Пальчун Александр Петрович: другие произведения.

Матушка Мария

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр Пальчун

palchun2000@gmail.com

МАТУШКА МАРИЯ

(Комедия)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

   КАМИЛЛА
   ЛУИЗА
   БЕРНАР
   МАРТИН
   ЛЕОН
   СОФИ
   ШАРЛОТТА
   МАДЛЕН
  
   Уютный холл небольшого доходного дома, номера которого сдаются постояльцам. Три двери: слева и справа, ведущие в коридоры и в комнаты постояльцев, третья дверь -- входная с улицы -- по центру. В гостиной два дивана, пара кресел и журнальный столик между ними. У центральной двери вешалка для одежды, на стене зеркало, рядом тумбочка с туалетными принадлежностями. Из левой двери выходят директор гостиницы КАМИЛЛА и ЛУИЗА - будущая квартирантка. Они только что посмотрели комнату и обговаривают условия проживания.
  
   ЛУИЗА. Камилла Павловна, комната в вашем отеле мне очень понравилась, солнечная сторона, красивые обои. И театр, где я работаю, совсем рядом.
   КАМИЛЛА. Вы актриса?
   ЛУИЗА. Да, начинающая. Получила место три месяца назад. А теперь подыскиваю жилье рядом с работой. Эти массовки меня совсем измучили.
   КАМИЛЛА. Какие массовки?
   ЛУИЗА. Так мы называем массовые сцены. Я говорю о пробках и давке в транспорте. После них иной раз вместо комедии начинаешь играть трагедию. И дорога выходит в копеечку.
   КАМИЛЛА. Теперь будете экономить. Стоимость у нас минимальная - тридцать евро в сутки.
   ЛУИЗА. Тридцать евро?!
   КАМИЛЛА. А что вы хотели - центр города. Другие по сорок и по пятьдесят берут. И комнаты не более шкафа. А у нас -- сами видели. Нет-нет, меньше тридцати и не мечтайте. И оплата вперед.
   ЛУИЗА. Может двадцать пять?
   КАМИЛЛА. Тогда мне от вашего проживания одни убытки. Вы знаете, почем нынче электричество?
   ЛУИЗА. Не знаю.
   КАМИЛЛА. А вода? За отопление я уже молчу. Не понимаю, сколько заколачивают эскимосы, если им хватает на отопление чумов? Была б моя воля, я бы этот отель перетащила в Африку.
   ЛУИЗА. У нас в театре тоже холодно.
   КАМИЛЛА. А у меня температура комнатная.
   ЛУИЗА. Да, Камилла Павловна, у вас можно ходить без пальто. Но почему в моем номере две кровати?
   КАМИЛЛА. Как почему? Я сдаю комнату для двух девочек.
   ЛУИЗА. Для двух?
   КАМИЛЛА. А как же иначе! Одна обязательно наведет ухажеров. Извините! Тогда я знаю, во что превратится этот дом. А так, и вам веселее, и мне меньше неприятностей.
   ЛУИЗА. Но у меня нет бездомной подруги.
   КАМИЛЛА. В вашем возрасте они легко появляются. Комната только для двоих. Да вам и дешевле получится: то ли одной платить, то ли двоим.
   ЛУИЗА. Хорошо, я попробую подыскать кого-нибудь.
   КАМИЛЛА. Да, будет лучше, если сами найдете, чем мне подселять.
   ЛУИЗА. А если... а если это будет не подруга, а...
   КАМИЛЛА. Нет, ухажеров не надо.
   ЛУИЗА. ...А если это будет моя мама? Она сейчас живет в деревне, и я давно мечтаю перевезти ее в город.
   КАМИЛЛА. Мама? Ради бога. Это даже лучше, чем подруга. Известно, какие теперь подруги.
   ЛУИЗА. И мама хочет пожить вместе.
   КАМИЛЛА. Отлично, и у меня подруга появится, хоть будет с кем словом перекинуться. Теперь жильцы в основном с телефоном общаются. Его спросишь о чем-либо, он наушники вынет и смотрит, словно только что из аквариума вылез. Против мамы я не возражаю.
  
   (Из правой двери выглядывает БЕРНАР - мужчина лет сорока.)
  
   БЕРНАР. Камилла Павловна, можно вас на минутку?
   КАМИЛЛА. Иду, иду, Бернар. (Уходит.)
   ЛУИЗА. Хороши дела. Одно общежитие сменила на другое. Вот вам и отдельные номера! Прости меня, мамочка. Но тебе придется оказаться в городе, не покидая деревни. Ты у меня будешь набожная, милая, добрая старушка. Никто не обвинит меня, что я изображу тебя хуже, чем ты на самом деле. Парик у меня есть и мне ли не знать, как ты ходишь и говоришь? (Уходит в левую дверь.)
  
   (Из правой двери выходят КАМИЛЛА и БЕРНАР.)
  
   КАМИЛЛА. Бернарчик, надеюсь, ты не станешь меня огорчать и будешь вести себя прилично. У нас появилась новенькая жилица - смазливая актрисочка и скоро приедет ее мамаша.
   БЕРНАР. Золотце, о чем ты говоришь! Когда я тебя огорчал? Да и где я найду такую прелесть, как ты? Напрасно ты приревновала меня к Барселоне -- так называется футбольный клуб.
   КАМИЛЛА. Во сне ты говорил Варселина.
   БЕРНАР. Тебе послышалось. И ты же знаешь мою дикцию. Тем более я не могу отвечать за произношение в спящем режиме. И сколько ей лет?
   КАМИЛЛА. Маме?
   БЕРНАР. Разумеется маме. Не хватало мне еще интересоваться актрисами!
   КАМИЛЛА. Я ее не видела. А почему тебя интересуют чужие мамы?
   БЕРНАР. Я беспокоюсь только о тебе и репутации твоей гостиницы. Не хватало еще, чтобы о нас пошла слава как о доме престарелых или муниципальном приюте.
   КАМИЛЛА. Не волнуйся, ей двадцать лет.
   БЕРНАР. Маме?
   КАМИЛЛА. Новой жилице. Тогда ее маме должно быть не меньше сорока.
   БЕРНАР. О-о-о, это твой цветущий возраст!
   КАМИЛЛА. Да, Бернар, именно так. И не верь, пожалуйста, глупым сплетням, что мне больше.
   БЕРНАР. Господи! Да что у меня глаз нет, верить всяким клеветникам...
   КАМИЛЛА. И кто на меня клевещет?
   БЕРНАР. ...Верить всяким клеветникам, если бы они появились. Ты ко мне сегодня заглянешь?
   КАМИЛЛА. Лучше ты заходи ко мне. Если кто-то увидит, скажешь, что менял лампочку.
   БЕРНАР. Обязательно. А ты заведи себе за правило использовать только лампы накаливания. Нынешние - экономные -- перегорают одни раз в полгода, а то и реже.
   КАМИЛЛА. За это время на стенку полезть можно.
   БЕРНАР. Не приведи господь. Но мне пора бежать. Заезд через пару часов, а я еще не видел гнедую под восьмым номером.
   КАМИЛЛА. Бернар, прошу тебя, много не ставь.
  
   (Входит МАРТИН и ЛЕОН.)
  
   БЕРНАР (заметив вошедших). Нет, я поставлю!.. И поставлю вопрос решительно! Речь идет о репутации нашего банка. И я, как председатель правления, не собираюсь раздавать кредиты налево и направо неизвестно кому! Но теперь я вынужден покинуть вас - через час заседание совета директоров.
   КАМИЛЛА. Я вас провожу. Бернар, не забудьте похлопотать о займе под будущее расширение нашего отеля.
  
   (КАМИЛЛА и БЕРНАР уходят.)
  
   МАРТИН. Леон, ты слышал, наш псевдо-банкир вчера просадил на скачках две тысячи?
   ЛЕОН. Папа, не понимаю, где он их берет?
   МАРТИН. Леон, надо уметь вкручивать лампочки.
   ЛЕОН. Никогда не поверю, что эта скряга его финансирует.
   МАРТИН. Сынок, финансируем его мы с тобой и остальные бедолаги, угодившие в лапы матушки Камиллы.
   ЛЕОН. Папа, ради бога, не называй ее матушкой! Мне надоело менять квартиры.
   МАРТИН. А мне надоело называть тебя сыночком!
   ЛЕОН. Думаешь, мне приятно в двадцать лет неожиданно обзавестись таким вот папашей?
   МАРТИН. Ты в нашем деле против меня и в самом деле сынок. Когда ты родился - я освободился.
   ЛЕОН. Нашел чем хвастать - древним возрастом и тюремным сроком. Лучшей репутации для охотника за чужим состоянием и не придумаешь.
   МАРТИН. За моими плечами опыт.
   ЛЕОН. А за моими -- молодость.
   МАРТИН. Вот и топай на стройку, там всегда требуются балбесы. Чем моложе ишак, тем больше его можно навьючить.
  
   (Входит КАМИЛЛА.)
  
   КАМИЛЛА (Мартину). Уважаемый граф, вы сегодня решили воздержаться от визитов?
   МАРТИН. Что вы, Камилла? Для того ли мы поселились в вашем уютном гнездышке, в самом центре города, чтобы сторониться людей? Сегодня мы посетим национальный музей, а вечером с Леоном и кузеном Лораном Ольденбургским познакомимся с вашим театром. Что бы ни говорили, но наш американский театр значительно уступает вашему. Ничего не поделаешь, традиции и многовековая история дают о себе знать.
   КАМИЛЛА. Вам повезло! Сегодня вечером вы сможете оценить игру нашей новой жилицы. В восьмом номере поселилась молодая актриса. Вскоре должна приехать и ее мама.
   МАРТИН. О, как интересно! Но мне личные знакомства с актрисами всегда мешало восприятию постановки. Это все равно что видеть своего дворецкого, заседающего в парламенте.
   ЛЕОН. Папа, но мы еще не знакомы с соседкой и никто не мешает нам насладиться спектаклем.
   МАРТИН. Она окончила какую-то школу? Кто ее родители?
   КАМИЛЛА. Как я поняла с ее слов, она из очень обеспеченной семьи. У них в Шампани богатое имение. Но папа умер два года назад, а мама без слез не может смотреть на дом, где была так счастлива. Они решили жить вместе, а имение оставить на управляющего.
   МАРТИН. Трезвое решение. Близкие люди не должны разлучаться. Вот мы с Леоном имеем возможность путешествовать по миру отдельно, но придерживаемся традиций. Откуда у молодого человека появится опыт, если рядом не будет отца?
   КАМИЛЛА. А что вы скажете о Софи? Если вам не нравится соседство этой плаксы, я могу переселить ее в дальнюю комнату.
   МАРТИН. Нет-нет, не трогайте нечастное дитя.
   ЛЕОН. Иногда, конечно, мы слышим, как она рыдает. Но у девушек это быстро проходит.
   КАМИЛЛА. Она говорит, что поссорилась с родителями, и они выгнали ее из дома. Только поэтому мое доброе сердце не устояло, я сдала ей отдельную комнату. Впрочем, она обещала подыскать себе подругу. Надеюсь, не такую бездомную, как она. У меня железное правило - постояльцы не должны тосковать в одиночестве.
   ЛЕОН. А Бернар? Он, кажется, живет один?
   КАМИЛЛА. На мужчин это правило иногда может и не распространяться. К тому же, Бернар - банкир. Он имеет дело с большими суммами. В целях безопасности ему лучше жить одному. Надо и его спросить, не докучает ли ему Софи? А вот и она.
  
   (Из правой двери выходит СОФИ, невзрачная, плохо одетая девушка со слезами на глазах.)
  
   КАМИЛЛА. Софи, что случилось на этот раз?
   СОФИ. Я обожгла руку.
   КАМИЛЛА. Софи, в твоей семье, наверное, пищу готовили на дровяной плите - совсем не умеешь обращаться с электрической.
   СОФИ. Да, с электрической не умею.
   КАМИЛЛА. В каких деревнях таких выращивают?!
   МАРТИН. Она еще молодая и со временем всему научится. Мы с Леоном, к слову, тоже небольшие специалисты по плитам. Когда в доме армия прислуги, навыков не прибавляется.
   СОФИ (Мартину). У вас в доме была прислуга?
   КАМИЛЛА. Что значит была. В старинных дворянских семьях, как у Мартина и Леона, всю черновую работу и сегодня выполняет прислуга.
   СОФИ. Я знаю.
   КАМИЛЛА. А если знаешь, то не задавай глупых вопросов. И поменьше рыдай. А то все принимают тебя за профессиональную плакальщицу, работающую на дому.
   СОФИ. Я постараюсь. Но рука сильно печет.
   КАМИЛЛА. Покажи.
  
   (Софи показывает ожог.)
  
   КАМИЛЛА. Пойдем перевяжу, хотя непонятно, из-за чего тут плакать.
  
   (КАМИЛЛА и СОФИ уходят в правую дверь.)
  
   ЛЕОН. Мне жаль эту бедную девушку. Когда разбогатеем, возьмем ее в прислугу.
   МАРТИН. Непременно! Я всю жизнь только и мечтал выполнять работу за своих слуг - она ведь ничего не умеет.
   ЛЕОН. Мартин, ты не прав.
   МАРТИН. Запомни, я тебе не Мартин, а родной и любимый папа! Еще не хватало провалиться из-за твоего длинного языка!
   ЛЕОН. Хорошо, папочка. Но насчет Софи ты не прав, она здорово научилась плакать. А тот, кто освоил этот навык, будь уверен, параллельно обучился и многим другим.
   МАРТИН. Здесь я спорить не стану. И тебе не помешало бы пролить пару кубометров слез.
  
   (Из левой двери выходит преображенная ЛУИЗА. Она в парике, в другой одежде, изображает свою мать.)
  
   ЛУИЗА. Добрый день, молодые люди.
   МАРТИН. Добрый день, мадам.
   ЛЕОН. Здравствуйте.
   ЛУИЗА. Так вот вы какие отец и сын Батлеры.
   МАРТИН. Рады представиться - Мартин. А это мой сын Леон. Мы американцы и поселились в этом гостеприимном доме неделю назад.
   ЛУИЗА. Какое совпадение.
   МАРТИН. Вы тоже американка?
   ЛУИЗА. Нет. Я тоже поселилась с дочерью. Меня зовут Мария... матушка Мария - я только что приехала. Моей дочери Луизе так одиноко в огромном городе, что пришлось оставить наше имение. Но после неторопливой сельской жизни я теряюсь в этой толчее.
   МАРТИН. Нам, конечно, после Америки толчея не в диковинку, но честно признаться, мы тоже малость подустали и с удовольствием бы уединились где-то в сельской идиллии.
  
   (Входит КАМИЛЛА.)
  
   ЛУИЗА. Вы, наверное, Камилла? Хозяйка гостиницы? Здравствуйте.
   КАМИЛЛА. Извините?..
   ЛУИЗА. Я Мария - матушка Луизы. Мне очень, очень у вас нравится.
   КАМИЛЛА. Вы уже приехали?
   ЛУИЗА. Да. Только что. Луиза успела мне показать кухню. Но я забыла, где она находится. И мы хотели бы иметь там отдельный столик. Конечно, питаться мы будем вне дома, но за каждой чашечкой кофе на улицу не набегаешься.
   КАМИЛЛА. Конечно, матушка Мария, пойдемте, я вам все покажу.
  
   (КАМИЛЛА и ЛУИЗА уходят.)
  
   МАРТИН. Как тебе матушка Мария?
   ЛЕОН. Немного странная. И кажется, у нее не все в порядке с головой - забыла, где находится кухня.
   МАРТИН. Лишь бы помнила номера своих банковских счетов. А если забудет, я ей смогу подсказать. По мне, так это именно то, что мы ищем.
   ЛЕОН. По тебе - да. А для меня очень старая.
   МАРТИН. Мальчик мой, запомни на всю жизнь -- в природе не существует старых женщин. Есть только бедные и богатые. И если ты сомневаешься в словах своего отца, то подойди к женщине самых преклонных лет и спроси, как ей живется в старости.
   ЛЕОН. И что я услышу?
   МАРТИН. Звук пощечины на своей щеке.
   ЛЕОН. У меня хорошая реакция, я смогу увернуться...
   МАРТИН. ...От больших денег. Все! Я беру эту вдовушку в оборот. Это менее накладно, чем рыскать по светским салонам. Да и некрасиво быть таким неблагодарным.
   ЛЕОН. И кого мы должны благодарить?
   МАРТИН. Всевышнего, который из космоса разглядел, где мы находимся и направил сюда эту наивную дамочку...
   ЛЕОН. ... И ее дочку.
   МАРТИН. Хорошо, так и быть, актрису бери себе, а я займусь ее мамашей. Глядишь, где-нибудь да выстрелит. Но заранее тебе сочувствую - всякая актриса способна морочить голову до бесконечности.
   ЛЕОН. А я приношу соболезнования тебе. Мамаши актрис, да еще престарелые, тоже не подарок.
   МАРТИН. Вот и посмотрим, что победит, твоя наивная молодость, или мой многолетний опыт?
  
   (Входит БЕРНАР. Он явно чем-то расстроен.)
  
   БЕРНАР. Мое почтение. (Кидает шляпу на диван, садится, опустошенно смотрит в пол.)
   ЛЕОН. Что случилось, Бернар?
  
   (БЕРНАР молчит.)
  
   МАРТИН. Дружище, что приключилось?
   БЕРНАР. Чертова кобыла!
   ЛЕОН. Какая кобыла?
   БЕРНАР (опомнившись). Жена... жена главного акционера. Он без нее не может решить ни одного вопроса! Иногда она приходит раньше его, обходит всех... членов правления. Некоторых обдает грязью... не в глаза, конечно, а со стороны. А когда наступает решающий момент, они словно парализованы. И она побеждает.
   МАРТИН. Так вы бы и ставили на нее. То есть так, чтобы учесть ее мнение.
   БЕРНАР. И поставил. Но на этот раз она взбрыкнула, шлея под хвост попала... Неожиданно уступила мужу и другим... членам правления.
   ЛЕОН. И много вы потеряли?
   БЕРНАР. Пятьсот евро... тысяч, конечно.
   МАРТИН. Сочувствуем, Бернар. Мы когда-то с Леоном потеряли всего сто тысяч и то настроение было испорчено на целых два часа.
   ЛЕОН. Не меньше.
   МАРТИН. Но потом мы отыгрались на бирже.
   БЕРНАР. И я завтра отыграюсь!
   МАРТИН. Не сомневаемся, Бернар. Желаем удачи.
  
   (МАРТИН и ЛЕОН уходят в центральную дверь. Из правой двери входит КАМИЛЛА и ЛУИЗА, изображающая матушку Марию.)
  
   КАМИЛЛА (бросается к Бернару). Бернар, что случилось?
   БЕРНАР (осматривая Луизу). Неприятности в банке.
   КАМИЛЛА. Опять?
   БЕРНАР. А что поделаешь?! Фондовые ранки лихорадит, кризис за кризисом.
   КАМИЛЛА. Господин Бернар, не расстраивайтесь. Мы переживем и этот кризис. Знакомьтесь, матушка нашей театральной звезды Луизы.
   ЛУИЗА (представляется). Мария.
   БЕРНАР. Бернар...
   КАМИЛЛА. ...Председатель правления акционерного банка, живет в девятом номере.
   БЕРНАР (Луизе). А вы?
   ЛУИЗА. А мы с дочерью занимаем восьмой.
   БЕРНАР. Значит, соседи.
   КАМИЛЛА. Бернар, но вы недавно говорили, что хотели бы переселиться в одиннадцатый?
   БЕРНАР. В одиннадцатый? Я говорил?
   КАМИЛЛА (твердо). Да, говорили! Он намного просторней и с улицы меньше шума.
   БЕРНАР. Да-да, я вспомнил. Именно шума я и не люблю. Поэтому перееду. (Луизе, виновато.) Вот видите, как получается.
   ЛУИЗА. Не беда. Мы с вами всегда можем видеться в этой гостиной.
   КАМИЛЛА. Господин Бернар очень занят. Его день до предела насыщен десятками дел.
   БЕРНАР (обреченно разводит руками). Ничего не поделаешь - таков уж он неспокойный финансовый мир. Одни проблемы.
   КАМИЛЛА. У меня тоже неприятность за неприятностью, утром, например, сгорела лампочка.
   БЕРНАР. Камилла, не знаю, получится ли, но давайте я попробую вам помочь.
   КАМИЛЛА. Бернар, помогите, все мужчины сейчас разошлись.
  
   (БЕРНАР и КАМИЛЛА направляются к правой двери.)
  
   ЛУИЗА (вослед). Если у нас перегорит, мы тоже обратимся к вам.
   КАМИЛЛА. Мария, в вашем номере стоят современные лампы, они исправно работают до пяти лет.
  
   (БЕРНАР и КАМИЛЛА уходят. ЛУИЗА подходит к зеркалу, оценивает свое убранство.)
  
   ЛУИЗА (в зеркало). Ну и хорошо, что работают. Матушка, а ты в свои годы неплохо выглядишь. Бодренькая, веселенькая, совсем еще девочка. (Скачет и резвится перед зеркалом.) Ах, если бы не эта поясница! (Принимает позу согбенной старушки, делает несколько шаркающих шажков.) Нет, мамочка, такой тебе становиться еще рано. (Энергично выпрямляется и скачет на одной ноге.)
  
   (Из правой двери выходит СОФИ. Не замеченная Луизой, она наблюдает за ее лицедейством.)
  
   ЛУИЗА. А этот Леончик совсем не плох. Но, кажется, папаша командует им похлеще нашего режиссера. Но я и режиссера, и Леона поставлю на место. (Вертит парик на голове, смеется. Неожиданно замечает Софи.)
   ЛУИЗА. Ой!
   СОФИ. Матушка Мария, что это с вами?
   ЛУИЗА. Софи... Софи, как ты меня напугала.
   СОФИ. У вас накладные волосы?
   ЛУИЗА. Если бы только волосы. Софи, я вся накладная.
   СОФИ. Я не понимаю вас, матушка Мария.
  
   (С чемоданчиков в руках входит стройная и подтянутая ШАРЛОТТА.)
  
   ЛУИЗА (принимая позу старушки с больной поясницей). Софи, помоги мне пройти в мою комнату, ступить не могу.
   СОФИ. Конечно, матушка Мария. (Шарлотте.) Одну минуту, мадам, я сейчас вернусь. (Уводит Луизу в левую дверь.)
  
   (ШАРЛОТТА ставит чемоданчик на диван, расстегивает его, вынимает фотографию, изучает ее.)
  
   ШАРЛОТТА. Это она! (Вынимает телефон, набирает номер.) Алло! Добрый день, майор! Я обнаружила ее... в гостинице, как вы и предполагали. Нет, ошибки быть не может. Ее фоторобот сделан лучше фотографии. Я поселяюсь... Поняла... копить улики и брать только с поличным. Все. Вечером выйду на связь. (Прячет телефон.)
  
   (Из левой двери выходит хохочущая СОФИ.)
  
   СОФИ. Ой!.. Умора!.. Надо же такое придумать! (Осекается, вспомнив о Шарлотте.) Извините....
   ШАРЛОТТА. Чем вас рассмешила больная старушка?
   СОФИ. Ой, не спрашивайте... (Прыскает.) Ее зовут (делается серьезной) матушка Мария. Сказала, что если умрет в таком виде, то чтобы гроб ее изготовили буквой "г". (Смеется.)
   ШАРЛОТТА. Веселая тетенька. И давно она здесь живет?
   СОФИ. Нет. Только что приехала. Сначала Луиза, ее дочь, а потом неожиданно... приехала и она.
   ШАРЛОТТА. Почему неожиданно?
   СОФИ. Для меня это было неожиданно. Такого я еще не видела.
   ШАРЛОТТА. Меня зовут Шарлотта. Я хотела бы поселиться в вашей гостинице на недельку. Есть свободные номера?
   СОФИ. Извините, я не хозяйка, снимаю здесь комнату. Сейчас приглашу Камиллу. А вот и она.
  
   (Входит КАМИЛЛА.)
  
   СОФИ. Камилла, девушка ищет комнату. (Прыскает, не сумев сдержать приступ смеха.)
   ШАРЛОТТА. У вас есть свободные номера?
   КАМИЛЛА (смеющейся Софи). Давно бы так! (Шарлотте.) В комнате этой хохотушки есть свободная койка.
   ШАРЛОТТА. Нет-нет, я хотела бы жить отдельно.
   КАМИЛЛА. Да что ж это такое! Все не переносят друг друга.
   ШАРЛОТТА. Я журналист - не люблю слова "журналистка". Буду освещать работу сорок восьмого экономического форума. Мне придется работать над материалами по вечерам, не хотела бы мешать другим.
   КАМИЛЛА. Тогда двойная оплата.
   ШАРЛОТТА. Я согласна, тем более что редакция возместит расходы.
   КАМИЛЛА. Пойдемте, я покажу вашу комнату. Как вас зовут?
   ШАРЛОТТА. Шарлотта.
   КАМИЛЛА. А меня Камилла.
  
   (ШАРЛОТТА и КАМИЛЛА уходят. СОФИ, смеясь, падает на диван. Из левой двери выходит ЛУИЗА в своем обычном молодом образе.)
  
   ЛУИЗА. Софи, ты ведь обещала молчать... о моей матушке.
   СОФИ. Не могу успокоиться. Как только представлю тебя...
   ЛУИЗА. Да что здесь веселого? Мы на сцене делаем подобное каждый день.
   СОФИ. То на сцене, а то в жизни.
   ЛУИЗА. Софи, поверь, нет никакой разницы. Все мы играем, и все мы актеры. Правда, в жизни нашу игру не всегда замечают и не ценят по достоинству. Но бывает и наоборот -- иногда выпадает большая удача...
   СОФИ. ...Или богатый муж.
   ЛУИЗА. А почему бы и нет? Моя мама часто говорит...
   СОФИ. Луиза, не надо о маме, иначе я за себя не отвечаю.
   ЛУИЗА. Моя настоящая мама.
   СОФИ. Она похожа на матушку Марию?
   ЛУИЗА. Как две капли воды -- две овечки Долли.
   СОФИ. Луиза, не смеши.
   ЛУИЗА. Не буду. Так вот, моя мама говорит: в мире скопилось столько денег, что он давно бы лопнул, если бы женщины не помогали избавляться от них.
   СОФИ. Но только скапливаются они очень уж неравномерно.
   ЛУИЗА. И наша задача, исправить неравномерность, чтобы с миром ничего не приключилось.
   СОФИ. Да большинство этим и занимается.
   ЛУИЗА. А мы не только этим, мы еще и в театре играем. Ты пока попробуй себя в домашнем, а там, глядишь, и на сцену со мной выйдешь.
  
   (Входят МАРТИН и ЛЕОН.)
  
   МАРТИН. Софи, что я вижу? Ты не плачешь?
   СОФИ. Меня мама Луизы вылечила.
   ЛУИЗА. Софи, я же просила...
   СОФИ. Ты сама смеялась. Ее мама возмущалась, что городские мужчины при встрече с ней не снимают шляпы. Тогда как в деревне все снимают. Из этого она сделала вывод, что городские - невоспитанные и невежи.
   МАРТИН. Так оно и есть. И что здесь смешного?
   СОФИ. Я представила, как она стоит на бульваре, а колонны мужчин, проходя рядом, отвешивают поклоны. Добрый день, мисс! Доброе утро, мадам! Вы сегодня чудесно выглядите!
   МАРТИН. Она и в самом деле чудесно выглядит.
   ЛУИЗА. Маме было бы приятно услышать ваши слова.
   МАРТИН. При встрече с ней, я обязательно их произнесу. И не покривлю душой -- это не дежурный комплимент. Луиза, ваша матушка - женщина необычайной красоты, и я не понимаю людей, которые этого не замечают. Вот как телевиденье портит зрение! Я за свою жизнь посетил много салонов, видел сотни красавиц, но ваша мама затмит любую из них.
   ЛЕОН. Папа, я с тобой всегда соглашаюсь, но на этот раз позволь возразить -- не любую!
   МАРТИН. Как не любую?
   ЛЕОН. А вот так! Посмотри на Луизу.
   МАРТИН. На Луизу... Еще бы! Ведь она ее дочь. Тут и спорить нечего.
   ЛУИЗА. Мартин, Леон, вы меня в краску вгоняете. Заставляете соперничать со своей мамой.
   МАРТИН. Луиза, вы нас неправильно поняли. Какое может быть соперничество между дочкой и матерью? Ведь мы с Леоном, с моим сыном, не соперничаем. Ему нравитесь вы, а мне нравится ваша матушка.
   ЛЕОН. Никакого соперничества.
   ЛУИЗА. Жаль, что вы еще не видели новую жилицу -- она только что поселилась. Здесь без соперничества не обойдется.
  
   (Входят КАМИЛЛА и ШАРЛОТТА.)
  
   КАМИЛЛА. Отлично! Почти все члены нашей дружной семьи в сборе. Разрешите представить, Шарлотта - журналист, будет освещать работу экономического форума.
   МАРТИН. Очень приятно, Мартин. (Пытается снять несуществующую шляпу.)
   ЛЕОН (вежливо кланяется). Леон.
   КАМИЛЛА. Не хватает только Бернара и матушки Марии.
   СОФИ. У нее немного разболелась спина.
   ЛУИЗА. Но, несмотря на это, моя мама тоже помчалась на форум - она в списке приглашенных.
   ШАРЛОТТА. Даже так?
   СОФИ. Так что можете взять у нее интервью, не выходя из дома.
   ЛУИЗА. Мама не любит говорить о финансах.
   ШАРЛОТТА. Догадываюсь - она человек дела. Но нашу газету всегда интересовали именно такие... энергичные, предприимчивые, готовые на все ради успеха, и не очень разговорчивые люди.
   ЛУИЗА. Вы считаете мою маму энергичной?
   ШАРЛОТТА. Конечно. Вам, как дочери, возможно, известны не все ее деловые качества. Родственники зачастую понятия не имеют, кто живет рядом с ними. Но поверьте, ваша мама - большой специалист. Я беседовала с экспертами, они ставят ее очень высоко.
   ЛУИЗА (недоуменно). Мою маму?
   ШАРЛОТТА. Да. Я предварительно ознакомилась с ее биографией. На ее счету немало блестяще воплощенных проектов.
   ЛУИЗА. Мамочка, что же ты ничего не рассказывала своей дочери?
   СОФИ. У нее бесподобная мама. Но поверьте, у Луизы смекалки ничуть не меньше.
   ШАРЛОТТА. Не дай бог!..
   МАРТИН. Что вы сказали?
   ШАРЛОТТА. ...Не дай бог ее мама откажется дать интервью нашей газете или неожиданно покинет гостиницу. Мне в редакции этого не простят.
   СОФИ. Шарлотта, не волнуйтесь, Луиза обязательно устроит вам встречу со своей мамой. Луиза, ты обещаешь?
   ЛУИЗА. Когда ее отпустит спина. И маме не мешало бы перед встречей немного подготовиться. Так что предупредите заранее, когда решите взять...
   СОФИ. ...Интервью. А потом можно побеседовать с Луизой о ее театральной работе. А еще Мартин и Леон могут рассказать о своей жизни. Я думаю, ваших читателей заинтересует судьба этой аристократической - и что большая редкость - очень дружной семьи.
   МАРТИН. Нет-нет, это лишнее.
   ЛЕОН. Кроме знатного происхождения у нас никаких заслуг.
   ШАРЛОТТА. артину). В любом случае я обращусь к вам. Мне очень интересно ваше мнение о матушке Марии.
   МАРТИН. Самое высокое. Я во всем хотел бы походить на нее. Неукротимая энергия, деятельное обаяние. С подобным талантом можно вершить такие дела, которые нам с Леоном и не снились.
   ШАРЛОТТА. Тут вы абсолютно правы.
  
   (Неожиданно слышатся крики БЕРНАРА.)
  
   МАРТИН. Что случилось?!
   КАМИЛЛА. Это Бернар!
  
   (Все бросаются в правую дверь и вскоре выводят оттуда БЕРНАРА в полуобморочном состоянии, усаживают его в кресло.)
  
   МАРТИН (хлопая Бернара по щекам). Бернар, очнись. Что с тобой?
   БЕРНАР. Лампочка сгорела.
   ЛЕОН. Вас ударило током?
   БЕРНАР. Очень сильно.
   КАМИЛЛА. Зачем надо было менять еще одну? И той было достаточно.
   БЕРНАР. Я хотел как лучше. Я думал, там сто двадцать семь.
   МАРТИН. А там двести двадцать. Другой номер. И он бежит быстрее.
   БЕРНАР. Где бежит?
   МАРТИН. По проводам. И финиш может произойти раньше. Твой финиш. Как ты себя чувствуешь?
   БЕРНАР. Тело дрожит. Но голову прояснило, словно выпил стакан нашатыря. Такое впечатление, что мысли стали отчетливей и пронзают насквозь.
   ЛЕОН. Что пронзают?
   БЕРНАР. Всех. Каждого из вас.
   КАМИЛЛА. Бернар, что ты такое говоришь?
   БЕРНАР. Тебя, Камилла, я и без нового зрения понимаю. А вот он (указывает на Леона) вовсе не сын Мартина.
   МАРТИН. Как это не сын?
   БЕРНАР. А вот так - по крови не сын.
   МАРТИН. Погоди, Бернар, ты хочешь сказать, что моя супруга нагуляла Леона?
   БЕРНАР. Я такого не говорил.
   МАРТИН. Нет, только что ты именно так и сказал.
   БЕРНАР. Ваша супруга не могла его нагулять, поскольку у вас нет супруги.
   МАРТИН. Как это нет?! Тогда что, он святее Христа? У того отца не было, а у Леона ни отца ни матери?
   ЛЕОН. По-вашему, я круглый сирота?
   БЕРНАР. У меня от удара током открылся третий глаз.
   МАРТИН. Бернар, третьи глаза очень вредны для здоровья.
   ЛЕОН. Его следует отправить в больницу и лечить... пока не восстановится нормальное зрение.
   БЕРНАР. Э-э-э, нет! У вас ничего не получится. Я абсолютно здоров и все ваши мысли знаю наперед.
   МАРТИН. Хорошо, хорошо... если знаешь, и знай на здоровье. Только зачем о них кричать? Давай я тебя отведу в твою комнату. Отдохнешь, вздремнешь, а там с божьей помощью и заспишь свое ясновиденье. Ты еще скажи, что видишь через одежду, и мы перед тобой все голые. (Уводит Бернара.)
   БЕРНАР (у дверей). Нет, через одежду я не вижу.
   ШАРЛОТТА. Слава богу.
   ЛЕОН. Отоспится и третий глаз исчезнет.
   ШАРЛОТТА. А если не исчезнет? Ясновиденье - иной раз очень опасное свойство. У меня есть знакомые специалисты, они могут его изолировать.
   КАМИЛЛА. Не надо его изолировать. Я помогу ему уснуть, а там все наладится. (Уходит.)
   ШАРЛОТТА. Будь по-вашему. Но теперь, извините, мне надо аккредитоваться на форуме.
   ЛУИЗА. Если встретите мою маму, не рассказывайте ей о Бернаре -- у нее слабое сердце.
   ШАРЛОТТА. Хорошо, будем вашу маму экономить. (Уходит.)
   СОФИ. Ее мама такая впечатлительная, что в любую минуту может оставить Луизу сиротой.
   ЛЕОН. Да-а-а! Это очень неприятно -- оказаться без родителей. Бернар едва не осиротил меня! Я не знаю, что ему сделаю!
   ЛУИЗА. Леон, не сердитесь на Бернара, каждый может захворать.
   СОФИ. Особенно, если перед этим его шандарахнуть током.
   ЛЕОН. Меня в детстве три раза било, но я никого не сиротил.
   ЛУИЗА. Он поправится.
   СОФИ. А если не поправится, то может такого наговорить о вашей маме...
   ЛЕОН. Пусть только попробует. За вас, Луиза, и за вашу маму я всегда заступлюсь. Но я думаю, он пойдет на поправку. Я даже знаю, как его вылечить.
   ЛУИЗА. Вы знаете способ?
   ЛЕОН. Стопроцентный.
   ЛУИЗА. Леон, тогда полечите его. Не хватало еще по его милости потерять маму.
   СОФИ. Я тоже не хочу ее терять. Она меня так развеселила. А без матушки Марии ко мне подселят еще кого-нибудь или отправят к этой новенькой... Шарлотте.
   ЛЕОН. Между нами, она мне не очень нравится. Хотя меня током и не било, но она, по-моему, не журналист.
   СОФИ. Леон, с чего вы взяли?
   ЛЕОН. А где вы видели журналиста с такой ровной спиной? Над ней сорок восемь начальников. Корректор и тот с удовольствием черкает ее рукописи. Как она после всего этого может так гордо вышагивать?
   ЛУИЗА. Тогда кто она, если не журналист?
   ЛЕОН. Этого я не знаю.
   ЛУИЗА. Леон, а может, не стоит торопиться с лечением Бернара? Нет, я, конечно, не хочу, чтобы он всю жизнь маялся своим ясновиденьем и понимал, что происходит вокруг. Поверьте, для человека это большое несчастье.
   ЛЕОН. Я понимаю. Иной раз реализм хуже пессимизма.
   СОФИ. Остается одно спасение -- смотреть комедии.
   ЛУИЗА. Ты говоришь о театре?
   СОФИ. О театре. А разве их нельзя устраивать дома? Вон ваша мамочка...
   ЛУИЗА. Софи, некрасиво смеяться над человеком в преклонном возрасте.
   ЛЕОН. О каком возрасте вы говорите?! Папа без ума от вашей мамы. Для него возраст не помеха.
   ЛУИЗА. Тогда что его прельщает в ней?
   ЛЕОН. Ее... ее полновесная... душа. За долгую жизнь она сумела вобрать столько возвышенного и ценного... что никакими деньгами не измерить.
   ЛУИЗА. Леон, вы так поэтично говорите о женской душе, что я завидую девушке, которую вы полюбите.
   ЛЕОН. Я уже полюбил. Неожиданно для себя. Только не осмеливаюсь признаться в этом.
   ЛУИЗА. Но нам-то вы можете сказать?
   ЛЕОН. Вам могу.
   ЛУИЗА. И кто она?
   ЛЕОН. Это вы.
   ЛУИЗА. Я?
   ЛЕОН. Софи, конечно, тоже хорошая девушка. Но вы мне сразу приглянулись. Стоило мне увидеть вас, я подобно Бернару с его ясновиденьем, сразу понял, вы - именно та, которую я мечтал встретить всю свою жизнь.
   ЛУИЗА. Так неожиданно...
   ЛЕОН. Да, да... Меня словно молнией пронзило.
   СОФИ. Очень интересно. Одного -- молнией, второго - током. Но что скажет о вашим чувствах ее мама?
   ЛЕОН. При чем здесь ее мама? Ведь я не спрашиваю своего папу?
   СОФИ. При том, что в добропорядочных семьях всегда советуются с родителями по важным вопросам. Вот пусть ваш папенька поговорит с ее маменькой.
   ЛЕОН. Да он только об этом и мечтает! Он согласен говорить с матушкой Марией и день и ночь.
   ЛУИЗА. Вот видите, Леон, как хорошо. Вы мне тоже очень нравитесь. Ударом молнии, конечно, похвастаться не могу, но когда я вас увидела, мой внутренний голос что-то сказал.
   ЛЕОН. И что именно?
   ЛУИЗА. Но в этот момент Камилла что-то кричала в телефон, и я не расслышала. А голос не стал повторять. Я думаю, он хотел сказать, что это судьба. Но Софи правильно говорит, вашему папе сначала надо поговорить с моей мамой. Какой бы я оказалась дочерью, если бы все утаила от нее?
  
   (Входит МАРТИН.)
  
   МАРТИН. Заснул. Но бередит во сне. О нас с тобой, Леон, такого наговорил, что окажись он здоровым, нам давно бы сидеть в тюрьме.
   ЛУИЗА. Это пройдет. Я в интернете видела, как возбуждают головной мозг с помощью электричества. Но потом, когда провода отключают, все опять приходит в норму.
   МАРТИН. Луиза, и о вас что-то говорил, и о вас Софи, и о Шарлотте. Но я ничего не разобрал.
   ЛУИЗА. Вот видите, питание выключили, и импульсы стали угасать.
   ЛЕОН. Я знаю, как направить эти импульсы в обратную сторону. И пусть меня убьет током во время лечения, если он не выздоровеет! Хватит с нас ясновиденья. Стоит включить телевиденье, там обязательно финансовые аналитики с их прогнозами.
   МАРТИН. Мы кучу денег из-за них потеряли.
   ЛЕОН. Хоть бы раз угадали! Папа, но теперь мы говорим о другом. Луиза настаивает, чтобы ты поговорил с ее мамой.
   МАРТИН. С удовольствием. О чем?
   ЛЕОН. О наших обоюдных чувствах к их семье.
   МАРТИН. Обоюдных?
   ЛЕОН. Совместных.
   МАРТИН. Совместных?
   ЛЕОН. И обоюдных и совместных. Я рассказал Луизе, как ты не спишь ночами и постоянно произносишь имя матушки Марии. Мне отдохнуть не даешь.
   МАРТИН. Но под утро, когда ты засыпаешь, настает очередь моим мучениям. Луиза, он во сне так часто произносит ваше имя, что я опасаюсь за его здоровье.
   ЛЕОН. Вот и расскажи все это ее маме. А Луиза уже знает о моих чувствах.
   СОФИ. Да, знает, и она их разделяет.
   МАРТИН (радостно разводит руки). Дети мои!..
   СОФИ. Но сначала поговорите с ее мамой. Разделяет ли она чувства Луизы? И про себя расскажите. Зрелые женщины нуждаются в любви не менее девушек.
   МАРТИН. Непременно. Обязательно так и сделаю.
   ЛЕОН. Но сперва надо вылечить Бернара. А то как-то некрасиво получится: одни - на вершине блаженства, а другой - страдает... несет всякие глупости!
   МАРТИН. Да, Бернара обязательно надо поправить. Мы не настолько бессердечны, чтобы не обращать внимание на близких. И вообще, надо проверить проводку в этой гостинице. Чего доброго, сгорим как Нотр-Дам.
  
   (МАРТИН и ЛЕОН уходят.)
  
   ЛУИЗА. Софи, зачем ты напомнила о маме.
   СОФИ. А как же иначе? Получится, что ты утаила. Что они подумает о тебе? Ты не представляешь, насколько эти аристократы щепетильны в вопросах чести. И потом, это будет весело.
   ЛУИЗА. Тебе-то весело, а мне не очень. Вчера в вечернем спектакле я играла отвратительно - утром вся выложилась дома в роли матушки Марии.
   СОФИ. Ничего, это пройдет. Ты ведь сама говорила, что когда сроднишься с персонажем, то далее больших усилий не требуется. И потом, разве тебе не жалко папашу Мартина?
   ЛУИЗА. Жалко. Потому и не следует морочить ему голову. Моя мама должна исчезнуть.
   СОФИ. Ты мечтаешь разбить его сердце? Любимая женщина не захотела даже поговорить?! Да от такого обхождения иные мужчины стреляются!
   ЛУИЗА. Но рано или поздно моя матушка должна... умереть.
   СОФИ. К тому времени, когда умирают их любимые женщины, мужчины трижды успевают жениться. А если стреляются, то из-за четвертой.
   ЛУИЗА. А у первой совесть чиста? Так что ли?
   СОФИ. Так. Зачем брать грех на душу? Лучше давать... надежду. Она для них тоже много значит.
   ЛУИЗА. Софи, тогда я пойду переоденусь и порепетирую.
   СОФИ. Конечно. И закрепи парик на голове, чтобы не вертелся.
  
   (ЛУИЗА уходит.)
  
   СОФИ. До чего здесь становится весело! И зачем я столько лет мучилась дома, когда рядом гостиница Камиллы?
  
   (Входит БЕРНАР.)
  
   БЕРНАР. Здравствуйте, Софи.
   СОФИ. Доброе утро, Бернар!
   БЕРНАР. Софи, сейчас вовсе не утро, и вы отлично знаете об этом.
   СОФИ. Да какая разница, утро или вечер. Главное, вы поспали и у вас все хорошо.
   БЕРНАР. Во-первых, я не спал, а притворялся спящим. Вот Камилла действительно уснула. А во-вторых, я все помню и понимаю.
   СОФИ. А ваше ясновиденье?
   БЕРНАР. Оно стало еще отчетливей.
   СОФИ. И что вы собираетесь делать?
   БЕРНАР. Не знаю. Хоть вешайся.
   СОФИ. Неужели все так плохо?
   БЕРНАР. Вы даже не представляете насколько. Думаете, я не знаю, кто вы?
   СОФИ. Если знаете, то ради бога, молчите.
   БЕРНАР. Да я никогда и не расскажу всего, что знаю. Неужели я похож на злодея, который станет изводить людей правдой? Уж если мучиться, так одному.
   СОФИ. Бернар, я всегда знала, что вы человек благородный.
   БЕРНАР. А вот этого не надо! Не давите на мою совесть. Я стопроцентно знаю, кто завтра выиграет на скачках, и не такой дурак, чтобы отказаться от денег.
   СОФИ. Ради бога. Пожалуйста. Что в этом нечестного? Вот, например, повсюду проходят конкурсы женской красоты. А председатель и члены жюри давно уже знают победителей и пользуются... этими знаниями. Никто же их не обвиняет в нечестности? Бернар, не терзайтесь по поводу скачек, тем более, что вы в свое время столько потеряли, что пора возвращать.
   БЕРНАР. Хотя бы половину. Нам бы с Камиллой до конца жизни хватило.
   СОФИ. Так вы меня не продадите?
   БЕРНАР. И вас, и Луизу, и этих двух разбойников.
   СОФИ. Мартина и Леона?
   БЕРНАР. Да, папочку с сыночком.
   СОФИ. А Шарлотта?
   БЕРНАР. Софи, вы же сами просили меня держать язык за зубами.
   СОФИ. Но мне интересно.
   БЕРНАР. Интересно будет, когда она выведет на чистую воду Мартина и Леона.
   СОФИ. Неужели и они?..
   БЕРНАР. Я вам ничего не говорил. Но еще интересней будет, когда она надумает арестовать матушку Марию.
   СОФИ. Да-а-а, это будет забавно. Она полицейский?
   БЕРНАР. Я вам такого не говорил... В капитанском звании.
   СОФИ. Господи, и кого она ищет?
   БЕРНАР. Женщина всегда ищет мужчину, а эта... всех подряд. Но больше я не скажу ни слова. И не просите!
   СОФИ. Бернар, последнее. Только последнее: что вы думаете о своем ясновидении?
   БЕРНАР. Его больше нет. Я совершенно здоровый человек: ничего не вижу, ничего не понимаю, и ничего не буду понимать и дальше. Но при этом стану судить обо всем, как будто что-то понимаю. Одним словом буду обыкновенным дураком.
   СОФИ. Вот и хорошо, Бернар! Вы меня успокоили. И в самом деле, зачем вам, умному человеку, демонстрировать свой ум? Обязательно нарветесь на неприятность.
   БЕРНАР. Не волнуйтесь. Теперь я умный настолько, что легко могу сойти за балбеса. И Луизу можете успокоить, я ничего никому не скажу.
   СОФИ. Тогда я пойду и обрадую ее, что вы ничего не смыслите и ничего не понимаете. Обычно это утешает людей.
  
   (СОФИ убегает.)
  
   БЕРНАР (недовольно ворчит). Их-то утешает, а мне каково - жить среди дураков.
  
   (С улицы входят МАРТИН и ЛЕОН.)
  
   МАРТИН. Бернар, хорошо, что у вас появилась привычка спать после обеда, и вы не замечаете, что творится вокруг. Как последствия электрического удара?
   БЕРНАР. Какого удара?
   ЛЕОН. От лампочки. Вы что, ничего не помните?
   БЕРНАР. Говорите ясней. Я вас не понимаю.
   ЛЕОН. А ваше ясновиденье? Вы меня видите?
   БЕРНАР. Вижу.
   ЛЕОН. Насквозь?
   БЕРНАР (Мартину). Он никуда не отлучался?
   МАРТИН. Мы все время были вместе.
   БЕРНАР. А по-моему, он где-то увильнул и немного хватил без вашего разрешения. Что я ему, рентген, видеть насквозь?
   МАРТИН. Бернар, мы с ним вдвоем немного выпили. Приходили в себя. Нас хотели ограбить, с трудом отбились....
   ЛЕОН. ...После этого выпили еще раз, и вот, посмотри, что купили. (Вынимает из кармана электрошокер.)
   МАРТИН. Безделушку... зажигалку. (Включает электрошокер, слышится ужасный треск.)
   ЛЕОН. Но, похоже, эта зажигалка нам уже не потребуется. Бернар, вы и в самом деле считаете этот мир гармоничным... как и раньше?
   БЕРНАР. Абсолютно идеальным и совершенным.
   ЛЕОН (вертит в руках электрошокер). Напрасно выкинули пятьдесят евро.
   МАРТИН. Пусть полежит. Всякое может случиться. Бернар, вы нас так напугали своей лампочкой.
   ЛЕОН. Папа, оставь свои фантазии. Ты ничего не понимаешь в электричестве. Тем более, что никакой лампочки не было. (Бернару.) А те лампочки, о которых говорит папа, нас не касаются. Это дело интимное. Их-то вы помните?
   БЕРНАР. О-о-о! Их-то, конечно! Незабываемо!
   МАРТИН. Ну и слава богу! Вы здесь такое устроили!..
   ЛЕОН. Папа!
   МАРТИН. Я говорю о кредите, выданном вашим банком без залога.
   БЕРНАР. О кредите помню... пятьсот евро... тысяч, конечно. Но с этим покончено. Я их обую на всю катушку.
   ЛЕОН. Так их, Бернар, так их! На каждом круге обходи не меньше чем на голову.
   МАРТИН. Да с такой светлой головой можно обходить и на круп... на крупные и даже на очень крупные суммы.
   БЕРНАР. Я как раз над этим сейчас и думаю. Точно... двадцать восьмой номер, четвертая дорожка. Извините, я должен записать. (Уходит.)
   МАРТИН. Леон, электрошокер не выбрасывай, мало ли какая заминка. Всегда можно привести Бернара в рабочее состояние. Ясновидение, если с ним грамотно обращаться, еще никому не повредило.
  
   (Слышатся крики Камиллы.)
  
   ЛЕОН (вскакивая с кресла). Что там еще стряслось?
   МАРТИН (осаживая Леона). Нет-нет! Это другая лампочка.
  
   (С улицы входит ШАРЛОТТА.)
  
   ШАРЛОТТА. Здесь кто-то кричал?
   МАРТИН. Нет, вам послышалось.
   ШАРЛОТТА. Как здоровье Бернара?
   ЛЕОН. Судя по крикам, превосходно.
   ШАРЛОТТА. Ах, мне бы такое счастье! (Мартин и Леон переглядываются.) Получить ясновиденье хотя бы на минутку. Вот чувствую, где-то подвох, а в чем, не пойму. Вот вы, Мартин, человек серьезный, что думаете о матушке Марии?
   МАРТИН. Необыкновенная женщина.
   ШАРЛОТТА. Тут я с вами абсолютно согласна.
   МАРТИН. Есть в ней что-то неуловимое.
   ШАРЛОТТА. О-о-о! Уже много лет.
   МАРТИН. Не так уж и много. Выглядит она еще молоденькой.
   ШАРЛОТТА. Мартин, где ваши глаза?! Вы такой умный, видный, необыкновенно красивый мужчина...
   МАРТИН (Леону). Сынок, пойди посмотри, что там делает Бернар.
   ЛЕОН. Спасибо, папочка. Я лучше пойду к Луизе. (Уходит в левую дверь.)
   МАРТИН (кивая в сторону Леона). Влюбился в Луизу, бедный мальчик. Не знаю, как его и спасать.
   ШАРЛОТТА. Вы бы лучше меня спасали! А я -- спасу вас.
   МАРТИН. В этом месте, пожалуйста, немного поподробней.
   ШАРЛОТТА. Если вы такой бессердечный и не понимаете, насколько женщине неловко первой признаваться в любви, то я сделаю это за вас. Заодно и уберегу вас от матушки Марии.
   МАРТИН. Шарлотта, вы мне тоже очень и очень нравитесь. Как вам пришло в голову сравнивать себя с матушкой Марией? Вы просто всего не знаете.
   ШАРЛОТТА (язвительно). Конечно, у меня нет ясновидения Бернара.
   МАРТИН. У него оно, слава богу, тоже пропало. Я не могу вам всего рассказать, но матушка Мария... это совсем не то, что вы думаете. Это скорее... производственное задание.
   ШАРЛОТТА. Вы хотите добиться ее согласия на брак Луизы и Леона?
   МАРТИН (облегченно). Точно! Именно так! Для меня это всего лишь работа. Обычная рутинная работа. Даже не хобби.
   ШАРЛОТТА. Так вы не любите ее?
   МАРТИН. Да как я могу любить тещу моего сына, да еще когда рядом такая обворожительная девушка?!
   ШАРЛОТТА. Мартин, сегодня самый счастливый день в моей жизни. И ваш тоже. Поверьте, я вас спасу от большого несчастья. Матушка Мария - брачная аферистка. Она обольщает таких наивных мужчин, как вы, проматывает или получает в свое пользование их состояние, а после оставляет...
   МАРТИН. ...В одиночестве?
   ШАРЛОТТА. Нет. В компании с бутылкой виски и пистолетом у виска. Вот ее фоторобот. Полиция пять лет разыскивает эту аферистку. (Показывает фото.)
   МАРТИН. Вы полицейский?
   ШАРЛОТТА. Ну и что?! Разве я плохо выгляжу? Или я плохо ловлю мошенников?
   МАРТИН. Вы превосходно выглядите. Вы неотразимы. И поймали меня, вернее, мое беззащитное сердце. Шарлотта! Кто бы мог подумать?..
   ШАРЛОТТА. Мартин!.. (Мартин и Шарлотта целуются.)
  
   (Входит БЕРНАР, видит целующихся.)
  
   МАРТИН. Даже я не мог такое представить! Извините, мне надо бежать. Через два часа состоится заезд... заезд нашего банка в новый офис, а я еще не определился с номером... моего кабинета.
   МАРТИН. Удачи, Бернар!
   БЕРНАР. Спасибо. (Торопливо уходит.)
   МАРТИН. Бедный Бернар. Если бы вы, Шарлотта, знала, как я иной раз сочувствую банкирам... вроде нашего Бернара.
   ШАРЛОТТА. Если кого и следует пожалеть во всей этой истории, то Луизу.
   МАРТИН. А Леона? Бедный мальчик, женится на дочери потомственной авантюристки.
   ШАРЛОТТА. Я уверена, Луиза не знает о криминальном прошлом своей матушки.
   МАРТИН. Да. Родители всегда оберегают своих детей и предпочитают не распространяться, как сколотили свое состояние. Будь я, например, мошенником, никогда бы сообщил об этом Леону. Пусть мальчик вырастит честным, порядочным человеком.
   ШАРЛОТТА. И счастливым.
   МАРТИН. Но как он может быть счастливым, заполучив такую тещу?
   ШАРЛОТТА. Сын за отца не отвечает, а тем более, дочка за мать.
   МАРТИН. Тогда я могу поговорить с матушкой Марией?
   ШАРЛОТТА. Но только о свадьбе молодых.
   МАРТИН. Разумеется. О чем еще можно говорить с брачной аферисткой?
   ШАРЛОТТА. Мартин, только не упоминай о моей настоящей профессии.
   МАРТИН. Шарлотта, как ты можешь?
   ШАРЛОТТА. Мария собирается на прогулку. Она скоро появится здесь. Я уйду, иначе могу выдать себя. (Уходит.)
  
   (Входит СОФИ.)
  
   СОФИ. Мартин, что случилось? Вы только что смеялись с Шарлоттой, а теперь погрустнели?
   МАРТИН. Я беспокоюсь о Бернаре. Как пройдет заседание членов правления. Если удачно, значит он не выздоровел, а только притворился здоровым. И тогда его надо реанимировать с помощью вот этой штуки. (Вынимает из кармана электрошокер, на секунду включает его.) Клин клином вышибают.
   СОФИ. А Шарлотта вас не волнует?
   МАРТИН. Софи, как это ни странно, очень даже волнует. Сам себя не узнаю. Но это волнение другого порядка.
   СОФИ. Я вас понимаю: вы разрываетесь между Марией и Шарлоттой.
   МАРТИН. Уже нет. Шарлотта и только Шарлотта. А с матушкой Марией мы породнимся через Леона.
   СОФИ. Но я знаю о Шарлотте такое, что ваши чувства к ней пропадут.
   МАРТИН. Не пропадут. Я баловался вот этой штукой (показывает электрошокер), и меня садануло током.
   СОФИ. И что?
   МАРТИН. Ударило ясновидением, правда, только на одну секунду. Шарлотта - полицейский.
   СОФИ. И вам нравится целоваться с капитаном полиции?
   МАРТИН. Очень. Это так возбуждает.
   СОФИ. А другие постояльцы гостиницы? Вы во время молнии узнали, кто они?
   МАРТИН. Нет, мне не понравился такой способ получения информации.
   СОФИ. Это правильно. Не надо экспериментировать с электричеством. Берегите свое здоровье. Особенно теперь, когда определились с дамой сердца. Для мужчины хуже нет, чем расточать свое сердце на несколько объектов.
   МАРТИН. Софи, а вы как думаете, Мария обидится, что вместо нее предпочли капитана полиции?
   СОФИ. Что вы, Мартин! Мария только и мечтает, чтобы победила соперница.
   МАРТИН. Очень странно.
   СОФИ. Она необыкновенная женщина. При общении с мужчиной Мария думает только о мужчине. То есть, она всей душой отдается мужчине, когда он отдается другой.
   МАРТИН. Идеальная женщина.
   СОФИ. Так что доставьте ей истинное наслаждение - сознание, что она благороднее соперницы - уступает свое счастье.
   МАРТИН. Так ей можно признаться, что я люблю Шарлотту?
   СОФИ. Конечно. Она сразу обретет спокойствие, ибо не знает, как ей одновременно ублажать отца и сына.
   МАРТИН. Какого сына?
   СОФИ (в замешательстве). ...Отца и сына и святого духа, даровавшего вам любовь к Шарлотте. А вот и наша Мария.
  
   (Входит ЛУИЗА в облике матушки Марии.)
  
   ЛУИЗА. Добрый день, Софи.
   СОФИ. Добрый день.
   ЛУИЗА. Добрый день, Мартин. Не хотите немного прогуляться?
   МАРТИН. С удовольствием.
   СОФИ. Нет. Мартина только что ударило током... но без тяжелых последствий. Ему сейчас лучше поберечь себя. К тому же он хотел поговорить с вами.
   ЛУИЗА. Со мной?
   СОФИ. С вами, но о Луизе и Леоне.
   ЛУИЗА. Это другое дело.
   СОФИ. Мария, извините, что я без вашего разрешения сказала Мартину, что вы его совсем не любите.
   ЛУИЗА. А он меня?
   СОФИ. А он едва не убил себя. Пистолета под рукой не оказалось, так он воспользовался электрошокером.
   ЛУИЗА. Софи, что вы наделали?!
   СОФИ. Но электрический заряд окончательно убил все его влечение к вам. А к Шарлотте, наоборот, увеличил.
   ЛУИЗА. Он полюбил Шарлотту?
   МАРТИН. Очень.
   ЛУИЗА. Она мне тоже очень понравилась. Я редко встречала девушек, которые так пристально изучают других женщин. Она с меня просто глаз не сводит. До ужаса внимательная дама.
   МАРТИН. Так вы не возражаете?
   ЛУИЗА. Что вы?! Я вас благословляю. Если бы вы знали, какой камень свалился с моей души!
   МАРТИН. Вы святая женщина! Никогда не думал, что такие существуют, разве что в театре. Но мало ли что придумает сумасшедший драматург. А вы живая, возвышенная, неотразимая, необыкновенная...
   СОФИ (обрывает Мартина). ...Почти как Шарлотта.
   ЛУИЗА. Передайте ей от меня привет. И скажите, что я на нее не обижаюсь. И пусть она в свою очередь простит мои невольные грехи.
   МАРТИН. Не все женские сердца столь благородны, как ваше. Шарлотта тоже очень порядочная девушка, но именно поэтому, Мария... вам лучше уехать из отеля.
   ЛУИЗА. Уехать?
   МАРТИН. И как можно скорее.
   ЛУИЗА. Из-за Шарлотты?
   МАРТИН. Да. Она честная, благородная... но очень ревнивая. Я вас умоляю, покиньте этот отель!
   ЛУИЗА. А Луиза?
   МАРТИН. А Луиза пусть живет. Тем более, что она останется под защитой любящего ее Леона.
   ЛУИЗА. И она в нем души не чает. Луиза призналась своей мамочке.
   МАРТИН (Софи). Софи, я рассказал, все что мог. Остальное о Шарлотте расскажите вы. А я пойду обрадую Леона, что никто не возражает против его брака.
   ЛУИЗА. Я так точно всем сердце "за".
  
   (МАРТИН уходит.)
  
   ЛУИЗА. Софи, что он говорил о Шарлотте?
   СОФИ. Сама не понимаю. Только знаю, что она полицейская...
   ЛУИЗА. Кто полицейская?
   СОФИ. Ну, мужчина - полицейский, а женщина полицейский - полицейская.
   ЛУИЗА. Софи, меня бы выгнали из театра, скажи я подобное.
   СОФИ. Слава богу, что я не актриса.
   ЛУИЗА. А вот придется.
   СОФИ. Что придется?
   ЛУИЗА. Немного подыграть. Не могу же я в одной сцене одновременно изображать и маму, и ее дочку.
   СОФИ. А зачем одновременно?
   ЛУИЗА. А как же иначе? Я, как мать, должна благословить себя и Леона на брак со мной. Что я с ними должна говорить через стенку, или вещать с небес?
   СОФИ. Луиза, погоди. Ты совсем меня запутала, с кем, с ними?
   ЛУИЗА. Со мной и с Леоном. Ведь у меня, как и у всех, должна быть хотя бы мать?
   СОФИ. Ну, вот... Так ты и есть мать.
   ЛУИЗА. Хорошо. Если я мать, тогда где моя дочь? Вот видишь, все ясно, как божий день. Идем ко мне, я стану собой, а ты -- мной.
   СОФИ. Тобой?
   ЛУИЗА. Матушкой Марией.
   СОФИ. У меня не получится.
   ЛУИЗА. Еще и как получится. Ты же хотела стать актрисой?
   СОФИ. Я и сейчас хочу.
   ЛУИЗА. Тогда пойдем.
  
   (ЛУИЗА и СОФИ уходят в левую дверь. В центральную дверь входят БЕРНАР и МАДЛЕН - настоящая мать Луизы.)
  
   БЕРНАР (кричит). Камилла! Камилла, заседание правления банка прошло великолепно.
   МАДЛЕН. Какого банка?
   БЕРНАР. Мадлен, так мы шутливо именуем скачки. И вы их, пожалуйста, в этом доме называйте подобным образом. Иначе постояльцы отеля подумают, что мы с вами из числа тех криминальных жучков, которые вечно вертятся у ипподрома.
   МАДЛЕН. Как они могут подумать обо мне такое, если я на ипподром попала впервые?
  
   (Входит КАМИЛЛА.)
  
   БЕРНАР. Камилла, мы с этой дамой...
   МАДЛЕН (представляется). Мадлен.
   БЕРНАР. ...Получили огромную ссуду... по итогам заседания совета директоров.
   КАМИЛЛА. Наконец-то!
   БЕРНАР. Я сначала ставил на восьмерку, во втором заезде на двадцать первую и получил... сто тысяч!
   КАМИЛЛА. Сто тысяч?! Не может быть! А эта дама?
   БЕРНАР. А Мадлен ставила в десять раз больше. И получила в десять раз больше.
   МАДЛЕН. Я ничего не понимаю в тотализаторе...
   БЕРНАР. Банковские операции очень сложны.
   МАДЛЕН. Я на скачках впервые...
   БЕРНАР. На заседании директоров все хотят быть первыми.
   МАДЛЕН. И я положилась на вашего супруга. У него просто волшебное чутье в этом деле. Мне понравилось зарабатывать таким способом.
   КАМИЛЛА. Вы получили миллион?
   МАДЛЕН. Да. За два часа. Я хотела бы и завтра пойти на этот... как его... совет директоров.
   БЕРНАР. Обязательно пойдем.
   КАМИЛЛА. Только вместо Мадлен буду я.
   БЕРНАР. Да-да, мы пойдем втроем.
   КАМИЛЛА. Вдвоем. (Мадлен.) А вы чем занимаетесь в свободное от... заседаний время.
   МАДЛЕН. Я только что приехала из деревни.
   БЕРНАР. Она приехала из деревни.
   МАДЛЕН. Утренней электричкой.
   БЕРНАР. На электричке.
   МАДЛЕН. Заблудилась и попала на ипподром. Ваш супруг обещал мне помочь.
   БЕРНАР. И свое слово сдержал! Ей надо где-то остановиться. Она разыскивает свою дочь.
   КАМИЛЛА. Вот и хорошо - подселим Мадлен к Софи. Одна будет реветь, а вторая радоваться выигрышу.
   БЕРНАР. Софи уже не ревет после того, как меня ударило током.
   МАДЛЕН. Вас неудачно ударило?
   БЕРНАР. Напротив, очень удачно. И теперь всех, кто общается со мной, удача не обходит стороной.
   МАДЛЕН. Я это заметила.
   БЕРНАР. И вам очень повезло с соседкой по комнате.
   КАМИЛЛА. Такая хохотушка.
   БЕРНАР. Рассмешит кого угодно.
   КАМИЛЛА (Мадлен). Пойдемте, я покажу вашу комнату.
   МАДЛЕН. С удовольствием отдохну. Я так потрясена происшедшим, что не могу прийти в себя...
   БЕРНАР. От радости.
  
   (КАМИЛЛА и МАДЛЕН уходят. БЕРНАР подходит к зеркалу, рядом с которым висит бра, берет с тумбочки расческу и ею осторожно включает светильник. Бра загорается.)
  
   БЕРНАР. Главная заповедь электромонтера - не прикасайся к проводам!
  
   (Входит ЛЕОН.)
  
   ЛЕОН. Бернар, вы не видели папу?
   БЕРНАР. Я света белого не вижу после того удара.
   ЛЕОН. До сих пор не прошло?
   БЕРНАР. В том-то и дело, что все прошло. Снова гол, как сокол.
   ЛЕОН. Опять проиграли? Слава богу! Мы уже начали беспокоиться, вдруг это на всю жизнь?!
   БЕРНАР. Нет, пронесло. А вот одной дамочке крупно повезло - выиграла миллион за два часа.
   ЛЕОН. Не может быть!
   БЕРНАР. Это с нами не может. А с другими - постоянно. Да вы сами спросите у нее, миллионерша поселилась в комнате Софи.
   ЛЕОН. Папа ее видел?
   БЕРНАР. Зачем ему видеть какую-то старушку, когда у него есть Шарлотта?
   ЛЕОН. Как?! А матушка Мария?
   БЕРНАР. Что ему, разорваться? А вот и ваш папа.
  
   (Входит МАРТИН.)
  
   МАРТИН. Леон, я хотел с тобой поговорить.
   ЛЕОН. О Шарлотте?
   МАРТИН (удивленно). А ты откуда знаешь?
   БЕРНАР. Он еще не все знает.
   МАРТИН (Бернару). А ты откуда знаешь?
   БЕРНАР. Зря меня что ли током било? Теперь я, конечно, многое подзабыл, но такое запомнится надолго.
   ЛЕОН. Какое такое?
   БЕРНАР (руками изображает женскую фигуру). Вот такое... И в погонах!
   МАРТИН (виновато). Леон, Шарлотта - капитан полиции.
   БЕРНАР. И ваш папенька ее обожает.
   ЛЕОН. Папенька?..
   МАРТИН. Да, Леон. Я всегда любил и уважал полицию. А теперь вообще ничего с собой не могу поделать.
   ЛЕОН. А матушку Мария?
   МАРТИН. А вот она полицию не любит. Я ей посоветовал как можно быстрее покинуть отель.
   БЕРНАР. Но она, похоже, чихала на ваши советы.
  
   (Входит ЛУИЗА и СОФИ, переодетая в матушку Марию.)
  
   ЛУИЗА. Мама, а вот и Леон! (Бросается к Леону.) Леончик, я все рассказала маме.
   МАРТИН. А все ли ей рассказала Софи? Матушка Мария, я ведь просил вас уехать. Вы знаете намерения Шарлотты?
   СОФИ. Знаю - женить вас на себе.
   МАРТИН. Я о другом.
   СОФИ. Стать мамой Леону.
   МАРТИН. Нет, совсем о другом. То, о чем вам рассказала Софи.
   СОФИ. Насчет другого она ошибается. У нее ничего не получится.
   БЕРНАР. Я все отлично вижу. Ох, и хороша, хороша матушка Мария!
   СОФИ. Я не могу покинуть этот дом из-за чьих-то подозрений, тем более, не благословив свою дочь.
   МАРТИН. Тогда быстрей благословляйте!
   СОФИ. Куда мне спешить? (Леону и Луизе.) Дети мои, я знаю, что все в этой жизни происходит не само собой, а предначертано свыше. Любите друг друга, живите счастливо и будьте достойны своих родителей. (Целует Луизу и Леона.)
  
   (Входит ШАРЛОТТА в полицейской форме.)
  
   ШАРЛОТТА. Матушка Мария, вы закончили церемонию?
   ЛЕОН (удивленно). Шарлотта?!
   МАРТИН (Леону). Ничего удивительного, Леон. Женщины иногда любят менять наряды. Согласись, Шарлотте идет эта форма?
   ЛУИЗА. Она ее полнит.
   СОФИ. И на кителе не разглажены складки. Неужели нельзя было подобрать что-нибудь розовенькое в мелкий горошек? В крайнем случае в крупную полоску?
   ШАРЛОТТА. Это вас, матушка Мария, ожидает крупная полоска... с номером на спине. Ваши гастроли окончены! Ничего не скажу - играли вы превосходно.
   ЛУИЗА (Софи). Вот видишь! А ты говорила, что не получится. У тебя появились первые поклонники.
   ШАРЛОТТА. К ним скоро прибавятся присяжные заседатели, а также судья с прокурором. Матушка Мария, вы арестованы!
   СОФИ. В чем вы меня обвиняете?
   ЛУИЗА. Сфальшивила в начале сцены. Где были твои слезы во время благословения дочери? Видишь, как у нас, у артистов, все строго.
   ШАРЛОТТА (Луизе). Так вы знаете обо всех ее подвигах?
   МАРТИН. Она ничего не знает. И Леон ничего не знает. Любящие люди вообще ничего кроме своей любви не знают и знать не хотят.
   БЕРНАР. По тебе заметно.
   СОФИ. Я возьму свои вещи. (Ныряет в левую дверь, быстро ее захлопывает.)
   ШАРЛОТТА (бросаясь за Софи, наталкивается на запертые двери). Мария, откройте! Немедленно откройте! (Всем.) Это брачная аферистка. На ее совести четыре украденных состояния и три отнятых жизни.
   ЛУИЗА (театрально заламывая руки). Мама, как ты могла?!
   ШАРЛОТТА (Луизе). Да ты, я вижу, похлеще своей мамаши! Но ничего, она никуда не денется! Зовите Камиллу, надо выломать дверь.
   БЕРНАР (убегая в правую дверь). Камилла, Камилла! Здесь хотят поломать наше имущество!
  
   (Левая дверь открывается, выходит СОФИ в своем обычном виде, без парика и наряда матушки Марии.)
  
   СОФИ. Что здесь случилось?
   ШАРЛОТТА. Где она?
   СОФИ. Матушка Мария? Промчалась мимо, отворила окно и улетела.
   ЛЕОН. Мама!
   МАРТИН. Господи!
  
   (МАРТИН, ЛЕОН и ШАРЛОТТА бросаются в левую дверь, но вскоре в недоумении выходят обратно.)
  
   МАРТИН. Ее нет внизу!
   ЛЕОН. Невероятно! Мама научилась летать!
   ЛУИЗА (Шарлотте). Что вы наделали?! Где моя мама?
  
   (Быстро входит КАМИЛЛА с газетой в руках, за ней - БЕРНАР.)
  
   КАМИЛЛА. Слава богу, ее поймали! Иначе я сама бы выбросила ее в окно!
   МАРТИН. Кого поймали?
   КАМИЛЛА (указывая на Луизу). Ее мамашу.
   ШАРЛОТТА. В том-то и дело, что не поймали.
   КАМИЛЛА. Поймали, поймали... можете полюбоваться. Здесь ее портрет. (Протягивает Шарлотте газету.)
   ШАРЛОТТА (берет газету, читает вслух). Задержана знаменитая авантюристка. Ей предъявлено обвинение по восемнадцати эпизодам. (Отрывается от газеты.) Ничего не пойму.
   ЛУИЗА. Все тут ясно, как божий день - моя мама не виновата!
   ЛЕОН (взяв газету). Шарлотта, вы обознались, что и не мудрено - на фотографии она очень похожа на матушку Марию.
   ШАРЛОТТА. Но куда она исчезла?
   МАРТИН. Никуда она не исчезала. Сидит в камере в наручниках.
   ШАРЛОТТА. Я говорю о нашей матушке.
   ЛУИЗА. О вашей не знаю. А моя, благодаря вам, испарилась.
   КАМИЛЛА. Как испарилась?! Она не заплатила за неделю. Знаю я эти штучки! Сейчас иду в полицию. (Наконец-то обращает внимание на Шарлотту.) Шарлотта, что это на вас?!
   ЛЕОН. Только заикнулись о полиции, а она уже здесь.
   ЛУИЗА. Она не журналист а полицейская.
   КАМИЛЛА. Матерь божья!
   ЛУИЗА. Мама Мария, где ты сейчас?
   БЕРНАР. Ясное дело где... если умеет летать. (Подходит к Луизе, обнимает ее и целует в лоб.) Бедная сиротка. (Поворачивается к Софи.) И вас, Софи, поздравляю.
   ШАРЛОТТА. А ее-то с чем?
   БЕРНАР. Разъяренная мошенница могла сорвать свою злобу на Софи. Могла вырвать ей волосы. (Снимает с себя воображаемый парик.) Но все обошлось. Превосходный этюд. Такого и в театре не увидишь.
   ШАРЛОТТА. Зато ее теперь можно увидеть в камере. Но ума не приложу, как ее арестовали раньше, чем она сбежала отсюда?
   ЛУИЗА. Не путайте мошенницу с моей честной мамой!
   КАМИЛЛА. Хороша честность - съехала, не заплатив.
   ЛУИЗА. Я заплачу.
   ЛЕОН. Мы заплатим. Главное, что она успела нас благословить.
   МАРТИН. Золотая теща! Если бы все они поступали как Мария - исчезали сразу после помолвки.
   ЛЕОН. Если место в комнате освободилось, то я перееду к Луизе.
   КАМИЛЛА. О-о-о, нет! Так не пойдет! А комната Мартина будет наполовину пустая?
   ШАРЛОТТА. Это можно исправить. Я переберусь к Мартину, если он не возражает.
   МАРТИН. Я только и мечтаю об этом.
   КАМИЛЛА (Шарлотте). Тогда ваша комната окажется совсем пустой.
   БЕРНАР. Поселим в нее новенькую. Пусть платит за двоих - она не обеднеет.
   ЛУИЗА. Какую новенькую?
  
   (Входит МАДЛЕН.)
  
   БЕРНАР. Вот ее.
   МАДЛЕН (увидев Луизу). Господи! Луиза! Что ты здесь делаешь?!
   ЛУИЗА (бросается к Мадлен). Мама, как ты здесь оказалась?
   МАДЛЕН (указывая на Бернара). Вот этот господин привел.
   МАРТИН (удивленно). Это ваша мама?
   БЕРНАР. Ну не папа же?
   МАРТИН. А та... улетевшая?
   ЛУИЗА. То была крестная... крестная мама.
   МАДЛЕН. Доченька, о чем вы говорите?
   ЛУИЗА. Мама, я тебе потом все объясню. Здесь случилось такое, что и не придумаешь.
   МАДЛЕН. Доченька, и со мной произошло настоящее чудо.
   ШАРЛОТТА. Вы тоже умеете летать?
   МАДЛЕН. О-о-о, теперь мы полетаем! Будем летать с курорта на курорт. Луиза, я выиграла миллион! Никогда не видела и тысячи, а тут миллион!
   МАРТИН. Так у Луизы ничего нет?
   ЛЕОН. Папа, как это ничего? Наша семья выиграла миллион. Но даже если бы и не выиграла, я все равно бы никогда не оставил Луизу.
   МАРТИН. А я всегда буду вместе с Шарлоттой. Я и раньше уважал полицию, но теперь от нее просто без ума. Хотя у нее ничего нет, кроме четырех звездочек на погонах.
   КАМИЛЛА. Как и у нашего отеля. А хотелось бы, чтобы стало пять.
   БЕРНАР. Камилла, я перееду к тебе, и мы вдвоем подумаем, как это сделать.
   МАРТИН. И только Софи останется в одиночестве. Окажется одна и снова будет плакать.
   СОФИ. Не буду. Потому что я знаю, как все исправить.
   МАРТИН. Не надо ничего исправлять. Все и так хорошо.
   СОФИ. У вас - да, а у меня - нет. Я вынуждена признаться. Эта гостиница и еще три других - принадлежат мне. Я их владелица. И все они убыточные, кроме этой, которой руководит Камилла. Я почти разорена. Но теперь я знаю, как их спасти.
   КАМИЛЛА. Софи, что ты говоришь? Какая владелица? Что ты знаешь?
   СОФИ. Знаю, как избежать банкротства. Камилла, я назначаю вас управляющей над всеми четырьмя гостиницами. После этого, я уверена, они тоже станут прибыльными. Постояльцы будут охотно селиться в их номерах.
   БЕРНАР. Если по два человека - конечно охотно. А вот по трое или четверо - этого мы не допустим.
   КАМИЛЛА. Еще разврата нам не хватало!
   БЕРНАР. Софи, а мы с матушкой Мадлен иногда будем помогать вашему бизнесу... посещая совет директоров акционерного банка на предмет получения выгодных кредитов.
   МАДЛЕН. Обязательно! Обязательно! Мне так понравилось.
   БЕРНАР. Но главное - надо соблюдать предосторожность. Надо немедленно переделать электричество на сто двадцать семь вольт. И еще. Без этого точно не обойтись! (Все, хором, в зал.) Без ваших аплодисментов!
  

(Занавес)

  
   (с) Александр Пальчун
   E-mail: palchun2000@gmail.com

2019 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   стр. 27
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"