А,б: другие произведения.

Ультимус 4/5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Часть четвертая.

Удача отворачивается от нас,

когда мы отворачиваемся

от желаний души.

  
   После заточения улица кажется странной. Будто в больничной палате он провел гораздо больше чем пять дней. Здесь солнечный свет со всех сторон, студеный ветер ото всюду и холод. Слабость все еще сказывается на Игоре, но он уже в гуще прохожих, спускается в метро.
   И разум не до конца здрав, и ноги шатки - ученый идет на работу. Голова болит от шума ­- топот сотни каблуков стучит по вискам, уши закладывает гул поездов, прибывающих к платформам. Реальность кажется психоделичной, настораживающей, словно бердовый сон.
   Игорь чувствует себя плохо. Еще хуже стало, когда его вагон ринулся в туннель и стал раскачиваться. Если бы ученый позавтракал, то завтрак уже стекал бы по газете пассажира, сидящего перед ним. Хочется схватиться за поручень двумя руками - за два перегона дважды завалился на пожилую женщину. Стыдно и страшно - ведь он итак старается устоять, но конфуз повторяется вновь.
   К огромной радости освободилось место на скамье. Игорь сел; бросил виноватый взгляд на старушку - она как раз выходит... Фуф... Он уложил на колени свой черный портфель; привезенный ректором на второй день после реанимации. В нем нашлись бесполезные ключи от машины, от квартиры; нужная записная книжка, нужный мобильник. На третий день Игорь начал обзванивать коллег. Иногда он забывал, с кем успел обсудить Ультимус - звонил как впервые, приводил людей в замешательство. Никого не обрадовала новость, что Игорь занялся делами из больничной палаты. Но по сути, всем было наплевать.
   На четвертый день Игорь хотел спросить у медсестры, как отразится на здоровье, если он выпишется из больницы завтра. Так и не спросил, понимая, что вопрос глуп. Ответ-то очевиден - плохо отразится.
   На пятый день его палата опустела.
  
   Оказывается, он обессилел на столько, что уснул в вагоне метро. С тревогой Игорь стал ждать, смотреть в окно, когда черные стены туннеля сменятся на подземную станцию.
   "Это моя? Да? Кажется да. Да. Слава Богу!..".
   Игорь поспешил на выход, споткнулся, еле устоял. Все же, краткий сон стал передышкой, и сил немного прибавилось. Как раз, чтобы в толчее людей совершить пересадку на другую ветку метро. И вот, продвигаясь мелкой поступью к эскалатору, рассудок вновь куда-то провалился...
   ...Андрей больше не навестил брата. А Игорь выкинул встречу из головы; как и телефонный разговор с Натали. Сухой, короткий разговор, в котором он стал холоден к ее рыданиям в трубку. Нужно беречь свое больное сердце; поэтому он отчитался за два дня отсутствия и попросил ни о чем не спрашивать. И Натали не стала жаловаться, что провела два дня в аду неведения. Игорь сказал, что он позвонил ей сразу, как только смог; но это было ложью. Он ни разу не назвал ее любимой...
   - Осторожно! Двери закрываются!
   "А?! Что?!".
   Ноги завели в очередной вагон; тело перемещается до места работы на автопилоте. Славно... Но может не стоит проваливаться в тягостные размышления - там не легче. Игорь машинально отвел манжету пальто и увидел часы смерти. После этого уже некуда было спасаться от апатии.
  

* * *

  
   Следующие пять дней стали для Игоря рабочими. Он сверхурочно поднимал все архивы, чтобы найти черновики Каритаева. Шесть специалистов биоинженерной отрасли, нанятые ректором для Ультимуса, ломали умы вместе с Игорем, когда он по памяти пересказывал слова коллеги-предателя. Вспоминая его лицо, Игорь неизбежно раздражался, заставлял себя быть беспристрастным ради своего проекта; но не мог. Расшатывая свою нервную систему, вредя желудку буфетными бутербродами, добивая сердце стаканчиками американо из аппарата - Игорь забыл о себе. Но не забывал сверяться с проклятыми часами - это вошло в привычку; смотреть, как кончается время.
  
   Пять дней Натали допоздна разогревала ужин. А на шестой день устроила скандал. Даже не сразу стало понятно, что это скандал; она словно впервые в жизни пыталась возмущаться. А может, это и было впервые...
   Она говорила слова, от которых самой становилось невыносимо больно: ты меня разлюбил, я тебе не нужна. В конце она разревелась и стала извиняться, что наговорила гадостей. Натали бросилась в объятья, беспомощная, льющая слезы. А Игорь за все время не успел даже слова сказать.
   Поглаживая ее волосы, видя часы на запястье, он цепенеет душой. Натали закатила скандал с единственной целью - чтобы Игорь начал беречь себя. Чтобы больше времени отдыхал дома. Даже не для того, чтобы быть с любимой, а ради собственного здоровья. Натали была воплощением света и любви. Тогда как часы на руке были воплощением весов, на которых чаша склонилась под весомостью Ультимуса, а не под весом любви.
  
   В попытке загладить вину, на седьмой день Игорь заехал в цветочный магазин. Тот самый, в котором когда-то был постоянным покупателем. И вот продавщица на кассе узнала его:
   - Рады вас видеть, - улыбается женщина. - Давно вас не было. В свадебное путешествие ездили?
   Игорь не смог ничего ответить. Только улыбнулся со смертельной тоской в глазах.
  

* * *

  
   Минутные стрелки отщелкивала час за часом. Стрелка дней стояла неподвижно сутки, сдвигаясь незаметно и понемногу. Но когда, - совсем на чуть-чуть, - сместилась стрелка месяца - Игорь перестал засыпать по ночам. Мысли о работе стали крутиться бесперебойно, превратились в манию. Мозг перестал отдыхать во сне - теперь он отключался спонтанно, только от полного истощения. И вот уже длится четвертая ночь этого кошмара наяву. В спальной царит тишина, но сна нет - сердце колотится, как на американских горках. Ничего с этим поделать нельзя.
   - Натали...
   - Да, Игорь?
   - Ты не спишь...
   - Не спится... Не переживай. Я вздремнула днем.
   - Ты совсем не умеешь обманывать...
   - Извини...
   - Натали... Прости меня. Я ужасно поступаю с тобой. Давай уедем подальше от городской суеты? Поехали со мной на дачу? Там мы будем все время вместе. Каждый день проведем под одной крышей.
   Игорь лежит на спине, говорит в потолок. Он не замечает, как округлились глаза Натали.
   - В деревне время летит медленнее. Я думаю, что это, и чистый воздух - подправят мое здоровье. Я хочу прогуляться в лесу. Мне это необходимо. И я бы с удовольствием показал тебе лес своего детства. Мы сможем сходить к озеру. А еще я покажу тебя мастерскую моего дедушки. Помнишь, я рассказывал тебе о нем? Его сарай остался нетронутым. Он для меня будто место силы. Я бы смог подзарядиться и снова войти в колею. Помнишь, как нам было хорошо вместе?
   - Конечно... - со слезами счастья прошептала Натали.
   - Я мечтаю вернуться к тем временам, когда мы были счастливы.
   - Любимый... Давай поедем прямо завтра?..
   - Завтра не получится. Нужно забрать из НИИ материалы, чтобы я смог работать удаленно.
   Натали поняла - в загородном доме они не будут вдвоем; с ними едет Ультимус. Взгляд девушки потух - любимый умело обманул надеждой.
   Игорь словно что-то почувствовал, и голос его невольно стал упрашивающим:
   - Родная... Там мы будет вместе все время...
   - Милый... Я буду счастлива поехать вместе с тобой...
   На этот раз любимый не распознал лжи. Или просто отмолчался.
  

* * *

  
   Щебенка деревенской дороги заскрипела под колесами черного BMW. Автомобиль остановился возле ворот из ребристых жестяных листов, между кирпичных столбов. Игорь достал из портфеля связку ключей.
   - Подожди здесь.
   Натали кивнула.
   Игорь вышел и оглянулся по сторонам. Давно он здесь не был... Деревня помнилась деревянными заборами с широкими промежутками, в которых виделись деревья и избы. Теперь же взрослый мужчина оказался в узком коридоре из жести. СНТ поглотило деревушку, не оставив и огрызка.
   Ворота, ничем не отличающиеся от соседских, отворились ключом в связке Игоря. Он растолкал створки; с трудом - въезд зарос высокой травой. После вернулся в машину; опустился за руль, и почувствовал злость. Родину своего детства уже не узнать. Совсем не таким представлялось убежище от цивилизации. Время внесло перемены туда, где они совсем не нужны.
   Игорь нажал педаль газа, скрывая раздражение под маской лица. Натали, в свою очередь - скрывает подавленность за улыбкой, будто забытой на губах. Трава зашелестели по днищу машины. Когда смолк двигатель, время будто остановилось. Нет моральных сил, чтобы открыть дверь и продолжать делать то, что надо делать. Игорь тяжело выдохнул.
   - Фуффф... Вот мы и на месте.
   Натали кивнула.
   - Что-то не так, родная?
   - Нет, все в порядке.
   - Ты выглядишь удрученной.
   - Правда?.. Наверное, из-за погоды. Но мне кажется, что сейчас в машине так уютно...
   - Согласен...
   Снаружи дуют ветра осени: шелестит трава, наклоняются колоски. Запущенный двор кажется диким лугом. Вот так сюрприз... Кусочек владений нетронутой природы. Серые облака тенью отбрасывают сумерки; приятная сонливость обволакивает тело, стоит его на минуту расслабить. Так вот как выглядит покой?.. Дождинки упали на лобовое стекло.
   - А давай отодвинем дела... - предложил Игорь, опускаясь локтями на руль. - Вещи из сумок разберем потом. А сейчас - заварим чаю, укроемся пледом, посидим вдвоем на веранде... Мм? Что скажешь?..
   Ее глаза отучились распахиваться от удивления. В ожидании обмана, она улыбнулась, как на неумелый комплимент. Через секунду слеза скатилась по щеке - Натали хочет поверить! И она уже поверила, раз плачет от счастья.
   - Поцелуй меня, любимый...
  
   Игорь опомнился, когда глотнул холодный чай. Вот он сидит в кресле на веранде, держит кружку. А что было до этого?
   Его ноги греет жар обогревателя. Натали не могла знать где он хранится - и это значит, что калорифер поставил он. Но когда?
   Складной диван разложен, устелен смятыми пледами. Верхний накрывает задремавшую Натали; видно ее голые плечики - скорее всего она нагая. Значит... У него был секс?
   Игорь понял, что не знает ответов. Не находит их в памяти. Но вот появляются какие-то обрывки... Натали сказала, что диван хоть и меньше их постели, но зато пружинистее. В тот момент она была сверху...
   "А где же был я? Я въехал во двор. Потом мы с Натали целовались. Потом, я точно помню, что закрыл ворота. Потом... О Господи..."
   Он пропустил все самое интересное. Его счастливое событие случилось не с ним. Он просто функционировал, как киборг с искусственным интеллектом. Кажется, Натали что-то заподозрила под конец... когда они лежали под пледом в обнимку. Что-то такое она тогда сказала... Что-то...
   Тишина пригорода будто давит. В ней звенит каждая секунда. Тикают часы смерти.
   Игорь бережно закутал любимую в плед и поднял на руки. Неся в спальню, он постарался надышаться ароматом ее кудряшек; словно в последний раз. Когда он укладывал ее на кровать, она заворочалась во сне, притянула к щеке краешек пледа, свернулась клубочком как котенок. Для души Игоря умиление стало подарком.
   Он бесшумно свел шторы, погружая спальню в сумрак. Тихо, он вернулся к двери. Когда взялся за ручку, услышал сонный голосок:
   - Останься... Любимый...
   От душевной муки пальцы стиснули металл.
   - ... Прости... Мне надо побыть одному...
   Игорь притворил за собой дверь, рассчитывая, что Натали продолжит спать.
  
   Он отчаянно нуждался ощутить смену обстановки. В шкафу на веранде Игорь достал валенки на смену лакированным ботинкам; дедовский тулуп с капюшоном вместо пальто. Теперь осенних дорог и ветров можно не бояться.
   Проскрипели ступени крыльца. Игорь спустился во двор, вышел через калитку и побрел, скребя щебнем дороги. Он вдохнул свежий воздух... А в лесу он будет еще свежее!.. В этот момент за забором взбесился сторожевой пес; крупный, судя по басу. Грезы Игоря разлетелись стайкой воробьев; замельтешили и пропали.
   Игорь ускорил шаг, чтобы поскорее миновать "улицу". Он заспешил к озеру; устремился к повороту дороги, который за углом дачного участка. Там, небось, дождем все размыло...
   Как бы ни так. Дорога залита асфальтом далеко вперед. Шагая по нему, - в тулупе и валенках, - Игорь чувствует себя идиотом. Сельским дураком. Но во что превратилась родина его детства?! Какой, к черту асфальт?! Чего мне ожидать у озера - автостоянки?
   Почти угадал... Стоя перед бетонными стенами и читая вывеску платной рыбалки, Игорь подумал что его вариант оказался слишком наивен. Он тут же развернулся в обратную сторону, насильно заставляя себя не думать об увиденном; даже не запоминать сам факт. Ничего не было! Я ничего не видел! Я иду в лес!
   Бессильная злоба разверзлась вулканом в груди, вметая из кратера бомбы черных мыслей: "Твари!", "Всё продали!", "Посносить всё к чертовой матери!". Игорь стоически вытерпел этот шквал ненависти... И в тот момент взорвался второй вулкан - лес его детства оградился забором коттеджного поселка. Сосновый бор, где когда-то росла вкусная брусника, расхватали по кусочкам и присвоили себя богатые люди. Забрали у всех остальных.
   Кулаки сжались до хруста. Игорь заметил, что кряхтит от лютой, бессильной злости.
   - Так быть недолжно!.. Не должно так быть!..
   Если сейчас ему не отвлечься хоть на что-то, то он перелезет через забор и кого-нибудь покалечит. Заметив старую березу, одиноко стоящую поодаль от купленной территории, Игорь пошел к ней, сел и привалился к стволу. Он поднял взгляд к небу; полысевшие ветки не закрывают обзор. Старая, поломанная береза... Она стоит здесь, будто калека...
   Это та самая береза, с которой упал Андрей.
   Игорь толкнулся и встал на ноги, Засунув руки в карманы тулупа, он опустил взгляд под ноги и побрел домой.
   - Все. С меня хватит. Пора работать.
  
   Когда Игорь вышел из дома, Натали не уснула. Она полежала немного; сколько хватило сил ощущать болезненное одиночество. Вскоре Натали встала с кровати, кутаясь в плед как в халат; прошла по холодному полу босиком, на мысочках - чтобы не морозить стопы.
   На веранде она нашла свою одежду. Щурясь от света из окон Натали склонилась над диванам, и плед соскользнул по голой спине.
   "Бррр... Холодильник!"
   Нижнее белье, футболка, джинсы, свитер с вывернутым воротником - одевалась торопливо, а потом забралась под плед согреться. Чем ей заняться теперь? Сумки остались в багажнике, а значит у нее здесь нет даже тапочек. Надо взять ключи и пойти в машину, перенести сумки в дом.
   Ключи Игорь убирал в портфель - вот он на столе. Натали посмотрела на черную сумку и та зазвучала; зазвонил мобильный телефон. Вызов длился настойчиво долго; должно быть по работе. Вдруг что-то срочное?
   Какой бы ни была работа для ее возлюбленного: непосильной, изводящей - это его выбор, а она всей душой желает помочь своему мужчине. Натали знала, что такое женское коварство - можно тайком отключить телефон, чтобы звонки не нарушали покоя. Но ее сердце не могло такого допустить такого поступка.
   Она взяла телефон, обулась и надела куртку; вышла на крыльцо и осмотрелась. Игоря нигде не видно. Калитка закрыта; может он за домом?
   Сзади дома Натали увидела двухэтажный сарай. Удивило то, как на одном участке расположены две постройки почти одинаковой высоты. Неужели это мастерская деда Тараса, о которой рассказывал любимый? Она никак не ожидала увидеть целый ангар, сколоченный из досок.
   Когда Игорь рассказывал истории о своем дедушке, он восхищался им будто кудесником, добрым алхимиком, магом. Ребенком, Игорю казалось, что дедушка творит чудеса, а его волшебной палочкой были ум и доброе сердце. А когда стал взрослым - осознал, насколько простецкие то были чудеса, в сравнении с киберпротезом его левой руки. Но мастерская осталась чем-то вроде храма.
   Натали приближается, и с каждым шагом все четче видит заброшенность этого храма. И даже нечто большее, чем заброшенность; сарай похож на голову чудовища с заколоченными окнами. Краска на воротах облупилась и поотваливалась. По маленьким островкам, можно угадать, что она была красного цвета; остальное съедено бурой ржавчиной. Серые доски стен иссушены, изогнуты; взъерошились древесными шипами. Жуткий амбар ощетинился, чтобы никого не впускать. Но ворота приоткрыты.
   - Игорь, - позвала молодая женщина и толкнула высокую дверь. Петли пронзительно заскрежетали; от неприятного звука сжались зубы. Натали отпустила створку, оставила в покое; но та пошла сама, завизжала и хлопнулась о стену. На секунду женщине показалась, что тело стало падать в сарай, будто сверху вниз. Она схватилась рукой за вторую створку - но земля не ушла из под ног...
   "Что это было?.."
   Испуг, оправдалась Натали, и зашла внутрь.
   - Любимый?..
   У дальней стены светит настольная лампа. Игоря здесь нет; но может он вышел ненадолго, раз оставил свет. Натали решила дождаться возвращения; медленно пошла вглубь мастерской. Сильно пахнет мазутом и бензином; Игорь рассказывал, что этот запах ассоциируется у него с детством.
   Пол устлан соломой, местами сгнившей и зловонной. Внутри амбар казался больше, чем снаружи; здесь поместится шесть легковых машин, если поставить в два ряда. От пола до треугольной крыши нет перегородок; чердак отсутствует, а потолочные балки не видно в темноте. У стен завалы старых досок, реек, металлолома. Громоздкие запчасти сложены горками, а когда Натали прошла середину мастерской, начались стеллажи. Света от лампы здесь больше, и отчетливо видно полки, заставленые стеклянными банками с поржавевшими гвоздями, мятыми склянками, коробками, ящиками и ящичками. Винтики, гайки, болтики, шурупы... Кому все это нужно теперь? Даже инструменты здесь, хоть и могут поработать, но все равно - как музейные экспонаты, нужны лишь для памяти. Они висят на крюках, вбитых в стены.
   В углу оставлен газовый болон; Натали вспомнила еще одну историю. Игорь поделился однажды, что ему хорошо запомнился тот день, когда дедушка позволил впервые воспользоваться сварочным аппаратом; выдал защитную маску. Для возлюбленного этот момент значил так много, будто его приняли в тайную гильдию инженеров-механиков.
   Думая обо всем этом, Натали присела на край столешницы. Здесь, - в мастерской, - случилось детство ее возлюбленного. Она закрыла глаза и попыталась представить, как он гордится быть внуком такого дедушки; как он, маленький, ходит за дедом попятам и неугомонно просит все новых интересных знаний. Натали представила, как у мальчика начинает получаться мастерить; как он взбудоражен от восторга, собирая свои первые изобретения...
   Внезапно, в своем воображении, она видит черный силуэт маленького человека. Это не Игорь, не дедушка Тарас. Но он тоже приходит в мастерскую, но с ненавистью в душе. Ему противно все, что здесь есть; до последнего гвоздика. Он проклинает каждую поделку, собранную на верстаке. Все потому, что эти изобретения делают его несчастным.
   В том, как перемещается черная тень, есть странная особенность. Она не ходит ногами. Она толкает руками колеса кресла-каталки...
   Натали встрепенулась. Интуиция отчетливо показывает человека, которого глаза прежде не видели. Он метается от стены до стены на инвалидной коляске, опрокидывает жестяные банки, бросает их об стены - густой мазут растекается черной кровью. Безумец ищет бензин и спички, кричит что есть мочи:
   - БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ, ДЬЯВОЛЬСКИЙ ХЛЕВ! БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ! Я ОТОМЩУ ЗА БРАТА!
   ...
   Выброшенная из состояния транса, как из торнадо, Натали ясно запомнила видение из прошлого. И тогда все стало очевидным. Будто случайные цифры сами сложились в шифр, и сейф распахнулся.
   - Это место проклято Андреем... - потрясенно прошептала Натали. - Ультимус тоже!..
   Настольная лампа погасла. Чернота затопила испуганную женщину; будто тьма поймала жертву в западню, ослепила, сделала беспомощной. Натали зашарила рукой по столу, ища кнопку светильника... вскрикнула от боли. Обо что она порезалась? Дрожащие пальцы стали шарить осторожнее...
   - Ай! - снова порез. Глубокий.
   У женщины задрожали колени. Она сделал шаг от стола... и уперлась в стену. Колючая стена оказалась впереди, вопреки здравому рассудку. Натали обернулась; обернулась снова... Где выход? Створка ворот была распахнута! Кто ее запер?!
   Несчастная заскулила от страха. Куда бы она ни шла - везде были стены, которые всаживали занозы в ее ладони. Мыском наступила на кривой гвоздь; он пробил подошву и прошел между пальцами.
   - Помо-гите... Помо-гите мне... - слова ломаются от ужаса.
   - Он убьет тебя.
   Натали обомлела. Полустон тьмы она услышала отчетливо.
   - Он убьет тебя.
   Со скрежетом распахнулись ворота. В прямоугольнике света стоит черная тень.
   - Он убьет тебя.
   Вспыхнули ртутные лампы, зажужжали электричеством.
   - Натали?.. Что ты здесь делаешь?
   - Игорь! Любимый!
   - Что случилось?
   Она бросилась к нему со всех ног. Ее руки изрезаны в кровь, но она сжала кулачки, чтобы прижаться к своему мужчине.
   - Я искала тебя... Тебе звонили с работы... Пришла сюда: лампа горит, а тебя нет... Решила подождать - свет погас... Я перепугалась до смерти!..
   - Как же ты открыла мастерскую без ключа?
   Натали отстранилась, встревожено посмотрела в глаза любимого.
   - Было открыто... На столе горела лампа...
   - Быть не может. Я только вернулся с прогулки. Я не заходил сюда, не открывал ворота и не зажигал свет.
   - Милый... Любимый... Обними меня... Крепко-крепко...
   - Ты дрожишь, как осинка.
   - Мне страшно...
   Но в объятиях любимого не стало спокойней. Стало жутко. Будто бы не любящий человек заключил ее в объятия; будто и не человек вовсе. От Игоря не исходит живых чувств. Он словно робот, лишенный эмоций, равнодушен к беспочвенной женской панике.
   - Говоришь, мне звонили по работе?
   - Я принесла телефон...
   - Благодарю. Ты порезалась. Воспользуемся автомобильной аптечкой. Пойдем... Алло?..
  

* * *

  
   С того дня прошло пять напряженных суток. И вот за ужином висит гнетущая тишина. Это редкий случай, когда Игорь ест в доме. Как обычно, он не задержится после приема пищи.
   С Натали он проводил время только при сумерках ночи: ложился под одеяло, отворачивался на бок и вырубался. Включался он всегда раньше Натали - просыпалась она в одиночестве. Словно милый и не возвращался из мастерской. Прошлой ночью он действительно не вернулся; остался спать на заднем сиденье машины.
   Игорь смастерил антенну, чтобы улучшить прием беспроводного интернета. На старый верстак он поставил ноутбук и стал держать связь с НИИ. Находясь в мастерской, он участвовал в событиях, базирующихся далеко отсюда. И погружался в них так глубоко, что всегда удивлялся при виде дачного сада за пределами своего кабинета. Он даже нашел халат, похожий на лабораторный. И сейчас, - на кухне загородного дома, - это халат пахнет пылью; и подтверждает, что Игорь вскоре вернется к работе.
   За пять дней он оброс щетиной. Взгляд его стал пустым, отсутствующим. Порой Игорь смотрел на свою родную так, будто внезапно вспоминал о ее существовании. По засекреченным причинам он стал предпочитать молчание; молчала и Натали, день за днем живя с предчувствием беды.
  
   После ужина ученый вернулся в мастерскую. Рассеянный свет настольной лампы зовет вглубь мрака. Монитор ноутбука приковал внимание раньше, чем Игорь успел подойти. Пришло письмо.
   Дернулся курсор на экране. Нарисованный пикселями конверт распахнулся; в нем поганая весть:
   "Результат эксперимента N27 - отрицательный. В расчетах допущена ошибка".
   Игорь грянул кулаками по столу, скинул бумаги. Со злости хлопнул крышкой ноутбука; так сильно, что сердце екнуло. На этом его пыл стал убавляться. Он достал антидепрессанты, ставшие неотъемлемым содержимым кожаного портфеля. Ссыпал горсть, неглядя закинул в рот и проглотил. Какое-то время ученый ходил кругами, держался за голову, взлохмачивая седые волосы. Вскоре он вернулся к Ультимусу; вышел на связь с коллегами и просидел, пока не остался последним в рабочей сети.
   Взгляд отлип от экрана; Игорь осмотрелся. Черновики, почему-то, раскиданы по полу. А не пора ли на ужин? Он взглянул на часы... но эти не подскажут время. У них иная задача - напоминать о том, что кошмар происходит наяву. Пробуждения не случится.
  
   Он перебрался в салон автомобиля, включил тусклый светильник на потолке. В кресле водителя Игорь расслабил мышцы, поискал удобное положение. Но в душе так и не нашел комфорта. Положив ладони на руль, он снова увидел наручные часы; они напоминали о себе при малейшей возможности...
   Каждый раз, когда владелец пытался их кому-либо показать - часы исчезали. Он даже пробовал застать их врасплох - резко отдергивал рукав в присутствии посторонних; но запястье оказывалось голым, будто часы опережали ход его мыслей. И, - само собой... - только он мог слышать громкое тиканье. Тик... Так... Тик... Так... Оно сопровождало везде и постоянно. Кроме моментов, когда Натали была рядом. Будто бы проклятье избегало ее присутствия.
   Наверное, этим можно было бы спастись... Да что там наверное?.. В начале он так и делал. Он прятался от часов, проводя крохи свободного времени с Натали. Это помогало немного успокоиться. Но всегда приходилось уходить на работу; и тогда часы преподносили коварный факт - стоимость передышки. Игорь смирился с этим... но заметил, что по минутам знает, сколько времени потратится не на Ультимус. Ужин с Натали - 45 минут. Беседа в кровати - от 25 до 70 минут. Секс - 5 минут, плюс около 25 минут на обнимания.
   Вся эта арифметика душила. Потерялся смысл в общении, даже в натянутых разговорах. Стало невыносимым ощущать подавленность возлюбленной. Еще хуже становилось от чувства вины - ведь любовь превратилась в потребительское отношение. Он бы и рад наслаждаться временем с Натали, но каждый раз проваливается в бессознательное состояние; как будто мистер Хайд берет контроль над доктором Джекилом. Происходящее просто напросто не запоминается; потом думаешь - а был ли счастливый момент общения?.. начинаешь выяснять как детектив на месте преступления. Неужели это маразм?.. Игоря уже ни что не удивит.
   Он понимает, что ему не под силу ни в чем разобраться. Что происходит? Что это за часы на его руке? Кто такая Натали на самом деле?.. Может ли быть так, что он несет наказание за ее появление?
   Игорь горько вздохнул, уставший от собственной головы.
   - Хватит... Итак тяжко...
   Под сиденьем - две бутылки виски; как последнее средство спасения. Игорь нащупал горлышко одной из них, достал - пустая. Достал другую, откупорил; взял из бардачка прозрачный стакан, плеснул. Когда поднес к губам - ноздри уловили пары крепкого алкоголя. В это момент Игорь вспомнил, что принимал сегодня таблетки. Нельзя совмещать антидепрессанты и алкоголь. От этого умирают.
   "А может выпить?.."
   Нет сил рассердиться на слабоволие. Игорь потянулся, чтобы поставить стакан на торпеду...
   BMW рванул с места прямо в стену. Виски расплескался, тело вжалось в спинку кресла, вытаращенные глаза уставились на приближающиеся доски. Капот проломил их. Лобовое стекло потрескалось; еле видно поле в лунном свете. Автомобиль зашатался на ухабах, не позволяя ухватиться за ручной тормоз. Впереди край обрыва; руки вцепились в руль, когда BMW вылетел со скалы и стал падать носом в море. Игорь почувствовал невесомость; с приближением к толщи воды глаза повылезали из орбит. От столкновения вздулась подушка безопасности, стала душить. Игорь забарахтался, отталкивая ее, зашарил левой в поисках дверной ручки; дернул ее, выскочил... и оказался в мастерской.
   Тик... ... Так... ... Тик... ... Так... ...
   Он стоит на твердой поверхности, внутри темного сарая, рядом с машиной, которая не двигалась с места. В кулаке протеза зажата оторванная от двери ручка. Водительская подушка безопасности надулась пузырем... получается - просто так?.. Какой-то сбой? Лобовое стекло в целости, капот не помят.
   Все указывает на то, что снова случилось бредовое сновидение, с которым совпала неполадка в автомобиле. Игорь протянулся рукой под сиденье, достал бутылку виски. Пустая. Вторая закупорена; хрустнула пломба, он поднес горлышко к губам и вспомнил, что спиртное под запретом. Антидепрессанты.
   - Господи... Да что со мной?..
   - Убей ее.
   Открытая бутылка упала на пол, покатилась; забулькала, выплескивая виски.
   - Убей ее, и ты получишь время.
   Ученый слишком напуган, чтобы вслух задавать вопросы. И по необъяснимым причинам - слова фантома до боли ясны.
   - Убей ее. Она иллюзия. Она плод твоего воображения. Как только она умрет - жизнь вернется в свое русло. Ты проснешься от кошмара, а Ультимус обретет жизнь. Убей ее.
   Со стены упал инструмент; вместе с крюком, на котором висел. Игорь повернулся на шум; увидел на полу пневматический гвоздомет.
   - Убей ее.
  
   Уснуть этой ночью невозможно. Натали стоит у окна спальной, кутается в халат. Лунный свет ложится на мастерскую во дворе; делает похожей на огромный череп. Одинокая женщина заворожено смотрит на гнилой сарай; как мышка в змеиные глаза.
   Это случиться сегодня. Она ощущает ход запущенного процесса. Убегать поздно. Спрятаться невозможно.
   Заскулили ворота амбара; оконные стекла приглушили жуткий звук. Натали смотрит, как из зева выходит киборг в обличии ее возлюбленного. Робот держит в руках механизм, какой-то инструмент; подставляет его к деревянной стене сарая и...
   Тук.
   Гвоздь вбился в доску. Сердце стукнуло и остановилось. У Игоря опустились руки; повернулась голова - и он посмотрел в окно, за которым оцепенела женщина. Парализованная ужасом, она смотрит, как робот медленно уходит за угол дома.
   Каждый день с момента переезда, со случая в мастерской - она чувствовала, что этот час неизбежно наступит. Он происходит теперь. Но что бы ни случилось - она любит Игоря. Будет любить вечно.
   В коридоре уже слышно шаги киборга. Одетый в пыльный халат, он заходит в спальную, держа гвоздомет двумя руками. Натали встречает его прощальной улыбкой. И будто сбилась программа робота - он остановился в двух шагах за порогом, и замер.
   Что бы ни случилось, Натали верит в любовь. Она подошла к своему единственно, свила объятия вокруг его шеи...
   Тук.
   Игорь очнулся. Натали обнимает его за шею, прижимается в груди.
   - Я тебя люблю... - шепчет она.
   - И я тебя, - машинально ответил растерянный Игорь.
   Он не может понять что происходит. Его руки что-то держат. Тело возлюбленной становится все тяжелее; она начинает соскальзывать вниз.
   - Родная!..
   Игорь бросил что держал, подхватил Натали.
   - Что с тобой?..
   Он не понимает, почему ее живот так горяч. Почему он не слышит ее дыхания. Игорь уложил ее на постель; и при свете луны заметил темное пятно на халате. Им залиты грудь и живот. Это вино? Она пьяна? Игорь склонился над возлюбленной, распутал пояс; но халат не получилось распахнуть. Мокрая ткань цепляется за что-то... за... за шляпку гвоздя.
   Игорь увидел на полу инструмент, запачканный темным.
   - Нет... - не согласился Игорь.
   Веки Натали опущены; прячут взгляд, утративший душу.
   - Нет!.. - взмолился мужчина.
   Воспоминания мистера Хайда отчетливо промелькнули перед глазами. Секунда ступора. Взгляд снова находит гвоздомет.
   "Быстрее!!! Высади себе мозги!!!".
   Игорь метнулся, упал на живот, вытянул руку.
   - Скорей! Скорей же!!!
   На кисть наступил каблук черного сапога. Незнакомец в балахоне, - смотритель пыток, - ногой придавливая руку, нагнулся за гвоздометом, прислонил дуло к ладони...
   Тук.
   - Ааа!!!
   - Вот так... А ты хотел снова сбежать от ответственности? Ну уж нет... - он открыл фрамугу, вынул обойму с гвоздями, стряхнул снаряды в ладонь; выбросил все... за единственным исключением. Последний гвоздь, - гнутый и ржавый, - вернулся в обойму, а та - до щелка в гвоздомет.
   - Я все понял! - встрепенулся Игорь, - Я узнал твой голос! У тебя левая рука - протез! Точь-в-точь как мой! Ты мое отражение! Пойми же меня! Я не мог поступить иначе! И я не хотел того, что произошло!
   Близнец в балахоне хмыкнул:
   - Я понимаю тебя, как никто. И даже лучше тебя самого. Ты конченный. Тебе был дан уникальный шанс. Но вся твоя жизнь - сплошная ошибка. Я говорю тебе прощай.
   Он вскинул гвоздомет, дулом прижал капюшон к виску.
   Тук.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"