Пагава Мамука Энверович: другие произведения.

Решающий вечер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юная принцесса Октавия находится на перепутье перед готовящемся заговором политиками и промышленниками. За один вечер ей предстоит предотвратить переворот избежав гражданской войны. Вопрос лишь в том - может быть ли первое без второго?

   - В последний путь... - промолвила я себе под нос, опираясь на витиеватые перила смотровой площадки дирижабля.
  
   Как хочется утонуть в этом безмятежном ветре, который так и норовил прихватить с собой мою шляпку; в этом чистом воздухе, которым не надышаться, сколь долго ни пребывай на высоте свыше тысячу метров. Сделать шаг вперед, прыгнуть и полететь... Словно беззаботная и свободная птица, никогда не знавшая ни ответственности, ни долга, ни ожиданий от тебя. Просто летать. Просто быть. Забыть обо всем, о каждом прожитом миге, забыть все блага и лишения.
  
   Но чудес не бывает. Лишь открыв очи, снова погружаешься в суровый реальный мир, который каждый день преподносит сюрприз и очередную проблему. Мир, наполненный людьми, покорившими природу, себя и собственную свободу. И как доказательство величественности человека наша столица высится и коптит тысячами труб, покрываясь вечным смогом. Гигантский город, выстроенный из кирпича и бетона, словно муравейник, расползся во все концы света. Да вот только муравьи не сегодня, так завтра поднимут восстание против своей королевы.
  
   - Ваша Светлость, - вошел на смотровую площадку молодой человек слегка за тридцать, облаченный в парадный мундир, - через полчаса прибываем во Дворец Святой Лидии. Я бы рекомендовал...
  
   - Значит, у нас есть еще полчаса на отдых. Быть может, это будут последние спокойные полчаса, которые нам выдадутся в ближайшие сутки. Или месяцы. Как повезет, ведь так, Брамос?
  Молодой человек поправил свой китель, привычно положил руку на эфес шпаги и уверенно отчеканил несколько шагов до меня.
  
   - Вы слишком пессимистичны для столь юного возраста, принцессе до коронации стоит более оптимистично смотреть на вещи. Считайте, что всё, что произошло, происходит и произойдет, - это жизненный урок на будущее. Тест, если изволите так сказать.
  
   - До коронации мне стоит еще подыскать суженого, ревновать не будете? - я слегка улыбнулась, дабы вопрос обратить в шутливую форму.
  
   - Я для вас немного стар буду. Да и быть вашим рыцарем полностью меня устраивает, ибо буду иметь право заколоть вашего нерадивого суженого, если посчитаю его недостойным вас, короны и державы.
  
   - Скажете еще! - проглотила хихиканье. - Мне уже семнадцать, смею заметить, я уже не та маленькая девочка, которую вы встретили почти десять лет назад...
  
   - Соглашусь, но лишь отчасти - юной леди вы стали лишь после того, как попытались влезть в политику наперекор Парламенту в общем и Канцлеру в частности.
  
   - И вовлекла себя в авантюру. Нет, даже не себя, а всю страну, - плохо попыталась сдержать отчаянный вздох. - Скажи, Брамос, я хоть правильно поступила?
  
   - У вас есть право блокировать решения Парламента. Вы им воспользовались не единожды за последний год. Плохо или хорошо это - позвольте воздержаться от оценки. Ибо мое дело - вас защищать при любых обстоятельствах, правы вы или нет.
  
   - Вот я и боюсь, что неправа. И мой юношеский максимализм заставил меня вмешаться в дела государственные. Я даже не успела набраться мудрости как следует. И тем самым я только создала хаос.
  
   - Смею возразить, что проблемы накапливались и задолго до вас, просто вашим вмешательством всё это оголилось и всплыло наружу. Быть может, будущие поколения скажут вам спасибо, что разворошили осиное гнездо.
  
   - Но Брамос, люди гибнут! Уже шесть человек! И все высоких должностей. Всем уже ясно, что готовится переворот и устраняют лишних людей. В городе нарастает паника, всякого рода революционеры уже готовятся перехватывать власть, ибо промышленники зажимают рабочих всё туже, а Парламент что-то там бубнит про консолидацию, на деле же лишь выслуживается и лоббирует. Всё готово взорваться, причем уже завтра, если мы что-то не предпримем.
  
   - Вот потому я и пригласил своего друга особым приказом, ибо веры и надежды на королевскую охрану нет и быть не может в данной ситуации. А с моим другом мы сможем эту ситуацию обыграть даже в нашу пользу.
  
   - Я всё еще сомневаюсь в вашем друге с точки зрения компетенции. Отчего не тайная полиция?
  
   - Поверьте на слово - там давно всё прогнило, они могут лишь обслуживать интересы того, у кого монета звучней и кошелек потолще.
  
   - Но Брамос, армейское подразделение во дворце? Я сомневаюсь, что на меня готовят покушение, ибо это окончательно всё взорвет. И я сомневаюсь, что кому-либо подобное будет выгодно.
  Он лишь пожал плечами:
  
   - Они никого в столице не знают, в столице их никто не знает. Да и потом, покушение может быть не на вас, а, например, на канцлера. Да, он сейчас ваш противник, но он хороший человек, и с ним можно договариваться. Если устранят сэра Денеша, то ситуация выйдет из-под вашего контроля, и о мире можно забыть.
  
   - Что ж, зерно в этом есть, и мне остается лишь положиться на ваше чутье. Но одной лишь безопасностью сыты не будем, ведь заговорщиков и обычный люд это не остановит.
  
   - Разумеется, Ваша Светлость. В этом вопросе необходимо будет выработать стратегию к сегодняшней церемонии, положиться на ваши чары и дождаться везения.
  
   - Переговорить с канцлером - не самая большая проблема. Чаще всего я на него давлю по поводу конституции, чтобы они её наконец-то приняли. Тогда дело, начатое ещё моим отцом, будет завершено. Однако меня больше беспокоит лорд Конрад, ибо сердце подсказывает, что он дергает ниточки. И насколько далеко тянутся его алчные руки - даже он не знает.
  
   - Ваша правда. Однако смею заметить, что не стоит переоценивать сэра Конрада. Ему как энергомагнату в последнюю очередь нужна нестабильность. Хотя стоит признать, что он таки держит на вас зуб за блокирование разработки Марнского угольного бассейна.
  
   - Там же двухсотлетний заповедник...
  
   - И лишили работы сотен людей, тем самым дали повод для нападок в ваш адрес прикормленным газетчикам. Вы же понимали, что ваши позиции в народе и так шатки. Да, с одной стороны, вы блокировали так называемый социальный налог, но другой рукой лишили людей работы, а значит, средств к существованию.
  
   Я лишь развела руки.
  
   - Вам еще стоит научиться искать компромиссы. Без них, увы, в политике невозможно.
  
   - Иногда я считаю, что не стоило во всё это ввязываться. И без короны страна жила все эти шесть лет, развивалась без особых потрясений. Быть может, мне поднять белый флаг и снова вернуться в нашу фамильную усадьбу? Ведь чем дальше в лес, тем больше щепки летят.
  
   - Позвольте сказать так: раз вы решили вступить на эту тропу, то уже нет пути назад. Доводите начатое до конца.
  
   - Для этого надо быть сильной.
  
   - Значит, станьте сильной.
  
   - Означает ли, что мне надо быть еще и жестокой?
  
   - Да. Но жестокость должна сопровождаться справедливостью.
  
  
   Прибыли мы во Дворец несколько позже. Встречал нас почетный караул королевской охраны, который щеголял в модных парадных мундирах красно-желтого цвета.
  
   У меня был крайне плотный график, потому пришлось сократить все церемонии, и первым делом мы решили встретиться с этим другом Брамоса, чтобы те смогли начать свою работу как можно раньше.
  
   Прошли мы в позолоченный небольшой зал, богато украшенный фресками из прошлой эпохи, обставленный замысловатой мебелью. Обычно здесь проводили закрытые переговоры по текущим делам, связанным с Дворцом и его предместьем. Однако сегодня он был занят нетипичными 'переговорщиками', которые складывали свое армейское имущество в таких количествах, будто на войну собрались. Мимо нас прошли два солдата, экипированные так, что наши королевские гвардейцы выглядели мальчиками для битья. Один из них нес что-то очень длинное и зачехленное.
  
   У стола, сделанного из редких сортов дуба с щедрыми вкраплениями позолоты, оживленно планировали по развернутой подробной карте здания трое военных. По погонам можно было определить, что это были капитан, лейтенант и сержант. Они тотчас же обратили на нас внимание и отсалютовали. Лейтенант галантно предложил мне присесть во главе стола, и я этим шансом немедля воспользовалась. Перестояла на смотровой площадке. Мужчины всё же решили остаться на ногах.
  
   Не успел капитан начать формальное приветствие, как мне его пришлось перебить:
  
   - Я вас тоже приветствую. Но давайте опустим формальности, ибо сегодня у меня времени совсем в обрез. И у вас, думаю, тоже не так много, чтобы подготовиться к сегодняшним празднествам к случаю столетия восстановления Дворца Святой Лидии. Вы знаете, кто я, я знаю, кто вы, - читать досье еще не разучилась.
  
   - Мне она уже нравится, - улыбаясь, к Брамосу обратился капитан, которого звали, по-моему, Матиз Ландау. Тот, впрочем, лишь слегка пожал плечами. Матиз отдал папку сержанту, взял яблоко и продолжил. - Что ж, хорошо. Вы должны понимать, вы оба, что для нас это совсем нетипичное задание. Пролезть на вражескую территорию? Ликвидировать объект? Выкрасть заложников, обеспечив им безопасность? И чтобы никто ни сном, ни духом? Это по нашей части. Но вот это, - капитан демонстративно ткнул пальцем в карту дворца, - что-то новенькое. Брам, ты хоть понимаешь, что за задание ты нам даешь?
  
   - Отчетливо понимаю, ибо на карту поставлено всё. И при этом здесь, в столице, мы не можем на кого-то надеяться. Вы это сами знаете, как здесь всё переплетено в интригах и деньгах. Кроме вас, не на кого положиться в столь сложный час.
  
   - Да, но... наши методы работы несколько отличаются от того, что вам приходилось видеть. Они несколько шумные, знаете ли. И мне нужна свобода действия.
  
   - Насколько они шумные? И насколько вам необходима свобода? - заинтересовалась я.
  
   - Ну, допустим, вдруг мне понадобится обвалить весь этот чудесный потолок стоимостью пару сотен моих жалований за всю жизнь?
  
   У меня глаза чуть не выкатились из орбит от его нахальства, но я сдержала порыв эмоций.
  
   - Можешь взорвать хоть весь дворец, - вмешался мой рыцарь, - но ни принцесса Октавия, ни один из магнатов не должны погибнуть в течение ближайших нескольких суток.
  
   - Не должны погибнуть?
  
   - Именно.
  
   - А что касается политиканов?
  
   - Нежелательно. Но политикам свойственно приходить и уходить.
  
   - Ага, - кивнул головой Матиз, что-то обдумывая, - как я понял, этот ваш 'ассасин' - самая большая головная проблема?
  
   - Не самая, но очень существенная.
  
   - За этого паренька можете не беспокоиться - изловим и подадим на блюдечке. Другой вопрос, что процесс готовки будет несколько шумным и пыльным.
  
   - Возможно, это и к лучшему - отпугнет любителей воспользоваться неподходящим моментом.
  
   - Капитан Ландау, - снова я вмешалась в разговор, - этот человек уже убил шестерых высокопоставленных людей с профессиональной охраной. Я бы не стала недооценивать этого ассасина.
  
   - Ваше Высочество, я похож на охранника, который дальше стрельбищ и тренировочного зала никогда не вылезал? - он демонстративно стал есть яблоко. - Мой взвод - это две дюжины тяжеловооруженных бойцов с самой современной экипировкой, прошедших, уж извиняюсь, Ваше Высочество, за грубость, такое дерьмо, что вам в самых страшных королевских кошмарах не снилось. Вы думаете, нас чем-то испугает или удивит любитель ядов, кинжалов и детских револьверов? Хотя, судя по тому, как все тут боятся этого маленького крысеныша - я начинаю понимать, почему Брамос вызвал именно нас.
  
   - Вопрос же не только в том, чтобы изловить убийцу, - добавил мой рыцарь, - а чтобы сам процесс был показательным и его видели все.
  
   - А мы тут как раз будем как слоны в посудной лавке.
  
   - Что касается слонов, Матиз, я распоряжусь, чтобы майор Симэн выделил ровно столько солдат из королевской охраны, сколько тебе понадобится.
  
   - Три дюжины мне будет достаточно.
  
   - Хорошо, я лично отберу наиболее надежных и мотивированных.
  
   - В королевской охране бывают и другие? Да, плохи дела у вас тут. Прогнило даже больше, чем я ожидал, - капитан перешел на второе яблоко.
  
   - Тогда на этом всё?
  
   - М-м-м, позвольте с вами поговорить с глазу на глаз, Ваше Высочество, - обратился Ландау ко мне.
  
   Брамос взглянул неодобрительно. Он всегда не любил меня оставлять один на один с кем-либо, даже если это его друг. Но ведь необходимо быть сильной, ведь так? Уметь рисковать. И я кивнула головой в знак согласия. Все тотчас же покинули зал, оставив меня с воякой наедине.
  
   - Ваше Высочество, позволите? - он указал на стул.
  
   Я кивнула, и он уселся.
  
   - Я вижу, что речь идет не только об этом любителе масок и капюшонов, но и еще готовящемся заговоре.
  
   - Об этом несложно догадаться, капитан. Весь город пронизан подобными слухами. Впрочем, они недалеки от правды.
  
   - Я лишь хочу сказать, что защитить от клинка - мы сможем. Но от глупости или предательства - нет. Потому - никому не доверяйте.
  
   - В этом нет ничего нового, капитан. Об этом мне сэр Брамос говорит постоянно.
  
   - Я не об этом. Не до-ве-ряй-те ни-ко-му. Ни мне, ни моему другу, ни даже себе.
  
   - Извольте, как это понять? Если я не могу вам доверять, как я могу тогда прислушиваться к вашему совету?
  
   - Объясню на пальцах, - он откусил от яблока кусок побольше, - вы же читали мое досье? Сколько приказов я не выполнил по тем или иным причинам?
  
   - Ни одного, - ответила, смутно припоминая, - вы выполнили все приказы, потому снискали уважение у командования.
  
   - Так точно!
  
   - То есть вы выполняете любой приказ?
  
   - Так точно.
  
   - Даже если завтра маршал Грюнт отдаст приказ арестовать меня без видимых оснований?
  
   - Без сомнений.
  
   - А если канцлер прикажет всех гостей расстрелять?
  
   - Я не подчиняюсь канцлеру. По крайней мере, напрямую.
  
   - То есть если канцлер прикажет маршалу Грюнту, а тот транслирует вам, то вы исполните сей кровожадный приказ?
  
   Он лишь еще громче откусил кусок от яблока. На его лице читалось самодовольство.
  
   - Честно признаться, вы отморозок...
  
   - Извольте не согласиться. Если вы выстрелите из ружья в ребенка - само ружье в этом не повинно. Ружье - лишь инструмент. Как вы им воспользуетесь - выстрелите в ребенка или бросите в огонь, чтобы это дитя согреть при
  ледяной погоде, - это выбор уже за вами. Я и мои люди - тоже лишь инструменты. Как нами воспользуются - об этом задумываться должны отдающие приказы.
  
   - Даже если вы знаете, что приказ неверный? Где же офицерская честь? Ответственность?
  
   - Я несу ответственность за своих людей. И, считаю, несу вполне достойно. А верный или неверный приказ... знаю, что если не выполню даже самый 'кровожадный' приказ, то я и мои люди будем в дураках и повинны, нарушив ту самую офицерскую честь.
  
   - Как только сэр Брамос решил вас сюда пригласить...
  
   - Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Вопрос к тому, почему нельзя никому доверять.
  
   - Хорошо, вы заставили меня задуматься. Допустим, вы правы. Почему я не могу доверять себе? В чем хитрость?
  
   - Слепая уверенность в ком-либо дает ложные результаты, Ваша Светлость. Думайте, анализируйте. Используйте нас как инструменты. И не задумывайтесь, хорошо это или плохо для нас лично. Вас должно беспокоить лишь то, что будет хорошо для вас, для страны. Я много мерзких вещей делал не потому, что мне это нравится, а потому что таков был приказ, и так было надо.
  
   - Вы же сами сказали, что вам не стоит доверять. Вдруг вас подкупят, уговорят?
  
   - Ваше Высочество, - капитан вздохнул, - в моей команде все, кого подкупили, уговорили... сейчас или мертвы, или что еще хуже. Специфика работы у нас такая.
  
   - Что ж, - я встала, и Ландау вместе со мной, - это вселяет осторожный оптимизм. Если вам более добавить нечего, то на этом всё. Надеюсь, вы и ваши люди хотя бы наполовину так хороши, как это описано в досье и с ваших слов.
  
   Капитан салютовал мне, когда я выходила из зала.
  
   Дальше всё происходило в темпе вальса: быстрый обед, ванна, туалет, новое платье. И всё для того, чтобы успеть уложиться в крайне плотный график. Сегодня мне предстояла встреча со слишком большим количеством людей, со всей элитой страны.
  
   Во дворец съезжался почти весь истеблишмент и магнаты государства. И всех мне приходится встречать, проявлять любезность. Вереница из коптящих паровых автомобилей, множество лиц - некоторых я сегодня видела впервые, - и с каждым необходимо соблюсти протокол. Это выматывало больше, чем могло показаться. Ни присесть, ни расслабиться, ни отдохнуть. Я бы всё отдала, чтобы на несколько минут снять туфельки и походить босиком по газону, но, к сожалению, нельзя. Потому к вечеру я уже была немногим уставшая, но основное действо было только впереди, посему мне оставалось лишь набраться сил из последних резервов и ринуться в бой.
  
   Во всех этих непринужденных разговорах до официальной церемонии чувствовалось перетягивание каната между мной и канцлером. Кто больше людей склонит на свою сторону к сегодняшней ночи? Всё решалось прямо здесь и сейчас.
  
   Перебрасываюсь парой слов с министром юстиции лордом Штрайсе. И вот эту фигуру, доселе колебавшуюся, забрала себе. Попытка переворота вызовет чехарду в правовом поле государства, а это Минюсту нужно в последнюю очередь на фоне беспорядков.
  
   Встретила барона Лейхвауста, который был весьма холоден. Из-за отмены разработки угольного бассейна он лишился большого контракта на поставку паровых машин, а значит, он теперь на стороне Конрада. Но, с другой стороны, барон никогда не симпатизировал канцлеру, а значит, еще не всё потеряно. Фигура повисла в воздухе.
  
   Тут меня поймал маршал Грюнт вместе с министром военных дел Адельвайсом. Первый, как всегда, резок, у него нет никакого желания со мной общаться, кроме как уведомить об усилении королевской охраны. А вот Адельвайс нынче слишком любезничал, видимо, определялся со стороной. Что ж, фигуру забрала себе.
  
   Солдаты Матиза времени зря не теряли, расставляя почти в каждом помещении простенькие телефоны, видимо, для быстрой связи. Обмундирование их и вправду впечатляло: выглядели они в нем раза в два здоровее наших гвардейцев - покрытые мощными бронепластинами, экипированные несколькими видами оружия, в том числе новомодными автоматами. Никаких витиеватых узоров и украшательств на амуниции, всё предельно практично. Каждого такого бойца было слышно за приличное расстояние - слоны в посудной лавке. Гости фыркали и недоумевали. Очень уж бойцы выделялись на фоне нашей утонченной королевской охраны.
  
   Внезапно объявился сам канцлер Денеш в своем неизменном цилиндре и костюме с иголочки. Один только сюртук, пошитый на заказ в ателье 'Хармон и сыновья', стоит столько, что можно было накормить всех беспризорников в городе на эти деньги. Пригласил он меня принять участие в дебатах с несколькими парламентариями. Но я зря беспокоилась - разговоры пошли в основном о всякого рода деструктивных элементах в обществе, подогреваемых подпольными революционерами. Здесь мы с канцлером были едины: всякий, преступивший закон, должен отвечать по всей строгости вне зависимости от обстоятельств, ибо покушение на государственность - тяжкое преступление. Также, оказывается, мы сошлись во мнении, что в стране необходимы положительные преобразования для широких масс, дабы удовлетворить люд. Увы, мы явно не сходились во взглядах, и противоречия начинались в деталях. Особенно это касалось реформирования системы налогообложения и принятия конституции Парламентом. Однако Денеш перед парламентариями решил не затрагивать наши разногласия, деликатно обходя углы. Возможно ли, что еще не все парламентарии на его стороне? Это отрадно.
  
   От политических дебатов меня отвлекла молодая баронесса Ветберг, которая сегодня решила перещеголять меня в нарядах. Смею заметить - у нее плохо получилось. Но ее бессмысленная болтовня в некоторой степени подняла мне настроение. Очень уж она хвалила лорда Конрада, мол, завидный жених, и она всё еще не в браке. Мне бы ее заботы. Впрочем, самого энергомагната я никак не могла приметить, а это было жизненно необходимо, хоть я и не хотела с ним разговаривать.
  
   И тут грянул гром среди ясного неба. Брамос сообщил, что министр юстиции мертв. Однако пока об этом никому неизвестно. Известие меня повергло в шок: я буквально полчаса назад с ним разговаривала! И так внезапно. Единственное, что в голове крутилось, - ассасин. Он здесь. И убил человека, который любим в народе за справедливость. Весть о его смерти вызовет большие волнения в державе.
  
   Мой рыцарь на некоторое время вынужден был отлучиться, дабы помочь Матизу, а вместо себя приставил трех гвардейцев. Через некоторое время уже было слышно, как бойцы Ландау начали действовать. Натуральные слоны.
  Я всё еще оставалась среди гостей, давила улыбку через себя. Понимала, что, пока Брамос и его друг сражаются там, я должна сражаться здесь, пресекая разного рода слухи. Увы, я оказалась неподготовленной к такому повороту, хотелось выйти отсюда на свежий воздух и собраться с мыслями. Посему я вынуждена была извиниться перед гостями, пролепетав безобидную отговорку, и покинуть бальный зал со своей охраной. Надеюсь, канцлер не приметил неладного.
  
   На пути в сад я встретилась с Ландау и дюжиной тяжеловооруженных солдат, спешивших куда-то. И у меня были к нему вопросы.
  
   - Да как вы!..
  
   - Я знаю-знаю, Ваше Высочество, - не останавливаясь, быстрым шагом он продолжил путь. - Лорд Штрайсе был отравлен каким-то сильнодействующим препаратом, мы ничего не успели сделать. С другой стороны, ваш 'ассасин' оказался не таким уж и проворным, как о нем поговаривали.
  
   - Что вы имеете в виду?
  
   - Мои ребята напали на его след, даже ранили в правую руку. Сейчас мы его как раз окружаем со всех сторон, - не прекращая говорить, он жестами отдавал приказы своим бойцам. - Не убежит, подлюга. Вам же я советую последовать в безопасное место.
  
   - Нет! Я хочу лично видеть, как вы работаете и как вы его изловите. Это вопрос вашей чести и вашего слова, капитан Ландау. Также, я думаю, находясь непосредственно с вами, я и буду в наибольшей безопасности.
  
   - Что же, ваша правда. Кстати, где Брамос?
  
   - Как только сообщили о смерти лорда, он сразу отлучился. Я думала, он с вами уже встретился.
  
   - Лично я его не встречал, как началась кутерьма. Как бы он сам не попал в историю.
  
   У меня перехватило дыхание.
  
   - Не бойтесь, Ваше Высочество, - продолжил капитан. - Брам - крепкий орешек, уж я-то знаю.
  
   Не успел он договорить, как кто-то крикнул:
  
   - Газ!
  
   И тотчас весь коридор покрылся плотным дымом, что дальше вытянутой руки ничего нельзя было разглядеть. Ландау, что-то приказывая, кричал на бранном языке, бойцы мельтешили то тут, то там, меня прикрыли специальными щитами. Прежде чем стало тяжелее дышать, на меня быстро и без моего ведома одели противогаз. Прическе настал конец.
  
   Послышалось два выстрела, боец передо мной упал на колено.
  
   Капитан вскрикнул:
  
   - Противник!
  
   И в ту сторону, откуда стреляли, открыли шквальный ответный огонь на несколько секунд.
  
   - Ваше Высочество, уходите! - прорычал капитан. - Вы здесь только мешаете и сковываете нас!
  
   - Нет! - стараясь отчетливо выговаривать через противогаз. - Я разрешаю вам действовать, как заблагорассудится, изловите его живым или мертвым!
  
   - Как пожелаете, - ответил он, недолго думая.
  
   Ландау жестами что-то приказал, и мы выдвинулись куда-то в сторону. Я почти ничего не видела за запотевавшими стеклами противогаза и щитами. Дым всё еще был непроницаемым. Он валил, по всей видимости, из вентиляции.
  
   Вдруг мы остановились. Как я смогла разглядеть, у входа в один из переговорных залов. Всё было в плотном дыму. Еле разглядела силуэты, которые уже приготовились штурмовать помещение. Оттуда послышались выстрелы, пули прошли навылет деревянных дверей и просвистели совсем рядом с нами. Капитан взглянул на меня, очевидно ожидая команды.
  
   - Штурмуйте! - не раздумывая, бросила я.
  
   Он кивнул. Мгновением позже один из бойцов приоткрыл дверь, второй бросил туда гранату. И еще одну. Уши приложило в тот миг, как раздались два громких хлопка. В голове поплыло. Успела приметить, как бойцы влетели в зал, завязалась скоротечная перестрелка.
  
   Через пару десятков секунд всё было кончено. Дым рассеивался в разбитые окна, потому мы смогли снять противогазы. Настало время осмотреть место побоища: разбитая мебель, простреленные стены, тела нескольких убитых человек. Судя по недовольному лицу Ландау - всё было очень скверно. Нет, убитых среди его бойцов не было, только пара раненых. Однако...
  
   - У меня плохая и очень плохая новость, - уведомил бывалый вояка, после некоторого осмотра побоища. - Плохая состоит в том, что мы сейчас перестреляли личную охрану графа Лейхвауста.
  
   - А вторая? - осознавая, какую ужасную ошибку совершили.
  
   - Очень плохая? А вот и сам барон Лейхвауст, личной персоной, - он перевернул тело лицом вверх. - Можете ему пожелать приятного пути до того света.
  
   - Вы что, издеваетесь?! - вспылив, накричала на всех. - Как вы могли невинных людей расстрелять, не дав им и шанса?! Как вы могли так ошибиться? Вы хоть представляете, каковы будут последствия этого... расстрела? Это ужас какой-то!
  
   - Смею осмелиться возразить - вы приказали штурмовать.
  
   Не успела со всей злостью рявкнуть на него, как отозвался один из бойцов.
  
   - Сэр, мы обнаружили тело маршала Грюнта, вон там, - он указал место.
  
   И вправду там лежал маршал. Беда не приходит одна. Я почувствовала, как подкосились мои ноги, но меня ловко поймали и усадили на один из потрепанных от взрыва стульев.
  
   - Что теперь нам делать?.. - смогла лишь прошептать.
  
   - Что делать вам! - вошел разъяренный канцлер со свитой и королевской охраной. - Ужас. Просто ужас! Ваше Высочество, это уже переходит все грани дозволенного, добра и зла. Я был с вами наиболее доброжелательным и деликатным. Я честно старался, но это! Это уже просто катастрофа.
  
   - Я лишь хотела...
  
   - Я более чем уверен, что ваши помыслы чисты, Ваше Высочество! - демонстративно перебил меня. - Но ваши действия вынуждают применить меры, пока вы не развалили страну. Посему я приглашаю всех нас в ваш кабинет, там и поговорим за закрытыми дверьми. Гостей уже эвакуировали из дворца. Военный министр?
  
   - Капитан Ландау, верно? - обратился Адельвайс.
  
   - Так точно, сэр.
  
   - Отзовите своих людей, вы уже и так постарались с лихвой. Сами разоружитесь и проследуйте с нами.
  
   - У меня прямой приказ о защите Ее Высочества, сэр. Лично от сэра рыцаря Брамоса.
  
   - Теперь у вас новый приказ, - объявился сам Брамос, изрядно запыхавшийся. - Выполняйте инструкции военного министра.
  
   - Вы живы!.. - только и смогла я выдавить. Сказать, что я была рада, - ничего не сказать.
  
   - Вас понял, - подтвердил капитан, разоружаясь и отдавая последние приказания своим людям.
  
   Мы проследовали в дворцовый кабинет, в котором я бывала крайне редко и только по необходимости. Это был относительно небольшой зал в левом крыле дворца, богато обставленный мебелью из дорогущего красного дерева. Из гигантских веерных окон на правой стене всё еще заливались лучи заходящего в закат солнца, обеспечивая отличное освещение. В них же отчетливо были видны правое крыло дворца и дирижабль в воздухе, на котором я прилетела. Здешняя мебель - почти двухвековой давности, лучших мастеров мира, почти музейные экспонаты. Стол - отдельная история, его нынешняя стоимость почти равна простенькому особняку. Этот кабинет обставлен еще моим дедом, абсолютным монархом. И всё здесь должно было подчеркивать абсолютность и беспрекословность кующихся указов и законов на королевском столе.
  
   Никогда не любила этот кабинет.
  
   Помимо меня и канцлера, в помещение вошла тройка видных парламентариев, с которыми я уже общалась ранее, спикер Парламента Стаффорд, внезапно объявившийся граф Конрад вместе с баронессой Ветберг (что она здесь делает - я так и не поняла), собственно сам военный министр Адельвайс и министр экономики Беркель со своими помощниками. Чуть позже присоединилась королевская охрана в числе почти десятка гвардейцев, возглавляемая моим рыцарем. Разоруженный капитан Ландау вошел уже без своих людей, но это его, похоже, никак не беспокоило.
  
   Этот расклад мне уже не нравился, и я понимала, к чему всё идет. Еще больше настораживало, что Брамос и его друг ничего не предпринимали. Я начала подозревать самый худший сценарий.
  
   Денеш меня настойчиво сопроводил до ненавистного мною стола и галантно усадил на кресло. Рядом со мной встал Брамос - его лицо было темнее тучи.
  
   - Ваше Высочество, - начал один из парламентариев, - только что случившееся во дворце - неприемлемо. Общество и так балансирует на гране взрыва, теперь шаткость настолько увеличилась, что без принятия экстренных мер завтра мы в столице получим массовые бунты.
  
   - А то и революцию, - добавил второй.
  
   - Вопрос даже не в этом. Именно ваше постоянное вмешательство в дела Парламента обострили социальные вопросы, увеличив безработицу, что, в свою очередь, подняло преступность до небывалых высот. Мы все понимаем, что вами руководят исключительно благие намерения, но без должного образования и опыта ваши шаги только усугубляют ситуацию.
  
   - Если бы вы не блокировали ряд жизненно необходимых законов, - вставил спикер, опираясь на ярко выделявшуюся трость, изготовленную на заказ из очень дорогих материалов.
  
   - Например, социальный налог, который еще сильнее обобрал бы подданных? - огрызнулась я.
  
   - Это не обдирание! Это создание дополнительного финансового инструмента, благодаря которому можно инвестировать на возвратной основе! - продолжил прения Стаффорд, чуть не размахивая тростью. - Люди бы стали получать пенсии к достижению престарелого возраста, когда не смогут о себе позаботиться.
  
   - Вы знаете мою позицию. Я читала закон. Это лишь еще один способ обобрать людей. Вы эти деньги удачно закопаете в очередной мегапроект, который себя не окупит. И снова королевской казне придется выделять средства, чтобы покрыть ваши неудачи! А вы еще хотите и на него наложить руки.
  
   - Вы передергиваете, Ваше Высочество! - вступился парламентарий. - Проекты будут работать, вы, видимо, плохо читали. К ним подписались все видные промышленники и банкиры, и они готовы работать с этим. А что касается королевской казны, то мы предлагали общую реформу, при которой бы избавили людей от двойного налогообложения 'один в казну короны, второй в казну правительства'. Вы просто держитесь за старое и не хотите двигаться вперед!
  
   - А вы хотите покуситься на деньги, которые вам не принадлежат, и лишить страну стабилизирующего фактора! И обвинять меня в консерватизме - нонсенс! Не я никак не могу принять конституцию, а именно Парламент все эти годы всячески задерживает различными проволочками! Будь она сейчас в действии, тогда, быть может, у нас сейчас не было разногласий.
  
   - Довольно! - перехватил слово канцлер. - Я хотел с вами поговорить и говорил до сегодняшнего дня наиболее деликатно, стараясь понять вашу логику и найти компромисс между тем, что необходимо, и вашим видением ситуации. Но то, что вы совершили, выходит за все рамки. Это неслыханное самоуправство со стороны монарха, с чем боролся ваш отец! А вы хотите всё это похоронить? Я был с ним знаком с раннего детства, и знаете, что? Он в гробу сейчас ворочается, глядя на ваши свершения.
  
   - Мы лишь старались изловить ассасина, который мог совершить покушение на кого угодно из собравшихся в данном кабинете! Мы не хотели никому причинять вреда, это была ошибка!
  
   - А поставили под угрозу всю страну! - рявкнул Денеш, ударив по столу. Таким его еще никто не видел. - Вы хоть представляете, что будет завтра?! Барон Лейхвауст был талантливейшим промышленником, обеспечивавшим косвенно пятую часть рабочих мест в стране! Без него 'Линнейт индастрилз' обречено на кризис, нет такого человека, который потянет такую промышленную империю! Кампания обречена на кризис, а вместе с ней и смежники, работавшие с 'Линнейт', и банки, которые давали ссуду. Сколько людей окажется в итоге на улице? Тысячи в первую неделю? Десятки тысяч через месяц? Вы хоть представляете, что это такое в и так сложных социальных условиях?! Когда кучка революционеров только и бдят возможность? А ведь теперь-то они найдут достаточное количество денег, сил и ресурсов. Ибо вы нажили за эту ночь столько врагов, что не перечислить. Да всех нас вынесут вперед ногами и повесят на ближайших фонарных столбах! Да-да, мы все, потому что, имея влияние на Её Величество, мы тоже повинны: не доглядели, не разъяснили, не остановили вовремя, из уважения не хотели вступать в горячий спор и прочее-прочее. Мы все здесь виноваты!
  
   - И о расположении армии можно забыть, - добавил военный министр. - Маршал был уважаемым человеком среди офицеров и обычных солдат. Мне сложно представить, что нам делать, чтобы погасить недовольство.
  
   - Это просто катастрофа, мы сейчас в состоянии перегретого парового двигателя, в который вы, Ваше Высочество, только подкинули еще угля!
  
   - Ужас, и что же теперь нам делать? - пролепетала баронесса, хлопая глазками.
  
   Удавила бы вас, с уважением.
  
   Внезапно для всех хлопнул в ладоши граф Конрад, привлекая к себе внимание. Кукловод вышел на сцену?
  
   - Господа. Дамы, - кивнул в мою сторону, поправив свои изящные усы, - давайте успокоимся. Канцлер, вы во многом правы, но эмоции сейчас не помогут. Ее Высочество действовала так, как считала нужным, чтобы сберечь наши жизни. Это уже похвально, что столь юная леди уже думает о защите отчизны и своих подданных. Давайте по порядку разберемся и обратимся к участнику этого ужасного инцидента. Капитан Ландау, верно?
  
   - Так точно, сэр, - отозвался тот, до этого явно скучавший.
  
   - Вы ведь были приглашены сэром рыцарем Брамосом для защиты первых лиц государства, в первую очередь Ее Высочества?
  
   - Всё верно, сэр.
  
   - Если вернуться к началу той ситуации, что вы можете сказать?
  
   - Из-за убийства министра юстиции мы оперативно начали проводить операцию по нейтрализации убийцы. Случайно наткнулись на Ее Величество и рассудили, что она будет в безопасности с моими людьми. Далее в помещении был распылен неизвестный газ, впоследствии узнали, что неядовитый, но на тот момент мы не обладали такой информацией, потому всем было приказано одеть противогазы. Я думаю, все понимают, что видимость в них около нуля, да и еще при очень густом дыме. В нас стрелял неизвестный, но мы его смогли настигнуть к тому злополучному залу. Оттуда вновь по нам открыли огонь. Ее Величество приняла решение о штурме, и мы его, по моему мнению, выполнили блестяще, с учетом ситуации.
  
   - Блестяще! - фыркнул один из парламентариев.
  
   - Тс-с... - поднял руку лорд Конрад. - То есть по вам первыми открыли огонь?
  
   - Так точно, сэр.
  
   - И Ее Высочеству пришлось принимать решение под плотным огнем?
  
   - Можно и так сказать, сэр.
  
   - В силу сказанного, можно сделать вывод, что Ее Высочество принимала экстренное решение в условиях угрозы своей жизни. Это не снимает полностью вину, но многое проясняет. Дьявол, как говорится, кроется в деталях.
  
   Но канцлер не унимался:
  
   - Это мало что меняет в глобальном смысле, люди не будут слушать этих деталей. Они вообще нас слушать не будут, если мы не примем какое-то решение здесь и сейчас, которое успокоит общество. Или мы это сделаем, или мы потеряем страну. Другого не дано.
  
   - И что же вы предлагаете сделать? - как-то наигранно вмешался спикер.
  
   - Я вижу одно верное и судьбоносное решение для всей страны, к которому государство идет вот уже девятнадцать лет - с восхождения на престол Люциуса IV, вашего отца, - Денеш поглядел на меня так, будто просил прощения за то, что сейчас сделает. - Ваше Высочество, я не вижу другого выхода, как добровольно, с сохранением всех процедур отречься от престола. А так как у вас нет наследника, то вся полнота власти перейдет к Парламенту. Это исторический шаг, подумайте.
  
   Повисло молчание. Только баронесса удивилась такому повороту событий, все остальные к этому уже были готовы или заранее договорились. Я всегда думала, что в этот момент у меня произойдет паника, срыв, буду рвать и метать... но нет, ничего подобного. Абсолютное спокойствие. Словно тот самый висевший в воздухе дирижабль возле наших окон. Наверное, я уже в голове перебрала все возможные варианты, и этот, похоже, еще не самый худший. Я лишь жалобно взглянула на Брамоса, который вдруг произнес:
  
   - В сложившейся ситуации, Ваша Светлость, слова канцлера более чем убедительны.
  А вот теперь я была шокирована и сидела с открытым ртом, растеряв весь этикет, словно обычная девчушка. В пустоту я смогла вымолвить лишь:
  
   - Вот так?
  
   - Поймите, Ваше Высочество. Мы все вас безмерно уважаем, - снова взялся за свое Денеш. - Посему никто не лишит вас привилегий и средств, вы также будете жить и впредь, пользоваться репутацией, даже не будете отстранены от дел государственных - никто не запретит участвовать в выборах, если вы того пожелаете. Однако вы совершили ужасную ошибку, которая может слишком дорого стоить для страны в целом. И это решение позволит сгладить те проблемы, которые безотлагательно возникнут, что бы мы тут ни решили помимо этого. Да и потом, это тот путь, к которому шел ваш отец и, к сожалению, не смог завершить в связи своей поспешной кончиной. Вы сможете осуществить его идеи, мечты и желания лишь одним росчерком пера. Здесь и сейчас. Сегодня вы можете войти в историю или как Октавия Кровавая или как Великая Октавия, избавившая Канбел от монархии, перевернувшая страницу истории и давшая начало республике без крови. Взгляните на соседей - все к этому идут. Чаще с кровью, большой кровью, но приходят к этому. Вы можете нас всех привести в светлое будущее одним решением. Без крови, без страданий. Будущие поколения вас восславят.
  
   Я знала, что он лукавит, красиво поет. Даже если я отрекусь от престола, то это никак не спасет ситуацию, потому что найдется великое множество людей, которые будут против. Будут бунты, будут подавления. Кровавые. Страна захлебнется. Канцлер должен это знать. Но без поддержки выступить против канцлера сейчас... никто им не мешает покончить со мной и свалить всё на ассасина. Последняя моя надежда - Брамос, личный мой рыцарь.
  
   - Ваше Светлость, обдумайте этот вариант. Быть может, ваши слова о белом флаге и фамильной усадьбе очень даже верны оказались. При таком стечении обстоятельств я всё равно не покину вас. Можете быть спокойной. Я всегда буду с вами.
  
   Брамос аккуратно, даже нежно дотронулся до моего плеча. Сердце застучало быстрее - это прикосновение было слишком желанным. Раньше он такого себе не позволял. Я в шоке: его будто подменили. Моя последняя соломинка рассыпалась на глазах, я была готова заплакать. Нет, не от того, что мне придется отречься от престола, а от того, что самый верный и близкий друг, а быть может, и возлюбленный, меня предал. И я даже не понимаю, почему. Неужели от призрачной возможности?
  
   - А как же доводить дело до конца? - чуть не всхлипываю.
  
   - Это дело оказалось непосильным для вас, слишком многое стоит на кону. Но и многое вы можете получить взамен.
  
   Он протянул бумагу и чернила. Краем глаза я заметила, что под правым рукавом мундира рука обмотана бинтом, пропитавшимся кровью. Я в ужасе быстро отвела взгляд. Меня словно осенило.
  
   Я вскочила. Мой мир перевернулся. Мое лицо, наверное, в этот момент покорежилось от ярости. Всё это. Всё это было спланировано. В глазах этих шакалов читалась полная и безоговорочная победа. У меня изначально не было союзников. Все эти сладкие речи, ужимки, похвала, убийства - всё спланировано. Им нужна моя подпись, чтобы прибрать всю страну без особых затруднений. И тогда они примут ту конституцию, которую сочтут нужным, и никто им не помешает. Но они готовы и без моей подписи обойтись, если придется. Это читалось в их глазах. Им плевать на судьбу страны. Всем им. Это лишь красивые слова, чтобы дотянуться до абсолютной власти, королевской казны и еще сильнее обогатиться. И даже Брамос, который так красиво все эти годы ко мне подлизывался. И я еще влюбилась в этого человека - наивная дура!
  
  Я зло рассматривала лица всех присутствовавших. Омерзительно. Настолько мне тошно было находиться в одном помещении с ними. Но я не могла выйти, я здесь заложник. Я не могу позвать на помощь: всех лишних и посторонних людей вывели, чтобы меня никто не услышал, если что. И никуда я не убегу - в конце концов, я просто семнадцатилетняя девушка, хоть и облачённая властью. Шах и мат?
  И лишь Ландау безучастно чесал затылок. Он же лишь 'инструмент', для него всё это как бесплатный спектакль. А как тщеславно выпячивал грудь, словно павлин! Заметив мой пылающий взгляд, капитан снова мне подмигнул.
  Инструмент?.. Инструмент!
  
   - Прошу меня простить, - прервал роковую тишину лорд Конрад, наигранно поглядывая на карманные часы, - баронесса Ветберг, видимо, себя плохо чувствует, и я вынужден вас покинуть, оказав даме помощь.
  
   Она возмутилась было, но лорд по-джентельменски настоял.
  
   - И потом, - добавил Конрад, выходя из кабинета с баронессой, - дальнейшая судьба страны от меня уже не зависит. Но, смею заверить, что я всегда буду на стороне рыбака. Вопрос лишь в том, кто рыбак, а кто акула. Прошу меня простить.
  
   И был таков.
  
   - Ваше Высочество, - промолвил спикер, - вечно тянуть нельзя. Лучше с этим покончить как можно быстрее, чтобы сразу объявить стране. Тем мы больше выиграем времени, пока не поползли нежелательные слухи.
  
   - Да, всенепременно, - ответила я с такой злостью, с которой еще никогда не говорила. - Я, Октавия Флиндерская, первая и единственная наследница престола Королевства Канбелл, дочь верховного правителя Люция IV, восьмого истинного правителя Канбелла и Валентии, сим указом провозглашаю с немедленным исполнением...
  
   Я прямо видела, как на их лицах появились удовлетворенные улыбки. Что ж, давайте сыграем в игру по моим правилам.
  
   - ...принять все необходимые меры...
  
   Где же ваши улыбки теперь?
  
  - ...для недопущения переворота...
  
   Ландау резким движением схватил ближайшего гвардейца, выдернул его револьвер и, воспользовавшись схваченным человеком, словно щитом, открыл огонь по его соратникам. Тут же с огромным грохотом вылетела дверь с петель, разорвались две гранаты в помещении. Всё будто в тумане, голова гудела, но я нашла в себе силы стоять и даже, несмотря на то, что меня частично оглушило, продолжила оглашать указ:
  
   -...при необходимости применить силу к заговорщикам...
  
   В дверь и через окна, разбивая их, ворвались бойцы Ландау, планомерно, быстро и четко отстреливая ничего не понимавшую охрану. Военный министр, похоже, пытался что-то скомандовать, как раздался вдали хлопок - тут же пуля прошила его голову, и он упал навзничь. Спикер и канцлер попытались оказать сопротивление, и рванули было ко мне, как тоже незамедлительно схватили несколько пуль в грудь и голову.
  
   - ...вплоть до физической ликвидации, - договорила дрожавшими губами.
  
   Всё было кончено. В живых остались лишь члены парламентария, помощники да министр экономики, которых сейчас повалили на пол, а те даже не сопротивлялись и молча принимали свою участь. Не успела я начать размышлять, победа это или нет, как меня схватили сзади.
  
   Это был Брамос. Он приставил к моей голове револьвер и оттащил немного назад от стола. Тотчас несколько бойцов взяло нас на прицел.
  
   - Что вы делаете?! Зачем? - опешила я.
  
   - Не глупи, Брам, всё кончено! - выкрикнул подбежавший Ландау уже с автоматом в руках.
  
   - Ни черта не кончено! - рявкнул в ответ Брамос, посильнее прижав ко мне револьвер. - Ты думаешь, что опасность миновала? Ага, как же! После такого-то страна гарантированно сгорит в пламени гражданской войны. То, что свершила Октавия, - преступление и грех, от которого Люций точно в гробу перевернется!
  
   - Убив Ее Высочество, ты точно сделаешь хуже! - начал ходить взад-вперед Ландау, тогда как его бойцы всё ещё держали нас под прицелом.
  
   - После всего этого она заслужила смерть. Это справедливость!
  
   - Ты что, рехнулся? Какая, к черту, справедливость?! Ты только всю страну обречешь! Ты - ее рыцарь. В конце-то концов! - со злости капитан разбил прикладом окно и снова зашагал в противоположную сторону.
  
   - С чего бы тебя это волновало? Ты же просто выполняешь приказы! С какого времени тебя стало что-то волновать, помимо своей шкуры? А справедливость...
  
   Буквально на долю секунды послышался свист, а потом сухой хлопок издали.
  
   Брамос завалился навзничь, схватившись за окровавленное горло левой рукой. Правая рука вместе с пистолетом были разбиты вдребезги. Снова шок, снова замерла с открытым ртом.
  
   - Вы целы, Ваше Величество? - спокойно спросил Ландау.
  
   Я лишь кивнула головой.
  
   - Незавидная смерть. С вашего позволения, я ее облегчу. Как-никак, - он поёжился некоторое время, - друг мой.
  
   Он взял у ближайшего бойца пистолет и был готов стрелять в Брамоса, который захлебывался в своей же крови. Но я остановила капитана. Я сама это должна сделать. Аккуратно достала из ножен моего рыцаря его любимую шпагу и, не раздумывая, быстрым уколом воткнула в область сердца. В этот момент я ментально почувствовала, как что-то кольнуло и в меня. Ужасная боль, будто теряешь частичку себя. Я была готова разрыдаться, но, увидев застывшую улыбку на лице Брамоса, бросила взгляд на Ландау.
  
   Тот лишь развел руками и в очередной раз подмигнул:
  
   - Хорошая 'рыбалка', Ваше Высочество, - он огляделся. - Вот так мы работаем.
  
   Вот, значит, какой урок. Ясно, теперь мне всё предельно ясно.
  
   - Пошлите за сэром Конрадом, - еле стоя на ногах, я приказала настолько твёрдым голосом, насколько это возможно.
  
   - Арестовать или же...
   - Нет. Настойчиво приведите его ко мне. У него много связей везде и всюду, неограниченные возможности. Ему нужен рыбак, и он его получит. Будем творить историю.
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) Д.Шерола "Черный Барон"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Раненный феникс. ГрейсПоследняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)Невеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваОхота на серую мышку. Любовь ЧароВ плену монстра. Ольга ЛавинХолодные земли. Анна ВедышеваГончая. Ли МаринаТанго втроем (серия. Янка РамМоя другая половина. Лолита Моро
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"