Палиева: другие произведения.

Нонкина Любовь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЛЮБОВЬ И ЖИЗНЬ ПРОВИЦИАЛКИ С ПОИСТИНЕ РУССКОЙ ДУШОЙ

   Зинаида Палиева
   Нонкина любовь
  
   (Очерк)
  
   Они встретились взглядами на студенческом вечере: будущий учитель математики и учитель физкультуры и военного дела. Музыканты заиграли вальс. Николай подошёл к Нонне. И с первого такта она почувствовала силу мужских рук, оценила его ладно скроенную фигуру. И она была хороша собой: гуттаперчивая гибкость тела, слегка вьющиеся светло-русые волосы до плеч и очаровательная ямочка на правой щеке! Но от чего у Николая закружилась голова, так это от её глаз. Они лучились каким-то небесным светом, неизбывной радостью, обещанием.
   ...У Кукарцевой Нонки, как обычно мы называли её, никогда не было недостатка в поклонниках. В качестве новенькой она появилась в нашем 5 "Б" классе. И через неделю-другую мальчишки уже чуть не дрались за место возле неё за партой. Нонка умела постоять за себя, не была нюней, блестяще справлялась с математикой, да и с другими предметами, всерьёз занималась спортивной гимнастикой, на физкультуре наперегонки с пацанами гоняла на лыжах и коньках и часто была заводилой всяческих затей : свалиться всем классом, как куча мала, в январский сугроб, сбежать весной с уроков, чтобы вблизи послушать грохот ледохода на реке Ишим. Могла Нонка блеснуть и на сцене - в роли конферансье на школьном концерте!
   Ко мне домой почти каждый вечер приходили одноклассники, и я допоздна могла пересказывать им уроки, заданные на завтра. Нонка же на порог никого не пускала. Тогда мальчишки напрашивались " в гости" к Нонкиным соседям, что жили в доме напротив, и, припав к окну, терпеливо высматривали одноклассницу в бинокль. Она об этом и знать не знала. Со всеми была приветлива, улыбчива. И мы никогда не ревновали мальчишек к ней.
   Ишим - город маленький. Все на виду. И всё же Нонке долго удавалось оставаться загадочной. Близко она ни с кем не сходилась, о семье ничего не рассказывала. Почти каждую субботу после уроков исчезала без объяснений. Появлялась в школе утром в понедельник, посвежевшая и жизнерадостная. Много позже мы узнали, что живёт она не дома, а вместе с братьями, старшим и младшим, квартирует у тётки, сестры отца. А к юго-западу от Ишима, километрах в десяти от железной дороги, в деревне Кукарцево (вот откуда фамилия!) остались мать, учительница начальной школы, и отец, управляющий отделением совхоза.
   Совхоз этот занимался необычным для Сибири делом - садоводством. Сельчане выращивали яблоки особых сортов в огромных садах, заложенных каким-то знаменитым агрономом-мичуринцем. Конечно, обычное хозяйство в Кукарцево тоже было: коровы, свиньи, пшеница, картофель, свёкла, морковь... Нонка рассказывала потом, во взрослой жизни, каким раем было для неё приехать домой, пойти в лес (в любое время года!), припасть головой к берёзке, прислушаться к тишине. Или опрокинуться навзничь во время сенокоса в траву и смотреть на облака . Или...( таких "или" была у неё тьма тьмущая).
   Но однажды в январские каникулы она могла исчезнуть навсегда. С младшим братом Вовкой они сели, как обычно, в поезд, доехали до нужного разъезда. Спрыгнули с подножки вагона и отправились вдоль рельсов в обратный путь. На ближайшем к родной деревне разъезде у этого поезда остановки не было. Вечерело, пуржило. Володя, маленький, слабый, еле передвигал ногами. И когда они выбрались на основную дорогу, стало совсем темно. Благо, снег мягко светился под луной, помогал не сбиться с пути. Как на грех, им не попалось ни одной машины - ни попутной, ни встречной. Нонна и сейчас в мельчайших подробностях помнит ту ужасную ночь... Спрашиваю её, почему отец, какой- никакой начальник, не встретил тогда на совхозной машине детей родных. А она мне:
   - Не принято было. Дети начальников не должны были выделяться ничем. Разве что примером трудолюбия - в совхозном саду и в поле. И мы всегда вкалывали за десятерых!
   "Закон зебры" знаете? А анекдот, где парень, узнав про "зебру", понял, что полоса, которую он считал чёрной, оказалась белой?! Так и у Нонки : страх замёрзнуть той ночью померк в памяти, когда она приехала в родную деревню в июне, после окончания школы - попрощаться.
   В клубе намечалось большое гуляние. Повзрослевшие деревенские подростки покидали родные гнёзда. Местные артисты разбежались по домам за костюмами, готовились к концерту. Начальники в сельсовете подписывали грамоты, готовили речи. На какое-то время клуб опустел. Одиноко горела лампочка в библиотеке - тесной комнатке за сценой. Туда и заглянула прибывшая из Ишима Нонна. Странным показалось, что поперёк двери библиотеки стоял тяжёлый стол, как бы перегораживая вход, но никого из людей не было. Не успела Нонка отодвинуть стол и протиснуться к книжным полкам, как в дверь не вошёл, а вкрадчиво, как кот, влез восемнадцатилетний Родька, местный Радж Капур. Только у индийского киноактёра взгляд с экрана был добрый, а у Родьки почти всегда какой-то бешеный.
   Он и прежде не раз "подкатывал" к Нонне, путано объяснялся в высоких чувствах. Она отшучивалась, придумывала, что есть у неё парень. А деревенские недоумевали, почему она отвергает такого красавца. Он и вправду был дьявольски красив. Нонка вспоминала:
   - Приблизился как-то раз ко мне на улице: брови вразлёт, нос с горбинкой, глаза угольно-чёрные, прямо огнём горят! И я вдруг вижу: у него будто пузырьки пены в уголках губ... Так не по себе стало, страшновато. В книге какой-то читала, что такая пена бывает у психбольных.
   Чутьё Нонку не подвело. На этот раз Родька высоких слов не говорил. Плотно прикрыв за собой дверь, молча кивнул: пошли, мол. А, прочитав презрение на Нонкином лице, схватил её мёртвой хваткой и , что было мочи, стукнул головой об стол. Она вырвалась, оступилась, подняла голову, и увидела эту дьявольскую улыбку... Последнее, что она помнила, теряя сознание, - пену в уголках перекошенного злобой Родькиного рта...
   Вызванный к месту происшествия Яков Степанович, Нонкин отец, молча отвёз дочь домой. К врачам обращаться запретил. Кровь на ушибленном затылке подсохла - и ладно. А назавтра даже расспрашивать ни о чём не стал. Логика у него, как и у большинства деревенских, была простая: обошёлся парень с девкой грубо, значит, сама виновата: не надо было хвостом крутить... А мать? Она, хоть и учительницей заслуженной была, не смела перечить мужу. У них была "правильная" семья, где муж - всему голова.
   История Родьки завершилась быстро и печально. Он уехал из деревни, пытался работать, даже вроде женился. Но нелеченная болезнь взяла своё. И после очередного приступа агрессии его упрятали в "психушку", где он и скончался.
   А у Нонны появился новый воздыхатель. Сергей Тюменцев был из тех парней, которые наизнанку вывернутся, но обещанное исполнят. Он нравился Нонке. Спортивный, подтянутый, хорошо воспитанный, рукастый. Стоило ей слово молвить - он появлялся, как джин из бутылки,и выполнял все её просьбы и даже мечты. Учиться тоже пошёл на ту специальность, которую Нонка указала. Вернулся счастливый, с дипломом. Предложение сделал. Нонка понимала, что с Сергеем горя-беды знать не будет. Но вот не давала покоя дурацкая мысль о том , что жених ростом не вышел... И разошлись их жизни в разные стороны. Но, как бы это сказать, её не покидало ощущение, что Сергей всегда рядом. Как Дух святой. В трудные минуты она взывала к его помощи - и он, невидимый, спасал. И снова растворялся, как и следует ангелу-хранителю.
   И вот - встреча с Колей. Он был видным парнем, с военной выправкой. В пединституте, девчачьем вузе, - жених нарасхват. Он выбрал Нонну. Позже один изъян в нём всё же обнаружился - тугоухость. Но так стремительно закрутилась жизнь, столько в ней произошло всего, что было не до лечения болячек...
   Нонка очнулась в тот час и день, когда погиб Виталик, самый светлый, умный ребёнок, сын, с которым она связывала много надежд. Погиб нелепо и страшно. Пошли с отцом в их старый нежилой дом на окраине города за велосипедом. Дом стоял прямо у дороги. Подростковый видавший виды велосипед был цел, но колёса висели тряпкой. Виталик взял его за руль и повёл по асфальту. Отец шёл по обочине. Несущегося сзади самосвала они не заметили...
   Нонка не смогла простить мужа, хотя умом и понимала: нет его вины. Николай тоже изводил себя, а сжигавшее изнутри зло обрушивал на жену. Такое несчастье, потеря ребёнка, как правило, не объединяет, а разводит родителей. Любовь и ненависть рядом ходят. Нонна с Николаем не развелись, но с той поры оказались как бы по разные стороны невидимой баррикады. И две дочери, и родившиеся внуки так и не смирили их с бедой.
   Порой Нонке казалось, что за спиной - прожитая жизнь. И что смысл её потерян. Между тем она стала известным в городе человеком. Создавалось впечатление, что Нонна Яковлевна обучила математике полгорода. И обучила хорошо! Ученики приходили, уходили, взрослели и приводили к ней своих детей, потом внуков. Она имеет и статус мастера спорта, уважаемого тренера и судьи. А ещё прекрасно поёт! Много лет солирует в хоре Дворца культуры. Увлеклась туризмом - и объездила города и веси России, прошла сотни километров по лесным и горным тропам. И всегда и всюду становилась душой кампании! Ей долго писали письма и признавались в любви. Она отшучивалась, предлагала дружбу и умиляла безнадёжно влюблённых в неё парней и солидных мужчин белозубой улыбкой и ямочкой на щеке...
   И вот она - в Москве, на курсах повышения квалификации учителей математики. В перерыве между занятиями заходит в комнату общежития отдохнуть. Ложится на свою кровать. И, нет, не дремлет, а как бы впадает в состояние прострации. И, как наяву, видит: на пороге стоит... Сергей. Улыбается, но к ней не подходит. Приподнимает руку, как бы прощаясь. Нонна резко встаёт, приходит в себя. Одна. В коридоре тихо. А сердце бьётся тревожно... Вернувшись домой, узнаёт: Сергей умер. От сердечного приступа. В тот день, когда ей "было видение".
   ...Недавно я съездила в город детства и впервые заглянула к Нонке на дачу. Никогда не видела ничего подобного! Перед домом, довольно просторным, с мансардой, простирался огород. Сначала я не понимала, что тут странного. Растут ухоженные томаты - один к одному. Потом разглядела: на обширной территории была чёрная-пречёрная земля с рядами кустов помидоров - и ни одной травиночки! Даже намёка на сорняки мой взгляд не обнаружил. Огород без травы! Оказалось, Николай чуть не ежедневно срезает лопатой всю траву на дачном участке - прямо с пластами земли. И не даёт прорасти ни одной былинке.
   Дальше - больше. Второй этаж, где, судя по всему, обитала Нонка, был неуютный, недостроенный : лежали на полу неприбитые доски, сиротливо свисала с потолка лампочка без абажура, окно закрывала не штора, а какая-то невзрачная тряпочка... Может, они недавно приобрели дачу и благоустраиваются? Оказалось, нет, уже 25 лет живут, и Коля решительно не позволяет никому что-либо трогать и менять. Это - его территория, и снаружи, и внутри!
   Мы с Нонной пошли купаться. Благо, участок на задах выходил прямо к старице Ишима, так что пляж был индивидуальный. Вышли довольные из воды, поднимаемся к огороду, и подруга показывает берёзку-подростка.
   - Знаешь, - говорит,- какой ценой она мне досталась? Коля ничего, что я люблю, не даёт сажать. Посажу цветы под окном - вырывает с корнями. А берёзку я тайком из леса притащила, прятала за досками, пока она не прижилась. А потом друзей его в гости позвала и попросила в присутствии Коли похвалить мою пленницу. Мужики так и сделали. Помогло. Не вырубил. Смотри, как хороша она у воды - детство деревенское напоминает... Вообще, о своей даче мечтаю. Я бы там одни берёзы посадила и радовалась бы возле них...
   - Нонка, скажи честно, что ты в нём, своём Коле, нашла?- спросила я.
   - Ты в Эрмитаже была? - неожиданным вопросом на вопрос отозвалась она.
   - Была, конечно, и не раз.
   - Скульптуру Аполлона помнишь?
   - Как сейчас, помню! - пошутила я.
   - У Коли тело, как у Аполлона. Только голова непропорционально большая. Я ведь математик, мне "золотое сечение" подавай. Вот и купилась... А ангела потеряла.
   Вместе с ангелом-хранителем как будто почва ушла из-под ног Нонки. Всё, что было надёжным, затрещало по швам, стало рушиться. Однажды она не рассчитала свои силы и надорвалась. Помогала Николаю вытащить машину из оврага (старенький "москвич" ненароком угодил туда по пути с дачи). Коля сел за руль, а её заставил толкать сзади, точнее - снизу. И она послушно толкала - одна, полтонны железа! Во она - русская душа в женском обличье!
   Потом пришла "похоронка" из Кукарцево: отец покончил с собой. Он был настоящим коммунистом. И когда в бухгалтерии возглавляемой им конторы обнаружилась недостача, нашёл единственно возможный для себя способ избежать позора... Болезненная совестливость - тоже проявление русской души.
   Нина Петровна, мать Нонны, переехала к дочери и прожила долгую -долгую жизнь. Но было одно "но": во всех семейных недоразумениях и ссорах она была на стороне только зятя - в силу своей "правильности". И дома Нонна шаг за шагом сдавала позиции, отступала в одиночество. К этому толкала её и проблема со слухом у Николая. С каждым годом глухота усугублялась, и наступил момент, когда уже нельзя было понять, действительно ли Коля жену не слышит или прикидывается. Агрессивность его тоже нарастала. Ещё бы ! Нонна - всегда на виду, среди людей, а он всё чаще предпочитал жить на даче, замыкался в себе. И злился на весь мир. Потом опустился до рукоприкладства.
   Я спросила в ту пору Нонку по телефону, подаст ли ей муж стакан воды, если что... Она ответила мгновенно, как выстраданное: "Нет!" А вскоре она позвонила ночью, призналась, что боится оставаться с Николаем в одной квартире.
   - У него крыша поехала! Заболел. Температурит. Вдруг - "корона"? Бред всякий несёт, - плакала она в трубку.
   Я посоветовала ей забаррикадироваться в своей комнате (они уже давно спят врозь), положить рядом телефон (на случай, если придётся вызывать полицию), а утром вызвать врача. Она так и сделала.
   Прошла неделя-другая. Снова звонок. Нонка плачет. И сквозь слёзы бормочет:
   - Коленька уже неделю не ест ничего! Сильно похудел. Я ему супчик варю, чай сладкий приношу, на коленях умоляю ... А он отказывается!
   Бог мой! Ещё месяц назад она хотела разойтись, уехать, никогда не видеть опостылевшего мужа... Я отозвалась на её просьбу - нашла опытную юристку, та посоветовала Нонке немедленно уйти из дома, снять квартиру, подать на развод и избегать встреч с Николаем до получения документов.
   ... Нонна и Николай прожили под одной крышей полвека - ровно 50 лет. А вот "душа в душу" - не скажешь. Хотя как посмотреть! Чужая-то душа, тем более русская, - воистину потёмки.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"