Халь Евгения: другие произведения.

Тот, кого ты не спас

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тот, кого ты не спас - это ты сам Опубликовано в антологии "Точка невозвращения" (Baltimore: Hannah Concern Inc, 2013 г.)

Тем, кто читает с гаджетов, удобнее будет читать на Литнете. Рассказ размещен на сайте Литнет по этой ссылке Тот, кого ты не спас
  Халь Евгения, Халь Илья
  
  
  Егор. Пятница, 22:00
  
  - Я - это ты, - тихо произнес парень, как только следователь вышел из кабинета, - только в другом теле. Понимаю, это звучит бредово, но мы с тобой встретимся сегодня же вечером, и я попрошу о помощи. Ты, Егор, пожалуйста, не отказывай мне, иначе это вызовет необратимые последствия.
  - Дозу недобрал? - зло прищурился Егор, - тогда почему ничего не украл? Тебя конкуренты подослали, да?
  - Никто меня не подсылал! И я не вор и не наркоман. Мне просто нужно было встретиться с тобой и предупредить об опасности, а другого способа я не нашел.
  Егор Дымов с трудом сдерживал злость, грозившую выплеснуться наружу. Еще два часа назад он сидел в своем офисе, поверяя последний на сегодня документ. В голове стучали кирками неутомимые мигреневые гномы. Пятница, восемь вечера, конец напряженной недели. Егор полностью вымотался. Но ничего, последний рывок, а затем холодное пиво с креветками и футбол по телевизору. Дымов встал из-за стола, и тут раздался этот злополучный телефонный звонок. Звонили из милиции: кто-то разбил витрину одного из магазинов электротоваров, принадлежащих Егору. Нарушитель ничего не украл, и вообще не думал бежать, напротив, спокойно дождался приезда милиции.
  До отделения Егор не доехал, а долетел, рискуя получить штраф за превышение скорости. И теперь он сидел в кабинете следователя, буравя взглядом парня, сидящего напротив него.
  - Олег Нефедов, - представился парень, едва Егор вошел. На вид Олег был ровесником Егора - лет тридцати. Высокий, темные волосы зачесаны назад и блестят от геля. Одет в настоящую рокерскую 'косуху' - Егор это сразу определил, потому что когда -то в молодости страстно мечтал о такой же - и светлые джинсы с прорехами на коленях. На руках - серебряные кольца с черепами и рунами. Этакий Робин Гуд от рок-н-ролла, вольный стрелок с гитарой вместо лука.
  Егор терпеть не мог богему, и все из-за папаши, который был посредственным музыкантом, бездарным художником и талантливым бездельником. Работать папаша не хотел, не до того было - слишком много времени уходило на поиск вдохновения, которое пряталось на дне бутылки, и под юбками томных поэтесс из полуподпольных тусовок. Мать надрывалась за двоих, таща Егора с младшей сестренкой. А когда уставшая возвращалась домой, ее ждала гора немытой посуды в задымленной кухне и мужнины друзья, до хрипоты спорящие о мировом эйдосе. И о том, что 'все сгнило, старик, все ушло!'
  - Вы все клопы и лохи, а мы - андерграунд, - слово 'андерграунд' папаша почему-то произносил с французским прононсом. Фраза была дежурным сигналом к отключке: после этого родитель затихал, оставляя домочадцев в покое.
  - Вы пока посидите здесь, Егор Викторович, а я пойду пробью нашего нарушителя по базе данных, - сказал следователь, - потому что свой адрес он категорически отказывается называть.
  Не успел следователь выйти, как Олег принялся убеждать Егора в том, что он - это сам Егор, только в другом облике. А Дымов сжал кулаки, мысленно досчитал до трех, и поклялся вломить 'андерграунду', если на счет 'три' тот не заткнется.
  В комнату вернулся милиционер.
  - Так... - произнес он, глядя на распечатку, - Нефедов Олег Александрович, семь лет назад привлекался за драку в клубе, отделался легким испугом. После этого остепенился, и ничего особенно не нарушал, не считая штрафов за превышения скорости, которые аккуратно оплачивал. На психиатрическом учете не состоит. Так зачем же вы, Олег Александрович, это сделали? Мстили?
  Олег молчал.
  - Да я его первый раз в жизни вижу! - возмутился Егор, - какая тут может быть месть? И вообще мне некогда здесь сидеть и расспрашивать, какая муха его укусила. Материальных и любых других претензий у меня нет. Закрывайте дело, и разойдемся, как в море корабли.
  - Как это 'нет материальных претензий'? - возразил следователь, - а витрина?
  - А вы мне предлагаете с ним судиться? Да посмотрите на него! - взорвался Егор, - не знаю, на каком учете он состоит или не состоит, но у него в глазах недобранная доза пляшет. Мое время слишком дорого стоит, чтобы тратить его на этих... - брезгливо поморщился Егор.
  - Я - не наркоман, - тихо возразил Олег.
  - Помолчи! Знаю я таких, как ты: непризнанные гении, богема! Работать не хотите - только путаетесь у других под ногами, ищете смысл жизни. Дорожка кокса в носу - вот он, твой смысл.
  'Совсем как мой папаша', - мысленно добавил он, а вслух продолжил:
  - Скажи спасибо, что на меня попал, а не на кого-нибудь другого.
  - Я не попал, - еще тише, чем прежде, сказал Олег, - я специально тебя искал.
  - Вы бы, в самом деле, помолчали, - вмешался следователь, обращаясь к Олегу, - я бы на его месте из принципа вам счет бы вчинил, а он отпускает восвояси, поэтому имейте совесть, и посидите тихо, пока я бумаги оформлю.
  
  Егор. Пятница, 22:15
  
  Егор вышел из милиции и сел в машину.
  'Все! Забудь обо всем, - приказал он сам себе, заводя мотор,- сейчас домой, к холодному пивку и телеку. И пусть все психи катятся к чертям!'
  Но не успел он проехать несколько километров, как дорогу преградили строительные ограждения с надписью: 'Дорожные работы'.
  Егор плохо знал этот район Москвы. Каждый день он ездил по центральной трассе, никуда не сворачивая, поэтому покрутившись пару минут по многочисленным улочкам, понял, что заблудился.
  Улицы, как назло были совершенно пусты. Ни собачников со своими питомцами, ни бодрячков-пенсионеров, совершающих моцион перед сном, ни разряженных девушек, спешащих на свидание. Район выглядел совершенно безлюдным и заброшенным, что само по себе выглядело абсолютно нереально в Москве, да еще и в пятничный вечер. Дымову стало не по себе. Он запер все двери в машине и поднял стекла. И вдруг почувствовал головокружение, перед глазами появилась черная пелена, горло сдавил спазм, и Егор лихорадочно рванул галстук на шее, но воздуха не прибавилось.
  'Я умираю!' - успел подумать он, соскальзывая в черную пропасть...
  ...Егор пришел в себя и огляделся по сторонам. Он сидел в машине посреди незнакомого безлюдного района. '22:15' - светилась красным надпись на часах.
  - Что за бред? - пробормотал Егор.
  Он точно помнил, как сидел в своем офисе в восемь вечера, просматривая документы. Потом он собрался ехать домой. Егор даже помнил, как вышел из офиса и сел в машину, а дальше - черная пустота. Два часа жизни испарились из его памяти.
  'Совсем заработался! Права моя жена, когда говорит, что я себя в гроб загоню! Все, с завтрашнего дня начинаю новую жизнь: никакого телека по выходным, никакого пива с водкой, к черту - диван. На природу поеду, спортом займусь. Велотренажер уже год как без дела пылится, а мне все некогда. И рабочие часы нужно резко сократить, а еще к травникам сходить, попить разную полезную бурду: настойки да травяные сборы. Вот Нина обрадуется, когда я ей скажу, что морально созрел для того, чтобы принести себя в жертву здоровому образу жизни!', - Егор усмехнулся, закурил сигарету, пообещав себе, что эта - последняя на сегодня. Потом завел мотор, посидел пару минут, соображая, как ему отсюда выехать на центральную трассу, и вдруг вспомнил, что у него в машине есть спутниковый навигатор.
  'Ну, дурак! - весело подумал он, включая электронного гида, - такие деньги заплатил за все эти навороты, три месяца проездил на этой тачке, и ни разу не воспользовался навигатором. Вот и пускай после этого Дуньку в Европу!'
  Монитор навигатора вспыхнул зеленым, мигнул пару раз и погас. Егор понажимал на кнопки, потом легонько пристукнул пару раз по хитроумной, но бесполезной игрушке, но экран оставался черным.
  - Ну, денек! - прошептал Егор, заводя машину, - ладно, сам как-нибудь выкручусь.
  Он свернул налево и оказался в тупике. С двух сторон от машины возвышались кирпичные стены без окон, а впереди были гаражи. Егор дал задний ход, и вдруг на крыше гаража появилась черная тень. Человек спрыгнул вниз, покачнулся, едва не упал, и бросился к машине. Он был высокого роста, волосы зачесаны назад, одет в черную кожаную куртку и джинсы. Мужчина прижался к стеклу с водительской стороны, в глазах незнакомца плясала паника.
  - Пожалуйста, помогите мне! За мной гонятся! Откройте дверь!
  Двери Егор отпирать не стал, но нажал на кнопку - дверное стекло поехало вниз. Парень схватился за стекло одной рукой, в другой он держал мобильный телефон, и умоляюще смотрел на Егора.
  Егор убрал руку с кнопки, и стекло остановилось. Руки незнакомца, побелевшие от напряжения, сжимали стекло. Холеные руки с длинными узловатыми пальцами украшенные серебряными кольцами с черепами и рунами.
  'Какого черта? Это парень - типичный наркоман. Наверняка, задолжал продавцу, и теперь не знает, как выкрутиться. Взгляд как у ягненка, точь-в-точь, как у папаши моего, когда ему деньги на опохмел требовались. Все они умеют несчастненькими прикинуться, когда припрет. А потом своим же спасителям со смаком в рожу плюют. Какое мне вообще дело до чужих проблем? Я пашу, как проклятый! Меня вон только что чуть инфаркт из-за этого не хватил, а может быть, даже и инсульт - один черт, как это называется. А этот живет в свое удовольствие, тусовки, клубы, наркота - адреналиновый рай, и никакой ответственности ни за себя, ни за других. Так вот и выкручивайся теперь сам, вольная ночная птица, а меня оставь в покое!'
  Егор дал задний ход, руки парня соскользнули со стекла, и он, споткнувшись, упал.
  - Не уезжайте! Мой телефон у вас! Он в машину упал - крикнул незнакомец, вытягивая руку в сторону Егора, - помогите, пожалуйста!
  С крыши гаража спрыгнули двое мужчин. Уже разворачиваясь, Егор видел, как они набросились на бедолагу, и повалили его на землю.
  'Всем не поможешь, всех не спасешь', - убеждал себя Дымов по дороге домой, пытаясь избавиться от гадкого осадка на душе.
  Где-то под ногами внезапно заиграла мелодия.
  'Телефон! Что-то он там кричал о своем телефоне, свалившемся в мою машину'.
  Егор наклонился, и, пошарив под ногами, выудил дешевый мобильник давно устаревшей модели, старательно исполнявший 'Лестницу на небеса' группы 'Лед Зепелин'. Дымов сбросил звонок, нашел список контактов. 'Предупредить его родню и друзей все же нужно. Человек ведь, хоть и паразит! Позвоню кому-нибудь, скажу, что парня прессанули, телефон здесь брошу. Ему все равно место на мусорке'.
  Телефон жалобно пискнул. 'Аккумулятор разряжен' - высветилась надпись на мониторе.
  -Да, не везет тебе сегодня, мужик! - Егор выбросил телефон из окна, и с чувством выполненного долга поехал домой.
  ...Собственная квартира встретила Егора темнотой прихожей и громким собачьим лаем. Пинчер Митрошка вместо того, чтобы ластиться к хозяину, неожиданно тяпнул Дымова за ногу.
  - Ты что, с ума сошел? Фу, Митрошка, сидеть! - прикрикнул Егор, но пес залаял еще громче, и бросился в гостиную. На пороге гостиной появилась жена Егора Нина.
  - Привет, дорогая! - Егор сделал шаг к ней, собираясь обнять, как обычно, но Нина неожиданно взвизгнула и отпрянула назад.
  - Не подходи! - истерически закричала она, и схватила со столика мобильник. - Я вызову милицию! Убирайся!
  - Ниночка, что с тобой? Это же я, Егор!
  Нина метнулась вглубь гостиной, к камину, схватила бронзовую статуэтку, стоявшую на каминной полке, и бросила в Егора - он едва успел увернуться. А женщина принялась лихорадочно нажимать кнопки мобильника.
  - Да вы что, белены объелись все? - Егор в два прыжка оказался возле нее, схватил за руки - Нина попыталась оттолкнуть его, но Дымов даже не почувствовал толчка. Нина закрыла глаза от ужаса, прижалась к стене и тихонько, по-щенячьи, заскулила.
  - Родная моя, это же... - Егор замер, не договорив. Он вдруг заметил отражение в зеркальных дверцах буфета: возле Нины, держа ее за руки, стоял высокий незнакомец в кожаной куртке и светлых джинсах. Егор отпустил Нину, медленно подошел к буфету, и поднес обе руки к лицу - мужчина в зеркале повторил движение. Егор бросился в спальню, к большому - во всю стену - зеркалу, и снова увидел тот самого парня, который бросился к машине, прося помощи.
  - Не может быть! - Егор бессильно опустился на пол, привалившись спиной к кровати, - это бред, сон, кошмар, я в это не верю!
  -Алло, милиция! Пожалуйста, приезжайте скорее! У меня в квартире грабитель, он на меня напал! Умоляю вас: помогите! - раздался из гостиной голос Нины. Егор опомнился, вскочил на ноги и побежал в гостиную, но дверь оказалась заперта.
  'Я никому ничего не докажу! Остается только бежать!'
  Дымов выскочил из дома, пронесся по лестнице вниз, и, оказавшись на улице, помчался что было сил. Он пробежал целый квартал - благо тело незнакомца было гораздо крепче и спортивней, чем его собственное.
  'Вот тебе и наркоман!' - подумал Дымов на бегу.
  Он остановился только тогда, когда увидел темный, не освещенный фонарями скверик, густо засаженный высокими кустами.
  Егор забился в кусты, сел на траву и перевел дух. Машинально взглянул на часы: '19:30. пт', - высветились белые буквы на черном фоне.
  'Я вернулся в прошлое!' - подумал ошеломленный Дымов'.
  В это время, сегодня, в пятницу, он еще сидел в офисе, заканчивая работу. А в восемь часов раздался этот злополучный звонок из милиции, и он поехал в отделение. Вопрос: где был в это время незнакомец, в теле которого Егор находился сейчас.
  Дымов обшарил карманы. В них обнаружились ключи от квартиры, бандана, солидная сумма денег в долларах и рублях, сигареты, пистолет, и... мобильный телефон. Тот самый, который Егор выбросил из окна машины.
  Дымов еще раз оглядел мобильник со всех сторон, в глубине души надеясь, что это другой телефон. Но надежды его не оправдались. Телефон был тот самый. И аккумулятор был по-прежнему разряжен.
  Дымов осмотрел пистолет.
  - Этого мне только не хватало! - Егор от души выругался, вытер рукоятку пистолета банданой, и забросил оружие в кусты. В потаенном внутреннем кармашке обнаружился слежавшийся в мокрый шарик древний рецепт на антибиотик. Дымов осторожно, стараясь не порвать, расправил бумагу.
  - Нефедов Олег, - прочитал он блеклые строчки. Значит, так его теперь зовут. Но где живет этот Олег? Никаких документов в карманах не было.
  'Передо мной стоят две задачи, - размышлял Егор, - первая - это предупредить самого себя. Вторая - выяснить адрес Олега. Но как это сделать?'
  Он ни на минуту не сомневался, что из офиса его вышвырнут, значит, нужно смоделировать такую ситуацию, при которой Егор - то есть он сам - выслушает незнакомца. Но как узнать адрес? Дымов в волнении прошелся взад-вперед, и остановился перед клумбой, выложенной по краю крупными белыми камнями. Решение пришло мгновенно. Егор выкопал пару камней, и завернул в куртку. После этого он отправился ловить такси.
  Выйдя из такси возле собственного магазина, он швырнул в витрину сначала один камень, затем - второй. Стекло брызнуло осколками, завыла сигнализация, а Егор присел на корточки, и принялся терпеливо ждать милицию...
  
  ...Егор в облике Олега Нефедова вышел из отделения милиции, и сразу же поймал такси. Адрес Олега он выяснил. Теперь оставалось добраться до его дома. Решение проблемы могло быть только там или вообще нигде, но об этом Дымов старался не думать.
  Олег жил на втором этаже, но Егор поднялся на третий, и спустился пешком, чтобы не привлекать внимания соседей. Возясь с ключом у двери, он чувствовал себя преступником. Наконец, дверь открылась, и Егор оказался в прихожей, отделанной светлым деревом. Изумлению его не было предела. Дымов ожидал увидеть богемное логово с постерами на стенах, коллекцию гитар, объедки и пустые бутылки на кухне. Но все оказалось иначе. Вместо творческого беспорядка он увидел чистую, уютную квартиру, евроремонт, светлую мебель, не самую дорогую, но и не дешевую. На кухне, оформленной в стиле 'хайтек', все сияло никелем, алюминием и чистотой.
  Егор зашел в спальню. На широкой кровати были в беспорядке разбросаны женские вещи и несколько пар изящных туфель на каблуках.
  Туалетный столик был уставлен коробочками с косметикой. Над ним висело большое круглое зеркало. Единственной экстравагантной деталью интерьера были огромные крылья, нарисованные на зеркале алой помадой.
  Егор присел на кровать. И в этот момент в прихожей щелкнул замок. Дымов вскочил с места, заметался по комнате, но прятаться было поздно: в спальню вошел Олег. Он был одет в строгий костюм и красивые дорогие туфли. Волосы были аккуратно зачесаны на косой пробор, в руках - портфель мягкой кожи. Он посмотрел на Егора невидящим взглядом, и сел на кровать. Дымов стоял в двух шагах от него.
  'Почему он меня не видит? Я ведь не призрак! Со мной разговаривал таксист, следователь в отделении, я сам, в конце-концов, разговаривал с людьми! Я отражаюсь в зеркале на стене! Что здесь, к чертям, происходит?'
  И вдруг он заметил часы на стене. Они показывали восемь часов вечера. Егор посмотрел на наручные - на них по-прежнему было девятнадцать тридцать. А из милиции он вышел в десять пятнадцать, еще когда был в своем теле.
  'Мертвая точка! Временная петля! Я запутался в ней, и никак не могу выбраться! А что если я сяду рядом с Олегом, и прикоснусь к нему? Может быть, что-нибудь изменится?'
  Егор подошел к Олегу, осторожно коснулся плеча - Нефедов даже не вздрогнул.
  'Телефон! Его мобильник у меня в кармане! Меня он не видит по какой-то дурацкой причине: квантовая хрень, эффект бабочки - боже, какую чушь я несу! Но телефон - это реальный предмет, принадлежащий ему! Если и это не сработает, что мне, к чертям, делать?'
  Егор достал телефон из кармана и положил его Олегу на колени.
  И вдруг Дымов почувствовал, как комната расплывается, исчезают стены, пол уходит из-под ног. Миг - и он посмотрел на спальню глазами нынешнего Олега. Егор попытался поднять руки, но ничего не получилось. В зеркале напротив отразился только один Олег вместо двух. Телефон исчез. Дымов сунул руку в карман, и, обмирая, вытащил оттуда проклятый мобильник.
  'Я здесь! Я внутри тебя! Услышь меня!' - закричал Егор. Но Олег даже не шевельнулся. Он продолжал пристально смотреть на нарисованные крылья.
  'Она сорвалась! - услышал Егор мысли Олега, - она все-таки не удержалась!'
  
  Олег. Пятница, 20:00.
  
  Он снова задержался на работе допоздна, да еще в пятницу! Рита его убъет! Олег Нефедов поднимался в лифте, тщательно продумывая, как будет извиняться перед женой. Он снова испортил вечер пятницы, и Рита разозлится, что вынуждена сидеть в доме, как собака, и покорно ждать возвращения хозяина. А ведь она молодая красивая женщина, и ей тоже хочется где-нибудь бывать и что-нибудь видеть. Но замужней особе не пристало в пятницу вечером бегать по клубам с подружками, а он, Олег, совершенно с ней не считается.
  'Вот я дурак! - досадливо поморщился Олег, - нужно было цветы купить. Все женщины от этого тают, даже Рита. Жаль, что я раньше не догадался. С цветами было бы легче отбиваться от нападок. Закрыл виноватое лицо букетиком, и пока она с наслаждением вдыхает тонкий аромат, бормочешь комплименты'.
  Главное, сразу обратить внимание, во что она одета, и сказать, что этот наряд чудо как хорош! И не ошибиться, как в прошлый раз, когда она затеяла генеральную уборку, и натянула старую выцветшую майку, а он возьми и брякни, что ей необыкновенно идет эта новая футболочка.
  Нефедов зашел в квартиру, и сразу почувствовал пустоту. Он направился в спальню, и увидел алые крылья, нарисованные на зеркале.
  'Она сорвалась!' - понял Олег, бессильно опустившись на кровать...
  ...Олег и Рита познакомились восемь лет назад, в клубе, в котором выступал Олег. Он сразу увидел ее в толпе, и весь вечер играл только для нее. Тогда к нему пришел звук, тот настоящий звук, который ищут все гитаристы. Ищут в пиве, водке, женщинах, наркотиках, ищут в резаных венах и порванных струнах.
  После концерта она подошла к нему. За ней увязалась целая компания поклонников, а она требовательно посмотрела на Олега снизу вверх, и властно сказала:
  - Пойдем!
  Они были самой красивой богемной парой Москвы. Зеленоглазая Рита, миниатюрная, хрупкая, с копной каштановых волос, и высокий широкоплечий Олег. А потом все пошло наперекосяк. Ночи стали длинней, а дни короче. Рите уже не хватало обычной дозы, и Олег покорно доставал все больше и больше, тратя все заработанное - немалые по тем временам деньги. Потом он попробовал сам, чтобы узнать, что такое настоящий драйв, чтобы быть еще ближе к ней. К женщине или к гитаре? Он и сам не знал, просто все слилось в бесконечный гон в адреналиновом раю.
  Однажды к Олегу на концерт пришел Джимми Хендрикс, и Нефедов вдруг протрезвел от ужаса.
  Они перешли тот порог, который переходить нельзя. И Нефедов понял, что нужно завязывать. Он нашел хорошую частную клинику, и силой притащил туда Риту. Сам Олег вылечился быстрее, потому что очень этого хотел, а жена задержалась в клинике надолго. Олег восстановился в давно брошенном институте, и как-то раз, после занятий, он вышел из метро, и увидел девушку. Она разложила на картонном ящике нелепых, по-детски вылепленных из глины ангелов.
  -Ангелочек вам поможет! Они всегда помогают, крыльями укрывают да Боженьке жалуются. А Боженька их нам посылает, и плачет, - нараспев произнесла она, протягивая Олегу фигурку. В бездонных синих глазах девушки плескалось безумие.
  'Таких называют блаженными! - подумал Олег, беря фигурку. - А может быть, блаженный ангел и вправду поможет?'
  Олег принес ангела в клинику, и отдал Рите. Она несколько минут рассматривала белоснежные крылья, а потом вдруг швырнула фигурку в стену.
  - Это ваши ангелы с белыми крыльями! - закричала Рита, - а мои - со вспоротыми венами, с гвоздями в сердце и со вбитым в него осиновым колом, чтобы не ожило!
  Через несколько месяцев Рита вернулась домой. Олег устроился в солидную фирму менеджером, и работал, как проклятый, чтобы жена ни в чем не нуждалась. А она ходила по модным кафе с такими же замужними подругами, посещала фитнес-клуб, готовила изысканные десерты по рецептам, скачанным из интернета, и купила несколько кокетливых кухонных передничков.
  Дни стали длинней, чем ночи. И это было хорошо, потому что днем нельзя сорваться. Рита дневная контролировала Риту ночную. Но сегодня ведьма выбралась наружу, и нарисовала крылья на зеркале. Алые, как кровь из сердца, в которое вбили осиновый кол.
  Олег знал, куда она пошла - к Ашеру. Больше ей некуда идти. Ашер много лет был влюблен в Риту, давал все, что она пожелает, выполнял любые прихоти, даже самые безумные, а потом отпускал, хотя вряд ли на свете еще существовали люди, которых он отпускал просто так, ничего не требуя взамен. Олег подошел к шкафу, и достал свой старый концертный прикид: рваные джинсы, черную футболку и кожаную куртку - настоящую 'косуху'. 'Косуха' пахла дымом, горечью, волей и догламурной эпохой.
  'Теперь таких не делают, - усмехнулся он, - теперь даже у рокеров сплошной гламур'.
  Олег переоделся, зачесал волосы назад и зафиксировал гелем. Для того, чтобы шавки Ашера поверили ему и привели к хозяину, нужно выглядеть соответственно. Костюм менеджера тут не прокатит. Потом Нефедов растолкал в порошок несколько таблеток анальгина, завернул порошок в маленькие бумажные пакетики, рассовал по карманам деньги, помедлив, сунул в карман старенький, но любимый телефон.
  Мобильник, несомненно, выбивался из общего имиджа, и Рита каждую неделю твердила Нефедову, что нужно срочно его поменять. Но Олег все не решался. Он купил телефон, когда выписался из клиники. Врачи-наркологи советовали составить список предметов, которые можно купить вместо дозы. И первым пунктом в списке Олега стал телефон - тогда новой и продвинутой модели.
  И сейчас телефон служил своего рода якорем, который привязывал его к той жизни, и не давал забыть о пройденном пути.
  - Это мое техногенное 'мементо мори', - отшучивался Олег в ответ на упреки жены и удивленные взгляды сослуживцев.
  Нефедов положил в карман серебряный портсигар и открыл тайный сейф, спрятанный под настенными часами. В сейфе лежал пистолет. Когда-то давно Олег выменял его на несколько доз у одного из своих поклонников. Патронов к нему не было, чему Олег даже был рад. Нет патронов - нет проблем, точно никого не убьешь, но припугнешь, если понадобится. Теперь он горько пожалел, что не озаботился покупкой боеприпасов.
  'Как пугач сойдет, - подумал Нефедов, засовывая пистолет в карман. Перед выходом прополоскал рот виски, и, сплюнув на лацканы куртки, тщательно растер для достоверности, чтобы не казаться слишком трезвым. Кожа быстро впитала запах, от Олега разило долгими возлияниями. Машину брать он не стал, решил поймать такси.
  Такси нашлось быстро, и до клуба Ашера Олег добрался без приключений. Вошел в дымный зал, сел за стойку, подал знак бармену - молодому парню лет двадцати, чтобы тот наклонился, иначе слов было не разобрать - слишком громко играла музыка.
  - Сделай мне то, что делаешь себе, когда все достало.
  Бармен ухмыльнулся, понимающе кивнул, и поставил перед Олегом коктейль 'Айленд айс ти' - смесь ликера, водки, рома, джина и текилы. Нефедов опрокинул коктейль одним махом. Бармен уважительно посмотрел на него.
  - Старая школа, - сказал Олег, - это тебе не хухры-мухры.
  Парень засмеялся.
  'Хорошо, что я тебе нравлюсь. Так ты меня за своего примешь, и к Ашеру приведешь. А теперь, мальчик, вторая часть Марлезонского балета'.
  Олег нарочито медленно вытащил из кармана портсигар с орлом на крышке, открыл его, затем достал из кармана бумажку с порошком анальгина, и высыпал порошок на внутреннюю поверхность крышки портсигара. Бармен нервно оглянулся по сторонам, и принялся усердно вытирать стакан, не сводя настороженных глаз с Нефедова. Олег свернул стодолларовую купюру в тонкую трубочку, разделил порошок на две дорожки, и ловким привычным движением снюхал обе. Потом закатил глаза, крякнул, поморгал, и для убедительности несколько раз шумно шмыгнул носом.
  - Драйв ушел, понимаешь? - доверительно сказал он у бармену. Тот согласно кивнул. - Драйв ушел, а вместе с ним звук, - он всхлипнул, но слегка, стараясь не переигрывать, - гитара воет, как фригидная баба при имитации оргазма, а звук... он...- Олег запнулся, и щелкнул пальцами в воздухе. Потом опрокинул второй коктейль, и вложил в руку бармена трубочку из стодолларовой бумажки.
  - Мне нужен драйв. Много драйва. Понимаешь? - он потянул из кармана еще одну купюру. Бармен вышел из-за стойки, и кивнул, приглашая его за собой.
  'Клюнул!' - мысленно возликовал Олег, идя за парнем. В голове шумел коктейль.
  'Я начинаю плыть. Хоть бы не свалиться раньше времени. Вот тебе расплата за спокойную жизнь: совсем форму потерял. Раньше мог три таких коктейля опрокинуть, и все нипочем было! А теперь как в песне: 'постарела мать за тридцать лет!'
  Ашер продавал сам, без посредников и шестерок, и только своим. Он был очень осторожен, и не жаден, поэтому ни разу не попался. Бармены приводили к нему тех, кого знали, и новичков, которые, по их мнению, заслуживали внимания.
  Они прошли кухню, вышли в коридорчик, спустились вниз, в подвал. Олег помнил, что в подвале были две двери: одна вела в апартаменты Ашера, вторая, задняя - на улицу. Он мельком взглянул направо, и увидел, что дверь на улицу приоткрыта. Пока все складывалось удачно, но госпожа удача - дама капризная, поэтому Олег был осторожен.
  Едва зайдя в комнату, Олег увидел Риту. Но не такую, какой он ожидал ее увидеть. Она уже 'закинулась', но ее не отпустило. Женщина выглядела жалко: плечи опущены, руки дрожат, в глазах - паника. Она жалобно посмотрела на Олега, губы ее задрожали. От ведьмы Маргариты не осталось и следа, перед ним сидела сорвавшаяся наркоманка. Олег сразу понял расклад: место Риты оказалось занято. К Ашеру прильнула молодая - лет двадцати, если не меньше, девушка. Она по-хозяйски забросила длинные ноги ему на колени, а он одной рукой играл ее волосами, пропуская длинные каштановые пряди сквозь пальцы. Девушка была невероятно хороша, а главное - очень похожа на Риту.
  Ашер устал ждать, и нашел себе замену. А Маргарита, раздевшись догола и намазавшись волшебной мазью, вдруг обнаружила, что полета не будет. Не наркотиков ей не хватало, а драйва, ночи, власти над мужчинами. Сильными, жесткими мужчинами, которые никому не подчиняются - лишь ей одной. И злой, упрямый, и жестокий Ашер был тем самым боровом, на котором, забавляясь и смеясь, летала Маргарита. И вдруг полет закончился, и она стала одной из многих, безликой наркоманкой, которые приходят к нему, вымаливая дозу в долг. Ашер недвусмысленно дал понять, что теперь ей придется отрабатывать кокс точно так же, как это делали другие.
  Волшебство исчезло, и Рите сейчас хотелось только одного: вернуться в свою жизнь - пусть даже снова придется лечь в клинику - и никуда больше не уходить. Потому что идти просто больше некуда.
  - Ну, здравствуй, Олег! - сказал Ашер.
  - Здравствуй, Ашер, - сухо ответил Олег, и сразу перешел к делу:
  - Рита пойдет со мной. Деньги я тебе верну.
  Рядом со столом, за которым сидел Ашер, стояли два телохранителя: квадратные качки с бычьими шеями, похожие друг на друга, словно клоны. Их квадратные челюсти синхронно поднимались и опускались, словно компостеры в троллейбусе. Качки напряглись, вперив маленькие злобные глазки в Нефедова.
  - Ты, Олег, со мной неуважительно разговариваешь, - медленно произнес Ашер. - Сам свою женщину упустил, а меня теперь винишь. Посмотри: моя женщина сидит рядом со мной, - он погладил ноги девицы, - и я поэтому никуда не бегаю, солидных людей по пустякам не беспокою. Знаешь, у нас говорят: у хорошего хозяина все овцы пересчитаны.
  Телохранители дружно заржали. А Ашер вдруг ударил кулаком по столу, и крикнул:
  - Деньгами все меряешь, пес? Да она меня много лет дурила, за нос водила, а потом сбегала! Посмешище из меня сделала, уважения лишила, и после этого еще посмела явится сюда, хотя я ее сам не искал! А ты мне деньги за вонючую дозу предлагаешь, и думаешь мне этим рот заткнуть?
  'Момент настал!' - подумал Олег, и, выхватив пистолет, направил его на Ашера. Качки в ответ дружно выхватили пушки из карманов, и направили на Олега.
  Ашер поднял руку, останавливая телохранителей. Глаза его блестели, лицо побелело, но голос оставался спокойным:
  - Забирай свою бабу, Олег. Я вас отпускаю. Но если еще раз попадетесь мне на глаза... - он резко выбросил вперед руку с направленным в сторону Олега указательным пальцем, - в клочья порву! - сдерживаемое бешенство вырвалось наружу, и Ашер, сбросив с себя ноги девицы, схватил со стола толстую кубинскую сигару, и, разломив на две половинки, в ярости бросил на пол.
  - В клочья! - повторил он, тяжело дыша.
  Олег все правильно рассчитал: он знал, что Ашер не захочет поднимать шум в своем заведении. Тем более, что Олег застал его в одиночестве, то есть не в компании многочисленных братьев и друзей. Качки и подружка не в счет - они чужие, а перед чужими и стесняться нечего. Главное, чтобы свои не видели позора.
  Рита послушно встала, подошла к Олегу. Нефедов передвинул ее за спину, и, пятясь, начал отступать к двери. Едва выйдя на улицу, Олег помчался со всех ног, таща за собой Риту. Они проскочили темный двор, вырвались на улицу, и Олег бросился на середину трассы, останавливая такси.
  - Ты шо, сдурел, хлопец? - заорал плотный усатый дяденька, - мне еще не хватало из-за такого скаженного, как ты, в тюрьму садиться.
  Олег рванул дверцу, буквально вбросил Риту в такси.
  - Не-не, я занят! - запротестовал таксист, - я по вызову еду!
  - Тройной тариф! - крикнул Олег, бросая ему деньги. Таксист тут же замолчал, пересчитывая купюры.
  - Я никуда не поеду без тебя! - запричитала Рита, - слышишь, Олежек? Зачем это все? Он же сказал, что отпускает, в последний раз.
  - Да не отпустит он, милая моя, - Олег поцеловал Ритины руки, - не простит Ашер такого унижения. Просто он не хотел бизнес свой пачкать. Послушай меня, родная моя, поезжай к маме, там тебя не найдут, домой не возвращайся, а я здесь все улажу, и сразу тебя заберу, слышишь?
  - Нет, - Рита заплакала, и судорожно вцепилась в руки Олега, - Олежек, миленький, прости меня! Я -дура, я - сука, я все испортила! Я всегда все порчу, потому что иначе не получается! Не выходит у меня по- нормальному! Но я тебя очень люблю, и никуда не отпущу! Не поеду без тебя, слышишь?
  - Нам нужно разделиться, иначе они нас вычислят! Ты поезжай, а я их отвлеку!
  Олег оторвал Риту от себя, захлопнул дверь машины и крикнул:
  - Давай, отец, трогай!
  Такси рвануло с места, а Олег побежал. Качки вырвались из подворотни, и припустили за ним. Бежали они тяжело - мешал вес мышц - но неутомимо, как бизоны: в одном темпе, не сбиваясь, не вырываясь вперед, но и не отставая. Это было плохо. А еще хуже было то, что он, Олег, упустил момент, когда можно было повернуть, и вырваться на трассу, чтобы попытаться на бегу поймать машину. Качки загнали его во дворы, подальше от улицы. Олег чувствовал, что он задыхается - слишком много выпил в баре, и слишком много выкурил, пытаясь успокоить нервы.
  Он влетел в темный дворик, и понял, что оказался в ловушке: впереди темнели гаражи, сзади дышали в спину качки. Олег увидел железную ограду рядом с гаражом. Он вскарабкался на ограду, ухватился за край крыши гаража, подтянулся, перекатился на крышу, тяжело дыша. Качки остановились внизу, тихо переговариваясь между собой. Олег подошел к краю крыши.
  'Вроде бы невысоко, но в темноте ни черта не видно, можно наткнуться на штырь. А, черт, все равно выбора нет!' Он достал из кармана телефон - пусть слабый, но все же фонарик, посветил под ноги, с нежностью посмотрел на мобильник.
  - Ну, что бродяга? Вернулись наши с тобой бешеные деньки!
  Телефон вдруг начал играть 'Лестницу на небеса' группы 'Лед Зепелин', но звонок на мониторе не высветился.
  'Наверное, нажал на плеер сгоряча', - подумал Нефедов, но на душе потеплело. Словно внезапно вернулся из дальних странствий старый друг-бродяга, и уютно расположился на кухне, поставив на стол бутылку водки.
  - Держи меня, якорь! - прошептал Олег, сгруппировался, спрыгнул вниз, застонал от боли - подошвы туфель были тонкими - покачнулся, но не упал, устоял на ногах. В этот момент в тупичок въехала машина. Свет фар ударил по глазам.
  - Помогите! - Олег бросился к машине.
  Егор. Пятница, 22:30.
  Егор вынырнул из черного небытия, и обнаружил себя сидящим в собственной машине. Он поднял руки, пошевелил пальцами. Не веря своему счастью, посмотрел в зеркало, и увидел лицо, которое уже тридцать лет привычно отражалось в зеркале.
  - Я вернулся! - крикнул он, смеясь. И вдруг заметил темную тень, спрыгивающую с крыши гаража. Он включил фары, и поехал вперед. Одной рукой Егор держал руль, а второй - распахнул заднюю дверь.
  - Беги сюда! Скорей! - крикнул он.
  И вдруг в тупичке, позади машины Дымова, появилась Рита. Она бросилась к Олегу, и закричала:
  - Я не смогла тебя бросить, не смогла уехать!
  'Черт, этого не было в первый раз!' - подумал Егор, - что-то пошло не так! Ее здесь быть не должно!'
  Но времени на размышления не было.
  - Залезайте в машину, оба! Быстро! - крикнул он.
  Олег с Ритой на ходу влетели в машину. А качки в ту же минуту спрыгнули с крыши и помчались вперед. Один из них запрыгнул на капот машины, лег на живот, широко расставив ноги. Одной рукой он держался за капот, чтобы не скатиться, вторая рука сжимала железную дубинку. Мужчина размахнулся, и ударил дубинкой по лобовому стеклу.
  Олег лихорадочно нажимал кнопки на мобильнике.
  'Мобильник! В первый раз он свалился мне под ноги! А теперь он у Олега в руках!'
  - Дай сюда! - Егор на миг обернувшись, выхватил у него мобильник.
  Второй качок ловко сунулся в машину сбоку, и саданул Егора дубинкой по виску.
  'Этого не было в первый раз', - успел подумать Егор, теряя сознание...
  
  Пятница, 20:00.
  
  ... Дымов пришел в себя. Серые пауки сумерек неторопливо плели паутину в комнате. Егор попытался пошевелиться, и не смог. Руки и ноги не слушались. Он попробовал заговорить, но с губ не сорвалось ни единого вздоха.
  'Я умер', - подумал Егор. Подумал слегка отстраненно, словно это были не его мысли, а чужие. И вдруг обнаружил себя сидящим на кровати.
  'Как же так? Я только что лежал'.
  Его руки потянулись вверх, и принялись расчесывать волосы. Он чувствовал, как длинные пряди струятся по спине. Перед ним на стене висело зеркало. И в этом зеркале отражалась Рита.
  'Только не это! Я же все сделал правильно! Я их спас!'
  Рядом на кровати лежал старый мобильник Олега. На мониторе тускло светился белый конвертик - значок сообщения. Вдруг конвертик сам собой раскрылся, и показал текст сообщения:
  'Тот, кого ты не спас - это ты сам'.
  - Нет! - беззвучно взвыл Егор, и попытался вскочить на ноги, но тело девушки его не слушалось.
  Рита положила щетку для волос на туалетный столик, взяла алую помаду, накрасила губы. А потом нарисовала на зеркале большие крылья.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"