Осоченко Елизавета: другие произведения.

Ловец, часть 1 "Велентор"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь Кейнари, принцессы благородного дома Лорар, проходит как жизнь любой знатной девушки в столице. Но внезапное появление Рэниара, которого называют ловцом, открывает для нее совершенно другой мир. --- Глава 1. Незнакомец. Глава 2. Семейные тайны. Глава 3. Работы для ловца. Глава 4. Йосраэль. Глава 5. Непринципиальность.

  Часть 1. ВЕЛЕНТОР Часть 2. Мир на обломках прошлого
  
  Глава 1. Незнакомец
  
  Бурление столичной жизни пестрым потоком охватывало величественные стены королевского дворца Дуэргар, гордо возвышавшегося в самом сердце города. Башни и шпили из темного камня устремлялись к небесам черной глазурью черепицы, безмолвные и гордые в своей неприступности. Хотя в действительности и внутри дворцовых стен, окольцованных замковым рвом, жизнь била ключом.
  Быстро проскользнуть мимо стражников Королевской гвардии на внутренних воротах; чтобы не привлекать внимания, пройти по боковой аллее парка, разбитого между замковыми стенами; накинув капюшон, проскочить мимо второй пары стражников в черно-золотых доспехах, охраняющих ворота Внешней стены, - и вот она, сутолока столичных улиц. Королевская площадь, Золотая улица, поворот на улицу Гербов. Мелькание всадников и экипажей, цокот копыт, мелькание богатых нарядов. Холеные вороные лошади эльганской породы блестят боками и фыркают. Бряцают ножны и вороненые доспехи солдат Королевской гвардии. Сияют матовым светом драгоценности в украшениях дам. И повсюду - на стенах домов, на мостовых из светло-серого и желтоватого камня, на флагах и одеждах - черный с золотом, цвета королевской власти.
  После Южного бульвара и поворота на улицу Ветров публика становится попроще, там и тут мелькают впряженные в экипажи рыжие и серые лошади: дворяне победнее не столь щепетильны в вопросах чистокровности обитателей своих конюшен.
  Угол улицы Сияния и Пестрого переулка - самое экзотичное для обитателя дворцовых стен место маршрута. Отсюда издали, в створе улицы, можно видеть самый край Рыночной площади, отголоски простонародной сутолоки которой разносятся далеко по чинному кварталу богатых, как брызги морской пены по берегу в ветреный день.
  Поворот на Часовую улицу - и путник неожиданно оказывается в тишине, оглушающей своей внезапностью. Городской шум доносится сюда лишь далеким нестройным гулом. Мелкие сиреневые цветы пробиваются то тут, то там между камней мостовой, намекая на то, что оживленное уличное движение не свойственно этому району. Добротные поросшие плющом заборы то и дело сменяются небольшими аккуратными палисадничками с крепко сколоченными деревянными скамейками, сидя на которых, можно послушать стрекот кузнечиков. Таков район Часовой башни - зажиточный, но в то же время самый тихий в городе.
  Кейнари проделывала этот путь не реже раза в неделю, и ни выговоры опекунов, ни обмороки служанок, ни страшные рассказы подружек ее не останавливали. Хотя, если смотреть объективно, это была просто безответственная шалость, в глазах выросшей в дворцовых стенах девушки все выглядело увлекательнейшим приключением, притягательным надуманными опасностями и завистливым восторгом в глазах подруг. Старый Ристер, недавно приобретенный дом которого и был целью ее регулярных побегов из дворца, поначалу тоже ругался и всячески выговаривал своей бывшей воспитаннице, пытаясь воззвать к чести и долгу девушки из приличной семьи, но в конце концов махнул рукой.
   - Пусть лучше бегает сюда, - пояснил он опекунам. - Если ей окончательно это запретить, она придумает что-нибудь еще, и кто знает, не будет ли это куда опасней.
  Таким образом, регулярные путешествия Кейнари в район Часовой башни в гости к Ристеру стали пусть официально запрещенной, но постоянно спускаемой шалостью. Вот и сегодня, накинув плащ с капюшоном и прихватив корзинку с какими-то редкими южными яблоками в качестве гостинца, девушка отправилась в город.
  Дорога была ей уже хорошо знакома, хотя все еще дарила маленькие открытия вроде настоящего живого ослика, лениво тащившего тележку торговца. Пускай для любого горожанина в этом зрелище не было ничего необычного, Кейнари, вплоть до начала своих прогулок в город видевшая ослов только на картинках в книжках, не могла удержаться от того, чтобы немного постоять рядом, разглядывая дивное длинноухое животное. Впрочем, скоро ослик с телегой свернул в какой-то переулок, и девушка заспешила дальше.
  Район Часовой башни встретил ее привычным спокойствием, однако, свернув за первый же угол, девушка увидела впереди странную фигуру. Серый плащ, возможно, когда-то имел какой-то другой цвет, но уже давно прочно перенял окраску дорожной пыли, так что теперь о его первоначальном облике можно было только догадываться. Кое-где торчащие нитки и многочисленные заплатки и швы, маскировавшиеся только той же самой пылью, свидетельствовали о том, что владелец плаща нередко через что-то продирается. Длинный шерстяной шарф, несколько раз обмотанный вокруг шеи незнакомца, еще сохранил некоторые следы синего цвета, однако выглядел ненамного лучше. Объемная сумка из грубого сукна, перекинутая через плечо, и кожаные сапоги, заляпанные грязью, довершали картину.
  Опытный человек без труда по всему облику определил бы в человеке путника, совершившего долгое пешее путешествие, однако для знавшей окружающий мир главным образом по книгам девушки это было нечто загадочное и совершенно непонятное. Нищий? Хотя Кейнари никогда не бывала в тех частях города, где можно было встретить нищего, по ее представлениям они должны были выглядеть как раз примерно так: грязные и ободранные. Однако даже ее небольшой жизненный опыт подсказывал, что в хорошо охраняемой столице, где на каждом углу стоит стража, для нищего не просто попасть, но открыто шататься по "чистому" району не представляется возможным.
  Еще более невероятным было то, что рядом со странным путником стояла собака. Это был крупный и массивный рыжий с белым подпалом пес с острыми стоячими ушами и завернутым колечком на спину хвостом. На широком ошейнике из крепкой кожи болталась крупная металлическая бляха, однако в следующую секунду собака шагнула в сторону, и Кейнари поняла, что, вопреки всем правилам и законам столицы, на собаке нет ни поводка, ни намордника. Впрочем, нет, поводок был, но он свободно болтался в руке "нищего".
  Нищий. С грязной собакой. Без поводка и намордника. Среди бела дня. Почти в центре столицы, в "чистом" районе.
   "Куда смотрит стража?!" - подумала Кейнари, ощущая, что уже привычное авантюрное приключение становится каким-то уж слишком авантюрным и вот сейчас-то она не отказалась бы от присутствия слуг и охраны. Хотя, конечно, что может случиться, прямо посреди города... Но вдруг?
  Незнакомец с собакой как раз остановился на перекрестке, рассеяно озираясь по сторонам. Девушка решила, что это ее шанс, и, накинув капюшон, торопливо зашагала вперед, надеясь быстро обойти эту странную парочку, пользуясь простором перекрестка. В какой-то момент ей даже показалось, что это удалось, и она уже было успокоено выдохнула, однако тут же оставшийся позади незнакомец весьма непочтительно окликнул ее:
   - Эй, ты!
  Даже сама Кейнари не знала, от чего она сейчас больше задохнулась: от испуга или от возмущения. Никто и никогда не позволял себе такой наглости по отношению к ней, но она сомневалась, что стоит объяснять это нищему. Поплотнее накинув плащ, она еще быстрее зашагала вперед, надеясь, что нахал сам отцепится.
   - Эй!
  "Да что же это такое...", - Кейнари поняла, что просто уйти не получится. Нет, можно, конечно, побежать и позвать на помощь, только гордость не позволяет... Сама же хвасталась подругам, как не боится ходить по городу.
  "В крайнем случае, убежать никогда не поздно", - заключила она, все же оборачиваясь.
   - Я?
   - А ты видишь здесь кого-то еще? - незнакомец демонстративно огляделся и развел руками.
   - Я не "Эй, ты!", - раздраженно огрызнулась Кейнари, чувствуя, как злость на нахала прибавляет ей смелости.
   - А, ну да, простите, - ухмыльнулся тот. Сейчас, когда она могла разглядеть незнакомца спереди, он уже не производил впечатления нищего. Он был достаточно молод, каштановые волосы, хоть и присыпанные той же дорожной пылью, были подстрижены выше плеч, как и полагалось простолюдину. Легкая небритость вполне объяснялась долгой дорогой. Серые глаза смотрели на Кейнари доброжелательно, но иронично: похоже, его забавляла ситуация.
   - Так не соизволит ли благородная госпожа подсказать мне, как пройти на улицу Пионов? А то что-то ваш покорный слуга со своим другом заплутали, - говоря это, незнакомец кивнул на собаку, видимо, именно ее подразумевая под "другом".
   - Может быть, вы как раз у друга и спросите? - едко заметила Кейнари. Благородную госпожу совсем не прельщала идея объяснять эту странному типу дорогу на улицу Пионов, учитывая, что она шла как раз туда, а значит, им пришлось бы идти вместе.
   - Не выйдет, - совершенно серьезно возразил незнакомец. - Мой друг впервые в столице, так что у него нет идей.
  Собака сидела на земле у ног хозяина, внимательно глядя в лица людей и приветливо виляя хвостом, когда на нее обращали взгляд. Кейнари замялась, однако, так и не найдя повода отказать, молча кивнула и зашагала в нужную сторону. Незнакомец, видимо, вполне удовлетворившись этим неявным согласием, молча последовал за ней, собака побежала рядом, изредка отходя в сторону что-то понюхать.
  Когда они уже подходили к улице Пионов, незнакомец вновь заговорил.
   - Ага, кажется, припоминаю места... Все-таки я чертовски плохо помню этот район... Раз уж благородная госпожа все здесь так хорошо знает, может, она укажет мне заодно дом Ристера на улице Пионов?
  Девушка изумленно обернулась.
   - Зачем он вам?
  Незнакомец лишь пожал плечами.
   - У меня к нему дело.
   - У наставника не бывает дел с... со странными людьми, - она хотела сказать "нищими", но вовремя осеклась, поняв, что это прозвучит, как откровенное хамство. Тем не менее, представить себе, чтобы сказанное было правдой и почтенный наставник наследников знатнейших домов действительно вел какие-то дела с подозрительными оборванцами, она не могла.
   - Хм, - незнакомец смотрел на нее внимательно и заинтересовано. - Любопытно...
  Похоже, это были мысли вслух. Порывшись в карманах, этот странный тип извлек из одного помятого вида письмо и протянул девушке.
   - Если вы знаете его, то можете убедиться.
  Кейнари недоверчиво перевела взгляд на конверт. На потрепанном пергаменте знакомым аккуратным почерком Ристера было выведено: "От Ристера, Велентор. Бейль, Гильдия ловцов. Для господина Рэниара. Передать при случае". Не зная, что ответить, девушка лишь пожала плечами и, развернувшись, вновь зашагала к улице Пионов.
   - Так вы покажете дом Ристера? - уточнил незнакомец ей вслед.
   - Да, - буркнула сбитая с толку и смущенная происходящим Кейнари.
  Дальнейший путь до дома старого наставника они проделали в молчании. На стук дверь открыла пожилая служанка.
   - А, госпожа Кейнари, - подслеповато сощурилась она. - И... э?!
   - Кто там? - Ристер уже спускался со второго этажа. На несколько мгновений он замер, изумленно разглядывая спутника Кейнари, затем на его лице отразилась радость.
   - Давно не виделись, - незнакомец приветливо помахал рукой.
   - Господин Рэниар! - старый наставник уже чуть ли не бегом спешил им навстречу. - А я-то вас даже не сразу узнал, как вы выросли...
   - Ристер, - тот, кого назвали Рэниаром, немного смущенно поправил шарф, - я все-таки давно вышел из детского возраста и вряд ли все еще расту... И я буду очень обязан, если ты обойдешься без "господина".
   - Как вам будет угодно, господин Рэниар, но для меня вы еще нескоро выйдете из детского возраста, - ворчливо возразил старик, игнорируя просьбу не употреблять обращение для благородных. Незнакомец лишь покорно вздохнул.
   - А, и вы здесь, госпожа Кейнари? - Ристер только сейчас заметил девушку и несколько удивленно добавил:
   - Вы вместе?
   - Случайно встретились, - кратко пояснил Рэниар. - Эта милая девушка была столь любезна, что показала мне дорогу. А она...
  Он не закончил, однако вопросительный взгляд и легкий кивок головы выражали невысказанный вопрос: "Кто это?"
   - Очередная головная боль старика, - буркнул Ристер. - Моя последняя воспитанница перед выходом на пенсию, госпожа Кейнари, юная принцесса дома Лорар.
  Рэниар несколько удивленно посмотрел на девушку, а затем внезапно прыснул от смеха.
   - Что-то не так? - раздраженно уточнила покрасневшая, как вареный рак, Кейнари.
   - Нет-нет, все отлично! - он честно пытался не смеяться. - Я прошу прощения за слишком... эмм... вольное обращение, но я никак не предполагал встретить таким образом принцессу благородного дома.
   - Вижу, вы уже отчасти познакомились, - вздохнул Ристер. - Госпожа Кейнари, это...
   - Рэниар, - представился незнакомец, тем самым обрывая старика. - Рэниар - вполне достаточно.
  
  
  Глава 2. Семейные тайны
  
  К большой досаде Кейнари, практически все загадки этого странного дня так и остались неразрешимыми. В ее присутствии Ристер ограничился очень кратким объяснением.
   - Я сообщу о вашем прибытии, а пока поживете здесь. Вам и вашему... э... животному, - старик покосился на собаку, которая проследовала в дом вслед за хозяином и спокойно сидела у его ноги, не проявляя особого интереса к окружающей обстановке, - приготовят комнату. Думаю, небольшой отдых вам не помешает. Гиана, отнеси воды для мытья в гостевую комнату и накрывай стол к обеду, наш гость наверняка голоден, - крикнул он служанке.
  Рэниар, заметно встрепенувшийся при упоминании обеда и воды для умывания, почти сразу ушел наверх вместе с собакой, а Кейнари старый Ристер быстро спровадил восвояси. На все вопросы воспитанницы он лишь пожимал плечами.
   - Он ловец. Меня попросили связаться с ним по некоторым делам, но вас это не должно интересовать, - категорически оборвал он разговор.
  Девушке это ничего не объяснило, напротив, разожгло ее любопытство еще больше. Про ловцов она что-то слышала, но единственное, что ей вспоминалось, это фраза герцога Айрэ, довольно резко бросившего в ответ на какой-то вопрос:
   - Гильдия ловцов? Это примерно то же самое, что Гильдия воров: толпа наглого отребья, придумавшая себе самоназвание и кичащаяся этим. Не припомню, чтобы какой-нибудь королевский указ инициировал создание подобной гильдии!
  До сих пор Кейнари вполне удовлетворялась этой характеристикой, однако теперь ее терзали сомнения. Ристер был не тем человеком, который стал бы заводить дела с чем-то вроде воровской гильдии. Будучи по происхождению из простонародья, он с самого рождения жил при дворе и за несколько десятилетий воспитал не одно поколение отпрысков знатнейших родов. Когда Кейнари было десять лет, стало известно, что именно Ристер будет с этого момента ее наставником, и для захудалого рода Лорар это была большая честь. Хотя Лорар и принадлежали к наследующей ветви, они были лишь двадцать четвертым домом в ней, поэтому статус принцессы дома был безнадежно низок рядом с наследниками таких родов, как Айрэ, Флаурос или Иннис, среди которых были воспитанники Ристера.
  Один из самых достойных наставников, он почти сразу приобретал уважение учеников своей доброжелательностью, основательностью и ответственностью. Представить себе его замешанным в чем-то сомнительном или незаконном не мог бы никто. К тому же, интриговал тот факт, что Ристер обращался к Рэниару, по внешности явно простолюдину, как к благородному.
  Движимая желанием разрешить это противоречие, Кейнари отправилась прямиком к дяде, выполняющему обязанности ее опекуна после смерти родителей. Услышав прямой вопрос "Кто такие ловцы?", дядя замялся.
   - Это люди, которые... ммм... в некотором роде присматривают за порядком в провинции, - наконец сообщил он.
   - Присматривают за порядком? Что-то вроде городской стражи? - изумилась принцесса. Облик Рэниара никак не вязался с образом стража правопорядка.
   - Нет, отнюдь... Они просто ловят всяких нехороших... эээ... животных.
  Кейнари задумалась. В памяти всплыл пес, сидевший у ног ловца, и фраза из одной из самых известных церковных проповедей: "Собака есть животное грязное, соседство с коим добропорядочному прихожанину пагубно".
   - "Нехороших животных"? - уточнила она. - В смысле, грязных?
   - Нет, просто нехороших, - после этого дядя перевел разговор на другое, и девушке так и не удалось уточнить, что же он имел в виду.
  Так ничего и не добившись от дяди, она решила попытать счастья непосредственно в эпицентре загадочного. Хотя обычно Кейнари не тревожила любимого наставника каждодневными визитами, на этот раз она отступилась от правил и на следующий же день вновь отправилась на улицу Пионов.
  Открывшая ей дверь Гиана покачала головой:
   - Нету хозяина дома, ушел он, по делам... И когда вернется, не знаю.
   - Это ничего, я его подожду, - Кейнари привычно направилась вверх по лестнице в гостиную, однако на полпути остановилась. - А где этот... господин Рэниар?
  Девушка на всякий случай употребила уважительное обращение. Все-таки почтительность со стороны обожаемого наставника не позволяла относиться к ловцу совсем уж пренебрежительно.
   - Дык это... - Гиана перешла на заговорщицкий шепот. - На кухне он. Вежливый такой вроде бы, но странный. Попросился кухню занять - мол, постираться ему надо. Я ж ему предложила: давай, говорю, постираю тебе. А он смеется только и говорит: нет, мол, мой плащ с сюрпризами, не хочу, чтобы ты эти сюрпризы вместе с ним постирала... Ну, нет, так нет, мое дело маленькое, пусть сам возюкается. Тем более что грязюки на том плаще - аж кусками осыпается. А он еще и псину эту свою везде с собой таскает... Виданное ли дело, чтобы собаку в дом пускать? Того и гляди соседи прознают - так беды от церкви не оберешься, на покаяния ходить вспотеешь. Так нет же, хозяин ему во всем потакает, кормить собаку в кухне разрешил, фу ты, гадость какая...
  И недовольная служанка удалилась, продолжая что-то возмущенно бормотать себе под нос. Кейнари сделала еще пару шагов вверх по ступенькам, но любопытство взяло свое, и девушка потихоньку соскользнула вниз под лестницу, где находилась дверь на кухню.
  К ее огорчению, кухня была пуста. На столе на разостланном куске холста было аккуратно разложено не меньше двух десятков странных лезвий из темного металла. Человек с боевым опытом определил бы, что эти лезвия предназначены исключительно для метания и не подходят для рукопашной, но Кейнари могла только сказать, что ничем подобным люди в ее окружении не пользовались. На плите в горелом котелке кипело какое-то подозрительное вонючее варево зеленоватого цвета.
  Сквозь распахнутую дверь было видно двор. Несчастный плащ, приобретший более равномерный серый цвет, украшал собой бельевую веревку. Рэниар в чистой рубашке с расстегнутым воротом и засученными по локоть рукавами, совсем не походивший сегодня на нищего, расчесывал своего пса крупным деревянным гребнем, вполголоса ругаясь на застрявшие в шерсти репьи.
  Собака приветливо вильнула хвостом, заметив девушку в дверях. Кейнари отметила про себя, что Рэниар бросил быстрый взгляд через плечо почти моментально, кажется, ориентируясь даже не на виляние хвоста, а на внимательный взгляд собаки на что-то у него за спиной. Обернулся и, видимо, не сочтя принцессу поводом отвлекаться, снова вернулся к выдиранию из шерсти репьев.
  "Нахал", - слегка обиженно подумала Кейнари, уже из вредности продолжая торчать в дверях, потому что никакой темы, чтобы начать разговор в голову не приходило, а ловец ее явно игнорировал. Не задавать же было основной интересующий ее вопрос: мол, дяденька, а дяденька, скажите, кто такие ловцы?
  Пока принцесса предавалась растерянным размышлениям, Рэниар закончил вычесывать пса и выпрямился. Комок шерсти с репьями полетел в мусорную кучу в углу, а обрадованная окончанием истязаний собака, встряхнувшись, начала носиться по двору и, навернув несколько кругов, в конце концов подбежала к стоящей в дверном проеме девушке. Кейнари никогда не видела собаки вблизи и испуганно попятилась, памятуя страшные истории, которые так любили рассказывать детям няньки. Пес немного удивленно заглянул девушке в лицо, доброжелательно вильнул хвостом и побежал дальше изучать двор.
   - А он не кусается? - на всякий случай уточнила Кейнари.
   - Кусается, - покладисто согласился ловец, краем глаза наблюдавший за происходящим.
   - Тогда как же? - получилось совсем не грозно, как хотелось, скорее испугано.
   - Между "кусается" и "укусит вас" есть определенная разница, не замечаете?
   - Не вполне...
   - Вы собираетесь бузить? Бить стекла? Драться? Нападать на меня? Громко орать? Кидаться предметами?
   - Нет, естественно!
   - Тогда я полагаю, что у Кая нет ни одной причины вас кусать.
   - А вдруг?
   - Вдруг что? - Рэниар посмотрел на девушку раздраженно. - Благородная госпожа, шли бы вы в комнаты. Вы боитесь собаку, потому что она потенциально кусается. Почему вы не боитесь меня? Знаете, что потенциально может сделать взрослый мужчина с молодой девушкой на пустынном дворе?
  Заметив, что Кейнари покраснела и испуганно отступила, он удовлетворенно кивнул.
   - Вот, правильно... Можете начинать меня бояться прямо сейчас.
   - Неудачная попытка выгнать меня отсюда! - теперь остаться стало делом принципа.
   - Да? Какое разочарование... - после этого ловец, похоже, окончательно потерял интерес к девушке. Проскользнув мимо нее в дверь, он загремел котелком на кухне.
  Кейнари послонялась по отвоеванному двору, издали разглядывая греющуюся на солнышке собаку. Та скоро задремала, и девушке окончательно стало скучно. Вернувшись на кухню, она обнаружила, что Рэниар пристроился за столом, подвинув к себе разложенные на холстине ножи. Котелок с вонючим варевом был водружен на середину стола. Ловец обмакивал в него подобранную во дворе щепу, обмотанную обрывком тряпки, и аккуратно смазывал зеленой дрянью заточенную часть каждого клинка.
  "Интересно, эта штука липкая или нет?", - пришел в голову Кейнари дурацкий вопрос.
  Она сознавала, что ведет себя, как ребенок, но удержаться было невозможно. Рэниар как раз отвлекся, уронив на пол один из клинков, и девушка, проходя мимо стола, попыталась потыкать пальцем в лежавшие на холстине уже обмазанные зеленым составом лезвия.
   - Не трогать, - донесся голос ловца из-под стола. - Рука отсохнет, - злорадно добавил он, вылезая оттуда и отряхиваясь.
  Кейнари гордо фыркнула, скрывая испуг, и все-таки удалилась наверх, в гостиную - скучать и в тысячный раз перечитывать надписи на корешках книг в шкафу в ожидании наставника.
  Ждать пришлось долго. Далеко перевалило за полдень, когда внизу раздались наконец шаги и голоса. Ристер вошел в гостиную не один. Высокого офицера в гвардейской форме Кейнари видела несколько раз во дворце. Капитан Дериан вот уже год занимал пост помощника командора Королевской гвардии, а всем было очень хорошо известно, что сам командор, глава знатнейшего дома Флаурос, был крайне требователен к подчиненным и бесполезных людей рядом с собой не держал, поэтому, чтобы занять место его правой руки, нужно было проявить действительно выдающиеся таланты.
  Ристер обреченно вздохнул, увидев Кейнари, и осведомился, где господин Рэниар. Дериан позволил себе лишь очень быстрый внимательный взгляд, сдержанно поклонился и с безразличным видом стал изучать вид за окном.
   - Ваш гость на кухне, - девушка почувствовала детскую обиду на наставника, который, похоже, был занят только ловцом и связанными с ним делами. - А я вам принесла щербет, - попыталась она сменить тему.
  Однако Ристер лишь рассеянно кивнул.
   - А, да... Тогда, я думаю, пройдем сразу туда, чтобы не терять времени? - он вопросительно посмотрел на капитана, тот лишь утвердительно кивнул и последовал за направившимся вниз по лестнице наставником. Кейнари пошла вслед за ними, благо никто ей этого не запретил.
  На кухне по-прежнему пахло зеленым варевом. Переместившееся к западу солнце больше не попадало во двор, поэтому собака перебралась в дом и теперь дремала у ног ловца. Ристер подозрительно принюхался к резкому запаху.
   - Илония перечная? - вопросил он.
   - А? - Рэниар отвлекся от потрепанной книжки, которую читал. - Ну да, в том числе... Плюс корень габрского вьюнка, лонция, канийская рута, немного серы, лисской соли и унция киновари... Извините, слегка воняет.
   - И эту гадость он делает на кухне, - буркнула Кейнари. - А вдруг она попадет в еду? Если мы отравимся?
   - Отравимся? - Ристер несколько озадаченно посмотрел на ученицу. - Но здесь нет ничего ядовитого... По крайней мере, для человека. Может быть, для некоторых животных...
   - А он сказал, что рука отсохнет! - парировала девушка.
   - А что еще я должен был сказать избалованному ребенку, хапающему руками, что ни попадя? - как ни в чем не бывало, пожал плечами Рэниар в ответ на безмолвное удивление наставника.
   - Ну, знаете! - от возмущения у Кейнари даже не было слов.
  Ристер покачал головой и снова тяжело вздохнул.
   - Я ведь не спрашиваю, что вы делали на кухне, благородная госпожа, - мягко прервал он все ее возможные протесты. - Но мы отвлеклись. Господин Дериан пришел вместе со мной, чтобы проводить вас во дворец.
  Дериан слегка поклонился. В его взгляде промелькнуло едва заметное удивление: видимо, он тоже не понимал причин, заставляющих Ристера настолько уважительно обращаться с ловцом.
   - Я польщен таким вниманием к своей персоне, - Рэниар отложил в сторону свою зачитанную книжку и поднялся, - но все зависит от того, высох ли мой плащ...
   - Я думаю, Ристер одолжит вам что-нибудь подходящее, - сдержанно заметил офицер.
   - Вряд ли, - ловец уже стоял во дворе, ощупывая висящий на веревке плащ. - Но вам повезло: он высох. Хотя вам все равно придется немного подождать, пока я соберусь. Я не выхожу на улицу не готовым к работе, - добавил он, пресекая назревавшие возражения Дериана, и, покинув кухню, удалился наверх, в свою комнату. Собака, цокая когтями по дощатому полу, убежала вслед за ним.
  Впрочем, вернулся он почти сразу. Поверх рубашки на нем была надета длинная кожаная жилетка с металлическими вставками. На ходу ловец застегивал широкий ремень с прикрепленными к нему ножнами с парой кинжалов разной длины. Прежде чем надеть плащ, он распихал по небольшим карманам в подкладке все метательные лезвия, смазанные зеленым варевом. В такие же карманы, но чуть побольше, были также разложены запасы из сумки: небольшие бумажные пакетики, горсть странных светло-бежевых шариков чуть больше перепелиного яйца и несколько таких же шариков темного цвета, аккуратно завернутых в бумагу поштучно. Поверх плаща Рэниар перекинул наискось через плечо ремень своей сумки, сверху намотал на шею шарф - тоже, видимо, постиранный, поэтому чуть менее серый, чем накануне.
   - Я даже не стал мыть котелок, - саркастически заметил он, встретив взгляд Дериана, в котором начало появляться раздражение. - Благодаря этой жертве я готов отправиться с вами прямо сейчас, господин... - он уточняющее взглянул на нашивки на рукаве офицерской формы Дериана, - капитан.
   - О, да вы разбираетесь в званиях, - гвардеец счел ниже своего достоинства демонстрировать раздражение окружающим и внешне остался абсолютно спокоен. - А на собаку, - он вопросительно посмотрел на пса, - намордник надеть не собираетесь?
  Рэниар посмотрел на гвардейца с печальной задумчивостью.
   - Как же вы все не оригинальны... Нет, не собираюсь.
   - Кажется, есть ведь правило, что на собак ловцов закон о намордниках не распространяется, - робко попробовал вмешаться Ристер.
   - Мы в столице, а не в провинции, - уже выказывая некоторые признаки досады, заметил офицер.
   - Совершенно верно, - спокойно заметил Рэниар, жестом останавливая старого наставника, пытающегося спорить с гвардейцем. - Но меня не интересует мировоззрение столицы, капитан. Я руководствуюсь лишь здравым смыслом и законами своей Гильдии. Если вас это не устраивает, не стоило приглашать ловца.
  Дериан задумался. Как ни раздражала его ситуация, полномочий отказаться от услуг этой странной личности у него не было. Приказ начальства требовал встретить ловца и, не привлекая внимания, проводить его во дворец к командору, проявив к нему всяческое внимание. Вот эта последняя фраза наводила на мысль, что капитану следует терпеть все странности и причуды Рэниара. Вопреки обыкновению, командор не стал посвящать своего помощника, которому обычно полностью доверял, в суть происходящего, и это выбивало Дериана из привычной колеи. Придя к выводу, что ничего другого ему не остается, офицер лишь пожал плечами.
   - Как угодно. Идемте.
   - Вот и замечательно, - вздохнул с облегчением Ристер, опасавшийся серьезного конфликта. - Боюсь, мне придется составить вам компанию и проводить также эту благородную госпожу.
   - Но я же только пришла, - попыталась возмутиться Кейнари.
   - Думаю, не ошибусь, если предположу, что ваше "только пришла" очень сильно затянулось, - был непреклонен старый наставник.
  ***
  День командора Королевской гвардии был всегда полон забот и проблем: по сути, в его руках находилась вся служба внутренней безопасности столицы. К этому прибавлялись многочисленные дела дома Флаурос - одного из знатнейших старинных родов королевства. Фредегар, ставший главой семьи четыре года назад после смерти отца, не страдал излишним честолюбием, поэтому под его руководством дом весьма успешно отстаивал свои права, однако заметно отстранился от политической жизни, наблюдая, но действуя лишь в тех случаях, когда затрагивались его интересы.
  Благодаря этому сам Фредегар оставался фигурой, хорошо известной исключительно в определенных кругах. Двору было важно лишь знать, что возглавляемая им Королевская гвардия работает, как часы: просто, четко и надежно. Только самые доверенные люди видели истинные масштабы работы по реорганизации внутренней безопасности, которую провел глава дома Флаурос за пять лет пребывания на посту командора. Караулы на дверях и почетные эскорты в вороненых доспехах с позолотой остались лишь видимой частью общей системы, представляющей ее в глазах праздного зрителя. Параллельно ей Фредегару удалось организовать довольно широкую сеть сбора информации. В столице, где почти у каждого знатного дома была собственная служба безопасности, сделать это незаметно было, конечно, невозможно, однако большинство отнеслось к возникновению подобной системы внутри гвардии спокойно, убедившись, что она занимается исключительно пассивным сбором информации - с некоторым уклоном в торговый шпионаж в пользу дома Флаурос.
  Вследствие такого расширения сферы деятельности Королевской гвардии ее глава обзавелся двумя кабинетами. Официальный с пышным убранством и полагающейся стражей на дверях находился в административной части дворца и был известен каждому. Второй, запрятанный в одном из многочисленных безлюдных закоулков огромного лабиринта дворцовых коридоров, предназначался для дел и встреч, которые не желательно было афишировать. Именно туда капитан Дериан и вел сейчас ловца с собакой, старого наставника и принцессу.
  Кейнари, ожидавшая, какое впечатление произведет на Рэниара Дуэргар, с удивлением скоро заметила, что сама видит эту часть дворца впервые и почти всю дорогу по коридорам увлеченно крутила головой во все стороны. Они вошли не в главные ворота, а через небольшую едва заметную в стене калиточку, двое стражников на которой ограничились лишь изумленным взглядами при виде собаки и молча пропустили их по едва заметному знаку Дериана. Коридоры, по которым они шли, были практически пустынны, очень редко навстречу попадались какие-то странные личности, явно сами старавшиеся избежать лишних встреч, поэтому можно было считать, что появление столь странной компании осталось во дворце незамеченным.
  Ловец шагал за гвардейцем молча, слегка придерживая за поводок мерно цокающую когтями по полу собаку. Еще у дворцовой стены он накинул на голову капюшон, который в плохо освещенных коридорах весьма удачно бросал тень на лицо, однако в целом никаких признаков волнения, естественного для человека в непривычной ситуации, Кейнари у него не заметила. Лишь однажды, когда навстречу им из-за угла вынырнула быстро шагающая женская фигура, с ног до головы закутанная в плащ, Рэниар неожиданно единственный раз за всю дорогу поправил капюшон и отвернулся, внезапно заинтересовавшись одной из картин, к которым до сих пор был совершенно равнодушен.
  Наконец бесконечные коридоры привели их к ничем не примечательной двери, за которой оказался небольшой холл. Двое гвардейцев поспешно вскочили и отдали честь Дериану.
   - Вы можете подождать в кабинете, - капитан распахнул перед ловцом одну из дверей, ведущих из холла куда-то дальше. - А мне, вероятно, стоит проводить благородную госпожу и достопочтенного Ристера.
   - Да-да, - поспешно поддакнул старый наставник, которому совсем не хотелось сейчас вдвоем с Кейнари плутать по пустынным коридорам, - это будет крайне любезно с вашей стороны.
  ***
  Фредегар пропускал мимо ушей уже десятый бессвязный доклад на совещании военного министерства, втайне мечтая когда-нибудь получить докладчика в подчиненные, чтобы со скандалом уволить за бесполезность, когда мимо стражи в зал тихо проскользнул Дериан, и, добравшись до стула командора, замер чуть позади. Фредегар кинул на помощника вопросительный взгляд и получил утвердительный кивок в ответ, означающий, что поручение выполнено и посетитель ждет. Тем не менее, прошло часа полтора, прежде чем командору удалось под благовидным предлогом улизнуть с совещания, грозившего растянутся до позднего вечера вопреки своей бессмысленности.
   - Старые вешалки, - прошипел он, покинув наконец злополучный зал советов и отдалившись от стражи на достаточное расстояние, чтобы не быть услышанным. - Ладно, что они сами работать не хотят, но их же раздражают те, кто хоть что-то делает! Высокородная богодельня! Сколько фамильной гордости - и ни малейшего представления о тех постах, на которых он сидят! А потом мы удивляемся, откуда у нас дырки бюджете и небоеспособная армия! Но зато - что вы! - у нас в министерствах только отпрыски знатнейших домов!
  Дериан, тенью следовавший за командором, только печально согласно кивнул. Третий сын в мелком дворянском роду, он не мог бы и помыслить о том месте, которое занимал теперь, если бы не внезапное покровительство дома Флаурос. На стремление Фредегара выдвигать людей лишь за способности, игнорируя знатность происхождения, при дворе смотрели, как на досадное чудачество, и лишь все влияние его семьи позволяло ему поступать подобным образом.
  Командор большую часть дороги продолжал бормотать под нос ругательства, успокоившись и замолчав, лишь когда они уже почти достигли цели своего пути. Кивнув вытянувшимся и отдавшим честь гвардейцам, Фредегар распахнул дверь и вошел в просто обставленную комнату, исполнявшую роль его кабинета. Ловец спал на диване, положив под голову сумку. Устроившаяся рядом на полу собака внимательно уставилась на вошедших.
   - Вас никто не видел? - уточнил у помощника Фредегар, критически разглядывая представшую перед ним картину.
   - Никак нет.
   - Ну, не считая госпожи Ифейт, хотя она, наверное, давно уже не Ифейт, - донеслось с дивана.
   - Маркиза Сиар, - уточнил командор.
   - Я не сомневался, что она не останется без высокородного титула долго, - Рэниар наконец открыл глаза и нехотя принял сидячее положение.
   - Почему вы полагаете, что это была маркиза? - ревниво заметил Дериан. - Не спорю, мы встретили некую особу, - поспешно пояснил он Фредегару, - но там было темно, и она была в плаще, так что я не стал бы уверенно утверждать что-нибудь относительно ее личности.
   - Ой, да бросьте, - ловец подавил зевок. - Уж свою бывшую любовницу я как-нибудь узнаю и в темноте.
  Сраженный этим доводом, капитан изумленно уставился на Рэниара, пытаясь понять, шутит ловец или нет. Командор лишь обреченно вздохнул.
   - Нам остается надеяться, что у маркизы не столь острый глаз, как у тебя... - устало заметил он. - Дериан, расслабься и познакомься. Это Рэниар, мой младший брат.
   - Официально отчисленный на правах семейного позорища, - вставил ловец.
   - Практически по собственному желанию, Рэн, - командор положил на невысокий столик отстегнутые ножны с мечом и опустился в кресло.
   - Тот факт, что я сейчас здесь, говорит мне, что мои желания были достаточно здравыми.
  Фредегар попытался испепелить брата взглядом, но особого эффекта это не возымело.
   - Тем не менее, ты не будешь спорить, что это было несовместимо с обязанностями наследника дома Флаурос, - недовольно буркнул он.
   - Да не буду, конечно, - внезапно примирительно откликнулся ловец. - Извини, я вообще не собирался с тобой спорить, это просто глупая детская привычка. На самом деле, я очень рад тебя видеть.
   - Надеюсь, - лицо командора заметно просветлело, однако оставлять ворчливый тон он не собирался.
   - Фред, ты помнишь мое мнение о столице? - хмыкнул Рэниар. - Так вот, за десять лет оно стало в десять раз хуже. Так что, поверь мне, только ради тебя я снова суюсь в эту банку с пауками. Итак, зачем тебе понадобился ловец?
  
  Глава 3. Работа для ловца
  
  Рэниар дочитал письмо, отложил его на край стола и скептически уставился на собеседников.
   - И что думаешь? - спросил Фредегар.
   - Больше всего похоже на бред человека, не наигравшегося в игры про шпионов в детстве, - честно сообщил ловец. - Но подозреваю, ты порадуешь меня чем-то еще, что заставит меня иначе смотреть на ситуацию.
  Командор задумчиво уставился на злополучный кусок бумаги, испещренный ровными аккуратными строчками.
   - По поводу письма ты прав, - наконец сказал он. - Мы поначалу отнеслись к нему так же. Тем не менее, мы сочли нужным отреагировать. Подняли всю нашу сеть информаторов, проверили все возможные каналы, по которым идут заказы на убийства, установили слежку за потенциальной жертвой. Все было абсолютно, идеально тихо. Но точно в день, указанный в письме, человек буквально на минуту ушел из поля зрения тех, кто за ним следил - и умер.
   - В смысле "умер"? - недоумевающее переспросил Рэниар. - Сам, что ли?
   - Официально объявили, что он скончался от инфаркта, - сухо заметил Дериан, все еще не отошедший от некоторого потрясения, вызванного знакомством с семейными тайнами дома Флаурос, поэтому особенно немногословный.
   - Ну да, пудрить всем мозги - это одна из обязанностей нашей организации, - мрачно усмехнулся Фредегар. - Естественно, несчастному господину Хорну помогли, это приходится признать, несмотря на то, что объяснить произошедшее логически мне кажется невозможным. Рэн, я подбираю только стоящих людей. Тех, кто следил за Хорном, я прекрасно знаю, они профессионалы и не могли что-то пропустить. Войти и выйти незаметно из той комнаты физически невозможно: там пятый этаж, голые стены и всего одна дверь, за которой вели наблюдение.
   - Потайные ходы?
   - Исключено, у меня есть план всех потайных ходов дворца. Да им и негде быть: комната в угловой башне, там только три кирпича наружной стены - и все, свежий воздух...
   - Окно? Пятый этаж - это проблема, но иногда вполне решаемая.
   - Да залезть туда не так трудно, тем более что под окном широкий карниз, который идет вокруг всего крыла здания. Проблема в запертых изнутри прочных ставнях.
   - Примерно таких? - Рэниар указал рукой на окно кабинета. Командор лишь утвердительно кивнул. Ловец поднялся с дивана, подошел к окну, внимательно изучил запертые ставни и вернулся обратно.
   - Ладно, уговорил, человек не пролезет. Дальше? Ты ведешь к тому, что здесь замешаны твари?
   - У меня возникли такие подозрения, - осторожно ответил Фредегар. - Тем более что... нам не удалось установить орудие убийства, и в целом это было похоже на Йосраэль.
  Братья замолчали. У обоих упоминание этого названия будило отнюдь на радужные воспоминания.
   - Именно так же? - наконец уточнил Рэниар.
   - Практически. Только, помимо прочего, на теле были еще ожоги - мы так и не поняли, откуда.
   - Вот это как раз заставляет меня думать, что твои подозрения верны, - уныло сообщил ловец. - Добрая половина тварей ядовита, причем некоторые отравляют при прикосновении, иногда оставляя химические ожоги. Хотя в целом история все равно весьма фантастична. Некто очень добрый заранее знает, что какой-то несчастный мелкий дворянин такого-то числа будет убит тварями посреди столицы прямо в королевском дворце, и предупреждает об этом доблестную Королевскую гвардию. Бред какой-то...
   - К сожалению, у этого бреда есть продолжение, Рэн.
  По знаку командора Дериан извлек из папки, которую держал в руках, еще одно письмо, и подал его ловцу.
   - Оно почти такое же, только в качестве жертвы указан другой человек. Ну, и число, соответственно, тоже другое - послезавтра.
   - Какая прелесть...
  Ловец сложил два письма рядом, сверяя почерк, затем внезапно уточнил:
   - Много народу успело подержать это последнее письмо в открытом виде в руках?
  Фредегар на несколько мгновений задумался.
   - Я, Дериан, теперь еще ты... Пожалуй, все. Ну, и отправитель, естественно.
   - С Королевской гвардией приятно работать! - не удержался и съязвил Рэниар, наугад суя оба письма под нос собаке.
  Пес с серьезным видом обнюхал один лист бумаги, принялся за второй - и внезапно с рыком вскочил, вздыбливая загривок. Принюхавшись внимательнее, он слегка успокоился, однако все еще поглядывал на письма в руке хозяина с большим подозрением.
   - Все интереснее и интереснее, - мрачно сообщил ловец, возвращая одно письмо на стол и принимаясь читать второе. - Так, а позвольте уточнить, - он озадаченно приподнял бровь. - Упомянутая здесь в качестве следующей жертвы наследная принцесса дома Лорар - это, случаем, не то очаровательное юное существо, воспитанница Ристера, которая составила нам с капитаном компанию по дороге сюда?
   - Именно она, - Фредегар недовольно поморщился.
   - Тогда еще один вопрос... - не отставал Рэниар. - Какого хрена это милое существо, на которое, оказывается, еще и готовится покушение, шляется одно по городу?!
  Лица командора и его помощника почти одновременно приняли очень кислое выражение.
   - Рэн, ну а что я могу сделать? - мрачно вопросил наконец Фредегар. - Родственникам неоднократно намекали, что прогулки вне дворца в одиночку - не самое безопасное развлечение для юной благородной девушки, но они только разводят руками, мол, сделать ничего не могут. А я что? Я командор Королевской гвардии, а не нянька, это их семейное дело... Что касается возможного покушения, мы пока не ставили дом Лорар в известность. В любом случае, своей службы безопасности у них нет, так что никто, кроме нас, этим делом все равно не займется.
   - Понятно. Здесь все по-прежнему: столица живет в своем выдуманном прекрасном мире и не хочет знать ничего о суровой реальности, - проворчал ловец. - А от меня-то ты чего хочешь?
   - Для начала - консультации. Как ты сам сейчас заметил, мы тут в столице не очень-то в курсе некоторых вещей. Что ты думаешь по поводу всего этого? В деле могут быть замешаны твари?
   - Могут, - ловец откинулся на спинку дивана. - Я тебе больше скажу: не знаю, как именно, но они в нем точно замешаны. По крайней мере, от письма пахнет тварями. От последнего точно, но думаю, что от обоих, просто запахи со старого письма уже сильнее выветрились.
   - Тварь могла убить Хорна при тех условиях, которые я тебе описал?
   - Вполне. Проникнуть через ставни для некоторых из них труда не составит. Очень быстрая смерть и наличие химических ожогов помимо ран на теле тоже намекает на этот вариант. Жалко, что прошло уже много времени, так что нет смысла осматривать комнату, иначе мы с Каем могли бы сказать точно, была там тварь или нет. Но то, что ты описываешь, очень похоже.
   - Как тварь могла объявиться в столице?
   - А я откуда знаю? Она мне не докладывала.
   - Но до сих пор не было подобных случаев! Барьер исправен!
  Ловец вздохнул и задумчиво поднял глаза к потолку.
   - Знаешь, Фред, нам ведь ничего толком не известно о тварях. Даже нам, Гильдии ловцов, хотя мы и занимаемся их уничтожением. Считается, что Барьер полностью защищает от них столицу. Повторю: считается. Но мы не знаем этого точно. Лично по моему опыту могу тебе сказать, что концентрация тварей очень сильно меняется по стране с запада на восток и ближе к Барьеру столицы их вообще почти нет. Может быть, до сих пор они просто не добирались сюда, а сам Барьер бесполезен. Может, он действительно задерживает тварей, но одна из них нашла какую-то дырку. Это все гадания на птичьих какашк... кхм... на облаках.
  Командор едва заметно поморщился от не в меру образных выражений в речи брата.
   - Хорошо, и последний вопрос, - продолжил он. - Возможно ли, чтобы человек или группа людей управляли тварями?
   - Я лично с таким не сталкивался, - Рэниар задумчиво ковырял носком сапога растрескавшуюся доску паркета. - Но ты знаешь, у нашей Гильдии есть устав, и в нем есть последний пункт, который гласит: "Каждый ловец обязан помнить, что не существует невозможного".
  В комнате воцарилась тишина. Командор что-то сосредоточенно обдумывал, Дериан застыл за его креслом, не осмеливаясь чем-либо мешать начальству. Рэниар просто ждал.
   - В таком случае, - наконец снова заговорил Фредегар, - я хотел бы тебя нанять для охраны принцессы.
   - Я так и знал, что все плохо кончится, - мрачно откликнулся ловец.
  ***
  Кейнари накинула на плечи свой любимый плащ из темно-синего шелка и направилась к выходу.
   - Куда? - утончил Рэниар, отвлекаясь от шашек, в которые он играл со служанкой на небольшом столике в прихожей.
   - Не ваше дело, - огрызнулась девушка.
   - Еще как мое. Вернитесь в комнату, - ничуть не смутился ловец.
   - Не хочу!
  Принцесса решительно подошла к двери, но в замешательстве остановилась. Собака лежала поперек дороги, не давая ей пройти. Разбуженный разговором, пес приподнял голову и вопросительно посмотрел на хозяина.
   - Лежи-лежи, - одобрительно отозвался ловец.
   - Он мне мешает, - возмутилась Кейнари, не решаясь однако предпринимать что-нибудь самостоятельно.
   - Да, это одна из самых важных его обязанностей сейчас.
   - Я не хочу здесь сидеть!
   - А меня это интересует? - безразлично пожав плечами, Рэниар вернулся к шашкам.
   - Все равно уйду! - девушка упрямо топнула ногой.
   - Не вынуждайте меня прибегать к крайним мерам.
   - Еще смеете мне угрожать?!
   - Всего лишь предупреждаю. Будете упрямиться и мешать мне работать - привяжу к стулу.
   - Да вы!.. Да как!.. - Кейнари даже не знала, что ответить на такую вопиющую, не вписывающуюся ни в какие рамки наглость. Ища поддержки, она бросила взгляд на служанку, однако та и не думала вступаться за госпожу, пытаясь всеми силами остаться сейчас незамеченной, чтобы не попасть под горячую руку ни самой принцессе, ни ее опекуну, ни господину Фредегару. - Пусть вас наняла Королевская гвардия, вы все равно не имеете права!.. Даже командор не смеет так со мной обращаться!!!
   - Возможно, именно поэтому командор нанял меня, - ухмыльнулся Рэниар. - Так что вернитесь в свою комнату или можете вон на тот диванчик присесть. А то ведь насчет "привязать к стулу" я не шучу...
  Несмотря на все раздражение, Кейнари не оставалось ничего, кроме как вернуться к себе в покои и провести там весь день за чтением какого-то очень романтического приключенческого романа. Больше всего настроение ей портило шевелившееся где-то в глубине души осознание того, что, возможно, категорический отказ Рэниара выпускать ее куда-либо объяснялся разумными соображениями о ее же благе. Странное заявление, сделанное командором опекуну принцессы, не могло не напугать девушку. До сих пор, постоянно выкидывая какие-нибудь шалости, Кейнари не могла себе и представить, что окажется в ситуации, когда ее жизнь будет в опасности. Выговор от дяди, номинальное лишение права прогулок на день-два, причитания тети о том, что никто не возьмет замуж такую безответственную девушку с неподобающим поведением, - до сегодняшнего дня она не сталкивалась с более серьезными угрозами.
  Возможность, что кто-то может на самом деле захотеть ее смерти, казалась фантастической, однако командор Фредегар был крайне серьезен и чрезвычайно перепугал опекуна принцессы, в результате чего получил разрешение на полную свободу действий. Буквально минуту спустя перед Кейнари возник Рэниар со своим псом.
   - Да, я тоже не в восторге, - невозмутимо кивнул он в ответ на изумленный взгляд девушки, плюхаясь на диван в прихожей перед личными покоями принцессы.
  Ловец возмутительно быстро нашел общий язык со служанкой, лишив Кейнари возможности обсудить с ней его персону. Бесконечную болтовню бойкой Тары, рассказывающей странному гостю все известные ей дворцовые байки, принцесса слышала из-за двери почти весь день, предаваясь в своей комнате печальным размышлениям. Ситуация то пугала, то раздражала ее, иногда казалась чьей-то глупой шуткой. Если все действительно так плохо и ей грозит настоящая опасность, почему ее оставили в одиночестве, а этот гадкий ловец, назначенный ее охранником, перетирает сплетни со служанкой? Мучимая сомнениями и страхами, Кейнари испытывала потребность выкинуть что-нибудь этакое, заставить всех всполошиться и засуетиться, однако это стремление было столь бесцеремонно пресечено ловцом.
  Немного поплакав в подушку от злости и испуга, девушка вернулась к чтению книжки, которая сегодня казалась ей особенно глупой и неинтересной. Лишь когда уже начало смеркаться, в дверь постучали.
   - Госпожа, там ваш дядя и с ним господин командор с господином помощником, - громким шепотом сообщила Тара, проскальзывая в комнату. - Просят принять.
  Наскоро поправив платье и прическу, девушка отправилась встречать поздних гостей.
  Благородный господин Аднар, невысокий толстячок, сильно тяготившийся неожиданно свалившимися на него обязанностями по опеке осиротевшей племянницы своей жены и поддержанию на плаву вымирающего дома Лорар, все время нервно косился на командора и вытирал кружевным платком потеющую от волнения лысину.
  Командора Фредегара Кейнари видела неоднократно, однако общаться с ним напрямую ей до сих пор не доводилась, и сейчас она слегка оробела. Он был почти на две головы выше ее, собранные в хвост длинные черные волосы ниспадали до лопаток. Мундир Королевской гвардии сидел на нем, как влитой, застегнутый до последней пуговицы.
   - Для меня большая честь видеть вас, принцесса, - начал он сходу, не дав Аднару вставить ни слова. - К моему большому сожалению, мы все еще не можем избавить Вас от нашей охраны. Более того, должен Вас огорчить, спать Вам этой ночью не придется.
   - Но как же... - тщетно попытался принять участие в разговоре опекун Кейнари.
   - Охране, - безжалостно прервал его командор, - придется провести ночь в Вашей комнате.
   - Но это же непозволительно, - затравленно пискнул Аднар.
   - Непозволительно, чтобы благородная госпожа была убита, - отрезал Фредегар. - Что касается формальностей, это можно уладить. С принцессой останется служанка. Вы тоже будете находиться неподалеку. Возможно, даже в комнате... - он вопросительно посмотрел на ловца.
   - Давай-давай, - мрачно откликнулся Рэниар. - Напихаем полную комнату народу, что мелочиться... Ну и пусть там работать будет невозможно, авось, в такой толчее сожрут не принцессу, а кого-нибудь не очень нужного...
   - Я не спорю... Значит, в комнате будет находиться принцесса со служанкой и мы вдвоем, а вы, господин Аднар, будете ждать здесь, в прихожей. Мой помощник составит Вам компанию. Еще вопросы?
   - Можно спрятать принцессу куда-нибудь в другое место, а вы со своими... кхм... помощниками подождете убийц в ее комнате, - робко предложил опекун.
   - Исключено. У нас есть информация, согласно которой убийцы найдут принцессу, где бы она ни была, поэтому лучше сосредоточимся на ее охране здесь.
   - Но...
   - Если Вас все еще не устраивают условия, думаю, Вам стоит пригласить Вашу дражайшую супругу, чтобы она составила компанию принцессе. Тогда уж точно никто не посмеет счесть ситуацию неподобающей, - командор смерил Аднара критическим взглядом. Тот позеленел и в очередной раз нервно вытер лысину платком.
   - Н-нет, я думаю, не стоит, - испуганно промямлил он. - Я прикажу принести фонари...
   - Вот это как раз излишне, - снова подал голос ловец. - Если, конечно, принцесса не имеет привычки всегда спать с зажженным фонарем.
   - Я что, маленькая?! - живо откликнулась Кейнари. До сих пор она не решалась вступать в разговор, но очередная подколка ловца разозлила ее, одновременно придав храбрости. - Или, может быть, вы говорите по собственному опыту?
   - Что вы, - ловец развел руками и ухмыльнулся, - я младший сын в семье, у меня нет никакого опыта общения с детьми вроде вас.
   - Дядя!!!
   - Да-да, дорогая?
   - Я могу отказаться?!
   - Боюсь, что нет, - ответил вместо Аднара командор, стараясь не улыбнуться. - Если, конечно, вам хоть немного дорога ваша жизнь. Рэниар, прекрати язвить и не отвлекайся от дела. Конечно, свет в окне принцессы ночью - не лучшая маскировка. Но ты сможешь работать в темноте? Можно ведь принести потайные фонари и открыть их только при необходимости.
   - От них несет маслом на двадцать шагов, их даже человек учует, - отрицательно покачал головой ловец. - Мы используем "светляки", это куда удобнее.
   - "Светляки"?
  Ловец порылся в недрах своего плаща и извлек один из тех светлых шариков, которые Кейнари уже видела накануне. Покатав шарик по ладони, Рэниар сжал его в кулаке и слегка подбросил в воздух. Из разжатых пальцев выскользнул комок бледного синеватого света и, поднявшись немного, повис в воздухе.
   - Магия? - подозрительно уточнил командор.
   - Немного магии, немного алхимии, - согласился ловец. - Мы, знаешь ли, не брезгуем ни тем, ни другим, если это приносит пользу. "Светляки" в нашей работе незаменимы. Они не источают запаха, не портятся от сырости, занимают мало места. Зажигаются почти моментально, для этого не нужны спички или огниво. Их нельзя уронить и потушить случайно. От них не может начаться пожар. Очень удобно со всех сторон. Против них - только глупые церковные суеверия.
  Аднар испуганно икнул от такого святотатственного заявления. Дериан вопросительно покосился на начальника, но командор лишь пожал плечами и вздохнул:
   - С тобой точно не соскучишься...
  ***
  Время в кромешной темноте тянулось бесконечно. Кейнари с Тарой устроились с ногами на кровати, прижавшись друг к другу. Служанка была совсем не в восторге от происходящего, однако возражать не посмела. Поначалу из-за двери доносились пространные и малопонятные философские рассуждения опекуна принцессы, старавшегося отвлечь самого себя болтовней, но вскоре они смолкли: Дериан оказался плохим собеседником, и бесконечный монолог господина Аднара в конце концов иссяк. В ночной тишине лишь изредка можно было услышать разговор припозднившихся слуг, доносящийся со двора, или мерный бой часов на башнях города. Негромкое бряцание ножен отмечало движения командора, пристроившегося на стуле в углу и время от времени менявшего позу. Иногда было еще слышно, как собака бродила по комнате, постукивая когтями, обнюхивала мебель или почесывалась. Ловец, пристроившийся в противоположном от командора углу, ждал абсолютно бесшумно.
  Девушки, которым категорически запретили разговаривать громко, пытались поначалу перешептываться, развлекая друг друга байками, однако шепот получался каким-то зловещим, так что становилось еще больше не по себе. Городские и дворцовые часы пробили полночь, потом еще четверть, и еще... Кейнари по-прежнему не спалось, а Тара начала потихоньку задремывать. Внезапно в тишине, казавшейся уже бесконечной, раздалось короткое рычание собаки. Тихо скрипнул стул ловца, и в темноте раздался едва слышный голос, почти шепот Рэниара:
   - Слушай...
  Что-то тихо зашуршало на карнизе - если бы не чрезвычайные обстоятельства, можно было бы подумать, что там возится прикорнувший на ночлег у окошка голубь. Шорох приблизился. Чуть заметное свечение бросило отблеск на шторы. Нечто негромко завозилось у окна снаружи, выдавая себя лишь легким шуршанием, как будто шелковую ленту протягивали в кольцо. Сияние немного усилилось, позволив присутствующим разглядеть колыхание шторы, и Кейнари внезапно с ужасом осознала, что "нечто" уже пробралось сквозь закрытую раму. Спустя несколько мгновений стал ясен и источник странного света.
  Из-под шторы медленно выползало длинное слегка фосфорицирующее тело. От подоконника оно тянулось совсем тонкой полоской, на полу собираясь в довольно габаритную вытянутую в длину тушу. Видимо, именно эта способность и позволяла твари просочиться в тонкую щель оконной рамы. Спустя несколько мгновений она уже была целиком на полу. Гигантская слабо светящаяся пиявка по-змеиному подняла голову и уставилась на Кейнари. Глаза у нее были белесые, тоже слегка светящиеся, без каких-либо признаков зрачка, однако девушка почти физически ощутила, что тварь смотрит прямо на нее.
  Панический ужас сдавил горло ощущением неизбежности: сейчас она умрет. В безмолвии этой бесконечной ночи сейчас не осталось никого, кроме нее и этого жуткого существа, выхваченного из мрака своим собственным фосфорицирующим сиянием. Не было сил ни закричать, ни убежать, да и все это было бесполезно, но, когда казалось уже, что она сейчас задохнется от страха, что-то заслонило от нее тварь.
  В следующее мгновение вспыхнуло сразу несколько "светляков". Ловец стоял между застывшими на кровати девушками и тварью, слегка наклонившись вперед, в левой руке от сжимал кинжал, правой только что отбросил в сторону "светляки" и теперь что-то поспешно доставал из кармана. Пес замер на полусогнутых лапах, удерживаемый на месте выучкой, но едва сдерживаясь от нетерпения. Шерсть на загривке поднялась дыбом, так что он казался сейчас намного крупнее, чем был.
  Окрик Рэниара ударил по ушам после оглушительной тишины:
   - Кай, право!
  Собака с бешеным лаем рванула к твари. Яростно набрасываясь на нее и щелкая зубами, пес тем не менее держал некоторое расстояние от противника. "Пиявка" медленно повернула голову в сторону собаки и тихо зашипела - словно чем-то металлическим водили по стеклу. Рэниар выкинул вперед правую руку, и два метательных ножа вонзилось в слабо светящийся бок на некотором расстоянии друг от друга.
  Видимо, это разозлило тварь. Окончательно отвлекшись от принцессы, она сделала неожиданно прыткий выпад в сторону пса, который, однако, ловко увернулся и залаял еще яростнее. Запоздало взвизгнула от испуга Тара.
   - Фред, мы выведем ее в галерею - всех с дороги! - резко бросил ловец.
  Командор, который уже давно был на ногах, несколько мгновений помедлил, оценивая обстановку, и скрылся за дверью. Рэниар, сам уворачиваясь от очередного броска твари, снова бросил в нее что-то. Черный шарик с громким треском взорвался снопом огненных искр, видимо, причинив твари боль, потому что ее броски стали еще стремительнее.
   - Кай, за мной!
  Ловец с собакой поспешно выскочили из комнаты, тварь ломанулась за ними, по дороге вынося дверь вместе с косяком: видимо, в состоянии ярости она забывала о своем умении просачиваться в щели и перла напролом. Дальнейшего Кейнари с Тарой уже не видели: ни подчиненных командора, стремительно расчищавших коридор от потревоженных шумом слуг, ни дядю, которого двое гвардейцев волокли под руки, потому что он в панике пытался вырваться и побежать в одному ему известном направлении, ни ловца с собакой, уводивших тварь в сторону галереи. Крики, шум и лязг оружия заглушились на несколько мгновений грохотом и звоном стекла - а затем все стало затихать.
  Кейнари потеряла ощущение времени и не могла сказать, долго ли они сидели одни или к ним пришли сразу. Командор что-то спрашивал у нее, однако она с трудом разбирала его слова сквозь гул в ушах и истерические всхлипывания Тары, цеплявшейся на ее плечо, поэтому просто рассеянно кивнула. Фредегар еще что-то уточнил, но потом, поняв, что внятного ответа от девушки сейчас не добиться, лишь махнул рукой паре гвардейцев, которые тут же встали караулом на дверях комнаты.
  Куда делся командор, Кейнари как-то упустила, его место заняла тетушка, истерически всхлипывающая еще громче Тары. Рыдания в два голоса начали раздражать девушку, ей казалось, что в этот самый момент они ей жутко мешают. Чем именно они мешают, она вряд ли могла бы сказать, но она и не вдумывалась.
   - Ты куда? - удивленно вопросила тетушка, когда Кейнари неожиданно решительно встала и направилась к двери.
   - Туда... - рассеянно кивнула девушка. Смутное тревожившее ее желание наконец оформилось в четкое стремление: ей надо было увидеть, что там. Непременно увидеть своими глазами.
  Гвардейцы растеряно переглянулись: им было приказано никого постороннего не впускать и охранять принцессу, но вот можно ли кого-то из комнаты выпускать - они не знали.
   - Вам бы не стоило... - попытался было образумить девушку один из гвардейцев, однако Кейнари прошла мимо него, и оба охранника покорно поплелись вслед за ней, решив не нарушать хотя бы второй приказ: "охранять принцессу".
  Почти все крыло замка было оцеплено гвардейцами, людей, пытавшихся высунуться из дверей и поинтересоваться происходящим, быстренько загоняли обратно, не слушая никаких возражений. Галерея была почти полностью разгромлена. Половина высоких, до потолка витражных окон красовалась выбитыми стеклами и разломанными рамами. Центр галереи был оцеплен еще одним дополнительным кругом гвардейцев, в который Кейнари не впустили. Однако это не мешало ей видеть то, что происходило внутри.
  В центре лежала тварь. Она заметно потускнела и не шевелилась, из чего можно было сделать вывод, что она мертва. Фредегар и Рэниар, стоявшие неподалеку, о чем-то спорили. Дериан крутился рядом, обеспокоено переводя взгляд с тела твари на командира и обратно. До принцессы донесся обрывок спора.
   - Ты мне предлагаешь уничтожить все вещественные доказательства?
   - И какие доказательства ты тут собираешься найти, хотелось бы мне знать?
   - Это уж позволь моим людям разбираться.
   - Дело, конечно, твое, но у тебя тут полный дворец идиотов, я так и жду, что кто-нибудь потыкает пальцем, куда ни попадя. Знаешь, что будет если коснуться "белого червяка", даже мертвого? Так я тебе скажу: сдохнешь, очень быстро, но мучительно. Я знаю только одного человека, который остался в живых: ему почти сразу отрубили руку, которой он пощупал тварь. Он потом долго болел и всю оставшуюся жизнь харкал кровью и страдал припадками с судорогами, но выжил. Ты все еще хочешь оставить этот труп для изучения?!
  Командор с досадой уставился на ловца, но потом обреченно махнул рукой.
   - Делай, как знаешь.
   - Сжигайте труп, - кивнул Рэниар Дериану. - Немедленно. Облейте спиртом и подожгите. Оцепление не снимайте ни в коем случае. Сюда попадает солнце?
   - По идее, должно, - помощник командора немного растеряно пожал плечами.
   - Замечательно. Солнечный свет хорошо нейтрализует яд "червяка". Днем здесь все хорошенько пропечется на солнышке, после этого то, что останется от твари, можно аккуратно собрать и закопать где-нибудь. А это что еще такое? - ловец первым заметил Кейнари.
   - Благородная госпожа, - командор решительно подошел к принцессе, загораживая от нее тело твари, - вам не стоит находиться здесь.
   - А она умерла, да? - уточнила девушка, не слушая Фредегара и упорно выглядывая из-за ее плеча.
   - У бедняжки шок, - всхлипнула тетушка.
   - Так уведите ее отсюда, - раздраженно процедил сквозь зубы командор.
   - Но она умерла, да? Да? - не унималась Кейнари.
   - Умерла, умерла, - подтвердил Рэниар. - И больше не вернется.
  Кейнари рассеяно перевела взгляд на него, затем на собаку, сидевшую у ноги хозяина. Пес сейчас совсем не был похож на того разъяренного зверя, швырявшегося на тварь и храбро отвлекавшего ее на себя. Заметив взгляд девушки, он приветливо вильнул хвостом.
   - А ты... вы... а собака? В порядке? - сбивчиво уточнила принцесса, когда тетушка и Тара уже уводили ее под руки прочь из галереи.
  Рэниар поднял взгляд от тела твари и усмехнулся.
   - В полном. Это наша работа - работа ловцов.
  
  Глава 4. Йосраэль
  
  Солнце уже стояло высоко, когда командор добрался до своего кабинета и устало плюхнулся в кресло.
   - Гони всех в шею! - раздраженно махнул он рукой в сторону приемной, в которой томились посетители, ничуть не смущаясь тем, что им должно быть прекрасно слышно.
   - Господин командор принимать не будет, - бесстрастно облек мысль начальства в более приличествующую форму Дериан, захлопывая дверь перед многочисленными жаждущими командорского внимания. - Приказать принести вам завтрак в кабинет?
   - Успеется, - Фредегар подавил зевок. - Нужно еще подумать, как нам официально объяснить все произошедшее... Что говорят во дворце?
   - Самые фантастические слухи я опущу, с вашего разрешения, они вас вряд ли заинтересуют... В целом, рассказывают, что на принцессу дома Лорар было совершено покушение. К сожалению, информация о твари тоже потихоньку просачивается - ее видело несколько слуг, да и, мне кажется, некоторые из стоявших в оцеплении наших солдат тоже не держали язык за зубами. Господин первосвященник уже даже сделал официальное заявление на эту тему.
   - Да? И что же изрекла эта старая вешалка?
   - Ничего нового, как всегда: груз всеобщих грехов, кара господня, смиритесь и покайтесь. На этот раз ко всеобщим грехам был приписан еще и ловец - его многие видели. Мне кажется странным одна вещь...
   - Какая именно? - командор устало потянулся.
   - Почему вашего брата никто не узнает?
   - Ну, здесь как раз ничего странного нет... Все-таки десять лет прошло... И потом, знаешь... - Фредегар задумчиво перевел взгляд на своего помощника. - Мои родители никогда официально не представляли Рэниара двору как младшего наследника дома. Конечно, все знали, что он знатного происхождения, но мало ли во дворце ошивается дворян, чтобы обращать внимание на каждого. Думаю, многие даже не знали, что он Флаурос.
   - Но почему? - Дериан был слегка ошарашен. - Он ведь, если я правильно понял, второй сын, не десятый...
   - Родители не считали, что он вообще сможет занять место в лестнице наследования дома... Ты же знаешь, Флаурос - потомственные военные. А Рэниар родился слабым, все детство болел, врачи подозревали у него порок сердца. Отец всегда хотел иметь не одного наследника, но у матери все время были выкидыши, либо дети умирали еще младенцами. Поэтому у нас с Рэном восемь лет разницы в возрасте. Когда наконец ребенок родился живым, на него были возложены очень большие надежды, но слабое здоровье их перечеркнуло. Родители почти сразу поставили на Рэниаре крест и старались не упоминать лишний раз, что у них есть сыновья, кроме меня...
   - Он не производит впечатления больного человека...
   - Как видишь. Хотя поначалу из-за постоянных проблем со здоровьем он очень сильно отставал в учебе и не мог заниматься вместе со сверстниками, в итоге он все наверстал. Мне удалось добиться, чтобы его обучением занимался Ристер, который никогда не делал поспешных выводов. Фехтованием и верховой ездой с ним занимался я, не требуя от него того, что было ему трудно. В итоге в семнадцать лет Рэн без каких-либо проблем поступил в Королевскую гвардию. Только здесь родители попытались было спохватиться, но, учитывая, что Рэниар уже несколько лет с ними не разговаривал, никакого примирения не получилось.
   - Позволен мне будет еще вопрос? - осторожно спросил Дериан.
   - Валяй, - устало согласился командор.
   - В вашем разговоре о тварях проскользнуло одно название: Йосраэль.
   - А... - мрачно протянул Фредегар. - Да, ты тогда еще был ребенком, наверное... Десять лет назад в небольшом городке Йосраэль в провинции Миртин произошли массовые нападения тварей. Туда бросили армию, в том числе и Королевскую гвардию. Хотя в самое пекло нас так и не пустили, насмотрелись мы тогда порядком...
   - Но ведь Миртин - это снаружи Барьера?
  Командор усмехнулся.
   - А Королевская гвардия никогда и не была просто столичной службой охраны. Это была элитная войсковая часть. Десять лет назад, после событий в Йосраэле, нас реорганизовали, оставив нам только дела в столице, а все, что вне Барьера, отдали войскам министерства внутренних дел. Говорили тогда, что, мол, в Королевской гвардии служат отпрыски знатнейших родов и нельзя ими так рисковать...
  ***
  Шаги гулко разносились по высоким залам дворца. Здесь, в самом сердце Велентора, всегда что-то происходило. Сновали служащие бесчисленных министерств, величественно проплывали придворные дамы, крутились пажи и слуги. Большинство влиятельных домов могли похвастаться собственными огромными покоями, но и здесь сновали няньки, нестройно гомонила детвора, повторяя за учителем урок, звенели клинки в фехтовальных залах, суетились секретари, теряя бумаги из папок.
  Однако Фредегару все чаще казалось, что Дуэргар слишком велик даже для такой махины человеческих дел и забот. Всей этой огромной массы народа с ее гомоном и суетой не хватало, чтобы заполнить величественные залы и бесконечные коридоры, и, стоило свернуть чуть в сторону, эхо одиноких шагов свободно гуляло по бескрайнему полутемному дворцу, как по пещере.
  Коридор закончился полукруглым залом с колоннами, и Фредегар увидел то, что искал. Силуэт сидящего на подоконнике Рэниара четко выделялся на фоне распахнутого окна. Расстегнутый ворот мундира, распущенные каштановые волосы, валяющийся прямо на полу под окном пояс с ножнами - Фредегар почти автоматически отметил про себя, что, будь тут сейчас отец, непременно устроил бы крик про неподобающее обращение с оружием и недостойный вид. Но вслух он этого говорить не стал, просто прислонился к стене рядом и спросил:
   - Что там у вас опять случилось?
  Рэниар медленно оторвал взгляд от неба и обернулся через плечо.
   - Ты про то, что я имел неосторожность случайно встретить отца? Ничего нового, все как всегда. Я бесполезная тряпка, бездарный идиот, позор дома и что-то там еще. Мне привели в пример тебя, потом трех кузенов, потом еще каких-то дальних родственников. В общем, из его слов следовала главная непроизнесенная мысль, что меня следовало утопить при рождении.
  Фредегар обреченно вздохнул. Характер у отца был взрывной и тяжелый, он мгновенно заводился, чувствуя противодействие, однако совершенно не мог принять и спокойного характера Рэниара, уходящего от прямых конфликтов с родственниками, упорно принимая его сдержанность за бесхарактерность. Сам Фредегар, нянчившийся с братом с детства и знавший его лучше, чем кто бы то ни было, прекрасно понимал, насколько отец не прав, но убедить его в этом не мог.
   - Не бери в голову...
   - Да я уже давно не беру... Что от тебя хотело дражайшее начальство?
   - Меня повысили до капитана.
   - Поздравляю...
   - Еще бы я понимал, за что... Кажется, нас отстранят от дел вне Барьера, будем заниматься охраной столицы.
   - Ну да, куда нам наружу нос высовывать... Стадо бесполезных идиотов, - зло процедил Рэниар сквозь зубы.
  Фредегар прекрасно понимал его. Королевскую гвардию не пустили в Йосраэль, пока там хозяйничали твари, но с того холма, где они стояли в боевой готовности, были прекрасно видны улицы города и то, что на них происходило. Запущенные в город солдаты гибли вместе с мирными жителями, не в силах что-либо сделать. Хотя нескольких неповоротливых тварей им удалось окружить и заколоть пиками, в целом результат был ужасающим.
  Хотя внешне образцово ровное каре всадников Королевской гвардии выглядело, как всегда, безупречно, в действительности люди были раздавлены чувством полной беспомощности. Кто-то всхлипнул и запричитал в середине рядов. Строй заколыхался. Бьющегося в истерике солдата скрутили и утащили куда-то, офицеры тщетно пытались успокоить подчиненных. В столицу отряд возвращался в гробовом молчании, все старались не смотреть друг другу в глаза и не упоминать в разговоре Йосраэль.
   - У Фрейрика снова была истерика, - устало пожаловался Фредегар. - Я буду писать прошение, чтобы ему позволили уйти в отставку - с такими нервами нечего делать в армии. Кажется, у нас освободится сразу несколько офицерских мест. Ты только дурью не майся, ладно? - с тревогой уточнил он.
   - Думаешь, я закачу истерику и пойду вешаться? - криво усмехнулся Рэниар.
   - Да нет, ты не такой дурак. Но все равно ты слишком много думаешь об этом.
  Рэн задумчиво посмотрел на брата.
   - Возможно, но мне не кажется, что это ненормально, - он снова перевел взгляд на кусок неба, видный над крышами дворца.
   - Мне намекнули, - сменил тему старший, - что в ближайшее время тебя тоже ждет повышение. Давно пора тебе быть лейтенантом, тогда, поверь, тебе будет, о чем думать, - попытался пошутить он.
   - И что это изменит? - Рэниар внезапно резко спустил ноги с подоконника, поворачиваясь к брату. - Что изменится от того, что увеличится количество нашивок у меня на рукаве? В следующий раз будет не Йосраэль, а какой-нибудь другой богом проклятый городок, а мы будем все так же стоять и смотреть, как умирают люди. Мы действительно бесполезны. Что толку гордится своим правом носить меч, - юноша небрежно пнул лежащие на полу ножны, - если этот меч не может никого защитить?
   - И что ты предлагаешь? - слегка обескураженный, спросил Фредегар.
   - Я не знаю, - Рэниар пожал плечами. - Но мы идем не тем путем. Если одно средство не работает, глупо цепляться за него, вместо того, чтобы искать другое.
   - Предлагаешь перевооружить армию метлами, чтобы твари сами передохли от смеха?
   - Я вообще не предлагаю никого перевооружать, - Рэниар устало потер висок. - Я просто говорю, что ценность оружия, которое у нас в руках, должно определяться его результативностью, а не сословными предрассудками. Мы слишком много думаем о дворянских привилегиях. Впрочем, ты прав, я, наверное, ушел в теории.
   - Полагаю, что да, - Фредегар ласково потрепал младшего брата по голове. - Конечно, в стране много проблем, и нам нужно о них думать. Но, если мы не знаем правильного решения, не стоит пороть горячку. Твоя задача сейчас совсем не так эпична, как судьбы государства: постарайся все-таки показать отцу, что ты более чем достойный наследник дома. Рано или поздно ему придется это признать.
   - Хорошо, мамочка, - смиренно согласился Рэниар и тут же получил за это увесистый подзатыльник. - Рукоприкладство с младшими по званию, господин капитан!
   - Ты еще начальству пожалуйся, - поддержал шутку Фредегар. - Лучше пошел бы своих орлов в карауле проверил, а то терзают меня смутные подозрения, что это твои на воротах в ножички резались.
   - Так что ж ты молчишь! - Рэниар поспешно спрыгнул с подоконника и, вытащив из кармана ленту, начал увязывать волосы в хвост. Покончив с прической, он застегнул мундир и, подобрав пояс с ножнами, направился к выходу.
   - Но знаешь, - остановился он уже в дверях, - я все-таки продолжу думать про эпичное.
  Фредегар вспомнил эту фразу лишь несколько недель спустя, когда было уже поздно.
  В комнату, едва постучав, влетела перепуганная старая служанка.
   - Сделайте же что-нибудь, господин! - повисла она на рукаве капитанского мундира. - Ваш отец с господином Рэниаром так страшно ругаются!
   - Да они все время ругаются, - попытался он успокоить старуху, чувствуя, однако, тревогу.
   - Но не так же! Господин Рэниар объявил, что уходит!
   - Куда уходит? Что вообще происходит? - Фредегар наконец отмахнулся от служанки и поспешил к покоям отца. Но самого скандала он так и не застал. Рэниар уже спускался по лестнице в дорожном плаще и с сумкой через плечо.
   - Вон с глаз моих, и забудь, что ты Флаурос! - громогласно донеслось ему в след.
   - Вы, как всегда, пытаетесь создать себе иллюзию, что последнее слово осталось за вами? - с тем педантичным спокойствием, которое так бесило отца, уточнил Рэниар. - Немного странно кричать "Пошел вон!" вдогонку тому, кто и так уходит.
   - Рэн, как это понимать? - Фредегар начал осознавать, что произошло что-то, чего совсем не должно было происходить, и с этим уже ничего нельзя сделать.
   - Извини, Фред, - младший брат посмотрел на старшего слегка виновато. - Я все-таки додумал ту мысль. Ты прав, я не знаю, как должно быть. Но зато я знаю, что этот путь ошибочен. Поэтому, оставаясь здесь, я вряд ли найду правильный.
   - Ты еще здесь?! - разъяренный отец появился на верхнем пролете лестницы.
   - Ухожу, ухожу, - поморщился Рэниар. - Только прекратите орать, как базарная баба.
  Фредегар не успел даже толком спросить, что происходит, прежде чем дверь за его младшим братом захлопнулась. Больше о его судьбе в столице ничего не было известно. Официально дом Флаурос полностью вычеркнул его имя из списков семьи. Фредегар тоже долго не предпринимал попыток найти брата, чувствуя на него обиду. Лишь заняв место главы дома, он все же послал людей навести справки. Довольно долго никаких вестей не было, однако в конце концов все же пришел отчет из Бейля, гласивший, что один из членов Гильдии ловцов носит имя Рэниар и полностью подходит по возрасту и описанию. Фредегару оставалось лишь надеяться, что здесь нет ошибки и его брат действительно жив и здравствует, а не сложил голову где-нибудь в лесах провинции, руководимый тягой к приключениям и неопытностью.
  Так продолжалось до недавнего времени, пока, к тайной радости командора, обстоятельства не вынудили его преодолеть обиду и фамильную гордость и связаться с братом через Ристера.
  ***
   - После того, что мы видели в Йосраэле, в гвардии был полный раздрай, - продолжил наконец командор после длинной паузы, когда Дериан уже и не надеялся, что начальство отвлечется от каких-то невеселых воспоминаний. - Несколько человек подало в отставку, кого-то уволили принудительно после нескольких нервных срывов. Один офицер даже повесился. На фоне всего этого уход моего брата прошел тихо и незаметно. С тех пор мы и занимаемся только внутренней охраной. Инцидент в Йосраэле по возможности замолчали, но, безусловно, он оказал большое влияние на многих, кто был к нему причастен. Еще вопросы?
   - Никак нет, господин командор. Прошу простить мою назойливость, мне лишь казалось, что осведомленность поможет мне лучше выполнять мои обязанности, - Дериан почтительно поклонился, опасаясь, не вызвал ли он недовольство командира.
   - Все в порядке, капитан. Вам действительно лучше знать, с чем вы имеете дело. - Фредегар поднялся. - Я, пожалуй, все-таки пойду отдохну, а вы пока присмотрите за Рэниаром. Он, кажется, отоспался у Ристера впрок и теперь полон энергии, так что ему может понадобиться помощь. Помогайте ему всем, если только он не попросит чего-нибудь совсем уж невозможного. Если я понадоблюсь - немедленно посылайте за мной.
   - Слушаюсь, - Дериан бодро отдал честь удаляющемуся прочь командору и немного удивленно покосился ему вслед, расслышав, как уже у дверей Фредегар пробормотал себе под нос:
   - И я прибью этого мелкого засранца, если он скажет, что не нашел этот свой "правильный путь"...
  
  Глава 5. Непринципиальность.
  
  Дериан и несколько гвардейцев, окончательно задерганные постоянными "Здесь не стойте!", "Тут не загораживайте!" и "Не мешайтесь под рукой!", предпочли в конце концов ретироваться и теперь сиротливо ожидали в самом дальнем конце галереи, критически наблюдая, как ловец ползает по полу на коленках. Рэниара такое положение дел вполне устраивало. Никто наконец не мешал ему спокойно работать, а на скепсис в выражении лиц окружающих ему было глубоко наплевать.
  Когда кто-то снова заслонил свет, ловец собирался уже сказать все, что он думает, не стесняясь в выражениях, однако, обернувшись через плечо, выяснил, что на сей раз это не доблестные королевские гвардейцы.
  Блеск утреннего солнца в драгоценностях был настолько ярким, что ловец прикрыл глаза, заодно лихорадочно пытаясь сообразить, что можно сказать, не касаясь темы декольте. Хотя дама, стоявшая сейчас перед Рэниаром, и была одета более чем богато, роскошь украшений и пышность отделки платья золотистого шелка были лишь рамой, призванной обрамить и оттенить все то, чем одарила природа ее обладательницу. Глубина выреза платья однозначно свидетельствовала, что дарами природы хозяйка гордится.
  Насладившись произведенным впечатлением, маркиза Сиар брезгливо толкнула носочком шелковой туфельки лежащую на полу сумку ловца и томно протянула:
   - Надо же, как десять лет иногда меняют людей.
   - Вы тоже не молодеете, дорогая моя, - ничуть не смутившись, откликнулся Рэниар и, подумав, добавил:
   - Впрочем, вашему декольте это идет только на пользу, как я посмотрю.
  Придя к выводу, что стоять перед дамой на карачках все-таки не подобает, ловец уселся на полу поудобнее, заодно передвинувшись чуть в сторону, чтобы солнце не слепило глаза. Маркиза, ожидавшая несколько иной реакции, посмотрела изумленно, однако сдаваться не собиралась.
   - А что, это в провинции сейчас так носят? - язвительно уточнила она, указывая на криво заштопанную полу многострадального плаща.
   - В провинции еще и не так носят, что ничуть не мешает моей популярности.
   - О, да ты не унываешь!
   - Ты сомневалась?
   - Как это называется... "Пусть Ад, но я в нем первый"?
   - Да ты по-прежнему любишь почитывать запрещенные поэмки? - Рэниар иронично прищурился, глядя на маркизу снизу вверх. - Понимаю, к чему ты клонишь... Выражаясь более прозаическим языком, "лучше первый на деревне, чем последний в городе"? Знаешь, я всегда несколько иначе понимал эту фразу в контексте данной поэмы.
   - И как же иначе ее можно понимать? - проворковала маркиза.
   - Далее Дьявол говорит о том, что теперь ему подвластны все нижние миры, все духи преисподней. Когда же речь шла о Рае, вопрос власти вообще не упоминался, говорилось лишь о славе.
   - Это меняет дело?
   - В некоторой степени. Можно, конечно, понимать слова Дьявола таким образом, будто он сбежал туда, где было проще достичь лидерства при минимальной конкуренции. Но мне кажется, что речь идет о несколько ином выборе между Раем с его отсутствием возможностей и Адом, эти возможности дающим.
   - Но его же прельщает именно возможность стать первым в Аду.
   - Сделай упор на слово "возможность" - и все будет выглядеть в ином свете.
   - Хочешь сказать, он гордится тем, что выбрал мир возможностей?
   - Он гордится тем, что стал в нем первым: если в мире славы высшее положение является лишь делом случая, то в мире возможностей первым становится тот, кто сумел лучше всех ими воспользоваться. Разве не так?
   - Какая вредная поэма...
   - И не говори...
  Маркиза несколько мгновений критически разглядывала Рэниара, потом усмехнулась.
   - Ты и правда не унываешь. Командор либо слишком недалек, либо просто феноменально доверяет тебе, раз решился на такое. Я бы на его месте держала тебя подальше от столицы и от семьи.
   - Ну-ну, ты сгущаешь краски, - ловец ухмыльнулся в ответ.
   - Возможно. Хотя, будь десять лет назад на твоем месте твой брат, я уже носила бы фамилию Флаурос. Уж он бы у меня не отвертелся, - мечтательно протянула маркиза. - А тебя окручивать, все равно что ловить ящерицу: в лучшем случае хвост в руках останется.
   - От тебя приму это как комплимент, Ариана, - смиренно согласился Рэниар.
  Маркиза расхохоталась.
   - Нет, ты все-таки прелесть! Мы с тобой удачно встретились. Если у меня будет желание снова поболтать о нашей бурной молодости, как мне тебя найти?
   - Очень просто, через Гильдию ловцов в Бейле. Хотя... - Рэниар внимательно оценивающе посмотрел на маркизу. - Если в ближайшее время у тебя будет очень сильное желание поболтать о нашей бурной молодости, можешь прислать мне записку в заведение "Синий кот" на Речной улице в Гераре для Тиля - мне передадут.
   - Хорошо, я запомню, - маркиза изящно подобрала подол платья, перешагивая через лежащую на полу сумку. - Но я сказала "если". Знаешь ли, я редко страдаю ностальгией, - язвительно бросила она через плечо, величественно удаляясь по коридору.
   - Учту, - кивнул Рэниар.
  ***
  Фредегар застал и ловца, и Дериана в своем кабинете.
   - Ну, как успехи? Есть какие-то перспективы? - поинтересовался он.
  Капитан только виновато потупился.
   - Даже не знаю, - ловец задумчиво почесал кончик носа. - Проследить след по фасаду здания невозможно. Учитывая, что мы имеем дело с "червяком", можно искать ниже, выше или вообще где угодно: он мог приползти хоть с крыши, хоть из противоположного конца дворца, хоть из города. Разве что обыскивать наугад как можно большую площадь в надежде случайно наткнуться на следы.
   - Обыскать все нам в любом случае не позволят, - добавил Дериан.
   - Если бы и позволили, - Рэниар уныло покосился на него, - мы с Каем вдвоем закончили бы где-то годика через два, я думаю...
   - И что нам делать?
   - Ищите своими способами, как вы обычно это делаете...
   - Но я надеялся получить результат от тебя, - слегка раздраженно заметил командор.
   - Ты его получил, - вздохнул Рэниар. - Мы же убили тварь. Что касается поиска ее логова, твои претензии безосновательны. Гонять тварь по лесу или по многоэтажному дворцу - это не одно и то же, знаешь ли. К тому же, этот "червяк" вообще был какой-то неправильный...
   - В смысле? - насторожился Фредегар.
   - Как бы тебе сказать... У каждой твари свои привычки и повадки, и мы строим тактику лова, основываясь на них. "Червяка" трудно убить из-за того, что он довольно прыток и очень ядовит, но в то же время его действия легко предсказать. Да, он умеет истончаться до ширины ремня, что позволяет ему пролезать в маленькие щели или карабкаться по практически гладкой стене. Однако он может это делать только на голодный желудок. "Червяк" ест редко, но много. Где-то раз в месяц он вылезает из логова и стремится в какое-нибудь место, где можно разом набить брюхо. Нередко это бывают города или поселки - лучшая кормушка для тварей. Там он убивает все, что встретится, гораздо больше, чем может съесть, набивает себе брюхо и, по возможности, отползает обратно в логово переваривать.
   - И что тебя смущает?
   - По-твоему, это нормально, что "червяк" полз через весь дворец, игнорируя всех, кроме принцессы? С какой бы стороны он ни пришел, по дороге была куча потенциальных жертв. Но он, никого не трогая, приполз в нужную комнату и обратил внимание на нас только после того, как мы на него напали. Если же предположить, что первое убийство было тоже совершено "червяком", что более чем вероятно, то мы имеем вообще фантастическую картину: тварь незаметно приползла, убила жертву и незаметно же уползла голодной.
  Командор задумчиво подпер голову рукой.
   - Выводы?
   - Это не логика твари, это логика человека. И это твой вывод, а не мой, я могу с ним только согласиться, - пожал плечами ловец. - Ищи, кто стоит за всем этим.
   - Рэн, ошибка невозможна? Не могло случиться так, что все это лишь совпадение и тварь просто сама приползла откуда-то?
   - Если тебе мало очевидных фактов, которые не могут уже быть совпадением, то полюбуйся.
  Ловец протянул Фредегару небольшой бумажный сверток. Развернув его, командор обнаружил несколько кусков сухарей, покрытых пылью и основательно погрызенных.
   - Что это? - уточнил он.
   - Я поинтересовался рационом дворцовых крыс, и он оказался весьма занимательным.
   - И чем меня должны интересовать недогрызенные сухари?
   - Смотри.
  Рэниар решительно выхватил из рук брата кулек и направился к камину. Отломив небольшой кусок сухаря, он бросил его в огонь, который тут же на несколько мгновений окрасился в ярко-зеленый цвет.
   - Бариевая соль, - пояснил ловец. - Довольно ядовитая для людей штука, по непонятной причине крайне любимая тварями.
   - Может, кто-то пытался крыс травить? - робко предположил Дериан.
   - Бариевой солью? Ну-ну... - Рэниар скептически скривился. - Есть множество куда более простых способов, которыми можно воспользоваться, не прибегая к запрещенной алхимии.
   - Хочешь сказать, во дворце есть алхимик? - помрачнел командор.
   - Откуда мне знать? - пожал плечами ловец. - Тот, кто пользуется его услугами, точно есть.
   - Хорошо, - Фредегар поднялся. - Пожалуй, ты дал нам не так уж мало зацепок. Думаю, нужно еще раз поговорить с опекунами принцессы. Ума не приложу, кому дом Лорар мог так сильно перейти дорогу. Твои планы, Рэн?
  Ловец задумался.
   - Я подумаю, что еще мы с Каем можем сделать, а пока нам лучше не мозолить лишний раз глаза обитателям дворца. Передохнем у Ристера, а там будет видно.
   - А вы не боитесь, - Дериан, давно мучившийся сомнениями, стоит ли касаться этой темы, все же решил рискнуть, - что маркиза Сиар может доставить вам неприятности?
   - Маркиза Сиар? - насторожился командор. - Рэн, ты ее снова видел? Она тебя узнала? Что она хотела?
  Ловец был занят застегиванием сумки и стоял спиной к брату, поэтому Фредегар не был уверен, что тихий смешок ему не послышался.
   - Хотела поиздеваться, я полагаю. Но в результате у нас получился очень милый разговор о литературе.
   - О какой литературе? - напряженно уточнил командор.
   - Фред, - Рэниар наконец обернулся и посмотрел на брата. - Вопреки мнению маркизы, я вовсе не намерен подкапывать под тебя и занимать место главы семьи, так что можешь расслабиться. Ариана не станет нам мешать и попридержит при себе наш маленький семейный секрет относительно моей личности. По крайней мере, пока что - до тех пор, пока я ее интересую. В будущем она вполне может разыграть эту информацию в качестве козырной карты, но, думаю, я смогу предложить ей лучшие перспективы.
  Командор долго внимательно смотрел на брата.
   - Рэн, ты что-то замышляешь? - наконец устало спросил он.
   - А ты? - ухмыльнулся Рэниар. - Не просто так ведь ты меня позвал.
  Дериан почувствовал себя лишним в воцарившейся напряженной тишине.
   - Ладно, - наконец прервал ее ловец, - здесь не время и не место для обсуждения наших с тобой планов. Я понимаю твои опасения, но поверь: что бы я ни собирался делать, я никогда не буду действовать во вред тебе.
   - Совершенно не понимаю, что творится у тебя в голове, - вздохнул Фредегар.
   - Я тебе как-нибудь расскажу на досуге, - хихикнул Рэниар. - Но сейчас я все-таки пойду к Ристеру и покормлю собаку.
  
  ***
  Командор уже сомневался, насколько это была хорошая идея - еще раз поговорить с опекуном принцессы. Вслушиваясь в бесконечный поток жалоб господина Аднара, он пытался найти хоть какие-то зацепки, которые могли бы подсказать возможные мотивы покушения на жизнь наследницы дома Лорар. Сама Кейнари сидела в углу под присмотром тетушки, хмуро разглядывая узор паркета на полу.
   - Хорошо, я вас понял, - Фредегар попытался прервать сетования Аднара по поводу падения цен на пшеницу, сводившего на нет жалкие попытки улучшить плачевное материальное благосостояние семьи. - Я, безусловно, сочувствую вашим проблемам, однако должен заметить, что все вами сказанное не дает ответа на главный вопрос: кому и зачем могла понадобиться смерть принцессы. Возможно, вы что-то не договариваете?
   - Мне нечего скрывать! - возмущенно запыхтел Аднар. - Лорар не то, что некоторые, у нас нет тайных делишек, о которых не известно обществу!
  Фредегар ухмыльнулся. Будь его собеседником кто-нибудь другой, можно было бы заподозрить в этих словах тайную издевку, однако Аднар, похоже, вовсе не собирался намекать на главу дома Флаурос.
   - Несмотря на это, вы могли что-то забыть или не счесть достойным внимания, - терпеливо продолжил командор. - Подумайте еще. Откуда у дома Лорар могли взяться враги? Какие-нибудь финансовые разногласия или проблемы наследования? Может быть, у самой принцессы есть мысли по этому поводу?
  Фредегар обернулся к молчаливо сидевшей в углу Кейнари, однако тут в разговор вступила тетушка, до сих пор кидавшая на командора гневные взгляды и теперь решившая, что настало наконец время ее выхода на сцену.
   - Какие у нее могут быть мысли? - она трагически заломила руки. - Как у вас вообще язык поворачивается обращаться к бедняжке с такими вопросами?! Вам мало того ужаса, который ей пришлось пережить вашими стараниями?!
   - Старания были не мои, с вашего позволения, - меланхолически поправил Фредегар, однако тетушку это ничуть не смутило, она была полна решимости и праведного негодования.
   - Весь дворец уже обсуждает бедняжку, а вам еще хватает наглости продолжать тревожить ее расспросами! И еще этот ужасный, неприличный ловец! - трагическая дрожь в голосе свидетельствовала, что сцена пафосного изобличения бессовестности командора подходит к кульминации. - Я бы умерла от стыда, если бы мое имя упоминали рядом с рассказами о таком неподобающем человеке! Как ей найти жениха после этого?! Боже, ведь от ее брака зависит будущее дома, а тут такой скандал!
   - Я полагаю, если бы мы не вмешались в происходящее и не предотвратили убийство принцессы, шансы ее замужества упали бы до нуля, - холодно возразил командор, которому все происходившее начинало надоедать.
   - Вам не понять страданий невинной девушки! - возопила тетушка.
  Фредегар медленно перевел взгляд на замершего у двери и старающегося не заржать Дериана, мысленно сосчитал до десяти, убедился, что желание сделать что-нибудь нехорошее присутствующим никуда не делось, сосчитал до десяти еще два раза, выдохнул и попытался продолжить разговор.
   - Я понимаю ваши переживания, однако...
   - Да что вы можете понимать?! - не унималась супруга Аднара, однако на этот раз развернуться ей не дали. Кейнари наконец оторвалась от разглядывания паркета и, игнорируя тетушку, обратилась напрямую к командору.
   - Мне не известно ничего такого, что бы вас заинтересовало... Хотя про финансовые разногласия... Я же ничего не знаю, все дела ведет дядя...
  Девушка посмотрела на Фредегара слегка виновато. После бурных ночных событий она была бледна и непривычно серьезна.
  В этот момент на пороге возник офицер Королевской гвардии и, почтительно отдав честь, торопливо зашептал что-то стоявшему у дверей Дериану. Капитан нахмурился и вопросительно посмотрел на командора. Получив утвердительный кивок, он поспешно скрылся из комнаты, но почти сразу вернулся. Несмотря на обычную невозмутимость, было заметно, что он чем-то не на шутку встревожен.
   - Что там случилось? - спросил Фредегар.
   - У нас небольшое происшествие, касающееся ловца. Позвольте вас побеспокоить, господин командор.
   - Да хоть бы с этим проклятым ловцом уже что-нибудь случилось! - всплеснула руками тетушка.
   - Прекратите эту безобразную истерику, - огрызнулась на нее Кейнари.
   - С вашего разрешения, - командор слегка поклонился и поспешно вышел из комнаты. - Ну, так в чем дело? - переспросил он, закрыв за собой поплотнее дверь.
   - На господина Рэниара напали в городе по дороге на улицу Пионов, - доложил Дериан вполголоса.
   - Он в порядке?!
   - Да, но, кажется, посланные с ним гвардейцы были практически бесполезны. Судя по всему, это были профессиональные убийцы - наши люди даже ничего толком сделать не успели. Кажется, мы слегка недооценили способности господина Рэниара: он среагировал куда лучше, в результате чего и остался невредим.
   - Где он?
   - В кабинете. Я приказал усилить там охрану, хотя уже не уверен, что мы можем защитить его от того, от чего он не в состоянии защититься сам...
   - Удалось схватить кого-нибудь из нападавших?
   - Никак нет. Согласно докладу охраны, они покинули место нападения, как только поняли, что цель им не по зубам.
   - Только этого нам еще не хватало...
  Фредегар рывком распахнул дверь и сообщил с порога:
   - Вынужден вас покинуть, однако беру на себя смелость просить благородную госпожу проследовать вместе с нами в мой кабинет. Ради ее же безопасности, - весомо добавил он, пресекая возможность возражений.
   - Ну, я не знаю... - засуетился Аднар. - Надо же подобрать ей сопровождающую даму... Может быть, моя дорогая?..
   - Ты с ума сошел! - сварливо откликнулась его супруга. - Мне дурно после всех этих ужасных событий, у меня мигрень. У меня буквально нет сил!
   - Ну, х-хорошо, тогда, наверное, стоит снова позвать ее служанку...
   - Меня не интересует, кто будет сопровождать принцессу, но не могли бы вы решить этот вопрос быстрее? - раздраженно заметил командор.
  Вскоре они уже шагали по коридорам дворца. Напуганная бледная принцесса шла следом за Фредегаром, стараясь не подниматься глаз от пола, чтобы не встречаться с изумленными взглядами придворных. Необычайно болтливая от страха Тара семенила вслед за ней, процессию завершал Дериан.
  Ловец, пристроившийся на диване и кормивший собаку с рук хлебом, встретил их мрачным взглядом.
   - Охране ждать снаружи, - отчеканил командор, и двое гвардейцев, стоявших на дверях, поспешно отдали честь и скрылись из кабинета.
   - Итак, кому ты мог настолько не понравиться, чтобы они попытались тебя убить? - перешел он сразу к делу.
   - При чем тут я? - возмутился Рэниар. - Они вообще-то пытались убить не меня, а Кая, и вот это действительно плохо!
   - Кая? Собаку? - Фредегар изумленно воззрился на пса. - Кому это могло понадобиться?
   - Кому-то умному, - вздохнул ловец, отдавая собаке последние куски хлеба. Отряхнув крошки с рук, он на несколько мгновений задумался, а затем беспардонно вытер собачьи слюни об обивку дивана.
   - В целом, - оптимистично заявил он, - не знаю, кому мы так сильно насолили, но уже чувствую, что жизнь прожита не зря.
   - Рад, что ты доволен, - пробурчал Фредегар, подвигая стул принцессе и плюхаясь в свое любимое кресло. - Думаю, нужно начать с проверки связей маркизы Сиар.
   - Здесь ты не прав, - Рэниар покачал головой и покосился на Кейнари. - Если бы кто-то хотел использовать... некоторые известные ей факты, то его целью было бы насолить тебе, а для этого попытались бы убить меня. Они не знают, кто я, кому-то просто очень сильно мешает ловец. И они пытаются обезвредить меня самым эффективным способом - убить собаку. Эти гады неплохо представляют себе особенности нашей работы и понимают, что без собаки я бесполезен. Думаю, нас никто не трогал раньше, потому что они собирались отравить Кая, но я не стал кормить его во дворце, и им пришлось совершить нападение.
   - Ты поэтому решил вернуться на улицу Пионов?
   - Не то, чтобы я подозревал что-то такое, - ловец задумчиво посмотрел в потолок, - это скорее привычка. Раньше собак ловцов нередко травили, поэтому там, где я не чувствую себя в полной безопасности, кормлю Кая только тем, что сам тут же приготовлю - или заначкой сухарей, которую ношу с собой.
  Командор задумался.
   - Хорошо, уговорил, - наконец сказал он. - Отложим вариант с маркизой на будущее. Попробуем потрясти информаторов, хотя думается мне, что это дело рук службы охраны какого-то из благородных домов. Учитывая их обилие, найти причастных будет труднее, чем иголку в стоге сена. Не стоит также списывать со счетов инквизицию: хотя стиль действий и не похож на них, возможно, они могли пытаться таким образом скрыть свою причастность.
   - Как ни крути, я могу не нравиться слишком многим здесь, - хмыкнул Рэниар, - в том числе и тем, кто никак не причастен к покушению на принцессу. Мало информации, необъятный круг подозреваемых... Я бы на твоем месте до поры до времени не забивал себе голову, хотя как знаешь. И да, Фред, - ловец посерьезнел, - извини, но я уезжаю из столицы.
  Командор подпер голову рукой и мрачно посмотрел на брата.
   - Ты не можешь ненадолго задержаться? - наконец спросил он.
   - Я понимаю, чего ты хочешь, - понимающе кивнул Рэниар. - Дождаться следующей попытки меня прибить, спровоцировать их на ошибку и раскрутить все это дело. Если бы речь шла только обо мне, я бы, возможно, даже согласился. Но рисковать собакой я не могу.
   - По-вашему, жизнь собаки дороже вашей собственной? - вмешался Дериан.
   - Как бы вам объяснить, капитан... - ловец задумался. - Конечно, вы правы, это всего лишь собака, хотя с моей стороны картина и выглядит несколько иначе... В течение довольно долгого периода моей жизни меня профессионально учили убивать людей. Не сказал бы, что я достиг в этом виртуозности, но уровень моей подготовки достаточен, чтобы я мог позволить себе некоторую тягу к авантюрам. Что же касается Кая, то его готовили для другой работы. Он не обучен по-настоящему, всерьез драться с человеком, поэтому для него такая ситуация опаснее. Если с Каем что-то случится, мне придется искать нового подходящего щенка, растить и обучать его. То есть ближайшее время мне придется жить на весьма незначительную пенсию от гильдии. Не раньше, чем через год, новая собака будет готова к тому, чтобы с ней можно было работать ловцом третьего класса. Еще несколько лет понадобиться, чтобы получить второй класс. И совсем не факт, что с другой собакой я вообще смогу добиться того, чего добился с Каем, и стать ловцом первого класса.
   - Что это вообще за классы такие? - озадаченно переспросил капитан.
   - Система рангов, присваиваемая Гильдией в зависимости от качества работы ловца и его собаки. У нас с Каем, - Рэниар указал на металлическую бирку, прикрепленную к ошейнику пса, - первый класс. Хотя в Гильдии больше двух с половиной сотен ловцов, первого класса меньше двух десятков. Любая ловчая собака ценится на вес золота, но собака первого класса вообще бесценна. Откровенно говоря, на месте Гильдии я бы не платил пенсию идиоту, который профукал ее по собственной дури, и плевать, что это противоречит уставу.
   - Как все сложно, - буркнул Дериан.
   - Ладно, я тебя понял, - наконец подал голос командор. - Если собираешься уезжать, держать не буду...
   - Мне кажется или все это означает, что вы струсили? - внезапно раздался голос Кейнари, про которую все уже забыли. Рэниар криво усмехнулся.
   - Что-то вроде того.
   - Но это же... непринципиально!
   - Не путайте принципиальность с тупоголовой упертостью. Человек - не баран, ему голова дана, чтобы думать, а не переть рогами в стенку. И мне как-то наплевать, что это не сочетается с вашими представлениями о жизни, воспитанными глупыми романами о храбрых рыцарях.
   - Они не глупые! - возмутилась Кейнари и тут же густо покраснела. - Может быть, они слегка романтизированы, - попыталась оправдаться она, - но они утверждают благородные идеалы истинного рыцарства. Вы просто их не читали, - девушка обиженно замолкла.
   - Почему же, читал. Как же называлось это бессмертное творение? "Юный рыцарь Аруэл", кажется, - невинно пожал плечами Рэниар, вызвав улыбку у командора. Действительно читал когда-то. Вслух. С комментариями. В казармах Королевской гвардии. Им потом всем влетело по первое число, потому что три часа подряд казармы сотрясались от гомерического гогота, а несколько нарядов опоздали на смену караула - рыдающих от смеха гвардейцев не могли привести в достаточно адекватное состояние.
   - По-моему, - продолжал ловец, - большая часть героев этих романов - обыкновенные суицидники, прикрывающие скудость своего ума пафосными текстами про высокие идеалы, произносимыми перед смертью. Сдохнуть так, чтобы всем было стыдно и дамы плакали, - это неплохо для романа, но довольно глупо в жизни, не находите?
   - Они гибнут, защищая свои идеалы и не отступаясь от них, - буркнула Кейнари.
   - Ой, да бросьте, - отмахнулся Рэниар. - Убиться-то дело не хитрое, но меня всегда интересовало: кто после их смерти будет разгребать все то, что эти герои наворотили? Вот про кого нужно книжки писать, но ни один автор не возьмется: персонажи, имевшие неосторожность остаться в живых, по определению убоги и не достойны авторского внимания. Что-то я сегодня весь день о литературе рассуждаю, - сам себя оборвал ловец.
   - Никогда не быть вам рыцарем, - мстительно сообщила принцесса.
   - Слава богу, - откликнулся Рэниар.
  ***
   - Ты уверен, что достаточно проводить тебя до Барьера? - уточнил Фредегар, размашисто направляясь через дворцовый двор.
   - Абсолютно, - для Рэниара с собакой не составляло проблем угнаться за широким шагом командора, в отличие от Кейнари с Тарой, семенивших позади, и Дериана, который не решался обогнать принцессу, поэтому тоже тащился на приличном отдалении. - К тому же, территория за Барьером вне ведомства Королевской гвардии, если твои люди пойдут со мной дальше, у тебя будут неприятности.
   - Кажется, неприятности уже идут к нам, - командор первым обратил внимание на высокого человека средних лет в богатом камзоле, направляющегося к ним навстречу.
   - Кто это? Знакомое лицо, - вполголоса уточнил ловец.
   - Герцог Руис, глава министерства внутренних дел, - Фредегар изобразил вежливую улыбку.
   - Ой...
  Рэниар собирался добавить и более эмоциональные характеристики ситуации, но тут пес неожиданно зарычал и встал на месте, как вкопанный, дернув поводок.
   - В чем дело? - командор бросил настороженный взгляд через плечо.
   - Не знаю...
  Ловец моментально посерьезнел и напрягся. Собака настороженно смотрела на приближающегося человека и рычала все громче, угрожающе наклонив голову и подняв шерсть на загривке, точно так же, как ночью при приближении твари.
   - Может быть, ему герцог чем-то не глянулся? - предположил Фредегар.
   - Исключено.
  Кейнари, которая по знаку Дериана остановилась в некотором отдалении, успела заметить, как ловец что-то зашептал, положив ладонь на голову Каю - то ли успокаивал собаку, то ли беспардонно пользовался магией.
   - Рад видеть вас, дорогой мой, - герцог приветственно помахал командору. - Я как раз хотел с вами побеседовать.
   - Я весь внимание.
   - Очень кстати тема нашей беседы тоже здесь присутствует, - Руис иронично улыбнулся, покосившись на ловца. Фредегар невольно тоже бросил взгляд через плечо и вздрогнул.
  "Рэн?"
  Рэниар стоял, судорожно вцепившись в ошейник пса и опустив взгляд в пол. Он был очень бледен, губы плотно сжаты. Казалось, ловец боялся лишний раз вздохнуть.
   - Весь дворец бурлит и негодует, - продолжал тем временем герцог. - Ловец... в столице... с собакой... И в самом деле не подобает. Вы не находите, мой дорогой?
   - Да, нам тоже так показалось, - осторожно поддакнул Фредегар, лихорадочно пытаясь понять, что могло так напугать брата. - Поэтому он в ближайшее время покинет столицу.
   - Это мудрое решение, - доброжелательно кивнул герцог. - Откуда он вообще взялся?
   - Я тоже думаю, зря господин Ристер нанял меня, - подал голос Рэниар, немного взявший себя в руки, но все еще подозрительно бледный.
  Командор лишь едва заметно приподнял бровь, хотя в действительности он был поражен. Рэн не мог не понимать, что, выставляя Ристера в качестве своего нанимателя в данной ситуации, он обеспечивает старому наставнику довольно крупные неприятности.
   - О... - герцог Руис выглядел немного удивленным. - Так это инициатива Ристера? Я считал его более рассудительным. Что же заставило его поступить подобным образом?
  Фредегар еще раз посмотрел на брата. Он все еще не был уверен, правильно ли так поступать. Рэниар выдержал его взгляд совершенно спокойно, ни малейших признаков сомнения или угрызений совести командор у него не заметил.
  "Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Рэн... Иначе я тебя прибью", - мысленно пообещал командор.
   - Это небольшое внутреннее дело, касающееся дома Лорар, - вслух сказал он, на ходу соображая, что из реальных фактов можно беспрепятственно использовать для новой официальной версии событий. - Вы же знаете, что Ристер очень переживает за благополучие этой семьи. Поэтому, вы понимаете, мне бы не хотелось... широкой огласки.
  Казалось, Фредегар слегка сбился и замолчал, пытаясь правильно подобрать слова. Герцог некоторое время внимательно смотрел на него, затем едва заметно усмехнулся: ситуация была истолкована так, как и хотелось командору.
   - Да, я припоминаю, Ристер, кажется, был вашим наставником, - сочувственно проворковал Руис. - Но поймите и вы меня, мой дорогой: он все же очевидно перегнул палку, и игнорировать подобное не следует. Ваши личные мотивы, безусловно, весьма похвальны, однако, как командор Королевской гвардии, вы не должны замалчивать это происшествие. Хотя я понимаю, что ваше положение в данном случае весьма двойственно, поэтому и беру на себя смелость предложить свою посильную помощь. Конечно, я тоже весьма симпатизирую Ристеру и всецело за то, чтобы, по мере возможности, смягчить его наказание. Королевская гвардия и министерство внутренних дел должны действовать сообща, показывая пример сплоченности и единства, вам так не кажется?
  Герцог был доволен своей речью. Фредегар согласно кивнул.
   - Что ж, в таком случае, - Руис не скрывал своего удовлетворения, - в наших общих интересах, чтобы ловец немедленно покинул столицу. Мои люди его проводят.
  На знак герцога из ожидавшей в отдалении группы охраны выступило несколько военных. Рэниар, продолжавший изучать брусчатку под ногами, бросил на них беглый взгляд и едва заметно скривился.
   - Вам не стоит беспокоиться, я уже отдал приказ своим людям, - заметил командор.
   - Ну, пока там ваши люди соберутся, - добродушно возразил герцог, - а мои готовы выступить немедленно. Вы же согласны, что затягивать не стоит?
  Фредегар критически осмотрел рослых молодцов, предлагаемых герцогом в провожатые для ловца. Хотя все они, как на подбор, были на добрую голову выше Рэниара, командор не сомневался, что по одиночке они бы для брата проблемы не представляли. Но справится ли он с такой толпой, если они нападут все разом? А в том, что нападут, можно было не сомневаться. Что бы именно ни было им приказано - схватить и сдать ловца инквизиции или просто прибить по дороге, - Фредегар не сомневался, что герцогом движет отнюдь не человеколюбие. От стен столицы до Барьера расстояние не такое уж и маленькое - пойди потом найди тело, выброшенное в придорожные кусты. А нет тела - нет проблемы, кому в столице может понадобиться интересоваться судьбой какого-то ловца?
   - И все же, - вежливо улыбнулся он, - я не думаю, что это правильно, - полностью передавать дело вашим людям. Это выглядит так, будто бы я расписываюсь в несостоятельности Королевской гвардии.
   - Вы слишком придирчивы, мой дорогой, никто не посмеет так подумать, - хотя Руис по-прежнему улыбался, его взгляд приобрел выражение холодного упорства.
   - Что ж, - пожал плечами Фредегар, - в таком случае, давайте действительно покажем пример сплоченности и единства: пошлем и ваших, и моих людей.
   - Не слишком ли много чести какому-то простолюдину? - недовольно поморщился герцог.
   - По крайней мере, мы будем уверены, что он действительно выпровожен за пределы Барьера. К тому же, в столице слишком много недовольных присутствием ловца здесь. Хотя отчасти я их понимаю, мне бы не хотелось, чтобы это недовольство вылилось во что-то противоправное. Все-таки эта территория охраняется Королевской гвардией, я отвечаю за порядок здесь и не могу допустить никакого нарушения закона, с чьей бы стороны оно не исходило, - Фредегар окинул герцога спокойным внимательным взглядом. - Поэтому ваше предложение содействия, полагаю, как нельзя кстати: ни один из знатных домов не обнаглеет настолько, чтобы проигнорировать одновременно Королевскую гвардию и войска министерства внутренних дел.
  Руис помолчал некоторое время, внимательно вглядываясь в лицо командора.
   - Что ж, ваша верность принципам делает вам честь, думаю, никто не смог бы исполнять обязанности главы Королевской гвардии лучше, - наконец вежливо сказал он. - Мои люди в вашем распоряжении, однако напоминаю, что ловца должны выдворить из столицы немедленно, пока кто-нибудь и вправду не совершил чего-нибудь, как вы выразились, противоправного.
  С этими словами герцог развернулся и зашагал прочь. Выделенные им для сопровождения ловца военные остались.
  Лишь когда Руис скрылся из вида, Рэниар наконец расслабился и отпустил собаку. Пес, полупридушенный ошейником, демонстративно чихнул, укоризненно глядя на хозяина.
  Королевским гвардейцам тоже не понадобилось много времени на сборы: спустя полчаса Фредегар уже смотрел вслед брату, удаляющемуся к выходу из дворца в сопровождении довольно большого отряда. Командору не пришлось ни о чем заботиться: Дериан, понимавший начальство с полуслова, отобрал самых толковых ребят, числом немного превосходящих людей герцога.
   - Я распорядился, чтобы они проводили его так далеко, как он пожелает, - доложил капитан, занимая свое обычное место за плечом Фредегара. - Если понадобится, они пойдут с ним за Барьер.
   - Хорошо, - кивнул командор. - Молодец.
  Как и десять лет назад, Рэниар уходил - не известно, куда и зачем. Уходил поспешно, снова чего-то не договорив. Однако кое-что на этот раз было иначе. В момент, когда никого из охраны не было рядом, ловец произнес очень тихо, но четко, так, чтобы слышал только Фредегар:
   - Жду в Гераре.
  Смотрел он при этом в другую сторону, словно бы и не обращался к брату, поэтому командор не рискнул переспрашивать или уточнять, лишь едва заметно кивнул, давая понять, что услышал.
  И уже перед самым уходом, не заботясь, разберут окружающие или нет, Рэниар добавил, обернувшись через плечо:
   - А девочку все-таки жалко - убьют.
  Рэниар снова ушел. Однако на этот раз не оборвал нить.

Наверх


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"