Пальчун Александр Петрович: другие произведения.

Ничегосебежилец!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр Пальчун

palchun2000@gmail.com

НИЧЕГОСЕБЕЖИЛЕЦ!

(Комедия)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   ЛОРАН
   ШАРЛОТТА
   МАРТИН
   ПАУЛА
   СОФИ
   АДРИАН
   ЛУИЗА
   ТЕОДОР
  
   Гостиная небольшого доходного дома, комнаты которого сдаются внаем. Три двери: слева и справа, ведущие к номерам и в комнату для приема пищи, третья дверь - центральная -- выходит на улицу. Два дивана, пара кресел и журнальных столиков между ними. Широкое окно с раздвинутой шторой. ПАУЛА и ее дочь СОФИ, постояльцы, снимающие одну из комнат мини-отеля, сидят в креслах. Входит ШАРЛОТТА - хозяйка отеля.
  
   ШАРЛОТТА. Девочки, такого я еще не видела! Двадцать лет сдаю комнаты, но чтобы постоялец не умел пользоваться умывальником, не припомню.
   ПАУЛА. Шарлотта, чему тут удивляться? Я прочла в интернете, что каждый десятый у нас стоит на учете в психдиспансере.
   СОФИ. Мама, каждый пятый. Десятый это раньше было, ты все перепутала.
   ПАУЛА. Софи, вечно ты споришь. Ты хочешь сказать, что если сейчас к нам в этот холл войдет еще два человека, то один из нас ненормальный?
   СОФИ. Мама, это в среднем, по статистике. В нашем случае не обязательно должно быть именно так.
   ПАУЛА. Хоть раз согласилась.
   СОФИ. У нас ненормальных может быть и два, и три.
   ШАРЛОТТА. Спасибо, Софи. Хорошего же ты мнения о моем отеле и о своих соседях.
   СОФИ. Шарлотта, о соседях я ничего плохого не сказала, и гостиница у вас чудесная. Все превосходно.
   ШАРЛОТТА. Очень превосходно -- не уметь пользоваться краном.
   ПАУЛА. И как зовут этого "специалиста"?
   ШАРЛОТТА. Назвался Лораном.
   ПАУЛА. Что значит, назвался? А на самом деле?
   ШАРЛОТТА. Паула, ты ведь знаешь, я не спрашиваю документы. Приезжают, говорят, что муж и жена, а сами глаз друг от друга оторвать не могут. Ясное дело, какие они муж и жена. Но я не возражаю, пусть живут, лишь бы платили. Вот ты, Паула, сказала, что Софи твоя дочь, я ведь не проверяла вас.
   СОФИ. А если бы я сказала, что мама моя дочь, вы бы поверили?
   ШАРЛОТТА. Ни минуты бы не сомневалась. Твоя мама, Софи, очень молодо выглядит.
   ПАУЛА. Спасибо, Шарлотта. А новенькому, этому Лорану, сколько лет?
   ШАРЛОТТА. Примерно лет сорок. Но, действительно, странный мужчина. В комнате для приема пищи полчаса сидел над пустой чашкой.
   ПАУЛА. И о чем он мечтал?
   ШАРЛОТТА. Ни о чем. Наблюдал, как включается чайник, а когда увидел, как делают другие, налил и себе.
   ПАУЛА. Шарлотта, какие ты такие ужасы про чайник рассказываешь!
   ШАРЛОТТА. Я представляю себе, что он в номере натворит. Ничего себе жилец!
   СОФИ. Шарлотта, да он просто без ума от вас. Увидел, влюбился и теперь все делает невпопад.
   ШАРЛОТТА. Вы думаете?
   ПАУЛА. А почему бы и нет. Он без жены приехал?
   ШАРЛОТТА. Без.
   ПАУЛА. Ну вот. Без жены часто влюбляются. Влюбляются даже с женой. Что здесь необычного? А может быть, ко всему прочему, он еще и ученый. Они всегда погружены в свои мысли. У меня есть один знакомый профессор. Как-то встретила его на улице, а он жалуется: Паула, что-то я неожиданно захромал. А сам идет одна нога по тротуару, а вторая -- по дороге. И не замечает этого. Я за минуту его от хромоты избавила.
   ШАРЛОТТА. Вот и этого не мешало бы подлечить. Заодно и Мартина. Он тобой и Софи очень интересуется.
   СОФИ. Из восьмого номера?
   ШАРЛОТТА. Из какого же еще. Все о вас расспрашивает, кто вы такие, откуда, давно ли живете?
   ПАУЛА. И что ты ему сказала?
   ШАРЛОТТА. Сказала, что вы миллионерши из Америки.
   ПАУЛА. Шарлотта, что ты придумала! Какие мы миллионерши? Да еще из Америки. Мы и английский толком не знаем.
   ШАРЛОТТА. Не волнуйтесь, я сказала, что вы родились у нас, а потом родители уехали с вами за океан, где и разбогатели. Почему-то если кто-то богатеет, то обязательно за океаном, рядом с нами только разоряются.
   СОФИ. Шарлотта, подумайте, в какое положение вы нас поставили. И зачем мы сюда, по вашему, приехали?
   ШАРЛОТТА. Истосковались по родине. Подыскиваете, куда вложить деньги?
   ПАУЛА. Господи!
   ШАРЛОТТА. Я сказала, что посоветовала вам гостиничный бизнес. И теперь вы живете, присматриваетесь, изучаете новое дело с самого низу.
   ПАУЛА. Но мы ему сказали, что живем здесь полгода.
   ШАРЛОТТА. Ну и что? Вы думаете за полгода можно изучить такой бизнес? Я двадцать лет учусь, и знаю, что никогда не научусь -- законы меняются каждые два года.
   ПАУЛА. Это еще хорошо. Вон Софи в школе преподавала, так у них программы ежегодно меняются. Я недавно открыла учебник истории, посмотрела, что было тридцать лет назад? Там такое пишут, что и не придумаешь! Будто о Марсе рассказывают, а не про мое детство. Так Мартин Софи интересовался, или мной?
   ШАРЛОТТА. И тобой, и Софи, и даже мной.
   ПАУЛА. Да что ж это получается?!
   ШАРЛОТТА. Но теперь больше вами, особенно после того как узнал, что вы миллионерши.
   СОФИ. Вот видите, вы себе только навредили.
   ШАРЛОТТА. Если мужчина действительно в кого-то влюблен, то от других женщин ему вреда не будет. Вот и посмотрим, в какую сторону он закукарекает. Тихо, это он.
  
   (Входит МАРТИН.)
  
   МАРТИН. Доброе утро, прелестные дамы.
   ПАУЛА. Здравствуйте, Мартин.
   СОФИ. Здравствуйте.
   МАРТИН. Шарлотта, извини, но этот новенький, кажется, из полиции. Ходит, высматривает, все вынюхивает.
   ШАРЛОТТА. Нет, Мартин, он вовсе не из полиции.
   МАРТИН. Значит из налоговой.
   ШАРЛОТТА. Господь с тобой, не пугай.
   МАРТИН. Ладно, я пошутил. Скорее всего, он только что вышел из сумасшедшего дома.
   ШАРЛОТТА. Мы тоже так подумали.
   МАРТИН. Вы подумал, а он сам мне об этом сказал.
   СОФИ. Мартин, вы нас разыгрываете. Это неправда.
   МАРТИН. Я тоже не уверен, что правда. Но он сам признался. Якобы попал в аварию, ударился головой и кое-что подзабыл. Самую малость: кто он, что он и как до этого провел сорок лет?
   СОФИ. Мартин, перестаньте нас дурачить. Как он все позабыл, если помнит свой возраст?
   МАРТИН. Кто сказал, что он его помнит?
   СОФИ. Вы. Только что.
   МАРТИН. Он выглядит на сорок, вот я и сказал сорок. Выглядел бы он на тридцать, как ваша мама, я бы сказал тридцать.
   СОФИ. Если моей маме тридцать, то сколько же тогда мне?
   МАРТИН. Я в подростковых возрастах не разбираюсь. А ему точно не меньше сорока. Но вы не волнуйтесь, он не буйный. По себе знаю, в этом возрасте мужчины становятся тихими.
   ПАУЛА. Умный он, а не тихий. Не хочет о себе рассказывать, вот и придумал, что все позабыл. Вот вы, Мартин, будь вы мошенником, допустим, брачным аферистом, отсиди вы в тюрьме и выйди, стали бы вы распространяться о своем прошлом?
   МАРТИН. Боже упаси!
   ШАРЛОТТА (испуганно). Выходит, он бывший каторжник?!
   МАРТИН. Шарлотта, даже если и так, беспокоиться нечего. Я знаю, бывшие сидельцы очень законопослушны.
   ШАРЛОТТА. Откуда знаешь?
   МАРТИН. Это Паула сказала, что он тихий, потому что вышел из тюрьмы. Не стану же я спорить с женщиной!
   ШАРЛОТТА. Мартин, ты всех нас запугал. Сначала сказал, что он сумасшедший, а потом, что нам нечего бояться каторжника.
   ПАУЛА. А еще вы сказали о потере памяти. Прямо репортаж из сумасшедшего дома.
   МАРТИН. Паула, вы и на этот раз правы. Разве вокруг не репортаж из дурдома? Вы послушайте новости. Убийства, аварии, войны и священники-педофилы! Это нормально -- с утра потчевать меня такими деликатесами?
   СОФИ. А вы смотрите кулинарную программу.
   МАРТИН. Да что я совсем с ума спятил?! Вы ведущего видели? Он всю жизнь на гитаре бренчал, в ноты не попадал, пальцами в струнах путался, а теперь учит домохозяек готовить яичницу. И знаете, что самое страшное?
   ПАУЛА. Обрадуйте нас еще раз.
   МАРТИН. Они, полвека простоявшие у плиты, записывают его рецепт! А реклама?! Только где-нибудь в театре или кино появится мало-мальски талантливая личность, только перестанешь плеваться в сторону телевизора, смотришь, а эта личность уже начала аптеку или банк, который скоро лопнет, рекламировать! Разве не сумасшедшие?
   ШАРЛОТТА. Мартин, я представляю, что ты в семьдесят лет скажешь, если сейчас такое выдаешь.
   МАРТИН. В семьдесят лет у меня все будет нормально. Мы в обнимку с Альцгеймером сумеем обеспечить себе спокойную старость. Вон новенький в четвертом номере спокойненько живет, и не возмущается.
  
   (Входит ЛУИЗА.)
  
   ЛУИЗА. Всем добрый день. Кофе готов, приглашаю, пока не остыл.
   ШАРЛОТТА. Луиза, уже идем. А этот странный из своего номера не выходил?
   ЛУИЗА. Нет. Я хотела убрать комнату, а он сказал, что не надо. Мне еще лучше.
   ШАРЛОТТА. Но ты за ним все равно присматривай, как бы чего не натворил.
   ЛУИЗА. Да что он может натворить? Я спокойнее постояльца не видела.
  
   (Из левой двери с криками выбегает ЛОРАН.)
  
   ЛОРАН. Помогите! Ай!
   МАРТИН. Что случилось?
   ШАРЛОТТА. Лоран, что с вами?
  
   (МАРТИН уходит в левую дверь, чтобы выяснить причину волнений.)
  
   ЛОРАН. Он погнался за мной! Он живой!
   ПАУЛА. Кто погнался?
   ЛОРАН. Я не знаю. Я не знаю, как его зовут... маленький... круглый.
  
   (Входит МАРТИН, держит в руках диск робота-пылесоса.)
  
   МАРТИН. Этот что ли за тобой гнался?
   ЛОРАН. Он. Я думал, это весы, наступил на него, а он зажужжал и поехал.
   МАРТИН. На тебя наступи, ты бы вообще подпрыгнул.
   ШАРЛОТТА. Лоран, это пылесос. Для уборки, чтобы Луизе было меньше работы.
   МАРТИН. А ты его ногой давишь!
   ЛОРАН. Он так неожиданно.
   ПАУЛА. Лоран, вы что, раньше не видели такого пылесоса?
   ЛОРАН. У нас таких нет.
   МАРТИН. У вас санитары под кроватью швабрами орудуют?
   ЛОРАН (недоуменно). Швабрами?
   МАРТИН. Господи! Он и швабры не знает. (Демонстрирует движение при работе шваброй.) Вот так.
   ЛОРАН (расплывается в улыбке). А-а-а... (Повторяет движение, но делает так, словно ударяет биллиардным кием.) Знаю! Биллиард... шары от борта... попадаем в лузу.
   МАРТИН. Мама миа! Вот это лузер!
  
   (Входит АДРИАН - скромный молодой человек.)
  
   АДРИАН. Здравствуйте.
   МАРТИН. Привет. (Лорану). А что такое лузер, тебе лучше всего объяснит вот этот молодой человек.
   АДРИАН (представляется). Адриан.
   ЛОРАН. Лоран.
   МАРТИН. Тем более что живет он с тобой по соседству, в шестом номере. Адриан, передаю тебе свои просветительские полномочия. Это выше моих сил. (Отдает пылесос Адриану.) Объясни коллеге, как работает это устройство. А мы пойдем выпьем кофе. (Уходит.)
   ПАУЛА. Да. И мы сделаем по глоточку. (Софи, Паула и ЛУИЗА уходят.)
   ШАРЛОТТА (уходя). Адриан, заберите пылесос в свою комнату и не забудьте про зарядку. (Уходит.)
   АДРИАН. Почему они все ушли?
   ЛОРАН. Наверное, я их очень напугал -- не знал, как работает пылесос.
   АДРИАН. А я подумал, что они не хотят со мной разговаривать.
   ЛОРАН. Со мной тоже не хотят.
   АДРИАН. Вас тут обижают?
   ЛОРАН. Нет, но мне сложно ко всему привыкнуть.
   АДРИАН. Вы недавно поселились. А где вы жили раньше?
   ЛОРАН (долгая пауза). Раньше... Я не знаю, что такое раньше. Нет... без этого, наверное, не обойтись... Адриан, мне нужен товарищ, который бы мне все объяснил.. и которому я могу все рассказать.
   АДРИАН. С вами что-то случилось?
   ЛОРАН. Хуже и не придумаешь. Я попал на землю.
   АДРИАН. Вас обманул брокер? И на сколько гектаров вас кинули?
   ЛОРАН. Нет, меня не на гектары кинули, меня кинули на Землю. Я - инопланетянин.
   АДРИАН. Инопланетянин?! (Пауза. Доверительным тоном.) Ну и отлично. Стоит ли беспокоиться о таких пустяках? Ничего страшного.
   ЛОРАН. Это вам не страшно -- вы привыкли. А я на что ни посмотрю, у меня волосы дыбом шевелятся.
   АДРИАН. Поднимаются?
   ЛОРАН. Да-да, поднимаются. (Растопыривает пальцы над головой.)
   АДРИАН. И давно вы стали удивляться?
   ЛОРАН. Недавно, всего неделю.
   АДРИАН. И что вам написали?.. Ну, когда человек выходит... ему на руки дают такую бумажку... эпикриз называется.
   ЛОРАН. Адриан, хоть вы не уподобляйтесь этим женщинам. Я знаю, вы человек умный, честный, порядочный. Знаю, что над вашей бедностью здесь тоже смеются. Но вы не обращаете внимания. И правильно делаете.
   АДРИАН. И вы не принимайте их шутки близко к сердцу. Пусть говорят.
   ЛОРАН. Они-то пусть. Но зачем вы принимаете меня за сумасшедшего? Вы должны понимать, что инопланетянин при всем своем желании не может сразу стать таким как все.
   АДРИАН. Понимаю.
   ЛОРАН. А почему тогда улыбаетесь? Вы никогда не видели жителей других планет.
   АДРИАН. Как-то не доводилось. И с какой вы планеты?
   ЛОРАН. Здесь ее называют Кеплер16-Б.
   АДРИАН. Никогда не слышал.
   ЛОРАН. Ничего страшного. И заметьте, я не смеюсь над вами, что вы дилетант в астрономии.
   АДРИАН. И я не смеюсь.
   ЛОРАН. Теперь вы не смеетесь, но все равно не верите.
   АДРИАН. Как вам сказать...
   ЛОРАН. Не надо ничего говорить, я и без слов многое понимаю, хотя, к сожалению, не все. У вас тут очень много странного.
   АДРИАН. У нас?
   ЛОРАН. У вас! Не у нас же? Когда я вернусь и расскажу, что видел, меня, без сомнения, отправят в психушку.
   АДРИАН. А-а-а! Значит вы все-таки знаете, что такое психушка!
   ЛОРАН. Знаю. Это все, что я вижу вокруг. Дома расскажу, мне никто не поверит.
   АДРИАН. То есть вы настаиваете, что и в самом деле прилетели с другой планеты?
   ЛОРАН. Да я об этом уже который раз говорю! У меня нет бумажек, которые вы называете документами, у меня нет отпечатков пальцев, у меня нет вашего прошлого, у меня, в конце концов, нет понимания, как можно жить в хаосе, который вы здесь устроили!
   АДРИАН. С последним утверждением спорить не стану.
   ЛОРАН. И со всем остальным не спорьте. Думаете, я не знаю, кто вы на самом деле? И что думаете о Мартине?
   АДРИАН. Предполагаю, что он брачный аферист.
   ЛОРАН. А вот и нет. Хотя не вижу в таком занятии ничего зазорного.
   АДРИАН. Э-э-э, тогда представляю, какие нравы бытуют на вашей планете!
   ЛОРАН. А на вашей? Всякая девушка только и мечтает заполучить богатого женишка. А стоит мужчине подумать о состоятельной невесте, его сразу называют прохвостом. Где логика?
   АДРИАН. Очень интересный поворот. Тогда, как инопланетянин, скажите, вам нравится, например, Софи?
   ЛОРАН. Разумеется. Как женщины могут не нравиться? Они для того и созданы, чтобы нравится.
   АДРИАН. То есть, вы согласились бы взять Софи в инопланетные жены?
   ЛОРАН. Адриан, вы я вижу, все еще принимаете меня за сумасшедшего. С какой стати я буду брать в жены Софи, когда у нее есть незамужняя мама?
   АДРИАН (удивленно). Паула?
   ЛОРАН. Паула. Она, как минимум, старше своей дочери на двадцать лет, значит, намного умнее. Все, что полагается иметь женщине, при ней. И тогда по какой такой глупой причине я должен отдавать предпочтение Софи, а не ее маме? Если на то пошло, у Софи даже дочери нет. Со всех сторон одни минусы!
   АДРИАН. Теперь я начинаю верить, что вы с другой планеты.
   ЛОРАН. Спасибо... Наконец-то.
   АДРИАН. Д-а-а! Ничего себе!
   ЛОРАН. Адриан, объясните, что означает это слово?
   АДРИАН. Какое слово?
   ЛОРАН. Ничегосебежилец. Шарлотта постоянно повторяет его. Что она хочет этим сказать?
   АДРИАН. Это... это... Как вам объяснить... Такой оборот речи. Она, скорее всего, восхищается вами! Вы ей, наверное, понравились!
   ЛОРАН. Влюбилась, что ли?
   АДРИАН. Вполне возможно. Вот она и придумала такое ласковое, можно сказать, игривое словечко.
   ЛОРАН. Шарлотта? Странно. Надо будет подумать и о ней. Понятно, что она не глупая, если руководит этим отелем и, что очень важно, не молодая свиристелка. Адриан, будьте добры, возьмитесь просвещать меня по поводу ваших порядков -- уж очень у вас тут все перевернуто с ног на голову.
   АДРИАН. С удовольствием. Не стану скрывать, мне тоже очень интересно ваше странное мышление. Впрочем, для инопланетянина это и не удивительно.
   ЛОРАН. Вы наконец поверили мне?
   АДРИАН. А почему бы и нет? Лоран, но мне кажется, вам все-таки первое время лучше выдавать себя за чуточку ненормального... помешанного... без царя в голове. Так вам будет проще походить на всех нас.
   ЛОРАН. Я это сразу понял и с первых дней практикуюсь в такой роли.
  
   (Входит ЛУИЗА.)
  
   ЛУИЗА. А вам не нравится мой кофе?
   АДРИАН. Луиза, как ты можешь такое говорить?
   ЛОРАН. Я в своей жизни не пробовал вкуснее напитка.
   ЛУИЗА. У вас готовят иначе?
   ЛОРАН. У нас многое иначе.
   ЛУИЗА. Тогда расскажите рецепт, я сделаю как вам привычно.
   ЛОРАН. Нет-нет, ваш кофе лучше. Он с утра настолько бодрит, что я сразу становлюсь человеком. И так - до шестой чашки. После шестой я тоже человек, но только нервный и раздраженный. Но сегодня только вторая - от нее не будет вреда. (Уходит.)
   ЛУИЗА. Вы знаете, он испугался пылесоса.
   АДРИАН. Нет, все было не так. Нет, конечно, сначала так, но потом Лоран подумал, что его комнату будет убирать только пылесос, и он не сможет видится с вами. Вот он и начал возмущаться.
   ЛУИЗА. Не придумывайте, Адриан. На него это не похоже.
   АДРИАН. За него я только предположил. А вот я бы на его месте точно огорчился.
   ЛУИЗА. Можно подумать, что на бирже, где вы работаете, мало девушек, способных вас огорчить?
   АДРИАН. У нас вообще нет девушек. А в других офисах я не встречал никого интереснее вас.
   ЛУИЗА. Перестаньте, Адриан. Нехорошо смеяться надо мной.
   АДРИАН. А я и не смеюсь. Вы думаете почему я поселился в вашей гостинице?
   ЛУИЗА. Цены у нас нормальные и недалеко от работы.
   АДРИАН. В том-то и дело, что я езжу через весь город. И лучшее в моей работе, оставить ее и вернуться сюда, где я изредка могу видеть вас.
   ЛУИЗА. Ловко же вы сообщили, что ваш номер редко убирается.
   АДРИАН. Луиза, у вас есть парень?
   ЛУИЗА. Нет, парней у меня нет.
   АДРИАН. А по-моему есть. И я знаю, он вас любит.
   ЛУИЗА. Очень интересно. И кто же он?
   АДРИАН. Это я.
   ЛУИЗА. Антуан, вы опять смеетесь?
   АДРИАН. Да я плакать готов от счастья. Я все время представлял, как скажу вам о своих чувствах. Я долго мучился, и вот, наконец, сказал.
   ЛУИЗА. И как вы представляете мой ответ?
   АДРИАН. Не знаю, но хотел бы услышать.
   ЛУИЗА. Хотите?
   АДРИАН. Еще и как.
   ЛУИЗА. Вы мне тоже очень нравитесь.
   АДРИАН. Луиза, вы сейчас сделали меня самым счастливым на земле.
   ЛУИЗА. И я... И у меня кружится голова. Я не могу поверить...
  
   (Входит ШАРЛОТТА и ТЕОДОР в очках.)
  
   ШАРЛОТТА. Нет-нет, я не могу поверить вашим словам.
   ТЕОДОР. Сведенья абсолютно точные.
   ШАРЛОТТА. Луиза, надо подготовить к заселению одиннадцатый номер.
   ЛУИЗА. Хорошо, Шарлотта, я уже иду. (Луиза, а за ней и Адриан уходят.)
   ШАРЛОТТА. Вы хотите сказать, что в моем отеле поселился мошенник?
   ТЕОДОР. Да. Опасный брачный аферист.
   ШАРЛОТТА. Тогда арестуйте его, не поднимая шума и не волнуя жильцов.
   ТЕОДОР. С удовольствием сделаю это... как только установлю его личность.
   ШАРЛОТТА. Так вы не знаете его?!
   ТЕОДОР. О нем сообщил надежный агент. Информация достоверная. Но фамилия его неизвестна. Агент не видел этого прохвоста.
   ШАРЛОТТА. Хороши дела.
   ТЕОДОР. Он сообщил только возраст: примерно лет сорок.
   ШАРЛОТТА. Да у меня, как минимум, два сорокалетних.
   ТЕОДОР. Значит, кто-то из них.
   ШАРЛОТТА. И как вы собираетесь его задерживать?
   ТЕОДОР. Задержать не проблема, главное определить, кого. Для того я и поселяюсь в вашем отеле.
   ШАРЛОТТА. Это я поняла.
   ТЕОДОР. Разумеется, меня здесь не надо представлять как полицейского.
   ШАРЛОТТА. И это поняла. И как вас называть?
   ТЕОДОР. Назовите скромно - мистер Теодор, приезжий миллионер.
   ШАРЛОТТА. Еще один миллионер?
   ТЕОДОР. Тогда это он! Кто назвался миллионером?
   ШАРЛОТТА. Паула и Софи - две американки.
   ТЕОДОР. Черт побери! Вечно эти женщины путают все карты!
   ШАРЛОТТА. Господи, и здесь виноваты женщины!
   ТЕОДОР. Извините, сорвалось. С другой стороны, это, может быть, и хорошо.
   ШАРЛОТТА. Богатым всегда хорошо.
   ТЕОДОР. Я говорю, мы можем поймать мошенника на живца.
   ШАРЛОТТА. На кого?
   ТЕОДОР. На вашу приманку. На этих... как их... на Паулу и Софи. Что вы на это скажите?
   ШАРЛОТТА. Как я удачно придумала с их миллионами.
   ТЕОДОР. Что придумали?
   ШАРЛОТТА (опомнившись). ...Поселить их в двенадцатом номере. Он напротив моей комнаты, и всегда можно видеть, кто к ним заходит.
   ТЕОДОР. А рядом с ними есть свободный номер?
   ШАРЛОТТА. Одиннадцатый. Вас как раз туда и поселят.
   ТЕОДОР. Великолепно! Лучше и не придумаешь! Но Шарлотта, еще раз прошу - никому. Знаем только мы с вами.
   ШАРЛОТТА. Разумеется. Не хватало еще нашему отелю попасть в криминальную хронику.
  
   (Входит ЛУИЗА.)
  
   ЛУИЗА. Комната готова.
   ШАРЛОТТА. Луиза, познакомься, мистер Теодор, американец, владелец...
   ТЕОДОР. ...Нескольких заводов по изготовлению оптической техники.
   ЛУИЗА. Какой техники?
   ТЕОДОР. Оптической... бинокли... телескопы...
   ШАРЛОТТА. Так что он увидит каждую соринку, оставленную в его номере.
   ТЕОДОР. Нет-нет. Мы еще выпускаем линзы для тех, у кого проблемы со зрением. Я один из них. (Притрагивается к своим очкам.) Покажите мой номер.
   ЛУИЗА. С удовольствием. (Луиза и Теодор уходят.)
   ШАРЛОТТА (раздумывая). И кто же из них: Мартин или Лоран? Мартин уверяет, что любит меня. Но когда я сообщила о миллионах Паулы, мне показалось, он изменился. Конечно, измениться, еще не значит изменить, но все равно обидно. А если авантюрист -- этот странный Лоран, мужчина не от мира сего? Неизвестность всегда притягивает. Может быть, он специально притворился загадочным героем? Только бы не Мартин, я этого не переживу!
  
   (Входят ПАУЛА и СОФИ.)
  
   ШАРЛОТТА. Девочки, у нас появился новый жилец. Он ваш земляк из Америки и тоже миллионер.
   ПАУЛА. Шарлотта!
   ШАРЛОТТА. Настоящий, не то что вы. Зовут его Теодор.
   СОФИ. А что вы ему сказали о нас?
   ШАРЛОТТА. То, что и всем. Вы миллионерши. Я ведь не могу одним постояльцам говорить о вас одно, а другим - другое.
   ПАУЛА. По вашей вине, Шарлотта, мы превратились в лгуний и авантюристок.
   ШАРЛОТТА. Не волнуйтесь, вы здесь не одни такие.
   СОФИ. Какие такие?
   ШАРЛОТТА. Авантюристки. Девочки, я вам ничего не говорила, и вы ничего не слышали. Вы обо всем догадались сами. Один из наших постояльцев - брачный мошенник. Обольщает женщин, обирает их и оставляет с разбитым сердцем.
   ПАУЛА. Шарлотта, не выдумывайте. Тем более что нам такие мужчины не страшны, у нас забирать нечего.
   СОФИ. До них это сделал наш папочка.
   ПАУЛА. Царствие ему небесное. Все проиграл в карты.
   ШАРЛОТТА. И все равно будьте осторожны. И никому не говорите, что услышали, особенно - только что поселившемуся мистеру Теодору.
   ПАУЛА. А ему-то какое дело до мошенников?
   ШАРЛОТТА. Никакого. Вот поэтому нечего попусту беспокоить человека.
   СОФИ. А Луизе можно сказать?
   ШАРЛОТТА. Нет, Луизе ни в коем случае -- она не умеет держать язык за зубами... не то что мы с вами. Обязательно проболтается...
   ПАУЛА. ...И авантюрист уедет, так никого и не соблазнив.
   ШАРЛОТТА. Вот именно. Уедет, но свое ремесло не оставит. Будет и дальше обольщать и соблазнять несчастных женщин. Бедная я бедная! Неужели это Мартин?!
   ПАУЛА. Шарлотта, не волнуйся, на Мартина это не похоже.
   ШАРЛОТТА. А почему он заинтересовался вами, когда я сказала, что вы миллионерши?
   ПАУЛА. Из вежливости. И потом, мы всегда можем проверить его и сообщить тебе.
   ШАРЛОТТА. Обязательно проверьте... только не очень... настойчиво. Вдруг он не выдержит?
   СОФИ. Хорошо, мы будем аккуратно.
   ШАРЛОТТА. Нет-нет, Софи, пусть лучше проверит твоя мама. Рядом с тобой он точно потеряет голову.
   ПАУЛА. Конечно, против Софи не устоит ни один мужчина. Поэтому это трудное задание я беру на себя.
   ШАРЛОТТА. Но только не очень старайся.
   ПАУЛА. Разумеется. С чего это я стану разбиваться в лепешку, соблазняя авантюриста?
  
   (Входит МАРТИН.)
  
   МАРТИН. А этот Лоран не такой дурак, как прикидывается. Ободрал меня на двести евро.
   ШАРЛОТТА. Мартин, ты опять играл в карты?!
   МАРТИН. Я по маленькой, чтобы не утерять навыки. Всяких шулеров видел, сам не промах, но такого встречаю впервые!
   СОФИ. Вас обыграл?
   МАРТИН. Не то слово. Я начал использовать некоторые приемы - бесполезно! Феноменальные способности! Теперь я без прежней уверенности буду садиться за стол.
   ПАУЛА. И часто вы садились?
   МАРТИН. Как вам сказать... относительно. С четырех лет.
   СОФИ. Что с четырех лет?
   МАРТИН. Во мне открылся талант.
   ПАУЛА. Какой талант?
   МАРТИН. Понимать карты. Вы думаете это просто? Как бы ни так! С этим надо родиться. Ведь рождаются с абсолютным музыкальным слухом, и его глухонемому никакими розгами не вобьешь. А я только родился, только глаза открыл, и сразу шестерку отличил от туза.
   СОФИ. И вы?..
   МАРТИН. Да. Иначе я бы оказался настоящей свиньей по отношению к всевышнему, даровавшему мне такую способность.
   ПАУЛА. Вы хотите сказать, что зарабатываете на жизнь с помощью своего таланта?
   МАРТИН. Именно так все и поступают! Но я раньше стыдился своих способностей. Знаете, в обществе сложилось превратное мнение, что играть в карты, это не совсем порядочно. А в шахматы? В шахматы -- порядочно?! А знаете, сколько зарабатывают футболисты? А у них головы, чем тверже, тем лучше. Мне на мое интеллектуальное призвание глаза по-новому открыл Лоран. За это и двести евро не жалко.
   ПАУЛА. И чему вас еще научил Лоран?
   МАРТИН. Ничему. Но я знаю его особый взгляд на женщин. Он, кстати, Паула, интересовался вами.
   ШАРЛОТТА. А Софи?
   МАРТИН. Софи не очень.
   СОФИ. Да что ж это такое?! Все интересуются моей мамой.
   ШАРЛОТТА. Кто это все?
   ПАУЛА. Когда говорят все, то это означает -- никто конкретно. Давайте оставим этот разговор.
   ШАРЛОТТА. И правда, мы заболтались. Пойду узнаю у мистера Теодора, все ли его устраивает в номере? (Уходит.)
   МАРТИН. У какого Теодора?
   СОФИ. В одиннадцатом номере поселился американец. Шарлотта говорит, очень богат.
   МАРТИН. Господи! И вы молчите? Софи, как он насчет картишек?
   СОФИ. Не знаю, я его не спрашивала.
   МАРТИН. Так пойдите и узнайте -- все-таки ваш земляк.
   СОФИ. Хорошо, Мартин, попробую, но ничего не обещаю. (Уходит.)
   ПАУЛА. Мартин, а по-вашему, что больше интересует Лорана, карты или женщины?
   МАРТИН. Женщины.
   ПАУЛА. А кто из жителей нашей гостиницы нравится вам?
   МАРТИН. Из жительниц вы и еще одна особа.
   ПАУЛА. И кто это?
   МАРТИН. Она не жительница.
   ПАУЛА. Как так может быть?
   МАРТИН. Она не жительница, а хозяйка нашего отеля.
   ПАУЛА. Шарлотта?
   МАРТИН. Да, Шарлотта.
   ПАУЛА. Она приятная женщина, спору нет. Но если бы, например, я сказала, что не равнодушна к вам?
   МАРТИН. О-о-о, спасибо! Паула, я очень польщен. Но мы ведь не в карты играем.
   ПАУЛА. При чем здесь карты?
   МАРТИН. У меня на руках три шестерки и я не стану изображать, что сижу с тремя тузами. Вы - миллионерша, а я бедный игрок. И мне очень нравится Шарлотта, в том числе и за то, что ведет себя, как будто у нее три туза. У Шарлотты серьезные проблемы с бизнесом, концы с концами едва сводит -- забодали конкуренты, вокруг появились разные хостелы.
   ПАУЛА (задумчиво). Значит, соблазнить ее способен только Лоран...
   МАРТИН. Что?! Пусть только попробует! Я прихлопну его, как червовую шестерку.
   ПАУЛА. Мартин, пусть это останется между нами, но мне кажется, что Лоран - брачный аферист. Вот вы играете и выигрываете в карты...
   МАРТИН. Не всегда.
   ПАУЛА. ...А он соблазняет женщин с движимым и недвижимым имуществом.
   МАРТИН. С чего вы взяли?
   ПАУЛА. Не скажу. Но знаю.
   МАРТИН. Так вот почему он интересовался вами! Нет, такой мерзости я не потерплю! Карты - картами, деньги - деньгами, но чтобы обирать женщин?!.
   ПАУЛА (увидев, что входит Лоран). Мартин, ведите себя осторожно.
  
   (Входит ЛОРАН.)
  
   ПАУЛА. Ах! Я заболталась. Меня звала Софи. (Уходит.)
   ЛОРАН. О чем вы говорили? Мне интересно, о чем можно беседовать с женщинами.
   МАРТИН (язвительно). Да ты, я вижу... совсем дилетант?
   ЛОРАН. Мартин, ты даже не можешь представить насколько.
   МАРТИН. Примерно также ты говорил, когда садился за карточный стол.
   ЛОРАН. Карты, это другое - обыкновенная комбинаторика. Я играл впервые в жизни.
   МАРТИН. Представляю, что будет дальше.
   ЛОРАН. Ты сам говорил, новичкам везет.
   МАРТИН. Это не я, это народная мудрость говорит.
   ЛОРАН. Мартин, ты совсем сбиваешь меня с толку. Какая у народа может быть мудрость?
   МАРТИН. Какой народ, такая и мудрость.
   ЛОРАН. Тогда и наоборот?
   МАРТИН. Разумеется.
   ЛОРАН. Мне тут на глаза попался сборник пословиц. Там я увидел такую: "Бей бабу молотом -- будет баба золотом!"
   МАРТИН. Господи! Где ты ее нашел?
   ЛОРАН. Пословицы и поговорки народов Севера... академическое издание.
   МАРТИН. Нет, с тобой невозможно разговаривать. Какой-то дурак сказал, второй - записал, третий - напечатал...
   ЛОРАН. ...А вместе они народ.
   МАРТИН. Ты хочешь сказать, что кругом одни дураки?
   ЛОРАН. Я такого не говорил.
   МАРТИН. Тут и говорить нечего... И так видно.
   ЛОРАН. Ты разделяешь мою точку зрения?
   МАРТИН. Ну и что?! Пусть кругом одни дураки, но они выбирают умное правительство и живут себе припеваючи.
   ЛОРАН. Мартин, ты ведь играешь в карты! Как толпа дилетантов может найти профессионала? Ты представляешь, какая будет игра? Они передерутся, перед каждым ходом будут чистить друг другу рожи, а в конце проиграют и поколотят тебя. Как дураки могут выбрать умного?!
   МАРТИН. А вот это уже задача умного! Это и называется демократия и всеобщее избирательное право.
   ЛОРАН. Все равно не понимаю. У вас тут полгода зима...
   МАРТИН. А у вас?
   ЛОРАН. Хорошо, пусть теперь и у нас. Полгода все мерзнут, страдают, проклинают холода. И вот наконец-то приходит весна, долгожданное тепло, а за ним и лето. Все расцветает, благоухает - живи и радуйся! Так?
   МАРТИН. Так.
   ЛОРАН. И в этот момент все собирают манатки и отправляются на юг, мучиться в немыслимой жаре. А к холодам опять прилетают, чтобы снова мерзнуть и проклинать погоду. Мартин, вот такие маленькие птички (пальцами показывает размер птичек), скворцы...
   МАРТИН. Скворцы побольше будут.
   ЛОРАН. Неважно. Маленькие скворцы умнее людей. Они улетают на юг перед холодами, а прилетают весной.
   МАРТИН. Ты не знаешь, как устроен туристический бизнес.
   ЛОРАН. Хорошо. Тогда давай возьмем другое. Ребенка десять лет учат в школе иностранному языку, а по окончании он ни бельмеса не смыслит, не понимает и разговаривает на иностранном, как Пятница с Робинзоном.
   МАРТИН. О-о-о! Это легко объяснить! Специально учат так, чтобы он ничего не понимал.
   ЛОРАН. Но ведь это продолжается уже который год. Для чего?
   МАРТИН. Чтобы он мог придумывать пословицы.
   ЛОРАН. Вроде бей бабу молотом?..
   МАРТИН. Конечно. При другой системе образования ему и в голову такое не придет. Лоран, но давай оставим этот разговор. Иначе я сделаюсь революционером. Но я, слава богу, не такой дурак. Давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном, скажем, о женщинах... но только без молота.
   ЛОРАН. О женщинах я всегда с удовольствием.
  
   (Входит АДРИАН.)
  
   МАРТИН. Адриан, спаси меня от нашего соседа, он замучил меня вопросами.
   АДРИАН. О женщинах?
   МАРТИН. Если бы только о них.
   ЛОРАН. Да... Вот еще что. Почему женщины всегда стесняются говорить, что им нравятся мужчины, а мужчины стыдятся сказать, что обожают женщин? Вон, скворцы, клюют червячков и не угрызаются!..
   МАРТИН. Господи! Опять скворцы! Я что тебе, орнитолог? Бог все так устроил!
   ЛОРАН. Ты хочешь сказать, что Бог придумал футбол?
   МАРТИН. При чем здесь Бог? Футбол люди придумали.
   ЛОРАН. Зачем? Я понимаю, например, городки. Бросил палку, убил, предположим, куропатку, сварил и съел. Но зачем пинать бесполезный шар, да еще ногами?
   МАРТИН. А вот когда ты объяснишь, зачем гоняться за маленькой шайбой по сколькому льду и крушить друг другу ребра, тогда я отвечу, зачем футбол!
   ЛОРАН. Логично.
   МАРТИН. Адриан, я ухожу -- не могу больше выносить его логики! Но предупреждаю тебя, не садись с ним за карточный стол. (Уходит.)
   ЛОРАН. Странный этот Мартин, что ни спроси - нервничает.
   АДРИАН. Никто не любит правду. Вот если вы, например, расскажете кому-то, что его жена изменяет, думаешь, он поблагодарит вас?
   ЛОРАН. Так об этом тоже надо молчать? Хорошо, что предупредил. И кто в нашем доме изменяет?
   АДРИАН. Никто. У нас все незамужние и неженатые.
   ЛОРАН. И почти все выдают себя не за тех, кто они есть на самом деле.
   АДРИАН. А вот это интересно.
   ЛОРАН (вынимает из кармана записную книжку, записывает, произнося вслух). Постоянный интерес для них нужен позарез.
   АДРИАН. Что вы пишите?
   ЛОРАН. Заметки. Составляю отчет о своей командировке. У нас прочтут, со смеху кататься будут.
   АДРИАН. Лоран, даже как-то обидно за людей.
   ЛОРАН. А вы посмейтесь вместе с нами, тогда будет не так горько. Я все в этот блокнот заношу.
   АДРИАН. И про двести евро, что выиграли у Мартина?
   ЛОРАН. Конечно.
   АДРИАН. И что он карточный шулер?
   ЛОРАН. Да какой он шулер?! Дилетант. Не умеет играть, а садится. Я вылечу его от пагубного пристрастия.
   АДРИАН. Интересно... интересно. А если вас пригласить на нашу биржу?
   ЛОРАН. Я и там всех вылечу!
   АДРИАН. На сколько?
   ЛОРАН. Пока у них будет чем оплачивать лечение.
   АДРИАН. Лоран, с вашей стороны это выглядит нечестно.
   ЛОРАН. Почему?
   АДРИАН. У вас большие способности... от рождения... а у других способностей нет.
   ЛОРАН. По-твоему, если человек родился с золотым голосом и зарабатывает с его помощью - это нечестно?
   АДРИАН. Одно - петь, а второе - разорять людей на бирже. Я до сих пор привыкнуть не могу. Когда кто-то поет, люди хоть удовольствие получают.
   ЛОРАН. Смотря кто поет.
   АДРИАН. Тут спору нет. Но когда выигрываешь на бирже, то в этот момент кто-то проигрывает свои деньги. Иными словами получается, ты обираешь его...
   ЛОРАН. ...За то, что он хотел обобрать меня. Все справедливо, пусть не играет. Адриан, давай на ты. Ведь и дураков надо лечить, иначе они никогда не поумнеют.
   АДРИАН. Хорошо, Лоран, будем на ты. Но это бесполезное занятие.
   ЛОРАН. Играть на бирже?
   АДРИАН. Учить дураков. Дураков учить, что море мочить.
   ЛОРАН (спрашивает, записывая в блокнот). Мочить -- в каком смысле?
   АДРИАН. Ты уже и с этим познакомился?
   ЛОРАН. Осваиваюсь помаленьку. Но сейчас меня больше интересуют женщины. Последнее время я плохо сплю и женщины мне сняться без одежды. А я таких не видел. Согласись, это странно - сниться то, что никогда не видел.
   АДРИАН. О-о-о! Да ты не совсем пропащий, становишься человеком...
   ЛОРАН. Я хочу познать женщину.
   АДРИАН. ...Становишься не только человеком, но и мужчиной.
   ЛОРАН (удивленно). А разве это не одно и то же?
   АДРИАН. Разумеется. Человек -- не всегда мужчина. И мужчина, к сожалению, не всегда человек. Но таких мало.
   ЛОРАН. Нечеловеков?
   АДРИАН. Именно.
   ЛОРАН. А как их отличить? У вас для этого есть лакмусовая бумажка?
   АДРИАН. У нас для этих целей существуют женщины.
   ЛОРАН. Раздетые?
   АДРИАН. И раздетые. Всякие. По отношению к ним, а также к детям и старикам, определяют человека, а заодно и мужчину.
   ЛОРАН. Я хочу себя проверить.
   АДРИАН. Проверяй на здоровье. В твоем распоряжении Софи, Паула, Шарлотта...
   ЛОРАН. ...И Луиза.
   АДРИАН. Нет! Луизу из списка вычеркивай.
   ЛОРАН. Но это дискриминация?!
   АДРИАН. Ты посмотри на него! Три дня на Земле, в уже набрался всяких глупостей. Вычеркни Луизу из своего блокнота и забудь! Иначе я перестану тебе помогать.
   ЛОРАН (вынимает блокнот, пишет). Шантаж на почве личных пристрастий. (Прячет блокнот.) Насчет Луизы я пошутил, меня интересует только Паула.
   АДРИАН. А вот и она.
  
   (Входит ПАУЛА.)
  
   АДРИАН. Паула, мы только что говорили о вас.
   ПАУЛА. Интересно послушать.
   АДРИАН. Мне тоже интересно. Но когда я опаздываю на работу, управляющий не разделяет моего интереса. (Уходит.)
   ПАУЛА. И что вы обо мне говорили?
   ЛОРАН. Что вы -- обворожительная женщина.
   ПАУЛА. Адриан вечно преувеличивает.
   ЛОРАН. Это не Адриан говорил, а я. И я готов повторять эти слова постоянно.
   ПАУЛА. Вы произносите их так спокойно, словно и вправду говорили подобное сотни раз.
   ЛОРАН. Нет, я вам говорю их впервые.
   ПАУЛА. А другим женщинам?
   ЛОРАН. Каким другим?
   ПАУЛА. Лоран, вы покраснели. При вашем опыте это недопустимо. Лоран, вы неудачно выбрали объект для соблазнения. Я знаю, что вы не тот, за кого себя выдаете.
   ЛОРАН. Откуда вы знаете?
   ПАУЛА. Ага! Вот вы и прокололись.
   ЛОРАН. Спекся?
   ЛУИЗА. Да. Вас поджарили слезы десятков женщин, которых вы обманули. (Уходит.)
   ЛОРАН (недоуменно). Меня дома инструктировали, что женщины могут быть капризны. Но не до такой же степени?!
  
   (Входит ТЕОДОР.)
  
   ТЕОДОР. Добрый день! Разрешите представиться - Теодор, только что поселился в одиннадцатом номере.
   ЛОРАН. Лоран. Я живу в четвертом. Теодор, извините, мне нужна маленькая консультация.
   ТЕОДОР. Слушаю вас. С удовольствием помогу, если это в моих силах.
   ЛОРАН. Только, пожалуйста, не смейтесь.
   ТЕОДОР. О чем вы говорите!
   ЛОРАН. Я мечтаю соблазнить одну женщину, но не знаю, как это сделать.
   ТЕОДОР. Вы?! Не знаете?!
   ЛОРАН. Что в этом удивительного? Со всяким человеком это может быть впервые.
   ТЕОДОР. С вами? Впервые?
   ЛОРАН. Зачем вы повторяете мои слова?
   ТЕОДОР. Извините, от неожиданности.
   ЛОРАН. Вы никогда не видели мужчину, мечтающего соблазнить женщину?
   ТЕОДОР. Как раз наоборот. Я никогда не видел мужчину, не думающем об этом.
   ЛОРАН. Тогда что вас удивило?
   ТЕОДОР. Ваш возраст и ваш прежний богатый опыт. Между нами... но только между нами... Я кое о чем догадываюсь... Я тоже специализируюсь на богатых вдовушках. И не вижу в этом ничего зазорного. Ведь никто не осуждает девушку, мечтающую найти богатого жениха? Тогда почему я должен стыдиться своего желания?
   ЛОРАН. И вы считаете это нормальным?
   ТЕОДОР. Абсолютно.
   ЛОРАН (облегченно). Ух... А я уже начал сомневаться в правильности моего мировоззрения.
   ТЕОДОР. И вы так считаете?
   ЛОРАН. Теперь совсем укрепился в своем мнении. Хочу, просто безумно хочу, чтобы Паула стала моей...
   ТЕОДОР. ...И чтобы все, принадлежащее ей, стало общим?
   ЛОРАН. Разумеется. Если живешь вместе, то все должно быть общим.
   ТЕОДОР. А Софи? Ведь ей должно что-то остаться?
   ЛОРАН. Пусть и Софи остается с нами.
   ТЕОДОР. Э-э-э, нет! Так нечестно. Вам и Паула, и Софи. Лоран, поумерьте свой аппетит. Нельзя хватать больше, чем способен проглотить. Софи я беру на себя.
   ЛОРАН. Вы любите Софи?
   ТЕОДОР. Лоран, оставьте ваши термины для профанов. Я, конечно, соблазнил не столько женщин, как вы, но сотня все-таки наберется.
   ЛОРАН. Сотня?!
   ТЕОДОР. Лоран, никогда не унижайте коллег! Я мог бы сказать три сотни. Но я человек порядочный: если сотня, то и говорю сотня!
   ЛОРАН. Вы брачный аферист?
   ТЕОДОР. Лоран, не вам цеплять на коллег такие ярлыки. И перестаньте валять ваньку. Согласен, вы меня ловко раскусили, но и я сразу вас понял. Между нами, я здесь выдаю себя за полицейского, якобы идущего по следу известного афериста.
   ЛОРАН. Меня?
   ТЕОДОР. Себя. Откуда я знал, что здесь работает еще один... коллега. Но мы, как честные люди...
   ЛОРАН. Честные люди?
   ТЕОДОР. Лоран, зачем вы повторяете мои слова?
   ЛОРАН. Извините, от неожиданности. Не думал встретить товарища, у которого многому можно поучиться.
   ТЕОДОР. Не скромничайте. Хотя учиться никогда не поздно. Будем повышать наш уровень. Вы берете себе Паулу, а я - Софи. Их состояние поделим пополам. Я, разумеется, человек не бедный, за годы праведных трудов скопил миллиончик. Но еще парочка, в придачу к нему, не помешает.
   ЛОРАН. Вы хотите сказать, вам нравится Софи?
   ТЕОДОР. Да как девушки в таком возрасте могут не нравиться?!
   ЛОРАН. А Паула?
   ТЕОДОР. Могла бы понравиться... лет двадцать назад.
   ЛОРАН. Вы ничего не понимаете в женщинах!
   ТЕОДОР. Я бы удивился, услышав такое от неграмотного инопланетянина. Но вам это непростительно.
   ЛОРАН. Хорошо. Не будем спорить о других цивилизациях - нам бы в этой разобраться. Теодор, а вы уверены, что у вас получится обольстить Софи?
   ТЕОДОР. Обижаете. Без сомнения. У меня за многолетнюю практику сложился безотказный метод.
   ЛОРАН. Вы сверлите женщину пристальным взглядом?
   ТЕОДОР. Нет, я просто свожу разговор к эмансипации, к равноправию полов, а затем соглашаюсь со всеми их доводами.
   ЛОРАН. И что происходит потом?
   ТЕОДОР. А это вы сейчас увидите. Спрячьтесь за штору, кажется идет Софи.
  
   (ЛОРАН прячется за штору. Входит СОФИ.)
  
   ТЕОДОР. Софи, в каком номере вы остановились?
   СОФИ. Мы с мамой в двенадцатом, рядом свами. Вам нравится отель?
   ТЕОДОР. Да. Но нравилось бы намного больше, если бы к женщинам тут относись справедливо.
   СОФИ. Вы считаете, что нас обижают?
   ТЕОДОР. Даже более - унижают.
   СОФИ. Извините, не понимаю.
   ТЕОДОР. Вот смотрите. Я новенький -- только что приехал. И даже не пошевелил пальцем, и лишь потому, что я мужчина, получил номер на солнечной стороне. А вы с мамой ютитесь на теневой. Где справедливость? А в это время повсюду говорят о равноправии полов.
   СОФИ. Нет-нет, мы сами попросили поселить нас в двенадцатый. А вот насчет равноправия полов вы правильно считает. Все должны быть равны.
   ТЕОДОР. Абсолютно! Даже более того, я бы отдал первенство женщинам.
   СОФИ. Вы так думаете?
   ТЕОДОР. А как же иначе?! Извините, женщина и работают, и рожает, и растит детей, а мужчина только руководит ею. Куда это годится?! Надо все поменять.
   СОФИ. Все это, конечно, так. Но чтобы там ни говорили, мужчины немного отличаются от нас. Они физически сильнее...
   ТЕОДОР. Глупости! Может быть раньше, тысячу лет назад... А сейчас? Какая сила? Кому она нужна кроме подъемного крана?
   СОФИ. Но они энергичнее, покоряют полюс, воюют...
   ТЕОДОР. Убивают людей. Ничего себе достоинство! Женщины рожают, а они убивают! Хороши помощники!
   СОФИ. Да что ж вы так совсем о мужчинах?! Ведь и среди них встречаются достойные люди.
   ТЕОДОР. Только те, кто мечтает пойти в услужение к женщине.
   СОФИ. Извините, Теодор, но я таких пока не встречала.
   ТЕОДОР. Потому что они всегда притворяются. Но один из них перед вами.
   СОФИ. Вы притворяетесь?
   ТЕОДОР. Я как раз нет. И мечтаю стать вашим верным и послушным слугой, даже рабом. И согласен выполнять малейшие ваши желания. Стоит вам о чем-нибудь подумать - я к вашим услугам!
   СОФИ. Я никогда не имела рабов.
   ТЕОДОР. Так попробуйте. Поверьте, не так уж и плохо быть царицей.
   СОФИ. И вы будете делать все, что я захочу?
   ТЕОДОР. Абсолютно. Давайте проверим. И вы убедитесь, как прекрасно повелевать.
   СОФИ. И вы за это ничего не потребуете?
   ТЕОДОР. Когда раб осмеливался что-либо требовать? Единственное... иногда, в виде милости - поцеловать вашу руку.
   СОФИ (с царственным величием). Можете поцеловать.
   ТЕОДОР (поцеловав руку). Повелевайте, отныне я ваш!
   СОФИ. Пойдемте, я познакомлю вас с мамой.
   ТЕОДОР. Не смею ослушаться.
  
   (СОФИ и ТЕОДОР уходят. В противоположную дверь входят МАРТИН и ШАРЛОТТА.)
  
   ШАРЛОТТА. Ты видел новенького из одиннадцатого?
   МАРТИН. Шарлотта, я ослеплен тобой и никого вокруг не вижу. А тут еще этот Лоран ободрал меня на двести евро!
   ШАРЛОТТА. А я сто раз тебе говорила, оставь свои карты!
   МАРТИН. Но я ради нас! Чтобы ты не разорилась. Я отыграюсь на только что приехавшем. Как его зовут?
   ШАРЛОТТА. Теодор.
   МАРТИН. Говорят, он миллионер.
   ШАРЛОТТА. Мало ли что говорят. На самом деле он полицейский.
   МАРТИН. Полицейский?!
   ШАРЛОТТА. Тайный агент. Он сам об этом сообщил. Представляю, сколько лет ты можешь получить за демонстрацию карточных номеров.
   МАРТИН. Меня даже в пот бросило. И за кем он охотится?
   ШАРЛОТТА. За Лораном из четвертого номера.
   МАРТИН. Который меня обставил?
   ШАРЛОТТА. Он не только тебя, он еще многих обставил.
   МАРТИН. Профессиональный игрок?
   ШАРЛОТТА. Профессиональный соблазнитель женщин. Он охотится за Паулой и ее миллионами.
   МАРТИН. И при этом не побрезговал моими несчастными сотнями?!
   ШАРЛОТТА. Гребет все подряд.
   МАРТИН. Да он свинья после этого!
  
   (За шторой раздаются невнятные звуки.)
  
   ШАРЛОТТА. Ты слышал, кто-то хрюкает?
   МАРТИН. Тебе показалось. Но я этого так не оставлю!
   ШАРЛОТТА. Мартин, не надо. Для этого существует полиция и тайные агенты.
   МАРТИН. Вот я и скооперируюсь с ними.
   ШАРЛОТТА. Теодор просил держать его профессию в тайне. Ты не должен подавать виду, что знаешь, кто он.
   МАРТИН. Что я - дурак?! Конечно никому не скажу. А вот всем женщинам растрезвоню, что Лоран - брачный аферист, пусть стерегутся.
   ШАРЛОТТА. И этого делать не следует. Теодор хочет поймать его на горячем.
   МАРТИН. А как быть женщине, которую он соблазнит?
   ШАРЛОТТА. Ту, на которую он нацелен, я предупредила.
   МАРТИН. Паулу?
   ШАРЛОТТА. Да, Паулу. Она с него кровушки попьет за всех несчастных, которых он обманул.
   МАРТИН. И за мои двести евро.
   ШАРЛОТТА. И за них тоже, но тихо, кто-то идет.
  
   (Входит ПАУЛА.)
  
   ШАРЛОТТА. Мартин, посмотри, пожалуйста, выключатель в коридоре. Включается через раз. Ты уже чинил его когда-то.
   МАРТИН. Никаких проблем. (Уходит.)
   ШАРЛОТТА. Я думаю, что кто-то из мужчин специально его ломает, чтобы в темноте не видели, в какой номер он ныряет.
   ПАУЛА. За Мартина в этом отношении не беспокойся. Шарлотта, я тебе завидую - Мартин идеально прошел испытания. Он решительно отверг все мои намеки и признался, что любит только тебя. Мужчина редкой порядочности.
   ШАРЛОТТА. Как приятно слышать. Но у него есть и недостаток - играет в карты.
   ПАУЛА. Я уверена, ради тебя он и карты оставит.
   ШАРЛОТТА. Дай-то бог. Я так благодарна тебе, так благодарна. И постараюсь уберечь тебя от опасного хищника.
   ПАУЛА. Хищника?
   ШАРЛОТТА. От Лорана. Мне стало известно, что он охотится за одинокими женщинами, вернее, за их деньгами.
   ПАУЛА. В это трудно поверить. Он выглядит беспомощным и даже девственником, каким в юности когда-то был мой покойный супруг.
   ШАРЛОТТА. Вот что значит специалист! Умеет притвориться даже девственником. Но ему капут.
   ПАУЛА. Встретит хищницу покрупнее его?
   ШАРЛОТТА. Нет, сядет за решетку. И отправит его туда новый жилец Теодор.
   ПАУЛА. Теодор?
   ШАРЛОТТА. Конечно. Он переодетый полицейский. Специально поселился к нам, чтобы задержать Лорана.
   ПАУЛА. Хоть что-то хорошее! А я уже начала сомневаться в Теодоре. Он не дает проходу Софи и настолько стелется перед дочкой, что я начала принимать его за жулика. Ты меня успокоила.
   ШАРЛОТТА. Мы все вместе схватим Лорана за одно место, он и пикнуть не успеет!
  
   (За шторой слышатся невнятные звуки.)
  
   ПАУЛА. Что это?
   ШАРЛОТТА. Я тоже слышала. Это, наверное, Лорана корежит от дурных предчувствий. Как бы он не удрал. У этих прохвостов нюх на полицию лучше, чем у свиней на трюфели. Пойду посмотрю, не пакует ли он чемоданы? (Уходит.)
  
   (ЛОРАН выходит из-за шторы, крадется к двери. ПАУЛА поворачивается, замечает его, Лоран застывает на месте.)
  
   ПАУЛА. Лоран! Как вы меня напугали! И как вы здесь оказались?
   ЛОРАН. Прилетел с другой галактики.
   ПАУЛА. Ха-ха. Очень смешно. Неужели в других галактиках нет женщин, что вы отправились охоться за ними на Землю?
   ЛОРАН. Совершенно верно. Есть планеты, где обитают только однополые существа.
   ПАУЛА. Продолжайте, Лоран, я люблю фантастику, особенно из уст таких сказочников, как вы.
   ЛОРАН. Я знаю, что вы недавно услышали обо мне очередную гадость. Но все это неправда.
   ПАУЛА. Разумеется. Правда то, что на вашей планете, откуда вы прибыли, женщины не водятся.
   ЛОРАН. Когда-то они были. Но потом превратились в мужчин. У вас этот процесс тоже начинается.
   ПАУЛА. И вас раздражает, что мы исчезаем?
   ЛОРАН. Да. В каждом мужчине глубоко-глубоко, на генетическом уровне, остались воспоминания о них, таких маленьких, бедных, хрупких, беззащитных и таких привлекательных...
   ПАУЛА. Лоран, оставьте ваши профессиональные приемы. Поберегите их для других простушек, которым вы причините страдания.
   ЛОРАН. О чем вы говорите?! Если кто и страдает, так это я. Именно я столько раз поднимал вопрос о возрождении женщин, что меня в наказание выслали на Землю.
   ПАУЛА. И здесь вы наверстываете упущенное?
   ЛОРАН. Я не знаю, что такое упущенное. Но хорошо помню, что мне сказали перед высылкой. За год ты примешь столько мук от женщин, что выбросишь мысли об их возрождении!
   ПАУЛА. Лоран, вы так убедительно врете, что мне хочется вас пожалеть.
   ЛОРАН. Лгут все, кто живет в этом отеле! Ничегосебежилец! Как вам такое ласкательное словечко? А такое: Паула, я обожаю вашу дочь Софи и согласен быть ее рабом до конца своих дней.
   ПАУЛА. Лоран, вы подслушали наш разговор с Теодором.
   ЛОРАН. Нечего мне больше делать, как подслушивать. Скажите еще, что я подслушал ваш разговор с Шарлоттой, прячась за этой шторой!
   ПАУЛА. Какой разговор?
   ЛОРАН. Где вы собираетесь схватить меня за одно место, что я и пикнуть не успею. (Издает звук подобный тому, что недавно слышался из-за шторы.)
   ПАУЛА. Что с вами?
   ЛОРАН. Это не со мной. Это за стеной мечется душа Шарлотты, мечтающая меня арестовать. Я иду собирать чемоданы и отправляю телеграмму, что раскаиваюсь. Я ошибался - женщины не стоят того, чтобы их возрождали! (Уходит.)
   ПАУЛА. Боже! Он сумасшедший. Но, по-моему, искренний сумасшедший. И он по-настоящему страдает. Кто сказал, что сумасшедшие не любят и не страдают? Быть может, только сумасшедшие и любят. Остальные только выбирают приемлемый для них вариант. Его надо лечить! Лечить от инопланетной мании... а космическую любовь... оставить.
  
   (Входят АДРИАН и ЛУИЗА.)
  
   АДРИАН. Что с Лораном? Помчался, словно укушенный.
   ПАУЛА. С ним приключилась большая беда.
   АДРИАН. Если кончились деньги, мы с Луизой можем занять.
   ПАУЛА. С Луизой?
   АДРИАН. Да. Я и Луиза решили жить вместе. Она едет убирать номера через весь город, а я пересекаю его в обратном направлении, чтобы добраться до своей работы.
   ЛУИЗА. У нас не остается времени, чтобы побыть вместе.
   ПАУЛА. О, я вижу, вы подошли к вопросу отношения полов с практической стороны!
   АДРИАН. Да. Мы любим друг друга и хотим жить вместе!
   ЛУИЗА. Мы не в сумасшедшем доме, где запрещают влюбленность. Там она считается манией, от нее даже лечат.
   ПАУЛА. Таких докторов самих надо лечить. Ловить, куда б они не забрались, путь даже на другие планеты, ловить и лечить!
   АДРИАН. Вы рассуждаете как Лоран. Он считает мироустройство на некоторых планетах глупым.
   ПАУЛА. Он и мне об этом твердил.
   ЛУИЗА. И мы, кстати, с ним согласны.
   ПАУЛА. И вы верите тому, что он говорит?
   АДРИАН. Что прилетел с другой планеты? Да разве важно, откуда он прилетел? Если он вам не нравится как инопланетянин, то считайте его эмигрантом с экзотических островов. Важно, что он мыслит разумно.
   ПАУЛА. Но его утверждения кажутся странными.
   АДРИАН. Вы еще не встречались с аборигенами тихоокеанских островов. Вот бы удивились! У них, например, вообще нет денег. Они теряют сознание, когда слышат, что у нас люди умирают от голода по причине нехватки каких-то мятых бумажек. Они падают на песок и дергают ногами: зачем бумажки, когда вокруг столько еды?! Шаман отпаивает их кокосовым молоком и, чтобы вылечить, внушает, что глупость начет бумажек, то есть денег, им приснилась. Считайте, что Лоран с одного из таких островов.
   ПАУЛА. Час от часу не легче. А как у этих народностей образуются семьи?
   ЛУИЗА. По любви. Как же иначе - на то они и дикари!
   ПАУЛА. Господи, вы меня совсем расстроили.
   АДРИАН. Жалко дикарей?
   ПАУЛА. Нас с вами жалко... и Лорана. Я его остановлю -- иначе уедет. Где я найду еще такого дикаря? (Убегает.)
  
   (Входит ШАРЛОТТА.)
  
   ШАРЛОТТА (взволнованно). Адриан, помогите задержать Лорана. Он побежал складывать чемодан -- хочет удрать.
   АДРИАН. Никуда он не удерет. Ему предписано отбывать срок до конца года.
   ШАРЛОТТА. Какой срок?
   АДРИАН. К которому приговорен на родине.
   ШАРЛОТТА. Так он уголовник?
   АДРИАН. У нас всякий уголовник, если мечтает хоть раз овладеть женщиной без штампа в паспорте.
   ЛУИЗА (Адриану). Тогда ты настоящий рецидивист.
   АДРИАН. А я и не спорю.
   ШАРЛОТТА. Но я не позволю Лорану уехать и обращусь в полицию.
   ЛУИЗА. Вам еще полиции в отеле не хватало.
   ШАРЛОТТА. У нас своя персональная полиция.
  
   (Входит ТЕОДОР и СОФИ.)
  
   ТЕОДОР. Что здесь происходит?
   ШАРЛОТТА. Лоран надумал удрать.
   ТЕОДОР. Он не заплатил за проживание?
   ШАРЛОТТА. Заплатил наперед до января.
   АДРИАН. Я ведь говорил -- у него срок до конца года.
   ТЕОДОР. Если заплатил, то пусть катится на все четыре стороны. Тут и без него специалистов хватает.
   СОФИ. Каких специалистов?
   ТЕОДОР. Мечтающих обогатиться за счет доверчивых женщин.
   АДРИАН. Попрошу уточнить, кого вы имеете в виду?
   ТЕОДОР. Не волнуйтесь, я говорю не о вас.
   ЛУИЗА. Разумеется. Адриану незачем гоняться за богатыми вдовушками. Он на своей бирже зарабатывает по миллиону в год.
   АДРИАН. Луиза, прекрати. Я ведь просил не говорить о моих доходах. И не называй это работой. Обираем доверчивых акционеров. Ведь должен кто-то наказывать ораву балбесов, возомнивших, что можно обогащаться, ничего не делая.
   ТЕОДОР. Именно поэтому я никогда не вкладываю деньги в сомнительные трасты.
   ШАРЛОТТА. Да откуда у вас деньги, если вы рядовой полицейский?
   СОФИ (удивленно). Полицейский?!
   ТЕОДОР (Софи). Дорогая, я не хотел травмировать тебя - сейчас силовики не в моде. Все почему-то обожают банкиров.
   ЛУИЗА. И вы назвались банкиром?
   ТЕОДОР (Софи). Извини, дорогая, пришлось. Я так боялся потерять тебя из-за своей непрестижной профессии, что придумал несуществующий завод. Я согласен назваться последним мошенником, даже банкиром, лишь бы удержать тебя.
   АДРИАН. Вы настолько любите Софи?
   ТЕОДОР. Забейте меня насмерть мешками денег, если это не так!
   АДРИАН. Но Лоран говорил, что вы... что вы... его коллега.
   ТЕОДОР. Да! Сначала хотел стать... коллегой. Возникали такие мыслишки. Но когда узнал, что Паула разорилась, вернее их разорил одни мерзавец-картежник.
   СОФИ. Теодор, не надо так о моем папе.
   ТЕОДОР. Хорошо, не буду. ...То подумал, что я достаточно богат, чтобы содержать и Софи, и ее маму. И подумал, что не гоже уподобляться Лорану.
   СОФИ. Теодор, ничего ты не думал. Ты просто потерял голову от любви ко мне.
   ТЕОДОР. Да, потерял. И хочу, чтобы ты стала моей женой. И вот при всех официально прошу твоей руки. С моим прошлым покончено.
   ШАРЛОТТА. О, нет! Так не пойдет! Вы при исполнении! И сами говорили, что в отеле окопался брачный аферист. Вы обязаны его арестовать!
   ТЕОДОР. Это запросто. (Хватает себя за горло, борется с собой, как это делают "нанайские мальчики", затем бежит к двери. У двери хватает себя за ухо, ведет с наклоненной головой обратно. При этом кричит на два голоса.) Пусти! Больше не буду! -- Точно не будешь? -- Клянусь! -- Никогда? -- Никогда! -- И будешь верен только Софи? -- Только Софи, и никому другому! (Принимает обычный свой вид, спокойно становится рядом с Софи.)
   ШАРЛОТТА. Теодор... что это было?
   ТЕОДОР. Вы хотели, чтобы я расправился с брачным аферистом подобным образом?
   ШАРЛОТТА. Хотя бы так. Но при чем здесь верность Софи?
   СОФИ. Теодор показал для примера. И он любит повторять мое имя.
   ТЕОДОР. И готов делать это бесконечно.
   ШАРЛОТТА. Но мы говорили о Лоране.
   ТЕОДОР. А я говорил, чтобы вы держали мою настоящую профессию в тайне. А вы все разболтали! И я по этой причине едва не потерял мою любимую Софи!
   ШАРЛОТТА. Тогда, по-вашему, если вы влюбились в Софи, то путь Лоран и дальше охотится за женщинами?!
   АДРИАН. По-моему, сейчас Паула охотится за Лораном. А он собирается удрать от нее в другую галактику.
   СОФИ. Надо поймать его.
   ШАРЛОТТА. Немедленно!
   СОФИ. Он очень нравится маме.
   ШАРЛОТТА. Нравится? И за какие такие достоинства?!
   ТЕОДОР. Этот малый чертовски хорошо играет в карты. Сначала обставил Мартина, а когда я решил его проучить, ободрал и меня на тысячу евро. Еще и сказал: никогда не играй ни в карты, ни ценными бумагами на бирже!
   АДРИАН. Насчет биржи, это я его просветил.
   ШАРЛОТТА. Тогда что они там с Паулой делают? Софи, пойди посмотри.
   СОФИ. Хороша я буду, если стану подсматривать, чем моя мама занимается с мужчиной. Когда что-нибудь сделают - придут. А вот и они.
   ТЕОДОР. Что-то быстро.
   ШАРЛОТТА. В первый раз всегда быстро.
  
   (Входят МАРТИН, ЛОРАН и ПАУЛА.)
  
   МАРТИН. Господа, тут у Лорана с Паулой есть маленькая новость.
   ПАУЛА. Софи... Софи, я хотела тебе что-то сообщить.
   ШАРЛОТТА. Говори, мы с удовольствием послушаем.
   ПАУЛА. И тебе Шарлотта, я хочу сказать. Лоран не тот, за кого мы его принимали.
   СОФИ. Мама, никого не интересует его профессия. Вон Теодор был владельцем завода, а стал полицейским -- и ничего.
   ПАУЛА. Лоран предложил мне руку и сердце.
   ТЕОДОР. Минуточку! А он в курсе, что вы не американская миллионерша и собираетесь съехать, потому что нечем оплачивать номер?
   ШАРЛОТТА. Теодор, не пугайте.
   ЛОРАН. Я знал это с первого дня.
   ТЕОДОР. И тебя не смущает такое обстоятельство?
   ЛОРАН. Нисколько. Если ты еще раз сядешь играть со мной в карты, мы с Паулой поправим наше финансовое положение.
   МАРТИН. В этом можете не сомневаться.
   ТЕОДОР. Спасибо. Не дождетесь.
   ЛОРАН. Тогда мы обратимся за помощью к Адриану. Она очень понадобиться, ведь я решил не возвращаться на родину.
   АДРИАН. Ради бога! Любую сумму. Но с вашими способностями, Лоран, вы и сами всегда сможете заработать. Нам требуются ловкие брокеры. А дураков, желающих обогатиться за чужой счет как...
   ЛОРАН. ...Как созвездий по дороге к планете Кеплер16-Б.
   ТЕОДОР. Нет-нет! Это нечестно! У меня за последние годы скопилась небольшая сумма. И я готов поделиться с родственниками. Ведь не могу я оставить без содержания маму и папу? Как там говорится: время собирать камни, и время их разбрасывать. У меня есть несколько дорогостоящих камешков. Но два самых драгоценных бриллианта - Софи и Паулу - мы с Лораном оставляем себе.
   МАРТИН. Вы ничего не понимаете в женщинах! Хуже инопланетян! Если тут и есть настоящий бриллиант -- так это Шарлотта.
   ШАРЛОТТА. А из мужчин самый бесценный - мой любимый Мартин. Дай я тебя поцелую, моя прелесть. (Целует Мартина.)
   ЛОРАН. (Пауле). У вас принято целоваться на людях?
   ПАУЛА. А почему бы и нет? Мы ведь без скафандров. (Целует Лорана.)
  
   (ТЕОДОР целует Софи.)
  

(Занавес)

  
   (с) Александр Пальчун
   E-mail: palchun2000@gmail.com
  

2019 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   стр. 24
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Каменский "Воин: Тени прошлого"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"