Осоченко Елизавета: другие произведения.

Псы короля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сложны отношения благородных домов, особенно в те времена, когда многое меняется в стране. Кому-то нравится идея изменений, а кому-то не очень. Кто-то может многое потерять, а кто-то напротив заполучить все. И высокие нравственные принципы - не всегда то, что нужно для успеха. Приквел "Ловца" - за 600 лет до основных событий, далекие предки Фредегара и Рэниара, времена расцвет дома Флаурос.

  Новенькие стены из темного камня, словно продолжая скалистый холм, на котором был возведен замок, устремлялись к небесам, увенчанные башенками с темной черепицей. Только что выстроенный королевский дворец Дуэргар был невелик настолько, что даже храм пришлось строить отдельно, чуть в стороне. Шпионы доносили, что в соседних государствах в связи с этим на все лады склоняется мнимая скупость молодого короля.
  Фрейар Флаурос усмехнулся. Пускай болтают. От скверных анекдотов еще ни один монарх не умер. Зато он смело мог предложить любому шутнику попробовать привести свои войска под стены новой столицы. Король не скуп, он, слава богам, умен. Пусть дворец и невелик, однако штурмовать его - задачка отнюдь не столь забавная, как считать деньги в чужой казне. Архитектор, следуя требованиям заказчика, пренебрег данью моде и роскоши и выстроил настоящую крепость. Толстые стены окружали центральную башню двойным кольцом, узкие бойницы прятались под нависшей черепичной кровлей, которую не так-то просто будет поджечь. А если вспомнить, что это лишь последний рубеж обороны и раскинувшийся у подножия замкового холма быстро растущий Велентор тоже не частоколом огорожен, становилось понятно, что новая столица расположилась здесь всерьез и надолго.
  Земли Асфарийского полуострова с давних времен были поводом для постоянных войн. Прекрасный Фолэйн нес свои воды с запада, вбирая другие крупные и мелкие реки, и, прочертив Асфард своим руслом ровно посередине, впадал в море. Там, на западе, были горы - источник золота и железа, а в среднем течении великой реки расположились бескрайние богатые зерном равнины, поэтому тот, кто контролировал этот водный торговый путь, держал в своих руках ключ ко всем окрестным землям.
  Кейран Второй не просто в очередной раз вышвырнул с этих территорий северных варваров. Он перенес сюда столицу, демонстрируя всем, что земли полуострова вернулись в состав королевства окончательно и бесповоротно. Знатные дома по-разному отнеслись к королевскому решению. Было немало тех, кто остался недоволен, но братья Флаурос не относились к их числу. Богатая и изобильная Дуара, откуда их семья вела свой род, лежала к югу от Асфарийского полуострова. Новая столица с ее крепкими стенами и мощным гарнизоном стала надежной защитой для их земель от вторжения врагов из северных степей Гетена.
  Однако Фрейар не был человеком, устремляющимся лишь за сиюминутной выгодой. В молодом короле он видел больше, чем просто правителя, принявшего выгодное для его семьи решение. Пусть Кейрану недавно сровнялось тридцать, он уже неоднократно показал себя как умный и сильный глава государства.
  Управиться с многочисленными благородными домами было нелегко. Каждый из них имел свой собственный совет, определявший не только политику дома, но и постоянно меняющийся порядок наследования. Старшинство домов внутри каждой ветви тоже не было понятием постоянным, что было вечной причиной дрязг и междоусобных войн между знатными семьями. В такой обстановке заставить их считаться не только с собственными интересами, но и с высшей государственной волей, было делом крайне затруднительным.
  Дед Кейрана, Райен Проповедник, не захотел мириться с таким положением дел. Провозглашенная им обязательная для всей страны вера в Создателя должна была заменить поклонение многочисленным местным божкам и духам и объединить страну в лоне одной религии. Но даже сейчас, полвека спустя, большая часть населения, хоть и посещала регулярно отстроенные церкви, продолжала исправно чтить шарков, друзов и прочий бесчисленный языческий пантеон.
  Хотя именно религиозная реформа считалась главным деянием Райена, читаласьна самом деле он осуществил немало куда более важных дел, сумев приструнить благородные дома и значительно уменьшить их самостоятельность, заметно подняв престиж королевской власти. Правда, при его сыне Кейране Первом большая часть этих достижений пошла прахом. Молодой внук Райена получил в свои руки в очередной раз стоящую на грани раскола на множество суверенных владений страну, потерявшую значительную часть своих земель и терзаемую распрями дворянских домов.
  За десять лет страна заметно изменилась. Земли Асфарда вернулись под власть короны, и основанная здесь новая столица словно говорила всем: правящий дом не намерен сдавать завоеванные позиции.
  Фрейару импонировала решительность нового короля, который не ныл, как отец, что его не любит Герцогское собрание, а просто по-тихому сворачивал шеи наиболее несговорчивым, если не было иного выхода достичь желаемого.
   - Позволено ли отвлечь вас, брат?
  Фрейар обернулся. На крепостную стену, где он прогуливался, поднимался Ринальд, средний из братьев Флаурос. Многие считали братьев совершенно непохожими, хотя находились оригиналы, утверждавшие, будто они абсолютно на одно лицо, только старший брюнет, а средний шатен. На самом деле, черты лица у Ринальда были заметно мягче и правильнее, хотя, конечно, семейное сходство было у всех троих.
   - Я и не занят, - кивнул Фрейар. - Что-то случилось?
   - Приехали солдаты из Скайла, привезли захваченных там на днях варварских лазутчиков и вообще, по слухам, много интересного рассказывают, - Ринальд слегка склонил голову к плечу, как всегда, когда собирался сообщить нечто забавное. - Знаете, вам лучше поспешить, если хотите с ними поговорить, пока маршал не допросил их сам, что он и собирается сделать.
   - Хм, то есть меня не приглашали, как я понимаю? - ухмыльнулся Фрейар. - Тогда откуда ты узнал?
   - Интендант сообщил, - Ринальд мечтательно улыбнулся. - Причем в такой интересной манере...
   - Что он сказал?
   - Если дословно: "Где эти вшивые лошадники шляются? Ах, да вот они... Передай твоему брату, что, если он хочет поприсутствовать на допросе вонючих дикарей, то может подойти в Малый охотничий зал".
  Фрейар вздохнул. Хорошо, что этот идиот встретил Ринальда. Младший, Грасиель, мог бы за такие слова убить на месте. Хотя и средний пропустил мимо ушей хамство отнюдь не из человеколюбия, просто ему было интереснее посмотреть, что с наглецом-интендантом и этой драной курицей-маршалом сделает старший.
   - Что ж, пойдем посмотрим, что за гостинец нам прислал гарнизон Скайла.
  ***
  В Малом охотничьем зале уже собрались все основные действующие лица. Маршал Гервальд при виде братьев Флаурос скривился, как от зубной боли, но сказать ничего не посмел. Должность начальника королевской охраны, которую занимал Фрейар, официально не была особенно значимой рядом со званиями маршала или интенданта столицы. Но в то же время он не был их подчиненным, выполняя только личные приказы Кейрана, и все прекрасно понимали, что считаться со старшим Флаурос в Веленторе все равно приходится.
  Вражеских лазутчиков было двое. Они стояли на коленях со связанными за спиной руками под бдительным присмотром солдат. Один из них был тяжело ранен и, кажется, близок к тому, чтобы в ближайшее время отправиться на Великие Поля, как называли кочевники гетенских степей загробный мир, вернее, лучшую его часть. Фрейар подумал, что стоило бы прирезать бедолагу там же, где поймали, а не тащить за столько верст в столицу.
  Не то чтобы его сильно интересовали вопросы гуманности, но в грязных спутанных волосах обоих пленников красовались вплетенные украшения из волчьих клыков. Такие носили только "старшие воины", те, кто неоднократно доказал вождю племени свою стойкость и выносливость. А значит, допрашивать их бесполезно: такие даже под пытками не опустятся до того, чтобы говорить с врагом. Солдаты из Скайла, не хуже Фрейара знавшие обычаи степняков, не могли этого не понимать, но все равно притащили с собой пленников. Не иначе как решили для достоверности своих слов показать столичным господам настоящих всамделишных варваров.
  Придя к такому выводу, Флаурос отвернулся от пленников и обратил свое внимание на мявшихся в сторонке мужичков. В отличие от столичных солдат, они носили не металлическую броню, а легкие кожаные доспехи с нашивками, украшенными бегущей ланью - гербом Скайла, на рукавах. К счастью, маршал то ли сообразил, что говорить имеет смысл только с ними, то ли случайно решил отложить допрос пленников на потом.
   - Что там у вас? - недовольно осведомился он. - Доклад командующего гарнизона я прочел, конечно, но его краткость граничит с хамством!
  Гервальда раздражало, что он не успел начать до прихода Фрейара, а теперь ситуация выглядела так, будто они специально его поджидали. А этот дуарский выскочка не подумал даже спросить, можно ли ему присутствовать, лишь молчаливым кивком поприветствовал собравшихся и пристроился вместе с братом в углу.
   - Господин капитан просил извиниться, - командир разведчиков Скайла вежливо поклонился, настороженно посматривая на разозленное начальство исподлобья. Тертый мужик, не первый десяток лет в гарнизоне, ничего хорошего от своей миссии он не ждал, но отвертеться от прямого приказа не мог. - Он решил, что дело слишком срочное, чтобы тратить время на бумаги, и велел доложить вам лично. Степняки собрали орду и быстро двигаются вдоль Медянки, миновали уже Зайнар.
   - Что за глупости, - фыркнул интендант, - откуда у степняков орда после того сокрушительного поражения, которое они потерпели?
   - Не могу знать, господин, - мрачно откликнулся разведчик. - Степь большая, и кочевников в ней много.
   - Допустим, - лениво кивнул маршал. - И что с того? Они что-то пожгли? Разграбили?
   - Нет, господин. Степняки не тронули ни одного поселения. Они их обходят и быстро двигаются на юг, в сторону столицы.
   - Даже если они и согнали стадо мародеров, - ухмыльнулся Гервальд, - твой командир же не думает, что я стану ради него беспокоить столичный гарнизон? На его землях творится безобразие - вот пусть и разбирается.
   - Господин, это не мародеры, хорошо подготовленные воины, - попытался возразить солдат Скайла, но от него лишь отмахнулись.
   - Не могло у них остаться хорошо подготовленных воинов. Все они полегли в битве за Асфард!
  Фрейар криво усмехнулся. Ну да, господину интенданту лучше всех было ведомо то, что творилось на поле битвы, на котором он никогда не бывал. Разведчик был, видимо, того же мнения, но понимал, что возражения принесут ему лишь неприятности, и хмуро уставился на носки своих сапог.
   - Значит, мы отправим гарнизону Скайла приказ разобраться, - подытожил маршал, давая понять, что и так уже потратил слишком много времени на всякие глупости. Но Флаурос не собирался заканчивать так быстро.
   - Ты сам видел эту орду? - спросил он разведчика.
   - Да, господин.
   - Эти - оттуда? - он кивнул на связанных степняков.
   - Да. Захватили под Зайнаром.
   - И много там "клыков"? - Флаурос махнул рукой, намекая на украшения в прическах пленников.
   - Да, почитай, все... - солдат бросил на Фрейар быстрый заинтересованный взгляд. Похоже, этот столичный господин, в отличие от других, хоть что-то понимал в кочевниках и не склонен был считать глупостями важное. - Молодняка и не видать среди них...
   - Сколько всего?
   - Около восьми сотен.
   - Откуда у степняков столько "старших воинов" после поражения?
   - Не могу я знать, господин, но полагаю, собрали всех, кто выжил.
   - Да кому это все интересно, - маршал попытался прервать их быстрый диалог, но Фрейар проигнорировал эту попытку.
   - У них есть знамена?
   - Нет, господин. Идут без обозначений. Только один штандарт предводителя: конский череп и перья ворона. Но и тот прячут, нашим лазутчиком удалось его разглядеть буквально чудом.
  Братья Флаурос переглянулись и понятливо кивнули. Степняки, имевшие на самом деле сложную и организованную военную систему, могли двигаться в походе и вовсе без обозначений военных отрядов, если не хотели давать врагу лишней информации о составе своей орды. Но идти без штандарта предводителя они не могли: духи не поймут и не будут покровительствовать походу.
   - Конь и ворон, - Ринальд почесал кончик носа. - Как минимум, старший вождь, а то и вождь-шаман. А кто у степняков остался после войны? Шакал, Сивый Бык, Огненный Ветер...
   - Нет, Шакала убили при переправе через Зиртан, - возразил Фрейар.
   - Я господам еще скажу, - с готовностью вставил разведчик, - что не Огненный Ветер это. Его шатры еще две недели назад стояли в долине Белых камней и сняться оттуда не могли. Потрепало их сильно во время войны, а сейчас еще и мор напал. Говорят, самого Огненного Ветра им скосило, того и гляди на Великие Поля отправится.
   - Значит, Сивый Бык, - кивнул старший Флаурос. - Серьезный мужичок, просто так своих "клыков" гонять по степям не станет.
   - Да какая разница?! - взвился игнорируемый теперь уже тремя собеседниками маршал. - Как будто один вонючий степняк сильно отличается от другого! Я уже сказал: это не наши проблемы.
   - Полагаю, - холодно заметил Фрейар, - когда заполыхают окрестности столицы, ваше мнение немного изменится. Гарнизон Скайла на две трети укомплектован разведчиками, его забота - следить за степью, а не останавливать орду в боевом походе. Приказы вы, конечно, можете слать, какие вам угодно, но положения дел это не изменит.
   - Они не будут ничего жечь, - поджал губы Гервальд, - это не в их интересах. Зима на носу, а после войны варвары потрепаны, вот и решили подкормиться на наших землях. Ничего, от нас не убудет.
   - Плохо вы знаете гетенских варваров, господин, - прищурился Фрейар.
  Маршал побагровел. Всем было хорошо известно, что победа в войне за Асфард была заслугой молодого короля, решительно отодвинувшего в сторонку высший офицерский состав и лично принявшего на себя командование войсками вопреки всем традициям. Награда за эту победу, врученная маршалу, была лишь откровенной подачкой с оттенком насмешки: ведь ни одной битвы со степняками ему выиграть не удалось.
   - Они не кормиться к нам идут, - спокойно продолжал Флаурос, игнорируя все богатство цветовой гаммы, которое демонстрировало сейчас лицо Гервальда. - Это не ласские мародеры, и не поход за продовольствием, это "кара прародителя". Если враг захватывает твои земли и нет возможности вернуть их обратно, можно хотя бы выжечь все до тла, вытоптать поля, отравить источники, чтобы победителю не досталось ничего пригодного для жизни. А варвары, похоже, привыкли уже считать Асфард своим.
   - Вы всерьез полагаете, что горстка нищих кочевников вытопчет мощную и хорошо укрепленную провинцию? - иронично поинтересовался интендант. - А вы не слишком ли демонизируете этих дикарей?
   - Весь Асфард им не под силу, они знают это не хуже нас с вами, - отмахнулся Флаурос. - Поэтому до сих пор они не тронули ни одного города по дороге. Им нужен Велентор. Могу вас поздравить: новая столица стала значимым символом не только для нас, степняки тоже ее признали.
   - Столица им не по зубам! - интендант заметно занервничал. Уверенный тон Фрейара его напугал. - Она укреплена наилучшим образом.
   - Укрепления - это лишь кирпичи, - скривился Флаурос. - Стены - ничто, когда их защитники надеются только на них. Даже если степнякам город окажется не по силам, заключить его в выжженное кольцо - не такой уж плохой результат для них. Нельзя подпустить воинов Сивого Быка даже близко к Велентору. Выводите армию, маршал, пока не поздно остановить орду на расстоянии от столицы.
   - Я не нуждаюсь в ваших указаниях, - рыкнул Гервальд. - Не забывайтесь! Приказывать мне может лишь король.
   - Как и мне, - лениво кивнул Фрейар. - Но это не значит, что в его отсутствие в столице мы можем сидеть сложа руки и не выполнять свои обязанности.
   - Не вам мне напоминать о моих обязанностях! - огрызнулся маршал. - Мои предки служили королевскому дому, когда ваши гоняли лошадей в Дуаре.
  Интендант испуганно забормотал что-то на ухо маршалу. Но тот яростно отмахнулся от него:
   - Я не собираюсь терпеть дерзости от какого-то провинциального навозника, который без году неделя как в милости у Его величества и уже считает себя чуть ли не герцогом!
   - То есть защищать столицу вы не собираетесь? - неожиданно кротко спросил старший Флаурос.
   - Естественно, я буду ее защищать! - выпалил Гервальд. - Поэтому вверенные мне войска ни шагу не сделают за ее пределы! А выводить армию в поле, чтобы ждать этих ваших мифических степняков, которые вообще вряд ли решаться перейти границу Асфарда, - ищите других шутов для ваших развлечений!
   - Как угодно, - хищно ухмыльнулся Фрейар. - Тогда людей выведу я.
   - Я запрещаю всем близлежащим гарнизонам оказывать вам содействие!
   - Ваши шавки мне не нужны, - Флаурос решительно поднялся. - Можете не беспокоиться, ваши солдаты могут не пачкать пылью свои блестящие сапожки.
  Он подошел к пленным, все еще стоявшим на коленях в середине зала.
   - Эй, ты, - обратился он к раненному. На языке степи он говорил далеко не в совершенстве, но для простейших объяснений с варварами этого хватало. Тем более что племена окраин Гетена говорили на разных диалектах, и часто собеседники даже не замечали недостатков выговора.
  Услышав знакомый язык, пленный медленно поднял взгляд и с некоторым трудом сфокусировал его на лице стоящего перед ним господина.
   - Ты скоро умрешь, - спокойным будничным тоном сообщил ему Фрейар. Варвар медленно кивнул. Не думает же этот изнеженный уроженец юга, что жителя северных степей можно напугать такими словами?
   - Но умереть самому тебе не дадут, - как ни в чем не бывало продолжил Флаурос. - Тебя подлечат, чтобы ты не умер. Эти вожди, - он небрежно кивнул через плечо, - хотят еще допросить тебя и твоего товарища.
   - Они думают, я буду с ними говорить? - хрипло спросил раненый.
   - Да. Они идиоты.
  Разведчики Скайла, хорошо знавшие язык степи, дружно уставились себе под ноги, пряча улыбки. Ринальд не счел нужным притворяться и откровенно ухмыльнулся. Варвар посмотрел на Фрейара с одобрением. Ему нравилась прямота этого господина.
   - Потом тебя, естественно, убьют, - продолжил тот. - Повесят. Удавят веревкой, - пояснил он, заметив непонимание на лице собеседника. - Кто дух-прародитель твоего племени? Кто должен отвести тебя на Великие поля?
   - Дзог - потомок Лунного Волка.
   - Думаешь, Лунный Волк пустит тебя на Великие поля с веревкой на шее? Ему понравится, что одного из его сыновей удавили, словно крысу?
   - Нет... Что тебе нужно?
   - Мне нужно знание, где вождь поведет своих воинов. А тебе нужно, чтобы тебя пустили на Великие поля к духам предков.
  Степняк долго упорно смотрел в лицо Фрейару, затем опустил глаза к полу.
   - Вождь поведет воинов через Гнилые овраги, - хрипло сказал он. - И да проклянут тебя и твое потомство духи, если ты обманул.
   - Духов я не боюсь, - пожал плечами Флаурос, - но и ссориться с ними лишний раз желания не имею. Я держу свое слово.
  Стоявшие неподалеку разведчики, слушавшие их разговор, прекрасно понимали, что произойдет, но даже и не пытались помешать, а охранявшие пленников солдаты только удивленно таращились. Изучение языка "грязных варваров" они, как и их командование, считали излишним и неподобающим. Поэтому стремительное движение, которым Фрейар вынул меч, они даже не заметили.
  Степняк лишь слегка покачнулся. Перевел взгляд на клинок, вошедший ему в грудь почти по рукоять, затем криво усмехнулся, хотел что-то сказать, но Флаурос одним движением выдернул меч, и мертвое тело медленно завалилось назад.
   - Что вы творите?! - запоздало взвизгнул маршал, с грохотом вскочив и едва не опрокинув кресло. Охрана испуганно заметалась, не понимая, что следует делать.
   - Я расплачиваюсь за информацию, которую вам получить не удастся вовсе, - холодно ответил Фрейар, вытирая кровь с клинка платком.
   - Мы не успели допросить пленника.
   - Ничего, у вас еще есть второй, - Флаурос выбросил испачканный платок и плавным движением отправил клинок обратно в ножны. - Если вы вдруг захотите поучаствовать, отправляйте своих солдат к Гнилым оврагам. Я не жадный и готов даже поделиться с вами этим ценным знанием.
  Он обернулся к маршалу, небрежно придерживая рукоять меча. В другой обстановке этого движения можно было и не заметить, но сейчас оно смотрелась как угроза.
   - Можете быть уверены, - после долгого молчания процедил Гервальд, опускаясь в кресло, - обо всех ваших выходках будет доложено Его величеству, как только он вернется.
   - Как угодно, - безразлично пожал плечами Фрейар. - На этом я откланяюсь. У меня много дел.
  Он развернулся на каблуках и стремительно вышел.
  Ринальд неслышной тенью скользил у него за плечом.
   - Можно, я потом убью этого старого истерика? - спросил он, когда они немного отошли от Малого охотничьего зала.
   - Позже. И если его до тех пор не убьет Грасиель, - пожал плечами старший. - Кстати, найди мне его, у нас много дел.
  В конце коридора их догнал запыхавшийся интендант. Для этого ему, похоже, пришлось самым недостойным образом бежать, поэтому вид у него был чрезвычайно встрепанный и жалкий.
   - Вы не должны обижаться на маршала, господин Фрейар, - заискивающе начал он. - Благородный господин Гервальд, безусловно, имеет свои недостатки, но он достаточно знающий и опытный военный. Конечно, высказанные им оскорбления недопустимы и недостойны. Что поделать, он по праву годится славой своего рода. Все-таки второй дом ветви, дальние родственные связи с правящим домом... сами понимаете. Я нисколько не поддерживаю такого пренебрежения к благородным домам, ведущим свое происхождения из окраинных провинций, как по мне, они ничем не уступают более знатным семьям. Но если бы вы поменьше спорили с господином маршалом, то могли бы поддерживать с ним куда более теплые отношения...
  Фрейар некоторое время рассматривал интенданта с выражением легкой брезгливости, так что тот в конце концов откровенно занервничал.
   - У нас, в окраинных провинциях, - наконец сказал он, - таких, как благородный господин Гервальд, принято скармливать шаркам, чтобы не позорили род. Дикий языческий обычай. Создатель, конечно, помягче в этих вопросах. Хорошо, что наш достославный король обращен лишь к истинной вере.
  На этом он развернулся и направился прочь.
   - Ринальд, не забудь, найди мне Грасиеля, - не оборачиваясь, бросил он. - Дело как раз для него. Ему пора дать возможность кого-нибудь поубивать, пока он не начал делать это от безделья в столице.
   - Непременно, брат, - кротко пообещал средний брат. Затем перевел взгляд на интенданта, сдержанным кивком обозначил прощальный поклон и вежливо улыбнулся. Старика прошиб пот. Что старший из братьев отличается вредным и несговорчивым характером, он прекрасно знал. Младший - вообще маньяк, об этом всей столице известно. Но средний брат, тихий и спокойный, всегда казался интенданту самым нормальным из всей семьи. Сейчас, когда Ринальд улыбнулся, глаза у него остались оценивающе холодными, и старик внезапно почувствовал себя словно под взглядом сторожевого пса, вроде тех огромных черных волкодавов, которых король завел для охраны новой королевской сокровищницы. Они никогда не лаяли, но первые несколько месяцев утренние караулы регулярно находили растерзанные трупы незадачливых воришек. Затем желающие попытать удачу, видимо, просто закончились.
  Интендант внезапно ощутил, будто его внимательно оценивают, как бы половчее в случае чего перегрызть ему горло. А спешить среднему из братьев Флаурос действительно некуда. Зачем метаться с лаем и рыком, когда можно просто немного подождать. Рано или поздно цель все равно ошибется и сделает шаг на его территорию.
   - Ну и семейка, - тихо прохрипел старик, потрясенно глядя вслед удаляющемуся Ринальду. - Не знаешь, кто хуже... Пусть бы уж лучше им всем и не вернуться после стычки с варварами...
  ***
  В Большом тронном зале было необыкновенно тихо, несмотря на то, что народ набился в него битком. Не нужно было обладать редкой прозорливостью, чтобы понять: король гневается. Едва успев ступить во двор Дуэргара после дальней дипломатической поездки, он приказал собрать внеочередной Большой совет. Сейчас Кейран Второй хмуро разглядывал собравшихся подданных с высоты своего тронного места, раздраженно барабаня пальцами по подлокотнику кресла.
  Маршалу Гервальду просто не стоялось на своем месте. Он все время вертелся, горделиво оглядывая зал и кидая торжествующие взгляды на своего врага. Впрочем, адресату этих взглядов, кажется, было абсолютно все равно. Фрейар Флаурос успел встретить королевский кортеж на большом тракте и, сменив уставших в дороге охранников на свежий эскорт, препроводить Его величество в столицу. Во дворце короля встречали вовремя возвращенные на полагающиеся места караулы его личной охраны: для вылазки против степняков Фрейар поставил под знамена всех своих людей до единого, и пару недель о самом существовании дома Флаурос в столице не напоминало ни одно лицо. Сейчас Фрейар привычно цепким взглядом оглядывал зал. Похоже, его не интересовало ничего, кроме того, хорошо ли исполняет королевская охрана свои обязанности, словно происходящий переполох никакого отношения к нему не имел.
  За его плечом привычно маячил Ринальд. Грасиель подпирал стенку чуть в стороне. Выражение лица у него было настолько мрачным, что придворные шарахались от него, словно от зачумленного. Кровожадность младшего Флаурос была хорошо известна окружающим. На поле боя Грасиелю, похоже, так и не удалось полностью отвести душу. Фрейар отозвал его отряд, пытавшийся догнать бегущие остатки разгромленной орды. Теперь Грасиель так и искал, к кому бы придраться, но желающих ответить на его невысказанный безмолвный вызов дураков не находилось: как он владеет мечом, в столице помнили слишком хорошо.
   - Стоило мне уехать из столицы, - мрачно начал король, - и что я застаю по возвращении? Что здесь происходит? Почему еще в дороге мне докладывают, что моя личная охрана гоняет по степи варваров? Я слушаю ваши объяснения, маршал.
   - Позвольте вам доложить, ваше величество, - учтиво склонился Гервальд, - что это не имеет никакого отношения ко мне. Я не смею оспаривать ваши назначения на должности, но этот господин Фрейар в ваше отсутствие возомнил себя черти знает кем! Я категорически возражал, но он воспользовался тем, что официально мне не подчинен, и учинил все это безобразие!
   - Безобразие, строго говоря, учинили варвары, - пробормотал себе под нос интендант, но в царящей в зале напряженной тишине его услышали.
   - Откуда вообще степняки взялись во всей этой истории? - раздраженно дернул плечом король.
   - О, это был доклад из гарнизона Скайла, - принялся объяснять маршал. - Вернее, даже не совсем доклад. То есть, они прислали, конечно, бумагу, но я даже не берусь назвать его официальным донесением. Мне кажется, стоит объявить строгое взыскание к начальнику гарнизона, потому что подобное ведение документации никоим образом не может быть оправдано...
   - Довольно! - резко оборвал его король. - Фрейар!
   - Да, господин? - сдержанно поклонился Флаурос.
   - Доложите коротко и понятно, у меня нет желания выслушивать этот бред до вечера.
   - Лазутчики Скайла застали в походе орду степняков, которая двигалась тайно, без штандартов, в направлении столицы. Мне пришлось выдвинуться им навстречу.
   - Почему этим занимались вы? Это забота маршала, а не королевской охраны.
   - Совершенно верно, но маршал решил не выдвигать войска навстречу степнякам.
   - Что значит "решил не выдвигать"? - ледяным тоном уточнил Кейран. - А какого черта он делал?
   - Не могу этого знать, господин, - едва заметно улыбнулся Фрейар. - Меня не было в столице последние две недели. Но если вам угодно, я в ближайшее время соберу информацию.
   - Маршал, объяснитесь! - король едва заметно усмехнулся, показав, что оценил шутку подчиненного, но менять тему не собирался. - На столицу движется орда варваров, а вы, оказывается, не соизволили даже вывести войска им навстречу. Как это понимать?
   - Я не счел ситуацию достаточно серьезной, чтобы беспокоить столичный гарнизон, - смутно пояснил помрачневший Гервальд.
   - Ах, это называется беспокойство столичного гарнизона? - Кейран угрожающе поднял бровь. - А я-то думал, зачем мы держим армию. Видимо, чтобы холить, лелеять и повкуснее кормить. Вы издеваетесь?! - внезапно рявкнул он. - Мне рассказать вам, в чем состоят обязанности маршала? Почему, когда столица оказывается в опасности, армия отсиживается за стенами, как престарелые бабки? Фрейар, сколько было степняков в орде?
   - Около восьми сотен "клыков", господин, - бесстрастно откликнулся Флаурос.
   - Где вы их встретили?
   - Мы успели к переправе через Сирму.
   - И каков результат?
   - Мы не позволили им переправиться. Перебили, сколько смогли, по моим расчетам, не менее половины. Мой младший брат убил Сивого Быка, который вел орду.
   - Какой гарнизон вы брали с собой?
   - У меня нет доступа к командованию войсками, - пожал плечами Фрейар. - Я взял людей королевской охраны и своего дома.
  В зале стало совсем тихо.
   - И сколько людей вам удалось собрать? - уточнил наконец король.
   - Около трехсот, - спокойно ответил Фрейар.
   - Замечательно, - выдохнул Кейран. - Триста человек моей личной охраны успешно отбивают атаку восьми сотен варваров на столицу, в то время как армия отсиживается за стенами, потому что ее, видите ли, жалко беспокоить. Зачем мне, собственно, нужна такая армия? Вы не подскажете, маршал? Нет? Вот я тоже не знаю. И по возвращении меня еще встречают какие-то жалкие доносы, детский лепет про неуважение и непочтение. А что меня могло ожидать? Сгоревшая столица и вытоптанный степными конями Асфард? Вы имеете наглость в мое отсутствие пренебрегать всеми своими обязанностями и еще жалуетесь на тех, кто помнит о них?!
  Король перевел наконец дух. Нет, он не кричал, но от этого произнесенного на одном дыхании негромкого монолога собравшимся стало не по себе.
   - Что ж, решено, - Кейран хлопнул по подлокотнику кресла. - Придется напомнить вам о том, кому вы служите. Вашу участь, маршал, я решу позже, но не сомневайтесь: за свою безответственность вы получите по заслугам. Фрейар, который из ваших братьев убил на поле боя вождя?
   - Грасиель, господин.
   - Он получит награду из казны в пятьсот золотых. Всем остальным участникам похода по десять золотых. Что касается моей личной охраны... Грех не использовать людей, которые могут и хотят защищать корону, благо их не так уж и много в моем распоряжении. С сегодняшнего дня охрана превращается в новое подразделение армии. Назовем ее, скажем... Королевской гвардией. Подчиняться она по-прежнему будет напрямую мне, но получит гораздо более широкие права и обязанности. Фрейар, доложите мне позже, какое количество людей вы считаете целесообразным. К тем, которые уже находятся под вашим командованием, наберете еще, принципы набора полностью на ваше усмотрение.
  Фрейар поблагодарил короля вежливым поклоном, оставшись привычно бесстрастным. Ринальд и Грасиель тоже склонили головы, хотя вид у младшего по-прежнему был мрачный: кажется, разрешение еще кого-нибудь убить порадовало бы его куда больше любой другой награды.
   - На этом Большой совет закончен, - Кейран рывком поднялся с трона. - Все могут вернуться к исполнению своих обязанностей. Фрейар, идите за мной, нам нужно обсудить вопросы организации Королевской гвардии.
  ***
  В камине потрескивал огонь, и король сел в кресло рядом. Весело мельтешащие языки пламени хоть немного успокаивали. Флаурос замер за креслом, ожидая, когда монарх вспомнит о его существовании.
   - Скажите, Фрейар, - не отрывая взгляда от камина спросил Кейран, - почему меня окружают бесполезные идиоты?
   - Вы сгущаете краски, господин, - улыбнулся новоявленный глава Королевской гвардии. - В вашем окружении есть умные и преданные люди, готовые вам служить. Просто они делают свою работу, а не горланят об этом на каждом углу, поэтому меньше бросаются в глаза.
   - Они есть, но их мало, - вздохнул король. - Бессовестно мало. Иногда я сам удивляюсь, как мне вообще удается хоть что-то из моих замыслов. Но хватит ныть. Вернемся к нашим делам. Сколько людей вы хотите набрать?
   - Это зависит от того, чего вы хотите от Королевской гвардии, господин. Для охраны вашего величества у меня и сейчас достаточно людей. Если вы хотите поручить мне что-то еще, то, возможно, понадобится и больше.
   - А чего вы бы сами хотели? - Кейран пристально посмотрел на него.
   - Я сделаю все, что угодно будет вашему величеству, - Флаурос почтительно склонил голову. - Моя работа - выполнять ваши приказы, и я с удовольствием выполню любой.
   - Рад это слышать. Что ж, я бы хотел, чтобы вы продолжали охранять меня. Возьмите на себя также безопасность столицы. Городская стража будет действовать самостоятельно, но при первом требовании отчитываться вам. Ну и к участию в военных походах тоже будьте готовы. Думаю, ваши братья будут не против разнообразить скуку столичной жизни.
   - Грасиель в особенности, - улыбнулся Фрейар. Да, младшенького действительно стоило почаще выгуливать за пределами городских стен, хотя бы для безопасности окружающих. - В таком случае, мне действительно понадобятся еще люди.
   - Я бы с удовольствием дал вам звание маршала, - вздохнул король. - Но увы, поступить настолько вопреки всем законам не могу даже я. Хотя с каким наслаждением я бы отправил Гервальда на виселицу...
   - Сейчас не лучший момент, - вскользь вставил Флаурос.
   - Безусловно, - уныло подтвердил Кейран. - С волной возмущения, которая поднимется после этого, не справитесь ни вы, ни я, а гражданская война - это не то, что мы можем себе позволить. Так что я погневаюсь и прощу. Однако мне не хотелось бы давать вам звание ниже, чем у этого выкидыша осла. Все невольно будут думать, что вы его подчиненный... Лучше придумаем вам что-нибудь новенькое. Как там в Верне называют маршалов? У них было какое-то красивое слово...
   - М... Командор? Хотя я не уверен, но могу навести справки.
   - Не занудствуйте, - отмахнулся Кейран. - Мне и так нравится. Будете командором Королевской гвардии. И шлите к бесам всякого, кто попытается вами командовать: вас по-прежнему должны интересовать только мои приказы.
   - С вашего разрешения, я в ближайшие дни предоставлю вам точный доклад о потребностях нового подразделения.
   - Все, что вы попросите, - кивнул король. - Мало кому я могу такое обещать, зная, что с меня не станут требовать лишнего.
   - Благодарю за доверие, господин, - Флаурос сдержанно поклонился.
   - О, не стоит, - криво усмехнулся Кейран. - Я сейчас забочусь прежде всего о себе. Не хочется даже думать, что произошло бы, не останови вы чудом орду варваров. Все мои усилия в Зайтоне пошли бы прахом.
   - Как прошли переговоры? - осторожно осведомился Фрейар.
   - Сложно, - коротко охарактеризовал король. - Мой папенька успел нарушить столько соглашений, что на нас вполне закономерно смотрят с подозрением. Если бы не успех с возвращением Асфарда, боюсь, ни одно сопредельное государство не стало бы вообще вести с нами разговоры. Мне удалось добиться некоторых предварительных соглашений, но если бы по возвращении меня встретила сожженная столица, о них можно было бы забыть. Даже удивительно, насколько точно степняки рассчитали время и цель своей вылазки. Поневоле задумываешься, не появился ли у них какой-то очень умный и хорошо осведомленный советчик.
   - Я поручу Ринальду выяснить это.
   - Хорошо, если бы у него это получилось...
   - Вы недооцениваете моего среднего брата, господин. Пускай он уступает Грасиелю на поле боя, но в делах разведки он непревзойден.
  Король внимательно посмотрел на Фрейара.
   - Ваши братья под стать вам, - наконец сказал он. - Создатель щедро одарил их различными талантами. Не боитесь, что когда-нибудь им надоест быть младшими?
   - Нет, господин, - улыбнулся старший Флаурос. - Такие мысли их не посещают.
   - А, - Кейран лениво отмахнулся. - Все хотят наверх. Такова человеческая природа.
   - Куда уж выше. Из удельных дворян в близких слуг вашего величества - о таком наш отец не смел бы и мечтать. А ослаблять дом грызней между наследниками... Это прямой путь ко всеобщему краху, и такого подарка нашим врагам никто из них не сделает.
   - Ваши бы слова - да моим родичам в уши, - проворчал король.
  Он рывком поднялся из кресла и отошел к окну. В сгустившихся за мутным стеклом сумерках мельтешили оранжевые огоньки зажигавшихся фонарей и факелов. Суетились слуги, спешившие завершить дневные дела. Охрана во дворе и на замковых стенах сменяла караулы. Еще недавно за стеной простиралась лишь темнота, но сейчас там мерцал освещенными окнами еще небольшой, но с каждым годом растущий город.
   - Флаурос ведь четвертый дом ветви? - внезапно спросил король.
   - Да, господин.
   - Кто ваши старшие дома? Герцоги Арлор, кто еще?
   - Дома Шенан и Эйриан.
   - Все три бесполезны, - скривился Кейран. - Что ж, я не буду сильно горевать, если с ними вдруг что-то случится.
   - Простите? - Фрейар слегка склонил голову к плечу, и монарх в очередной раз подивился, до чего же братья похожи несмотря на различия.
   - Я бы хотел, - медленно и раздельно произнес король, - чтобы наградой за самую верную службу была герцогская цепь на ваших плечах.
  Флаурос помолчал, обдумывая услышанное, затем молча поклонился.
   - Знаете, за что я особенно ценю вас, Фрейар? - прищурился король.
   - За отсутствие лишних принципов? - честно предположил командор.
   - Да, и за это тоже. А еще за то, что награду не нужно преподносить вам на блюдечке, достаточно лишь на нее указать.
   - Я же сказал, ваше величество: я с удовольствием выполню любой ваш приказ.
  ***
  До назначенного места встречи на хорошей лошади от столицы можно было добраться за час. Трудно сказать, с какой целью кто-то из королей возвел эту башню более сотни лет назад, но варварам она определенно не понравилась. Несколько раз строение горело, и если бы не мощная каменная кладка, заброшенные развалины окончательно поглотила бы земля. Во время войны за Асфарийский полуостров по приказу короля башня была отстроена заново. Некоторое время она была важным сторожевым аванпостом, но после того, как кочевников изгнали далеко в северные степи, опять стала никому не нужна. Тем не менее, возвели ее добротно, а Кейран Второй хорошими вещами раскидываться не любил, поэтому сейчас башня значилась как королевский охотничий замок. Впрочем, по назначению использовать ее было попросту некому: у монарха было слишком много забот, чтобы тратить время на бесцельные развлечения. Поэтому герцог Арлор, заведовавший королевскими охотничьими владениями, без труда мог использовать ее для своих целей, не привлекая излишнего внимания.
  Встречаться в столице даже с соблюдением всех предосторожностей заговорщики не рискнули. В то же время покидать Велентор надолго всем вместе было подозрительно. Поэтому башня неподалеку от города оказалась самым удобным местом для переговоров. Сам герцог прибыл одним из последних. Его сопровождали двое слуг и невысокий человек в надвинутом на лицо капюшоне. Собравшиеся с напряженным вниманием уставились на неизвестного.
   - Кто это с вами, герцог? - подозрительно уточнил Сиэл Эйриан. - Вы не предупреждали о посторонних.
   - Успокойтесь, Сиэл, - спокойно осадил его глава дома Арлор, - это не посторонний. Сейчас я все объясню.
  Он кивком отпустил слуг. Когда они удалились, незнакомец наконец откинул капюшон. У него было простоватое бледное лицо, обрамленное светло-соломенными локонами.
   - Значит, и вы здесь, Дейан, - вздохнул глава дома Шенан. - Похоже, в этой стране не осталось никого, кому не мешали бы Флаурос.
   - Я чего-то не понимаю, - не унимался Сиэл, - какой Иннисам-то интерес быть с нами?
   - Если вы думаете, что только старшим домам не сладко, - тихим голосом вставил блондин, - то зря.
   - Вот именно, - поддержал его герцог. - Нам, может быть, трудно понять, насколько это тяжело - стоять сразу вслед за этими королевскими псами. Наши дома хоть в некоторой степени защищает более высокий статус.
   - Ну да, конечно, защита хоть куда, - не унимался Эйриан.
   - Это вы рассказываете мне? - холодно поинтересовался Арлор, и присутствующие стыдливо притихли. Три месяца назад единственный сын и наследник герцога трагически погиб на охоте. Прекрасный фехтовальщик и наездник, он неожиданно не смог справиться со взбесившейся лошадью. Что произошло затем, точно сказать никто не мог, но его мертвое тело нашли растерзанным дикими зверями лишь неделю спустя. Многие были уверены, что без вмешательства семьи Флаурос тут не обошлось, но высказывать подобные предположения вслух даже шепотом не решался никто.
  Герцог тоже вынужденно удовлетворился объяснением о несчастном случае. Похоронив сына в семейной усыпальнице, он вернулся из своего дуарского имения сильно похудевшим и постаревшим. В столице перешептывались, что вряд ли старик сможет пережить такое потрясение, но глава дома Арлор сдаваться не собирался. У семьи было достаточно наследников второй очереди, чтобы пережить нелегкие времена. Назначив себе преемника из числа племянников, герцог принялся исподволь выяснять настроения, царящие в соседних домах. Так что если семьи Шенан и Эйриан в комнату заговорщиков привел страх перед королевскими фаворитами, то домом Арлор двигал куда более сильный мотив - месть.
   - Помимо прочего, - негромко произнес Иннис, прерывая напряженную тишину, - у нас с Флаурос давно тянется серьезный земельный спор.
  Собравшиеся облегченно выдохнули. Повисшая пауза всем была в тягость, но никто не знал, как разрядить обстановку.
   - Ах да, - с готовностью поддержал Дейана глава дома Шенан, - вы, кажется, не можете никак поделить долины к югу от Лесты?
   - И к северу тоже, - печально подтвердил блондин. - Весь Мор остается спорной территорией, хотя с давних времен это были наши важнейшие владения. До сих пор мы продолжали пользоваться частью этих земель, но сомневаюсь, что такое положение дел продержится теперь долго. Флаурос под прямым покровительством самого короля, и для них не составит труда моментально решить этот спор, оставив мой дом почти без средств к существованию.
   - Да, вам не позавидуешь, - подтвердил герцог. - Но я думаю, мы в состоянии защитить вашу семью. В конце концов, это прямой долг старших домов. Мы не должны позволять выскочкам вроде Флаурос, забывшим о чести и благородстве, управлять этой страной.
   - Псы короля, - презрительно процедил сквозь зубы Сиэл. - Пора напомнить им их место. Король и сам позабыл о чести и благородстве, если позволяет им стоять у трона!
   - Нет, так далеко мы заходить не будем, - поспешно поправил герцог. - Мы верные слуги Его величества. Король еще молод, а молодости свойственны ошибки. Задача подданных - указать ему на неверные решения, которые могут причинить вред стране и короне. Именно на этом нам стоит сосредоточиться.
   - Король не желает слушать ничего дурного о доме Флаурос, - поморщился старый Шенан. - Как нам достучаться до него? Какие слова не говори, его любимчики у него всегда выходят правыми.
   - Значит, нужно предоставить ему не слова, а дела, - твердо сказал Арлор. - Такие дела, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что Флаурос - это зло, служащее лишь своим интересам.
   - А вам о таких делах известно?
   - Пока нет.
   - Тогда мы можем ждать хоть до скончания века. Эти собаки слишком хитры, чтобы проворачивать черные делишки прилюдно.
   - Ждать мы не будем, - твердо пояснил герцог. - Вы правы, это может занять много времени, а кто знает, когда Флаурос снова нанесут удар и кто станет следующей жертвой после моего сына. Мы не будем ждать! - он повысил голос. - Если наши враги не дают королю повода заметить их истинную суть, мы сами его создадим!
   - Вы предлагаете... ложно обвинить дом Флаурос? - потрясенно предположил Шенан.
   - Их вина истинна, надеюсь, это ни у кого из присутствующих не вызывает сомнений, - огрызнулся Арлор. - Мы лишь создадим обстоятельства, которые заставят короля это понять.
   - А это неплохая мысль, - живо откликнулся Сиэл.
   - Неплохая, только слишком уж опасная, - проворчал Шенан. Остальные заговорщики неуверенно переглядывались, не зная, чью сторону следует принять.
   - А что вы думаете, Дейан? - обратился герцог к примостившему в углу Иннису. Тот рассеяно оглядел собравшихся.
   - Я думаю, - наконец негромко сказал он, - что большинство не очень хорошо понимает происходящее. По сути, выбора у нас нет. Либо Флаурос, либо мы. Это не вопрос чести, а вопрос выживания, и если хотите знать мое мнение, то здесь все средства хороши.
   - Неплохо сказано, - усмехнулся Арлор. - Но если кто-то еще сомневается, он может покинуть нас сейчас, пока не поздно.
   - Предателей среди нас нет, - вскинулся Сиэл. Глава дома Шенан недовольно поджал губы, но спорить перестал.
   - Но в чем мы можем обвинить этих выскочек? - молодой Эйриан горел желанием действовать. - Это должно быть что-то действительно значимое, очевидная измена короне.
   - Конечно, - кивнул герцог. - Я думаю, можно воспользоваться тем случаем с нападением степняков на столицу. Слишком уж хорошо тогда все сложилось для Флаурос. Если мы сможем доказать, что они сами это все и организовали...
   - Не забывайте, - осторожно вставил Иннис, - что мы не так уж много знаем об обычаях кочевников, а король и братья Флаурос три года провели в степях Гетена во время войны. Любую нашу ошибку они тут же заметят. Ринальд и по сей день ведет какие-то дела с отдельными племенами варваров.
   - Вы точно это знаете? - встрепенулся Арлор.
   - Да, я приходил к нему из-за очередной стычки на границах наших владений, от него как раз вывели двух степняков.
   - Наверное, он допрашивал пленников...
   - Они не выглядели пленниками, - пожал плечами Дейан. - Они не были связаны, и охрана обращалась с ними весьма вежливо.
   - А почему вы вообще пошли со своей проблемой к Ринальду? - подозрительно поинтересовался Шенан.
   - А к кому еще? - печально усмехнулся блондин. - У Фреайра всегда один ответ - ему некогда. Так было и раньше, а теперь он и вовсе с головой в делах Королевской гвардии, таким ничтожным букашкам, как я, не стоит и рассчитывать на мгновение его драгоценного внимания. А чтобы идти с таким вопросом к Грасиелю, я слишком ценю свою жизнь и здоровье.
   - И часто вам приходится общаться с Ринальдом по такому поводу? - уточнил герцог.
   - Случается.
   - А не могли бы вы в ближайшее время сделать так, - хищно улыбнулся Арлор, - чтобы это случалось почаще? Грех нам не воспользоваться таким прекрасным случаем.
  Иннис тоскливо оглядел обращенные на него в ожидании лица и покорно вздохнул. Отступать было некуда.
  ***
  Стража на дворцовых стенах с тревогой поглядывала вниз на расстилавшийся у подножия холма город. Там что-то горело. Клубы дыма поднимались к небу из восточного района, примыкавшего в реке. Что именно там происходило, рассмотреть с такого расстояния было невозможно. Но по улицам то здесь, то там сновали группы вооруженных людей.
  В самом дворце тоже было неспокойно. Небольшие отряды собирались в разных местах, затем деловито направлялись куда-то. Тем не менее, ничего откровенно предосудительного они не делали, а стража никаких особых указаний не получала, поэтому лишь подозрительно косилась на происходящее. В столице явно творилось нечто важное, но что именно, никто не знал.
  Солнце поднялось выше, окончательно рассеяв утренние сумерки. Замковая стража нервничала. В городе занялось еще несколько пожаров. Давно должна была произойти смена караулов, но время шло, а охранников никто не сменял. Солдат, отправленный выяснить, в чем дело, скоро вернулся перепуганным.
   - Казармы стражи заперты, - доложил он офицеру. - Оттуда никого не выпускают. Говорят, приказ маршала Гервальда.
   - Что значит "не выпускают"? - почесал в затылке лейтенант. - Да чей бы у них ни был приказ, нам-то что делать?
   - Не могу знать, командир, - уныло откликнулся солдат. - Я и сам оттуда еле ноги унес.
   - Если это приказ маршала, почему нам ничего не сообщили? В любом случае, оставлять замок без охраны - не дело. Какая-то дрянь у нас творится нынче... Вот что, раз с маршалом какая-то история мутная, найди-ка ты командора Фрейара. Он тоже за безопасность дворца отвечает.
   - Я бы не очень на командора надеялся, - вмешался подошедший пожилой десятник.
   - Почему? - напрягся офицер.
   - А вон, глядите, - стражник указал куда-то вниз на город. - К югу столб дыма поднимается, недавно загорелось. Там дом семьи Флаурос. Сдается мне, у господина Фрейара сейчас дела поважнее охраны дворца.
   - Его вообще кто-нибудь видел?
  Стражники мрачно переглянулись.
   - Сегодня нет, командир, - наконец ответил десятник. - Хотя дворца он вроде бы не покидал.
   - А другие братья Флаурос?
   - Где Ринальд, не знаю. Но Грасиель еще вечером ушел в город и до сих пор не вернулся.
   - Значит, думаешь, это бунт против Флаурос?
   - Ну, откровенно говоря, не удивлюсь, если так. Слишком уж много недовольных было в последнее время.
   - Тогда дело дрянь, - вздохнул лейтенант. - Мы остались вовсе без командования.
   - Не стоит паниковать, офицер, - раздался спокойный голос, заставивший стражников подпрыгнуть от неожиданности и обернуться. На стену в сопровождении двух охранников поднимался герцог Арлор. Он немного запыхался: годы брали уже свое и крутая лестница далась ему не без труда, но несмотря на это герцог в своем лучшем доспехе не потерял былого величия.
   - Вы не остались без командования, - продолжил он, позволив себе лишь пару мгновений, чтобы перевести дух. - В столице происходят некоторые изменения, но все под контролем. Продолжайте выполнять свои обязанности.
   - Мои солдаты всю ночь были на посту, - хмуро возразил лейтенант.
   - Потерпите еще немного. К полудню все это закончится. А пока закройте ворота дворца.
   - Простите, герцог, но, при всем к вам уважении, вы не командуете дворцовой стражей.
   - Сегодня командую, - улыбнулся Арлор, протягивая офицеру свернутый лист бумаги. - Вот приказ маршала Гервальда. Пока вы будете выполнять мои указания.
  Лейтенант мрачно изучил поданный ему документ, особое внимание уделив подписи, но придраться было не к чему: размашистый росчерк Гервальда выглядел подлинным.
   - Что ж, - буркнул он, возвращая бумагу обратно, - все в порядке.
   - Замечательно, тогда выполняйте приказ, - кивнул герцог. - Закройте все ворота, опустите решетку и никого не впускайте, кто бы ни хотел попасть во дворец.
  Узкий проход в замковой стене перекрывался с двух сторон массивными дубовыми створками, окованными металлическими листами. Поверх наружных ворот опускалась дополнительная чугунная решетка, рассчитанная на то, чтобы выдерживать удар тарана. Впрочем, в мирное время ее не опускали. Днем все ворота замка были распахнуты, лишь на ночь стража закрывала наружные створки, оставляя незапертой только небольшую калитку. Поэтому перед закрытыми воротами вскоре скопилось около десятка телег с провизией для королевской кухни.
  Командиру стражников не оставалось ничего кроме тщетной ругани с высоты замковой стены. Возчики были полны возмущения и уезжать не собирались, несмотря на увещевания охраны. Обеспокоенные криками лошади нервничали и шарахались от гневно размахивающих руками людей, в результате чего две телеги сцепились колесами и образовали плотный затор.
  В самый разгар перепалки в конце улицы, ведущей к замку, возник небольшой пеший отряд. Несмотря на малочисленность, он уверенно двинулся к воротам. Воины, облаченные в добротные кольчуги и хорошие стальные шлемы, не имели опознавательных знаков, но одного вида их предводителя было достаточно, чтобы любой житель Велентора безошибочно определил, с кем имеет дело.
   - Это что за балаган в торговый день? - бесцеремонно осведомился Грасиель, огибая затор из повозок. - Кого ждем?
  Галдящие возчики, как по команде, замолкли и заворожено уставились на младшего Флаурос. Несмотря на то, что он с ног до головы был покрыт копотью, узнали его моментально.
   - Вот тебе и хрен с изюмом, - пробормотал себе под нос десятник. - Эти дуарские ребята, похоже, в огне не горят.
   - Так что за шум? - осведомился Грасиель у первого попавшегося под руку возчика. - И что за баррикада? Жить скучно стало, поиграть в войну захотелось?
   - Что вы, господин, - испуганно залепетал торговец. - Мы мирные торговцы, всего лишь привезли продукты для королевской кухни. А ворота вот... закрыты.
   - Ай, беда-то какая, - иронично посетовал Флаурос и тут же хищно поинтересовался: - А кстати, почему они закрыты?
   - Разве я могу знать, господин? - совсем перетрусил возчик. Репутация младшего брата командора была хорошо известна не только дворянам благородных домов, но и среди простых жителей столицы, а темные пятна на рукавах его кольчуги подозрительно напоминали запекшуюся кровь.
   - Ах, ты не знаешь, - совсем уж ласково протянул Грасиель. - Тогда какого шарка вообще открываешь рот? Пшел вон с дороги. Стража, открыть ворота!
   - Но у меня приказ, - растеряно откликнулся со стены лейтенант. - Велено не пускать никого.
   - Я, по-твоему, никто?
   - Я такого не говорил! - поспешно оправдался офицер. - Но приказ маршала...
   - Вот, что, лейтенант, - протянул Грасиель, - мне плевать на эту жирную ленивую свинью Гервальда. С ним я потолкую позже. Но ворота тебе лучше бы открыть. Пока я еще почти добрый.
   - Лучше бы нам и правда так сделать, - громко зашептал на ухо начальству десятник. - Маршалу-то хорошо писульки раздавать, только вот ссорится с этими дуарцами я бы не рискнул...
   - За нарушение прямого приказа нас и под суд могут отдать...
   - Ну и наплевать, зато живыми останемся, - буркнул стражник. - И потом, как ни крути, но чей-то приказ мы все равно нарушаем: либо маршала, либо Флаурос. Честно говоря, в любой заварушке я бы поставил на Флаурос...
  Охранники задумчиво посмотрели вниз. Торговцы бесшумно суетились вокруг телег, пытаясь расцепить и растащить их в стороны. Ругаться и кричать ни у кого больше желания не было. Грасиель не обращал на них внимания и с легким раздражением говорил что-то одному из своих людей. Похоже, ситуация не сильно его беспокоила.
   - Есть что-то здравое в твоих словах, - согласился наконец офицер.
   - Конечно, есть, - бесшумной тенью от стены отделился Ринальд. В отличие от младшего Флаурос, выглядел он сегодня как обычно, только слишком уж доброжелательно улыбался. - Вам действительно лучше бы поскорее открыть ворота. Мой брат не любит ждать.
  ***
  Главный отряд заговорщиков под предводительством герцога уверенно двигался по коридорам. Дворец постепенно оказывался под их контролем. Нападение, похоже, было полной неожиданностью для охраны. Стража при виде подписанных маршалом бумаг вовсе пропускала отряд безо всяких вопросов. Небольшие группы солдат Королевской гвардии, столкнувшись с хорошо организованным противником, почти сразу отступали без боя.
  Миновав парадные залы, заговорщики попали наконец в западный корпус. Длинный прямой коридор тянулся до высокой дубовой двери кабинета командора Королевской гвардии. В коридоре не было ни души.
   - Это нормально? - нервно спросил кто-то, кажется, из дома Эйриан. - Где вся охрана?
   - Видимо, разбежалась, услышав о нашем приближении, - презрительно бросил герцог, хотя у него самого на душе от зрелища абсолютно пустого помещения стало тревожно. Королевская гвардия была создана совсем недавно, и Арлор побывал в кабинете командора всего однажды. Тогда вдоль всего коридора стояли охранники в полном вооружении, и заговорщики готовились к серьезной битве перед дверями Фрейара. Может быть, с тех пор что-то изменилось в здешних порядках? Чтобы люди, отобранные самим главой дома Флаурос, трусливо разбежались при первых же слухах о бунте, верилось с трудом.
  Но показывать свои сомнения при соратниках герцог себе не позволил. Он уверенно шагнул вперед, и отряд послушно двинулся за ним.
  Унылый пустой коридор производил тягостное впечатление. Еще недавно, как помнил Арлор, стены здесь были завешены яркими коврами. Сейчас незваных гостей встречал лишь голый камень, только с высоты больше человеческого роста скалились тяжелые бронзовые украшения в виде волчьих голов. Шаги гулким эхом отдавались под сводчатыми потолками.
  В какой-то момент герцогу начало казаться, что сейчас они распахнут двери - и увидят пустой кабинет. Что тогда им следует делать? Фрейар знает дворец куда лучше бунтовщиков. Если ему удалось сбежать, найти его будет не так-то просто. Хотя ворота замка заперты, кто знает, нет ли здесь потайных ходов. Да и с командора станется, придя в себя, собрать своих людей и пойти на прорыв. Заговорщики рассчитывали быстро захватить старшего Флаурос, пользуясь внезапностью. Что произойдет, если они его упустят, не хотелось даже думать. Герцог старался не показать соратникам своей тревоги, но она усиливалась с каждым шагом по коридору. Бронзовые волки словно ехидно усмехались сверху, и Арлор с трудом подавил желание в ярости сорвать со стены хоть одну из этих наглых морд.
  Верные телохранители подскочили к дверям первыми, загораживая хозяина от возможного нападения. Один из них распахнул тяжелые дубовые створки и почтительно отступил в сторону. Герцог понадеялся, что его облегченного вздоха спутники не услышали. Кабинет выглядел, как ему и полагалось. Несколько массивных полок с документами и картами по бокам от висящего на стене щита с королевским гербом, большая медвежья шкура у камина, стойка для оружия в углу.
  Сидевший за столом Фрейар поднял голову от бумаг и немного рассеяно взглянул на ввалившуюся к нему вооруженную толпу. Конечно, герцог готовился к этому моменту заранее и представлял, что скажет в столь торжественную минуту. Но сейчас, как назло, заготовленная речь никак не вспоминалась, тем более что Фрейар вел себя не совсем так, как в мечтах главы бунтовщиков. Нет, наивным старый Арлор не был, испуга или раскаяния от главы дома Флаурос он не ожидал. Но все же хоть какие-то эмоции тот, по представлению герцога, должен был проявить: удивление, злость, наконец. Но Фрейар просто вежливо ждал, предоставив бунтовщикам самостоятельно начать разговор. Арлор заметил, что на нем новенький доспех. Впрочем, глава Королевской гвардии вполне мог нацепить кольчугу и просто ради своих служебных дел. Новый же шлем лежал рядом с командором на стопке документов, а меч покоился на стойке за спиной - достаточно далеко, чтобы не стоило и думать быстро до него дотянуться. Несмотря на спокойствие, вряд ли Фрейар ожидал сейчас подобных гостей.
  Прийдя к такому выводу, герцог уверенно шагнул в центр кабинета.
   - Вы арестованы, командор, - торжественно объявил он.
   - Кто так решил? - вежливо спросил Флаурос.
   - Мы, - не нашел более умного ответа глава бунта.
   - О, - иронично протянул Фрейар, - как я вижу, представители дома Арлор, дома Эйриан и дома Шенан, если я не ошибаюсь? Уж вас-то, Ульрик, я полагал умнее.
  Ульрик Шенан стыдливо юркнул за спину соседа.
   - Вас мы тоже считали посообразительнее, командор, - парировал герцог. - Могли бы предвидеть, что истинные сыны благородных домов не позволят таким, как вы, долго попирать дворянскую честь.
   - Я не ослышался, о чести разглагольствует толпа трусов, осмелившаяся ввалиться ко мне в кабинет только вместе с целым отрядом охраны? - ухмыльнулся Фрейар.
   - Мы полагали, что встретим более активное сопротивление, - вздернул подбородок Арлор. - Но, как оказалось, польстили вашей прозорливости. Вы можете подождать за дверью, - бросил он охранникам. - Хватайте всякого, кто попробует войти сюда.
  Те неровной вереницей потянулись обратно в коридор. В кабинете осталось лишь около десятка дворян благородных домов.
   - Что ж, - продолжил герцог, - теперь мы можем побеседовать в присутствии лишь избранных.
   - И о чем же, вы полагаете, я могу беседовать с бунтовщиками? - вежливо осведомился Фрейар. Он по-прежнему был слишком спокоен, но герцог запретил себе размышлять о причинах такой поразительной выдержки. Однако его взгляд упал на лежащий на столе поверх бумаг новенький шлем командора, и Арлор почувствовал новый укол тревоги.
  Работа была великолепной. Не иначе как Флаурос заказал весь доспех у кузнецов Бейля. Кольчуга из особенно массивных колец наверняка весила гораздо больше обычной, зато и прочностью отличалась отменной. Вороненые нагрудник, наручи и шлем были украшены тончайшим позолоченным узором. Все в цветах королевского дома, как и подобает главе Королевской гвардии. Впрочем, цвета самого дома Флаурос не так уж сильно отличались: черный с малиновым вместо золотого.
  Особенно старался мастер, когда делал шлем. Он придал подвижному забралу форму маски зверя. В первый момент герцогу показалось, что это волк, но сейчас он отчетливо разглядел: со стола на него щерилась стальная морда черного пса. Ошибиться было невозможно, оружейник великолепно передал характерную, совсем не волчью форму головы с широкой мордой и некрупными ушами. Арлор с трудом удержался от соблазна выскочить в коридор и проверить, точно ли там на стенах были волки.
  "Псы короля"...
  Конечно, именно так называли заговорщики братьев Флаурос, но откуда Фрейару знать об этом прозвище, будто он подслушал их беседы в охотничьем замке? Герцог внимательно вгляделся в спокойное лицо командора. Неужели все-таки каким-то путем ему стало обо всем известно? Но разве позволил бы он тогда бунтовщикам осуществить их план?
  "Да нет, это просто совпадение, - успокоил себя Арлор. - И очень символичное. Пусть собаки знают свое место".
   - Не беспокойтесь, - он заставил себя оторвать взгляд от проклятого шлема, - долгой беседой мы вас не утомим. Впрочем, во время заключения у вас будет время соскучиться по общению.
   - А не слишком ли вы уверены в себе? - насмешливо уточнил Фрейар. - С чего вы взяли, что у вас есть какие-то полномочия?
   - Они у меня есть, - веско ответил герцог. - Если желаете, маршал Гервальд чуть позже подтвердит их вам лично.
   - О, так маршал - тоже деятельный участник этого балагана? - командор откинулся на спинку кресла. - А что же он лично не почтил меня своим визитом?
   - Почтит своевременно. Возможно, уже в тюрьме, - Арлор не стал признаваться, что, согласно плану, Гервальду полагалось быть сейчас здесь после захвата южных башен дворца. Вероятно, какие-то дела его задержали.
   - И на каком же основании вы собираетесь меня туда упрятать? Полагаю, вы придумали что-то более весомое, чем зависть к моему дому?
   - Измена короне вас устроит? - герцог почувствовал, что начинает терять терпение, тем более что Фрейар по-прежнему сидел, небрежно развалясь в кресле, а заговорщики толпились перед ним, как провинившиеся подчиненные.
   - И вы сможете ее доказать? - уточнил командор.
   - Естественно!
   - И вы полагаете, что я буду скромно стоять в сторонке и молчать, пока вы на меня клевещете?
   - Да вас никто даже спрашивать не будет, - огрызнулся кто-то из толпы дворян, правда, тут же трусливо спрятался за спины соседей. Фрейар снисходительно улыбнулся:
   - Ну хорошо, допустим, меня вы сейчас препроводите в тюрьму. Думаете, мои братья вам это позволят?
   - О, здесь можете не беспокоиться, - настал черед герцога позлорадствовать. В группе заговорщиков тоже послышались довольные смешки. - Ваши братья вряд ли вмешаются. Теперь уже нет.
   - Не вполне понимаю, - пожал плечами Фрейар.
   - Объясню наглядно.
  Арлор подошел к окну и распахнул его. Кабинет находился достаточно высоко. Вид на город отсюда был не таким хорошим, как с городской стены или из центральной башни замка, но дымы от пожаров можно было рассмотреть.
   - Вам хорошо видно, что происходит в той части города? - с издевательской заботой спросил герцог.
  Фрейар с ленцой поднялся из кресла и тоже подошел к окну. Несколько молодых людей из дома Эйриан нервно дернулись, беспокоясь, не приблизится ли он к стойке с оружием, но командор не сделал ни малейшей попытки завладеть своим мечом.
   - Что-то горит, - кратко охарактеризовал он увиденное.
   - Как-то вы небрежно о своем младшем брате, - в толпе снова довольно хохотнули. - Удивительно, что господин Грасиель был столь постоянен в своих пристрастиях. Вы знали, что он ходил веселиться обычно в один и тот же бордель? Остальное было нетрудно. Шлюхи, знаете ли, так непостоянны, кто платит, того и обслуживают. Могут и снотворного подсыпать, и дверь во время пожара запереть. Так что герой битвы в Гнилых оврагах вам на помощь прийти не сможет... Вы меня слушаете?
   - Я думаю, - серьезно ответил Фрейар, - выгнали вы из борделя других посетителей, когда его подожгли, или так спешили сжечь моего брата, что не удосужились?
   - Вас только это волнует? - рыкнул герцог. - Впрочем, чего я ждал? Вряд ли вас беспокоит чья бы то ни было жизнь, кроме вашей собственной. Тогда вас не огорчит и следующее известие. Посмотрите в ту сторону. Как вы полагаете, откуда поднимается вон тот столб дыма?
   - Что-то рядом с домом моей семьи.
   - Это и есть дом вашей семьи! - зло выплюнул Арлор. - Не думайте о нас плохо, господин Фрейар, мы не чудовища, но вы нас вынудили! Я сочувствую вашей жене и детям, но вам не следовало трогать моего сына!
  Флаурос посмотрел на него невесело с едва заметным оттенком брезгливости. Герцог внезапно очень остро почувствовал, что Фрейар почти на голову выше, и это тоже раздражало.
   - Хорошо, я вас понял. А что насчет Ринальда?
   - О, не беспокойтесь, его мы тоже найдем. Но хватит болтать, - раздраженно рявкнул герцог. - Мы и так слишком любезны с вами, пора и честь знать.
   - У меня еще один вопрос. В чем именно вы намерены обвинить меня перед королем?
   - Сговор с варварами, - улыбнулся герцог.
   - Банально, - поморщился командор. - Я надеялся, что хотя бы в последний момент вы изобретете что-то пооригинальнее. Но вы правы, действительно пора заканчивать, смысла в дальнейшей нашей беседе я не вижу.
  Арлор открыл было рот, чтобы сказать, насколько мало его интересует мнение Фрейара, но тут в коридоре раздался смутный шум и сдавленные крики. Бунтовщики занервничали, хотя высказать тревогу вслух никто не рискнул.
  "Трусливые крысы", - с тоской подумал герцог.
   - Что там происходит? - недовольно проворчал он вслух. - Ульрик, вы стоите ближе всех, откройте дверь, узнаем, что случилось.
  Шенан послушно распахнул створки, и по кабинету разнесся потрясенный вздох.
  Почти все охранники валялись на полу. Некоторые, видимо, были уже мертвы, другие судорожно пытались подняться, цепляясь за каменную кладку. Короткие арбалетные болты пробили дешевые кольчуги без особого труда. Около десятка наименее пострадавших солдат вскочило и бросилось наутек по коридору, но дверь в противоположном его конце оказалась заперта.
   - Это измена, - потрясенно пробормотал Ульрик, обретя первым в комнате дар речи.
   - Кто бы говорил, - бесстрастно подал голос от окна Фрейар. - Но я покажу вам, как это работает. Ринальд, пожалуйста, повтори.
  Мгновение спустя из бронзовых оскаленных волчьих пастей вырвалась новая волна болтов. С такого небольшого расстояния даже обычные стрелы, выпущенные из лука, наносили бы тяжелые раны. Арбалеты же, одно из последних удачных изобретений бейльских оружейников, и вовсе прошивали кольчуги, как нож масло, поливая коридор смертоносным дождем. Спрятаться в абсолютно пустом помещении было негде, и невидимые арбалетчики с легкостью расстреливали сверху оставшихся еще в живых охранников. Через несколько мгновений в коридоре было все кончено.
  Заговорщики лишь потрясенно смотрели на гибель своих солдат. Победа стремительно ускользала от них, слишком быстро, чтобы люди могли осознать, что именно сейчас происходит. Герцог перевел ошалелый взгляд на спокойного, как каменный истукан, Фрейара, потом на растерянных соратников, и внезапно осознал, что эти проклятые бронзовые украшения с волчьими головами есть и в кабинете.
  Он попытался еще что-то крикнуть и вытащить меч, но рука командора вовремя перехватила его запястье, заставляя вернуть клинок в ножны и прижимая самого Арлора лицом к стене. В следующий миг арбалетные болты застучали по камню совсем близко.
  Этот залп был коротким. Резкий звон металла почти сразу прекратился, крики перешли в стоны раненных. Стальная хватка на запястье и плече герцога ослабла, и он смог наконец обернуться и оценить масштабы произошедшей катастрофы. Все его соратники валялись на полу, почти все были живы, но изранены. Сам Арлор стоял у окна, арбалетчики не стреляли туда, чтобы не задеть Фрейара. К тому же, командор, прижав его к стене, окончательно обезопасил от попадания болтов.
  Часть каменной кладки в стене отъехала в сторону, впуская в кабинет Ринальда с разряженным арбалетом в руке. За ним потянулись другие стрелки в новеньких доспехах королевской гвардии.
   - Раненых осмотреть, - бесстрастно распорядился командор. - Тех, кто совсем плох или вздумает сопротивляться, добить, остальных в темницу. И Ринальд... Прикажи вернуть ковры, без них такое эхо, что слышно даже здесь. Любой, кто хоть раз имел дело с пещерными варварами, сразу заподозрил бы, что с коридором дело нечисто...
   - Зато их не придется стирать и штопать, в отличие от вашего любимого медведя, - едва заметно улыбнулся средний Флаурос.
   - Нет уж, - фыркнул Фрейар, - штопанный медведь - это для меня слишком, распорядись выкинуть эту несчастную шкуру.
   - Как вы все это провернули? - подал наконец голос герцог. Он не стал сопротивляться солдатам, понимая, насколько это бесполезно, и теперь стоял уже в кандалах.
   - Что именно? - уточнил командор. - Если вы про коридор, то в этом замке множество таких сюрпризов. Король строил его с большим вкусом, знаете ли...
   - Откуда вы вообще узнали? Кто нас предал?
   - А вы как думаете? - глава Королевской гвардии вернулся обратно к столу в свое любимое кресло.
   - О, у меня много вариантов, - печально вздохнул Арлор. - В принципе, на любого из моих соратников достаточно было как следует надавить...
   - Как вы смеете, - вяло возмутился кто-то из молодых дворян, но Ринальд громко звякнул металлическим крюком, взводя пружину своего арбалета, и вмешиваться в разговор больше желающих не нашлось.
   - Вы хотя бы здраво оцениваете своих союзников, - усмехнулся Фрейар. - Но неверно понимаете ситуацию. Вы все еще считаете, что я раскрыл ваш заговор в процессе. Вам не приходило в голову, что я сам его организовал?
  Бунтовщики оторопело уставились на командора.
   - Ох, нет, я не отбираю у вас лавров, что вы, - махнул тот рукой. - Но неужели вы правда думали, что я буду отстреливать каждого из вас по отдельности? Три больших благополучных дома с огромной лестницей наследования... Это потребовало бы кучи сил и денег, было бы слишком рискованно и закончил бы я в лучшем случае к старости. Нет, с вами нужно было разбираться сразу скопом. Так что случай с вашим сыном - всего лишь провокация, герцог, чтобы заставить вас организовать этот милый и столь провальный заговор.
   - Чудовище, - выплюнул Арлор. - Выходит, вы даже родных своих не пожалели ради этого?!
   - Ну что вы, зачем же так... Ваши люди всего лишь спалили пустой дом, наши семьи уехали оттуда, забрав с собой все ценное. Можно было, конечно, не позволить вам и этого, но к чему тратить силы на защиту голых стен? Тем более что семье все равно понадобится теперь новый дом, соответствующий новому статусу.
   - Рано радуетесь! Замок все еще под нашим контролем!
   - Я бы не очень на это рассчитывал. Ринальд, где Грасиель?
   - Вы же сами разрешили ему прогуляться по дворцу, - пожал плечами средний брат. - Думаю, он развлекается вовсю со своими головорезами.
   - Пусть заканчивает. Оставшихся бунтовщиков можно отловить и попозже. Я же велел ему к полудню быть здесь!
   - А я и так здесь! - младший Флаурос ввалился в кабинет, запыхавшийся, как загнанная лошадь. Следы копоти почти исчезли с его лица, теперь он с ног до головы был покрыт пятнами подсыхающей крови. - Почему, как что, так сразу я?!
   - Потому что ты увлекаешься, стоит дать тебе начать размахивать мечом, - пожал плечами Фрейар.
   - Но я носился, как угорелый, чтобы успеть все!
   - И как там, в городе?
   - Подожгли все указанные дома, как вы велели. Никто не выбрался, я проверил лично.
   - А что с таверной? - вставил Ринальд.
   - О, ты не представляешь, как я зол! - застонал Грасиель. - Пришлось сжечь мой любимый бордель с моими любимыми шлюхами!
   - Вместе?
   - Ну, я не люблю, когда мне пытаются подсыпать сонного зелья в вино... Где я теперь буду веселиться?! Это было единственное приличное заведение в столице!
   - А с незадачливыми поджигателями что сделал? - подал голос командор.
   - Как что, туда же запихнул!
   - Нет! Сиэл! - вскрикнул кто-то из толпы связанных заговорщиков, и герцог узнал в кричащем Сирена Эйриана. Он был, кажется, то ли братом, то ли кузеном Сиэла.
   - Точно! - обрадовался Грасиель. - Там в суматохе некогда было разбираться, но мне казалось, что в толпе этих идиотов мелькала тупая рожа Сиэла. Значит, и вправду. Ну, орал он знатно, когда дом горел.
   - Бешеный пес!
   - Да что вам всем не нравится? - развел руками младший Флаурос. - Повторяете, как заведенные: "бешенный пес", "сумасшедший". Да я самый добрый из нас троих! Я просто беру и убиваю. Впрочем, тебе не повезло. У тебя будет шанс сравнить мой способ решения проблем с добротой моих старших братьев.
   - Ладно, хватит болтать, - махнул рукой командор. - Возьми свежий отряд и продолжи зачистку дворца. Мы присоединимся чуть позже. И оставь в живых нескольких главарей, - предупредил он. - Нам нужен громкий судебный процесс. Не гробы же ставить на скамьи подсудимых. Причем, зная тебя, закрытые.
  Грасиель нехотя кивнул.
   - Не забудь, что несколько - это явно больше двух, - с невинным видом вставил Ринальд.
   - Сам знаю, - огрызнулся младший, исчезая за дверью.
  Вместо него в кабинет вошел невысокий блондин в сером плаще. За ним следовал десяток вооруженных гвардейцев.
   - И вы здесь, Дейан, - приветствовал его кто-то из пленников. - Выходит, захват казарм тоже провалился...
  Иннис посмотрел на него странно, словно на внезапно приставшего незнакомца.
   - Не знаю, - после небольшой паузы все-таки ответил он. - Я не был в казармах и не в курсе, что там творится.
   - Как это не были? Вы же должны были...
   - Да ладно, давайте вы не будете дураками, - натянуто улыбнулся блондин.
   - Вы, - выдохнул герцог. - Это вы предали нас, Дейан!
   - Не совсем так, - глава дома Иннис спокойно пожал плечами. - Вернее было бы сказать, что я не был с вами с самого начала.
   - Что?!
   - Я же не самоубийца... Старшим домам действительно не понять. Вы живете в своем выдуманном мирке, а нам, простым смертным, приходится существовать в реальном мире. Нужно быть полным идиотом, чтобы идти против дома Флаурос. Впрочем, у вас другого выхода и не было, но мне-то зачем вместе с вами прыгать в эту пропасть? Я бы и вовсе не вмешивался, если бы господин Фрейар не предложил очень выгодную сделку...
   - Значит, вы нас попросту продали, - прохрипел Ульрик Шенан. Он был тяжело ранен, несколько болтов вошло ему в грудь, и, судя по тому, с каким презрением косились охранники, шанса дожить до тюремной камеры у него почти не было.
   - Я всего лишь думаю о благополучии своего дома. Как и вы.
   - Вы все сделали, Дейан? - спросил командор.
   - Да, все готово, как вы и хотели, - кивнул Иннис.
   - Король не допустит! - простонал Ульрик.
   - Король, - спокойно произнес Фрейар, - сейчас находится на пути к своему малому охотничьему замку. Где он обнаружит множество интересных документов и прочих доказательств вашей измене короне. К этому будут приложены и показания свидетеля. Что там говорилось про Его величество, Дейан?
   - Они говорили, что король позабыл о чести и благородстве, - охотно подсказал блондин.
   - Это был слова Сиэла Эйриана! - возмутился герцог. - И я тут же оборвал столь недостойные дворянина речи!
   - Этого я не помню, - развел руками Иннис.
   - Ринальд, - приказал командор, - арестуй маршала.
   - Хм, маршала? - задумчиво протянул средний Флаурос. Фрейар обернулся, внимательно посмотрел на брата, затем покорно вздохнул.
   - Что с вами поделаешь... Ладно, - исправился он. - Тогда собери у заговорщиков эти бумажки о полномочиях, подписанные маршалом. Они тоже послужат неплохим доказательством измены, раз уж сам Гервальд теперь не может дать показаний.
   - Как это не может? - вскинулся Сирен Эйриан.
   - Он поскользнулся и упал с башни, - услужливо пояснил Ринальд. - Ужасное несчастье. Маршал слишком эмоционально воспринял происходящее. Я пытался его удержать, но все было тщетно. Он упал с Серебряной башни прямо на каменную мостовую. Сразу насмерть.
  В зале воцарилась потрясенная тишина.
   - Но ведь... - наконец выдавил Сирен. - На Серебряной башне сплошной каменный парапет по грудь высотой. Как там можно сорваться?
   - Я же сказал, - улыбнулся Ринальд, - он очень сильно поскользнулся.
  Пленные подавленно замолкли. У всех разом мелькнула мысль, что, возможно, тем, кому довелось сегодня встретиться с Грасиелем, действительно повезло.
   - Ничего личного, герцог, поверьте, - усмехнулся Фрейар, поднимаясь. - Вы благородный и даже не очень глупый человек. Мне просто нужно ваше место.
   - А вы не думаете, что король сделает с вами, когда узнает, как вы все это провернули? Мы ведь не будем молчать, - пригрозил Арлор.
   - Вы правда думаете, что король не знает? - на лице главы дома Флаурос появилось даже некоторое сочувствие. - Не разочаровывайте меня, неужели я думал о вас слишком хорошо? Ваша беда в том, что вы не нужны королю. А я нужен. Как вы нас называете? "Псы короля"? Что ж, неплохое прозвище. Мы и вправду верные псы Кейрана, и без сомнения рвем горло любому, на кого он укажет. Уведите пленных, у нас еще много дел.
  ***
   - Мы что, отдаем Иннисам весь Мор?! - возмутился Грасиель. Новый доспех младшему Флаурос до неприличия шел. Черный с позолотой подчеркивал отливающий рыжиной каштан волос, а оскаленная пасть на шлеме вполне соответствовала хищному выражению лица.
   - Да, - кивнул Фрейар, - это тоже часть уговора.
  Кабинет командора Королевской гвардии давно уже привели в порядок, и сейчас ничто здесь не напоминало о недавно всколыхнувшем столицу бунте.
   - А не жирно ли им будет? - продолжал ворчать Грасиель. Длинный судебный процесс, тянувшийся уже несколько недель, его раздражал. Заговорщики были обречены, это стало очевидно даже для самых радужно настроенных их сторонников, и бесконечные допросы и заседания были всего лишь спектаклем, призванным окончательно утвердить в глазах окружающих победу дома Флаурос.
   - Не переживай, - усмехнулся Фрейар, - пускай они хоть немного порадуются. Мор - всего лишь небольшой клочок полей и пара виноградников. Мы не обеднеем от такой потери. Мы ведь теперь герцоги, так что не будем жадничать.
   - Мы что, получим что-то из земель опальных домов? - догадался Ринальд. В отличие от младшего брата он как раз чувствовал себя в хитросплетении дворцовых интриг, как рыба в воде. Суд над бунтовщиками для него был не тяжкой обязанностью, а своеобразным удовольствием, и глава дома с радостью переложил на его плечи основные заботы по этому делу.
  Фрейар довольно усмехнулся:
   - Официальное объявление будет после завершения судебного процесса, но король уже подписал все бумаги. Мы получим береговую линию от Шарита до Валье и южную часть Ледора до реки Илса.
   - Но это же почти вся территория дома Арлор и еще понемногу от остальных домов, - восхитился Ринальд.
   - О чем я и говорю, - кивнул старший Флаурос. - Мы приобретаем куда больше, чем Мор со всеми прилегающими к нему землями. По-моему, в нашей ситуации это весьма скромная плата за услуги дома Иннис.
  Грасиель пробурчал под нос что-то недовольное.
   - Тебе сегодня просто все не нравится, - пожал плечами Ринальд. - Поехал бы лучше проветрился, а то от твоего выражения лица гвардейцы шарахаются.
   - Кстати о поездке, - оживился Фрейар. - Тебе, Грасиель, действительно стоит прогуляться на свежем воздухе. Съездишь, развлечешься, найдешь себе новый бордель...
   - Это куда это вы меня выгоняете? - подозрительно поинтересовался младший.
   - Куда подальше, - честно признался глава дома. - Пока не завершился суд над бунтовщиками, лучше тебе уехать из столицы, а то ты мало того, что всех запугал, так еще и ругаешься шарками на каждом углу. А это, между прочим, портит наш авторитет как верных адептов Создателя.
   - Да к шаркам Создателя, - огрызнулся Грасиель.
   - Сколько угодно, - пожал плечами Фрейар. - Только не прилюдно. Так что поедешь домой, по дороге потренируйся ругаться как-нибудь более политически правильно. Здесь тебе не степь, где окружающим все равно, в кого ты веришь, хоть в Создателя, хоть в Лунного Волка, хоть в морских шарков. Заодно проедешь по нашим новым владениям, посмотришь, что там и как. Да, и вот еще что... Я хочу, чтобы ты внимательно осмотрел берег между Валье и Нисом.
   - Это еще зачем? - уточнил Грасиель.
   - Я тут изучил смету на ремонт фамильного замка, - задумчиво протянул Фрейар. - И знаете, ну его... к шаркам!
   - Хотите перенести родовое поместье? - выдохнул Ринальд.
   - Да. Ты против?
   - Нет. Хотя это вроде бы не по правилам.
   - Да плевать на правила, - отмахнулся старший Флаурос. - Наше имение все равно неудачно расположено. Теперь, когда в нашем распоряжении такая протяженная береговая линия, нам нужно быть ближе к морю. А между Валье и Нисом много прибрежных скал. Если правильно выбрать место, можно выстроить неприступный замок даже без особых затрат.
   - Я даже припоминаю подходящее местечко, - кивнул заметно оживившийся Грасиель. - Где-то вот здесь, - он ткнул пальцем в карту, - есть просторный скальный мыс, местные его называют, кажется, Ориас.
   - Вот и посмотришь на месте, - согласился Фрейар. - Времени у нас много, а выбирать нужно тщательно. Я надеюсь, что этот замок будет служить еще многим поколениям герцогов Флаурос.
  ***
  Пятна солнечного света постепенно ползли по вощенному паркету. Если в начале занятия они сиротливо ютились в углу у подоконника, то сейчас занимали уже большую часть комнаты, падая на крышку крайнего стола. Можно было бы задернуть тяжелые бархатные шторы, но Ристеру не хотелось, чтобы ученики сидели в темноте и духоте. Конечно, это заставило бы их лучше сконцентрироваться на работе, а так мальчишки постоянно крутились, поглядывая в окна. Но не прятать же учеников по весне в подвал, пусть тренируют усидчивость, в конце концов.
  Тут Ристер заметил, что Нивел крутится не только от нетерпения. Яркие солнечные блики попадали ему в лицо, слепили глаза, мешая читать. Парень помаялся и пересел, отодвигаясь. Слепящие блики тут же мигнули и услужливо переместились, снова не давая Нивелу покоя.
   - Господин Рэниар, - спокойно окликнул Ристер, - будьте так любезны вернуть вашу чернильницу на прежнее место.
   - Я ее не двигал, наставник, - откликнулся нахал.
   - Абсолютно верно, но вы ее поворачивали. Пожалуйста, поставьте ее в прежнее положение.
  Коварные блики снова мигнули и нехотя отползли в сторону от своей жертвы. Ристер вздохнул, понимая, что долгим покоем Нивелу наслаждаться не придется, Рэниар непременно придумает что-нибудь еще.
  Лет тридцать назад он бы такого ученика не выдержал. Даже сейчас, при всем многолетнем педагогическом опыте, неподобающее желание просто выдрать юного Флаурос ремнем наставника порой посещало. Абсолютно покладист мальчишка был только со своим старшим братом. Наставнику тоже перепадала значительная часть его уважения. Но окружающим чаще всего приходилось иметь дело с нелучшими сторонами характера Рэниара. Хотя надо было отдать мальчишке должное: он никогда не вредничал просто так, его открытую неприязнь нужно было заработать.
  Вот и бедняга Нивел имел неосторожность весьма нелицеприятно высказаться в адрес Фредегара Флаурос, старшего брата Рэниара. Конечно, избалованный двенадцалетний мальчишка не сам придумал глупые слухи, он всего лишь повторял слова, услышанные им от взрослых, стараясь казаться старше и серьезнее.
  Рэниару не нужно было казаться взрослее. Худенький подросток и так порой удивлял окружающих совершенно не детским взглядом на мир. Только рядом с братом он немного оттаивал и дурачился, как нормальный ребенок.
  Ристер прекрасно понимал причины такого поведения. С рождения слишком слабый и болезненный для семьи потомственных военных, он был разочарованием для своих родителей. Отец не стеснялся постоянно напоминать ему об этом. Мать, словно стыдившаяся того, что смогла родить лишь одного здорового ребенка, старалась вообще не обращать внимания не существование младшего сына. Настоящим чудом наставник считал то, что мальчишка не озлобился на весь мир.
  Старший брат был единственным, кто искренне заботился о нем, и Рэниар отвечал ему самой искренней привязанностью. Фредегар сам учил его фехтованию и верховой езде. Иногда Ристер посещал их уроки, интересуясь успехами своего ученика, и каждый раз отмечал заметный прогресс. Пускай младший Флаурос все еще был слабее сверстников, с мечом он с каждым месяцем управлялся все увереннее, и можно было надеяться, что к моменту совершеннолетия никто не назовет уже Рэниара недостойным роли второго наследника дома. Слабое здоровье было единственным препятствием этому, в остальном мальчик уже сейчас радовал своими способностями.
   - Да ты достал уже, - раздалось от столов затравленное шипение Нивела. Ристер внимательно оглядел занимавшихся мальчишек. Рэниар с самым невинным видом читал свою книгу. Надо сказать, что у него это получалось куда лучше, чем в свое время у Фредегара. По тому в эти годы всегда было видно, когда что-то было не так, а с младшим Флаурос наставник даже несмотря на весь свой богатый опыт сейчас ничего бы не заподозрил, если бы не пунцовый от гнева Нивел, выковыривающий из-за шиворота репейники.
   - Господин Рэниар, - вздохнул Ристер, - у вас очень много лишнего времени и сил, как я посмотрю? Не соблаговолите ли вы потратить их на чтение того отрывка, который я вам задал выучить?
   - Но я уже выучил, наставник.
   - Вы едва заглянули в книгу.
   - Ой, да ладно, ну что там учить! Это история моей сумасшедшей семьи, которая уже давно лезет у меня из ушей! - огрызнулся мальчишка.
   - Перефразируйте, пожалуйста, - невозмутимо предложил Ристер.
   - Это история моего дома, которую... я изучаю с детства, - нехотя поправился Рэниар.
   - В таком случае, вы можете прямо сейчас поведать нам прочитанное.
   - Но вы обещали, что я могу быть свободен после того, как это выучу!
   - Это было до репейников. И мне хочется убедиться, что вы здраво оценили свой уровень подготовки. Можете пересказать содержимое главы вкратце своими словами.
  Мальчишка вздохнул.
   - С первого года воцарения Кейрана Второго, - покорно начал он, - братья Фрейар, Ринальд и Грасиель Флаурос были преданными вассалами короля, деятельными участниками войны за Асфарийский полуостров и сторонниками переноса на освобожденные земли столицы. На двенадцатом году правления Кейрана они героически отбивают нападение степных варваров на Велентор. Вскоре после этого происходит нечто невразумительное, получившее в официальной версии событий название бунта...
   - Что значит "невразумительное"? - запротестовал Ристер. - В книге все достаточно ясно изложено.
   - Ну да, предельно ясно, - фыркнул Рэниар. - Три больших благополучных дома неожиданно решили прекратить свое существование самым оригинальным способом - устроив заговор против короля. Причем по началу проявили невероятную смекалку и сумели все организовать, не вызвав подозрений, а потом неожиданно с треском провалили само восстание.
   - Так потому что их заговор накануне восстания раскрыл король, - вставил Нивел, обрадовавшийся, что знаком с обсуждаемым моментом истории.
   - Во-первых, - милостиво пояснил Рэниар, - его раскрыл не король, а Фрейар Флаурос. Во-вторых, ну кто поверит, что парни, сумевшие так здорово всех обмануть в самом начале, потом не сумели захватить даже главных дворцовых ворот?
   - И что же, по-вашему, там произошло? - терпеливо спросил Ристер.
   - Ну, если мои предки не были идиотами, а они ими, судя по всему, не были, то сами же этот заговор неудачников и организовали. Образцовый пример того, как нужно становиться герцогами.
   - Ой, ну и где же теперь герцогская цепь дома Флаурос? - поддразнил Нивел. Но Рэниар нисколько не обиделся. Это задеть его брата было смерти подобно, а репутация дома в целом его младшего отпрыска мало интересовала, поэтому мальчишка лишь небрежно пожал плечами:
   - За шестьсот лет что угодно испортится. Но у нас она хотя бы была своя собственная, не приходилось на родственников по боковым ветвям ссылаться.
  Нивел снова побагровел. Рэниар слишком хорошо умел задевать самые болезненные для противника темы. У герцога Айрэ было десять сестер, на приданое которым средств дому, естественно, не хватило. Большинство из них вышло замуж за людей состоятельных, но не способных похвастаться знатностью происхождения и желавших путем женитьбы повысить свой статус в столице. Поэтому бесчисленные племянники герцога, одним из которых был и Нивел, с одной стороны, пользовались определенными привилегиями, с другой, вызывали у потомков высоких домов некоторое презрение.
   - Это версия, принятая в вашем доме, или ваше собственное изобретение? - спокойно спросил Ристер, игнорируя распри мальчишек.
   - Это очевидная картина, не требующая каких-то тайных знаний для ее понимания, - возмутился Рэниар. Наставник вздохнул. Заставлять ученика строго повторять текст книги он смысла не видел, тем более что сильно подозревал: поступки и стремления своих предков младший Флаурос действительно понимал куда лучше, чем автор учебника.
   - Что ж, для меня главное, что основную канву событий вы усвоили. Сегодня можете отдыхать.
  Мальчишка собрал книги и свитки и двинулся к двери. Уже у самого порога он бросил внимательный взгляд через плечо. Ристер успел заметить это движение, но останавливать шкодника было поздно. Да и на то, чтобы сообразить, какую пакость он на сей раз задумал, времени катастрофически не хватало. С Рэниаром вообще нужна была не только недюжинная выдержка, но и хорошая реакция. Соображал он моментально и с завидной долей фантазии, поэтому пресечь его шалости наставник при всем своем опыте зачастую не успевал.
  Вместо того, чтобы, как обычно, выскольнуть в узкую щелку, Рэниар от души распахнул дверь на всю ширину. Стремительный порыв ветра ураганом пронесся по комнате от открытого окна. Книги Рэниара были сложены аккуратной стопкой и легко пережили сквозняк, а вот учебники Нивела, раскрытые на заданном наставником материале, взмахнули страницами, как вспугнутая стая птиц. Мальчишка в панике попытался остановить их, но только помял листы. Вполне удовлетворенный результатом, Рэниар аккуратно прикрыл дверь за собой.
   - Козел, - прошипел Нивел ему вслед.
   - Перефразируйте, - автоматически велел наставник. Повисшая пауза заставила его заметить, что он сказал что-то не то. Расстроенный Нивел растерянно хлопал глазами, пытаясь найти замену ругательству, соответствующую правилам этикета. Был бы на его месте Рэниар, перефразировал бы тут же, не дав наставнику времени даже сообразить, что он дал некорректное задание.
   - Нет-нет, не нужно, - поспешно махнул рукой Ристер. - Я думаю, что на сегодня вы тоже можете быть свободны. Такая хорошая погода за окном, лучше погуляйте на свежем воздухе, а завтра мы вернемся к изучению материала.
  Подозрительно шмыгающий носом Нивел молча собрал свои книги в стопку и исчез за дверью.
  Ристер прошелся по комнате, рассенно пролистнул несколько страниц учебника. Хорошо разбираться в истории благородных домов ему приходилось не только ради преподавания ее ученикам. Наставнику отпрысков знатных семейств все время приходилось учитывать сложные придворные интриги и взаимоотношения родов.
  За дверью раздались шаги. Молодой офицер в доспехе Королевской гвардии заглянул в комнату.
   - Мне предали, что ты хотел меня видеть? - спросил он.
   - О, проходите, господин Фредегар, - обрадовался Ристер. - Я не ожидал, что вы будете так скоро.
   - Что мой брат опять натворил? - спросил старший из братьев Флаурос, не успев даже опуститься в предложенное наставником кресло.
   - Ничего существенного, - мягко успокоил его Ристер. - Я совсем не имел в виду, что вам нужно срочно сюда бежать, бросив все дела. Если вы заняты, мы вполне можем перенести разговор на другой момент.
   - Нет уж, лучше решать все проблемы сразу. Кого он донимает на этот раз?
   - Племянника герцога Айрэ.
  Фредегар застонал.
   - О, не стоит винить в данном случае вашего брата, - поспешил пояснить Ристер. - Я бы как раз не хотел, чтобы к нему применялись какие-либо жесткие воспитательные меры...
   - Да как будто я их к нему когда-нибудь применял, - буркнул старший Флаурос. - Хотя иногда мне кажется, что пару раз по-простолюдински ремнем по заднице ему бы не помешало.
   - Вы не применяете, - улыбнулся наставник. - Но я не уверен, что ваш отец проявит такую же терпимость, если родственники господина Нивела ему пожалуются. Между тем, я вынужден отметить, что не господин Рэниар начал эту вражду. Более того, я бы сказал, что ваш брат проявил просто редкое для него терпение. Но вы же знаете, как многие семьи настраивают своих наследников, если им предстоит учиться вместе с отпрысками других благородных домов...
   - Да уж, отлично знаю, - усмехнулся Фредегар.
   - Вот господин Нивел, видимо, излишне близко воспринял подобные наставления.
   - То есть вы не считаете нужным прекращать это безобразие? - уточнил старший Флаурос. - Я мог бы поговорить с Рэном.
   - Мне кажется, не стоит. Наставник Дилон чувствует себя лучше и скоро заберет своих учеников. А для господина Нивела эта ситуация полезна. Если уж ему хватает ума задирать представителей дома Флаурос, то стоит поучиться тому, что каждое действие имеет свои последствия. В данном случае, начиная войну с вашим братом, он свои силы явно переоценил. Пока они всего лишь дети, и их конфликты выливаются в обычные детские шалости. Но скоро они вырастут, и тогда, боюсь, обидчикам господина Рэниара так легко будет уже не отделаться...
   - Полагаешь, он растет излишне резким? - обеспокоился Фредегар.
   - Я бы не сказал, что излишне, - пожал плечами наставник. - Это свойство его характера, к тому же, вполне семейное, насколько я могу в целом судить о вашем доме. Вы заложили у него очень ясные представления о хорошем и плохом, поэтому я не вижу, что бы в нем развивались дурные наклонности. Умение же постоять за себя и свой дом, как и фанатичная преданность своей семье, в общем-то тоже являются вполне характерными для вашего рода чертами.
  Фредегар скептически хмыкнул.
   - Не удивляйтесь, - улыбнулся Ристер. - Я все больше убеждаюсь, что господин Рэниар просто считает своей семьей только вас. Слишком много плохого связано у него с родителями. Но за вас он пойдет в огонь и в воду. Сейчас, когда детей растят в атмосфере постоянной конкуренции даже внутри семьи, такие отношения между братьями увидишь нечасто. Хотя во времена расцвета дома Флаурос именно в этом и была его сила. Кстати, как раз сегодня мы проходили историю Фрейара Флаурос и его братьев. Господин Рэниар выказал весьма самостоятельный взгляд на события тех лет.
   - Да у него на все самостоятельный взгляд, по поводу и без, - проворчал Фредегар.
   - Мне как раз показалось, что он неплохо понимает своих предков, возможно, лучше, чем многие. Удивительно, что ваш отец настолько не приемлет именно своего второго сына. С каждым годом я все больше убеждаюсь, что господин Рэниар - очень яркий представитель своего дома, он унаследовал все самые главные семейные черты характера.
   - Да и внешность ему досталась вполне типично семейная, - подтвердил старший брат.
   - О, а сохранились портреты первых герцогов? - заинтерсовался Ристер.
   - Псов короля? Конечно, в Ориасе. Они ведь построили этот замок. Если судить по ним, то Рэниар растет очень похожим на Грасиеля Флаурос, но я надеюсь, что в данном случае сходство чисто внешнее!
   - Здесь нет поводов для беспокойства.
   - В нашей семье не может не быть поводов, - покачал головой Фредегар. - Отношения, которые сейчас царят в доме, - это совсем не то, что следовало бы видеть ребенку. И Рэниару с его характером приходится особенно тяжело. Он и так с детства себе на уме, а придирки отца еще больше развивают в нем скрытность. Даже я не всегда могу понять, что творится у него в голове и что он выкинет в следующе мгновение. Поэтому я рад, что именно ты с твоим опытом приглядываешь за ним. - Даже я со всем своим опытом не могу знать, что творится в чужой голове, - пожал плечами наставник. - Я могу лишь видеть определенные задатки. Я не сомневаюсь, что он будет замечательным человеком. Но пока, конечно, он еще ребенок, многое изменится в его характере и взглядах на жизнь. Люди, с которыми его сведет судьба, события, которые ему придется пережить, - все это сформирует его, и мы можем лишь наблюдать за этим. Он рано взрослеет. И рано начнет принимать взрослые самостоятельные решения. И эти решения могут не быть удобными. Будьте к этому готовы.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"