Пальчун Александр Петрович: другие произведения.

Бюст Вольтера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр Пальчун

palchun2000@gmail.com

БЮСТ ВОЛЬТЕРА

(Комедия в двух действиях)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   ЛЕОНИД -- банковский служащий
   АННА -- жена Леонида
   ДАНИИЛ -- профессор
   ЛИЗА -- жена Даниила
   ОКСАНА -- домработница
   АРСЕНИЙ -- аспирант
   КИРЕЕВ -- финансовый инспектор
   МАРИЯ -- бабушка Оксаны
   ГЕОРГИЙ -- дедушка Леонида
   ВОДИТЕЛЬ
   ПАССАЖИР
  
   Действие происходит в доме семейства банковского служащего ЛЕОНИДА ЕВСЕЕВА. Две двери: левая ведет в сторону входа с улицы, правая - на кухню и в другие комнаты. По центру с портьерами до пола широкое распахнутое окно в ночной сад. Диван, шкаф, два кресла, журнальный столик с графином воды, комод с внушительным бронзовым бюстом Вольтера на нем. На стене большой плоский телевизор. Из правой двери выходят АННА в ночной рубашке и ее тайный сердечный друг - профессор ДАНИИЛ БУТОРИН, приводящий себя в порядок.
  
   АННА. Даниильчик, побудь еще немного.
   ДАНИИЛ. Анюта, прелесть моя, не могу. Я бы и рад, но сегодня на базе нашего университета проходит симпозиум по западной философии. Я модератор форума. Будет министр культуры, многие из нашего минобраза, часть профессуры.
   АННА. Бедняжка. Ты мой самый умный профессор! После бессонной ночи будешь заниматься философией.
   ДАНИИЛ. Я опрокину пару чашечек кофе и весь день буду молодцом. Помимо того, не забывай, я специалист в области когнитивной психологии. Молниеносное принятие решений - моя тема. Наиболее полно человека характеризует способность адекватно отвечать на вызовы среды. Поверь мне, в этом городе не так уж много людей, знающих как мобилизоваться в экстренной ситуации. Тут я виртуоз.
   АННА. А ночью тем более.
   ДАНИИЛ. Но я брал пример с тебя.
   АННА. А я с тебя.
   ДАНИИЛ. Дай я тебя поцелую. (Подходит, целует Анну.) Но мне пора. Чтобы мы делали без наших приставных ступенек к счастью? (Подходит к открытому окну.)
   АННА. Каждый раз будили бы Оксану. А она обязательно донесет Евсееву.
   ДАНИИЛ. Ты говоришь, он приедет сегодня?
   АННА. Обещал к вечеру. Лестницу поставь в гараж, где она и была.
   ДАНИИЛ. Это движение у меня отработано, как солдатское "на плечо".
   АННА. Ты у меня умница. Позвонишь, как прошел симпозиум.
  
   В глубине дома слышится хлопанье дверей.
  
   АННА (испуганно). Господи! Это он!
   ДАНИИЛ. Все! Ухожу не прощаясь. (Бросается к окну, выглядывает наружу.) Черт побери!
   АННА. Что там?
   ДАНИИЛ. Лестницы нет! Я прыгаю.
   АННА. Не вздумай! Там прутья для винограда. Если он заметил лестницу, значит выследил.
   ДАНИИЛ. Если выследил, то одного меня. Ты спишь и ничего не знаешь. (Выключает свет.)
  
   По комнате мечется тень Даниила. Звук открываемого замка. Левая дверь отворяется, с пистолетом в руках входит муж Анны -- ЛЕОНИД ЕВСЕЕВ, включает свет. У окна стоит Даниил в черных колготках на голове и с мешком за спиной.
  
   ЛЕОНИД. Ни с места! Буду стрелять!
   АННА (щурясь от света, имитирует пробуждение). Что здесь?! Что такое?
   ЛЕОНИД (Даниилу). Стоять! Отойди от окна!
  
   ДАНИИЛ выполняет команду.
  
   ЛЕОНИД. Положи мешок на пол.
  
   Даниил кладет мешок.
  
   ЛЕОНИД. Отойди в сторону.
  
   Даниил делает два шага в сторону. Леонид подходит к мешку, выворачивает его содержимое на пол. Из мешка вываливается бронзовый бюст Вольтера, только что стоявший на комоде.
  
   АННА (якобы недоуменно.) Леня, что здесь происходит?
   ЛЕОНИД. Ничего страшного, дорогая - к нам забрался грабитель.
   АННА. Леонид, какой грабитель?!
   ЛЕОНИД. Ночной и дерзкий. (Наводит на Даниила пистолет.) Сними маску.
   ДАНИИЛ (снимая маску). Опустите пистолет, он может выстрелить.
   ЛЕОНИД. Семь раз подряд.
   АННА. Господи!
   ЛЕОНИД (Анне). Благодари бога, что он не задушил тебя.
   ДАНИИЛ. Я грабитель, а не убийца.
   ЛЕОНИД. Ты бездарный и тупой грабитель! Зачем тебе понадобился этот бюст?
   ДАНИИЛ. Цветной металл -- его повсюду принимают.
   ЛЕОНИД. Приставь его к своей голове! Вот дуролом! На комоде полно украшений, а он тащит железного идола.
   АННА (взволнованно). Мои украшения!
   ЛЕОНИД. Не волнуйся дорогая, все на месте. Ты бы оделась.
   ДАНИИЛ (отворачиваясь). Я не буду смотреть.
  
   АННА стыдливо прикрывает грудь.
  
   ЛЕОНИД. Аня, вызывай полицию.
   ДАНИИЛ. Дружище... не знаю как вас зовут... не надо полиции.
   ЛЕОНИД. Почему не надо?
   ДАНИИЛ. Я больше не буду.
   ЛЕОНИД. Разумеется... лет пять, как минимум.
   ДАНИИЛ. Я всю жизнь не буду. У меня болеет жена. Она не вынесет такого позора.
   ЛЕОНИД. И что случилось с вашей женой?
   ДАНИИЛ. Два года лежит без движения.
   ЛЕОНИД. Не двигается?
   ДАНИИЛ. Да. Особенно по ночам. Я отработаю... все возмещу, все что угодно... только не надо полицию.
   АННА. Леня, мы совсем не знаем этого человека.
   ДАНИИЛ. Меня зовут Даниил.
   АННА. Может быть это его первое ограбление.
   ДАНИИЛ. Да, первое... и последнее. Клянусь вам, я никогда ничего не воровал. И спасибо, что вы остановили меня в самом начале этого гибельного пути. Если бы жена хоть чуть-чуть двигалась, я бы никогда не лазил в чужие окна!
   АННА. Леонид, ты видишь, как он любит свою жену.
   ЛЕОНИД. А я люблю, когда мое имущество стоит на месте, и его никто не хапает. Даже этот дурацкий бюст, который, издеваясь надо мной, подарил дедушка Георг. Все свое состояние отдал племянникам, а меня, единственного внука, наградил бронзовым чучелом!
   АННА. Леня, ты столько раз порывался его выкинуть.
   ДАНИИЛ. Вот видите... Я хотел вам помочь.
   ЛЕОНИД. Выкинуть и позволить утащить -- это совершенно разные вещи.
   ДАНИИЛ. Формально это, разумеется, несопоставимые категории, но в сущностном разрезе нельзя не заметить их тождественность...
   АННА (перебивая Даниила). Как, вы говорите, вас зовут?
   ДАНИИЛ. Даниил.
   АННА. Даниил, нам очень интересен ваш воровской жаргон. Но будет лучше, если вы станете выражаться проще.
   ЛЕОНИД. Вот именно. Теперь даже всякое жулье пытается умничать. Аня, что будем делать с этим прохвостом?
   АННА. Пусть идет себе с богом.
   ЛЕОНИД. Э-э-э, нет! Это не в моих правилах -- оставлять проступок без наказания. Он останется у нас.
   ДАНИИЛ. Как у вас?
   ЛЕОНИД. Будешь работать у нас, пока не перекуешься в полноценного члена общества.
   ДАНИИЛ. Но мне надо бежать. У меня в девять часов...
   АННА (перебивая Даниила). Ваша супруга потерпит. В крайнем случае, я могу ей перезвонить...
   ЛЕОНИД. (Даниилу). ...И сообщить, что ты намерен честным трудом искупить свою провинность.
   ДАНИИЛ. И вы никому не скажете?
   ЛЕОНИД. Посмотрим на твое поведение.
   ДАНИИЛ. Тогда вам надо срочно позвонить. (Вынимает визитку.)
   АННА (перехватывая визитку). И что сказать... вашей жене?
   ДАНИИЛ. Что я попал в аварию.
   ЛЕОНИД. Сказать такое лежачей больной?!
   ДАНИИЛ (язвительно). А по-вашему лучше, если она узнает, что ее муж -- ночной грабитель? (Анне.) Если начнет интересоваться, в какую больницу меня доставили, скажите, не знаете.
   АННА. Не волнуйтесь, я не настолько глупа. И ваша жена, и весь симпозиум... что собирается у ее постели... получат нужную информацию. (Уходит.)
   ЛЕОНИД. А я познакомлю тебя с нашим домом. Входить у нас, чтобы ты знал, принято в двери, а не через окно! Сейчас представлю тебя Оксане.
   ДАНИИЛ. Кто это?
   ЛЕОНИД. Прислуга, домработница. (Приоткрывает дверь, кричит.) Оксана! Оксана, у нас гости!
  
   Входит ОКСАНА.
  
   ОКСАНА (удивленно). Вы уже приехали?
   ЛЕОНИД. Только что... и не один. Оксана, извини, что разбудил, но у меня для тебя хорошая новость.
   ОКСАНА. Мы едем на курорт?
   ЛЕОНИД. Когда-нибудь, обязательно. А сегодня я выполняю твое давнее желание.
   ОКСАНА. Какое именно? У меня их несколько.
   ЛЕОНИД. Ты всегда хотела иметь помощницу. Вот она. (Указывает на Даниила.) Помощник. Но можешь обходиться с ним, как с помощницей - он на все согласен.
   ОКСАНА. Как на все?!
   ЛЕОНИД. Будет делать все, что прикажешь. И попрошу не церемониться. Если начнет волынить -- немедленно докладывай. Я знаю, как его приструнить.
   ОКСАНА. Он и полы будет мыть?
   ЛЕОНИД. И полы, и посуду, и в саду убирать, и везде, где тебе заблагорассудится. Он настолько истосковался по работе, что прямо рвется к труду. Посмотри на него.
   ДАНИИЛ. Да, я рвусь.
   ОКСАНА. Что-то не заметно. Потрепанный какой-то, словно всю ночь валандался где-то.
   ЛЕОНИД. Ты как всегда права. Он привык работать по ночам. Поэтому пусть часик отдохнет, придет в себя, и вперед - к праведной трудовой жизни. Оксана, поверь, мы с тобой сделаем из него настоящего человека!
   ОКСАНА. А где его поселить?
   ЛЕОНИД. Ну не у себя же. В той маленькой комнате, что раньше была кладовкой.
  
   Оксана и Даниил уходят, Леонид поднимает с пола бюст, ставит его на прежнее место.
  
   ЛЕОНИД. Спасибо, дедушка Георг. Благодаря твоему железному болвану у нас появился болван натуральный.
  
   Входит АННА.
  
   ЛЕОНИД. Ну что, позвонила?
   АННА. Да. Но я не стала говорить его жене, что муж попал в аварию, сказала, что уехал в командировку.
   ЛЕОНИД. Грабитель? В командировку? Представляю его командировки!
   АННА. Я сказала, что Даниилу подвернулась приличная работа, и его взяли с испытательным сроком.
   ЛЕОНИД. Какому Даниилу?
   АННА. Ну этому... которого ты решил оставить в доме, не посоветовавшись со мной.
   ЛЕОНИД. Дорогая, не обижайся. Пусть хоть раз будет по-моему. Ты ведь знаешь, Оксана у нас и за кухарку, и за садовника. Если бы не подвернулось это чучело, она могла бы уволиться. А так они вдвоем, совместно и дружно будут вести наш дом.
   АННА. Ты меня пугаешь. Он может научить ее плохому.
   ЛЕОНИД. А ты зачем? Следи, руководи! Не оставляй ему свободного времени.
   АННА. И долго он будет у нас?
   ЛЕОНИД. Не знаю. Может быть ему понравится и он пожелает остаться навсегда. Одно дело - лазить через окно, другое - входить через дверь и жить на всем готовом.
   АННА. И сколько ты собираешься ему платить?
   ЛЕОНИД. А разве в тюрьмах платят?
   АННА. Но у нас не тюрьма.
   ЛЕОНИД. Согласен - всего лишь частное исправительное заведение. В тюрьмах сидят и бездельничают, а у нас будет работать. Я вот работаю больше заключенных.
   АННА. Леонид, ты опять о своем. В тюрьмах и колониях ходят в робах и с номерами на спине.
   ЛЕОНИД. А у нас в банке -- дресс-код и обязательно бейджик. И попробуй в жару попусти галстук, сразу влепят выговор.
   АННА. Выговор - не карцер, и не работа на лесоповале.
   ЛЕОНИД. А мои командировки что, лучше?! В каком-нибудь захолустном городке сидеть по двенадцать часов в душной комнатенке. А на лесоповале, чтобы ты знала, сидят на свежем воздухе, на чистом пенечке, покуривают, птичек слушают, за букашками у своих ног наблюдают. Дышат смолистым запахом, а не как я -- бумажной трухой.
   АННА. Да вокруг все только и мечтают о карьере финансиста.
   ЛЕОНИД. Потому что вокруг дураков больше, чем мошек у костра... на лесоповале. Я двадцать лет проработал в банке и еще ни разу не видел человека довольного своей профессией. Будь моя воля, я бы и этого ворюгу определил на свое место.
   АННА. На свое место? Куда именно?
   ЛЕОНИД. В аудиторский отдел.
   АННА. Леонид, ну нельзя быть таким жестоким. Ему и без аудита сейчас не позавидуешь.
   ЛЕОНИД. Вот и хорошо. А то одни банкиры вкалывают. Пусть и он отведает каторжного хлеба! Присматривать за ним будешь ты и Оксана.
   АННА. Я так боюсь за Оксану.
   ЛЕОНИД. Еще и я иногда буду подключаться к ней.
   АННА. Как это подключаться к Оксане?
   ЛЕОНИД. Воспитывать его!
   АННА. Да вы его так совсем заездите. Пойду посмотрю, чем они там занимаются? (Уходит.)
   ЛЕОНИД. Черт побери! В банке за всеми следи, теперь еще и за ним. Если на Вольтера позарился, то перед Оксаной и подавно не устоит. У нее бюст получше будет.
  
   Входит ОКСАНА.
  
   ОКСАНА. Леончик, зачем ты придумал этого новенького?
   ЛЕОНИД. Оксана, пожалуйста, тише. Анна может услышать.
   ОКСАНА. Она пошла с инспекцией в его комнату.
   ЛЕОНИД. Вот пусть она и занимается им, и ты занимайся им... но не очень.
   ОКСАНА. Но ты ведь сам сказал...
   ЛЕОНИД. Зайчик мой, можно подумать, ты не понимаешь, почему я так сказал.
   ОКСАНА. Понимаю. Ты решил избавиться от меня, и нашел мне замену.
   ЛЕОНИД. Радость моя, как ты можешь так говорить?! Во-первых, это мужик, во-вторых он сам подвернулся.
   ОКСАНА. Как он мог подвернуться среди ночи?
   ЛЕОНИД. Элементарно. Ввалился без спросу в дом и начал... требовать работу.
   ОКСАНА. Что-то верится с трудом.
   ЛЕОНИД. У него безвыходная ситуация. Клюнул, как окунь на блесну.
   ОКСАНА. На какую блесну?
   ЛЕОНИД. Вот на эту. (Указывает на бюст.) Ему очень понравился Вольтер. Он уверяет, что это шедевр, и согласен работать бесплатно, лишь бы иметь возможность любоваться бюстом.
   ОКСАНА. Чьим бюстом?
   ЛЕОНИД. Вольтеровским. Через месяц, так и быть, подарю ему эту болванку.
   ОКСАНА. Наконец-то. Я замучалась вытирать с него пыль.
   ЛЕОНИД. Пусть он любуется философским бюстом, а я - твоим.
   ОКСАНА. Леонид, нас могут услышать.
   ЛЕОНИД. В том-то и беда - нигде не расслабишься! Ходишь под конвоем и на работе, и дома.
  
   (В глубине дома слышится дверной звонок.)
  
   ЛЕОНИД. Кого еще там несет?
   ОКСАНА. Наверное, еще работники на мое место.
   ЛЕОНИД. Оксана, хоть ты не изводи меня. Пойди лучше открой.
  
   ОКСАНА уходит.
  
   ЛЕОНИД. Ничего не скажешь, хорошенькое начало дня.
  
   Входит финансовый инспектор КИРЕЕВ с портфелем в руках.
  
   КИРЕЕВ. Добрый день! Разрешите представиться, финансовый инспектор Киреев.
   ЛЕОНИД. Очень приятно, коллега. Леонид -- банковский инспектор Леонид Евсеев.
   КИРЕЕВ. О-о-о! Тогда бы быстро поймем друг друга. Вы знакомы с нашими формальностями -- чтобы доходы клиентов совпадали с расходами.
   ЛЕОНИД. Разумеется. Я понимаю вас.
   КИРЕЕВ. А то ведь как бывает, доходы копеечные, а живут как саудовский шейхи. В доме прислуги больше, чем солдат в штрафном батальоне.
   ЛЕОНИД. Что вы, господин инспектор! Прислуга у нас одна - наша ненаглядная Оксана. Чтобы мы без нее делали.
   КИРЕЕВ. Так и отметим. (Открывает портфель, вынимает ведомость, что-то в ней пишет.) Прислуга одна... Так-с... Размеры дома прежние...
   ЛЕОНИД. Да. Камни -- это не цены. Дома, к сожалению, не растут.
   КИРЕЕВ (пробегая глазами ведомость). Участок прежний... доходы в декларации указаны.
   ЛЕОНИД. До копеечки.
   КИРЕЕВ (протягивая ведомость). Тогда распишитесь вот тут. Ох, и душно сегодня, а мне еще всю улицу обходить. Я с утра начал, пока не жарко.
  
   Входит ДАНИИЛ, за ним - ОКСАНА.
  
   ДАНИИЛ. Хозяин, какие еще будут указания? (Заметив Киреева.) Здравствуйте.
   КИРЕЕВ. Здравствуйте. (Указывая на Даниила.) А это кто?
   ЛЕОНИД. А... это... это наш гость.
   КИРЕЕВ. Мне бы таких гостей, чтобы не внимания требовали, а работы.
   ЛЕОНИД. Ну... он... не совсем гость.
   КИРЕЕВ. Или совсем не гость?
   ЛЕОНИД. Нет... конечно, он гость. Но это такой гость, что совсем как свой. Это Даниил... муж нашей работницы Оксаны. Они сегодня собираются на пикник, и пришли вдвоем, чтобы быстрее управиться.
   КИРЕЕВ (Оксане). Оксана, примите мои поздравления. Не всякая женщина может похвастаться таким заботливым супругом.
   ОКСАНА. Спасибо инспектор. Я буду его ценить.
   КИРЕЕВ. Всего хорошего. И отличного пикника. (Уходит.)
   ДАНИИЛ. Леонид Иванович, извините, но что все это значит?
   ОКСАНА. Даниил, вы не хотите стать моим мужем?
   ДАНИИЛ. Нет, что вы... вы неправильно поняли. Я вовсе не отказываюсь... тем более от пикника.
   ЛЕОНИД. Даниил, это была шутка. Я хотел посмотреть, насколько вы преданны своей больной супруге?
   ОКСАНА (Даниилу). Так вы женаты?
   ЛЕОНИД. А что, не видно?
   ОКСАНА. Как раз все видно. Что я женатого от холостяка не отличу?
   ЛЕОНИД. У него супруга болеет.
   ОКСАНА. И вы меня назначили ему в помощь? Хорошо, пусть будет по-вашему! (Уходит.)
   ЛЕОНИД. Оксана, ты все не так поняла! (Убегает следом за Оксаной.)
   ДАНИИЛ. Вот так денек! Сначала превратился в грабителя, а теперь обзавелся второй женой... не считая Анны.
  
   Входит АННА.
  
   АННА. Даниил, поздравляю! Ты меня уже не считаешь?
   ДАНИИЛ. Анна, не придумывай. Если б ты видела, что здесь произошло!
   АННА (ласково). Котик, он тебя обидел?
   ДАНИИЛ. Даже и не знаю, как понимать... Сначала заставил меня работать, а теперь задумал женить на Оксане.
   АННА. Господи! Что ты говоришь?!
   ДАНИИЛ. А то, что он сватал меня за Оксану! Аня, мы с тобой сегодня, конечно, прокололись. Но ведь нельзя терпеть столько издевательств только потому, что я не догадался уйти на пять минут раньше?
   АННА. Дорогой мой грабитель, что бог дает, все к лучшему. Теперь тебе не придется лазить в окно по ночам. Мы сможем видеться днем на законных основаниях. Разве это плохо?
   ДАНИИЛ. Лучше и не придумаешь... Если бы я только не объявил Лизу лежачей больной.
   АННА. Даниильчик, не волнуйся, я позвонила твоей Лизе, представилась секретарем и сказала, что командировка у тебя продляется.
   ДАНИИЛ. А в университет?
   АННА. Туда, как ты и велел, сообщила, что ты попал в аварию. Не волнуйся, больницу не назвала, хотя они и допытывались.
   ДАНИИЛ. Нет, эту комедию все равно надо прекращать!
   АННА. Как прекращать? Он тебя запомнил, и я уверена, даже тайно сфотографировал. Если ты уйдешь, он обязательно обратится в полицию.
   ДАНИИЛ. Господи! Не хватало еще моих фотографий на всех столбах!
   АННА. Тебя сразу вычислят.
   ДАНИИЛ. И установят, что я не только веду курс философии, но еще и пробавляюсь ночными грабежами.
   АННА. Зайчик мой, ты никого не ограбил. Напротив, ты мне столько подарил!.. (Целует Даниила.)
  
   Неожиданно входит ОКСАНА, видит целующихся.
  
   ОКСАНА. Анна, я начинаю ревновать.
   АННА (отстраняясь от Даниила). Что случилось, Оксана?
   ОКСАНА. Это мне его назначили в мужья, а не вам.
   АННА. Оксана, пошутили и хватит. И ты ничего не видела.
   ОКСАНА. Тогда и вы дайте слово ничего не видеть.
   АННА. Ты о чем?
   ОКСАНА. Не видеть молодого человека, который спрашивает вас.
   АННА. Какого человека?
   ОКСАНА. Молодого и красивого. Во всяком случае, лучше его. (Указывает на Даниила.) Прямо какое-то рекрутинговое агентство на мое рабочее место!
  
   Оксана уходит, через пару секунд входит аспирант АРСЕНИЙ, замечает Даниила.
  
   АРСЕНИЙ (удивленно). Даниил Александрович?!
   ДАНИИЛ. Арсений?!
   АРСЕНИЙ. Профессор, слава богу вы живы! Нам сообщили, что вы попали в аварию и лежите в больнице.
   ДАНИИЛ. Было дело. Но теперь пошел на поправку. Арсений, как вы меня отыскали?
   АРСЕНИЙ. По телефону. Ректор распорядился навестить вас и оказать посильную помощь.
   ДАНИИЛ (указывая на Арсения). Это самый талантливый аспирант нашего факультета.
   АРСЕНИЙ (представляется). Арсений.
   АННА. Анна Степановна Евсеева...
   ДАНИИЛ. ...Мой лечащий врач.
   АРСЕНИЙ. Врач?
   ДАНИИЛ. Да. Только благодаря Анне Степановне я имею возможность наслаждаться этим бренным миром.
   АРСЕНИЙ. Но почему вы наслаждаетесь тут?
   ДАНИИЛ. Видите ли, Арсений... Анна Степановна была настолько любезна, что предпочла личное наблюдения за больным. Вы знаете нынешний персонал в клиниках: то капельницу поставить забудут, то вообще уколют бог знает что.
   АННА. В нашей клинике подобные случаи исключены. Но все-таки за тяжело больными лучше присматривать индивидуально. Профессор Буторин поступил к нам в очень тяжелом состоянии.
   АРСЕНИЙ. Но теперь, как я понял, самое страшное позади, и коллеги могут его навещать? Калугин спрашивал и Островерхов. Трижды звонила ваша супруга.
   АННА. Нет-нет! Никаких посещений. Ему требуется абсолютный покой в течение месяца.
   ДАНИИЛ. Слово лечащего врача для меня закон.
  
   В кармане Арсения звонит мобильный телефон.
  
   АРСЕНИЙ (поднимая трубку). Да... Я его отыскал... (Даниилу.) Спрашивают, как ваше здоровье?
  
   ДАНИИЛ приставляет два пальца к своему кадыку.
  
   АРСЕНИЙ (в трубку). Плохо. (Даниилу.) Спрашивают, насколько плохо?
  
   ДАНИИЛ делает конвульсивные движения, ходит, словно человек, страдающий ДЦП.
  
   АРСЕНИЙ (в трубку). Очень плохо. Двигается? Но... не ритмично... Вы бы его не узнали.
  
   АННА отбирает телефон у Арсения, говорит в трубку официальным тоном.
  
   АННА. Доктор Евсеева. Профессор Буторин нуждается в покое... Нет... посещения запрещены! Все, что надо, может доставить аспирант... да-да, Арсений... Это возможно... Хорошо, будем считать, что он временно поступил в наше распоряжение... Непременно... Спасибо. Связь держим через Арсения. До свидания. (Отдает телефон Арсению.) Вам разрешили остаться у нас.
   ДАНИИЛ. Да... Так будет лучше. На карту поставлена репутация клиники Анны Евсеевой. К сожалению, не все коллеги поддерживают ее методы лечения. (Анне.) Анна Степановна, я постараюсь объяснить вашу методику Арсению... в общих чертах.
   АННА. Желательно. Это и в ваших интересах. (Уходит.)
   ДАНИИЛ (некоторое время расхаживает по комнате). Арсений, как продвигается ваша кандидатская?
   АРСЕНИЙ. Не так быстро, как хотелось бы. Я столкнулся с рядом трудно разрешимых вопросов.
   ДАНИИЛ. Это пустяки! Вдвоем мы быстро с ними справимся.
   АРСЕНИЙ. Даниил Александрович, я не могу злоупотреблять вашим вниманием, тем более когда вы в таком положении.
   ДАНИИЛ. Положение, скажем прямо, не самое лучшее.
   АРСЕНИЙ. Что вы?! Даниил Александрович, вы неплохо смотритесь, рассуждаете здраво.
   ДАНИИЛ. Арсений, если честно, я и раньше-то рассуждал не очень здраво - не сумел предусмотреть банальную ситуацию. А теперь и подавно.
   АРСЕНИЙ. Профессор, забудьте про аварию. Со всяким такое может случиться.
   ДАНИИЛ. С умным человеком такое не должно было произойти. Арсений, послушайте, Анна Степановна, как женщина тактичная, рассказала вам не обо всем. У меня выявлены... некоторые отклонения в психике... надеюсь, временные. И у многих обитателей этого дома такая же история. Все они -- пациенты доктора Евсеевой, приглашены сюда из клиники. Знаете, в теплой домашней обстановке реабилитация проходит значительно быстрей. Здесь нет санитаров, железных порядков. Так что, Арсений, постарайтесь ничему не удивляться, будьте снисходительны и с пониманием отнеситесь к обитателям этого дома.
   АРСЕНИЙ. А эта красивая девушка, которая открыла дверь, тоже лечится?
   ДАНИИЛ. Оксана? За нее не знаю. Но лучше и ей не задавать лишних вопросов. В наше нервное время вообще не отыскать здорового человека.
   АРСЕНИЙ. В таком случае я постараюсь помочь ей.
   ДАНИИЛ. Правильно. Я тоже слегка помогаю... по дому. Знаете... трудовая терапия. Но полностью выкладываться я не намерен... тут и Оксана, и Анна Степановна!..
   АРСЕНИЙ. Анна Степановна?
   ДАНИИЛ. Арсений, если б вы знали, как мне сейчас плохо!
   АРСЕНИЙ. Профессор, не отчаивайтесь. Вы всегда можете положиться на меня.
   ДАНИИЛ. Спасибо. А я помогу вам с кандидатской. Полагаю, в ее основу следует положить ряд философских дилемм, возникших передо мной.
   АРСЕНИЙ. Представляете, с какой легкостью он бы решил их. (Указывает на бюст Вольтера.)
   ДАНИИЛ. Разумеется. С его-то интеллектом. Он и мне недавно пришел на помощь.
   АРСЕНИЙ. Гениальный мыслитель.
   ДАНИИЛ. Но для людей нашей эпохи немного тяжеловат.
   АРСЕНИЙ. Не скажите. Многие полагают, что некоторые его максимы, напротив, очень легковесны. Он, например, был уверен, если дело касается женской чести, то можно пойти на что угодно - вплоть до посягательства на чужое имущество.
   ДАНИИЛ. В данном случае я разделяю такое допущение.
   АРСЕНИЙ. Интересно, не за эти ли взгляды он дважды оказывался в Бастилии?
   ДАНИИЛ. Не приведи господь!
  
   Входит ОКСАНА.
  
   ОКСАНА (Даниилу). Даниил, если вас наняли в работники, да еще назначили моим супругом, то попрошу не отлынивать.
   АРСЕНИЙ дивленно). Супругом?
   ДАНИИЛ. Арсений, я ведь предупреждал...
   АРСЕНИЙ. Да-да... я понимаю.
   ДАНИИЛ (Оксане). А это еще один наш работник. (Указывает на Арсения.)
   ОКСАНА. А его, как я понимаю, наняла Анна Степановна? Она любит молоденьких.
   ДАНИИЛ. Что вы говорите, Оксана! Впрочем, если человек молод, то велика вероятность, что его болезнь не очень запущена.
   ОКСАНА. Какая болезнь?
   ДАНИИЛ. Я сказал болезнь? Я неправильно выразился. Точнее будет сказать, что молодой организм в меньшей степени подвергся износу безжалостным временем.
   ОКСАНА. Даниил, не морочьте мне голову. Лучше пойдите, приведите в порядок газон.
   ДАНИИЛ. Уже бегу.
   ОКСАНА. Косилка в гараже.
  
   Даниил уходит.
  
   ОКСАНА. Странный товарищ.
   АРСЕНИЙ. Он всегда неординарно мыслил.
   ОКСАНА. Не знаю, как он мыслил, но совершенно ни к чему не приспособлен. Как можно дожить до таких лет и не уметь даже тарелку вымыть? Вы его знаете?
   АРСЕНИЙ. Да. Это мой научный руководитель. Профессор. Читает философию на нашем курсе.
   ОКСАНА. Так-так... Профессор, говорите? Да этот профессор лазит по лестницам лучше всякого пожарного! Думаете, я не знаю, какой он профессор?! И напрасно Леонид назначил его моим мужем - у него ничего не получится!
   АРСЕНИЙ. У Леонида или Даниила Александровича?
   ОКСАНА. У обоих. И Леонид так дешево не отделается. А Даниил не настолько силен, чтобы играть в такие игры... на два фронта.
   АРСЕНИЙ. Оксана... вы только не волнуйтесь. Мало ли что сказал Леонид. Мы ведь не всегда может заглянуть человеку в голову.
   ОКСАНА. В голову Леониду я всегда могу.
   АРСЕНИЙ. Вот и отлично. А насчет Даниила Александровича вы правы - он вам в мужья не годится. И если бы даже наоборот, Даниил Александрович назначил вам в мужья Леонида, то и он бы допустил серьезную ошибку. Какой из Леонида муж?
   ОКСАНА. Вы его плохо знаете.
   АРСЕНИЙ. Да его профнепригодность для такой ответственной должности видна за версту.
   ОКСАНА. Может, у вас имеется другая кандидатура?
   АРСЕНИЙ. Оксана, я понимаю ваше состояние... Но посмотрите объективно... непредвзято. Разве я, например, не более подхожу для роли вашего избранника?
   ОКСАНА. Вы?
   АРСЕНИЙ. А что здесь удивительного? Если вы способны концентрироваться, или, как говорят психологи, застревать на незначительных объектах, то вам ничего не стоит перенести свое внимание на более достойный.
   ОКСАНА. На вас?
   АРСЕНИЙ. Конечно! А я со своей стороны обязуюсь помочь вам выбраться из этой психологической ловушки.
   ОКСАНА. Вы думаете, лучше не обращать внимания на Леонида?
   АРСЕНИЙ. Конечно. И на Леонида, и на Даниила Александровича. Теми более, что второго, как вы говорили, вам назначили помимо вашего желания.
   ОКСАНА. Я вас начинаю понимать.
   АРСЕНИЙ. Оксана, человеку свойственна неуверенность на распутье, когда впереди два варианта.
   ОКСАНА. А вы предлагаете третий?
   АРСЕНИЙ. Да. И на этот раз единственно верный - обратить внимание на меня.
   ОКСАНА. Я подумаю над вашим предложением.
  
   Входит АННА.
  
   АННА. Оксана, ну нельзя же так издеваться над Даниилом! Он до сих пор не может запустить газонокосилку. Совсем заездили новенького!
   ОКСАНА. Вот же бестолковый. (Уходит.)
   АРСЕНИЙ. Бедная девушка.
   АННА. Это я бедная. А на ней где сядешь, там и встанешь.
   АРСЕНИЙ. Ее можно понять. Оксана вообразила, что они с вашим мужем влюблены друг в друга.
   АННА. Она так сказала?!
   АРСЕНИЙ. Только что.
   АННА. Она что, больная?
   АРСЕНИЙ. Анна Степановна, вам ли не знать этого.
   АННА (опомнившись). Конечно... Как врач, я ее понимаю... Но не до такой же степени!
   АРСЕНИЙ. Но это еще не все. Есть симптомы и похуже.
   АННА. Да куда уж хуже!
   АРСЕНИЙ. Сознание девушки, скажем прямо, расщеплено.
   АННА. О-о-о! Мы его мигом защепим.
   АРСЕНИЙ. Полагаю, сделать это будет непросто. Помимо вашего супруга, она еще акцентирует свое внимание на Данииле Александровиче. По-моему, ему отдает предпочтение даже в большей степени.
   АННА. Даниилу?!
   АРСЕНИЙ. Вы знаете, как это бывает с девушками, когда появляются объекты... с двух сторон... Разумнее использовать метод вытеснения. Говорят, клин клином вышибают...
   АННА. Это надо вышибить чем угодно... и как можно скорее. А лучше всего ее саму вышибить... из клиники.
   АРСЕНИЙ. Нет-нет. Она не перешла границ дозволенного. Это девичьи фантазии. Они только в голове.
   АННА. С головы все и начинается! Сначала фантазии бродят в голове, затем переходят на тело. И бог знает, в каком месте остановятся!
   АРСЕНИЙ. Анна Степановна, с вашего позволения, я хотел бы помочь девушке. Постараюсь переключить ее внимание на свою особу. Так сказать, приму огонь на себя.
   АННА. Это вы хорошо придумали. Только смотрите, не обожгитесь. Оксана - девушка горячая. Пойду посмотрю, что-то у них подозрительная тишина. (Уходит.)
   АРСЕНИЙ. Оксана! Как она восхитительна! Никогда не думал, что предвкушение будущего лечения может доставлять такое удовольствие. Может быть, мое настоящее призвание - медицина, и еще не поздно оставить философию?
  
   Осторожно входит ЛИЗА.
  
   ЛИЗА. Извините... дверь была открыта. (Удивленно.) Арсений?! Это вы?!
   АРСЕНИЙ. Елизавета Сергеевна?!
   ЛИЗА. Не ожидала вас тут увидеть. А где Даниил Александрович?
   АРСЕНИЙ. Он во дворе... косит траву с Оксаной. Возможно и Анна Степановна им помогает.
   ЛИЗА. Какая Анна Степановна? Мне сообщили, что Даниил в командировке, а он, оказывается, пощипывает травку в доме на соседней улице.
   АРСЕНИЙ. Елизавета Сергеевна, вы еще не все знаете.
   ЛИЗА. Похоже на то.
   АРСЕНИЙ. Но как вы нас отыскали?
   ЛИЗА. По телефону. Звонили женщина из этого дома, но почему-то представилась секретаршей, вроде я их секретарши не знаю.
   АРСЕНИЙ. Скорее всего это была Анна Степановна. Она не хотела вас травмировать.
   ЛИЗА. Кто это?
   АРСЕНИЙ. Замечательный человек! Не всякая женщина способна при живом муже ввести в свой дом второго мужчину и так близко принять к сердцу его проблемы.
   ЛИЗА. Я давно заметила эти проблемы за Даниилом, но второго мужчину в дом не притаскиваю. Я даже предлагала ему обратиться к врачу.
   АРСЕНИЙ. Вот он и попал, куда следует. Я уверен, с Анной Степановной у него все проблемы исчезнут. Он усиленно лечится.
   ЛИЗА. Лечится?
   АРСЕНИЙ. Трудотерапия, групповые занятия.
   ЛИЗА. Господи! Групповые?
   АРСЕНИЙ. Не совсем групповые. Всего два-три человека. Но это все равно лучше, чем одному.
   ЛИЗА. Ничего себе командировочка!
   АРСЕНИЙ. С человеком всякое может случиться. Мы не властны над своей судьбой.
   ЛИЗА. Оставьте свою философию! Я знаю, кто в нашей семье властен!
   АРСЕНИЙ. У Даниила Александровича выявилось небольшое расстройство психики. Это частная клиника, семейный пансионат. Он действительно болен.
   ЛИЗА. Арсений, не пугайте меня.
   АРСЕНИЙ. Вы сами можете убедиться. Только, пожалуйста, не подавайте виду, что догадываетесь о его болезни, пощадите его нервы.
   ЛИЗА. Кто бы мои поберег.
  
   Входит ЛЕОНИД.
  
   ЛЕОНИД. Здравствуйте.
   ЛИЗА. Здравствуйте. Извините, что не предупредила о визите. Меня зовут Лиза.
   ЛЕОНИД. Леонид.
   АРСЕНИЙ (Леониду). Это супруга вашего... даже не знаю, как его назвать...
   ЛЕОНИД. Работника?
   АРСЕНИЙ. Можно и так. А это его супруга.
   ЛЕОНИД. Что вы говорите?! (Рассматривает Лизу.) Супруга Даниила, прикованная к постели... и совсем недвижимая? Надо же! Мадам, извините за нескромный вопрос: а знаете ли вы, чем ваш муж обычно занимается вне дома?
   ЛИЗА. Судя по его участившимся командировкам, начинаю догадываться.
   ЛЕОНИД. И вас это не смущает?
   ЛИЗА. Всякой женщине такие новости неприятны.
   ЛЕОНИД. Я застал его под утро в комнате моей супруги.
   ЛИЗА. Господи! Значит, это все-таки правда!
   ЛЕОНИД. Половина правды. Если сообщить остальные подробности в полицию, то вы забудете о своем муже лет на пять.
   ЛИЗА. По такому поводу... в полицию? Впрочем, это неважно. После того, что вы сказали, он мне больше не муж.
   ЛЕОНИД. Нет-нет, так нельзя. Возможно, он отважился на это ради вас.
   ЛИЗА. Ради меня забраться в спальню к другой женщине?!
   АРСЕНИЙ. Елизавета Сергеевна, вы же сами сказали, что он болен, и заметили угасание некоторых его функций.
   ЛИЗА. Теперь понятна их причина.
   ЛЕОНИД. Выходит, он позарился на Вольтера с горя?
   ЛИЗА. На какого Вольтера?
   ЛЕОНИД. Вот на этого. (Указывает на бюст.)
   АРСЕНИЙ. Вольтер с юности был его кумиром и духовной опорой. Этот гений до конца своих дней сохранил все свои способности. Но горе человеку, избравшему столь недостижимый идеал.
   ЛЕОНИД. Ваш Даниил -- глупец. Горюет о Вольтере, имея такую супругу. Вы очень красивы, мадам.
   ЛИЗА. Спасибо Леонид. Но я бы сейчас хотела видеть Даниила.
   ЛЕОНИД. Конечно. Но сразу хочу предупредить, он добровольно и с большой радостью согласился остаться в нашем доме.
   ЛИЗА. А как к этому отнеслась ваша супруга?
   ЛЕОНИД. Она сомневалась, но я настоял. В нашем доме командую я.
   АРСЕНИЙ. И немного Анна Степановна...
   ЛЕОНИД. Но решающее слово за мной.
   ЛИЗА. И вы... вот так... без колебаний отдали его в распоряжение своей супруге?..
   ЛЕОНИД. Еще и Оксане - это наша домработница. Пусть делают с ним, что хотят - я и бровью не поведу.
   ЛИЗА. Этот жест, даже по нашим легкомысленным временам выглядит очень смелым.
   ЛЕОНИД. Я бы и вам, Елизавета Сергеевна, для перековки вашего супруга...
   ЛИЗА. Для лечения?
   ЛЕОНИД. Пусть будет так. ...Рекомендовал бы предоставить нам полную свободу в методах его реабилитации. Пусть работает.
   АРСЕНИЙ. Лечится.
   ЛЕОНИД. Хорошо, пусть лечится. А мы вдвоем могли бы наблюдать за ходом лечения.
   ЛИЗА. Вдвоем?
   ЛЕОНИД. Конечно. Я, разумеется, мог бы простить ему Вольтера... Но нельзя же вот так, среди ночи...
   ЛИЗА. Я не догадывалась, насколько он низко пал.
   ЛЕОНИД. Мы с вами вдвоем сможем его восстановить.
   ЛИЗА. Не мешало бы попробовать.
   ЛЕОНИД. Тогда пройдемте в мой кабинет и выработаем общую стратегию.
   АРСЕНИЙ. Вам потребуется моя помощь?
   ЛЕОНИД. Нет, молодой человек, спасибо. Мы и сами справимся.
  
   ЛЕОНИД и ЛИЗА уходят. В противоположную дверь входят АННА и ДАНИИЛ.
  
   ДАНИИЛ. Эта трудотерапия меня совсем доконает, особенно после бессонной ночи.
   АННА (Даниилу). Все мои пациенты, как правило, почти не спят первое время.
   ДАНИИЛ. То ли дело - дома. Как завалишься с вечера - и до самого утра. Только утром жена поднимает на работу.
   АРСЕНИЙ. Присутствие жены всегда гарантирует спокойную ночь. Так что, Даниил Александрович, сегодня вы будете спать не хуже чем дома.
   ДАНИИЛ. С чего это вы взяли?
   АРСЕНИЙ. Елизавета Сергеевна отыскала вас.
   ДАНИИЛ. Лиза?
   АРСЕНИЙ. Да. Она сейчас вместе с Леонидом в его кабинете согласуют методику вашей реабилитации.
   ДАНИИЛ. Лиза тут?
   АННА. Кто ей сообщил адрес?
   АРСЕНИЙ. Вычислила по телефону.
   ДАНИИЛ. И что она говорит?
   АРСЕНИЙ. Настроена решительно.
   ДАНИИЛ. Господи!
   АРСЕНИЙ. Она надеется быстро побороть вашу фобию.
   ДАНИИЛ. Не уверен в этом.
   АННА. Даниил, оставьте. У вас заниженная самооценка. Я, как специалист, непосредственно занимающийся вашей реабилитацией, могу со знанием дела заявить, по физическим параметрам вы значительно превосходите других пациентов.
   АРСЕНИЙ. А по психическим?
   АННА. А по ним и подавно. Вспомните хотя бы эпизод с Вольтером. Кто за секунду способен придумать подобное?
   ДАНИИЛ. Озарение свыше. (Арсению.) В критические моменты лучше всего прибегать к помощи гения. Я только взвалил на плечи...
   АННА. ...Всю его мудрость.
   ДАНИИЛ. ...Как в тот же момент вспыхнул яркий свет.
   АННА. ...Озарение.
   ДАНИИЛ. Да-да, именно озарение. Но что мне сказать Лизе?
   АРСЕНИЙ. То, что и мне - проходите лечение.
   ДАНИИЛ. А вы?
   АРСЕНИЙ. А я фиксирую его результаты.
   ДАНИИЛ. Так не пойдет! С какой это стати вы, здоровый, молодой и талантливый человек, вместо того чтобы прогуливаться в компании друзей-философов в оливковой роще, станете бездельничать в клинике?
   АРСЕНИЙ. Вы хотите, чтобы и я представился больным?
   АННА. Да. Так будет убедительней.
   АРСЕНИЙ. Если вы так полагаете...
   ДАНИИЛ. Даже настаиваю.
   АРСЕНИЙ. И каким же недугом я страдаю?
   АННА. Сколько вам лет?
   АРСЕНИЙ. Двадцать пять.
   АННА. В этом возрасте самая распространенная и почти неизлечимая болезнь -- неразделенная любовь. На ее лечение уходит не менее полугода.
   АРСЕНИЙ. И от кого я заразился?
   АННА. С кем вы общались в последнее время?
   АРСЕНИЙ. С вашим супругом.
   АННА. Нет-нет, он не похож на разносчика подобной бациллы.
   АРСЕНИЙ. Тогда с Елизаветой Сергеевной, женой Даниила Александровича.
   ДАНИИЛ. Нет, в этом отношении она тоже почти стерильна.
   АРСЕНИЙ. Остается Оксана.
   АННА. Вот это именно то, что нам... что вам, мужчинам, нужно! Как вы смотрите, чтобы инфицироваться от Оксаны?
   АРСЕНИЙ. Я, кажется... уже инфицирован.
   ДАНИИЛ. От нее?
   АННА. Конечно. У Оксаны этот вирус чрезвычайно активен. Как бы и мой супруг не заразился.
   АРСЕНИЙ (ревниво). Да как он смеет!
   АННА. Я разделяю ваши опасения. С его слабым иммунитетом...
   АРСЕНИЙ. Похоже, вы правы. Он чрезвычайно уязвим. Мне даже показалось, что ему трудно будет устоять перед вирусами Елизаветы Сергеевны.
   ДАНИИЛ. Что?!
   АННА. Даниил, успокойтесь. Вы, как поклонник просвещенного Вольтера, должен понимать, что при нынешнем состоянии медицины невозможно добиться полной стерильности. Она переболеет и все пройдет.
   ДАНИИЛ. А Леонид?
   АННА. А он только пусть попробует заболеть! Ему это так не пройдет!
   ДАНИИЛ. Анна, я должен осмыслить все сказанное... и лучше это сделать на свежем воздухе...
   АННА (Арсению). Трудотерапия начинает приносить плоды.
   ДАНИИЛ. ...Подальше от Лизы.
   АННА. Отлично. У нас еще не скошена половина газона.
  
   Анна и Даниил уходят. В противоположную дверь энергично входит старушка МАРИЯ - бабушка Оксаны.
  
   МАРИЯ. Наконец-то я вас отыскала.
   АРСЕНИЙ (удивленно). Меня?
   МАРИЯ. Да, вас! В вашем доме, молодой человек, уже полгода надрывается моя любимая внучка Оксана.
   АРСЕНИЙ. Оксана и в самом деле очень приятная девушка. Вы ее бабушка?
   МАРИЯ. Мария Егоровна.
   АРСЕНИЙ. А я - Арсений.
   МАРИЯ. Так вот вы какой Арсений! И долго вы, Арсений, намерены водить Оксану за нос?
   АРСЕНИЙ. Извините, Мария Егоровна, я вас не совсем понимаю.
   МАРИЯ. Я тоже долго ничего не понимала. Оксана приходит домой измотанная, у нее, видишь ли, все валится из рук. Оказывается, у нее появился второй дом. Скрывала от родной бабушки. Спасибо инспектору Кирееву - открыл глаза.
   АРСЕНИЙ. Какому Кирееву? Я не знаю никакого Киреева.
   МАРИЯ. Зато от вас хорошо знает! Инспектор смотрел наши документы и увидел фотографию Оксаны. Даже присвистнул.
   АРСЕНИЙ. Красивая девушка.
   МАРИЯ. И сообщил мне, что она замужем. Представляете, каково было узнать это от постороннего человека. Инспектор даже ваш адрес указал и поклялся, что здесь ему заявили -- Оксана ваша жена.
   АРСЕНИЙ. Это недоразумение!
   МАРИЯ. Недоразумение -- когда молодые люди живут без господнего благословления. Инспектор Киреев врать не станет. Он проверят наши декларации уже двадцать лет и ни разу не ошибся.
   АРСЕНИЙ. Мария Егоровна, уверяю вас, на этот раз он что-то напутал. Но вы не поймите, будто я возражаю против брака с Оксаной.
   МАРИЯ. И не надо возражать -- это бесполезно!
   АРСЕНИЙ. Но ваши упреки в мой адрес очень неожиданны.
   МАРИЯ. А каково мне было краснеть перед инспектором? Не попадись ему фотография Оксаны, я бы через год услышала от него о своих правнуках. Разве порядочные люди так поступают?!
  
   Входят ЛЕОНИД и ЛИЗА. Они умиротворены и благостно настроены.
  
   ЛЕОНИД (Марии). Добрый день.
   МАРИЯ. Здравствуйте.
   АРСЕНИЙ. Это бабушка Оксаны.
   ЛЕОНИД. Очень приятно. Леонид.
   МАРИЯ. Уважаемый Леонид и ваша супруга, как вы могли допустить, чтобы ваш сын открыто жил с моей внучкой, не состоя с ней в законном браке?
   ЛЕОНИД. Какой сын?
   МАРИЯ Вот этот. (Указывает на Арсения). И при этом он смеет бесстыдно называть ее своей женой.
   ЛЕОНИД. Арсений живет с Оксаной?!
   АРСЕНИЙ. Это маленькое недоразумение.
   МАРИЯ. Недоразумение?! От таких недоразумений девушки превращаются в матерей-одиночек. Я не хочу такой участи для моей внучки!
   ЛИЗА. Арсений, я не знала, что вы женаты.
   АРСЕНИЙ. Я и сам об этом узнал только что.
   МАРИЯ. В том-то и дело, что он не женат. Теперь мою Оксану, благодаря ему, и инспектору Кирееву, будут поносить по всему городу.
   ЛЕОНИД (догадываясь, что произошло). Так это Киреев сообщил вам, что Оксана замужем?
   МАРИЯ. Сегодня - Киреев, а завтра об этом узнает вся улица!
   ЛЕОНИД (в раздумье). Так-так... Этот вопрос следует немедленно уладить.
   МАРИЯ. Именно за этим я и пришла.
   ЛЕОНИД (Луизе). Елизавета Сергеевна, угостите Марию Егоровну кофе. А мне надо серьезно поговорить с Арсением.
   МАРИЯ. Да. Поговорите! И построже!
  
   (Лиза и Мария уходят.)
  
   АРСЕНИЙ. Я ничего не понимаю.
   ЛЕОНИД. Сейчас все объясню. Во всем виноват я. Я имел неосторожность пошутить с инспектором Киреевым, что Оксана - жена этого прохвоста Даниила.
   АРСЕНИЙ. Даниила Александровича!
   ЛЕОНИД. Да, Александровича. Но от того, что вы всякий раз прибавляете к его имени отчество, он не станет более порядочным.
   АРСЕНИЙ. Как вы можете?! Вы не знаете Даниила Александровича!
   ЛЕОНИД. Это вы, молодой человек не знаете, чем подобные философы занимаются по ночам! А я знаю! И обошелся с ним очень даже по-человечески.
   АРСЕНИЙ. Отдали ему в жены Оксану? Вы бы еще свою жену предложили.
   ЛЕОНИД. Перестаньте отпускать сальные шуточки! Я вот посмеялся, и видите, что случилось! Надо как-то уладить это недоразумение с Оксаной перед ее бабушкой. Черт побери! Никогда не думал, что налоговики настолько болтливы! Арсений, вы просто обязаны нам помочь.
   АРСЕНИЙ. Кому это нам?
   ЛЕОНИД. В первую очередь вашему Даниилу. Согласно утверждению инспектора, у Даниила оказалось две жены. Каково это слышать Елизавете Сергеевне? И каково ему, при его возрасте и здоровье? Как минимум, одна из жен лишняя. Вы должны взять ее на себя.
   АРСЕНИЙ. Елизавету Сергеевну?
   ЛЕОНИД. Причем здесь Елизавета Сергеевна? Оксану. Надо успокоить ее бабушку.
   АРСЕНИЙ. На Оксану я согласен.
   ЛЕОНИД. Вот и молодец! Если инспектор появится у нас еще разок, скажем, что он все неправильно понял. Оксана доводится супругой вам, а не Даниилу. Разумеется, фиктивно и временно.
   АРСЕНИЙ. В какое положение вы меня ставите?!
   ЛЕОНИД. Ничего страшного. Побудете якобы муженьком недельку-вторую.
   АРСЕНИЙ. Нет! Об этом не может быть и речи!.. Как я могу оставить девушку через две недели?! Если жена - то по закону и навеки!
   ЛЕОНИД. Как навеки?! Нет! На такое я не согласен. Вы, молодой человек, если шутите, то знайте меру. Этому никогда не бывать!
   АРСЕНИЙ. Да что ж это такое! Вас самого надо лечить! Сначала уговариваете жениться на Оксане, а когда я соглашаюсь - возражаете.
   ЛЕОНИД. И буду возражать!
   АРСЕНИЙ. А я буду настаивать!
  
   Входит ДАНИИЛ.
  
   ДАНИИЛ. Правильно Арсений, во время дискуссий до конца придерживайтесь однажды избранной точки зрения. В этом случае вероятность ошибки значительно меньше, чем, если вы будете идти на поводу оппонентов.
   АРСЕНИЙ (возмущенно). Он не хочет отдавать мне вашу жену!
   ДАНИИЛ. Жену?! Елизавету?!
   ЛЕОНИД. Нет. Фиктивную... Оксану. Черт меня дернул за язык пошутить с этим мытарем Киреевым!
   ДАНИИЛ. Ах, вот вы о чем.
   ЛЕОНИД. Теперь он растрезвонил по всему городу, что у вас две жены.
   ДАНИИЛ. Господи! Но это был юмор.
   ЛЕОНИД. Вот и объясни этот юмор своей жене... своей первой жене - Елизавете. Она в той комнате пьет кофе с Марией Егоровной.
   ДАНИИЛ. С какой еще Марией Егоровной?
   ЛЕОНИД. С бабушкой Оксаны, которая разыскивает вас - своего внучатого зятя.
   АРСЕНИЙ. А вот он (указывает на Леонида) возражает, чтобы я в этом вопросе пришел вам не помощь.
   ЛЕОНИД. Теоретически я не возражаю... Но я ведь не могу просто вот так, взять и отдать Оксану... навсегда. Я не могу единолично решать ее судьбу.
   ДАНИИЛ. Леонид, прекратите. Почему единолично, если нас трое? Или вы хотите, чтобы моя первая жена узнала, что у меня появилась вторая... по вашей милости? Она от такого известия с ума сойдет.
   АРСЕНИЙ. Да вы уже начали ее сводить... своим вниманием... кое-к-кому. Думаете, я не вижу?!
   ДАНИИЛ. Что видите?!
   АРСЕНИЙ. И про него все вижу! (Указывает на Леонида.)
   ЛЕОНИД. Арсений, хоть мне не приписывайте чужую жену - у меня уже есть одна.
   АРСЕНИЙ. А у Даниила Александровича что, не было, когда вы приплюсовали вторую. А теперь не хотите вычесть ее обратно.
   ЛЕОНИД. Да вы с Даниилом просто грабите меня. Сначала украли Вольтера, теперь - Оксану!
   ДАНИИЛ. Вольтера вам вернули.
   АРСЕНИЙ. А я не собираюсь возвращать Оксану.
   ЛЕОНИД. Разбойники! Так и быть, тащите все из этого дома, что плохо лежит... и Вольтера, и Оксану!
   ДАНИИЛ. Не надо мне вашего Вольтера!
   ЛЕОНИД. Ну уж нет! Если затолкали в мешок, то забирайте! Я дарю вам этот бюст на веки вечные. А ему -- Оксану. (Арсению.) Вот, молодой человек, к чему приводят благие намерения - попытка перевоспитать этого прохвоста. (Указывает на Даниила.)
  
   Входят АННА и ОКСАНА.
  
   АННА. Леонид, почему ты кричишь?
   АРСЕНИЙ. Ваш супруг меняет свои решения по три раза в минуту.
   ЛЕОНИД. Ничего я не меняю. Тебе, как и договорились, отдаю Оксану, а ему (указывает на Даниила) - бюст Вольтера.
   ДАНИИЛ. Мне он не нужен.
   ЛЕОНИД. Ну уж нет! Забирай.
   АННА. Что забирай?
   ЛЕОНИД. То, за чем пришел среди ночи! Он отлично знает, с какой целью забрался в дом... по приставной лестнице. (Анне.) И ты это знаешь! (В гневе уходит.)
   АННА (растерянно). Выходит... он решил меня подарить?
   ДАНИИЛ. Он говорил о бюсте.
   АРСЕНИЙ. О каком бюсте? Он только что уговаривал меня взять в жены Оксану.
   ОКСАНА. Уговаривал?!
   АРСЕНИЙ. Да. А когда я с радостью согласился...
   ОКСАНА. С радостью?
   АРСЕНИЙ. С превеликой... Он стал возражать.
   АННА. А насчет меня?
   АРСЕНИЙ. А насчет вас сами слышали.
   ДАНИИЛ. Еще и бюст в придачу.
   ОКСАНА. Это что же получается?
   АННА. А меня отдал как железку, да еще и с нагрузкой.
   ДАНИИЛ. А что поделаешь, если он так решил?! И вообще, в добропорядочных семьях слово мужа для супруги -- закон.
   АРСЕНИЙ. И я не вижу причин, почему бы, если человек просит, не пойти ему навстречу. Может быть, он всю ночь не спал, раздумывал, как устроить судьбу Оксаны? И вот придумал... к моей радости.
   ОКСАНА. Вы хотите сказать, что согласны взять меня в жены?
   АРСЕНИЙ. Очень согласен. И заметьте, без всякого принуждения с его стороны и со стороны вашей бабушки.
   ОКСАНА. Какой бабушки?
   АРСЕНИЙ. Марии Егоровне, которая уже знает о нашей будущей свадьбе.
   ОКСАНА. Как она может знать, если я сама только что об этом услышала?
   ДАНИИЛ. Обычно старушки, особенно -- сидящие у подъездов, знают о молодежи больше, чем сама молодежь. Расскажут наперед - и к бабке не ходи!
   ОКСАНА (Арсению). Вы видели мою бабушку?
   АРСЕНИЙ. Видел. Они с Елизаветой Сергеевной кофе пьют.
   АННА. С бабушкой все понятно. А вот для Елизаветы мое появление в их семье в качестве второй жены Даниила будет неожиданностью.
   АРСЕНИЙ. Зато бабушка Оксаны уже согласилась, даже настаивает на нашей свадьбе. Теперь слово за вами.
   ОКСАНА. Я должна подумать.
   АННА. Оксана, тут и думать нечего. Я бы на вашем месте сразу согласилась. А вот мне надо поразмыслить над словами Леонида.
   ДАНИИЛ. Мне тоже надо малость подумать. У меня не вольтеровская голова - отказывается работать круглые сутки.
   АРСЕНИЙ. За вашу голову я не сомневаюсь. А вот Марию Егоровну надо успокоить. Оксана, давайте подумаем о нашем будущем вместе с бабушкой.
   ОКСАНА. За чашечкой кофе?
   ДАНИИЛ. По такому поводу не возбраняется и покрепче.
  
   (Оксана и Арсений уходят.)
  
   АННА. Неужели Леонид обо всем догадался?
   ДАНИИЛ. Не думаю. Иначе бы не впаривал мне этого железного идола.
   АННА. Даниил, он бронзовый.
   ДАНИИЛ. Да какая разница! Главное, такой тяжеленный, что я едва ни заработал грыжу.
   АННА. Не скромничай Даниил. Ты у меня сильный и очень умный. А вот Леонид совсем с ума спятил, решив меня подарить вместе с бюстом.
   ДАНИИЛ. Против такого подарка я не возражаю.
   АННА. Ты согласен на бюст?
   ДАНИИЛ. Только на твой. А Вольтера пусть оставляет себе.
   АННА. Но что скажет Лиза, услышав... об акте дарения?
   ДАНИИЛ. Ничего не скажет. Она женщина интеллигентная. Тем более что ее предупредили, что в этом доме не у всех благополучно с головой.
  
   Входит ЛИЗА.
  
   ЛИЗА. Даниил, Анна, вы не поверите, Арсений решил сделать Оксане предложение.
   ДАНИИЛ (изображая удивление). Не может быть!
   АННА. В нашем доме все может быть. Здесь случается и не такое.
   ЛИЗА. Но Арсений рассуждает вполне здраво. И Оксана, кажется, с радостью приняла его предложение.
   ДАНИИЛ. А как ты относишься к предложению Леонида?
   ЛИЗА. К какому предложению? Я ничего не слышала.
   ДАНИИЛ. Твое счастье.
   АННА. Лиза, вы должны нас понять... но только что Леонид... при свидетелях... подарил меня вашему супругу.
   ДАНИИЛ. ...Вместе с бюстом. Но я отказывался.
   ЛИЗА. От чего?
   ДАНИИЛ. Мне этот бюст совершенно не нужен.
   ЛИЗА. А вторая... часть подарка?
   ДАНИИЛ (изображая возмущение). Лиза! Если человек ненормальный, то зачем я стану ему перечить? Или ты считаешь нормальным раздаривать своих жен?!
   ЛИЗА. Даниил, не наговаривай на Леонида. Насколько я поняла из нашего общения с ним, он человек очень здравомыслящий.
   ДАНИИЛ. Значит, вы уже пообщались?
   ЛИЗА. Пообщались. А что здесь необычного? И ты общаешься со своим доктором.
   АННА. Я спасаю его от депрессии.
   ЛИЗА. Лучше бы вы подумали о здоровье своего супруга -- Леонида. Устроили в его доме психбольницу. Тут любой свихнется.
   АННА. Ну знаете ли!..
   ЛИЗА. Может и не знаю... но начинаю догадываться... о методах вашего лечения.
   ДАНИИЛ. Я так понял, ты возражаешь против подарка Леонида?
   ЛИЗА. Он тебе ее подарил, а не мне. И еще надо выяснить, как на самом деле проходило дарение.
  
   Входит ЛЕОНИД.
  
   ДАНИИЛ (указывая на Леонида). Вот и выясни! Можно подумать, я все это сам придумал.
   ЛИЗА. Леонид, что здесь случилось?
   ЛЕОНИД. Этот ночной грабитель (указывает на Даниила) забрался в наш дом за бюстом Вольтера.
   ЛИЗА. Леонид, о чем вы говорите?!
   ЛЕОНИД. Знаю, о чем! И он знает! И она знает! Но заодно с Вольтером они вместе со своим подельником Арсением решили увести у нас и Оксану.
   ЛИЗА. Леонид, успокойтесь, я вас понимаю. Мы найдем вам другую работницу.
   ЛЕОНИД. Она очень аккуратна.
   ЛИЗА. Вот еще редкость. Я тоже во всем придерживаюсь порядка.
   ЛЕОНИД. Вы? Она с большим вниманием относилась ко всем моим пожеланиям.
   ЛИЗА. И я постараюсь прислушиваться к вашему мнению. И, помимо того, у вас есть жена!
   АННА. Я ему не служанка и дальше не намерена выносить все его прихоти!
   ЛЕОНИД. Вот видите, какая у меня жена.
   ЛИЗА. Но это не повод, чтобы отдавать ее вместе с бюстом.
   ЛЕОНИД. Кому отдавать?
   ЛИЗА. Моему мужу. Посмотрите на него, он прямо цветет от вашего подарка.
   ЛЕОНИД. Она тоже не очень печалится.
   АННА. А вот посмотрим на тебя, как ты станешь рыдать, когда я подарю тебя Лизе?
   ЛЕОНИД. С чего это я стану рыдать?
   АННА. Ах, так! Тогда долг платежом красен. Лиза, забирайте его себе - пусть он вам ежедневно плачется, как страдает за банковским столом, в душной комнате, когда другие прохлаждаются на лесоповале.
   ЛИЗА. Анна, а вы думаете слушать лекции об античной философии лучше?
   ДАНИИЛ. Чем тебе не нравится античная философия? Чем Сократ не угодил?!
   ЛИЗА. Слишком много болтал. И потом, знаешь, за что его судили? За растление юношей.
   ДАНИИЛ. Это клевета.
   ЛИЗА (указывая на бюст Вольтера). А этот товарищ, по-твоему, невинно сидел в Бастилии?
   ДАНИИЛ. Да как ты смеешь на Вольтера!..
   АННА. Даниил, Лиза, прекратите!
   ДАНИИЛ. Вы видите, она всякого философа считает мошенником!
   ЛЕОНИД. А разве не так?! Не ты ли, начитавшись Вольтера, начал среди ночи лазить по чужим домам?!
   ЛИЗА. Как это среди ночи?
   ЛЕОНИД. Очень ловко... По приставной лестнице, через окно.
   ЛИЗА. Даниил, что он говорит?
   ДАНИИЛ. Сумасшедший. Что с него взять, если жену подарил.
   ЛИЗА. Погоди. С женой разберемся потом. Сначала расскажи о лестнице... среди ночи?
   ДАНИИЛ. Какая лестница?.. Я был в командировке...
   ЛИЗА. ...О которой мне сообщила секретарша... вот ее голосом. (Указывает на Анну.)
   ЛЕОНИД. Вам звонила Анна?
   ЛИЗА. И не один раз. Всегда перед его командировками.
   ЛЕОНИД. Не может быть! Неужели они вдвоем воровали бюст?!
   ЛИЗА. Не знаю, что они воровали, но воровали вдвоем.
   ЛЕОНИД (прозревая). Ах, вот оно что! А я-то дурак!..
   ЛИЗА. Леонид, не наговаривайте на себя. Здесь дураков нет. Есть только одна простушка -- и это я. Не догадывалась обо всем. Бедный, бедный Леонид! Представляю, какой кошмар вам устроили в вашем доме. Но я избавлю вас от него -- переезжайте ко мне.
   ЛЕОНИД. К вам? А Даниил?
   ЛИЗА. А Даниил пусть и дальше лечится... в этой клинике...
   ЛЕОНИД. С парадным входом через окно?
  
   Входят ОКСАНА, АРСЕНИЙ и МАРИЯ.
  
   МАРИЯ. Леонид, спасибо, что вы так хорошо воспитали своего сына.
   ЛЕОНИД. Какого сына?
   МАРИЯ. Вот его -- Арсения.
   ЛЕОНИД. Господи! Не хватало мне еще такого сыночка!
   АРСЕНИЙ (Марии). Наш папочка шутит.
   МАРИЯ. Я люблю веселых людей. И сегодня есть чему радоваться. Наконец-то Оксаночка и Арсенчик согласились на венчание в церкви.
   АННА. Мы рады за них. (Леониду.) Папочка, а ты почему приуныл? Я догадываюсь о твоем горе. (Возмущенно.) Пригрела в своем доме!..
   МАРИЯ. Мою Оксаночку, мою кровиночку...
   ЛЕОНИД (ворчит). А я изменницу -- жену-половиночку...
   АННА. ...Которой настолько дорожишь, что решил подарить!
   ЛЕОНИД. А что? Может, для твоих гостей вместе с окном и дверь отворить?!
   ЛИЗА. ...И дальше слушать, как она умеет секретаршей говорить? (Указывает на Анну.)
   МАРИЯ. Дорогие мои, о чем вы спорите? Сегодня такой радостный день.
   АРСЕНИЙ. И все так благополучно закончилось.
   МАРИЯ. Как жаль, что всего этого не видит мой дедушка.
   ОКСАНА. Бабуля, какой дедушка?
   МАРИЯ. Георгий, Оксаночка. Он сидит на скамейке у дома - стесняется войти. Он предложил мне руку и сердце. Я выхожу замуж.
   ОКСАНА. Замуж?
   АРСЕНИЙ (одергивая Оксану). А что здесь необычного? Все люди со временем женятся.
   ЛЕОНИД. Или разводятся.
   АННА. Подумаешь... С удовольствием.
   ЛИЗА. Иные женятся вторично...
   ЛЕОНИД. ...С превеликой охотой.
   АРСЕНИЙ. Так что, бабушка Мария, вам еще очень даже не поздно.
   ОКСАНА. Приглашайте моего нового дедушку.
   МАРИЯ. Георгия? Одну минутку...
  
   Мария живенько уходит, через пару секунд возвращается с ГЕОРГИЕМ.
  
   ЛЕОНИД (удивленно). Георгий Борисович?!
   ГЕОРГИЙ (удивленно). Леонид?! Я не знал, что это ваш дом!
   ЛЕОНИД (представляя вошедшего). Это мой дедушка - Георгий Борисович.
   АННА. Георгий Борисович, который...
   ЛЕОНИД. ...Вот именно. Который свое состояние роздал племянникам...
   ГЕОРГИЙ. Не все, внучок, не все.
   ЛЕОНИД. ...А меня, любимого внука, наградил вот этой чугунной болванкой. (Указывает на бюст.)
   ГЕОРГИЙ. Я хотел, чтобы ты походил на него и дорожил моим подарком.
   АННА. Он ничем не дорожит, даже собственную жену и ту отдал.
   ЛЕОНИД. А в придачу этот бюст - отличный свадебный подарок.
   ДАНИИЛ. Не надо нам бюста.
   ЛЕОНИД. Тогда зачем заталкивал в мешок?
   АННА (приходя на помощь Даниилу). Чтобы не пылился.
   ЛЕОНИД. Если вам бюст не подходит, тогда я подарю его Оксане.
   ОКСАНА. Спасибо. Я замучалась пыль с него вытирать.
   ЛЕОНИД (Георгию). Тогда я вручу его вам с бабушкой Марией в честь вашей свадьбы на долгую и счастливую жизнь.
   ГЕОРГИЙ. Спасибо. Но я не могу принять столь ценный подарок.
   МАРИЯ. Георгий, если от чистого сердца, то надо брать.
   ЛЕОНИД. Конечно от чистого. Только взгляну на него и сразу вспоминаю нечистого... с мешком за спиной.
   АННА. Дался тебе этот мешок. Тебе ведь сказали, чтобы не пылился.
   ГЕОРГИЙ. Хорошо, так и быть, мы с Марией принимаем подарок.
   МАРИЯ. А потом завещаем его Оксане и Арсенчику.
   ЛЕОНИД. Во-во! Еще их облагодетельствуйте.
   ГЕОРГИЙ. Леонид, не смейся. Этого Вольтера хватит на всех. И тебе, и всем остальным. Так и быть, давайте поступим честно, распределим его по совести... и Оксане, и Арсению.
   ЛЕОНИД. Ты про Анну забыл и про ее... философа. Уж его хлебом не корми, дай Вольтера в мешке потаскать.
   ГЕОРГИЙ. Конечно, конечно... И Анна получит свое, и ее новый избранник.
   ЛЕОНИД. Ему обязательно. Он должен получить по заслугам... и как можно скорее!
   ГЕОРГИЙ. Да хоть сейчас. Я обещаю вам, что этот бюст разделю поровну между всеми... И тебе, Леонидушка, далекому от философии, достанется его часть. Дело в том, что этот Вольтер бронзовый только снаружи, а внутри он... из чистого золота.
   ДАНИИЛ. Это лучшее определение гениальности, которое я слышал.
   ГЕОРГИЙ. Шестнадцать килограммов чистого золота девятьсот пятьдесят восьмой пробы.
   ЛЕОНИД. Где?
   ГЕОРГИЙ. Внутри, под бронзой!
   ДАНИИЛ. Золото?! Под бронзой?! Черт побери! Я еще тогда подумал, с чего он такой тяжеленный?
   ГЕОРГИЙ. Мы сделаем его легче. Нас тут... (считает собравшихся) восемь человек. Значит, делим на восьмерых - каждому по два килограмма, нигде не учтенного, необлагаемого налогами золота...
  
   Входит инспектор КИРЕЕВ.
  
   КИРЕЕВ. Я, кажется, подоспел вовремя. Тут надо задекларировать кое-какие ценности.
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

  
   Обстановка прежняя.
  
   КИРЕЕВ. Я, кажется, подоспел вовремя. Тут надо задекларировать кое-какие ценности.
   ЛЕОНИД (с притворной радостью). О-о-о! Уважаемый инспектор! Присаживайтесь.
   МАРИЯ. А мы вас только что вспоминали. Благодаря вам Оксаночка и Арсений все-таки решили пожениться. А так бы и дальше водили нас за нос неизвестно сколько. Посмотрите, как Леонид доволен, что пристроил своего сыночка.
   ЛЕОНИД. Мария Егоровна, не отвлекайте инспектора, у него и без вас забот выше крыши. Ему еще всю улицу обойти надо.
   КИРЕЕВ. Нет, на сегодня хватит. А к вам заглянул уточнить кое-какие детали.
   МАРИЯ. Вот и запишите. У Оксаночки появится муж Арсений. (Указывает на Арсения.)
   КИРЕЕВ (недоуменно). Этот? Извините, а где ее прежний супруг?
   МАРИЯ. Какой прежний?
   КИРЕЕВ. Который обожает ее - и приходит помогать управляться по дому. Да вот же он! (Указывает на Даниила.) Я и не заметил.
   ЛЕОНИД. Господин инспектор, вы прошлый раз неправильно поняли... малость ошиблись...
   АННА. Ничего себе малость! Вместо одного мужа приписали другого!
   ЛЕОНИД. Анна! Тебе что, заняться нечем, как встревать в мужской разговор? Пошли бы что-то приготовили. А мы с инспектором поговорим о нашей декларации в спокойной обстановке.
   КИРЕЕВ. Да, хотелось бы прояснить появление неучтенного ценного имущества.
   ЛЕОНИД. Это намного важней, чем выяснять, кто за кого выходит замуж.
   ОКСАНА. Ну не скажите.
   ЛЕОНИД. Оксана, пойди помоги Анне. Ты всегда ей помогала. (Выпроваживает Оксану и Анну.)
   ДАНИИЛ. Я не помогал, поэтому могу остаться.
   ЛЕОНИД. Да! Ты специалист по чужому имуществу.
   ГЕОРГИЙ. Я, думаю, тоже не помешаю.
   ЛИЗА. А нам нечего слушать ваши споры.
  
   Лиза, Мария и Арсений уходят.
  
   ЛЕОНИД. Конечно. (Кирееву.) Знакомьтесь, это мой дедушка - Георгий Наумович.
   КИРЕЕВ (недовольно). Давно знакомы. Он всю жизнь укрывался от налогов. Фиктивно роздал свое состояние племянникам, и теперь якобы совсем неимущий.
   ЛЕОНИД. Так он и племянников кинул?!
   КИРЕЕВ. И государство. А вот вам, похоже, отдал ценности на хранение. Я хотел бы увидеть шестнадцать килограммов золота, о которых он только что упомянул.
   ГЕОРГИЙ (Кирееву). Борис, прекрати! Нельзя быть таким злопамятным! (Леониду). Мы с Борисом учились в одном классе. И с тех пор преследует меня за то, что я отбил у него невесту.
   КИРЕЕВ. Ничего ты не отбил, а только собираешься.
   ГЕОРГИЙ. Когда узнал, что мы хотим пожениться - совсем взбеленился.
   КИРЕЕВ (Георгию). Мы с тобой договорились - пусть она не достанется никому из нас! Но ты нарушил договор. И всю жизнь бегал от налогов! Но теперь я тебя наконец-то прищучу и отправлю куда следует.
   ГЕОРГИЙ. И что получишь взамен?
   КИРЕЕВ. Возможность приносить тебе передачки с Марией.
   ЛЕОНИД. Так вы из-за... Марии Егоровны - бабушки Оксаны?
   КИРЕЕВ. Ну и что если бабушка? Я тоже дедушка. А он - будущий каторжанин. (Указывает на Георгия.)
   ГЕОРГИЙ. Тебе послышалось о шестнадцати килограммах...
   ЛЕОНИД. ...Как и раньше - о муже Оксаны. Он может подтвердить (кивает в сторону Даниила), ничего такого не было.
   ДАНИИЛ. И не могло быть. У меня уже есть одна жена. Двоих в мои годы не потянуть. К тому же у меня на кафедре столько студенток, что и от одной жены можно без ущерба отказаться. Арсений не даст соврать.
   ЛЕОНИД. На какой кафедре?
   ДАНИИЛ. Я сказал "на кафедре"?
   КИРЕЕВ. Да. Только что.
   ДАНИИЛ. Инспектор, вам опять послышалось. Леонид, я такое говорил?
   ЛЕОНИД (в замешательстве). Ты?.. О кафедре? Какая у тебя может быть кафедра?! От силы... курсы по опустошению карманов.
   ДАНИИЛ. Оставь свои шуточки о моей профессии. Я в твои банковские дела не лезу. И о кафедре я ничего не говорил.
   ГЕОРГИЙ. И я ничего такого не слышал.
   КИРЕЕВ. А я все слышал, и все зафиксировал! И у вас этот номер не пройдет. Я обо всех справки навел, точнее не я, а полиция... по моей просьбе. За всеми родственниками моего школьного друга, бегающего от налогов, установлено наблюдение.
   ДАНИИЛ. За этим домом?
   КИРЕЕВ. Конечно. Есть видеозапись за последний месяц: кто приходил (смотрит на Даниила), как и каким образом уходил.
   ДАНИИЛ. Господи! Это вторжение в частную жизнь... Анны Степановны!
   КИРЕЕВ. И не только ее.
   ЛЕОНИД. Что вы имеет в виду?
   КИРЕЕВ. Теперь точно установлено, сколько у вашей прислуги мужей, и который из мужей - ее любовник?
   ДАНИИЛ. Я уж точно здесь ни при чем.
   КИРЕЕВ. О вас сейчас никто и не говорит. За вами числится другая...
   ЛЕОНИД. Кто другая?
   КИРЕЕВ. ...Провинность.
   ДАНИИЛ. Инспектор, ваша задача - заниматься финансами, а не распускать сплетни.
   КИРЕЕВ. Я как раз и занимаюсь финансами, профессор.
   ЛЕОНИД. Да что ж это такое! Посмотрите, какой из этого мошенника профессор?!
   КИРЕЕВ. Очень ловкий... тебе под стать! А ты обнаглел до того, что начал нанимать в прислугу научных работников! Представляю, какое жалованье ему назначил. А в декларации - одни прочерки.
   ГЕОРГИЙ. Леонид. Я ничего не знал о твоих способностях.
   КИРЕЕВ (Георгию). Да он весь в тебя! Но не на того напал. Будете, родственники, сидеть в одной камере. А профессор с Анной Степановной будут доставлять вам передачки.
   ЛЕОНИД. Почему с Анной Степановной?
   КИРЕЕВ (кивая на Даниила). У него спроси.
   ГЕОРГИЙ (Кирееву). Борис, мы с тобой поссорились. Но при чем здесь мой внук и его жена? И в конце концов от нас, мужчин, в таких делах мало что зависит. Последнее слово всегда за женщиной.
   КИРЕЕВ. Вот и посмотрим, что она скажет, когда ты сядешь в тюрьму!
  
   Входит АННА.
  
   АННА. О какой тюрьме идет разговор?
   ДАНИИЛ. Инспектор говорит о нерушимых семейных узах... которые он мечтает разрушить.
   ГЕОРГИЙ. И на их месте построить свои... за мой счет.
   ДАНИИЛ. С Марией Егоровной.
   ЛЕОНИД (Анне). Он и за тобой подсматривал.
   ГЕОРГИЙ. И совсем не краснеет.
   КИРЕЕВ. Полиция фиксировала, а не я! (Вынимает из кармана кассету VHS.) Здесь все записано, кто когда приходил, и каким путем уходил. (Указывает на окно.)
   ДАНИИЛ. Инспектор подразумевает уход от налогов.
   АННА (Кирееву). Инспектор, вы шутите?! И вы смотрели эти записи?
   КИРЕЕВ. Нет, но обязательно посмотрю. Мне их дали для ознакомления и намекнули, что будет интересно. Уж с помощью этой записи я обязательно узнаю, о каком золоте идет речь!
   ГЕОРГИЙ. Видите! Его интересует только золото. А я всегда стремился к Марии Егоровне. И в настоящий момент стремлюсь. (Уходит в правую дверь.)
   ДАНИИЛ. А меня не прельщает ни золото, ни Мария Егоровна, хотя она без сомнения - золото. (Уходит следом за Георгием.)
   АННА. Леонид, объясни, что здесь происходит?
   ЛЕОНИД. Это долго объяснять. Все началось очень давно.
   КИРЕЕВ. Сорок лет назад.
   АННА. Но тогда не было видеомагнитофонов.
   КИРЕЕВ. Да. Эта запись к тому времени не имеет никакого отношения. (Прячет кассету в портфель.) А вот к нему - самое прямое! (Указывает на Леонида.) И этим бюстом следует разобраться (указывает на бюст). Уж очень он похож на тот, который был украден из женевского музея Вольтера. Его изготовили для Папы Римского Климента XIII. Но он его не оценил и отказался принять. А вскоре умер от инсульта.
   ЛЕОНИД. Георгий Наумович, что вы на это скажите?
   ГЕОРГИЙ. То, что Климент XIII ничего не понимал ни в философии, ни в искусстве. Избавиться от бюста Вольтера! В крайнем случае мог бы оставить наследникам. Тебе, Леонид, он тоже не понравился?
   ЛЕОНИД. Да, не нравится. Но я не Понтифик, и согласен и дальше нести свой крест.
   ГЕОРГИЙ. А то я мог бы забрать.
   ЛЕОНИД. Нет-нет, пусть стоит - я уже привык. Тем более что это другой бюст - не ворованный.
   КИРЕЕВ. А как он у вас оказался?
   ГЕОРГИЙ. Элементарно. Леонид купил его на барахолке.
   ЛЕОНИД. Да, за бесценок, у одного старого пьяницы.
   ГЕОРГИЙ. Он только с виду был старым и пьющим, на самом деле оказался интеллигентным человеком.
   КИРЕЕВ. Вы были при покупке?
   ГЕОРГИЙ. Да. Леонид может подтвердить.
   ЛЕОНИД. Что подтвердить?
   ГЕОРГИЙ. И я в свою очередь тоже могу заверить, что этот бюст приобретен совершенно случайно на птичьем рынке. О воровстве не может быть и речи.
   ЛЕОНИД. Разумеется.
   КИРЕЕВ. Это мы еще установим.
   ЛЕОНИД. И Мария Егоровна может подтвердить - она была вместе с нами.
   КИРЕЕВ. Мария?
   ГЕОРГИЙ. А кто же! Мы ее сейчас позовем. Леонид, покажи, где в твоей коммуналке расположена женская половина.
   ЛЕОНИД. Идем покажу.
   АННА. Мы ее сейчас найдем.
  
   Анна, Георгий и Леонид уходят. Киреев подходит к бюсту, внимательно изучает его.
  
   КИРЕЕВ. По описанию похож. Если это действительно он, то лучшего завершения для моей карьеры не придумаешь.
  
   За спиной Киреева в окне показывается ДАНИИЛ. Он по-воровски, неслышно, забирается в комнату, прячется за оконную штору.
  
   КИРЕЕВ (продолжая монолог). То, что в течение двадцати лет не удавалось полиции, получится у меня - рядового инспектора. Я эту семейку щелкну по носу. (Щелкает Вольтера по носу.)
  
   Входит МАРИЯ.
  
   МАРИЯ. Борис, что ты здесь устроил?
   КИРЕЕВ. Маша, ничего особенного. Я здесь при исполнении обязанностей.
   МАРИЯ. А я думаю, ты все не можешь угомониться.
   КИРЕЕВ. Не могу. Но это дело не связано с тобой.
   МАРИЯ. Так уж и не связано? Георгий жалуется, что ты его преследуешь.
   КИРЕЕВ. Он всегда был маменьким сыночком - жалуется девушке на соперника.
   МАРИЯ. Спасибо за девушку. Но я все-таки права -- ты решил отомстить Георгию за свою многолетнюю нерешительность.
   КИРЕЕВ. Я тебя так сильно любил, что боялся подступиться.
   МАРИЯ. В течение сорока лет?
   КИРЕЕВ. А он что?! Был смелее?
   МАРИЯ. Во всяком случае на сорок первый год отважился предложить свою руку.
   КИРЕЕВ. По этой руке давно наручники плачут. Он с юных лет жульничал и развратничал, как этот философ. (Указывает на бюст.)
   МАРИЯ. Развратничал?
   КИРЕЕВ. А что по-твоему, дожил до седин и остался невинным?
   МАРИЯ. Георгий?
   КИРЕЕВ. Вольтер. И Георгий ему под стать. Я давно изучил его философию.
   МАРИЯ. Вольтера?
   КИРЕЕВ. Георгия! Он думает, если вместе учились в школе, я не выведу его на чистую воду? Ты первая обратила на него внимание.
   МАРИЯ. На Георгия?
   КИРЕЕВ. На Вольтера, на распродаже? На Георгия никто и на барахолке не клюнет.
   МАРИЯ. Тогда почему я клюнула?
   КИРЕЕВ. Ты забыла?! Сначала ты обратила внимание на меня. А потом он сбил тебя с толку своей беспринципной философией.
   МАРИЯ. Вольтер?
   КИРЕЕВ. Георгий! И он тебя в конце концов впутал в историю с Вольтером.
   МАРИЯ. Ты еще приревнуй меня к Александру Македонскому.
   КИРЕЕВ. Могу и к Македонскому. Если человек любит, то он хочет чтобы женщина принадлежала ему даже в мыслях и снах.
   МАРИЯ. Борис, ты видишь меня во сне?
   КИРЕЕВ. Почти каждую ночь.
   МАРИЯ. Молодой или только красивой?
   КИРЕЕВ. Ты всегда мне была и молодой, и красивой.
   МАРИЯ. И сейчас?
   КИРЕЕВ. И сейчас, и завтра, и послезавтра.
   МАРИЯ. Но почему ты в молодости был таким закрытым? Хоть бы щелочку оставил.
   КИРЕЕВ. Какую щелочку?
   МАРИЯ. В свои сны.
   КИРЕЕВ. Еще совсем не поздно.
   МАРИЯ. Борис, не своди меня с ума.
   КИРЕЕВ. Это ты перестань меня преследовать и днем и ночью... (Целует Марию.)
  
   За спиной целующихся из-за шторы неслышно выходит ДАНИИЛ, открывает портфель Киреева, забирает кассету с видеозаписью, вместо нее кладет другую и снова прячется за штору.
  
   КИРЕЕВ. Еще не поздно все исправить. Я хорошо знаю этого жулика. Сегодня он сделал тебе предложение, а завтра откажется от своих слов, будто ничего и не говорил. И я знаю, почему он расхрабрился после сорокалетнего молчания.
   МАРИЯ. Ты узнал это во сне?
   КИРЕЕВ. Да, но видел, точно наяву -- как ты носишь ему передачки в тюрьму.
   МАРИЯ. В какую тюрьму?
   КИРЕЕВ. Не знаю. В какую определят... за его махинации и за Вольтера.
   МАРИЯ. Но говорят, Вольтер сам за себя отсидел.
   КИРЕЕВ. За этого Вольтера. (Указывает на бюст.) Напрасно он скрывался столько лет. Говорят, папа умер, когда узнал, что он исчез.
   МАРИЯ. Георгий?
   КИРЕЕВ. Вольтер, который раньше принадлежал Папе.
   МАРИЯ. Почему только папе? Мама, по-твоему, здесь ни при чем?
   КИРЕЕВ. Вольтер принадлежал Понтифику - Папе Клименту XIII.
   МАРИЯ. Борис, зачем говоришь такие гнусности!
   КИРЕЕВ. А твой Георгий его выкрал.
   МАРИЯ. Борис, ты окончательно с ума спятил. Сначала ревновал меня к Македонскому... Спроси еще, помню ли я динозавров? А теперь обвиняешь Георгия в похищении Вольтера!
   КИРЕЕВ. Обвиняю! Он воспылал страстью к его бюсту.
   МАРИЯ. Господи! Я не знала, что ты такой извращенец. Тебя надо изолировать. (Уходит.)
   КИРЕЕВ (вослед). Это твоего Георгия надо изолировать! И я непременно это сделаю - поймаю его на горячем. (Берет портфель, прячется за "свободную" от Даниил штору у окна.)
  
   В комнату вбегает ЛЕОНИД, следом за ним жена Даниила -- ЛИЗА.
  
   ЛЕОНИД. Где он?! Убежал мерзавец!
   ЛИЗА. Вы об инспекторе?
   ЛЕОНИД. О ком же еще! Мария Егоровна рыдает. Он такого наговорил! И о ней, и о моем любимом дедушке.
   ЛИЗА. О Георгии Наумовиче?
   ЛЕОНИД. Да, Елизавета, о нем. О том, который обвел вокруг пальца всех своих жадных племянников и только мне - любимому внуку, отдал все свое состояние. Он переплавил все свое золото в этот бюст. А я был так неблагодарен к нему.
   ЛИЗА. Леонид, не расстраивайтесь.
   ЛЕОНИД. Как не расстраиваться?! Сначала появился этот грабитель-инспектор, а затем вы... отказываетесь говорить мне ты. Разве после поцелуев мы не стали ближе?
   ЛИЗА. Что ты, Леонид?! Конечно мы на ты. Я просто опасаюсь, что Даниил может услышать нас и начнет придумывать всякие глупости.
   ЛЕОНИД. Если что-то вякнет, то спросите, как он может подозревать больную и недвижимую женщину?
   ЛИЗА. Разве я была недвижимой?
   ЛЕОНИД. Это он так сказал.
   ЛИЗА. Он сам недвижимый! Совсем поехал от своей философии - среди ночи забраться в чужой дом через окно. Я думаю, он пошел на это ради... твоей жены.
   ЛЕОНИД. Нет, что ты! Анна мне стопроцентно верна, как и он своей философии. А философия его очень простая - хватай все, что плохо лежит!
   ЛИЗА. Может и Анна неправильно лежала?
   ЛЕОНИД. Анна лежит как и все. А вот я застал его в черной повязке на глазах и с мешком за спиной, в котором лежал - не знаю уж, правильно или нет - вот этот бюст. (Указывает на бюст.) Откуда он мог узнать, что он золотой?
   ЛИЗА. Я до сих пор не могу поверить.
   ЛЕОНИД. Что бюст золотой?
   ЛИЗА. Что Даниил - ночной грабитель.
   ЛЕОНИД. Женщины никогда не подозревают, с кем она на самом деле живет.
   ЛИЗА. А мужчины?
   ЛЕОНИД. А настоящим мужчинам - я говорю о настоящих - все яснее ясного. Моя супруга мне верна до гроба. И он пусть думает, что ты ему верна.
   ЛИЗА. Как я могу оставаться верной после его ночных похождений и обвинений в моей недвижимости?
   ЛЕОНИД. Я говорю, пусть думает. У философов головы именно для того, чтобы думать о несуществующем. Но как он узнал о бюсте? И как о нем узнал этот кретин-инспектор?
   ЛИЗА. Леонид, наоборот, инспектор мне показался очень здравомыслящим.
   ЛЕОНИД. Здравомыслящий? Кретин, причем патентованный! Я вот уже двадцать лет дурачу его своими декларациями, а он их глотает, как пеликан селедку. В их ведомство, наверное, принимают по степени скудоумия. Чем глупее -- тем больше шансов получить должность. Вот увидишь, скоро он пойдет на повышение - там оценят его кретинизм! Бюстом он интересуется! Да у меня этих бюстов восемь штук - только гипсовых, покрашенных под бронзу.
   ЛИЗА. Восемь? Зачем тебе восемь, да еще гипсовых?
   ЛЕОНИД. Когда у меня плохое настроение, я стреляю по ним в саду из духового ружья. Если попадаю, всегда вспоминаю дедушку. Шесть истуканов уже смертельно ранены. Два еще целехоньки. Сейчас принесу. (Убегает.)
   ЛИЗА (подходя к бюсту). Вот какие вы, оказывается с Даниилом философы! Я вертелась перед ним всю жизнь, а он превратил меня в недвижимую калеку! Но с Леонидом я поправлю свое здоровье.
  
   Входит ЛЕОНИД с бюстом Вольтера в руках.
  
   ЛЕОНИД. Вот! (Ставит бюст на комод рядом с золотым.) Не отличишь! (Лизе.) Тебе какой больше нравится?
   ЛИЗА. Вот этот, который из золота, хотя он и меньше блестит.
   ЛЕОНИД. Это потому, что Оксана его не вытирает. Чтобы понапрасну не пылился, я временно определю его в шкаф. (Открывает шкаф, ставит туда золотого Вольтера.) А потом, когда все уляжется, найдем тебе, Вольтерчик, более надежное место. (Закрывает шкаф, указывает на гипсового двойника.) Любо-дорого! Смотрится лучше живого! Пусть теперь этот налоговый балбес обвиняет меня в чем угодно. Куда он, кстати, ушел?
   ЛИЗА. Может на кухню?
   ЛЕОНИД. Все шпионит, бродит, вынюхивает. Но мы остановим его разведдеятельность.
  
   Леонид и Лиза уходят. Из-за шторы выходит инспектор КИРЕЕВ, кряхтя, меняет бюсты местами, так что золотой вновь оказывается на комоде, а гипсовый - в шкафу. Довольный проделанной работой, вытирает руки, берет портфель, отправляется следом за Леонидом на кухню. После его ухода из-за второй шторы появляется ДАНИИЛ.
  
   ДАНИИЛ. Э-э-э, дружок, так не пойдет! Негоже великим философам прозябать в шкафу.
  
   Даниил меняет бюсты местами. Теперь на комоде вновь оказывается гипсовая копия. После этого Даниил почти с необыкновенной сноровкой покидает комнату через окно. Входят МАРИЯ и ГЕОРГИЙ.
  
   ГЕОРГИЙ. Мария, ну почему судьба наказывает человека в самые лучшие моменты его жизни?! Теперь, когда я наконец-то счастлив, и мы до самой смерти можем быть вместе, выясняется, насколько Леонид бессердечен?!
   МАРИЯ. Внуки только в младенчестве доставляют радость. Потом - начинаются проблемы. Взять хотя бы Оксану. До десяти лет - золотой ребенок. А в одиннадцать, как подменили. С виду вроде прежняя, а внутри - другой человек.
   ГЕОРГИЙ. Я понимаю тебя. Это как если бы этот золотой Вольтер превратился в гипсового. Снаружи не отличишь, а содержание - иное.
   МАРИЯ. Гошенька, а правда, что этот Вольтер ранее принадлежал Папе Римскому?
   ГЕОРГИЙ. Поменьше слушай этого дурачка - нашего школьного друга. Мало ли что он наплетет! И кому какое дело, кому Вольтер принадлежал ранее? Главное - чей он в настоящее время. О прежнем его владельце бессмысленно говорить. Заикнешься - сразу же обвинят в воровстве. И еще неизвестно, каким образом этот бюст оказался у Климента XIII. Что он -- сам его отливал? Скорее всего, папские агенты выкрали бюст у какого-то бедолаги. Поэтому вполне справедливо, что теперь этот шедевр вновь возвращен народу... ну хотя бы части народа - нашей семье.
   МАРИЯ. Но ты его не воровал?
   ГЕОРГИЙ. Разумеется нет. Всегда можно нанять какого-то небритого философа. Дай на бутылку, а ему все равно кого тащить, что Вольтера, что Спинозу. Эх, невовремя принесло это налоговое чудо! А вот и он.
  
   Входят ЛЕОНИД и КИРЕЕВ.
  
   КИРЕЕВ. Леонид Иванович, не скромничайте, квартирка у вас просторная, и обставлена со вкусом - не всякий олигарх может позволить себе такие апартаменты.
   ЛЕОНИД. Все приобретено за честно заработанные. Сами по документам видели - все до копейки сходится.
   ГЕОРГИЙ. Наша семья всегда славилась порядочностью, и детей, и внуков в этом духе воспитывали.
   КИРЕЕВ. Наслышаны, как его воспитали.
   ГЕОРГИЙ. По единственно правильной системе - личным примером. Если дедушка жил бескорыстно, то и внук переймет благородные задатки.
   КИРЕЕВ. А в придачу к задаткам - ворованный бюст.
   ЛЕОНИД. Да я всегда ни во что не ставил материальные ценности!
   ГЕОРГИЙ. Да, Леончик, ты не очень ценил мои подарки.
   ЛЕОНИД. Главная ценность - богатство души.
   ГЕОРГИЙ. И это мое качество ты не здорово почитал.
   ЛЕОНИД. Главное, что я его унаследовал. Мне, например, ничего не стоит расстаться с дорогой моему сердцу вещью. Хотя бы -- с этим Вольтером.
   ГЕОРГИЙ. Леонид, оставь мои замашки. Ты не знаешь его настоящую цену.
   ЛЕОНИД. И знать не хочу! Главное - кристально чистая совесть. А этот истукан мне напоминает о другом.
   МАРИЯ. О чем?
   ЛЕОНИД. О том, что можно оставаться объектом для подражания даже после командировки в Бастилию.
   КИРЕЕВ. Бастилию тебе обещать не могу, но нечто подобное гарантирую.
   ЛЕОНИД. О, нет! Ни у вас, инспектор, ни у моего дедушки, не получится утопить меня в материальном болоте! Дедушка подверг меня искушением, а я от чистого сердца готов подарить Вольтера вам, уважаемый инспектор... так сказать, во искупление не существующих и неведомых мне грехов. Вдруг я когда-то, утомившись после тяжелого трудового дня, нечаянно ошибусь в декларации и, не ведая того, недоплачу какую-то копейку, то лучше я заранее компенсирую невинную оплошность этим Вольтером.
   ГЕОРГИЙ. Леонид, не делай этого! Ты не знаешь, сколько он стоит!
   ЛЕОНИД. Знаю - миллионы! Но лучше чистая совесть, чем запыленный Вольтер!
   ГЕОРГИЙ. Мария, мне плохо...
   КИРЕЕВ (Георгию). Оставь эти фокусы... двадцать лет наблюдаю. Еще никто из вашей братии не умер.
   ГЕОРГИЙ. Шестнадцать килограммов золота...
   ЛЕОНИД. Пусть забирает и помнит нашу щедрость.
   ГЕОРГИЙ. Лучше поделим золото на девятерых.
   ЛЕОНИД. Шестнадцать на девять не делится. При моем трудолюбии я всегда смогу заработать еще с десяток таких бюстов!
   ГЕОРГИЙ. Я всю жизнь откладывал, работал...
   ЛЕОНИД (указывая на Киреева). И он что -- не работал?! И что это была за работа?! Думаешь, хоть в одном доме обрадовались его появлению?! А он все-таки тоже человек! Еще и твой школьный товарищ. У тебя и бесценный Вольтер, и золотая Мария Егоровна. Разве не справедливо что-то отдать ему?
   ГЕОРГИЙ. Марию он не получит -- пусть и не мечтает!
   КИРЕЕВ. С меня и золота хватит.
   ЛЕОНИД. Какого золота?
   КИРЕЕВ. Того, что скрыт под личиной философа.
   ЛЕОНИД. В Данииле?
   КИРЕЕВ. В бюсте Вольтера. (Леониду.) Итак, твое последнее слово - отдаешь, или я иду в полицию?
   ЛЕОНИД. Забирай. Но мы ничего о бюсте не слышали и не знаем.
   КИРЕЕВ. Ты отдаешь при свидетелях!
   МАРИЯ. Какие свидетели?! Один из них почти без сознания. (Кивает на Георгия.)
   КИРЕЕВ. Ты его оживишь.
   МАРИЯ. Постараюсь.
   КИРЕЕВ (Леониду). Ты ошибаешься, если думаешь, что в налоговую службу принимают одних дураков. Напротив, это они голыми руками берут таких умников, как ты. И даже фигур покрупнее. (Полагая, что бюст золотой, берет его с комода, идет в сторону двери.) Ни вы, ни я никогда этот бюст не видели. И никогда больше не увидите. (Уходит.)
   ЛЕОНИД (рукавом вытирая лоб, облегченно). Ух! Дело закрыто!
   ГЕОРГИЙ. Такой ценой?! За эти деньги я мог бы выхлопотать себе местечко в раю!
   ЛЕОНИД. Дедуля, успокойся. Ты не Климент XIII, тебе не обязательно умирать, потеряв этот бюст.
   ГЕОРГИЙ. Проклятый мошенник!
   ЛЕОНИД. Климент XIII ?
   ГЕОРГИЙ. Киреев Первый! Я копил всю жизнь, а досталось ему!
   ЛЕОНИД. По нынешним временам гипс недорого стоит.
   ГЕОРГИЙ. Какой гипс?
   ЛЕОНИД. Дедуля, ты думаешь, я способен отдать какому-то мытарю шестнадцать килограммов золота? Хороши были бы твои задатки! Это гипсовая копия.
   ГЕОРГИЙ. Не может быть!
   ЛЕОНИД. Учись, пока я жив, как надо обходиться с твоими друзьями!
   ГЕОРГИЙ. Лёнечка, объясни.
   ЛЕОНИД. Я лучше покажу. После нынешней беспокойной ночи и, благодаря подсказке твоего друга, я установил скрытую видеокамеру. (Берет телевизионный пульт, нажимает кнопки, на экране появляется Леонид в тот момент, когда убирает золотой бюст в шкаф, выставляя на его место гипсовый.)
   ГЕОРГИЙ. Так он утащил гипсовый?
   ЛЕОНИД. Под стать своей голове.
   ГЕОРГИЙ. Леончик, дай я тебя поцелую... мою кровиночку.
  
   Георгий и Леонид обнимаются и целуются. В этот момент видео на экране продолжается и доходит до того момента, когда Киреев выходит из-за шторы и меняет гипсовый бюст на золотой.
  
   ЛЕОНИД (увидев продолжение записи, растеряно). Дедушка... что это?.. Где ты находишь таких друзей?
   ГЕОРГИЙ. Похоже на то, что в налоговую, и правда, берут не совсем идиотов... (В бессознательном состоянии рушится на диван.)
   МАРИЯ (бросаясь к Георгию). Георгий! Георгий! Забудь про Вольтера. Ведь я осталась с тобой!
   ГЕОРГИЙ. Мое золото!..
   МАРИЯ. Я здесь, я только твоя.
   ГЕОРГИЙ. Шестнадцать килограммов...
   МАРИЯ. Я вешу немного больше, но это не страшно. Если захочешь, я похудею. (Наливает в стакан воду из графина.) На, выпей.
   ГЕОРГИЙ (отстраняя стакан, слабым голосом). Не надо... не надо худеть. Ты и так чудесно выглядишь.
  
   Входит ДАНИИЛ.
  
   ДАНИИЛ. Что здесь приключилось на этот раз?
   ЛЕОНИД. Дедушке плохо.
   ДАНИИЛ. Почему?
   ЛЕОНИД. Потому, что стало хорошо его другу.
   ДАНИИЛ. Кирееву? Он забрал Марию Егоровну?
   ГЕОРГИЙ (сворачивая комбинацию из трех пальцев). Шиш ему, а не Марию!
   ЛЕОНИД (Даниилу). Утащил твою добычу.
   ДАНИИЛ. Анну Степановну?
   ЛЕОНИД. Вольтера! То, что не по силам ночным философам, получилось у рядового инспектора.
   ДАНИИЛ. Он утащил Вольтера?
   ЛЕОНИД. Без всяких мешков и повязок на глазах.
   ДАНИИЛ. Который на комоде?
   ЛЕОНИД. Был на комоде... а теперь не существует в природе! Вот, смотри! (Указывает в сторону телевизора, где в это время воспроизводится запись, когда Даниил выходит из-за шторы и возвращает золотое изваяние в шкаф, а гипсовое - на комод.)
   ЛЕОНИД (потрясенный распахивает шкаф). Дедуля! Просыпайся, не вздумай умереть -- ты не Климент XIII ! (Открывает шкаф, переносит Вольтера на комод.) Наше золото у нас!
  
   Георгий с юношеской прытью вскакивает, подбегает к бюсту, стучит Вольтера по лбу.
  
   ГЕОРГИЙ. Он! Ленечка, он! Золотой ты мой! Гипс звучит совсем иначе.
   МАРИЯ. Вот что значит - настоящий философ!
   ЛЕОНИД. Вольтер?
   МАРИЯ. Даниил. Все предусмотрел...
   ЛЕОНИД. ...Из-за шторы. Но я его не виню. Природу не переплюнешь. У него тоже задатки... лазить по окнам и прятаться от людей.
  
   Входит ЛИЗА.
  
   ЛИЗА. ...И ухлестывать за чужими женами.
   ЛЕОНИД. Лиза, ты не видела скрытое видео!..
   ЛИЗА. И видеть не хочу. Представляю, что там заснято.
   ДАНИИЛ. Совсем не то, что ты думаешь.
   ЛИЗА. Разумеется не то. Я думала, ты в командировке, а ты на ночном симпозиуме... решаешь проблему недвижимости законной жены.
   ГЕОРГИЙ. Лиза, не брани его. Он у тебя из таких, каких еще поискать надо.
   ЛЕОНИД. В полицейской картотеке и не таких увидишь.
   ДАНИИЛ (вынимая из кармана кассету). А я кое-что увижу вот на этой штуке!
   ЛЕОНИД. Что это?
   ДАНИИЛ. Занятное видео. Особенно будет интересно для Анны Степановны.
  
   Вбегает взволнованная АННА.
  
   АННА. Мальчики! Беда! Инспектор попал под машину!
   ГЕОРГИЙ. Киреев?
   АННА. Да. Ваш школьный товарищ.
   ГЕОРГИЙ. Какая же это беда?! Это большая удача.
   МАРИЯ. Ему нужна помощь!
  
   Мария и Лиза убегают с намерением помочь пострадавшему. Входят ВОДИТЕЛЬ и ПАССАЖИР. Они придерживают под руки КИРЕЕВА, еще не полностью пришедшего в себя. В руке водителя портфель инспектора.
  
   ВОДИТЕЛЬ. Ваш товарищ? (Усаживают Киреева на диван, рядом ставят портфель.)
   ГЕОРГИЙ. Мы не знаем такого.
   АННА (кивая на Георгия). Это его школьный товарищ.
   ПАССАЖИР. Что тут спрашивать. Из этого дома выходил - значит их.
   ВОДИТЕЛЬ. Бельмы залил и прется... не смотрит. Всю облицовку погнул.
   ГЕОРГИЙ (подойдя к пострадавшему, изучает его). Нормально... Лицо не пострадало.
   ВОДИТЕЛЬ. И правая фара...
   ГЕОРГИЙ. Под глазом? Это чепуха -- небольшой синяк.
   ВОДИТЕЛЬ. И фигурой раскрошил лобовуху!
   ГЕОРГИЙ. Лоб у него крепкий - такому ничего не будет.
   ПАССАЖИР. Лобовое стекло! От фигуры только куски полетели.
   ДАНИИЛ. От какой фигуры?
   ВОДИТЕЛЬ. От гипсовой, которую тащил через дорогу.
   ДАНИИЛ. Вам еще повезло, что не золотая - сразу бы два покойника.
   ВОДИТЕЛЬ. Я его самого покойником сделаю! Мерс только десять тысяч прошел.
   ДАНИИЛ. Значит еще на гарантии.
   ГЕОРГИЙ. И застрахован. А вот он (указывает на Киреева) очень огорчится, когда увидит обломки, как вы говорите, фигуры.
   ПАССАЖИР. Она не застрахована?
   ГЕОРГИЙ. Мы все теперь не застрахованы -- он нас живьем проглотит.
   ЛЕОНИД. Подавится. У меня есть еще одна, не расстрелянная. (Кивает в сторону Киреева.) Не спешите его приводить в порядок. (Кричит.) Оксана! Оксана! (Убегает.)
   КИРЕЕВ (слабым голосом). Что со мной? Кто эти люди? (Указывает на водителя и пассажира.)
   ГЕОРГИЙ. Неплательщики налогов.
   КИРЕЕВ (вскакивает, мгновенно приходя в чувство). Они?!
   ГЕОРГИЙ. На скрытые доходы приобрели "Мерседес". (Водителю.) Вы сбили инспектора налоговой службы.
   ВОДИТЕЛЬ (пассажиру). Черт побери! Мы, кажется, здорово влипли.
   ГЕОРГИЙ. Самое лучшее, что вы можете сделать - немедленно скрыться.
   ВОДИТЕЛЬ (указывая на Киреева). А он?
   ГЕОРГИЙ. А мы его успокоим. (Кирееву, усаживая его на диван.) Я пошутил. Это добрые самаритяне, которые подняли тебя, когда ты оступился на крыльце.
   ВОДИТЕЛЬ. Так мы пойдем?
   ГЕОРГИЙ. Идите. С места - вторую, и сразу форсаж!
   ВОДИТЕЛЬ. Окей, старина! Все понятно.
  
   Водитель и Пассажир уходят. Появляется ОКСАНА с веником
  
   ОКСАНА. Мы так не договаривались! С какой это стати, я должна убирать еще на улице?
   ДАНИИЛ (забирая у Оксаны веник). Я сам уберу.
  
   Даниил и Оксана уходят.
  
   КИРЕЕВ (кивая в сторону ушедших). Ей бы этот больше подошел... чем новый. Где он?
   АННА. Арсений?
   КИРЕЕВ. Нет... как его... философ.
   ГЕОРГИЙ. Пошел подметать.
   КИРЕЕВ. Где Вольтер?
  
   Входит ЛЕОНИД с бюстом в руках.
  
   ЛЕОНИД. Ничего его не берет, ни пуля, ни...
   ГЕОРГИЙ. Тихо!.. Хорошо, что золотой - не разбился.
   ЛЕОНИД. Еще тысячу лет проживет, если, конечно, в сырости не держать.
   ГЕОРГИЙ. Он на старости лет страдал от ревматизма.
   КИРЕЕВ (окончательно приходя в себя). Помещу его в банковскую ячейку.
   ЛЕОНИД. Правильно -- там хорошая вентиляция. (Незаметно для Киреева вертит пальцем у виска.)
   КИРЕЕВ. И завещаю своим внукам.
   ГЕОРГИЙ. Лучше и не придумаешь.
   ЛЕОНИД. Вы их просто осчастливите. (Незаметно для Киреева расстегивает его портфель, перекладывает лежащую там кассету в свой карман.)
   ГЕОРГИЙ. Мы сейчас вызовем такси.
   КИРЕЕВ. Да. Так будет лучше.
   ГЕОРГИЙ. (Кирееву). Я тебя сопровожу.
   КИРЕЕВ. А Вольтер?
   ГЕОРГИЙ (указывая на Леонида). Он донесет.
  
   Входит ДАНИИЛ, делает жест, означающий "улики убраны, все шито-крыто".
  
   ЛЕОНИД (указывая на Даниила). Пусть он таскает Вольтера - ему привычней. И осторожней на крыльце!
   КИРЕЕВ. Не надо, я сам. (Берет Вольтера, кряхтя и охая, уходит. Георгий заботливо, почти суетливо, сопровождает его.)
   ЛЕОНИД. (Даниилу, доставая из кармана кассету, хвастливо вертит ее). А я пока развлекусь - посмотрю видео.
   ДАНИИЛ. Что это?
   ЛЕОНИД. Все твои проделки, записанные за последний месяц.
   АННА. Леонид, это неприлично!
   ЛЕОНИД. Хорошо, тогда я буду развлекаться один.
   АННА. Леонид, не смей!
   ДАНИИЛ. Аня, оставь его, пусть смотрит.
   ЛЕОНИД. И посмотрю! (Уходит.)
   ДАНИИЛ (вынимая кассету из кармана). У него моя лекция о Вольтере и способах быстрого принятия решений. А что было между нами - не для посторонних глаз.
   АННА. Слава богу! Посторонней мужа на таких просмотрах не бывает.
   ДАНИИЛ (подходя к Вольтеру). Спасибо, золотой, что помог. Но все равно -- за людьми лучше не подсматривать. От этого -- одни неприятности! (Разворачивает бюст лицом к стене. Подходит к Анне, целует ее.)
  

(Занавес)

  
   (с) Александр Пальчун
   palchun2000@gmail.com

2019 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   стр. 36
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Временная жена"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"