Оверчук Алексей Николаевич: другие произведения.

Прогулки По Линии Фронта

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 5.90*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работа военных журналистов в Чечне


ПРОГУЛКИ ПО ЛИНИИ ФРОНТА

  
   Алексей Оверчук
  
   Вместо предисловия:
   Когда рассказ "пёсик войны" прочитал мой дядя (полковник танковых войск) он заметил, что мои похождения напоминают ему военный туризм. Наверное, это правда. Что такое военный журналист? Человек, который приезжает на фронт и мешает всем работать. Он постоянно лезет с дурацкими вопросами, просит взять его туда, где присутствие гражданского лица по меньшей мере сомнительно. Да еще неизвестно, что эта сволочь потом напишет! Выдаст все тайны и раскроет все огневые точки!
   Если смотреть глазами военных, то журналист - человек абсолютно никчемный. Оружие в руки он не берет и поэтому в бою - бесполезен. Кроме того его еще приходится защищать. Журналиста надо кормить, пить с ним водку, рассказывать ему "байки из склепа" и показывать боевые будни, которые по большому счету на хрен никому не нужны. Вот числе и самим военным.
  
  

ПРИБЫТИЕ

   Представьте себя зимой в чужом захолустном городе, который объявлен к тому же предфронтовой полосой и наводнен под завязку военными, спасателями, чекистами и Бог знает кем еще.
   Я приехал в Моздок, когда штурм Грозного был в самом разгаре. В штабе группировки всех журналистов посылали подальше по нескольку раз на дню. И это стало уже своеобразным видом спорта среди штабных офицеров.
   Мои собратья слонялись без дела, иногда отлавливали солдатских матерей на интервью. Иногда озабоченных сверх меры военных.
   Помыкавшись по сугробам, на ледяном ветру между штабами, проводами, часовыми я понял, что официальным путем попасть в атакующую армию - невозможно.
   Несколько раз мы с моим напарником фотографом Сережей подходили к военным колоннам с просьбой взять нас на войну. Боевые машины вытягивались на километр. Вокруг кишмя-кишели военные, какие-то гражданские дяди с суровыми лицами. Все спешили, что-то грузили, паковали. Солдаты таскали цинки с патронами и гранатометы.
   Уговорить военных взять нас с собой никак не удавалось.
   - Вся техника забита под завязку, - мягко говорил какой-нибудь очередной капитан или лейтенант, которому воспитание претило сразу и безоговорочно послать нас на хер.
   - Так посадите на броню, - упорствовал я.
   - Ты посмотри как ты одет. Превратишься в ледышку уже через тридцать минут. На фига нам трупы в колонне?!
   Вообще военные были правы. Оделись мы легко и к ночевке в поле неприспособлены.
   После очередных бесполезных попыток куда-либо пристроиться пришлось возвращаться в город. На военной базе переночевать негде. В палатки не пускали - не положено. Вечером из штабов выгоняли всех посторонних на улицу. С темнотой все передвижение по базе вообще прекращалось. Тем более, если у вас нет пропуска, то переночевать вы сможете только в камере военной комендатуры, куда вас тотчас загребет патруль.
   До Моздока километров пять. Ни такси тебе, ни попуток. Прогулка по морозу и снегу превращается в мучение. Да и на что нам город? - размышлял я в пути. Все места в гостиницах заняты военными, даже в туалете переночевать не дадут. Постоялые дворы тоже заселены военным сословием. Да и где их искать эти дворы? Орать что ли на улице: кто пригреет журналистов?
   Зимой темнеет рано. На Кавказе особенно. Темнота наступает так стремительно, словно Господь щелкает выключателем. Люди прячутся по домам, улицы пустеют. Обратиться не к кому. Чужой, зимний, унылый, холодный город.
   Наша работа начнется только утром. А куда скажите девать все эти мерзко-холодные, долгие вечера? - спросил я своих Ангелов. - Куда идти, если не знаешь города? К кому обратиться, если всем до тебя по фигу? Где ночевать, если заранее этим не озаботился, шатался возле штаба группировки на Моздокском аэродроме, а когда тебя оттуда выгнали уже стемнело и все нормальные люди разошлись по домам?
   Ангелы мои вздохнули и только головой сочувственно покачали.
   - Нет, вы представьте себе в какой безнадежной ситуации мы оказались? - корил я их, - Представьте себя на моем месте? Тоска, да и только!
   - Нам и на своем месте не плохо, - сказали Ангелы, - И вообще мы за разделение труда. У тебя свои обязанности, у нас - свои. Так что давай не смешивать.
   - Кстати! - вскричал я мысленно, - Спасибо, что подсказали! Смешивать! Вот что нам надо сейчас делать! Именно смешивать! И побольше!
   - Ты опять про водку что ли? - спросили Ангелы с подозрением.
   - Это почему "опять про водку"? Вы пиво еще забыли.
   - Ах ну-да, ну-да, - грустно пропели Ангелы, - Как же это мы так могли забыть про твой любимый напиток.
   - А еще Ангелами-хранителями называетесь! - сказал я с укором, - Об объекте охраны ни фига не знаете. Любить надо клиентов-то! Вы ж не конвойные какие-нибудь.
   Мы шли по накатанной снежной улице. Висели пунктиром желтые фонари. На одном из домов я заметил надпись "Кафе". На дверях висела крупная табличка "Открыто".
   - Знаешь, - обратился я к своему напарнику, - Нам все равно некуда идти. И чует мое нежное сердце, что ночевать нам придется на улице. Это означает, что к утру мы сдохнем. Подыхать на голодный желудок как-то нецивилизованно.
   - Да, - согласился он, - Моя душа, получившая светское воспитание в московских салонах тоже восстает против такого способа умерщвления человеков.
   - Ладно сдохнуть от холода, но подохнуть еще и от голода - это для тебя уж слишком, - неожиданно съязвили Ангелы, - Ты Леша всегда боялся трудностей, - и они чуть не сплюнули с досады.
   - Но-но, полегче! - сказал я им.
   Кафе находилось в полуподвальном помещении. Спускаясь по ступенькам Сергей заметил: - Если там сейчас будут сидеть дети и есть мороженое, я удавлюсь у них на глазах.
   В грязном зальчике было полно пустых железных столиков. Никто из редких посетителей даже не обратил на нас внимания. Такое ощущение, что все сговорились нас игнорировать, - подумал я.
   Мы уселись за столик с клеенчатой скатертью. Подошла официантка.
   - Водки, пожалуйста, шашлыка, хлеб-млеб, ну в общем знаете, - сделал заказ Сергей.
   - Вы из Москвы что ли? - спросила она.
   Мы кивнули. Официантка прокричала что-то на местном диалекте в сторону кухни и ушла. Похоже "эти из Москвы" ее уже достали, раз она вычисляет их с полпинка.
  
   Водка, дорогие мои товарищи, - это универсальная отмычка к решению самых сложных ситуаций. Выпив пол-литра человек гарантированно попадает в иную плоскость жизни. Вернее его присутствие ощущается сразу в трех плоскостях: в физической, духовной и в самой главной - "плоскости случайных совпадений". После пол-литра плавно открываются какие-то там толстостенные шлюзы идей, притягиваются всякие необычные знакомства, случай правит твоей судьбой на полную катушку. Нужные люди материализуются рядом с твоим столиком словно из воздуха. Нужные контакты налаживаются необычайно легко. И вообще мир видится абсолютно в ином сиянии. Как огромная бездна похожая на воронку с пылесосом на другом конце.
   Главное в таком деле - не переборщить. Но это уже сугубо индивидуальное и универсальных рецептов здесь нет.
   Голодные и продрогшие, мы с Серегой набросились на салаты, водку и шашлык. Через полчаса на душе стало утешнее. Кафе показалось уютным гнездом альпийского туриста.
   Ангелы смотрели на меня с молчаливым укором. Но я показал им язык, и отвернулся. Больно надо с ними препираться в такой счастливый миг!
   Долго размусоливать не буду. Все сами пили, знаете как бывает дальше. После того как мы выпали в нирвану, появились какие-то знакомые из местных журналистов. Потом мы курили на воздухе возле бара. Тихо падал снег и фонари такие же как на Арбате изо всех сил старались передать нам домашнее очарование. В ночном городе откуда-то взялась машина. Мы поехали к местному милиционеру. Он сидел дома и тоже пил. Но в одиночестве. Мы составили ему кампанию. Потом ветер водочных знакомств вывел нас на новый виток. Мы уже чуть ли не братались. Милиционер выкладывал нам все военные тайны какие знал. Рассказывал, что где-то под Моздоком в плен попал какой-то наемник из Йемена. Все загорелись тут же ехать и взять у него интервью. Уже чуть ли не запрягали, но передумали и решили еще немного выпить. Закончилось все обыденно просто. Впечатлившись мы уснули вповалку.
   Утром милиционер ушел на службу. (Вот у людей закалка!) Мы остались в доме одни. Изредка молча сновали по комнатам женщины его семейства. В принципе нас никто не гнал. Но мы поспешили убраться. Местный милиционер - это конечно хороший контакт. Он мог бы вывеси нас на свое начальство. И хоть какая-то эксклюзивная информация нам бы перепала. Тем более, что в провинции - люди охотно идут на общение с журналистами из Москвы. Думают наверное, что мы что-то решаем или можем решить в их судьбе. Но мы понятно оказываем такое же влияние на политику федеральных властей, как приблудные московские собаки на работу метро.
   Первый заход оказался удачным и мы решили продолжить. Снова выпили и определились, что единственно кто может нам помочь - это военные. Вдохновившись этой глубокой мыслью мы стали перебирать кого именно из военных нам навестить в первую очередь.
   Пьяная волна уже несла нас вперед, вышибая перед нами все двери.
   Мы зашли к коменданту города. Как мы это сделали, не понимаю и не вспоминается до сих пор. Там же часовой стоит! С оружием. Ему никого пускать невелено. Но и тут помогло видимо наше измененное сознание. Если бы мы перед часовым ножкой расшаркивались, употребляя слова "пожалуйста", "не будете ли вы так любезны" - точно бы прикладом по зубам схлопотали. А тут прошли - словно и не было никаких препонов и часовых с суровым уставом. (По многолетнему опыту я заметил, что под шафе точно также легко преодолеваются кордоны безопасности при посадке на самолет. Просто проходишь - и все. Как только трезвый, так тебе тут же со всех сторон: "Что звенит?", "А что в этой сумке?", "Распаковывайте! Разворачивайте! Показывайте!")
   А тут прошли и сразу в кабинет. Военный комендант на месте. Здороваемся. Жмем руки. Он ведет сея так, словно мы договаривались о встрече. Мы чего-то ему плетем. Убеждаем. Комендант понимающе улыбается и выписывает нам заветный пропуск.
   Уже на улице мы смотрим на эту бумажку из тетрадного листа в клеточку, с военной печатью и подписью и не верим своим глазам.
   На заветный пропуск, мы даже дышать перегаром боялись. Все-таки военный документ! Я засовываю его себе в карман, поглубже, застегиваю на молнию - он сейчас дороже всяких денег и еды.
  

ФРОНТ

   На КПП все прошло очень гладко. Показали солдатам пропуск, они проверили на всякий случай наши вещи и тормознули первую же военную колонну. Понятно, что мы могли попасть на фронт только так. Никакой другой транспорт не ходил. Причем все это произошло настолько быстро, что мы даже опомниться не успели, как оказались в кабине армейского КАМАЗа и неслись куда-то среди снежных сопок. Солдат попался неразговорчивый. Чтобы не скучать, я включил диктофон и мы начали слушать музыку набулькивая себе изредка по стаканчикам. Колонна растянулась на километры. Дистанция между машинами была метров пятьсот. Мы ныряли и взбирались на снежные сопки, слушали музыку и глазели по сторонам. Изредка попадались какие-то мелкие подразделения Внутренних войск на БТРах, которые то стояли на обочине или на сопке, то носились куда-то вдоль дороги по военным нуждам.
   В принципе мы не собирались ехать сразу же в Грозный, а хотели сначала заглянуть в Толстой-Юрт. Там можно было сделать материал о работе Красного креста, о беженцах и МЧС. Переваливая через очередную сопку я увидел дорожный указатель "Толстой-Юрт" и толкнул напарника. Мы смотрели на заснеженную, не наезженную дорогу и все говорило о том, что мы никогда не найдем туда попутный транспорт. Что делать? Выходить? Но куда? В заснеженные сопки? Из теплой кабины - в снежную неизвестность? Это исключалось.
   Значит Толстой-Юрт отпадал. Я поинтересовался, так между прочим, у водителя: а куда он собственно едет?
   - В Грозный, боеприпасы везу, - ответил он нехотя и еще больше насупился, словно выдал нам военную тайну.
   Мы с Серегой переглянулись. Ну, в Грозный так в Грозный. Все равно к людям едем.
   Через полчаса сгустились сумерки. Мы все катили и катили в неизвестность, поднимаясь и опускаясь по сопкам. Играла мексиканская музыка. Одолев очередной снежный подъем, мы увидели лежащую на боку санитарную машину. Ее кабина горела. Казалось, что это несчастье случилось только-только. Я начал себя успокаивать: ну, не справились с управлением, завалились на бок. Вот только пламя никак не вязалось с обычной аварией.
   Я посмотрел на водителя. Он заметно покраснел. Убрал рядом с собой тряпочку. Под ней лежал автомат.
   - На возьми, передерни затвор, - сказал он приглушенно.
   - Пожалуйста-пожалуйста, - я передернул затвор и передал автомат ему.
   Водила положил его на колени.
   Проезжая мимо горящей машины, я отчетливо увидел разбросанные по дороге, окровавленные бинты. Санитарка оказалась прошита в нескольких местах автоматными очередями. У нас было такое чувство, что это произошло буквально за пять минут до нас. Но ни трупов, ни раненых - нигде не было. Серега достал фотоаппарат:
   - Может это...? - начал он ни к кому не обращаясь.
   Водитель посмотрел на него такими глазами, что всякое желание фотографировать что-либо у моего друга отпало. Мне тоже не хотелось останавливаться. Хотелось поскорее убраться из этого места.
   Когда мы миновали машину водила облегченно вздохнул и сказал:
   - Мужики, мы везем пять тонн снарядов. Если что случится, открывайте дверь, выскакивайте и бегите нах, как можно дальше.
   Я посмотрел в потемневшее окно: снежные сопки, ни одного огня.
   - Куда бежать-то?
   - Куда хошь, только подальше! - водила был явно раздосадован нашей гражданской тупостью, - Если это все ебанет, то сам понимаешь...
   И тут встала такая дурацкая дилемма: в кабине тепло, но если нападут - это верная смерть. Но и выскакивать в ночь, в неизвестной местности - это тоже смерть. Пусть даже с отсрочкой. Но в принципе выбор был прост: или взорваться или замерзнуть. Ни одни из вариантов мне не нравился. И я постарался об этом не думать. Вон мексиканцы, орут себе из моего диктофона и ни о чем не жалеют.
   Вскоре с одной из сопок мы увидели Грозный. Точнее мощное зарево огня. Город пылал. И настолько сильно, что даже здания были не видны. Сплошные факела. Небо сотрясала мощная канонада. Машина вновь съехала с сопки и город пропал. У меня возникло сомнение: а правильно ли, что мы туда едем? Может мы несколько поспешили? Не вовремя так сказать? Может люди заняты, а мы им тут здрасьте! Кому ж такое понравится?
   КАМАЗ подъехал к артиллерийским позициям и начал разгружаться. Стволы бешено выплевывали снаряды, не останавливаясь ни на секунду. Мы попрощались с водителем и спрыгнули на землю.
   Не успел я подумать к кому бы обратиться, к нам уже бежали военные:
   - Стой вы, кто?
   Мы показали удостоверения, командировочные предписания.
   - Журналисты? Ни хуя себе! А как вы тут оказались? С колонной? Ну, бля хитрецы. Сюда же запрещено приезжать.
   Нас куда-то повели. Я стал размышлять над словом "хитрецы". Хорошо это или плохо в данной ситуации? Ангелы что-то тоже помалкивали или не хотели со мной разговаривать. Вскоре мы очутились на аэродроме Северный. Нас передали какому-то генерал-лейтенанту. Он был вдрызг пьян. Его лицо сияло пурпурно-красным от мороза и алкоголя. Генерал проверил наши документы и судя по всему сразу же нам поверил:
   - Так значит, хотите смерти в лицо посмотреть? Ну, бля, я вам с удовольствием покажу, - его голос звучал с каким-то надрывом.
   Он схватил рацию и начал кого-то вызывать. Потом обернулся к нам.
   - Отойдите пока к стене.
   - Это зачем? - спросил я, - Расстреливать что ли будете?
   Шутка ему понравилась.
   - Ребята, - захохотал генерал, - Когда мы решим вас расстрелять, торжественно обещаю, что вы узнаете об этом первыми.
   Мы встали под стеной. К нам стали подходить военные. То что они офицеры, я мог заметить только по следам от звездочек на погонах. На этой войне снайпера выбивали их в первую очередь. Весть о нашем появлении похоже облетела все позиции.
   - Вы правда журналисты? - спрашивали офицеры. Мы кивали.
   - А в Москве, бля, знают, что здесь происходит? Знают, бля?! - тон вопросов меня насторожил. Я понял, что дела идут не блестяще. Но отвечать за просчеты так сказать официальной Москвы мне не хотелось.
   - Мы приехали как раз для того, чтобы об этом написать, - ответил я.
   - Ну напишете, вам ептать голову за это оторвут! Или не напечатают ни хрена, понял?
   - Это почему?
   - Потому что здесь массовое убийство, бля, происходит! Здесь людей, блядь, пачками кладут. Ты в городе был?
   - Мы только приехали.
   - Оставатесь, я вас бля по всем местам проведу, вы охуеете, что здесь твориться и своим уебкам в Москве расскажешь потом! - в общем благие пожелания сыпались на нас ос всех сторон. Наверное, офицеры были благодарны судьбе, что здесь оказался хоть кто-то из этой ненавистной всем Москвы. Кто-то показал на курившего в сторонке капитана: - Вон у него, бля, спроси. От его подразделения вообще ни хуя не осталось.
   Капитан подошел к нам и с ходу начал говорить обращаясь не к нам, а куда-то в пустоту:
   - Когда нас расхуячили, меня сильно добануло. Я встал на карачки, а дальше - ну никак. Пополз на четырех костях вдоль улицы. Кругом одни трупы. Столько убитых я никогда не видел. Кругом стрельба еще. Хер поймешь кто-где и кто в кого стреляет? Смотрю: подъезд. Я туда. К стене прислонился, достал сигарету, а настроение такое похуистическое. Думаю: да пошли вы все на хуй! Это что, война? Закурил, сижу, смотрю в потолок. Дверь хлопнула. Забежал солдатик какой-то сел рядом и тоже сидит. Курим вместе. Потом еще, еще прибегали. Все молча садятся рядом. Мне по хуй. Я в поток смотрю, как в прострации какой. Ну сидим так час-другой, потом чувствую что на меня все смотрят. Я огляделся, а солдатики так молча вперились в меня и молчат. Потом один говорит:
   - Слушайте вы офицер, знаете что нам делать, командуйте, мы готовы.
   Меня, бля, как током пронзило. Прикинь, от этого вопроса в себя сразу пришел! Вывел их из окружения. Причем, как было нас пятнадцать, всех вывел, без единой царапины.
   Нас позвал генерал. Мы попрощались с капитаном и отошли.
   - Ща за вами приедут, - сказал генерал.
   - Кто?! - не понял я.
   - Смерти в глаза вы хотели посмотреть? - спросил он с нажимом. Видимо ему это "смерти в глаза" - очень нравилось. Я уже пожалел, что все генералы умеют читать. Вычитал где-то это выражение и теперь давит на всех.
   - Ну и кто едет? - спросил я.
   - Приедет щас, посмотришь.
   - Смерти в глаза? - переспросил я.
   - Вот именно, подтвердил он.
   Из темноты вынырнула БМП. Водила на полном ходу вдарил на тормоза и машину юзом понесло к нам. Остановилась она в полуметре от нас. Мы уже хотели разбегаться. Трюк довольно рискованный. Но видимо экипаж знал, что делает. БМП ровненько развернуло к нашей группе бочком. Откинулся башенный люк и выскочил молодой офицер в шлемофоне. У меня отвисла челюсть. Этот парень как две капли воды был похож на моего погибшего брата. И, как оказалось, даже звали его также. Ночь, снег, огни прожекторов, канонада, зарево и встретить своего погибшего брата на войне - у меня голова пошла кругом от этой мистики.
   - Сергей, - представился офицер, - Это вам надо смерти в глаза посмотреть? - сказал он со смешком. Видимо не только нас генерал доставал этим выражением.
   - Кравченко, бля! - накинулся на него генерал, - Какого хера ты по взлетной полосе гоняешь?
   - Так путь короче, товарищ генерал.
   - А самолеты? Врежешься!
   - Никак нет! Внимательно смотрим по сторонам.
   - Я те дам, бля, по сторонам! Они сверху летают. Забирай вон журналистов.
   - Полезайте, - сказал нам Сергей, - Я пока с генералом еще потолкую.
   Мы вскочили на броню. Кругом уже стояла непроглядная ночь. Ветер прошивал наши тулупы насквозь. Хотелось поскорее в тепло. Чего-нибудь выпить и закусить.
   - Вы че, там наверху делаете? - вернулся Сергей, - Внутрь полезайте.
   Вообще внутри боевых машин мне никогда не нравилось ездить. В бронетехнику, как известно, обычно стреляют из гранатомета. И если попадают, то тем, кто в десанте остается только молится. Но мы все же полезли внутрь. Сергей спросил: умеем ли мы открывать люк десанта? Мы честно признались, что не уверены. Он показал и добавил: - На всякий случай, нам еще в одно место надо заехать, встретить кое-кого.
   - Куда это? - спросил я. Но дверь десанта захлопнулась, мы оказались в полной темноте. Машина тронулась.
  
   Я человек уравновешенный, но мне это уже начинало надоедать. Один, понимаешь все со своей "смертью в глаза", второй - чего-то тоже темнит.
   Я уже так вымотался за день, что ни на что не хотелось реагировать. Хорошо думалось только об одном - поскорее добраться до места где можно обогреться, выпить и пожрать.
   БМП неслась куда-то изо всех сил. Скакала на ухабах. Закладывала виражи. Ее носило по дороге, то влево, то вправо. Словно самолет выполнял противоракетный маневр. Я нашел в темноте какую-то лямку и держался чтобы не свалиться на пол. В темноте противно звякала об стену подвешенная к потолку солдатская каска. Дзинь-дзинь. Дзинь-дзинь-дзинь. Меня это достало в конец! Я решил уже лезть вперед в этой кромешной тьме, найти ее и снять.
  
   Быть тупым, это значит обладать одним из элементов человеческого счастья. Тупой человек воспринимает ужасные события не напрямую, а с некоторым опозданием. У организма есть время перестроиться, приготовиться к сюрпризам и избежать инфаркта. Когда я уже собрался на поиски, то до меня неожиданно дошло, что каска, как-то необычно звякает, то есть ее звяканья никак не совпадают с маневрами БМП. Как будто машина сама по себе, а законы механики - сами по себе.
   В следующем порыве, я нашарил триплекс, припал к нему и остолбенел. Наверное, впервые в жизни волна ужаса прошибла меня до самых косточек.
   Перед моими глазами проплывали горящие пятиэтажные дома. Пламя неистово рвалось наружу из каждого окна. От первого до последнего этажа. По огненной улице во все немыслимые стороны летали трассирующие очереди. Я понял как здорово ошибался. Подвешенную каску нарисовало мое воображение. На самом деле - это пули дзенькают по броне. И бьют они так уже с полчаса. Это значит, что мы едем в огненную задницу этой войны. В то место, откуда уже не найти обратной дороги к жене, к любимому пивному ларьку и прочим удовольствиям жизни.
   Я взмолился к своим Ангелам: - Ну, ладно я, пьяный дурак, но вы же не пьете! Вы-то куда смотрели? И вообще, где вы шлялись все это время?
   Ангелы вздохнули и ответили: - Тебя же Леша, когда тебе приспичит, хрен остановишь. Вот теперь впечатляйся.
   Сразу после этих слов заметалась с воплем Годзиллы башня на БМП. Выискивая по сторонам невидимых в темноте врагов. Пару раз со звонкой отдачей долбанули очереди из башенной пушки. Потом машина заложила вираж. Вышла на невидимую нам прямую, понеслась с надрывом и снова легла на вираж.
   То ли мы убегаем, то ли атакуем. Не поймешь. За бортом все тот же пейзаж: ревущее пламя из окон, развалины, трассера снующие во все стороны. Снова заработала наша пушка. Я вспомнил, как нас спрашивали: умеем ли мы открывать люк десанта? Не зря, не зря интересовались. Эти простенькие по первоначалу знания, которым не учат в школах и институтах приобрели теперь жизненно важную ценность. Я мог бы знать, например теорию поля Ландау или правило Буравчика с таблицей Менделеева впридачу, но все это не поможет мне открыть люк БМП. По-моему мы уже позабыли как это делать. И проверять свое умение на такой скорости не хотелось. Я молил только об одном: чтобы мы доехали куда надо в сохранности.
   - Боишься? - спросили вкрадчиво Ангелы.
   - Конечно! - возопил я, - Предупреждать же надо!
   - Мы всегда говорили, что водка с пивом до добра тебя не доведет.
   - Ну, вы заборзели Ангелы окончательно! Я же должен был попасть на фронт? А как это сделать иначе? Тем более что я и раньше таким способом пользовался, когда надо было попасть в труднодоступные места.
   Ангелы самодовольно кивнули: - Вот теперь, Леша, ты действительно попал. Причем попал конкретно.
   - Вы бы не трындели, - взъярился я, - А подсказали чего делать надо! Не ровен час вы скоро без работы останетесь.
   - А ты в триплекс посмотри, - сказали они грустно, - Видишь что твориться? Как по-твоему мы тебе помочь сможем? А безработицей можешь нас не пугать.
   - Да ну вас на фиг, - сказал я раздраженно и снова посмотрел в триплекс.
   Навязчиво крутилась мысль: что будет, если нас подобьют? Куда бежать? Где прятаться? Кругом мешанина войны. Нас здесь никто не ждет. Любая из сторон, которая нас найдет, сочтет разумным: просто пристрелить двух идиотов, чем выяснять правда ли мы журналисты, а не шпионы.
   В который раз я заставил себя просто ни о чем не думать, а спокойно сидеть и пялится на всякий случай в триплекс.
  
   Горящий район закончился. Канонада поутихла и осталась где-то в стороне. Нас снова окружала ночь. Машина сбавила ход и стала маневрировать, словно искала в ночи тропинку. Я облегченно вздохнул. Путешествие явно заканчивалось. Наконец БМП встала. Люк десанта открылся. В проеме стоял Сергей: - Вылезай, приехали.
   - Где мы? - спросил я.
   - В одном секретном месте.
   Мы поежились на ветру.
   - Слушайте, - сказал я сердито, - Если не хотите отвечать - не отвечайте, но есть ли в вашем секретном месте какая-нибудь печка? А то выпить хочется.
   Вокруг захохотали.
   - Вот-вот, - пропели Ангелы сверху, - Опять начинается?
   Но я мысленно от них отмахнулся и пошел на негнущихся, промерзших ногах вслед за офицерами.
  

МАЙКОПСКАЯ БРИГАДА

   Нас привели в вагончик где-то на окраине Грозного. Здесь (почти что на переднем крае) жили разведчики из Майкопской бригады Министерства обороны.
   После полутора месяцев боев она потеряла около девяноста процентов солдат и офицеров. Практически вся бригада полегла еще в первые дни штурма Грозного. Те кто остался жив только-только вышли из второго окружения и теперь выполняли отдельные боевые поручения командования.
  
   Мы уселись возле печурки, откупорили водку, консервы и стали знакомиться.
   К сожалению, за давностью лет я помню сегодня только имя лейтенанта Сергея Кравченко. (Через несколько месяцев после нашего знакомства он погиб. Ему не дали ни одной медальки, даже не повысили в звании. А уже дома на него завели уголовное дело за потерю БМП).
   Сергей общался с нами охотнее других офицеров. Был веселым и очень контактным парнем. Умел увлекательно рассказывать, без лишнего надрыва или цинизма, которым "страдают" практически все люди, прошедшие через войну. Кроме того, Кравчено всеми повадками и манерой разговора напоминал мне моего погибшего брата. И я все никак не мог отвязаться от мысли, что это он и есть. Что он не погиб в 1988 году, а просто попал в армию, воевал и вот теперь мы встретились.
   Сослуживцы звали Серегу Рембо. Комплекция у него была подходящая. Помимо этого он без промаха стрелял из всего что стреляет. Прекрасно знал тактику боев в городе. Ни один военачальник не хотел отправляться в Грозный если его не сопровождал Кравченко со своей командой. Я сам был свидетелем, как из-за него грызлись между собой командиры, которым в один и тот же день, надо было выезжать в зону боев.
   Приняв положенное внутрь, я поставил диктофон и стал записывать рассказ о гибели Майкопской бригады. Сейчас я уже жалею, что не сохранил эту пленку. Как и многое из того, что давали мне: данные радиоперехватов, списки погибших частей и подразделений. Круговерть в войне и в личной жизни сожрала все это без остатка.
   Сергей рассказал, как они подходили к Грозному и встретив линию обороны боевиков, развернулись для атаки. Как под ударами крупнокалиберного пулемета из захваченного танка выпрыгивали боевики опасаясь, что танк не выдержит.
   В Новый год они отправили первую колонну в Грозный. Как только техника втянулась в город, начался ад. Люди из резерва слышали по рации, как жгут боевые машины, как погибают под градом пуль пехотинцы. Командир бригады погиб в первые минуты боя. Торопясь на помощь к своим, майкопцы снарядили вторую колонну. Кто-то, из оставшихся в живых от первой колонны, вел резерв по радио. Но боевики перегруппировались и вторая колонна также была разгромлена.
   Проезжая мимо высотки, вздыбилась от мощного взрыва первая БМП и солдаты градом посыпались с брони. Во вторую машину с верхних этажей попала граната. В самую гущу спецназовцев из Бердска. Одного из них с оторванными ногами швырнуло на середину дороги. Он сорвал автомат и начал стрелять по окнам. Ответным огнем из жилого дома его буквально размазало по асфальту. Колонну обстреливали со всех сторон. Гранатометный огонь достигал такой плотности, что бронетехника вспыхивала одна за другой. На каждую машину приходилось по пять-шесть попаданий из гранатомета. Нещадно рвался боеприпас в танках добавляя свою толику смерти в гибнущую колонну. Башни танков вырывало и они перелетали через пятиэтажные дома. Танковая корма из толстенной брони разрывалась, как консервная банка.
   Сергей командовал третьей машиной. Водитель по счастью оказался виртуозом. Каким-то чудом он успевал уворачиваться от летящих в машину гранат и объезжать горящую бронетехнику, находя немыслимые лазейки.
   Буквально каждое окно в высотных домах по обе стороны несло смерть. Необученная пехота погибала подразделениями. Сергей откинул люк, вытащил руку с автоматом и поливал по окнам длинными очередями, успевая при этом курить и менять пустые магазины. На панели загорелась лампочка: признак того, что открылась дверь десанта. Молодой солдатик держась за дверь кричал: "возьмите меня, подождите".
   Ему крикнули: "прыгай!" Он сделал рывок, но неожиданно обмяк и упал. Пуля пробила ему голову.
   Не зная города, не имея карт, они блуждали по улицам, как и десятки подразделений, пытаясь выйти из-под огня. Но буквально каждый дом, каждый двор встречал их стрельбой.
   Наконец им удалось собраться на вокзале. Этот момент можно вспомнить по газетным публикациям. Именно здесь они попали в плотное кольцо окружения и отбивались из последних сил.
   С каждым часом раненых и убитых становилось все больше и больше. Все медикаменты были уже истрачены. Многие умирали от потери крови. Разбить кольцо окружения попытались десантники. Они шли к вокзалу по железнодорожным путям. Но попали под ураганный огонь. У бронетехники на рельсах стали слетать гусеницы. Десантники были вынуждены отступить. На окруженных, по рации боевиков вышел известный депутат и правозащитник Ковалев. Он предложил майкопцам сдаться. Об этом не могло быть и речи. Но решили потянуть время. Пока переговорщик обсуждал условия сдачи, все оставшиеся на ногах бешено готовились к прорыву из окружения. Чинили технику, составляли экипажи, заряжали магазины. Они уже поняли, что все армейские частоты боевики прослушивают и вовремя предпринимают контрмеры. Не зная города и чтобы как-то объясняться со своими, военные вынуждены были давать по рации точные ориентиры, детально описывать место, где они находятся. Боевики успевали понять о чем речь и устраивали засады. Сами они пользовались коротковолновыми рациями уоки-токи (каких у военных понятно не было), постоянно меняли частоту (чтобы отследить ее нужна специальная аппаратура) и разговаривали по-чеченски (языка понятно никто из военных не знал).
   Майкопцы договорились о командах по радио. Выходило так: если звучит "на хуй!" - это означает "вперед", "в пизду!" - "на лево", "к ебеням!" - "направо", и так далее. Как потом оказалось именно это спасло им жизнь. Зная примерное направление выезда из города три БМП прорвали кольцо окружения и снова стали плутать по улицам. Шли на максимальной скорости. Наглухо задраенными. По встречным боевикам не стреляли. И те принимали их за своих, весело приветствуя машины поднятым оружием. Проскочили какую-то площадь, (возможно перед дворцом президента Дудаева), где возле костров сидели группки боевиков. Опять возгласы приветствия. Заскочили в сады. Деревья падали под напором брони. Команды по радио - только кодовым матом. Но посторонний ничего понять не мог: ни кто двигается, ни куда двигается.
   Выскочили из сада - и сразу полетели в Сунжу. Несколько секунд полета и экипажи БМП увидели в триплексы плеск мутной волны.
   БМП машина плавучая. Но ее надо специально готовить. Способности этих БМП хватило на то чтобы не утонуть сразу. Все успели выскочить и вплавь добраться до другого берега. Кто-то из солдат забыл в машине автомат. Сергей спросил: - Где оружие?
   - В десанте осталось.
   Машина уже уходила под воду.
   - Ныряй бля, и достань оружие! А то я тебя сам укакошу.
   Солдат нырнул (это в декабре! В бушлате!) достал автомат и поплыл за остальными к берегу.
   На их счастье, плутать им пришлось недолго. Навстречу попались подразделения волгоградцев, под командованием генерала Рохлина. Им дали сухую одежду, патронов, накормили и даже отдали БМП взамен утопленных. Честно сказать, дальше я уже помню сбивчиво, что рассказывал Сергей.
   Они снова пошли в Грозный вместе с рохлинцами. Опять попали в окружение. Сергей работал снайпером. Потом история с БМП и окружением повторилась точь-в-точь, словно судьба играючи прокрутила полюбившийся ролик. Опять прорыв. Команды в эфире - только матом. Те же сады, знакомый полет и купание в Сунже. Все также благополучно выбрались. Встретили новые подразделения шедшие к Грозному.
   - И вот мы, встретились здесь с вами, в этом вагоне, - заключил Сергей, - В Москве что говорят о нашей войне?
   В голове у меня все смешалось от такого потока информации. И все это так разнилось с той информацией, которую мы получали дома. Здесь был настоящий кошмар. В Москве трагедия всячески замалчивалась. Масштабы войны, потери среди военных и гражданских всячески сглаживались.
   - Ни хрена не знают в этой Москве ни о чем, - ответил я, - Всем все равно. Новогодние праздники, гулянки. О том, что здесь происходит - мало кого волнует.
   Офицеры оживились:
   - Что правда всем начхать?
   - Ну, я не видел по крайней мере, чтобы кто-то бегал по Москве с озабоченным видом. Так балагурят чего-то по телеку, но ведь никто ж и не знает, чем тут все обернулось. Ваши генералы все скрывают.
   - М-да, скоты, - заключили военные.
   Мы выпили.
   - А сейчас чем занимаетесь? - спросил я.
   - Трупы собираем. Своих. Они ведь до сих пор лежат на этих улицах.
   - Остальные как воюют? Я видел много подразделений Внутренних войск. Снуют по дорогам, как заводные зайцы с ключиком в заднице.
   - От этих вояк мы вообще офигеваем!
   - А чего такое?
   - Если наши солдатики, как займут какой-нибудь магазин или палатку, то сразу продукты ищут, пожрать чего. Тут кока-колу ящиками таскали. Я вон даже в одной аптеке нашел несколько коробок жень-шеня в капсулах. Очень вкусно.
   - А Ввэшники чего?
   - Они сразу телевизоры, видики, бля пиздят. Короче грабежом занимаются. Охерели совсем. Ковры таскают, технику, сервизы, ни чем бля не гнушаются. А как воевать - то хер кого из них найдешь. Они мол, всегда в прикрытии должны стоять. Ты еще увидишь тут жопу в алмазах или небо - как тебе нравится - и сам все поймешь.
  
   Теперь пришла наша очередь рассказывать: как жизнь в Москве? Какие там порядки, как нам работается журналистами, видим ли мы этих гребаных правителей? Скакали с темы на тему, разбавляли водку трофейным Жень-шенем и травили анекдоты.
   Я приехал на войну в бронежилете. Офицеры стали хохмить, предлагая испытать его на прочность.
   - Давай пальнем! В редакции героем станешь! - смеялись они.
   - А вдруг пробьет? Хрен я потом расскажу о вас в Москве.
   - Ну, тогда сними, а мы по нему пальнем.
   - А если опять же пробьет? Меня тогда спросят, а ты почему живой? Бронежилет на вытянутых руках носил?
   - А вообще хреновый у тебя броник, - сказал Сергей.
   - Какой дали, - говорю.
   - Так он не твой? Надо тебе другой подыскать. Более прочный.
   - Давай, - соглашаюсь я.
  
  
   Мы договорились, что завтра они возьмут нас с собой в грозный. Собирать убитых. Там же мы сможем повидать тех, кто сидит сейчас на передовой.
   Трещали в печке поленья. Молодой солдат, чумазый, в оборванной форме, присматривал за огнем и поминутно клевал носом. Ворочаясь под бушлатом я прокручивал в голове услышанное. Представлял себе, как бы я себя повел, если бы оказался в этом котле. Думал, что ожидает нас завтра. И честно говоря, мне хотелось, чтобы завтра не наступило никогда. Над вагончиком прокатывалась туда-сюда волнами артиллерийская канонада и пулеметные очереди с треском распарывали ночь.
  

ГРОЗНЫЙ ФОРЕВА

  
   Утром на двух БМП и одном УРАЛе наша маленькая ватага покатила в Грозный. Грохот взрывов и выстрелов не прекращался ни на минуту. Мы с напарником стали уже привыкать к этим звукам.
   В одном из переулков, не доезжая сотни метров до перекрестка бронегруппа остановилась. Из-за домов слышались звуки боя. Рядом с нами оказался окопчик, в котором тупо ходил кругами всеми покинутый часовой. В отличие от остальных бойцов: чумазых, одетых как попало, этот боец был в шинели, автомат держал за спиной, вверх торчал штык нож. Ни дать, ни взять часовой военного продовольственного склада из мирной глубинки. Наши спутники попрыгали с брони. Нам с фотографом приказали остаться. БМП сразу же разъехались по разным сторонам улицы и изготовились к бою. Как дурак я сидел на башне БМП, точно одинокий тополь на плющихе, и глазел по сторонам. Мой одиночный идиотизм не мог мне подсказать, что я выгляжу великолепной мишенью.
   Кравчено с группой побежал к часовому, спросить про обстановку. Но он только руками развел и снова, как заводной заходил кругами. Группа разделилась и нырнула в соседний двор. Они хотели выйти на другую сторону перекрестка дворами.
   Я проводил взглядом убегающую в развалины группу Кравченко. Потом принялся изучать окрестности.
   Тут я буквально почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Я огляделся. Никого. Часовой все также ходит кругами. Взгляд заскользил по крышам и на одной из них я увидел снайпера. Он смотрел на меня в оптический прицел. Размышляя о том, чей это может быть снайпер я достал из кармана сигарету, закурил, выпустил дым и помахал ему рукой. Он отвлекся от окуляра, помахал мне в ответ и снова припал к оптическому прицелу.
   Интересно чей это стрелок? - подумал я. Наш или боевик? Я снова посмотрел на снайпера. Он по-прежнему изучал меня в окуляр.
   Ну, фигли с ним сделаешь? Если это боевик, то мне все равно кранты. Я уже от него никуда не денусь. Если наш - то пусть разглядывает мне не жалко. Надо наверное не показывать виду, что ты его боишься. Я демонстративно отвернулся от него, точно он меня больше не интересовал и стал разглядывать другие крыши. Наконец из двора показалась наша группа. Я хотел крикнуть, что на крыше снайпер, но когда посмотрел в его сторону, крыша была уже пуста.
   Кравченко энергично замахал нам рукой, чтобы мы бежали к нему. БМП устремилась по улице следом. Мы выскочили на перекресток, свернули вправо и я оторопел. Через каждые двадцать-тридцать метров - стояли остовы сгоревших танков и БМП. Башни танков валялись чуть ли не в ста метрах от корпуса. И трупы, трупы, трупы. Везде. Невозможно шагу ступить, чтобы не наткнуться на убитого. Мы стремглав бежали вдоль улицы. БМП вышла на середину и развернула ствол в сторону кирпичного забора. За ним находился какой-то завод. И там как раз шла отчаянная перестрелка.
   - Бегом крикнул Кравченко, - Не останавливаться! Держаться за БМП!
   Мы рванули по улице что есть мочи. И тут я понял какой я богохульник. Я молился Богу вперемешку с матом. Над головой то и дело слышался посвист пуль.
   - Стой! - закричал мне Кравченко и показал на солдата. Пуля угодила ему точно в лицо. Он лежал на спине, раскинув руки. На нем был новенький бронежилет.
   - Скорее снимай, я подожду, - он присел рядом с автоматом на изготовку.
   - Что снимать? - я стоял как дурной разводя руками.
   - Бронежилет, идиот, снимай.
   - Я, я, я не могу, - в груди у меня все сжалось от страха.
   - Вот бля! Бежим тогда, нехуй тут околачиваться, - крикнул Сергей и мы снова рванули по улице. По стенам домов лупили шальные пули.
   Мы подбежали к пролому в кирпичном заборе. Здесь уже притаились на корточках офицеры из нашей группы. За забором бешено вертелась перестрелка. Ухали взрывы гранат.
   - Кто там? - спросил я.
   - Хер его знает, - ответили мне, - Иди, спроси, мы так и быть подождем, - хихикнули офицеры.
   - Ага, если че, зови на помощь, - добавил кто-то из них.
   Я промолчал.
   - Раз не хочешь идти, - продолжил офицер-приколист, - Тогда надо туда ебнуть. А потом посмотрим, что случится.
   Он уже достал гранату, как тут из подъезда, позади нас выскочила группа в грязно-белом ментовском камуфляже и сферических касках.
   - Не стреляйте, - заорали они, - Там наши духов по заводу гоняют.
   - Вы кто?
   - Мы из Софринской бригады.
   - Тут ваши земляки из Москвы, - показал на нас Сергей.
   Но нашим подмосковным софринцам было по хер. Они на нас глянули мельком и стали обсуждать что-то с офицерами.
   Обстановка оказалась сумбурной. Как таковой линии фронта не было. Бои шли повсюду. Зачастую один дом или двор принадлежали федералам, а соседний - боевикам. Мы оказались примерно между двумя зонами, которые контролировали боевики. Впереди софринцы вышибали из завода противника. Отходить можно было только по той же дороге, по которой мы сюда и приехали. Это было не хорошо. Вполне возможно, что боевики тоже об этом знают или скоро узнают. Значит они могут сомкнуть кольцо у нас в тылу и устроить нам при отходе засаду.
  
  
   Подкатили наши БМП с УРАЛом. На улице сразу стало людно.
   Помимо экипажей и десанта из БМПэшек, на улице оказались и горожане. Они вылезали из каких-то немыслимых щелей среди развалин. Здесь были люди всех возрастов и национальностей. В руках у них были сумки, жестяные банки, пластиковые бутылки.
   Женщины, старики, дети подходили к машинам и солдаты отливали им керосин в жестяные банки и пластиковые бутылки. Доставали коробки с консервами, делились лекарствами. Мне так и не удалось ни с кем из них толком переговорить. Грозненцы отвечали как-то все односложно и узнав, что я журналист спешили поскорее отойти. С таким же успехом я мог представляться ФСБэшником. Я поделился с одним из военных своей проблемой:
   - Не мудрено, - сказал офицер, - Среди них есть наводчик от боевиков. Они его знают, но никогда не выдадут. Боятся. Они не только с тобой не хотят говорить. Я сейчас отведу тебя к одному человеку, он тебе такое понарасскажет.
   Мы зашли за БМП. Нужный человек, как раз отдирал примерзший труп солдата, кошкой на веревке.
   - Минируют трупы, суки, - пояснил он, - Вот и приходится сначала зацеплять его кошкой, а потом в сторонке дергать за веревку.
   Ему объяснили мой вопрос: - Знаешь, - и кадык этого подполковника заходил вверх-вниз, - Я тут мать свою встретил. Кинулся к ней, а она сделала вид, что не узнала меня. Зашла за машину, я за ней. А она мне говорит: сынок не называй меня мамой, а то меня боевики убьют. Я даже забрать ее не мог. Она ехать не хотела, за друзей по подвалу волновалась... - подполковник отвернулся и крикнул солдатам, чтобы помогли отнести труп в машину.
   Мой напарник фотограф все это время безостановочно фотографировал. Его кадры, на которых видно, как собаки до костей обглодали трупы, облетели весь мир. Собаки жрали все, до чего могли добраться: съедали, например, лицо, но шлемофон при этом не трогали. Представляете, какая жуть получалась: розовый череп с пустыми глазницами в шлемофоне. Или съедали обгоревшего танкиста, оставляя нетронутыми сапоги. Скелет в сапогах.
   (Уже весной наши солдаты от голода отстреливали этих самых бродячих собак и ели). Я пишу это не для издевки или смакования, а чтобы вы представили, какая была обстановка вокруг.
   Меня особенно поразил убитый танкист. Перед смертью он пытался выбраться из башни горящего танка, но был сражен в спину насквозь гранатометным выстрелом из РПГ-7. Взрыватель не сработал. Танкист так и застыл опершись руками на край люка, с торчащей из груди гранатой. С ним было очень много хлопот, потому что сперва надо было достать гранату, которая могла сработать в любой момент.
   Глядя на танки и БМП, из которых гранатометные выстрелы сделали дуршлаг, я понял, что боевики запаслись гранатометами под самую крышу. Откуда столько оружия у них? Ведь одна граната от РПГ-7 - стоит дороже цинка патронов?
   - Пиздец, да? - рядом очутился незнакомый мне офицер.
   - Это ужас. Я об этом буду орать на всех углах, - сказал я.
   - Ты еще не знаешь, что трупы наших ребят и раненых, эти скоты раздевают догола и подвешивают в окнах. А сами из-за них стреляют по нам.
   - Этого не может быть!
   - Не вершишь? Михалыч! - позвал военный, - Ты был на последнем выходе, подтверди.
   Подошел офицер: - Я лично видел это. Это было при штурме Совмина, в президентском дворце - такая же хуйня. Так что пиши смело, не бойся, эти скоты еще и не на такое способны, - он сплюнул и пошел по своим делам.
   Потом и другие офицеры подтвердили мне тоже самое.
   Я еще раз пообещал, что при первом же звонке в редакцию, когда буду зачитывать материал, расскажу об этом. (Забегая вперед, замечу, что пообещал зря. Романтиком был. Из Грозного мне казалось, что московская редакция довольно серьезно относится к моей работе и уважает меня за то что я делаю. Но главный редактор запретил это печатать заявив, по словам моих друзей: что я сижу пьяный в какой-нибудь гостинице Моздока и сочиняю омерзительные сказки).
  
   Мне потом часто вспоминался убитый старший лейтенант, судя по петлицам - из артиллеристов. Кавказкой внешности, он лежал у забора раскинув руки, смотрел мертвыми глазами в небо и счастливо улыбался во все свои золотые зубы. Потом, когда мне в очередной раз приходилось неприятно объясняться со своим журналистским начальством по военным вопросам, я всегда почему-то вспоминал его улыбку. Он словно говорил мне: "да забей ты хуй на этих подонков! Кому ты объясняешь? Жирным ублюдкам, которые сидят в бане с девками, целуются с теми, кто послал нас умирать, берут от них ордена, медали, а сами отмазывают своих сыновей отморозков от армии и при этом поливают нас погибших грязью? Так что не трать свое драгоценное время на унизительные объяснения. Просто живи и наслаждайся. Чтобы не было потом стыдно и умереть, когда придется".
   - Да, - соглашаюсь я с ним мысленно, - Я постараюсь придерживаться этих правил.
  
   Закоченевшие трупы складывали в УРАЛ. Но сначала, как я уже говорил, к каждому убитому сначала прицепляли кошку, отходили за броню или просто приседали и дергая за веревку переворачивали труп. На этот раз подложенных гранат не было. Мы с Сергеем иногда помогали грузить трупы. Но большей частью я старался поговорить с военными. Я знал, что после этого выхода они все разойдутся по своим подразделениям и хрен потом кого из них найдешь.
   Неожиданно бой на заводе закончился. Софринцы забегали по каким-то своим заботам. Понесли в пролом перевязочные пакеты. Что-то предавали по рации. Но тут неожиданно пропали местные жители. Для военных из нашей группы это послужило сигналом. (Об этой примете почему-то даже софринцы не знали).
   - Уебываем, бля! По машинам! - заорал на бегу, какой-то офицер. Сейчас начнется бля!
   Техника и люди - все пришло в движение. Заревели двигатели на БМП. Стволы башен заметались по сторонам, готовые отразить нападение.
   Горожане оказывается не только знали о наводчике, но и внимательно следили за его поведением. Как только наводчик исчезал, горожане тоже торопились укрыться. Потому что наводчик передавал боевикам информацию о подразделениях федералов, и как правило после этого начинался бой.
   Вся наша группа рванула по улице обратно. Сначала бегом, потом мы сели на БМП.
   - Запомни, - заорал мне в ухо какой-то военный, - Всегда смотри за местными, если они вдруг исчезают, значит бля сейчас начнется. И надо уебывать самому как можно быстрее! Народная примета такая! - он заржал.
   И действительно началось. Вокруг загрохотало. Оглянувшись назад я увидел как софринцы рванули в свой подъезд. Дорогу, на которой мы только что стояли посыпались с неба минометные мины.
   Долетев на БМП до перекрестка, мы остановились.
   - Слезай! - крикнул Кравченко.
   Мы попрыгали с брони. Кравченко с группой рванул во дворы, чтобы выскочить с другой стороны перекрестка.
   - Этих в десант! - показал он нас кому-то и скрылся среди развалин битого кирпича.
   - Нахуй в десант, - заорал я протестующе. Там я ничего ведь не увидел бы. Полное неведение того, что творится вокруг меня пугало до тошноты.
   - Полезай, бля! - заорал в ответ военный, - На броне тебя снимут, как дурака! - и нас силой затолкали в открытый люк. Потом я понял, что это было действительно единственно верным решением.
   Мы с фотографом Серегой припали к триплексам. Но ничего не было видно. Мелькали развалины, да слышалась стрельба. Но поскольку стрельба вообще никогда не смолкала над городом, то и понять по нашу ли душу стреляют - было невозможно.
   БМП стала выписывать маневры. С воплем доисторического динозавра закрутилась башня и начала долбить по домам. Потом нас лихо занесло на гололеде, и машина на полном ходу вмазалась в стену. Заработал башенный пулемет. Ударила пушка. Я уже не знал, что и думать. Самое страшное - это ведь неизвестность.
   - Эй! - заорал я солдату за пулеметом. Мне была видна только его нижняя часть. Он нагнулся к нам из-за приборов: - Чего?
   - Что там происходит?
   - Да я хуй его знаю! Нашли кого-то в развалинах. Выгоняют.
   Вот те бля и засада! - подумал я. Дорога-то у нас одна. Хер объедешь.
   - И чего мы ждем? - заорал я.
   Но солдат уже приник к прицелу и не реагировал.
   Знакомо до боли задзенькали по броне пули. Наш БМП рванулся от стены, словно караулил кого за углом, и со всех стволов ударил по врагу. Вокруг заухали взрывы. Машина снова стала выписывать виражи. Мимо нас пролетел знакомый УРАЛ. БМП выскочила на дорогу и пятясь назад долбила вдоль улицы.
   - Значит мы замыкающие, - подумал я. По броне застучали шаги. Это села группа Кравченко.
   - Давай бля! - послышался крик. Машина развернулась и рванула за УРАЛОМ. Наверху долбили из автоматов и ухали подствольники.
   Как только мы миновали опасную зону, нас выпустили на броню.
   - Чего было то? - спросил я Кравченко.
   - Да ни хуя! Вовремя мы поспели. Они уже расположились нас потрепать. А мы им в тыл ебанули. Мы тоже кое-чему тут учимся.
   Он улыбнулся.
   Я понял, что Серега специально не рассказывает нам всего: бережет наши нервы.
   - А то ты потом сюда хер еще раз приедешь, - обронил он как-то.
  

МОРГ НА ПОЛЕ ДУРАКОВ

  
   Справа потянулось поле сплошь заставленное уже вывезенной из Грозного подбитой техникой. Я попросил не надолго остановиться. Моему напарнику надо было пофотографировать. Я же хотел просто пройтись осмотреться. Когда я зашел вглубь рядов из подбитых машин, то просто физически почувствовал всю ту боль и отчаяние, которое испытали бывшие на этих машинах люди. Сколько смертей видела эта техника? Для скольких солдат и офицеров башни танков и десанты БМП стали могилой. Через открытые люки я видел окровавленные бинты, оплавленные шлемофоны, пустые магазины, прогоревшие цинки с патронами, рыжие от огня пулеметные ленты, куски бушлатов и пустые тюбики с обезболивающим.
   Мне стало плохо и я поспешил к ожидающей нас БМП.
   Кравченко посмотрел мне в лицо и спросил:
   - Впечатлился?
   Я никогда не умел скрывать своих эмоций. Наверное глядя на меня он понял в каком я состоянии.
   - Это ужасно.
   - Я тебе еще ужасней покажу вещи. Сегодня вечером. Двигай! - он ударил башмаком по броне.
   БМП дернулась и под деловитый лязг гусениц мы покатили на базу.
  
   Благодаря дневальным наш вагончик уже был натоплен, открыты консервы, порезан хлеб. Я достал из наших рюкзаков водку. Начался легкий перекус.
   - Ну, чем еще вас занять ребята? - спросил Кравченко.
   - А что тут у вас есть?
   - Кстати, я обещал тебе показать, еще кое-чего. Закончим есть пойдем, посмотрим.
   - Далеко? - спросил я. Мне не хотелось никуда ехать. Особенно в город.
   - Нет, тут рядом, - ответил Сергей.
   Когда мы вышли из вагончика, вокруг уже сгустилась тьма. Где-то вдали летали одиночные трассирующие выстрелы БТРа.
   Мы пошли какими-то тропинками среди сугробов. Кравченко поминутно включал на несколько секунд фонарик, чтобы проверить курс и мы шли дальше. Нас предупредили чтобы мы не вздумали курить. Рядом могут шляться снайпера из боевиков. Так что схлопотать пулю, - как от нечего делать.
   Где-то в стороне, через снежное поле темнела стена леса.
   - Вон оттуда они и выползают по ночам. Тут по кромке стоят наши секреты, так что иногда, когда они пытаются подлезть поближе - происходят стычки.
   Через несколько минут мы набрели на палатки. Они стояли в полной темноте. Вокруг не было ни души. Смотрелось это все очень зловеще. Кравченко откинул полог одной из палаток: - Заходи.
   Я поколебался, чувствуя, что ничего хорошего там меня не ожидает. Но все же заставил себя войти. Вдоль стен стояли солдатские койки. Под одеялами лежали, в кровавых бинтах умершие. Те, кого не смогли спасти в медсанбатах. Гробовая тишина и лунный свет падает через пустые окна палатки. Убитые словно спят в жутком холоде. Мне стало плохо. Я выскочил наружу.
   - А хочешь посмотреть на кусок человека? - спросил меня кто-то из офицеров.
   Группа двинулась дальше. Похоже нашего согласия никто не ждал. Мы подошли к УРАЛУ. Офицеры откинули брезентовый полог. Весь кузов от края до края был загружен человеческими останками. Вперемешку торчали окровавленные руки, ноги, головы. Я отшатнулся.
   - Вот это и называется мясорубкой войны. Кто эти люди, - он кивнул на кузов УРАЛа, - Из каких они подразделений - мы не знаем. Собираем, что есть. Мы молча постояли у грузовика еще несколько минут. Сергей-фотограф сделал несколько кадров и группа снова зашагала в полной темноте.
   Через несколько минут мы оказались среди новых армейских палаток, от которых веяло теплом и жратвой. Тут сновали солдаты и офицеры. Кто-то курил прикрывая огонек ладонью. Вокруг все по-прежнему утопало во тьме. Кравченко откинул полог и мы вошли в офицерскую столовую.
   Люди сюда приходили, занимали свободные столики, ели и уходили. Мы расположились на свободных местах и солдаты сразу же принесли нам первое.
   После увиденного есть не хотелось. Но желудок нещадно урчал и волей не волей приходилось работать ложкой и челюстями. Разговор не клеился. Поминутно в столовую заходили офицеры и громко спрашивали, кто командовал таким-то подразделением или экипажем. Иногда люди откликались.
   На мой вопросительный взгляд Сергей ответил: - Понимаешь тут все больше сборные команды были. Ведь комплектовали подразделения наспех. Экипажи танков зачастую знакомились перед самым выходом в Грозный. Мы, офицеры, еще более-менее друг друга знаем, а солдаты вообще никого. Так вот если кто и успевал познакомиться перед этой бойней теперь методом тыка выясняем личность погибших. Сам видел сколько их тут неопознанных.
   Зашел очередной офицер: - Кто-нибудь помнит, кто был в экипаже девятой машины?
   Из-за соседнего столика откликнулся офицер: - Я на восьмой шел. С девятой все погибли. Там наш прапорщик рулил. Кого ему дали не знаю. Спроси моих солдат. Они ведь одним этапом сюда прибыли, может они знают, кто на девятую попал?
   Мы доели и пошли в свой вагон.
  
   Водка еще оставалась, поэтому решено было продолжить вечер. Пока мы перекусывали и болтали о разных отвлеченных вещах в вагон вломился солдат: - Товарищ капитан, - обратился он к старшему, - Там в темноте кто-то идет по полю.
   Мы выскочили из вагончика и подбежали к пулеметному гнезду. Обложенная мешками огневая точка, стояла на пригорке и как бы нависала над полем. На другой стороне стоял лес. Там сидели боевики. Все прислушались и явственно услышали скрип снега. Но кромешная тьма все надежно скрывала.
   - Здесь капитан российской армии! - громко заговорил офицер в сторону поля, - Кто идет?
   - Рядовой третьей роты! - донеслось из темноты.
   - Рядовой ко мне! - по-уставному жестко скомандовал капитан.
   Послышался учащенный скрип снега. Насколько позволяла глубина, безвестный рядовой быстро подошел к пулеметному гнезду и уставился вверх. Мы еле различали его фигуру.
   - Ты чё там, боец, охуел? - спросил капитан, позабыв всякий устав, - Ты куда прешься?
   - Нам приказали?
   - Кто?
   - Лейтенант, командир взвода.
   - Чего-о-о?! Так ты там еще не один что ли?
   - Никак нет, товарищ лейтенант приказал нашему взводу прочесать это лесок, - рядовой указал варежкой на противоположную сторону поляны.
   - Вы там совсем охуели! - вскипел капитан, - Бегом к своим, я приказываю всем немедленно отойти назад, в расположение части. Там боевики бля! Подохнуть захлотели? Немедленно назад.
   Рядовой козырнул и побежал во тьму. Офицеры возбужденно переговаривались, выясняя фамилию идиота лейтенанта. Неожиданно над полем взлетела осветительная ракета. Боец за пулеметом машинально передернул затвор. По полю, как на ладони, утопая в снегу двигалась в сторону леса цепочка солдат. Тотчас со стороны леса по ним ударили автоматные и пулеметные очереди.
   - Огонь! - заорал капитан.
   Наш пулемет ударил длинными очередями по лесу, стараясь заткнуть боевиков. Соседние огневые точки федералов также немедленно вступили в перестрелку. Люди на поле попадали и начали отползать. Интенсивность и густота стрельбы у них над головой была такая, что они даже не могли отстреливаться. По полю, вперемешку с матом, в обе стороны летали многочисленные ниточки трассеров.
   Несмотря на то что уже почти вся боевая линия федералов ощерилась огнем, боевики не собирались так просто отпускать шедшие к ним жертвы.
   - БМП сюда! Быстро! - скомандовал капитан.
   Наша огневая тока была ближе всех к лесу. Поэтому огонь отсюда наиболее прицельный. С грохотом подкатили машины.
   - К бою!
   БМП выехали на позиции.
   - Огонь!
   Ударили башенные пушки. Со всех сторон над полем вылетали осветительные ракеты и освещали отползающих в спешке бойцов.
   - Что тут блядь, происходит! - вылетел откуда-то из темноты полковник.
   - Пытаемся подавить огневые точки боевиков, - отрапортовал кто-то.
   - Кто приказал наступать? - негодовал он.
   - Лейтенант какой-то, наверное из новеньких.
   - Блядь! Я этого лейтенанта удушу на хуй! Собственными руками!
   Рядом притормозил командирский УАЗик. Полковник обернулся на ходу:
   - Сейчас артнаводчика пришлю, ебнем по ним артиллерией.
   УАЗик мигнул красными огнями и пропал вместе с полковником.
   Бой продолжался. Потихоньку, но пехотинцы все же выползали из-под огня. Но и бой вокруг них разыгрался нешуточный. Прибежал запыхавшись артнаводчик:
   - Ну?! Где?! - просипел он простуженным голосом.
   Все вытаращили пальцы в сторону леса.
   - Ага! - сказал он хищнически, - Сейчас, блядь, погоди, ты у меня наешься металла!
   Он затараторил в рацию цифры. Позади нас ухнули орудия. Потом еще и еще. На лес обрушился шквал огня. Стрельба со стороны боевиков мгновенно прекратилась.
   - Ну все пошли, дальше уже не интересно смотреть, - сказал Сергей.
  
   В вагончике мы снова поддали водки. Офицеры все гадали, что это за лейтенант-идиот. Орудия продолжали долбить по лесу. В вагон заглянул тот же полковник:
   - Нашли его! Слава Богу никто не убит и не ранен. Я ему такой пропиздон вставил. Повоевать захотел. Урод.
   Полковник махнул предложенную стопку водки и добавил уже в дверях:
   - Вот так вот, журналисты, вы только про этого дурака не пишите. Я его уже и так наказал.
   Полковник вышел.
   Мы снова налили водку. Разбавили еще жень-шенем из ампул. Получилось не плохо.
   - Слушай, а ты когда домой? - спросил я Сергея.
   - Скоро. Вот еще трупы своих дособираем. Потом домой.
   Он сладко потянулся. Так надоело уже все. Эта война, эта грязь. Хочется в ванную, подушится одеколоном, одеть костюм.
   - Ну насчет ванной не обещаю, но одеколон или там лосьон для бритья - это запросто, - сказал я.
   - Откуда?
   - В Моздок прокатимся. Нам материал все равно надо сдавать. А потом вернемся с товаром.
   Офицеры посмеялись.
   - Что-то не верится, что вы сюда еще вернетесь.
  

МОЗДОК

   Утром, когда разведчики уехали в Грозный сопровождать какого-то генерала, в вагон заглянул незнакомый офицер.
   - Ты журналист?
   Я кивнул.
   - Из Москвы?
   Я снова кивнул.
   - Там твои коллеги из Москвы на аэродром прилетели. Если поспешишь - можешь с ними поговорить.
   Я прокричал ему спасибо уже на бегу. До взлетной полосы было километров пять. Я бежал, что есть сил. Весь в мыле выскочил на взлетку и увидел уходящий в сторону Моздока чистенький и опрятный вертолет. По его виду можно было сразу определить, что именно на нем прилетало высокое армейское начальство в сопровождении журналистов.
   - А ну стой! - послышалось сзади.
   Я обернулся. Ко мне шли трое патрульных.
   - Ты кто?
   Я достал документы: - Журналист.
   Они недоуменно переглянулись и нацелили в мою сторону автоматы:
   - Откуда ты взялся?
   Меня почему-то достал этот глупый вопрос. По-моему на километры вокруг все военные знали, что у разведчиков сидят двое журналистов из Москвы. Мы в этом убеждались не раз.
   - Мы у разведчиков стоим, - сказал я раздраженно.
   - Ничего не знаю! - сказал старший патруля, - И по-видимому хотел еще что-то жестко добавить, но не успел. Из-за его спины неожиданно выглянул человек в форме, но без знаков различия. Да глядя на его лицо, и различать собственно, ничего не надо было. У этого типа вдоль всего лба тянулась незримая надпись "военная контрразведка".
   - Алексей Николаевич, вас куда определили? - спросил он официальным тоном.
   Патрульные сразу же примолкли и почтительно перед ним расступились.
   - К разведчикам.
   - Ну вот и пиздуй туда, Леша, нехуй по аэродрому шляться! - официальность с него слетела, - Еще раз увижу, арестую и посажу в зиндан.
   Я уверен, что именно в этот момент впервые услышал про зиндан. Это такая глубокая яма, где держат пленных и арестованных подозрительных типов. Но больше всего меня поразило то, что меня оказывается и тут прекрасно знают! Просто я налетел на тупоголовых патрульных. То есть спроси я его про Николь Кидман или Шона Коннери, да даже про своего главного редактора - он бы хрен вспомнил, кто это. А меня увидел - и сразу "Алексей Николаич! Добро пожаловать в боевые войска, к разведчикам".
   Вот она, мля, популярность! Ведь этот контрразведчик даже в документы мои не смотрел. А уже издалека определил, кто я и откуда. Забавно.
   Я спросил у него были ли на вертолете люди из моей газеты? Контрик (как называют их в войсках), нехотя ответил, что да, прилетал. Назвал фамилию. Знаю ли такого? Конечно, знаю! А про меня сказали, что я здесь? Конечно сказал! И что он? Ни хуя он! Пиздуй домой.
   На этой доброй ноте мы и расстались. Я шел и думал: - Забавно, он сказал "домой". Надеется, что я в этом вагоне пропишусь что ли? Как оказалось этот человек был не только контрразведчиком, но и пророком. Все последующие годы я словно в Москву приезжал в командировку, чтобы отдохнуть чуток, написать материал, взять деньги и снова уехать жить в Грозный. Мне порой казалось, что я родился в этой республике. И с детства ничего кроме войны не видел. И была у меня только одна забота все это время - выжить.
   Вот так мимолетная встреча с контрразведкой ломает людям жизнь.
  
   На следующий день мы с фотографом решили ехать в Моздок. Пора было передавать материал в газету. Самый быстрый способ попасть к телефону - это сесть на вертолет. Благо они сновали десятками по маршруту Моздок - Северный. Каждый день сюда прибывали все новые подразделения войск. Обратно шли вертушки с ранеными. На аэродроме в Моздоке их грузили на самолеты и отправляли по городам: Москву, Питер, Ростов, Волгоград и далее везде.
   В сопровождении разведчиков мы приехали на аэродром. (Пусть теперь попробует какой-нибудь патруль подойти - уебашим сразу).
   Как ни парадоксально, нам повстречался все тот же генерал! Опять под шафе! Он увидел нас и явно обрадовался:
   - Ну что?! Посмотрели смерти в глаза?
   - Да-да, - закивали мы с фотографом.
   - Вот и славно! - он обнял нас по-отечески, - Пишите там правду.
   На вертушку в Моздок было очень много народа. Летчики стояли в проходе и буквально ногами отбивались от настойчивых пассажиров. Мы остановились в недоумении. Куда лезть? Если они военных вышибают, то с гражданскими - вообще церемонится не станут. Но и тут генерал нам подсобил. Он всех растолкал нашими телами, подтащил нас к двери вертолета и крикнул пилотам: - Приказываю этих людей взять с собой!
   Летчики козырнули.
   - Это люди видели смерть в глаза! - добавил веско генерал, видимо оправдывая тем самым посадку на военный транспорт двух гражданских.
   Бьюсь об заклад, что летчики только-только прилетели в зону боев и еще не успели познакомиться с генералом. Как только он сказал, что мы смотрели смерти в глаза, на лицах пилотов выразился ужас и почтение одновременно. Кажется они решили, что мы какие-то не совсем обычные гражданские и натворили массу подвигов, раз о нас заботится сам генерал-лейтенант.
  
   Наконец вертушка взлетела и через полчаса мы оказались в Моздоке.
   На военной базе все по-прежнему куда-то спешили, бежали, ехали. Мы с трудом нашли пресс-центр. Решили сразу же позвонить в Москву. Для журналистов там поставили прямой телефон.
   Я набрал редакцию. На том конце провода телефонистки обрадовались услышав нас и принялись записывать под диктовку. Но услышав несколько фраз из моего репортажа, какой-то офицер по работе с прессой бросился к столу и нажал рычаг телефона, обрывая связь.
   - В чем дело? - спросил я.
   - Вы кто? По какому праву звоните? - он вырвал трубку из моих рук.
   - Мы журналисты, - я показал удостоверение.
   - Откуда? Я вас не видел раньше?
   - Был бы в Грозном - увидел бы! - вскипел я.
   - А кто вам разрешил посещать Грозный? Это запрещено.
   - Дайте телефон, - сказал я с угрозой.
   - Не дам! - военный заграбастал аппарат и прижал к груди, - Вы не имели права быть в Грозном, это строжайше запрещено!
   Вокруг образовалась толпа из любопытных журналистов. Но в спор никто не вмешивался.
   - Дайте телефон. Мне надо позвонить! - настаивал я.
   - Не дам, это мой телефон, - протестовал он.
   Я развернулся и пошел к выходу. Военный из пресс-службы догнал меня уже в коридоре:
   - Что там в Грозном? Как вы там оказались? Кто вас пропустил?
   Вот сучара! - подумал я, - хочет узнать о нашей лазейке и прикрыть ее.
   - Пошел ты на хуй, военный! - сказал я не оборачиваясь.
  
   Кое-как добрались мы с фотографом Серегой до Моздока. Долго плутали по городу в поисках телефона. Нашли какой-то дом, где располагались офисы и конторы. Ходили по коридорам дергая двери - везде закрыто и ни души. Наконец одна из дверей подалась и мы зашли в кабинет. На нас удивленно уставились четыре пары глаз. Осетин и русский. Вид у нас был ужасный. Грязные, заросшие щетиной. Я извинился за вторжение и попросил позвонить в Москву. Они видимо не оправились от удивления и на всякий случай разрешили.
   - Я отдам вам деньги, - сказал я, - Серега засеки сколько я буду разговаривать. Потом подсчитаем.
   Они согласно кивнули.
   Первым делом я начитал приготовленный текст статьи, потом объяснялся с редактором отдела. Владельцы кабинета внимательно слушали, потом один исчез. Через несколько минут он вернулся с огромными пакетами в руках. К концу моего разговора с Москвой, на столике уже стояли бутылки с водкой и хорошая закуска. Даже шашлык где-то раздобыли.
   Я положил трубку. Настроение у меня было самое паршивое. После редактора отдела трубку взял мой друг корреспондент. По-секрету он рассказал мне, что главный редактор не хочет ставить мои статьи. По его данным я пью водку в Моздоке, возле штаба и сочиняю всякую чернуху. Это была правда. Я - пью водку. И никогда этого не скрывал. Тем более от родной редакции. Но пью я с одним "но"... Возле штаба действительно сидело в те дни множество журналистов. Они как и полагается, пили водку. Сочиняли со слов раненых и солдатских матерей статьи. Но только нас с Серегой, среди этих журналистов не было! Мы пили в Грозном.
   Я надеялся, что попав в Грозный мы получим полный эксклюзив. Увидим обстановку своими глазами и возьмем информацию из первых рук. Так оно и вышло. Мы сработали лучше всех. Мы были не просто корреспонденты, мы были супер корреспонденты. Мы прошли туда, куда никого из гражданских не пускали. Мы общались с теми офицерами и солдатами, которых генералы из Министерства обороны никогда даже близко не подпустят к микрофонам журналистов. Мы все видели своими глазами, знали обстановку в войсках, знали что делается в городе и куда все катится. У нас были уникальные, страшные фотокадры, а на пленку записано масса интервью. Мы легко могли доказать, что обстановка в Грозном совершенно отличается от официальной пропаганды. Это был настоящий журналистский успех. Тот, которого добивались многие, но получили только мы. И такой пинок от собственного главного редактора! Это было чересчур. Это было нечестно в конце-концов. Более того мой коллега сказал, что прилетавший на пять минут на аэродром "Северный" наш журналист уже описал, как он ездил с генералами по Грозному. Как пули свистели у него над головой. Как он прорывался с подразделениями к своим, и все в таком духе. Даже эксклюзивное интервью с генералами поместил. (Они потом долго плевались и открещивались от них. Утверждая, что ни о чем подобном с этим журналистом не говорили. Тому понятно ничего потом за это не было).
   Повесив трубку, я закурил и смотрел в окно. Пытаясь совладать с гневом и успокоиться. Все молчаливо ждали. Наконец я пришел в себя, повернулся и как можно более спокойным голосом представился. Но на лице все равно было написано, что все хреново.
   - Вы из Грозного, да? - спросил меня хозяин кабинета Батик.
   Я кинвул.
   - Ладно говори, что случилось, - сказал Серега-фотограф.
   Я выложил все подчистую. Мой напарник пригорюнился. Для наших новых знакомых это было откровением. Они слушали широко открыв глаза:
   - Слушай, - не выдержал Батик, - У вас там в Москве, что одни подонки живут? Солдат бросают в чистом поле зимой, не кормят. Мы тут им пожрать готовили. Сегодня одна улица варит, завтра другая. Так их и снабжали. Дрова им привозили, чтобы они в палатках не позамерзали. Медикаменты давали, в баню водили. Белье давали, теплые вещи. О чем эти скоты в Москве думают? Я вот тебя слышал, аж мороз по коже. Солдат посылают на убой! Что творится, а? Теперь ты мне говоришь, что тебя кинули! Плюй ты на этих скотов. Езжай домой и увольняйся.
   От такого живого участия, у меня даже на душе полегчало.
   Да и Ангелы мои согласно кивали сверху.
   Тут я окончательно утвердился в мысли, что я прав. Интересно, как они мне в Москве в глаза смотреть будут? Заранее, что называется обосрали, но у меня есть доказательства, что я был на фронте.
   - Вы ребята еще не знаете, редактор отдела сказал мне, чтобы я переходил линию фронта и вместе с боевиками шел в горы. Сейчас мол всем интересно, куда они уходят, сколько их там человек, где эти базы?
   - Они охерели! - сказал фотограф.
   - На хрен тебе это геройство! - поддержал его Батик, - Они тебя не ценят, за дурака принимают. Боевики как узнают, что ты был в войсках - тебе пиздец. Замочат. А начнешь еще спрашивать кто они, куда идут, где базы? - умрешь мучительно и страшно. Плюй ты на свое начальство! Ты что не видишь - они тебя просто подставляют.
   Мы выпили. Потекли разговоры о Грозном, о войне, о Моздоке и Москве. Когда мы уже дошли до кондиции, то плавно перенесли вечеринку к Батику в дом.
  
   Утром мы с Серегой первым делом затарились водкой, всякими одеколонами, дезодорантами, мылом и прочим необходимым на войне припасом, которым военное командование не снабжает свои войска.
   На КПП-20 показали пропуск и также беспрепятственно сели на военную колонну. Доехали быстро.
   Очевидно наши лица уже примелькались в расположении части, поэтому без лишних вопросов нас подбросили прямо к дверям вагончика. Журналисты в части, штука конечно диковинная. Но и к этому можно привыкнуть. Тем более как я понял, все наши действия, наверное и все разговоры куда-то докладывались. Поэтому вышестоящие командиры, которых мы и в глаза не видели, терпели нас и наши поездки. Кто бывал в частях, тот знает, что не так-то просто устроиться в боевое подразделение. Всегда найдется масса препятствий. И в первую очередь - это вышестоящее начальство.
   - О! - воскликнули офицеры, - А мы уж думали, что хрен вас увидим. Вы либо герои, либо идиоты.
   - Скорее второе, - сказал я, - А вообще-то мы же обещали вернуться.
   - Обещали-то, обещали, только мы тут подумали, что после увиденного вас сюда ни за какие деньги не затащишь.
   Мы распаковали рюкзаки. Достали подарки. Офицеры обрадовались парфюму как дети: - Ну, ептать! - говорили они довольными голосами, - Вот это мы понимаем, а то тут ни побриться толком, ни помыться, ни хера.
   - А где Кравченко? - спросил я.
   - Он еще вчера уехал с каким-то генералом в Грозный. На какую-то там разведку. Сегодня вечером должен объявиться.
   Мы расселись за стол и решили пока перекусить.
- Помните то поле где перестрелка недавно была? - спросил офицер.
   Я кивнул: - Это где наши солдатики ночью шастали?
   - Да. Мы решили назвать его полем дураков.
   - С чего это?
   - Вчера ночью духи выползли из леса и поперлись по этому полю в нашу сторону. Наверное атаковать хотели. В общем попали они как и наши до этого под перекрестный огонь. Только вот уйти мы им не дали.
  
   Вечером в вагончик влетел Сергей Кравченко с офицерами из его группы. Они буквально валились от хохота.
   - Сейчас расскажу - помрете!- пообещал Сергей.
   Когда были сняты все разгрузки, повешены на гвоздики автоматы, уложены в ящики гранаты, мы снова собрались у стола.
   - Короче слушайте какой анекдот с нами приключился. Прибежал генерал и сказал, что ему срочно надо попасть в район консервного завода. Приказал собрать бронегруппу. Мы приготовились, стоим, ждем. Прибегает этот перец и говорит:
   - Кравченко - вы старший второй БМП, я возглавлю первую. Мой позывной будет "Коршун". А вы себе какой берете?
   Солдаты вокруг стали давиться от хохота. Кравченко нашелся сразу: - Ну, а я тогда возьму себе позывной "Орел".
   - Хм. Неплохо, неплохо, - одобрил генерал.
   Расселись по машинам и двинулись в Грозный. Езда по городу, понятно какая, на полной скорости, чтобы в тебя труднее попасть было и головой по сторонам вертишь, глазками стреляешь. Выскочили на улицу. А там вовсю бой идет. Солдаты несутся вдоль улицы и на бегу стреляют по окнам на другой стороне. Соображаем: одна часть улицы - уже наша, на противоположной стороне - засели духи. Машины как положено рассредотачиваются. Стреляют по окнам, чтобы поддержать пехоту. Кравченко связывается с генералом:
   - "Коршун", дальше идти нельзя. Надо прояснить обстановку.
   - Понял, "Орел"!
   Люк генеральской БМП откидывается, вылезает сам крупнозведный начальник, спокойненько так разворачивает карту, словно турист в Париже, что-то там высматривает и потом неспешным шагом идет к солдатам. Не обращая внимания на отчаянную стрельбу и дикий посвист пуль. Словно война его совсем не касается.
   Вся бронегруппа приникла к триплексам, с одним желанием: своими глазами увидеть, как сейчас прибьют сумасшедшего генерала. Такое зрелище не часто выпадает на долю солдата. Но пуля, оказывается, боится не только смелого, но и дурака. Генерал пересек улицу и уцепился за пробегающего мимо солдата.
   - Как проехать на консервный завод?!
   Рядовой, которого так некстати остановили, послал несколько коротких очередей по окнам. Оттуда ответили.
   - Че надо, бля? Отцепись! - орет солдат и пытается смыться из-под огня. Но генерал вцепился намертво: - Я генерал, товарищ рядовой. Где завод я вас спрашиваю?!
   - Пошел на хуй, - орет в отчаянии солдат, бешено стреляет по окнам. Он наконец вырывается из генеральских лап и бежит дальше. Многозвездный военачальник пожимает плечами и начинает озираться в поисках подходящего гида. Тут он видит как из окна на первом этаже лупит пулемет. Соседнее окно заставлено шкафом. Понятно, что на пулемет он не идет, а стучит в шкаф.
   - Эй! Кто там? Открывай!
   Шкаф отодвигается. Появляется небритая физиономия офицера:
   - Какого хуя?! - орет он, перекрывая уличную стрельбу и очереди соседнего пулемета, - Чего надо?!
   - Я генерал, - орет военачальник и тычет пальцем в свои погоны.
   - Ну и хули?! - спрашивает офицер.
   У него тут бой идет, а его отрывают по пустякам.
   - Как проехать на консервный завод?
   - Я че, бля, экскурсионное бюро?
   - Я хочу знать, - настаивает генерал.
   - Не знаю! - орет офицер и задвигает шкаф на место.
  
   Военачальник возвращается к своей БМП. Атакующие солдаты уже перебежали по улице и зашли обороняющимся боевикам в тыл. Стрельба на улице стихает и переносится во дворы. Боевики пытаются отступить, солдаты изо всех сил стараются им помешать.
   Поскольку улица свободна, бронегруппа двигается дальше. Немного поплутав, нашли наконец консервный завод. Там генерал побежал по своим вопросам. Остальные завалились спать. К вечеру генерал снова прибежал и потребовал доставить его обратно. Состоялся душераздирающий разговор. Солдаты и офицеры отказывались ехать по темноте. Генерал настаивал. Грозил трибуналом. Расстрелом.
   - Да расстреливай, - говорили ему, - Лучше здесь подохнуть, хоть домой попадешь, чем там на улице и быть сожранным потом собаками.
   Каждый офицер и солдат ему объяснял, что ночью добраться до своих невозможно, такое путешествие может закончиться только одним - гибелью. Генерал смирился и решил обождать до утра.
   И вот Кравченко снова здесь, среди своих.
   - Когда вам домой? - спросил я.
   - Вообще мы уже на этой неделе уезжаем отсюда. Пора уже.
   Я рассказал про задание редакции. Офицеры подивились:
   - Такое впечатление, что ваши начальники сбрендили. Ты журналист, а не разведчик. На хер твоим начальникам знать, где их базы?
   - И потом в городе к боевикам ты никак не перейдешь, - добавил Сергей, - Если сунешься, они тебя сразу шлепнут. Подумай сам, вокруг война и тут появляешься ты. Че ты им скажешь? Что ты журналист? Документ покажешь? И кого ты своими бумажками убедишь? Они тебя за комитетчика сразу примут и шлепнут на всякий случай. Могут попытать для порядка. А уж под пытками ты признаешься и в том, что было и в том чего не было. Мы бы, например, тебя точно шлепнули бы, если б ты к нам во время боев со стороны боевиков пришел, да еще начал бы про операции да маневры выяснять. Сам подумай. Это ж война, а не "Зарница".
   Я для виду согласился. Но ночью долго не мог уснуть и все размышлял: выполнять задание редакции или нет? С одной стороны это был вроде как вызов моему профессионализму. С другой стороны - они же меня уже кинули вместе с моим профессионализмом впридачу. Спросил у Ангелов.
   - Мы, честно сказать, вообще против подобных прогулок. У тебя от этого характер портится.
   - А как же профессионализм? - возразил я.
   - А на фига мертвому профессионализм? Или скажем так, что лучше: мертвый профессионал или живой дилетант?
   - Вот и фотограф мне говорит, что ни одни в мире кадр не стоит того, что бы за него умереть.
   - Может, стоит прислушаться к умным людям? - махнули они крыльями и улеглись спать.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ

   Утром мы с фотографом двинули на аэродром. Разведчики подбросили нас к самолетам и сразу же договорились с пилотами, чтобы нас взяли в Моздок. Мы попрощались. Обменялись телефонами. В тот момент я еще не знал, что вижу Сережу Кравченко в последний раз. (Через несколько месяцев он погибнет на гражданке).
   На взлетное поле приземлился транспортный вертолет Ми-26. В народе его называют "корова". Но Боже упаси произнести вам это слово при пилотах этой вертушки. Вы больше никогда никуда не полетите. Возможно, что и ходить после этого будет трудно.
   Отрылась задняя рампа и на бетонку высыпали морские пехотинцы. Одетые с иголочки: новенький камуфляж, на касках, несмотря на зиму, трепыхались искусственные зеленые листочки. Все как один жевали жвачку и глазели с интересом по сторонам. Вдали громыхал Грозный. Зарево пылало даже днем. Офицеры выстраивали своих солдатиков в колонну. Бравый вид. Крепкая уверенность. Стальной блеск. Этим подразделением можно было любоваться. (Тем, кто неравнодушен к военной романтике).
   Со стороны громыхающего города к взлетной полосе прыгал по ухабам военный УРАЛ. Порывом ветра с кузова сорвало брезент. Морпехи прекратили жевать и заметно потускнели. УРАЛ оказался нашим "старым знакомцем". Только теперь он был до верху нагружен человеческими останками. При свете дня хорошо различались кровавые подтеки на его деревянных бортах. Из мешанины человеческих частей торчали вперемешку головы, руки, ноги. Я снова посмотрел на морпехов. Они заворожено провожали грузовик глазами и когда он скрылся в глубине взлетки, где-то за вертолетами, снова вперились в кровавое, громыхающее зарево над Грозным.
   - Настоящая месорубка, - подумал я, - Грузовик идет из города, морпехи стоят колонной в сторону Грозного. Возможно сейчас они увидели свое будущее. То что от них останется через какое-т время. Наверное те, кого везут сейчас в УРАЛе тоже когда-то выглядели стальными парнями с решимостью в глазах. И также стояли колонной, смеялись, жевали жвачку и готовились к боям.
   Но они погибли и ради чего? Что там в Грозном такого за что люди пачками должны погибать?
   Подошла наша вертушка и мы встали вместе с военными в строй, на посадку.
  
   Зимним вечером на военном аэродроме в Моздоке лучше не показываться. Не в том смысле, что опасно, а в том, что здесь ты никого не найдешь. Огромные расстояния между взлетной полосой и штабом по управлению полетами, а также полнейшее отсутствие связи делают безнадежными все пешие попытки узнать о самолетах на Москву и договориться о полете.
   В жуткую, пробирающую до костей метель, мы вынырнули из ночи после пяти километров марша, возле какого-то штаба. Военные такие люди, которые не нуждаются в поясняющих надписях.
   Табличка на дверях гласила: "Штаб в/ч 347693". Что это? Почему именно 34769? А не скажем 54098? Что должны сказать эти цифры постороннему человеку, если они и самим-то военным ничего не говорят?
   Пошли выяснять. В здании нас встретила гулкая пустота и тусклые лампы. Ну триллер. На улице метель, в здании ни души. Хоть ложись и помирай. Обмороженными руками я дергал запертые двери и медленно в каком-то тупом оцепенении продвигался по коридору. Скоро двери кончились. Мы с фотографом поднялись на второй этаж. Та же гулкая пустота.
   - Ищешь кого-то? - спросили вкрадчиво Ангелы.
   - А по мне не видно? - язвительно заметил я, - Лучше помогли бы.
   - Счастья добивается только упорный человек.
   - Ну не орать же мне в самом деле?
   - Зачем вопить? Мы тебе сказали: упорный человек, а не сумасшедший горлопан.
   Я снова начал дергать двери. И! О ЧУДО! Дверь открылась! Как говорил один известный писатель: если чудеса начинают приключаться, то их уже хрен остановишь.
   На кушетке, заложив руки за голову, лежал человек в летной форме. Он тупо смотрел в потолок.
   Я поздоровался. Военный встал и уселся за письменный стол.
   - Вы кто? - спросил он буднично, словно давно поджидал, когда мы его обнаружим.
   - Мы журналисты, нам бы в Москву улететь. Позарез надо. Мы только-только из Грозного, - на свет в очередной раз появились документы.
   Военный повертел их в руках и задумчиво спросил: - А меня-то вы как нашли?
   Мы с Серегой переглянулись. Что ему ответить? Что мы его и не искали? Мы ведь даже не знаем ни кто он, ни что он может для нас сделать. Но судя по его вопросу, мы попали куда надо.
   - Да вот шли и нашли, - сказал я загадочно.
   - Понятно, - ответил военный не менее загадочно, - Так значит в Москву?
   Мы кивнули.
   - А сами вы из Грозного?
   - Сами мы из Москвы, ездили в Грозный в командировку, - я достал командировочное удостоверение.
   Они и его повертел в руках.
   - Кстати, моя машина у входа стоит? - спросил военный.
   - Там вообще никакой машины нет, - сказал я.
   - Вот бля! - возмутился военный, - Так когда вам надо в Москву?
   Они тут каждую минуту что ли на Москву взлетают? - подумал я.
   - Да хотелось бы уже сегодня, - сказал вслух.
   Военный заглянул в бумаги на столе: - Вот сейчас будет взлетать "Скальпель". С четвертой.
   Мы кивнули, делая вид, что отлично понимаем о чем речь.
   - Вам надо туда. Он вас наверняка сможет взять, - заключил военный.
   - А как мы туда попадем? - спросили мы.
   Военный позвонил по телефону: - Машина где моя? - спросил он в трубку.
   Там что-то пробормотали.
   - Чтобы сию секунду была здесь, - трубка упала на рычаг, - Сейчас вас подбросят. Ну и как там в Грозном?
  
   Через десять минут зашел водитель. Мы так и не выяснили, кто наш добродетель. Поскольку пришлось рассказывать ему о фронтовых делах.
   - Подбросишь ребят к "Скальпелю", поговори там с пилотами.
   Солдат кивнул. Мы попрощались с добрым дядей военным и поехали на аэродром.
   (Добрый военный не знал, что ему еще не раз предстоит нас выручать. Через три недели, таким же темным вечером мы снова к нему заглянули. Мы возвращались из очередной командировки в Грозный. Военный все также лежал на кушетке заложив руки за голову. Увидев нас он аж подпрыгнул:
   - Что случилось?! Я же вас только-только отправлял! - он даже в настенный календарь посмотрел, чтобы убедиться в реальности происходящего.
   - Нам бы в Москву, - попросились мы.
   - Опять!? Вас что выгоняют оттуда что ли? Зима на дворе, стужа! Или вам дома не сидится?
   - Работа такая.
   - Менять надо, работу.
   Он снова нас отправил. Так повторялось много раз. Где на четвертом или пятом нашем появлении военный перестал вздрагивать и смотреть в календарь. Как владельцы замка перестают удивляться шляющимся в ночи привидениям. Правда потом этот загадочный штаб куда-то перевели и больше мы не могли пользоваться услугами этого доброго человека).
  
   УАЗик домчал нас до "Скальпеля". Водила переговорил о чем-то с пилотами и не говоря нам ни слова укатил в ночь. Мы подошли к боковому трапу. Позади машины, через откинутую рампу в большой спешке грузили раненых. Военные санитарки сновали туда-сюда с такой скоростью, точно с минуты на минуту все ждали появления боевиков.
   - В Москву значит? - спросил пилот.
   - Да-да, - подтвердили мы радостно.
   - Сами-то вы откуда?
   - Из Москвы, журналисты. Ездили в Грозный.
   По правде сказать я уже начал уставать от этих бессмысленных разговоров.
   - Оружие есть? - спросил пилот.
   - Откуда? Мы гражданские люди!
   - По-твоему ВСЕМ гражданским не нужно оружие что ли?
   - Нам нет, мы журналисты.
   Но все равно пришлось открывать рюкзаки и показывать, что мы честные люди. Нас поставили в предбаннике у кабины пилотов и посоветовали крепче держаться при взлете. Мы обрадовались до безумия. Даже не верилось, что уже через два часа я буду ехать в теплом метро. После взлета мы откупорили бутылку водки и пригласили техника разделить с нами пиршество. Он притащил сухой паек на закусь и мы принялись разогревать окоченевшие конечности. Чуть погодя к нам присоединился летчик из кабины пилотов. Когда мы прикончили две бутылки водки. Техник вытащил из заначки медицинский спирт. Навалились на него. На душе полегчало. Все страхи и ужасы войны, голод и холод отступили. Словно отвались от нас после взлета. Мы пили, травили анекдоты, говорили о войне, о Грозном. Пилоты рассказывали, что раненых очень много. Каждый день самолеты развозят их по разным городам и госпиталям. График у пилотов очень напряженный, без продыху.
   Разлили еще по одной.
   - Ну, будем здравы, - сказал я.
   Пилот к стакану не прикоснулся.
   - А вы что же?
   - Да вот размышляю, - сказал он поглядывая на часы, - Мне еще самолет сажать. А мы уже считай, прилетели.
   - Да-да, конечно! - заголосили мы с фотографом Сережей, - Выпить мы и потом сможем! Главное самолет, удачная посадка так сказать!
   Кто бы мог подумать, что два часа к ряду мы спаивали нашего главного летчика.
   Пилот зашел в кабину и сел за штурвал.
   - А можно мне посмотреть из кабины? - попросил я.
   - Валяй!
  
   В кристально чистом воздухе самолет медленно наплывал на сверкающую огнями Москву. Видимость была такой, что хорошо различались светофоры и снующие по проспектам машины. Самолет сделал полукруг и стал снижаться в темноту военного аэродрома Чкаловский. Я до сих пор не понимаю, как летчики могут работать в кромешной тьме. Взлетная полоса стремительно приближалась. О том что она есть, говорили зажженные по кромкам огни. Сама бетонка была под толстым слоем снега. Ударил боковой ветер и начал сносить самолет в сторону. Летчик дернул штурвал. "Скальпель" снова нашел полосу. Машина стремительно снижалась. Новый отбрасывающий удар ветра, пилот опять выруливает на полосу. Он крутил штурвалом как велосипедист на кочках. Наконец машина прижалась к земле. С веселой надеждой застучали по бетонке шасси. Самолет вырулил на стоянку. Началась разгрузка раненых. Мы попрощались с пилотами и пошли ловить попутную машину.
  
   Подъезжая к Москве я поймал себя на том, что постоянно кручу головой по сторонам. Словно боюсь, что нас сейчас накроют из засады. Не хватало также взрывов и стрельбы. Мне уже не верилось, что можно вот так запросто ехать вечером на машине и не бояться обстрела.
   Война и борьба за выживание очень быстро входят в подсознание. Вытравить из себя эти привычки я не могу уже который год.
   Возле метро мы с Серегой вышли. Взяли пива и встали в сторонке, чтобы договориться о встрече на завтра. Прохожие смотрели на нас как на двух бомжей. Меня это повеселило. Наш вид в Грозном наоборот говорил о нашей респектабельности. Там ведь вообще все ходили в каком-то рванье. Выпив пива и договорившись о встрече, мы разъехались.
   Я шел темными дворами, смотрел на горящие окна и представлял себе, как я сейчас зайду в квартиру, как приму ванную, наемся до отвала, завалюсь в теплую постель и не буду ни о чем думать. Не буду думать о том, что сейчас в эту самую минуту гибнут люди, о том, что их трупы жрут бездомные собаки, не буду думать о тех умерших раненых в холодной палатке, о взорванных, растерзанных, пропавших без вести....
   ...тут я почувствовал, как у меня по лицу стекают какие-то теплые капли. Слезы! Ни хрена себе! Я не собирался плакать и лицо у меня оставалось спокойным, но слезы катились безостановочно. Пришлось открыть припасенную бутылку пива и припасть к горлу. С веселыми бульками пиво легко уходило вовнутрь. Это меня остудило. Я зачерпнул пригоршню снега и вытер лицо. Расплавленный было снег сразу же прихватило морозцем.
   Я покрутил головой:
   - Эй, Ангелы, вы тут?
   - Чего тебе? - спросили они устало.
   - Это, как его, спасибо вам, вот чего.
   - Да, ладно, не переживай. Обращайся ежели чего, - и они улетели.
   - Теперь я уже наверное точно приехал, - сказал я себе и пошел домой.
  
   Алексей Оверчук

Оценка: 5.90*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"