Осоченко Елизавета: другие произведения.

Ловец, часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Столица и все остальное королевство существуют настолько отдельно друг от друга, словно это две разные планеты. Но вдруг это не случайность и кому-то выгодно такое положение вещей? Возможно, у Фредегара и Рэниара есть разные куски одной мозаики, и тот, кто сможет их сложить, найдет ответ на множество вопросов. ---- Глава 1. "Синий кот". Глава 2. Договор. Глава 3. Тиль. Глава 4. Факты и догадки. Глава 5. Сказочник. Глава 6. Одна. Глава 7. Черный Граф.

  Часть 2. МИР НА ОБЛОМКАХ ПРОШЛОГО

Часть 1. Велентор
  
  Глава 1. "Синий кот"
  
  Герара издавна была оживленным торговым городом. Плодородные земли провинции Ауста с избытком обеспечивали ее жителей зерном и продуктами скотоводства, а три крупные реки делали ее столицу Герару местом, где сходились основные торговые потоки внутри страны. Полноводный Фолэйн, бравший начало далеко в неприступных западных горах, протекал через провинции Вегейр и Аргел, откуда везли дары гор: железную руду, драгоценные камни, золото, а также различные механизмы, построенные в Бейле. С северо-запада через бескрайние леса Тэрвела несла свои воды и впадала в Фолэйн прямо напротив Герары стремительная Бруса, доставлявшая в центр страны строевой лес и меха. Наконец, немного выше по течению в тот же Фолэйн вливались воды своевольной и капризной Эйры, исток которой находился в горах Сионы, дававших превосходный строительный камень.
  Город, построенный в месте слияния трех таких рек, был просто обречен стать центром торговли. Оживление, царившее в Гераре во времена ее расцвета, могло легко поспорить даже с сутолокой Рыночной площади столицы: ведь здесь покупал, продавал и азартно торговался до последнего медяка весь город.
  Впрочем, последние десять лет дела Герары заметно пошли на убыль. Беда шла с западных гор. Одна за другой закрывались шахты, и поток руды и золота с каждым годом шел на убыль, пока наконец не иссяк совсем. Горнодобытчики Сионы еще держались, но и от них приходило все меньше товаров. В лесах Тэрвела тоже было тревожно, охотники уже не осмеливались уходить далеко от проторенных троп, а лесорубы старались держаться поближе к укрепленным поселениям, где можно было найти укрытие и помощь в случае опасности. Воды Фолэйна периодически приносили клубки вонючих желтоватых водорослей, которые отлавливали баграми и оттаскивали к выгребным ямам: от них цвела вода и засорялось русло.
  Фредегар с интересом рассматривал улицы города, по которым он проезжал. За последние десять лет ему ни разу не доводилось бывать так далеко от Велентора. Родовые земли Флаурос располагались в Дуаре, на морском побережье, не так далеко от Барьера, и жизнь там шла скорее по столичным законам, несмотря на провинциальную неторопливость. Здесь же был другой мир.
  Матросы ругались и перекидывались скабрезными шуточками. Уличные торговцы расхваливали свой товар, разложенный на лотках, причем купить тут можно было все: начиная с пряников и охотничьих ножей и заканчивая алхимическими снадобьями и редкими адарскими кристаллами, категорически запрещенными для продажи, что, однако, никого здесь не смущало. От речного порта отчетливо несло рыбой и какой-то тухлятиной. Породистый вороной жеребец командора брезгливо переступил точеными копытами через старую грязную ветошь, которую ветром швырнуло к его ногам, и испуганно всхрапнул, когда на него загавкала здоровенная цепная псина.
  Собак здесь было много. Крупные псы настороженно взирали на прохожих из-за заборов домов, которые они охраняли. Разноцветные коротколапые шавки бодро семенили за своими хозяевами по улицам. Бездомные собаки, сбившись в небольшие стаи, увлеченно копались в помойках или лениво грелись на солнце. Периодически о них спотыкались, на них ругались, они кого-то облаивали. Но, как заметил командор, по-настоящему собак никто не обижал, бездомных даже подкармливали.
  Успокоив коня, Фредегар поспешил найти постоялый двор поприличнее и устроиться там на ночлег. Заплатив хозяину за пару ночей вперед, он рискнул заодно осведомиться, как ему найти ловцов. Пожилой трактирщик окинул его немного удивленным взглядом и уточнил:
   - Вам любого для работы или кого конкретного надобно?
   - Конкретного, - кивнул командор. - Его имя Рэниар.
   - Мастер Рэниар обычно в "Страшном петухе" останавливается... - в голосе трактирщика появились нотки уважения. - Хотя я не слышал, чтоб он сейчас в наших краях был. А вам он зачем надобен? - в глазках мужчины засветилось любопытство.
   - Договорились встретиться, - кратко сообщил Фредегар тоном, который заранее пресекал возможность дальнейших расспросов.
   - Ну, коли так, я полагаю, он и сам вас найдет, - почесал в затылке трактирщик. - Лошадка-то у вас приметная...
  В любом случае, командору пока не оставалось ничего другого, кроме ожидания. За неделю он успел обойти почти всю Герару, спасаясь от вынужденного безделья изучением местной провинциальной жизни, пока наконец, вернувшись вечером на постоялый двор, не услышал от хозяина:
   - Мастер Рэниар заходил, велел передать, что в "Страшном петухе" остановится, так чтобы вы завтра приходили, а то нынче они с дороги и спать пошли.
  С утра пораньше Фредегар уже подходил к нужному постоялому двору, который, как оказалось, назывался все-таки "Красный петух". По крайней мере, именно так гласила вывеска. Однако, присмотревшись внимательнее к странному существу с петушиным хвостом, изображенному рядом с надписью, командор уверился в справедливости народного названия.
   - Мастер Рэниар? - ухмыльнулся хозяин. - Они с дороги так рано никогда не встают, а будить я не рискну. Вы попозже зайдите или подождите.
  Подумав, Фредегар понял, что не выдержит очередного бесцельного блуждания по Гераре, и присел за стол в углу, заодно заказав себе завтрак. Ждать пришлось долго. Время шло к полудню, когда на лестнице раздалось цоканье когтей и вниз сбежал радостный Кай. Спустя некоторое время вслед за ним спустился и отчаянно зевающий Рэниар.
  Командор наконец мог облегченно выдохнуть, убедившись, что брат жив и здоров.
   - Все в порядке? - все-таки уточнил он, когда ловец плюхнулся на скамью напротив него. - Проблемы в дороге были?
   - Мы не стали дожидаться, чтобы проверить, и свалили раньше, чем проблемы нас догнали, - Рэниар подавил очередной зевок и мрачно оглядел пустой стол. - Где наш завтрак? - осведомился он.
   - Уже спешит к вам! - хозяин действительно тащил к ним поднос с тарелками и кружками. Из кувшина, который он водрузил в центр стола, шел пар и резко пахло какими-то травами. Пока он расставлял все это перед ловцом, тот вяло попытался пригладить растрепанные после сна волосы.
   - Кстати, - когда хозяин наконец отошел, Фредегар с подозрением покосился на кувшин, - как ты меня нашел в Гераре?
   - А? - Рэниар рассеянно дернул запутавшуюся прядь челки. - Просто по дороге заглянул в конюшни самых приличных гостиниц. Если знаешь, что искать, то мимо твоего жеребца не пройдешь.
   - Да, мне уже говорили, что у меня "приметная лошадка", - хмуро подтвердил командор.
   - Ну, я не говорю, что других породистых лошадей тут нет, - поспешно уточнил ловец, заметив, как помрачнел брат. - И я не думаю, что кто-то нежелательный сможет найти тебя тут, особенно если они не знают, что искать нужно именно в Гераре.
   - Не знают, - подтвердил Фредегар. - Официально я сейчас нахожусь в Риане.
   - Где? - Рэниар налил себе полную кружку загадочного варева из кувшина, травянистый запах содержимого которого был довольно неприятен по мнению командора.
   - Риан - родовое поместье дома Лорар в Ниэ. Считается, что я... улаживаю некоторые финансовые проблемы этой семьи.
  Ловец изумленно посмотрел на брата и хотел что-то спросить, но помедлил и передумал. В повисшей тишине было слышно, как хозяин позвякивает бутылками за трактирной стойкой, а Кай чавкает под столом, уплетая содержимое принесенной для него миски, - видимо, Рэниар не относил "Страшный петух" к потенциально опасным для его собаки местам.
   - Надеюсь, у тебя тоже все в порядке и тебе удалось наскоро слепить правдоподобную версию происходящего, - наконец снова подал голос ловец.
   - Если бы это было не так, я бы здесь сейчас не сидел, - огрызнулся Фредегар, снова мрачнея. - Этот тупица - господин Аднар - чуть было все не испортил, пришлось потом... душевно с ним побеседовать. Спасибо Ристеру - он очень быстро сориентировался.
  Рэниар, потянувшийся было к кружке, отдернул руку и сосредоточено уставился в тарелку, словно надеялся увидеть что-то очень важное в каше с мясом.
   - И что Ристер? - наконец уточнил он, не поднимая глаз.
   - Полностью подтвердил твою версию, - Фредегар сверлил брата гневным взглядом. - Он считает, что ты не стал бы подставлять его без острой необходимости, и он готов пойти на все, чтобы тебя поддержать.
  Рэниар оторвался от созерцания своей тарелки.
   - Если ты хотел добиться, чтобы я чувствовал себя сволочью еще сильнее, то у тебя получилось, - печально сообщил он. На какое-то мгновение его лицо действительно приобрело очень несчастное выражение, после чего он сразу уткнулся носом в тарелку и принялся молча и сосредоточенно поглощать свой завтрак. Однако Фредегар почувствовал, что злость на брата внезапно прошла.
   - Все не так уж плохо, - помолчав, примирительно сообщил он. - Ристеру запретили посещать дворец - могло быть и хуже. Хотя, несомненно, инквизиция в ближайшее время будет приглядывать за ним, я отдал Дериану все распоряжения, чтобы обеспечить старику максимальную безопасность. Ко всему, к чему могли, они уже придрались, высосать из этого серьезное обвинение у них не получилось.
   - А как министерство внутренних дел смотрит на твое участие в этой истории?
   - У меня, безусловно, было множество сугубо личных причин ввязаться в эту авантюру, - уклончиво ответил Фредегар.
  Рэниар с сомнением посмотрел на него, однако опять не стал расспрашивать. В молчании закончив свой завтрак, он отодвинул опустевшую тарелку и, бросив на стол несколько монет, решительно поднялся. Пес вылез из-под стола и в нетерпении скакал вокруг хозяина, радостно повизгивая.
   - Куда? - подозрительно осведомился Фредегар.
   - Надо кое-кого проведать, - рассеяно ответил ловец, пытаясь одной рукой накинуть на плечо сумку, а другой одновременно застегнуть плащ, но путаясь в пуговицах.
   - Я с тобой.
   - Этот кое-кто... - Рэниар замялся, подбирая выражение, - он весьма странный. Боюсь, он тебя несколько... шокирует.
   - Даже не надейся, - оборвал его Фредегар. - Я не отстану, пока ты не объяснишь, что происходит.
   - Ну, как знаешь, я тебя предупредил, - хмыкнул ловец.
  Кай с восторженным лаем выскочил в дверь первым и потрусил впереди. Похоже, он прекрасно знал дорогу.
  Следуя за ним, братья вышли на главную улицу Герары, но вскоре свернули в хаотичное переплетение мелких проулочков. Рэниар чувствовал себя здесь, как дома. Он уверено, почти не глядя выбирал дорогу, скашивая иногда там, где, казалось, вообще нельзя было пройти. От постоянной настороженности и некоторой неуверенности, которые чувствовались в нем в столице, не осталось и следа.
  Жители Герары тоже реагировали на ловца совсем не так, как обитатели Велентора. Прохожие почтительно кланялись и уступали ловцу дорогу, то и дело его кто-то окликал, чтобы поздороваться, торопливо поделиться последними новостями или предложить что-нибудь купить.
   - Доброго дня, мастер Рэниар! - донеслось от группы стражников, неторопливо бредущих по улице. Их командир, пожилой солдат с сержантской нашивкой на рукаве, приветственно помахал рукой.
   - И тебе того же, Торберг, - откликнулся Рэниар, замедляя шаг.
   - Надолго в наши края?
   - Как всегда: будет работа - останусь, не будет - дальше пойду, - пожал плечами ловец.
   - А, у нас тихо в последнее время, - скривился стражник.
   - Так это же хорошо.
   - Хорошо-то хорошо, - мрачно согласился старый солдат. - Только когда все слишком хорошо, потом непременно что-нибудь плохое случается.
  Рэниар хихикнул.
   - Ладно, когда что-нибудь плохое случится, ты знаешь, где меня искать.
  Махнув рукой на прощание, он решительно свернул в очередной проулочек.
   - Если Вы на Речную улицу, имейте в виду, там воняет, - крикнул вслед им стражник.
   - Как будто от того, что я буду иметь это в виду, вонять будет меньше, - проворчал Рэниар себе под нос.
  Вскоре они и вправду почувствовали тяжелый запах цветущей воды, возвестивший их о приближении к цели. Речная улица Герары представляла собой набережную небольшой речки Серены, протекавшей через город и впадавшей в Фолэйн между восточными причалами порта. На правом берегу Серены дома подходили к самой воде, лишь кое-где узкие лесенки позволяли спуститься к каменным причалам. По левому берегу наоборот тянулась довольно широкая улица, отгороженная от реки массивным кирпичным парапетом. Многочисленные разноцветные вывески и фонари свидетельствовали, что эта улица являлась центром разнообразных ночных развлечений, хотя сейчас она была пустынна, что было естественно, учитывая столь ранний час и исходящую от воды вонь.
  Пройдя половину набережной, Рэниар остановился у дома с вывеской, на которой ультрамариновой краской было выведено: "Синий кот".
   - Нам сюда, - он кивнул на ступеньки, уводящие вниз к располагавшейся ниже уровня тротуара двери.
  Фредегар с сомнением посмотрел на вывеску и висевший рядом с ней зеленый фонарь. Хотя в столице под самым носом у инквизиции таких заведений не было, он представлял себе, что это такое. Со стародавних времен вывеска с фонарем обозначала бордель, зеленый цвет в данном случае намекал, что к услугам посетителей будут мальчики-проститутки.
   - Ты уверен? - скептически уточнил командор.
   - А я тебя предупреждал, - мстительно напомнил Рэниар, толкая дверь.
  Хотя весь вид заведения говорил о том, что оно еще закрыто, дверь оказалась не заперта. Сразу за ней находился большой полутемный зал, заполненный столами и стульями. У дальней стены размещалась стойка таверны, сбоку от которой уходила наверх скрипучая лестница. Люстра с оплывшими свечами сейчас не горела, а небольшие окошки под потолком даже днем давали не так много света, но все же можно было разглядеть, насколько в этом помещении было неприбрано. Стоящая в беспорядке мебель, полусползшие со столов скатерти, сор и объедки на полу свидетельствовали, что ночью здесь царило бурное веселье.
  Сонный растрепанный мальчишка в драной рубашке сомнамбулически бродил по залу, смахивая на пол крошки со столов. Вяло обернувшись на звук открывшейся двери, он тупо уставился на вошедших, затем внезапно оживился и завопил:
   - Тиль! Тиль! К тебе Рэн пришел!
  Сверху донесся сдавленный вопль, потом звук падения, поток брани, в следующее мгновение где-то на втором этаже хлопнула дверь, вниз по лестнице почти кубарем слетело существо, сопровождаемое развевающейся за ним скатертью, и с воплем "Рэнчик!" повисло на шее у ловца.
  Рэниар только и успел отступить к стене, чтобы не упасть от такого напора. Кай с восторженным лаем прыгал вокруг, размахивая хвостом, и пытался лизнуть одновременно хозяина и того, кого, видимо, звали Тилем.
   - Отцепись, пиявка, - наконец полузадушено простонал ловец. Существо послушно разжало руки. При ближайшем рассмотрении это оказался худенький паренек лет шестнадцати на вид. Соломенного цвета пушистые волосы стояли дыбом вокруг головы, делая его похожим на одуванчик.
   - Хорошо, что ты вернулся, а то я начинал волноваться, - как ни в чем не бывало, сообщил он. - Тебе целая пачка писем и отчет Гильдии.
  Тем временем ругань наверху и не думала затихать. С большим опозданием вслед за Тилем выскочил старик, прихрамывая и гневно потрясая скатертью.
   - ...собачий сын, чтоб тебе все отсохло! Руки вырву, выкидыш... А, мастер Рэниар, а я-то думаю, кто пришел, - резко сменил он тон при виде ловца, согнувшись в нелепом полупоклоне.
   - И тебе добрый день, Эдан, - при появлении нового действующего лица все благодушие Рэниара куда-то испарилось и, если бы можно было заморозить человека взглядом, Эдан, вероятно, превратился бы в глыбу льда за несколько мгновений.
   - Не подумайте чего, мастер, это же я любя, - буркнул старик, делая жалкие попытки сохранить на лице заискивающе-любезную улыбку. - Кто ж виноват, что этот поган... милый мальчик целую полку свежестиранных скатертей на пол навернул.
   - Я предупреждал, что эта стопка слишком тяжелая и я ее уроню, - испуганно пискнул Тиль.
   - Даже свежестиранные скатерти в твоем заведении можно назвать чистыми лишь с большой натяжкой, так что ничего с ними от встречи с полом не случится, - отрезал ловец.
   - Как угодно мастеру, - окончательно помрачнел Эдан, кидая на ловца украдкой неприязненный взгляд. Похоже, нелюбовь у них была взаимной. - А что нужно благородному господину?
  Командор, на которого наконец обратили внимание, с трудом удержался от желания сообщить, что ему здесь ничего нужно не было и не будет. К счастью, Рэн не заставил ждать объяснений, коротко сообщив:
   - Он со мной. Есть в этом бардаке хоть один чистый угол?
   - В синей гостиной уже убрано, - моментально сориентировался Тиль.
   - Значит, мы туда, - покладисто согласился ловец, направляясь к лестнице. - Тащи все, что есть для меня.
   - Ходят тут, когда мы закрыты, отвлекают мальчишек от работы, даже бутылку вина заказать жмотятся, - не очень разборчиво пробубнил старик.
   - Твое пойло только свиньям наливать, и те передохнут, - несколько запоздало огрызнулся Рэниар, потому что старик с удивительной для его возраста прытью успел скрыться за дверью, не дожидаясь реакции на свои слова. - Тьфу, вот зараза, - искренне выругался ловец. - Считает, что таким образом последнее слово останется за ним. Ну-ну, надейся, старый хрен! Чего ждешь, пошли, - добавил он тише, обращаясь к Фредегару, который по-прежнему стоял внизу с недоумением на лице. - Пошли-пошли, сам же требовал объяснений.
   - Здесь?!
   - Нет, на городской площади. Или в "Страшном петухе", хозяин которого - главное трепло Герары. Поверь, "Синий кот" - одно из наиболее удачных мест для таких разговоров.
  Фредегар скептически скривился, однако все же последовал за братом.
   - Похоже, ты тут неплохо ориентируешься, - подозрительно заметил он, когда ловец уверено свернул в узкий коридор.
   - Ага, я тут как-то жил целый месяц, - рассеянно кивнул Рэниар и, не давая брату опомниться, продолжил:
   - Не обращай внимания на хозяина, он на меня зол: считает, что я безнадежно испортил репутацию этого заведения.
   - В каком смысле? - нервно переспросил командор.
   - Раньше это был обычный бордель, а теперь тут полно посетителей, которые совсем не для того заходят. Вроде людям и посидеть, поговорить о делах надо, а мальчишку на ночь им предлагать - можно и по зубам получить, вот бедняге Эдану и приходится их, не представляешь, кормить, чтоб не ругались. Даже нормальный повар тут в конце концов появился, а то раньше такие помои подавали, что страшно вспомнить.
  
  Глава 2. Договор.
  
  Ловец уверенно толкнул одну из дверей. Вопреки ожиданиям Фредегара, комната, куда они попали, имела довольно приличный вид. Конечно, видавший виды длинный стол красовался ободранным лаком, а стулья страдали старческими скрипами, зато здесь действительно было чисто прибрано и - для дешевого провинциального борделя - почти уютно.
  Пока Рэниар возился с дровами в камине, командор подошел к окну. Они находились на этаже, который можно было назвать вторым или третьим, - в зависимости от того, считать ли зал таверны подвалом или нет. Сверху потемневшая от времени брусчатка, испещренная пятнами мха и редкими сухими листьями, выглядела нарядной мозаикой. Набережная по-прежнему была малолюдна, зато вдоль нее по речке медленно двигалась большая плоскодонка. Рабочие с замотанными тканью по самые глаза лицами устало работали баграми, вытаскивая из воды охапки желтоватых водорослей. Редкие прохожие, завидев (или иначе почувствовав) появление этой лодки, спешили быстрее свернуть куда-нибудь подальше от реки.
   - Только не вздумай ставни открывать, этот запах потом очень трудно выветрить, - предупредил Рэниар. Дрова наконец разгорелись, мерно потрескивая и потихоньку наполняя сырую комнату теплом.
   - Странно, что заведения на этой улице еще не прогорели, с таким-то ароматом.
   - Тут не всегда так воняет, - ловец подошел и остановился чуть позади брата, задумчиво глядя через его плечо на медленно ползущую вдоль набережной плоскодонку. - Река не сама цветет, только когда водоросли в русло забьются.
   - И как часто это бывает?
  Рэниар пожал плечами.
   - Раньше вообще этой дряни не было, сейчас русло прочищают не реже четырех раз в год, но все равно периодически вода зацветает.
  Ловец помолчал, а затем тихо продолжил.
   - Не знаю, бывал ли ты здесь раньше. Еще пять-шесть лет назад этот город был совсем другим: шумным, ярким, богатым. А сейчас он постепенно умирает, как и сотни других городов. Дальше к западу еще хуже: тут хотя бы сохраняется какое-то подобие порядка. Но, если так пойдет и дальше, торговле окончательно придет конец. Сельскому хозяйству - тоже.
   - Если им хватает денег на целую улицу борделей, думаю, все не так плохо, - парировал Фредегар.
   - Скорее наоборот, - Рэниар взял стул и сел на него верхом, обняв руками спинку. - Люди стараются не думать о завтрашнем дне, ведь, возможно, завтра у них не будет ни куска хлеба, ни крыши над головой. Пока Герара держится, но зарабатывать торговлей все тяжелее и опаснее. Поля приходят в негодность из-за испорченной воды. Работающих шахт почти не осталось, поэтому цены на железо подпрыгнули до небес, так что еще немного - и даже плодородные поля обрабатывать будет нечем. Конечно, некоторые сейчас неплохо наживаются, продавая за баснословные деньги былые запасы. Но даже золото обесценивается, если его не во что вкладывать.
  В комнату проскользнул Тиль, прижимая к груди целый ворох писем. Свалив все на стол, он вопросительно посмотрел на ловца.
   - Мне уйти?
   - Пока нет. Иди сюда.
  Рэниар встал и, взяв мальчишку за плечи, развернул его к Фредегару.
   - Это Тиль, координатор Гильдии в Гераре, а также мой личный координатор, - представил он его. - Ему всегда можно оставить любые сообщения для меня: он передаст их мне в руки или найдет способ срочно их мне переслать - как будет нужно. Также координатор знает о перемещениях ловцов и может найти любого члена Гильдии по всей стране.
   - Каким образом? - изумился командор.
   - Если в городе есть координатор, - Рэн вернулся обратно на свой стул: рассказывать предстояло много и обстоятельно, - то ловец первым делом пойдет к нему. Уходя из города, он тоже обязательно отметится у координатора и сообщит, куда направляется. Вся эта информация регулярно отправляется в Бейль. Изначально такая система была создана для безопасности: если с ловцом что-то случается, в Гильдии достаточно быстро это замечают и начинают искать. Но, как оказалось, это вообще универсальный способ организации. При необходимости Совет Гильдии может собрать ловцов со всей страны в Бейле за пару недель.
   - Но как вы передаете информацию?
   - Почтовая служба, - ухмыльнулся Рэниар. - Ты не обращал внимания на собак, которые охраняют кареты? Их выращивает и продает Почтовой службе по весьма сходной цене Гильдия. Взамен любая карета по первой же просьбе ловцов и координаторов перевозит письма, посылки и деньги.
   - И где гарантия, что они честно доставят все адресатам? - с сомнением спросил Фредегар. В столице к Почтовой службе относились весьма скептически, даже самый захудалый дворянский род или торговый дом предпочитали держать собственных посыльных.
  Ловец пожал плечами.
   - Благодаря отсутствию какой-либо помощи из столицы Почтовая служба была на грани вымирания, пока Гильдия не предложила готовить для них собак. Сейчас мы каждый год продаем им не менее тридцати лучших собак, обученных охране карет. Еще столько же из тех, что похуже, за куда большие деньги уходят в частные руки: все, кому приходится часто путешествовать, будь то торговцы или дворяне, готовы горло друг другу перегрызть за право купить собаку, обученную Гильдией. Очередь года на три вперед расписана.
   - Ты же говорил, что на подготовку каждой собаки уходит много лет, - припомнил Рэниару прежний разговор старший брат.
   - Это другое, - отмахнулся ловец. - Одна ловчая собака стоит больше, чем сотня каретных. Ее никогда не продадут за пределы Гильдии. И требования к врожденным способностям гораздо выше, и обучение куда сложнее. Каретных собак готовим не только мы, но наши все же лучшие - их обучают бывшие ловцы. Поэтому само существование Почтовой службы сейчас полностью зависит от Гильдии, так что, поверь, они очень бережно относятся ко всему, что принадлежит нам.
  Командор прошелся по комнате из угла в угол.
   - Хорошо, звучит впечатляюще, - признал он. - Почтовая служба, координаторы, ранги ловцов, еще этот ваш Совет Гильдии...
   - Избирается раз в два года общим собранием ловцов, - подсказал Рэниар.
   - Это все довольно интересная информация, - осторожно заметил Фредегар.
   - А, ерунда, - отмахнулся ловец. - Мы не делаем секрета из организации Гильдии, любой, кто соизволил бы поинтересоваться, мог бы это узнать. Это так, вступление. Не думаешь же ты, что я вызвал тебя в нашу глушь, чтобы похвастаться такой мелочью?
   - Ну, я пойду? - предложил Тиль.
   - Давай, - согласился Рэниар. - Только не роняй больше ничего: у нас тут важный разговор, не хотелось бы отвлекаться на отрывание рук этому старому хрычу.
   - Не, когда ты тут, Эдан тихий, - хмыкнул мальчишка, бесшумно выскальзывая за дверь.
  Братья немного помолчали. Первым не выдержал Фредегар.
   - Ну и?
  Рэниар задумчиво посмотрел на него, затем перевел взгляд на тихо потрескивающее в камине пламя.
   - Скажи мне, Фред, - осторожно спросил он, - тебя, как командора Королевской гвардии, да и... а, к черту гвардию! Тебя - как тебя - устраивает то, что творится в стране?
   - Будь это так, как будто я тратил бы сейчас свое время в сомнительном герарском борделе, - огрызнулся Фредегар.
   - Логично, - хмыкнул ловец. - Хорошо, спрошу иначе. Что ты собираешься делать? Ты вызвал меня в столицу не просто так, это даже не обсуждается. Мог бы позвать любого другого ловца, зачем тебе лишний раз рисковать? Если при дворе узнают, чем занимается твой родной брат, это не пойдет на пользу твоей карьере. А уж желающих раздуть столь пикантный скандал, касающийся дома Флаурос, найдется тьма.
   - А сам как думаешь, догадливый такой? - буркнул командор.
   - Думаю, что у тебя есть далеко идущие планы, в которых тебе не помешает поддержка любых преданных тебе людей, - не моргнув глазом, ответил Рэниар. - Будь на твоем месте отец, - продолжил он, - полагаю, речь шла бы о продвижении дома на вершину иерархии семейной ветви, которую сейчас занимает дом Иннис. Но тебя же не интересует такая глупость.
   - Не интересует, - подтвердил командор.
   - К тому же, - продолжил ловец свои рассуждения вслух, - ты, возможно, до сих пор дружишь с наследником дома Иннис.
   - С главой дома, Рэн, с главой. Старый Эдис еще жив, но давно уже в глубоком маразме, так что Лиэн - официально признанный глава дома. Хотя до сих пор и не герцог.
   - Кажется, еще совсем недавно эти титулы не могли разделяться, - удивился Рэниар.
   - Теперь могут. Герцог Айрэ расстарался, старый козел, - поморщился командор. - И счастлив по уши, что сделал гадость конкуренту, не допустив Лиэна в Герцогское собрание. А что теперь станет еще больше раздельных титулов и наша и без того запутанная система наследования превратится вообще в непонятно что, - ему все равно. Думают только о комфорте собственной задницы, даже на судьбу своих детей плевать, не то, что на какие-то там государственные интересы... Что ты ржешь, идиот?!
   - Нет, ничего! Просто... - Рэниар попытался перестать хихикать. - За десять лет ты совершенно не изменился. И как же я этому рад!
  Фредегар открыл было рот, чтобы обругать брата, но у того действительно был до безобразия радостный вид, поэтому командор ограничился сварливым:
   - Дурак.
   - Возможно, - не стал спорить ловец. - Так что мы делаем?
   - Не так быстро. И что, прямо сразу "мы"?
   - Ну, ты же не думал, что я откажусь поучаствовать?
   - То есть ты согласен мне помогать, даже еще не зная, что я собираюсь делать?
   - Тебе - да.
   - Идиот.
   - Повторяешься...
  Командор задумчиво посмотрел в окно. Плоскодонка застряла почти напротив вывески "Синего кота". Рабочие зацепили слишком большой куст водорослей и теперь, ухватившись втроем за багор, пытались выволочь его на палубу. Или хотя бы вытащить багор.
   - Куда ни посмотри, везде бардак. Полный, - мрачно сказал он наконец. - Торговля, армия, сельское хозяйство - повсюду царит хаос. И никто - никто! - не хочет что-то с этим делать. Мало того, что у нас совершенно бесполезная королевская власть, которая вот уже лет двести занимается победоносным сидением на троне и многозначительным согласным киванием на редких заседаниях, у нас есть еще Палата благородных домов, Герцогское собрание, Благородное собрание, еще Совет Хрен-знает-чего-с-бантиком! Смысла от всего этого сборища никакого, но нужно же находить кресла под такое количество благородных задниц. Я за пять лет превратил разваливающуюся на глазах Королевскую гвардию в сильную боевую единицу. Я создал сеть информаторов и шпионов, у меня есть пути влияния на Гильдию Воров. Но я не знаю, что делать и с какого конца взяться. Какого черта происходит в этой проклятой стране? - пробормотал он.
   - Я знаю, что происходит, - откликнулся ловец. - Но не имею ни малейшего представления, что с этим делать. Тебе не кажется, что у нас с тобой есть разные части одной и той же головоломки?
  Фредегар передвинул кресло и демонстративно уселся напротив ловца.
   - Я тебя очень внимательно слушаю.
   - Думаю, самая очевидная наша проблема, - продолжил Рэниар, - это твари. Тебе не кажется странным, что столько лет столица старательно их игнорирует?
   - Кажется, - согласился Фредегар. - Но я могу привести тебе тысячу причин, которыми столица весьма успешно это оправдывает.
   - И только три из них настоящие, - отмахнулся ловец. - Кто-то правда идиот и не хочет понимать, что происходит. Кто-то боится высунуться и помалкивает. И, наконец, кому-то все это выгодно.
   - И как ты предлагаешь найти этих третьих?
  Рэниар рискованно качнулся на стуле и, помолчав, ответил вопросом на вопрос:
   - Что ты знаешь о герцоге Руис?
  Командор устало прикрыл рукой глаза. Услышать что-то подобное он и боялся.
   - Сорок семь лет, женат, - монотонным голосом, словно читая по бумажке, произнес он. - Единственный сын недавно довольно удачно женился на одной из многочисленных племянниц герцога Айрэ. Свой пост главы министерства внутренних дел унаследовал десять лет назад от отца. Хотя герцог не слишком афиширует свои возможности, в действительности сфера его влияния очень велика. Официально под его началом находятся войска министерства внутренних дел, к тому же, ему подчиняется Инквизиция, благодаря которой он контролирует значительную часть Гильдии воров. Руис - очень серьезная фигура, Рэн, - командор мрачно посмотрел на брата. - Безнаказанно перейти ему дорогу не может никто.
   - Тебя это останавливает? - хмыкнул ловец.
  Фредегар помолчал, раздраженно барабаня пальцами по подлокотнику кресла.
   - Нет, - наконец признался он. - Но я хочу иметь гарантии, что все это будет не впустую. В чем ты собираешься обвинить Руиса?
   - В использовании магии, например...
   - Бред, - раздраженно огрызнулся Фредегар. - Руис возглавляет Инквизицию, которая отправляет магов на костер.
   - Помнишь, ты спросил меня, возможно ли, чтобы человек управлял тварью? - Рэниар встал со стула и прошелся по комнате. - Если честно, то ответ утвердительный.
   - Но ты сказал...
   - Что я не сталкивался лично с подобным? Это чистая правда: никогда не встречал темных магов.
   - Темных? - переспросил командор. - Первый раз слышу.
   - Естественно, - кивнул ловец. - Это то, про что маги всегда старались не распространяться. Частично из разумных соображений: чем меньше народу знает о темной магии, тем меньше идиотов, которым может прийти в голову ее попробовать. Ну, и отчасти "в семье не без урода", вот и стыдно признаваться. Ведь, по сути, это та же самая магия, только иначе использованная.
   - А именно?
   - Темный маг делает то, что наша церковь называет "призывом демона". Проще говоря, открывает портал, из которого вылезает тварь. В теории одна и управляемая тем, кто открыл портал.
   - Почему в теории?
  Рэниар скривился.
   - Если бы я встретил хоть одного темного мага, то несомненно расспросил бы поточнее, но мне приходится иметь дело только с популярным изложением проблемы теми, кто сами в ней не очень-то разбирается. Я же говорю: обычные маги относятся к темным, как к отщепенцам, темная магия запрещена их профессиональным кодексом.
   - Подожди, - перебил Фредегар, - это как-то связано с запретом магии? Там ведь как раз был инцидент с вызовом демона во дворце.
   - Вероятно, да, - ловец вернулся на свой стул. - Хотя я не уверен, что действительная причина была в этом. Ты видел отчеты о том происшествии?
   - Приходилось, - кивнул командор. - Не сказал бы, что они были очень подробными. Несколько человек погибло, в том числе один из наследников правящей ветви. После этого тварь убили. Виновный был схвачен, признал свою вину и отправился на костер.
   - Вместе с теми магами, которые ловили тварь? - резко уточнил ловец.
   - В отчете говорилось о сообщниках, - осторожно возразил Фредегар.
   - Я слышал другой вариант, - Рэниар с сомнением покачал головой, хотя осталось непонятным, какая из версий заслужила эти сомнения. - Ну да ладно. Пропустим этот момент. Что следует дальше? Магию запрещают в любых проявлениях, а вместе с ней под шумок еще и алхимию.
   - Это, конечно, был перебор, - согласился командор. - Но, учитывая, что среди жертв оказался дворянин из правящей ветви, я понимаю, почему были приняты столь радикальные меры.
   - В это время на западе, - продолжил Рэниар, игнорируя слова брата, - уже гуляли первые стаи тварей. На тот момент с ними собирались бороться маги. Это тоже кодекс их профессии: искоренять вред, причиненный магией. Они много веков искали и уничтожали все, связанное с темными. Конечно, они заметили, что происходящее за западе не вписывается уже в рамки обычного и собирались с этим разобраться. Но внезапно им стало не до того. Сотни магов были пойманы и сожжены, остальные бежали. Магические школы, собранные в основном в столице и ее окрестностях, перестали существовать, как и сама Гильдия магов. Выжившие думали только о том, как бы получше спрятаться и не попасться отрядам Инквизиции. Фред, это был не просто перебор, это была катастрофа.
   - Думаешь, если бы не был объявлен запрет магии, тварей уничтожили бы еще тогда?
   - Не знаю, не уверен, - вздохнул Рэниар. - Но в любом случае тогда это было бы проще, чем теперь. Мы упустили двадцать пять лет, в течение которых доблестная Инквизиция сожгла на костре людей, которые могли рассказать, что происходит и как с этим бороться, а остальных запугала настолько, что они до сих пор боятся собственной тени. Нам пришлось начинать все с начала, восстанавливать по крупицам знания, накопленные поколениями, искать попрятавшихся магов и алхимиков, всеми правдами и неправдами уговаривать их помогать нам... Твари за это время распространились по всему западу.
   - Хорошо, но какое отношение ко всему этому имеет нынешний герцог Руис?
  Рэниар замялся.
   - А что я должен думать о главе министерства, который шляется по дворцу в сопровождении тварей? - спросил он наконец.
   - Что за бред? - изумился командор. - Где ты видел...
   - Пилары, - оборвал его брат, - самые опасные из известных нам тварей. Человеческий глаз их не видит.
   - Такие маленькие? - съязвил Фредегар.
   - С теленка, - пожал плечами ловец, не поддержав шутки. - К этому прилагаются еще зубы с ладонь и когти... ну, немаленькие такие когти. И, предваряя твой вопрос: я знаю, о чем говорю, мертвые они очень даже видимые, рассматривай, сколько влезет.
   - Если их нельзя увидеть, как вы их ловите? - законно усомнился командор.
   - Их видят собаки, - пожал плечами Рэниар. - Ну, некоторые другие животные тоже, но мало кто из них подходит для нашей работы. Кстати, заметь: собаки внезапно не понравились нашей церкви вместе с магами. Довольно странное сочетание, не находишь?
   - Твой пес среагировал на тварь? - уточнил Фредегар. - Тогда, при появлении герцога.
   - На трех тварей, - поправил ловец.
   - И откуда такая точность? Собака посчитала?
   - Нет, считал я, - осторожно признался Рэниар. - Как ты понимаешь, невидимость пиларов - наша вечная головная боль, поэтому маги Гильдии уже давно пытались что-нибудь придумать по этому поводу.
   - И как?
   - И... у них ничего не получилось, - невинно сообщил ловец и пояснил, - потому что я этим заклинанием больше пользоваться ни за что не буду и другим не дам.
   - От хороших средств обычно не отказываются, - заметил командор.
   - Я не отношу к хорошим средствам заклинание, шанс удачного срабатывания у которого составляет чуть больше двадцати процентов, - огрызнулся Рэн. - А при малейшей ошибке отдача, скорее всего, ударит по зрению.
  Фредегар помолчал.
   - И ты хочешь, чтобы я во все это поверил? - спросил он наконец.
   - Вероятно, - устало кивнул ловец. - Если бы я хотел тебе соврать, то придумал бы что-нибудь более правдоподобное. Там было три пилара, они шли вокруг герцога, как телохранители. Если бы они напали, нам всем был бы конец: трех пиларов одновременно не потянули бы даже мы с Каем. Но они просто стояли рядом на протяжении всего разговора, а потом ушли вместе с герцогом. Я никогда не видел такого, но это означает только одно: мы нашли источник проблем.
   - Что ты предлагаешь?
   - А я еще не достаточно ясно выразился? - Рэниар поднялся. - Я предлагаю обоюдовыгодный союз. Могу предоставить тебе все возможности Гильдии ловцов здесь, в провинции. У тебя же есть власть в столице, куда ловцы не могут даже сунуться.
   - Довольно удобно, - хмыкнул командор. - Выгодно и семье, и Гильдии, так?
   - Гильдии наплевать, кто победит в бесконечной войне знатных домов, лишь бы победивший начал заниматься неотложными проблемами, - отмахнулся ловец. - Я нашел им такого человека, разве нет?
   - В принципе, справедливо, - согласился Фредегар. - Но еще один момент. Я заключаю договор на правах командора Королевской гвардии. Ты, кажется, не оговорил кое-что: на каком основании ты выступаешь от имени всей Гильдии?
   - О, да, как я мог забыть, - Рэниар шутливо поклонился. - Я предлагаю тебе союз на правах члена Совета Гильдии ловцов.
   - И сколько вас человек в этом Совете? - уточнил командор.
   - Девять.
   - И ты уверен, что...
   - Абсолютно, - кивнул ловец. - Я обсудил с ними такой вариант развития событий перед тем, как отправился в столицу, получив письмо Ристера. Так что я действительно могу обещать тебе полную поддержку Гильдии.
   - Как они тебя там терпят, - вздохнул Фредегар. - По-моему, ты просто заставляешь всех делать так, как тебе нужно.
   - Совершенно бескорыстно, в их же интересах, - ничуть не смутился Рэниар.
   - А что ваш Устав говорит по этому поводу?
  Ловец иронично погрозил брату пальцем.
   - Не пытайся поймать меня на Уставе, который я сам же и написал.
  
  Глава 3. Тиль.
  
  Когда Рэниар открыл дверь, его пес радостно бросился вперед и, громко протопав по лестнице, исчез за одной из дверей. Ловец пошел вслед за ним, и командору ничего не оставалось, как тоже тащиться следом.
   - Эй, прекрати кормить мою собаку, - лениво возмутился Рэн. - Он скоро станет круглым, как шарик, и ему придется кататься.
   - Кай тратит много сил на работу, ему надо лучше питаться, - безапелляционно возразил Тиль. Пес с воодушевлением хлебал из миски в его руках какой-то странный бульон.
   - И что это за дрянь? - скептически уточнил ловец.
   - Это не дрянь! - возмутился мальчишка. - Это полезная питательная смесь по рецепту Итела!
   - Ител - маразматик, - вкрадчиво сообщил Рэниар.
   - Да, но не полностью! И это был не повод выбрасывать его брошюру в помойку!
   - Откуда ты ее вынул и прочитал от корки до корки...
   - Потому что кто-то же должен был! - возразил Тиль.
   - Я не буду кормить собаку пять раз в день! - тоном ультиматума предупредил ловец.
   - То есть на питательную смесь ты согласен, - утвердительно кивнул парень, убирая опустевшую миску.
   - Тьфу! - Рэниар безнадежно махнул рукой, сдавая позиции.
   - Я завтра посылаю заказ в Бейль, тебе что-то нужно? - примирительно сменил тему Тиль.
   - Да нет, - рассеяно ответил ловец. - Я же там был недавно...
   - Конечно. Тебе сейчас идти в Сиону, потом еще куда-нибудь сорвешься, а в итоге будешь ругаться, что у тебя все закончилось, - ворчливо возразил мальчик и полез на полку за бумагой и чернильницей с пером. - Короче, я записываю, что тебе нужен мешок "светляков", мешок "гремучек" и... яд для клинков нужен? Зеленый или красный? Хотя ты же пользуешься зеленым... Значит, банку зеленого. Еще какие-нибудь реактивы? Порошки все есть? Закажу два пакетика визанского, у тебя он быстро уходит. Все?
   - Ну, наверное, - покорно пожал плечами Рэниар и тут же встрепенулся. - Стоп, а почему это я пойду в Сиону?
   - Потому что приходил посыльный из Птичьего Гнезда, просил заглянуть к ним.
   - Так что ж ты молчишь?
   - А он сказал, там ничего срочного.
   - Птичье Гнездо? - вмешался Фредегар. - Это вы о городе птицепоклонников?
   - О нем самом, - подтвердил ловец.
  Тиль с интересом посмотрел на командора.
   - Твой друг не здешний? - не удержался все-таки он от вопроса.
   - Это мой брат, - уточнил Рэниар. - И он из столицы.
  Фредегар испепелил ловца возмущенным взглядом.
   - О... - уважительно протянул Тиль, однако расспрашивать дальше не стал.
  ***
   - Что значит "личный координатор"? - мрачно осведомился у брата командор, когда они вышли из "Синего кота" и быстрым шагом направились вверх по улице. Злополучная плоскодонка успешно преодолела особенно заросший участок и сдвинулась вниз по течению, однако все еще была достаточно близко, чтобы не вызывать ни у кого желания задерживаться лишние мгновения на этом отрезке набережной. Пес, стоило только выйти на улицу, начал отчаянно мотать головой и чихать и, припустив галопом, почти сразу скрылся за одним из поворотов далеко впереди.
   - Еще не так давно, - откликнулся Рэниар охотно, но не совсем разборчиво из-за того, что пытался одновременно говорить и прикрывать нос рукой, - системы координаторов Гильдии как таковой не существовало. Но у многих ловцов были знакомые в разных городах, через которых им всегда можно было что-то передать. Позже их стали называть координаторами, а потом большинство из них стало официально работать на Гильдию. Хотя ловец может искать заказы где угодно, обычно у каждого есть привычные районы, где все тебя уже знают. Ауста, Сиона, восточная часть Аргела - это места, где чаще всего работаем мы с Каем, поэтому в Гераре я бываю постоянно. Так что любые письма мне проще и надежнее передавать именно через Тиля, особенно важные: он никогда не допустит, чтобы сообщения для меня попали не в те руки.
   - Ты так в нем уверен? - скептически уточнил Фредегар. - Откуда ты его вообще откопал?
   - Тиль спас мне жизнь, - спокойно пожал плечами ловец. - И он один из немногих людей, которым я полностью доверяю.
  Командор некоторое время молча переваривал эту информацию.
   - Ты серьезно? - наконец выразил он свое изумление.
   - Что именно тебя смущает? То, что он спас мне жизнь, или степень моего доверия ему?
   - И то, и другое, - буркнул Фредегар, сворачивая вслед за братом в узкие улочки Герары, уводящие в сторону от реки с ее вонью водорослей. - Он же проститутка!
   - Думаю, если бы ему предложили выбирать, чем он хочет заниматься в жизни, он предпочел бы выращивать ромашки. Но почему-то его мнения на этот счет никто не спрашивал.
   - Всегда можно...
   - Нет. Нельзя, - отрезал ловец. - Ты судишь с позиций дворянина, которому никогда не приходилось бороться за жизнь. Здесь другой мир. Выживает только тот, кто может постоять за себя. А если ты слишком слаб, чтобы заработать себе на кусок хлеба, то выживай, как знаешь, или подыхай, сколько влезет. Времена, когда в Гераре было полно работы, в далеком прошлом. Сейчас таких доходяг, как Тиль, каждую неделю по десятку прикапывают под оградой городского кладбища в безымянных могилах. Хотя по нему и не скажешь, ему уже восемнадцать, просто он таким родился и все детство жил впроголодь. Да он ничего тяжелее стакана и не поднимет, а поднимет - так надорвется. Кому он такой нужен?
   - А родители, родственники?
  Рэниар невесело усмехнулся.
   - Его мать была шлюхой в порту. Она умерла во время эпидемии много лет назад. Отец - вор-домушник в одной из банд Герары. До двенадцати лет Тиль жил попрошайничеством, изображал калечного дебила на площади перед почтовой станцией. А потом папаша продал его Эдану в "Синий кот". И это ему еще повезло.
   - Хорошенькое "повезло", - фыркнул Фредегар.
   - Ты даже не представляешь себе, насколько... Его дорогой папаша давно уже отбывает пожизненное на каторге: стукнул хозяина дома, который обчищал, кочергой по черепу и случайно отправил на тот свет. Не продай он Тиля в бордель, приспособил бы его помогать, и мальчишка загремел бы на каторгу вместе с ним. А такие доходяги, как он, долго там не живут.
   - Не то, чтобы мне нравилась мысль, что слабые часто не выживают, но с этим приходится мирится сплошь и рядом, Рэн.
   - Ага, примерно так же рассуждал наш отец в отношении меня, - огрызнулся ловец.
   - То есть ты считаешь, - уточнил Фредегар, - что этот мальчишка похож на тебя, только был поставлен в гораздо менее благоприятные условия, поэтому ты взялся его благодетельствовать и защищать?
   - Ты невнимательно слушал. Тиль спас мне жизнь. Я обязан ему большим, чем он мне.
  Некоторое время братья шли в молчании. Фредегар снова заговорил первым.
   - Сколько не думаю, не могу представить себе этой ситуации. Ты же сам говоришь, что такой доходяга ничего не может. Как он ухитрился тебя спасти?
  Рэниар вздохнул.
   - Это было давно, лет пять назад. Я облажался, и довольно глупо. Не сказать, чтобы работа была сложная, но меня зацепило. Не смертельно, но неприятно. От деревни, в которой мне заказали работу, мы тогда ушли где-то на неделю пешего хода по густым лесам и болотам, поэтому я плюнул на оплату и решил выбираться в направлении Герары. Ни о каких координаторах там тогда и слыхом не слыхивали, но я надеялся добраться до "Страшного петуха", хозяин которого меня тогда уже знал, и отлежаться у него в долг. Не сказать, чтобы идея была потрясающей, но все лучше, чем ничего. К сожалению, до "Страшного петуха" я не добрался. Последнее, что я помню, как проходил в городские ворота. Тем не менее, судя по рассказам Тиля, который подобрал меня в районе Рыночной площади, по инерции я прошел еще некоторое расстояние по Гераре, прежде чем отключиться окончательно.
   - То есть он тебя тогда подобрал, и так вы познакомились?
   - Не совсем... Если быть точным, мы первый раз встретились где-то за полгода до этого: Тиль принес мне заказ на работу.
  ***
  Когда хозяин "Страшного петуха" решился робко постучать в дверь, Рэниар уже успел одеться - не услышать бой в набат мог бы разве что глухой, а поскольку над городом не было заметно отблесков пожаров, гул тревожного колокола среди ночи мог означать только одно: у ловца сейчас будет очень много срочной работы.
   - Мастер, там вас спрашивают...
   - Иду!
  Кай в нетерпении скакал вокруг, мешая хозяину собираться. Увидев открывающуюся дверь, он с таким энтузиазмом рванул вперед, что Рэниар едва не перелетел через него и наградил пса парой крепких нецензурных выражений. Несмотря на внушительные размеры и репутацию одной из подающих самые большие надежды собак Гильдии, Кай все еще оставался молодым балбесом, не окончательно избавившимся от щенячьей бесшабашной дури. Возможно, слишком молодым для серьезной многочасовой работы, которая им, судя по всему, сейчас предстояла.
  Спускаясь по лестнице, ловец лихорадочно пытался сообразить, кто из Гильдии еще находится в городе. Тут, вдали от столицы, люди многое уже повидали и панику по пустякам поднимать не будут, так что ночная тревога с набатом - это не одна тварь и не две. Это, пожалуй, набег целой стаи, а то и нескольких. Такое в последнее время случалось все чаще и, хотя Герару до сих пор беда обходила стороной, рано или поздно это было неизбежно.
  Внизу Рэниара ждал худенький мальчик. Копна пушистых светло-пшеничных волос и огромные серые глаза - вот что запоминалось сразу при первом взгляде на него. Безвкусно расшитая какими-то блестящими лоскутами рубаха с непомерно широким воротом, который мальчишке приходилось придерживать, чтобы одежда не соскользнула с плеч, и короткими рукавами, из которых торчали тоненькие, как паучьи лапки, руки, не оставляла сомнений по поводу его профессии - в таком виде по ночам расхаживали только обитатели здешней улицы борделей. Поверх этого наряда вместо плаща было накинуто старое одеяло, судя по его цвету, довольно долго исполнявшее роль половой тряпки.
   - Ма-ма-мастер! Та-там... тва-а-рь! - мальчишка заикался то ли от страха, то ли от холода: ночные заморозки отступали неохотно, и, чтобы выскочить в такую погоду на улицу в дырявой рубашке и старом одеяле, нужно было иметь очень веские причины.
   - И как я не догадался, - не удержался все-таки Рэниар от язвительного замечания. - Какая тварь?
   - "Че-ервяк".
   - "Белый червяк"? Уверен?
   - Так ска-азали. П-похож, - мальчишка стиснул зубы, пытаясь унять дрожь.
   - Где?
   - Р-речная улица, заведение "Синий кот"...
   - Таксу знаешь?
   - Х-хозяин сказал, что больше двух золотых не даст, но соседи говорят, ч-что он дурак и "червяк" стоит четыре.
   - И они правы.
   - Он заплатит, вы не беспокойтесь, - в глазах мальчишки мелькнул испуг: вдруг ловец сейчас откажется, - его иначе соседи поколотят.
   - Принимаю, - вздохнул Рэниар. - Показывай.
  Но в дверь уже ломился следующий заказчик - крупный мужчина, раскрасневшийся от быстрой ходьбы.
   - Мастер, заказ! Заказ на "белого червяка", Колокольная улица! - завопил он с порога. Кай, обеспокоенный его криками, загавкал. Ловец шикнул то ли на собаку, то ли на мужика.
   - Вы следующий, сейчас Речная улица.
  Мужчина побагровел и гневно воззрился на мальчишку, загородив собой дверь.
   - Мастер, пожалуйте сначала ко мне, - заявил он.
   - Его заказ принят первым, - невозмутимо возразил Рэниар.
   - Да это ж шлюха из борделя!
   - Полагаете, тварь в бордель заглянуть постесняется? - нехорошо усмехнулся ловец.
   - Нашли, о ком беспокоиться, мастер! - настаивал мужик. - Тут честные люди страдают, а вы из-за всякого отребья задержитесь.
  "Интересно, он с Вайнором или Гердаром так же препирался бы? Или с другими опытными ловцами?" - подумал Рэниар. - На мне что, где-то висит табличка "наглеть здесь, ловец 3-го класса"?"
   - Правила здесь устанавливаю я, - отчеканил он. - И я сказал, что он пришел первым - и его заказ будет первым. Не нравится - ищите другого ловца.
  Мужик злобно сплюнул и внезапно, размахнувшись, с силой ударил мальчишку. Тот отлетел к стене, как соломенная кукла.
   - Из-за тебя, швали подзаборной, порядочные горожане страдают, - злобно прошипел он.
  Рэниар очень медленно выдохнул. Один хороший удар разрешил бы все проблемы, но...
  "Ты не имеешь права сейчас его побить", - уговаривал он себя. - Не сейчас! Повредишь руку - не сможешь работать, а облажаешься сегодня - тебе 2-го класса не видать еще три года, как пить дать, Гердар расстарается".
   - Значит, так, - сказал ловец тоном, по которому нетрудно было понять, что терпение у него почти закончилось. - Он, - Рэниар ткнул пальцем в мальчишку, который уже поднялся и робко жался в углу, видимо, привычный к побоям, - будет первым. Ты, - он ткнул пальцем в мужчину, однако смотрел куда-то поверх его плеча, - будешь третьим.
   - Почему тре... - попытался изумиться порядочный горожанин, однако позади него уже возник еще один мужичок, сразу заголосивший:
   - Мастер, Вы мне очень нужны!
   - А ты будешь вторым! - рявкнул на него ловец.
   - Как скажете, мастер, - испуганно пискнул новоприбывший.
   - Но...
   - А если я услышу еще хоть одно слово на эту тему, - подытожил Рэниар, - то ты, - он снова ткнул пальцем в буйного клиента, - будешь четвертым, пятым, шестым - и далее, в порядке очереди! Номер два! Место?
   - Мельница в Запрудном переулке, - робко проблеял мужичок.
   - Хозяин! - ловец развернулся к притихшему трактирщику. - Для всех, кто еще будет меня искать: я на Речной улице, потом мельница в Запрудном переулке, а дальше - как пойдет.
   - Хорошо, мастер, - невозмутимо кивнул хозяин.
  ***
  Речная улица по ночам всегда была оживленным местом, а сейчас к тому же все жители и посетители веселых заведений вывалили на улицу, испуганно переговариваясь и галдя, так что пробиться к нужной двери было бы совсем невозможно, если бы толпа не спешила почтительно расступиться перед ловцом.
   - Тварь еще там? - громко спросил Рэниар, надеясь, что в этом хаосе найдется кто-нибудь здравомыслящий. По счастью, рядом почти сразу оказался пожилой капрал городской стражи.
   - Снаружи ее не видать, мастер, - четко отрапортовал он. - Так что, полагаю, внутри. По словам свидетелей, в доме осталось три человека, они, скорее всего, уже мертвы.
   - Спасибо, капрал, - искренне поблагодарил ловец. Действующий наряд стражи был сейчас как нельзя кстати. - Разгоните толпу, мне нужно место. Кай, ищи!
  Пес молча нырнул вниз, в темноту распахнутой двери, ловец последовал за ним. Собравшийся вокруг народ загомонил громче прежнего, обсуждая происходящее и нехотя отступая подальше, понуждаемый пинками и окриками стражников. Внезапно раздавшийся остервенелый собачий лай заставил всех вздрогнуть и притихнуть.
   - Нашел, кажись, - пробормотал капрал.
  В доме что-то загрохотало, потом раздался звук бьющейся посуды.
   - Сервант у барной стойки, - простонал старик в толпе. На него покосились - кто сочувственно, кто со злорадством. Эдан был хозяином "Синего кота", и сейчас его заведению наносился тяжелый ущерб. Причем если разбитую посуду еще можно было пережить, то не разорится ли заведение в результате неизбежного после такого происшествия оттока клиентов, можно было только гадать.
  Ловец с собакой появились внезапно, бок о бок выскочив из двери и резко замерев в центре свободного пространства улицы перед борделем. Толпа затаила дыхание.
   - "Червяк"! - раздался внезапно чей-то сдавленный истерический выкрик.
  Огромная светящаяся пиявка медленно и обманчиво неуклюже вывалилась из двери "Синего кота". В несколько ленивых движений она преодолела лестницу и замерла, медленно поводя головой из стороны в сторону. Пустое пространство вокруг ловца моментально увеличилось вдвое само собой, без каких-либо усилий со стороны стражников. На несколько мгновений все замерло, затем раздалось резкое, неприятное шипение разозленной твари.
   - Пошел! - скомандовал Рэниар, и они с собакой внезапно рванули в разные стороны, как раз вовремя, чтобы увернуться от внезапного стремительного выпада пиявки, неожиданного для столь габаритной туши.
  Когда толпа подалась назад, мальчишка был вынужден уцепиться за фонарный столб. После некоторых усилий ему удалось вскарабкаться по чугунным витым украшениям чуть повыше. Одеяло полетело вниз, но он не стал обращать на это внимание: все равно оно почти не грело, зато новая наблюдательная точка позволяла видеть поверх голов, что происходит перед "Синим котом", и хотя бы отчасти спасала от опасности быть затоптанным. Ловец с собакой пошли на второй круг, успешно уворачиваясь от выпадов твари, когда кто-то дернул мальчишку за штанину.
   - Молодец, Тиль, хорошего ловца привел, - донеслось снизу из толпы.
  Тиль оторвался от происходящего перед борделем и посмотрел вниз. Рядом с фонарем пристроился герарский лекарь Карон. Военный доктор в прошлом, после запрета алхимии он угодил в опалу, потерял свою практику и, с трудом избавившись от присмотра Инквизиции, уехал в провинцию, где кое-как сводил концы с концами последние двадцать лет, обслуживая в основном район ночных увеселительных заведений.
   - Откуда вы знаете? - с интересом спросил мальчик.
   - Работает от души, - пожал плечами врач. - Думает о том, что делает, а не просто деньги отрабатывает. Он прав, что выманил тварь наружу. Убей он ее внутри - и вашему заведению крышка. Поджечь труп там нельзя - весь квартал спалите. Солнце в ваш подвал не попадает. Нет, как ни посмотри, парень молодец.
  Тиль снова повернулся в сторону "Синего кота". На тварь сейчас нападала собака: она лаяла, щелкала зубами и тут же ловко уворачивалась от бросков пиявки, заставляя ее наворачивать круги по свободной площадке, не приближаясь к толпе. Ловец стоял чуть в стороне, ожидая, пока пес отведет тварь в сторону. Выгадав момент, он начал пристраивать небольшую металлическую пластину между камнями брусчатки. Однако "червяк" лишь делал вид, что замечает одну собаку: стоило Рэниару наклониться, как тварь, обманув пса ложным выпадом, резко подалась в сторону, стремясь достать человека. Ловец увернулся, с трудом, но все равно красиво, перекатился по мостовой, со звериной ловкостью вскочил на ноги, отступая, и огорченно выругался. На том месте, где он сидел мгновение назад и куда ударила тварь, медленно осыпались в воздухе синеватые искорки сорвавшегося заклинания.
  Тварь и собака закружились снова, обмениваясь взаимными выпадами, ловец неслышно заскользил по кругу подальше от них, восстанавливая магические связи между пластинами. Наконец он замер чуть в стороне.
   - Кай, налево!
  Пес резко развернулся, отступая в сторону и ведя за собой тварь.
   - Налево. Налево. Стоять!
  Собака встала на месте, как вкопанная. Тварь лениво замерла, медленно вертя головой. Пес был прямо перед ней на расстоянии прямого удара. Человек стоял сбоку, опустив руки и выпрямившись, казалось, не готовый даже отскочить. Но какое-то подозрение заставляло "червяка" сомневаться, медленно поворачивая голову с белесыми светящимися глазами то в одну сторону, то в другую, выбирая.
  Тиль нервно сглотнул, заметив, как ловец едва заметно подвинулся в сторону, чем привлек к себе дополнительное внимание пиявки.
   - Это ничего, ничего... Главное - точно прицелиться, - пробормотал внизу доктор.
  Тварь зашипела. Ее раздражала необходимость выбирать из двух целей. И тут пес низко, раскатисто зарычал. Определившись с противником, "червяк" развернулся и бросился на собаку. Ждавший этого мгновения ловец резко рванул вперед к вытянувшейся в броске твари. Синеватые разряды ударили из четырех боковых пластин в центральную, а оттуда вверх, через голову пиявки, устремилась молния. Навстречу ей из пластины в руке ловца через длинный тонкий кинжал, пробивший череп твари ровно посередине между белесыми глазами, рванула такая же молния.
  Какое-то время синие отблески от встретившихся молний плясали по всей улице, затем все погасло, и тело твари рухнуло на землю. Ловец спокойно наклонился и, уперевшись в лоб пиявки рукой в толстой кожаной перчатке, осторожно вытащил нож. В этот момент собравшаяся вокруг толпа одновременно загалдела, обсуждая увиденное и свои впечатления.
   - Свет! - приказал ловец.
  Несмотря на гомон, его сразу услышали, к нему протянулось сразу множество рук с фонарями и факелами. Рэниар осмотрел собаку и себя, убеждаясь, что на них не попали капли ядовитой серебристой крови твари. Затем он снял перчатки, аккуратно вытер ими клинок и выкинул на труп "червяка": их полагалось сжигать.
   - Где хозяин?
  Даже если Эдан и не хотел выходить, его вытолкнули вперед. Ловец кивнул.
   - Я вернусь за оплатой позже. Четыре золотых - по официальным расценкам Гильдии.
  Он поискал глазами в толпе мужичка с мельницы.
   - Веди.
  ***
  Вернулся ловец уже под утро, грязный и уставший. Речная улица была непривычно темной и тихой: большинство посетителей решило сегодня обойтись без развлечений, поэтому многие заведения закрылись раньше обычного. В "Синем коте" вообще стояла гробовая тишина, хотя никто еще не ложился спать.
  После того, как стражники написали протокол и ушли, обитатели борделя остались наедине со своими проблемами. Тела погибших - двух мальчишек и клиента - положили в одной из комнат на пол и накрыли простынями. Эдан пытался заставить кого-нибудь прибраться там, однако даже обычно безотказный Тиль вцепился в барную стойку и заявил, что туда не пойдет. Хозяин долго ругался, но в результате плюнул: в конце концов, трупы не будут потом жаловаться, что в их комнате было неприбрано.
  Мальчишки в непривычной тишине делали уборку, разбирали обломки мебели и осколки посуды, аккуратно обходя засыпанные солью пятна жгучей слизи "червяка" на полу. Эдан подозрительно выглянул из-за барной стойки, услышав стук в дверь.
   - Тиль, открой, - проскрипел он.
  Мальчишка стряхнул с колен кучу переломанных деревяшек, из которых он безуспешно пытался по хозяйскому приказу собрать обратно стул, и дернул щеколду. Ловец зашел, устало прислонился к дверному косяку.
   - Плату, - кратко потребовал он.
  Эдан проворчал что-то недовольное, однако перечить не посмел, порылся в карманах и кинул кошелек ближайшему мальчишке, который передал его ловцу. Рэниар посмотрел на кошелек, перевел взгляд на Эдана, вздохнул, сел за ближайший стол и, высыпав на него монеты, принялся пересчитывать. Пес тут же повалился на пол у него в ногах и задремал. Хозяин, раздраженно буркнув, снова скрылся за стойкой и начал греметь бутылками.
  Тиль помялся, но все-таки решился.
   - Мастер, может, Вам ужин принести? - предложил он.
   - Двадцать четыре... Что? - Рэниар настолько устал, что туго соображал, и быстро переключится с пересчета денег на любую другую мысль было сложно.
   - Вы же всю ночь работали, - совсем оробел мальчишка. - А в "Страшном петухе" Вас в такое время не накормят. У нас другое дело, у нас же ночью кухня работает.
  Ловец сделал над собой усилие, чтобы осознать сказанное. Больше всего хотелось спать, но поесть было надо, и мальчишка был прав: хозяина "Страшного петуха" даже с ножом к горлу не заставишь растопить плиту на несколько часов раньше обычного.
   - Ну, неси, - согласился Рэниар. Мальчишка сорвался было с места, но ловец его окликнул.
   - Стой. Какое число я сказал?
   - Двадцать четыре, мастер.
   - Двадцать четыре... двадцать пять, двадцать шесть... Передай этому козлу за стойкой, что я его ненавижу.
  Хозяин действительно отсыпал всю сумму медью вперемешку с редким серебром, поэтому, когда Рэниар, два раза от усталости сбившись, закончил пересчитывать монеты, Тиль уже тащил тарелки с горячей едой.
  Пока ловец с собакой ели, хозяин несколько раз прошаркал мимо по залу, кидая на всех раздраженные взгляды. Он был зол из-за того, что его заставили заплатить полную сумму, и хотел бы сорваться на мальчишек, но в присутствии Рэниара не решался. Ловца забавляло это, поэтому ел он медленно и обстоятельно.
  Покончив наконец с ужином, он поднялся и полез в карман за монетами, но к нему тут же подскочил Тиль.
   - Не надо. За счет заведения! - поспешно сообщил он.
   - Не стоит, - покачал головой Рэниар и, кивнув на уже побагровевшего от гнева хозяина, пояснил: - Побьет.
   - А, он всегда бьет, так какая разница, - беспечно отмахнулся мальчишка и, заметив, что ловец все равно достает кошелек, вцепился в его рукав и жалобно зашептал: - Пожалуйста, ну, пожалуйста, за счет заведения! Пусть Эдан удавится!
  Против этого довода у Рэниара возражений не нашлось, и он сдался. А забавный мальчишка еще выскочил на улицу и прокричал ему вслед:
   - Спасибо, мастер!
  Ловец так и не понял, за что именно он его благодарит.
  ***
  Жизнь в Гераре быстро входила в свою колею, что бы ни случалось, поэтому спустя пару месяцев никто на Речной улице уже и не вспоминал о нападении тварей. "Синий кот" вопреки прогнозам недоброжелателей благополучно пережил все потрясения и, как бы не ворчал вечно чем-то недовольный Эдан, был очень далек от разорения.
  Тем не менее ловца Тиль узнал сразу. Каждый день двух-трех мальчишек посылали на рынок за продуктами. Сегодня кладовая оказалась практически полна, поэтому Тиля отправили в одиночестве. Однако пакет все равно получился достаточно тяжелый и объемный, так что смотреть по сторонам мальчишка мог только сквозь густой куст зеленого лука, посреди которого гордо возвышался селедочный хвост.
  Рэниар медленно брел по переулку вдоль стены, пес крутился у него под ногами.
   - Здравствуйте, мастер! - радостно поздоровался Тиль, однако ловец прошел мимо него, даже не заметив. Выглядел он плохо: грязный, ободранный, какой-то сор и солома прилипли к плащу поверх засохших комьев земли, как будто Рэниар лежал прямо на земле и даже не отряхнулся, поднявшись. Собака тоже была грязной и худой.
   - Мастер, с Вами все в порядке? - тревожно спросил мальчишка, пытаясь переложить пакет в руках таким образом, чтобы лучше видеть.
  Но ловец его, видимо, не слышал. Пройдя еще несколько шагов, он остановился, тяжело прислонившись к стене, а потом начал медленно сползать за землю.
   - Мастер! - Тиль бросился к ловцу, но, естественно, удержать его не сумел. Тут же подскочивший пес принялся лизать хозяину лицо, однако тот не подавал никаких признаков жизни. Мальчишка в отчаянии огляделся. Они были в одном из многочисленных герарских переулков, в который выходили лишь старые сараи и глухие задние стены домов, сколько не кричи, на помощь здесь никого не дозовешься. Да и смысл? Хотя Гильдия и пользовалась в последнее время всеобщим уважением, никто не станет тратить свое время и деньги на лечение, возможно, умирающего ловца, которому он ничего не должен.
  Собака залаяла, совсем не грозно, как когда-то на тварь, скорее испуганно, срываясь на повизгивания. Где-то вдалеке лениво откликнулся какой-то цепной пес, однако на него прикрикнули, и он замолк.
  Тиль решительно выбросил в грязь мешающий пакет с продуктами. С первого раза у него едва получилось сдвинуть ловца с места, поднять его казалось невозможным. Сколько потом Рэниар не допытывался у мальчишки, как ему вообще удалось дотащить его до "Синего кота", тот только смущенно пожимал плечами: "Как-то". Тяжелая сумка ловца мешала, Тиль снял ее и повесил себе на плечо, чтобы создать хоть какое-то подобие противовеса. Несколько раз сам упав, он все-таки сумел перекинуть бесчувственное тело через плечо и медленно, держась за стенку, побрел в направлении "Синего кота". Пес мельтешил вокруг, повизгивая и иногда пытаясь от волнения напрыгнуть на хозяина лапами, грозя уронить обоих. Шаг - остановка - еще шаг - передышка...
  К счастью, до Речной улицы по узеньким проулочкам было недалеко. Тощий рыжий Райн, лениво подметавший улицу перед борделем, потрясенно выронил метлу.
   - Придурок, ты совсем головой двинулся?!
   - Заткнись. Помоги, - еле выдохнул Тиль.
   - Эдан тебя убьет, - предупредил Райн, но все-таки подбежал, подхватил ловца с другой стороны, вместе они втащили его в двери "Синего кота" и положили на пол.
  Хозяин не заставил себя долго ждать.
   - Что это? - грозно вопросил он, пробиваясь через толпу сбежавшихся на шум мальчишек.
   - Ловец, - честно признался Тиль. - Помните, он зимой приходил, когда "червяк"...
   - Я вижу, что это ловец! - возопил Эдан. - Какого черта ты притащил сюда эту дохлятину?!
   - Он же нам помог!
   - Выкинь немедленно!
   - Ну, пожалуйста...
   - Выкинь, я сказал! - рявкнул старик. - Верни туда, где взял.
  Тиль набрал побольше воздуха. Его неизбежно должны были отколотить за это, но отступать было некуда.
   - Поздно, - выпалил он. - Он уже здесь, и если мы его выкинем, Гильдия обязательно узнает...
   - Ты мне еще угрожать смеешь? - зашипел Эдан.
   - Нет, я просто объясняю, - пискнул мальчишка. - Если Гильдия узнает, что мы выкинули умирать на улицу ловца, они могут занести нас в черный список, и тогда не только мы, вся улица пострадает. Ва... нам такого не простят.
  Лицо хозяина пошло багровыми пятнами, как будто его вот-вот хватит удар, но Тиль знал, что особенно надеяться на это не стоит: скорее старик сейчас прибьет его, чем сдохнет сам. Но довод был здравым, поэтому Эдан в виде исключения все же пошел на попятный.
   - Делай, что хочешь, - сплюнул он. - Но, если он будет мешать работе, я его выкину, и мне наплевать, сдохнет он или нет.
   - Райн, сбегай за Кароном, пожалуйста, - попросил Тиль.
   - Кто будет доктору платить, хотел бы я знать? - сварливо осведомился Эдан.
   - Я заплачу! - заявил Тиль. У каждого мальчишки в заведении была своя заначка, в которую откладывались подаренные клиентами деньги. Конечно, каждый мечтал когда-нибудь накопить заветную сумму и откупиться от Эдана. На самом деле все было куда сложнее: выкупиться из борделя было не так уж трудно, но после этого счастливчик оказывался на улице без гроша в кармане и без работы, так что скопить нужно было куда больше, чтобы не только обрести свободу, но и иметь возможность начать какое-то свое дело. Поэтому в действительности случаи, чтобы проститутки обоих полов таким способом покидали заведения на Речной улице, были крайне редки. Но все равно заначки были неприкосновенны: осознавать, что у тебя есть хотя бы гипотетическая возможность в любой момент или в скором времени освободиться от хозяина, было приятно.
   - Ну и дурак, - скривился Эдан, окончательно теряя интерес к происходящему.
  Доктор пришел быстро. Покрякивая обошел вокруг ловца, потрогал ему лоб, пощупал пульс.
   - Положите его на стол, - велел он наконец и долго критически наблюдал, как мальчишки с трудом и неумело выполняют его приказ.
   - Ну-с, - изрек он, когда им это все-таки удалось, - давненько я не имел дела с плохо обработанными ранами.
  В глазах у него Тиль заметил настоящую профессиональную радость.
   - Помогите мне его раздеть, - приказал доктор. - Нужно найти, где его зацепило.
  С плащом особых проблем не возникло, если не считать того, что почти каждый помогающий успел хотя бы раз порезаться о различные лезвия, припрятанные по внутренним карманам.
   - А вот это уже интересно, - пробормотал Карон, разглядывая дыры в защитном жилете на боку ловца. Чьи-то очень острые когти рассекли толстую двойную кожу, как нож масло. Пятна засохшей крови по краям дыр указывали на то, что это не старая прореха.
  На куртке дело несколько застопорилось.
   - На черта он на себя столько нацепил? - пыхтел Райн, силясь стащить рукав и не догадываясь сначала снять надетый поверх кожаный наручь. - Лето же еще.
   - Лихорадило его, вот и нацепил, - хмуро пояснил доктор. - Да еще и промок, когда в болото провалился.
   - Почему в болото? - выдохнул Тиль, который вовремя заметил наручь со своей стороны и теперь тщетно бился над его слишком тугой застежкой. Вместо ответа врач вытащил из волос ловца запутавшийся мусор, который при ближайшем рассмотрении оказался засохшей ряской.
  Куртка на боку прочно прилипла, и мальчишки беспомощно дергали ее, пока доктор не отодвинул их и одним сильным рывком не оторвал прилипшую полу. В нос тут же ударил тяжелый тошнотворный запах. Мальчишки бросились в рассыпную. Тиль тоже отступил к двери, интуитивно ощущая, что ему совсем не хочется смотреть, что будет дальше.
   - Куда?! - рявкнул Карон. - Ты!
  Он ткнул пальцем в сторону Тиля.
   - Кто-то должен мне помогать! Если вы все намерены бездельничать, я тоже разворачиваюсь и ухожу. Но у него, - он указал на ловца, - серьезное нагноение раны, и если мы сейчас не очистим гнойную полость, через несколько часов у него начнется общее заражение крови, и он умрет. Так что прекрати сопли и займись делом. Неженка!
   - А... что нужно? - выдавил из себя мальчишка, превозмогаю страх и тошноту.
   - Неси кипяток, ненужные простыни и пустой таз, - хмуро велел доктор, разглядывая намотанные прямо поверх рубахи грязные бинты с засохшим бурым кровавым пятном. - Будем пытаться помочь этому бедолаге.
  Провозились они долго. Тиль старался не смотреть на воспаленную рану, особенно когда врач копался в ней ножом, но, несколько раз подряд получив нагоняй за то, что криво держит таз, так что гной течет мимо, вынужден был все-таки пересилить себя и не отворачиваться. Потом доктор еще где-то разрезал, что-то вскрывал, и, когда он со словами: "Этот кусок ребра тебе больше не понадобится" выкинул что-то в таз, мальчишка поймал себя на мысли, что смотрит на происходящее как будто со стороны и очень издалека.
  Потом они перевязывали рану ловца, тащили его наверх в комнату Тиля, через шаг спотыкаясь о кидающегося под ноги пса. Следующие три дня тоже прошли, как в тумане. Тиль метался между работой и поручениями Эдана, который не только не собирался делать мальчишке никаких поблажек, но и с особой радостью придирался даже мелким погрешностям, и мечущимся в бреду больным, которому нужно было менять компрессы, перестилать постель, поить лекарством. Доктор приходил каждый день и оставался на несколько часов, следя за состоянием раненного и давая мальчишке возможность хоть немного подремать на расстеленном на полу тонком матрасике. Райн в свободное время бегал по городу, пытаясь отыскать хоть одного ловца. Члены Гильдии друг друга в беде не бросали и могли бы взять на себя заботы о больном товарище. Но, как назло, похоже, в этот момент единственный ловец в Гераре валялся в бреду в борделе на Речной улице.
  Когда на четвертый день Рэниар наконец пришел в себя, а затем, подремав пару часов, снова проснулся и попросил есть, вызвав у доктора удивленное: "Надо же, живучий!", Тиль почувствовал, что жизнь почти прекрасна.
  Пока ловец лежал в постели, Эдан не переставал гнобить мальчишку постоянной руганью и попреками, сопровождаемыми пинками и зуботычинами. По его словам выходило, что больной и его собака чуть ли не разоряют бордель, бессовестно объедая его, Эдана, скромное хозяйство. По мере того, как ловец выздоравливал, брань старика хоть и не стала менее обильной, но перешла на шепот. Худой, как жертва голодомора, бледный до прозелени, едва передвигающийся по стеночке, Рэниар каким-то образом ухитрялся смешать хозяина с грязью одним скептическим взглядом. Старик вызывал у него глубокую антипатию, и он не считал нужным это скрывать. С мальчишками он наоборот был доброжелателен, но панибратства или жалоб на жизнь не терпел, моментально срезая зарвавшегося какой-нибудь колкой язвительной репликой. Тиль вообще ни на кого никогда не жаловался, но именно из-за него в конце концов произошло столкновение ловца с Эданом.
  Когда однажды старик, будучи сильно не в духе, принялся орать за что-то на Тиля, Рэниар, который раньше никогда не вмешивался в его разборки с мальчишками, внезапно отвлекся от возни с собакой и спокойно спросил:
   - Эдан, у тебя проблемы?
   - Нет, - огрызнулся хозяин.
   - А сейчас будут, - меланхолично пообещал ловец. Старик заткнулся, выбежал из комнаты и больше к мальчишке не приставал.
  В конце концов Рэниар поправился настолько, что собрался уходить. Для Эдана это был, кажется, самый счастливый день в его жизни.
   - Куда ты пойдешь? - спросил Тиль и, заметив, как ловец поморщился от боли, поспешно подскочил и помог поправить и застегнуть пояс с ножнами. Хотя рана уже почти зажила, при поворотах она нередко напоминала о себе.
   - Пока в "Страшный петух", - Рэниар осторожно пристроил на плечо сумку, прикинул, не будет ли она задевать больной бок при ходьбе. - Попробую найти кого-нибудь из своих, чтобы помогли добраться до Бейля: в одиночку я, боюсь, пока не дойду.
   - Лекарство не забудь, - торопливо напомнил мальчишка. - Большая склянка рядом с пакетом с такими... шариками. Доктор обещал тебя проклясть, если ты не будешь его принимать еще две недели. Вообще я думаю, он будет без тебя скучать.
   - Без моих сломанных ребер, ты хочешь сказать...
   - Ну да, без них, - улыбнулся Тиль. - Наверное, это нормально для доктора... А, подожди!
  Мальчишка бросился обратно к себе в комнату и вернулся с мешочком в руках.
   - На, держи!
   - Что это? - подозрительно спросил Рэниар.
   - Ну, у тебя же сейчас денег совсем нет, - смущенно пояснил Тиль. - Если ты никого из Гильдии не найдешь, застрянешь в "Страшном петухе", да и до Бейля тебе самому придется добираться. Без денег тебе нельзя. Помнишь, что доктор велел? Не спать на улице, хорошо питаться. Так что держи уже.
  Он почти насильно всунул кошелек в руку ловца.
   - Заначка? - уточнил Рэниар.
   - Ага. Да ну ее, - насколько мог весело махнул рукой мальчишка. Ловец вздохнул.
   - Ладно, ты прав. Спасибо.
  Он спрятал кошелек за пазуху, подозвал собаку и направился к выходу.
   - Ну и дурак ты, Тиль, - довольно проскрипел Эдан, осторожно выглянув из кладовки и убеждаясь, что за ловцом захлопнулась дверь. - Плакали твои денежки. Или ты думаешь, он будет помнить долги вашему брату?
   - Ну и пусть, - отмахнулся мальчишка. На душе и так кошки скребли от предчувствия того, как теперь старик на нем отыграется.
   - Да ты у нас прямо образец смирения, - продолжал издеваться тот. - Тогда марш в кухню мыть посуду.
   - Я же ее помыл, - удивился Тиль.
   - Помоешь еще. Три раза. И это только начало, - злорадно пообещал Эдан.
  ***
  К зиме Эдану надоело издеваться над Тилем, и его придирки вошли в обычное русло. История про то, как мальчишка, дурак, профукал все свои денежки, стала настолько избитой, что ее наконец перестали рассказывать клиентам и вообще начали считать дурным тоном. Тиль уже не ходил, как побитый, и смирился с мыслью, что несколько недель под защитой ловца были просто счастливым, но вредным сном. Поэтому, когда однажды днем дверь распахнулась и в нее с радостным лаем влетел огромный бело-рыжий пес, он даже не сразу сообразил, что происходит. А когда понял, бросился на колени перед собакой, обнимая ее за шею, зарываясь руками в мягкую блестящую шерсть.
   - Кажется, я мог и не приходить, а просто прислать вместо себя Кая, - раздался иронический голос. Тиль поднял голову и наконец увидел Рэниара, стоявшего в дверях и отряхивавшего снег с капюшона. Когда он сделал шаг в сторону, мальчишка заметил, как под плащом блеснул тонкими металлическими пластинами новый кожаный жилет: видимо, оставшиеся ребра были ловцу очень дороги.
   - Рэн! Ты давно в Гераре?
   - Со вчерашнего вечера. Как у тебя дела?
   - У меня все нормально, - радостно кивнул Тиль.
   - То-то я и вижу, - скептически хмыкнул Рэниар, разглядывая багровый синяк на левой скуле мальчишки. Тот смутился, но твердо ответил:
   - Это я со стула упал. Случайно.
   - Ах, ну если со стула... Держи, твое, - ловец бросил в ему руки знакомый кошелек, тяжело звякнувший монетами.
   - А я-то думаю, кто это пришел, - изрек появившийся на пороге Эдан, стараясь скрыть огорчение. - Не зря мне всю ночь тухлая рыба снилась...
   - Эдан, мое предложение создать тебе много проблем все еще в силе, - лучезарно улыбнулся ловец.
   - А я что, я ничего, - испуганно залебезил старик. - Я ж исключительно об убытках, хотя, конечно, кто старое помянет... Не в претензию Вам, мастер.
   - Подавись, - Рэниар хлопнул на стол второй кошелек.
   - Что это? - подозрительно уточнил Эдан, опасаясь подходить.
   - Деньги за месяц в твоем клоповнике. И чтобы я больше не слышал нытья на этот счет.
   - Вы у нас чуть поболее месяца провели, - поспешно заявил старик. Рэниар посмотрел на него с выражением человека, случайно уронившего медяк в коровью лепешку и теперь размышляющего, стоит ли ради такой мелочи мараться.
   - Учитывая, что там на два месяца хватит, на твоем месте я бы заткнулся и молча потащил золотишко в норку, пока я не передумал, - наконец ответил он. Эдан что-то пробурчал и поспешил ретироваться.
   - Ты обедал, Рэн? - спросил Тиль, все еще радостно улыбаясь и прижимая к себе собаку.
   - Ага. Но выпить чего-нибудь не отказался бы, - добавил ловец.
   - Я мигом принесу!
  Мальчишка сорвался с места и помчался на кухню. Рэниар тут же поймал за полу пробегавшего мимо Райна.
   - Кто Тилю так лицо разукрасил? - без всяких предисловий осведомился он. - Эдан?
   - Не... - мальчишка покосился на дверь кухни и перешел на полушепот. - Это у нас тут один повадился ходить...
   - Клиент?
   - Что-то вроде...
   - В смысле?
   - Ну, деньги он платит, но ходит не для того... Просто бузит, издевается, драки устраивает... Говорит, что наше богомерзкое заведение только того и стоит. Но ходить не перестает.
   - А почему Эдан его не выставит?
   - А он его боится. Там мужик - во! - Райн вытянул руку вверх, показывая рост на полторы головы выше Рэниара. - И в плечах - во! И потом, он же платит, и бьет больше нас, чем посуду. Тиль ему особенно чем-то не приглянулся, говорит, лыбится слишком много. Вот Эдан и делает вид, что не замечает.
   - Понятно. И что за тип?
   - Говорят, с корабля какого-то в порту. Геб его зовут. Но я тебе ничего не говорил, - предупредил мальчишка.
   - Договорились, - Рэниар сунул ему мелкую монетку и поднялся.
   - Э, ты куда? - изумился Тиль, появившийся на пороге зала с кувшином, из которого шел пар.
   - Дела появились, - как ни в чем не бывало заявил ловец, направляясь к выходу. - Ты оставь это пока до вечера, - он указал на кувшин. - Я вернусь!
  Вскоре в "Синий кот" завернул доктор Карон.
   - Похоже, твои неприятности кончились, - заявил он Тилю с порога. - Меня сегодня вызывали в порт, там очень сильно избили этого неприятного типа... Геб, кажется. Травмы-то не опасные, но репутация его очень сильно пострадала. Причем говорят, что противник показался сначала совершенно несерьезным. Матросы даже развеселились, когда он предложил Гебу отойти в сторонку "побеседовать". И ведь так качественно, профессионально побил... Самое забавное, что у Геба теперь оба глаза подбиты, как у тебя, только симметрично. Уже ходят слухи, что его судно собирается наконец сниматься с якоря. Я думаю, в Гераре по нему скучать не будут.
   - А что за парень был? Ну, который его побил... - подозрительно заинтересовался Тиль.
   - А кто его знает, матросы первый раз его видели, - пожал плечами лекарь. - Говорят, обычный парень, на вид ничего примечательного, среднего роста, волосы каштановые...
   - Не ловец?
   - Ловец? Почему? Нет, он был без собаки, иначе Геб не стал бы с ним бы драться, не самоубийца же он, в самом деле... Хотя... Если это все-таки ловец, тогда многое объясняется... Стой, а почему это ты спрашиваешь?
   - Сегодня Рэн вернулся, - упавшим голосом ответил Тиль. - И, видимо, кто-то, - он бросил возмущенный взгляд на Райна, который тут же сделал вид, что очень старательно протирает оконное стекло, - ему что-то рассказал.
  Доктор внезапно расхохотался.
   - Нет, ну надо же, поправился! - веселился он
   - Ну, чему вы радуетесь-то?
   - А ты чего нос повесил?
   - Я не повесил нос. Но это же неправильно, чтобы Рэн теперь ввязывался в неприятности, защищая меня, - попытался объяснить мальчишка. - Я могу и так прожить, это ничего.
   - У меня создалось впечатление, что Рэниар - отнюдь не филантроп, так что, наверное, это нужно и ему тоже, не только тебе.
   - Зачем ему-то? - шмыгнул носом Тиль.
   - Кажется, он привык всегда платить по счетам, - пожал плечами доктор.
  Ловец вернулся в "Синий кот" вечером, когда в зале было уже полно посетителей, веселый и совершенно невредимый. Деловым шагом пройдя к стойке, он поманил пальцем Эдана и сразу, без предисловий, перешел к делу:
   - У тебя есть два варианта, - громко заявил он. - Либо ты по доброй воле нанимаешь хорошего вышибалу и нормально следишь за порядком, либо я тебе сейчас опытным путем доказываю, что тебе очень нужен хороший вышибала. Что выбираешь?
   - А что, - кисло полюбопытствовал старик, - хороший вышибала мне поможет от вас?
   - От меня - нет, - ничуть не обиделся Рэниар. - Но я могу немного подобреть и постараться вести себя прилично. Хотя как знаешь, - ловец критически посмотрел на новый сервант, недавно поставленный на место прежнего, разнесенного тварью.
   - Будто у меня есть выбор, - торопливо ответил хозяин, заметив этот взгляд. - Все, как угодно мастеру.
   - Да, Эдан, ты попал, - заржал кто-то из посетителей.
  ***
   - Тиль очень хорошо справлялся с обязанностями моего координатора, и я предложил его Гильдии в качестве координатора Герары, поскольку у нас здесь никого не было.
   - И они согласились?
   - Ну, сначала было много желающих меня побить, - признался Рэниар. - Но, поскольку ни у кого не получилось, им пришлось смириться. И потом - Тиль очень хорошо работает, это признают все.
   - Это меняет дело? - спросил командор.
   - Хороший координатор - это надежные тылы для всех ловцов, которые работают в этом городе и окрестностях, - пояснил ему младший брат. - Когда знаешь, что в случае чего тебя сразу начнут искать, найдут врача, помогут с деньгами, что ты можешь заказать из Бейля нужные реактивы, и они всегда придут в нужном количестве и вовремя, - работается как-то спокойнее. Тиль постоянно переписывается с Бейлем и с координаторами соседних городов, он в курсе всех событий Гильдии и местных слухов, знает, кто, когда, куда и зачем. Он быстро выучил стиль работы всех ловцов, которые часто бывают в Гераре - ты же видел, он чуть ли не лучше меня помнит, что мне нужно. Если вдруг я что-то забуду - он всегда меня подстрахует.
   - Это настолько сложно?
   - Достаточно. У Тиля прекрасные способности, он все схватывает на лету. Пять лет назад он едва читал по слогам и считал до десяти. Спасибо доктору, который взялся учить его грамоте и счету. Сейчас из Герары приходят такие длинные и подробные отчеты, что в Бейле рыдают от умиления.
   - Почему бы тогда вам не выкупить его из заведения, раз он так незаменим?
  Ловец вздохнул.
   - Координаторы не получают жалования от Гильдии, только материальную помощь в экстремальных ситуациях. У нас просто нет таких денег. Они тратят на нас свои время и силы по доброй воле, а на жизнь зарабатывают любым другим ремеслом, каким бы оно ни было. Тиль - не исключение.
  ***
  Трактирная служанка испуганно отскочила в сторону с дороги стремительно влетевшего в дверь озверевшего ловца.
   - Где?.. А! - кровожадно обрадовался он, увидев пристроившихся в углу Рэниара и Кирела. - Рэн, ты вообще сдурел?!
  Рэниар чуть не поперхнулся и осторожно отставил в сторону кружку с горячим вином.
   - Какие-то проблемы? - осторожно осведомился он у разъяренного коллеги.
   - Какого черта ты это сделал?!
   - Что именно?
   - Зачем вы с Гердаром провернули это?! Нафига было назначать координатором этого?!
   - Так какие проблемы? - терпеливо переспросил Рэниар, пытаясь не замечать тихо трясущегося от беззвучного хохота Кирела.
   - Я что, теперь каждый раз должен ходить в тот бордель?!
   - Ты стесняешься ходить на Речную улицу?
   - Нет!
   - Тогда в чем проблемы?
   - Ты цвет фонаря там над дверью видел?! - завопил ловец.
   - У тебя претензии к работе координатора есть? - парировал Рэниар. - Тиль неправильно что-то купил, ошибся в отчете, не переслал почту, напутал с распределением заказов? Если да, то иди к нему и скажи - он все исправит, а я тут не при чем.
   - Да не ошибся он ни в чем, - смущенно буркнул парень.
   - Тогда пошел к черту, - задушевно посоветовал Рэн. - Цвет фонаря ему не тот.
   - Но я...
   - Ты ныл, что в Гераре нет координатора? - вышел из себя Рэниар.
   - Да, но...
   - Теперь он есть, и он прекрасно работает. С идиотскими претензиями пошел к черту! Что ты ржешь?! - вызверился он на все еще хихикающего Кирела.
   - Иди, Тарен, иди уже, - посоветовал тот обиженному ловцу, - не зли нашего нервного советника, пока он тебе какие-нибудь долги не припомнил. Тиль - хороший координатор, а к остальному ты привыкнешь. Я привык - и ты привыкнешь, - добавил он, прерывая все попытки возражений.
   - Они меня достали, - возмутился Рэниар, когда их коллега удалился. - И почему они все пристают ко мне? Ты тоже советник, между прочим.
   - Но идея с Тилем принадлежит тебе, - весело парировал его друг. - Кстати, Гердару она тоже поначалу не нравилась. Думаешь, к нему возмущенные не приставали? И ничего, пережил как-то. Мальчик очень хорошо работает, потерпи немного, все уляжется само собой.
   - Хотелось бы верить, - уныло согласился Рэниар. - Что? - подозрительно уточнил он, заметив, как Кирел расплылся в улыбке, глядя через его плечо на входную дверь таверны.
   - Я тебе сочувствую, - заржал тот, - но, кажется, нынче Герару решило посетить не меньше половины Гильдии. И все они хотят побеседовать с тобой.
  Рэниар со стоном уронил голову на сложенные на столе руки.
   - Скажи им, что это не я, а твой друг-алкоголик. А собака моя тут просто так сидит, - взмолился он.
  
  Глава 4. Факты и догадки
  
  Столица еще дремала в сером мареве предрассветных сумерек. Дериану всегда нравился этот момент, когда на улицах Велентора тихо и незаметно жизнь ночная уступала место жизни дневной, и на какой-то краткий промежуток времени город становился действительно безлюден: последние представители "темной" смены Гильдии воров уже расползались по норам и притонам подсчитывать барыши и залечивать раны, а даже самые ретивые домохозяйки еще досматривали последние сны. Совсем скоро заскрипят колеса первых телег мусорщиков, возвещая приход утра.
  Дериан со вздохом задернул оконную штору. Больше всего столица нравилась ему именно в такое время. Нет, он нисколько не жалел о своем решении покинуть родительское имение и отправиться искать счастья в Велентор, тем более что ему, в отличие от большинства таких же молодых людей, ежегодно стекающихся сюда в поисках лучшей доли и с надеждами на блестящую карьеру, судьба действительно улыбнулась, позволив подняться куда выше, чем он мог рассчитывать.
  Неожиданное покровительство Фредегара Флаурос, искавшего себе достойного помощника, дало ему не просто хорошее место службы и финансовую самостоятельность, но и дело, которое было ему по душе. Командор много требовал от своего заместителя, но взамен оказывал ему почти безграничное доверие, всегда поясняя смысл своих действий и приказов. Мир столичных интриг и бесконечных невидимых войн знатных домов, иногда ничуть не менее жестоких и кровопролитных, чем войны на полях сражений, был нелицеприятен, но интересен, он требовал постоянного внимания, выдержки и самообладания. Хотя Дериан уже в полной мере освоился в нем, иногда ему все-таки хотелось тишины и покоя, и особенно часто такие приступы случались в отсутствие начальства.
  В этот раз отъезд командора был как никогда хлопотным для его заместителя. Слухи расползались по Велентору быстро, и сейчас все, что было связано с домами Флаурос и Лорар, вызывало интерес при дворе. Бесконечные паломничества любопытствующих в приемную доводили Дериана до белого каления, однако ничего поделать с этим он не мог: в отличие от Фредегара, выставлявшего всех лишних посетителей категоричным "Не мешайте работать!", капитан был вынужден тратить несколько часов на пространные объяснения, сочувствия, извинения и вежливые поддакивания. Поэтому сейчас он особенно дорожил тихими утренними часами, когда можно было свободно передвигаться по дворцу, не вызывая праздного интереса.
  Времени до утреннего доклада дежурных офицеров было еще много, и Дериан направился в дальний кабинет командора - нужно было просмотреть донесения осведомителей. Пробегая глазами ровные строчки отчета, он невольно зацепился взглядом за абзац, рядом с которым карандашом была нацарапана дополнительная пометка: "Замечено участие Инквизиции". Дериан перечитал абзац несколько раз. Убийство ростовщика Телора и его жены с целью ограбления. Обычное дело из ведомства Городской стражи, капитан и не обратил бы на него внимания, если бы не пометка. С чего бы Инквизиции интересоваться такими случаями?
   - У нас что-нибудь есть на этого ростовщика? - спросил он у секретаря.
   - Никак нет, господин капитан, - почтительно отрапортовал тот. - Обычный ростовщик, никаких дружеских или родственных связей с магами никогда не имел.
   - А Гильдия воров?
   - Не замечен. Телор вообще пользовался хорошей репутацией, к его услугам прибегали даже благородные дома.
   - Хм...
   - Прикажете навести более подробные справки об этом происшествии? - осторожно уточнил секретарь.
  Дериан задумался.
   - Нет, - наконец решил он. - Не стоит влезать в дела Инквизиции. Пока не вернется господин командор, наша задача в том, чтобы привлекать поменьше внимания.
  Тем не менее помеченный карандашом абзац никак не шел у капитана из головы. Он перечитал его еще раз.
   - Оружейная улица - это же район Южного рынка? - переспросил он у секретаря.
   - Так точно, прямо рядом с торговой площадью.
  Дериан потер виски - совсем некстати начинала болеть голова.
   - Вы знаете капитана Хейлога, командира стражи этого района? - наконец спросил он. Секретарь замялся.
   - Я не совсем уверен, господин капитан...
   - В любом случае, незаметно выясните, когда у него будет свободное время и где он его собирается провести, - Дериан закрыл папку и поднялся. - Только не привлекайте внимания. В ближайшее время я бы хотел случайно с ним где-нибудь столкнуться.
   - Слушаюсь, - понимающе кивнул секретарь.
  ***
  Толпа посетителей уже ждала Дериана в приемной. У большинства из них были совершенно пустяковые дела, с которыми лично к командору никто сунуться бы не посмел, однако его заместителю отказать им в приеме наглости не хватало. Бесконечный поток жалоб на потерянные сумочки, шляпки и сережки сопровождался весьма пристрастными расспросами о личной жизни и планах Фредегара Флаурос. Однако капитан был готов сколько угодно отвечать на все эти глупости, лишь бы оттянуть тот момент, когда подойдет очередь печального человечка в углу приемной, носящего гордое звание главы службы безопасности баронессы Эйнар и всей этой службой безопасности в действительности являющегося. Баронесса страдала неуемной фантазией вкупе с острой манией преследования, что делало ее настоящим кошмаром для Королевской гвардии. Бесконечные душераздирающие истории о подсыпанных ядах и подосланных убийцах сыпались из нее, как горох из порванного мешка. Если бы хотя бы половина этих историй была правдива, королевский дворец, по расчетам Дериана, давно должен был обезлюдеть.
  Когда очередь печального телохранителя баронессы почти подошла, приемная внезапно тревожно всколыхнулась. Герцог Руис величественно прошествовал от дверей, благодушно приветствуя собравшихся легким наклоном головы. Предупрежденный расторопным секретарем капитан успел встретить знатного гостя у входа в кабинет.
   - Давненько я не видел здесь такого оживления, - доброжелательно кивнул он Дериану, проплывая к креслу. - Ну да не беспокойтесь, голубчик, я вас надолго не отвлеку. Всего лишь пришел по-дружески поинтересоваться, как идут у вас дела в отсутствие командора.
  Дериан изобразил на лице вежливое удивление.
   - У нас все в порядке, Ваша светлость. А поступали какие-то жалобы на работу Королевской гвардии?
   - Ох, капитан, не стоит воспринимать все так официально, - протестующе замахал руками герцог. - Я же не с инспекцией, в самом деле, да и какие могут быть инспекции, когда вы не мой подчиненный. Я всего лишь проявляю дружеское участие. У меня и в мыслях не было говорить что-либо плохое о ваших ребятах. Просто предположил, что нынешнее положение дел создаст повышенное внимание к Королевской гвардии, и решил предложить вам свою совершенно безвозмездную помощь.
   - Благодарю, Ваша светлость, но мы вполне в состоянии справиться с ситуацией, - почтительно возразил капитан.
   - Ваша уверенность меня радует, - благодушно кивнул Руис. - Что ж, как знаете. Но мы могли бы продемонстрировать прекрасный пример совместной работы двух министерств.
  Хотя отказ вроде бы был вполне недвусмысленным, герцог вновь сделал паузу, явно ожидая ответа. Капитан замялся. Категоричные возражения могли быть восприняты как непочтительность, однако не думал же Руис и вправду, что Дериан согласится и позволит людям Министерства внутренних дел сунуть свой нос в дела гвардии?
   - К сожалению, - осторожно сообщил он, - это слишком ответственное решение, которое я не в праве принять в отсутствие господина командора.
   - Да? Ну, как знаете, - слегка раздраженно тряхнул головой герцог. - Видимо, я переоценил вашу самостоятельность. Впрочем, неважно, - он снова вежливо улыбнулся. - Кстати, раз уж зашла речь о командоре... Что это все-таки за история с его секретным сватовством?
   - Меня тоже весьма интересует этот вопрос, - раздался резкий голос от дверей.
  Секретарь испугано отскочил в сторону с дороги главы дома Иннис и, встретившись взглядом с Дерианом, сделал виноватое лицо. Лиэн Иннис был почти ровесником командора. Менее приученный к военной муштре, он обычно был достаточно снисходителен к окружающим, но, когда он бывал не в духе, под руку ему попадаться не стоило. В последнее время Лиэн пребывал не в духе практически все время, и для этого были веские основания.
  Некогда род Иннис сумел потеснить семью Флаурос и занять место первого дома генеалогической ветви, однако сейчас его положение было крайне неоднозначно. Отец Лиэна Эдис Иннис, несмотря на преклонный возраст, был жив и весьма бодр, но совершенно слабоумен. Это не помешало многим возражать против передачи прав главы дома наследнику при жизни его предшественника, и за несколько лет под управлением сумасшедшего герцога дела семьи пришли в полный упадок.
  Сейчас Лиэн всеми силами старался восстановить былое благополучие дома, однако это было сложно, учитывая, что титул главы семьи был передан ему скорее номинально, большую часть прав по-прежнему сохранял за собой Эдис, хотя он и был последним человеком, которому было это нужно. Дом Флаурос тем временем вполне успешно удерживал свои позиции, благополучно пережив смену главы, что безусловно обостряло соперничество между и без того конкурирующими домами.
   - Посещение благородного господина Иннис - большая честь для нас, - не совсем в тему выдавил из себя Дериан.
   - О, дорогой мой, и вы здесь! - обрадовался Руис. - Хотя, конечно, кому, как не вам, особенно интересоваться происходящим!
  Герцог так и лучился радушием, от чего Лиэна заметно перекосило.
   - Ваша светлость, - он холодно поклонился. - Естественно, меня волнует то, что происходит у моих родичей, пусть и дальних.
   - Я вас прекрасно понимаю! - замахал руками герцог. - Но, как ни посмотри, Флаурос вас обходят, а? Сначала вся эта неразбериха и прискорбная, досадная ситуация с наследованием, теперь еще и стремление командора породниться с правящей ветвью... Хотя Лорар всего лишь двадцать четвертый дом, но все же... А?
   - Полагаю, - огрызнулся Иннис, - это внутреннее дело родственных домов, и мы в состоянии решить их, не вынося на обозрение широкой общественности.
   - Конечно-конечно! Но если вдруг Флаурос будут вас обижать - всегда обращайтесь ко мне, дорогой мой! Я не позволю задвигать столь достойный дом.
  Лиэн смерил герцога высокомерным взглядом и, сообразив, что герцог-то сидит, а он, Иннис, до сих пор стоит столбом посреди кабинета, торопливо плюхнулся в свободное кресло.
   - Благодарю, Ваша светлость, я запомню, - холодно ответил он в конце концов.
   - Вот и замечательно, - довольно ухмыльнулся Руис. - Так что там с нашим командором, а? - подмигнул он Дериану. - Нас всех интересуют подробности и сплетни. Когда свадьба?
   - Господин командор не изволил мне сообщить, - сдержанно ответил капитан.
   - Да ну, бросьте! - отмахнулся герцог. - Вы - правая рука командора, и вдруг не в курсе?
   - Я всего лишь заместитель командора в делах Королевской гвардии. Что касается семейных дел дома Флаурос и, тем паче, его личной жизни, - тут я вряд ли знаю больше вас.
   - А как мы должны понимать эти тайны и секреты? - неприязненно вставил Лиэн. - Если бы не вся эта странная история с покушением, мы что, узнали бы о помолвке после свадьбы?
   - Затрудняюсь что-нибудь вам сказать, - виновато ответил Дериан. - Могу лишь предполагать, но мне кажется, что командор не хотел афишировать все это из-за разницы в возрасте. Благородная госпожа Кейнари более чем в два раза младше его, и у меня создалось впечатление, что господина командора это несколько смущает...
   - Ой, ладно вам! - рассмеялся Руис. - Старый барон Элиш женился на шестнадцатилетней, когда ему перевалило за восемьдесят, - вот это разница в возрасте! А у командора дело молодое! Впрочем, его право, конечно. Не хочет он афишировать свою личную жизнь - как хочет. Но мы же можем, в конце концов, порадоваться за девушку? Бедная сиротка, ни родителей, ни братьев, единственная наследница титула! Теперь под защитой семьи Флаурос ей будет куда спокойнее и безопаснее, особенно учитывая упомянутую уже историю с этим непонятным покушением.
   - Меня мало интересует судьба бедной сиротки, - мрачно процедил Иннис.
   - Ну же, хватит дуться, - беззаботно предложил Руис. - Мне кажется, из слов капитана вполне можно заключить, что этот союз отнюдь не является вызовом вашему многоуважаемому семейству. Нам следует поздравить и командора, и почтенный дом Лорар с этим замечательным союзом. Не так ли?
  Лиэна снова перекосило, как от зубной боли. От ответа он воздержался.
   - Ну, раз уж ничего более увлекательного капитан сообщить нам не может, - разочаровано вздохнул герцог, поняв, что разговор заглох окончательно, - думаю, мне пора вернуться к своим обязанностям. А вы?
  Он выжидательно уставился на Инниса, который и не думал подниматься со своего кресла. Тот криво усмехнулся.
   - Хотя господин капитан и утверждает, что не имеет никакого отношения к делам дома Флаурос, думаю, в отсутствие командора он все же поможет мне уладить пару малозначительных формальностей с этой семьей.
   - А, ну как угодно, как угодно, - благостно кивнул герцог. - Ох уж эти родственные дома - всегда столько раздоров по мелочам...
  И он величественно выплыл из кабинета. В воцарившейся тишине был слышен почтительный ропот, встретивший Руиса в приемной. В дверях вновь неслышно возник секретарь.
   - Его светлость изволили отбыть вместе со всеми своими сопровождающими, - бесстрастно доложил он.
   - Коз-з-зел, - прошипел Иннис и, наконец давая волю раздражению, вскочил и заметался по кабинету широкими шагами. - Не позволит он нас задвигать! Кем он себя возомнил?! Старый хрен!
   - Я вам очень благодарен за понимание и помощь, - искренне сказал Дериан.
   - Ненавижу делать то, чего не понимаю! - огрызнулся Лиэн. - Какого черта мне приходится нестись сюда сломя голову и любезничать с этим облезлым котом?!
   - Потерпите немного, - постарался унять гнев Инниса капитан. - Герцог в последнее время так настойчив в попытках сунуть нос в наши дела, что я просто не знаю, как от него избавляться. А так мы очень удачно подчеркнули, что вы совершенно не в курсе дел семьи Флаурос и вообще в крайне натянутых отношениях с ними.
   - Как всегда, у нас прекрасный план, - злобно сверкнул глазами Лиэн. - Одна маленькая деталь: у меня сейчас ощущение, что я действительно не в курсе дел семьи Флаурос!
   - Это только до возвращения командора...
   - Фредегар - скотина! Наворотил дьявол знает что - и смылся!
   - Поверьте, он объяснил бы вам все, - терпеливо продолжил капитан. - Но пока он сам не вполне в курсе некоторых обстоятельств, и их выяснение потребовало его немедленного отъезда.
  Иннис состроил кислую мину.
   - И пожалуйста, - добавил Дериан, - по мере возможности поощряйте герцога Руис в его стремлении помочь вам. Хотя бы до возвращения командора. Мне кажется, это может быть весьма кстати.
   - Ненавижу, - прорычал Лиэн и выскочил из кабинета, хлопнув за собой дверью.
   - Надеюсь, это означает согласие, - с опаской пробормотал капитан.
   - По крайней мере, - бесстрастно подал голос из угла секретарь, - когда я пришел доложить ему, что герцог прибыл в приемную и сейчас самое подходящее время для его появления, он сказал то же самое...
  ***
  Район Южного рынка деловито гудел в сгущающихся сумерках. Последние телеги торговцев, подгоняемые городской стражей, выезжали с торговой площади. Кроме ярмарочных дней рынок должен был закрываться до заката, в темноте торговать разрешалось только уличным лоточникам, и те должны были убираться восвояси за час до полуночи. Впрочем, успешные торговцы покидали рынок еще днем, распродав свой товар. Те же, у кого товар залеживался, готовы были на все, лишь бы урвать хоть еще немного времени в надежде почти даром пристроить портящиеся овощи и начинавшее припахивать мясо. Поэтому скаредные хозяйки и публика победнее, готовая задарма есть даже несвежую еду, приходили на рынок именно ко времени закрытия, так что страже стоило немалого труда разогнать всех с площади.
  Особенно настырные покупатели продолжали шагать рядом с выезжавшими с площади телегами, на ходу продолжая торговаться, невзирая на окрики и тычки стражников. Продавцы с телег нервно огрызались и на тех, и на других: с одной стороны, не хотелось быть оштрафованным за торговлю после закрытия рынка, с другой - это был последний шанс получить за почти испорченный товар хоть что-то. Соблазн был слишком велик, поэтому то тут, то там из-под полы совершался поспешный обмен продуктами и деньгами. Стражники частенько закрывали на это глаза, стремясь побыстрее разделаться с выдворением торгашей, но начальство не дремало. К тому же, пользуясь сумерками, и продавцы, и покупатели нередко нещадно обжуливали друг друга, недокладывая денег или давая другой, совсем испорченный кусок, в результате чего, к большой радости собравшихся у дверей уже открытых трактиров зевак, в шеренге телег постоянно вспыхивали потасовки.
  Дериан как раз добрался до нужного перекрестка. Видимо, он шел слишком быстро и прибыл на место слишком рано, поэтому возможность остановиться, наблюдая за одной из таких потасовок, оказалась не только развлечением, но и очень кстати подвернувшейся возможностью постоять на перекрестке, не привлекая внимания: вокруг тут же собралась ржущая и подбадривающая спорщиков толпа.
  Продавец рыбы повздорил с покупательницей, крупной пожилой женщиной с копной седеющих волос, собранных в тяжелый узел на затылке, как носят обычно зажиточные дамы. Платье женщины было отнюдь не новым, да и сам по себе факт, что она пришла на рынок перед его закрытием, говорил о бедности, близкой к нищете, однако ее осанке могла бы позавидовать и королева.
  "Из разорившихся купцов, - определил для себя капитан. - А может, даже и дворян, кто знает".
  Женщина шла рядом с телегой, вцепившись в куртку продавца, во второй руке у нее была зажата крупная рыбина. Торговец верещал, как пойманный поросенок.
   - Уйди, ведьма проклятая, совести у тебя нет!
   - Это у тебя совести нет, драгоценный мой, - величественно вещала дама.
  Запряженная в телегу колченогая кляча меланхолично продолжала свой путь по привычной ей дороге, игнорируя гвалт у себя за спиной: на своем веку она повидала и не такое, так что вопрос, как аккуратнее поставить больную ногу на щербатую городскую мостовую, волновал ее куда больше, замедлять свой мерный ход из-за пустякового шума она не собиралась. Торговец же с каждым шагом кобылы ощутимо сползал все дальше назад по борту телеги: видимо, хватка у дамы была железной.
   - А ну разошлись, р-р-разошлись! - сквозь гогочущую толпу наконец пробился багровый от крика капрал.
   - Не виноват я, это ведьма сумасшедшая ко мне прицепилась! - еще пуще заголосил продавец.
   - А кто мне рыбу тухлую подсунул? Кто? - возразила та, решительно дергая полу куртки на себя так, что торговец едва не слетел с телеги.
   - А что ты вечером хотела купить?! - забывшись, в сердцах огрызнулся мужик.
   - Заткнулись оба! - взвыл капрал. - Ты! - он ткнул пальцем в хозяина телеги. - Штраф! Штраф за торговлю после закрытия рынка!
   - А мои деньги?! - возмутилась женщина.
   - Бери свою рыбу и проваливай! - рявкнул он. - А то и тебе какой-нибудь штраф припишу! А то ишь - не та ей свежесть! Нормальная жратва, сготовишь - пальчики оближешь!
  Женщина смерила его уничижительным взглядом, помолчала, а потом со словами:
   - Да пошел ты! - смачно огрела капрала своей неудачной покупкой по голове. От удара рыбина разлетелась, обдавая стражника кишками и вонью, не оставлявшей сомнений: она протухла, и уже давно. Толпа поспешно раздалась в стороны.
   - Нормальная - так сам и поужинай, - величественно сообщила дама капралу и гордо удалилась прочь под одобрительный свист и улюлюканья.
  Дериан сочувственно хмыкнул. Страже рыночных районов позавидовать было трудно.
  Зеваки начали расходиться, и появление поджидаемого капитаном осведомителя было как нельзя кстати.
   - В таверне "Полная чарка", - пропыхтел невысокий человечек в одежде мастерового, с трудом пробиваясь к Дериану сквозь толпу. Капитан едва заметно кивнул, размышляя, что заставило Хейлога отправиться в такую дыру. Не иначе как ему очень хотелось отдохнуть от своих подчиненных: в "Полной чарке" подавали настолько плохое пиво и пресные обеды, что стражники туда почти никогда не заглядывали.
  До нужной таверны было недалеко, и вскоре Дериан уже спускался по давно немытым ступеням в полуподвальное помещение, заполненное дымом чадящих ламп и не слишком аппетитными запахами очень дешевой кухни. Он почти сразу заметил Хейлога за одним из самых дальних столов, причем было очевидно, что капитан стражи уже пьян, что было удивительно, учитывая степень разбавленности местного пива и столь ранний час. Однако решение этой загадки обнаружилось, стоило Дериану подойти ближе: посреди стола высилась целая батарея бутылок крепкого вина, купленных явно не здесь. Хозяин из-за стойки хмуро косился на это безобразие, но сделать замечание капитану стражи не решался.
  Дериан приблизился и хлопнул Хейлога по плечу.
   - Что же ты изменяешь "Толстому патрульному", а?
  Стражник вздрогнул, поднял нетрезвый взгляд от кружки и раздраженно поморщился, силясь вспомнить знакомое лицо.
   - А, господин капитан, - наконец буркнул он. - Какая честь...
  Дериан опустился на скамью напротив.
   - Я тебя чем-то обидел? - вкрадчиво поинтересовался он.
  Хейлог отвел глаза, повздыхал и наконец признался:
   - Да нет, просто как-то... не знаю даже, как к тебе теперь обращаться.
   - А что поменялось?
   - Скажешь тоже... - стражник присвистнул. - Вон ты у нас куда забрался - заместитель самого комрад... тьфу! - командора Королевской гвардии!
   - Так и ты у нас вроде не постовым на заставе стоишь, - парировал Дериан. - Как твой район поживает?
   - А что ему сделается, - как-то тоскливо отмахнулся Хейлог. - У нас тут все, как всегда. Тяжба о гнилых помидорах, драка из-за украденной курицы, убийства там всякие... на Оружейной улице, например.
  Дериан очень хотел изобразить безразличие, но такой неожиданный поворот разговора вывел его из равновесия, и он невольно смутился. Стражник посмотрел на него долгим изучающим взглядом и печально заключил:
   - И ты туда же.
   - Ну, почему сразу...
   - Да ладно тебе, - не дал ему запутаться в объяснениях Хейлог. - Все я понимаю, просто в печенках у меня уже сидит эта Оружейная улица. Хотя я ведь втайне надеялся, что кто-нибудь вроде тебя обратит внимание на этот отчет. Но мог бы, между прочим, хоть иногда и просто так заглядывать, - обиженно закончил он.
   - Прости, - искренне повинился Дериан. - Правда ну совсем времени не было заскочить повидаться с этим новым назначением.
   - Что, загонял тебя командор? - понятливо кивнул стражник. - Ну, и каков он вообще, этот Фредегар?
   - Он? Требовательный трудоголик, - почти не задумываясь, охарактеризовал командора его подчиненный. Хейлог заржал:
   - Да? Ну, тогда вы просто не могли не сработаться!
   - Да ну тебя!
  Дериану давненько не приходилось так запросто с кем-то болтать. Когда-то они с Хейлогом вместе приехали из провинции искаться счастья в столице, но служба очень быстро развела их. Тем не менее оба старались если не поддерживать полноценно старую дружбу, то хотя бы не терять окончательно друг друга из виду. Дериан с сожалением вздохнул. Как ни хотелось ему полностью расслабиться и просто поболтать, забыть о работе на этот раз было нельзя.
   - Так что там с Оружейной улицей? - вернул он разговор к интересующей его теме. - Почему ты сразу подумал на нее?
  Развеселившийся было Хейлог сразу снова помрачнел и уставился в свою кружку.
   - Мне эта история, похоже, карьеры стоила, - наконец печально сказал он. - Откомандовался я, похоже, стражей, брат...
  И он разом опрокинул в рот добрую половину кружки.
   - Как это? - остолбенел Дериан. Такого поворота дел он не ожидал.
   - А вот так, - вздохнул стражник. - Отправили меня в отпуск. На родину. Настоятельно так отправили, без возможности отказаться. И без сроков возвращения, понятное дело. На днях поеду, уже и письмо своим отослал, чтобы ждали...
   - За что?
   - За отчет, - криво ухмыльнулся Хейлог.
   - Так, давай-ка подробнее, если хочешь, чтобы я тебя понял, - Дериану надоело вытаскивать каждое слово из друга клещами.
   - А чего тут не понять... Прибежал ко мне ближе к полудню кровельщик с Оружейной улицы. Говорит, странное что-то творится: дом ростовщика Телора так и стоит закрытый, ни он, ни жена его не выходят, лавку не открывают и дверь на стук не отпирают. Ростовщика этого я знаю, нормальный он мужик, деловой... был. В общем, ясное дело, надо открывать. Вынесли мои ребята дверь, заходим мы внутрь - так и есть, убиты оба, и Телор, и жена. Не успели мы толком даже дом осмотреть, как на тебе, Инквизиция. И откуда только черт принес так быстро? Будто ждали за углом, пока мы зайдем. В общем, выставили они нас в два счета, заявив, что это их дело. И велели в отчете ничего не писать.
   - А ты, конечно...
   - Городская стража им не мальчики на побегушках: захотел - загонял, захотел - отослал, - рявкнул Хейлог так, что посетители таверны дружно обернулись к их столу.
   - Шшш... - успокоительно зашептал Дериан. Стражник вздрогнул и хмуро огляделся.
   - В общем, - продолжил он гораздо тише, - написал я все. И как эти крысы серые словно ждали, когда мы дверь сломаем, и как первым делом ломанулись в бумагах ростовщика рыться... и как там в доме все было. А на следующий день вызывает меня начальство - и заводит разговор про отпуск. Я сначала не сообразил, что к чему, да спасибо писарю нашему. Сунул он мне под нос бумажку и говорит: "Это тебя за хорошую работу и грамотный отчет наградить решили". Смотрю я на этот отчет и понимаю: вроде мой, моим почерком написанный, а по содержанию - другой совсем. И про Оружейную улицу там две строчки, все чин чином - но ничего, что я там писал, нету... Вот тут я и понял, что с Инквизицией я, кажется, дошутился, - уныло закончил он.
  Друзья замолчали.
   - А что там было такого, - уточнил наконец Дериан, - о чем Инквизиция не хотела упоминать в отчетах?
   - А ты уверен, что хочешь знать? - хмыкнул Хейлог, решительно наполняя свою кружку до краев. - А то смотри, вместе поедем домой, на родные огороды.
   - Надеюсь, этого не случится. Потом, ты же знаешь, у нас нет огородов, так что я могу только если навоз выгребать, - попытался перевести все в шутку Дериан.
   - Вот-вот, ваш навоз на наши огороды как раз и будем грести, - мрачно возвестил стражник. Однако скепсиса в его голосе поубавилось и, повздыхав, он все же перегнулся через стол и зашептал что-то другу на ухо. Затем, помолчав, стражник аккуратно отставил вино. Глаза у него вдруг стали неожиданно трезвыми.
   - Тебе виднее, конечно, - закончил он. - Ты парень умный, не то, что я. Не повторяй только моих глупостей и не ссорься с теми, с кем не следует. Оно того не стоит.
   - Конечно, что я, самоубийца, что ли, - как можно более искренне пообещал Дериан. В голове у него царил полный сумбур. Картина выстраивалась очень противоречивая и загадочная, словно в ней не хватало какого-то очень важного звена, но одно капитан Королевской гвардии знал сейчас точно: они уже начали ссориться с теми, с кем не следует. Но будет ли это глупостью, предстояло еще выяснить.
  
  Глава 5. Сказочник.
  
   - Я уже боюсь спрашивать, но - куда мы идем? - уточнил Фредегар, когда они в очередной раз свернули с широкой улицы в кривой проулочек с нависающими прямо над головами балконами и стираным бельем.
   - К Сказочнику.
   - Исчерпывающий ответ...
   - Сам увидишь, - Рэниар поднырнул под драную простыню, перегородившую почти всю дорогу, и уверенно юркнул в щель между домами. - Он с первого взгляда, правда, кажется сумасшедшим... - глухо донеслось уже оттуда. - Хотя, возможно, в некоторой степени так и есть...
  Командор поморщился.
   - А через сточные трубы мы полезем? - съязвил он.
   - Да ладно тебе, так в два раза короче.
  На выходе из щели их уже ждал пес Рэниара. Ловец, проходя мимо, привычным жестом потрепал его по холке, заодно выдергивая пучок репьев из шерсти.
  Фредегар стряхнул с плаща налипшую паутину.
   - И зачем мы к нему идем, если у него не все дома? - вернулся он к главной теме.
   - О, у него не просто не все дома, - поднял палец Рэниар. - Он историк.
   - Так историк или сказочник? - хмыкнул командор.
   - Вот зря издеваешься, между прочим, - пожурил его младший брат. - Он в прошлом - королевский историограф. Но, как ты понимаешь, наша официальная история всегда несколько... редактировалась, и Брегис, как истинный фанат своей науки, не мог этого вынести. Он ушел со службы, уехал в глушь, чуть не умер тут с голоду, пока им не заинтересовалась и не взяла под свое покровительство Гильдия. А сказки - он действительно их собирает. Впрочем, сам увидишь... и услышишь.
  Ловец свернул на узкую лестницу, заплесневелые ступени которой вывели братьев к набережной очередной речушки. Каменный тротуар тянулся между кирпичным парапетом, отделявшим его от воды, и глухой стеной, упираясь в конце в невысокую беленую ограду с растущими по верху старыми запущенными геранями.
  Рэниар постучал в облупленную деревянную калитку, но ответа не последовало.
   - Брегис! Брегис, вылезай из своих книжных завалов! - предпринял он другую попытку привлечь внимание хозяина. Однако ответом ему была тишина.
   - Тьфу, и вот так каждый раз, - посетовал ловец, привычно перелезая через стену и открывая калитку изнутри.
  За калиткой оказался небольшой и ужасно захламленный дворик со старой акацией в углу. Колченогие табуретки, заставленные горшками все той же герани, дырявые тазы и лейки, какие-то мешки и даже старинное резное кресло - все это создавало причудливый ландшафт, передвигаться по которому нужно было с осторожностью.
  Братья в сопровождении пса уже почти дошли до дома, когда из него наконец с громким лаем вылетела небольшая пестрая собачка. Подбежав к ловцу, она перешла с грозного (как ей казалось) гавканья на восторженно-извиняющееся поскуливание.
   - Ты, безмозглая брехливая тугоухая шавка, - с выражением сказал ей Рэниар, и собачка еще пуще залебезила перед ним, рьяно метя пушистой метелкой хвоста по пыли дорожки. Пес ловца едва случайно не наступил на нее, поспешно отскочил и аккуратно отдвинулся в сторонку - видимо, подальше от блаженной.
  В конце концов из дома все-таки появился и хозяин: пожилой мужчина в старой кофте из серой шерсти, таких же серых, растянутых на коленках штанах и почему-то с ярко-розовым платком на шее вместо шарфа. При виде гостей он растеряно поправил очки, полез в карман, извлек оттуда вторые и водрузил их поверх первых.
   - Мастер Рэниар! - радостно возвестил он после окончания всех этих процедур. - Давно же Вы не заглядывали!
   - Ага, недели три...
   - Разве? - Сказочник растеряно поправил шаткую конструкцию из двух пар очков на носу. - Ну, возможно, возможно... Чаю хотите?
   - Нет, - с какой-то тоской ответил Рэниар.
   - Ну, пойдемте, я заварю, - с этими словами хозяин развернулся и скрылся в доме.
   - Да, и так тоже каждый раз, - развел руками ловец в ответ на ироничный взгляд брата.
  ***
  Дом был так же захламлен, как и двор, с той только разницей, что здесь были еще и книги: тома в кожаных переплетах, свитки, карты в рулонах, кипы переплетенных и просто сложенных стопками листов... Над всем этим витал концентрированный аромат мяты.
   - Это чай, - обреченно пояснил ловец, проходя через комнату и бесцеремонно распахивая окно.
   - Да-да, уже несу, - по-своему истолковал его слова вернувшийся с благоухающим мятой подносом хозяин. Пестрая собачка крутилась у него под ногами, виляя хвостом и умильно заглядывая хозяину в лицо. Когда Рэниар сел в кресло рядом со столиком, на который переместилась с подноса вазочка с печеньем, она с таким же обожанием уставилась на него.
   - Иди отсюда, - мрачно сообщил ей ловец. - Бездонный мешок для печенья.
  Собачка радостно махнула хвостом и облизнулась.
   - Брегис, - простонал Рэниар, - пожалуйста, можно я привезу тебе из Бейля нормальную собаку, которая будет охранять дом?
   - Ни в коем случае, - ворчливо отозвался Сказочник. - Вдруг она будет обижать Ярочку?!
  Ловец безнадежно махнул рукой. Видимо, этот спор длился уже давно.
   - Как продвигаются твои переводы? - сменил он тему.
   - Почти, почти... - рассеянно кивнул Брегис. - Но я должен Вас огорчить: та перерисовка фронтона - снова лишь кусок текста, так что смысл можно восстановить только частично. В принципе, ничего нового по сравнению с предыдущими отрывками.
   - Плохо, - помрачнел Рэниар. - Это был последний сохранившийся кусок...
   - Вот почему я говорю о настоятельной необходимости поиска второго храма, - сварливо буркнул Сказочник.
   - Пока ты не скажешь, где именно его искать, мы его и не найдем, - огрызнулся ловец. - "Где-то там на севере" - это замечательная формулировка для поиска по лесам Тэрвела...
  Брегис вздохнул.
   - Сделать Вам копию того, что уже переведено? - печально предложил он.
   - Да нет, не стоит, если там ничего интересного... Я, в принципе, сегодня не за этим пришел.
  Сказочник посмотрел на него с интересом и поправил очки.
   - Я ввожу своего брата в курс происходящего, насколько мы его сейчас понимаем, - ловец кивнул на Фредегара. - И, конечно, без твоих сказок тут не обойтись.
   - При чем тут вообще сказки? - не выдержал командор, которому надоело чувствовать себя, как среди иностранцев, разговаривающих на незнакомом языке.
   - Ооо... - почтительно протянул Брегис. - Сказки - это очень увлекательно, знаете ли. Это память народа, то, что не сохранила наша старушка-история, а вот они помнят. Нужно только уметь их читать. Вы никогда не задумывались над смыслом сказок?
  Фредегар только недоуменно пожал плечами.
   - Ну, например, - Сказочник вдохновенно возвел глаза к потолку, - наверняка в детстве слышали сказки про пса и дрозда. Или пса и жаворонка. Очень редко встречается еще вариант про кошку и чибиса, но это уже совсем поздние переделки, в оригинале там были именно пес и дрозд! Скажем, история про то, как они обманули злого и глупого змея, - он выжидательно уставился на слушателей. Фредегар с сомнением покосился на брата.
   - На меня не смотри, - развел тот руками. - Ты мою няньку помнишь? Она, кажется, вообще человеческим языком владела лишь отчасти, а из сказок знала только одну: про то, как ее в девичестве сватал бравый королевский гвардеец.
   - Мда... В общем, про пса и дрозда существует бесчисленное количество историй, - вздохнул Брегис. - Если собрать все сказки про них вместе, то очевидно, что эти персонажи постоянно выступают в роли защитников и спасителей. Когда-то наши предки поклонялись двум богам-стражам, которых представляли себе в виде крылатого пса и рогатой птицы. Или иначе - просто в виде пса и фолэйнского дрозда, у которого перья на голове напоминают рожки. Собаки охраняли дома и скот, помогали охотиться, а прилет дроздов обозначал начало посевных работ, то есть приход весны и тепла. Думаю, изначально они символизировали два основных способа добычи пропитания: охоту и земледелие, но очень быстро превратились в глобальные символы двух противоположных мировых начал: света и тьмы, дня и ночи, лета и зимы, юга и севера... При этом следует отметить, - он значительно поднял палец, - что они не были добром и злом. Оба стража мыслились как две стороны общего циклического миропорядка, то есть были немыслимы друг без друга, и благо мыслилось в их правильном последовательном чередовании, а зло - в нарушении это чередования, в хаосе.
   - История очень увлекательная, но какое значение она имеет для нас? - скептически осведомился командор.
   - Брегис, расскажи про потоп, - подал голос Рэниар.
   - Конечно, сейчас-сейчас, - засуетился Сказочник, вскакивая и начиная рыться в горе книг и свитков, высящейся на письменном столе. - Где-то тут она у меня лежала...
   - Потоп? - переспросил Фредегар. - Это когда много воды и все грешники утонули?
   - Да-да, совершенно верно, - откликнулся Брегис откуда-то из-за бумажных хребтов. - А, да вот же она!
  Братья с одинаковой опаской покосились на книжный завал, который отчетливо качнулся, когда Сказочник выдернул что-то из-под него.
   - Точнее, не совсем, - торжествующе сообщил он, появляясь с помятым свитком в руках. - Эта легенда очень древняя, а тот вариант, который мы знаем по церковным текстам, - всего лишь позднейшая переделка. Постепенно сюжет искажался, люди перестали понимать его истинный смысл и трактовали слово "потоп" буквально, решив, что бог обрушил на землю потоки воды. Изначально же речь шла не о водном потопе, а о потопе хаоса. Мне стоило больших трудов восстановить этот текст, сопоставив все варианты, сохранившиеся в народных преданиях, рукописях и барельефах, однако я имею смелость полагать, что записанная мною в итоге версия действительно является наиболее древней и подлинной.
   - Брегис...
   - Да-да, уже читаю.
  Сказочник откашлялся, развернул свой мятый свиток и начал читать.
"В незапамятные времена, когда не было еще самого времени, существовало лишь Великое Ничто. Тогда не было ни пространства, ни движения, но было лишь Абсолютное Равновесие. Но однажды зародилось Что-то, и это Что-то было Разумом.
Стоило появиться Разуму, как Великое Ничто перестало существовать, ибо Разум тут же начал создавать еще что-то во множестве. И вместо Абсолютного Равновесия воцарился Хаос, ибо одни создания начали уничтожать других и тут же гибли от третьих.
И тогда решил Разум, что Хаос - это плохо, и создал Мир. А поскольку никакой Мир не может быть безграничным, лишь Великое Ничто способно на это, то он создал еще и Другую Сторону, и разделил их стеной. Так на смену Хаосу пришло Хрупкое Равновесие.
И так Разуму понравился созданный им Мир, что населил он его существами различными, прекрасными и безобразными, изумительными в своем разнообразии. Однако, чтобы поддерживать Хрупкое Равновесие, заселил он и Другую Сторону тварями многочисленными. И создал он Тьму и Свет, чтобы вечно сменяли они друг друга.
Последним Разум создал человека. И так он увлекся, что наделил его частицей своего Разума, а когда понял, что совершил ошибку, было поздно. Долго думал Разум, куда поселить ему человека, и в конце концов выбрал для него Мир. И дал он ему право выбирать Тьму или Свет, лишь одно он ему запретил: открывать врата в стене между Миром и Другой Стороной, ибо вместе с частицей Разума перешла человеку и такая великая сила - ведь это была частица того же самого Разума, что воздвиг стену.
И сказал Разум человеку:
- Не бойся Света и не бойся Тьмы, ибо создал я их как две стороны одного мира. Но опасайся Сумерек, ибо нет в этот момент ни Света, ни Тьмы, ни Мира, ни Другой Стороны, а будет ли в следующее мгновение Хаос или Хрупкое Равновесие - никому не ведомо.
И стали люди жить в Мире, помня заветы Разума, которого они назвали Богом. И дружили они с одними тварями, и воевали с другими. И пользовались они даром Разума, и называли его магией, однако не использовали его для того, чтобы открыть врата на Другую сторону. И было Хрупкое Равновесие.
Однако со временем появились люди, которые захотели сравняться с Богом. Открыли они врата раз, и не было беды. Открыли второй, и была беда совсем малая. И решили они, что запрет был бессмысленен, и стали открывать врата без боязни. И выходили через врата в наш Мир твари чудные, Другой Стороной порожденные. И хотя порой гибли эти твари, к нашему миру непривычные, в иных находили люди для себя выгоду.
Но однажды открыли люди врата, а закрыть их уже не смогли, ибо стена начала разрушаться от такого количества открытых врат. И хлынули в Мир твари Другой стороны без счету, и хотя были иные из них безобидны, но многие были и опасны, и стали они уничтожать все живое в Мире. И чем больше разрушалась стена, тем больше менялся Мир, ибо переставал он быть Миром, но и Другая Сторона переставала быть Другой Стороной, и все смешалось, и настал Хаос.
И пришли к Богу твари мирские, и стали просить о помощи. И хотя гневался Бог на человека, но чувствовал он и свою вину в великом потопе Хаоса, ибо это он дал человеку силу открывать врата. И взял он перо дрозда, твари небесной, и смешал с глиной, и вылепил птицу, но с рогами твари земной, и нарек ее Камио. И взял он клок шерсти собаки, и смешал с туманом, и создал пса, но с крыльями птицы небесной, и нарек его Кироном. И сказал он:
- Да будут эти двое Стражами, и пускай Камио хранит Свет, а Кирон хранит Тьму, и будут они разными, но и едиными, как две створки врат. Человек же, хоть и прогневил меня, станет третьим Стражем, и пусть хранит он Сумерки, ибо только ему из всех тварей дарована способность открывать и закрывать врата. И будет его работа труднее всех, ибо жить ему в вечном выборе между Хаосом и Хрупким Равновесием и только ему отныне решать судьбу Мира.
И отправились трое Стражей к открытым вратам, дождались времени Сумерек, когда совершается выбор, и закрыли их. И вновь воцарилось Хрупкое Равновесие, и Мир был спасен.
Так с тех пор и повелось, что Камио хранит Свет, храм ему возвели в южных горах, что ближе всего к небу, и поклоняются ему в полдень, когда солнце стоит в зените. Кирон хранит Тьму, храм его стоит в северных ущельях, что глубже всех уходят в землю, поклоняются ему в полночь, когда солнце на небе сменяется луной. Человек же живет в вечных Сумерках, ибо соседствуют в его сердце и Хаос, и Хрупкое Равновесие, и вечно он выбирает между ними"
  Закончив читать, Сказочник аккуратно отложил свиток.
   - Примерно такое описание потопа оставили нам наши предки, - сказал он.
   - Да, но это все-таки сказка...
   - Которая слишком похожа на правду, - откликнулся Рэниар. - По крайней мере, в части про разрушение границы миров. Именно так маги объясняют происходящее. Хотя ценность этой легенды для нас не в этом.
   - Раз такое уже было, значит, все можно как-то исправить, - понимающе кивнул Фредегар.
   - Помимо этого, - вмешался Брегис, - очевидно, что спасение мира от потопа было непосредственно связано с культом богов-стражей.
   - Как именно?
   - Мы пытаемся это выяснить, но у нас пока не очень получается, - признался ловец.
   - По всей видимости, - добавил Сказочник, - культ стражей был призван хранить магические знания и систему артефактов, позволявших следить за целостностью границ миров.
  Командор задумчиво посмотрел в окно.
   - Упомянутые уже сегодня птицепоклонники имеют к этому какое-то отношение? - уточнил он.
   - Конечно, - всплеснул руками Брегис. - Это последние остатки дожившего до наших времен культа бога-птицы Камио, а Птичье Гнездо выросло вокруг чудом сохранившегося древнего храма. К сожалению, культу бога-пса Кирона повезло меньше, он был полностью уничтожен церковью, а его храм потерян.
   - А все эти переводы?
   - То немногое, что сохранилось из всех древних записей Птичьего Гнезда.
   - Церковь многократно пыталась их уничтожить, - пояснил Рэниар. - Храм неоднократно горел и частично разрушен, от библиотеки осталось лишь несколько свитков, которые спасли прямо из огня.
   - И которые оказались древними финансовыми отчетами, - печально закончил Сказочник.
   - Увы, - развел руками ловец. - Птицепоклонники сами давно уже не понимают старого языка, на котором делались записи, поэтому не могли оценить степень ценности свитков и спасали, видимо, то, что ближе лежало... Зато в итоге нам удалось получить согласие на перевод надписей из барельефов храма, поскольку сами они их перевести не могут.
   - И каков результат?
   - Как я и сказал, - пожал плечами ловец, - весьма скудный. Брегис настаивает на необходимости поиска развалин второго храма, но информация о месте его расположения слишком примерная, чтобы можно было браться за это.
   - Храмы были парными, - буркнул Сказочник. - Возможно, перевести рельефы одного без другого просто невозможно, даже если бы их сохранность была нормальной...
   - Все это звучит весьма печально, - подытожил Фредегар.
   - Поэтому мы не надеемся только на них, - возразил Рэниар. - У нас есть маги, которые пытаются найти способы решения проблемы, а еще я очень надеюсь на то, что ниточка, ведущая к источнику всех этих неприятностей, тоже даст нам какую-нибудь информацию. Брегис, у тебя же есть карта?
   - Конечно! - Сказочник снова совершил путешествие в бумажные горные отроги и вернулся с большим свернутым в рулон листом.
   - Вот, - сообщил Рэниар, когда карту удалось с грехом пополам уместить на столе поверх книг, подноса с чашками и вазочкой с печеньем. - Вероятно, первый портал, с которого начался процесс разрушения границы, находился где-то здесь, - он ткнул пальцем в точку между отрогов западных гор.
   - А это что? - спросил командор, указывая на жирную красную линию, которая очерчивала большую область вокруг обозначенной ловцом точки. Еще на некотором расстоянии от сплошной была нарисована пунктирная линия, охватывающая почти всю территорию западных гор, включая обведенную красным область, и значительную часть прилегающих провинций.
   - Это Пустошь, - пояснил Рэниар. - Мертвая территория, полностью захваченная тварями. Что там происходит, не знают уже много лет, устав Гильдии категорически запрещает ловцам туда соваться. А пунктир - это Приграничье: при большой необходимости туда соваться еще можно, но лучше не стоит.
  Командор прикинул, сколько городов и поселений захватила эта область, и сказал нехорошее слово.
   - Именно, - согласился ловец. - Но хуже всего то, что Пустошь продолжает расти. Десять лет назад она была такой, - он очертил область, чуть ли не в три раза меньшую, чем показывала красная линия. - А сейчас сам видишь. Считай, что провинции Вегейр уже не существует, несколько охраняемых поселений в Приграничье, которые из последних сил пытаются держаться, не в счет. Запад Сионы тоже обезлюдел. И вообще, эта карта тоже уже устарела, - грустно закончил он.
  Сказочник помрачнел.
   - Разве? - осторожно уточнил он.
   - Из Абигора прекратились поставки, - ловец ткнул пальцем в небольшой кружок, располагавшийся недалеко пунктирной черты. - Кери и Лин ходили в ту сторону, но до Абигора не дошли, повернули назад. Похоже, это уже даже не Приграничье, а самая настоящая Пустошь.
  Брегис сглотнул.
   - Там было большое поселение, - наконец осторожно заметил он. - Больше полусотни старателей. Они ведь могут еще быть живы.
  Рэниар пожал плечами.
   - Мы их предупреждали, - ответил он. - Они знали о возможном риске, но решили продолжить работы. Теперь там Пустошь.
   - Возможно, я сейчас скажу банальную вещь, - осторожно начал командор, - но вы не пробовали установить, кому принадлежали земли, на которых открыли первый портал?
   - Мысль здравая, - кивнул ловец. - Но есть одна проблема. Земельных архивов нет.
   - Прости? - переспросил Фредегар. - Как это "нет"?
   - Это сейчас у нас Гильдия, маги, почтовая служба, отслеживание границ Пустоши... А раньше население вообще не понимало толком опасности происходящего. Ланс, столицу провинции, решено было покинуть, когда, по сути, было уже поздно. Говорят, население уходило оттуда пятью большими караванами, выбралось только два. Люди думали о спасении собственных жизней, все документы, включая земельные архивы провинции, остались там. Возможно, они целы до сих пор, только находятся посреди Пустоши. Столичные же архивы по понятным причинам нам недоступны.
   - Ага, - хищно сказал командор. Брат покосился на него с некоторой опаской.
   - Ты только не забывай, что проявление повышенного интереса к этому месту может привлечь...
   - Вот только не учи меня жить в столице, - огрызнулся Фредегар.
   - Молчу-молчу, - сдался ловец.
  ***
  Когда братья наконец покинули дом Сказочника, солнце начинало уже клониться к западу. Небо к вечеру полностью очистилось, и город медленно окрашивался спокойной закатной рыжиной.
  Рэниар остановился на середине горбатого каменного мостика через какую-то очередную речушку, вода которой сейчас отдавала отчетливым оттенком ржавчины, и с удовольствием подставил лицо закатному солнцу.
   - Вот бы сегодня никто не приставал ко мне с заказами, - мечтательно протянул он. - Я бы пошел - и лег спать!
   - Угу, - рассеяно поддакнул командор, который был занят размышлениями обо всем услышанном и собственными планами, но тут же опомнился и съязвил:
   - Трудоголизм и забота о спасении человечества из тебя так и прут.
   - Никогда в жизни трудоголиком не был, - не обиделся ловец. - А спасение человечества до завтра подождет. Так что, если у тебя на сегодня больше вопросов ко мне нет...
   - Почему же, есть кое-что, - с внезапным злорадством встрепенулся Фредегар. - Как ты думаешь, в какое бы безопасное место можно было пристроить юную безмозглую девушку из благородного дома правящей ветви?
   - Так, - Рэниар развернулся на каблуках, резко помрачнев. - Вот с этого места - поподробнее!
   - А что тут еще непонятного? - невинно посмотрел на него командор. - Ах да, забыл небольшую деталь: эта особа имеет несчастье официально считаться моей невестой и ее почему-то хотят съесть твари.
   - Фред!
   - А что ты хочешь, - развел руками старший брат, - мне же надо было выкручиваться, объяснять свое участие во всем этом странном предприятии... К тому же, такая версия позволила хотя бы отчасти ее защитить: все-таки связываться с нашим домом желающих не так много, поэтому я надеюсь, что наши неудавшиеся убийцы хотя бы ненадолго уймутся.
   - И где она сейчас?
   - На небольшом постоялом дворе недалеко от Герары. Под охраной моих слуг, разумеется.
   - Какого черта ты потащил ее сюда?!
   - Вообще-то не собирался, - признался командор. - Я должен был проводить ее с дядюшкой и тетушкой до семейного поместья Лорар в Ниэ под предлогом того, что еду приводить их семейные финансовые дела в порядок перед свадьбой, оставить их там и ехать к тебе. Но в первую же ночь ее дражайшие родственники смылись с постоялого двора и удрали за границу.
   - Да ладно, - изумился Рэниар. - Я думал, даже для них такое слишком идиотично.
   - Я тоже, оказывается, недооценивал степень размягчения их мозгов и трусости, - признал Фредегар.
   - Почему ты не оставил ее в поместье?
   - Пытался. Но ты бы видел их управляющего... У меня, если честно, сразу отпали все вопросы, почему их дом находится на грани разорения!
   - И ты потащил ее с собой, рыцарь хренов...
   - А ты бы смог бросить эту девочку одну, без родственников, в полуразваленном замке, по которому шляются подозрительные личности разбойничьего вида, а у управляющего морда хуже, чем у хозяина этого твоего борделя? Везти ее в наше поместье я не хочу, поскольку в мои коварные планы входит расторжение нашей мифической помолвки. Я все-таки не настолько рыцарь, и если за ней будут продолжать гоняться твари, я не хочу, чтобы они бегали по моему замку и ели моих родственников!
   - То есть тебе найти место с не слишком ценными обитателями, которых не жалко?
   - Приличное и безопасное, Рэн.
   - Я тебя ненавижу, - простонал ловец. - Испортил мне вечер, даже спать расхотелось.
   - Тем лучше, посвятишь время обдумыванию, - оптимистично заявил Фредегар.
   - Гад... Есть одно место, - буркнул Рэниар. - Раз мне все равно нужно в Птичье Гнездо, поедете вместе со мной в Сиону. Есть там один тип... Получается, что он дальний родственник этой девчонки. У него сестра примерно такого же возраста, как она, и некоторое количество каких-то то ли бабушек, то ли тетушек. Я вас познакомлю - а дальше договаривайся с ним, как знаешь. Личность он... весьма колоритная. И очень известная в тех краях. И его поместье - одно из достаточно безопасных мест. В целом знакомство полезное, но я бы не сказал, что приятное, - честно сознался он.
  
  Глава 6. Одна
  
  По наивности своей Кейнари думала, что хуже, чем в ночь нападения твари, ее существование стать не может. Однако дальнейшее развитие событий показало ей, как же мало она знает о жизни. Принцесса, которой до сих пор разрешалось практически все, внезапно оказалась под замком, а спустя пару дней дядя Аднар, запинаясь и старательно отводя глаза, объявил ей о помолвке. Конечно, девушка всегда знала, что ее замужество - это важный для семьи политический ход и когда-нибудь ее ждет брак с человеком, которого она сама, возможно, впервые увидит незадолго перед свадьбой. Но одно дело знать, что такое однажды произойдет, и совсем другое - оказаться поставленной перед фактом, что вот он, твой будущий супруг.
  Нет, нельзя было сказать, чтобы командор Фредегар ей не нравился. Он был всегда спокоен и сдержан и производил впечатление умного взрослого человека. Даже слишком взрослого, чтобы Кейнари могла представить себя рядом с ним. Он никогда не рисовался своим происхождением или званием, как многие люди его положения, которых знала девушка, однако в его словах и действиях всегда чувствовались настоящие знания и жизненный опыт, которые заставляли всех прислушиваться к его словам - и создавали настоящую пропасть между ним и принцессой дома Лорар с ее праздным беззаботным окружением.
  Кейнари вообще слабо себе представляла, как должна выглядеть ее семейная жизнь, и совсем не могла вообразить себя в роли супруги главы дома Флаурос. Эта семья рисовалась ей сборищем очень умных, в высшей степени компетентных и исполнительных людей-истуканов вроде того капитана, который вечно бесстрастно маячил за плечом Фредегара. Жизнь там по ее представлениям должна была идти по очень сложным правилам, отступления от которых были непозволительны. Наверное, поначалу ошибки ей будут прощаться с тем терпеливым спокойствием, с которым командор довольно долго переносил истерики тетушки. Однако вскоре после отъезда из столицы ловца то ли Флаурос был не в духе, то ли количество выслушанных им воплей превысило какой-то определенный им допустимый предел, но, когда тетушка снова подскочила к нему со своими обвинениями и нападками, он оборвал ее одной единственной фразой: "Все, хватит". Хотя он не поднял голоса, прозвучало это так, будто он с размаху захлопнул перед ее носом окованные металлом городские ворота Велентора, и никто не посмел больше раскрыть рта без его разрешения.
  Поэтому все последующие события, включая их поспешный отъезд из столицы, подавленная принцесса восприняла с необычной для нее молчаливой покорностью. Родовое поместье Риан, которое, судя по всему, должно было стать ее домом на некоторое время, Кейнари помнила очень смутно: детские воспоминания уже порядком побледнели, а после десятилетнего возраста девушке не приходилось ни разу покидать столицу. Дядя вел все дела поместья через управляющего, не снисходя до личных поездок туда, и тем паче, не ставя племянницу в известность о проходящих там изменениях.
  Первый день путешествия был очень утомителен для непривыкшей к поездкам девушки, а наутро ее ждало еще одно потрясение: исчезновение дядюшки и тетушки. Кейнари впервые с ужасом задумалась над тем, что еда, кров над головой, карета для путешествий даже для принцессы благородного дома не берутся ниоткуда. Наверное, следовало кому-то что-то приказать, но у нее не было ни малейшего представления, кому и что. Неприятным открытием стало понимание, что она, избалованная знатная девочка, полагавшая, что ее капризы всегда будут исполняться, в действительности до сих пор имела в своем подчинении лишь молоденькую служанку, которая сейчас была напугана и растеряна не меньше хозяйки. Все остальные слуги, выполняя ее пожелания, лишь следовали приказам и инструкциям старших господ.
  Сейчас, оставшись одна, Кейнари поняла: она не имеет ни малейшего представления, что делать. Слуги - а всех толковых дядюшка с тетушкой забрали с собой, оставив ей только наименее расторопных или вовсе недавно нанятых - покосились на нее с большим сомнением, когда она попыталась робко предположить, не нужно ли собрать вещи. Похоже, они сомневались, стоит ли вообще выполнять приказы этой беспомощной девчонки или можно смело, урвав себе что-нибудь, поспешить следом за своими теперь уже бывшими хозяевами. Единственное, что мешало им сделать это немедленно - фигура командора, который хранил молчание с выражением очень вежливого изумления на лице с того момента, как ему сообщили о побеге Аднара с женой.
   - Прикажете догнать? - наконец уточнил у него слуга, который если и отличался чем-то от его образцово вышколенных офицеров, так только тем, что вместо черно-золотой кирасы Королевской гвардии носил костюм цветов дома Флаурос. - На наших лошадях мы уже к вечеру могли бы их настигнуть...
  Это было истиной правдой. Семья Флаурос владела великолепной племенной конюшней, поэтому все сопровождающие командора до последнего слуги ехали на превосходных чистокровных эльганских лошадях. Один только жеребец Фредегара, злой поджарый Шеол, по слухам, стоил не меньше, чем небольшой родовой замок и уже не один год являлся предметом зависти всех заядлых лошадников столицы. Холеные, лениво поигрывающие мускулами вороные чистокровные красавцы без труда могли догнать разномастный караван дома Лорар. Однако командор лишь иронично пожал плечами.
   - Не стоит, - брезгливо ответил он. И, окинув взглядом мнущихся перед Кейнари слуг, рявкнул на них:
   - Все разом лишились слуха? Или здесь есть те, кто считает, что выполнять приказы принцессы благородного дома не обязательно?!
  Слуги сразу засуетились вокруг сундуков с вещами к большому облегчению девушки. По крайней мере, под опекой командора они смогут покинуть этот проклятый постоялый двор и добраться до Риана.
  Однако приезд в родовое поместье не принес Кейнари спокойствия. Она не могла сказать, было ли оно таким всегда и только ее детское воображение так приукрашивало воспоминание об этом месте, или же за последние годы Риан очень сильно изменился не в лучшую сторону. Сад, как она и помнила, был большим, но вместо таинственных тенистых дорожек принцесса увидела кривые аллейки с колдобинами и лужами, обсаженные неухоженными деревьями. Пруд цвел. Розарий встречал гостей несколькими жалкими пыльными кустиками. О состоянии самого замка не приходилось и говорить.
  Поместье было полуразрушенными, нежилым и чужим. Кейнари стало очень неуютно, когда она представила себе, что ей придется остаться здесь одной. Поэтому, когда командор прямо спросил ее, что она собирается делать дальше, принцесса растерялась.
   - Хорошо, - вздохнул Фредегар. - Можете поехать со мной, я постараюсь найти для вас более подходящее убежище. Это место... не вполне соответствует требованиям вашей безопасности.
   - А... мне брать слуг? - растеряно спросила девушка.
   - Как знаете, это ваши слуги, - пожал плечами командор, но, заметив растерянный взгляд девушки, сжалился: - Те четыре болвана, которых оставили ваши родственники, будут только лишней обузой в пути. В замке я тоже не вижу никого заслуживающего доверия. Так что вполне хватит служанки, ваш багаж и охрана будут заботой моих людей, не беспокойтесь.
  Всю дальнейшую дорогу из Риана командор был занят какими-то невеселыми мыслями. Он не забывал регулярно узнавать у принцессы, удобно ли ей и нет ли у нее каких-нибудь пожеланий, решал все дорожные вопросы, однако ничего, кроме обязанностей сопровождающего благородной девушки, на себя не брал, и большую часть времени Кейнари с Тарой были предоставлены самим себе. Вопреки этому обыкновению, на постоялом дворе неподалеку от Герары Фредегар попросил принцессу уделить ему немного времени вечером, когда они уже устроились на ночлег.
   - К сожалению, я должен буду покинуть вас здесь ненадолго, - перешел он сразу к делу. - У меня есть некоторые дела в Гераре, и я не думаю, что будет удобно везти вас туда. Этот постоялый двор немного в стороне от основной дороги, поэтому здесь тихо и вас никто не будет беспокоить. О безопасности можете не волноваться, я оставляю вам всех своих слуг.
   - А это обязательно? - испуганно спросила Кейнари.
   - Что именно?
   - Ну... ваш отъезд...
   - Абсолютно, - бесстрастно отрезал командор, однако, заметив ее жалобный взгляд, смягчился и пояснил: - Я прекрасно понимаю ваши страхи, но поймите и вы меня. Я еду по важным делам, которые никак нельзя отложить. Вся эта ситуация с бегством ваших родственников совершенно не входила в мои планы. Несмотря на это, я не отказываюсь от обязанностей по опеке вас, но отменить свою встречу в Гераре не могу. Вам нужно всего лишь дождаться меня здесь, после чего я непременно найду для вас безопасное убежище. Можете это сделать?
  Принцесса покорно кивнула.
   - Вот и молодец, - похвалил ее Фредегар.
  Ожидание на постоялом дворе тянулось долго. Как и говорил командор, это место располагалось в стороне от основной дороги, поэтому посетителей здесь было немного. Чаще всего заглядывали завсегдатаи - мужики из располагавшейся неподалеку деревеньки, которые заходили под вечер выпить пива и обсудить последние сплетни.
  Днем, когда на постоялом дворе было совсем тихо, Кейнари в сопровождении служанки гуляла по двору под бдительным присмотром слуг Флаурос. Охраняли ее сейчас куда лучше, чем когда-либо в столице. Хотя принцессе не ставили никаких запретов, стоило ей перешагнуть порог своей комнаты, как неподалеку от нее ненавязчиво оказывалось не менее двух рослых вооруженных парней. Если ей приходило в голову выйти за пределы двора прогуляться, один из слуг неотступно следовал за ней. Даже такая беспечная девушка, как Кейнари, не могла не видеть, что о ее безопасности действительно заботятся. Тем не менее, с каждым днем ей становилось все тревожнее. Командор не возвращался, и принцессе каждое утро казалось, что за дверью ее будет ждать пустая комната прислуги, как тогда, когда сбежали тетушка с дядюшкой.
  Поэтому, увидев наконец в окно въезжающего во двор Фредегара, она уже готова была броситься вниз по лестнице навстречу, но тут откуда-то из-под копыт коня выскочил крупный бело-рыжий пес.
  "А этот что тут делает?!" - с отчаянием подумала принцесса, увидев знакомую фигуру в сером плаще, шагающую рядом с лошадью командора. При виде того, как радостно раскланялся перед ловцом хозяин постоялого двора, ее настроение испортилось окончательно. Несколько утешило только одно: при встрече лицо Рэниара было настолько кислым, что можно было догадаться - ее чувства по этому поводу вполне взаимны.
   - Не уделите ли вы нам несколько минут вашего внимания? Наедине, - подчеркнул командор, смерив критическим взглядом Тару. Кейнари кивком отпустила служанку, которая нехотя ушла. Уныло подпиравший стенку Рэниар проводил Тару глазами, задумчиво посмотрел на Фредегара, затем сделал шаг к закрывшейся за девушкой двери, распахнул ее и вполголоса пообещал туда:
   - Брысь отсюда, пока уши не оборвал.
  Судя по испуганному писку, угроза прозвучала не в пустоту.
   - А теперь, - невозмутимо заговорил командор, дождавшись, пока ловец проделает все эти манипуляции и вернется на свое место у стены, - мы можем спокойно поговорить. Надеюсь, у вас было все хорошо?
   - Мне было скучно, - буркнула Кейнари, кидая мрачный взгляд на ловца.
   - Это наименьшее из зол, которые вам грозили, - пожал плечами Фредегар. - Раз вы скучали, значит, ваши охранники хорошо выполняли свою работу.
  Принцесса окончательно надулась. Она так ждала командора, а он, он... мало того, что опять притащил этого противного ловца, да еще и разговаривает с ней, как с маленьким капризным ребенком! Тем не менее, Флаурос то ли не заметил ее обиды, то ли не счел нужным обращать внимание и спокойно продолжил:
   - Думаю, мы нашли подходящее место, где вы будете в безопасности. Рэниар согласился проводить нас туда. Это замок ваших дальних родственников. Я надеюсь, вам удастся найти с ними общий язык, чтобы получить приглашение погостить у них.
   - Я... не хочу...
   - Что вы не хотите? - терпеливо переспросил Фредегар.
   - Вообще... Я не знаю этого места, про которое вы говорите... И я не доверяю ему! - выкрутилась принцесса. Ловец, на которого она при этом указала, только пренебрежительно фыркнул. Командор покосился на него через плечо.
   - А мне вы доверяете? - иронически уточнил он наконец.
   - Вы же мой жених все-таки, - выпалила Кейнари и покраснела.
   - Так, - Фредегар с тоской возвел глаза к потолку. - Давайте проясним некоторые детали. Ваш дядя вам что, ничего не сказал?
  Принцесса недоуменно посмотрела на него. Ловец хмыкнул.
   - Ясно, - подытожил командор. Судя по выражению его лица, господину Аднару лучше было на родину не возвращаться. - По идее, он должен был объяснить вам ситуацию, но, видимо, умолчал о некоторых важных деталях. Единственная цель всех этих разговоров о помолвке - обезопасить вас. Поверьте, я ничего не имею против вас, госпожа, но этого еще мало для брака. Так что доверяете вы мне или нет - это исключительно ваше личное дело.
  Кейнари послушно кивнула. Сказанное командором окончательно сбило ее с толку.
   - Если вам угодно, - продолжил Фредегар, - я могу проводить вас обратно в Риан, хотя я считаю, что пребывание там слишком опасно. Если вы все-таки решите довериться мне и поехать туда, куда я предложил, вам придется доверять также и моему брату.
  Девушка снова послушно кивнула, но затем подняла на командора изумленные глаза.
   - Брату? - переспросила она.
   - Вот этому вот, - кивнул Фредегар на ловца. - Ну что ты все ухмыляешься, а? - раздраженно огрызнулся он на Рэниара.
  Кейнари уставилась на младшего Флаурос, как на привидение. Конечно, ее давно интересовали и то почтение, которое оказывал ловцу Ристер, и слишком уж свойский тон, который он позволял себе в общении с командором Королевской гвардии, и она сама строила многочисленные догадки по этому поводу, однако истинное положение дел оказалось куда менее правдоподобным, чем могло прийти ей в голову.
   - Что, прямо настоящий брат? - с детским непосредственным изумлением спросила она, и тут же, испуганно ойкнув, прикрыла рот рукой.
  Братья переглянулись. Рэниар заржал первым. Фредегар честно пытался сдержаться, поэтому успел еще простонать:
   - Настоящее некуда, - но после этого и его разобрало приступом хохота.
  Кейнари сидела, уставившись в пол и ощущая, как горят уши. Мысленно она проклинала себя за вырвавшийся глупый вопрос.
   - Прошу прощения, - откашлялся наконец командор, украдкой вытирая выступившие от смеха слезы. - Так вот. Если вы доверяете мне, то вам придется смириться и с присутствием моего любимого, - он показал продолжавшему беспардонно хихикать Рэниару кулак, - младшего брата. К сожалению, - уже серьезно продолжил он, - я хотел бы дать вам время на размышления, но у нас его нет, поэтому придется решать прямо сейчас. Едете вы домой или в Сиону?
   - Я полагаюсь на вас, - испуганно пролепетала Кейнари. А что ей еще оставалось? Как ни крути, вернутся в полуразрушенный пустой замок было куда страшнее, чем терпеть общество ловца.
   - Разумно, - похвалил ее командор. - В таком случае, поторопите вашу служанку - мы выезжаем отсюда через полчаса.
  В этот момент пес ловца встрепенулся, и в следующее мгновение в дверь постучали. Кейнари робко посмотрела на Фредегара и, получив утвердительный кивок, разрешила:
   - Войдите.
  В комнату зашел пожилой человек в одежде цветов дома Флаурос - начальник личной охраны командора. Он бесстрастно поклонился сначала принцессе, потом хозяину.
   - Чего тебе, Кайс? - немного удивился командор.
   - Будут ли какие-нибудь распоряжения, господин? - спросил тот.
   - Да, мы уезжаем отсюда через полчаса, подготовь все. Что-то еще?
  Начальник охраны немного помялся.
   - Мы опасались вас беспокоить, - наконец сказал он. - Поэтому я просто хочу сказать от имени всех охранников и слуг... - он внезапно обернулся к ловцу и низко поклонился ему. - Мы все рады видеть молодого господина живым и здоровым.
  Кейнари с удивлением заметила, что Рэниар искренне смутился.
   - Спасибо, - ловец наклонил голову и подозрительно торопливо отвернулся. Девушка подумала, что даже ему все-таки не чуждо ничто человеческое, и почти простила ему все издевательства над ней.
  ***
  Сборы прошли быстро. Тара начала было копаться, но Фредегар недоуменно повел бровью, Рэниар отпустил язвительный комментарий - и вещи каким-то образом оказались упакованы в мгновение ока. Хотя в своем решении все простить ловцу Кейнари много раз раскаялась.
  Теперь рядом не было тетушки, постоянно одергивающей принцессу и напоминающей ей о неподобающем поведении, поэтому никто не мешал девушкам вдоволь глазеть в окно кареты. Полоски полей сменялись перелесками, а ближе к реке начались заливные луга. Где-то далеко позади бескрайнего зеленого моря, по которому тут и там были разбросаны разноцветные пятна коровьих стад, маячили крыши Герары, а еще дальше за ними серебрился неторопливый Фолэйн с темными силуэтами судов.
  Дорога несколько раз повернула - и перед путешественниками открылась совсем другая картина. Огромное поле было занято странным поселением. Землянки соседствовали тут с убогими шалашами, кое-где попадались грубо сколоченные из гнилья покосившиеся деревянные халупки. Иногда можно было заметить поднимавшиеся над крышами кривые печные трубы, но в основном костры дымили прямо на улицах. Вокруг них ходили люди в рванье. Редко где можно было заметить тощих кур или собак. Это чадящее море грязных хибар и людских фигур простиралось до самого леска на горизонте.
   - Что это? - испуганно спросила Кейнари у ехавшего рядом с каретой командора.
   - Есть у меня предположение, - мрачно ответил он. - Рэн?
   - Поселение беженцев из западных провинций, - буркнул ловец, не оборачиваясь.
   - А почему они живут прямо тут? - изумилась девушка. - Город же рядом.
  Рэниар бросил на нее взгляд через плечо.
   - Потому что в город их не пускают, - холодно ответил он. - В Гераре и так излишек свободных рабочих рук, а лишнего продовольствия нет. И места, чтобы поселить там такую ораву, тоже.
   - И чем они кормятся? - спросил Фредегар.
   - Им отдали заброшенные поля. Женщины, дети и старики, кто могут, выращивают себе хлеб и некоторые овощи. Мужчины уезжают на заработки - платят беженцам гроши, потому что они готовы работать даже за еду, но это все-таки лучше, чем ничего. Естественно, это я о наиболее приличной части населения. Остальные подаются в разбойничьи шайки. Кому везет, пролезают в городские Гильдии Воров, но таких единицы - там своего народу хватает и выходцев из западных провинций обычно встречают с ножами. Так что лучше бы нам пошевеливаться. Я тут единственный, для кого это место безопасно.
   - А в городе не боятся, что вся эта голодная орава может рано или поздно рвануть к ним за лучшей долей? - командор профессиональным взглядом окинул поселение. - Если озверевшие от голода люди отсюда ломанутся в Герару, хлипенькие городские стены ее не спасут. Даже с учетом того, что часть толпы стражники перебьют, тут достаточно народу, чтобы взять город приступом и растащить его по камушку.
   - Еще как боятся, - хмыкнул Рэниар. - А что делать? Скажи им убираться отсюда, и озверевшая толпа хлынет в Герару прямо сейчас. Если все и дальше пойдет так же, в конце концов здесь будет жуткая бойня. Но сейчас ни у города, ни у беженцев нет другого выхода, как просто ждать и молиться, чтобы хрупкое равновесие продержалось подольше. Нужна государственная программа помощи жителям пострадавших провинций с финансированием из казны, а ее нет.
   - Это ужасно, - испуганно прошептала Кейнари.
   - Ужасно то, что по стране сотни таких поселений. И проблема с беженцами - лишь одна из сотен отложенных нерешаемых проблем.
  Кучер щелкнул кнутом, всадники тоже поторопили своих лошадей, караван ускорился и вскоре поселение беженцев скрылось из виду, однако тягостное впечатление, которое оно производило, осталось надолго.
  ***
  Караван все дальше продвигался на юг. Местность с каждым часом становилась более гористой, а дорога - хуже. Хотя Рэниар шел пешком несмотря на все уговоры командора сесть на запасную лошадь, вопреки ожиданиям принцессы он совсем не задерживал путников. Весь день двигаясь уверенным быстрым шагом, он лишь изредка присаживался на сидение к кучеру, когда караван переходил на рысь. Куда больше проблем доставляла карета принцессы, которая регулярно застревала на плохой дороге.
  Собака шныряла где-то впереди и по бокам, лишь изредка появляясь в поле зрения. Иногда откуда-то из леса доносился ее лай. Кейнари по началу каждый раз нервно вздрагивала, но потом ловец в ответ на вопросительный взгляд брата виновато, словно извиняясь, пояснил:
   - Белок гоняет, паршивец...
  Первую ночь они провели на очередном постоялом дворе, однако уже на следующий день местность настолько обезлюдела, что ночевать пришлось прямо в лесу. Для Кейнари это была первая в жизни ночевка под открытым небом, если можно было так сказать, учитывая, что для нее и Тары поставили палатку, достаточно высокую, чтобы в ней можно было стоять, не нагибаясь. Мужчины расположились прямо вокруг костра.
   - И что это за дела такие, чтобы порядочных девушек заставляли ночевать в лесу, - бухтела Тара, которая в последнее время начинала напоминать Кейнари тетушку. - Мало нам этих жутких постоялых дворов! И вообще - что этот командор себе позволяет?! Что значит "мало для брака"?! Утащил принцессу черт знает куда, а теперь еще, оказывается, жениться не собирается! Нахал! Зря вы вообще, госпожа, согласились с ним куда-то ехать.
   - Как будто у меня был выбор, - недовольно буркнула Кейнари.
   - И то верно, - поддакнула служанка. - Еще неизвестно, что бы он с вами сделал, если б вы ему отказали...
   - Не мели ерунды! - возмутилась принцесса.
   - А что, а что?! - не унималась Тара. - Да он же настоящий разбойник! Виданное ли дело, чтобы приличный дворянин так поступал. Да еще и ловец этот... точно бандит!
   - Он же тебе еще недавно нравился в Веленторе, - мстительно напомнила ей хозяйка.
   - И ничего он мне не... Да как у вас язык поворачивается, я приличная девушка! - служанка покраснела, как помидор, и на некоторое время замолкла. Две недели назад она действительно проболтала с Рэниаром несколько часов подряд, пересказав ему все дворцовые сплетни, и была вне себя от радости. Кейнари потом пришлось довольно долго выслушивать дифирамбы в адрес ловца.
  В наступившей тишине было слышно, как у костра переговаривались их спутники. Кейнари осторожно выглянула наружу. Мужчины собрались у огня, доедали ужин, обсуждали путешествие и оставленные в столице дела. Только братья сидели немного в стороне, беседуя о чем-то вполголоса.
   - Эта чертова дорога меня в могилу загонит...
   - Тебя загонит в могилу не дорога, а эта чертова карета. Под верхом вы проехали бы без проблем.
   - А других вариантов у тебя нет?
  Рэниар покачал головой.
   - Поверь мне, это лучший из коротких путей. Единственная хорошая дорога идет в такой объезд, что мы потратим недели три на это путешествие, если переправу на Эйре не снесло вообще ко всем чертям, а у тебя нет столько лишнего времени. Как долго еще ты можешь отсутствовать в столице?
   - Что называется, мне бы там быть еще вчера, - невесело усмехнулся командор.
   - Вот видишь.
   - Главное, чтобы мы не завязли насовсем...
   - Ничего, проедем...
  Тем не менее, через несколько дней они все-таки застряли. Узкая, но довольно сносная горная дорога, петляя, бойко поднималась все выше и наконец, круто завернув, вывела их к обрыву. Ехавшие впереди охранники резко осадили коней. Возница тоже натянул поводья, карета дернулась и остановилась. Обгорелый остов моста черным силуэтом возвышался на фоне безоблачного синего неба, внизу в овраге струилась река.
   - Что там случилось? - удивленно выглянула из окна Кейнари.
  Молодой парень из охраны не удержался и выругался. Фредегар недовольно поморщился, покосившись на принцессу, однако отчитывать подчиненного не стал.
   - Полностью согласен с предыдущим оратором, - вставил Рэниар, чем заслужил гневный взгляд брата.
   - Вместо того, чтобы упражняться в остроумии, лучше скажи, что нам теперь делать, - прошипел командор.
   - Искать брод, - оптимистично заявил ловец.
  Фредегар скептически осмотрел крутые стены оврага.
   - А он тут есть? - с сомнением уточнил он.
   - Был. Кажется... Вроде бы где-то там... - Рэниар махнул рукой вверх по течению реки. Потом, подумав, добавил:
   - Или не там...
   - Рэн!
   - Тс-с-с, спокойно! Где-то он точно есть.
  Командор застонал.
   - Хорошо, я понял... Вы трое, - он сделал знак охранникам, - останетесь с каретой. Остальные на поиски брода вверх и вниз по течению. Госпожа, - он подъехал к окну экипажа, из которого с любопытством выглядывали девушки, - мы вернемся, как только отыщем подходящую дорогу. До тех пор, пожалуйста, на всякий случай не покидайте карету - здесь вы будете в безопасности.
  Рэниар, не дожидаясь, первым уверенно нырнул в придорожные кусты. Командор, оглядевшись, заметил, что обрывистые берега оврага в том направлении вроде бы действительно немного понижались, и направил коня вслед за братом.
   - Рэн! - окликнул он.
   - А?
  Фредегар обогнул небольшую рощицу чахлых осинок и наконец увидел ловца, который остановился на открытом склоне в достаточно большом отдалении.
   - Мне кажется, ты здесь верхом не проедешь, - с сомнением сообщил Рэниар. Командор только презрительно фыркнул и пришпорил жеребца. Шеол одним прыжком с места перемахнул расстояние от рощицы до соседнего пригорка, резко осев на задние ноги, затормозил, безупречно прогарцевал через поваленные кусты, ни разу о них не запнувшись, в несколько мощных скачков вскарабкался по крутому склону и остановился рядом с ловцом. Рэниар поежился.
   - Ты там, что ли, лошадь с кошкой скрестил? - спросил он.
   - Ты еще скажи, с крокодилом, - пожал плечами командор, ласково потрепав жеребца по шее.
   - Я не хочу знать, почему ты сейчас вспомнил о крокодиле, - мрачно сообщил ловец и на всякий случай отодвинулся подальше от конской морды.
  Фредегар только мечтательно-загадочно ухмыльнулся.
  Берег то понижался, то снова решительно уходил вверх.
   - Слушай, ты действительно уверен, что тут есть брод? - не выдержал вскоре командор.
   - Нет, - честно признался Рэниар. - Но тут есть деревня, и у них можно спросить, как они переправляются на тот берег. Мост же явно не вчера сгорел...
   - А может, они и не переправляются. Чем лес на той стороне лучше, чем на этой?
   - Там не просто лес, - возразил ловец. - На том берегу начинаются владения Черного Графа - единственное место, где здешние жители могут продавать и покупать товары, потому что торговцы по мелким деревням теперь не ездят. Им в любом случае...
  В этот момент над лесом разнесся низкий металлический звон. Рэниар замолк на полуслове, напряженно вслушиваясь. Где-то за поворотом реки кто-то со всей силы бил в старый колокол или котел, судя по надтреснутости звука.
   - А вот и деревня, - мрачно сообщил он. - И там что-то случилось.
   - Что именно?
   - Твари, - резко бросил ловец и, поднырнув под ветви ели, побежал вниз с холма в направлении продолжавшегося разноситься звука набата.
  Фредегару пришлось все-таки обогнуть ельник - проехать под низко опустившимися тяжелыми игольчатыми ветвями не мог даже Шеол. Однако за ельником начался просторный сосняк, где командор с легкостью нагнал брата и пристроился рядом, заставив жеребца идти коротким галопом.
   - Почему сразу твари? - переспросил он. - Может, разбойники.
   - Не сезон, - коротко бросил Рэниар, чтобы не сбивать дыхание на бегу, однако Фредегар его понял. Действительно, что возьмешь с крестьян по весне, когда все зимние запасы закончились, а до сбора урожая еще очень далеко?
  Деревня показалась сразу за небольшим горным уступом. Она уютно расположилась между двумя скалистыми отрогами, защищенная от суровых ветров и выдавая свое присутствие лишь полупрозрачным дымом из труб, поднимающимся над крытыми соломой крышами. Уже у околицы братьев нагнали охранники командора, лошади которых не умели карабкаться по бурелому, поэтому от сгоревшего моста им пришлось двигаться в объезд.
  Ворота были распахнуты настежь. Чуть дальше дорогу перегородила опрокинувшаяся на бок телега со сломанными оглоблями; нагруженные в нее дрова рассыпались по улице. Неподалеку валялась растерзанная курица. Откуда-то издали доносились крики и рев перепуганных животных.
  Рэниар на несколько мгновений нагнулся над тушкой несчастной курицы и резко выпрямился.
   - Держите крепче лошадей, чтобы не понесли, - предупредил он, решительно направляясь к центру деревни.
  Улочка, петляя между кривыми заборами, вывела на большую поляну, игравшую роль деревенской площади, в середине которой возвышалось шаткое сооружение из бревен с большим старым котлом, подвешенным на самой верхотуре. Сейчас в этот котел отчаянно лупил поленом мальчишка, а внизу крутились две твари. Они были не очень большими и напоминали волков, но сиреневато-бурый мех с крупными фиолетовыми, короткий костяной гребень по хребту и странные паучьи движения выдавали в них существ другого мира.
  Одна из тварей облизнулась, подпрыгнула, вцепилась в вертикальную опору когтями семипалых передних лап и, отталкиваясь трехпалыми задними, принялась медленно карабкаться к мальчишке. Тот начал еще отчаяннее колотить поленом по котлу, затравленно поглядывая вниз на приближающегося хищника. Перекладина, на которой он сидел, находилась на высоте около двух человеческих ростов от земли и, судя по царапинам на опорных столбах, это была уже не первая попытка тварей добраться до жертвы, но упорства им было не занимать.
  Метко брошенный Рэниаром камень угодил карабкающейся твари прямиком в голову, оглушив и сбросив на землю.
   - Кай, взять!
  Пес молнией рванул вперед, и сиренево-рыжий рычащий клубок покатился по земле. Ловец, не давая оглушенной твари опомниться, подскочил к ней, ловко увернулся от клацнувших зубов, блокировал клинком когтистую лапу и, круто развернувшись, всадил второй клинок противнику в шею позади затылка. Каю тоже не понадобилось много времени, чтобы придушить тварь.
   - Что, так просто? - спросил Фредегар, спешиваясь. Лошади испуганно храпели и рвались.
   - Потому у нас и первый класс, что для нас это просто, - пожал плечами Рэниар. - Но не радуйся преждевременно: крадлы ходят большими стаями. Очень большими.
  В этот момент мальчишка, задержав дыхание, следивший за ходом короткой схватки внизу, вдохновленный избавлением от опасности, с таким упоением снова принялся лупить по котлу, что стоящих внизу едва не контузило звуком.
   - Я тебя сейчас собственноручно крадлам скормлю, паршивец! - рявкнул ловец. - Где все?!
   - По домам попрятались, - сообщил незадачливый звонарь, стыдливо пряча полено за спину.
   - Где женщины и старики, я и сам догадался, - огрызнулся Рэниар. - Мужчины где?
   - На поле ушли.
   - Далеко?
   - Там... - мальчишка неопределенно махнул куда-то в сторону гор. Ловец тихо выругался.
   - Скоро они смогут вернуться? - уточнил он свой вопрос.
   - Не...
   - План? - коротко осведомился командор. Рэниар критическим взглядом окинул группу охранников, ожидающих приказа.
   - Спешиться, разделиться на группы по два-три человека, - наконец решил он. - Никакой магии, только мечи. В корпус бить бесполезно, только если прямо в сердце. Оно, кстати, справа. Позвоночник под гребнем не перебить. Уязвимые точки, кроме сердца: глаз, горло, шея между затылком и началом гребня. Не списываем со счетов тяжело раненых противников: крадлы не умирают от потери крови и с вывалившимися внутренностями проживут достаточно долго, чтобы сожрать ваши собственные. Не связываемся с большими группами тварей, отводим и убиваем по одиночке. Что еще? - он задумчиво потер лоб, потом махнул рукой: - Ладно, разберетесь, в общем... Надеюсь, мечом пользоваться здесь всех учили?
  Охранники понятливо кивнули и, быстро разбившись на группы, медленно двинулись по главной улице деревни, методично убивая встречающихся тварей. Рэниар еще некоторое время шел неподалеку, держа всех в поле зрения, пока не убедился, что помощники успешно освоили основную тактику, после чего уверенно нырнул в переулки вместе со своим псом.
  В отличие от мелких и разоренных благородных домов Флаурос имели возможность набирать охрану из дворян, вооруженных мечами. В рукопашной схватке без применения магии на их стороне вроде бы было существенное преимущество перед Рэниаром, кинжалы которого уступали в длине "благородному" оружию и не позволяли держать противника на безопасном расстоянии. И все же работа ловца была куда эффективнее, чем действия слаженных групп охранников, даже не считая тех тварей, которых загрыз пес. Он и не стремился соблюдать дистанцию, уверено переходил к ближнему бою, безошибочно определяя слепые зоны и предугадывая поведение врага. Несколько точных, выверенных движений, уворотов и ударов на каждую тварь - и очередной сиреневый труп оставался на земле. Так же красиво и безупречно работала его собака: рык, рывок, отскок от когтей и ощерившейся пасти, еще рывок - и смертельная хватка в горло.
  Охранники поглядывали с возрастающим уважением и старались не отставать, так что постепенно деревня превращалась в место побоища. Но ловец был прав, говоря об очень больших стаях: новые твари все появлялись и появлялись, и начинало казаться, что конца им не будет.
  В самый разгар битвы раздался стук копыт и в деревню на взмыленной лошади влетел один из охранников, оставленных с принцессой. Осадив коня перед двинувшимся ему навстречу Кайсом, он принялся торопливо ему о чем-то докладывать, вид у парня при этом был ужасно перепуганный.
   - Что там случилось? - подозрительно поинтересовался командор, выдергивая клинок из горла убитой твари. Тон его голоса заранее не предвещал ничего хорошего.
  Из-за покосившегося сарая вынырнул Рэниар с таким видом, как будто он там не крадлов убивал, а прогуливался от нечего делать, сейчас же просто мимо проходил и совсем даже ему не интересно, о чем тут речь.
   - Докладывай, - хмуро приказал Кайс, кивая подчиненному в сторону командора. Парень окончательно позеленел.
   - Так получилось, господин, - сбивчиво начал он, - что мы ничего не видели... Но мы охраняли... А принцесса, она... исчезла...
   - Куда исчезла?! - рявкнул Фредегар.
   - Н-наверное, на тот берег... Там следы... Они вышли из кареты с другой стороны от нас...
   - Они?
   - Со служанкой. Там бревна от моста - видимо, по ним прошли и ушли... В лес, - следя за изменением выражения лица командора, охранник, видимо, смирился со своей неминуемой смертью прямо здесь и сейчас. Но Фредегар не стал даже ругаться, а просто коротко приказал:
   - Шеол, ко мне!
  Жеребец всхрапнул и, развернувшись, порысил к хозяину. Зазевавшийся коновод не успел вовремя выпустить из рук поводья, и конь проволок его, как ветошь, пока несчастный не догадался отцепиться. Рэниар успел вовремя подскочить к брату и не дать ему запрыгнуть в седло.
   - Куда?!
   - Я обещал защитить ее, - резко ответил Фредегар. - И тот факт, что я оставил ей для охраны олухов, меня не извиняет.
   - И как ты ее будешь искать в лесу?
  Командор помолчал, с ненавистью разглядывая землю под своими сапогами.
   - Ну и?.. - наконец выдавил он.
   - Ты, - с нажимом продолжил ловец, - остаешься здесь и руководишь уничтожением тварей. А я с Каем возвращаюсь и нахожу девчонку, - Фредегар хотел что-то сказать, поэтому Рэниар поспешно добавил, пресекая возражения: - Мы найдем ее быстрее, чем кто бы то ни было из вас.
  Старший Флаурос еще некоторое время побуравил брата раздраженным взглядом, затем все же сдался и кивнул.
   - Рэн, - окликнул он уже сорвавшегося с места ловца. - Я обещал ее защитить. Если с ней что-нибудь случится, я себе этого не прощу.
   - Мы ее найдем.
  ***
  Сидеть в карете было скучно, тем более что за окном стоял приятный солнечный день. Легкий ветер шевелил траву, слегка покачивая головки цветов. Однако густой хвойный лес, подходивший почти к самой дороге, и видневшиеся над ним скальные уступы пугали городских девушек. Доносившийся из оврага шум горной реки тоже не приближал картину к образу идиллической безопасной природы с лужайками и бабочками, поэтому предупреждение командора о возможной опасности возымело действие.
  Куда менее впечатлительный кучер поставил карету боком к сгоревшему мосту, выведя лошадей обочину. Распрягать их он не рискнул, опасаясь, что командор может в любой момент вернуться и потребовать немедленно продолжить путь, но расстегнул часть упряжи, разрешив животным щипать траву. Охранники, здраво рассудив, что от обрыва, по которому и белка не вскарабкается, принцессе ничего не грозит, расположились с другой стороны небольшим полукругом.
  Время шло, ничего страшного не происходило, солнышко припекало, и девушки постепенно расслабились. В конце концов они даже слегка приоткрыли дверцу кареты, выходившую к обрыву, чтобы в нее попадал легкий ветерок.
  Глухие металлические звуки ударов, слышные даже сквозь шум реки, донеслись откуда-то издалека. Девушки от неожиданности вздрогнули, охранники встрепенулись.
   - Что это? - спросил самый молодой из них, обеспокоено оглядываясь в попытках точно определись, с какой стороны доносится звук. Охранник постарше немного помолчал, внимательно прислушиваясь, прежде чем ответить.
   - Скорее всего, - наконец сказал он, - тут есть какое-то селение, у них что-то произошло и теперь они бьют в набат. Может, зовут на помощь народ из соседнего селения, а может, мужчин, ушедших в лес.
   - Но господину же ничего не грозит?
   - Не думаю, - вмешался третий охранник. - Тем более сейчас, когда он вместе с младшим господином.
   - Что там могло случиться?
   - Я думаю, твари напали...
  Кейнари почувствовала, как будто внутри у нее что-то оборвалось от одного произнесенного слова. "Твари". Последнее время она не то, чтобы забыла события той ночи, просто заставляла себя о них не вспоминать. Стоило ей коснуться в мыслях моментов, связанных с нападением, как память услужливо затушевывала значительную часть произошедшего, словно говоря: "Тут был какой-то кусок, но он же тебе сейчас неважен, верно? Вот и оставь его в покое, подумай о чем-нибудь более интересном".
  Окружающие жалели девушку и старались в ее присутствии не произносить того, что могло бы напомнить ей о страшной ночи, и принцессе успешно удавалось уговаривать себя саму, что она все забыла. Но это было не так, и сейчас из-за единственного слова перед ней всплыла картина, которую она тщетно пыталась воспринимать как страшный сон: светящаяся пиявка, поднимающая свою уродливую голову, пристальный взгляд белесых "невидящих" глаз, тихое шипение, похожее на скрежет по стеклу, страх, сковывающий все тело и не дающий дышать...
  Когда Кейнари удалось отвлечься от страшных воспоминаний и вернуться к реальности, в карете она уже была одна...
  Тара неслышно выскользнула в приоткрытую дверь и побежала по обгорелым балкам на другой берег реки. Да, для всадников и тем более экипажа обгорелый остов моста был непреодолимой преградой, но легкую девушку почерневшие от огня бревна выдержали. Охранники стояли по другую сторону кареты, обернувшись туда, откуда доносился звук набата, поэтому побег служанки остался для них незамеченным.
  Принцесса выскочила вслед за ней.
   - Тара, куда! Вернись сейчас же! - прошипела она, стараясь и до девушки докричаться, и телохранителей не переполошить.
  Служанка остановилась на середине моста, затравленно оглянулась на хозяйку вытаращенными от страха глазами. На несколько мгновений Кейнари показалось, что она сейчас возьмет себя в руки и вернется, но тут затихший было набат донесся снова, и Тара, сдавленно пискнув:
   - Нас съедят! Не хочу! - помчалась дальше и скрылась в зарослях на противоположном берегу.
  Принцесса бросилась было вслед за ней, но остановилась и в отчаянии оглянулась назад, на карету. Следовало, наверное, позвать охрану, но Кейнари представила себе путанные объяснения со слугами командора, вежливое недоумение на лице Фредегара, подколки Рэниара - и замерла в нерешительности. "У меня тут служанка убежала, поймайте мне ее, пожалуйста". Стыд-то какой... Мало ей позорища от побега родственников. Меньше всего Кейнари хотелось сейчас окончательно утверждать Флаурос в умственной неполноценности дома Лорар.
  Девушка решительно ступила на обгоревшие балки. В конце концов, она с детства бегала быстрее Тары. Сейчас нужно было просто поскорее догнать служанку и вернуть ее в карету, пока охрана не заметила. И когда командор вернется, она встретит его, чинно сидя на своем месте и мило улыбаясь, как и подобает благородной принцессе. Для этого достаточно всего-то немного углубиться в этот милый безобидный лесок, буквально на секундочку.
  Река внизу оказалась неожиданно далеко, со стороны овраг смотрелся куда безобиднее, чем с бревен остова моста. Но Кейнари заставила себя смотреть только вперед и быстро миновала переправу, стараясь не думать, что на обратном пути придется сделать это еще раз. Куда бежать дальше, ей подсказал удаляющийся треск ломающихся веток: дорога после оврага резко уходила в сторону, а Тара так и продолжила мчаться по прямой, сквозь густой подлесок. Принцесса побежала вслед за ней, и вскоре впереди замаячило желтое пятно платья служанки. Ветви мешали, впивались в руки, волосы, ткань одежды, но принцесса не обращала на это внимания, думая лишь об одном: как успеть вернуться до возвращения командора.
   - Тара, стой! Да подожди ты! - тщетно пыталась она окликнуть подругу, но та продолжала упорно ломиться сквозь кустарник.
  Возможно, рано или поздно принцессе удалось бы докричаться до служанки или просто обе в конце концов выдохлись бы от бега по бурелому и остановились, но проверить у Кейнари не получилось. В какой-то момент земля у нее под ногами внезапно куда-то поехала, ноги соскользнули, мир вокруг опрокинулся и завертелся - и девушка поняла, что куда-то падает.
   - Ай!!!
  За время полета принцесса успела подумать, что наверняка именно так и ломают шею, хотя умирают ли потом от этого, она не знала. Вращение мира остановилось так же неожиданно, как и началось. Над головой ритмично покачивались потревоженные ее падением папоротники и лопухи. Не успев даже толком испугаться, Кейнари сразу вскочила, чтобы бежать дальше, но правая лодыжка отозвалась такой резкой болью, что девушка снова упала.
   - Ой-ой-ой...
  Теперь, когда гнаться дальше за Тарой стало невозможно, принцесса наконец осмотрелась вокруг. Обрыв, с которого она свалилась, был покрыт зеленым мхом, между переплетенными корнями деревьев валунами росли многочисленные кусты, которые, конечно, сломались, но все же замедлили падение и спасли девушку от более серьезных травм. Окончательно завершил ее полет молодой орешник.
  Здесь, в овраге, царил зеленый полумрак. Где-то что-то журчало, ветер шуршал в ветвях - совсем тихонько в зарослях на краю обрыва и глуше, тревожнее - в листьях деревьев, которые смыкались над головой в вышине, закрывая небо. Если прислушаться, можно было различить, как то ли какие-то птички, то ли насекомые тихо скворчали в стороне. Вообще весь лес, как неприятно поразилась Кейнари, в отличие от знакомых ей парков, был полон непонятных звуков, причем издавали их живые существа или причиной были обычные природные явления, девушка не понимала.
  Громкий треск зарослей наставил ее вздрогнуть, но на краю обрыва появилась не тварь или лесное страшилище, а насмерть перепуганная Тара.
   - Г-госпожа, да как же... - бессвязно запричитала она. - Ой, беда-то... Убилась! Надо бежать!
   - Не надо никуда бежать! - как можно спокойнее постаралась сказать Кейнари. - Все хорошо. Я не убилась, просто упала.
  "Из-за тебя, между прочим!" - с досадой подумала она, но вслух этого произносить не стала. Судя по вытаращенным глазам, служанка была еще не в себе и в любой момент могла снова поддаться панике.
  Тара затравленно огляделась.
   - Но там же... твари! - заговорщицким шепотом сообщила она.
   - Не было там никого, - отрезала принцесса. - А если бы и были, охранники бы нас защитили.
   - Но...
   - Никаких "но"! Помоги мне отсюда выбраться, у меня нога болит.
  Служанка вяло огляделась было в поисках спуска, но внезапно обе девушки подняли головы и прислушались.
  Откуда-то донесся тихий звон бубенчиков.
   - Что это? - испуганно прошептала Тара.
   - Может, пастух со стадом, - неуверенно предположила принцесса.
   - А что он делает в лесу?
  На это Кейнари нечего было ответить, тем более что на глухой звук больших медных колокольчиков, которые крестьяне вешали на шеи коровам, тихое мелодичное позвякивание совсем не походило. Звон затих, затем снов раздался уже в другом месте.
   - Я знаю, - внезапно испуганно сообщила служанка. - Я слышала. Это лесной звонарь.
  Хотя в словах девушки не было, в общем-то, ничего страшного, но прозвучали они так зловеще, что принцесса почувствовала, как сердце у нее окончательно провалилось куда-то в район желудка.
   - Кто? - попыталась она уточнить как можно спокойнее, но голос прозвучал жалобно.
   - Лесной звонарь, - хрипло повторила Тара. - Он заманивает путников в лес и выпивает их кровь...
  Девушки замолчали и прислушались. Бубенчиков снова не было слышно, только шумел в ветвях ветер и какие-то птицы переговаривались в листве странными голосами. Внезапно звон раздался почти над их головой, что-то зашумело и затрещало в кронах деревьев, раздалось зловещее карканье.
  Тара взвизгнула и бросилась наутек. Кейнари с удовольствием поступила бы так же, если бы не подвернутая нога. Треск веток, отмечавший побег ее подруги, скоро затих вдалеке, карканье и звон бубенчика над головой тоже не повторялись. Лес продолжал жить своей жизнью, и принцесса вскоре совершенно потеряла ощущение времени и не могла бы сказать, сидит она здесь совсем недавно или дело уже двигается к вечеру.
  Ей хотелось зажмуриться, потом открыть глаза и обнаружить, что все это - лишь абсурдный ночной кошмар, а вокруг привычная ей обстановка дворца, вежливые слуги и ворчливые родственники. Но лес был совершенно реален и никуда исчезать не собирался, только посмеивался над глупой маленькой одинокой девочкой язвительным совиным уханьем из чащи. Иногда что-то шуршало и двигалось то в ветвях над головой, то в густом подлеске. Кейнари каждый раз в ужасе ожидала, что вот-вот на нее набросится какая-нибудь тварь или обещанный "лесной звонарь". Однако местные обитатели удалялись обратно в чащу, так и не показавшись, оставляя ее перепуганной до полусмерти наедине с печальными раздумьями о своей судьбе.
  Когда в очередной раз в подлеске что-то зашуршало, принцесса надеялась, что оно снова пройдет мимо. Однако на сей раз какое-то существо, судя по звуку, решительно двигалось прямо к ней.
   - Тара? - неуверенно окликнула девушка и тут же испуганно замолчала, потому что поняла, что это не служанка. Хотя существо двигалось гораздо быстрее, оно производило куда меньше шума, не ломая ветви на пути, а лишь с легким шорохом скользя между ними.
  Принцесса старалась не дышать, молясь, чтобы лесной житель прошел мимо, но все было бесполезно: шебуршание прекратилось на краю обрыва ровно в том месте, откуда она упала. Кейнари чуть не закричала, зовя на помощь, хоть и понимала, что ее никто не услышит, но тут существо наконец высунуло из кустов свою рыже-белую остроухую голову, и девушка лишилась дара речи, боясь поверить в увиденное.
  Между тем пес спрыгнул с обрыва, подбежал к принцессе, вильнул хвостом, лизнул ее в лицо и принялся лаять. Вскоре стало слышно, как еще кто-то приближается к ним по лесу - немного громче собаки, но все равно гораздо тише Тары.
   - Ревешь? - буднично осведомился ловец, появляясь на краю обрыва.
   - Н-не-е-ет... - шмыгнула носом Кейнари.
   - Я так и понял, - язвительно заметил нахал, спрыгивая в овраг.
  
  Глава 7. Черный Граф.
  
  Испуганная, перепачканная, расцарапанная и замерзшая девушка выглядела довольно жалко, но ловца это, видимо, совершенно не впечатляло, и он твердо был намерен начать с выяснения отношений. Пока Кейнари плутала в собственных сбивчивых объяснениях произошедшего, Рэниар слушал ее с вежливым недоумением на лице, делавшим его очень похожим на брата. Но когда поток ее оправданий иссяк, младший Флаурос самым безжалостным образом сообщил девушке все, что он думает о ней, ее служанке и ее родственниках. Каждое его замечание хотя и выражалось только приличными словами, было исключительно обидным и при этом совершенно справедливым, отчего особенно неприятным.
   - Если уж так неймется трагически умереть, чтобы все плакали, никак нельзя было сделать это еще дома или подождать, пока мы тебя куда-нибудь не пристроим? Нужно обязательно сделать это под опекой Фредегара, чтобы он считал себя виноватым в твоей дури? Мне-то наплевать, будь моя воля, оставил бы вас обеих в лесу, раз вам так приспичило, - разорялся ловец.
   - Я думала... я хотела, как лучше! - попыталась было вставить Кейнари.
   - Не льсти себе, девочка, - зло огрызнулся Рэниар. - Ты хотела, как лучше, но думать ты даже не пробовала.
  Принцессе оставалось только сосредоточенно разглядывать лопухи и стараться снова не расплакаться - теперь уже не от страха, а от обиды. Ловец тоже замолчал: не оттого что у него закончились ругательства, наоборот, их было слишком много и он не знал, что ему хочется высказать в первую очередь. Так и не разобравшись, он в конце концов махнул рукой.
   - Черт с тобой, зла на тебя не хватает. Хватит сидеть, мы и так кучу времени потеряли. Фред там, небось, уже и себе, и всем окружающим нервы истрепал.
   - А как же Тара? - робко подняла на него глаза Кейнари.
   - Искать ее уговора не было, - буркнул Рэниар. - Побегает - сама вернется.
   - Ее же съедят!
   - Кто?
   - Твари!
   - Твари на том берегу.
   - Но они вокруг... топали! Ходили! Здесь кто-то водится!
  Ловец всплеснул руками.
   - Это лес! Естественно, здесь кто-то водится. Зайчики, белочки всякие...
   - Зайчики и белочки так не топают!
   - Хорошо: кабаны, медведи - тебя так больше устраивает?
   - А еще лесной звонарь!
   - Кто? - впервые в голосе Рэниара раздражение сменилось удивлением.
   - Лесной звонарь! - Кейнари неопределенно взмахнула руками, пытаясь передать весь ужас этого словосочетания. - Который заманивает в чащу и выпивает кровь.
   - Первый раз слышу, - скривился ловец.
   - А я слышала! - возразила девушка. - Он шуршал наверху!
  Рэниар невольно посмотрел на кроны деревьев над головой, на которые указывала девушка, а затем вкрадчиво, словно умственно отсталому ребенку, сообщил:
   - Там водятся птички.
   - Но он звенел!
   - Звенел?
   - Да, как бубенчик!
   - Звенело - это у тебя в голове, - злорадно сообщил ловец. - Знаешь, есть такое выражение: "звенящая пустота".
  Кейнари была, конечно, немного избалованной, но в целом хорошо воспитанной девушкой. Дикая идея кидаться в людей подручными предметами никогда не приходила ей в голову. Но последняя подколка оказалась той каплей, которая переполнила чашу ее терпения. Правда, под руку ей попалась всего лишь еловая шишка, да и Рэниар с легкостью увернулся. В следующую секунду принцесса сообразила, что сделала, и похолодела.
  "Теперь он меня точно убьет", - покаянно подумала она. - И будет прав".
  Но ловец, вместо того, чтобы снова разозлиться, внезапно заржал.
  Кай, увидев, как развеселился хозяин, радостно залаял, бросился в кусты и вернулся, виляя хвостом, с той самой злополучной шишкой в пасти. Видимо, пес решил, что это такая игра, чем вызвал новый приступ хохота у Рэниара.
   - Выплюнь, - простонал ловец сквозь смех. Кай вкрадчиво ткнул шишкой ему в колено, мол, что тебе, жалко, что ли, и Кейнари почувствовала, что ее тоже начинает разбирать нервное веселье.
   - Ладно, - признал Рэниар, наконец отсмеявшись, - я, наверное, действительно слегка переборщил. Что не отменяет справедливости мною сказанного.
  Принцесса с облегчением кивнула.
   - Тогда пошли. А что с ногой? - тут же поинтересовался ловец, глядя на странные манипуляции, которые пришлось проделать девушке, чтобы встать, не потревожив больную лодыжку.
   - А, ерунда, - оптимистично заявила Кейнари. Она опасалась снова разозлить Рэниара своей беспомощностью. Нога вроде бы не так уж и болела, и девушка решила, что как-нибудь перетерпит. Но стоило ей попытаться сделать шаг, как она чуть не упала и поспешно села обратно на землю.
   - Ууу...
   - Ну?
   - Все-таки боли-и-ит...
   - Покажи.
  Ловец бесцеремонно нагнулся и принялся вертеть ее лодыжку. Боль при этом была такая, что хотелось завыть, но принцесса мужественно терпела, боясь опозориться окончательно. Результаты осмотра Рэниара явно не обрадовали. Тем не менее, ругаться он не стал, только посмотрел на Кейнари так, что ей опять стало стыдно, и сухо прокомментировал:
   - Спасибо хоть не шею.
   - Я не специально...
   - Верю. Залезай, - он присел на корточки, повернувшись к ней спиной.
   - Куда? - не поняла девушка.
   - На спину!
   - Может, не надо?
   - Сама пойдешь? Нет? Тогда хватит болтать, лезь давай, - раздраженно рыкнул ловец. - Красиво на ручках принцесс по лесу таскают только в твоих любимых романах.
  Спорить дальше Кейнари не посмела.
   - Ты держаться будешь или нет? - продолжал ворчать Рэниар. - Нет, я просил держаться, а не сворачивать мне шею. И душить меня тоже не надо. Вот, так сойдет...
  Девушка замерла, судорожно вцепившись в плечи ловца, и с опаской посмотрела наверх, на край оврага.
   - А туда разве можно залезть? - робко спросила она.
   - Можно, - буркнул ловец. - Только не с тобой на спине.
   - А как же мы выберемся?
   - Пешком, в обход.
   - А...
   - Слушай, я тебя сейчас здесь оставлю.
  Кейнари поспешно закрыла рот и решила сидеть тихо-тихо. А то ведь и правда оставит...
  Пока принцесса гналась за Тарой, разглядывать лес у нее времени не было. Теперь, сидя на спине Рэниара, ей ничего больше не оставалось, как крутить головой по сторонам. Сначала они двигались по оврагу, но его правый берег очень скоро понизился, а затем вообще исчез, левый же вильнул куда-то в сторону. Без видимых ориентиров девушка скоро совершенно потеряла представление о направлении.
  Окружающая природа действительно очень сильно отличалась от того, как ее описывают в романах. Не то, чтобы в литературе привирали, просто, как оказалось, о многом умалчивали. Например, о том безобразии, которое временами творилось под ногами: Рэниару несколько раз приходилось сворачивать, чтобы обойти непроходимые кучи бурелома, куда не рисковал соваться даже Кай. Тем не менее, шагал он целенаправленно, но девушка поняла это только тогда, когда обнаружила, что они идут уже не по чаще, а по узкой дорожке. Ветви деревьев продолжали нависать очень низко, так что их приходилось отводить, чтобы пройти. Вскоре Кейнари заметила на влажной земле в низине следы раздвоенных копыт и поняла, что они движутся по звериной тропе, которая спустя еще некоторое время вывела их к просеке.
  Ловец огляделся, подошел к поваленному дереву на обочине и непочтительно сгрузил на него принцессу, как мешок картошки.
   - Привал, - объявил он.
   - Далеко нам еще? - спросила Кейнари.
   - А я знаю? - ловец поморщился, разминая уставшую спину. - Река в той стороне, если пойдем по просеке, рано или поздно к ней выйдем. Вопрос: в каком месте. Если не встретим другой дороги, куда можно свернуть, заложим порядочный крюк, зато идти так легче, чем напрямик через чащу.
  Тут над головой что-то зашуршало, захлопало крыльями, закаркало - и принцесса снова услышала знакомый звук бубенчика. Она испуганно посмотрела на ловца. Тот тоже внимательно прислушивался, потом пристально всмотрелся в ветви клена неподалеку и развернулся в девушке.
   - Это звенело, когда ты была в овраге?
   - Д-да...
   - Вон он, твой лесной звонарь.
   - Где?
   - Вон, - ловец уверенно указал на что-то черное, примостившееся среди кленовых листьев. Кейнари с замиранием сердца попыталась разглядеть его, и тут существо раскрыло крылья, перепорхнуло пониже и уселось прямо на виду.
  Это был крупный лоснящийся черный ворон. На одной из его лап ярко-красной нитью были привязаны бубенцы, которые и издавали знакомый девушке звон при каждом движении птицы.
  Рэниар не выглядел удивленным этим зрелищем, скорее раздосадованным. Ворон посидел на ветке, разглядывая людей, затем расправил крылья и с карканьем улетел.
   - Это, конечно, очень кстати, - пробормотал ловец. - Но вот кого мне сейчас меньше всего хочется видеть... Ладно, сидим здесь, - и в ответ на удивленный взгляд Кейнари пояснил: - Сейчас он своего хозяина приведет.
   - А кто его хозяин? - робко поежилась девушка.
   - Вальрик Гвенаэль по прозвищу Черный Граф, - Рэниар и правда уселся на землю и устроился поудобнее. - Хотя, откровенно говоря, это прозвище он сам себе придумал и старательно его поддерживает...
   - Но Гвенаэль - это же...
   - Ага, они самые. Десятый дом правящей ветви. А Вальрик - его глава.
  Вдалеке на просеке действительно показался неспешно едущий всадник. Когда он приблизился, Кейнари поняла, что имел в виду ловец под словами "поддерживает прозвище". Статная вороная лошадь была накрыта черным парчовым чепраком. Вся одежда всадника и даже ремни уздечки тоже были черными. На плече у него восседал ворон.
  Но больше всего в облике Вальрика девушку удивило то, что он был рыжим. Может, это не бросалось бы так сильно в глаза, если бы матово-бледная кожа с веснушками и ярко-рыжие волосы не контрастировали с черной одеждой. Несмотря на теплую погоду, Гвенаэль носил шапку с ниспадавшим на плечи платком, но из-под ткани все равно предательски выбивались апельсиновые пряди. В остальном облик Черного Графа можно было назвать приятным, если не считать немного высокомерного выражения холеного лица.
  Когда всадник подъехал еще ближе, оказалось, что он не один. Рядом с лошадью, придерживаясь за стремя, шла девушка в желтом платье.
   - Тара! - радостно воскликнула Кейнари, узнав ее. Служанка помахала ей рукой.
   - Какое редкое зрелище, - иронично заметил Гвенаэль. - Мастер Рэниар с девушкой. А я вот тоже девушку нашел.
   - И я рад вас видеть, Вальрик, - вежливо отозвался ловец. - И девушку вижу. Жаль, что вы ее нашли... А нельзя сделать вид, что не находили, и вернуть туда, где взяли?
  На несколько мгновений воцарилась тишина, в которой присутствующие пытались осознать сказанное.
   - Почему? - заинтересованно уточнил Черный Граф.
   - За что?! - возопила Тара.
   - Тебе еще хватает глупости спрашивать? - Рэниар смерил девушку недобрым взглядом. - Мало того, что вела себя, как идиотка, доставила нам лишние хлопоты. Ты еще и подставила свою госпожу, а потом бросила ее одну в лесу с подвернутой ногой. Как ты думаешь, ей вообще нужна такая служанка?
   - Она же не специально... - тихо вставила Кейнари.
   - Я же не специально!
   - Ты еще скажи: "она хотела, как лучше", - передразнил Флаурос.
  Гвенаэль перевел взгляд с одной девушки на другую, затем на ловца и наконец изрек:
   - Знаете, мастер, ваше появление всегда привносит такое разнообразие в окружающий мир...
   - О, прошу прощения, - Рэниар поднялся и отряхнулся. - Хочу вам представить благородную госпожу Кейнари, наследную принцессу дома Лорар. Вашу дальнюю родственницу, насколько я понимаю.
  Вальрик удивленно поднял бровь.
   - А еще вы знаете, что у вас там мост сгорел? - без всякого перехода сообщил ловец.
   - Да, я в курсе, - кивнул Черный Граф. - Только он не у меня. А что...
   - А еще у вас на том берегу крадлы бегают.
   - Это не мои земли, - с нажимом произнес Гвенаэль. - А почему...
   - В силу некоторых обстоятельств так получилось, что благородная госпожа попала в неприятности. Я вам все непременно объясню, но пока что нам нужно поскорее вернуться к ее сопровождающим и помочь им переправиться через реку. Поэтому, - Рэниар посмотрел на Вальрика честным безоблачным взглядом, но Кейнари почудился в его словах едва заметный оттенок злорадства, - не были бы вы так любезны уступить благородной госпоже лошадь?
  ***
  Лошадь Вальрик все-таки уступил, хотя и смерил Кейнари полным сомнения взглядом. Видимо, признавать родственницу, хоть и дальнюю, в перепачканной землей замарашке ему не очень-то хотелось.
  Он провел их к сгоревшему мосту кратчайшей дорогой, поэтому они застали вернувшегося с охраной Фредегара еще не окончательно доведшим окружающих до нервного тика. Вместе с командором к реке пришло несколько мужиков из деревни, которые беспрестанно кланялись, отчаянно жестикулировали и испуганно махали руками в сторону противоположного берега. Судя по выражению лица Фредегара, на несчастных скоро должно было излиться все накопленное им раздражение.
  При виде Кейнари командор отстал наконец от своих несостоявшихся жертв и поспешил к мосту.
   - Я рад, что вы живы, принцесса, - коротко кивнул он.
   - Что это за сходка тут у вас? - осведомился Рэниар, указывая в сторону крестьян. Переходить через реку по сгоревшим бревнам он не спешил. К счастью, ширина оврага вполне позволяла разговаривать с разных берегов.
   - Эти... кхм... идиоты, - видимо, это было самое приличное выражение, которое смог подобрать командор, - говорят, что переправы для кареты тут нет вообще. При этом мост чинить они отказываются.
  Ловец окинул оценивающим взглядом сбившихся тесной кучкой мужиков и вкрадчиво осведомился:
   - Вальрик, а это не вы приказали сжечь мост?
   - Допустим, я, - вздернул подбородок Гвенаэль.
   - Из-за крадлов?
   - Естественно, а что?
   - Нет, ничего. А другой переправы тут действительно нет?
   - Для всадников - есть, - Черный Граф кивнул вниз по течению. - Но карету там к реке не спустить.
   - Ну, раз уж так сложилось, что мы как раз едем к вам, а крадлов все равно перебили, может быть, вы разрешите крестьянам восстановить мост, чтобы карета могла проехать?
   - О, так значит, эти любители бесплатной халявы все-таки дождались своей манны небесной? И охота вам, мастер, работать задаром ради этих? Впрочем, дело ваше. Кстати, я первый раз слышу, что вы едете ко мне.
   - Вы же не откажете бедной принцессе в приюте, - мило улыбнулся Рэниар.
  Гвенаэль прикусил губу, задумчиво изучая Кейнари, ловца и собравшихся на другом берегу.
   - Ну, допустим, - наконец сказал он. - А почему у принцессы охрана носит такие странные цвета? Цвета дома Лорар, насколько я помню, белый и золотой.
   - Потому что это охрана моего дома, - еще более безмятежно ответил Рэниар и, когда Вальрик недоуменно поднял бровь, проникновенно добавил: - Я с удовольствием представлю вам своего брата. Как только мы все-таки окажемся на одном берегу.
   - Это шантаж? - вскинулся Гвенаэль.
   - Просто нормы вежливости, - невинно пожал плечами ловец.
  На этот раз Черный Граф думал еще дольше, раздраженно теребя шитье на рукаве.
   - Хорошо, будь по-вашему, - в конце концов решил он. - Пусть охрана отгонит лошадей к переправе: это далеко, обернутся не раньше утра. Эти, из деревни, объяснят, как проехать самой короткой дорогой. Остальные пусть переходят на наш берег, мы дойдем до Вороньего Гнезда пешком.
   - А карета? - напомнил Рэниар. Вальрик проворчал что-то недовольное.
   - Эй, вы! - окликнул он крестьян. - Карету отогнать в деревню, кучера накормить и поселить. Когда восстановите мост, перегнать карету в замок. Тогда, так и быть, я разрешу вашей вшивой деревеньке снова торговать в Вороньем Гнезде. Понятно?
   - Понятно, господин, - нестройным эхом отозвались те.
   - Принцесса, - обернулся и холодно поклонился Гвенаэль, - принимать вас в моем замке - большая честь.
  ***
  Фредегар взял с собой Кайса и половину охраны, остальные были отправлены в объезд до брода со всеми лошадьми. Представления не заняли много времени - видимо, Вальрик решил отложить подробные расспросы до более благоприятного момента.
  Путь оказался неблизким, и крыши Вороньего Гнезда показались над верхушками деревьев, когда уже начало смеркаться. Замок был выстроен из серого камня на вершине окруженного лесом утеса. Крытые темной черепицей крыши вздымались вверх хаотичным частоколом башенок и шпилей, действительно напоминая большое гнездо с торчащими в стороны ветками. Центральная башня с высоким главным шпилем и четырьмя поменьше по углам терялась среди других строений, соперничавших с ней высотой. Узкий каменный виадук тянулся над ущельем к воротам. Когда путники уже подходили к замку, в его окнах начали зажигаться огни, придавая всему этому хаотическому сооружению еще более фантастический, но уютный вид.
  Стоило Вальрику ступить во двор, как его окружили слуги. Кто-то принимал поводья лошади, кто-то услужливо помогал принцессе слезть или почтительно выслушивал приказания, кто-то уже мчался их выполнять. В возникшей суете Кейнари даже не поняла, как оказалась в гостевых покоях. Надувшуюся Тару здешние служанки сразу оттеснили куда-то в сторону. Моментально появились и горячая вода для умывания, и расчески, и новое чистое платье, которое извлекли из принесенного охранниками командора сундука принцессы и в мгновение ока успели отряхнуть и погладить. Вскоре на пороге комнаты возник лекарь - вежливый старичок, который так же быстро, хотя и без видимой суеты, осмотрел и перевязал подвернутую лодыжку девушки.
  Не успела Кейнари оглянуться, как спустя какие-то полчаса ее уже аккуратно под руки проводили в обеденную залу. Огромное сводчатое помещение несмотря на поздний час было полно народу. Два длинных стола тянулись почти на всю его длину от дверей до возвышения, на котором располагался главный стол для хозяина и его гостей.
  Вальрик уже сидел на своем месте в центре. Хотя он переоделся, его домашний камзол отличался от прогулочного разве только менее плотной тканью. Шапку он наконец снял, и рыжие волосы теперь свободно ниспадали на его плечи. На спинке кресла Черного Графа восседал уже знакомый принцессе ворон. Расположившийся рядом Фредегар тоже выглядел, как обычно, лишь сменив запылившийся дорожный костюм на свежий. У ловца же и вовсе была то ли только одна одежда, то ли много одинаковой.
  По левую руку от Вальрика сидела девушка примерно такого же возраста, как принцесса. Ее миловидное личико было обрамлено отливающими рыжиной, но скорее каштановыми слегка вьющимися волосами. При виде Кейнари она вскочила и радостно бросилась навстречу.
   - Ой, как я рада, - защебетала она. - Это так здорово, что вы приехали! Мы ведь подружимся, правда?
   - Лиринел, - простонал Вальрик, - сядь на место. Благородная госпожа, я прошу прощения за свою младшую сестру. У нас тут глушь, поэтому она не считает нужным соблюдать правила приличия.
  Девушка показала брату язык и, схватив Кейнари за руку, потащила хромающую гостью к столу. Черный Граф растеряно моргнул, его лицо ненадолго утратило постоянное надменное выражение, и принцессе даже стало его немного жалко. Она сама не слишком заботилась о том, чтобы не ставить своих родственников в неудобное положение перед посторонними. Но то ли настроение после пережитого днем в лесу у нее было непривычно серьезное, то ли со стороны все выглядело несколько иначе, - очень захотелось посочувствовать Вальрику.
  Делать дальнейшие замечания сестре Гвенаэль не рискнул. Дождавшись, пока девушки займут соседние стулья по левую руку от него, он осторожно откашлялся.
   - Полагаю, - продолжил он, - представлять мою сестру Лиринел уже излишне. С другой стоны рядом с вами сидит тетушка Ненис, госпожа Киан, госпожа Бернис. Ну, молодые дворяне напротив, думаю, представятся вам сами в другой раз. Благородная госпожа Кейнари, принцесса дома Лорар оказала нам честь своим посещением. Господина Фредегара я уже представил. Мастера Рэниара все присутствующие и так прекрасно знают.
  На последней фразе Лиринел слегка поморщилась, зато за столами внизу, хранившими до этого почтительное молчание, негромко утвердительно загалдели.
   - Тогда я думаю, - ворчливо закончил Вальрик, - что можно уже наконец поужинать.
  Еда была очень вкусной и обильной, но Кейнари скоро начало клонить в сон. После пережитых днем волнений потрескивание огня в камине, бесконечное щебетание Лиринел под ухом и более отдаленный гул других разговоров, приятное ощущение сытости и покоя погрузили девушку в состояние полудремоты. Она лишь таращилась на подрагивающие на пузатых боках позолоченных кубков отсветы очага и время от времени из последних сил кивала в ответ на слова соседки, надеясь, что делает это не слишком не вовремя. Но юную Гвенаэль, видимо, все устраивало. Она продолжала увлеченно рассказывать о чем-то.
  Это могло бы продолжаться долго, если бы Рэниар не привлек внимание Вальрика, взглядом указав ему на клюющую носом девушку. Черный Граф поспешил заметить, что принцесса наверняка устала с дороги и служанкам стоит проводить ее в гостевые покои.
  Кейнари с трудом пролепетала что-то благодарное. Боль в ноге, на которую она опрометчиво наступила, забывшись, несколько взбодрила ее - настолько, что выбраться из-за стола ей удалось самостоятельно. Но прилив сил почти сразу закончился, и принцесса милостиво позволила служанкам подхватить себя под руки и куда-то повести. У нее даже не было сил разозлиться на донесшуюся до нее напоследок фразу ловца: "Детям пора спать".
  ***
  Когда Кейнари проснулась, сквозь задернутые темные шторы в спальню вовсю пробивался солнечный свет.
  На первый же зов сбежались уже знакомые принцессе расторопные служанки. Пришла и все еще надутая Тара. Она мрачно торчала в углу, всем своим видом демонстрируя глубокую обиду. Но когда подали завтрак, то ли не выдержала, то ли поняла, что этак станет совсем не нужной хозяйке. Оттеснив других, она заявила, что сама будет прислуживать госпоже. Кейнари не стала возражать.
  Вскоре явился пожилой слуга. Госпожа Лиринел осведомлялась, как самочувствие гостьи, и предлагала, если ее нога позволяет совершать небольшие прогулки, познакомить ее с замком. Принцесса решила, что уже в состоянии ходить, и с благодарностью приняла приглашение. Вскоре Лиринел лично припорхала в ее покои, моментально наполнив их своей беззаботной болтовней. Сегодня, после хорошего отдыха, ее веселость совсем не раздражала, и Кейнари радостно рассказывала новой подруге столичные новости.
  При дневном свете Воронье Гнездо выглядело несуразно. Похоже, его хозяева на протяжении многих поколений страдали неуемной тягой достраивать и перестраивать свое жилище, причем чуть ли не каждый считал своим долгом возводить все новые и новые башни. При внимательном осмотре можно было заметить, что строения самого разного времени соседствовали повсюду.
  Местами проглядывали совсем старые стены из серого камня. Изъеденную временем кладку мох и плющ покрывали почти сплошным зеленым ковром. Башни поновее были сложены из более темного известняка, хотя кое-где мелькали светлые пятна дешевого кирпича, которым заделывали дыры. Каменные зубцы и аркады перемежались деревянными пристройками, балкончиками и мезонинами.
  Каждая башенка в этом нагромождении имела свое название и свою историю. Кейнари давно умерла бы со скуки от одного их перечисления, если бы не умение Лиринел подавать семейные предания с большим юмором.
  Лай собак принцесса услышала издали.
   - Что это? - удивленно спросила она.
   - Псарня, - как само собой разумеющееся ответила Лиринел, но, увидев непонимание гостьи, пояснила: - Ну, ловцы.
   - Гильдия ловцов? - переспросила Кейнари.
   - Вот еще, - фыркнула Гвенаэль. - У нас свои ловцы. Пойдем!
  Большой двор, куда девушек вывел деревянный мостик, был полон собак. Вдоль стен тянулись просторные клетки с будками. Несколько слуг возилось с животными. Один из них пытался подметать, но орава щенков, копошившаяся у него под ногами, устроила азартную охоту на метлу и сводила на нет все попытки наведения порядка. При виде новых людей щенки оставили метлу в покое и радостно помчались навстречу.
   - Посмотри, какой толстолапенький! - радостно сообщила Лиринел, ловко подхватывая на руки одного из них. - Крупный будет! Правда же лапочка?
  Принцесса не могла не согласиться.
  ***
  Хозяина замка и его гостей девушки нашли в саду. Со стороны можно было подумать, что братья и Вальрик проводят здесь время за приятной болтовней. Но когда Кейнари и Лиринел приблизились, до них донеслось окончание фразы Рэниара:
   - ...мне кажется, что удовлетворение вашего любопытства по отношению ко мне - вполне достойная цена, Вальрик.
  После чего все трое замолчали и уставились на подошедших девушек.
  Кейнари сразу поняла, что им здесь совсем не рады. Она была бы не прочь вежливо удалиться, но Лиринел бесцеремонно устроилась на скамейке рядом с братом.
   - Я счастлив видеть вас в добром здравии, принцесса, - после затянувшегося молчания неискренне обрадовался Черный Граф.
   - Госпожа, принцесса, - Фредегар двумя короткими кивками обозначил поклоны обеим дамам и вновь замолчал, предоставив хозяину дома самому разбираться с ситуацией.
  Ловец скептически посмотрел на Лиринел, та ответила ему гордо-торжествующим взглядом и, кажется, едва удержалась, чтобы не показать язык. Рэниар скривился, однако перевел взгляд на Кейнари. Несомненно, он мог бы сказать много обидного, но связываться с сестрой Вальрика не хотел. Принцесса сжалась, ожидая, что уж на ней-то ловец отыграется, однако тот снова промолчал, отвернулся и принялся разглядывать ближайший куст. От этого девушка еще сильнее почувствовала себя здесь лишней.
   - Как вам понравилось Воронье Гнездо? - обреченно спросил Гвенаэль, когда пауза в разговоре начала затягиваться до неприличия.
   - Очень... красивый замок, - выдавила Кейнари.
   - Мне кажется, - подал голос Рэниар, - мы мешаем дамам любоваться вашим садом.
   - Действительно, - поддержал Фредегар, - не стоит портить такое прекрасное место разговорами о делах.
  Лиринел открыла было рот, чтобы что-то сказать, но братья, не дав ей вставить ни слова, хором закончили:
   - Пойдемте в ваш кабинет! - и одновременно поднялись.
   - Вы совершенно правы, - Вальрик, почувствовав двойную поддержку, с облегчением вскочил. - Несомненно, сестра покажет вам все красоты здешних мест.
  Девушки проводили взглядами удаляющихся мужчин.
   - Мастер Рэниар - настоящий хам, - недовольно буркнула Лиринел. - Никакого уважения к дамам.
   - Это еще ничего, - нервно хихикнула Кейнари. - Меня он грозился привязать к стулу.
   - Правда?! - округлила глаза Гвенаэль. - И ему позволили так говорить?! Да как он смел!
   - Ну, я тоже была неправа, - скромно потупилась принцесса.
   - Девушка всегда права! - безапелляционно заявила ее подруга. - Всякие нахалы должны нас уважать!
  Кейнари не стала пересказывать предположение Рэниара о том, что именно за отсутствие излишнего уважения в нужные моменты таких нахалов и нанимают. Сейчас она впервые начинала видеть в этой фразе смысл.
  Принцесса так и не узнала, о чем в результате договорились мужчины, но уже к вечеру Флаурос засобирались в дорогу. Они покинули Воронье Гнездо утром следующего дня. Несмотря на ранний час их отъезда Кейнари вышла провожать.
  Когда командору подвели коня, а ловец перекинул через плечо свою дорожную сумку, девушка неожиданно почувствовала, как к горлу подкатил комок. Хотя совсем недавно они были для нее совершенно посторонними людьми, а Рэниар и вовсе вызывал неприязнь своими вечными шуточками, но за последнее время они все-таки стали чуть менее посторонними, чем обитатели замка Гвенаэль. Кейнари малодушно подумала, что предпочла бы и дальше терпеть уже ставшие привычными едкие замечания младшего Флаурос, чем остаться с пускай радушными, но чужими хозяевами Вороньего Гнезда.
  Фредегар заметил растерянно мнущуюся в сторонке девушку, бросил поводья слуге и подошел к принцессе.
   - Вам не стоит переживать, - по обыкновению перешел он сразу к делу. - Здесь вы действительно будете в безопасности.
   - Я знаю, - покорно кивнула Кейнари.
   - У Рэниара много забот, но он присмотрит за вами.
  Ловец, услышав это, страдальчески возвел глаза к небу.
   - Он за вами присмотрит, - с нажимом повторил командор. - Не беспокойтесь, он вам еще надоест. Будете мечтать, чтоб он подольше не появлялся.
   - Это я могу, - кровожадно пообещал Рэниар.
  Кейнари невольно усмехнулась шутке.
   - Вот и хорошо, - похвалил ее улыбку Фредегар. - Поверьте, ваше положение - не худшее из возможных.
  Рэниар проводил брата за границы владений Черного Графа. Когда дорожная застава скрылась за поворотом, ловец остановился у отходящей в сторону тропы.
   - Вам нужно дальше по этой дороге. Скоро доберетесь до переправы, там уже не заблудитесь. А мне туда.
  Фредегар оценивающе взглянул на тропу.
   - Крюк закладываешь, - заметил он. Рэниар пожал плечами.
   - Не хочу, чтобы Вальрику доложили, куда я пошел. У него был какой-то конфликт с Птичьим Гнездом, не знаю, из-за чего. Не то, чтобы у них была открытая война, но терпеть друг друга они не могут. Поэтому Вальрику я говорю, что не имею дела с птицепоклонниками, птицепоклонникам - что не имею дела с Вальриком.
   - И все верят?
   - Нет. Но делают вид.
  Командор скептически хмыкнул.
   - Думаешь, сможешь продержаться так долго?
  Рэниар развел руками. - Пока получается. В конце концов, я не щепетилен. Мне не нужно, чтобы мне верили, достаточно, чтобы соглашались играть по тем правилам, которые я предлагаю.

Наверх


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"