Палитко Станислав Андреевич: другие произведения.

Драконий мир: сквозь портал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что же будет делать волшебник там, где Путь Знания закрыт?


Пролог. Страна Фей.

   Этот мир пропитан магией. Сила жеста, сила знака и превыше всего сила слова. Здесь тонкое кружево воплощающейся в жизнь легенды может вознести на вершину или низвергнуть в бездну. Здесь магией дышит каждая травинка, здесь регулярно происходит то, что многие обитатели мира природы назвали бы чудом.
   Страна Фей...
   Здесь эладринский кузнец может поймать лунный луч и сковать из него клинок. Здесь можно услышать песню травы или превратиться в крысу, неосторожно отведав кушаний в доме вроде бы побежденной или принужденной к сотрудничеству карги. Здесь можно проспать сто лет как один день или потерять память, окунувшись в недвижные воды Озера Снов. Здесь неосторожное слово может связать на долгие годы, а будучи нарушенным, лишить чего-нибудь очень ценного. Здесь художественное преувеличение может лишить голоса, рук или воли, но, несмотря на это, барды здесь процветают. Может быть потому, что логика этого мира есть логика сказок и легенд.
   Страна Фей...
   Здесь в подземных тоннелях строят злобные планы уродливые фоморы, здесь возвышающийся на горном пике замок может царапать небо в самом что ни на есть прямом смысле. То самое небо, на котором каждую ночь проказливые пикси развешивают звезды.
   Страна Фей...
   Здесь высятся кристальные башни Астразалиана, Города Звездного Света, жемчужины эладринских владений, что каждую весну переносится в мир природы, а каждую осень возвращается в Страну Фей. Именно в этом городе возвышается, пожалуй, древнейшая и величайшая из магических школ на всех Планах, основанная и поддерживаемая последователями Кореллона, чья школа некогда занимала всю Спиральную Башню на окраинах проклятого и покинутого ныне Сендриана. Стоит ли удивляться, что вокруг башен школы жизнь города крутится даже в большей степени, чем вокруг двора леди Шандрии, правительницы города или благородных домов, и лишь немного меньше, чем вокруг многолюдного рынка, где в палатках украшенных звездой и дельфином можно купить множество магических или же нет предметов (за соответствующую цену разумеется, а кое-что продается отнюдь не за деньги)?
   Здесь строят свои теории степенные волшебники, здесь спешат на занятия жадные до знаний или, напротив, ленивые ученики. Здесь возвышается одна из крупнейших библиотек мироздания, здесь можно увидеть многих из тех, чьи личные знания и магическое могущество лишь незначительно уступают древней мощи архифей. И далеко не один из них насмешливо взирает за круговертью интриг благородных домов, прекрасно зная, что их могущество и влияние от интриг не зависит, а за власть пусть сражаются другие. Все равно, кто бы не победил в очередном раунде большой политической игры, этот победитель в конце концов придет за по-настоящему великими магическими предметами или деяниями именно к ним. Если, конечно, они не рискнут побеспокоить кого-либо из архифей. Например, Королеву Лета, за благосклонное внимание чьей племянницы они столь яростно сражались, или же саму леди Шандрию. Остальные же маги не наблюдают, так как благородные с их интригами могущественным волшебникам совершенно безразличны...
   ***
   На лужайке у подножия величественной башни могущественный волшебник был занят безусловно важным и ответственным делом... А именно, он кормил свежим мясом вполне себе обычную, если бы она была посреди леса, фейскую пантеру. Но в городах, даже эладринских, она была отнюдь не столь частым гостем, практически гарантируя, что тот, кого неспециалисты наивно называют её хозяином, либо является могущественным рейнджером, сумевшим приручить опасного хищника, либо сумел связать её природную магию с собой, став одним из тех, кого называют укротителями фейских зверей, установив между зверем и собой связь, гораздо более глубокую, чем кажется на первый взгляд. На рейнджера, как несложно понять, глядя на легкую мантию, кормивший свою верную спутницу волшебник не походил совершенно.
   Меж тем пантера доела последний кусок мяса и решила, что стоило бы слегка размяться и реализовать игривое настроение перед тем, как улечься подремать. Увы, грациозный и точный прыжок, который должен был сбить эладрина с ног и превратить в импровизированную подушку, пришелся в пустоту. Привычный к этому зверь мгновенно развернулся и вновь прыгнул на хозяина, вновь растворившегося в воздухе, чтобы появиться метрах в семи-восьми за спиной зверя и снова раствориться в воздухе, переносясь на примерно такое же расстояние пока его питомица разворачивалась.
   Пантера обиженно рявкнула и в свою очередь сама растворилась в воздухе, за мгновение преодолев половину расстояния до эладрина, тяжело вздохнувшего, произнесшего несколько слов и появившегося уже на вершине лестницы, ведшей ко входу в его башню - здесь и сейчас играть с пантерой ему совершенно не хотелось. Он уже собирался вернуться в свою башню и продолжить расчеты, когда его прервал крик показавшейся в арке фигуры.
   - Мастер Иммераль! Мастер Иммераль!
   Волшебник вздохнул, дождался, когда незваный гость добежит до него, выслушал пару фраз внезапно оробевшего юного сатира с лютней за спиной, после чего позвал его внутрь. Он уже догадывался, о чем его попросит ученик барда - подобные гости, иногда с музыкальным инструментом, иногда с клинком, у него появлялись два раза за лето...
   ***
   - Куда сатира дел? - поинтересовался через несколько минут другой эладринский волшебник, когда Иммераль вновь спустился по лестнице, чтобы позвать свою пантеру внутрь.
   - Очередной юноша начитавшийся легенд, наслушавшийся сказаний и заочно влюбившийся в Леди Белого Колодца. Она, безусловно, достойна любви и почтения, но почему в среднем два раза в год у меня появляются личности, считающие, что я просто обязан устроить им свидание с архифеей... И что она ими хоть немного заинтересуется...
   - Да ты ревнуешь, - усмехнулся его собеседник.
   - Совелисс, если ты продолжишь эту глупую шутку, я телепортирую тебя на высоту пяти метров над землей и мы проверим, как быстро ты читаешь заклинание полета.
   - Молчу, молчу!
   - Вот и хорошо, ведь я при нужде могу и куда-нибудь подальше отправить...
   - Ладно, оставим твою личную жизнь в покое...
   - Совелисс!
   - ... но куда ты отправил юного сатира?
   - На тропу, что в данный момент соединяет Белый Колодец с Озером Грез, попутно проходя мимо одной деревеньки, построенной в точке соприкосновения с миром природы. Разумеется, спиной к Белому Колодцу. Если он не догадается развернуться, то такой ухажер Леди точно не нужен, а купание в Озере Грез ему только полезным будет, вымыв все идиотские мысли.
   - То есть влюбленность кого-нибудь другого в Леди - идиотские мысли. Да ты действительно ревнуешь, - рассмеялся эладрин.
   - Совелисс, достал. Сейчас действительно куда-нибудь отправлю.
   - Ладно, умолкаю. Кстати, ты этим порталом уже неделю занимаешься.
   - И через несколько часов закончу. Если мне не будут мешать болтуны.
   - Не знаю, куда ты стремишься проложить путь, - сказал Совелисс, - но если это заняло неделю у тебя, то твоя цель действительно находится очень и очень далеко. На границе с Дальним Пределом? Ты бы поосторожнее, вторжение оттуда нам совершенно не нужно. Хотя, для последнего такого эксперимента ты вроде бы в другой мир перебрался. А потом что-то не учел, и жители того несчастного мира двадцать лет боролись с нашествиями порождений звезд. Две аватары Аллабара уничтожили. Ну вот скажи, как ты смог оставить неучтенный пролом, через который могла пролезть эта тварь? Третью аватару уже мы с коллегами забивали. Через двадцать лет, когда ты решил устроить новый эксперимент, вспомнил о том мире и нашел незваных гостей. Хорошо, хоть ты тогда ослабленного Аллабара назад запихнул и пролом закрыл.
   - Совеллис, ты хоть думай иногда. Пролом в Дальний Предел таких размеров, что через него может протиснуться тварь размером в целый мир? Создать такую дыру в одиночестве - это выше возможностей одного волшебника, особенно случайно.
   - Ты это местным жителям скажи! Хотя лучше не говори - они сейчас эладринам бесконечно благодарны, не стоит портить наш образ в их глазах.
   - Совеллис... Все...
   - В будуар леди Шандрии, пожалуйста! - быстро сказал Совеллис. - По крайней мере, умру счастливый, уж укрыться невидимостью до её возвращения я смогу.
   Через мгновение волшебник исчез. Иммераль вздохнул и направился к собственной башне.
   ***
   Когда воздух над столом начал мерцать, капитан стражи привычно схватился за меч, хотя уже догадывался, кто же именно вывалится из открытого посреди замка портала. И он не ошибся.
   - Совеллис Ар'Индрие, как неожиданно... Опять досаждал мастеру Иммералю?
   - Опять зал для отдыха смененной с поста стражи, - вздохнул эладрин, поднимаясь на ноги и потирая поясницу.
   - Ты все ещё надеешься на будуар леди?
   - Вообще-то, да.
   Капитан промолчал - не говорить же Совеллису, что леди Шандрия прекрасно знает о его надеждах и лично просила мастера телепортации не посылать Совеллиса или кого-либо ещё в её покои.
   - А нам отдых прерывать... Тебе ещё не надоело? Ладно, сейчас мы тебя закуем в оковы из холодного железа и ты немного посидишь в темнице до официального разбирательства. Порядок такой. Сопротивляться будешь?
   Совеллис покачал головой.
   - Вот и хорошо. И не надо сейчас спешно прикрывать фамилиара невидимостью, все равно мы его поймаем и он до покоев леди Шандрии не доберется.
   - Капитан, разрешите задать вопрос, - сказал гвардеец из свежего набора, когда руки Совеллиса были скованны вместе кандалами из холодного железа.
   - Разрешаю.
   - Насколько я знаю, дворец закрыт от телепортации. Как же это возможно?
   - Только не для Иммераля, ему эта защита никогда не мешала, - сказал капитан.
   - Это же такая дыра в безопасности...
   - А что ты предлагаешь? Убить его? А за что? К тому же, ты в воинах ещё и одной зимы не пробыл, иначе бы понимал, что его способность обходить защиту бывает крайне полезна. Ветераны гвардии прекрасно знают, кого благодарить за возможность просто прыгнуть прямо в ставку командования фоморов и перерезать там всех, быстро и эффективно сведя на нет попытку осады. Думаешь, фоморы защиту от телепортации не ставили? Впрочем, теперь уже иногда не ставят - все равно бесполезно.
   - Но, как? - спросил новобранец.
   - Как? Я не знаю, несмотря на сравнительно дружеские отношения, - сказал Совеллис. - Капитан не знает. И даже сама прекрасная леди Шандрия, похоже, тоже не знает. Я даже не уверен, что сам Иммераль или его покровительница, Леди Белого Колодца знают. Точно также неясно, как он может открывать истинные порталы в приглянувшееся ему место, невзирая на то, есть ли там постоянный круг телепортации. Соответствующий ритуал должен быть пока за пределами его умений в магии. Но ведь это Иммераль - мастер телепортации, для него нет понятия "за пределами умений" когда речь идет о телепортации! Вот "почему" - это уже вопрос с известным ответом. Способ обретения подобных способностей вполне себе известен. Разве что пережить его способ обретения силы сложно. Да и плата велика. История, способная произойти лишь здесь, в Стране Фей, в любом другом месте Иммеаль бы умер в процессе. Мне вот интересно, сколькие из благородных дам, вежливо говорящих, что у него чудесные серебристые волосы, понимают, почему у него после этой фразы слегка дергается веко? Он-то прекрасно знает, что на самом деле совершенно седой. Совершенно седой эладрин.
   - А также болезненный и меч у него из рук может выбить любой новобранец, - добавил капитан. - Такова плата за его способности. И если ты хочешь такие же, то мне придется тебе настоятельно посоветовать не совершать глупости, цена слишком велика.
   - Иммераля вскоре после окончания своего обучения здесь, в Астразалиане, дела привели в одно из поселений на границе фоморских владений, где он попал в плен к фоморам Маг Туреа, и король Трумболг решил использовать мага для тестирования случайных порталов, открывающихся в подвластных ему тоннелях, - сообщил маг. - Иммераль сбежал через нестабильный портал в руины Сендариана, но, так и не добравшись до местных жителей, был вынужден уйти от хищных тварей в следующий портал, не сильно стабильнее первого. Это, в общем, общеизвестные факты. Не менее известно и то, что он сумел уговорить одну из архифей, а именно Леди Белого Колодца, помочь ему и связать убивающие его осколки портальной магии внутри него. Так что ответ на вопрос "почему" известен. Но это совершенно не приближает к ответу на вопрос о том, как он делает то, то многие назвали бы невозможным. Иногда мне кажется, что если речь идет о телепортации в той или иной форме, то пределов у способностей Иммераля просто нет...
   - Ладно, хватит разговоров, - сказал капитан. - Уведите его.
   Этот разговор не стоило продолжать дальше. Он, в отличие от остальных присутствующих, о настоящих возможностей мага-телепортатора немного знал, вследствие чего понимал, почему эту ходячую уязвимость в любой защите никто не пытается так или иначе приструнить и даже правительница города ограничилась личной вежливой просьбой, вот только распространяться об этой причине в присутствии болтливого иллюзиониста, талантливого, но никак не уникального, и рядовых стражников не стоило. Он прекрасно помнил, как леди Шандрия показала ему карту Страны Фей, созданную по её просьбе волшебником за время от рассвета до заката. Карту, которая отображала наиболее важные места, зато всегда была точна, изменяясь одновременно с самой Страной Фей. И ещё капитан верил в слова своей госпожи о том, что где-нибудь через полвека, когда остатки магии порталов, кусочек подаренного могущества Леди Белого Колодца и собственная магия Иммераля окончательно сольются воедино, короткий список архифей вполне может пополниться новым именем с титулом Хранителя Путей...
   ***
   Меж тем Иммераль, совершенно не подозревая о ведущемся о нем разговоре, занимался завершением создаваемого им ритуала. Мимоходом эладринский волшебник думал, что Совеллис имел право на свои просьбы об осторожности. Разумеется, Дальний Предел сам по себе не являлся целью мастера пространства - там все равно нет ничего, кроме безумных и искаженных тварей. Нет, Иммераль, вполне способный открыть портал прямо в Сигил в обход того, что Леди Боли вроде бы запрещает это, а также создать проход в, пожалуй, любой божественный дворец (не то, чтобы он это активно пробовал, но визит экзарха Кореллона с настоятельной просьбой не устраивать экскурсии и, вообще, больше так не делать, кое-что значил), замыслил нечто более грандиозное. В конце концов, кто сказал, что это мироздание - единственное? В безумии Дальнего Предела вполне может найтись ещё один островок разума и порядка.
   И вот, после нескольких лет изысканий этот островок был найден! Так что Иммераль, способный открыть порталы куда угодно, готовился отрыть портал на самое большое расстояние в истории этого мироздания.
   ***
   Четыре часа спустя посреди рунного круга возникло туманное изображение поляны. Обычной, поросшей зеленой травой поляны, вызвавшей радостную улыбку эладринского волшебника. Он преуспел!
   - Мир природы, как я и рассчитывал. Что ж, строить портал, исходя из наличия местной версии Страны Фей было бы ошибкой, но аналог мира природы там гарантированно должен был быть, иначе само наличие пути было бы занятным, но абсолютно бесполезным фактом... Так, на поляне или лугу, что это там неясно, никого нет. Думаю, местные жители нескоро обнаружат портал.
   Волшебник устало опустил руки, под одну из которых тут же подсунулась наглая морда гигантской кошки, требуя почесывания. Оное почесывание фейская пантера получала почти минуту, пока Иммераль напряженно думал.
   Затем он оторвался от питомицы, подбежал к сваленному в углу комнаты походному рюкзаку, спешно надел его на спину, подхватил небольшую сумку с компонентами для ритуалов и подошел к краю круга телепортации.
   - Без пути назад сама возможность путешествия бессмысленна, а проложить этот путь могу только я, - со вздохом сказал Иммераль. - Придется идти...
   Затем седоволосый волшебник взглянул на свою верную спутницу, тут же подошедшую к нему, и послал по связывающей их нити волну ободрения и решимости. Через мгновение эладрин и фейская пантера сделали шаг вперед. Тридцать секунд спустя мерцающий проход схлопнулся за их спинами.

Глава 1. Первый шаг.

   Поляна выглядела ровно также, какой воспринималась с той стороны уже закрывшегося прохода между двумя разными мирозданиями. Конечно, после различных сканирующих заклинаний, которым подверг место, куда открылся проход, Иммераль сложно было ожидать чего-либо другого, но шанс на ошибку тем не менее оставался. Дальнему Пределу доверять нельзя.
   Волшебник сконцентрировался, прикрыл глаза и попытался почувствовать окружающих его магических существ, а точнее их внутреннюю магию - это умение было буквально необходимо как любому магу, решившему постранствовать по лесам, болотам и морям Страны Фей, мрачным ущельям и лесам Царства Теней или нестабильным просторам Стихийного Хаоса. Неудивительно, что рано или поздно любой отправившийся в подобное путешествие маг развивал в себе это чутье на магических существ. Или умирал.
   К счастью, выработанное за время его неудачного юношеского приключения чутье на магических существ выдало лучший из возможных результатов - никого, кроме его пантеры. Значит, в этом лесу Иммералю придется иметь дело лишь с обычными животными мира природы, что в целом радовало - они в большинстве своем менее опасны, чем гости с других планов.
   Что ж, сейчас надо осмотреться, попросить Кэссайн, его фейскую пантеру, отправиться на небольшую охоту, после чего начать искать выход из леса в более обитаемые места.
   ***
   Два часа спустя волшебник сидел у костра и жарил кусок кабаньего мяса, вырезанный из той части туши, на которую добытчица этого мяса разрешила эладрину заявить права. Сосуществование с хищницей, которую несмотря на все прошедшие годы едва ли можно было назвать домашней, было явлением специфическим. К счастью, многие неудобства окупались в такие дни как сейчас, ведь можно было не тратить личное время на охоту, да и шанс провести спокойную ночь значительно возрастал - желающие связаться с крупной фейской кошкой звери встречались нечасто.
   Закончив ужин, Иммераль оттащил подальше недоеденные уютно устроившейся на ветке Кэссайн остатки туши местной вариации кабана, после чего уселся поудобнее и погрузился в транс, заменяющий его сородичам сон, но позволяющий при этом воспринимать окружающий мир почти как при бодрствовании. Отвлекаясь на Страну Фей, конечно, куда устремляется изрядная часть сознания вошедшего в транс эладрина.
   Через несколько секунд полуприкрытые глаза волшебника слегка изумленно распахнулись - его сознание не нашло почти ничего! И ладно бы совсем ничего, мир природы может существовать без пары отражений, но откуда бесконечно далекое ощущение чего-то разрозненного на грани чувствительности?
   ***
   Ночь прошла спокойно. Похоже, никто из лесных хищников не решился связываться с фейской пантерой и эладрином, что, несомненно, было хорошо. И в то же время плохо - сейчас Иммераль не мог сказать о грозящих ему в этом мире опасностях ровным счетом ничего конкретного. А значит и не мог определить, какие заклинания из его довольно обширного набора ему могут пригодиться сегодня. С другой стороны, за весь вчерашний день ему пришлось воспользоваться заклинаниями всего один раз, когда он зажигал костер. К тому же, это был незначительный фокус, доступный даже ученику деревенской ведьмы. Перенос ему не стоил в этом плане ровно ничего, там был чистый ритуал. По сути, Иммераль сейчас остался с тем же набором заклинаний, с которым начинал вчерашний день. С тем же набором, который он выверял для путешествия. Так что, пожалуй, не стоит ничего менять сейчас и подготавливать новые заклинания.
   Так что Иммераль решил разбудить Кэссайн и позавтракать взятыми в это путешествие запасами пищи. Конечно, лучше было бы ещё кусок мяса вчерашнего кабана, но его оттащенную подальше тушу уже наверняка доели или растащили на части. Что ж, этого он и ожидал. Обидно, конечно, тратить впустую большую часть мяса, но лучше уж так, чем не спать всю ночь из-за жадных и голодных гостей.
   Полчаса спустя он провел рукой над костром, вновь применяя одно из примитивнейших заклинаний в арсенале волшебника, фактически простейший трюк, доступный тем, кто едва-едва заработал право называться волшебником. Собрать крохи пропитывающей мир магии, неважно их чего они сочатся, из Плетения, из растений-концентраторов, встречал Иммераль и такой не очень-то приятный для жизни мир, просто пропитывают ли мир, порождены ли другим способом. В общем, собрать внешнюю магию, направить осколками оной в той или иной мере накапливающимися в тело волшебника при подготовке полноценных заклинаний, послать в цель. В данном случае с намерением погасить костер. Простой трюк, который можно применять десятки и даже сотни раз на дню. Всего лишь собрать внешнюю магию и направить в цель.
   Волна магии врезалась в костер, огонь исчез, волшебник удовлетворенно кивнул и отвернулся. Иммераль вскоре покинул поляну и уже не увидел, как уцелевшие раскаленные угли сделали свою работу и костер вновь загорелся. Иначе он был бы очень удивлен тому, что его заклинанию, заклинанию опытного волшебника, почему-то не хватило сил погасить простой костер.
   ***
   Самыми нахальными и бесстрашными хищниками в лесу оказались волки. Причина этой наглости судя по всему была в том, что эту стаю обычных серых лесных хищников возглавляла тройка жутких волков, очевидно решивших, что фейская пантера им не страшна. Конечно, жуткие волки обычно предпочитали общество небольшой группы сородичей, но эта тройка предпочла подмять под себя стаю обычных волков.
   И сейчас волчья стая кружила вокруг эладрина и шипящей на них пантеры, периодически делая наскоки и постепенно втягивая все больше волков в постепенно становящийся сплошным круг серых спин. Скоро, очень скоро волки начнут бросаться уже всерьез и их придется остановить магией. Вот только надо сначала дождаться, когда в круг войдут предводители стаи. Для надежности.
   Долго ждать не пришлось - сначала в волчий круг влились двое подручных вожака, а потом и он сам. И уже через несколько секунд один из жутких волков подобрался и вознамерился прыгнуть, собираясь сбить эладрина с ног.
   Иммераль закончил применение заклинания. И выпустил на свободу магию подобную той, которая навеки засела в нем.
   ***
   Насколько смертоносны боевые заклинания? Как можно оценить, что одно мощнее и разрушительнее другого? На примере массивной, хорошо бронированной и защищенной от магии цели вроде качественного голема?
   Заклинание, которым воспользовался Иммераль, формально было не самым сильным и смертоносным. Более-менее стандартное громовое копье, скажем, было мощнее примерно вдвое, равно как и простейший огненный шар, наносящий в полтора раза более сильные разрушения, пусть и на меньшей площади. Но это была чисто формальная оценка разрушительного потенциала заклинания на примере прочной цели.
   Вот только назвать волчьи шкуры особо прочными было бы большим преувеличением. Очень большим преувеличением.
   ***
   Круг семиметрового радиуса был полит кровью и в разнобой посыпан обрубками лап, хвостов и изломанными телами. Ещё метра на три, уже за деревьями, встречались отдельные обрубки волчьих тел.
   Но самым жутким, пожалуй, было то, что многие из этих волков ещё были живы, по-настоящему смертельные повреждения получили единицы. Те волки, что могли, скулили, выли, наименее пострадавший жуткий волк даже пытался рычать и полз к эладрину при помощи двух уцелевших лап.
   - Иногда я жалею, что я не боевой маг, - вздохнул волшебник и открыл портал за пределы окровавленной площадки, идти по результату собственного труда не тянуло. - Тогда бы мне мешал всего лишь запах паленой шерсти.
   ***
   Лес продолжал быть первозданно спокойным. Заскучавшая Кэссайн бегала вокруг него, периодически забираясь на деревья с особо прочными нижними ветвями и наблюдая оттуда за своим спутником пока он не уходил из виду. Затем крупная кошка спускалась с дерева и отправлялась в погоню.
   В нормальных условиях Иммераль попытался бы увлечь пантеру чем-нибудь более полезным для их безопасного пребывания в неизвестном мире неизвестного мироздания, но если местные волки хоть сколь-нибудь походили на известных ему, то на достаточно обширном участке леса, служащим стае охотничьей территорией, их не ждало опасных хищников - они бы просто не ужились с волками. Интересно, волчья территория простирается до границы этого леса или же они находятся в самой чаще?
   ***
   Следующим существом, решившим не уходить с пути разыгравшейся фейской пантеры и её остроухого спутника, оказался гигантский кабан. Что не было удивительным, это похоже была все ещё волчья территория, на которой очень немногие звери решатся вести себя неосторожно. Грязно-серый кабан деловито что-то откапывал у подножия дерева, судя по всему являвшегося местным аналогом дуба, и совсем не собирался уступать облюбованное место кому-либо, что бы он там не собирался откопать в опавшей листве.
   Некоторое время он разворачивался, глядя на вторженцев, и будто раздумывал, оставлять ли поляну и сбегать или же предпринять что-то другое. А потом бросился.
   ***
   Фейская пантера не испытывала ни малейшего желания оказаться на пути кабана, пусть даже это был совершенно обычный зверь, заметно уступающий по размерам своим громоярым сородичам из только вчера покинутой её страны фей. И Иммераль её в этом отнюдь не упрекал. Поэтому Кессайн оказалась на дереве ещё до того, как из-под копыт зверя полетела опавшая листва.
   Иммераль же невозмутимо посмотрел на несущегося на него кабана и начал поворачивать голову вправо - он закончил читать заклинание ещё когда тот только разворачивался. Внезапно кабан исчез, а в десятке метров справа от волшебника раздался глухой стук - череп влетевшего прямо в портал зверя встретился с камнем на приличной скорости.
   Кабан хрюкнул и замотал головой. Впрочем, он быстро прервался на отчаянный визг, когда острые когти фейской пантеры пробили жесткую шкуру. Эладрин же вздохнул и пошел по направлению к кабану, на спине которого уже повисла его спутница.
   Сотрясение мозга сотрясением, возможный проломленный череп это тоже неплохо, повисшая на холке пантера тем более, но кабан это такой зверь, которого надо добивать надежно. Что ж, хотя бы они не останутся голодными и сегодня. А также завтра, послезавтра и вообще мясо быстрее испортится, чем они съедят такую тушу. Особенно, если Кессайн не прекратит охотиться.
   ***
   Эладрин сидел у костра и следил за неспешно поджаривающимся мясом, с которого скатывались тягучие капли жара, с шипением срывавшиеся прямо в пламя. Вообще, при других условиях Иммераль предпочел бы другие способы приготовления, при которых мясо хранилось бы дольше, но учитывая тот факт, что они ещё неизвестно сколько времени будут путешествовать по довольно богатому живностью лесу, ночные заморозки, если они бывают в этой местности, ещё не начались, а и без того упитанный кабан ещё спокойно накапливал новый слой жира вдобавок к уже впечатляющим запасам, сейчас ещё только время года, которое бы эладрин сравнил с серединой осени в окрестностях Астразалиана. А это значит, что проблем с едой у них пока не будет и можно спокойно отправляться дальше, не заботясь о том, чтобы разобрать кабанью тушу на все возможные съедобные куски.
   Учитывая прихваченные с собой запасы, до границы леса они должны добраться. Если конечно это не лесной массив, сопоставимый с самыми крупными пущами Страны Фей. Или с самыми непролазными, вроде любимого лабиринта Фатагн, королевы дриад.
   ***
   Имя того гения, который первым из смертных додумался до использования пронизывающей мир магической энергии, создав первый "каркас" и напитав его внешней энергией, в истории не сохранилось. Как не сохранилось и имя его последователя, по сути первого волшебника, который научился сохранять сплетенное и наполненное магией уже почти готовое заклинание, которое можно несколькими словами и жестами спустить на врага. Впрочем, это неудивительно, так как это было слишком давно, а история даже не сохранила имени и даже расы волшебника, совершившего последний гигантский шаг в магическом искусстве и научившегося создавать каркас заклинания, который не распадался при его применении и через некоторое время мог быть заряжен и использован вновь. В случае простейших заклинаний, называемых иногда неограниченными, перезарядка даже не требовала медитации и занимала очень короткий период времени. Для более сложных заклинаний, первые из которых были созданы из обычных, "дневных" путем частичного изменения, требовалось вмешательство самого волшебника и некоторое время посреди короткого спокойного привала. Некоторые заклинания подобным изменениям остались не подверженными, позволяя себя применить только раз в день и требуя долгой подготовки каждого своего использования в исполнении сытого, спокойного и выспавшегося волшебника.
   Но общий принцип заклинаний волшебников всю свою оставался неизменным - создать каркас, зачерпнуть магию из внешних источников и напитать заклинание. Как оно создается, что служит источником, Пряжа Мистры, магия, пронизывающая Страну Фей, магические растения-концентраторы или что-то иное, не суть важно. Нет, определенные особенности есть, но конечный результат от этого не меняется...
   ***
   Иммераль вынырнул из своей полумедитации в ужасе - внешней свободной магии в окружающем его пространстве не было вообще.

Глава 2. Выйти из леса.

   Мрачный волшебник сидел у костра, машинально почесывая за ушами улегшуюся рядом фейскую пантеру, и размышлял о своих возможностях с учетом сложившейся ситуации. Оные возможности в открывшихся обстоятельствах были более чем скудными...
   Долгие века каждый эладринский волшебник ежеутренне подготавливал заклинания, наполнял их магией, затем повторял это на следующий день, потом через день и так далее, день за днем. Вот только сейчас один из них оказался в ситуации, когда свежеподготовленное заклинание останется лишь бесполезным каркасом, так как его нечем заполнить. Проще говоря, у Иммераля оставались только те дневные заклинания, которые он мог применить сейчас, причем применить он их мог не один раз в день, а просто один раз...
   С теми заклинаниями, каркасы которых переживали собственно применение и могли быть вновь подготовлены к применению в процессе короткого привала, дело обстояло чуточку лучше. Теоретически, ту часть из них, что относились к пространственной магии, Иммераль пусть с большими усилиями, но мог попытаться использовать вновь. Что же касается всех остальных заклинаний, то они были столь же одноразовыми, как бывшие "дневные" - вся магия теле Иммераля уже давно утратила стихийный и прочие подобные окрасы, обретя взамен его личный "окрас" - превратившись в силу, идеально подходящую для разрывания пространства и создания порталов. И сейчас эта его особенность из силы становилась слабостью.
   С "неограниченными" заклинаниями все было более-менее терпимо - ими по-прежнему можно было пользоваться свободно, они быстро восстанавливались и они были не привередливыми. Вот только о "неограниченности" стоило забыть - количество их возможных применений было велико, все-таки Иммераль был весьма могущественным волшебником, но вполне конечно...
   ***
   На следующее утро, сидя у разожженного уже не магией, а вполне себе обычными методами костра и жаря кабанятину, Иммераль задумчиво смотрел на развалившуюся у корней ближайшего дерева Кэссайн. Сейчас, на свежую голову, ситуация уже выглядела не столь катастрофичной. Во-первых, какие-то заклинания он все же мог применять более-менее свободно. Что же касается остальных заклинаний, жили же как-то начинающие волшебники со свитками некогда. И не умирали.
   Во-вторых, у него была Кэссайн, а фейская пантера - грозный союзник, в этом он неоднократно убеждался во времена своих странствий по Стране Фей. Как же ему все-таки повезло тогда, годы назад, когда в почти потерявшемся на запутанных тропах диких просторов Страный Фей начинающем волшебнике проснулась унаследованная от деда по материнской линии способность подчинять своей воле фейских существ и привязывать их к своей сути. Иначе он вполне мог бы стать не соратником Кэссайн, а обедом, если бы крупная кошка пожелала закусить пришедшим прямо к её логову эладрином.
   В-третьих, что больше всего радовало Иммераля, способность создавать заклинания он не утратил, их просто было нечем напитать. Значит, достаточно найти разумных местных жителей, отыскать среди них волшебника и поинтересоваться, какой внешний источник магии использует он. Конечно, тут в полный рост встает языковая проблема, но она разрешима.
   Волшебник посмотрел на уютно устроившееся на левой руке выточенное из цельного кристалла кольцо. Во сколько ему обошлось это творение гитзертай и тем более как он его добыл было отдельным, весьма болезненным вопросом, зато у него теперь был чисто псионический артефакт, никак не зависящий от магии и способный установить пусть убогую, но полноценную телепатическую связь с любым разумным. И в частности, позволяющий с некоторыми усилиями и за существенный промежуток времени, но выучить какой-либо язык на достаточном для разговора уровне.
   ***
   Бывает так, что вроде бы приятное путешествие неожиданно превращается в кошмар. Чаще всего виной этому человеческий фактор - у путешественника по тем или иным причинам возникает конфликт с местными жителями. И хорошо, если это всего лишь банда разбойников.
   Бывает, незадачливый путешественник оказывается в землях, на которых устроил свое логово какой-нибудь монстр или нежить. Но в этом случае часто получается просто покинуть территорию по-настоящему опасных существ, да и известно о них обычно заранее.
   Но бывает ситуация, когда врагом неожиданно оказывается окружающий мир. Когда шторм швыряет хрупкий и уязвимый кораблик по всему морю. Когда снежная буря пытается выпить и путника все тепло или песчаная - устроить погребение под завалами своего песка. Или когда путник оказывается в той же пустыне и должен найти воду до того, как взятый с собой запас кончится.
   Иммераль оказался лишь в чуть более мягкой ситуации - магия не вода, смерть без неё не грозит. Точнее, не грозит напрямую - от магического истощения ещё никто не умирал, вот только оказавшись в сколь-нибудь опасной ситуации, истощенный волшебник быстро становится обедом-ужином-завтраком (в зависимости от времени суток), рабом, нежитью или банальным трупом. И это, стоит заметить, ещё не все варианты дальнейшей судьбы, только наиболее распространенные.
   ***
   Итак, чтобы обеспечить себе выживание, надо найти "оазис в пустыне", проще говоря, какой-либо внешний источник магии. Насколько это выживание получится комфортным, зависит от того, каким именно окажется этот источник - как быстро отдает магию, исчерпаем ли он, если да, то восстанавливается ли после исчерпания и как быстро.
   Проблема, в общем, не уникальная - вспомнить хотя бы тот выжженный до пустынного состояния мирок, в котором магия держалась только в живых существах, вследствие чего местным приходилось выкачивать её из растений, убивая их и делая мир ещё более пустынным. Впрочем, наиболее могущественные личности умудрялись извлекать магию и из животных и даже из разумных существ.
   Впрочем, не похоже, чтобы в данном мире источником магии могли служить растения - Иммераль как раз находился в лесу и при этом не мог зачерпнуть магии из окружающего пространства за полным её отсутствием.
   Конечно, не стоило исключать тот вариант, что в лесу имеется какой-либо пригодный для волшебника источник магической энергии, а для волшебника уровня эладринского мастера пространства доступно почти все, благо тот же гигантский кабан в полностью обезмаженном пространстве является большой редкостью, вот только искать этот источник можно до тех пор, пока не кончится запас заклятий и Иммераля банально не съедят.
   Итак, иного пути, кроме как выходить из леса и искать местных жителей, не оставалось.
   ***
   Все ещё мрачный волшебник шел по лесу в прежнем направлении - оно было ничем не лучше и не хуже всех прочих. И ровно так же давало надежду, что лес рано или поздно кончится. Хорошо, что проблема заблудиться и ходить по лесу кругами перед ним не стояла - он все-таки эладринский волшебник, который буквально пропитан пространственной магией и для которого телепортация столь же естественна, сколь ходьба. Иммераль ощущал пространство настолько четко, что для поддержания одного направления не приходилось даже напрягаться.
   Соответственно, единственной проблемой были разнообразные попадающиеся на пути препятствия. Как и прежде, подавляющее большинство этих препятствий были неживыми - овраги, густой кустарник, одиночное поваленное дерево или вообще бурелом. Иногда препьствие оказывалось живым и агрессивным вроде погибшей волчьей стаи.
   К счастью, местные животные по-прежнему не горели желанием встречаться с фейской пантерой и оперативно уходили с пути пары незванных гостей. Таким образом, Иммераль мог практически беспрепятственно размышлять над способами решения проблемы, которая, к счастью, не разрасталась - количество доступных для применения заклинаний не менялось, так как без их использования удавалось обходиться...
   Мелкой добавочной проблемой стало то, что добыча мяса для пропитания целиком и полностью легла на плечи хищной кошки. Нет, Иммераль мог бы теоретически охотиться сам, пусть даже не очень успешно в плане выслеживания зверя, он все-таки не профессиональный охотник, но это бы заставило эладрина тратить невосполнимый ресурс - магию. Свою ли, нескольких запасенных артефактов ли, он все-таки неплохо подготовился к путешествию, - не важно. Ведь даже самые могущественные предметы, с неограниченным количеством применений, встроенная в которые магия может перезарядиться за считанные часы, не смогут восстановить свой заряд и очень быстро окажутся бесполезными, если магию для перезарядки будет неоткуда брать. С божественной магией ситуация ровно та же, но это было предсказуемо - Кореллон все-таки не мультивселенское божество, потому Иммераль не взял ничего подобного, ограничившись лечащими зельями. Собственно, все что будет работать, как он надеялся, более-менее привычно - основанные на псионике предметы вроде того кольца гитзертай. И таких предметов у него было крайне мало - то самое кольцо и все. Все-таки, могущественный волшебник даже когда планировал путешествие в другое мироздание, собирался опираться на свою магию. Ту самую магию, с которой сейчас обнаружилась большая проблема...
   От мрачных размышлений его отвлек шелест кустов. Спустя несколько ударов сердца в правой руке волшебника уже был начинающий тускло светиться меч, с которого вот-вот было готово сорваться боевое заклинание.
   Ещё спустя несколько мгновений волшебник проводил взглядом хвост убегающего оленеподобного существа, которого он, судя по всему, отвлек от чего-то важного вроде обеда, а затем задумался. Если учесть, что пантера подбиралась к нему так, что почуять её олень не мог, можно сделать вывод, что убегало травоядное от самого Иммераля. То есть, оно хотя бы знает, как реагировать на двуногих. Значит, не исключено, что граница леса рядом или поселение в лесу или хотя бы стоянка варваров. В любом случае, это уже лучше, чем ничего, хотя образованных волшебников в подобных поселениях найти удается далеко не всегда...
   ***
   Волшебник печально смотрел на роющегося под очередным "дубом" второго встреченного им гигантского кабана. С одной стороны, даже будучи отнюдь не идеально приготовленным мясо у этих существ было довольно вкусным даже по меркам довольно привередливого городского жителя, предпочитающего отправлять в походы других вместо того, чтобы делать это самому. С другой стороны, кабан преграждал кратчайший путь в выбранном направлении, более того, неизвестно через какие буреломы придется облюбованную зверем поляну обходить.
   Убить гигантского кабана, конечно, несложно, вот только без применения магии обойтись не удастся. Времени у него было вдоволь. Еда - ресурс возобновимый. А вот тратить магию без нужды было откровенно неразумно.
   Эладрин скосил глаза на вопросительно рявкнувшую пантеру и покачал головой, параллельно передавая по их связи, почти достигшей уровня фамилиарной, что нападение будет неразумным. Конечно, Кэссайн была всего лишь пантерой и до разумности и тем более полноценной мыслеречи ей было далеко, но намерения, эмоции и подчас даже полноценные образы она понимала без особенного труда. Но это не значило, что она всегда была довольной мнением Иммераля.
   На то, чтобы убедить самоуверенную кошку, что кабан, конечно, еда, но это не повод охотиться здесь и сейчас, ушло две минуты. Но в конце диалога Кэссайн все-таки сделала вид, что охотиться ей не больно то и хотелось. И вообще, что ей какой-то кабан - так, пыль под лапами, на которую недостойно обращать свое внимание.
   ***
   Спустя полтора дня стало ясно, что они постепенно приближаются к границе этого леса и она уже совсем недалеко.
   - Меньше недели и мы уже выходим из леса, - удовлетворенно сказал эладрин, когда в очередной раз сидел у костра и жарил мясо. - С пищей, конечно, станет чуть хуже, зато идти будет проще. Знать бы ещё, куда именно идти. Впрочем, если местные жители хотя бы до строительства городов сумели развиться, что-нибудь он найдет...
   ***
   Ещё сутки спустя Иммераль стоял на краю леса и, опершись на ствол дерева, смотрел на идущую вдоль него грунтовую дорогу. И у него сейчас был только один вопрос...
   - Хм... Налево или направо, Кэсссайн? Как ты считаешь? Я как-то не уверен, что найду на этой дороге четкие следы повозок, тем более такие, по которым можно будет определить, в каком направлении они обычно двигаются. Да и это не поможет определить направление до ближайшего жилья.
   Пантера риторический вопрос предпочла проигнорировать.

Глава 3. Местные жители.

   Неторопливо идти по краю грунтовой дороги было гораздо приятнее, чем ломиться через лес. Никаких серьезных препятствий, кроме некогда вымытых дождями и выбитых колесами ям. Никакого бурелома, никаких хищников... Тихо, спокойно. Конечно, поле не лес, тут Кэссайн что-нибудь на ужин с такой легкостью не выследит, но запасов пока хватало и на эладрина и на его спутницу.
   В общем, Иммераль довольно шел по дороге в случайно выбранную сторону и совсем бы радовался жизни, если бы не проблема с магией. Впрочем, у него был некоторый шанс найти в поселении местных жителей, до которого он рано или поздно доберется, кого-нибудь из своих коллег, волшебников, или хотя бы узнать путь к ним.
   ***
   Первым разумным существом, которое ему встретилось, оказался одетый в грубую домотканую одежду человек, стоявший в тени дерева, росшего на краю луга, нка котором паслись какие-то местные животные. С учетом распространённости этой расы в его мире, стоит ли удивляться, что даже в другом мироздании люди или очень похожая на них раса жила?
   Судя по всему, человек средних лет с парой седых прядей в волосах являлся местным пастухом - во всяком случае, небольшое количество мохнатых буйволообразных животных с колокольчиками на ошейниках, выглядели вполне себе домашними и ухоженными и, судя по всему, являли собой стратегический запас мяса ближайшей деревеньки, до которой, похоже, осталось недолго идти.
   Тем временем пастух увидел совершенно не скрывавшуюся фейскую пантеру и, естественно, как и положено поступать человеку, поставленному следить за деревенским стадом, при виде одинокого хищника схватился за оружие - прислоненное к дереву копье. Что ж, не худший выбор против хищников.
   Что ж, именно такой реакции и следовало ожидать. Теперь надо показать, что пантера "домашняя" и не причинит вреда. Эладрин неспешно направился к пантере дабы положить руку ей на загривок.
   И вот тут все пошло не так - стоило эладрину появиться в поле зрения пастуха, как тот задрожал, перевел взгляд на неспешно движущегося волшебника, как будто тот являлся большей угрозой, чем хищник, после чего развернулся и побежал.
   Это удивило Иммераля. Точнее, это очень его удивило. Бегство от хищника он понимал. Бегство от вооруженного воина - тоже. Но почему пастух с такой паникой среагировал на отнюдь не выглядящего сильным эладрина в мантии? За кого он его принял?
   На мгновение поколебавшись, не стоит ли просто телепортироваться следом и оглушить пастуха, эладрин все-таки решил не рисковать и не тратить магию. Так что получившая по эмпатической связи предложение догнать пастуха и немного поиграть, но не калечить, Кэссайн рванулась наперерез. В конце концов, ей наскучила мирная прогулка по дороге.
   Эладрин посмотрел на украшающее его руку кольцо - скоро у него будет источник местного языка. Пусть даже не качественный - пастухи обычно не очень грамотны и широким словарным запасом не отличаются. Но даже это лучше, чем ничего.
   ***
   Как эладрин и ожидал, источником информации пастух оказался плохим. Да, его разум был практически беззащитным, вследствие чего связь посредством кольца удалось установить без труда. Вот только организованности в оном сознании было немного, так что найти сколь-нибудь полезную информацию было затруднительно. Нет, профессиональный псионик справился бы без особого труда, но как раз псиоником Иммераль не являлся.
   Хорошо хоть, местный язык вытянуть удалось. На том уровне, на котором им владел неграмотный пастух. А вот вопрос о том, почему ныне лежащий без сознания пастух так испугался волшебника, остался без ответа - непреодолимой стеной на пути познания встал страх, поднимающийся в пастухе при малейшей попытке приблизиться к ответу. Нет, профессиональный псионик сумел бы заслон преодолеть, но волшебнику было нечего и надеяться на это.
   Значит, ответ на вопрос, почему его так испугался пастух, придется получать уже в деревне. И стоит принять некоторые меры для того, чтобы ответ не был дан стрелами и клинками вместо слов.
   ***
   Деревня выглядела обычно для провинциального человеческого поселения. Во всяком случае, примерно так подобные поселки и представлял эладринский волшебник, никогда в них не бывавший. Невысокие бревенчатые дома, стоящая на отшибе кузница, водяная мельница на ближайшей реке... Кстати, именно за эту реку лучше в случае чего и телепортироваться - крестьяне, даже если окажутся агрессивными, мгновенно через реку не переберутся. Самым высоким зданием был либо дом старосты, либо местная церковь. Скорее, церковь, так как не имеет никакого смысла украшать крышу дома старосты не только шпилем, но и каким-то символом, судя по всему религиозным. Впрочем, символы неизвестных богов мало беспокоили волшебника.
   Гораздо более серьезной опасностью была толпа, стоящая прямо на дороге, по которой он должен был в деревню прийти метрах в ста от ближайших домов. Кажется, эта группа крестьян намеревалась встречать его. И судя по всему - не с миром. Во всяком случае, даже с такого расстояния можно было заметить сжимаемые в руках части крестьян вилы или какие-то иные сельскохозяйственные инструменты...
   Пожалуй, сейчас не важно, был ли у пастуха помощник, сбежавший при виде его пантеры, или в деревне узнали другим способом. Что ж, к встрече с местными жителями надо подготовиться.
   ***
   Судя по всему, предводителями толпы крестьян были двое мужчин в белых хламидах, украшенных тем же священным символом, что располагался на шпиле храма - мечом, пробивающим не очень аккуратно вышитую голову какого-то чудовища. Что это был за зверь, демон или тому подобная тварь Иммераль с такого расстояния не разобрал, а ближе подходить не хотелось - слишком велик риск. Впрочем, даже с такого расстояния до него доносились довольно громкие из-за необходимости общаться через половину толпы разговоры крестьян. Разговоры, которые он понимал.
   Большинство было выкриками местных стражников наподобие "не разбегаемся!", но кое-что интересовало.
   - Это отродье горных демонов или лесная тварь? - громко спрашивал один из крестьян, стоящий в первом ряду и держащий в руках вилы. - Кошка та черная с ним вроде просто мохнатая.
   - Слишком яркий для лесных, - ответил ему другой. - Одежда для маскировки в лесу не подходит, лука нет. Да и ближайший запретный лес далеко отсюда. Нет, это проклятая богами горная тварь. А чешуя на кошке просто не видна. Наверное, мало её. И вся с хвоста.
   А вот двое других членов встречающей эладрина толпы, судя по экипировке, стражников, подняли более насущную тему.
   - Щас как достанет меч, да как бросится. Остановим ли...
   - Не бросится, хуже все, - ответил ему ветеран. - Ты чешую иль хвост видишь? Или морду уродливую? Вот они да, бросаются. Сильные, гады. А этот хрупкий, кожа мягкая. И крыльев нет. Знать в колдовство нечестивое демоническая кровь пошла. Щас как нашлет на нас огонь иль молнию. Впрочем, это наверное будет холод колдовской. Волосы у него такого цвета, что сразу показывает, от какой богопротивной твари произошел...
   - Может не ударит-то колдовством? - испуганно спросил молодой стражник. - Может ни силы ни колдовства от демонов не унаследовал. Бывает такое?
   - Говорят, бывает. Но тогда бы он досюда ни в жисть не добрался. Без колдовства-то.
   Но потом этот интересный разговор был оборван выкриком молодого мужчины в хламиде, местного жреца.
   - Горный демон всего один! Охотники, подстрелите кошку. Остальные вперед, мы защитим вас от его нечестивых сил молитвою!
   Его пожилой спутник, судя по всему являющийся старшим жрецом здесь, сжал руки на священном символе и что-то забормотал, а через несколько секунд на магический щит Иммераля рухнул столб божественного света.
   Несколько мгновений, пока щит удерживал атаку жреца, волшебник оценивал возможность сопротивления, после чего открыл портал на ту сторону реки. Крестьяне просто не стоили затрат магии на этот бой. Тем более, что кое-что он из этого короткого боя вынес. Во-первых, то, что эладринов здесь действительно не любят. А во-вторых, тот интересный крестьянский разговор о наличии подобных ему существ, какой-то вариации эльфов этом мире. Точнее даже двух вариациях. С учетом отсутствия здесь Страны Фей это было немного неожиданной, но интересной новостью. Если, конечно, внешне похожая на эльфов раса имеет к ним какое-то отношение. И именно за представителя одной из "эльфийских" подрас его и приняли. И эта подраса людям чем-то сильно не нравится.
   Интересно, его будут пытаться убить без разговоров в каждой деревне? Это будет проблематично. Очень проблематично. Но если учесть, что предводителями были жрецы и вспомнить их слова, получается, что его смерти требует человеческая религия. Вопрос в том, это локальный культ, посвященный уничтожению нелюди, или нечто более глобальное.
   И если речь идет хотя бы об официальной государственной религии одной страны или просто популярном культе, как скоро начнется охота на "демона"?
   ***
   Иммераль сидел у только что разожжённого костра и размышлял о той ситуации, в которой оказался, а также об этом сумасшедшем мире в целом. А ситуация была, мягко сказать, мрачной. О, у волшебника ещё оставалось достаточно магических сил, чтобы зарядить использованные заклинания и достаточно подготовленных к применению заклинаний, которые повторно использовать нельзя. Проблема была в том, что возобновляемый запас заклинаний был сведен исключительно к пространственной магии, которая все-таки не абсолютна, да и этот запас не бесконечен. А по его следам теоретически вполне могут пойти местные жрецы. Впрочем, скорее это будут не сам жрецы, а паладины, если они тут есть. В конце концов, охота на демонов это скорее паладинская работа.
   А встречаться с профессиональным воином, дополнительно усиленным божественным благословением и умеющим эту силу использовать, не хотелось. Не то, чтобы нескольких паладинов в сопровождении солдат было невозможно победить, нет, Иммераль был очень умелым волшебником, хоть и не боевой специализации, просто магической энергии уйдет много. Той самой магической энергии, которую здесь и сейчас не восстановить.
   Под конец этого этапа рассуждений под руку мрачному волшебнику ткнулась морда гигантской кошки, требующая почесывания. Пришлось отвлечься, впрочем, Иммераль и не возражал.
   ***
   Итак, оставаться в окрестностях деревни, которая, судя по отсутствию даже банального частокола, находится где-нибудь в благополучном центре страны - самоубийство. Вопрос был в том, куда именно отправиться. И, с учетом того, что о местной географии эладрин не знал почти ничего, да и то, что знал, почерпнул из краткого разговора защитников деревни, подслушанного скорее при помощи пространственной магии, чем без неё, во время попытки организовать оборону против него, вопрос был сложным.
   - Из известного остаются две ветви местных эльфов, моей в каком то смысле родни, - задумчиво сказал Иммераль. - Одни, похоже, лесные эльфы, и эти люди встречали только следопытов. Да и неизвестно, где находится их лес. Разве что крестьяне сказали, что далеко. Вторые... Вторые больше походят на чародеев, и если в них действительно течет кровь каких-то демонов, это не удивительно. Чародеи черпают магию из себя, а не из внешнего мира, так что что-то у них должно получаться, несмотря на окружающую магическую пустоту. Вот только почему крестьяне говорили о чисто стихийной магии? Я бы ожидал от них рассуждений о жутких проклятьях да пожирании душ в стиле демонов. В любом случае, проблема в демонической крови и соответствующем характере... Итак, лесные эльфы или фей'ри? Не попытаются ли первые меня убить, приняв за одного из вторых? Не попытаются ли вторые меня убить просто из унаследованной от демонических предков злобности?
   В любом случае, "горные демоны" - единственная зацепка на пути кому-нибудь, обладающему знаниями местной магии, или, на худой конец, чему-нибудь, способному послужить магическим источником, которая у него была.
   Эладрин вздохнул, повернул голову и посмотрел на виднеющиеся у горизонта горы.
   - Похоже, это то самое место, иначе бы местные жители так не боялись. Незачем всей деревней выходить воевать мифического персонажа. А ведь нужный лес ещё пойди найди, а потом поселок в нем найти будет как минимум не легче. Особенно если местные лесные эльфы хоть немного напоминают лесных эльфов моего мироздания. В общем, пусть я пока слишком мало знаю, но направление движения выбрать придется. Хотя бы примерно.
   ***
   На следующее утро, Иммераль насколько мог тщательно спрятал угли от костра и прочие следы своего пребывания, после чего некоторое время стоял на месте и смотрел на горы. Связываться с существами, которых местные жители называли демонами, и о которых он сам не знал ничего, кроме того, что внешне их напоминает, было опасно. Очень опасно. Тех же дроу эладрины тоже слегка напоминают, вот только появиться в окрестностях города первых для последних - смерти подобно. А если речь действительно идет о фей'ри, то ситуация не сильно лучше. С другой стороны, ему доводилось слышать о случаях с необразованными крестьянами, называвшими демонами вполне обычных жителей Страны Фей. Более того, это было довольно частое явление при открытии нового прохода между Страной Фей и миром природы.
   В любом случае, альтернатива пока одна - бесцельно бродить по материку. И тогда рано или поздно он не сможет из себя даже крохотного огонька пламени выдавить для того, чтобы зажечь костер.
   Ещё раз посмотрев на запад, в сторону гор, эладрин вздохнул, подозвал к себе Кессайн, убедил пантеру следовать за собой и особенно не убегать в стороны, развернулся спиной к восходящему солнцу и пошел. В крайнем случае он сможет сбежать при помощи телепортации...
   ***
   Две недели спустя на том месте, где некогда горел костер Иммераля, стояли местный охотник из той-самой деревни, от которой волшебника отогнали местные жители, младший из жрецов, небольшой отряд солдат и предводитель отряда - статный воин в надежных доспехах и с чуть заметно светящимся мечом за спиной - Младший Клинок, или проще говоря, паладин Повергателя Чудовищ, Защитника Человечества и прочее, прочее - верховного божества, быстро прорвавшегося на пост главы пантеона ещё когда человеческая раса пришла в этот полный опасных существ мир.
   - А вот и след, - подумал паладин. - Горный демон прошел здесь. Плохо, что так и не понятен используемый им тип богомерзкого колдовства. Ладно, догоним, разберемся. Но все же плохо. Как бы это не оказалось какое-то новое чистокровное демоническое чудовище, принявшее двуногий облик, а не обычный колдун. Они же перекидываться да размер уменьшать не разучились с той поры, когда впервые наплодили свое потомство... Ох, не справимся мы с сильным старым демоном. Но это только если он перекинется в свой естественный облик, в двуногом можно и рискнуть. А может это и не первородный, а только его потомок, чья демоническая кровь выразилась в виде демонического колдовства вместо демонического облика. Другие варианты вряд ли возможны, слабая тварь не проникла бы вглубь человеческих земель. Ладно, догоним, узнаем. В любом случае, во имя Повергателя Чудовищ и защищаемого им человечества это чудовище должно быть убито.
   Паладин ещё раз оглядел поляну в поисках зацепки, какой же все-таки стихией пользуется демон. И ничего не нашел.
   - Ладно, ступайте-ка в деревню. Жрец, сообщи жителям, что демон ушел назад к горам. Охотник, помоги жрецу выбраться к деревне. А мы отправляемся на охоту. Пошлете гонца в город, пусть сообщит, что речь может идти о чистокровном демоне. Пусть собирают большую охоту и тому подобное. В общем, другие Клинки поймут, как действовать.
   - Чистокровном демоне? - спросил один из резко побледневших солдат.
   - Да, - кивнул паладин. - И наш долг - остановить его, пока он не ударил в спину святым воинам, что сторожат границу от орд с гор. Да, мы нас мало и мы можем пасть. Но мы хоть израним врага человеческого и дадим время подтянуть силы. Мы должны сделать это во имя Повергателя Чудовищ, иначе демоны не замедлят воспользоваться дырой в обороне и эти прекрасные луга и беззащитные деревни будут залиты безжалостным пламенем, кислотой, морозом или ещё что-нибудь, в зависимости от того, какие найдутся демоны в той стае, что вторгнется к нам.
   ***
   Ещё через полчаса паладин и его спутники двинулись по следу.

Глава 4. Бегство.

   Теоретически, длительное путешествие не должно было быть чем-то новым для Иммераля. На практике же дело обстояло слегка иначе. Первое его странствие сложно было назвать путешествием, скорее это была полноценная катастрофа. Причем постоянная катастрофа, когда одна неприятность сменялась другой, а попытка выбраться из этой другой неизменно затягивала эладрина в третью.
   Рабство у фоморов, путешествие по тоннелям Маг Туреа, прыжок через портал, позволяющий хотя бы мизерный шанс уцелеть. Попытка не стать обедом для многочисленных населяющих руины Сендариана существ и прыжок в новый портал, пытаясь не стать едой для смещающихся зверей. Собственно, "путешествием" он мог назвать только следующий отрезок времени, несколько недель, когда он бродил по блуждающим тропам дикой зоны Страны Фей до тех пор, пока не вышел к Белому Колодцу. Впрочем, это тоже сложно было назвать нормальным путешествием по одной простой причине - сложно спокойно странствовать и наслаждаться видами, когда тебя буквально разрывает на куски изнутри.
   Даже возвращение в Астразалиан тоже уже было не путешествием и даже не приключением, ведь уставший молодой волшебник стремился домой и не более того. В конечном итоге получалось, что могущественный волшебник, открывающий проходы куда угодно и отправивший в путь не одну сотню путешественников, сам в этом плане был довольно неопытен.
   Впрочем, это не мешало бы ему сейчас выживать в довольно дикой, но сравнительно незаселенной опасными существами местности, если бы не один факт - магия медленно, но верно истощалась с каждым заклинанием, понижая его шансы. Что означало необходимость обходиться без магии где только можно.
   Эладрин вздохнул, ещё раз осмотрел поляну и собранный хворост, а потом достал из сумки кресало, взятое исключительно как элемент единого набора путешественника - в конце концов, могущественный маг и сам может зажечь костер... если может себе позволить потратить чуть-чуть запасенной магической силы.
   ***
   Иммераль закинул ногу на корягу и посмотрел на состояние бинтов. К счастью, крови на них не показалось, так что устраивать перевязку было пока рано. Тем не менее, след от укуса крайне удачливого волка болел.
   - Самый чахлый бы и стационарный источник магии найти и не пришлось бы вручную от этих псин шелудивых отбиваться, - недовольно сказал волшебник. - Да пусть хоть исчерпаемый источник, я бы часть заклятий напитал. Но это же лес мира Природы, тут разве что друид найдет источник силы для себя. Позарез нужен местный волшебник, но где его взять. Хотя мага крови, возможно, найти получится, они без источника магии обойтись могут, плохо, но могут вот только толку от этого...
   Волшебник вздохнул, нашел взглядом Кессайн и пошел дальше, через лес. Если бы не реакция местных жителей в том поселении, он бы уже вышел на дорогу. Но так нет никакой гарантии, что ему не придется тратить больше магии на то, чтобы отбиться от людей чем на то, чтобы выжить в лесу. Но он прав и сейчас действительно осень, то к зиме придется найти, где обосноваться.
   Волшебник ещё раз посмотрел в ту сторону, где, скрытая деревьями, возвышалась горная цепь, где, возможно жили фей'ри. Альтернативы избранному маршруту все равно не появилось. Он соскочил с коряги и подозвал Кессайн, после чего пошел дальше. Нужно было спешить...
   ***
   Младший Клинок осмотрел кострище и удовлетворенно кивнул - оно выглядело значительно свежее, чем предыдущее. Проще, говоря, они нагоняли горного демона. Выслеживание его было тем ещё удовольствием, но хоть демон явно не умел ходить по лесам, а его демоническая кошка тут не могла помочь.
   Впрочем, проблема с определением типа демона и, соответственно, нужной молитвы для подготовки к противостоянию с ним оставалась. Вчера они нашли след от сражения демона с местными животными. Во всяком случае, паладин надеялся, что это был след от сражения именно демона, вот только пользы от этого не было. Не было ни пожаров, ни растрескавшихся от мороза деревьев, ни кислоты, ни следов молнии, ничего... Кроме очень аккуратной окровавленной зарубки на древесном стволе, похожей на след от топора. Но ведь они точно имеют дело с богомерзким колдуном, а не с воином, да и вооружен он был мечом... Как странно. Неужели демонов двое? Или все-таки чистокровный?

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Каменский "Воин: Тени прошлого"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"