Овчинников Георгий Фёдорович: другие произведения.

Колобок.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.85*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сатирическая сказка

(сатирическая сказка)

Жили-были дед да бабка; 
не совсем, быть может, дед 
и бабуся тоже - нет. 
Но в селе стояла хатка: 
небольшая, как палатка. 
Ну, а коль вам интересно:
при любви ничуть не тесно. 
Да и много ли им нужно? 
В общем, жили они дружно: 
не ругаясь, не ворча, 
и не дрались сгоряча; 
если только бабка малость, 
изольёт соседке жалость, 
коли примет лишком дед 
самогоночки в обед. 
Шито-крыто, всё путём! 
За таким они житьём 
и сподобили вдвоём 
то ли ночью, то ли днём, 
к другу дружке ли любви, 
(нищете ли?) как могли: 
по амбару помели, 
по сусекам поскребли, 
отряхнули даже с плеч, 
затопили жарку печь, 
Колобочка испекли; 
наглядеться не могли. 
Долго радовались вместе, 
содержа в укромном месте; 
всё надеялись по чести 
радость тайную извлечь, 
но ... забыли постеречь.
Иль замешкались, не знаю!
Проморгали ... (примечаю.)
Оказался он живой.
Шустрый даже! С головой.
Неусидчивый такой.
Как ведётся в доброй сказке: 
навострил лукавы глазки, 
с подоконника в лесок 
покатился: прыг, да скок ...
Только видели его.
Глядь! А он уж далеко.

Скачет тропкою лесной:
круглый, пышный, заводной ...
Как налево тропку тянет:
Бабку с Дедом он помянет,
и какой он умница
(слог рифмуя, крутится),
сам же хвастает притом,
что покинул отчий дом.
Как направо тропку гнёт:
так он песенки поёт;
исключительно не Кот,
что по цепочке идёт.
У Кота есть шерсть и пух;
так же он не Винни-пух:
нет ни лапок и ни ног ...
Ясно дело: Колобок.
Наш, тот самый, что не мог
усидеть у Бабки с Дедом,
их порадовать обедом.
Преисполненной душой
он пустился вскачь тропой,
приключений злых герой.

Повстречался с Зайцем вдруг;
будто нету других дел,
тот угодливо запел:
'Здравствуй, тёпленький мой друг!
То ли крендель, то ли шар ...
от тебя приятный пар
так исходит, даже мухи
поместить хотели б в брюхе'.
'Здравствуй, здравствуй, лопоухий.
Знаю песенку твою.
Подаяний не даю.
У меня свои делишки,
так что топай читать книжки'.
Зазевался Зайчик бедный:
хоть и был он не бездетный,
не встречал же боле вредных.
Из кустов, из заповедных,
вдруг как выскочит Лисица -
кушать зайцев мастерица,
обалделого его -
хвать! - за уши и бегом ...
погнушалась Колобком.
Булку есть нашли, что ль дуру?!
Портить стройную фигуру.
Был бы с мясом пирожок?
То-то был тогда дружок!

Пережив немалый шок,
дальше двинул Колобок.
'Эка! - думает, - какой я!
За мою персону бойня!'
А Лисица между делом
жадно Зайку уже ела.
(Три дня пищи не имела.)
Дюже сильно торопилась
и, конечно, подавилась.
Тут же рядом с тем слегла,
в муках жутких умерла.

Раз налево тропку тянет:
Бабку с Дедом он помянет.
Коль направо повернёт:
снова песенку поёт.
Про Лисицу и про Зайца ...
(Можно ль брезгать, улыбаться?!)
По натуре хвастунишка,
своей значимостью слишком
обольстился он, но вот:
Бармалей к нему идёт.
Бармалея знают все
и боятся на земле:
дети, взрослые - бандита,
одного злодейчья вида.
Заорал разбойник грубо,
ухмыляясь, лижет губы:
'А! Изделие мучное!
Я не кушал суток двое.
Ты попался кстати мне' -
и уселся сам на пне.
'Ты дурак, злой Бармалей!
Хоть на свете нету злей,
да и нет, поди, глупей.
Бабка с Дедом не имели;
Лис, Косой - меня не съели ...
Ты ж тупица, в самом деле,
голодай хоть две недели
(старый, толстый, мерзкий жлоб)
подавиться тебе чтоб'.
Тот глазами: хлоп да хлоп ...
Колобок подпрыгнул - в лоб
старику с разбегу - шлёп!

И опешил Бармалей:
не встречал ещё наглей,
что там пышек он - людей!
Пока думой удосужен,
Бабка-Яга неуклюже,
проходя здесь от безделья,
захотела чуть веселья.
Фыркнув, крякнула слегка,
Бармалея в колобка
превратила - и вприпрыжку! 
Поломала вмиг лодыжку,
наступивши на калмышку.
И скатилась так в овраг ...
Неизвестно, что и как?!
Колобочек-Бармалей  
мёртвого лежал мертвей.
Не умел он говорить,
а не то, что б там острить
али ползать, иль катиться.
Мог он только, может, злиться?
То незнамо никому ...
Колобок наш потому
не прощаясь, юркнул дале,
не вникая в суть морали.
Был он вредный и шкодливый, 
ко всему стал и спесивый 
от неведомых удач.
(Вот какой он, мол, лихач!)
А того, что Бармалеем
слыл когда-то, по идее,
кто-то точно уже съест,
за один притом присест;
мы на нём поставим крест.

Раз налево тропка гнётся:
Колобок опять смеётся.
Раз направо: впопыхах
изощряется в стихах.
Змей-Горыныч вдруг навстречу:
ищет кушать (я замечу),
видя нашего дружка,
подлетел исподтишка.
В принципе, не он - они:
три головки у Змеи.
Каждая, разинув пасть, 
норовит наесться всласть,
хоть один у них желудок,
но имеют свой рассудок.
От того извечный спор,
с виду глянешь - сущий вздор.
А считать за разговор,
если только спьяну что ли?
Нет униженнее доли,
в коей наш подлюка роли.
'Наш кулич - отрада думам!
Ах! Наш кексик, ты с изюмом ...' -
начал хором аспид петь,
но не тут-то возыметь
Колобка, проняв словами ...
(Он и сам теперь с усами!)
И сказал: 'Ну, ты, жар-птица?!
Трёх ли глава медяница?!
Всё равно напрасен труд:
не для этого я тут,
чтоб какая-то лягушка
съесть могла. Я не ватрушка!
Не кулич, не кекс с изюмом,
не награда вашим думам,
бестолковые башки!
(Развертелись, как флажки.)
Ишь удумали ...'. А Змей!
Стал ещё черней и злей! -
'Ах, ты блин, такой-сякой!' -
подал голос вновь тройной.
Хрясть! Разнёсся над землёй ...
Опоздал от слов ногой.
Быстрый кругленький шельмец -
увернулся удалец.
Да и головы опять
спор дурацкий затевать;
успокоились бы впору,
не отведали б позору.
Снова друг на друга тычат,
из того: мала добыча.
Первый молвил: 'Пончик мой!'
А другая: 'Нет, не твой!'
Третья вовсе: 'Нет, не ваш!'
(А сама на абордаж ...)        
Так итог, в конце концов,
не опишешь в пару слов:
Змей головками мотал,
две узлами завязал,
третью напрочь оторвал,
наступив ногою сам ...
околел на месте там
и упал, раскинув лапки.

Колобок же без оглядки
ломанулся напрямик.
Слышит: сзади чей-то крик,
звук, звучавший в виде писка,
где-то рядом, очень близко.
Оглянулся он и зрит:
Мальчик-с-пальчик там лежит;
и на вид такой ледащий,
сразу видно, что пропащий.
Умирает с голодухи;
ждут, вокруг летая, мухи,
чтоб набить пузаты брюхи.
Подкатил к нему дружок,
наш вкуснейший Колобок.
Мальчик молвил еле слышно:
'Ты такой красивый, пышный ...
Колобочек дорогой,
помоги ты мне собой.
Мне покушать очень надо,
а иначе до заката
не дожить ...' - 'Ну вот наглец?!
Хоть и с виду сам малец ... -
возмутился Колобок, -
вон бы травки скушать мог!' -
'Можно мне куснуть хоть носик?!' -
'Ничего себе вопросик?!
Очень скромное желанье!' -
'Ну, тогда лизнуть хоть край мне ...
для чего ж тебя пекли?' -
из глаз слёзоньки текли
умирающего так,
пожалел бы злейший враг.
Колобок глазами хлопал
(были б ноги - ими топал):
'Ну, конечно, ты, чтоб слопал!
Ты - ничтожная козявка;
на носу ли бородавка
у меня, поди, не больше?!
Не сказал бы, но изволь же,
слушать мой тебе ответ: 
'И ни Бабка, и ни Дед ...'
(Но не слышал уже Мальчик.)
'... Ни как Лис, и ни как Зайчик ...'
Умер Мальчик - не дожил.
Колобок речь изложил,
плюнул наземь, поскакал,
свои песенки слагал ...

Много ль времени, иль мало
пролетело. То незнамо.
Многих он в пути встречал:
Черномор злой прилетал.
(Тоже думал о еде.)
Так в своей же бороде
отыскал свою кончину,
и сею ж имев причину,
для желудочного тракта,
сам Кощей Бессмертный как-то
поимел несчастий факты.
Правда, всё ж не околел.
Ох! Зато он как болел ...
В общем, так одно и то ж,
кто бы ни был (прямо сплошь!)
Иль несчастье, иль падёж.
А однажды Крокодил,
что мочалку проглотил
(в чудной сказке 'Мойдодыр'),
захотел избавить мир
от напасти всех такой,
зуб сломал при этом свой. 
Оказался тот сухой:
(да притом ещё какой!)
что сухарь он, говорить:
скрыть всю правду, стало быть,
крепче камня! (Не иначе!)

Потому сейчас и плачет.
Колобок себя уж, значит, 
съесть, кому не предлагал?
Всякий быстро убегал.
Даже так в том извращались,
что опять: то убивались
али шибко ушибались.
Не везло им почему-то?
Пообщаются покуда
с Колобком уже проклятым
во всём царстве тридевятом.
Избегать его начали,
на 'привет' не отвечали.
За версту все обходили
и детей тому учили.
Им, в словах пугали злостных,
коль не слушалися взрослых.
Вот теперь-то он и тужит:
никому совсем не нужен.
Было время, даже сам
прыгал чьим-нибудь пятам.
Но боялись его так,
будто самый злейший враг
их преследует, не меньше.
Вот итог, наипростейший: 
так валяется с тех пор 
и пугает общий взор
Колобок в овраге жутком; 
(никакого места шуткам!) 
если он: заплесневелый, 
тухлый, мерзкий - хоть и целый ...
наш несчастный Колобок
безнадёжно одинок.
Быть нельзя, таким беспечным 
и по жизни думать вечно 
крайне только о себе.
По обманчивой судьбе 
всем, друзья, совет такой: 
пробираешься тропой, 
городом, деревней, лесом, 
а своим же интересом 
ради чьей-то жизни всё же 
поступиться будет гоже.      

                                  6 - 9 июня 1998г.

Оценка: 3.85*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"