здесь и моё неприятное, но в вышей степени интересное путешествие закончится.
   Обхватив ствол сосны руками и ногами, я прижимался к нему, повиснув подобно диковинному плоду, и вглядывался в территорию рыбного хозяйства, скрывающуюся за невысоким деревянным забором. Давно я не бывал в таком неприятном положении. Тонкий шершавый ствол дерева с небольшими сухими веточками, на которые не то, что встать нельзя, а даже зацепиться, был ужасно неудобен. До нормальных веток было, ой, как далеко. Сосны! Какое счастье, что такие деревья не растут в моём мире. И Хвала Тьме, что я дроу: ободранные руки быстро заживут - но вот одежда, к сожалению, испорчена.
   - Там никого нет, - спустившись, сообщил я Петру. - Единственное, что я заметил - это камеры наблюдения. Я не знаю, как магия действует на технику. Поэтому, сначала пойду я - уберу все камеры, потом вернусь за тобой.
   Пётр схватил меня за рукав:
   - Если ты просто уничтожишь камеры, это только насторожит охрану. Тогда у нас не будет ни одного шанса туда пробраться.
   Я задумчиво оглядел мужчину.
   - Если бы ты мог передвигаться по деревьям, мы могли бы пройти выше уровня камер.
   - Это нереально, - отозвался мой спутник.
   - Конечно, - согласился я. - Но у меня появилась идея. Ты забираешься на территорию рыбного хозяйства, привлекая к себе внимание. К тебе наверняка подойдут выяснить, для чего ты сюда забрался. Твоя версия - поспорил с друзьями, что сможешь посмотреть, что тут есть интересное. Я же тем временем, пройдусь выше, обрезая все необходимые камеры.
   - И какой в этом смысл?
   - Охрана будет точно знать, что от сюда не идёт никакой угрозы - здесь же находятся их люди, а проблемы с камерами спишут на неполадки в технике.
   - И что дальше?
   - Я убиваю охрану, и ты переодеваешься в одного из них. Я же продолжаю передвигаться поверху.
   - Скользкий какой-то план. Чистейшей воды авантюра.
   Я пожал плечами:
   - Другого нет. Лезь через забор.
   Пётр только вздохнул и подчинился. Я же забрался обратно на ненавистную мне сосну и, оттолкнувшись от шероховатого ствола, перепрыгнул на её соседку, стоящую уже внутри рыбного хозяйства.
   Проникновение на запретную территорию у Петра заняло несколько больше времени, но вот он уже стоит на земле и оглядывается. После чего, начинает идти вперёд.
   Не успел он пройти и двадцати шагов, как я услышал приближающихся к нам людей. Накинул на себя полог невидимости, как раз в тот момент, когда они приблизились к идущему навстречу Петру. Мой спутник начал объясняться с охранником в соответствии с придуманной историей.
   Теперь моя очередь. Я спустился чуть пониже и отсёк камеру от крепления, успев перехватить отрезанную часть до того, как она упала. Тут же у охранников ожила рация - на той стороне интересовались, всё ли у них в порядке. Я бесшумно спустился по сосне и, как только мужчина заверил, что ничего необычного не происходит, свернул ему шею.
   - Переодевайся, - обратился я к Петру, скидывая с себя полог.
   - Чёрт! Неужели обязательно убивать? Достаточно было его оглушить.
   Я пожал плечами: что тут обсуждать? Дело сделано.
   Петр напряжённо посмотрел на меня, а потом быстро переоделся.
   - Хорррошо. Иди в том направлении, - я указал рукой, куда надо двигаться. - А я по верху доберусь - оборву камеры поближе к зданию.
   Петр молча кивнул и направился вперёд. Определённо мне нравятся эти близнецы: собранные и чётко знающие, что необходимо делать в той или иной ситуации.
   К следующему забору, для разнообразия сетчатому, я добрался раньше Петра, так что у меня было время обдумать свои дальнейшие действия.
   Увиденное неприятно озадачило меня. Посередине вырубленной поляны находилось интересующее нас одноэтажное здание без окон и с единственной дверью. Перепрыгнуть на крышу дома я не могу - даже для меня слишком далеко, а камеры не дают возможности сделать это скрытно. Надо торопиться - скоро сюда подойдёт Пётр. Я окинул взглядом территорию, примечая расположение людей и камер, и оскалился в довольной ухмылке. Это будет интеррресно.
   Потанцуем?...
   Я прыгнул, как раз в тот момент, когда несколько камер начали поворачиваться, давая мне небольшое непросматриваемое пространство. Как только я под ногами почувствовал землю, я вновь оттолкнулся перепрыгивая на крышу здания. Теперь всё пойдёт проще: я тут же срезал камеры, направленные в ту сторону, с которой должен был появиться Пётр. И вовремя: не успел я этого сделать, как мой спутник возник в поле зрения охраны. Впрочем, последней было не до него - они возбуждённо переговаривались через рации, пытаясь понять, почему перестали работать камеры.
   Я, не долго думая, спрыгнул на землю и побежал к Петру, одновременно увеличивая силу полога. Успел: Петра не заметили, и тот смог спокойно попасть внутрь не привлекая ничьего внимания. Мужчина настороженно поглядывал на незамечающих нас охранников. Я знаком приказал ему молчать и следовать за мной.
   Хаос и Тьма! Дверь оказалась с кодовым замком. Похоже, что дальше таким же незаметным способом пройти не удастся. После внимательного осмотра входной двери, выяснилось, что открывается она наружу. Ситуация ухудшается с каждой секундой. Пока я открою дверь на себя и проникну внутрь, меня вполне могут изрешетить пулями. И полог невидимости не поможет - как только произойдёт несанкционированное открывание двери, наверняка, буде открыт огонь на поражение. Разбираться, какие невидимки тут могут ходить будут уже потом. А чтоб перекинуть полог невидимости на полог защиты, мне нужно время.
   Пока я прикидывал, как мне вскрыть дверь, чтоб она упала внутрь домика, к ней подошёл один из охранников. Вот он - шанс попасть внутрь! Пока человек набирал номер, я максимально приблизился к нему, чувствуя легкое дыхание Петра, следующего за мной. Тьма сделала еще один подарок: не чувствующий опасности человек достаточно широко открыл дверь, намереваясь попасть внутрь. Ему это удалось, но не так как он хотел. Растянувшись на пороге, запнувшийся о банальную подножку, поставленную мною, мужчина открыл для нас доступ в дом.
   Легко перепрыгнув через лежащего, я огляделся. Петр последовал моему примеру, и успел попасть в помещение, до того, как растерянный человек начал подниматься с пола. Изнутри дом состоял из одной просторной хорошо освещённой комнаты с большим лифтом напротив входа. Часть пространства возле лифта было отгорожено, представляя собой небольшую стеклянную каморку, в которой находилась внутренняя охрана. Оттуда доносился смех и ехидные комментарии, адресованные их неудачливому коллеге по работе. Не обращая на них внимания, я подошёл к лифту и внимательно осмотрел его - такой же замок, как и на двери. Без кода не откроешь, и разрезание его с помощью Дро'н'Шаен не поможет - в лифтовую шахту спускаться своим ходом опасно. Польют сверху огнём, и вниз приземлятся два трупа. Это если лифт не заминирован. Мало ли, что у них предусмотрено на случай проникновения посторонних лиц. Нужен легальный доступ.
   Я развернулся к уже поднявшемуся и ругающемуся человеку. Бесшумно подойдя к нему сзади и прихватив его за ворот, я всадил Лезвие Тьмы между пластин бронежилета. Краем глаза отследил движение Петра, кинувшегося захлопнуть входную дверь. На пару секунд придержав Лезвие, чтоб не хлынула кровь из печени, я медленно вытащил клинок и отпустил захрипевшее тело. Дальше скрываться не имело смысла, тем более, что магические силы нужно беречь - не известно, как в дальнейшем будут разворачиваться события. Пока что Тьма меня хранила, а она капризная покровительница. Сбросив полог невидимости, я кинулся к удивлённым мужчинам. Первому я проткнул сердце. Второй же, успев сообразить в чём дело, попытался достать из кобуры пистолет и тут же упал мешком, оглушённый ударом рукояти клинка.
   В этот момент противно взвыли сирены.
   - Вот камера наблюдения, - стараясь перекрыть резкие звуки, прокричал Петр. - Внизу скорее всего еще один пост.
   - Тьма! - прошипел я, с неудовольствием глядя на бесполезного теперь охранника. Идея узнать у него кодовый номер на лифт была хороша. Жаль, что её не удалось претворить в жизнь - теперь это становилось бесполезной тратой времени. Решив, что собственные патроны стоит поберечь, я вытащил у бессознательного человека пистолет и выстрелил сначала в глазастую технику, потом в охранника.
   - Зачем!? - воскликнул мой спутник. - Его же можно было бы просто связать! Он в таком состоянии нам бы ничем не угрожал! И вообще - ты же мог их всех оглушить?
   - Мог, - подтвердил я. - Но какой в этом смысл? Расспросить можно и одного, остальные - балласт. И я тебя не понимаю: ты же сам не раз убивал. От куда такая щепетильность?
   - Да, так и было. Но я защищал свою жизнь! А ты просто перерезал их, имея возможность пощадить!
   - За спиной не должно оставаться живых врагов.
   - Тьерран, они не враги - они просто выполняют свои обязанности! У них же наверняка свои семьи, где их буду оплакивать!
   - Какое мне дело до них, а также их родных и близких? Они представляли для меня угрозу, я её устранил. А оставленные в живых они бы могли сами, либо с чьей-то помощью выбраться из пут, и ударить нам в спину. И спорить тут не о чем - они уже мертвы.
   Некоторое время парень молча разглядывал меня, а потом махнул рукой и направился к кодовому замку на входной двери, расстреляв который, он отрезал доступ в дом людям, оставшимся снаружи.
   Мы собрали всё имеющееся в наличии оружие. Теперь, помимо принесённого с собой, мы стали обладателями трёх пистолетов и двух автоматов. Быстро исследовав помещение, уделив особое внимание пульту управления и охраны, мы приготовились к появлению людей, которые в данной ситуации могли прийти только снизу.
  
   Петр.
  
   В открывшемся лифте был виден только бронированный щит, за которым пряталась вооружённая охрана. Несмотря на то, что Терри пообещал прикрыть меня пологом защиты, виденным мною в действии на речном вокзале, чувствовал я себя неуютно. Одно дело дротики со снотворным, и совершенно другое - смертоносные кусочки свинца.
   Прежде, чем наши противники сориентировались, дроу подпрыгнул под потолок и нажал на курок автомата, выдавая очередь поверх щита. Приземление эльфа ознаменовалось жутким грохотом, раздавшимся от упавшего бронированного железа, которое уже некому было удерживать. Не понимаю, зачем он потащил меня с собой? Он вполне справляется самостоятельно.
   Тем более, что на мою долю оставалось только наблюдать за стремительными действиями нелюдя, убивающего моих соотечественников. Услышав мой вопрос, Терри насмешливо посмотрел не меня:
   - Должшшен же кто-то помочшшь мне вытащшшить трупы из лифта.
   - Как я погляжу, - меня покоробило от его ответа, - ты и сам вполне в состоянии с этим справится.
   - Конечшшшно, - эльф проверял, не остался ли кто-то в живых. - Но я терпеть не могу делать всё ссссам.
   - Ну, и зараза же ты.
   Терри погрузил клинок в сердце одного из охранников, и, обернувшись ко мне, беззлобно улыбнулся:
   - Конечшшшно. Дроу не бывают другими.
   Освободив лифт от тел и уничтожив камеру наблюдения, мы поехали вниз.
   - Они не ссссмогут заблокировать лифт? - обеспокоено спросил Тьерран.
   - Смогут. Только другого пути вниз у нас всё равно нет.
   - Здесссь есть какие-то другие выходы?
   - По меньшей мере - один. Я не успел просмотреть до конца планы помещений.
   - В таком ссслучае мы можшшем не беречь этот.
   Дроу хищно улыбнулся: помимо острых белоснежных клыков, жуткий эффект усиливали багровые глаза. Внешность тёмного наводила оторопь: на чересчур смазливом, как для мужика, лице проступали какие-то, как будто, звериные черты. Находится рядом с ним было жутковато и хотелось как можно скорее избавится от его общества, и это при том, что я никогда и ничего не боялся.
   Мы не достигли нужного нам этажа - лифт дёрнулся и остановился. Что ж, дальше придётся идти своим ходом. Терри открыл люк в полу лифта и исчез в черном провале. Не раздумывая, я нырнул вслед за ним, повиснув на проводах. В тёмной шахте, слабо освещенной квадратом открытого люка, нелюдь казался призраком, выходящим из стены. Как ему удалось прицепиться к отвесной стене? Приглядевшись, я заметил, что Тьерран держится за аварийную лестницу.
   - Нассс жшшшдут, - еле слышно прошипел эльф, вслушиваясь в происходящие за закрытыми дверями, находящимися чуть ниже остановившейся кабины. - Прикроешшшь.
   Я поудобнее пристроился в висящих проводах, перехватив автомат в левую руку. Ею я справлялся с огнестрельным оружием лучше.
   Пробормотав что-то, Терри достал клинок, светившийся в полумраке слабым голубым светом. Махнув им сверху вниз, нелюдь прочертил яркую полосу в створке лифтовой двери. С силой толкнув разрезанную дверь внутрь этажа, дроу откинулся назад, прячась от взвизгнувших пуль, льющихся сплошным потоком в нашу сторону.
   Терри хищно оскалился, и, оттолкнувшись от стены, прыгнул в открывшийся проём.
  
   Тьерран.
  
   Прямо. Вправо. Вверх и прямо. Наискось влево. Я метался по огромному холлу: защитный полог меня, конечно, прикрывал, но я не знал, на сколько прочным он будет под градом пуль. В квадратное помещение перед лифтом выходило пять дверей, ведущих в другие комнаты, в которых прятались стреляющие в меня люди. Сейчас Лезвие Тьмы не могло мне помочь - слишком большое расстояние до них, чтоб достать их коротким клинком. Приходилось пользоваться автоматом - в этом немагическом мире такое дистанционное оружие было насущной необходимостью.
   Через пару секунд ко мне присоединился Петр, старающийся подавить огнём ближайшую к нему позицию противника. Пару мгновений и там всё затихло. Петр кинулся к освободившейся точке, рассчитывая скрыться от оставшихся в живых обороняющихся и пополнить своё вооружение. Впрочем, мне требовалось тоже самое, так как мой автомат тоже был пуст, а оставшимся у меня пистолетом против такого количества людей много не навоюешь. Я забежал следом за Петром и огляделся. Это оказался ярко освещенный длинный коридор с множеством глухих белых дверей. Проверять их у нас не было возможности - нам необходимо погасить еще четыре точки. Ярко освещённый коридор оказался абсолютно пуст, если не считать меня с Петром и тела людей. Быстро осмотрев разбросанные автоматы и выбрав из них с самым полным магазином, спрятал пистолет обратно. В сложившейся ситуации скорострельный автомат намного удобнее, чем пистолет, стреляющий одиночными.
   Мне очень не хотелось лезть обратно под пули, но выбора не было. Здесь мой спутник был в большей безопасности, так что прикрывать пологом его не было необходимости. Тратить силы только на себя было легче - защита другого существа, особенно если оно двигается, забирает слишком много энергии. Учитывая мои возможности как эльфа, у меня было намного больше шансов справится с охраной. Молча кивнув Петру, я опять скользнул навстречу грохочущей и визжащей смерти.
   И снова началась чехарда и метания по большому холлу. Вправо. Вверх и прямо. Влево и прямо. Вверх. Влево. И постоянное нажимание на курок захлёбывающегося автомата. Всё. Опять закончились патроны. Выхватываю заткнутый за ремень пистолет, но здесь магазин опустевает еще быстрее. Теперь в игру вступает Дро'н'Шаен - мне с ним привычнее и как-то уютнее, что ли. Как бы не было удобно огнестрельное оружие этого мира, со своим Лезвием я чувствовал себя более уверенно. Слишком многое с ним было пройдено и слишком часто именно оно спасало мне жизнь.
   Рука обхватила шершавую рукоять, и я ощутил полное слияние с клинком. Я радостно засмеялся, почувствовав эйфорию боевого транса.
   Потанцуем?...
  
   Петр.
  
   Ещё на двух позициях, кроме той, на которой находился я, наступила полная тишина, когда я заметил, что эльф отбросил автомат. По-видимому, закончилось патроны. Терри прыгал по просторному холлу как загнанный заяц. Но под такими углами, что этому зайцу и не снились. Я вёл подавляющий огонь по одной из оставшихся в живых группе, стараясь выиграть время для нелюдя. Пистолет дроу опустел почти мгновенно и полетел вслед, ставшему бесполезным, автомату. Тут в руке Тьеррана блеснул серым клинок. Если я раньше думал, что тёмный эльф неимоверно быстр, то теперь я понял, насколько заблуждался. Тогда, в тире у Васи это была для него просто разминка. И если я сравнивал его движения с тенью, то это был не более, чем поэтический образ. Теперь же!... Человеческий глаз просто не мог уследить за его перемещениями.
   Пару секунд спустя всё затихло, и моя огневая поддержка эльфу уже не требовалась.
   - Не сссстреляй! Это я! - крикнул Терри, появляясь в проёме двери, где был последний рубеж обороны местной охраны.
   Я поднялся и пошёл на встречу к тёмному, лицо которого стало еще бледнее, чем обычно, хотя мне казалось, что это невозможно. Тем не менее, Терри выглядел довольным - глаза возбуждённо блестели.
   - Ты как-то чересчур уж бледен, - сказал я, приближаясь к нему. - Ты ранен?
   - Нет. Это поссследствия транссса, - пожал плечами Терри. - Полное погррружение дает большшше возможноссстей, но и отбирррает много сссил.
   - Полное погружение?
   - Людей пррроверрь. Я здессь подожшшду, - проигнорировал мой вопрос эльф. - Там один жшшивой. Надо его допроссить.
   Похоже, что опять ничего интересного я не узнаю. Я пожал плечами, глядя, как Терри усаживается прямо там, где стоял. Холл стал наполнять тошнотворным запахом крови, к которому примешивались запахи пороховых газов. Дышать этой смесью было тяжело и неприятно.
   Из тридцати человек охраны в живых остались только двое. Помочь им уже не было никакой возможности - слишком тяжёлые ранения. Я с тяжёлым сердцем оборвал мучения раненых.
   Чёрт возьми! Он же мог! Мог оставить их в живых - ранить, обезоружить, но оставить им жизни... Я глянул на отдыхающего нелюдя. Никаких эмоций - для него это просто работа. Обыкновенная, привычная, миллионы раз пройденная - за столько-то лет. Полное равнодушие.
   Впрочем, имею ли я право осуждать его? Я, не раз отбиравший чужие жизни...
   Найдя человека, о котором говорил Терри, я почувствовал жжение в правом плече. Горячка боя схлынула, адреналин перестал выделятся - и тут же стала чувствоваться рана, полученная прошедшей по касательной пулей. Прихватив, найденную мною в комнате охраны, аптечку я схватил за шкирку раненого в руку и ногу, так что он ими не мог пошевелить, охранника, и подтащил его к уже лежащему на полу эльфу.
   Похоже, что его "полное погружение" - еще та штука. Моё мнение Терри моментально опроверг. Как только мы приблизились, долгоживущий ожил - тут же весь подобрался и сел, скрестив ноги и положив перед собой клинок.
   Я сел рядом и стал перевязывать руку. Это в голливудских фильмах главный герой может даже с простреленным черепом бегать, а в жизни не бывает пустяковых ран.
   Терри молча покосился на меня, а потом переключил всё своё внимание на пленного.
   - Говори, что зссдесь находитссся? Кто ещшше здесссть есть? Кто вооружшшен? Вызссывали подкрррепление?
   - Пошёл ты!... - злобно ответил раненый.
   Терри молча улыбнулся, показывая мужчине ряд зубов, вооружённых острыми клыками. Человек побледнел, но опять обругал тёмного. Дроу, не долго думая, протянул руку к лежащему перед ним и погрузил несколько пальцев в рану на ноге. Мужчина дёрнулся и заорал от боли. Эльф с удовольствием посмотрел на окровавленные пальцы, и за тем медленно облизнул их, выразительно глядя на охранника.
   - У насс мало вррремени, - произнес Терри. - И мне надо пополнять сссилы. Я могу это сссделать за твой сссчет.
   Не знаю, о чем в тот момент думал раненый, я же просто онемел от развернувшейся сцены - я испугался. На самом деле испугался этого непредсказуемого существа. Раньше он был странен, но его поведение поддавалось хоть каким-то логическим нормам. Теперь же...
   - Здесь есть еще ученые, лаборанты и подопытные, - с ужасом глядя на, ставшим опять равнодушным, эльфа затараторил охранник. - Вызывать никого с этой точки нельзя - здесь связь только с верхним постом. Всё подкрепление вызывается оттуда.
   Мужчина тяжело дышал - потеря крови давала о себе знать.
   - Чшшто на другом этажшше?
   - Технические помещения: серверная, электростанция, резервные блоки. Четвертый пост охраны.
   - Ещшше посссты и выходы есссть?
   - Да. Четвертый пост связан с третьим - это цепочка резервного выхода.
   - Хорррошшшо, - шипяще произнёс Тьерран, пронзая человека клинком. - Петр, нам надо торопиться. Эти посты мы уничтожили, но у нас есть еще два вполне боеспособных. И наверняка скоро прибудут новые люди.
   Я ошеломлённо смотрел на тёмного:
   - Ты что? Канибал?
   - Что ты! - долгоживущий улыбнулся кончиками губ. - Я никогда не ел дроу.
   - При чём здесь это!?
   - Ты спросил, не каннибал ли я. Насколько я понимаю смысл этого слова - это когда едят себе подобных. Я ответил на твой вопрос.
   Я выругался:
   - Я не о том тебя спрашиваю. Ты людей ешь что ли?
   - Слава Тьме, не доводилось! - у меня создалось впечатление, что он надо мной насмехается. Хотя выражение лица оставалось предельно серьёзным. - И надеюсь, что и не придётся этого делать.
   - Тогда, что это ты только что делал!?
   - Ты про кровь? - эльф уже стоял и деловито осматривался. - На полноценные пытки времени не было, а говорить он не хотел. Пришлось немного запугать.
   - Пытки!? - Терри явно не считается со средствами.
   Я следил за эльфом, поочередно заглядывающему в комнаты, выходящие в холл.
   - Так. Туалет, кухня, подсобка, комната охраны, - бормотал тёмный. Потом продолжил. - Видишь ли, дроу имеют очень интеррресную родословную, которую я, естественно, не буду пересказывать сейчас. Главное, это то, что мы в первую очередь хищники... - Он на секунду задумался. - Да, пожалуй, это самое верное определение... В ходе эволюции, - тут он насмешливо улыбнулся, так что я не понял в серьёз он говорит всё это или нет, - тёмные эльфы стали всеядны, но для пополнения сил нам в первую очередь необходима пища животного происхождения. Более того, мы можем не только есть сырое мясо, но и пить кровь, хотя никогда не прибегаем к такому роду насыщения - это считается предосудительным. Культура, знаешь ли. Поэтому ничего сверхъестественного в моих действиях не было. Для моей расы, конечно. Хотя... у вас есть, на сколько мне известно, тоже весьма оригинальное блюдо - кровянка. Так, что вы не сильно отличаетесь от нас в своих гастрономических предпочтениях. Впрочем, повторюсь, мы не людоеды.
   Он подошёл ко мне и насмешливо посмотрел на меня сверху вниз:
   - Пошли. Нам в тот коридор.
   Поджидая меня, он добавил:
   - Хотя для того, что бы выжить, будешь есть всё что угодно.
   И как это понимать!?
  
   Тьерран.
  
   Интеррресно. Первые несколько комнат по коридору, напоминали алхимические лаборатории нашего мира: куча колбочек, баночек и коробочек с непонятным содержимым. Решив ни к чему не прикасаться, мы направились дальше.
   Потом пошли кабинеты, заполненные одинаковой мебелью и отличающиеся друг от друга цветом стен и степенью захламлённости бумагами.
   Следующее помещение встретило нас какофонией звуков - всё пространство было заполнено клетками с разнообразнейшими животными. Некоторые мне были знакомы, другие угадывались, третьих я вообще видел впервые.
   Людей мы нашли только за последней дверью. Огромное помещение занимали различного размера прозрачные колбы с голубоватой жидкостью, в которой плавали всевозможные уродцы.
   - Кунсткамера какая-то, - пробормотал Петр, разглядывая омерзительных существ.
   За шумом работающих приборов я услышал тихое шевеление. Тронув молодого человека за плечо, я кивнул в дальний угол лаборатории, предупреждая, что там кто-то есть.
   Бесшумно скользя между ёмкостями с подопытными, мы вышли к притаившимися людям: пожилой мужчина, почти старик, пятеро молодых, у одного из которых был пистолет, и восемь женщин. Все были одеты в белые халаты, кроме того у женщин были подвязаны белыми платками волосы. Они тихо переговаривалась, со страхом поглядывая в строну двери. Старик пытался ободрить младшее поколение, уверяя, что охрана со всем справится.
   Я усмехнулся и, подав знак Петру, чтоб он не вмешивался, скользнул к вооружённому молодому учёному. Выбив пистолет у него из руки, я отскочил от группы людей на несколько шагов и взял их на прицел. Люди ошарашено уставились на меня - они явно не ожидали чьего-либо внезапного появления.
   Ко мне подошёл Петр, так же контролируя действия учёных, которые разглядывали нас во все глаза, уделяя большее внимание, конечно же, моей персоне. Неожиданно одна из женщины тоненько завизжала, напугав своих коллег еще больше, чем мы. Люди шарахнулись от забившейся в истерике. Именно мне и пришлось приводить ее в чувство: подскочив к голосившей женщине, я резко хлестнул ее по щеке, обрывая никому не нужные вопли.
   Вернувшись к Петру, я поинтересовался:
   - Кто ссстарршшший?
   - Я, - вперёд решительно шагнул старик. Так я и думал.
   - Имя?
   - Прохор Петрович.
   - Кто-нибудь еще есть?
   - Охрана... - мужчина осекся, понимая что раз мы здесь, то никакой охраны уже нет. - Нет. Только мы.
   - Хоррошшо. Чем занимается лаборатория?
   - Генетические опыты.
   - Кто занимается исследование других миров? Пространственным перемещением?
   - Я не знаю, - Прохор явно боялся нас, но старался не подавать виду. - Работы каждого отдела засекречены.
   Мои предположения снова подтвердились. Хотя в данном случае я предпочел бы ошибиться:
   - Адреса?
   - Я знаю только адрес центрального офиса, - даже если он врет времени проверять это нет.
   - Какой?
   Ничего нового - этот адрес уже был записан на той бумажке. Тьма! Потратили кучу времени и практически ничего не узнали. Впрочем, подтверждение уже имеющейся информации тоже было необходимо. А уж показать моим преследователям, что со мной опасно связываться, было особенно приятно.
   - Что на другом этаже?
   Ученый подтвердил полученную от охранника информацию. Хаос и Тьма! Всё нужно проверить, но мы не успеваем катастрофически. Надо срочно уходить, иначе нас запрут как в мышеловке. Придётся оставить, как есть.
   - Здесь больше нечего делать. Уходим.
   - Мы их оставим?
   - А ты хочешь их убить? - я удивлённо взглянул на Петра.
   - Да! Ты бы видел, что они здесь делают! Опыты над людьми!
   Похоже, что мой спутник более внимательно разглядывал результаты экспериментов, чем я.
   - Ну и что? Нам же они не опасны, - я вернул парню его же слова.
   Во время нашего разговора, ученые старались переместить испуганных женщин себе за спину. Благоррроно, но бесполезно.
   - Это же нелюди! Такое творить!
   - Напомню, что я тоже нелюдь.
   Петр растерялся, а потом злобно глянул на меня.
   - Вот именно. Они мало отличаются от тебя.
   - Интеррресно, это ещё почему? Я никогда ни над кем не проводил опытов.
   - Ну и что!? Они, как и ты поступают бесчеловечно: ты равнодушно убиваешь, они уродуют!
   - Хоррроошшо, - на мой взгляд, предмет спора не стоил потраченного времени. - Расстреливай и пойдём. Надо торопиться.
   Петр медлил, глядя на испуганно жмущихся людей. Несколько женщин тихо скулили от страха.
   - Быссстрррее! - Нетерпеливо подогнал я парня.
   Тот выругался в ответ и с сердцах плюнув на пол, скрылся за ближайшим рядом сосудов с лабораторными существами. Убивать безоружных не так легко, как кажется. Даже если их вина очевидна.
   Я молча пожал плечами и направился вслед за моим спутником.
  
   Петр.
  
   На второй этаж подземной лаборатории пришлось спускаться по аварийной лестнице, находящейся в шахте лифта. Всё повторилось с абсолютной точностью: в руке эльфа голубой молнией блеснул клинок, и от сильного удара рассечённая дверь вывалилась внутрь этажа. И снова в открывшийся проём полетели автоматные очереди.
   Стоящий чуть ниже по лестнице, нелюдь что-то шипел на своем языке, явно не торопясь кидаться на амбразуры.
   - Ты не пойдёшь вперёд? - Спросил я, стараясь перекрыть шум выстрелов.
   - Нет. Не хочу снова рисковать. Тем более, что мне пришла в голову замечательная идея, дарящая жизнь всем этим людям. Ждём.
   Через некоторое время охрана перестала стрелять, ожидая, когда же появимся мы.
   - Теперь можно идти, - прошептал эльф.
   Долгоживущий оттолкнулся от лестницы и прыгнул внутрь. К моему удивлению выстрелов не последовало, и я выглянул вслед за ним. Терри спокойно и не таясь шёл вперед, а не замечающие его люди напряжённо вглядывались в темноту.
   Остановившись, долгоживущий призывно помахал мне рукой, и двинулся дальше. Раздумывать дальше не имело смыла - дроу наложил на нас невидимость. Я поспешил за удаляющимся нелюдем.
   Этот этаж выглядел совершенно по-другому. Здесь холл лифта был намного больше и имел прямоугольную форму. В торцах помещения находились лифты, одним из которых мы уже успели воспользоваться. Так же сюда выходили несколько дверей, скрывающие технику, обслуживающую верхний этаж.
   Тёмный, легко маневрируя между расположившимися людьми, добрался до противоположного лифта и остановился возле него. Мне было сложнее передвигаться среди ожидающей нашего появления охраны, но всё же мне удалось, не задев никого, пересечь коридор. Эльф прислонился к стене возле лифта, всем своим видом показывая, что надо опять ждать. Я занял позицию возле него. Пока что все действия тёмного приводили к нужным результатам, так что причин не доверять ему у меня не было. ПО крайней мере, в вопросах безопасности. Но чувствовал я себя очень некомфортно. Терри-то что? Привык ко всяким магическим штучкам, а я, хоть и понимал умом, что мы невидимы, ужасно нервничал.
   Через некоторое время охранники начали беспокойно переглядываться - естественно наше отсутствие их явно обеспокоило. Кто-то, находящийся возле телефона, связался с верхним постом и доложил о сложившейся ситуации.
   Пять минут спустя лифт, возле которого мы стояли, открылся, и из него стали выбегать вооружённые люди, прибывшие на помощь этому посту. Судя по раздавшимся командам, нас собирались ловить в шахте.
   Терри дернул меня за руку и скользнул в освободившийся лифт. Пождав, пока двери автоматически закроются, он нажал на верхнюю кнопку. Тёмный прислонился спиной к стенке кабины и прикрыл глаза. Видимо напряжение, охватившее меня во время нашего невидимого прохода, совершенно не коснулось его. Несколько минут подъёма прошли в полном молчании.
   Дверь остановившегося лифта бесшумно раскрылась, и перед нами предстали удивлённые охранники, не понимающие, почему приехал пустой лифт.
   Еще секунду назад расслабленный, долгоживущий метнулся к ничего не подозревающим мужчинам. Двое тут же осели на пол, рассеченные клинком. Третий захрипел - дроу с силой держал за горло. Срезав с ремня кобуру, Терри откинул мужчину к стене.
   Придушенный человек со страхом взирал на нас, появившихся из ниоткуда.
   - Сссколько людей на улице? - оскаливаясь, спросил эльф.
   - П..П-пп-перимет охраняет тридцать человек.
   - Сссправимся, - прошипел тёмный. Вот это самоуверенность! Легко подняв мужчину, он подтолкнул его к входной двери. - Открывай.
   Пока охранник дрожащими руками набирал код, Тьерран опять наложил на нас невидимость.
   - Выходи, - прошептал на ухо охраннику дроу.
   Люди на улице с удивлением взирали на растерянного и напуганного человека, делающего несмелые шаги.
   - Что случилось? - Озадачено спросил один из них.
   Терри схватил меня за руку и дёрнул в сторону. Мы бежали в сторону забора, оставив охранника объясняться со своими коллегами.
   Переправившись через забор тем же способом, что и попали сюда, мы скрылись в лесопосадке. Эльф на секунду остановился и принюхался.
   - Нам туда, - махнул он рукой влево.
   Возвращение к проделанному тёмным лазу заняло немного больше времени, чем путь от него.
  
   Виктория.
  
   Ребята появились взмыленные и грязные. Кроме того, у Пети была перебинтована рука. На все мои вопросы о его самочувствии брат отмахнулся и сообщил, что ничего страшного не произошло - бывало похуже. Мы быстренько погрузились в джип и выехали на трассу. Вася молча и сосредоточено гнал авто вперёд, стараясь увезти нас как можно дальше.
   Пока Коля заново перебинтовывал Пете руку, тот кратко пересказывал произошедшее в рыбном хозяйстве. Периодически поглядывая на меня, он запинался, замолкал, а потом продолжал, по-видимому опуская кровавые подробности. Елки-палки! Заботливый какой - щадит мои нежные девичьи чувства.
   Я повернулась всем корпусом назад и внимательно рассматривала говорившего. Слипшиеся от пота волосы, грязные разводы на лице, порванная одежда, да еще и раненая рука - брату явно пришлось не сладко. Елки-палки, лес густой, что же будет дальше? Я перевела взгляд на откинувшегося на заднем сидении дроу. Тот выглядел не лучше, за исключением того, что у него не было видимых повреждений. Я обратила внимание на осунувшееся лицо эльфа:
   - Терри, ты сам-то не ранен?
   Тёмный лениво взглянул на меня и снова закрыл глаза:
   - Нет. Со мной всё в порядке.
   Голос эльфа звучал глухо.
   - А вот и подмога спешит, - насмешливо произнёс Терри, не открывая глаз.
   Мы все посмотрели в окно - нам на встречу спешила колонна, состоящая и пяти машин.
   - Жаль, но здесь не оказалось интеррресующей меня лаборатории, - устало продолжил эльф, после того как машины скрылись позади нас. - Придется наведаться по другим адресам.
   Терри зевнул и мечтательно добавил:
   - Поесть бы...
  
   Глава 14.
  
   Николай.
  
   Я себя чувствовал оптимистом, который жизнерадостно считает, что хуже будет обязательно. Если и раньше Тьеррана ловили достаточно активно, то уж теперь все силы будут брошены на поиски всех нас. Вот уж влипли! И зачем только Вика притащила этого нелюдя домой!? После того, что ребята натворили в лаборатории, шансов спокойно выйти из этой передряги не осталось совершенно. Волошин нам этого никогда не простит. Хотя полковник никогда не отличался добротой душевной, а уж теперь он нас будет искать по всему свету. И похоже, что возможностей у него теперь более, чем достаточно. Чёрт возьми, из всех сволочей, мы нарвались на самую порядочную! Что теперь делать, совершенно не представляю. Допустим, нелюдя мы отправим в его мир, но нам-то здесь оставаться...
   Ладно. Будем переживать неприятности по мере их поступления. Сейчас есть более насущные проблемы - нужно решать, куда нам податься, чтоб хотя бы переночевать. На квартиры соваться нельзя ни в коем случае, там нас перехватят моментально.
   Стараясь не потревожить заснувших виновников сегодняшнего торжества, я шёпотом поинтересовался у Васи о конечном пункте нашего следования, изложив свои тревоги.
   - Не боись! - ответил тот. - Есть у меня хаза в Киеве - на дедка одного записана. Там перекантуемся.
  
   Рыбное хозяйство. Закрытый периметр.
  
   Волошин с каменным лицом слушал сбивчивый доклад заместителя начальника охраны. Лейтенант был испуган и растерян. Причём было не понятно, кого он боялся больше - пронёсшихся смерчем по лаборатории существ, либо самого полковника.
   Взмахом руки отпустив охранника, Аркадий Кириллович зашёл в развороченный домик. Оглядев помещение, он вышел на улицу и посмотрел на трупы.
   - Что ты по этому поводу думаешь? - спросил он стоящего рядом майора.
   - Живыми взять их не удастся.
   Полковник повернулся к Иволгину.
   - Тут ты прав. Подключай всех.
   Волошин направился к машинам.
   - Что ж происходит? - донеслось до подчиненного. - Хранитель не предупреждал о таком...
  
   Виктория.
  
   В Киеве мы оказались уже в сумерках.
   Петя и Терри буквально повалилась на кровати, когда мы добрались до квартиры Васи. Последний сразу же отправился куда-то прятать свой "автокорабль", а Коля, выспросив у меня размеры эльфа, направился покупать нашим "рембо" новую одежду. Наличествующая здесь, явно не подходила по размерам. Вася был намного крупнее братьев, а уж худощавый дроу вообще мог потеряться в ней.
   Побродив по нашему новому пристанищу, я осталась удовлетворена осмотром. Пятикомнатная квартира давала возможность всем нам расположится с комфортом. Огромная гостиная, две спальни и кабинет позволяли разместить всех прибывших. Мне выделили отдельную спальню, ту, что была меньшего размера. Большая, с невообразимых размеров кроватью, явно принадлежала Васе, так что никто на неё покушаться не стал. Братья решили поселиться в гостиной, а кабинет соответственно достался эльфу. Мебель везде была дорогущая и вычурная: резные ножки и спинки, позолота, узорчатая обивка. В целом квартира оказалась миниатюрной копией загородного дома.
   Богато жить не запретишь...
   Вздохнув, я отправилась на оснащенную по последнему слову техники кухню. На меня опять сгрузили заботу о пропитании. Вот оно распределение обязанностей: ребята дерутся, а я готовлю. М-да... Как же хорошо, что я живу именно сейчас - куча полуфабрикатов явно облегчают мою работу. Памятуя о прожорливости нелюдя, я пережирала всё филе рыбы, которое нашла. Получилось около трёх кило. Елки-палки, эльфа легче убить, чем прокормить. Не хотела бы я быть его женой...
   Кстати, а кто готовит тёмным эльфам? Ни в одной книжке об этом не пишется - все они утончённые, надменные и гордые. Но кто-то ж должен у них картошку чистить и свежевать дичь. Да и посуду мыть тоже необходимо. Ой, как любопытно... А уж если вспомнить, что убирать кто-то должен тоже. Я представила себе Тьеррана с вантузом на перевес и в синих трениках с пузырями на коленках, сражающегося с забитым унитазом. Картина, достойная масла!
   Хотя может у них магия какая-то есть для этого? Надо обязательно выспросить всё у дроу.
   Поставив на плиту воду для макарон, я подпрыгнула от неожиданности, услышав голос тёмного эльфа:
   - Тори, мне нужна твоя помощь.
   Резко повернувшись к нему, я ехидно поинтересовалась:
   - Тебе? От меня?
   Эльф был по-прежнему грязный и в изодранной одежде. Странно, что он не успел привести себя в порядок. Обычно, как только в пределах досягаемости появлялась ванна, Терри бежал туда сломя голову. Может, он ждёт, пока принесут одежду, в которую можно было бы переодеться? Надо ему подсказать про возможность воспользоваться халатом. Тёмный устало сел на стул и тяжело облокотился о стол. Я опять обратила внимание на посеревшее лицо эльфа. Что-то ему совсем плохо.
   - Так дальше не может продолжаться. Мне нужны магические силы. А у нас такая напряжённая жизнь, что я просто не успеваю восстановиться.
   - А при чём здесь я? - вставила я.
   - Тори, дослушай, а потом задавай вопросы, - сердито отвел дроу. - Мне придётся взять Силу через тебя.
   - Что!? - не удержавшись, воскликнула я. - Опять химичить со мной будешь? Не дамся!
   Дроу только поморщился от моего вскрика, но замечаний делать не стал.
   - Мне просто необходимо пополнить свой магический резерв. От этого может зависеть жизнь кого-либо из нас. Сегодня нам с Петром в большей степени повезло, но всё могло закончиться совершенно иначе.
   - Но почему я!?
   Терри на секунду замолчал, а потом нехотя ответил:
   - Ритуал происходит через кровь. Ты потом будешь чувствовать слабость и упадок сил. Я не могу тянуть жизненную силу у мужчин - в случае опасности они не смогут полноценно реагировать.
   - Елки-палки! А я, значит, балласт!? - моему возмущению не было предела. - Значит меня и в доноры можно!?
   Некоторое время дроу пристально смотрел на меня.
   - Тори, пойми, это необходимость. Если бы возможно было обойтись без магии крови, то я бы это сделал.
   Видя моё несогласие, эльф вздохнул и поднялся.
   - Если решишься, то братьям не говори. Полагаю, они будут против.
   Слегка ссутулившись, Терри вышел из кухни. Я смотрела ему вслед и размышляла. Судя по всему, долгоживущему действительно пришлось очень тяжело в лаборатории. И судя по всему, мне всё-таки придётся помочь ему. Как бы мне этого не хотелось.
  
   Тьерран.
  
   Поняв, что девчонка так и не пересилила свой страх, я сразу после ванной и ужина отправился спать. Сил не было совершенно. Уходить от пуль на пределе своих возможностей - это не с эльфийками по парку гулять. Думать же о том, как и где я буду пополнять почти полностью опустошённый магический резерв, мне вообще не хотелось. А если мне это не удастся, то в следующий раз мне придётся тянуть силу из себя. Что чревато серьёзными последствиями. Причём для окружающих в большей степени, чем дл меня: если у меня будет слишком сильное истощение, инстинкты могут взять верх. Как же мне необходимо хотя бы пару дней передохнуть. А лучше неделю. Но я прекрасно понимал, что это невозможно. С этими мыслями я провалился в сон.
   В этот раз я находился в нашем бестиарии. В просторных вольерах прохаживались животные, свезённые из разных уголков мира.
   - Впечатляюще существа, - произнёс, подошедший ко мне, Хранитель. Откуда он появился, я не успел заметить. - Особенно некоторые хищники. Дроу похожи на них - никогда не смирятся с подчинённым положением. Всегда ищут выход. И всегда готовы сожрать того, кто им мешает.
   - Интерррресно, к чему этот светский разговор? - С сарказмом поинтересовался я. - В прошлый раз ты меня подгонял, а теперь спокоен.
   Хранитель улыбнулся мне и повернулся к вольеру с мант'ра'ллилой, с увлечением раздирающей кусок мяса.
   - Ты уже начал действовать.
   - Скажи, где находится нужная мне лаборатория? Или ты ждёшь, пока я не разнесу полгорода?
   - Думаю, что тебе это не под силу, - усмехнулся Хранитель.
   - Зато меня вполне могут убить, пока я самостоятельно буду искать. Думаю, это не входит в твои планы.
   - Нет, не входит, - Хранитель опять смотрел на меня, улыбаясь. - Но...
   Что-то всё-таки с этим Хранителем не то. Обдумать поведение этого существа я не успел. Оказывается, из разговора с ним меня выдернули еле слышные звуки в коридоре. Интррресно, кому ночью не спится? Я бесшумно вытащил Дро'н'Шаен и скользнул к двери. Только я успел занять удобную позицию, как в дверь тихонько приоткрылась и в комнате, стараясь ступать как можно тише, кто-то появился. Я вдохнул идущий от человека запах - Тори. Тьма! Вот неугомонная девчонка! И что ей от меня надо посреди ночи?
   Прикрыв за собой дверь, девушка стала осторожно красться к дивану, на котором была расстелена постель. Интрресно... Я решил понаблюдать, что она будет делать дальше.
   Наклонившись над постелью, Тори пошарила рукой по подушке. Не обнаружив меня, выпрямилась и стала оглядываться, стараясь разглядеть хоть что-то в тёмной комнате.
   - Терри... - тихонько позвала она.
   Похоже, что никто не собирается меня убивать. А я уж подумал, что после сегодняшних событий девчонка решила отбросить пацифизм и воплотить в жизнь, предложенное Ником. Послушаем, зачем она пришла.
   - Я здесь, - негромко ответил я, прикасаясь к плечу девушки. Та вздрогнула и отпрянула от меня.
   - Не бойся, - сказал я, усаживая человеку поверх одеяла и пристраиваясь рядом с ней. - Рассказывай, что случилось.
  
   Виктория.
  
   Некоторое время мы сидели молча: я приходила в себя от испуга, а дроу просто ждал, внимательно разглядывая меня. Глаза Тьеррана в темноте напоминали кошачьи - расширенные зрачки, почти полностью скрывшие радужку, отражали тусклый свет, падающий из окна.
   - Я решила помочь тебе, - наконец произнесла я, отдышавшись. - В твоей магии крови.
   - Хорошшшо, - кивнул эльф и встал.
   - Надеюсь, ты не будешь меня кусать? И кровь пить?
   - Кусать? Пить? - удивился тёмный. - Это еще зачем?
   - Ну, как же! А добывать кровь?
   Дроу тихо засмеялся.
   - Хаос и Тьма! От куда такие мысли?
   Не дав мне ответить, эльф добавил:
   - Кажется, я догадываюсь - опять твоё фэнтези. Неужели вы вообразили, что тёмные постоянно пьют кровь?
   - Нет. Этим занимаются вампиры. Но мало ли?
   - Вампиры? - Терри обернулся и, прищурившись, внимательно посмотрел на меня. - Интеррресно... Вы считаете, что эта раса вами придумана... - Он как-то нехорошо улыбнулся, и у меня поползли мурашки по коже. Я почувствовала себя запертой в одной клетке с голодным хищником. Что я, в сущности, знаю про этого нелюдя? Что мы, люди, вообще можем знать про этих существ?... Мне очень хотелось уйти, но я сидела не шевелясь, загипнотизированная слегка светящимися глазами долгоживущего. - Нет, ко мне это не относится, - отвернувшись, он опустился на колени и добавил. - Надо торопиться - время хорошее.
   - Аа... а что делать надо? - робко поинтересовалась я, стараясь как можно тише перевести дыхание: мне не хотелось снова привлекать к себе внимание того зверя, который на секунду глянул на меня из глубины Терриных глаз.
   - Пока ничего. Посиди тихо, я тебе всё скажу.
   Тьерран достал свой клинок и прямо на полу, взрезая дорогущий дубовый паркет, начертил квадрат и вписал в него круг. Вася нас убьёт за эти художества. Хотя почему это "нас"? Пол царапал тёмный, вот ему и отвечать за порчу имущества. Как ни странно, страх прошёл совершенно - осталось одно любопытство и какое-то предвкушение. Похоже, что последние события плохо повлияли на мою психику. По идее я должна дрожать как осиновый лист, ан нет. Сижу тут спокойненько и разглядываю дроу, занятого черчением.
   Закончив со своей "сатанинской хохломой", Терри надрезал себе ладонь и прошёлся по всему рисунку, капая кровью в углы квадрата. Одновременно с этим он что-то шипел, то ли от боли, то ли заклинания читал. Похоже, что всё-таки заклинания. Кровь эльфа начала слабо светится в темноте и поползла по прочерченным полосам.
   - Теперь ты, - сказал подошедший долгоживущий.
   Я встала и вложила свою ладонь в его окровавленную руку. Он перевернул мою кисть и одним отточенным движением полоснул меня по ладони. Елки-палки! Как же больно! Я шла за нелюдем, стараясь сдерживать вскрики, когда он сильно сжимал пораненную руку, выдавливая новые порции крови на точки соприкосновения квадрата и круга. После наших манипуляций пентаграмма (или как правильно называть получившуюся фигуру? Никогда не отличалась глубокими познаниями в геометрии) засветилась ярче.
   Отпустив меня, тёмный переложил клинок в левую руку. Чуть поморщившись от боли, он надрезал вторую ладонь. Потом взял меня за еще целую руку. Что, опять!? Ух!.. Если бы я знала, что так будет, то не пришла бы. Ладони болели неимоверно. Надеюсь, что у него оружие хоть достаточно чистое. А то еще заразу какую-то подхватить не хватало. И почему умные мысли приходят только задним числом?..
   Тьерран велел встать в центр круга, что я и проделала с относительной точностью. Циркуля-то у меня не было - где центр не разберешь. Расположившись лицом ко мне, тёмный взял меня за руки так, чтобы наши раны совпадали, и начал на распев произносить слова своего шипяше-рычашего языка.
   Все мысли вылетели из головы. Вокруг нас стеной поднималось пламя: темно-фиолетовое, почти черное - по квадрату, и ярко красное, малиновое - по кругу. Я заворожено смотрела на происходящее. Вот же будет весело, если мы устроим пожар. Но огонь горел ровно и не делал никаких попыток расползтись по комнате.
   По телу пошла дрожь. Я перевела взгляд на эльфа - его ощутимо колотило. Испугавшись, я попыталась выдернуть руки. Куда там! Терри вцепился в меня, как утопающий в спасательный круг. Глаза дроу превратились в два черных блестящих омута. Ни радужки, ни белка не было видно. Я не могла оторвать от них взгляда. Всё еще продолжая вырываться, я ощущала, что моя воля слабеет, и движения становятся всё медленнее и медленнее. Вдруг тёмный упал передо мною на колени, потянув меня вниз.
   Не хочу!!! Мысленно закричала я, проваливаясь в глубины чёрного взора.
  
   ***
  
   Лежать было совершенно не удобно - похоже, что я опять сбила все одеяло и пристроилась спать поверх него. Как бы этого не хотелось, но придётся вставать и расправлять постель, огорченно подумала я, открывая глаза. Опаньки! А что это за диван тут? И почему он на уровне моего лица? Правильно. Мы же ритуал проводили. Я приподнялась, облокотившись на локоть, и тут же оказалась на полу, больно ударившись коленкой.
   На меня сердито смотрел сидящий на полу Терри, потирая грудь рукой. Похоже, что локтём я оперлась именно на него. Я не менее яростно уставилась на него, схватившись за ушибленное колено. Некоторое время мы играли в гляделки, а потом одновременно рассмеялись.
   - Ну, что? У нас получилось? - вставая. поинтересовалась я. Оглянувшись, я только покачала головой: в слабом свете занимающегося утра на полу отчётливо виднелись грязные разводы, повторяющие геометрический рисунок. Убирать тут придётся долго и нудно.
   Вспомнив подробности ритуала, я вскинула руки, пытаясь в сумерках рассмотреть их. Под запёкшейся кровью были два розоватых шрама, пересекающих ладони. Терри мгновенно переместился из сидящего положения в вертикальное и схватил меня за кисти, внимательно оглядывая рубцы.
   - Стррранно, - пробормотал дроу, чуть ли не обнюхивая мои ладони.
   - Да, отпусти же! - рассердилась я, пытаясь выдернуть руки из цепких пальцев.
   Терри наконец отдал мои руки в моё безраздельное пользование, и я блаженно закрыла глаза, расчёсывая дико свербевшие шрамы. Несколько заглушив зуд, я открыла глаза и тут же отпрянула - лицо эльфа находилось чуть ли не в плотную ко мне.
   - Что опять не так? - Пристальный взгляд лиловых глаз заставлял меня ощутимо нервничать. Может, ему мало было ритуала, и он решил вообще разобрать меня на запчасти?мгно
   - Ты как себя чувствуешь? - Заботливый вопрос дроу меня озадачил.
   - Нормально, вроде... - протянула я, прислушиваясь к внутренним ощущениям. - Да. Всё в порядке.
   - Стррранно...
   - Повторяешься, - ехидно заметила я. - А что, собственно говоря, тебе не нравится? Ритуал не получился?
   - Получился, - ответил дроу немного отстраняясь от меня, но продолжая сверлить меня взглядом.
   - Тогда, чего ты такой неадекватный? Хотя когда это ты себя вёл нормально?
   Терри только фыркнул в ответ на мой сарказм.
   - Маленькая язва.
   - Само такое! - заметив недобрые огоньки, зажёгшиеся в глубине глаз тёмного, я поспешила пойти на попятный. - Не сердись. Лучше объясни, что всё-таки случилось.
   Я уселась на диван и приготовилась слушать.
   - Ритуал пошёл не так, как намечалось, - эльф нервно дергал себя за кисточку косы. В таком возбуждённом состоянии я его еще не видела. - Я не знаю, что произошло на самом деле, но видимо кровь существ из разных миров вошла в резонанс. Причем я не просто пополнил свой резерв - я вышел на новый уровень, который должен был достичь только лет через триста-четыреста!
   Он подошёл к окну и застыл там, обдумывая ситуацию. В неверном свете медленно разгорающегося дня эльф выглядел совершенно нереально. Неровная освещённость фигуры эльфа создавала впечатление будто он перетекал из света в тьму. Тонкие черты нечеловеческого лица, матово-бледная кожа придавали ему сходство с потусторонним созданием, а полная неподвижность - с каменным барельефом. Ему бы в готических фильмах сниматься - цены бы не было.
   Некоторое время я молча ждала продолжения, но поняв, что Терри не намерен посвящать меня в детали, решила выдернуть его из мрачных дум:
   - И что? Разве это плохо? И при чём здесь я?
   - Плохо? - Переспросил дроу. - Скорее нет, чем да. Особенно в нашем положении. Хотя я не знаю, каким образом это может отразиться на мне. А что касается тебя, то ты должна быть полностью обессилена. Помнишь сканирование?
   Эльф повернулся ко мне и, увидев мой кивок, продолжил:
   - Так вот сейчас ты должна была чувствовать себя еще хуже.
   Меня аж передёрнуло от этих слов.
   - А ты наоборот - активна и бодра, - как-то грустно добавил Терри, подходя ко мне.
   - Добренький ты, как я погляжу, - обиделась я. - Раз мне хорошо - значит это плохо.
   - При чём здесь это!? Просто это ненормально! - Он схватил меня за плечи и затряс как грушу. - Понимаешь ты или нет!? Ненормально!
   - Пп.. п-п-по-ня-ла, - клацая зубами, выдавила я. - От-пус-ти!
   Эльф тут же разжал руки, и я повалилась обратно на диван.
   - Псих ненормальный! Что на тебя нашло!? - Зашипела я разъярённой кошкой.
   Терри выглядел растерянным. Похоже, что эта вспышка удивила его самого. Я обескуражено взирала на него снизу вверх:
   - Короче. Мне всё ясно, - сказала я поднимаясь. - Я пошла спать, а то, чувствую, мы сейчас до чего-то нехорошего договоримся. Кстати, тебе еще тут убирать придётся.
   Эльф мельком взглянул на испорченный паркет и, сделав непонятный мне жест, скороговоркой что-то произнёс. Судя по тому, как моментально исчезли хлопья высохшей крови, как на полу, так и у нас на руках, это было заклинание.
   - Ух, ты! - я восторженно оглядела результаты магического воздействия. - Вот бы здорово научится такому!
   - Думаю, что для тебя это невозможно, - спокойно ответил, взявший себя в руки, нелюдь.
   - Жаль... Ах, да! Хотела тебя спросить, а то ты ничего про свой мир не рассказывал. Кто у вас убирает и готовит?
   - Уборщицы и повара, - ответил Терри, удивленный моим вопросом.
   - Это понятно. Я имела ввиду, у вас, у дроу, кто этим занимается? Какая раса?
   - Тори, давай обсудим это в другой раз? Тебе не кажется, что сейчас не подходящее место и время для таких разговоров?
   - Не хочешь говорить, ну и не надо. - Я скривилась и показала эльфу язык, с удовольствием глядя на удивлённо взметнувшуюся бровь нелюдя. - Ладно, пойду баиньки. Может, еще успею увидеть хоть один сон.
   Я уже успела дойти до двери, как меня он окликнул:
   - Тори, а почему "псих ненормальный"? Разве психи бывают нормальными?
   Поражённая его вопросом я резко развернулась и ошарашено уставилась на Терри. А потом тихо захихикала, памятуя о том, что все остальные из нашей компании давно спят и будить их совершенно ни к чему.
   - Это эмоциональная окраска для придания выразительности первому слову и подчёркивания его значения, - лекторским тоном произнесла я и с гордо поднятой головой удалилась.
   Хотя чем тут было гордиться, совершенно не понятно.
  
   Глава 15.
  
   Тьерран.
  
   Во время завтрака я внимательно наблюдал за весело щебетавшей девчонкой. То, что руки у неё зажили слишком быстро для человеческого существа, и она вполне нормально себя чувствовала - это было ещё не самое странное. Больше всего меня беспокоило то, что я видел её ауру. Чтоб достичь этого, необходимы были годы тренировок, причём целенаправленных. Это была высшая ступень целительского искусства тёмных. И даже необъяснимый скачёк моих магических сил не мог дать мне этого. Интереснее всего было то, что я видел только её. Остальные люди остались для меня закрыты, как и было положено. Кроме того, я чувствовал какие-то непонятные изменения в себе самом, главным проявлением которых стала моя необъяснимая эмоциональность. Всё воспитание дроу строится на подавлении своих чувств - слишком уж они у нас разрушительны. Что поделать: наследственность... А уж после учёбы и годов тренировок я мог сдерживать себя в любой ситуации. И вдруг - такое!.. Что ещё, помимо этого, изменилось во мне, я не мог определить. Мне явно не хватало знаний для анализа ситуации. Почему я не захотел стать алхимиком? Впрочем, будь я им - меня бы уже дано изучали местные учёные.
   Тьма, что же мы наделали!? И не станут ли наши действия причиной нашей гибели? Всё-таки это чужой мир: несмотря на то, что нити Силы кажутся такими же, как и у нас, видимо есть существенные различия, которые я мог не заметить.
   Тори периодически поглядывала на меня, и, когда ей удавалось перехватить мой взгляд, заговорщицки мне улыбалась. Конечно: мифический тёмный эльф проводит с её участием загадочный ритуал, о котором надо теперь таинственно молчать. Какой же она, в сущности, ребёнок! Для неё всё происходящее было не более чем увлекательное приключение, а я - ожившая сказка. И даже произошедшие вчера события не особо её напугали.
   - И что теперь будем делать? - заданный Ником вопрос вывел меня из задумчивости. На меня в ожидании ответа уставились четыре пары глаз.
   - Будем проверять адреса, пока не найдём нужную лабораторию, - я пожал плечами. Наши действия были для меня очевидны. - Если все они окажутся ложными следами, то допросим кого-нибудь из людей Волошина.
   - Замечательный план! - зло бросил Ник. - Я так и думал! Только вот ты не учёл одного: мы, помогая тебе, вляпались в кучу неприятностей. И судя по всему это еще не предел! Так вот: ты сваливаешь в свой мир, и выходишь сухим из воды, а нам что делать здесь? Мы-то остаёмся!
   - Ты и твой брат - два здоровых сильных мужчины, - холодно ответил я. - Неужели вы не сможете защитить свою семью!?
   - Ишь, какой умный выискался! И как ты это себе видишь? Мы мочим всех и каждого? Ты хоть представляешь себе как это можно сделать? Это же не просто нелегальные лаборатории - это целая система, прикрываемая государством!
   - Тогда поменяйте государство, - меня начали раздражать выдвигаемые мне претензии. - Не мне тебя учить. У вас куча стран, куда можно уехать и затеряться. Вы же смогли выжить до сих пор. Справитесь и теперь.
   - Ты - идиот! Это не возможно будет сделать!
   Дальнейшие аргументы Ника потонули в несвязном хрипе:
   - Никогда! Сссслишшшишшь - никогда! Не сссмей так сссо мной ррразссговаррривать! - я отпустил шею осмелившегося оскорбить меня человека.
   Ник повалился на пол, пытаясь отдышаться и растирая горло руками. Пару секунд я нависал над парнем, стараясь погасить взметнувшуюся во мне ярость, требующую выхода. На коже человека стали проступать синюшные пята, оставленные моими пальцами. Невольные свидетели этой сцены отреагировали только сейчас: слишком быстро всё произошло. Тори кинулась к пострадавшему брату, а Петр и Вася повскакивали с мест, намереваясь защищать парня от моих дальнейших действий.
   Хаос и Тьма! Вот оно! То, чего я опасался - я не смог сдержать свою агрессивность. Конечно, изредка бывало, что некоторые существа (и люди среди них бывали крайне редко) пытались унизить и оскорбить меня, особенно когда предполагали, что преимущество на их стороне. И это всегда заканчивалось для них плачевно. Но никогда я чувствовал такого всепоглощающего бешенства. На первом месте всегда присутствовал хладнокровный расчёт и осознание необходимости уничтожения рискнувших оскорблять дроу - такое нельзя ни прощать, ни забывать. Сейчас же я был готов бездумно убивать, забыв о полезности этих людей...
   - Спокойно, - произнёс я, обращаясь к рассерженным и растерянным мужчинам. - Я больше его не трону.
   Уже полностью успокоившись, я сел обратно. Всё-таки несмотря на изменения характера, произошедшие после ритуала, годы тренировок не дали мне полностью потерять контроль. Нет, я лукавлю - никакого изменения характера нет. Мои чувства вполне естественны для дроу, но вот проблема с самоконтролем - это слишком серьёзно. Тёмный, не умеющий сдерживать себя, становится слишком уязвимым: под влиянием голых инстинктов и эмоций забываешь об элементарной осторожности. Именно это и стало гибелью многих наших предков, кто не сумел обуздать себя... Наше количество настолько стремительно сокращалось, что для того, чтоб выжить и был разработан целый комплекс упражнений, направленных на подавление и сдерживание своих разрушительных начал.
   Раз уж мне совершенно не хочется пополнить ряды умерших глупой смертью, то придётся снова заняться Техникой Ограничений. Тьма! Где я возьму на это время?...
   Петр помог Нику встать и усадил его на стул. Остальные тоже заняли свои места, настороженно следя за моими движениями.
   - Я понимаю вашу обеспокоенность, - я вздохнул. Придётся задержаться немного и помочь им решить вопросы в этом мире. Мирное существование всегда и везде обусловлено готовностью вооружено защищать его. Некоторые вещи незыблемы.
   - Полагаю, что моё знакомство с вашим Волошиным становится насущной проблемой. Ведь именно он управляет всей этой организацией, которая развернула на меня охоту, и наверняка вся интересующая меня информация сосредоточена у него. Это будет удобнее и безопаснее, чем наведываться во все помещения этой организации.
   - Да уж, - буркнул Петр. - На это у нас может и здоровья не хватить.
   Я кивнул, соглашаясь с его словами:
   - Вот именно. При этом вполне возможно в ходе разговора устранить возникшую перед вами проблему в его лице.
   Люди молчали, обдумывая сказанное мною.
   - Конечно, это не решает нашу ситуацию полностью, - угрюмо сказал Ник. - На его место тут же назначат другого, но пока он разберётся что к чему, это даст нам необходимую фору для выезда заграницу и обустройства новой жизни.
  
   Виктория.
  
   На заявление братьев, что мне придётся остаться дома под присмотром Васи, я только картинно вздохнула и покладисто согласилась с их доводами. Как только за ребятами закрылась дверь, я выскользнула в коридор и прислушалась. Отличненько! Вася в зале телек смотрит. И судя по звукам какой-то очередной блокбастер. Не будем тревожить человека во время рандеву с музой кинематографа (не знаю, есть ли такая на самом деле, но уж за последние десятилетия должна была появиться обязательно).
   Заглянув в комнату к братьям, я порылась у них в сумке. К счастью некоторую сумму денег они оставили дома. Подумав, что это сильно смахивает на кражу, я на секунду замерла. Так, надо срочно придумать оправдание своим действиям, иначе совесть заест. А потом и Коля с Петей, когда узнают, доедят то, что осталось. Во-первых, они мои братья. Во-вторых, родители потом вернут им деньги. И, в-третьих, мне просто необходимо позвонить маме с папой: мобилку у меня отобрали и выкинули ещё пять дней назад; в квартире я не появлялась и ответить на возможные телефонные звонки не могла - родители уже наверняка беспокоятся. А уж если я в ближайшее время не пообщаюсь с ними, то можно гарантировано ожидать их в Киеве. В связи с тем, что тут закрутилось - это весьма и весьма не желательно.
   По немногочисленным посмотренным и прочитанным мною детективам я знала, что телефоны подозрительных личностей обязательно прослушиваются. Учитывая то, что мы явно оказались в числе "подозрительных", то звонить из квартиры Васи становилось опасным - скорее всего мобилки старшего поколения уже стоят на контроле. В такой ситуации был единственный выход - отзвониться с улицы. Придя к такому решению, я вернулась в прихожую и, стараясь не шуметь, стала искать ключи. Елки-палки, неужели Вася их с собой забрал? Нет. Вот они - в верхнем ящике комода.
   Я торжествующе улыбнулась себе в огромное зеркало возле двери. Ай, да я! Ай, да... кх-м... хорошая девочка.
   Тихо клацнул открывшийся замок, и я выскользнула на лестничную площадку.
   Самое удивительное то, что мысли об опасности, которая могла подстерегать, совершенно меня не остановили. Во-первых, надо срочно успокаивать маму с папой (уж, я-то знала, как они переживают за меня), а во-вторых, после такой бурной ночи я чувствовала себя на удивление бодрой и жизнерадостной. Мне хотелось куда-то бежать и что-то делать. А что может быть естественнее звонка родителям? Ничто не может остановить любящую дочь в её порыве. Вот какая я замечательная во всех отношениях!
   С такими радужными мыслями я вышла со двора на улицу, и, оглянувшись, направилась на поиски ближайшего ларька с телефонными карточками.
   Терпеть не могу спальные районы: здесь никогда ничего не возможно найти, а в хитросплетение домов наводило на мысли, что планировку кварталов разрабатывал потомок Сусанина.
   Я внимательно смотрела по сторонам, выискивая интересующий меня объект. К счастью, газетный киоск, где я смогла купить карточку, нашёлся довольно быстро - но вот в поисках телефона-автомата пришлось помучаться. В наш век высоких технологий и мобильных телефонов такой аппарат стал дефицитом. Протопав приличное расстояние, я уже подумывала начать искать ближайшее почтовое отделение (там то уж наверняка должен быть хоть один телефон). К счастью, судьба смилостивилась надо мной и сделала мне подарок - в конце очередного квартала я увидела помещение почты и ускорила шаг.
   Приблизившись к почтовому отделению, я поражённо замерла. В метрах в ста от него была автобусная остановка, возле которой сиротливо маячил ларёк. Терри блаженно поедал мороженное, за которое расплачивался хмурый Коля. Оторвавшись от пломбира, дроу резко обернулся и посмотрел мне прямо в глаза. Я рванулась к спасительной двери в тщетной надежде, что эльф всё же не узнал меня.
   Почта оказалась достаточно большой, и здесь стояли телефонные будки, в одну из которых я поторопилась зайти. "Вот и накрылись твои благородные порывы" обречённо подумала я, наблюдая через стеклянную дверь кабинки, как следом за мной входит тёмный. Окинув взглядом практически пустое помещение, нелюдь моментально вычислил моё место нахождения и медленно, я бы даже сказала, с ленцой, направился ко мне.
   - Интеррресно, что же мы тут делаем? - Терри открыл дверцу и, сняв солнцезащитные очки, чуть склонился ко мне. - Взрослых не слушшшаемся?
   - Вот именно! - прозвучал сердитый голос Коли.
   Я зачарованно смотрела в лиловые, задорно блестящие, глаза дроу и не заметила появления братьев возле него. Терри распрямился и сделал полшага назад, давая возможность ребятам накинуться на меня.
   - Тори! - Коля не заметил, как назвал меня именем, данным эльфом. - Это уже переходит всякие границы. Чем ты думала, когда самостоятельно выбиралась в город!?
   - Головой! - Огрызнулась я, полностью переключившись на него. - Если вы не забыли, то у нас есть еще и мама с папой! Конечно, к вам они относятся лояльнее - но мне-то надо отчитываться постоянно. А я уже давно с ними не созванивалась - можете себе представить, во что это выльется, если этого не сделать в срочном порядке?
   Я сложила руки на груди и гневно уставилась на моих мучителей. Гневное выражение с лиц братьев моментально сползло и уступило место смущению.
   - Чёрт! - Взвыл Коля.
   - Спокойнее, - Терри легко прикоснулся к плечу парня. - Мы здесь не одни. Не надо привлекать внимание.
   Коля обернулся на встревоженных его возгласом... продавщиц? Вот забавно - никогда не задумывалась над тем, как правильно называть работниц почты.
   - Только я не знаю что врать, - жалобно ответила я. - Помогите, а? Вы же мне пудрили мозги столько времени - придумайте что-нибудь для успокоения родителей.
   Ошеломлённые моими словами братья только открывали и закрывали рты, как рыбы, выброшенные на берег. Тьерран же ржал как лошадь. Я даже не предполагала, что высокомерный и невозмутимый дроу может издавать такие звуки. Уж не знаю, что его так рассмешило, но меня его поведение просто взбесило.
   - Успокойся ты! - Зашипела я на эльфа, разошедшегося не на шутку. - Сам же только что говорил про посторонних.
   Девушки уже почему-то сбились в стайку и с опаской поглядывали на нас, в то время как одна из них куда-то звонила.
   - Пррросссто пррррэээлесссно! - Протянул отсмеявшийся Терри. - Коллективное творчество: "как обмануть своих родственников". Может из тебя ещё получится нормальный человек.
   - А из тебя уже не получится никогда! - Сердито парировала я.
   - Это точно, - подмигнул мне нелюдь. - Из эльфов, слава Тьме, никогда не получаются люди. Ник, раз уж так получилось, пусть девчонка звонит родителям, а потом я её переброшу порталом обратно.
   - Ты можешь создать портал? - удивился Петя.
   - Да. Я сделал привязку к Васиной квартире.
   - А почему раньше не делал?
   Тьерран переглянулся со мной и молча пожал плечами, надевая очки, чтоб скрыть приметный цвет глаз.
   - Тори, давай быстрее, - подогнал меня тёмный и медленно пошёл по почтовому отделению, разглядывая внутреннее убранство. Братья, заметившие взгляды, которыми мы обменялись, выжидательно уставились на меня в надежде получить интересующий их ответ. Не дождётесь!
   Я точно так же, как нелюдь, молча пожала плечами и, отвернувшись от них, стала набирать телефонный номер.
  
   Николай.
  
   Придумав более-менее правдоподобное объяснение долго молчания сестры, мы с Петром расположились на стоящих рядом стульях, ожидая, пока Тори поговорит с родителями. Ну, вот. Я уже как этот нелюдь девочку называю. Впрочем, должен признать, это имя ей шло больше стандартного "Вика".
   Вика помахала нам рукой, и нам с Петей тоже пришлось общаться с батей. Но это даже к лучшему - в ближайшее время предки не будут переживать, куда мы делись. Перекинувшись парой фраз с батей, мы вернулись на исходную позицию.
   Тьерран бродил по почте, останавливаясь то там, то тут, и хмыкая себе под нос. Наконец, насмотревшись, он пристроился рядом с нами, ожидая появления Тори.
   Когда мы уже успели заскучать, из телефонной будки появилась девушка.
   - Всё, - сестра с облегчением вздохнула. - Теперь можно спокойно не звонить ещё дня три.
   В этот момент с улицы раздался усиленный динамиками голос:
   - ВСЕМ, НАХОДЯЩИМСЯ В ПОЧТОВОМ ОТДЕЛЕНИИ N46, ВЫЙТИ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ! СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕЗПОЛЕЗНО!
   Мы вздрогнули от неожиданности и замерли. Единственным кто не растерялся, был Тьерран. Молниеносным движением оказавшись возле сестры, он подхватил взвизгнувшую от неожиданности девушку на руки и легко перепрыгнул через стол, где оформляют посылки. Не обращая внимания на испуганно жмущихся друг к дургу продавщиц, дроу скользнул во внутреннюю дверь. Мы бросились следом за эльфом, который уже бежал по подсобным помещениям, то и дело натыкаясь на перепуганных работников почты.
   Вслед нам неслось громогласное предложение сдаться.
  
   Петр.
  
   Похоже, мы живыми уже нужны не были. Скорее всего, после предыдущих нескольких стычек, когда Волошин потерял лабораторию и кучу убитыми, было принято решение, что наши трупы тоже подойдут для изучения. Мы стояли посередине одного из кабинетов, от куда с огромным удовольствием выгнали перепуганных женщин. Всю мебель пришлось сдвинуть, чтоб эльф мог развернуть свой портал.
   - Тьма! - прошипел Терри. - Они подавляют мою магию.
   - Что!? - воскликнул Коля.
   - Вот то! - Зло огрызнулся нелюдь. - Какое-то излучение, более активное, чем поисковое, с помощью которого они меня находили. Совсем мои возможности они подавить не могут, но самое главное телепорт я открыть не могу.
   - Почему? - вставила Тори.
   - Потому, что при попытке его открыть тот разваливается на отдельные фрагменты. Я сейчас пытаюсь преодолеть это, но безуспешно. Если мы воспользуемся таким нестабильным порталом, то наши кусочки прибудут во все точки вашей планеты.
   Что за %;?:NN... Нас обложили как волков! Хуже всего было то, что в этой ситуации перескочить через флажки не было никакой возможности. Объявив нас террористами, захватившими заложницу (это Тори, я так понимаю), Волошин выиграл вчистую. Теперь против нас были все силовики, пресса и общественное мнение. Чёрт возьми, сдаться мы не можем по вполне понятным причинам, а уйти тоже никакой возможности: от очереди в голову даже эльф не оправится.
   Терри обещал прикрыть нас магией, но это тоже не выход: его запас сил не бесконечен, а против целой армии желающих разорвать нас на части мы не выстоим.
   - Что ж. Значит, продадим жизни подороже, - дрожащим голоском произнесла Виктория и слабо улыбнулась, стараясь спрятать за бравадой переполнявший ее страх.
   Мы не могли посмотреть в глаза обреченной девочки. Она уж точно не заслужила такой участи.
   - Тори, - спокойно сказал я. Если бы кто-то знал, чего стоило мне это спокойствие. - Заберись под стол и ляг на пол. Возьми пистолет, но использовать его начнешь только, после того как никого из нас не останется в живых.
   Сестра сглотнула и жалобно заглянула в глаза.
   - Ты запомнила? Только после того, как останешься одна! Помочь ты нам не сможешь: несмотря на знание азов - ты не профессионал и вполне можешь попасть в кого-либо из нас.
   - Хорошо. Я поняла...
   - Началосссь! - Воскликнул Терри. В ту же секунду в комнату, где мы находились, полетели гранаты с газом и вломилась группа в камуфляже: всё завертелось как в калейдоскопе.
  
  
  
   ******
  
   Группа захвата сразу открыла стрельбу на поражение: был приказ никого не брать живыми. Но обороняющихся прикрывал какой-то полупрозрачный купол, от которого пули рикошетом отскочили и ранили несколько человек группы "Альфа" (прим.автора -спецподразделение "Альфа" занимается борьбой с терроризмом). Одновременно в "альфовцев" полетели ледяные иглы, прошивая их тела в незащищенных снаряжением местах.
   - Бысcccтрее! - крикнул эльф и, сняв защиту, первым бросился к двери. Нырнув в дверной проём, он стал прыгать отталкиваясь от стен по немыслимыми траекториями и стреляя по оставшимся в коридоре спецназовцам. Те не успевали даже среагировать на нечеловеческую скорость перемещающегося тёмного.
   На секунду остановившись, нелюдь обернулся к спутникам - глаза полыхали огнём.
   - Лучшшше уходить через дворы. Всё-таки там у нассс больше шшшансов. От ссснайперов я первое время прикрою, за это время мы обязссаны вырваться, - дроу рванул к служебному выходу.
   Люди молча побежали за ним. В подсобных помещениях прошёл тайфун: все стеллажи были опрокинуты; посылки разбросаны беспорядочными кучами; в воздухе кружились, оседая на пол и покрывая его равномерным слоем, листочки истерзанных газет и журналов, пострадавших во время перестрелки. Видимо и здесь эльф воспользовался выигрышной тактикой беспорядочных скачков, уводящих его из-под прицела. Лежащие возле выхода люди были зарезаны - у темного явно закончились боеприпасы.
   Девушка расширенными от страха глазами смотрела, не в силах отвернуться, на трупы. Прижав кулачки к груди она мелко сглатывала, стараясь удержать подкатившую тошноту.
   Подобрав чужой пистолет, и заново создав защитный купол на идущую с ним группу, эльф первым выскочил через покорёженную дверь. Один из мужчин схватил девушку за руку и дёрнул за собой следом, отрывая её от созерцания развернувшейся бойни.
   Звуки автоматных очередей разорвали тишину старого неухоженного двора, со стороны которого подвозили корреспонденцию. Дроу размытой тенью метнулся влево: в той стороне почти мгновенно стали стихать звуки выстрелов. Люди, не дожидаясь спутника, бросились вперед в надежде уйти от дышащей в затылок смерти. Мужчины отстреливались, инстинктивно прикрывая собой бегущую между ними девушку.
   На крыше одного из домов расцвел огненный цветок, и в сторону убегающих людей смертельной кометой отправился снаряд. Девушка на бегу обернулась, выискивая глазами исчезнувшего дроу...
   Под напором раздавшегося взрыва купол щёлкнул и исчез: в оставшихся без защиты людей полетели осколки гранаты, большая часть которых досталась отставшей на пару шагов девушке.
   - НЕТ! - акустический удар от крика, не успевшего помочь, эльфа выбил из сознания раненых мужчин. Именно это и спасло их от участи, худшей, чем смерть.
   Долгоживущий скользнул к упавшей девушке и склонился над ней: её аура тускнела, блекла, становясь всё меньше и потрёпаней - с такими ранами люди не живут. Красные глаза эльфа подернулись поволокой и начали наполняться чернотой. Медленно выпрямившись и раскинув руки, с зажатым в одной из них клинком, он начал говорить на не известном в этом мире языке:
   - Ra Thierran zurh Scharrhien'zh'Saien sran'kaen glizz Shae'en Ma Torriss! Karen porin'terian tequint, rante'rit rrila zul lassian, Thi'en lae Shae'en! - на секунду вслушавшись во внезапно наступившую тишину, прорычал. - THORRINAR!
   Замерший на мгновение мир вздрогнул, и время стремительным потоком продолжило свой бег.
   Подтянувшиеся во двор новые группы "альфовцев" открыли огонь по одиноко стоящей фигуре, вокруг которой начал темнеть воздух, впитывая в себя окружающие тени и сворачиваясь спиралью.
   Мир стал выцветать - все краски жизни впитывались стремительно разворачивающейся воронкой мрака, в центре которой стоял эльф с черными, безжизненными глазами, в которых плескалась бездна.
   Пули, не долетая до него рассыпались прахом. Клубящиеся тени скользнули в стороны, и кто-то закричал в ужасе. Но было поздно спасаться бегством: Тьма услышала своё Дитя и откликнулась на зов. Дитя требовало мести - жизни и души всех, до кого Она могла дотянуться, принадлежали теперь Ей.
   ....
   Ужас и отчаяние гибнущих тянулись к долгоживущему, наполняя его нестерпимыми муками. Мгновения растянулись на века непреодолимой боли, растворяя в себе сущность тёмного поглощая без остатка, выжигая разум, обращая пеплом чувства... Мертвенное небытие становилось его уделом...
   Неожиданно, рука раненой девушки шевельнулась. Её аура на долю мгновения вспыхнула ярким блеском и опять начала стремительно опадать. Пустые глаза равнодушно смотрели на дрожание залитых кровью пальцев.
   Месссть свершшшиться, шептала Тьма, зссабудь вссссё... Этот мир почшшувссствует твою яроссссть... Всссё кончшшено... Они жшшалки и бессспомощны...И они принадлежшшшат мне...Тьма потянулась к душе, чудом удержавшейся в искореженном девичьем теле.
   Эльф дернулся как от удара. Преодолевая волю Тьмы, которая заполнила его как рука перчатку, полоснул клинком по своему запястью. Растворяясь в окружающей мгле, из раны стала медленно капать тягучая, почти черная кровь тёмного эльфа. Тьма дрогнула, не желая сдаваться, но нельзя было переступить через запрет добровольно отданной крови Мстящего. Тени стали истончаться и таять, отступая перед требованием призвавшего их. Последняя тень скользнула по раненой руке, как будто слизывая живительную влагу, и исчезла. Всё так же светило солнце и шелестела листва.
   Зашипев от жгучей боли, он зажал рану на руке. Создав портал, дроу забросил туда лежащих у его ног мужчин. Подхватив на руки девушку, он нырнул следом за исчезнувшими только что людьми.
   Их никто не пытался остановить - теперь этот квартал был мёртвым местом.
  
   Глава 16.
  
   Тьерран.
  
   Нарастающий шум и гул в голове не давал понять, что говорит подскочивший ко мне Вася. С трудом сосредоточившись, я прохрипел:
   - Помоги братьям.
   Меня лихорадило, мысли путались и неслись вскачь. От лежащей у меня на руках девчонки ко мне тянулась эмоциональная связь, бьющая по душе сильнее Плети Хаоса. Её страх и ужас заглушали все мои чувства и желания. Хотелось прижать посечённое осколками тело к себе и спрятать, заслонить, защитить. Превозмогая наведённые ощущения, я опустил девушку на пол, и рухнул возле неё на колени. Требование спасти, неконтролируемой волной идущее от Тори, сковывало и лишало воли.
   Хаос и Тьма! Как ей удается меня подавлять!? Там, во дворе я не ожидал такой ментальной атаки от раненой девчонки, которая сбросила мне свой страх и желание защититься. Именно её ужас толкнул меня на призыв Тьмы. Страшнейший обряд нашей расы, применявшийся только однажды.
   Я не мог понять: что происходит, и почему. Никаких сведений о том, что обычная человечка может подчинить дроу не было. И быть не могло.
   Связь с девушкой крепла, и во мне штормовым валом нарастал вопль: "жить!". Перед глазами все плыло. Я выставил вперед руки, опираясь на них, чтоб не упасть на Тори. Старался отгородиться от её сознания и проигрывал. Это был конец для нас обоих. Помочь ей не было возможности - я не умел лечить такие раны. И если я не смогу сейчас вырваться, то она утянет меня за собой.
   Ярость, боль, страх, отчаяние ударили по мне, сметая последние внутренние барьеры. Меня выгнуло дугой, и я упал рядом с израненным телом.
   Тори в считанные мгновения опустошила весь мой ресурс. Но ей этого было явно недостаточно, и девушка потянулась к магической составляющей моей сущности. Я чувствовал, как что-то во мне надрывается и уходит. К ней.
   Окружающая действительность водила вокруг меня хоровод, ускоряя свой бег и сливаясь в непонятную карусель цветов и оттенков. Сил сопротивляться уже не осталось. "За всё надо платить", апатично подумал я, вспоминая ритуал крови, позволяющий получить заёмную силу.
   "Что ты наделал!?" раздался у меня в голове гневный окрик Хранителя.
   Вокруг меня вспыхнули звезды, и Тьма милостиво накрыла меня своим чёрным пологом.
   "Здравствуй, Владычица!" прошептал я, проваливаясь за Грань.
  
   Виктория.
  
   Первая мысль, которая пришла мне в голову, после того как я очнулась, была о том, что общение с дроу плохо на меня влияет. До того, как я с ним познакомилась, я никогда не падала в обмороки. Теперь же это стало для меня постоянным состоянием.
   Елки-палки, лес густой! Да я же не просто в обморок упала! Перед внутренним взором мелькнули картинки последних событий, логическим завершением которых стал взрыв прямо у меня под ногами.
   Я хоть жива!? Запаниковав, я резко вскочила. Голова закружилась, и я рухнула обратно на подушку. Второй раз я предусмотрительно делала всё медленно. Сев и свесив с кровати ноги, нащупала тапочки. Обувшись, поднялась и прошлёпала к зеркалу. Так. Похоже, что я вполне здорова, хотя внешний вид оставлял желать лучшего: всклоченные волосы, бледное, осунувшееся лицо и чёрные круги под глазами. Стянув с себя мужскую майку (надеюсь, что переодевал меня кто-то из братьев), я внимательно осмотрела тело. На груди и животе просматривалось множество почти заживших шрамов. Подойдя ближе к зеркалу, я заметила, что на лице тоже виднеются шрамы, но намного бледнее. Всё ясно - меня вылечил Терри.
   Не найдя другой одежды, мне пришлось натянуть обратно майку. Придерживая подол, чтоб не сильно задирался при ходьбе, я отправилась на поиски кого-либо из ребят. Меня больше всего беспокоили братья - во время взрыва они находились рядом со мной и тоже могли пострадать не меньше моего. Я, конечно, надеялась, что эльф не оставил их в беспомощном состоянии и помог им так же, как и мне. Но сильно рассчитывать на это всё же не стоило, памятуя о небесконечности его сил.
   Первым на кого я наткнулась был Вася.
   - О! - Парень ошарашено уставился на меня. - Ты как?
   - Нормально. А ребята где?
   - Там они. Без сознания.
   Я поторопилась в указанную Васей комнату.
   - Что с ними? - я осторожно приблизилась к перебинтованным братьям.
   - Ранены они сильно. Их конкретно осколками посекло, - услышала я ответный шёпот. - Только ты живчиком скачешь.
   Я со страхом смотрела на обескровленные лица ребят:
   - Они выживут?
   - Должны.
   - Может скорую вызвать? - Я с надеждой посмотрела на Васю.
   - Ты чё несёшь? - Рассердился парень. - Какую, на фиг, скорую? Вы такую бучу подняли!
   - Елки-палки! Им же нужна помощь!
   - Поверь, я сделал всё что нужно, - смущённо поглядывая на побежавшие по щекам слёзы, пробормотал Вася. - Они выкарабкаются.
   Он неловко похлопал меня по плечу, стараясь утешить на свой манер.
   - Пойдём, я тебе кой-чего из одёвки дам.
  
   ***
  
   Выглядела я в Васином спортивном костюме просто сногсшибательно. В том смысле: что увидишь и на ногах не устоишь. Представьте себе одежду размеров эдак на десять больше, чем мне нужно, всячески подвёрнутую и затянутую, чтоб не спадала.
   Честно говоря, я думала, что мне кусок в горло не полезет. Но, переодевшись, я почувствовала зверский голод. Попросив у хозяина квартиры еды для моей выздоровевшей персоны, я стала выспрашивать у него подробности произошедшего.
   - Капец, чё вы там разворошили. Хлопцев террористами объявили, с заложниками. По телеку облаву показывали. А потом бац - и тишина. Видео как отрубили, а дикторша говорит - "технические причины". Тут вы вваливаетесь. Братья ранены сильно, но живы. А ты так вообще - кусок кровавого мяса.
   Вася запнулся, покосился на меня, а потом продолжил.
   - А чё? Так всё и было. Ну, я к парням - посмотреть чё сделать можно. Тут смотрю, ты на полу лежишь, а эльф ваш как припадочный возле тебя бьётся. Я уж и не знаю, кому первому помогать. Тут он затих. Я пульс пощупал - вроде есть. Ну, и к ребятам вернулся. Тебе-то помочь уже думал, что нельзя. Раны ихние промыл, от осколков-то вычистил, перебинтовал.
   - А откуда ты знаешь, что нужно делать в таких случаях? - Перебила я парня.
   - Ну, я ж медбратом работал - всякого навидался. Хотел на врача поступить, стать как мамка моя. Дык, не судьба. Я ж еще боксом занимался. Меня братки приметили, к себе позвали. Я подумал, что лишнее бабло не будет: и мамке помочь, и поступить тоже. А тут случилось: одного из главных подрезали. Стали требовать, чтоб я его вытянул до приезда скорой - а он не жилец. Там никто помочь не мог. Меня тоже на перо хотели взять - отомстить. Типа, как не сделал ни фига для старшего, значит и веры теперь мне нет. Твои братья меня тогда и вытащили. Потом отмазали перед хозяином. Вот так вот.
   - Поняяятно. Рассказывай дальше.
   - Вооот, - протянул Вася, вспоминая на чём остановился. - Ну, промыл я раны, вычистил, уложил ребят, и к Терри вернулся. А он хоть и живой, но без сознания. И что с ним - хрен его знает. Решил, хай тоже полежит: оклемается и ладно, а нет, - парень развел руками, показывая, что тут уж он бессилен. - Шут его знает, как эльфов лечить. Ну, и под конец тобой решил заняться. Думаю, что тебя тоже помыть надо - не должны братья сестру в таком виде видеть. Прости, Тори, но я думал, что ты уже того...
   Я молча кивнула.
   - А потом в ванной смотрю, а на тебе куча шрамов запёкшихся. Да ладно тебе, не тушуйся, - ободрил меня Вася, увидев моё смущение. - Чё я у голых ба.. эээ... женщин не видал-то? Ну, я тебя отмыл, переодел. А вот куда осколки делись - хрен его знает. Может, внутри остались. Тебе потом провериться надо.
   Я, всё еще сконфуженная бестактными замечаниями парня, прислушалась к своим ощущениям. Почувствовать инородные тела мне не удалось. Впрочем, я-то и не знала, как должно ощущать себя в таком случае. Любопытно, если осколки во мне остались, то будут ли они видны на рентгене? Да и как с ними жить-то? Хотя я где-то читала, что у одного человека нашли внутри ртуть - и нормально. Не болеет даже. Если это не газетная утка, конечно.
   А вообще ситуация более, чем удивительная: судя по словам Васи, Терри меня не лечил. Почему же я жива-здоровёшенька? Хотя кто его знает? Может, то что он бился в конвульсиях - это и есть лечение? Странно всё это... Надо обязательно у тёмного выяснить подробности, когда он в себя придёт. В том, что нелюдь очнётся, я не сомневалась ни на секунду.
   - Слышь, а ты сама не эльфа часом?
   - С чего ты взял?
   - Ну, вчера чуть не окочурилась, а сегодня живчиком скачешь, - парень покосился на стремительно пустеющую тарелку с едой. - И лопаешь вон - в три горла.
   - Нет, - я пожала плечами. - Чистокровный человек. Это, наверно, Терри меня спас.
   Мы немного помолчали, думая о своём.
   - А что в новостях о нас говорят?
   - Ну, счас ничего практически. Только упоминают в связи с облавой. Но тут версию выдвинули - зашибись! Типа: "эсбэушники" (прим.автора - СБУ - Служба безопасности Украины, аналог КГБ) проводили "испытание секретного оружия массового поражения, прикрываясь борьбой с терроризмом". О, как! Тока сами, типа, с ним не справились и теперь куча жмуров. Хай подняли до небес. Но это и хорошо - пока будут отбиваться от журналюг, про вас временно забудут.
   Я только вздохнула. Учитывая предыдущие события, так просто про нас забыть не смогут.
  
   Тьерран.
  
   Вокруг меня был абсолютный мрак. Я ничего не слышал, не видел, не ощущал. Единственно, что было доступно мне - это вспоминать и думать. Меня удивляло то, что я не растворился во Тьме: каждый дроу, перешагнувший Грань, становился частью Владычицы, подарившей нам силу. Почему это не происходило со мной, я не понимал. Хотя кто из побывавших за Гранью вернулся, чтоб рассказать как там дела? Не было такого ни разу. И от куда нам, живущим, знать, что происходит после смерти?
   Я себя считаю живым? Не знаю...
   Неожиданно прямо передо мной стала разгораться и расти искорка. Но даже такой мягкий свет неприятно бил по глазам, уже привыкшим к полной темноте. Я с любопытством оглядел себя: мой вид нисколько не изменился с моего последнего пребывания в теле. Интеррресно...
   Тем временем искорка превратилась в дроу, виденного мною в первую встречу с Хранителем. Только в этот раз темный был в грязной одежде, цвет которой невозможно было различить из-за бурых потёков крови и обожженных пятен. Спутанные волосы эльфа были опалены настолько, что еле прикрывали уши. Я с удивлением смотрел на новую ипостась Хранителя, и у меня зарождались подозрения, на его счёт.
   - Доигрался? - Эльф устало смотрел на меня яркими жёлтыми глазами.
   - Кто ты? - Я проигнорировал его вопрос.
   - Теперь уже всё это не имеет значения, - сказал он, отвечая скорее на какие-то свои мысли. Тяжело вздохнув, он на секунду прикрыл глаза и ответил. - Я Мьарран зур Серрьен'з'Шант.
   - Мьарран!? - Я потрясённо смотрел на ожившую легенду. Страшную легенду нашего народа.
   - Да, - дроу невесело улыбался. - Вижу, ты наслышан обо мне.
   - Но как!?
   - Как я оказался здесь? Ты же знаешь, что я призвал Тьму, так же как и ты. Только ты смог остановиться, а я нет. Чтоб остановить призыв Владычицы, дроу выбили меня из тела Плетью и душу отправили сюда. Здесь я уже нахожусь пятьдесят лет. И только сейчас у меня появился шанс вернуться, и ты! ТЫ! - Мьарран с ненавистью смотрел на меня. - Всё испортил! Я должен был вернуться и отомстить за смерть Аольеин! А теперь всё опять сначала!
   - Не ори! - меня охватила злость. - Кому ты мстить собрался!? С тех пор у нас прошло три тысячи двести сорок лет! Столько даже мы не живём!
   Мьарран потрясённо молчал.
   - Объясни, как ты собирался попасть обратно?
   Отступник некоторое время колебался, отвечать на мой вопрос или нет, но затем произнёс:
   - Я не существую: здесь я застрял между жизнью и смертью. Но если я выйду из этого мира, я смогу опять обрести тело. К сожалению, я не могу пробить черту, разделяющую наши миры. Не в этом состоянии, - он повел рукой, указывая на себя. - Да и будь у меня материальное тело, у меня тоже ничего бы не получилось, ведь нужно очень много энергии. Мне пришлось долго и упорно подводить местных людишек к созданию немагических артефактов, могущих работать в необходимом мне диапазоне. Если бы ты знал, чего это стоило! Глупые, ограниченные, не признающие ничего, выходящего за рамки их понимания. Оказалось очень проблемным найти тех, кто способен воспринимать меня не только, как плод их фантазии. У меня же только одна возможность связывать с ними - через сон.
   Но этого было мало для достижения моей цели: их исследования продвигаются слишком медленно, а я не могу ждать так долго. И я решил, что созданного достаточно, чтоб сделать принимающий маяк, который в состоянии перехватить сигнал перемещающегося мага в нашем мире. Десять лет людишки занимались этим. И поверь, мне каждое мгновение показалось вечностью.
   Наконец, появился ты, оказавшийся достаточно сильным, чтоб с помощью достигнутого вернуться назад. Мне же удалось даже в таком состоянии накопить достаточно магических сил, чтоб пройти с тобой. Теперь же эта девчонка, с которой вы оказались связаны непонятным мне образом, вытянула всю силу, до которой смогла дотянуться. Именно поэтому я сейчас так выгляжу - у меня нет энергии, чтоб создать простейшую иллюзию...
   Но... пятьдесят и три тысячи двести сорок... Какой невозможный разрыв... Теперь всё напрасно...
   Дроу замолчал, переживая крах своих надежд. Потом встрепенулся и злорадно посмотрел на меня:
   - Для тебя, кстати, тоже всё кончено. Даже если у тебя появится хоть малейший шанс вернуться в своё тело, ты не сможешь вернуться назад, в наш мир.
   - Интеррресно, почему это?
   - А ты сам подумай, сколько прошло лет в нашем мире с тех пор, как ты оказался здесь? - Мьарран зло засмеялся. - Кто тебя будет ждать там? Теперь мы вдвоём будем коротать нашу маленькую вечность! Ведь я не врал про местные законы бытия. Я уже давно испытываю всё усиливающееся давление этого мира, потому и торопился. Ты же теперь, как здесь говорят, в одной лодке со мной!
   После этих слов тёмный исчез, оставив меня в полном отчаянии.
  
   Глава 17.
  
   Виктория.
  
   Я на цыпочках зашла в комнату к дроу, который неподвижно лежал на расстеленном диване. Помня о подозрительности, агрессивности и быстрых реакциях Терри, я остановилась возле дивана, не дойдя до него пару шагов. Будучи не уверенна в бессознательном состоянии эльфа, и не желая вновь оказаться в его загребущих ручках, я тихонько позвала:
   - Терри... ты спишь?
   Гениальная фраза! Ничего более глупого спросить нельзя было. Я сегодня просто блещу остроумием. И что я ожидала услышать в ответ?
   Немного помедлив, я подошла вплотную к лежащему на спине эльфу. Его лицо пугало: глядя на него, вспоминались мумии - высохшая кожа выглядела тонкой бумагой, которую, казалось, ещё мгновение, и прорвут выступающие кости. Голубые вены чётко просматривались под мраморно-белой кожей, напоминая тонкую паутину. Глаза глубоко запали, и были обведены иссиня-чёрными кругами, создавая впечатление, что провалы глазниц пусты и безжизненны. Губы, ещё только недавно бывшие полными и, несмотря на свою бледность, довольно таки привлекательными, растрескались и покрылись отвратительной коркой спёкшейся крови. Растрёпанная длинная фиолетово-черная коса выглядела сухой горелой соломой. Руки, лежавшие поверх тонкой простыни, утратили своё изящество и силу - это был практически скелет, обтянутый нездорового цвета кожей.
   Судя по всему, Терри вытаскивал меня с того света ценой собственной жизни. Я потрясённо рассматривала его лицо, бывшее ещё совсем недавно таким красивым, а теперь ставшее страшной уродливой маской. Я испытывала одновременно и отвращение, и жалость к несчастному существу.
   Несмело протянув руку и замерев на мгновение в нерешительности, я легонько прикоснулась к пергаментной коже лба. Кончики пальцев стало покалывать. В испуге я отдернула руку. Убедившись, что со мной все в порядке я опять прикоснулась к Терри. Покалывание снова появилось.
   Елки-палки, лес густой! Опять что-то происходит. Надеюсь, я не буду опять в обмороки падать. А то с этим нелюдем ни в чём нельзя быть уверенной... А будь, что будет! Меня охватил какой-то несвойственный мне азарт. Пересиливая брезгливость, я провела пальцами по лбу бессознательного эльфа и прижала ладонь к щеке. Покалывание немного усилилось, и от запястья потянулось вверх по руке, затухая возле плеча. Было такое чувство, будто у меня рука затекла и теперь медленно восстанавливается кровообращение. Но в отличие от этой процедуры, бегущие мурашки были даже приятными.
   Через некоторое время я заметила, что кожа эльфа перестала быть такой прозрачно-белой как у призрака (хотя приведений я никогда не видела, но догадываюсь, как они должны выглядеть), и приобрела более нормальный цвет. Более нормальный для эльфа, потому как его бледность явно не вписывалась в человеческие нормы.
   Я с восторгом наблюдала за процессом. Неужели, я, как героини моих любимых книг, приобрела какие-то сверхъестественные возможности!? Вот это было бы просто потрясающе! А главное, что и бегать в другой мир не надо! У меня просто захватило дух от развернувшихся перспектив.
   Я отняла ладошку от щеки дроу, ставшей немного мягче. Ну, что ж: попробую полечить Колю и Петю путём наложения рук.
   Уже на выходе я вспомнила, что мне очень хотелось узнать какие на ощупь волосы эльфов. Резко развернувшись, я быстро вернулась к Терри.
   А фэнтези-то врёт безбожно. Коса оказалась совсем не мягкой и не шелковистой, как я предполагала. Наоборот - жёсткие густые волосы. Впрочем, это вполне может быть результатом нынешнего состояния тёмного.
   Решив, что Терри я помогу обязательно, но чуть попозже, я направилась к братьям.
  
   Тьерран.
  
   Я размышлял над словами Мьаррана, брошенными на последок. Я пытался подсчитать, сколько времени прошло с момента моего исчезновения из Драйкен'и'Кашррен. Если сравнить наши три тысячи двести сорок лет и пятьдесят лет этого мира, учитывая, что я здесь провел пять дней, то за это время у нас прошёл почти год. И с каждым мгновением в моем мире время уходило всё дальше. Тьма! При этом я не знаю, как долго нахожусь вне своего тела. Что случилось с ним? Есть ли у меня шанс вернуться в него или нет?
   Раньше я не думал о семье, которую и в своём мире видел крайне редко, теперь же вспоминания нахлынули: старший брат, с которым у нас были хоть и сдержанные отношения, но тем не менее вполне дружественные; племянники, для которых я был единственным, кроме отца, к кому они могли искренне относиться. Для всех них моё долгое отсутствие наверняка стало ударом: для Кьяром я был надёжным союзником и опорой в водовороте придворных интриг. Моё же исчезновение сильно ослабляет наш род. Хаос и Тьма! А если я никогда не вернусь к ним?
   Надо найти способ как вырваться из этой ловушки!
   Я пытался нащупать хоть какие-то крупицы силы - бесполезно. Потоки Силы понемногу отдавали мне часть магии, но ничего не задерживалось... Моя сущность была надорвана и не могла ничего удержать, как прохудившийся мешок. Лишь немногие крупицы силы оставались во мне, позволяя поддерживать моё эфемерное существование. Магия текла сквозь меня, как вода сквозь пальцы, и уходила... Только вот куда?
   Используя то немногое, что было доступно мне, я потянулся вслед проходящему сквозь меня потоку. Превознемогая усталость (никогда не думал, что душа может устать), я продолжал движение, чувствуя приближение к месту, где моя сила скапливается... Если мне не удастся в ближайшее время прикоснуться к магии, то я в этот раз гарантировано уйду за Грань...
   Умирать мне, естественно, не хотелось, но мысль о смерти не вызывала ни паники, ни страха. У каждого свой Путь, и когда он оборвётся - ведомо только Тьме. Последние движения уже начали причинять боль, обжигая рваную рану души.
   Тори!? Я с удивлением ощутил ауру девушки, которая сильно изменилась под влиянием наполнявших её магических потоков. Если раньше она выглядела как жёлто-оранжевое мягкое свечение, то теперь на него накладывались белые сполохи, напоминающие нити Силы. Я внимательно присмотрелся к новой сути человечки: помимо того, что теперь она светилась как достаточно сильный человеческий маг, в её ауре я заметил промелькнувшие тёмные языки, свойственные дроу. Я не мог поверить увиденному - характерные признаки ауры тёмного эльфа у человеческой девчонки! Слабые, практически не различимые за ярким серебристым сиянием Силы, но они были.
   Что же мы сами с собой сотворили, девочка?..
   Неожиданно один из белых языков её ауры мягко лизнул меня и тут же отстранился. Мгновение спустя я снова почувствовал ее прикосновение, и потоки магии хлынули обратно ко мне. Сразу стало легче: боль, усталость, обессиленность отступали и растворялись. Как это происходит? И почему? Магия забурлила во мне водоворотом: не имея возможности задержаться, она уходила к Тори, но та не отпускала меня - и сила возвращалась ко мне. Круг за кругом магические потоки проходили через нас, связывая наши души, объединяя сути человека и дроу.
   Только я успел почувствовать связь с собственным телом, как Тори отпустила меня. Непривычные ощущения завораживали - мне не хотелось отпускать её. Желая вернуть будоражащий контакт, я потянулся за уходящей человечкой, но у меня не было возможности следовать за ней и такой манящей магической энергией. Теперь я был привязан к телу, пусть ещё и не успел вернуться в него. Как будто почувствовав моё настроение, девчонка вернулась и снова прикоснулась ко мне, одаривая мягким теплом Силы. Но в этот раз упоение длилось не долго - Тори практически мгновенно отстранилась и стала удаляться.
   Хвала Тьме, что я дроу, и даже без души тело оказалось достаточно жизнеспособным. Я довольно засмеялся: теперь я обязательно вернусь!
   Немного придя в себя от нахлынувшей радости, спровоцированной недавним ощущением силы, я стал анализировать произошедшие события. С чего же начались наши изменения, приведшие к таким фатальным результатам?
   Первое: полагаю, что толчком к изменениям стало использование магии крови, позволяющей взять живую силу у другого существа, частично выпивая ауру. И как раз во время ритуала, что-то пошло не так, как обычно. Я старался припомнить, что именно происходило тогда, но в голове была полнейшая пустота с того момента, как мы соединили руки. Плохо, но я ничего с этим не могу поделать. Впрочем, вполне возможно, что свои коррективы в отлаженный механизм ритуала внес этот мир.
   Я стал вспоминать, всё прочитанное мною на эту тему, что могло принести хоть какую-то пользу. Никаких записей в "Основах и Хрониках" не было: скупые упоминания о том, что наш мир не един, не могли дать никаких нужных знаний. Да и от куда можно было взять такую информацию? Вряд ли те, кто действительно смогли выйти из нашего мира, возвращались чтоб рассказать о своих достижениях. С другой стороны, если вспомнить о разнице временного потока, то добившиеся результатов в посещении других миров просто еще не вернулись. Например, как зур Серрьен'з'Шант: он пятьдесят лет искал выход из этого мира, ставшего для него могилой, в то время как у нас прошли века. Не хотел бы я оказаться в такой ситуации - лишиться возможности отомстить...
   Впрочем, моё положение тоже не из лучших, хотя и не так безнадёжно. Но я отвлёкся. Итак, результатом изменённой магии крови стала необыкновенная регенерация тканей у человечки, здоровая аура, моя насыщенность, повышение магических резервов и "видение" девчонки. Скорее всего, что именно с этого момента началось перерождение человечки. К сожалению, отследить это сразу у меня не было возможности - слишком уж быстро сменялись декорации. Хотя, что бы я смог сделать, узнай заранее? Пожалуй, что и ничего...
   С Тори более-менее ситуация прояснилась, а вот со мной... Со мной всё не так понятно. Внезапные неконтролируемые вспышки гнева. Хотя то, что они неожиданные - это, пожалуй, только условно. Дроу сами по себе очень агрессивны, что неимоверно усиливается осознанием своего превосходства и силой. Совершенно справедливым, должен заметить. А вот с контролем начинаются проблемы. Собственно из-за чего и вводится жёсткая система воспитания, которая впервые за столько веков дала сбой. Когда она только разрабатывалась, случались всякого рода инциденты, приводившие к гибели представителей моей расы. Но это было слишком давно, чтоб принимать в расчёт - на заре нашего появления.
   Впрочем, как оказалось, в другом мире многие мои знания не соответствуют представленной действительности. Хаос и Тьма! Никогда не чувствовал себя растерянным... Более того, теперь, раз обручи самоконтроля, стягивавшие меня до сей поры, дали слабину, надо возобновлять Технику Ограничений. Но это потом, когда вернусь в тело. Сейчас же, продолжим.
   Второе: ментальная атака девчонки, от которой я не смог закрыться - эмоции во время предсмертной агонии слишком сильны. И как результат наложения её страха на мои возможности - призыв Тьмы... Об этом даже не хочется вспоминать.
   Призыв совершался простейшим способом: тёмный, имеющий достаточно магического резерва (а он у меня увеличился на порядок, после ритуала) и утративший над собой контроль "открывался" Тьме и "приглашал" её в мир. Опять же всё сводится к тому, что я утратил власть над самим собой. Тьму остановить можно только двумя способами: либо убив призвавшего (что и было сделано в своё время с Мьарраном зур Серрьен'з'Шант, но, к сожалению, не слишком качественно, иначе я бы не оказался тут по его вине), либо если Мстящий добровольно отдаст свою кровь Тьме (как, к счастью, сделал я). Надо быть честным с собой, не смог бы я остановиться - слишком быстро заполнила меня Тьма, - если бы не ментальное требование Тори спасти её. Получается, с одной стороны, человечка виновата в использовании мною "оружия массового поражения", а с другой, именно благодаря ей, я смог удержать Тьму. Но это совершенно не приемлемо для Танцующего с Тенью - в следующий раз всё может обернуться совершенно по другому. Получается, необходимость тренировок возводится в ранг приоритетных.
   Третье: девушка смогла вытянуть из меня магию и восстановится сама. Каким образом ей, совершенно далёкой от всего этого, удалось такое сделать, я не понимаю. Более того, её усилия надорвали меня, оставив в душе зияющий провал, который никак не может затянуться... Тьма! И теперь все мои магические силы текут именно к ней. Причём в ней они накапливаются, меняя её. Но я забыл о тёмных линиях - признаках дроу. У неё их не было. Или я их не заметил сразу? Даже если и так (меня не учили видеть ауры), то от куда такое могло взяться у Тори? Она же абсолютный, стопроцентный человек, без каких либо примесей нашей расы - "свою" кровь я бы почувствовал. Тем не менее, характерные особенности ауры тёмных я видел собственными глазами. Интеррресно...
   Я прокручивал известные мне результаты, переставляя их местами, тасуя очерёдность и последовательность. В голове крутилась ускользающая мысль, которую я никак не мог поймать.
   А если отбросить нюансы и мелочи, и сопоставить голые факты? Так: неподвластная мне эмоциональность; изменение ауры, которую я вижу; феноменальная для человека регенерация; ментальная атака; вытягивание магических резервов, которое чуть не убило меня, а за тем возвращение их, позволившее мне получить "привязку" к телу...
   Аура, эмоции, моя "открытость", магия...
   Хаос и Тьма!!! У меня не находилось слов, что подобрать достойный эпитет своим умственным способностям! Я умудрился через ритуал крови связать наши сущности на магическом уровне! Это вообще не возможно, тем более между представителями двух разных рас. Доэксперементировался с существами другого мира! Хуже всего то, что теперь я от неё целиком и полностью завишу: она мой резервуар, а я, получается, - проводник...
   И что теперь делать!?
  
   Виктория.
  
   К моему неимоверному огорчению, попытка вылечить братьев ни к чему не привела. Я прижимала ладони к их щекам, держала их за руки, я пыталась сосредоточиться и направить, как описывалась в книжках (и так, как я себе это представляла), "живительную энергию" сначала к Пете, потом к Коле. Всё пропадало втруне. Мои усилия обернулись полным и безоговорочным фиаско. Что же я делаю не так? Возможно, нужна большая площадь соприкосновения? Но с Терри достаточно было одной руки. Терять мне было нечего, а сделать всё от меня зависящее я должна.
   Попытка легонько, не тревожа его ран, обнять Колю, была пресечена Васей, заглянувшим в комнату. Потребовав, чтоб я прекратила издеваться над ребятами, он прогнал меня от них и занялся их осмотром.
   Либо я не умела пользоваться неожиданными возможностями, либо одно из двух...
   Драться я не умею, стрелять тоже (оказалось, что лучше бы я училась стрелять из пистолета, а не из лука). Появились какие-то вновь приобретённые способности - и теми не сумела воспользоваться. Я с грустью посмотрела на руки, чувствуя себя беспомощной и бесполезной. Почему же не получается? Ведь Терри стало лучше после моих прикосновений. А вот это мысль! Отложим депрессию до лучших времен. Если дроу стало лучше, то пойду и вылечу хотя бы его. А он пусть поможет Пете и Коле.
   Я решительно направилась к находящемуся в беспамятстве эльфу.
  
   ***
  
   Нелюдь всё так же неподвижно лежал на спине. Присмотревшись к нему, я заметила, что, небольшое улучшение его внешнего вида, произошедшее после предыдущего сеанса (я прямо себя экстрасенсом почувствовала), медленно уходило. Лицо эльфа снова приобретало сходство с посмертной маской. Что ж это такое? И братьям не помогла, и Терри опять становится хуже.
   Так, так! Не время рефлексовать и предаваться самобичеванию. Пострадать я всегда успею, а сейчас надо действовать.
   Стараясь не думать о вызывающей отвращение мёртвенной коже долгоживущего, я обхватила его лицо - от ладошек тут же побежало по рукам легкое покалывание. Внимательно наблюдая за происходящими изменениями, я с удовлетворением отметила, что хотя бы эльфу мои манипуляции приносят пользу: к нему медленно возвращались краски жизни. Лицо нелюдя становилось всё более живым, сеточка вен постепенно пропадала, скрываясь за восстанавливающейся кожей. Поверхностное, чуть различимое дыхание долгоживущего стало размеренным и глубоким.
   Покалывание в ладонях превратилось в едва заметный трепет, а огненные мурашки побежали уже по всему телу. Я чувствовала одновременно и бурлящую энергию и успокаивающие тепло, захватывающее всю меня.
   Вдруг тёмный обхватил мои запястья. От неожиданности я дернулась, но Тьерран крепко удерживал мои ладони. Открыв глаза, он некоторое время пристально вглядывался в меня, гипнотизируя бездонными лиловыми очами. Потом, скользнув пальцами вверх по рукам, настойчиво притянул к себе и обнял.
   Меня подхватило как пушинку, завертело, закрутило. Вокруг меня все сияло и переливалось серебристо-белым светом, который проходил сквозь меня, омывал, поддерживал, делал сильнее и счастливее. Я радостно засмеялась.
   В ответ раздался такой же смех Терри, который оказался рядом со мной.
   Что это? поражённо подумала я.
   Это - мы. в голове раздался чуть насмешливый голос эльфа.
   МЫ?
   Не думай - ощущай...
   Я не понимала, что происходит, где я оказалась и почему. Но мои размышления и попытки понять происходящее стирались и тускнели под напором чувств.
   Мы исчезали, растворялись друг в друге. И вновь обретали себя: между нами протягивались нити, которые, казалось, дотронься - и оборвутся с лёгкостью, но нет - прочно держались, свиваясь вокруг нас коконом.
   Не было мыслей, не было желаний, ни прошлого, ни будущего - было только здесь и сейчас. Я чувствовала Терри как самую себя:
   Полёт и свобода.
   Восторг и упоение.
   Сила и власть.
   Превосходство и уверенность.
   Любопытство и азартность.
   И Сила, Сила, Сила...
  
   Глава 18.
  
   Виктория.
  
   - Только от одних её выставил, как она тут же полезла зажиматься к другому, - раздался возмущённый голос Васи.
   Меня резко выдернуло из того прекрасного "нечто", где я пребывала. Слепящие сияние моментально исчезло, я и подслеповато заморгала, стараясь согнать внезапные слёзы. Опутавшие нас с Терри нити, натянулись как струны, еле слышно зазвенев, грозя разорваться в любой момент. Меня тянуло обратно - это было болезненное ощущение, что меня лишили самого лучшего и чудесного на свете.
   Нет, нет!! Хочу обратно! Мне необходимо обратно!
   Оторваться, отбиться, уничтожить помешавшего!
   Я забилась пойманной рыбкой в руках опешившего Васи, стараясь извернуться и ударить его побольнее, чтоб он меня отпустил. Вася пытался одновременно удержать меня, чтоб я не вырвалась, и не допустить своего избиения. Кроме того, его задача усложнялась тем, что дать сдачи он явно не мог.
   - Чумная! Расслабься! Ещё успеешь к своему эльфу! Дай тока ему оклематься.
   "Что я делаю!?" закралась в затуманенное сознание первая разумная мысль.
   - Отпусссти её, - прошелестело рядом.
   На пару мгновений мы оба замерли, а затем мужские руки разжались, и я, потеряв точку опоры, свалилась на пол.
   Опьянение сходило, оставляя за собой лёгкое "послевкусие" силы. Я отрешённо разглядывала возвышающихся надо мной Васю и Терри, пытаясь понять, что я только что вытворяла. По натянутым между нами с эльфом внутренним струнам от последнего доносились отголоски такого же недоумения, какое чувствовала и я. Дроу медленно убрал свой клинок от Васиного горла и отступил на пол-шага назад. Парень зло выругался и поспешил ретироваться с места событий, громко хлопнув дверью.
   Тьерран перевел взгляд на меня, позволяя увидеть, как в лиловых глазах медленно гаснут алые искры.
   - Красииииво, - протянула я, всё ещё плохо соображая, что со мной происходит.
   - Что именно?
   Эльф легко качнулся в мою сторону, но в последний момент удержался и остался на месте. Недоверие и настороженность перемешанные с тягой ко мне "пробежали" в мою сторону. У меня было такое же желание прикоснуться к Терри - соединиться и опять провалится в серебристое сияние, но медленно трезвеющим разумом я начала осознавать, что в нашем влечении друг к другу есть что-то ненормальное.
   - Глаза у тебя красиво цвет меняют. Я бы тоже так хотела, - от меня к долгоживущему хлынуло искреннее восхищение.
   - Для этого нужно родится дроу, - насмешливая улыбка Терри скрыла растерянность и удивление от моего комплимента.
   Похоже, что теперь у нелюдя нет никаких шансов скрыть свои эмоции от меня. Какие перспективы открываются - просто дух захватывает. Пока я предавалась увлекательным размышлениям на эту тему, тёмный спрятал свой клинок и уселся на постель, внимательно разглядывая меня.
   - Может, ты поможешь мне встать? - Возмутилась я такой бестактности: дама сидит на полу, а он и в ус не дует. И почему я ни разу не дождалась от него даже намёка на галантность? Вроде бы эльфы умели очаровывать противоположный пол. Какой-то неправильный нелюдь мне достался.
   - Полагаю, что нам с тобой лучше не прикасаться друг к другу без особой на то необходимости, - последовал равнодушный ответ.
   Я прислушалась к эмоциям, идущим от долгоживущего: удивление, растерянность, обеспокоенность. Толика радости и облегчения. Отделить его чувства от своих было тяжело. Особенно если они совпадали - приходилось напрягаться, чтоб понять что личное, а что привнесено извне. Яркое, сиюминутное ощущение воспринималось как вспышка, но чем дальше оно отходило по времени, тем сложнее было его выявить. И вот все его эмоции медленно "стягиваются" и "прячутся". Всё.
   От Терри ничего нет - тишина.
  
   Тьерран.
  
   От человечки доносился целый вихрь быстро сменяющих друг друга эмоций. Постоянно находится в этом калейдоскопе чувств, было просто невозможно. Я поспешил закрыться от неё, выставив ментальные блоки, вложив в них всю силу, на которую сейчас был способен.
   Несмотря на то, что совсем обрубить своё восприятие я не мог (между нами были крепко натянуты нити силы), стало намного легче - теперь она воспринималась как далёкое эхо, совершенно не мешающий спокойно существовать. Интерррсено, кого я пытаюсь обмануть? Спокойствие и дроу - это две несовместимые вещи. А уж помноженные на этот мир, в целом, и эту девчонку, в частности, - вообще гремучая смесь.
   Хуже всего было то, что я абсолютно не знаю, что делать с этой девицей.
   Предмет моих размышлений, показательно кряхтя и охая, поднялась с пола и, заметив свободное кресло за рабочим столом, направилась к нему. Тьма! Что за кошмар она на себя надела? Огородное пугало, да и только!
   - Почему нам нельзя прикасаться друг к другу? - Тори моментально начала задавать вопросы, едва разместившись в облюбованном месте.
   - А ты жаждешь страстных объятий? - Я наблюдал за румянцем, заливающим её щёки.
   Девушка возмущённо уставилась на меня, пытаясь придумать достойный ответ, который бы меня поставил на место.
   - Не стоит так всё близко принимать к сердцу, - я усмехнулся. - Придётся тебя обучить основам.
   - Основам чего? - Тори поспешила ухватиться за нейтральную тему, увёдшую разговор от смущавших её слов. А вот как ставить ментальные блоки я ей рассказывать не буду - всегда полезно знать, что происходит в душе другого существа. Особенно в моей ситуации.
   - Основам самоконтроля.
   Мне не хотелось разъяснять наши взаимоотношения, тем самым давая ей знания, которыми она могла бы воспользоваться в ущерб мне, но и промолчать я не мог. Учитывая мою зависимость от неё, необходимо, чтоб она была подготовлена к любым неожиданностям - не известно, как её болезни или смерть повлияют на меня. И мне бы не хотелось это выяснять опытным путём. Впрочем, и без этого было бы жаль, если бы с ней что-то случилось - что-то в ней было такое, необъяснимое. Возможно, я к ней уже привязался, как к домашнему питомцу?
   - И зачем мне это надо? - перебила мои размышления Тори.
   - Чтоб мы не исчезли, - я решил выдать ей информацию порционно. - В связи с неправильно прошедшим ритуалом мы можем "сливаться", а это опасно для нас обоих - мы можем потерять себя. Надеюсь, ты заметила ненормальную реакцию на наш разрыв, и болезненную тягу друг к другу.
   Девушка молча кивнула, показывая, что обратила внимание на своё странное поведение.
   - Возможно, со временем наше состояние стабилизируется, но это не обязательно. Я могу только предполагать, что произошедшее, стало результатом нашего магического объединения...
   - О! Я так и знала! - Восторженно воскликнула Тори. - Теперь я смогу колдовать?
   - Нет, не сможешь, - я уже спокойнее относился к её несдержанности. Тем более что за мгновение до её слов, я получал эмоциональный отклик. - Для этого надо иметь предрасположенность к Искусству. У тебя его нет. Быть носителем Силы недостаточно - это всё равно, что иметь прекрасный голос, но при этом полное отсутствие слуха сведёт преимущество на нет.
   Искренне огорчение и разочарование, испытанное девушкой, даже не надо было ощущать - оно было огромными буквами написано на её посмурневшем личике.
   - Хуже всего другое - теперь ты такая же заметная, как и я. Это может привести к тому, что на тебя так же обратят внимание и попытаются захватить, что будет намного легче, чем в моём случае. Безусловно, ты не останешься без защиты и поддержки, но события могут развернуться так, что я не смогу сразу прийти тебе на помощь...
   Она удивлённо вскинула брови:
   - Ты беспокоишься обо мне!?
   - Да. Мне бы не хотелось, чтоб с тобой что-то случилось, - пусть думает, что я готов помочь бескорыстно. - Именно поэтому, мне придётся научить тебя самоконтролю. Иначе в непредвиденной ситуации ты не сможешь сдержать себя, и получится как в том дворе.
   - В каком дворе?
   - Где за пару мгновений были убиты все, кроме нас.
   - Это сделали мы!?
   - Нет, - я решил немного сгустить краски и надавить на её чувство вины. - Это сделала ты... Ты не смогла проконтролировать свою силу и выплеснула её наружу.
   - Но, как? - Она не желала верить моим словам. - Ты же сам говорил, что у меня нет таланта.
   - Конечно, но - если опять же провести аналогию с пением, - громко кричать, так что уши будет закладывать, можно и без слуха.
   - Волшебный голос Джельсомино... - тихонько пробормотала Тори, смотря на меня невидящим взглядом.
   Я прислушался к эмоциям, идущим от застывшей девушки: растерянность, страх, отчаяние, боль. Чувства сплетались и нарастали, становясь всё сильнее. Превращаясь в оглушающую какофонию, болезненно бьющую по мне.
   По её побледневшим щекам пролегли мокрые дорожки. Тори поджала ноги и уткнулась лицом в колени, стараясь сдержать слёзы. Видимо я перестарался - не стоило взваливать на неё ответственность за гибель людей. Хаос и Тьма! Только истерик не хватало.
  
   Виктория.
  
   Мне вспоминались кадры из нашумевших новостей, которые, как ни старались власти, всё-таки увидели эфир: огромное количество трупов военных, которым надлежало обезвредить нас, и журналистов, стёкшихся снимать всё происходящее; умершие в своих квартирах, ничего не подозревающие старики; тела подростков и детей, не успевших уехать отдыхать - у всех была одна общая черта - обезображенные ужасом лица. Скрюченные в предсмертной судороге тела, казалось, что старались закрыться, защититься от чего-то жуткого, страшного - и не смогли...
   В какого монстра я превратилась, если они все погибли по моей вине! Как я могла сделать такое!?
   Рыдания перехватили горло и я, захлёбываясь слезами, заплакала. Мне было плохо и больно: я страшилась саму себя; той кошмарной силы, что я получила, которая не могла принести добро, а несла одно лишь горе...
   - Не надо, - прозвучал над ухом голос эльфа.
   Тьерран подхватил меня на руки и, примостившись на столе, усадил себе на колени. Я уткнулась ему в грудь, оплакивая жертвы моей необузданности. Краем сознания я заметила, что между нами возникло едва заметное покалывание, связующие нити окрепли, усилились, но провала в серебристый свет не происходило - между мной и дроу стояла плотная завеса, не дающая нам раствориться друг в друге.
   - Не надо так убиваться, - тёмный начал чуть заметно раскачиваться, убаюкивая меня. - Смерть этих людей - не твоя вина, хоть ты и стала причиной. Если бы ваш полковник не устроил массовый загон, этого бы не случилось. Ничего не возможно было сделать, чтоб предотвратить это. Ты сама в тот момент умирала - никакой самоконтроль не поможет во время агонии.
   Я не сильно вслушивалась в слова нелюдя, больше внимания уделяя его мягким, почти нежным, интонациям. Барьер между нами стал слабее, и я почувствовала Террино понимание и спокойствие. По телу опять, как в предыдущий раз побежали огненные мурашки. Слёзы моментально высохли, едва я почувствовала приближение к силе: все другие эмоции были вытеснены, лишь мелькнула мысль, о возможности потерять себя, и тут же испуганно исчезла.
   В тот момент, когда я уже была готова провалиться в серебристое сияние, снова возникла завеса, отделяющая наши чувства. Эльф поставил меня ноги и отстранился.
   - Легче?
   Я молча покивала, обескураженная только что пережитой мною близостью к магии. Мысли об умерших казались далёкими и какими-то нереальными: как будто всё это не со мной произошло.
   Эльф тяжело опустился на диван и с чуть слышным стоном улёгся на постель:
   - Я хочу отдохнуть, - он устало взглянул на меня и закрыл глаза, давая понять, что моё дальнейшее присутствие не желательно.
  
   Тьерран.
  
   Переутомление оказалось настолько сильным, что у меня не получалось уснуть. К тому же окончательно расслабиться мешал ментальный щит, старательно удерживаемый мною.
   Тьма! Похоже, что если я в ближайшем времени не найду возможность уйти из этого мира, то он меня окончательно добьет. Чему не мало способствуют аборигены, как в лице моих недругов, так и союзников.
   Одно общение с Тори чего стоит: мои усилия успокоить её не допустить повторного неконтролируемого всплеска эмоций отобрали ужасающие количество энергии, которой у меня и без этого слишком мало. Пришлось отвлекать её от переживаний, снимая с себя защиту и передавая ей своё спокойствие. При моем минимуме магических возможностей удержаться от "слияния" с ней и восстановить заново ментальные барьеры казалось практически невозможно - я чуть не сорвался.
   От чрезмерного напряжения прорванная сущность горела как в огне, сводя с ума болью. Я сцепил зубы, стараясь удержаться от стонов - достаточно того, что я показал свою слабость перед человечкой.
   Мне просто необходимы постоянный приток Силы, иначе самые простейшие действия будут надолго выводить меня из строя. Для меня - это совершенно недопустимо. В этом мире я мог бы выжить, используя свои физиологические возможности, но когда вернусь в Драйкен'и'Кашррен - там у меня не будет никаких шансов.
   Моим попыткам найти решения сложившейся проблемы сильно мешала туманящая разум боль, раздиравшая меня на части. Необходимость одновременно удерживать, выставленные между мной и девчонкой, блоки усугубляла мое, и без того ужасающее, состояние.
   Внутренняя борьба окончательно подточила силы, и я, решив что новый эксперимент уже точно не сделает мне хуже, сбросил ментальную защиту и потянулся по зазвеневшим струнам к Тори: если мы можем таким образом передавать наши чувства, то, возможно, я смогу взять у неё толику Силы, которая и без того принадлежит мне.
   К счастью, мои действия, в большей степени продиктованные инстинктами, чем разумом, принесли такие необходимые мне результаты: удалось, хоть и с большим трудом, перетянуть часть скопившейся в Тори магии - терзающий меня огонь утих, обессиленность постепенно проходила, и на меня накатило умиротворение и спокойствие.
   "Интеррресно, каково пришлось девчонке? Я же в первую очередь скинул на неё свою боль..." Это стало моей последней мыслью перед тем, как провалиться в живительный сон.
  
   Глава 19.
  
   Виктория.
  
   Меня всю ночь мучили кошмары: какие-то неведомые твари нападали на меня, злобные оскаленные пасти в кромешной тьме прорисовывались серыми линиями; с ужасом смотрящие на меня мертвые глаза погибших по моей вине людей; огромное поле на котором прошло сражение, с невообразимым количеством изувеченных тел с отсечёнными конечностями, вспоротыми животами, раскроенными черепами; девушка (эльфийка? - я не могла её рассмотреть с того места, от куда мне показывали сон, я только видела изящные руки и золотистые локоны) уверенная, что я ничего не замечаю, подсыпает что-то в бокал с вином; раненые братья, которым я не могу ничем помочь, бледными тенями лежат на белоснежных простынях; изуродованные до невозможности дроу, смотрящие в никуда ослеплёнными глазами, и я понимаю, что надо убить их, оборвать мучения - серый клинок погружается в ближайшего ко мне тёмного....
   Пробуждение было тяжёлым и отвратительным - меня била крупная дрожь и я, как рыба, выброшенная на берег, жадно хватала воздух ртом. Некоторое время я приходила в себя, стараясь убедить себя, что это всего лишь сон. Немного успокоившись, я смогла более-менее здраво оценивать окружающую действительность и попыталась разложить по полочкам приснившееся мне. Похоже, что на мои подсознательные страхи и чувство вины наложилось пережитое Тьерраном, потому как я никогда ни с кем не воевала, а уж эльфы, и подавно до последнего времени, для меня были лишь смутным образом. Тем более, кошмары были не удивительны, после того, как подлый нелюдь без предупреждения ударил меня волной боли, чуть не убившей меня. Я уж подумала, что это всё - вот тут мне и конец пришёл. Хоть через некоторое время пытка прекратилась, но болезненное состояние осталось до самого вечера, и я легла спать в полностью разбитом состоянии.
   Я с тоской перебирала в уме все произошедшие события с момента появления нелюдя в моём уютном и налаженном мире. Благодаря ему, моя жизнь неотвратимо превращается в ад.
   В который раз помянув недобрым словом всех фантастов, когда-либо писавших про эльфов, и себя, с увлечением читавшую это всё, я в преотвратнейшем настроении поплелась в ванную, где и столкнулась с бодрым и здоровым долгоживущим, виноватым во всех моих мучениях.
   - Доброе утро.
   Недружелюбно буркнув в ответ приветствие, я протиснулась мимо него в ванную, запершись изнутри. На большее меня сейчас не хватало, как бы мне не хотелось расцарапать эту невозмутимую физиономию, но придётся отложить на потом - моё состояние сейчас не позволяло развязать "войну" с дроу.
   Когда же, через полчаса, немного посвежевшая, но всё ещё пребывавшая в мерзопакоснейшем расположении духа, я разыскала Терри, то моё состояние можно было охарактеризовать, как "боевое" - мне хотелось основательно поскандалить с ним. Душа требовала выхода негативных эмоций, и я знала на ком можно отыграться.
   Все заготовленные заранее фразы застряли у меня в горле, когда я увидела, чем занимается этот тип. Он готовил!
   В нашем мире, в нашей квартире, на нашей плите, в нашей посуде, из наших продуктов, эльф готовил завтрак!
   Остолбенев, я неотрывно наблюдала за быстрыми и ловкими движениями нелюдя, представляя собой наглядное пособие к выражению "громом поражённая".
   - Ты умеешь готовить!? - моему изумлению не было предела.
   - Конечно, - не оборачиваясь ответил Терри, и продолжая сноровисто нарезать мелкими кусочками огурцы.
   - Но когда ты научился?
   - Приблизительно лет триста назад. Жизнь зависит от многих навыков - и умение приготовить, в первую очередь себе, еду - как раз одно из них.
   - Я не про это, - наконец отмерев, я прошла внутрь и села за стол. - Как ты научился готовить в наших... - я задумчиво помахала рукой, пытаясь подобрать подходящее слово, - условиях?
   - Очень просто, - эльф смешал уже нарезанные помидоры и огурцы, залил постным маслом и посолил. - Назначение многих предметов я знаю от тебя. Кроме того, я внимательно наблюдал за вашими действиями, во время приготовления пищи. Многие же овощи оказались похожими на наши, например, помидоры и огурцы. Хотя петрушку у нас в пищу не употребляют - она идёт только как сильнейшее целительское средство. Мочегонное, - и хоть я не видела его лица, но по голосу точно определила, что дроу улыбается. - А мясо - оно во всех мирах мясо. К тому же я задал уточняющие вопросы, ответы на которые восполнили недостающие знания, - дроу снял с плиты сковородку, на которой жарилось порезанная мелкими кусочками телятина, и положил себе на тарелку огромную порцию. Прихватив миску с салатом, он уселся напротив и, насмешливо глянув на меня, добавил. - Я очень быстро учусь.
   Я молча переваривала полученную информацию, внимательно следя за поглощающим пищу тёмным. Хотя по лицу эльфа ничего не возможно было прочитать, но видимо моё пристальное внимание всё-таки мешало ему, так что он оторвался от еды и сказал:
   - Тори, заглядывать в рот - это неприлично. Там ещё есть немного, - он кивнул в сторону плиты, - возьми и поешь. Судя по твоему внешнему виду, тебе явно не помешает нормальное питание.
   - Между прочим, мой внешний вид - это результат твоей же безалаберности, - ответила я, но уже прежнего запала не было и это прозвучало как-то вяло и не выразительно. И потом, я решила не отказываться от еды. Когда ещё у меня возникнет возможность поесть приготовленное нелюдем? Терри пропустил мои слова мимо ушей, уделив всё своё внимание стоящей перед ним порции.
   Некоторое время на кухне была полнейшая тишина, прерываемая лишь легким звоном столовых приборов.
   Опустевшие тарелки пришлось мыть мне. Я, конечно, могла бы проигнорировать оставленную Тьерраном посуду, но что толку? Он бы вряд ли снизошёл до ёё мытья. Уже то, что тёмный самостоятельно готовил - это само по себе чудо. Да ещё и угостил меня. А оставлять после себя посуду в чужой квартире мне было совестно - мы и так злоупотребляли гостеприимством Васи и его хорошим к нам отношением.
   Пока я расставляла чистые тарелки в шкаф, Терри достал из холодильника пакет апельсинового сока и разлил его по чашкам. Как ни странно, но обо мне он тоже позаботился, и я получила свою порцию жидкости.
   Слегка поморщившись, дроу произнёс:
   - Чай мы тоже не пьём - у нас просто нет такого растения. Мы вообще никаких трав не завариваем, если это не лекарства. В основном мы употребляем вина, соки, компоты. К сожалению этот сок, - он легко качнул чашку, демонстрируя то, о чём говорит, - совершенно им не является - просто смешали непонятно что с водой.
   Улыбнувшись кончиками губ, он добавил:
   - Кроме того, у нас не растут апельсины.
   Заинтригованная, я поспешила воспользоваться моментом откровенности и спросила:
   - Расскажи про свой мир, пожалуйста. Что у вас есть такое интересное, чего нет у нас?
   Эльф на секунду задумался.
   - Вот ты спрашивала, кто у нас занимается хозяйственными делами. У нас есть ар'хины, - тут Терри задумался. - Это... хм... пожалуй, это магически модифицированные животные, наделённые зачатками разума. Причем каждый вид ар'хинов приспособлен под определённую деятельность. Например, у поваров усилены обонятельные и вкусовые рецепторы, а также предусмотрена способность определять яды. Хотя, случаются и сбои.
   - Кого-то травят? - с любопытством спросила я.
   - Конечно, - он насмешливо блеснул глазами. - Без этого никак. Не всегда можно убрать конкурента своими руками, или руками наёмников.
   Перед глазами всплыл кусочек давешнего кошмара: золотоволосая красавица (почему-то мне казалась, что девушка должна быть обязательно красива) недрогнувшей рукой сыпет яд.
   - И тебя травили?
   - Пытались, - равнодушно ответил тёмный.
   После чего допил залпом остатки и, отставив чашку, сменил тему:
   - Очень плохо, что твои братья в таком состоянии. Мне срочно необходимо кое-что разузнать, а сделать это могут только они.
   Такой переход от доверительного и спокойного разговора к злободневным вопросам подействовал на меня как ушат холодной воды. Елки-палки, ребята там еле живые, а он опять со своими проблемами. Злость на долгоживущего, усыплённая его обманчивой мягкостью, вновь забурлила во мне.
   - Слушай, - перебила я его, - ты всегда такой?
   - Какой? - одна чёрная бровь взметнулась вверх, демонстрируя удивление.
   - Такой циничный и равнодушный, - я холодно разглядывала эльфа, хотя мои способности замораживать взглядом явно уступали ему. - Тебя все окружающие интересуют постольку, поскольку приносят или не приносят пользу. Тебе самому так жить не тяжело? А? Ведь с таким отношением к людям... Ой, нет. Прости я ошиблась, - по мере своего монолога я всё больше и больше распалялась и на этих словах язвительность, облачённая в формы искреннего участия, так и лилась на молчавшего эльфа, - люди для тебя же пыль под ногами. Тьфу! Подумаешь, мы, рискуя своими жизнями, всячески помогаем тебе, подумаешь, мы разрушаем наше собственное будущее - всё фигня на фоне твоего благополучия! Только что-то мне подсказывает, что ты так ведёшь себя не только с людьми, но и с другими расами тоже. А? Ведь я права? Чело... эээ... разумный, если он добр, то добрый со всеми, если скраден, то никому не даст ни копейки... Так и ты - оцениваешь каждого: "нужен - не нужен". Как... - тут я запнулась, подбирая образное сравнение. - Как туфли в магазине! Только вот как ты не боишься с такой жизненной позицией ножа в спину? - тут я снова припомнила один из кошмаров. - Или яда, подсыпанного втихаря какой-нибудь девушкой? Или ты на столько привык к всеобщей ненависти и страху, что уже по-другому и не представляешь себе жизнь?
   Мне показалось, или что-то мелькнуло на лице нелюдя?
   - А как же простые, нормальные отношения? Товарищество? Дружба? Любовь? Родственные чувства? - я замолчала, выжидательно уставившись на долгоживущего. Некоторое время в полной тишине, тёмный сощурив глаза, рассматривал меня как некую диковинку. Неожиданно заслон, выставленный Терри, исчез, и от него хлынула волна беспокойства и тоски, длящаяся буквально мгновение и тут же пропавшая. А ты не так спокоен, как хочешь казаться...
   - Девочка, - наконец ответил он, откинувшись на спинку стула. - Ты не просто мало прожила, а ты, можно сказать, только родилась по сравнению с моим возрастом и с моим жизненным путём. Не тебе судить о том, как я должен вести себя и что мне нужно делать. Товарищество, дружба, любовь становятся только словами, после предательств, измен, смертей. А родственники... почему ты решила, что я к ним плохо отношусь?
   Елки-палки, у него оказывается и семья есть! Почему-то я была уверена, что он сирота. Вернее я даже не задумывалась над тем, есть ли у него вообще хоть какие-то родственники. Он воспринимался настолько сам по себе, что мысль о том, что у него могут быть такие же мама и папа, как у меня, не приходила мне в голову.
   И к чему относились, учитывая сказанное им, случайно пойманные мною чувства? К его семье? К потерянному другу? Или у него была любимая?... А может дети?
   Поражённая своими размышлениями, я не отрываясь смотрела на Терри. Если дроу меня раньше интересовал в большей степени, как легендарное существо, то теперь я стала воспринимать его как-то более реально, что ли. А что может быть любопытнее чужих отношений? Пока я размышляла, как умаслить скрытного долгоживущего и снова подступиться к нему с расспросами, тот поднялся.
   - Пошли, - он коротко и холодно бросил мне и направился на выход.
   - Э... - я вынырнула из своих мыслей и растерялась. - Куда?
   - Буду учить тебя самоконтролю. К тому же нам надо как-то наладить обмен магией.
  
   Тьерран.
  
   Сдвигая у себя в комнате мебель, чтоб расчистить место для занятий, я размышлял над словами человечки, почему-то неприятно задевшими меня.
   Своими претензиями она напомнила мне о семье, беспокойство о которой, после общения с Мьарраном зур Серрьен'з'Шантом, засело тупой занозой в душе. Под воздействием её слов, спрятавшаяся тревога снова всколыхнулась и просочилась наружу. Что бы там ни думали о тёмных эльфах другие расы - мы способны испытывать привязанность к родным и близким. Не любовь, нет, - пожалуй, взрослым дроу такие сильные чувства недоступны в силу того, что даже от родственников мы всегда подспудно ожидали предательства. Слишком уж частым бывали такие случаи. Хотя отношения между мной, братом и племянниками сложились более, чем удачливо, но это скорее исключение из общего правила. Впрочем, и нам не удалось избежать закулисных интриг внутри семьи, если вспомнить Льяррику, пытавшуюся отравить нас с Кьяром.
   Интеррресно, Тори сказала про отравительницу просто для красного словца или что-то почувствовала, а может быть и узнала обо мне? Тьма! Совершенно не понятно, каким образом действует связка "дроу-человек". Возможно, она может копаться в моих воспоминаниях. Только этого не хватало!
   Я ещё раз тщательно проверил воздвигнутые мной барьеры: всё-таки постоянно удерживать их в моём состоянии было тяжеловато.
   Несмотря на моё раздражение её бесцеремонностью, я вынужден признать, что все-таки некоторое рациональное зерно в сказанном имелось. Может действительно мы, дроу, слишком зациклились на себе и своей исключительности, и тем самым себе вредим? Я, конечно, и мысли не допускал о том, чтоб полностью доверять представителям других рас. Про то, что б дружить с кем-то из них или, сохрани меня Тьма, любить - и речи быть не могло. Это просто невозможно - слишком очевидно превосходство эльфов над другими. Но некоторое ослабление во Внешнем круге общения вполне могло бы принести определённую пользу: возможно, стало бы легче манипулировать другими, используя их благодарность и дружеские чувства, если умело их разжечь... Возможно... Надо это обсудить с братом, когда я вернусь.
   Отбросив посторонние мысли, я ещё раз внимательно оглядел освободившееся пространство, которое, к сожалению, не было достаточно велико. За не имением лучшего придётся воспользоваться этим. Кроме того, обучение девчонки усложнялось тем, что я никогда такого не делал: сам - сколько угодно, но чтоб тренировать... Всё-таки это не одно и тоже. Впрочем, я прекрасно помню наставления своих учителей, да и прочитанные на эту тему книги достаточно чётко отложились в памяти, хотя я никогда не думал, что мне придётся полученные знания применять на практике так скоро.
   Обернувшись к терпеливо ожидавшей человечке, я велел ей выйти в центр комнаты и расслабиться. Естественно именно после этих слов она напряглась ещё больше.
   - Что ты будешь со мной делать? - С подозрением осведомилась она.
   - Я ничего, а вот ты будешь тренироваться сдерживать себя. Учитывая то, что страх - самое сильное чувство, начнём с него. Я буду наблюдать и направлять, но главное зависит от тебя - ты должна справиться самостоятельно. Не победить страх, нет. Это невозможно - ты должна его игнорировать, отрешиться. Теперь, постарайся делать всё именно так, как я тебе говорю.
   Встав напротив неё, я приготовился реагировать на любые неожиданности, которые могла выкинуть девчонка. Как же плохо, что здесь нет специального места - первые этапы очень разрушительны. Но выбирать не из чего, так что приступим.
   - Закрой глаза, - я понизил голос. - Ощути дуновение ветра, почувствуй прикосновение одежды к телу.
   Я прислушался к идущим от девчонки эманациям. Наша связь намного облегчала мои действия. Если учителя приходилось в большей степени догадываться о правильности исполнения их требований (впрочем, они для этого достаточно опытны), то я сейчас абсолютно точно знал, что чувствует человечка. В этом смысле наша "объединённость" была только полезна. Отлично, пусть не сразу, но у неё получилось - постепенно она всё больше и большее сосредотачивалась на тактильных ощущениях.
   - Прислушайся: шум машин, щебет птиц, шаги в коридоре...
   Тори неплохо справлялась, но пока ничего сложного не происходило, и то, что у неё всё получалось, было вполне в порядке вещей. Интррресно, что она предпримет на последней стадии. Обычно с первого раза проконтролировать себя не удавалось никому. При том, что дроу учили сдержанности чуть ли не с колыбели, а уж для эмоциональной человечки сделать такой скачёк вперёд вообще не под силу. И это очень плохо, хотя я прекрасно понимаю, что выше головы не прыгнешь.
   - Почувствуй запах: от волос пахнет шампунем, ветер доносит дым...
   Сейчас я, стараясь не сбивать её с настроя, потянул из неё магию, которая в этот раз намного легче потекла по натянутым между нами нитям.
   - Посмотри! - Резко выкрикнул я и в тот же момент вломился всей доступной мне Силой в её сознание, выпуская прячущиеся в ней страхи.
   Не знаю, что она видела (для каждого это сугубо индивидуально: мало ли кто чего боится), но в широко распахнувшихся глазах цвета стали плескался ужас. Ко мне покатилась волна страха, боли, отчаяния. Если бы я столь предусмотрительно не закрылся от неё, то мне бы пришлось туго, Я смог вполне оценить силу эмоционального удара даже сквозь ментальный щит.
   Девушка отшатнулась и резко взмахнула руками - будучи во власти своих кошмаров, она начала защищаться, как могла.
   - Сдерживай себя, - мои слова, усиленные магией, громким шелестом рассыпались по комнате. - Этого не существует.
   Плохо, она явно не слышала меня. Вернее она-то как раз слышала, но внимания не обращала: для неё самым важным стали её видения. Тори старалась вырваться: движения становились всё более резкими и лихорадочными. Я же крепко удерживал девушку на месте, что приводило её в ещё большую панику: она не понимала, что не даёт ей двигаться.
   - Отрешись, наблюдай со стороны - тебя там нет...
   Человечка пронзительно закричала и забилась уже буквально в конвульсиях. Хаос и Тьма! Что-то не так! Надо срочно выводить её из этого состояния, иначе она просто может сойти с ума от ужаса. Что делать в этой ситуации я не знал: такого никогда не бывало с дроу. Тори не замолкала ни на секунду, и вскоре я услышал, как в запертую дверь начал ломиться Вася, привлечённый девчачьими воплями. Раздумывать было некогда, и я со всего размаху влепил ей пощёчину: голова девушки дёрнулась и она обмякла, падая мне на руки.
   В тот же момент дверь в треском развалилась, и в развороченном проёме показался перепуганный и обозлённый парень, целящийся в меня из пистолета.
   - А ну-ка отпусти подругу!
   Хаос и Тьма! Ещё и с ним разбираться! Я медленно, чтоб не провоцировать его, положил бессознательную Тори на пол и выпрямился. Теперь я был готов к любым неожиданностям.
   - Всё нормально. Её ничего не угрожает.
   - Да, ну! - Вася не собирался верить мне на слово. - А вопила она как резаная чего?
   Выяснять с ним отношения под дулом пистолета мне не нравилось. Я прыгнул вперёд, уходя с лини огня, и выбил оружие у него из рук. Пистолет кувыркнулся в воздухе и послушно упал на мою протянутую ладонь. Вася, дёрнул отбитой рукой и принял боевую стойку, намереваясь дать мне отпор, если я нападу на него. Впрочем, сам он не спешил ввязываться в драку. Я с демонстративным пренебрежением рассмотрел оружие, вынул обойму, передёрнул затвор, выбрасывая патрон из патронника, и положил всё на стол.
   Услышав стон, приходящей в себя человеческой девчонки, я, не обращая более внимания на всё ещё напряжённого парня, вернулся к ней и поднял её с пола. Мне стало жаль дрожащую девушку, и я прижал её к себе, стараясь успокоить. Всё-таки я слишком круто обиходился с ней последнее время, забыв о том, что она ещё практически ребёнок. Столько потрясений, доставшихся ей, могут и сломать.
  
   Виктория.
  
   После пережитого ужаса, я прильнула к держащему меня, как единственному острову спокойствия и надёжности. По мере того, как я приходила в себя, до меня начало доходить по чей вине я подвергалась таким пыткам. И что нелюдь, на руках которого я лежала, единственный виновник произошедшего.
   - Отпусти меня сейчас же, - зло пробормотала я, стараясь вывернуться и его рук.
   Эльф молча поставил меня на пол, спокойно наблюдая за моими действиями. Его отрешённость просто доконала меня. Дальнейшее я помню в каком-то тумане и как будто через вату: я в истерике орала на него, обвиняя во всех мыслимых и не мыслимых прегрешениях, обзываясь и кроя матом, чего я себе не позволяла вообще никогда. Дроу же никак не реагировал на меня, его расслабленная поза говорила о полном равнодушии к сыпавшимся на него оскорблениям. Одна, особенно визгливая нота, взятая мною, заставила долгоживущего поморщится, и у меня окончательно упала планка - я кинулась на него с кулакам. В тот момент я чувствовала, что могу запросто убить его.
   Но этому не суждено было произойти: меня перехватил присутствующий здесь Вася и утащил на кухню отпаивать валерьянкой. Хотя, думаю, что даже если бы он не вмешался, я бы вряд ли смогла бы причинить нелюдю хоть какой-то вред. Уж скорее он бы меня прибил, чем я - его.
   Пару часов спустя, выдув чуть ли не весь имевшийся в наличии настой валерианы, я апатично наблюдала, как проголодавшийся эльф, совершенно не смущённый произошедшей ранее сценой, обедал.
   Вот уж у кого нервы, как стальные тросы! Единственно, что его волнует - это пожрать вовремя.
   Наевшись, эльф некоторое время пристально смотрел на меня, а потом неожиданно произнёс:
   - Пойдем.
   После пережитой эмоциональной встряски (да, и накачанность валерьянкой давала свой эффект) я чувствовала полную опустошенность, и мне было уже всё равно, что опять придумал это изверг. Я равнодушно поплелась следом за бесшумно шагающим нелюдем. Оказавшись в комнате с больными братьями, во мне вяло встрепенулось беспокойство - если она сейчас будет издеваться ещё и над ними, уже этого я не переживу.
   Мою попытку выразить свой протест Терри моментально пресёк:
   - Ты же хочешь вылечить братьев?
   Где-то внутри меня шевельнулось удивление и опять пропало. Оценив мою молчаливую неподвижность, как согласие, тёмный продолжил:
   - Я могу помочь им, но мне необходимо твоё участие. Мне нужен полный доступ к Силе, а это, насколько я уже понял, проще будет сделать, если ты будешь со мной в полном контакте. Чтоб не мешать моим действиям, положишь руки мне на плечи. Кроме того, я полностью раскроюсь - тебе придётся сдерживать себя от слияния со мной. Сейчас для тебя это будет легче: у тебя чувства притуплены лекарствами, но если ты не справишься, у нас ничего не получится.
   - Я постараюсь, - пролепетала я, растерянная возложенной на меня ответственностью.
   Удовлетворившись моим ответом, эльф поставил возле Колиной кровати стул и уселся на него.
   - Ёшкин кот! - Привлеченный нашими голосами, в комнату заглянул Вася. - Чё опять делать собрались?
   Судя по тому, что Терри даже не обернулся, отвечать он не собирался. Пришлось в объяснения пускаться мне:
   - Терри обещает вылечить Петю и Колю. С моей помощью.
   Подошедший к нам парень с интересом и недоверием посмотрел сначала на меня, потом на дроу. Причём последнему досталась вся порция подозрительности, которую в данный момент испытывал Вася.
   - Зашибись! Ну, так я посмотрю - мало ли чё.
   Устроившись поодаль, Вася приготовился наблюдать за нашими действиями. Мне было несколько неловко под напряжённым взглядом парня, а вот нелюдя это совершенно не трогало.
   От моих размышлений меня отвлек исчезнувший между мной и Терри барьер. Чувства долгоживущего, внешне совершенно невозмутимого, вызывали во мне жгучее любопытство. Я прислушалась к ощущениям - спокойствие и уверенность. Похоже, что он всё-таки не притворяется. Хотя, что это? Жалость и чувство вины!? Нет, наверно показалось - слишком уж мимолётным и неярким это было. Скорее всего, эти эмоции принадлежат мне: вряд ли этот нелюдь в состоянии испытывать человеческие чувства.
   - Положи руки мне на плечи, - раздался голос Терри, и я поспешила выполнить его указания.
   Подушечки пальцев моментально ощутили лёгкое покалывание, которое стало растекаться по ладоням. Так, надо сосредоточиться!
   Я постаралась остановить побежавшие по рукам мурашки, и, как ни странно, мне это удалось практически сразу. Уж не знаю, что именно сыграло свою роль: то ли у меня стали проявляться какие-то способности (на это я, честно говоря, надеялась больше всего), то ли и вправду, как говорил Тьерран, магия между нами "успокоилась" и вошла в норму, - но моё желание, чтоб всё остановилось, исполнилось сразу. Конечно, трепет в руках не исчез полностью, но и не нарастал. Здорово! Значит, я все же могу управлять магией хоть в какой-то степени. Довольная своими успехами, я переключила внимание на нелюдя.
   Тот положил одну руку Коле на лоб, а вторую - на живот и что-то начал шептать. Слова произносились настолько тихо, что даже я, стоявшая рядом, совершенно ничего не могла расслышать. Хотя, скорее всего мне бы это и не помогло - наверняка эльф читал заклинания на своём языке, который я естественно не знала. А жаль.
   По натянутым между нами струнам от меня к эльфу побежало тепло. Странно, неужели я именно так ощущаю магию? Очень необычно. По мере того, как движение теплоты ускорялось и увеличивалось, вокруг рук эльфа воздух начал дрожать, а затем темнеть и растекаться. Легкая дымка постепенно окутывала Колю. Не знаю, как долго это продолжалось, но, в конце концов, тело брата стало выглядеть так, вроде его завернули в тёмную полупрозрачную ткань, причём густота черноты всё время менялась: то совершенно истончалась, то становилась непроницаемой. Зрелище завораживало: мерцающий вокруг брата сумрак притягивал взгляд, гипнотизировал, заставлял вглядываться в себя в попытке отыскать знакомые формы, которые, казалось, только присмотрись получше, - обязательно увидишь.
   Тьерран прерывисто вздохнул, и я тут же почувствовала усталость, которую он испытывал. Неужели ничего не получится и он всё бросит. Зная об его эгоистичности, я бы не удивилась этому. Но как ни странно, тёмный не убирал руки, хотя его утомленность усиливалась.
   Отвлечённая своим собственным беспокойством и чувствами, словленными от долгоживущего, я не сразу заметила, что чернота вокруг Коли стала исчезать, как будто впитывалась в него. Через некоторое время всё было кончено, и Терри с облегчённым, еле заметным вздохом, убрал руки от брата.
   Поднявшись, он повернулся ко мне: лицо заострилось и побледнело - но это единственно, что говорило о том, что ему пришлось нелегко во время всей этой процедуры.
   - Теперь - Петр.
   Я молча кивнула, перейдя следом за эльфом к постели второго близнеца. И всё повторилось опять. За одним исключением - в конце дроу потерял сознание.
  
  
   Глава 20.
  
   Помещения Конторы. Кабинет полковника Волошина.
  
   Иволгин с сочувствием смотрел на исхудавшее и потемневшее лицо Аркадия Кирилловича.
   ЧП, произошедшее при попытке захватить интересующий их объект, не просто выходило за все возможные рамки - это была катастрофа. То, что пришлось пережить полковнику за последние несколько дней, и врагу не пожелаешь. Конечно, они предполагали, что пришелец опасен, особенно после разгромленной базы в рыбном хозяйстве, но чтоб вот так: за пару минут убить весь квартал...
   Волошин устало потёр переносицу и взглянул на подчинённого.
   - Ну, что скажешь? - Раздался глухой голос. - Что теперь делать?
   - Может, ну его к такой-то матери - пусть живёт? После того как на нас всех собак повесили, нам не то что не позволят его ловить, а вообще запретят дальнейшие исследования. Ты же сам понимаешь...
   Покрасневшие от многодневной бессонницы глаза шефа гневно сверкнули:
   - Коля, да мне положить на них всех вместе с их окрестностями! У меня жена... - увидев недоумение на лице Николая полковник осёкся, сообразив, что в запале чуть не сболтнул лишнего. - Ладно, - махнул он рукой. - Коля, всё это не важно, но мне нужен "гость". Лично мне.
   Майор лихорадочно соображал, чем помочь своему начальнику и при этом каким-то образом разузнать у него, зачем ему нужен пришелец.
   - Может попробовать договориться? Пойти на переговоры?
   - Я уже думал об этом, но, во-первых, мы совершенно не знаем, где они прячутся. А в том, что вся компания вместе, я не сомневаюсь. Мы же не смогли выяснить, кто их тогда увёз...
   - Да, уж... всё слишком быстро произошло: никто толком не видел номеров машины, а наблюдателей так далеко не выставляли.
   - Вот именно. Получается уравнение с одними неизвестными. Во-вторых, моя попытка вступить в контакт, - на этих словах Аркадий Кириллович невесело усмехнулся, - тогда же, если ты помнишь, провалилась. Шайсе! И почему среди всего города он наткнулся именно на детей Власина!?
   Посчитав последний вопрос риторическим, Иволгин вернулся к обсуждаемой проблеме:
   - Найти-то мы, как раз, можем: возьмём те новые разработки, и я с нашими людьми прочешу Киев. Времени это займет достаточно много, но всё же - это шанс. А когда найдём, тогда и подумаем, как с ним разговаривать.
   Волошин рассеяно скользил взглядом по фотографиям на стенах, обдумывая выдвинутое предложение.
   - Пожалуй ты прав, - наконец ответил он. - Игорь должен через пару дней вернуться, подключишь и его...
  
   Тьерран.
  
   Видимо Мьарран решил более не утруждать себя создание антуража, потому мы с ним встретились подвешенные в чёрной пустоте, там же, где виделись в прошлый раз. Некоторое время мы молча разглядывали друг друга, пока мой оппонент не нарушил тишину.
   - Как самочувствие? - На лице дроу появилась удовлетворенная улыбка. - Связь с человечкой не беспокоит?
   Не получив от меня никакой реакции, он продолжил:
   - Вот уж не думал, что такое возможно: дроу-человек. Просто чудесно! Теперь даже если... Заметь, я сказал "если", а не "когда". Знаешь почему? Потому, что из-за тебя всю лавочку местных людишек прикрыли. Так вот, если тебе всё же удастся вернуться, то всё равно у тебя не будет спокойной жизни. Вы оба теперь изменённые, и вам нет места ни здесь, ни там. И я с удовольствием понаблюдаю за вашей агонией.
   - Интеррресно, а почему ты думаешь, что я погибну? Ты меня недооцениваешь...
   Тёмный рассмеялся.
   - Конечно, конечно! Как же - всякий дроу неуязвим! Поверь, я тоже так думал, - по лицу Мьаррана скользнула тень и тут же исчезла, уступив место нарочитому веселью. - Ты бы видел, какую бурю вы подняли в этом мире. Ты, конечно, понятия не имеешь о том, что по всей этой планете начали происходить катаклизмы: цунами, смерчи, катастрофы. И всё из-за того, что вы перековеркали Силу этого мира. И чем больше ты колдуешь, тем сильнее ухудшается ситуация: ты и так вносил диссонанс, а теперь уж и подавно. А знаешь, что теперь будет? - Он чуть приблизился, пытливо глядя мне в глаза. - Теперь этот мир будет вам мстить...
  
   ***
  
   Я проснулся, почувствовав чьё-то присутствие, не таящие в себе угрозы - рядом на стуле примостилась Тори. Странно, что ей удалось подобраться ко мне незаметно. Моя жизнь никогда не распологала к спокойному сну, тем более здесь, а тут такая опасная расслабленность...
   - Что случилось?
   Звук моего голоса заставил ей вздрогнуть: несмотря на ожидание моего пробуждения, всё же она пропустила этот момент. На её лице от вчерашнего изнеможения не осталось и следа - выглядела она вполне отдохнувшей и посвежевшей. Я сел, одновременно выставляя ментальный щит: не стоит девчонке знать о том, что меня что-то беспокоит. А поводов для беспокойства у меня в последнее время прибавилось. Мало того, что я позволил себе такую беспечность, когда любой может подобраться ко мне спящему. так ещё и слова Мьаррана совершенно не внушали оптимизма. Если же я не смогу здесь колдовать, то меня всё-таки сумеют рано или поздно достать. И после того, как я с огромным трудом смог вылечить близнецов, я понимал, что зур Серрьен'з'Шант оказался достаточно правдив в своей попытке запугать меня.
   - Так что случилось? - Снова спросил я, так и не дождавшись ответа от девушки. Одновременно я прислушался к её ощущениям: растерянность, благодарность, настороженность, чувство вины, радость, беспокойство - ну, и мешанина. Интррресно...
   - Спасибо тебе, - наконец собравшись с духом, заговорила она, пряча глаза. - За братьев. Им уже лучше - сегодня они уже пришли в себя... Правда, слабы очень, но дело явно идет на поправку.
   Я скептически приподнял бровь, удивлённый её сумбурной речью. Особенно после вчерашних обвинений, озвученных ею. Временно забудем о всё сказанном, но как только я смогу расстаться с нею, ей придётся ответить за каждое оскорбление. Дроу такого не прощают.
   Получив в ответ на свою благодарность молчание, она посмотрела на меня и, правильно поняв выражение моего лица, смущённо покраснела.
   - И... и прости меня. Я была не права...
   Девчонка уже не знала, куда деваться от моего пристального взгляда, и начала сбиваться и заикаться:
   - Я не должна была так говорить... Я понимаю, что ты пытался научить... меня так, как умеешь... как принято у тебя... И не твоя вина, что я... так не могу...
   - Извинения приняты.
   Расстроенная моим спокойным тоном ещё больше, она сползла со стула и медленно побрела на выход. Чтоб не смущать девичью скромность человечки, я завернулся в простыню и перехватил её возле двери. Повернув Тори к себе лицом, я приподнял её подбородок, заставляя посмотреть мне в глаза.
   - Я действительно принимаю извинения, - как можно мягче произнёс я. Ведь, несмотря на неподобающую форму, она высказала достаточно разумные идеи, одну из которых я и проверю на ней же - попробую построить с ней хорошие отношения, тем более, что сыграть на её чувствах достаточно легко. Некоторое время, пока она осмысливала сказанное, до меня доносилось огорчение, затем по нитям побежало облегчение.
   Отпустив её, я отступил на шаг. Девушка пару мгновений постояла, не отрывая от меня взгляда, а затем, опомнившись, выскользнула в коридор, тихо прикрыв за собой дверь.
   Вот чего я не понимаю, что она так восхищается моими глазами? У самой не менее необычный цвет - серый бывает только у аллил, да и то не всех, а Белых Дам.
  
   Виктория.
  
   Несколько дней прошли в спокойствии и тишине. Я ухаживала за братьями, попутно отвечая на их вопросы о своём самочувствии, о том, что по телеку о нас говорят. На расспросы о произошедшем во дворе, я старалась отвечать по возможности лаконично, не вдаваясь в подробности: вспоминать о своей роли в этом мне было страшно. Я настойчиво гнала от себя жуткие мысли, стараясь как можно быстрее и надёжнее забыть об умерших.
   С эльфом в последние дни я виделась крайне редко. Как только Коля и Петя смогли внятно разговаривать, Тьерран заперся с ними и о чём-то долго разговаривал, а потом стал вообще пропадать из квартиры. Попытки выяснить, куда он уходит, не увенчались успехом: близнецы хоть и знали, но говорить не собирались; а Вася вообще был не в курсе дел долгоживущего. Вася и сам практически всё время отсутствовал, объясняя это тем, что у него могут быть проблемы с его коллегами из-за того, что он так долго не показывается им на глаза. Естественно всё это было сообщено нам посредством блатного жаргона, но суть от этого не меняется.
   Близнецы быстро выздоравливали, и очень скоро моя помощь в качестве сиделки им уже не требовалась, что давало мне возможность в спокойной обстановке разложить по полочкам поведение Терри, загадочное отсутствие которого только добавляло пищу для размышлений.
   С одной стороны он - эгоист, как ещё надо поискать. Уж насколько я себя считала эгоисткой, но до него мне, как до бога. И не только мне не сравниться, а, пожалуй, что и ни кому. Насколько я заметила, он всегда действует из корыстных побуждений: если ему что-то выгодно, то он будет это делать, а если нет... То нет.
   С другой стороны, он по необходимости защищал нас, лечил. Хотя, если вдуматься, то это же ему выгодно, не так ли? Если мы будем живы и здоровы, то сможем ему помогать. А вот если посмотреть с третьей стороны, то всю интересующую его информацию он уже вроде получил: адреса организации, "пригласившей" его к нам, он знает. Вроде мы уже ему как-то и не очень нужны. Кроме того, нас ещё и вытаскивать всё время приходится...
   Хотя, я каким-то образом связана с ним оказалась. Может из-за этого он нас не бросает? Ну, тогда в большей степени ему необходима я, и он вполне мог бы и не лечить братьев - я бы не смогла узнать, по силам ему это или нет. Или он хотел завоевать моё доверие?...
   Я запуталась окончательно... Ёлки-палки, лес густой! И как тут разобраться!? Вот уж точно: чужая душа - потёмки...
  
   Тьерран.
  
   Последние несколько дней я посвятил тому, чтоб разведать обстановку вокруг дома Волошина.
   После того, как Мьарран злорадно сообщил о перспективах моего пребывания в этом мире, желание выбраться от сюда стало навязчивой идеей. Впрочем, мне это не мешало продумать варианты. Рассчитывать на братьев совершенно бессмысленно. Они-то выздоравливают, но не достаточно быстро, чтоб участвовать в боях. Сложности с использованием магии сводят на "нет" моё дальнейшее триумфальное шествие по лабораториям полковника: у меня просто не хватит сил, справится с таким количеством людей. Таким образом, я остаюсь не просто в одиночестве, что само по себе не так страшно, я остаюсь без огромной части своих способностей - без Силы. Единственный вывод из этого напрашивался сам собой: с Волошиным необходимо договариваться. А учитывая то, что я разузнал у Петра и Ника про полковника, с этим человеком лучше всего контактировать, имея солидное преимущество. И что может быть лучше, чем общение со своим противником на его территории в присутствии любимой жены, такой уязвимой и беззащитной?
   Подготовить снаряжение для проникновения в дом Волошина оказалось совершеннейшим пустяком. Братья подсказали, в каком магазине можно всё приобрести.
   Выяснить же место жительства полковника оказалось достаточно трудным. Выслеживать человека, большую часть времени передвигающегося на машине, скорость которой намного превосходит мою, оказалось не просто проблемным, а на предели моих способностей. Тем не менее, я справился с этой задачей, и теперь внимательно оглядывал развернувшийся предо мною двор. Увиденное меня порадовало: густые кроны деревьев достаточно надёжно скрывали от прохожих стены и крышу дома. Тем более, что надвигающиеся сумерки тоже помогут утаить от любопытных глаз мои передвижения.
   Тщательно закрепив верёвку, свободный её конец я сбросил вниз, так чтоб она повисла между рядов соседних балконов. Ещё раз проверив не наблюдает ли за мной кто либо, я легко прыгнул вниз: несколько секунд быстрого перемещения вдоль стены с помощью веревки, и я оказался на уровне нужного мне этажа. Открытое окно балкона находилось слишком далеко от меня - придётся извернуться, чтоб попасть внутрь.
   Определив нужную траекторию, я оттолкнулся от стены и, выпустив из рук страховавшую меня веревку, прыгнул к интересующему меня балкону. Схватившись за гнутую железную основу балконных перил, я стал подтягиваться выше: через некоторое время мне удалось добраться до края открытого окна. Стоять на краешке балкона, выступающем буквально на пару сантиметров, было очень неудобно - я перенес вес тела на руки и перебрался внутрь. Замерев возле распахнутой для проветривания балконной двери, я прислушался к звукам квартиры. У полковника, насколько мне известно, больная жена, которая должна находиться дома. Странно, что я ничего не слышу. Впрочем, возможно она не настолько больна, чтоб не выходить на улицу...
   Достав Дро'н'Шаен, я медленно шёл по комнате попутно отмечая окружающую обстановку: большой диван, расположенный вдоль одной из стен; напротив шкафная группа с телевизорами прочей техникой; шкафы наполнены книгами, статуэтками и стеклянной посудой; ковер на полу, заглушающий и без того тихие звуки моих шагов. Открытые раздвижные двери давали возможность частично просмотреть пустой узкий коридор, единственным украшением которого была большая картина. На полотне был изображён молодой Волошин с ребёнком на руках и невероятной красоты женщина, по-видимому, его жена. Я старался понять, что меня насторожило в нарисованной человечке, но тут меня отвлёк легкий вздох, раздавшийся из соседней комнаты. Странно, что я услышал что-либо только сейчас - слух не зависит от моей "урезанной" магии.
   Я направился на подозрительный звук. В пустой, оббитой мягкими тканями комнате на кровати лежала безобразная старуха, в которой я ощущал слабые отголоски Силы Леса. Она - аиллил!? Я не мог поверить своим глазам: сморщенное, изъеденное морщинами лицо, практически облысевшая голова, кожа покрытая отвратительными пигментными пятнами. Хаос и Тьма! Что с ней сделал Волошин!? Видимо, встреча любого эльфа с этим человеком заканчивается весьма и весьма плачевно. Есть над чем задуматься.
   Из тягостных раздумий меня вывел звук открываемой двери. Скользнув к двери, я затаился, поджидая вернувшегося хозяина квартиры.
   - Мама, я до... - молодой мужской голос оборвался на полу-слове.
   Значит это не полковник, а его сын. Что ж, за не имением жены, возьмемся за наследника. Я прислушался к доносившемуся до меня шороху. Поведение парня меня насторожило: почему он не договорил приветственную фразу; почему он старается, как можно меньше шуметь. Неужели, он почувствовал моё присутствие? Интеррресно...
   Я быстро отошёл в глубь комнаты, встав за кроватью светлой. Решив, что эльфийка достаточно ценна для этой семьи, если они её держат в своём доме, я прижал кончик клинка к её шее. Ждать пришлось не долго: вскоре в дверном проёме появился молодой человек, целясь из пистолета прямо мне в лоб.
   - Отойди от неё, - прозвучал холодный приказ.
   Я сощурился, внимательно разглядывая его: моего роста, гибкий как плеть, и в нём тоже была Сила Леса - светлый полукровка. Если сложить всё воедино: его "мама"; старуха оказалась светлой эльфийкой; он - полуэльф, пришедший к себе домой - получается очень интеррресный расклад...
   Я оскалился:
   - Мальчик, если ты не хочешь, чтоб твоя мать пострадала, то ты сейчас же уберёшь свою игрушку. Поверь, я успею её убить прежде, чем твои пули достигнут меня.
   Конечно, я рисковал - сейчас я не мог использовать никакую магию: и Тори слишком далеко от меня, и забывать о предупреждении Мьаррана тоже не следовало. Тем не менее, уйти с траектории умений хватит - опыт в этом мире я уже получил основательный. А парень слишком молод, чтоб что-то мне противопоставить.
   - Посмотрим.
   В тот же момент в меня ударила чистая Сила.
   Тьма! Колдовать он не умеет, но магии в нём предостаточно. Похоже я его недооценил - у полукровок никогда не бывает столько силы. Возможности закрыться у меня не было: надорванную душу опалило так, что перед глазами всё поплыло, а в ушах набатом застучала кровь. Я невольно дёрнулся, немного отводя клинок от светлой, чем тут же воспользовался полукровка. Звуки выстрелов слились в один протяжный гул.
   Я отпрыгнул, стараясь не попасть под пули, но я был достаточно дезориентирован, чтоб парню удалось меня достать: по щеке чиркнуло огнём, и я почувствовал побежавшую по щеке горячую кровь. Хаос и Тьма!
   Отскакивая ещё дальше, я выхватил прихваченный с собой пистолет и выстрелил в начавшего двигаться по направлению ко мне парня. Одновременно со мной, полуэльф выдернул из-за пояса ещё один пистолет и повел огонь уже из двух стволов.
   Я никак не мог попасть в своего противника: он использовал ту же тактику что и я, уходя с траектории пуль. И в скорости реакции он явно не уступал мне, видимо у него было достаточное количество тренировок именно с этим видом оружия. Я действительно, очень сильно недооценил этого полукровку: я не предполагал, что военное искусство этого мира помноженное на эльфийские возможности даст такой результат. Я уклонялся и отступал, стараясь не попасть под кусочки свинца, некоторые из которых удалось отбить Дро'н'Шаеном.
   У моего противника ещё оставалось примерно половина обоймы во втором пистолете, когда я последний раз нажал на курок. Больше патронов не было, а перезаряжать оружие мне явно не позволят. Мой последний выстрел - пули взвизгнули и встретились на полпути. Время на мгновение замерло, пока мы удивлённо смотрели на падение двух искорёженных пуль. И тут же снова понеслось вскачь: полуэльф снова ударил в меня Силой, причём в эту атаку он вложил столько, что меня просто отбросило назад.
   Выбив телом окно, я полетел вниз, вслед за осыпавшимися осколками. Некоторое время я просто падал, с трудом соображая, что происходит, когда же в голове немного прояснилось, я с силой воткнул клинок в скользящую мимо меня стену. Дро'н'Шаен осыпал меня искрами и кирпичной крошкой взрезанной стены. Моё движение резко прекратилось, зато руку дёрнуло так, что в глазах опять потемнело от боли. Сверху раздалась череда выстрелов, слившаяся в один протяжный вой, и мне в плечо впились три смертоносных жала. Пальцы сами собой разжались, и я продолжил свой полёт. Удар об землю я уже практически не почувствовал: лишь глухой удар и начавшая идти горлом кровь свидетельствовали о моём приземлении. Краем уха я услышал вой приближающих сирен и попытался пошевелиться - разбитое тело отозвалось нестерпимой мукой.
   "Это уже становится дурной традицией", подумалось мне, прежде чем я, в который раз в этом мире, потерял сознание.
  
   Глава 21.
  
   Помещения Конторы. Медицинское крыло.
   Тьерран.
  
   Я чуть приоткрыл глаза, стараясь незаметно для возможных соглядатаев, осмотреть помещение, в котором оказался. Небольшая белая комната, залитая нестерпимо ярким светом, была практически пуста: кроме кровати, на которой я лежал, пары стульев и нескольких пищащих приборов здесь ничего не было. Стену напротив меня занимало огромное черное стекло, а справа находилась дверь, которой я решил воспользоваться.
   Моя попытка встать не увенчалась успехом - руки и ноги были крепко привязаны к кровати. Кроме того, через грудь были перекинуты ремни, которые хоть и не стесняли дыхания, но малейшее движение пресекали на корню.
   Я подёргал удерживающие меня путы: привязали меня со знанием дела - кожаные ремни, охватывающие меня широкими полосами, не давали ни малейшего шанса вырваться. Если бы кожу не намочили, я бы ещё мог попытаться разорвать её, но специально смоченная, он лишь эластично натягивалась, делая все мои усилия тщетными. Откинувшись на подушку, я стал просчитывать возможные варианты дальнейшего развития ситуации. В том, что я нахожусь где-то в ведомстве полковника, я не сомневался. Но что мне давало это знание? Пока ничего. Раз уж меня не добили на месте, то я нужен, и со мной придут договариваться - в некотором смысле это соответствует моим планам. Я и так собирался пообщаться с Волошиным, только сделать хотел это с позиции силы, для чего мне и была нужна его жена в качестве заложницы. К сожалению, ситуация поменялась: придётся ждать хозяев положения, как бы прискорбно это ни звучало.
   Хаос и Тьма! Почему близнецы не сказали мне о сыне полковника? Хотели подставить меня? Если они ещё могли предположить, что я собираюсь наведаться к нему домой, то уж о времени и дне наверняка ничего знать не могли. Я никого не посвящал в подробности. Или же они сами не знали о том, что у Волошина есть ребёнок? Вполне возможно: они же упоминали, что жену давно никто не видел - и теперь мне понятно почему. Видимо, Волошин изначально скрывал сына. Интеррресно...
   От бесплодных попыток разобраться в предпосылках моего теперешнего положения, меня отвлёк звук открывающейся двери. Повернув голову, я стал рассматривать вошедших: первым зашёл полковник, следом за ним, неотступной тенью, следовал давешний полуэльф. Теперь, когда они находились рядом, я заметил семейное сходство между ними. Хотя люди вряд ли замечали это: слишком сильна кровь эльфов. Полковник сохранял видимое спокойствие, хотя по чуть заметному подрагиванию рук, когда он пододвигал стул поближе ко мне, я сделал вывод, что он достаточно сильно волнуется. Полукровка остался стоять за спиной отца, с ненавистью сверля меня взглядом чёрных глаз, совершенно неожиданных для того, в чьих венах текла светлая кровь.
   - Здравствуйте, - произнёс Волошин. - Как Ваше самочувствие?
   - Приемлемо.
   - Это хорошо, - на лице моего собеседника появилась вежливая улыбка, не затронувшая его глаз. - Вы заставили нас поволноваться: три пулевых ранения, множество внутренних переломов, проткнутое лёгкое, отбитая печень - проще сказать, чего у Вас не было. Но Вы на удивление живучи.
   На этот монолог я просто промолчал - обсуждать тут совершенно не чего. Какая разница, что со мной было? Сделав паузу, но так и не дождавшись моего ответа, полковник снова заговорил:
   - Я бы очень хотел с Вами познакомиться при менее трагичных обстоятельствах, но: человек предполагает, а бог располагает... Меня зовут Волошин Аркадий Кириллович. А его, - чуть заметным движением он указал на полукровку, - Игорь. А как Ваше имя?
   - Тьерран зур Шаррьен'з'Саен.
   - Вы позволите обращаться к Вам Тьерран? Ваше полное имя слишком непривычно для меня.
   Получив мой согласный кивок, он продолжил:
   - Так вот, Тьерран, нам с Вами надо многое обсудить...
  
   Виктория.
  
   Эльф пропал.
   Я не находила себе места от беспокойства: Терри отсутствовал уже два дня. Для нелюдя совершенно чуждого этому миру, которого к тому же преследуют силовики, прогулка явно затянулась.
   Братья искренне радовались исчезновению долгоживущего и желали ему оставаться там, где он есть и дальше. Моё волнение они не воспринимали в серьёз. Естественно они не могли ничего предпринять, даже если бы хотели: Коля и Петя только-только пришли в себя и были слишком слабы после недавнего ранения. Я в общем-то и не ожидала от них, каких-то действий прямо сейчас, но они вообще не собирались интересоваться дальнейшей судьбой Терри.
   Честно говоря, я чувствовала, что с тёмным сейчас всё более-менее в порядке, но и успокоиться совсем я не могла. Особенно после случившегося в день пропажи дроу.
   Я с содроганием припомнила, что со мной произошло. В какой-то момент совершенно неожиданно сердце пропустило удар, а потом гулко ухнуло об рёбра. Я начала задыхаться: стараясь протолкнуть в отказавшиеся служить лёгкие хотя бы чуть-чуть воздуха, я судорожно открывала рот, как выброшенная на берег рыба. Вокруг меня замельтешили искорки и звездочки, вызванные, по-видимому, нехваткой кислорода.
   И вдруг всё прошло, будто выключили. Я обессилено упала на пол - ноги дрожали и отказывались держать меня. С упоением вдыхая и выдыхая, я прислушивалась к бешено бьющемуся сердцу. Оказалось, что умереть от удушья - это страшно.
   Не знаю, что на самом деле случилось, но могу с уверенностью сказать, что всё это из-за чёртового нелюдя. И я очень хотела узнать, что с ним - умереть по его вине мне очень не хотелось. Мне вообще не хотелось умирать. А что у меня теперь все шансы не дожить до своего следующего дня рождения я с пугающей ясностью осознала именно после этого случая.
   Я, конечно, понимала, что расскажи я Пете и Коле всё о произошедшем со мной, то они конечно же кинуться разыскивать эльфа, но мне не хотелось пугать их. Они и без того настрадались из-за меня - не притащи я тёмного в дом, всё было бы по-другому.
  
   Тьерран.
  
   По-прежнему привязанный к кровати я обдумывал всё сказанное мне полковником. Тот просто и доступно объяснил, что ему нужно и что меня ожидает в случае невыполнения его требований.
   Хуже всего то, что я совершенно не представлял, что я могу сделать в этой ситуации.
   Его жена оказалась той самой аиллил, которую я видел у него в доме. Около тридцати лет назад Волошин, участвуя в одной из военных операций по уничтожению какого-то бандформирования наткнулся на эльфийку, удерживаемую в заложниках. Хоть полковник не вдавался в подробности, я могу себе представить, что с ней сделали люди.
   У нас, как дроу, так и аиллил из-за своей красоты пользовались таким высоким спросом на невольничьих рынках, что рабовладельцы шли на безумный риск, стараясь раздобыть наших женщин. Конечно, каждая из них намного сильнее среднестатистического человеческого мужчины в области магии, но с большим количеством людей, особенно если они прибегали к помощи своих магов, им справиться было не под силу. Защитить же каждую мы не могли, и поэтому пришлось сильно ограничить контакты эльфиек с людьми. Официально людские государства боролись против рабства других рас (своих можно продавать везде и всюду), но на самом деле ситуация практически не менялась - слишком уж прибыльная статья доходов. Таким образом, эльфийки чувствовали себя в безопасности только в Драйкене и Льесе и практически не покидали их пределов, что в свою очередь только взвинчивало ажиотаж вокруг них, и заставляло нас ещё более внимательно относиться к безопасности наших женщин. Замкнутый круг.
   Здесь же, наверняка, люди вдоволь насладились беззащитной аиллил. Поразительно, как она не сошла с ума после пережитого. Впрочем, вполне возможно, что именно Аркадий и вытянул её: не даром она вышла за него замуж - случай неслыханный для моего мира.
   Поначалу полковник не догадывался о нелюдской природе своей супруги, но её медленное угасание его сильно беспокоило. Когда же родился сын и аллил стала умирать прямо на глазах, Волошин всё-таки выяснил в чём дело: тяжёлые роды окончательно подкосили её - сил сопротивляться этому миру, который буквально "выпивал" светлую, у неё не осталось.
   Теперь же полковник хотел, чтоб я спас его жену. Если я откажусь - опыты и смерть. Если я ей наврежу - опыты и смерть. Если я попытаюсь бежать - опыты и смерть. Но если я верну её из-за Грани, то меня отпустят, как он выразился, на все четыре стороны.
   Хаос и Тьма! Выбор невелик.
   Я не мог ей помочь: у меня есть некоторые навыки, позволяющее помочь процессу заживления, но не более того. И это при том, что теперь мне даже для таких, в общем-то, нехитрых действий необходима Тори. А уж восстанавливать разрушенную ауру, восполнять магический резерв - это под силу только Белым и Тёмным Дамам. Причем, учитывая, что это светлая эльфийка - помочь могла бы только Белая Дама.
   Сбежать я не мог тоже. И даже не из-за угроз полковника, если бы появилась возможность, я бы ею воспользовался. Но этой самой возможности как раз у меня нет: стеречь меня обещали тщательно, - а без магии, не зная планировки помещений пытаться что-то сделать форменное самоубийство.
   Выход один: изображать лечение и приглядываться - вдруг появится возможность выбраться от сюда. Но долго я на обмане не продержусь.
   Тьма, как же я хочу обратно! Но без Тори я даже простейшую иллюзию не могу сделать - не то, что портал между мирами открыть. Можно попробовать связаться с ней по нашим нитям, но это не решит проблемы. Она не сможет прочёсывать город в поисках меня по принципу "темно-светло", а говорить полковнику о том, что она мне необходима опасно - это лишний клинок в его руку.
   При этом мне даже не хочется думать, как я смогу обойтись без магии в своём мире. Придётся забирать её с собой. Только вот сможет ли она выжить у нас?
   Мьарран предупреждал меня о влиянии "чужого" мира на пришельцев, но я не чувствую ничего негативного. Сил у меня не уменьшается, хотя, если рассудить здраво, то после того, как я надорвался с Тори, должен стать легкой добычей, но ничего подобного не происходит, как ни странно. Да и Игорь, даром, что полукровка, не выглядит умирающим. Значит, отступник мне наврал, как и в остальном. Но я сам видел яркое подтверждение его слов в виде жены Волошина. Что-то тут не сходится.
   Меня, естественно, радовало то что, по-видимому, я этому миру "не нужен", но лишняя загадка, в и без того огромном списке, не вдохновляла. Как бы не получилось так, что все эти непонятности обрушатся на меня в самый неподходящий момент.
  
   ***
  
   Следующие несколько дней прошли в относительном спокойствии. Если не обращать внимания на то, что мне отвязывали только одну руку и только на время приёма пищи. Полковник постарался сделать всё, чтоб ограничить мою деятельность. Я, конечно, мог бы попытаться освободиться - даже в таком, стреноженном, состоянии я намного превосходил человека, приносящего мне его. Но какой в этом смысл? Вряд ли Аркадий не предусмотрел такого варианта событий. Значит я пока присмотрюсь к окружающей обстановке и людям и попытаюсь выяснить где здесь слабое место, чтоб воспользоваться им в будущем.
   Кроме того, до невозможности бесили регулярные медицинские осмотры: проверка некоторых простейших рефлексов, измерение давления, температуры, скорости сердцебиения и забор крови - всё это было безболезненно, но до отвращения мерзко. Особенно мучительными были процедуры отчистки организма от продуктов жизнедеятельности. В моей комнате не предусматривалось место для отправления естественных нужд, но почему мне не давали возможность самостоятельно воспользоваться хотя бы, так называемой, "уткой" (странное название для медицинской посудины, на мой взгляд, совершенно не напоминающей указанную птицу), я никак не мог понять. Единственно, что приходило мне на ум это то, что: либо Волошин очень боится меня и старается лишний раз обезопасить себя, либо он хотел таким способом унизить меня. Причем я в большей степени склонялся к последней версии - полковник умён и прекрасно понимает, что я не предприму никаких попыток выбраться из заточения в ближайшее время.
   Что ж, тем большее удовольствие мне доставит его смерть...
  
   На третьи сутки моего пребывания впервые дверь открылась на распашку и в проёме показались двое молодых мужчин в привычных белых халатах, кативших кровать с той самой аллил, которую я вынужден возвращать из-за Грани. Я старался, как можно подробнее рассмотреть открывшийся мне коридор - любая дополнительная информация полезна. К моему разочарованию абсолютно пустой (к счастью, не белый, а зеленоватый, но так же ярко освещённый, как и моя комната) коридор не далее как в пяти шагах от двери делал резкий поворот под прямым углом. Безрадостная картина.
   За вошедшими дверь моментально закрылась, вновь захлопываю ловушку, в которой я оказался.
   Меня отвязали, и я с удовольствием повел плечами и прошёлся по комнате. Мне каждый день делали массаж, чтоб не немели от долгой неподвижности мышцы, но это всё равно не шло ни в какое сравнение с самостоятельными движениями.
   Мужчины замерли возле двери и не сводили с меня глаз, внимательно наблюдая за моими действиями. Меня несколько удивило отсутствие самого полковника, но взглянув на зеркальную панель на стене, я решил, что скорее всего он наблюдает именно оттуда. Очень надеюсь, что Игоря там нет - он единственный, кто может сразу раскрыть мой обман. Отсутствие каких-либо магических возмущений он моментально заметит.
   Что ж... Надеюсь Тьма сегодня благосклонна ко мне.
   Я положил одну руку на лоб эльфийки, а вторую на живот, закрыл глаза и нахмурился. Сыграем?
  
   Виктория.
  
   Прошла уже неделя с тех пор, как неугомонный дроу исчез. За это время я не раз пыталась дотянуться до него по связующей нас ниточке. Но у меня ничего не получалось, что меня совершенно не удивляло. Я прекрасно помнила, что по-поводу моих способностей сообщил мне Тьерран, но мириться с этим я не желала: терпенье и труд всё перетрут. Поэтому я пыталась снова и снова. И снова и снова терпела неудачу, что не прибавляло мне хорошего настроения.
   К счастью, всё-таки поводы для радости были. Братьям становилось всё лучше и лучше, но до полного и безоговорочного выздоровления было ещё очень и очень далеко.
   - У нас проблема, - сообщила я, заходя в комнату к раненым.
   - Нет у нас никаких проблем: мы выздоравливаем - всё прекрасно, - поспешно ответил мне Петя.
   - Это ты так думаешь.
   Я взяла один из находящихся здесь стульев и, поставив его так, чтоб видеть обоих братьев, уселась на него.
   - Если ты опять про эльфа, то даже слушать не хочу, - буркнул Коля. - Что ты о нём печёшься так? Чай, он уже не маленький - сам о себе позаботится. Или ты влюбилась?
   - Вот ещё! - Фыркнула я, давая себе зарок больше о нелюде с ними не разговаривать. - Я не про него пришла поговорить. Послезавтра прилетают мама с папой. Что будем делать?
   Ребята дружно застонали. Появление родителей именно сейчас, когда они не то, что не могут разузнать обстановку, но даже подняться с постели, можно приравнять к катастрофе местного масштаба.
   - Да уж... - пробормотал Петя. - Вот это действительно проблема...
  
   Глава 22.
  
   Тьерран.
  
   После моего "великого лечения" меня снова привязали к кровати. Искушение придушить моих тюремщиков пришлось сдерживать, так как я понимал, что моё нападение на этих людей не приведёт ни к чему хорошему. Придётся потерпеть.
   Пока один из мужчин выкатывал кровать с эльфийкой в коридор, второй подошел ко мне и, вытащив припрятанный в кармане шприц, не долго думая, вколол мне снотворное, действие которого мне уже довелось однажды испытать на себе.
   Хаос и Тьма, надеюсь, они не умертвят меня, пока я буду без сознания...
  
   ***
  
   Очнулся я уже в другом помещении, как две капли воды похожем на мое предыдущее место пребывания, за исключением того, что здесь не было никаких приборов, постоянно подключаемых ко мне. Более того, я с удивлением и огромным удовольствием обнаружил, что я наконец-то свободен. Относительно свободен - меня не перетягивали ремни, и я не был привязан к кровати. Поднявшись с успевшей до не возможности надоесть кровати, я обнаружил рядом с изголовьем стул, на котором лежала одежда. Белая. Не понимаю, почему здесь такое пристрастие к светлым тонам?
   Как же приятно одеться хоть во что-то более-менее нормальное, а не этот дурацкий голубой балахон, в котором меня держали последнее время. Надев брюки и рубашку, я так же обнаружил под стулом тапочки. Опять же белые. Определённо, меня решили окончательно свести с ума.
   Обувшись, я стал обследовать комнату, в первую очередь заинтересовавшись дверями. Одна из них, двустворчатая, точно такая же, как и дверь в предыдущей комнате. Она точно также наверняка ведет наружу, и естественно она была надёжно заперта. За второй дверью, расположенной на противоположной выходу стене, прятался унитаз, раковина и душ.
   Я моментально залез в кабинку душа и с огромным удовольствием помылся. О моей гигиене тут заботились, но одно дело, когда тебя обтирают неприятные тебе личности (так что после процедуры себя чувствуешь ещё грязнее, чем до неё), и совершенно другое мыться самому. Почувствовав, наконец, себя посвежевшим и относительно удовлетворенным, я покинул столь гостеприимный санузел и, усевшись на стул, так чтоб видеть зеркальную стену и входную дверь, стал переплетать ещё влажные волосы по своему обыкновению.
   Хаос забери этих людишек! Они даже не могут нормально косу заплести, чтоб она не распадалась, и пряди не лезли в глаза. Ещё одно неудобство, которое основательно отравляло мне жизнь, пока я находился в связанном состоянии.
   Когда я уже почти закончил, ко мне пришёл посетитель.
   - Какой-нибудь верёвки не найдется? - Спросил я, показывая кончик косы. - Перевязать.
   - Нет.
   - Плохо.
   Я свернул конец косы специальным узлом и перебросил её за спину.
   - Зачем пришёл?
   - Выяснить, почему ты притворяешься?
   - В каком смысле? - Я приподнял бровь, показывая своё отношение к его словам.
   - Прекрати! - Разозлился полукровка. - Ты же не лечил её!
   - Почему ты так думаешь? - Спросил я, покосившись на зеркальную стену, прикидывая, наблюдает ли за нами кто-то.
   Перехватив мой взгляд, Игорь махнул рукой и произнёс:
   - Там никого нет. Более того, сейчас не ведётся никакое наблюдение. Но это не надолго.
   Я весь подобрался - возможно, у меня появился долгожданный шанс вырваться. Парень сложил руки на груди и прислонился спиной к двери.
   - Если ты рассчитываешь сейчас напасть на меня и сбежать, то я тебя должен предупредить - у тебя нет никаких шансов. Во-первых, как выяснилось я сильнее тебя, во-вторых, за пределами этой комнаты тебя моментально убьют.
   - Во-первых, - в тон ему произнёс я, - тебе просто повезло. Во-вторых, не думаю, что Волошин допустит твою смерть.
   - Не обольщайся, - жёстко ответил Игорь. - Но я не собираюсь с тобой обсуждать полковника. Я хочу узнать: почему ты даже не попытался её вылечить? Ты же можешь.
   Некоторое время я молча изучал его лицо. Спокойное, равнодушное - ничего не выдавало его мыслей. Вот только в глазах плескалась злость. Учиться ему ещё, и учиться сдерживать себя. Но для такого молодого полукровки у него была неплохая выдержка.
   Что ему ответить я не знал. Отрицать очевидное не имело смысла, но что именно надо сказать, я не мог придумать - любые мои слова могли обернуться против меня же. Ну что же, рискну.
   - Нет. Я не могу её вылечить. И никто здесь не может. Ей нужно в мой мир - ей помочь может только Белая Дама.
   - Кто такая Белая Дама? - С подозрением спросил Игорь.
   - Я не обманываю тебя. - Проигнорировав скептическое хмыканье моего собеседника, я продолжил. - Белые Дамы - это эветлоэльфийские врачеватели достигшие вершины своего искусства. Они могут вытащить буквально из-за Грани. А у твоей матери именно такой случай.
   - Её зовут Еллиналин.
   Как интеррресно. Он не явно хочет, чтоб аллил называли его матерью, хотя явно беспокоится о ней. Очень интррресно.
   - И для того, чтоб ей помогла Белая Дама, ты должен с ней отправиться в свой мир. Верно?
   Я кивнул. Неужели Тьма вспомнила обо мне и решила подарить немного удачи своему сыну?
   - Как у тебя всё легко получается. Ты отправляешься с Еллиналин к себе, находишь ей врача и всё в порядке. Только вот веры тебе нет ни на грош.
   - Верить или нет - твоё дело. Только я ничего не смогу сделать, сколько ни угрожай мне ты или твой отец.
   На слове "отец" полукровка сощурился. Так, так. Видимо, всё очень непросто в его семье. Что, в общем-то, достаточно странно - у светлых эльфов очень дружные семьи, не то что у нас. Даже если эльф берёт в семью человека, хотя это и довольно-таки редко случается. Впрочем, я ничего не знаю о людях этого мира - возможно, тут всё по-другому.
   - Я подумаю. - На прощание сказал Игорь и вышел из комнаты.
   У меня больше времени, чем у него. Я подожду.
  
   Виктория.
  
   Мы с братьями уже второй день обсуждали, что предпринять в связи с возвращением родителей. Мало того, что сообщённая им в прошлый раз версия о якобы потерявшемся мобильнике и сломанной телефонной линии в доме боле не пройдет, так ещё мне просто необходимо показаться им на глаза. И если я их не встречу в аэропорту (что вызвало бы подозрения у мамы и папы, потому что я всегда их встречаю), то в любом случае на следующий день я просто обязана явиться к ним в гости.
   Утомившись и наспорившись до хрипоты (до хрипоты - это я, ребята и так не слишком громко разговаривали), но так и не придя к определённому решению, мы с удовольствием вывалили наши проблемы на вернувшегося с очередной встречи Васю. Хоть мы и не рассчитывали, но всё же смутно надеялись, что он подскажет какую-то более-менее приличную идею.
   - Не въезжаю, чего вы паритесь. - Заявил парень, выслушав нас. - Я тут пошерстил по-тихому - про вас полный молчок. Вроде и не надо вы никому. Видать эльфа за жабры взяли, а вы нафиг никому уже не нужны.
   После этих слов мне стало дурно. Елки палки, если Вася прав и Терри всё-таки схватили, то скорее всего это закончится не просто плохо, а очень плохо. Вполне возможно, пока его изучают живым. Но вот что произойдет, когда захотят его внутренности посмотреть? Что со мной случиться? Как бы не получилось так, что вскрытие показало, что пациент умер от вскрытия...
   Подспудно я нечто такое подозревала, но старалась гнать эти мысли от себя. У меня было такое чувство, что пока я не думаю об этом, то ничего страшного не произойдёт. Высказанное Васей предположение вслух как будто сделало опасность реальной.
   - Тори! - Ворвался голос друга в мои мысли. - Ты чего зависла?
   - Она об эльфе переживает, - ответил ему Коля. - Влюбилась.
   - Само такое! - Я показала брату язык, а потом повернулась к Васе. - Так что мы решили?
   - Повторяю для глухих: я тебя с корешем одним завтра отвезу в аэропорт. Кстати, самолёт во скоко?
   - Семь сорок пять утра, - последовал мой незамедлительный ответ.
   - Всё-таки твоя идея, хоть и единственно возможная, но достаточно опасная. - Произнёс Коля обращаясь к другу. - За родителями могут следить и Тори вполне могут перехватить где-то в зале ожидания.
   Вася кивнул:
   - Конечно стремнова-то, но выбора нету. Я послежу чтоб Тори с предками пересеклась. - Переведя взгляд на меня, он добавил. - А там, тебе надо папане всё рассказать - он у вас крутой мен. Справится.
   - Елки палки, лес густой... Представляю, как я буду рассказывать об эльфе маме и папе.
   Парень пожал огромными плечами, так что шея на мгновение утонула в мускулах, и засмеялся:
   - Это будет прикольно.
   - Да уж. Я даже боюсь представить, как они отреагируют на мои слова. Кошмар!
   - Ничего, сеструха, справишься, - улыбнувшись, произнёс Петя.
   - Как всегда мне за всё отдуваться. Ладно, отдыхайте. Завтра поеду встречать родителей. Если что, считайте меня коммунисткой.
   Под дружный мужской смех я покинула комнату.
  
   Тьерран.
  
   Спустя несколько часов, когда я уже не знал, куда себя деть от безделья, ко мне снова пришёл Игорь.
   - Хорошо. - Без предисловий заговорил он. - Мы отправляемся в твой мир.
   - Мы?
   - Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя без присмотра. Ты поможешь мне спасти Еллиналин, иначе...
   - Иначе ты меня даже в горах достанешь?
   - Почему именно в горах?
   - Потому что у нас в горах никого достать нельзя, - я усмехнулся. Ещё бы - это же дом дроу. - Запутано там всё.
   - Значит, даже в горах, - серьезно подтвердил полукровка.
   - Договорились. Я сделаю всё, чтоб найти для твоей ма... - Заметив как напрягся при моих словах Игорь, я удовлетворенно отметил, что действительно не ошибся в своих предположениях о сложных отношениях в семье Волошина. - Еллиналин Белую Даму. Только взамен ты поможешь мне забрать с собой Тори.
   - Кого? - Мои слова его изумили.
   - Вик'торриа. Девушка, которая была со мной. Наверняка у вас на неё есть досье.
   - Есть. Виктория Власина. И где я её найду? И как я должен её уговорить отправится с тобой? И почему именно её, а не братьев?
   Пропустив мимо ушей последний вопрос, я ответил:
   - Я напишу ей записку. И скажу, где сейчас находится Тори. Только учти одну такую вещь: полковник обещал взамен на помощь эльфийке прекратить преследовать эту семью...
   - Но ты ж ни черта не сделал! - Перебил меня парень.
   - Ты прав. - Спокойно подтвердил я. - Но я всё же выполню свою часть сделки, пусть и не тем способом, каким предполагалось изначально. И это значит, что кроме тебя никто не должен узнать адрес, и с ними ничего не должно случиться.
   - И всё-таки почему именно эта девушка?
   Настойчивости полукровке не занимать. Я пожал плечами, показывая всем своим видом, что на этот вопрос он та и не дождётся ответа. На некоторое время в комнате воцарилось молчание, во время которого парень прожигал меня пристальным взглядом, стараясь понять мою мотивацию.
   - Ты думаешь, что я выполню твои требования? - Его слова упали в тишине комнаты как камни.
   - Да. Если ты меня обманешь - я узнаю об этом, - оскалившись, ответил я. - И тогда тебе придётся скрываться в горах.
   - Хорошо. Я сейчас принесу бумагу и ручку.
  
   Виктория.
  
   Утро - это прекрасное время суток. Но только не в том случае, если надо вставать в шесть. Мне, естественно, приходилось вставать раненько на первые пары в институте, но это не значит, что я испытывала в момент пробуждения положительные эмоции. Поэтому я хмуро бурчала на всех и сокрушалась о том, что самолёт прилетает в такую рань.
   На выходе из подъезда я столкнулась с каким-то парнем. Не успев даже толком извинтиться за то, что ударила его массивной бронированной дверью (мода на установку которых распространилась в последнее время, хотя большинство подъездов чище от этого не стали), как Вася потянул меня к чёрному монстру лишь по странному стечению обстоятельств считающемся автомобилем. За рулем сидел тот самый товарищ, о котором он упоминал вчера. Как только мы заняли места согласно купленных билетов, машина рванула с места и я успела заметить, что молодой человек, которого я чуть не зашибла, садится в ближайшее авто. Странно, вроде бы он внутрь шёл. Но я тут же выбросила из головы мысли о симпатичном незнакомце и, устроившись поудобнее, приготовилась добрать в дороге сон. Мягкие рессоры и хорошая звуконепроницаемость нашего транспортного средства позволяла сделать это в наиболее комфортных условиях.
  
   ***
   Пообещав приглядывать за мной на расстоянии, мои сопровождающие растворились в толпе Бориспольского аэропорта. Оставшись одна, я чувствовала себя немного неуютно и с нетерпением ожидала, когда же объявят посадку нужного мне рейса - мне хотелось как можно скорее уйти от сюда. После всего произошедшего за последнее время, среди людей я совершенно не чувствовала себя в безопасности.
   - Прошу прощения, - рядом со мной раздался мужской голос, - кажется, Вы что-то уронили.
   Я обернулась и заметила возле себя молодого парня, нагнувшегося поднять какую-то бумажку. Выпрямившись и протянув мне листочек, он, чуть приглушив голос, произнёс:
   - Я от Тьеррана зур Шаррьен'з'Саен. - На фамилии эльфа парень чуть запнулся, но всё же смог выговорить ее. - Возьмите, это Вам от него.
   Машинально я взяла записку и с подозрением оглядела его. По-моему, это именно тот парень с которым я столкнулась на выходе из дома. Я похолодела: наше место пребывания известно непонятно кому. И Бог его знает куда он узнал о Терри, и не ловушка ли всё это...
   - Ему необходима Ваша помощь, - продолжил он, видя моё замешательство. - Я буду ждать Вас во дворе, - он быстро взглянул на висевшие на стене часы, - в восемь вечера.
   - Я буду у родителей. - Ответила я, хотя появление неожиданного доброжелателя (ой, доброжелателя ли?) меня насторожило. Впрочем, я вполне могу и не встречаться с ним.
   - Хорошо. Я буду там.
   Не прощаясь, парень развернулся и зашагал прочь. Некоторое время я сверлила взглядом удаляющуюся фигуру, пока окружающие окончательно не скрыли её.
   Вздохнув, я переключила внимание на оставленный мне листик бумаги. Меня снедало нетерпение - до невозможности хотелось прямо сейчас хоть одним глазком взглянуть на написанное. Но я отдавала себе отчёт в том, что проявлять любопытство здесь, где наверняка следят за мной не только Вася со своим другом, но и кто-нибудь из вражеского лагеря, очень и очень неосмотрительно. Елки палки, но как же интересно, что там!
   Мои колебания разрешились сами собой: равнодушный женский голос, усиленный динамиками, сообщил о прибытии на взлётную полосу долгожданного самолёта, и я поспешила спрятать записку в карман. Возможность прочитать её у меня ещё будет, тем более что лучше это делать в более спокойной обстановке.
   Пока родители прошли все таможенные досмотры и получили багаж на руки, а я вынужденно топталась среди встречающих, у меня было достаточно времени поразмышлять, кто же этот парень, принёсший весточку от тёмного.
   В конце концов, я пришла к выводу, что скорее всего он такой же бедняга, как и я, решивший протянуть руку помощи "беззащитному" эльфу, и попавший в сети этого расчётливого нелюдя. Я искренне ему сочувствую.
   И вообще: если от одного единственного дроу уже весь город перетряхнуло, то чем бы обернулось появление большего количества тёмных, я даже боюсь представить. Вот в чём я целиком и полностью согласная с Колей и Петей, так это то, что нелюдя надо срочно гнать домой. А то эта сказочка совсем уж недетская какая-то получается. В памяти снова всплыли ужасающие кадры репортажей о погибших по моей вине. Стараясь отогнать жуткие воспоминания, я даже не сразу заметила подошедших ко мне родителей.
   - Вика! - Мама поспешила обнять меня. - Что с тобой? Ты бледненькая совсем. Ты плохо себя чувствуешь?
   - Не, мам. Всё в порядке, - я крепко обняла маму. - Я так рада, что вы вернулись!
   Отстранившись от неё я полезла с объятиями к отцу. Тот, как всегда, несколько неловко приобнял меня и тут же отстранился. Папа всегда скупо выражал свои эмоции, хотя я прекрасно видела, что ему приятны проявления дочерней привязанности.
   - А где Коля и Петя? - спросил он. - Вроде ж они с тобой были.
   - А! - Махнула я рукой. - Опять куда-то поехали. Их же постоянно отправляют в какие-то сверхсрочные командировки.
   Выделив голосом последнее слово, я пристально посмотрела на отца. Тот же и бровью не повел, спокойно кивнув в ответ на моё заявление. Ладненько, дорогой мой родитель, мы ещё поговорим о подпольной деятельности внутри нашей семьи.
   - Идёмте уже, - сказала мама. - Я тебе сувениров привезла, хочется поскорее показать.
   Папа подхватил чемоданы, и мы направились в сторону ближайшего такси.
  
   Как только мы преступили порог родительской квартиры, я опрометью кинулась в туалет и заперлась изнутри. Присев поверх крышки унитаза, я с нетерпением вытащила бумажку и развернула её. Я постаралась припомнить, как выглядел почерк долгоживущего, когда я учила его писать. Учитывая, что записка написана несколько корявыми буквами, то видимо это писал действительно он.
  
   "Тори.
   Я обнаружил в вашем мире светлую эльфийку. Если в ближайшие дни её не переправить к нам, то она умрёт.
   Мужчина, передавший тебе письмо, знает, как это можно сделать, но для этого мне необходима твоя помощь. Приходи с ним.

Тьерран зур Шаррьен'з'Саен"

  
   В конце стоял непонятный мне вензель.
  
   Вот в этом весь дроу - всё в приказной форме, как будто я ему что-то должна! Вот возьму и не пойду, пусть сам выпутывается со своими эльфийками! Я тут за него волнуюсь (ну, и что, что я в первую очередь боюсь за себя? Всё равно же волнуюсь из-за него!), а он такие наглые писульки присылает!
   Разозлённая тоном эльфийского послания, я скомкала бумажку и спустила её в унитаз. Заколебал этот!... Этот!... Этот!!!
   Некоторое время подбирала эпитеты, чтоб как можно точнее охарактеризовать дроу, но потом плюнув на это безнадёжное занятие потопала к родителям: послушаю как им отдыхалось, останусь у них переночевать, а завтра расскажу всё папе - может он что-то придумает, как нас из это передряги вытащить. А эльф пусть идёт к чёрту! У меня и так всё наперекосяк пошло из-за него!
  
   Глава 23.
  
   Виктория.
  
   После того, как все, даже самые незначительные, мелочи отдыха были обсуждены, все подарки внимательно рассмотрены, а завтрак съеден, родители отправились вздремнуть пару часов - ночной перелёт всё-таки несколько утомителен. Я же осталась предоставлена сама себе, и так как делать мне особо нечего я расположилась в гостиной, в надежде в спокойной обстановке придумать для папы более-менее нормальное повествование о наших злоключениях. Иначе он мне не просто не поверит, а заподозрит в шизофрении. А могла бы я сама предположить ещё несколько недель назад, что такое может произойти на самом деле?
   К сожалению, ничего вразумительного придумать у меня не получалось - мыслями я всё время возвращалась к Терриному письму. Негодование немного поутихло и меня начало разбирать любопытство: от куда в Киеве взялась светлая эльфийка? И что с ней случилось? А самое главное - как она выглядит? И как её обнаружил тёмный?
   Кроме того, разозлившись, я не обратила внимание на главное - дроу нашёл какой-то способ перебраться в свой мир! Уж не знаю, действительно существует та эльфийка, или это обманный манёвр, но очевидно, что путь домой к долгоживущему доступен. Только вот без меня он не может его открыть. Я довольно улыбнулась - мысль о том, что чванливый нелюдь целиком и полностью зависит от меня приятно грела моё оскорблённое самолюбие. Но всё приятное длится недолго - я сообразила, что мне всё-таки придётся отправиться к дроу, если я хочу наконец избавиться от него. Место злорадной радости заняло огорчение. Елки-палки, когда уже всё это закончится?..
   Осознав, что никуда мне не деться и встретиться с долгоживущем я просто-напросто обречена, я решила всё-таки немного подстраховаться. На всякий непредвиденный случай. Набрав побольше бумаги, я уселась писать письмо для своих родителей, чтоб в случае чего они знали, что со мной стряслось и где меня искать.
   Испортив несколько листов бумаги, я написала сумбурный рассказ о последних неделях моей жизни. Внизу приписала адрес, по которому можно найти Колю и Петю. Поколебавшись, я не стала перечитывать своё сочинение, а то опять что-то не понравится и придётся всё переписывать заново. Пусть уж будет как есть, а что непонятно потом братья объяснят. Остановившись на этом, я долго искала местечко, где бы припрятать моё письмо, чтоб мама и папа не нашли его слишком быстро. Наткнувшись на отцовский кейс, я туда и засунула листочки: папа выходит на работу через пару дней и только тогда их найдёт. Надеюсь, что к тому моменту я уже вернусь и необходимость рассказывать что бы то ни было отпадёт сама собой - дроу с эльфийкой вернуться к себе, а я заживу спокойной жизнью. У меня даже будет время забрать из кейса своё письмо.
   Если же со мной всё-таки что-то случится, то оно будет моей надеждой, что папа меня спасёт. Мне стало смешно: как это патетично звучит! Я прямо почувствовала себя героиней мелодрамы.
   Хотя зря я смеюсь, может через пару дней от меня останутся только "рожки и ножки". Помогать сумасшедшему эльфу само по себе не фунт изюма, а уж через загадочного проводника - одному богу известно, чем это может закончиться.
  
      Остаток дня я провела как на иголках: я всё ещё колебалась и сомневалась - стоит ли идти, или нет. С одной стороны - осознанная необходимость, а с другой - вполне обоснованная боязнь...
   К счастью, моё нервное состояние родители не заметили, иначе от подробных расспросов я бы не отвертелась. И хоть весь день я провела во вполне мирной и дружелюбной обстановке, но к условленному времени встречи я окончательно издёргалась, и мне хотелось только одного - чтоб всё поскорее закончилось.
   Попрощавшись с родителями, ровно в восемь я вышла из дома.
   Во дворе кроме играющей малышни и их родительниц никого не было. И стоило так переживать, если никто не пришёл?
   - Добрый вечер, - прозвучал рядом со мной голос, и кто-то притронулся рукой к моему локтю.
   Я вздрогнула и резко обернулась. Передо мной стоял утренний незнакомец. Я облегчённо вздохнула, стараясь успокоиться.
   - Добрый, - ответила я.
   - Пойдём.
   - Куда? - Я снова насторожилась и не торопилась идти с ним.
   - К Тьеррану. - Парень чуть отступил. - Тори, никто ничего плохого с тобой не сделает.
   - Очень на это надеюсь, - поколебавшись, ответила я. - Предупреждаю сразу, что обо всём знают мои братья, и я оставила записку родителям.
   Парень молча кивнул, принимая мои слова к сведению и, развернувшись, пошёл в сторону стоянки. Я побрела следом за ним.
   - А как тебя звать-то? - Спросила я, догнав парня и поравнявшись с ним.
   - Игорь, - сурово сжатые губы улыбнулись, и на щеке появилась ямочка. Пока мы шли я поглядывала на него: чёрные, коротко стриженые, как у моих братьев, волосы; резко выдающиеся скулы, тёмные глаза, нос с небольшой горбинкой (похоже, что когда-то его сломали), линия подбородка покрыта лёгкой щетиной, высокий, со спортивной фигурой, причём не перекачанной, а как раз в меру - нравятся мне такие. Возможно, если мы раззнакомимся, он меня куда-нибудь пригласит...
   Тёмно-синий "Фольксваген" кабриолет произвел на меня огромное впечатление. Изящные формы, шикарный салон - не машина, а мечта.
   - Пристегнись, - коротко бросил мой проводник и завел автомобиль.
  
   Тьерран.
  
   Часы ожидания тянулись бесконечной лентой. Надеюсь, у Игоря всё получится и Тори придёт. Никогда я ещё в своей жизни не волновался так сильно, но и никогда раньше я не зависел от воли и желаний других существ. Тем более людей и полукровок. Это какой-то непрекращающийся кошмар наяву.
   В какой-то момент я почувствовал, что по нитям, соединяющим меня с девчонкой, ко мне заскользила магия. С каждым мгновением ощущение силы увеличивалось. Значит, Тори движется в мою сторону. Неужели всё получилось, и я скоро окажусь дома?
   Я открыл глаза и сел на кровати - скоро она и полукровка должны появиться здесь.
   Легкий шорох открывающейся двери возвестил меня о появлении посетителей. На пороге стоял Игорь, из-за спины которого выглядывала Тори, облачённая в одежду местных докторов. Я моментально вскочил с кровати.
   - Осторожнее! - Осадил меня парень. - Никаких резких движений.
   Кивнув, я приблизился к ним. О, Тьма! Как же хорошо! Наконец-то девчонка была рядом, и я мог воспользоваться силой. Дни полной изоляции от магии угнетали меня до невозможности. Близость источника Силы пьянила - я радостно засмеялся и, скользнув мимо полукровки, обнял девушку.
   В этот раз прикосновения не вызвали такого же вихря Силы. Нас не стало затягивать друг в друга, хотя магическая наполненность усилилась. Я понял, что повторения больше не случится - только если мы сами захотим и раскроемся друг другу. Только тогда.
   Помимо магии ко мне пробежало удивление и недоверие пополам с радостью. Да уж, эмоции у девчонки разнообразнейшие.
   - Тьерран, потом пообнимаетесь. Надо торопиться.
   - Да. - Я отстранился от девушки и повернулся к Игорю. - Что надо делать?
   - Вот. - Он скинул с плеча сумку и протянул мне. - Переодевайся. И спрячь косу под воротник.
   - Я наложу морок.
   - Хорошо, но косу всё равно спрячь.
   Я кивнул и заглянул в сумку. Внутри оказался такой же комплект спецодежды, как и на Игоре. И так понравившиеся мне ботинки - "берцы". Я тут же стал снимать с себя больничное облачение. Тори едва успела отвернуться до того, как я начал переодевать брюки. Я улыбнулся - её стыдливость просто умиляет.
   Как только я полностью экипировался, Игорь подхватил опустевшую сумку и открыл дверь.
   - Быстрее.
   Я схватил Тори за руку и потянул за собой.
   Слава Тьме! Ненавистная комната осталась позади.
  
   Виктория.
  
   - У нас очень мало времени. Я изменил записи камер примерно на полчаса, - сообщил нам Игорь, заходя в соседнюю комнату, оказавшейся полной копией Терриной. За одним исключением - здесь на кровати лежала страшная старуха.
   - Кто это? - Удивлённо спросила я.
   - Я же тебе писал о светлой. Это она и есть.
   Я не могла поверить своим глазам. Неужели эльфийки могут состариться и выглядеть так отвратительно? Я внимательно посмотрела на дроу. Любопытно, а он тоже в старости станет таким? Не успела я открыть рот, чтоб задать новый вопрос, как он меня перебил.
   - Я тебе всё расскажу, но позже.
   Я вздохнула, понимая, что сейчас ничего не добьюсь. Непонятностей становилось всё больше и больше. Начиная с того, что я не могла толком уяснить, где же мы находимся, почему тут оказался Тьерран, кто такой Игорь, почему он ему помогает и т.д. и т.п. Список можно продолжать до бесконечности. Пока мы ехали сюда, Игорь практически ничего не объяснил, ограничившись общими фразами, пообещав рассказать всё попозже. В этом они с нелюдем были два сапога - пара.
   Игорь зашёл в примыкающий санузел и через пару секунд появился от туда с двумя увесистыми сумками и небольшим портфелем.
   - Шкаф с бельём и полотенцами, - ответил он на наш немой вопрос.
   Могу себе представить, чтобы произошло, если бы всё это нашли там. Парень поставил свою ношу на полку, под кроватью, и снова направился в туалет. В этот раз он притащил простыни и полотенца. Навалив их вокруг поклажи, так что она стала незаметной, развернул кровать и, открыв дверь, вытолкал её в коридор.
   - Клинок ты взял? - Спросил дроу.
   - Да, - раздалось в ответ. - Но получишь ты его, когда переправимся к тебе.
   - Конечно, - усмехнулся эльф и подмигнул мне.
   Что-то уж очень радостен долгоживущий, что совершенно не характерно для него. Обычно он как-то даже чересчур невозмутим. Хотя я бы наверно вообще до потолка прыгала, если бы у меня появилась возможность вернуться домой и вырваться из опостылевшего мира.
   - Катить кровать придётся тебе, - не заметив гримасы нелюдя, обратился ко мне Игорь, после того как закрыл за нами дверь. - Охрана никогда не перевозит больных и подопытных, а ты единственная в медицинском халате.
   - Елки-палки, ну, почему опять я!? - Задав сей риторический вопрос, я повезла кровать вслед за парнем, указывающем нам дорогу.
  
   Тьерран.
  
   Слишком уж всё хорошо складывалось, поэтому резанувшие по ушам вопли сирен, меня совершенно не удивили.
   - Не успели! - зло бросил Игорь и выругался. - Бери сумки.
   Полукровка подхватил на руки аллил.
   - Не отставайте! - парень бросился вперёд по коридору.
   Некоторое время мы молча бежали по пустующему коридору. Единственно, что меня удивляло, что почему нас никто не пытается задержать. Очевидно, что наша попытка сбежать провалилась, но ни одного человека не появилось в поле зрения. Это сильно настораживало. Особенно после бойни в рыбном хозяйстве.
   Тьма! Что-то тут не то!
   К сожалению, мои опасения вскоре подтвердились: по коридору стал расползаться подозрительный туман, постепенно поднимающийся всё выше и выше.
   - Снотворный газ, - не оборачиваясь, сообщил нам Игорь и снова ругнулся.
   Свернув в очередной поворот, он остановился напротив металлических дверей.
   - Нам сюда, но наверняка двери заблокированы.
   Я почувствовал всколыхнувшуюся вокруг полукровки Силу: чистая магия рванулась к запертым дверям, которые под её напором дрогнули и чуть прогнулись. Хаос и Тьма! Как же он силён! Интеррресно, как полукровка умудрился получить столько силы...
   Мои размышления прервала сонливость, покатившаяся по нитям Тори-Я.
   - Игорь, Тори долго не выдержит. Снотворное на неё действует быстрее, чем на нас с тобой.
   - В любом случае, надо открыть дверь! - мотнул он головой, даже не обернувшись ко мне.
   - Я помогу, - я взял за руку Тори, укрепляя нашу связь, и ударил вместе с полукровкой. Конечно, это расточительно так использовать магию, но сейчас не стоило экономить. Тем более, что резерв, хранящийся в Тори, очень велик. К тому же я боевик, а не разведчик - работать с кодировками и взламывать предметы я практически не умею.
   Несколько направленных совместных магических ударов пробили дверь настолько, что мы смогли протиснуться внутрь. Засыпающая Тори практически повисла на мне. Я придерживал её рукой, чтоб она не упала, стараясь попутно помочь ей отчистить организм. Но моих усилий явно не хватало - для полноценного лечения необходимо уделить ей всё внимание и сосредоточится.
   Игорь бережно опустил на пол свою мать и, выхватив пистолет, направил его на перепуганных учёных.
   - Включайте технику! - приказал он. - Живо!
   - Игорь! Опомнись! - воскликнул один из мужчин. - Что ты творишь!?
   Полукровка спокойно выстрелил в плечо женщине, стоявшей рядом с воззвавшим к нему. Мужчина вскрикнул и бросился к раненой.
   - Иван Александрович, поторопитесь, иначе следующая пуля прострелит Вашей сестре ногу.
   - Включайте! - мужчина злобно рыкнул на своих подчинённых. Сам же снял с себя халат и, оторвав от него подол, начал перевязывать сестру. - Тебе это так не сойдёт.
   Зашумевшие приборы возвестили о начале работы, и в лаборатории забурлила Сила. Всё-таки у людей этого мира есть, чему поучится: с помощью мёртвой техники обуздать магию - это действительно талантливо.
   - Посмотрим, - ответил полукровка. - Тьерран, открывай портал.
   Я повернулся к Тори и, обняв её, прижал к себе, одновременно снимая все барьеры и открываясь навстречу ей - сейчас нам понадобится вся Сила. Интересно, с каких это пор, я стал говорить "нам", а не "мне"?..
   Посторонние мысли стали расползаться и исчезать - мы опять растворялись друг в друге. Но не теряли себя, как в прошлый раз: каждый из нас сохранял свою индивидуальность и одновременно полно чувствовал другого. Протянувшиеся между нами нити оплетали нас, позволяя заглянуть внутрь Себя-Её:
   Уверенность-Удивление.
   Знание-Любопытство.
   Сила-Истома.
   Азартность-Благосность.
   И Сила, Сила, Сила....
   Тори, я интуитивно потянулся мыслями к ней, хотя и не ждал от неё отклика, но на удивление он пришёл.
   Тьерран?...
   Интеррресно, какие ещё сюрпризы готовит наша связь - мыслеречь между представителями разных рас до сих пор была невозможна. Впрочем, сейчас не время отвлекаться на несущественные мелочи.
   Торрри, начали!
   Я создавал заклинание портала, вплетая в него координаты соей комнаты в Драйкен'и'Кашррен, а Тори отдавала всю Силу, накопленную ею.
   НЕТ!
   От моего внутреннего крика Тори ощутимо вздрогнула, и я почувствовал её испуг.
   Как я мог забыть!? Система безопасности не пустит Тори - только меня! На полукровку и аллил мне было плевать. Если их перемелет Страж, то туда им и дорога - меньше проблем, но вот девчонкой я не могу рисковать. Я лихорадочно искал выход из ситуации: в любое из Представительств открывать портал тоже бесполезно (там та же ситуация), любая страна также закрыта от порталов, во избежание незаконного проникновения.
   Хаос и Тьма! Что же делать? Единственный выход - открыть ход к оркам. Они единственные, кто не закрывает свои территории. Хоть у нас и перемирие, но всё равно опасно. Впрочем, выбора нет.
   Я торопливо менял параметры - возле нас начал клубиться мрак открывшегося портала.
   - Игорь, остановись! - Раздался приглушенный крик Волошина и в развороченном проёме появился сам полковник в странном наморднике. Противогаз, вспомнилось мне, средство защиты от летучих веществ. Удобная штука, хотя и уродливая.
   - Не приближайся, - резко ответил полукровка, успевший за время открытия портала перекинуть через плечо аллил. Одной рукой он придерживал эльфийку, чтоб она не упала, а другой целился в своего отца.
   - Ты не понимаешь, что делаешь, - как можно мягче произнёс Аркадий и снял с себя противогаз.
   - Я-то как раз понимаю, - ответил Игорь и прыгнул в портал, не дожидаясь нас.
   В ответ на его действия в нас тут же полетели пули. Я резко развернулся, прикрывая человечку собой - в спину ударились кусочки свинца. Обжигающая боль перехватила дыхание, и я на мгновение потерял контроль над порталом, который моментально начал распадаться. Тяжело навалившись на Тори, я пытался восстановить портал.
   - Не стреляйте! - закричал один из учёных. - Техника!
   Окрик не возымел действия - взвизгнула новая порция пуль, частично попав в меня, а частично в окружающие нас приборы, которые тут же с треском заискрили и вспыхнули. Я не успевал! Я катастрофически не успевал - портал не только не перестал распадаться, он стал искажать пространство.
   Снова обжигающая боль, и я начал заваливаться на прикрываемую мной девушку, которая просто не могла удержать мой вес. Хаос и Тьма! Мы провалились во взбесившийся портал.
  
   ***
   Никто не заметил неожиданного для закрытого помещения порыва ветра, пронёсшегося в сторону закрывающегося хода в другой мир...
  
   Помещения Конторы. Лаборатория.
  
   Волошин обречённо смотрел на то место, где только что в чёрной воронке исчезло единственное существо, которое он в своей жизни любил - его Еллиналлин, Элли, эльфиечка...
   Вокруг, не замечая разом постаревшего полковника, суетились лаборанты, учёные, охрана, разбирая завалы, туша пламя и пытаясь разобраться в произошедшем...
  
   КОНЕЦ 1 части.
  

Оценка: 5.71*55  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"