Осоченко Елизавета: другие произведения.

Ловец, часть 3 "Секреты Тэрвела"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ЧАСТЬ 3. СЕКРЕТЫ ТЭРВЕЛА.
  
  Глава 1. Наследники
  
  Эдис Иннис вернулся в тот вечер домой не в духе. Наорав на прислугу, он плюхнулся в кресло перед камином и некоторое время разражено смотрел в огонь, бормоча что-то себе под нос, словно доругивался с каким-то невидимым оппонентом. Лиэн предпочел бы сейчас убраться куда-нибудь подальше, но мать пристально следила за тем, чтобы отпрыск благородного дома не сбежал от заданных ему наставником уроков, и недовольно нахмурилась, заметив тоскливый взгляд сына, брошенный на дверь. Сидящая у нее на коленях младшая дочь захныкала, отвлекая внимание женщины, но Лиэн не сомневался, что улизнуть незаметно у него не получится, и обреченно склонился над книгой.
  Эдис поморщился, тоже отвлеченный детским плачем от своих раздумий.
   - Лиэн, пойди сюда, - позвал он.
  Мальчик с тоской отложил книгу и поплелся к камину.
   - Не сутулься, - рыкнула вслед ему мать, тщетно пытаясь убаюкать скандалящего младенца. - И не шаркай!
  Лиэн скрипнул зубами, послушно выпрямился и постарался выше поднимать ноги, понимая, что если начнет сейчас препираться, то получит и за себя, и за капризничающую сестру, и за совсем неизвестных ему людей, имевших неосторожность привести в плохое расположение духа отца.
  Герцог Иннис дождался, пока сын не встанет перед ним.
   - Вот что, Лиэн, - осторожно начал он. - С завтрашнего дня у твоего наставника Ристера появится еще один воспитанник. Вы с ним ровесники, поэтому было решено, что учиться вы будете вместе. Это Фредегар, сын главы дома Флаурос. Ты же знаешь, кто такие Флаурос?
   - Наш младший дом, - послушно оттарабанил Лиэн.
   - Не просто младший! - поднял палец Эдис. - Флаурос были герцогами, но со временем уступили место первого дома нам. Не сомневаюсь, что они до сих пор спят и видят, как бы вернуть себе главенствующее положение. Они наши важнейшие и опаснейшие конкуренты! Вы с Фредегаром ровесники и оба наследники своих домов, так что рано или поздно именно он станет твоим главным соперником. Поэтому вся эта идея с вашим совместным обучением... хотя нет, так даже лучше, - пришедшая в голову герцога мысль заметно подняла ему настроение. - Вы будете вместе учиться, это прекрасная возможность узнать противника получше. Лиэн!
   - Да, отец, - послушно откликнулся мальчик.
   - С завтрашнего дня ты должен очень внимательно приглядываться к этому Фредегару, понять, чего он стоит и где его слабые места. И запомни, - отец взял сына за плечо для большей убедительности, - ты обязан быть во всем лучше, чем Флаурос.
   - Хорошо, отец.
  ***
  Обещать, как оказалось, было куда проще, чем выполнить. Хотя Лиэну не приходилось жаловаться на способности, чернявый наследник дома Флаурос схватывал все налету, с первого же дня став опасным конкурентом в учебе. А еще он был очень вежлив, как и сам Иннис, и эта холодная внимательность убеждала Лиэна в том, что Фредегар получил от своего отца в точности такие же наставления, как и он сам.
  Ристер только вздыхал, глядя на своих новых учеников. Иннис стал его воспитанником совсем недавно, и в первую очередь наставник отметил, что мальчик вышколен, вежлив и эмоционально очень замкнут. Попытки Ристера как-то расшевелить подростка имели некоторый успех, но с появлением Фредегара все пошло прахом. В учебных комнатах повисла тяжелая атмосфера беспощадной конкуренции и холодной ненависти. Наставник ловил себя на мысли, что лучше бы уж дети проявляли свою антипатию как-то более непосредственно: подкладывали друг другу кнопки на стулья, опрокидывали чернильницы, дрались, в конце концов... Но мальчишки просто смотрели друг на друга с холодным отчуждением, очень вежливо здоровались с отрепетированными улыбками - и учились, как проклятые, стремясь ни в чем не уступить конкуренту.
  Ристер умел ценить своих учеников, а в этих двоих вообще видел огромный потенциал. Оба подростка были истинными наследниками своих семей - и в хорошем, и в плохом. И если хорошее - ум, настойчивость, усердие и некоторое упрямство - только радовало наставника, то от воспитанной в детях взаимной, внешне не проявляемой, но от этого не менее сильной ненависти Ристеру было не по себе.
  Однако время пока терпело. Мальчишкам было тринадцать лет, и наставник не оставлял надежду, что ему удастся как-то повлиять на них.
  ***
  Воспитанники прилежно склонились над столами, решая задачи. Одинаковые задачи, но из разных учебников. Ристер с трудом удержался от соблазна выдать им один на двоих и сказать, что больше у него нет. Мальчишкам только пошла бы на пользу совместная работа над одной книгой, тем более что они, не замечая этого, даже страницы переворачивали с одной и той же скоростью, видимо, двигаясь вровень в процессе решения задач. Но наследникам благородных домов полагалось иметь свои учебники и не тесниться за одним столом. Наставнику приходилось жертвовать педагогикой в пользу этикета, тем более что родители этих детей вряд ли оценили бы его педагогические усилия в данном вопросе.
  Ристер еще раз взглянул на одинаково склоненные над столами головы - белую и черную, - поднялся и направился к книжным полкам: нужно было расставить по местам уже изученные материалы. Краем глаза он заметил движение у двери. Пожилая служанка в одежде цветов дома Флаурос просительно заглядывала в комнату. Ристер кивнул, разрешая ей войти. Все наставники по-разному относились к тому, чтобы учеников отвлекали от занятий, однако Ристер не видел в этом ничего страшного: воспитанники проводили в учебных комнатах иногда весь день, так почему бы им иногда не отвлечься на минутку, чтобы выслушать переданное через слугу сообщение от родителей.
  Получившая разрешение служанка тихо шмыгнула к Фредегару и что-то возбужденно зашептала ему на ухо.
   - Господин, у нас беда, ваш брат пропал!
   - Куда пропал? - Фредегар нервно покосился на Лиэна, который делал вид, что ему происходящее совершенно безразлично, хотя, конечно, слушал очень внимательно.
   - Убежал!
   - Тихо! - прошипел Флаурос. - Нормально можешь сказать, что случилось?
   - Ваш отец зашел в детскую, ну и... Вы же знаете, он и не кричит, но просто так разговаривает, что господин Рэниар его очень боится... И вот он после этого убежал...
   - Так найдите, - огрызнулся Фредегар.
   - Да мы ищем, но он, похоже, вообще из покоев убежал... - всхлипнула служанка.
   - Так ищите дальше. От меня ты чего хочешь?
   - Я не знаю, господин... Но господину Рэниару нездоровилось с утра, как бы он в обморок опять где-нибудь не упал...
   - Вот иди и ищи его, а не хнычь мне тут, - рыкнул Фредегар. - Ты видишь, что я занят?!
   - Но...
   - Уйди отсюда! - Лиэн одарил товарища по учебе милой улыбкой, мол, что вы, что вы, вы мне совершенно не мешаете. Да и Ристер уже возвращался от книжных стеллажей, а Фредегар вовсе не желал приобретать новых свидетелей своих семейных неурядиц и демонстративно уткнулся в учебник. Служанка тихо проскользнула к выходу и скрылась за дверью.
   - Что-то случилось? - добродушно уточнил Ристер.
   - Нет, наставник, все в порядке, - твердо ответил Фредегар. Лиэн скептически скривился, однако промолчал - он же ничего не слышал и вообще его это не интересовало.
  ***
  Лиэн перелистывал толстый том в поисках главы, которую ему было велено прочитать. Ристер раздал воспитанникам задания для самостоятельного выполнения и отлучился. Фредегару достались практические задачи по астрономии, и из соседней комнаты доносились шебуршание, шаги ходившего между окном и письменным столом мальчишки и тихое металлическое позвякивание инструментов. Наставник не ставил специальной задачи развести подростков по разным комнатам, просто Иннис устроился прямо в полутемной библиотеке, чтобы не таскать далеко от стеллажей тяжелые книги, а соседняя учебная комната с огромными распахнутыми в сад окнами как раз идеально подходила для несложных астрономических наблюдений.
  Лиэн прислушался. В соседней комнате воцарилась подозрительная тишина. Мальчишка подбежал к окну и, отдернув штору, как раз застал пытавшегося тихо проскользнуть под окном Фредегара.
   - Куда это ты собрался? - злорадно спросил Иннис. - Отлыниваешь от уроков?
  Флаурос одарил его презрительным взглядом, помолчал, а потом сквозь зубы процедил:
   - Ну иди, иди, нажалуйся.
   - Очень надо, - фыркнул Лиэн. - И без меня заметят.
  Фредегар только упрямо дернул плечом и зашагал прочь от окна. Белобрысый почувствовал себя уязвленным.
   - Подумаешь, стоило бы волноваться из-за какого-то мальчишки... - протянул он. - Ну взыграла у него подростковая дурь, побегает и вернется, - повторил он излюбленную сентенцию своего отца.
   - Какая подростковая дурь, - огрызнулся Фредегар через плечо. - Ему пять лет!
  Лиэн озадаченно почесал в затылке. У него не было братьев, только пять младших сестер. Которых он, конечно, любил, но иногда не возражал бы, чтобы кто-нибудь из них или все вместе пропали на денек-другой. Но девочкам, видимо, полагалось сбегать из дому в каком-то другом возрасте.
  Однако Флаурос действительно заметно нервничал, и это озадачивало Лиэна. В конце концов, что страшного может случиться даже с пятилетним ребенком во дворце? Иннис еще немного подумал, воровато оглянулся на оставленные на столе книги, затем решительно перелез через подоконник и спрыгнул в сад. Росшие под окном нарциссы жалобно чавкнули под сапогами.
  Фредегар, заметивший нагонявшего его Лиэна, развернулся и с вежливым недоумением уставился на приближающегося парня. Озвучивать свой вопрос он не стал, однако выражение его лица и так достаточно ясно выражало предложение отправляться нахрен и не лезть в не свое дело. Иннис только упрямо фыркнул.
   - Вот уж у тебя я точно разрешения спрашивать не намерен, куда хочу, туда иду, - с вызовом сообщил он.
   - Отлыниваешь от учебы? - злопамятно повторил его слова Фредегар.
   - А я уже все выучил, - беспардонно соврал Лиэн. Флаурос подумал, затем безразлично пожал плечами, отвернулся и продолжил свой путь. Впрочем, белобрысый не пошел вслед за ним, свернув на другую дорожку парка: он и сам неплохо знал большой и запущенный королевский сад и имел свои представления о том, где может спрятаться сбежавший из дому мальчишка.
  ***
  Королевский сад был огромен, и заброшенных уголков здесь было множество. Когда-то они были излюбленными местами отдыха каких-то королей или знатных придворных, здесь строились фонтаны и беседки, садовники разбивали красивые цветники. Но потом короли умирали, придворные отправлялись в опалу, а их последователи выбирали себе другие места для любования красотами природы, старые же приходили в запустение: все равно на всю огромную территорию парка садовников не напасешься.
  Лиэн нашел Фредегара, когда тот обшаривал каскадный грот. Когда-то это был большой фонтан в форме горы, под которой находилась пещера с балюстрадой для любования падающей сверху водой. Воды здесь давно не было, кроме скапливающейся в больших лужах дождевой, зато в рост пошел плющ, зеленым мехом скрывший почти все сооружение.
  Вид у мальчишки был мрачный и сосредоточенный.
   - Ну что, не нашел? - спросил Лиэн, поднимая повыше воротник куртки: едва заметная морось перешла в мелкий противный дождик. Флаурос только смерил белобрысого нехорошим взглядом и вернулся к поискам.
   - Ну, я так и думал, - злорадно подытожил Иннис.
   - Знаешь что, - не выдержал Фредегар, - шел бы ты... - он помолчал, подбирая слова, - развлекаться в другое место.
   - С удовольствием, - не остался в долгу Лиэн. - Просто мимо проходил, подумал, мало ли, тебе интересно знать, что под террасой у озера кто-то плачет. Но ты не отвлекайся, продолжай-продолжай.
   - Где? - моментально развернулся Флаурос, пропуская мимо ушей издевку. Парень вздохнул. Насмешки над соперником, который так явно переживал за брата, не приносили ни малейшего удовольствия, только создавали ощущение собственного неблагородства. Поэтому он лишь коротко ткнул пальцем в нужную сторону:
   - Там.
  ***
  Старая обветшалая терраса небольшим полукругом огибала берег озера. Дубовые доски были прочны и, несмотря на непрезентабельный вид, терраса все еще была пригодна для прогулок и сюда порой даже наведывались романтичные любители размышлений о бренности. Но, конечно, не в такую погоду.
  Просвет между землей и полом террасы был раньше заделан деревянными панелями, но большинство из них сгнило, где-то сквозь древесину проросли кусты, поэтому повсюду зияли темные норы-проемы, через которые можно было проникнуть в пространство под настилом. В одну из таких дыр и заглядывали мальчишки. Внутри было совершенно темно, но Фредегар мог поклясться, что действительно слышал сквозь шелест дождя тихие всхлипы, когда они подходили. Сейчас темнота под террасой хранила загадочное молчание.
   - Я же говорю, там темень, ничего не видно, - вставил Иннис, заглядывающий в дыру через его плечо.
   - Рэн, ты здесь? - позвал Фредегар. - Вылезай, это я.
  Под террасой что-то зашебуршало, прошуршало к выходу, и из дыры показался наконец худой заплаканный мальчишка. Лиэн невольно подивился, какой он маленький и тощий. Его сестры в этом возрасте все, как на подбор, являли собой пухлых румяных карапузов, поэтому парень не дал бы на вид этому ребенку пяти лет. Вид у младшего Флауроса был болезненный, бледное острое личико с неестественными пятнами лихорадочного румянца на щеках и опухшими от слез огромными серыми глазами перепачкалось в земле, в свисающих мокрыми сосульками прядях волос запуталась паутина.
   - Рэн, ну что же ты... - огорченно пробормотал Фредегар, выдергивая брата из дыры, как морковку из грядки. - Замерз?
   - Я... д-да... Фре-е-ед...
   - Что? - старший брат усадил младшего на край террасы и торопливо завернул его в свою уже не очень-то сухую куртку. Однако вместо ответа ребенок только вцепился в него своими худыми ручонками и разревелся в голос.
   - Ой, только не плачь. Ну, Рэн! Перестань, все хорошо, - беспомощно засуетился Фредегар. - Рэн, пожалуйста!
   - Можно его стукнуть, сразу замолчит, - предложил Лиэн.
   - Я тебя сейчас самого стукну! - вызверился на него Флаурос, окончательно плюнув на приличия и нейтралитет. Белобрысый только фыркнул. Вообще-то он действительно считал, что лучший способ успокоить истерящего мальчишку - дать ему подзатыльника. Но в какой-то степени он понимал и Фредегара: применить такой способ на этом заморыше у него бы рука не поднялась. Вместо этого Лиэн сорвал листик с ивы, отломил с соседнего куста тоненькую веточку и воткнул ее в середину листа.
   - Эй, как тебя там... Рэн? Смотри сюда, - позвал он и, добившись, чтобы из-за плеча Фредегара выглянул хотя бы один заплаканный глаз, раскрутил веточку между ладонями и отпустил ее в свободный полет. Повторив этот номер несколько раз, он убедился, что рыдания стихли.
   - На, держи, - он протянул вертушку ребенку. Спустя несколько мгновений колебаний откуда-то из-под локтя Фредегара показалась тонкая ручка, сцапала игрушку и утащила ее к себе.
   - А ты неплохо умеешь обращаться с детьми, - с едва заметной ревнивой ноткой признал старший Флаурос.
   - У меня пять младших сестер, - мрачно пояснил Лиэн. - И все тоже порядочные плаксы.
  Он не стал уточнять, что Фредегару и не снилась настоящая, качественная истерика в исполнении пяти девчонок в возрасте от полугода до одиннадцати лет.
   - Й-я не пла-акса, - всхлипнули из-за фредегаровского плеча.
   - Плакса-плакса, - передразнил белобрысый. - Как девчонка, нюни тут развел...
   - Сам дурак, - неожиданно беззлобно огрызнулся мальчишка и, шумно шмыгнув носом, затих у брата на коленях.
   - Ну, и что делать будешь? - спросил Лиэн чуть погодя. - Тащи его скорее домой, а то скоро Ристер придет и увидит, что мы смотались...
   - Н-не надо домой! - встрепенулся Рэниар. - Фред, не надо домой, ну пожа-а-алуйста!..
   - Хорошо, не пойдем домой, - тут же покладисто согласился Фредегар, сделав белобрысому страшное лицо. Впрочем, Иннис и сам уже заметил, как у ребенка нервно задергалась щека, и предпочел не затрагивать больную тему.
  Рэн потихоньку снова начал хныкать.
   - Шшш, не реви, мы не идем домой, - уверил его брат.
   - Я зна-аю...
   - А что такое? Что болит?
   - Голова-а-а...
  Фредегар пощупал ребенку лоб и совсем забеспокоился.
   - У него высокая температура, кажется, - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Лиэна.
   - А что там служанка говорила про обмороки?
   - Рэниар часто теряет сознание, когда у него жар...
   - И часто у него бывает жар?
   - Да, - коротко отрезал Фредегар. Лиэн поежился. Сестры у него болели редко и несерьезно, а младший Флаурос выглядел, откровенно говоря, не очень приспособленным к длительному существованию в этом мире. Иннис посмотрел на болезненное бледное лицо ребенка, вздохнул и, стянув с себя куртку, укрыл ею Рэниара поверх фредегаровской.
   - И что будем делать? - уточнил он.
   - Не знаю...
  Фредегар нахмурился. Решение нужно было принимать срочно, и он склонялся к предательскому варианту вернуть брата домой, несмотря на все истерики.
   - Ладно, - вздохнул белобрысый, - тогда пошли.
   - Куда?
   - К наставнику.
   - Я не уверен, что это хорошая идея, - с сомнением сказал Фредегар.
   - Лучшая из возможных, - возразил Лиэн. - Наставник - он... нормальный дядька... И я знаю, у него есть лекарства.
  ***
   - Эээ... А могу я поинтересоваться, что происходит? - осторожно спросил Ристер, критически наблюдая, как его воспитанники, мокрые и грязные, как из придорожной канавы, лезут в комнату через подоконник. Фредегар в этот момент еще стоял внизу, подавая Лиэну брата на вытянутых руках, поэтому был просто не в состоянии ответить. Но Иннис обернулся и уверенно ответил за обоих:
   - Мы сейчас все объясним, наставник.
  Объясняли действительно оба, на два голоса, почти хором, размахивая руками и обеспокоено оглядываясь на полубессознательного ребенка, который, слегка покачиваясь, сидел в кресле, завернутый в две перепачканные куртки, и осоловело таращился на окружающих, кажется, не вполне понимая, что происходит. У Фредегара в волосах запутались репьи. У Лиэна под глазом красовалась живописная царапина, свидетельствовавшая о тесном знакомстве наследника благородного дома с какими-то колючими кустами.
  Ристер вздохнул.
   - В целом мне все понятно, - подытожил он. - Хотя я бы не сказал, что все ваши действия были разумными, но это мы разберем позже.
  Наставник подошел к малышу, пощупал ему лоб, заглянул в зрачки.
   - Открой рот и скажи "А!", - попросил он. Рэниар робко покосился на незнакомого взрослого и вопросительно взглянул на брата.
   - Открой рот, скажи "А!", - продублировал Фредегар.
   - А-а-а... - послушно отозвался ребенок.
   - У него просто сильная простуда, - сделал вывод Ристер, соображая, с чего стоит начать.
  Рядом с учебными комнатами располагались запасные спальни для учеников на случай, если им понадобится задержаться допоздна.
   - Господин Фредегар, - распорядился наставник, - отнесите вашего брата в спальню и переоденьте его - я дам свою рубашку. Она, конечно, будет ему очень велика, зато сухая. А я тем временем приготовлю ему жаропонижающее. И, пожалуйста, вы оба - приведите себя в нормальный вид, насколько это возможно.
  ***
  К тому времени, как явился глава дома Флаурос, Рэниар уже спал под действием сильных жаропонижающих лекарств, поэтому счастливо избежал стресса от встречи с отцом.
   - Я случайно встретил этого малыша в саду, - соврал Ристер. - Поскольку он оказался болен, я принес его сюда, а ваш сын так удачно опознал в нем своего брата.
   - Этот несносный ребенок просто опять капризничает, - раздраженно пожал плечами Флаурос.
   - К моему глубочайшему сожалению, - возразил наставник, - сейчас ребенок действительно болен, у него сильный жар. Я дал ему все необходимые лекарства, опасности для его жизни нет, но все же лучше не беспокоить его лишний раз и дать отдохнуть - если вы разрешите оставить его здесь, я за ним присмотрю.
  Флаурос придирчиво посмотрел на спящего младшего сына. Вид у Рэниара действительно был совсем больной.
   - Ну разве что он совсем не побеспокоит вас, - сдался отец. Фредегар за его спиной облегченно выдохнул.
   - И я бы хотел оставить здесь переночевать господина Фредегара, - продолжил Ристер. - Результат его самостоятельной работы меня не удовлетворяет, и я бы хотел задержать его допоздна, чтобы он переделал свое сочинение до приемлемого уровня.
   - А я... - робко заикнулся Лиэн.
   - А ваша работа, господин Лиэн, - пресек его попытку наставник, - меня полностью удовлетворяет, и вы можете быть свободны на сегодня.
  Флаурос одарил сына гневным взглядом.
   - Нет, конечно, если вы против, ничего страшного, - подлил масла в огонь Ристер. - Он может переделать сочинение и завтра, просто немного отложим для него прохождение нового материала...
   - Нет уж, - возмутился отец. - Не надо ничего откладывать, пусть переделывает хоть всю ночь. Лодырь.
  ***
  Суматоха постепенно улеглась, Рэниар почувствовал себя значительно лучше, его с уговорами и различными посулами удалось наконец отправить домой и учеба вошла в прежнюю колею. За исключением того, что в отношениях учеников Ристера что-то неуловимо изменилось. В ход постепенно пошли кнопки, опрокинутые чернильницы и прочие нормальные детские шалости. Причем, хотя внешне мальчишки начали вести себя более враждебно, внутреннее содержание их противостояния куда-то улетучилось. Севший на кнопку обычно делал страшное лицо и из-под стола показывал врагу кулак, однако на этом происшествие и заканчивалось, так что все эти взаимные гадости походили скорее на дружеские подколки, чем на настоящую вражду.
  Однажды, зайдя в учебную комнату, Ристер сразу почувствовал: что-то не так. Мальчишки мирно сидели за своими столами, однако Фредегар подозрительно усердно изучал учебник и, кажется, уже десятый раз перечитывал одну и ту же фразу. Лиэн мельком глянул на наставника и тоже уткнулся в книжку, как будто знал что-то про своего соратника по учебе, но закладывать его не собирался.
  Движимый скорее развитой многолетней практикой интуицией, чем догадкой, Ристер заглянул под стол и обнаружил у ног Фредегара свернувшегося на полу калачиком младшего Флаурос. Наставник только обреченно развел руками.
   - Господин Рэниар, - попросил он, - раз уж вы все равно собрались здесь спать, не могли бы вы хотя бы переместиться на диван?
  Старшие мальчишки с облегчением выдохнули. Почему-то оба.
  ***
  Когда Лиэн пришел на условленное место встречи, под старой яблоней никого не было.
   - И? - возмутился белобрысый, задрав голову вверх.
  Тощий подросток, сидевший на ветке дерева, неторопливо дожевал яблоко и выбросил огрызок за забор, из-за которого виднелись аккуратно подстриженные верхушки любимых олеандровых кустов герцогини Айрэ.
   - Фред просил передать, - сообщил он, - что его задержали на дежурстве и он немного опоздает.
   - А раньше нельзя было сказать? - возмутился Иннис. - Я бы мог еще поспа-а-ать...
   - А нефиг спать в такое утро, - парировал Рэниар.
   - Вот вырастешь - узнаешь, что такое утро выходного дня, белочка недоделанная... - подколол мальчишку Иннис недавно придуманным для него новым прозвищем. Младший Флаурос все еще был слабее своих сверстников, зато выгодно отличался необычайной ловкостью и верткостью, а его волосы с возрастом начали отливать легкой каштановой рыжиной.
   - Сам дурак, - дежурно огрызнулся Рэниар и запустил в Лиэна червивым яблоком. Кидал он лениво, не особо целясь, но Лиэн тоже поленился уворачиваться, поэтому получил яблоком прямо в лоб. Мальчишка захихикал.
   - Ах ты, поганец! - возмутился Иннис. - А ну слезай!
   - Ага, сейчас, - язвительно пообещал подросток, на всякий случай перебрался на ветку повыше и, дразнясь, поболтал в воздухе ногой.
   - Ну все, белочка, держись, - Лиэн погрозил нахалу кулаком и полез на дерево.
  Яблоня оказалась не просто очень старой и очень высокой, но еще и очень ветвистой. Настолько, что обилие веток уже не столько помогало на нее лезть, сколько мешало, по крайней мере, двадцатилетнему мужчине с болтающимся на поясе мечом в ножнах. Юркий двенадцатилетний Рэниар наоборот чувствовал себя здесь, как рыба в воде, и, пристроившись на развилке ветвей, принялся азартно швыряться в своего преследователя яблоками.
   - Ну, и кто из вас идиот? - иронично осведомился Фредегар, появляясь под злополучным деревом.
   - Он! - хором откликнулись парни, тыча пальцами друг в друга.
  Фредегар скептически ухмыльнулся.
   - Намекаешь, что оба? - сварливо уточнил Лиэн.
   - Нет, намекаю, что ты, - невинно поправил его старший Флаурос.
   - Он мне яблоком в лоб запустил! Ах ты, гад! Вот опять! Ты это видел?!
   - Сколько тебе лет и сколько ему?
   - Но он первый начал! И почему у тебя вечно я идиот, а он нет?!
   - Потому что он мой брат, - хмыкнул Фредегар. - А ты конкурент.
   - Ууу, Флаурос, вражины... - протянул Лиэн, мрачно поглядывая вниз. Желание догнать и отшлепать паршивца уже отпустило, зато пришло печальное осознание того, что спуститься будет труднее, чем казалось.
  Ветки жалобно хрустнули, ломаясь, к счастью, уже недалеко от земли. Фредегар примирительно протянул Иннису руку, помогая подняться.
   - Рэн, слезай - и погнали! - позвал он.
   - А куда?
   - Есть тут небольшой городок Лендел - пара часов езды. Говорят, там сегодня ярмарка. Предлагаю прокатиться.
   - Я за! - восторженно откликнулся мальчишка, спрыгивая с дерева.
   - А еще говорят, что там будут соревнования для простолюдинов с драками на палках...
   - О, да... - понимающе протянул Лиэн. - На палках ты еще не дрался.
   - Я надеюсь, призы там стоящие или их хотя бы можно съесть? - деловито осведомился Рэниар.
   - Вот мы и посмотрим.
   - А что скажут родители и начальство по поводу столь неподобающих развлечений? - не удержался от подколки Иннис, хотя и так прекрасно знал ответ.
   - А откуда они узнают? - ухмыльнулся Фредегар, снимая и пряча в карман металлическую бирку Королевской гвардии.
  Рэниар вдруг поскучнел.
   - Я вас здесь подожду...
   - Почему? - удивился Фредегар.
   - Отец запретил брать Шайна...
  Соловый пони Шайн был подарком Фредегара и Лиэна Рэниару на десятилетие. Парням пришлось перевернуть чуть ли не всю столицу в поисках подходящей лошади, и результатом своих поисков они по праву гордились. Песочного цвета колобок с белоснежной гривой был покладист, но бодр и неутомим, и старшие товарищи привыкли в своих вылазках придерживать коней, подлаживая их к неторопливому бегу Шайна.
   - Ну и ладно, - покладисто согласился Фредегар и тут же добавил: - Возьмешь Ирта.
   - Он же с него упадет, - мстительно возразил Лиэн.
   - Неправда! - возмутился мальчишка.
   - Вот именно, - подтвердил старший брат. - С Ирта упасть - надо постараться. Я же ему Саргота или Волка не предлагаю. Подтянем стремена покороче - и поедет. У меня в двенадцать лет уже была нормальная лошадь.
   - Но я думаю, отец имел в виду, что мне нельзя ездить с вами, а не то, что мне нельзя ездить на Шайне, - печально вздохнул Рэниар.
  Фредегар фыркнул.
   - Он же этого не сказал. А мы не догадались.
  ***
  За всю свою долгую карьеру наставника отпрысков благородных домов Ристер взял отпуск лишь однажды. На целый год. Двум его воспитанникам как раз исполнилось семнадцать лет, они закончили свое обучение, а новых он брать не спешил.
   - Зря, - сетовали его коллеги. - Сейчас как раз маркиз Фарон ищет наставника для своего сына, племянника герцога Айрэ.
   - Ничего страшного, найдет другого, - добродушно пожимал плечами Ристер.
  После долгих пристрастных расспросов он все-таки сознался:
   - Мой следующий воспитанник еще слишком мал, как раз годик отдохну - ему исполнится десять и пора будет начинать учебу.
   - Ну, Ристер, ну, хитрец, уже вперед ученики расписаны, - завистливо протянул старый Хальс. - А кто он?
   - Рэниар Флаурос.
   - О, еще один Флаурос... Да ты везунчик. Хотя... А кто это? Первый раз слышу. Кто-то из детей дальних родственников? Кто его родители?
  Но Ристер только загадочно улыбался.
   - Ну, и чем же он так замечателен, что ради него стоит отказываться от племянника герцога Айрэ? - ворчливо спросил наконец Хальс.
   - О, я думаю, из него вырастет замечательный человек...
   - Ты так говоришь про всех своих учеников.
   - И это правда. Что касается господина Рэниара, то очевидным его талантом является способность каким-то образом сводить вместе совершенно разных людей. Пока у него это получается само собой, интересно, что выйдет, если он научится делать это сознательно?
  
  Глава 2. Взрослые игры.
  
   - Не прошло и года, - сварливо буркнул Лиэн вместо приветствия, усаживаясь в кресло напротив.
   - И тебе доброе утро, - невозмутимо ответил Фредегар. Он только что вернулся в столицу и, даже не зайдя в свои покои, прямиком направился сюда, в тайный кабинет, где его уже ждал Дериан. Несмотря на очень ранний час Иннис примчался раньше командора, и одно это уже свидетельствовало о том, насколько он раздражен и жаждет объяснений, так что на особо вежливый прием Фредегар и не рассчитывал.
   - Ну?! - требовательно вопросил Лиэн.
   - Тебе привет от Рэниара, - мстительно сообщил командор, не спеша переходить к сути дела.
  Иннис фыркнул, потом подумал и все-таки снизошел до вопроса:
   - И как у него дела?
   - До безобразия хорошо, - признал Фредегар.
   - Ты, что ли, ездил с ним встречаться? - подозрительно уточнил Лиэн.
   - Именно.
   - Так он с нами?
   - Да, - кивнул командор. - И он дал мне кучу бесценной информации.
  К концу рассказа Иннис вскочил и принялся нервно мерить шагами кабинет. Дериан продолжал изображать статую за креслом начальника, но по его лицу было заметно, что он сильно обеспокоен.
   - Нет, ну какая прелесть, - всплеснул руками Лиэн, когда Фредегар замолчал. - Старый козел удобно устроился! Любитель толкать напыщенные речи про то, как его доблестная Инквизиция героически противостоит этой страшной и опасной магии.
   - И заметь, - поддержал его командор, - устроился он настолько хорошо, что в столице нет никого, кто мог бы его прищучить.
   - Я одного не совсем понимаю, - осторожно вставил Дериан и, дождавшись поощрительного кивка командора, продолжил: - Зачем он пошел на встречу с вами и господином Рэниаром в сопровождении тварей? Если он имеет представление о работе ловцов, то должен был понимать, что собака на него отреагирует и это может вызвать подозрения.
   - А ты представь себе, - предложил Фредегар, - что было бы, если бы собака бросилась на этих тварей. Для всех окружающих это выглядело бы как нападение на герцога. Это же не просто подобающая причина убить на месте и ловца, и собаку!
   - Фактически, законный повод для новой волны репрессий, - злобно прошипел Лиэн. - Как двадцать пять лет назад, когда удалось протолкнуть запрет магии.
  Командор согласно кивнул.
   - Только на этот раз волна гонений затронула бы уже не магов, а Гильдию ловцов, - закончил он. - Мы имеем дело с теми, кто два с половиной десятилетия проворачивает подобные дела, не стоит их недооценивать.
   - Ничего удивительного, что Руис проявлял такое повышенное внимание к нашим делам в ваше отсутствие, - понимающе кивнул капитан.
   - Да? - ухмыльнулся Фредегар. - Я надеюсь, ты был достаточно убедительным идиотом?
  Дериан скромно потупился.
   - В меру своих способностей, господин командор.
   - Он еще и меня заставил, - наябедничал Лиэн.
   - И кстати, - припомнил капитан, - герцог обещал вам поддержку и защиту от дома Флаурос.
   - Правда? - оживился командор. - И что ты ему ответил?
   - Я сказал, что запомню, - зло процедил сквозь зубы Иннис.
  Фредегар многозначительно хмыкнул, возвел глаза к потолку и мечтательно улыбнулся.
   - Что? - подозрительно уточнил белобрысый. Поскольку командор не отвечал, он перевел вопросительный взгляд на Дериана, но капитан только развел руками: кто же угадает, что за идея пришла сейчас в голову начальству.
   - Вот что, Лиэн, - с расстановкой начал Фредегар. - А как насчет того, чтобы поиграть в войнушку?
   - В смысле? Войнушку... между домами?
   - Именно.
   - А разве мы в нее еще не играем?
   - Недостаточно активно, - пожал плечами командор. - Ты же понимаешь, что нам сейчас нужно сунуть нос в дела дома Руис. А сделать это незаметно у нас не получится.
  Лиэн задумчиво потер подбородок.
   - Хочешь, чтобы я принял предложение этого старого козла о покровительстве, а ты в раже наших семейный разборок, шпионя за мной, "совершенно случайно" влезешь заодно в его дела?
  Фредегар кивнул.
   - И почему в твоих гениальных планах мне всегда достается самая неприятная роль? - недовольно проворчал Иннис.
   - То есть ты согласен?
   - Я подумаю, - мстительно ответил Лиэн.
   - Думай, - благодушно кивнул командор. - Нам все равно нужно время, чтобы все как следует подготовить. А мне сейчас пора приступать к своим служебным обязанностям, пока никто не заметил, что я уже приехал, но торчу не понятно где. Есть еще какие-то дела, с которыми мне нужно ознакомиться прямо сейчас, для этого кабинета, капитан?
  Вопреки обыкновению, Дериан не несколько мгновений замялся.
   - Ну, что там? - подбодрил его командор.
   - Я не был уверен, но после вашего рассказа это кажется мне важным, - капитан протянул Фредегару папку. Тот быстро пролистал ее содержимое.
   - Да, интерес к этому делу Инквизиции не вполне понятен, - осторожно заметил он. - Что-то еще?
   - Я взял на себя смелость ознакомиться с делом подробнее.
  Фредегар настороженно поднял бровь, и Дериан поспешил поправиться:
   - Неофициально, разумеется. Хейлог, капитан стражи этого района, - мой старый друг, имения наших родителей находятся по соседству. Поэтому я счел возможным случайно столкнуться с ним в городе и поболтать.
  Командор удовлетворенно кивнул, и капитан продолжил:
   - По словам Хейлога, когда они взломали дверь в дом Телора, то обнаружили ростовщика и его жену убитыми. Описанная им картина в точности соответствовала тому, что мы обнаружили на месте убийства Хорна. Но толком осмотреть дом им не дали. Почти моментально возникла Инквизиция и настоятельно выпроводила стражу прочь. Причем Хейлог утверждает, что, как он успел заметить перед уходом, инквизиторы первым делом проявили интерес не к телам убитых, а к шкафу с бумагами ростовщика.
  Командор снова открыл папку и пролистал ее внимательнее.
   - Хейлогу было запрещено писать отчет, - продолжил Дериан, - но он человек упрямый и изложил все, что увидел. А уже на следующий день его отчет оказался заменен на подложный, самого же Хейлога отправили в бессрочный отпуск на родину.
   - Кому-то он очень сильно насолил своим отчетом, - констатировал Фредегар.
   - Да, действительно, кому же? - насмешливо фыркнул Лиэн.
   - Теперь я понимаю, кому, - уныло кивнул Дериан. - Поэтому меня особенно беспокоит один факт. Хейлог упомянул, что уже отправил письмо родным, чтобы они его ждали. Спустя некоторое время после его отъезда я написал братьям в поместье и между делом спросил их о Хейлоге. Они ответили, что о его возвращении в Гетене не слышали. Допустим, капитан мог задержаться в дороге, но письмо должно было уже дойти.
   - Свое письмо ты посылал через столичную Почтовую службу? - настороженно уточнил командор.
   - Никак нет, - вытянулся Дериан. - Извините, я воспользовался посыльными дома Флаурос.
   - Правильно, - успокоено кивнул командор. - Наша служба Инквизицией не досматривается. Что касается твоего друга... я бы сказал, что его положение действительно незавидное, но мы вряд ли что-то можем сделать для него сейчас. Продолжай поддерживать связь с родными через наших посыльных и молись, чтобы письмо просто случайно затерялось, а стражник благополучно добрался до дома. На этом пока все. Мне пора официально прибыть в столицу, - командор решительно поднялся.
   - Да, а что там было с Арианой Сиар? - вспомнил Лиэн.
  Фредегар мрачно посмотрел на него.
   - Я тоже не в восторге от того, что эта особа располагает какой-то информацией о нас, - признал он. - Но Рэниар сказал, что все нормально и он сам справится.
   - А если нет? - не унимался Иннис.
  Фредегар пожал плечами.
   - Знаешь, у Рэна много недостатков, - твердо сказал он, - но он хорошо разбирается в людях. Если он говорит, что справится и мне не нужно беспокоиться, я ему доверяю.
  ***
   - Простыли, мастер? - добродушно поинтересовался стражник.
   - Какое, к чертям, "простыл" в такую жару? - уныло возразил Рэниар, борясь с желанием чихнуть в пятый раз.
   - Так в жару-то как раз самая простуда! - радостно сообщил стражник. - У меня пятиюродный дядька как-то летом на сквознячке посидел - и все, того... помер.
   - Ну, с-спасибо, - раздраженно прошипел ловец.
   - Это я ж не к тому, мастер, - спохватился представитель правопорядка, но Рэниар только отмахнулся и поспешно свернул в переулок. Он понимал, что раздражение быстро пройдет, стоит только добраться до "Синего кота", выпить холодненького и посидеть в теньке. Но прямо сейчас ему хотелось сделать ни в чем не повинному человеку что-нибудь плохое, о чем он потом будет жалеть, поэтому лучше было поскорее убраться на безопасное для всех расстояние.
  Кай еще у городских ворот, встав на задние лапы, бесцеремонно поставил передние на край лошадиной поилки и жадно налакался оттуда воды. Ловцу оставалось только завидовать. Его фляга с утра была пуста, а солнце палило немилосердно, хотя лето еще только начиналось.
  На Речной улице, к счастью, на сей раз не воняло. В полуподвальном зале царила приятная прохлада. Тиль, бросив взгляд на Рэниара, тут же понятливо умчался в кухню и вернулся с кувшином ледяного морса.
   - Для тебя две важные новости, - серьезно сообщил он.
   - Валяй, - согласился ловец, нежно прижимая к себе холодный кувшин.
  В это время входная дверь скрипнула, и в бордель заглянул высокий темноволосый парень. Ворот его рубахи был расстегнут, плащ с капюшоном болтался, перекинутый через висящую на плече сумку. Мимо его ног в помещение неслышной тенью проскользнул крупный серый пес, похожий на волка.
   - А мастера Рэниара никто не видел? - спросил он, подслеповато щурясь в темноту после яркого уличного солнца. - Мне на воротах сказали, что он сегодня пришел в город.
   - Ну, чего тебе? - недовольно откликнулся Рэниар. Тиль вежливо потупился.
   - О! - обрадовался парень. - А я вас не увидел. Повезло мне сразу на вас наткнуться! Вы меня, наверное, не помните, я всего год в Гильдии. Я Кери.
   - Почему же, помню, - сдержанно возразил Рэниар. - Собаку зовут Синко. Вы сдавали экзамен прошлым летом.
   - Здорово, - изумился парень. - Так вы всех ловцов помните, что ли?
  Тут он наконец заметил, что ему не рады, и нерешительно замялся на верхних ступенях лестницы.
   - Я вас отвлекаю, да? - смущенно уточнил он.
  Тиль с Рэниаром переглянулись и вежливо промолчали.
   - Я не буду мешать. Я же все понимаю: дела Совета и вообще... - совсем стушевался парень. - Я на улице подожду, можно?
  Рэниар вздохнул.
   - Хотел-то ты чего? - обреченно спросил он. - Тебе советник нужен?
   - Не совсем, - сбивчиво попытался объясниться Кери. - Я бы так сказал, мне нужна консультация для личного профессионального развития.
  Рэниар ошарашено помолчал, переваривая это заявление. Тиль тихо хихикнул в кулачок.
   - Ну, если для личного профессионального, - сдался советник, невольно улыбаясь формулировке, - то черт с тобой. Подожди в уголке.
   - А можно мне пока, - поспешно вставил парень, зажмурившись от собственной наглости, - посмотреть ваше оружие?
  Тиль зажал рот рукой, чтобы не засмеяться в голос.
   - Можно, - мрачно согласился ловец. Он бросил младшему коллеге лежавший на скамейке ремень с ножнами и отвернулся к координатору, показывая, что разговор закончен.
   - Спасибо, - пискнул Кери. Он подхватил оружие и поспешно юркнул за самый дальний стол. Там он бережно разложил перед собой кинжалы, вытащил из своей сумки засаленный справочник и углубился в изучение сложных переплетений магических символов, выгравированных на клинках. Его пес попытался было сунуться к развалившемуся на полу Каю, но тот лениво рыкнул, не поднимая головы. Серый тут же отступил и шмыгнул под хозяйский стол.
   - Во-первых, - продолжил Тиль, убедившись, что их не слушают, - тебе сообщение от Гердара. Обнаружилась новая информация по вашему основному поиску. Сейчас найду...
  Он сосредоточенно перелистнул несколько страниц толстого письма, которое держал в руках.
   - Вот, - сложив выбранную бумажку пополам, он подал ее Рэниару, ткнув пальцем в нужный абзац. Ловец внимательно прочел указанные строки.
   - Пойдешь? - уточнил Тиль.
   - Обязательно, - Рэниар внезапно стал собран и сосредоточен, как напавшая на след гончая. - Прямо сейчас и отправлюсь, до вечера еще далеко. Можно я этот лист заберу?
   - Нет, там на обороте нужный мне отчет. Я тебе сейчас все перепишу, - обещал мальчишка. - Хотел заранее переписать, но не успел. Думал, ты дольше будешь отсутствовать.
   - А что во-вторых?
   - Во-вторых, тебе вот такое письмо пришло, - Тиль вытащил из кармана и подал ловцу небольшой конверт из хорошей бумаги.
  Рэниар вскрыл послание. Извлеченный из него листок был исписан ровными аккуратными строчками и источал легкий аромат розовых духов.
  Дочитав, ловец удовлетворенно хмыкнул.
   - Ценная информация? - уточнил координатор.
   - Пока нет, но в перспективе очень. Это важно, Тиль, - Рэниар убрал письмо в сумку. - Как письма брата.
   - Понятно, только в руки, - кивнул мальчишка. - Я тебе сейчас еды в дорогу соберу и перепишу, что обещал, подожди немного.
  С этими словами он исчез за дверью.
  Рэниар задумчиво выудил из сумки благоухающее духами письмо, еще раз его перечитал, спрятал бумагу обратно и обернулся к притихшему в уголке Кери.
   - Изучил? - спросил он.
   - Ага, - охотно отозвался парень.
   - И как?
   - Многое не понял, - честно признался тот. - Вот тут, например, - он показал на лезвие короткого клинка. - И тут тоже. Это же незаконченные заклинания? К ним должны еще прилагаться модификаторы? - Да.
   - А почему знаки так... ммм... странно расположены?
   - А они иначе не влезали.
   - Хм... - озадаченно протянул Кери. - А я думал, в этом есть какой-то тайный смысл...
   - Ну, извини, - развел руками Рэниар. - Кинжалы старые, с тех пор, как их делали, появились новые заклинания, да и я начал работать с новыми видами тварей. Так что их пришлось несколько раз доделывать и приспосабливать.
   - А почему не смените?
  Рэниар пожал плечами и коротко пояснил:
   - Привык. Да и сам знаешь, - добавил он, подумав, - как трудно сейчас достать хорошую сталь подходящего качества.
   - Ага. А это правда настоящий ловчий гвен? - с благоговейным почтением уточнил Кери, указывая на длинный кинжал.
   - Да.
   - Из "белой стали"?
   - Гвен другой и не бывает, - пожал плечами Рэниар.
   - А я видел у Герина обычный стальной, - возразил Кери.
   - Нет, ты не путай, - отмахнулся старший ловец. - У Герина варварский рох. Такими кинжалами пользовались в старину гетенские кочевники. Ловчий гвен на него похож и по форме, и по длине клинка - около двух третей длины стандартного меча. Скорее всего, гвен от гетенского роха и произошел, только клинок у него в полтора-два раза тоньше. Иначе он не войдет между костными пластинами крадлов и зоргов. Длинный клинок такой толщины должен быть сделан только из "белой стали".
   - А я думал попробовать из обычной заказать, - уныло сообщил Кери.
   - Попробовать тебе никто не запрещает, конечно. Только он сломается сразу же.
   - Как же тогда доставать себе "белый" кинжал?
   - Так "белый" кинжал - это же не обязательно гвен, это любой длинный клинок в классической ловчей паре, - пояснил Рэниар. - "Белый" клинок длинный, "черный" короткий. Посмотри, кто с чем ходит, подходящей стали для гвена многим не достать, и как-то выкручиваются. Некоторые вообще классикой не заморачиваются. У Несса парные кочи, абсолютно одинаковые. Плюс этого варианта в том, что очень много заклинаний на такие клинки помещается, не нужно ломать голову, что выбрать, и с модификаторами мучиться. У Дарена короткий палаш и гвардейский стилет. Как по мне, дурацкое сочетание, но ему нравится. Чем тебя твой нынешний комплект не устраивает?
   - Да мне эти кинжалы еще мой наставник отдал, потому что ему они не нужны были, - смущенно пояснил Кери. - Короткий вообще ломанный, знакомый кузнец починил кое-как. Но к нему я еще привык, а вот длинный совсем не по руке.
   - Покажи, - велел Рэниар.
  Кери с готовностью вытащил свои кинжалы из ножен. Старший ловец придирчиво покрутил их в руках.
   - Ты кузнеца Линда в Бейле знаешь? - наконец спросил он.
   - Вроде бы... - неуверенно протянул юноша.
   - Улица звона, третий дом по правую руку после поворота с Ветреной площади. Отнеси ему короткий клинок, нужно немного поправить баланс. Обойдется недорого и будет вполне сносно. А вот длинный - полное дерьмо, такое только выкинуть.
   - Я так и думал, - покорно кивнул Кери. - Денег скопил уже немного на новый, наберу, сколько надо. Только где все-таки "белую сталь" достать? Ее же только на западе делали, на месте нынешней Пустоши?
   - А ты упорно хочешь гвен? - усмехнулся Рэниар. - Ты с ним управляться-то умеешь? Крадлу между пластинами надо еще попасть.
   - Ну, на кукле, которая в Гильдии стоит, попадаю.
   - Так то на кукле... Но тебе виднее. Если так хочется, попроси у кого-нибудь попробовать в работе гвен. Если справишься с ним, можно тогда и подумать, где его достать.
   - А вы бы дали свой гвен попробовать? - с надеждой спросил парень.
   - В определенной ситуации, - уклончиво ответил Рэниар. - Но я все равно ухожу из Герары.
   - А можно мне с вами? - робко спросил Кери.
   - Я прямо сейчас иду.
   - Я готов прямо сейчас! - парень умоляюще посмотрел на советника. - Лин рассказывал, что вы работали вместе с ним и многому его научили. Пожалуйста, мне очень нужно.
   - Чего тебе так приперло? - удивился Рэниар.
   - Ну, просто мы с Синко уже год состоим в Гильдии, - пояснил Кери. - И у нас все еще третий класс.
   - Так это нормально.
   - Да, но я хочу научиться большему! - горячо возразил парень. - Твари все плодятся и плодятся! А я читаю книжки, отчеты, все, что присылают из Бейля, - но этого мало! Так можно учиться до старости - и все еще многого не уметь.
   - А ты хочешь все и сразу? - хмыкнул Рэниар.
   - Да, - упрямо ответил Кери. - Хочу. Хочу быть ловцом первого класса, хочу уметь справляться с любой тварью, а не бежать, чуть что, искать старших товарищей на помощь, пока погибают люди. Не хочу копаться с одной тварью, пока такие, как вы, убивают несколько десятков. Это плохо?
   - Нет, - усмехнулся Рэниар. - Это хорошо. А ты же... - он задумался. - Ты ведь работаешь в Тэрвеле?
   - Да, это наша обычная территория, - подтвердил парень. - Я родом оттуда.
   - Мне нужно в Тэрвел по срочным делам, а я почти не знаю этих мест. Давай так, - предложил советник, - ты поработаешь проводником, а с меня эти... консультации для личного профессионального развития.
  Кери поспешно кивнул.
   - Вот и хорошо, - подытожил Рэниар. - А еще здорово было бы, если бы ты перестал мне "выкать".
   - Но вы же лучший ловец Гильдии! - со священным ужасом округлил глаза парень.
   - Я такой же ловец, как и ты. Только с большим опытом.
   - Вы старше...
   - Не настолько, - огрызнулся Рэниар.
  Кери задумался.
   - Вы советник, - наконец сообщил он.
   - И что?
   - Но вы же обращаетесь на "вы" к главе Гильдии.
   - К Вайнору? - Рэниар посмотрел на парня, как на идиота. - Помимо того, что он старше меня почти в два раза, он еще и мой учитель.
   - Да? - изумился Кери. - Я не знал. А главный координатор?
   - Гердар? - ловец едва заметно замялся. - Ну, скажем так, он лучший друг моего учителя.
  "А еще человек, который мечтал выкинуть меня из ловцов", - подумал он, но озвучивать этого не стал.
  
  
  Глава 3. Ученик.
  
  Гердар мрачно посмотрел на маячившего за спиной Майлана парня.
   - А никого нормального ты себе в ученики найти не мог? - неприязненно спросил он.
  Вайнор осуждающе посмотрел на друга. Парень вроде бы не обиделся, по крайней мере, никак этого не выказал. Только взгляд у него приобрел холодно-безразличное выражение. Майлан вообще беспечно отмахнулся.
  Ловцы заняли стол в тихом углу таверны. Собаки - рыжая Мирза, серый Фрайд и черно-белый Грош - тут же расположились у них под ногами. Ученик садиться за их стол не стал и пристроился на стоящей у стены скамейке, но его наставник то ли не заметил этого, то ли счел нормальным. Вайнор вздохнул. Нелегко юноше будет с его настороженно-отстраненным отношением с окружающими при таком учителе.
  Парень был не из простой семьи, это бросалось в глаза сразу. По манере держаться, стилю речи, выправке. Входя в дверь, он, забывшись, попытался левой рукой придержать несуществующие ножны меча, чтобы они не ударились о стену. Именно это и настроило Гердара против него с первого взгляда.
   - Благородного сопляка потянуло на приключения, - прошипел он, неприязненно косясь в сторону, где сидел ученик.
   - Прекрати, - одернул его Вайнор. - Нормальный парень, хватит на нем срываться. А ты тоже хорош, - накинулся он на Майлана. - Мог бы и сам заступиться. Загнобят у тебя мальчишку.
   - А что? - удивился незадачливый наставник. - Не, Рэна не загнобишь.
   - А то, что он ушел на скамейку для прислуги, - это нормально? - не отставал от него друг.
   - Он просто не хочет быть рядом с Гердаром, - развел руками Майлан. - Он вообще такой, когда на него наезжают, обычно прикидывается стенкой и пропускает все мимо ушей. И правильно, чего со всякими вредными старикашками скандалить.
   - Тряпка, - объявил приговор обидевшийся на "старикашку" Гердар.
  Вайнор возвел глаза к потолку.
   - Ладно, твой ученик - сам и разбирайся, - обреченно вздохнул он.
   - И разберусь, - оптимистично откликнулся Майлан и тут же позвал: - Рэн, принеси мне пива. Три... нет, четыре кружки!
  Ученик вскинулся, на несколько мгновений на его лице появилось искреннее возмущение, но затем оно снова приняло безразличное выражение. Парень сходил к стойке таверны и принес заказанное пиво. Кружки с такой силой опустились на стол перед Майланом, что взлетевшие хлопья пены едва не окатили ловца и его друзей.
   - Что за нафиг? - возмутился Гердар, но парень развернулся к ним спиной и ушел обратно на свою скамейку.
   - А, это он считает, что нечего пить перед работой, - как ни в чем не бывало пояснил Майлан, вытирая попавшие на лицо пивные брызги. - Он у меня правильный.
   - А тебе еще работать сегодня?! - изумился Вайнор.
   - Работать мне вечером, - оптимистично пояснил тот.
   - Хрен тебе, а не пиво! - решительно возмутился Вайнор, отбирая у приятеля кружки. - Одну еще оставлю, так и быть. И как тебя до сих пор твари не сожрали, раздолбая такого?!
  Гердар недовольно засопел. Он был совершенно согласен с Вайнором, но поддерживать мальчишку ему было неприятно.
  ***
  Тревога Вайнора за излишне оптимистичного товарища была небезосновательна. Майлан был удачлив, поэтому до сих пор все авантюры сходили ему с рук. Однако здравый смысл подсказывал, что в работе ловцов слишком много опасностей, чтобы постоянно полагаться на везение.
  Сам Вайнор был осторожен и снискал себе славу не только очень хорошего, но и одного из самых грамотных и рассудительных ловцов. В Приграничье он бывал редко, но иногда работа заносила его и сюда. На этот раз его пригласили старатели.
  Их небольшое укрепленное поселение, ютившееся между отрогами гор рядом с шахтой, уже несколько лет успешно держалось, отражая все атаки тварей. Это были люди, ко многому привыкшие и научившиеся самостоятельно справляться с проблемами. Но появившийся недавно совсем рядом с поселением выводок тварей их беспокоил. Руда, которую добывали в шахте, с каждым годом ценилась все выше, так что с деньгами у старателей проблем не было. Было решено, что проще заплатить профессиональному ловцу, чем терпеть и дальше такое опасное соседство.
  Поселение было окружено высоким забором из обструганных древесных стволов. Через каждые десять шагов на его вершине высились жаровни, в которых ночью пылал отпугивающий тварей огонь. Небольшие домики, живописно сгрудившиеся вокруг двух с половиной улочек поселка, были не менее основательны: стены из толстых бревен лишь кое-где прорезались узенькими окошками, забранными металлической решеткой. Каждый такой домик мог самостоятельно выдерживать осаду, если врагу удастся каким-то образом пробраться за ограду.
  Население поселка состояло из шести десятков крепких мужчин. Семьи старателей давно покинули Приграничье и жили теперь в более безопасных местах. Раз в несколько месяцев жители поселения ездили их проведать, отвозя им свои весьма значительные заработки.
   - Доброго дня, мастер, - поприветствовал Вайнора глава поселка. - Надеюсь, на этот раз вы к нам работать?
   - На этот раз?
   - Да к нам пару дней назад заходили ловцы, - пояснил мужчина. - Мы думали, это они наш заказ выполнять пришли, а оказалось, так, мимо проходили и были слишком заняты, чтобы задерживаться.
   - И куда пошли?
   - Ну, а куда еще дальше мимо нас можно пойти? - старатель развел руками. - На Пустошь.
  Вайнор нахмурился. Еще кому-то из товарищей захотелось испытать судьбу.
  Желающие ходить на Пустошь всегда находились, несмотря на то, что возвращались оттуда единицы. К счастью, в последнее время ловцы стали осторожнее. Желание сунуться в самое опасное место уже не считалось признаком большой смелости, скорее, большой глупости.
   - А как их звали, не знаете?
   - Не спросили, мастер, - пожал плечами старатель. - Они спешили очень. Трое человек и две собаки.
  Ловец тяжело вздохнул и мысленно пожелал неизвестным коллегам, чтобы их авантюра не обернулась для них чем-то непоправимым.
  Работа оказалась достаточно простой. Вайнор обнаружил небольшой выводок мерлов, обосновавшийся неподалеку. В малом количестве эти твари большой угрозы не представляли, но были склонны очень быстро плодиться. Жили они в норах, причем большая колония могла вырыть целый подземный город. Подкопаться под ограду поселения им ничего не стоило, а, оголодав, стаи мерлов ели все, что не успевало от них убежать.
  Мирза быстро расправилась с уже вылупившимся выводком, пока Вайнор уничтожал свежую кладку яиц. Детеныши напоминали больших мохнатых гусениц на ножках и очень шустро бегали. Нередко они разбегались по всему лесу, заставляя ловцов проводить в чаще много дней, отлавливая их по одиночке. Но Мирза так ловко сбила их в кучу, что в итоге из логова ускользнуло меньше десятка, да и беглецов она настигла и придушила почти сразу. Не зря она была известна как одна из лучших ловчих собак.
  Старатели щедро расплатились с ловцом и накормили его и Мирзу на дорогу до отвала. Вайнор собирался выбираться из Приграничья кратчайшей дорогой, но рассказ об ушедших в сторону Пустоши коллегах не давал ему покоя, и он решил заложить небольшой крюк, пройдя в том же направлении.
  В течение половины дня пути ему так и не попалось следов человека, что было не удивительно: выходило, что пройти здесь могли не меньше, чем пять дней назад, а этого времени было вполне достаточно, чтобы буйная растительность Приграничья скрыла все следы. Вайнор решил уже сворачивать и начал забирать в сторону, собираясь описать широкий полукруг вокруг поселения, но тут Мирза, шнырявшая по лесу, внезапно нырнула куда-то в сторону, и вскоре послышался ее лай. По интонации хозяин определил, что собака не злится, а зовет хозяина.
   - Ну, и что ты там нашла? - пропыхтел ловец, с трудом продираясь сквозь колючий кустарник, и тут же осекся. - Ох ты ж...
  Мирза торжествующе стояла над распростертым на земле телом. Человек лежал лицом вниз. Когда Вайнор наклонился и осторожно перевернул его на спину, он едва слышно застонал, но в себя не пришел. Его совсем молодое лицо было смертельно бледным, кровь запеклась на губах и покрыла коричневыми пятнами одежду.
  Ловцу понадобилось некоторое время, прежде чем он сообразил, где уже видел этого парня. Ученик Майлана, не так давно взятый им на обучение. Тот самый, который так не понравился Гердару.
   - Мирза, - окликнул Вайнор. - Ищи еще людей. Майлан. Ищи Майлана.
  Собака понятливо махнула хвостом и скрылась в зарослях.
  Ловец тем временем осмотрел мальчишку, пощупал пульс, при этом лихорадочно пытаясь вспомнить, как же его зовут. Юноша был весь изранен и, судя по всему, потерял много крови.
  Пока Вайнор торопливо вынимал из сумки все необходимое, на скорую руку разводил костер и грел воду, Мирза вернулась из своего поиска ни с чем. Ловец только стиснул зубы. Если уж рыжая ничего не нашла, срываться на поиски самому смысла не было, только потешить себя мыслью, что честно искал. Раненый же был в тяжелом состоянии и нуждался в немедленной помощи, затягивать с которой ради заранее бесполезных попыток поиска друга было глупо.
  В молодости Вайнор некоторое время провел в качестве подмастерья лекаря, и за последние годы приобретенные тогда навыки пригодились ему не единожды. Пристроив парня на одеяле, ловец принялся зашивать его многочисленные раны. Никаких средств обезболивания у него с собой не было, поэтому мужчина искренне радовался, что за все время операции пациент так и не пришел в себя.
  На ночь Вайнор нашел небольшую пещеру. Разведенный прямо перед узким входом костер хотя бы отчасти защищал от нападения тварей. Рядом пристроилась чуткая Мирза, готовая в любой момент предупредить о приближении опасности. Больной, уложенный на кучу еловых ветвей, едва проявлял признаки жизни. Иногда он негромко стонал, не приходя в сознание, потом надолго замолкал, и ловцу приходилось очень внимательно вглядываться, чтобы понять, что парень дышит и еще не умер.
  На следующий день несмотря на то, что ходить по Приграничью без собаки было очень опасно, Вайнор дважды возвращался на место, где подобрал ученика Майлана, оставляя Мирзу охранять раненого. Но ему удалось обнаружить лишь следы самого парня, уходившие в направлении Пустоши: похоже, он из последних сил сумел выбраться оттуда. Никаких признаков других ловцов, живых или мертвых, в доступной для поиска области не было.
  К следующему утру больной как будто стал производить впечатление чуть менее умирающего, и Вайнор решил рискнуть сделать бросок до поселения старателей. Всю ночь Мирза вела себя беспокойно: не спала, принюхивалась, иногда тихо угрожающе рычала. Твари бродили где-то близко, привлеченные устойчивым запахом человека и следами крови, и оставаться на одном месте дольше было слишком рискованно.
  Раненый иногда приходил в себя, но пока был не в состоянии не то что ходить, а даже говорить. Ловец завернул его в одеяло и перекинул через плечо, молясь, чтобы бедняга пережил такой способ транспортировки.
  Путь до поселения им, к счастью, удалось пройти достаточно спокойно. Пару раз мимо проходили квотли, но Мирза каждый раз успешно отвлекала их и уводила подальше в лес. Старатели приняли ловца с его неожиданной ношей удивленно, но приветливо и тут же предоставили больному лекаря. Правда, толку от этого было немного: из лекарств здесь была только одна сомнительного вида жаропонижающая травяная настойка. Но Вайнор все-таки напоил ею парня, решив, что хуже тому уже точно не будет.
  Около недели раненый мотал нервы и ловцу, и лекарю, но в конце концов все-таки пошел на поправку. Вайнор задал ему только самый срочный из имеющихся у него вопросов:
   - Майлан, твой наставник - жив?
  Мальчишка посмотрел на него затравленно, но ответил твердо и четко:
   - Нет.
   - А еще кто-нибудь живой там мог остаться? Человек или собака?
   - Нет.
  Судя по отчаянно-решительному взгляду, парень, несмотря на слабость, готов был ответить на все вопросы, но Вайнор помолчал немного, стиснув зубы, а потом только коротко велел: "Спи". Подробности можно выслушать и позже, когда раненый окрепнет и рассказ не будет стоить ему таких усилий, а срочно бежать спасать уже некого.
  Вскоре из поселка в город должен был отправиться караван с добытой рудой. Ловец внимательно поглядывал на телеги, на которые грузили массивные ящики, но глава старателей, заметив это, только покачал головой:
   - Даже не думайте, мастер, с раненым мы вас в обоз не возьмем. В любой момент может возникнуть необходимость отбиваться от тварей. Если опасность будет большой, мы просто уйдем, бросив телеги: с нашим-то грузом ничего не станет, он тварям без надобности. Так что живите пока здесь, за стенами безопасно.
  Вайнор обреченно вздохнул, расставаясь с идеей побыстрее выбраться из Приграничья. Вместо этого он выдал старателям целую пачку одинаковых писем к Гердару: многие рабочие после продажи товара собирались навестить свои семьи, и ловец попросил их отправлять письма из разных городов по дороге в надежде, что хоть одно дойдет до его друга.
  Гердар примчался в поселок месяц спустя.
  Парень, которого, как оказалось, звали Рэниар, к этому времени окреп настолько, что начал потихоньку передвигаться по улицам. Мирза сопровождала его почти неотлучно. Вайнор не мог надивиться на свою собаку. Рыжая считала почти все человечество, исключая своего хозяина, шумной досадной помехой и беспардонно пускала в ход зубы, если ей что-то не нравилось. А не понравится ей могло многое, так что все знакомые Вайнора хоть один раз, да были укушены Мирзой. Единственным исключением стал Рэниар.
  То ли он просто чем-то рыжей понравился, то ли, найдя его в лесу умирающим, она решила взять его под свою опеку, но парень безусловно пользовался ее особым расположением. Когда он, пошатываясь от слабости, выходил прогуляться по поселению, собака непременно брела неподалеку, следя за тем, чтобы кто-нибудь его не обидел. Старатели, наученные горьким опытом, обходили эту парочку стороной, опасаясь вызвать чем-нибудь неудовольствие не в меру бдительной охранницы.
  Сам Рэниар тоже платил собаке трепетной любовью. Хотя, как был уверен Вайнор, парень был тогда без сознания, оказалось, он прекрасно помнил, кто его нашел. Рыжая, понимая, что парень разрешает ей все, наглела на глазах. Однажды, зайдя в комнату, ловец обнаружил свою собаку, спящую в кровати рядом с раненым.
   - Это что за безобразие?! - возмутился Вайнор.
  Рэниар попытался вяло возразить, что собака ему не мешает, но ловец все равно безжалостно выдворил Мирзу на пол.
   - Не шалите, - погрозил он пальцем обоим.
   - Ага, - послушно согласился парень и тут же ласково потрепал собаку за ухом. Рыжая, которая подавляющее большинство людей за такую наглость тут же укусила бы, довольно зажмурила глаза.
  Гердар, как всегда, был не в духе, а на Рэниара вообще смотрел волком, как будто тот был виноват во всем произошедшем. Вайнор заставил парня еще раз повторить свой рассказ о произошедшем.
   - Наставник два месяца назад встретил мага, с которым они все время что-то обсуждали, - заученно начал тот, сосредоточенно рассматривая доски пола, чтобы не встречаться с недовольным взглядом Гердара. - Потом к ним присоединился мастер Глен.
   - Что они обсуждали? - тут же раздраженно прервал его ловец.
   - Меня они не посвящали, - холодно ответил Рэниар. - Насколько я понял по проскальзывающим фразам, этот маг, Хальдис, имел какое-то отношение к появлению тварей. Они втроем - Хальдис, наставник и мастер Глен - считали, что нашли способ остановить... то ли расширение Пустоши, то ли появление новых тварей, - парень развел руками. - Это все, что я знаю об их планах. Осуществить этот способ нужно было где-то на Пустоши, куда мы шли. Но не дошли.
  Гердар зло фыркнул.
   - Естественно, вы не дошли, - резко выпалил он. - Как будто такой исход никак нельзя было предвидеть! Подумать об этом вам в голову не пришло?
   - Это должно было прийти в голову не ему, а двум опытным ловцам, - тихо возразил Вайнор.
   - Он должен был их остановить!
   - Остановить Майлана? - мужчина иронично склонил голову на бок. - Когда перед ним замаячила перспектива стать героем-спасителем человечества? Давай смотреть здраво: даже мы с тобой не факт, что смогли бы.
   - Все равно! - упрямо стоял на своем Гердар. - Он должен был что-то сделать! Предупредить нас! Дать Майлану камнем по голове, в конце концов! Скрутить, связать и никуда не пускать! А не сидеть тут теперь несчастной жертвой!
  Ловец стоял, грозно нависнув над парнем, требовательно уперев руки в бока. Но Рэниар и не подумал стушеваться. Наоборот, он поднял глаза и впервые посмотрел на Гердара в упор. Вайнор понял, что, похоже, сильно недооценил характер парня и сейчас что-то произойдет. Но конфликта не случилось. Откуда-то из-под локтя юноши выглянула Мирза и хищно ощерилась, демонстрируя ловцу, что никому не позволит обижать своего подопечного. Тот поспешно сдал назад: с зубами рыжей он был знаком не понаслышке. Рэниар тоже отвлекся, поспешно опустил глаза и снова принял привычный безразличный вид.
   - Мне кажется, - поспешил вставить Вайнор, стремясь отвлечь собеседников, - что нужно отыскать этого мага. Та информация, которой он владеет и которой, видимо, поделился с Майланом и Гленом, может быть очень важной для нас. Рэниар говорит, что он держит небольшой магазинчик в городке Кафа в Аусте. Ты ведь там частенько работаешь? - спросил он Гердара.
   - Да, - мрачно буркнул ловец.
   - Думаю, тебе стоит туда наведаться. Рэниар еще слишком слаб для такого путешествия, так что я пока привязан к этому поселку.
  Гердар раздраженно фыркнул.
   - Он живой - и пусть радуется. Старатели его на улицу не выкинут. Долго ты еще собираешься с ним нянчится?
  Вайнор задумчиво посмотрел на друга и серьезно сказал:
   - Собираюсь долго, если он согласен, - и, встретив непонимающий взгляд, пояснил: - Ему понадобится новый наставник, если он не раздумал становиться ловцом.
   - Только не говори, что ты хочешь взять его в ученики, - простонал Гердар.
   - А почему нет? Рэниар, пойдешь ко мне учиться?
   - Да, - не задумываясь и по-военному четко отозвался парень.
  Гердар хватился за голову.
  ***
  До Кафы он добрался быстро. Небольшой городок еще дремал, когда ранним утром ловец шагал по его улочкам. Серый Фрайд привычно бежал впереди, обнюхивая дорогу и придорожные кусты.
  Недалеко от окраины ему встретился мужчина средних лет. Он тащил огромный мешок свежесорванных трав. Видимо, в пути мешок прохудился, часть его содержимого высыпалась наружу, и теперь мужчина был занят тем, что пытался собрать свой урожай обратно. Гердар замедлил шаг.
   - Помощь нужна? - спросил он.
  Мужчина вздрогнул и обернулся.
   - Нет, спасибо, - немного нервно поблагодарил он.
   - А не скажешь, - решил уточнить ловец, - где здесь находится Гнилая улица и лавка Хальдиса?
  Мужчина странно посмотрел на него, пожевал губами.
   - Пройдите прямо до третьего угла, а затем вверх по улице до самой реки, - наконец ответил он.
  Гердар поблагодарил и направился дальше.
  Домик Хальдиса он действительно нашел быстро. Никаких вывесок на нем не было, только грубо намалеванное прямо на стене изображение тыквы сообщало прохожему, что здесь находится овощная лавка. Впрочем, в таких маленьких городках, где все друг друга знали, вывесками частенько не озадачивались.
  Лавка была закрыта. Гердар постучал, но ему не ответили. Он принялся барабанить в дверь, но откликнулись в конце концов только соседи. У выглянувшего из-за забора мужика выражение лица было такое, будто он собрался ругаться, но, увидев ловца, явно передумал.
   - Чего вам, мастер? - спросил он.
   - Мне нужен Хальдис, - беспардонно сообщил Гердар.
   - Так должен быть дома вроде, - пожал плечами мужик. - Хотя мог и отлучиться. Если не отвечает, подождите, вернется. Все равно скоро лавку открывать.
  Гердар подождал, но Хальдис не вернулся. Ни скоро, ни к полудню. У дверей лавки собралась целая толпа. На стук никто не открывал. Один из мальчишек в конце концов залез на крышу, пробрался на чердак и в отверстие в потолке заглянул в лавку.
   - Никого, - сообщил он собравшимся на улице.
   - И куда ж он запропастился? - озадаченно спросил сосед.
   - Может, родственников каких решил проведать? - предположил Гердар.
   - Да нету у него родственников. Вроде бы... - сосед развел руками. - Мужик он необщительный, о себе не рассказывал никогда.
   - А друзья?
   - Да к нему не наведывался особо никто, - пожал тот плечами. - Разве что ловец один в последнее время приходить начал иногда. А так он почти ни с кем не водился, не бывал нигде... Разве только по утрам иногда выходил за город травы собирать. Набирал мешок - и сразу домой.
  Гердар вспомнил встретившегося ему на окраине мужчину и задумался.
  Мага он ждал в Кафе несколько дней. Но домой Хальдис так и не вернулся. В городке его больше никогда не видели.
  ***
  Вайнор не ошибся, выбрав себе ученика. Рэниар радовал его своими способностями. Майлан, похоже, был отвратительным наставником, и за то, что парень все-таки что-то знал, нужно было благодарить не предыдущего учителя, а необыкновенную цепкость его памяти и желание учиться.
  Благородное происхождение, так раздражавшее Гердара, скорее помогало парню, чем мешало. Работа ловца требовала большого объема знаний, и не раз Вайнор был свидетелем того, как наставникам приходилось месяцами корпеть над обучением своих учеников грамоте. Рэниар без труда проглатывал толстые трактаты, делая пометки, выписки и рассчеты на клочках бумаги, которые стремительно накапливались в его карманах. Спустя несколько месяцев Вайнор понял, что ему с каждым днем становится все труднее отвечать за сыпавшиеся из ученика вопросы "Что это?", "Почему?" и "Как это работает?".
  Не долго думая, он отвел Рэниара к знакомому магу. Когда-то ему стоило больших усилий добиться доверия этого человека, запуганного, с трудом избежавшего костра Инквизиции. Сейчас ловец с изумлением наблюдал, как спустя несколько минут беседы старик уже что-то увлеченно рассказывал парню, позабыв про конспирацию и свою манию преследования. Нить их беседы Вайнор окончательно потерял где-то на третьем часу и сам не заметил, как заснул прямо за столом.
  Когда он проснулся, за окном уже серел начинавшийся рассвет, а собеседники и не думали заканчивать свои обсуждения. Гора бумаг перед ними выросла в несколько раз. Рэниар, если ловец не ослышался, как раз уточнял вопрос какого-то коэффициента в некой формуле, ни малейшего представления о которой Вайнор не имел.
  Старый маг сиял так, как будто ему только что даровали личное королевское помилование и собственный замок. Похоже, за последние двадцать лет он впервые встретил человека, которому было интересно не просто практическое применение, но и внутренний смысл магических формул. Ловцы все больше прибегали к помощи магии, но ограничивались обычно списком заклинаний и знанием того, в каком случае какое из них следует применять.
  На прощание старик с сожалением заметил:
   - Жалко все-таки, что ты не хочешь всерьез учиться магии...
  Единственным, с кем отношения у парня совершенно не ладились, был Гердар. При каждой встрече ловец находил повод придраться, Рэниар же скучнел и игнорировал все его нападки. Вайнор даже удивлялся. Парень обычно умел за себя постоять: и за словом в карман не лез, и в глаз мог дать, если требовалось. Несмотря на скромное телосложение физическая подготовка у него была превосходная, причем было очевидно, что драться его учили не только на мечах.
   - А тебе не хочется иногда послать куда подальше Гердара? - поинтересовался как-то ловец.
   - Иногда хочется, - уклончиво ответил парень.
   - А почему ты терпишь?
   - А смысл?
   - Он тебя донимает, потому что ты не отвечаешь, - не унимался Вайнор.
   Рэниар усмехнулся.
   - А если я отвечу, он отстанет? - иронично поинтересовался он. - Вы правда в это верите? Я его раздражаю. Не чем-то конкретным, а просто своим существованием. И всегда буду раздражать. Единственная возможность избежать этого - не встречаться с ним, но он ваш друг, так что это у меня вряд ли получится.
   - Гердар - человек, который склонен судить по первому впечатлению, - возразил ловец. - Со временем он поймет, что не прав. Докажи ему...
   - Да не хочу я ему ничего доказывать, - неожиданно резко огрызнулся Рэниар, и Вайнор осекся, поняв, что попал на какую-то больную тему. - Я ему не нравлюсь. Ну и черт с ним, я не девочка из борделя, чтобы всем нравиться.
   - Люди иногда меняют свое отношение, Рэниар, - осторожно заметил ловец. - И признают свои ошибки.
   - Я такого не видел, - отрезал парень и вышел, хлопнув дверью.
  ***
  Винить Вайнору было некого. Он сам недосмотрел. Понадеялся на выучку своей собаки, буквально на несколько мгновений отвернулся - Мирзы и след простыл. Вернулась она из загула несколько дней спустя очень довольная, а через месяц начала очевидно толстеть.
  О том, что получить от Мирзы щенков было бы неплохо, ему не раз намекали многие ловцы. Рыжая была одной из самых выдающихся ловчих собак, и желающих на ее потенциальное потомство было хоть отбавляй. Но для этого нужно было пойти на определенные жертвы и на некоторое время лишиться возможности работать, поэтому Вайнор постоянно отвечал отказом. Сейчас момент был более чем неподходящий. После жаркого засушливого лета последовала холодная дождливая осень, а ей на смену пришла необыкновенно морозная зима. Урожай был плохой, цены на еду взлетели до небес, и даже у ловцов с заработком стало совсем плохо.
  Мирза ходила тощая, шерсть вылезала клоками, огромный живот колыхался при каждом шаге. Она работала до последнего, пока не стало очевидно, что ей уже очень тяжело и заставлять ее работать дальше - значит угробить собаку.
  Вайнору удалось снять по знакомству маленький закуток на чердаке постоялого двора в небольшом городке, чтобы хоть как-то пережить тяжелый период безработицы. Рэниар целыми днями где-то пропадал и иногда даже приносил какие-то деньги, на которые им всем с грехом пополам удавалось существовать.
  В начале зимы Мирза родила шестерых щенков. Трое умерло в первый же день. Вайнор понадеялся, что на оставшихся молока собаке должно хватить, но ошибся. Две недели спустя остался один единственный щенок - рыжий с белым подпалом кобелек. Рэниар возился с ним чуть ли не больше, чем сама Мирза: спал с собаками на полу, чтобы щенок не замерз, доставал где-то козье молоко.
  Через месяц они наконец покинули осточертевший всем чердак. Щенок восседал у Рэниара за пазухой, с любопытством высовывая наружу мордочку. Рыжая с радостью переложила все заботы о нем на людей. Когда малыш пытался подойти к матери, та показывала ему зубы и удирала, причем старалась залезть куда-нибудь повыше, чтобы оказаться в его полной недосягаемости: у щенка начинали прорезаться мелкие, но острые, как иголочки, зубки, и Мирза однозначно демонстрировала, что отдавать свое пузо за растерзание этому зубастому чудовищу она не собирается.
  Голодно было по-прежнему. Хотя Вайнор наконец снова мог работать, заказов было мало - не потому, что твари успокоились, просто платить крестьянам зачастую было нечем, а облезшая, напоминающая скелет собака не вызывала у заказчиков особого доверия. Гердар по мере возможности старался помогать товарищу. Ловцы в эту зиму вообще стали нередко сбиваться в небольшие компании: так было проще найти работу, да и безопаснее для ослабленных недоеданием людей и собак.
  Получив записку с приглашением, Гердар примчался на место встречи моментально. В небольшом городке был единственный постоялый двор, на котором они и расположились. Зал таверны встречал посетителей пустотой и голыми полками.
  Ловцы сели за стол у стены. Рэниар с собаками расположился на небольшом коврике на полу у горящего камина, прихватив с собой свою миску с похлебкой. Его зимняя куртка совсем прохудилась, и парень жался поближе к огню, стараясь согреться. Мирза растянулась рядом и задремала, наслаждаясь теплом и покоем. Щенок, которого наконец выпустили на пол, был полон энергии после целого дня, проведенного под курткой Рэниара. Обойдя всю таверну и обнюхав углы, он вернулся к парню и принялся грызть шнуровку у него на сапоге.
  Парень лениво отодвинул ногу, спасая обувь, и шутливо завалил щенка на пол. Это привело малыша в восторг. Он немедленно вскочил и принялся азартно нападать на опрокинувшую его руку.
  Гердар задумчиво смотрел некоторое время на их возню, а затем посоветовал другу:
   - Щенок уже вырос, продай его. Щенка от Мирзы купят даже сейчас. За любые деньги.
  Вайнор задумчиво почесал подбородок.
   - Знаешь, - наконец сказал он, - я не собираюсь его продавать.
  Гердар посмотрел на друга удивленно, затем понял и моментально обозлился.
   - Собираешься отдать его этому... этому?! - прошипел он, не найдя подходящего эпитета.
   - У него есть имя, - терпеливо заметил Вайнор. - И да, ему пора готовить собственную собаку, а в этого щенка он уже вложил столько сил, что по справедливости он должен принадлежать ему.
   - Из этого щенка могла бы вырасти прекрасная ловчая собака! - продолжал возмущаться Гердар.
   - И вырастет.
   - У него?!
   - Знаешь что, - не выдержал Вайнор, - ты мне надоел. Что ты к нему прицепился? Я уже сейчас вижу, что из Рэниара выйдет великолепный ловец. Он умен, прекрасно усваивает знания, владеет оружием, умеет быстро принимать нестандартные решения, способен грамотно оценивать и окружающих, и собственные возможности. Он даже Мирзе нравится, а много ты знаешь людей, которым это удается? Чем ты-то недоволен? Рэниар, - без перехода тут же рявкнул он, - прекрати это!
  Ученик мрачно глянул на наставника из-под отросшей челки, спрятал щенка за спину и не очень естественно удивился:
   - Что?
   - Сам знаешь, что, - сварливо возмутился Вайнор. - Я вижу, как ты в супе ковыряешься. Опять мясо для щенка вылавливаешь?!
  Рэниар пробурчал что-то неразборчивое.
   - Я тебе еду покупал, а не собаке, - продолжал ругаться ловец.
   - Ему нужно расти, у него так уши не встанут.
   - К черту уши! - рыкнул Вайнор. - Мне не нужен полуживой от голода ученик!
   - У него лапы кривые будут, - упорно гнул свое Рэниар, украдкой суя щенку последний кусочек мяса из своей и без того жидкой похлебки.
  Ловец схватился за голову.
   - Где ты еще найдешь такого идиота? - спросил он у Гердара. - Кто еще будет так нянчится с этой собакой? И не надо со мной спорить, этот вопрос я уже решил. Лучше давай обсудим то, ради чего я тебя позвал.
  Приятель посмотрел на него мрачно. С его решением он был категорически не согласен, но понимал, что спорить дальше бесполезно.
   - Есть у меня одна идея, - начал рассказывать Вайнор. - Даже не только у меня, а у нас с Рэниаром. Вернее, идея моя, а Рэниар ее довел до ума.
  Гердар возмущенно засопел.
   - Работа у нас опасная, сам знаешь, - как ни в чем не бывало продолжил его друг. - Но очень много ловцов гибнет даже не во время работы, а после: нет медицинской помощи, не добраться одному до лекаря, нет денег, чтобы купить лекарств и еды. Посмотри, что происходит этой зимой: ловцы объединяются в компании.
   - И отбирают друг у друга работу, - пожал плечами Гердар. - Ты же не предлагаешь всерьез всем работать целым табуном? Это имеет смысл изредка, когда попадаются большие стаи тварей. Сейчас это просто вынужденная мера в чрезвычайных условиях, но все время делать так смысла нет.
   - Безусловно, - кивнул головой Вайнор. - Ловец все-таки в основном одиночка во время работы. Но я и не предлагаю ходить всем за ручку. Помощь товарищей бывает нужна только в экстренных ситуациях, и для этого нужно создать Гильдию.
   - И в чем суть? - озадаченно спросил ловец.
   - Смотри, - принялся объяснять ему друг. - Обычно ловцы зарабатывают достаточно, чтобы иметь возможность, скажем, каждый месяц отдавать какую-то сумму в общую складчину. Зато, если что-то случится, из этих денег можно выдать, например, раненому на лечение и проживание, пока он не поправится. В долг или насовсем - это уже детали, которые можно потом обсудить.
   - В целом, здраво, - согласился Гердар.
   - Было бы совсем хорошо, - мечтательно сказал Вайнор, - если бы можно было собирать информацию о том, кто сейчас где работает, чтобы вовремя искать пропавших.
   - Но ты себе представляешь, какой объем работы - все это организовать?
   - Так для себя же самих стараемся. Конечно, нужно всех собрать, написать устав, продумать все правила, точно посчитать размер разумных сборов и выплат...
   - Тут одной грамотности мало, нужна соображалка во многих областях, - растеряно почесал в затылке Гердар.
   - Соображалка есть, - ухмыльнулся Вайнор. - У него, - и он ткнул пальцем в возившегося со щенком у камина ученика.
  ***
  Основными принципами существования Гильдии были ответственность и запрет неоправданного риска.
   - Плохо подготовленный ловец погибнет сам, подставит товарищей, не выполнит заказ и испортит репутацию Гильдии в целом, - сказал Вайнор. - Поэтому берем только профессионалов. Неучи пускай либо учатся, чтобы соответствовать общему уровню, либо работают на свой страх и риск, либо бросают это дело, мы не собираемся отвечать за них. Работа ловца индивидуальна, но если все не будут подчиняться общим разумным правилам, у нас будет не Гильдия, а толпа.
  Устав Гильдии требовал соблюдения нехитрых, но строгих законов. Посещать Пустошь было запрещено под угрозой исключения. Чтобы предотвратить вступление в Гильдию непрофессиональных ловцов, ученик должен был сдать практический экзамен - работать в присутствии не менее чем двух опытных ловцов, показывая, на что он и его собака способны. Его наставник при этом присутствовать не мог, чтобы будущий ловец мог работать самостоятельно, не оборачиваясь на учителя и не ожидая подсказок. Но с таким трудом сочиненные правила приема были нарушены почти сразу. Лишь к концу нескольких безумных дней, в течение которых группа ловцов уничтожала необыкновенно большую стаю тварей, все вспомнили, что Рэниар с Каем вообще-то еще не получили бирку Гильдии и, по идее, должны были сдавать экзамен. Товарищи виновато посмотрели на Вайнора, затем переглянулись между собой и наконец озвучили возникшую у всех мысль:
   - Да к черту эти правила. Парень работал наравне со всеми, а то и лучше иных.
  Вайнор обернулся к Гердару, ожидая возражений от него, но тот только махнул рукой:
   - Дайте вы ему уже бирку. Если он не готов, тогда половину Гильдии нужно гнать взашей. Хорошая была работа, молодец, - бросил он через плечо Рэниару.
  Ответа не последовало. Обернувшись, ловец наткнулся на совершенно растерянный взгляд парня.
   - Что? - удивился он, почувствовав себя не в своей тарелке.
   - Эм... Нет, ничего, спасибо, - Рэниар поспешно опустил глаза.
   - Что это было? - изумленно спросил Гердар у Вайнора, отведя его в сторонку. - Сколько я ему гадостей ни говорил - с него как с гуся вода. А стоило похвалить - и он на меня так посмотрел, как будто я только что убил его любимую тетушку.
  Вайнор усмехнулся.
   - Не знаю, что там было в прошлой жизни Рэниара с его семьей, но он не верит, что своими поступками можно изменить отношение других людей к себе. Признав его работу, ты сейчас, кажется, сильно пошатнул его представления о жизни.
  ***
   - И ты полагаешь, что это вообще допустимо?!
  Гердар бодро пропрыгал вниз по лестнице на своем костыле. Когда после очень неудачного похода вердикт лекарей оказался однозначным: "Ходить без костыля не сможет", - ловец не на шутку затосковал. Хотя Гильдия тут же определила ему приличную пенсию, он почти перестал есть и даже не выходил из своей гостиничной комнаты. Решение неожиданно предложил Рэниар, сообщив, что Гильдии совершенно необходим человек, который постоянно находился бы в Бейле и координировал все ее дела. Гердар по началу воспринял идею в штыки, решив, что эту должность придумали для него из жалости, но спустя несколько недель оказался настолько завален делами, что думать о своей инвалидности у него уже времени не было.
  Пустовавшее здание бывшей таверны, высившееся на краю пыльной и неприглядной Новой площади, он выкупил, собираясь создать здесь небольшой кабачок, где могли бы собираться и обсуждать свои дела ловцы, а он - хранить необходимые бумаги. Но в итоге именно на кабак места здесь и не нашлось.
  Зал таверны внизу пришлось еще расширить, присоединив к нему все служебные помещения первого этажа. Здесь проходили общие собрания Гильдии. Помещение должно было вмещать более двух сотен ловцов, а когда на собрания приходили еще маги, алхимики и представители Городского совета, то количество собравшихся переваливало за три сотни. Второй этаж моментально забился архивом и быстро растущей библиотекой. Спустя некоторое время здесь стали появляться временные и постоянные обитатели: искавшие защиты Гильдии алхимики и маги. В дворовой пристройке поселился веселый пожилой мужичок, превосходно лечивший собак. В один прекрасный момент Гердар понял, что ему в доме места уже не найти, и скрепя сердце подал на собрании заявку на выделение денег для постройки третьего этажа.
  Двор с захиревшим огородиком превратился в широкий плац, по сторонам которого тянулись вольеры. В бывшем сарае поселились парни, под присмотром самого Гердара дрессировавшие каретных собак. Новая площадь, которая была полузаброшенным и стремительно хиревшим районом Бейля, постепенно стала самым центром городской жизни. Исчезли сорняки между брусчаткой, вытоптанные сапогами многочисленных прохожих. Напротив здания Гильдии отстроилась новая станция почтовых карет: посыльным надоело от прогнившего здания старой станции через весь город бегать сюда, таская пакеты и посылки ловцов. Несколько кабачков и постоялых дворов распахнули свои двери на площадь, осуществляя так и не реализованную идею Гердара.
  Через эту площадь главный координатор Гильдии бодро ковылял сейчас вслед за Рэниаром. Костыль ничуть не мешал ему без труда поспевать за размашистым шагом ловца.
   - Это черт знает что! - продолжал ругаться он. - Только в твою больную голову мог прийти такой бред.
   - Ну, конечно. Мой бред хотя бы осуществим, - огрызнулся Рэниар. - В отличие от вашего гениального проекта.
  Недавно принятый в Гильдию ловец посмотрел на ругающихся советников и опасливо пододвинулся ближе к Кирелу, словно надеясь, что тот его защитит, если спорщикам вдруг придет в голову наброситься и на него.
   - Гердар с Рэниаром терпеть друг друга не могут, да? - испуганно спросил он.
  Кирел обернулся и прислушался к доносившейся перепалке. Гердар откровенно кипел негодованием. На лице у Рэниара была та вежливая улыбка, с которой он обычно говорил гадости.
   - Что ты, - улыбнулся Кирел. - Ты не слышал их бесед в те времена, когда они действительно терпеть друг друга не могли. Сейчас они практически лучшие друзья. А это так, традиционный обмен любезностями.
  
  
  Глава 4. Плохое место.
  
  Природа Тэрвела мало напоминала Сиону. Здесь не было гор, лишь холмы изредка вносили разнообразие в рельеф этих земель. Но оценить разнообразие путник мог с трудом. Как шутили жители других провинций: "Где еще у вас будет такой богатый выбор, как в Тэрвеле? Можете пойти на север и попасть в лес, отправиться на юг и оказаться в лесу, двинуться на запад и погулять по лесу, шагать на восток и посетить лес. Можете взять лопату и копать вниз, в лес. Можете отрастить крылья и полететь наверх, к лесу".
  Так что как ни крути головой, увидеть что-то кроме стволов и листьев деревьев вокруг было затруднительно. Купол из ветвей смыкался над дорогами и многочисленными речками. Лишь крупным рекам вроде Брусы удавалось прочерчивать сплошной зеленый ковер Тэрвела узкими извилистыми проточинами.
  Рэниар не любил такой сплошной лес, по которому можно шагать сутками и так и не выйти на опушку или хотя бы какой-нибудь обрыв. Он слишком напоминал ему Пустошь. Поэтому Тэрвел и не входил в число мест, где он часто бывал. Ему пришлось бы немало поплутать, если бы не Кери, родившийся и выросший здесь и знающий все дороги. По крайней мере, Рэниару бы точно не пришло в голову, что эта полузаброшенная тропинка с низко нависающими еловыми лапами - действительно ближайший путь в Дейрит. Сомнения по этому поводу мучили его всю дорогу, пока в один прекрасный момент они внезапно не уперлись в городскую стену.
  Крупнейший перевалочный пункт для желающих попасть в северную часть Тэрвела, Дейрит, как и все города провинции, находился прямо посреди леса. Узкая полоса вырубленных деревьев всего шагов в двадцать шириной отделяла его высокую бревенчатую ограду от опушки. Если у него когда-то и были предместья или сопутствующие поселения, они то ли вымерли и поглотились чащей, то ли слились с самим городом, очутившись в черте новых мощных городских стен.
  Стражники на воротах дотошно осматривали всех входящих, особенно тщательно пересчитывая товары на телегах. Здесь проходил большой торговый тракт, тянущийся дальше на север, к Рейну и переправе через Брусу на Большой Рейнской плотине, поэтому торговая и транспортная пошлины были основными источниками дохода Дейрита. Но при виде ловцов стража почтительно расступилась - ни в одном городе налога на вход с них не брали.
  Кери хорошо знал Дейрит, поэтому сразу свернул с главной улицы и повел Рэниара узкими переулками, петляющими между бревенчатыми заборами. Постоялый двор "Еловая ветка" находился в западном районе города, в стороне от центра. Случайные путешественники сюда обычно не забредали, все посетители были завсегдатаями здешних мест. Хозяин, едва увидев на пороге Кери, недовольно буркнул:
   - И где тебя твари носили, балбес!
  Он явно собирался сказать еще многое, но, увидев второго ловца, прикусил язык.
   - Где носили - не твое дело, - огрызнулся уязвленный парень. - Не маленький.
  Старик скептически скривился, демонстрируя, что у него свое мнение на этот счет. Однако препираться дальше не стал и перешел на деловой тон:
   - Что мастерам угодно?
   - Поесть и переночевать, - откликнулся Рэниар, пресекая попытку младшего товарища высказать свое возмущение.
  Хозяин удовлетворенно кивнул.
   - Ужин уже начинают подавать. Сначала подниметесь в свои комнаты или сразу поедите?
  Рэниар задумался.
   - А работа в городе есть? - спросил он.
   - Да тихо сейчас, - пожал плечами старик.
   - Тогда мне сразу ужин, - решил ловец.
   - Мне тоже, - мрачно буркнул Кери. - И собакам еды.
   - Не учите меня принимать ловцов, мастер, - с леденящей вежливостью отозвался хозяин. - Я их кормил, когда вы еще на коврике ползали.
   - Родственник? - уточнил Рэниар, когда они уселись за стол.
   - Не дай бог! - искренне ужаснулся Кери. - Просто знакомый. Почему-то думает, что если знает меня с детства, то может отчитывать по каждому поводу, - не удержался и по-детски пожаловался он.
  Рэниар весело ухмыльнулся, но на счастье младшего ловца расторопная служанка принесла им тарелки с едой, поэтому высказать свое мнение он не успел. Вскоре к ним подошел и подобревший хозяин.
   - Мастерам все нравится? - добродушно поинтересовался он.
   - Нравится, нравится, - буркнул Кери. - Скажи лучше, что там с дорогой на Рейн.
   - С дорогой-то все нормально, - откликнулся старик. - Но если вам нужно на тот берег, в Рейне вы не переправитесь. Разве не слышали про плотину?
   - А что с ней? - обеспокоился парень.
   - Так нету ее... Снесло. Так что зря вы вообще сюда пришли. Вам нужно вернуться по тракту назад до развилки на Базин.
   - Насколько это нас задержит? - уточнил Рэниар.
   - Где-то на неделю... В лучшем случае, дней на пять, - огорченно сообщил Кери. - Плохо, да?
   - Плохо - это мягко сказано, - мрачно признал Рэниар.
   - Ну, вообще-то... - Кери нерешительно замялся. - Можно попробовать сократить...
   - По воздуху, что ли? - хрипло рассмеялся старик.
   - Почему по воздуху, - обиделся молодой ловец. - На пятых порогах можно переправиться.
   - А к ним вы как попадете? Идти туда все равно нужно через тракт на Базин, а дальше... Или...
  Старик замолк, пристально глядя на Кери.
   - Плохая у тебя идея, сынок, - наконец проскрипел он. - Хотя как знаешь...
  Рэниар потер виски.
   - Я вот не пойму, - заметил он, - это я торможу или вы не учитываете меня в своем разговоре?
   - Просто есть дорога напрямик, - поспешил пояснить Кери.
   - Ага, "дорога", - фыркнул старик. - Это только в столь юном возрасте можно назвать Тропу Духов дорогой. А у нормальных людей дорога - это несколько иное.
   - Я там ходил! - гнул свое Кери.
   - Плохое место, - не сдавался старик.
   - Чем плохое? - уточнил Рэниар. - Твари?
   - Да нету там тварей! - возмутился парень. - В смысле, есть, конечно, - поправился он. - Как и везде!
   - Так чем тогда?
   - Люди всякое говорят, - неопределенно прокаркал старик.
   - Люди говорят, что у тебя три любовницы и восемнадцать бастардов от них, так что, всем верить? - огрызнулся Кери.
  Старик только многозначительно хмыкнул, немного озадачив юношу и, видимо, посеяв в его душе ростки сомнений.
  Рэниар задумался.
   - Пошли через твое плохое место, - наконец решил он.
   - Там недалеко, - повеселел парень. - Если завтра выйдем с утра пораньше, послезавтра днем уже будем на другом берегу.
   - Тогда я пошел спать.
   - Рано же еще, - изумился Кери.
   - Так в этом и суть, - пожал плечами Рэниар. - Я рано пошел спать.
  Он поднялся, подхватил со скамьи свою сумку и ушел наверх, сопровождаемый бросившейся показывать комнату служанкой и лениво цокающим когтями по дощатому полу Каем.
   - Э-хе-хе, - проскрипел старик, опускаясь на освободившуюся после ловца скамью.
   - А что я такого глупого спросил? - буркнул надувшийся Кери. - Действительно рано же! Еще даже вечер толком не наступил!
   - Молодой ты просто еще, глупый, - добродушно пояснил хозяин. - А товарищ твой другой. Сегодня вам делать нечего, а завтра, глядишь, придется двое суток по болотам за тварями скакать. Тем более что идете вы в плохое место, а он, в отличие от тебя, это не прослушал. Это в твои семнадцать лет кажется, что можно весь день гулять, потом всю ночь по борделям скакать, а на утро схватиться за оружие и на подвиги. Нет, на подвиги, конечно, можно, только долго ты так не провоюешь.
   - Мне двадцать! Почти... - возмутился Кери.
   - Без разницы, - беспечно отмахнулся старик. - Все одно еще без мозгов.
  Парень окончательно нахохлился.
   - Если у меня глаза еще не ослепли, - как ни в чем не бывало продолжил хозяин, - у собачки твоего друга на бляхе всего одна полоска?
   - Одна, - нехотя откликнулся юноша. - И он мне не друг, кто я ему. Рэниар - советник Гильдии, лучший ловец. Я просто напросился к нему поучиться.
   - Это дело, - одобрил старик. - Ты держись за него, первый класс за красивые глаза не получают.
   - Без тебя знаю.
  Хозяин помолчал, пожевывая губами, затем все-таки спросил:
   - Домой-то не заглянешь?
   - Ну куда я домой сейчас попрусь? - возмущенно всплеснул руками Кери. - И так из-за этой проклятой плотины выходит черти что. Хреновый я проводник получаюсь...
   - Ты не кипятись, - успокоил его старик. - Черт с тобой, балбес, съезжу я на той неделе в ваш медвежий угол, как обоз пойдет. Скажу матери, что у тебя все хорошо.
   - Спасибо, - вздохнул Кери. Сердиться на въедливого старика долго у него никогда не получалось.
  ***
  Тропа действительно начиналась недалеко от города, только Кери не упомянул, что большая часть пути до нее проходила напрямик через лес, а не по дороге. Впрочем, ловцам было не привыкать лазить по зарослям, поэтому Рэниар воспринял этот факт философски и даже почти обошелся без язвительных комментариев. Хотя повод возмущаться у него был: в отличие от сосняков Сионы, еловые леса Тэрвела куда меньше вдохновляли путников на уклонение от проторенных дорог.
  Солнце стояло в зените, когда густые заросли неожиданно оборвались, и ловцы оказались на окраине большой и почти идеально круглой поляны. На противоположной ее стороне растущие на опушке деревья немного расступались, оставляя узкий проход, напоминающий тоннель, потому что кроны смыкались над ним почти сплошным пологом.
   - Вот она - Тропа Духов, - радостно сообщил Кери.
  Рэниар сделал несколько шагов по поляне и остановился, с интересом осматриваясь. Хотя никаких видимых следов человеческой деятельности местность не носила, свободное пространство было подозрительно ровной формы.
   - А почему тут все так? - с интересом спросил старший ловец, никогда не страдавший отсутствием любопытства.
   - Лично я не проверял, - признался Кери, - но говорят, что под слоем земли каменная кладка, вот деревья и не растут: слой камня больше локтя толщиной.
   - А почему Тропа Духов? - не унимался Рэниар.
   - Да разное говорят, - пожал плечами парень. - Тут, бывает, странные звуки слышно, иногда вроде бы голоса.
   - Прямо здесь?
   - Нет, не совсем. Дальше, на тропе, в дальней ее части. Мы туда к вечеру придем. Но ничего особо опасного тут не встречалось, все, как и везде, честное слово!
  Рэниар на всякий случай взмахом руки выслал Кая в заросли в свободный поиск. Рыжий понятливо махнул хвостом и молча исчез в кустах. Синко преданно юркнул вслед за ним. Дав собакам немного времени обшарить окрестности, ловцы вошли в тоннель.
  Путь по тропе был скучным. Смотреть по сторонам возможности не было, деревья и кусты подступали так плотно, что даже собаки продирались с заметным усилием. Корни настолько изрыли землю, что приходилось очень внимательно глядеть под ноги, чтобы не споткнуться, но скоро это вошло в привычку.
  Кери, пользуясь возможностью, донимал Рэниара вопросами, которые накопились у него за год работы. Ему не хватало обычно наглости приставать к старшим ловцам и просить пояснений, когда он чего-то не понимал. Однажды набравшись смелости, чтобы попасть в компанию к советнику Гильдии, он старался максимально использовать этот шанс. Рэниар отвечал подробно, но слегка рассеяно. Особой необходимости прислушиваться у него не было: Кай шнырял вокруг, вынюхивая и высматривая, а своей собаке ловец доверял. Но странная тропа его занимала, и он невольно все время возвращался к размышлениям о причинах появления этого странного места. Если бы они не спешили, Рэниар непременно остановился бы, чтобы проверить рассказ Кери о каменной кладке под слоем земли и корней.
  Сумерки в лесу наступали рано из-за плотно смыкавшихся над головой крон, поэтому на ночлег пришлось устраиваться задолго до заката. Небольшое пространство с вырубленными деревьями чуть в стороне от тропы давало возможность расположиться небольшой компании. По-видимому, несмотря на плохую славу этого места, путники все-таки не брезговали тропой.
  Даже на расчищенной кое-как полянке корни под ногами сплетались так плотно, что возможности развести костер, не рискуя устроить лесной пожар, не было. Кери вытащил из сумки небольшую наполненную маслом лампу и металлическую подставку под котелок. Согрев немного воды из фляг, ловцы поужинали хлебом и улеглись спать.
  Кери проснулся среди ночи. Хотя он не мог точно сказать, что его разбудило, но уже приобретенная за год работы привычка не пренебрегать деталями заставила его откинуть одеяло и сесть. Лампа мерно светила, позволяя рассмотреть место их небольшой стоянки. Синко лежал рядом, внимательно глядя на хозяина. Одеяло Рэниара лежало по другую сторону от лампы. Ни самого ловца, ни Кая видно не было.
  У отлучки Рэниара могло быть вполне банальное бытовое объяснение, но Кери почувствовал себя неуютно. Странности Тропы Духов не способствовали душевному спокойствию, и в голову невольно приходили самые невероятные предположения. Как назло, тут же над головой заухала сова. Ей ответила еще какая-то птица.
  Перекличка ночных обитателей заставила нервничавшего ловца вздрогнуть и тихо выругаться. И тут до него донеслись другие звуки. Они действительно напоминали то ли тихий шепот на непонятом языке, то ли невнятное шебуршание, но безусловно отличались от привычных лесных голосов. Звук шел словно со всех сторон, и порой казалось, что таинственное существо стоит прямо у тебя за спиной и нашептывает что-то тебе на ухо.
  Кери уже приходилось раньше слышать эти голоса Тропы Духов, но от повторения острота ощущений не пропадала. Парень почувствовал, как сердце невольно проваливается куда-то в район желудка. Скорее всего, именно эти звуки и заставили его проснуться.
   - Рэн, - позвал ловец, надеясь, что его голос звучит не слишком жалобно. В любом случае, оставаться дальше в неведении относительно местоположения своего спутника у него просто не было душевных сил. Ради этого он готов был даже оказаться впоследствии осмеянным. - Ты где?
   - Ыгыбры... - охотно отозвался загадочный шепот.
  Несколько мгновений спустя в зарослях негромко зашуршало, и на поляну выбрался Кай. Вскоре вслед за ним так же тихо появился и Рэниар.
   - Проснулся? - поинтересовался он.
   - Ага. А ты чего по лесу ночью шастаешь? - Кери постарался, чтобы вопрос прозвучал иронично, но получилось скорее испуганно. Парень ожидал уже язвительно ответа спутника, но тот лишь рассеянно пожал плечами:
   - Да так, - пространно ответил он и замолчал.
  Кери тоже не нашел, что еще сказать. В наступившей тишине снова стало слышно, как переговариваются лесные обитатели, а потом опять ожил противный шепот. На сей раз иллюзия чужого голоса прямо над ухом получилась настолько правдоподобной, что Кери невольно подскочил. Рэниар долго изучающее посмотрел на него, а потом с выражением прокомментировал:
   - Редкостная мерзопакость.
   - А-ага, - согласился парень. - Тут часто так. Некоторые говорят, что это привидения. Хотя я ни одного не видел. Еще иногда рассказывают о духах старых богов, которых все забыли, вот они и живут теперь тут, в лесу.
  Рэниар сел на свое одеяло и заглянул в котелок, проверяя, не осталось ли там еще теплой воды. Эти простые бытовые движения заметно упокоили Кери, хотя он и понимал, что старший ловец продолжает при этом внимательно прислушиваться.
   - Мне кажется, - сказал Рэниар наконец неуверенно после долгой паузы, - что это эхо. Послушай: мы говорим или птицы кричат, а через одинаковый промежуток времени слышатся эти звуки.
   - Эхо повторять должно, - поежился парень. - А тут черти что слышно...
   - Может быть, звук отражается от чего-то несколько раз и искажается, - пожал плечами ловец. Судя по его тону, на правоте своей идеи он совсем не настаивал.
   - От чего же оно должно так отражаться... Я такого ни в лесу, ни в горах никогда не слышал.
   - Я тоже, - согласился Рэниар. - Ладно, давай спать.
  Кери изумленно вытаращился, и ловец уточнил:
   - А что, ты собираешься всю ночь до утра эту гадость слушать?
   - Ну, знаешь... Как-то спать не тянет, - признался парень.
   - Ах, у тебя бессонница. Тогда сиди сторожи, - милостиво разрешил Рэниар, натягивая на себя одеяло. - Хотя я бы на твоем месте поспал. Ничего живого крупнее совы в округе нет, мы с Каем проверили. А если что-нибудь появится, собаки нас разбудят.
   - А вдруг... - Кери замялся, но потом все-таки решился спросить: - Рэн, а в призраков ты совсем не веришь? Ты уверен, что их не бывает?
   - Ну почему же, - отозвался ловец уже из-под одеяла, - несколько раз я их встречал. А два раза даже сам призраком был.
   - Э...
   - А что, простыня, потайной фонарь, украденная цепь от колодца для пущего звукового эффекта... Получается прекрасное замковое приведение. Ты так в детстве никогда не играл?
  Кери представил себе советника Гильдии в костюме привидения и неожиданно даже для самого себя захихикал. Воображение тут же услужливо подкинуло ему картину Совета Гильдии в полном составе во главе с Вайнором и Гердаром, бегающего по лесу в простынях и старательно громыхающих краденными цепями, и парень окончательно развеселился.
   - Не играл, - ответил он, отсмеявшись. - Я в замке не жил. А почему всего два раза?
   - Потом поймали.
   - Выпороли? - уточнил Кери, представив, что бы с ним сделала мать, застав за подобным развлечением.
   - Нет. Меня не пороли. Но наставник высказал мне, что он думает о таких неподобающих занятиях и как ему за меня стыдно. Пришлось прекратить. Спи давай, охотник за привидениями!
  Продолжая посмеиваться, Кери послушно улегся и натянул на себя одеяло. Загадочный шепот все еще был слышен, но после баек Рэниара он уже так не пугал. Да и в конце концов, на самом деле, разве сможет кто-нибудь подобраться к ним, не замеченный собаками? Пример спокойствия, который подавал старший ловец, оказался заразителен. Парень не обратил внимания на то, что Рэниар велел Каю лечь вплотную к себе и, прежде чем заснуть, взялся рукой за его ошейник: любое движение пса должно было разбудить чутко спавшего хозяина.
  ***
  Остаток ночи прошел спокойно, и утром ловцы продолжили путь. Эта часть тропы вроде бы ничем не отличалась от той, что была пройдена вчера, но загадочный шепот не унимался здесь и днем. После долгих обсуждений и экспериментов Кери пришел к выводу, что он почти готов согласиться с идеей Рэниара. Шепчущий звук действительно появлялся через определенное время после того, как какой-либо шум раздавался в лесу. Но пауза была значительной, поэтому, пока этот факт не заметил советник, парень не обращал на него внимания. В остальном опознать в шепоте эхо было затруднительно.
  Оставался еще один неразрешенный вопрос: от чего в лесу звук может отражаться подобным образом?
   - Может, здесь какой-то особый сорт деревьев растет? - фантазировал Кери.
   - Ага. С дуплами, - сыронизировал Рэниар. - Проще уж предположить, что тут где-то есть пещеры. Нужно будет обязательно вернуться потом и внимательнее изучить здешний лес. Возможно, даже пригнать сюда магов - пусть тоже поищут. Я знаю парочку помоложе, которых можно развести на это сомнительное...
  Рэниар замолк так внезапно, что Кери моментально обернулся. Старший ловец стоял посреди тропы, замерев в явно неудобной позе, как человек, который только что чуть не упал и с трудом удержал равновесие, а теперь опасается двинуться, чтобы не повторить этот подвиг.
   - Слушай, а волчьих ям тут нет? - осторожно осведомился Рэниар.
   - Да кому они тут нужны? - изумился парень. - И потом ты же сам видел - на тропе копать вообще невозможно, сплошные корни, даже костер развести негде.
   - Видел, - согласился ловец. - Только я сейчас проваливаюсь.
  Он попытался осторожно перенести вес тела с одной ноги на другую, но на этот раз даже Кери отчетливо услышал, как что-то хрустнуло под ним. Ловец пошатнулся и взмахнул руками, чтобы не упасть. В этот момент в кустах за его спиной зашуршало.
   - Эээ, Кай... - растерянно сообщил Кери.
   - Кай, назад! - рявкнул Рэниар, однако было поздно. Прекрасно обученный ловчий пес выполнил команду моментально, сиганув обратно в заросли. Но шаткое основание, на котором стоял ловец, окончательно разрушенное то ли дополнительным весом собаки, то ли толчком во время ее прыжка, с треском провалилось, и Рэниар исчез под землей.
  Кери подавил желание моментально броситься на помощь и очень осторожно приблизился к краю образовавшейся дыры.
   - Рэн, - окликнул он.
   - Я понял смысл фразы "плохое место", - сдавленно донеслось снизу. - Оно действительно плохое.
   - Ты там живой вообще? - с тревогой уточнил парень.
   - Нет, - огрызнулись из дыры, - это мой призрак с тобой разговаривает.
  В темноте вспыхнула горсть "светляков". Их белесый свет позволил разглядеть выложенные камнем стены и пол. Мрачный Рэниар, убедившись, что за этот раз почва вполне надежная и повторное падение ему не грозит, с едва заметным усилием поднялся на ноги. Похоже, он сильно ушибся, но серьезных повреждений не получил.
   - Я сейчас, - поспешно пообещал Кери. - Привяжу веревку к дереву и вытащу тебя.
   - Погоди, - отмахнулся советник. - В смысле, веревку-то привязывай. И спускайся.
  Он аккуратно подтолкнул рукой висящие в воздухе огоньки "светляков" и двинулся куда-то в сторону, исчезнув из поля зрения парня.
  Пока Кери доставал и привязывал веревку, Синко крутился у него под ногами, порядком мешая. Кай печально выглядывая из кустов, не понимая, оставаться ли ему там, где велел куда-то пропавший хозяин, или можно уже вылезать.
   - Рэн, а собак спускать? - неуверенно уточнил парень.
  Вместо ответа Рэниар вынырнул откуда-то из темноты и коротко свистнул. Кай радостно сорвался с места и побежал к дыре. Ненадолго замерев на ее краю, он несколько мгновений примеривался, а затем прыгнул. Кери поспешил глянуть вниз, опасаясь, не переломал ли рыжий лапы, но оказалось, что Рэниар не дал ему приземлиться на жесткий камень: поймав в полете, он аккуратно опустил пса на пол.
   - Синко так не умеет, - жалобно сообщил парень.
   - Ты спускайся, куда он денется, - пожал плечами Рэниар.
   - А обратно их потом как?
   - Знаешь, у меня ощущение, что обратно мы будем выбираться не здесь... Слезай давай уже, - ловец снова скользнул в темноту. Вздохнув, Кери полез по веревке в темнеющий провал.
  Высота оказалась хоть и не такой большой, как казалось сверху, но составляла примерно два человеческих роста. Ступив на каменный пол и оглядевшись по сторонам, парень понял наконец, куда исчезал его спутник. То, что через дыру казалось просто очень просторной ямой, на деле представляло собой огромный облицованный камнем тоннель, уходящий в темноту в обе стороны. Над головой он, словно крышей, был закрыт плотно сплетенными корнями деревьев, местами свисающими вниз почти до самого пола. Направление тоннеля полностью совпадало с направлением тропы.
  Синко, как и предсказывал Рэниар, услышав призыв хозяина, немного пометался по краю ямы, жалобно поскуливая, а затем все-таки решился и спрыгнул. Кери даже удалось поймать его, правда, не настолько ловко, как это проделал старший ловец. При этом парень едва не потерял равновесие сам, но главное, что ему удалось спустить собаку, и в процессе никто не пострадал.
  Рэниар неслышно воник из темноты. Он выглядел очень довольным. Кери собирался было спросить, что привело его в такое радостное расположение духа, но ловец молча развернул его за плечи в направлении уходящего вдаль тоннеля и отчетливо произнес:
   - Мы нашли это дурацкое привидение.
  Некоторое время в наступившей тишине парень силился понять, что происходит, но уточнить не успел. Темнота тоннеля неожиданно откликнулась слегка приглушенным голосом Рэниара:
   - Мы на-мы-шли э-на-то ду-шли-мы-рац-ко-э-на-е при-то-шли-ви-де-ду-э-ни-е рац-то-ко-е при-ду-ви-де-ни-рац-е ко-е при-ви-де-ни-е-е-е...
  Сейчас, когда они сами находились в тоннеле, не отделенные от него слоем древесных корней и земли, было отчетливо слышно, как слова возвращаются обратно, несколько раз повторенные, причем повторения причудливо накладывались друг на друга, создавая иллюзию странного незнакомого языка.
   - Я был прав насчет эха и почти прав по поводу пещер, - удовлетворенно сообщил ловец. - Хотя, конечно, это не пещеры, а нечто куда более интересное. Надо было догадаться еще тогда, когда ты сказал о каменной кладке под слоем земли.
   - Да, но речь шла просто о мощеной дороге! - возразил Кери. - О тоннеле никто ничего не говорил.
  Рэниар ненадолго задумался.
   - Подозреваю, что те, кто нашел кладку, копали в самом начале тропы, а может быть, даже на той круглой поляне, - предположил он.
   - Точно, - осенило парня. - Там, наверное, еще нет тоннеля, просто мощеная дорога, которая затем спускается под землю. Эха ведь в начале тропы тоже нет, оно появляется только недалеко отсюда. Наверное, там где-то есть лестница. Со временем это все заросло корнями, сверху нанесло земли - и вместо дороги и тоннеля получилась тропа. Странно только, что я и многие другие здесь много раз ходили и ни разу...
   - Помолчи-ка, - неожиданно прервал его Рэниар.
  Кери послушно замолк на полуслове. В тишине стал слышен отдаленный топот, доносившийся откуда-то то ли из глубины тоннеля, то ли прямо от стен. Кай и Синко увлеченно что-то вынюхивали в корнях, с сопением прижимая носы к стенам подземелья и порыкивая.
   - Кротовки, - догадался Кери.
  Кротовками называли мелких и в общем-то сравнительно безопасных тварей, обитающих в подземных норах, напоминающих кротовые. В отличие от своих более крупных и хищных собратьев, кротовки не были плотоядными и не охотились на людей. Их основной пищей была древесина, которую они употребляли в любом виде и в огромных количествах. Будь то корни деревьев, речная плотина или деревянный дом, колония кротовок могла за пару недель превратить все это в труху.
   - Они самые, - подтвердил Рэниар, слегка морщяась и потирая ушибленный зад. - Не зря, похоже, в отчетах писали, что их в Тэрвеле все больше. Наверняка и плотина в Рейне не просто так внезапно обрушилась. Раньше тут действительно была нормальная дорога, а потом кротовки расплодились, подгрызли корни и теперь все проваливается.
   - Но я же и сегодня не провалился.
   - Дуракам всегда везет, - сварливо буркнул ловец, но увидев виноватое лицо парня, вздохнул и все-таки пояснил: - На мне железа больше.
   - И куда мы теперь? - спросил Кери.
   - Судя по тому, что в той стороне лестница и начало тоннеля, - вслух рассудил Рэниар, - то место, куда все это ведет, должно быть в противоположном направлении. И так удачно сложилось, что нам все равно в ту сторону. Только здесь никаких "светляков" не хватит. Масло в твоей лампе еще есть?
   - Ага. У меня с собой еще запас есть в бутылке, если кончится - можно будет заново заправить.
   - Есть все-таки плюсы в том, что упал я, а не ты, - признал ловец. - А то лампа могла бы выйти из строя. И очень много плюсов, что я упал не на пакет "гремучек", а то из строя мог бы выйти я.
   - А если там дальше нет выхода? - задал все-таки беспокоивший его вопрос Кери.
   - Вот и узнаем. Ты же говорил, что мы к середине дня должны быть уже на другом берегу реки. Значит, Бруса недалеко?
   - Ну да.
   - Насколько бы грандиозное сооружение не строил тут кто-то в древности, вряд ли оно находится под рекой. Да и вообще они вряд ли строили бы что-то под землей у самого берега. Значит, конец тоннеля уже близко, - вполне здраво решил Рэниар. - Пошли вперед, если что - сможем быстро вернуться.
  ***
  Тоннель спускался все глубже под землю. Ловцам встретилось по дороге еще две уходящие вниз каменные лестницы, и теперь потолок скрывался в темноте где-то очень высоко над головой. Света масляной лампы не хватало, чтобы туда достать, и оставалось только гадать, сплетаются ли там все еще корни деревьев или уже появился каменный свод. Собаки бежали немного впереди, принюхиваясь, но никакого беспокойства не проявляли.
  На стенах все чаще встречались надписи на непонятном языке, ярко напомнившие Рэниару о тех рельефах, которые ему приходилось по просьбе Брегиса перерисовывать в храме птицепоклонников в Сионе.
   - Сюда бы Сказочника - старик прыгал бы от восторга, - сказал он, осторожно перелезая через груду каменных обломков на полу. Таких обломков становилось все больше, но они были настолько источены временем, что не было никакой возможности понять, чем они когда-то являлись.
  Идти становилось сложнее: кроме каменных глыб под ногами появились небольшие лужицы воды и обширные пятна скользкого зеленого мха, постепенно слившиеся в сплошной влажный ковер.
  Внезапно свет выхватил из темноты высокие створки дверей. Кери поднял лампу повыше, и ловцы увидели массивный арочный свод, украшенный каменной резьбой. Мелкие завитки и древние знаки сливались в изящную вязь орнамента, а на боковых балках можно было разобрать полустертые изображения полумесяца, заключенного в картуш. Сами створки тоже были сделаны из камня и когда-то поворачивались на больших металлических осях. Но теперь от металла осталась лишь ржавая труха. Одна из створок треснула и почти полностью развалилась, засыпав проход. К счастью, другая, полуоткрытая была цела и оставляла довольно широкую щель, позволявшую беспрепятственно проникнуть внутрь.
  Рэниар зажег "светляк" и легким толчком заставил его поплыть по воздуху внутрь дверного проема. Кери ожидал, что он пошлет вперед собаку, но вместо этого ловец полез сам.
   - А вдруг там опасно? - осторожно спросил парень.
   - Сейчас узнаем, - откликнулся Рэниар. - Хотя мне кажется, что тут давно развалилось все, что могло.
  Некоторое время спустя ловец позвал их из темноты. Правда, Кери не был уверен, зовут его или собаку, но решил принять это на свой счет. Кай, не мучаясь сомнениями, юркнул в лаз первым.
  Небольшое помещение, в которое парень попал, по-видимому, было лишь преддверием главного сооружения. Круглые колонны отделяли его боковые части от центрального прохода, за которым виднелся ведущий дальше арочный проем. Уже начинавший угасать "светляк" висел в нескольких локтях над полом. Его свет позволял разглядеть черно-белые ромбы каменного мощения под ногами и фигуру Рэниара, пытавшегося разглядеть рельеф на стене.
   - Мне кажется, - ловец обернулся к приблизившемуся младшему коллеге, - что это древний храм. Тут повсюду изображения каких-то процессий и надписи, причем рельефы на редкость хорошо сохранились. Дай-ка лампу!
  Кери послушно передал источник света и побрел вслед за Рэниаром. Ловцы прошли через несколько комнат, пока причудливой формы арка не вывела их в огромное помещение. Стены уходили куда-то в темноту. Размер этого зала был слишком велик, чтобы свет лампы мог его охватить.
  Путники двинулись вперед наугад. Пол здесь вместо черно-белых ромбов был выложен плитками сложных форм, сделанными из черного камня, который, если поднести к нему лампу, поблескивал редкими синими искрами. Кое-где попадались хаотично разбросанные белые плитки в форме звезд. Тусклый огонек выхватывал лишь небольшое пространство вокруг людей, и иногда казалось, что у них под ногами простирается настоящее ночное небо. Даже валяющиеся повсюду каменные обломки не нарушали этой иллюзии.
  Впереди показалось что-то большое. Поначалу Кери показалось, что они достигли противоположной стены, но по мере приближения стало ясно, что это какое-то огромное сооружение, расположившееся отдельно посреди помещения.
  Рэниар остановился и поднял лампу повыше, стараясь рассмотреть то, что находилось сейчас перед ними. Но слабенького огонька явно не хватало.
   - У тебя есть "светляки"? - спросил он.
   - Ага, целый пакет.
   - Вот и хорошо, тогда я свои потрачу.
  Ловец вытащил из сумки мешок шариков. Раздавив сразу целую горсть, он подкинул их повыше. Белые огоньки медленно поплыли вверх, по мере подъема разлетаясь веером в стороны. Их бледный отсвет пополз по поверхности камня, постепенно выхватывая из темноты гигантское произведение древних мастеров. То, что поначалу казалось двумя грубо обработанными колоннами, на высоте в три человеческих роста неожиданно слилось в сплошной массив камня, устремляющийся дальше вверх и в глубину зала. "Светляки" поднялись еще выше, и Кери внезапно осознал, что это ничто иное, как передние лапы огромного каменного зверя. Желобки обозначили движение мощных мышц, а завитки на камне оказались прядями шерсти, струящейся по бокам. Свет поднялся еще выше, и стала наконец видна голова фигуры: острая морда с оскаленной зубастой пастью и треугольные уши.
   - Это что, собака? - спросил пораженный открывшимся зрелищем Кери. Но ответа не последовало. Обернувшись, он обнаружил, что Рэниар стоит перед статуей, не сводя с нее зачарованного взгляда. Вид у ловца был такой, как будто он увидел то ли выходца с того света, то ли любимого родственника, которого считал мертвым, а тот внезапно заявился живее всех живых.
   - Рэн? - встревожено переспросил Кери. Конечно, находка была изумительной, но причины такого сильного потрясения парень все-таки не понимал.
  "Кирон хранит Тьму, храм его стоит в северных ущельях, что глубже всех уходят в землю, и поклоняются ему в полночь, когда солнце на небе сменяется луной"
   - А? - советник с трудом оторвал взгляд от открывшегося перед ним зрелища. - Да. Это... собака. Там еще должны быть крылья.
   - Так проверь. "Светляки" у тебя.
   - Да. У меня, - послушно согласился Рэниар, но ему понадобилось еще некоторое время, чтобы достаточно вернуться к реальности и перейти к действию. Новая партия огоньков медленно взмыла вверх, освещая бок фигуры. Когда они поднялись достаточно высоко, стали видны огромные крылья, распахнувшиеся над спиной каменного изваяния.
   - Духи забытых богов, говоришь? - тихо сказал ловец. - А ведь байки-то почти не врали.
  
  
  Глава 5. Новые планы, старые карты.
  
  Время в Вороньем гнезде летело незаметно. Кейнари давно отвыкла от жизни в загородном имении, и сейчас с удовольствием наслаждалась всеми ее прелестями. Хотя и в столице она пользовалась большой свободой, но там за ней присматривала сварливая тетушка. Не в силах пресечь шалости девушки, она, тем не менее, постоянно донимала ее воспитательными беседами, чтением нотаций и причитаниями о несчастной судьбе сиротки. Вальрик Гвенаэль вовсе не уделял внимания воспитанию своей сестры и ее новой подруги. Несколько старых родственниц, составлявших компанию их жизни в замке, были глуховаты и большую часть времени проводили в креслах у камина, радуясь, что здешний хозяин позволяет им вести такой праздный образ жизни, не требуя взамен прилагать никаких педагогических усилий. Девушкам была предоставлена полная свобода.
  Если для принцессы радости загородной жизни были в новинку, Лиринел провела в Вороньем гнезде всю свою жизнь. Вальрик как глава десятого дома правящей ветви имел полное право на полное роскоши существование в столице, но почему-то им не пользовался. Выросшая в глуши, его сестра мечтала о шуме и суете Велентора и могла часами слушать рассказы своей новой подруги. Кейнари, правда, в конце концов надоело бесконечно пересказывать столичные сплетни, но тут на помощь пришла Тара: болтливая служанка с удовольствием дополняла истории госпожи и добавляла свои собственные. Некоторые из них были настолько неправдоподобны, что принцесса сильно подозревала: служанка бессовестно сочиняет. Но Лиринел эти истории приводили в восторг, и Кейнари не спешила разочаровывать подругу.
  Несколько раз ей пришлось рассказывать и историю своих злоключений, но девушка старалась при этом как можно скорее сменить тему. Окружающие понятливо не настаивали, полагая, что бедняжке тяжело вспоминать пережитый ею кошмар. На самом деле воспоминания вовсе не были Кейнари в тягость. Но она внезапно поняла, что, вероятно, не все детали произошедшего стоит сообщать посторонним. Оказалось, что Вальрик все годы знакомства с Рэниаром ломал голову над секретом его происхождения. То, что ловец родом из благородной семьи, было для него очевидно с самого начала: Рэниар и не стремился скрыть умение держаться и слишком хорошую для простолюдина образованность. Однако и свою принадлежность к дому Флаурос открыл Черному Графу только во время последнего посещения замка, причем эта информация была платой за оказанный Кейнари радушный прием. Наверное, девушке стоило спросить Фредегара, что именно из известного ей можно спокойно рассказывать обитателям Вороньего Гнезда, а о чем лучше умолчать. Но тогда она не догадалась, а теперь было поздно. Вот почему принцесса старалась не возвращаться лишний раз к пересказу своих злоключений.
  Это не мешало девушкам периодически упоминать братьев Флаурос в своих разговорах.
   - Обсуждать мужчин - святое право порядочных девушек, - со смехом утверждала Лиринел. Правда, как предмет обсуждения ее интересовал главным образом Фредегар. Рэниара юная Гвенаэль упоминала исключительно в сопровождении характеристик "хам", "нахал" и "этот гадкий тип". Ловца она просто терпеть не могла, и ее бесконечно раздражало, что брат не просто ведет с ним дела, но и принимает как человека, равного по происхождению. Но Вальрик хоть и потакал обычно любым желаниям единственной сестры, однако на свои решения влиять не позволял никому, о чем и не преминул сообщить девушке, когда та попыталась требовать, чтобы Рэниара не пускали больше в Воронье Гнездо. Лиринел об этом эпизоде упомянула почти вскользь и постаралась настолько сократить свой рассказ, что Кейнари всерьез заподозрила: именно обида на брата и ревность стали первопричиной ненависти девушки к ловцу, а его обычная манера общения лишь подлила масла в огонь.
  Тара тоже затаила на ловца обиду. Она очень хорошо помнила полученную от него отповедь и предложение оставить ее в лесу. Поэтому с Лиринел у них всегда была как минимум одна интересная обеим тема для беседы: ругать Рэниара.
  Кейнари поначалу искренне соглашалась со многими словами подруг, потом эта тема ей надоела, а с определенного момента она осознала, что бесконечное "перемывание костей" ловцу ее раздражает. Тем более что девушки явно перегибали палку. С тем, что Рэниар язва и нахал, принцесса была согласна. С тем, что он невоспитан и не умеет себя вести, можно было поспорить: ловец мог быть исключительно вежлив и корректен, когда ему это было нужно, а Лиринел и сама отнюдь не являла собой пример образцового поведения, чтобы так уж рьяно порицать малейшие отклонения от этикета в действиях других. Кейнари, не раз получавшая нагоняи от тетушки, знала за собой немало грехов в этом вопросе, поэтому осуждать окружающих не спешила. Но Лиринел, воспитанная как юная королева Вороньего Гнезда, похоже, полагала, что ей позволительно все.
  Совсем уж нечестными были обвинения Рэниара в трусости, глупости и бездарности. Кейнари готова была поклясться, что этот человек хоть и вел себя порой весьма нагло, вряд ли уступал в храбрости персонажам столь любимых обеими девушками и так жестоко высмеянных самим ловцом рыцарских романов.
  Конечно, пережитое не прошло бесследно для принцессы, и порой по ночам ей снились кошмары, в которых появлялась огромная белесая фосфорицирующая пиявка. Но спасение в этих снах всегда приходило: фигура в потрепанном сером плаще заслоняла жуткую тварь. Иногда сны были фантастичнее и страшнее реальности, светящийся "червяк" превращался в еще более жутких монстров или бесчисленные полчища чудовищ, справиться с которыми было совершенно невозможно. Однако и тогда за спиной ловца ей становилось абсолютно спокойно, словно это была прочная стена, отделявшая девушку от любой опасности. Действительно, нужно было отдать должное Рэниару: он мог сколько угодно высмеивать принцессу, но в случае настоящей опасности всегда первым делом приходил на помощь.
  Кейнари попыталась как-то возразить подруге и восстановить все-таки справедливость, но встретила абсолютное непонимание и обиду. Лиринел, похоже, совершенно не способна была выносить даже частичное несогласие со своими словами, поэтому принцесса сочла за лучшее вовсе свернуть разговор на эту тему. Однако терпеть подобное от Тары она не собиралась. Когда Лиринел радостно упорхнула куда-то, а служанка продолжила беззаботно щебетать, не забывая вставлять традиционные уже шуточки в адрес ловца, Кейнари резко оборвала ее:
   - Прекрати подобным образом высказываться о господине Рэниаре.
   - Но вы же сами говорили, что он нахал, - возразила Тара. - И госпожа Лиринел тоже.
   - Мы - другое дело, - категорично пресекла спор хозяйка. - Но служанка не смеет так говорить о благородном господине из знатного дома. Чтобы я больше от тебя такого не слышала.
  Тара надулась, но спорить не рискнула. В последнее время юная принцесса умела иногда приказать что-то таким тоном, что желания ей возражать не возникало ни у кого.
  Кейнари тут же задумалась о чем-то своем и так и не заметила, что на нее обиделись. Если раньше любая размолвка с Тарой стала бы для нее значимым событием, то после всего пережитого она заметно отдалилась от бывшей подруги. Разбежавшиеся после исчезновения родственников слуги, разоренное и разграбленное имение, бросившая ее в лесу с подвернутой ногой служанка, которую раньше девушка считала чуть ли не родной сестрой, - все это заставило ее несколько иначе взглянуть на окружающих.
  Впрочем, обитатели замка считали, что некоторая отстраненность девушки - следствие перенесенных потрясений, и по мере возможности старались ее развлекать. Лиринел часто устраивала для подруги конные прогулки. Живя в столице, принцесса не имела возможности развлекаться подобным образом. Тетушка была категорически против того, чтобы благородная девушка гуляла верхом без сопровождения близких родственников. При этом сама тетушка лошадей откровенно боялась и затащить и ее, и дядю Аднара в седло было практически невозможно. Поэтому даже на большие королевские охоты, где собирался весь цвет дворянства, Кейнари вместе с родичами выезжала в карете, с завистью глядя вслед лихо гарцующим всадникам и всадницам.
  Вальрик не имел ничего против самостоятельных прогулок сестры и ее гостьи. Разумеется, для безопасности их сопровождала целая кавалькада слуг, но они не мешали девушкам делать все, что им заблагорассудится. Черный Граф держал породистых эльганских лошадей, и две добронравные вороные кобылки были предоставлены в полное распоряжение Лиринел и Кейнари. Для принцессы это были едва ли не лучшие лошади, на которых ей за всю жизнь доводилось сидеть, хотя Фредегар Флаурос наверняка отметил бы, что лошадки простоваты и жирноваты.
  Иногда компанию девушкам составляли и гости замка. Вальрик был чем-то вроде самоназванного короля здешних мест, и в его имении постоянно ошивалось множество окрестных дворян. Хотя официально большинство из них не были вассалами дома Гвенаэль, но порядки, принятые в Вороньем Гнезде, строились по принципам отношений сюзерена с младшими домами, и все приезжающие по умолчанию их принимали.
  Один из молодых дворян подошел к Кейнари перед очередной поездкой. С Лиринел он почтительно раскланялся на расстоянии, и та приветственно помахала ему рукой. Затем молодой человек смущенно обратился к принцессе:
   - Доброе утро, благородная госпожа. Мое имя Гиньер, я еще не был вам представлен. Если вы и госпожа Лиринел не возражаете, я мог бы составить вам компанию во время прогулки...
   - Конечно, мы не возражаем, - вмешалась Гвенаэль и, лукаво улыбнувшись, подхватила подругу под руку и утащила ее к лошадям.
   - Боже, я уже не надеялась, что он решится наконец тебе представиться, - заговорщицки прошептала она принцессе на ухо.
   - Я что, такая страшная? - так же шепотом ответила Кейнари.
   - Не говори глупостей, - рассмеялась Лиринел. - Просто Гиньер вообще стеснительный, а в тебя он, кажется, влюблен еще с первого вечера.
   - Да? - изумилась принцесса, которая до сего момента вообще не замечала существования своего воздыхателя.
   - Если бы ты больше смотрела по сторонам, то давно бы увидела, - с уверенностью заявила ее подруга. - Но раз уж бедняжке наконец удалось обратить на себя твое внимание, то как он тебе?
  Кейнари обернулась и по-новому взглянула на юношу. Гиньер был немного выше ее ростом и, наверное, ненамного старше. Мягкие черты лица, светло-русые волосы и серые глаза создавали скорее приятное впечатление.
   - Ну, не знаю, - смущенно ответила принцесса. - Вроде бы ничего... Но, может, он дурак...
   - Вот и выяснишь, - снова рассмеялась Лиринел. - Если, конечно, бедолага не израсходовал весь запас своей смелости на то, чтобы тебе представиться.
  Как оказалось, запасы смелости Гиньера Гвенаэль недооценила. Юноша держался очень сдержанно и почтительно, но при этом активно участвовал в разговоре. Кейнари до сих пор редко удавалось побеседовать с мужчинами-ровесниками: гости в доме ее дяди все, как на подбор, были куда более почтенного возраста, а во время больших приемов тетушка бдила, как орлица над гнездом. Несколько молодых людей, которые с одобрения господина Аднара все же были ей представлены, породили у девушки стойкую уверенность, что никаких общих интересов с противоположным полом у нее быть не может.
  К ее удивлению, беседовать с Гиньером оказалось очень увлекательно. Юноша не надоедал ей обсуждением охот и качества оружия в ближайших лавках. О лошадях тоже особенно распространяться не спешил, хотя, по-видимому, толк в них знал. Сам он ехал длинноногом, но достаточно крепком сером мерине, причем к невысокой породности своего скакуна относился со здоровым юмором.
  Гиньер вообще не скрывал, что небогат, но явно не стыдился этого и не пытался красоваться. Для Кейнари это тоже было непривычным: в столице не располагать достаточными средствами считалось зазорным, и обнищавшие дворяне стремились прикрыть свое разорение демонстративным блеском приобретенной на последние монеты роскоши. Попадались и такие, кому уже не хватало средств для поддержания даже показательного лоска, зато доставало ума изображать из себя честных сынов страны, отдавших последнее на великие деяния и вынужденных терпеть нищее, но благородное существование. Такие непременно находили сердобольных покровителей, готовых осыпать золотом оклеветанных героев отечества, и зачастую вели достаточно обеспеченную жизнь.
  Новый знакомый оказался достаточно начитан, причем, к радости Кейнари, в круг его литературных интересов входили не только трактаты о военном деле и сельском хозяйстве, но и любимые девушкой романы. Впервые в беседе с мужчиной "Юный рыцарь Аруэл" оказался не жестоко осмеян, а довольно почтительно и благосклонно разобран. Хотя у самой принцессы в последнее время накопился целый ряд замечаний к автору: при столкновении с реальностью оказалось, что роман действительно жестоко привирал в некоторых деталях, о чем Кейнари честно сообщила собеседнику.
   - Конечно, некоторые неточности там встречаются, - искренне рассмеялся Гиньер. - Но это ведь художественное произведение, а не трактат о правилах организации походов по лесистой местности. Кому нужны достоверные подробности, если они отвлекут читателя от главной идеи? Романы все-таки говорят о чести, верности, дружбе - об идеалах, а не о том, что в лесу под ногами бурелом.
   - Один мой знакомый называл это "тупологовой упертостью", - мрачно буркнула девушка. Юноша снова засмеялся.
   - Вероятно, каждому свое, - примирительно сообщил он. - Может быть, вашему знакомому просто следует обратить внимание на иную литературу.
  После этого они еще несколько часов втроем с Лиринел увлеченно обсуждали романы. В замок Кейнари вернулась в необычайно приподнятом настроении и весь вечер была очень приветливой с Тарой, ни разу не вспомнив о том, что заставляло ее в последнее время отстраняться от служанки.
  На следующий день Гиньер снова появился, напросившись сопровождать девушек на прогулке в розарий. Во время обеда он приложил все усилия, чтобы сесть поближе к принцессе, насколько только позволяли правила замка, согласно которым гости за столом размещались строго в зависимости от значимости. Кейнари вынуждена была признать, что общество юноши ей более чем приятно. С ним можно было поболтать на любую тему и смело высказывать свое мнение, не боясь быть осмеянной. Лиринел только веселилась, глядя на подругу.
   - Ну что, ты уже не опасаешься, что кавалер слишком глуп для тебя? - подколола она принцессу. Кейнари зарделась и возмущенно посмотрела на Гвенаэль.
   - Шучу, шучу, - засмеялась та. - На самом деле, я за тебя рада. Эх, жаль, что ты уже помолвлена с командором - Гиньер был бы куда более приятной партией. Может, твои родственники еще передумают?
  Принцесса задумалась. Слова подруги ее озадачили. До сих пор она не вспоминала в Вороньем Гнезде о своей помолвке. Но и общение с новым знакомым воспринимала лишь как веселое времяпрепровождение, не строя далеко идущих планов.
   - Господин Фредегар - очень достойный человек, - наконец осторожно ответила она.
   - Да кто бы спорил, - кисло улыбнулась Лиринел. - Как мужчина он очень даже ничего. Только для тебя немного староват и зануден. А его главный недостаток - младший брат. Никому не пожелаю такого деверя, как этот хам Рэниар.
  Кейнари вздрогнула и согласилась, что иметь в близких родственника Рэниара - удовольствие более чем сомнительное.
   - И потом, - продолжала Лиринел, - у вас явно будут проблемы с наследованием. А что, - пояснила она, заметив удивленный взгляд подруги, - ты же принцесса, последняя носительница титула. Значит, твой старший сын должен стать главой дома Лорар. Но Фредегар - глава дома Флаурос, и тут уже не так-то просто будет определить, чей титул выше. Лорар, конечно, из правящей ветви, но вы всего лишь двадцать четвертый дом. А Флаурос - в своей ветви второй, когда-то они и вовсе были герцогами. Вероятно, один из титулов должен будет отойти первому сыну, другой - второму. А вдруг у тебя будет только один сын? Нет, как ни посмотри, дурацкий брак получается...
  Кейнари снова задумалась. Она никогда не вникала в вопросы наследования и не полагала, что ее замужество - настолько сложный вопрос.
   - Вообще, - продолжала подливать масло в огонь Гвенаэль, - ну какая из вас пара. Сколько командору лет? Хорошо за тридцать? Представь себе: через десять лет ему будет под пятьдесят, а ты будешь все еще молода и красива. Нет, определенно, я бы предпочла Гиньера.
   - Что же ты его не приберешь? - мстительно спросила Кейнари. Нет, по мере размышлений на эту тему девушка все больше приходила к выводу, что подруга права: Гиньер представлялся в роли ее мужа куда логичнее и проще, чем Фредегар. Но и такое активное сватовство не могло не вызвать желания подколоть собеседницу.
   - Во-первых, он влюблен в тебя, а не в меня, - резонно возразила Лиринел. - А во-вторых, как сестра главы дома Гвенаэль, я же не могу выйти за такого незнатного дворянина. Это тебе знатность мужа не важна, у тебя свой титул есть, - добавила она, возвращая подруге шпильку.
   - На самом деле, - после паузы примирительно сообщила Кейнари, - Гиньер действительно очень даже ничего. С ним всегда весело, и он очень вежливый.
   - Вот я и говорю, - обреченно всплеснула руками Лиринел. - Из вас такая прекрасная пара вышла бы! Слушай, может, мне попросить брата разыскать твоих родственников? Командор ведь даже не попытался их догнать! Может, они и уехали-то недалеко. А может, сразу вернулись, но тебя на постоялом дворе уже не было. Даже если они за границей, можно же их отыскать и попросить расторгнуть вашу помолвку. Наверняка, твой дядя согласился на этот брак под давлением командора. Не может же быть, чтобы, находясь в безопасности, он не понял своей ошибки! И в конце концов, его трусость не должна губить твою жизнь.
   - Знаешь, - призналась принцесса, - на самом деле, помолвка ведь ненастоящая.
   - Как это? - изумилась ее подруга. - Это тебе дядя сказал?
   - Нет, командор. Когда дядя с тетей уехали, господин Фредегар мне объяснил, что помолвка была фиктивной, ее придумали для того, чтобы защитить меня. Дом Лорар ведь не пользуется никаким влиянием, а невесту командора убивать вряд ли бы рискнули.
  Мысли о том, что не всякую информацию стоит сообщать окружающим, окончательно покинули девушку. Здесь, в Вороньем Гнезде, все были так добры к ней и по-настоящему заботились о ее судьбе. Да и потом, если командору хотелось, чтобы она помалкивала о чем-то, ему стоило прямо об этом сказать, а не заставлять принцессу догадываться. В любом случае, все интриги братьев Флаурос - это их личные проблемы, они не стоили того, чтобы ради них губить свое будущее.
  ***
   - Что-то еще, капитан? - Фредегар пытливо взглянул на Дериана. Все нужные бумаги были подписаны, но заместитель не спешил уходить.
   - Да, господин командор... - не очень уверенно откликнулся капитан. - Вы поручили мне изучить вопрос земельного архива.
   - Конечно, я помню, - оживился Фредегар. - И что вам удалось узнать?
   - Земельный архив на данный момент действительно курируется Министерством внутренних дел. Пятнадцать лет назад равный доступ имели также Казначейство и Военное министерство...
   - Но потом Руис подмял Казначейство под себя, а Военное министерство окончательно переключилось на игры в солдатиков, - кивнул командор. - Как я и подозревал. Ознакомиться с архивом незаметно от Руиса не получится. Как фиксируются посещения архива? Не заперли же его совсем.
   - Заявка на посещение подается в канцелярию Министерства внутренних дел, после рассмотрения визируется, затем возвращается заявителю для посещения архива. У меня возникла небольшая идея...
   - Я слушаю, капитан, - кивнул Фредегар.
   - Вы же знаете, что у меня в Гетене осталась семья, - осторожно начал Дериан. - Наше имение граничит с землями одного дома, с которым мы уже много лет не можем поделить небольшой спорный участок. С тех пор, как я служу в столице, родители неоднократно присылали мне письма с просьбами выяснить в столичном земельном архиве точную принадлежность этой земли.
  Капитан старался говорить сдержанно и деловито, но здесь невольно покраснел. Отец в письмах выражался, разумеется, совершенно иначе. Он искренне полагал вражду за небольшой овражек и две полянки делом чести своего дома, соседей-конкурентов именовал не иначе как "враги отечества" и слал младшему сыну многочисленные требования раздобыть доказательства "святой правоты нашего семейства".
   - И вы, разумеется, их просьбы все это время игнорировали, - понятливо усмехнулся командор.
   - Я не считал нужным никого беспокоить из-за ничтожного клочка выжженной степи, - честно ответил Дериан. Не только он сам, давно ведущий самостоятельную жизнь, но и занимающиеся имением старшие братья относились к этой проблеме скептически. Даже матушка в последнее время заметно охладела к папенькиной "священной войне": двое старших сыновей вполне обеспечили ее заботами об уже многочисленных внуках, а уехавший в столицу младший всегда давал отличный повод для беспокойства на тему "как же он там, без меня".
   - В последнее время... - продолжил Дериан, но смущенно запнулся.
   - Полагаю, с тех пор, как вы стали заместителем командора Королевской гвардии, просьбы стали куда более настойчивыми, - насколько мог серьезно предположил Фредегар.
   - Именно так, господин командор, - облегченно выдохнул капитан. - Поэтому выглядело бы вполне естественно, если бы я наконец уступил этим просьбам. Переписка велась через Почтовую службу, так что соответствующие чиновники Министерства внутренних дел наверняка в курсе.
   - Полагаете, вы сумеете получить в архиве материалы совершенно по другой провинции, не привлекая внимания?
   - Я постараюсь, господин командор. Если, конечно, вы одобрите мой план, - поспешно добавил Дериан.
   - Ну, разумеется, одобрю, - вздохнул Фредегар. Его заместитель уже вполне освоился на своей работе, никаких претензий у командора к нему не было. Но, высказывая нестандартные идеи, капитан до сих пор мялся и мямлил, словно ожидал, что его в любой момент заткнут и выгонят за сказанную глупость. Начальник никак не мог достаточно четко донести до его сознания мысль, что именно за способность выдавать подобные необычные мысли он и взял на это место приехавшего из провинции парня без протекции.
  Предыдущие командиры всеми силами старались вколотить в голову Дериана, что для жизни военного вполне достаточно устава и любые отклонения и дополнения наказуемы. Отчасти им удалось в этом преуспеть, и теперь командор тщательно и последовательно пытался избавиться от плодов их педагогических успехов.
  Фредегар старался самому себе в этом не признаваться, но ему страшно не хватало Рэниара. И дело было не только в сентиментальной привязанности к брату. Пока наследник дома Флаурос был лишь капитаном, это не было так заметно. Но когда на его плечи легли обязанности командора Королевской гвардии, проблема встала ребром. Ему нужен был человек, абсолютно преданный, но при этом способный мыслить самостоятельно, а не ждать приказа на каждом шагу. Для поддержания парадного лоска гвардейских подразделений было достаточно и тех исполнительных подчиненных, которые были в его распоряжении, но Фредегар планировал большее.
  Рэниару самостоятельности было не занимать всегда, она из него била ключом. Нельзя сказать, что правила были ему неведомы, он их великолепно знал, но не всегда считал нужным им следовать. Сотворить какое-нибудь форменное безобразие, при этом ювелирно вписавшись в то пространство, которое устав не прикрывал или которое нельзя было отследить, а при необходимости, оперируя параграфами того же устава, еще и блестяще доказать, что его действия были абсолютно верными и вообще он хотел, как лучше, - в этом младшему Флаурос равных было мало. Фредегару, как и Ристеру, в свое время понадобилось потратить много времени и усилий, чтобы научиться направлять эту самостоятельность брата в плодотворное русло. Но если заставить Рэниара следовать правилам было тяжело, то добиться собственных решений от тех, кто к ним был не способен, оказалось вовсе невозможно.
  Заместители не задерживались у командора, один за другим покидая этот пост, пока в один прекрасный момент его внимание не привлек молодой офицер из городской стражи. Фредегар и сам уже не помнил, что занесло его в столичное управление. В кабинете начальника стоял молодой человек в форме капитана. Вид у него был очень мрачный. Судя по всему, появление командора прервало большой разнос, устроенный подчиненному. Фредегар еще перед дверью брезгливо поморщился от оглушившего его вопля:
   - Уволю!!! Под суд отдам!!!
   - Что здесь происходит? - Флаурос не считал нужным скрывать, что подобные крики, по его мнению, не подобают никакому командиру, пусть даже в его подчинении оказались сплошные остолопы.
   - О, господин командор! - глава стражи почтительно вскочил и засеменил к дверям встречать важного гостя. Хотя Фредегар и не был его непосредственным начальством, безопасность в столице во многом обеспечивалась Королевской гвардией, и все службы обязаны были оказывать ей содействие. - Вы только посмотрите, что творят эти болваны! Он отдал обвиненному вещественное доказательство! Ну почему в стражу теперь набирают только полных идиотов?!
  Офицер лишь хмуро взглянул на начальника и вернулся к созерцанию ковра, внешне сохраняя вид внимательного слушателя.
   - Поясните, капитан, - негромко велел командор, решив, что проще быстро выяснить, в чем дело, чем полчаса слушать причитания начальника стражи о тупости подчиненных. Получив одобрительный кивок от командира, капитан сухо, но четко доложил:
   - Вчера на рынке поймали на воровстве портного из Суконного квартала. В предосудительных действиях ранее этот человек замечен не был, поэтому сегодня его в соответствии с законом о первой поимке высекли на площади и отпустили. Я отдал ему ту краюху хлеба, которую он пытался украсть.
   - Сентиментальности не место в нашей работе, капитан, - заметил Фредегар.
   - Так точно, господин командор, - офицер вытянулся, став, казалось, еще выше и еще прямее. - Но позвольте сказать. Хозяин портного задерживает его жалование, а у портного пятеро маленьких детей. Если он не раздобудет им еды, то все равно снова пойдет воровать.
   - Пойдет снова - отрубим руку, - взвизгнул начальник стражи. - С рецидивистами, не желающими оставлять преступный путь, у закона разговор короткий!
   - Да, но зачем самим очевидно толкать человека на повторение преступления? - не сдавался капитан. - Эту несчастную краюху все равно помяли стражники, пока ловили вора, потом ее изваляли по мостовой, ночь она лежала в участке... Торговец отказался забираться свой товар, сказал, что он уже испорчен. Нам этот хлеб тоже без надобности, мы бы его выкинули. Поэтому я решил, что проще отдать его портному.
   - Задача стражи - карать преступников, а не заботится о сытости чужих детей, - снова завопил начальник. Похоже, он считал, что чем громче сейчас орет на проштрафившегося подчиненного, тем большее одобрение командора заработает. Или этот человек просто не умел иначе разговаривать.
   - Карать - это прерогатива господа бога, - буркнул офицер, - а задача стражи - предотвращать преступления. Я и предотвращал.
  Глаза начальника стражи вытаращились от наглости подчиненного так, что почти вылезли из орбит. Похоже, он собирался перейти на ультразвук, но Фредегар не стал этого дожидаться.
   - Мне кажется, - сухо сообщил он, - действия капитана были вполне разумными и не заслуживают наказания. Хотя, безусловно, он действовал не в рамках инструкций, но страже часто приходится сталкиваться с необычными ситуациями и разрешать их самостоятельно.
   - Ох уж мне эта самостоятельность, - проворчал резко сбавивший тон начальник. - Допустим, сегодня он не вышел за рамки закона. Так завтра выйдет!
   - Что ж, - медленно произнес командор, - раз он вам не подходит, отправьте его на другое место службы. У меня возникла идея на этот счет, завтра я пришлю вам соответствующее распоряжение.
  Начальник стражи довольно заухмылялся, решив, что подчиненного сошлют куда-нибудь в провинцию. Капитан выглядел уныло: он пришел к тому же выводу. Командор тоже довольно усмехнулся, представляя себе лицо толстого командира, когда он узнает, куда именно переводят вызвавшего его недовольство стражника. Насчет полезности капитана Фредегар не был уверен, но досадить напыщенному идиоту было безусловно приятно.
   - Разумеется, - вернулся к реальности командор, - я завтра же напишу ходатайство, чтобы вас допустили в архив для разрешения земельных вопросов вашей семьи. В конце концов, если не сможете добыть нужные документы, хотя бы порадуете родителей, - пошутил он.
  Дериан сдержанно отдал честь и поспешно вышел, стараясь, чтобы Фредегар не заметил, как его заместитель смущенно покраснел: даже ради важного дела ему очень не хотелось позориться обнародованием своих семейных неурядиц.
  ***
  Земельный архив располагался в отдельном здании, притулившемся между Королевской библиотекой, караулкой для гвардейцев и задним фасадом Казначейства. Дериан никогда здесь не был. Впрочем, вряд ли стоило этого стыдиться: сюда вообще почти никто не ходил, кроме служивших здесь архивариусов.
  Показав стражникам на входе свой пропуск, капитан проследовал внутрь. Миновав несколько коридоров, он попал наконец в главный зал архива. Огромное помещение было сплошь заставлено высокими стеллажами. Их ровные ряды уходили куда-то вдаль, а узкие проходы между ними напоминали скальный лабиринт. Прямо у дверей примостилась стойка дежурного архивариуса. Сегодня это был мужчина средних лет с начинавшей намечаться лысиной. Многолетняя работа с бумагами наложила на него свой очевидный отпечаток в виде плохой осанки и испорченного зрения: на носу архивариуса красовались внушительные очки.
  При виде посетителя мужчина попытался горделиво приосаниться. Внимательно изучив пропуск, он тщательно сложил его, разгладив по всем сторонам, а затем снова повернулся к Дериану.
   - Ну-с, - внушительно вопросил он, - и что же вас интересует?
  Капитан вкратце изложил сюжет своей семейной земельной драмы.
   - Гетен у нас в северо-восточном углу хранилища. Все архивы провинций расположены в соответствии с реальной географией, - важно сообщил архивариус.
  Подхватив переносной фонарь, он величественно выплыл из-за стойки и направился вглубь помещения. Дериан покорно поплелся следом, не забывая периодически задавать робкие вопросы. Гвардейца беспокоило, удастся ли найти документы по столь ничтожному клочку земли в этом удивительном месте, где "столько много бумаг". Архивариус величественно посмеивался и снисходительно пояснял неофиту принципы организации архива, которые позволяли "найти даже план любимого сортира вашей прабабушки".
  Принципы, наверное, были разумными, но придумывали их люди, имевшие очень много свободного времени. Сначала нужно было свериться с картой, определить номер провинции, потом найти нужный алфавитный каталог, в этом каталоге отыскать местоположение на полках карты поменьше, затем снова совершить рейд к другому каталогу... Архивариус медленно, но уверенно двигался по раз и навсегда определенной колее, пока в какой-то момент привычный механизм не дал сбой. Несколько раз перебрав с десяток карточек, он обернулся в капитану.
   - А вы уверены, что правильно назвали расположение этого местечка?
   - Конечно, - безмятежно кивнул Дериан.
   - Но я не могу найти его в картотеке.
   - Может, вы чего перепутали?
   - Ничего я не перепутал! - возмутился архивариус и с гневным сопением вернулся к поиску. Он повторил несколько последних операций, но результат был таким же. Однако труженик архивной работы Дериану попался упорный, он не хотел сдаваться. Из упрямства сделав еще пару безуспешных попыток, архивариус решил пойти другим путем. Иная схема поиска была куда более сложной и требовала еще больше времени, однако и она результата не дала. Еще через полтора часа архивариус растерял всю свою солидность. Он выглядел, как промокший филин: служебная роба съехала на бок, волосы торчали во все стороны, а перекосившиеся очки с успехом играли роль вытаращенных совиных глаз.
   - Нету такого места! - с истерическими нотками в голосе сообщил мужчина.
   - Как это нет, когда папаша там каждый год картошку сажает, - возразил Дериан.
   - А карты говорят, что нет! - окончательно сдался архивариус.
   - А что ж мне делать? Меня же родственники скоро с потрохами съедят, - капитан выглядел действительно жалко. - Может, просто подряд все папки на полках посмотреть?
  Архивариус разгневанно уставился на гвардейца, напоминая теперь уже не просто мокрого, но еще и возмущенного филина.
   - Да вы хоть представляете, сколько здесь папок?! Даже если просматривать только документы по одной области - на это могут уйти недели!
   - Вот беда-то... - окончательно загрустил Дериан. - Но мне очень надо. Может, я все-таки попробую поискать?
   - Ищите, - щедрым жестом указал на бесконечные стеллажи архивариус и поспешил ретироваться.
  Капитан проводил его взглядом. Когда шаркающая фигура в балахоне окончательно скрылась за поворотом лабиринта из стеллажей, он развернулся и спокойно зашагал в другую сторону. Времени у него было много: даже при большом везении изучение всех папок подряд действительно должно было занять хотя бы несколько часов, чтобы выглядеть правдоподобно. На самом деле так много времени капитану было не нужно: в отличие от бедняги архивариуса он хорошо знал, что ищет.
  Когда через три часа он с торжествующим видом появился у стойки, дежурный не стал даже подниматься со стула, сочтя, что этот посетитель и так потребовал от него чрезмерных усилий.
   - И как, нашли? - скептически уточнил он.
  Дериан торжествующе взмахнул бумажкой.
   - Да! Представляете, оказывается, местечко называется Хильстон! Надо же, у нас его всегда называли Ольстон.
  "Идиот", - читалось на лице архивариуса. Впрочем, чего ждать от этих гвардейцев. Правильно мама еще в детстве говорила ему, что в армии слишком часто ушибаются головой и становятся полными дураками, поэтому думающему человеку нельзя посвящать себя военной карьере. Мужчина постарался как можно скорее снять копию с найденной капитаном бумажки и почти не глядя подмахнул пропуск, стремясь быстрее избавиться от надоевшего посетителя.
  ***
  Фредегар задумчиво грыз кончик пера. Посторонний наблюдатель подумал бы, что командор внимательно изучает лежащие перед ним документы, но на самом деле Флаурос не обращал внимания на бумаги. Он думал. В голове его крутились многочисленные факты и версии. Рэниар был прав: все происходящее, как бы бредово оно не выглядело, было кусками огромной головоломки, которая с каждым днем все очевиднее складывалась в единый рисунок, но пока что некоторые детали этого рисунка было сложно разобрать.
  Скрипнула дверь. Дериан неслышно возник на пороге, как всегда, очень прямой, застегнутый на все пуговицы.
   - Ну? - требовательно вопросил Фредегар. - Получилось?
  Капитан пытался выглядеть сосредоточенным и серьезным, но все-таки не смог удержать почти детской торжествующей улыбки.
   - Так точно, господин капитан.
   - Что ж, посмотрим, - командор решительно сгреб в сторону бумаги, освобождая место для пакета, который вытащил из-за пазухи Дериан.
  Большую часть пакета занимала подробная карта западной части провинции Вегейр. Фредегар в последнее время и так старательно изучил изображения тех мест, но на сей раз он решил не полагаться на память и вытащил из стола карту, привезенную им из Герары: по просьбе командора Сказочник перерисовал ему подробную схему Приграничья и Пустоши, обозначив предполагаемую область начала разрушения границ миров.
   - Жаль, что не будет возможности сходить в архив еще раз, - посетовал Фредегар, изучая бумагу. - Неплохо было бы получить полное описания нужной нам территории.
   - Если я правильно определил район, - откликнулся Дериан, - то там было расположено всего одно владение, и я прихватил документы, которые к нему относились.
   - Да вы превзошли даже мои ожидания, капитан! - похвалил командор, сличая карты. Схема Сказочника была достаточно подробной, и определить нужное место труда не составило. Действительно самый центр Пустоши занимала обведенная одной пунктирной линией область. В центре этих владений красовался жирный кружок с подписанным названием.
   - "Ридхейм", - прочел Фредегар. - Что ж, давайте посмотрим, что это за вшивый городок был.
  Он раскрыл папку, которая составляла оставшуюся часть принесенного Дерианом пакета. На титульном листе красовалась каллиграфическим подчерком выведенная надпись: "Ридхейм", а ниже буквы помельче гласили: "Родовое владение". Под надписью было изображение герцогской короны. Некогда каждый знатный дом владел цельной родовой территорией, но с тех пор все перемешалось. Богатые семьи могли иметь большие земли в разных частях страны. Однако лишь тот самый изначальный надел мог носить гордое название "родового владения" и передавался из поколения в поколения вместе с титулом дома, хотя в действительности мог давно уже не являться основным местом обитания семьи.
   - Интересно, кто же так нам удружил. Хотя да... мог бы догадаться, - хмыкнул Фредегар. Перевернув страницу, он разглядывал нарисованный на следующем листе щиток, исчерченный диагональными полосами: темно-зелеными и золотыми. - Цвета герцогов Руис.
  
  
  Глава 6. Два храма
  
  К тому времени, как Рэниар добрался до цели своего пути, Хальдиса и след простыл. Если, конечно, это действительно был он. Все последние годы поиски мага продолжались, но тот как в воду канул. И Вайнор, и Гердар до своей инвалидности тоже активно участвовали в них, но поскольку только Рэниар знал мага в лицо, при появлении любой зацепки прежде всего на место, где был замечен похожий на Хальдиса человек, старался успеть он. Впрочем, большинство сообщений оказывалось ошибочными. Несколько раз ловцу вроде бы действительно удалось напасть на нужный след, но маг все время успевал исчезнуть в неизвестном направлении еще до его прихода.
  Не добившись успеха в достижении первоначальной цели, в свое случайное открытие Рэниар вцепился, как клещ. Через месяц на развалины храма Кирона собралась чуть ли не треть Гильдии во главе со Сказочником. Старик, много лет не покидавший своего захламленного домика, внезапно встрепенулся и в категоричной форме заявил, что подобную находку он должен изучить лично.
  Вайнор, добравший до места, обнаружил целый лагерь. Ловцы расчистили начало каменного спуска, и теперь, чтобы попасть в храм, уже не нужно было слезать по веревке в дыру, достаточно было спуститься по лестнице. В подземной галерее вдоль стен были сложены многочисленные пожитки: запасы еды, вещи ловцов, инструменты, которые использовали при расчистке лестницы, мотки веревок. Внутренние помещения храма тоже изменились: повсюду были установлены горящие масляные лампы.
   - Левее, я же говорю: левее! - глухо доносилось откуда-то из глубины святилища.
  Войдя в главный зал, глава Гильдии увидел наконец Сказочника. Старик возвышался на верхней площадке высокой стремянки, которую двое молодых ловцов аккуратно двигали вдоль стены. Третий ловец бегал вокруг них, видимо, готовый в любой момент ловить Брегиса, если тот упадет. Упасть историк мог вполне: вместо того, чтобы хоть как-то держаться за хилую конструкцию, он азартно размахивал руками, в которых были зажаты какие-то бумажки и карандаш, и увлеченно вопил:
   - Мальчики, вас мама в детстве не учила, где лево, а где право?! Я же сказал: левее! Нет, теперь правее!
  Рэниар сидел в сторонке, жевал кусок хлеба и любовался этим цирком.
   - А ты уверен, что они его не уронят? - спросил Вайнор, приближаясь к нему.
   - Они не уронят, - меланхолично сообщил ловец. - Главное, чтобы он сам на них не упал. А то он иногда забывает, что не умеет летать, и пытается шагнуть со стремянки.
   - Но это же опасно, - еще больше забеспокоился Вайнор. Рэниар вздохнул.
   - Попытайтесь объяснить это Сказочнику. У меня не получилось.
  Глава Гильдии еще раз тоскливо посмотрел на творящееся безобразие и присел рядом с бывшим учеником. Со сварливым стариком вообще было трудно разговаривать. Рэниару лучше всех удавалось с ним ладить, и если уж у него не вышло угомонить Сказочника, значит, другим не стоит и пытаться.
   - Что он хотя бы раскопал? - спросил Вайнор. - Что-то интересное есть?
   - Говорит, да, - мрачно откликнулся Рэниар. - Но подробности из него не вытрясешь, пока он все не переведет.
   - Вообще все?! - ужаснулся Вайнор. Ловец только неопределенно хмыкнул. В отличие от храма птицепоклонников, который многократно горел и был сильно разрушен, подземный храм крылатого пса прекрасно сохранился. Судя по всему, его покинули несколько веков назад, и с тех пора нога человека здесь не ступала. Стены были почти сплошь покрыты рельефами с изображениями и надписями.
  Сказочник оказался прав: судя по встретившимся ему знакомым отрывкам, храмы действительно были парными. Уцелевшие тексты святилища Кирона позволяли восстановить то, что было уничтожено многочисленными набегами церковников в Сионе.
  Через несколько дней историк наконец начал сообщать какую-то информацию.
   - Здесь постоянно упоминается некая реликвия, - ворчал он. - Только я никак не могу разобрать, о чем именно речь. Но большинство рельефов, на которых изображены религиозные или магические действа, показывают в качестве центрального предмета всех церемоний сияющий ларец. Судя по всему, хранение этой реликвии и было главной задачей храмов.
   - Как она хотя бы выглядела? - мрачно спрашивал Рэниар.
   - Об этом нигде не говорится, - огрызался Сказочник и снова погружался в свои бумаги или лез на стремянку.
   - Все, теперь я точно понял, - торжествующе сообщил он в конце концов. - Реликвий было две, по одной в каждом храме. Вместе они составляли некий артефакт, который почему-то называют то зеркалом, то ключом. Именно этот предмет и считался инструментом, позволяющим поддерживать устойчивость границ миров.
   - И где эти реликвии теперь?
   - Понятия не имею, - Брегис сверился со своими записями. - Здешняя реликвия должна была находится там, под статуей пса, на алтаре. Сейчас там пусто. Либо ее унесли последние жрецы, когда покидали храм, потому что никаких признаков причиненного человеком ущерба тут нет, святилище было просто заброшено. Либо реликвию украли. Может быть, это и стало причиной того, что храм был покинут.
   - В дальних помещениях, - вмешался один из ловцов, - мы нашли два скелета. Эти люди, похоже, умерли прямо в постелях и так и не были похоронены.
   - Логичнее предположить, - рассудил Вайнор, - что последние жрецы так и умерли здесь, после чего храм был заброшен, а реликвия вполне могла исчезнуть позже. Или просто рассыпаться от времени.
   - Тогда были бы следы хотя бы разрушившейся вещи, - заспорил Сказочник. - Алтарь абсолютно пуст.
   - Ты хоть выяснил, что эта реликвия из себя представляла? - вставил Рэниар.
   - Понятия не имею, на изображениях она всегда внутри ларца. Но среди текстов на стенах я нашел целый трактат на тему правильного хранения предметов из металла с подробнейшим описанием средств борьбы и профилактики различных видов коррозии. Так что я полагаю, это был металлический предмет небольшого размера.
   - Что ж, продолжайте поиски, - распорядился глава Гильдии. - Я напишу в Бейль, пусть сюда пришлют магов. Если реликвия действительно была частью магического артефакта, возможно, они смогут найти его следы.
   - А, эти старикашки, - брезгливо скривился Сказочник. - Их не заставишь оторвать свои задницы от кресел, даже если обещать показать им за это все артефакты мира. Так они и вылезут из своих уютных норок, чтобы шастать по лесам. Да вы только произнесете слово "Тэрвел" - и они забьются в самый дальний угол, чтобы только их не трогали.
   - Старшее поколение, конечно, страдает некоторыми проблемами с выходом во внешний мир, - согласился Вайнор. - Но за последнее время несмотря на всю непопулярность этой профессии им удалось все-таки подготовить парочку молодых магов. Молодежь более легка на подъем и не запугана Инквизицией, ее проще соблазнить интересным путешествием.
   - Да, только уровень знаний у них не блещет, - продолжал ворчать Брегис.
   - Что имеем - с тем и работаем, - развел руками глава Гильдии. - Найдете реликвию сами - честь вам и хвала.
   - Мы, конечно, обыщем еще раз храм, - поджал губы Сказочник, - но я уверен, что это бесполезно и реликвии здесь нет. Нужно хорошенько изучить старинные хроники, не находил ли кто-нибудь в этих местах ранее магических артефактов.
   - Делайте, что считаете нужным, - подытожил Вайнор. - А нам следует заняться Сионой. Рэниар, ты сможешь поговорить с птицепоклонниками?
   - Разумеется, - кивнул ловец. - Брегис, сделай мне, пожалуйста, выписки тех кусков твоих переводов, которые касаются реликвии. Посмотрим, что знают об этом в Птичьем Гнезде.
  Вайнор немного помолчал, а потом спросил:
   - Может, мне пойти с тобой? Или птицепоклонникам это не понравится?
   - Ничего, потерпят, - не слишком вежливо отозвался о своих знакомых Рэниар.
   - Я думал, ты не согласишься, - удивленно признался глава Гильдии. - Обычно Птичье Гнездо отказывалось иметь дело с кем-либо, кроме тебя.
   - Обычно мы и храм Кирона не открывали. Теперь это уже не мое личное дело, а забота Гильдии. Жрецам придется с этим смириться.
  ***
  Путь до Птичьего Гнезда занял не так много времени. Два опытных ловца через пару недель уже шагали по горным тропинкам Сионы, приближаясь к городу птицепоклонников. Вайнор обычно работал западнее и в этой части провинции почти не бывал, дорогу показывал Рэниар.
  Птицепоклонники обосновались на высоких скальных уступах. Широкое горное плато с севера обрывалось отвесной стеной, господствуя над раскинувшимися внизу долинами. Некогда здесь находился огромный храмовый комплекс. Его каменные пирамидальные шпили до сих пор были видны путникам издалека. Но в действительности большая часть древних зданий была разрушена.
  За последние несколько веков церковь несколько раз предпринимала масштабные военные походы против "поганых язычников". Хотя в действительности птицепоклонники были отнюдь не единственными, кто поклонялся старым богам. По всей стране то здесь, то там можно было встретить остатки древних культов. Рыбаки Дуары и по сей день приносили небольшую часть свого улова в жертву чайкам, которых они считали воплощением шарков - капризных божеств ветра и моря. Но именно Птичье Гнездо издавна было объектом нападок церкви. Если других язычников нужно было еще найти и поймать за неподобающим, то птицепоклонники жили своим обособленным мирком. Они сохраняли многие обычаи старины, носили другую одежду, совершали обряды, резко отличающиеся от традиций прочего населения Сионы. К тому же, город птицепоклоников расположился на ничьей земле, и его можно было жечь без опасений вызвать недовольство хозяев. Те же дуарские рыбаки, находившиеся под защитой местных дворян, были в полной безопасности: вряд ли Флаурос или Иннис покорно смолчали бы, если бы церковникам пришло в голову устроить карательный поход против их подданных.
  И постоянные нападения, и резкое отличие образа жизни привели к тому, что община Птичьего Гнезда жила очень замкнуто. Остатки мощных каменных стен не защищали от военных набегов, но во время мирной жизни их вполне хватало для того, чтобы оградить птицепоклонников от вторжения посторонних. Окрестные крестьяне не особенно стремились в гости к странным соседям, сами же птиципоклонники, когда им было что-нибудь нужно, предпочитали самостоятельно спуститься в долину, чтобы обменять свои изделия на нужные товары.
  Тем не менее, в условиях постоянно нарастающего числа тварей услуги ловцов жителям Птичьего Гнезда оказались нужны настоятельно. Птицы не менее чутко, чем собаки, реагировали на приближение гостей из иного мира и всегда вовремя предупреждали птицепоклонников об опасности своей паникой, но помочь справиться с врагом не могли. Рэниар постоянно работал в этих местах и быстро сумел найти общий язык с настороженными хозяевами. По правде говоря, это было куда проще, чем подружиться с капризным и обидчивым главой дома Гвенаэль.
  До сих пор Рэниар был единственным ловцом, которого птицепоклонники всегда пускали на свою территорию и даже специально отправляли к нему посыльного в Герару, если помощь была нужна им настоятельно. Поэтому Вайнор с большим интересом разглядывал величественные каменные стены древней цитадели, которые ему впервые в жизни доводилось видеть так близко.
  Широкая вымощенная булыжником дорога крутыми изгибами поднималась вверх по склону. Две намного более поздние сторожевые башни выглядели скромно на фоне мощи древних развалин. Нижние этажи башен складывались из больших валунов, позаимствованных из старинной кладки, верхние были возведены уже из дерева. По склону, который вздымался сразу за сторожевыми сооружениями, живописно рассыпалось стадо коз: охранники разом приглядывали и за дорогой, и за животными.
  Несколько стражей вышло навстречу путникам. Птицепоклонники были одеты в длинные, доходящие до колен рубаки, перевязанные на поясе узкими ремешками. Подолы одежд, ворот и обшлага рукавов украшала яркая вышивка из чередующихся разноцветных зигзагов, треугольников, ромбов и кругов. Вооружены охранники были заточенными деревянными кольями, лишь у одного из них, видимо, самого главного, наконечник оружия был обит металлическим листом. У самого молодого парня с тобой также был примитивный лук.
   - Мы рады видеть вас, мастер Рэниар, - поприветствовал ловца старший из стражей. - Что привело вас к нам снова столь быстро? Хвала птице, после вашего последнего прихода у нас все спокойно.
   - Здравствуй, Марис, - откликнулся Рэниар. - Я пришел к жрецу Эрмису, у меня есть важные сведения для него.
   - А кто это с вами? - подозрительно уточнил охранник.
   - Мастер Вайнор - глава нашей Гильдии. У нас очень серьезный разговор для Эрмиса.
   - Что ж, - немного подумав, ответил Марис, отступая в сторону, - проходите. Мы доверяем вам, мастер Рэниар. Дорогу вы знаете.
  После башен тропа резко сворачивала в сторону и ныряла в тоннель. Когда-то здесь была вторая линия укреплений - мощный каменный вал, но со временем кладка расползлась, сооружение осело, покрылось землей. На остатках этого вала и паслись теперь козы. Облицованный камнем тоннель - единственное, что поддерживалось до сих пор в относительном порядке. Миновав его, ловцы попали на окраину Птичьего Гнезда.
  По обеим сторонам от дороги раскинулись поля, расположившиеся на искусственно возведенных террасах. За несколькими рядами этих террас виднелись крыши первых домов - довольно простых сооружений, построенных в основном из дерева. По мере приближения к центру города, выросшего на самой вершине, все больше появлялось каменных строений. На самой макушке скалы высились полуразрушенные шпили древнего святилища.
  Работавшие на полях жители отвлекались от своих дел и с интересом наблюдали за путниками. Младшего ловца они хорошо знали, но жизнь здесь текла столь однообразно, что появление любого пускай и не нового, но и не ежедневно мелькающего перед глазами лица было развлечением.
  Рэниар по мощеным улочкам-лесенкам провел Вайнора в центральную часть города. Новое святилище возвели на месте бывшей главной площади и первых храмовых построек, которых время и церковники полностью сровняли с землей. Высокий арочный проем вел в огромный идеально круглый двор. По краям под крытыми сосновыми ветками навесами расположились просторные клетки и насесты. Птиц здесь было множество. Жрецы годами собирали раненных и больных пернатых, лечили, некоторых отпускали потом на волю, но многие птицы так и оставались в храме: кто-то привыкал и сам возвращался в безопасное место к еде и знакомым людям, кого-то так и приходилось держать всю жизнь в клетке, потому что в диком лесу эти птицы были обречены погибнуть.
  Мирза хищно облизнулась, но даже не попыталась дернуться в сторону столь соблазнительной добычи: предупрежденный Рэниаром Вайнор взял ее на поводок, а рыжая была слишком умна, чтобы совершать попытки, заранее обреченные на провал. Кай мерно трусил рядом с хозяином, он уже привык к порядкам здешних мест. Ловцы прошли через двор и оказались в широкой галерее с колоннадой. Через несколько десятков шагов они достигли перекрестка: основной проход уходил вперед к главному залу святилища, а в стороны веером разбегалось несколько коридоров, которые вели в служебные комнаты и обители жрецов. Рэниар уверенно выбрал нужный, и вскоре ловцы уже стояли перед крепкой деревянной дверью.
  Им открыл прислужник. Не выказав никакого удивления, он проводил гостей в просторную комнату и исчез со словами:
   - Я немедленно позову жреца.
  Эрмис пришел почти сразу в сопровождении нескольких младших служителей. Это был высокий худой человек средних лет. Длинное одеяние, спускающееся до пола и расшитое традиционными орнаментами, делало его фигуру еще более тощей и нескладной.
   - Да хранит вас крылатый, мастер, - радушно поприветствовал он ловца. - Что заставило вас снова проделать длинный путь в нашу глушь?
   - Все ли благополучно у вас, жрец?
   - С тех пор, как вы в последний раз почистили окрестности города, - приветливо откликнулся Эрмис, - у нас все замечательно. Наши пернатые друзья совсем успокоились. Певчие птицы в храме снова начали петь по утрам, мастер! Значит, ни одной твари поблизости больше нет. Ваша работа, как всегда, безупречна. Но вы познакомите меня со своим спутником?
   - Мастер Вайнор - глава Гильдии ловцов. А Эрмис, - пояснил Рэниар, - один из верховных жрецов Птичьего Гнезда. Именно благодаря его поддержке мне удалось начать здесь работать и даже ознакомиться с рельефами древнего храма.
   - Вы преувеличиваете, - улыбнулся жрец. - Это нам как воздух необходим был хороший ловец, и крылатый послал нам вас, мастер. Конечно, верность традициям - это хорошо, но мы не можем жить полностью изолированно от другого мира, как ни хотелось бы этого некоторым излишне... хм... радикально настроенным жрецам. Что же привело вас на этот раз?
   - Помните ли вы те переводы, что были сделаны на основе уцелевших рельефов вашего храма? - перешел к объяснениям Рэниар.
   - Конечно, мастер! - всплеснул руками Эрмис. - Я частенько перечитываю их. Благодаря вашим заботам хоть крупица утерянных знаний смогла вернуться в эти стены.
   - Так вот, мы нашли упоминаемый там второй храм, посвященный крылатому псу.
   - Где? - изумился жрец.
   - Как и предполось, он был в Тэрвеле.
   - Да хранит вас крылатый, мастер! Оба крылатых, раз и второй храм открылся вам. Не иначе как древние боги покровительствуют вашему поиску. Я сегодня же сообщу совету жрецов об этом радостном событии. Позволено ли нам будет узнать расположение святилища и посетить его?
   - Конечно, Гильдия покажет вам его, - ответил Рэниар, переглянувшись с Вайнором.
   - Наше учение отличается от того, во что верили наши предки, - пояснил Эрмис, - но все же это великая честь - получить возможность поклониться тому, кто некогда был собратом нашего божества. Сильно ли пострадал этот храм? - с тревогой осведомился он.
   - Он практически невредим, - успокоил жреца ловец. - Все это время храм был скрыт под землей, что уберегло его от вторжения людей. Библиотека то ли не сохранилась, то ли мы ее пока не нашли, но все рельефы на стенах в прекрасном состоянии, что позволило нашему историку узнать немало интересного.
   - Что именно?
  Если до сих пор Эрмис был обрадован известиями, то на последних словах Рэниара он внезапно напрягся. Это не ускользнуло от внимания Вайнора, который с интересом следил за беседой.
   - В текстах постоянно упоминается некая реликвия, - как ни в чем не бывало продолжил младший ловец. - В паре с еще одним предметом, находящимся в храме птицы, она должна была составлять ключ. Вы ничего не слышали об этом, жрец?
   - Н-нет... Боюсь, что ничем не могу вам помочь, - Эрмис заметно смутился.
   - Я знаю вас не первый год, и врать вы абсолютно не умеете, - с сожалением сказал Рэниар, хотя выражение его лица совершенно не соответствовало словам. - Так что не расскажете ли вы нам, что жрецам птичьего Гнезда известно о реликвии?
  Вайнор прекрасно знал характер своего бывшего ученика, и всегда искренне сочувствовал тем, кому не повезло вызвать подобный род интереса у Рэниара. Главе Гильдии это напоминало профессиональное любопытство некоторых фанатиков-медиков, которые, увидев интересный экземпляр, не уймутся, пока не поймают, не вскроют и не узнают, что у забавной зверушки внутри. Его ученик, конечно, никого не вскрывал, но умел настолько душу вынуть своими каверзными расспросами, что жертвам было не легче. Впрочем, у Эрмиса, как говорится, "ларчик открывался просто", и оказалось достаточно малейшего нажима.
   - Это важнейшая тайна храма, - мрачно сообщил он. - Вам вообще не должно было стать известно о ней, мастер!
   - То есть все это время, пока мы носились в поисках информации, вы знали о реликвии и молчали? - жизнерадостно уточнил ловец. Слишком жизнерадостно.
   - Я же сказал, это главный секрет нашего святилища, - упрямо повторил Эрмис. - Мы и так позволили вам срисовать рельефы и перевести их, но сейчас вы просите о невозможном. Лишь посвященным высшего ранга позволено знать о таких вещах.
  Рэниар возвел глаза к потолку. Вайнор знал, что он сейчас считает... судя по выражению его лица, как минимум, до ста.
   - Мне кажется, вы не вполне понимаете суть происходящего, - глава Гильдии почувствовал, что пришло время и ему вступить в разговор. - Мы ни в коем случае не претендуем на ваши святыни. Но речь сейчас идет о спасении мира, и нам просто необходимы магические артефакты, находившиеся в древних храмах. Восстановить границы миров и избавиться от тварей - это общая задача. Если мы не сможем остановить процесс, погибнут все.
   - Крылатый не допустит этого, - выдохнул жрец.
   - Правда? - рыкнул Рэниар. - Что-то он не спешил защитить вас от тварей, вы помчались за помощью к ловцам.
   - На все воля крылатого, он послал нам помощь в той форме, в какой нам проще было ее принять, - гнул свое жрец.
   - Тогда несомненно он поможет вам исправить все происходящее при помощи реликвии, - спокойно вставил глава Гильдии. - Это же, в конце концов, главная цель существования вашего культа.
   - Мы лишь храним, - смутился Эрмис. - Знания о реликвии давно утрачены...
   - Вы издеваетесь? - застонал Рэниар.
   - Но вы же умный человек, - эхом откликнулся Вайнор. Он терпеть не мог, когда бывший ученик вовлекал его в эту игру со злым и добрым ловцом, но вынужден был признать, что часто эта тактика действительно была эффективной. Жрец сдался окончательно.
   - Я и правда ничем не могу вам помочь, - признался он. - Мы ничего не знаем, и реликвии все равно у нас нет.
   - А где она? - хором спросили ловцы.
   - Не могу я вам сказать, - мрачно буркнул Эрмис, покосившись в сторону молчаливых младших служителей. - Ее давно нет в храме, уже несколько поколений.
   - Опять великая тайна? - устало вздохнул Рэниар.
   - Ну, уж вам-то, мастер, точно нужно спрашивать не у меня, - резко ответил жрец. Ловец озадаченно замолк, соображая, на что намекает собеседник.
   - О, - печально усмехнулся Эрмис, - мы же всегда прекрасно сознавали, что на словах вы на нашей стороне, а в действительности так же водите знакомство и с этим предателем, святотатцем и презренным вором.
  С этими словами жрец поднялся и слегка поклонился.
   - Мне пора возвращаться к своим обязанностям. Я надеюсь, что эта размолвка не станет препятствием к нашему дальнейшему общению, мастер, и что приглашение посетить открытый вами храм все еще в силе.
   - Безусловно, - без особого энтузиазма откликнулся Рэниар и тоже поднялся. Вайнор последовал его примеру, и ловцы направились на выход.
   - Ты хоть знаешь, куда мы идем? - с сомнением уточнил глава Гильдии, когда они покинули здание святилища.
   - Да, - кивнул Рэниар. - У Птичьего Гнезда многолетняя смертельная вражда с домом Гвенаэль. А я-то все голову ломал, в чем дело! "Предатель, святотатец и презренный вор"! Не иначе как кто-то из предков Вальрика ухитрился спереть у птицепоклонинков реликвию. Интересно, он ее хотя бы сохранил?
  
  
  Глава 7. Птичий переполох.
  
  Гиньер приходил почти каждый день. Возможно, размеренная провинциальная жизнь поместья давно надоела бы Кейнари, но юноша не позволял ей заскучать. Он составлял девушкам компанию в конных прогулках или во время чаепитий в саду. Несколько раз к ним присоединялся и Вальрик, благожелательно смотревший на развлечения молодежи. По началу Гиньер немного оробел от такого близкого общения с хозяином замка, но быстро освоился и в конце концов осмелел настолько, что преподнес Кейнари небольшой букетик лесных фиалок.
   - Гиньер - настоящий рыцарь, - признала принцесса, осторожно поправляя поставленные Тарой в вазу цветы. - Такой внимательный и вежливый! Не то, что всякие вроде Рэниара!
   - Нашла, с кем сравнивать, - рассмеялась Лиринел. - У тебя что, других персон для сравнения не нашлось? Ставить на одну доску Гиньера и Рэниара - все равно что породистую гончую и блохастую дворняжку!
  Кейнари пожала плечами. К принятым здесь постоянным упоминаниям собак она была непривычна. Тем более, если уж говорить о происхождении, рядом с братом главы дома Флаурос дворняжкой выходил как раз Гиньер... Что его отнюдь не портило!
  Принцесса недовольно нахмурилась. Выходило, что в своих рассуждениях она юношу вроде бы оправдывает, хотя в действительности все должно было быть совсем не так. Пускай его родословная и не столь славная, как у иных нахалов, это не делало Гиньера хуже. И вовсе не потому, что у Кейнари "и свой титул есть", как говорила Лиринел. Слова подруги выглядели вполне разумно, но как-то слишком уж цинично. Нельзя же обсуждать человека, как породистую лошадь. Пусть молодой человек и не может похвастаться знатностью рода, зато тактом и воспитанием даст сто очков вперед Рэниару.
  "Вот приехал бы командор, - фантазировала принцесса, - можно было бы познакомить его с Гиньером, он бы мигом оценил его. Может быть, ему было бы даже стыдно за брата в сравнении с ним!"
  Эта мысль настолько понравилась девушке, что она порой возвращалась к ней, представляя себе Фредегара, с интересом беседующего с Гиньером. Грустящий в сторонке всеми забытый Рэниар виделся уже не так ярко: фантазия отказывалась рисовать такую картинку, а здравый смысл едко подсказывал, что проще вообразить тварь на поводке с розовым бантиком, чем младшего Флаурос в подобной роли.
  Со временем былые обиды забывались, и фантазия постепенно становилась сговорчивее. Возможно, в конце концов Кейнари и вовсе уговорила бы ее представить Рэниара в желаемом облике, если бы в один прекрасный день он не объявился в Вороньем Гнезде собственной персоной безо всякого предупреждения. Принцесса прогуливалась в саду в сопровождении Гиньера и Тары, когда на дальней дорожке мелькнула знакомая фигура в сером плаще, сопровождаемая бело-рыжей собакой. Рядом с младшим Флаурос шагал еще один ловец - пожилой спокойный мужчина с седеющими темными волосами. Рядом с ним рысила еще одна рыжая собака размером помельче, чем Кай.
  Кейнари сама удивилась тому, насколько ее взволновало появление Рэниара. Спокойная размеренная жизнь в замке казалась уже привычной, но в этот момент девушка почувствовала себя, как путешественник, давно живущий в чужой стране и внезапно увидевший нечто, связанное с родным домом. Впрочем, радость тут же улетучилась, стоило ловцу подойти и открыть рот.
   - О, тебя еще не съели? - небрежно спросил он.
   - Кто бы говорил, - огрызнулась принцесса.
   - Я не съедобный.
   - Да, точно, я и забыла, - фыркнула девушка. - Бедные твари бы отравились.
  Второй ловец с большим интересом глянул на Кейнари, потом на Рэниара, но влезать в разговор не стал. Гиньер же в первый момент просто потерял дар речи от такой наглости.
   - Да как вы можете, - наконец выдавил он.
   - Что именно? - нарочито любезно уточнил ловец.
   - Так разговаривать с дамой!
  Рэниар смерил юношу взглядом, хмыкнул и, развернувшись, зашагал в сторону замка.
  Гиньер перевел потрясенный взгляд на Кейнари.
   - Да, он всегда такой, - махнула рукой принцесса.
   - Но как так можно?! Как можно вообще позволять таким людям приходить сюда?
  Девушка вздохнула. Она внезапно почувствовала, что ей лень объяснять. Саму ее манера общения Рэниара уже не возмущала, скорее это был привычный обмен шпильками, тем более что она понимала: ловец язвит скорее по привычке, чем с настоящим желаним задеть. Когда он хотел обидеть, его шуточки бывали куда менее безобидными. Но Гиньер кипел праведным гневом, не понимая, что в данный момент его дама в защите особенно и не нуждается. Кейнари поняла, что ей совсем не хочется увидеть перепалку своего поклонника с ловцом, победить в которой у Гиньера не было ни малейшего шанса.
   - Неужели вас это совсем не возмущает? - удивленно вопросил юноша.
   - Нет, - коротко отрезала принцесса, пресекая дальнейшее обсуждение этой темы. По крайней мере, у Рэниара было одно неоспоримое преимущество: ему не нужно было все время все объяснять.
  Гиньер, поняв, что чем-то вызвал недовольство Кейнари, растерянно захлопал глазами и замолк.
  ***
  Вальрик еще с утра уехал инспектировать свои владения. Его возвращения ожидали ближе к вечеру, поэтому ловцы, посетившие Воронье Гнездо ради деловой беседы с его хозяином, вынуждены были его дожидаться. Они, видимо, воспользовались возможностью передохнуть после долгого пути, поэтому в течение дня Кейнари оказалась избавлена от их общества.
  Гиньер тоже куда-то ушел, сославшись на необходимость забрать у мастера какой-то заказ. Он все еще был немного печален, и принцессу начали даже терзать угрызения совести за то, что она так рявкнула на него утром. В конце концов, виноват во всем был, конечно же, Рэниар, и не стоило так срываться на ни в чем неповинном поклоннике, который, в общем-то, пытался быть настоящим рыцарем.
  Лиринел запоем читала какой-то новый роман, поэтому Кейнари весь день была предоставлена самой себе. Замученная бездельем, она в конце концов спустилась в большой зал замка. До ужина оставалась еще пара часов, и обычно в такое время здесь было пустынно, но на сей раз в зале царило непривычное оживление.
  Рэниар пристроился в кресле у камина, задумчиво потягивая из бокала вино. Чуть в стороне его старший коллега беседовал со здешними ловцами. Они обступили его, с большим интересом о чем-то расспрашивая. Хотя у Кейнари не было случая перекинуться с этим человеком и парой слов, даже издалека он производил приятное впечатление и вызывал доверие. Спокойный и доброжелательный, он обстоятельно что-то объяснял, и по довольным лицам слушателей можно было заключить, что им все становится понятно. Несмотря на неторопливость, он не выглядел медлительным. Напротив, каждое его движение было настолько точно выверено, что Кейнари сразу подумалось - он должен быть отличным ловцом.
  С ловцами девушке разговаривать было не о чем, развернуться и уйти выглядело бы глупо, поэтому волей-неволей ей пришлось направиться к камину. Рэниар, похоже, действительно задумался и не заметил ее приближения.
   - Сегодня вы не пользуетесь успехом у местных, как я посмотрю, - ехидно заметила принцесса. Тут из-под кресла раздался отчетливый угрожающий рык.
   - А ну, тихо, - рявкнул ловец, моментально возвращаясь к реальности. Недовольная рыжая морда скептически покосилась на него, но все-таки скрылась обратно под кресло. Вайнор тревожно обернулся, даже сквозь гул голосов в зале разобрав рычание своей собаки, но Рэниар успокаивающе махнул ему рукой. Правда, ногой он при этом бесцеремонно задвинул рыжую в самый дальний угол - от греха подальше. Собака недовольно заурчала, но послушно отодвинулась.
   - Это Мирза, - мрачно сообщил Рэниар. - К ней лучше близко не подходить.
  Кай, дремавший до этого перед камином, поднял голову, интересуясь, что происходит. Так и не поняв, на кого ругается мать, он встал, подошел к Кейнари и уткнулся лбом ей в колено. Девушка почесала рыжего за ухом. Мирза недовольно заворчала уже на сына.
   - А почему она злится? - уточнила принцесса.
   - Потому что редкостная с... стерва. Так что ты там говорила?
   - Ничего, - поспешила заверить Кейнари, понимая, как глупо прозвучит повторенная шутка. - Ой, Гиньер! - с радостью отвлеклась она, увидев входящего в зал юношу.
  Гиньер, похоже, действительно посетил оружейника. На плече у него красовалось новое приобретение - великолепная перевязь из тисненной кожи, поддерживающая ножны меча. Такое оружие было сейчас в большой моде у провинциальных дворян. Длинные слегка изогнутые клинки напоминали ловчие кинжалы. Это в столице на ловца косились, как на отребье. Здесь, вдали от Велентора, на них смотрели как на спасителей, и даже дворяне стремились во многом им подражать.
  Ножны, обтянутые красной кожей, были обиты овальными медными заклепками. Такое украшение, как узнала в Вороньем Гнезде Кейнари, тоже любили ловцы. У Рэниара ножны были очень простые, без излишеств, только тонкие стальные пластины укрепляли их в самых уязвимых местах - на конце и около устья, куда входил клинок. У Вайнора, как заметила Кейнари, оружие тоже было безо всяких украшений. Зато ловцы Вальрика, живущие в Вороньем Гнезде, действительно очень любили узоры из медных заклепок.
   - Как я выгляжу? - гордо спросил Гиньер.
  Принцесса, конечно, подумала, что юноше совсем не нужен такой меч, он же не ловец. Но говорить этого вслух, конечно, не стала. В конце концов, а зачем ей кружевные оборочки на лифе платья? Мода не обязана руководствоваться логикой. Так что она собиралась сказать, что выглядит Гиньер просто замечательно, но не успела.
   - Как идиот, - охотно отозвался Рэниар, которого никто и не спрашивал.
   - Это почему? - надулся юноша.
   - А зачем кочерга?
   - Это меч!
   - Ах, меч... - ловец так старательно изобразил понимание, что убить его захотелось с удвоенной силой.
   - Нет, а что вам не нравится в моем новом мече? - Гиньер не собирался сдаваться и готов был отстаивать честь своего нового приобретения.
   - Вот именно. Так сейчас носят, - поддержала его Кейнари и тут же прикусила язык, поняв, к чему Рэниар прицепится.
   - Носят? - не заставил ждать тот. - Тут спорить не буду, я не слежу за модой последние лет десять. Я-то по глупости полагал, что меч - вещь функциональная.
   - И что с ним не так?!
   - Да все прекрасно. Кроме формы. Ну, и всего остального...
   - Полагаете, им нельзя пользоваться?!
   - Почему же, можно, - покладисто согласился ловец и тут же добавил: - Любым куском металла, в принципе, при желании и должном умении можно убить человека. И палкой можно. Да голыми руками тоже можно, в конце концов. Но если рассуждать с точки зрения искусства фехтования, этот выкидыш местного кузнечного промысла крайне неудобен и в бою все равно сломается.
   - А вот и не сломается, - торжествующе возразил Гиньер. - Это "белая сталь", а не какой-нибудь мусор!
   - Да ладно, - недоверчиво скривился Рэниар, - так уж прямо "белая сталь".
   - Пожалуйста, смотрите, - юноша вытащил клинок из ножен и продемонстрировал его собеседнику. Ловец скользнул взглядом по клинку и помрачнел. Гиньер довольно улыбнулся, удовлетворившись тем, что уел собеседника, а вот Кейнари стало как-то не по себе. Она почувствовала, что сейчас ловец по-настоящему разозлился, хотя и не понятно, из-за чего именно.
   - Почему она белая-то? - постаралась она разрядить обстановку. - Обычная серенькая. Еще и с разводами какими-то...
   - Так в этих разводах самая ценность, - с готовностью откликнулся Гиньер. - "Белой" ее называют за особо высокое качество. Такую сталь умели делать только в западных провинциях, которых теперь нет. Поэтому ее секреты утеряны. Несколько разных кусков стали брали и ковали вместе, получался такой вот рисунок от разных слоев металла.
  Рэниар застонал.
   - Что, не так? - оскорбленно уточнил юноша.
   - Нет! То, о чем ты говоришь, - это вообще сварные бейльские стали. Их производство не прекращалось. А "белая сталь" - это литой композит, получаемый при помощи сложного процесса литья и обработки стали. Его действительно умели делать только в Лансе и его окрестностях, и, хотя мастера, знающе секреты производства, еще живы, у них нет специальных печей и нужных ингредиентов, так что "белую сталь" действительно больше не производят, только преределывают старые клинки.
   - Я что, кузнец, чтобы в таких тонкостях разбираться? - недовольно буркнул Гиньер. - Откуда мне их знать?
   - Мне преподавали основы металлургии, - злорадно сообщил Рэниар. - В Веленторе это входило в курс обязательного обучения детей.
   - Ну, уж простите, что мы тут в нашей глуши у столичных наставников не обучались, - огрызнулся юноша и замолк. Кейнари видела, что он действительно расстроился. Одно дело просто проиграть ловцу в остроте языка - Гиньер способен был оценить свои силы и понять, что тягаться здесь с Рэниаром мало кто может. Но на самом деле не знать чего-то об оружии было обидно.
   - Да какая разница, как это сделано, в конце концов, - вмешалась она, желая поддержать Гиньера. - Главное, что красиво.
   - Красиво?! - снова вскинулся успокоившийся было ловец. - "Белая сталь" не для красоты делается, это металл высочайшего качества! И некоторые ловчие клинки просто невозможно сделать из чего-то другого. Я совсем недавно тренировал Кери - дельный умный парень с хорошей подготовкой, ему бы качественное оружие, а не ту дрянь, с которой он сейчас работает, только "белой стали" нигде не достать. А тут ее перевели на какую-то кочергу с украшалками - это за гранью моего понимания! Молчать, Мирза!
  Услышав, что Рэниар повысил голос, рыжая выглянула из-под кресла, прицениваясь, не стоит ли ей наказать тех, кто вызвал неудовольствие ловца. Среди присутствующих она тут же безошибочно определила Гиньера как источник неприятностей. Если бы не команда, вероятно, юноше бы не поздоровилось, а так Мирза просто улеглась, уставившись на него в упор тяжелым немигающим взглядом и иногда многозначительно облизываясь.
  Кейнари осторожно подергала юношу за рукав, намекая, не стоит ли им отойти. Ей казалось, что не следует искушать лишний раз судьбу. И Рэниар, и собака были сейчас, похоже, в весьма кровожадном настроении.
  Стоило молодежи ретироваться, как рядом возник Вайнор. Он, оказывается, уже давно покинул ловцов и прислушивался к разговору у камина.
   - Ну и за что ты гнобишь мальчика? - вкрадчиво осведомился он.
  Рэниар буркнул что-то недовольное себе под нос.
   - В твоем возрасте уже пора научиться ухаживать за девушкой другими способами... - наставительно сообщил Вайнор, с трудом сдерживая улыбку.
   - Чего?!
   - Все, молчу-молчу! - рассмеялся старший ловец.
  Бывший ученик одарил его гневным взглядом, но главу гильдии это не впечатлило.
   - Она вообще невеста моего брата, - недовольно проворчал Рэниар, так и не добившись желаемого эффекта.
   - Правда? - скептически уточнил Вайнор.
   - Нет. Но это не отменяет необходимости мне за ней присматривать. Что?! Откуда вы вообще глупости всякие берете-то? - возмутился он.
   - Я же с тобой не спорю даже, - улыбнулся старший ловец.
   - Да конечно, вы не спорите, - сварливо откликнулся Рэниар. - Вы просто многозначительно ухмыляетесь.
   - И от кого бы мне научиться, - иронично заметил Вайнор. - С кем поведешься, знаешь ли. Но девочка тебе нравится, - добавил он.
  Флаурос со стоном закатил глаза.
  ***
  Хозяин замка вернулся перед самым ужином. Имение всколыхнулось с его прибытием, забегали слуги, оживились гости в предвкушении трапезы. Несмотря на суету Рэниар ухитрился каким-то образом ненавязчиво и вроде бы совершенно случайно попасться по дороге Гвенаэлю почти у самых дверей, но тот сумел отбиться и уйти в свои покои.
  Ужин проходил в каком-то едва заметном напряжении. Вроде бы все шло, как обычно, только Рэниар был непривычно молчалив и задумчив. На едкие подколки Лиринел он лишь рассеянно кивал, зачастую невпопад. Старший ловец тоже помалкивал и внимательно присматривался к Черному Графу.
  Когда трапеза подходила уже к концу, Гвенаэль решительно отодвинул тарелку.
   - Что ж, - светски улыбнулся он присутствующим, - полагаю, ужин был неплох, пора отправляться ко сну.
   - Вальрик, вы обещали мне разговор, - напомнил Рэниар.
   - Да? - вздернул рыжую бровь хозяин замка. - Ну, тогда я вас слушаю.
   - Вы обещали мне разговор наедине, - терпеливо продолжил ловец.
   - У меня совершенно нет времени, мастер, - неискренне огорчился Гвенаэль
   - И потом, у меня нет секретов от присутствующих.
   - Правда? - Рэниар позволил себе такую микроскопическую долю язвительности, что можно было даже не заметить, но Черный Граф, конечно, ее не пропустил.
   - В любом случае, у меня просто совершенно нет другой возможности, - заявил он. - И завтра с утра я уезжаю. По делам. Столько хлопот, знаете ли, с этим имением...
  Рэниар окинул взглядом зал. Все собравшиеся с интересом таращились на происходившее за хозяйским столом.
   - Что ж, как угодно, - медленно протянул он. - Я хотел бы поговорить с вами о том, что связывало в прошлом дом Гвенаэль с птицепоклонниками.
  Вальрик, как раз собиравшийся пригубить свой бокал с вином, едва не поперхнулся. Сидевший недалеко от хозяина пожилой родственник в ужасе вытаращился на ловца и отчаянно отрицательно замотал головой.
   - Не желаю это обсуждать, - категорично заявил Черный Граф.
   - Я тоже, - кивнул Рэниар. - Но приходится.
   - Я же сказал...
   - Меня не интересуют подробности, честно говоря. Но, судя по всему, причиной конфликта стал некий магический артефакт, который перешел в собственность вашего дома.
   - Вы обвиняете мой дом в краже?!
   - Даже не думал, - на этот раз ответ был дан безукоризненно сдержано, даже самый обидчивый собеседник не сумел бы выискать в тоне ловца какие-либо намеки. - Этот артефакт все еще хранится у вас?
   - Возможно, - пространно ответил Вальрик. - Зачем он вам?
   - Вы же знаете, Гильдия поддерживает магов, и нашим магам потребовался этот предмет.
   - Настолько, что они погнали через половину страны советника Гильдии и его главу? - скептически уточнил Гвенаэль. - Вы недоговариваете, мастер. Хотите убедить меня, что даже не знаете, для чего вам этот артефакт? Не считайте меня идиотом! Я не чета вашим дружкам из Птичьего Гнезда, меня вы не заставите плясать под вашу дудку.
   - Вальрик, вам лишь кажется, что вас хочет кто-то оскорбить, - по-прежнему очень спокойно ответил Рэниар. Лиринел громко презрительно фыркнула, показывая свое отношение к его словам.
   - Артефакт абсолютно бесполезен для вас, - вмешался Вайнор. - Возможно, наши маги тоже не смогут ничего интересного из него вытянуть, но почему бы не попытаться?
   - И зачем мне отдавать его вам? - скривился Черный Граф. - Я и сам могу обратиться к магам.
   - Без обид, Вальрик, - склонил голову Флаурос, - но у вас нет профессиональных магов.
   - Ничего, я завел ловцов, заведу и магов.
   - Зачем? - пожал плечами Вайнор. - Артефакт в любом случае не принесет никакой выгоды.
   - Тогда зачем он вам?
   - Есть предположение, что он может помочь решить проблему с тварями. А это ведь во всеобщих интересах, вам так не кажется? Гильдия давно ведет исследования в данном направлении, и это всего лишь еще один возможный шаг к решению.
   - А мне кажется, - протянул Черный Граф, - вам просто нравится чужими руками жар загребать.
   - Ну где же чужими? - вздохнул Вайнор. - Это результат работы наших ловцов и магов.
   - Но артефакт-то мой!
   - Попрошайки, - вставила Лиринел.
   - Артефакт птицепоклонников, раз уж мы заговорили об этом, - подал голос Рэниар, и все моментально притихли. Что-то такое неуловимое было в его тоне, что присутствующие невольно вспомнили: перед ними не просто лучший ловец Гильдии и ее советник, но еще и сын великого дома.
  Как-то само собой на ум приходили главы исторических сочинений, рассказывающие о прошлом одной из знатнейших семей страны. Фрейар Флаурос казнил всю лестницу наследования трех крупных домов, восставших против короны. Тайринн, третий герцог Флаурос, украсил все главные дороги Дуары столбами с прибитыми к ним бунтовщиками, посмевшими покуситься на его семью. По приказу Сайнара, пятнадцатого герцога, больше сотни солдат гарнизона, сдавшего противнику без сопротивления заставу, были закопаны живьем под стенами своей собственной крепости, после чего за все время долгой полувековой войны ни один гарнизон не открывал больше ворот перед врагом, предпочитая лучше погибнуть, удерживая замок, чем вызвать гнев своего командования... Немало таких страниц было в истории дома Флаурос, не просто так ведь предки Рэниара в течение нескольких веков вызывали такой страх у своих недоброжелателей. Принцессе сейчас подумалось, что все описанное в трактатах они проделывали как раз вот так: тихо, спокойно, без лишнего шума, не повышая голоса, со сдержанной вежливой улыбкой.
  Большинство собравшихся в зале, конечно, не обучались у Ристера и не были так хорошо подкованы в истории, но подсознательно почувствовали то же самое, что и принцесса. Кейнари вдруг поняла: до сих пор только казалось, что в зале стоит тишина, на самом деле какие-то звуки здесь все еще были. Люди шевелились, кашляли, двигали тарелки и стаканы. А вот теперь в помещении повисло настоящее, абсолютное безмолвие. Кажется, присутствующие даже дышать на всякий случай перестали. В этой гробовой тишине особенно хорошо стало слышно, как под креслом Вайнора завозилась и беспардонно почесалась Мирза, которой было совершенно наплевать на человеческие конфликты.
   - Вам не кажется, Вальрик, - негромко продолжил Рэниар, - что вы перегибаете палку? Я предлагаю закончить этот балаган перед прислугой. Мы продолжим разговор у вас в кабинете.
  Черный Граф вздернул подбородок, с неприязнью уставившись на ловца. Но победить в этой игре в гляделки ему не удалось: хотя он очень старался, но переиграть Рэниара в умении изображать на лице вежливую брезгливость было слишком сложно. Поняв, что проигрывает, Вальрик презрительно фыркнул, отводя взгляд.
   - Что ж, раз вам так хочется, - процедил он. - Хотя этот разговор не имеет смысла, потому что я уже сказал: вы ничего не получите. Но, если угодно, я уделю вам еще немного времени.
  Выпалив это, Гвенаэль гордо поднялся и стремительным шагом удалился. Сидевший рядом пожилой толстячок вскочил и поспешил за хозяином замка. Ловцы неторопливо потянулись вслед за ними. Принцессе даже показалось, что Рэниар с трудом отказался от соблазна посидеть за столом еще, заставив Вальрика дожидаться.
   - Он серьезно насчет того, что не отдаст реликвию? - утончил Вайнор, шагая рядом с Рэниаром по коридорам замка.
   - Абсолютно, - мрачно откликнулся младший ловец.
   - Но для чего она ему?
   - Ни для чего... Вальрик почувствовал, что кому-то что-то нужно. Всё! Это тут же стало нужно ему самому. И не важно, что он будет с этим делать. Поставит на полку, подопрет ножку шкафа, - главное, что у него оно есть.
   - Хм... А нельзя ли тогда достать это каким-нибудь иным путем?
   - Что я слышу? - притворно ужаснулся Рэниар. - Вы предлагаете спереть артефакт? Сейчас скажете, что это я во всем виноват и плохо на всех влияю?
   - Это ты сейчас намекнул, что я занудный старикашка? - проворчал Вайнор. - У меня, знаешь ли, тоже была бурная молодость. И нам очень нужна эта штука. Серьезно, я готов рассмотреть такой вариант, если он будет иметь смысл.
   - Украсть что-то из Вороньего Гнезда? - уже серьезно вздохнул Флаурос. - Вряд ли это вообще возможно. Особенно учитывая, что мы не имеем ни малейшего представления, как выглядит то, что нам нужно.
  На несколько коридоров впереди происходил гораздо более бурный диалог.
   - Вы уверены, что у вас действительно есть этот артефакт? - пропыхтел толстячок, с трудом пытаясь нагнать несущегося по замку разъяренного Вальрика.
   - Вам-то какое до этого дело, дядюшка? - прорычал Черный Граф. - Да, что-то такое где-то было. Мне кажется.
   - Кажется?! То есть, вы даже не уверены?!
   - Какая разница? Я что, должен помнить все барахло, которое валяется в семейном хранилище?
   - Послушайте, дорогой мой, - дядя, приложив титанические усилия, сумел все-таки вырваться вперед и заглянуть племяннику в лицо, - не порите горячку. Сходите в хранилище, поищите, может, предмета вашего спора просто не существует. А если найдете, так отдайте, зачем он вам?
   - Этот предмет был важен для моих предков!
   - Да, но только потому, что они были птицепоклонниками. Давайте откровенно, наш дом очень долго в тайне был приверженцем ереси, вам это прекрасно известно. К счастью, это осталось в прошлом. Ваш прапрадед действительно забрал нечто ценное из Птичьего Гнезда, но уже для него эта реликвия не была предметом поклонения, скорее, способом мести птицепоклонникам, с которыми он поругался. А сейчас из-за этого предмета вы рискуете поссориться с мастером Рэниаром. Не стоит этого делать!
   - Что бы мне помешало?
   - Вы хоть понимаете, кто такие Флаурос?
   - Бравые королевские гвардейцы, - презрительно фыркнул Вальрик.
   - Я бы так не сказал, - осторожно заметил дядя. - Я вам неоднократно говорил, что вы уделяете слишком мало внимания истории древнейших родов, изучая лишь правящую ветвь, дорогой мой. В прежние времена, когда церковь не имела такой власти, у аристократов было принято держать собак-телохранителей. Это были огромные псы, которых обучали рвать любого, кого они считали опасным для господина, и лишь команда хозяина могла их остановить. Вот кем были Флаурос. "Псы короля" - так их называли даже в глаза. Фрейар, первый герцог Флаурос, и его братья, Ринальд и Грасиель, наводили ужас на врагов престола одним своим присутствием. Иннисы - это так... Гончие, которых можно выгулять, покрасоваться с ними на охоте, затравить пару-тройку зверушек... Вы понимаете, о чем я говорю? - толстячку удалось крепко вцепиться в рукав племянника, не давая ему возможности избежать экскурса в историю. - Конечно, время идет, все меняется, Флаурос во многом уже не те. Но сдается мне, что от мастера Рэниара его предки отказываться бы не спешили. И вы не правы, наживая себе такого врага без необходимости, это крайне недальновидно!
   - В любом случае, - прошипел Гвенаэль, с трудом высвобождая свой камзол из пальцев родственника, - я буду делать то, что посчитаю нужным, дядюшка.
  ***
  Кейнари перелистнула страницу. Роман ей почему-то совсем не нравился, хотя вроде был в ее вкусе и походил на приключении рыцаря Аруэла. Главный герой чем-то напоминал Гиньера: такой же честный, прямой и благородный. Принцессе было скучно, но она решила, что непременно дочитает сегодня эту главу, иначе завтра даже нечего будет обсудить с Лиринел, хвалившей книгу. За дверью негромко переговаривались служанки, но разговор у них не клеился. Время было уже позднее, и девушкам хотелось спать, однако они не могли уйти, пока госпожа еще не легла.
  Кейнари вздохнула и перевернула еще одну страницу. Коварная ловушка, в которую герой угодил из-за своего прямодушия, была настолько очевидной, что принцесса удивлялась только одному: как рыцарю удалось до сих пор оставаться в живых при таком таланте попадать в глупые передряги.
  Тут из коридора донесся торопливый перестук каблучков, и в комнату легко впорхнула Лиринел.
   - Как здорово, что ты еще не ложилась! - воскликнула она. - Ты не представляешь, что творится! Брат наконец совсем перессорился с этим нахалом!
   - Господин Вальрик что, все еще беседует с ловцами? - удивилась Кейнари. Она-то полагала, что все вопросы давно решены и в замке все уже спят.
   - Беседуют? Ха-ха! Да они ругаются уже часа три! Какой чудесный вечер!
  Девушка закружилась по комнате и с размаху плюхнулась в соседнее кресло.
   - Мне кажется, это не очень хорошо, - попыталась осторожно вставить принцесса, но Лиринел снова беззаботно рассмеялась.
   - Это просто замечательно! - уверено заявила она. - Я давно говорила брату, что этому хаму нечего делать в Вороньем Гнезде. Ох, да что же мы сидим! Пойдем скорее!
  Девушка снова вскочила на ноги, схватила подругу за руку и решительно поволокла к дверям.
   - Куда? - подозрительно уточнила Кейнари. Ей все меньше нравился энтузиазм юной Гвенаэль.
   - Ой, а я не сказала? Брат просил тебя привести, - защебетала Лиринел, ненадолго выпуская свою жертву.
   - Зачем?
   - Ну, ты понимаешь, слово за слово, они там все разругались и брат хотел выставить Рэниара вон из Вороньего Гнезда. А этот хам заявляет, что, мол, здесь гостит невеста его брата, которая из-за отъезда родственников находится под опекой господина Фредегара, и сейчас обязанности за ней - за тобой, то есть, - присматривать возложены братом на него. Вон скотина, да? И ведь не придерешься вроде бы, опекуна, хоть и не официального, мы действительно не пускать в имение не можем. И тебя уже не выставишь, родственники все-таки. Но не на того напал, ха-ха!
  Кейнари поежилась. Все-таки совсем не обязательно было так невинно ей сообщать, что ее здесь держат только из соображений приличий... Хотя вряд ли Лиринел хотела на что-то намекнуть, она просто, как всегда, говорила, что думала, не заботясь об окружающих.
   - И ты все это слышала? - переспросила принцесса. Вообще-то Вальрик многое позволял сестре, но от серьезных дел держал ее подальше.
   - Ну да, почти, - едва заметно смутилась Гвенаэль. - Это не важно! Мне рассказали! В общем, брат на поводу этого наглеца не пошел и сразу заявил, что помолвка ненастоящая, так что все это никакого значения не имеет! А это гад ему: "Вы опять бредите?" Ты представляешь?! Совсем обнаглел!
   - А откуда господин Вальрик знает? - робко спросила Кейнари, догадываясь, впрочем, об ответе.
   - Я ему рассказала, конечно, - как ни в чем не бывало, пожала плечами Лиринел. - Так что можешь танцевать! Брат сказал, что Флаурос в таком случае никаких прав на опеку не имеют, что он сам будет твоим опекуном на правах родственника и сам устроит твою свадьбу! С Гиньером! Здорово же, ну?!
   - Не знаю, - честно ответила принцесса.
   - Как это не знаешь? - возмутилась подруга. - Тебе Гиньер нравится или нет?
   - Ну, вроде бы нравится, - неуверенно пролепетала девушка.
   - Что значит "вроде бы"? Да или нет?
   - Скорее да, чем нет... Но так сразу свадьба... Я еще не думала с такой точки зрения.
   - Интересно, она не думала! - всплеснула руками Лиринел. - А когда ты собираешься думать именно с этой точки зрения? К старости?
   - Ну, знаешь, - Кейнари тряхнула головой, - у тебя и вовсе жениха нет - и что?
   - Мне можно, - безапелляционно возразила Гвенаэль. - А в твоем положении надо как-то уже устраивать свою жизнь. Или ты все-таки запала на этого престарелого командора?
   - Нет, конечно, - отмахнулась принцесса и тут же возмутилась: - И он не престарелый. Господин Фредегар всего на два года старше твоего брата, между прочим!
  Лиринел только презрительно фыркнула.
   - Да ты не беспокойся, - тут же рассмеялась она, - брат все устроит! Тебе и нужно-то всего подтвердить при этом нахале, что никакой помолвки не было. Гиньер, конечно, не богат, но у него довольно знатные предки. Да и у тебя неплохое имение в качестве приданого.
   - Имение моей семьи немного... в не очень хорошем состоянии, - попыталась осторожно вставить Кейнари, но на оптимизм Гвенаэль ничто не могло повлиять:
   - Ерунда, это все брат тоже устроит!
  Принцесса хотела было сказать, что Гиньер не дурак и способен был бы и сам управиться с имением, но поняла: если Вальрик вот так же уверенно и без тени сомнения скажет, что "все устроит", юноше, боготворящему Черного Графа, просто не хватит духу возразить.
   - Короче, я тебе все рассказала, пойдем уже скорее, - снова заторопилась Лиринел. - По дороге подумаешь, что будешь говорить, у тебя еще куча времени!
  В кабинете Черного Графа было так тихо, что у Кейнари даже мелькнула надежда: может, мужчинам надоело ее ждать и они разошлись все-таки спать, отложив дела до рассвета? К ее сожалению, все они были на месте. Судя по всему, разговор у них дошел до той стадии, когда его участникам уже видеть друг друга не хочется, а главный вопрос так и не решен. Вальрик сидел у камина, задумчиво накручивая на палец ярко-рыжую прядь. Судя по злорадной ухмылке, он утешал себя мечтами о том, как с позором выставит ловцов вон из своего имения. Рэниар устроился в кресле напротив, задумчиво уставившись на пляшущие языки пламени. Девушка подумала, что с таким отрешенным видом Флаурос наверняка думает о чем-то еще более кровожадном, чем Черный Граф. Например, о том, как хорошо было бы засунуть в этот самый камин хозяина замка. Вайнор стоял в сторонке у окна, делая вид, что любуется пейзажем, хотя вряд ли в темноте можно было что-нибудь рассмотреть.
   - О, наконец-то, - Вальрик вскинулся, увидев входящих девушек. - Я уже опасался, что Лиринел так и не удалось вас разбудить.
  С необычной для него галантностью Гвенаэль подскочил с кресла и усадил Кейнари на свое место.
   - Что вы будете пить, дорогая моя?
   - Спасибо, мне не нужно, - пролепетала принцесса, но слушать ее не стали.
   - Что-нибудь легкое, - продолжил хозяин. - Такое непременно надо отметить! Я сейчас распоряжусь.
  Черный Граф направился к дверям, Лиринел засеменила за братом, что-то увлеченно нашептывая ему на ухо.
  Кейнари робко покосилась на сидящего напротив Рэниара. Почему-то ей было сейчас очень стыдно и неудобно перед ним. Ловец лишь бросил на нее короткий взгляд и снова отвернулся к камину, и девушка почувствовала себя еще хуже. Лучше бы уж Флаурос, как обычно, съязвил или упрекнул ее за неумение держать язык за зубами. Но во взгляде Рэниара была лишь усталость. Похоже, он не сомневался в том, что принцесса полностью подтвердит сейчас слова Лиринел, да и спорить с Вальриком продолжал просто из-за привычки использовать все попытки, даже заведомо безнадежные.
   - Вы, - робко подала голос Кейнари, - правда хотите избавиться от тварей?
   - А кто не хочет? - коротко откликнулся ловец, не оборачиваясь.
   - Просто там, за ужином, вы сказали, что эта вещь... которая есть у господина Вальрика. Что она может помочь избавиться от тварей. Это правда?
   - Я не знаю, я к гадалке не ходил, - огрызнулся Рэниар. Похоже, он действительно устал и хотел побыстрее закончить весь этот балаган. Принцесса и без того была напугана и растеряна, а теперь совсем съежилась в своем кресле. Ловец, видимо, почувствовал все-таки укол совести из-за этого, потому что добавил уже совершенно без раздражения:
   - Нам никто не выдал инструкции по правильному спасению мира. Мы просто пытаемся делать то, что можем и что считаем правильным.
  Сказав это, он снова отвернулся к огню. Он не пытался в чем-то убеждать или уговаривать, а просто коротко обозначил свою позицию. И Кейнари внезапно стало легче уже от того, что ловец посчитал нужным ей это рассказать, а не отмахнулся от бесполезной назойливой девчонки.
   - Он возвращается, - негромко подал голос от окна Вайнор. - Я даже не знаю, что тебе сказать. Попробуй еще раз поговорить.
   - У вас есть идеи? - буркнул Рэниар. - У меня нет. Со стенкой разговаривать больше толку, чем с Вальриком.
   - Я не понимаю его логики, - вздохнул глава Гильдии.
   - Потому что ее нет, - отрезал младший ловец и замолк, так как у дверей действительно раздались шаги хозяина.
   - Я отдал распоряжение, сейчас принесут вино, - довольно сообщил Гвенаэль. - А мы тем временем закончим наш разговор, не так ли?
  Он прошелся по кабинету и остановился перед Кейнари. Девушка подняла на него глаза. Рэниар все-таки изрядно постарался и, если и не добился желаемого, то хотя бы порядком потрепал нервы. Волосы у Вальрика растрепались, тени под глазами отчетливо свидетельствовали, что ложиться далеко за полночь владелец Вороньего Гнезда не привык. Ловцы и сами выглядели уставшими, но их усталость была какой-то привычной. Здесь, в имении, почти ничего не произошло со времени прошлого посещения Рэниара. Где за это время успел побывать сам Флаурос, можно было только гадать. Кажется, этот человек вообще ни дня не проводил на одном месте, в спокойствии и безделье. Постоянный водоворот дел, встреч и стремлений был привычным ритмом существования и для него, и для старшего ловца, пришедшего сегодня вместе с ним, и для командора Фредегара. Несколько десятилетий быта Вороньего Гнезда по насыщенности событиями могли бы уложиться в пару недель их жизни.
  Кейнари смотрела сейчас на Вальрика Гвенаэль и на ловцов и видела - им действительно никогда не понять друг друга. Не поверить Черному Графу, что Рэниару действительно нужна не слава спасителя, не призрачные выгоды от владения магическим артефактом, а всего лишь результат. И никогда Флаурос не осознать логики здешнего мирка, где не существует понятия необходимости, лишь различные прихоти, и где не думают ни о чем серьезном. Потому что все, что может нарушить привычную картину мира, здесь достаточно просто игнорировать. Принцессе этот мирок очень хорошо знаком, ведь она сама жила в нем очень долго. Это были счастливые и беззаботные времена, которые продолжались бы и сейчас, если бы не призрак белой твари, скользящей в оконную щель.
  И внезапно принцесса отчетливо увидела картину того своего будущего, которое так настойчиво предлагали ей сейчас выбрать. Представить себе свою жизнь замужем за Гиньером? Нет ничего проще! Прогулки по парку, завтраки в саду, тихое и размеренное существование, ничем не отличающееся от любого дня, уже проведенного здесь, в Вороньем Гнезде. Сплетни тетушек и обсуждения цен на яблоки. И так каждый день, из года в год. Покой и скука. А еще - тщательно спрятанный в самую глубину сознания страх, потому что никуда не деться принцессе от своего главного проклятия: знания о том, что там, за границами этой размеренной жизни, есть другой мир. Там бродят страшные, смертоносные твари, которые по ночам скребутся тебе в окно. Пускай Лиринел смеется и отмахивается, говорит, что это весенние кошки гуляют или птицы страдают бессонницей. Кейнари знает: рано или поздно твари найдут ту щель, в которую можно проникнуть.
  Но говорить об этом бесполезно. Потому что здесь говорят и делают только то, что желает слышать и видеть Вальрик Гвенаэль. Некоронованный король здешних мест. Человек, которому, что бы он ни говорил, нет никакого дела ни до кого, кроме самого себя. Пускай Рэниар Флаурос - нахал и язва, но, когда он высмеивает твои слова, можно не сомневаться, что он их услышал. Черный Граф же слышит только себя.
   - Так вот, - жизнерадостно продолжил Вальрик, и девушка невольно вздрогнула, возвращаясь к реальности, - у нас тут зашел разговор о вашей помолвке, дорогая моя. Оказывается, мастер Рэниар совсем не в курсе, что никакой помолвки у вас с командором Фредегаром не было. Не могли бы вы пояснить ему ситуацию?
  Ловец едва заметно скривился, но промолчал.
   - О чем вы? - непонимающе спросила Кейнари.
   - Я говорю о том, - с нарастающим раздражением пояснил Гвенаэль, - что ваша с командором помолвка фиктивна, это всего лишь трюк, который позволил дому Флаурос контролировать вашу судьбу. Но я не позволю так обращаться со своими родственниками.
   - Не знаю, о чем вы говорите, - невинно сообщила принцесса. В этот момент Рэниар наконец поднял на нее глаза, и в этом взгляде девушка увидела едва ли не больше изумления, чем на лице Вальрика. Но ловец быстро взял себя в руки и очень внимательно уставился на паркет.
   - Послушайте, - Черный Граф с усилием потер переносицу, стараясь собраться с мыслями: все-таки бессонная ночь не проходила бесследно, - что это значит? Ваша помолвка не настоящая, почему вы отказываетесь это признавать?
   - Откуда вы это взяли?
   - Лиринел, пойди сюда!
  Сестра Вальрика с улыбкой появилась на пороге.
   - Что случилось? - радостно спросила она.
   - Зайди, - велел Гвенаэль. - Вы обсуждали с госпожой Кейнари ее помолвку с командором Фредегаром?
   - Конечно, я же рассказывала!
   - И она говорила о том, что эта помолвка фиктивна?
   - Ну да!
   - Принцесса, поясните.
   - Я не понимаю, о чем речь, - упрямо повторила Кейнари.
   - То есть, вы утверждаете, что моя сестра врет? - моментально завелся Вальрик.
   - Я полагаю, она что-то не так поняла, - не отступила принцесса.
   - Да все я так поняла! - Лиринел возмущенно топнула ножкой. - Что там было не понять? Ты сама мне это рассказывала!
  От гнева ее лицо пошло красными пятнами.
   - Я полагаю, - подал голос Рэниар, - никаких доказательств более у вас нет?
  Гвенаэль перевел на него возмущенный взгляд и только сейчас сообразил, что стоит, нависнув над креслом Кейнари и сжав кулаки. Опомнившись, он поспешно сделал шаг назад.
   - Я даю слово, что она это говорила, - прошипела Лиринел.
   - Слово вашей младшей сестры - весомый довод, - сдержанно заметил ловец. - Но против него - слово принцессы благородного дома. Извините, Вальрик, однако...
   - Вы ее запугали!
   - Когда бы я мог успеть? Опять фантазируете?
   - Мне кажется, - вкрадчиво добавил Вайнор, - это вы сейчас пытаетесь на нее давить.
  Черный Граф с ненавистью посмотрел на ловцов и вылетел из комнаты, яростно хлопнув за собой дверью.
   - Ну, знаешь! - взвизгнула Лиринел и бросилась догонять брата.
   - С вами не соскучишься, молодежь, - вздохнул глава Гильдии ловцов.
  Рэниар только хмыкнул в ответ и расслабленно откинулся на спинку кресла. - Я вообще не понял, что это сейчас было, - признался он несколько мгновений спустя. Кейнари украдкой покосилась на него, не зная, чего ожидать, и увидела, как ловец, глядя в огонь, улыбнулся. - Я не уверен, понимаешь ли ты вообще, что сделала и во что ввязалась, или это вышло у тебя случайно. Но... спасибо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"