Панасенко Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

Глушь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще один рассказ - приквел. Началась работа над вторым томом романа

  Зайдя в трактир, Михо по прозвищу Карась неспешно отряхнул от налипшей грязи потрепанные яловые сапоги, повесил на вбитый у входа специально для таких случаев, хозяином заведения крючок, истекающий влагой плащ, и окинув общинный зал долгим взглядом глубоко вздохнул. Мутное это было дело, община не одобрит, но по-другому никак, пять человек уже за неделю недосчитались.
  В питейной - было чисто. В трактире у Эрика, прозываемого иногда за глаза Эрик - Хряк, всегда было чисто, тепло, уютно. И тихо. У него почти никогда не случалось ни драк, ни дебошей, а посетители предпочитали вести себя по возможности прилично. Возможно, в этом была виновата репутация хозяина заведения, по слухам бывшего наемника, возможно, написанное крупными корявыми буквами, висящее на стене за стойкой объявление, гласящее, что всякий доставший в кабаке оружие без разбирательств, схлопочет пулю, а может успевшие уже порядком истлеть простреленные черепа последних буянов с этим объявлением соседствующие. Правда, так было не всегда. Поначалу, когда только отошедший от дел стрелок решил открыть кабак, в нем случалось.. всякое. Но сейчас, в трактире Эрика, можно было совершенно не опасаясь, упившись в драбадан, оставить на столе горсть серебра и найти ее поутру на том же месте. Трактир, стоящий на главной площади поселка всегда казался Михо оплотом стабильности и цивилизации. Если о таковой вообще можно говорить в этом катящимся ко всем чертям мире. А еще у Эрика на верхнем этаже была огромная ванна, и рабы. Вернее рабыни. Самое-то для усталого, только вернувшегося из забоя шахтера. Некоторые поговаривали, что он привез девчонок из самого Сити, некоторые говорили, что наловил по окрестным поселкам, да чего только люди не болтают.
  Стоящий за стойкой хозяин - здоровенный, поперек себя шире, в равной степени покрытый шрамами и татуировками мужик, встретился взглядом с Михо, и болезненно скривившись, еле заметно качнул головой в сторону стоящего в дальнем углу зала столика.
  Еще раз глубоко вздохнув, староста поселка, обтер подошвы сапог о ребристую приступочку, и неспешно двинулся к стойке.
  На траченные временем доски гулко звякнув, опустилась массивная стеклянная кружка, с слегка обколотым краем.
  - Уже вторую бутылку пьет и куда только лезет... - вместо приветствия прогудел трактирщик, потеряв всякий интерес к посетителю, повернулся к стоящей у него за спиной исцарапанной пивной бочке.
  Медленно кивнув, Михо, не торопясь отхлебнул, отчаянно горчащего, холодного, пенистого напитка, и подхватив угощение двинулся в указанном направлении.
  - Таких как ты здесь не любят. - Аккуратно поставив на стол кружку, староста поселка сел на свободный стул и уставился на незваного гостя. Вернее гостью. Девушка, рослая и крепкая, одетая в замызганный и потрепанный рабочий комбинезон, с нашитыми на него кусками старых автомобильных камер, прикрытых кое-где стальными пластинами, неспешно оторвала взгляд от наполненного мутной белой жидкостью стакана и ухмыльнулась. Улыбка вышла паскудной.
  - Таких как я нигде не любят. - Проворчала она густым грудным голосом и одним махом осушив стакан, потянулась к наполовину пустой, заткнутой кукурузным початком бутылке. Закуски на столе не было.
  - Дело есть, слегка нахмурился староста.
  - У всех есть дело. Пожала плечами, наполняя стакан, девушка. - Я вот, например, пью.
  - Ты наемница. В селе люди пропадают.
  - Они везде пропадают, покачала головой, блеснув, в тусклом свете ламп, небрежно обритым черепом гостья.
  Староста невольно скривился - через рыжую щетину на макушке девушки просвечивала густая вязь татуировок.
  - Это твой грузовик? На улице? Взвесив в руке кружку, староста сделал большой глоток остро пахнущего кислым пива, и почесав нос, поставил ее обратно.
  - Мой, медленно кивнула наемница.
  - Отогнала бы ты его во двор - глаза мозолит.
  - Вон он не разрешил - ткнула пальцем в сторону хозяина заведения, девушка, и шумно высморкавшись в кулак отерла ладонь о штанину. - Я ему не нравлюсь.
  - И не разрешу, нечего мой двор захламлять, прогудел из-за стойки внимательно прислушивающийся к разговору трактирщик. А ты мне, Дохлая, нравиться и не должна, довольно того, что мне твое серебро нравиться.
  - Мое серебро всем нравиться, сладенький. Притворно вздохнула наемница и подняв стакан, принялась разглядывать его содержимое на свет. - А я нет. И где справедливость?
  - Пять человек за неделю пропало. Как в шахту спустились, так и все. Не отрывая взгляд от кончиков покрытых татуировками пальцев девушки, хмуро буркнул Михо. Всей сменой искали. Ни обвалов, ни крови, ни следов.
  - Уголь добываете? Вопросительно вскинула бровь девушка.
  - Уголь, кивнул староста, на бензин перегоняем помаленьку, да и так - печки топить, берут.
  - Двести, заявила наемница, отставив опустевший стакан и откинувшись на спинку жалобно скрипнувшего под весом стула.
  - Святые атомы, да побойся Бога! Не выдержал Михо. Две сотни серебром, это же.. это же.. видимо не найдя ничего подходящего для сравнения, Михо, скрипнул зубами и раздраженно прихлопнул ладонью по столешнице. - Пятьдесят.
  - Десять серебряков за человека? Не густо. - Фыркнула девушка.
  - Еще бензина для твоего хламовоза дам, тяжело вздохнув староста нервно забарабанил пальцами по столу. Чистого. Полный бак.
  - Если ваш бензин такая же моча, как местное пиво - обойдусь, отрицательно покачала головой наемница, и снова потянулась к выпивке.
  - Тогда уезжай. Сейчас. Допивай свое пойло и уезжай. Тебе здесь не рады. Брезгливо отпихнув от себя кружку, староста встал из - за стола, повернулся к выходу.
  - Дожди уже неделю идут - дороги в кашу развезло, сладенький. К тому же, я за неделю заплатила. Мне здесь понравилось. Губы девушки разошлись в широкой улыбке.
  Михо с трудом сдержался от плевка. Зубы у гостьи были острые, треугольные, хищные.
  - Она заплатила, слегка виновато прогудел из-за стойки меланхолично протирающий кружки Эрик.
  - Я предупредил. Прошипел с трудом сдерживая, гнев староста.
  - Считай, что я тебя тоже, сладенький. Аккуратно отставив в сторону опустевшую бутылку, девушка встала из-за стола, взвалила на плечо лежащий у ее ног здоровенный, покрытый подозрительными пятнами мешок и слегка покачиваясь, двинулась к лестнице на второй этаж. - Эй, Эрик, а у тебя горячая вода есть?
  - Серебряк, буркнул, трактирщик. Прислать кого? Вещички, там, постирать, спинку потереть, массаж сделать? Три серебром всего... Есть и мальчик, если хочешь.
  - Кого ни будь с носом, на секунду приостановившись, бросила через плечо наемница, и чтобы зубы все на месте были. В вашей дыре, антибиотиков, наверное и не сыщешь...
  - Кити, не сифилитик, это у нее врожденное. Обиженно насупился Эрик. А зубы - это ей... ну...
  - Значит не всех мутантов вы здесь не любите. А мальчика не надо, пусть лучше тогда Кити зайдет. Пьяновато хихикнув, девушка в раздумье покачалась с носка на пятку, и повернулась к старосте. - А ты к ней, как, захаживаешь? К мутантке?
  - Сука драная, не сдержавшись, сплюнул под ноги Михо.
  - Двести пятьдесят, отозвалась уже почти поднявшаяся наверх девушка. И кстати, меня зовут Элеум Ллойс.
  ---
  - Ты что творишь, Дохлая?! Влетев в трактир Михо, широким шагом пересек зал и навис над меланхолично обгладывающей куриную ножку наемницей. Ты чего, мутантово отродье, себе позволяешь?!
  - Триста, невнятно прочавкала девушка. И если ты сладенький не понял, еще пятьдесят за каждый неверный взмах твоего грязного помела.
  - Какие к хренам триста, ты Кригу ногу сломала!!
  - В следующий раз, шею сверну. - Отложив в сторону наполовину обглоданную куриную ножку, Элеум скрестила на груди руки и вперилась в переносицу Михо тяжелым немигающим взглядом. - И дружку твоему и любому другому, кто на мое добро глаз положит. Это мой грузовик, и если я предпочитаю спать на кровати, а не в кабине, это не значит, что можно воровать мои вещи.
  - А если я сейчас людей кликну? Опасно прищурился Михо. У нас для таких как ты и столб есть специальный. Костер-то соорудить дело не хитрое, а вот уголь горит без дыма, сразу не сдохнешь.
  - Вот значит, как вы тут развлекаетесь. Губы девушки разошлись в широкой улыбке. Ну что же, сладенький, можешь попробовать. Только подумай вот о чем. Работяги твои - лапотники, не бойцы. Так что, человек двадцать я положу точно. Потом вы конечно меня сомнете... А еще, твои люди никогда не смогут справиться с той тварью в шахтах. А других охотников я тут что-то не вижу. Сколько у вас, кстати, пропало? Уже семеро, да? Откинувшись на спинку стула, наемница неспешно покопалась в поясной сумке и извлекла из нее мятую самокрутку. Чиркнула спичка и в закопченный потолок трактира ударила струя горького, вонючего, дыма.
  - Тварь, сплюнул Михо и развернулся к трактирщику. - Эрик, я хочу, чтобы ее тут не было до заката.
  - Карась, она платит. - Осторожно заметил протирающий стойку не первой свежести тряпкой великан. Четыре серебряка уже в общину пойдет.
  - Верни. Ей. Деньги. И. Чтобы. До. Того. Как. Сядет. Солнце. Я. Ее. Здесь. Не. Видел. Раздельно прошипел староста, развернувшись на каблуках, зашагал к выходу.
  - Извини, Дохлая. Сама понимаешь... - Устало отложив свое орудие труда в сторону, хозяин трактира, повернувшись к наемнице, широко развел руки в обезоруживающем жесте. - Ты не смори, что Карась, как сморчок выглядит, волчара еще тот. Ему мне жизнь испортить как два пальца... Да и если честно, у меня от тебя на самом деле одни убытки. Все понимаю. Стрелок стрелку друг и брат, но и края видать надо... Шахтеры уже второй день из-за тебя ко мне не ходят. Мешок еще твой... Там, что у тебя, рыба тухлая что-ли? Всю комнату провоняла. А деньги я тебе сейчас...
  - Оставь себе. - Перебила великана девушка. А когда он вернется скажи, что мой грузовик в километре отсюда если западной дорогой ехать. Я буду ждать неделю. Мне движок подлатать надо. Покопавшись в поясной сумке, девушка выложила на стойку несколько грубо отчеканенных монет.
  - Это за что? - удивился трактирщик.
  - Кити со мной прокатится, пояснила Ллойс отбив по доскам стойки замысловатую дробь. Приглянулась она мне.
  - Тфу, Дохлая, не думал, что ты из этих...
  - А тебе какое дело? Насмешливо вскинула брови наемница. Ты мне кто - папочка? Или тебе мои монеты разонравились?
  - Да нет, просто... смутившись, не спешащий принять плату трактирщик, принялся нервно комкать в лапищах пахнущую прогорклым жиром тряпку.
  - Да ничего я с ней не сделаю, сладенький, широко улыбнувшись Элеум еще раз скребанула кончиками пальцев по рассохшимся плашкам, подхватив свой неизменный мешок, двинулась к выходу. - Не бойся, не нужна мне твоя хромоножка. За нее на приличном рынке и десятку серебром не дадут. Зато ласковая. Завтра верну... Или послезавтра... Как дело пойдет.
  - Ладно. Обреченно махнув рукой трактирщик с тоской поглядел на оставленные когтями Элеум царапины, и смахнув серебро в карман передника тяжело вздохнул. По западной дороге, так?
  - И пусть бутылку твоего пойла прихватит, крикнула с порога девушка. Воняет, конечно, как старые носки, зато по мозгам дает здорово! Ты на чем его настаиваешь?
  - На карбиде. - Криво усмехнулся великан.
  ---
  - Пятьсот. - Вместо приветствия заявила сидящая на капоте грузовика Ллойс и окинув приблизившуюся к ней грузную, мешковатую, замотанную в какое-то рванье фигуру, презрительным взглядом, отхлебнула из бутыли с самогоном изрядный глоток. - И пусть Эрик еще своего пойла пришлет.
  Монументальных размеров бабища, остановилась в пяти шагах от фургона и воинственно уперла руки в бока.
  - Это, чой-то? Чой-то? Гнусаво зачастила она и хищно поведя носом, уставилась на колдовавшую над разожженным прямо на обочине костерком Кити. - Ты чаго городишь-то, девка? Откель пятьсот-то? Михо сказал сотня. - Морщинистое, побитое временем, многочисленными невзгодами, и неподъемной работой лицо женщины скривилось в гримасе плохо сдерживаемой ненависти. - Вот и несу тебе сотню. Ноги ломаю, вместо того, чтоб дома прибрать, да детишкам поесть состряпать. Что, попировала на нашей кровушке?! Мужики света белого не видят, в шахте сутками жилы рвут, а ты пришла тут, с ружжом.. целая сотня.. На грузовике катается. Ишь ты!! Еще и с шалавой этой безносой... Тьфу... Постыдилась бы.... - Запустив в лохмотья усеянную густой сетью вспухших, варикозных вен, покрытую ссадинами и подозрительного вида лиловыми пятнами руку, жительница поселка извлекла на свет небольшой мешочек и кинула его в сторону грузовика. Описав пологую дугу, кошель с чавкающим звуком упал в дорожную грязь. - Ну? Чего расселась, Черных лет отродье?! Давай, давай! Михо сказал, чтоб до утра, башка твари, у него была.
  Отставив в сторону бутылку, Элеум, озорно поболтала в воздухе свисающими с капота ногами, и задрав голову принялась внимательно изучать низкое, затянутое свинцово-черными тучами небо.
  - Ты чего, девка, глухая чтоль?! Пошла давай, тебе говорят!
  - Меньше чем за пятьсот, я на ту тварь не полезу. Сжав и разжав густо покрытый татуировками кулак, девушка звонко прищелкнула пальцами и снова потянулась к бутылке.
  - Да... Ты, чо? Ты чо, паскудница, такая лепишь? Уже зенки с утра залила чтоль? Занервничала баба. У нас в шахтах мужики считай каждый день гибнут, а она тут расселась...
  - Они гибнут только из-за жадности вашего старосты, пожав плечами Ллойс, извлекла из-за пазухи здоровенный складной нож и принялась громко щелкать лезвием.
  - Тфу на тебя, вот верно люди баят - все мутанты кровососы. Беда у нас, а она сидит, зенки еще свои блудливые пялит. Горилку с утра пьянствует.
  - Шла бы ты... задумчиво протянула девушка и в очередной раз щелкнув лезвием, спрыгнула с капота грузовика.
  Лицо женщины приняло плаксивое выражение.
  - Да не по-людски это, пойми... Ты бы о детишках наших подумала... Мужики уже в забой идти бояться. Легион через месяц придет, а у нас и половины нормы не выработано... Зима ведь скоро. Голодать будем... Родненькая, ну хочешь, я на колени перед тобой встану. - В голосе женщины послышались сдерживаемые рыдания. Ну чего тебе стоит, миленькая... Тетка попыталась заглянуть в лицо наемницы, но словно на стену наткнулась на твердый взгляд, зелено-коричневых, будто болотная ряска глаз.
  - А где ты здесь людей-то видишь? Я мутантка, Черных лет отродье, сама ведь только что сказала. - Насмешливо хмыкнула девушка, и ловко подкинув в руке нож, точным пинком- отправила кошель под ноги просительницы. - Не по-людски было меня с поселка под дождь выгонять. Не по-людски было грузовик мой обнести пытаться. Не по-людски было ночью на меня... Я ведь уехала. Как и хотели. И кстати, ты руками в хламиде своей не больно то шебурши, хорошо? Ножик, это конечно здорово, только им еще и пользоваться уметь надо. Даже не думай, не успеешь. В левой руке наемницы, будто по волшебству материализовался обрез двустволки.
  - Ты чаго? Ты чаго? Поспешно выпростав из складок одежды обе руки женщина, опасливо косясь в сторону смотрящих ей в живот исцарапанных, траченных, кое-где ржавчиной, грубо опиленных стволов поспешно засеменила в сторону. Ты чагой-то?
  - Вот и хорошо, что мы друг друга поняли, кинула Элеум и засунув лупару обратно в петлю, зашагала к костру.
  Женщина всхлипнула.
  - Где Пайн? Упавшим голосом спросила она после долгой паузы.
  - В кузове. Я его не сильно отделала. Через пару часов оклемается. Тогда и отпущу. Только поболтаем мы с ним сначала. Но арбалет и ножи его я себе заберу, Во первых, они мне понравились, а во вторых... что в бою взято - то свято, знаешь поговорку? Криво усмехнулась девушка.
  - Лярва мутантская, сплюнув под ноги, жительница поселка шагнула вперед, и с кряхтением подняв из лужи кошель, спрятала его в недрах своего бесформенного одеяния.
  - И ты этим ртом деток своих целуешь? Фыркнула наемница
   - Силу за собой чуешь. - Покачала головой селянка. - Думаешь, что нам деваться некуда. Только не у одной у тебя ружжо есть.
  - Может и лярва, может и есть, пожала плечами девушка. А мне-то какая печаль? У Эрика, наверняка, целый склад стволов в подвале. От легионеров прячет. Это ведь они у вас все нарезное забрали? Да вот только на тварь он охотиться не спешит... Что до остальных... Только зубы девчонкам в борделе выбивать и горазды... Смотри, я одна, у меня тоже только пара ножей, да хауда, и ничего, хватает. А вас целый поселок. Пол десятка ружей по домам точно найдется. А самострел или пищаль небось, в каждом доме лежит. Собрались бы гуртом да прочесали штольни, всего и делов. Но нет - боитесь. Твари своей боитесь, меня опасаетесь. Вроде и охота мутантку мерзкую прикончить да добро ее себе забрать, а страшно... Так обоссались что вместо старосты, бабу на переговоры отправили. Сколько сегодня не досчитались, кстати? Двоих, троих?
  - Все одно, отольются тебе наши слезы, девка. Громко всхлипнув, утерла нос женщина. Вот увидишь, сторицей отольются...
  - Передай Мико, шестьсот. И пусть сам приходит. Один. Отвернувшись от просительницы, девушка зашагала к костру. - Кити, ты уже и мясо разделала? Умничка! Сейчас жарить будем. Вернее, дожаривать...
  - Ей, мутантка!
  - Чего, тебе? Бросила через плечо наемница.
  - Спасибо, что Пайна не убила... Говорила дураку не ходи, а он... Это ведь грузовик, понимаешь?.. Одного только тента брезентового метров сорок.
  - Ему повезло. - Убрав нож за пазуху, Ллойс достала из-за голенища сапога кусок остро заточенной арматурины и склонилась над костром. - Под утро подкрался, думал я его не увижу. Два часа в яме на обочине сидел - все ждал пока я помочиться выйду. Стрельнул бы в меня из арбалета, точно бы шею ему свернула. Но он почему-то меня придушить решил. Даже проволоку и веревки приготовил. Не догадываешься зачем? Насмешливо протянула девушка и подхватив первый из аккуратно разложенных рабыней на листьях лопуха кусочек мяса нанизала его на прут. - Кстати, есть хочешь? Отличная крысятина...
  ---
  - Шестьсот? Шестьсот, Эрик!! Эта мутантка совсем берега потеряла! Прорычал нервно меряющий зал кабака, Михо. - Это больше половины того, что мы от Легионеров за сезон получаем!!
  - И примерно десятая часть того, что тебе Операторы за левый бензин платят, хмыкнул меланхолично протирающий кружки хозяин трактира.
  - Может, ты сам, а? Развернувшись к великану, староста принялся раскачиваться с носка на пятку. Тряхнешь стариной, так сказать, а общество уж тебя не обидит...
  - Знаешь ведь, отошел я от дел, покачал головой трактирщик. - Как бедро прострелили - так все, не боец. Стрелять то могу, но с мутантами, чтобы биться, тут, как ртуть шустрым быть надо. Даже самую мелкую тварь одной пулей не возьмешь... А гадина у нас засела не простая. Сколько за последние два дня народу пропало?
  - Восемь, с тяжким вздохом ответил Карась, и подойдя к трактирщику тяжело оперся на стойку. Восемь, повторил он, скрипнув зубами. И вот, что странно, сначала ведь люди по одному пропадали, а за последние дни... позавчера два, вчера трое, сегодня ночью трое... Осмелела гадина. И не следа, чтоб его. Еще и стерва эта разрисованная. Давно бы народ кликнул, чтоб на вилы ее поднять - хоть тарантас бы ее взяли. Поселку бы такая фура пригодилась. Это ведь степняков грузовик, на бензине ходит, а не на этих гребаных батарейках, цистерну бы к нему прицепить и тогда... - Мечтательно закатив глаза, Михо изобразил руками неопределенную - фигуру. Не говоря уж о добре, что Криг в багажнике разглядеть успел. Да только Сара, как от нее вернулась, такие небылицы рассказывает... Боюсь, меня самого на колья посадят.
  - Это ты про то, что девка молнией из руки, сигареты прикуривает? - Иронично вскинул бровь трактирщик. - Враки это все, у нее, наверное просто шокер какой-нибудь хитрый в рукаве спрятан. Или киберпротез в ладонь зашит. Для таких как она - обычное дело.
  - Может и враки, протянул Михо, да только Пайна она убивать не стала...
  - Повезло дураку, наполнив кружку из стоящей позади него пузатой бочки, Эрик со стуком опустил ее перед старостой. Надо же боевого раба в ножи взять решил. Бок его видал? Как граблями прошлись. Это она его когтищами..
  - Боевого раба? Поперхнулся пивом Карась.
  - Ты, чего, старый - ее татуировок, что ли не видел? - Насмешливо хмыкнул великан и наполнив вторую кружку, сам пригубил пенистый напиток. - На башке, на шее. Номер, количество боев, рейды, все честь по чести.
  - А может она беглая, а? С надеждой протянул Михо.
  - Дурак ты карась, хоть и старшим назначен, поморщился трактирщик. У нее от стрелков метка. Прайм она - профессионал высшей пробы. Гладиатор, мать его ети. Если по наколкам судить, с самого Сити. К тому же на руке "омега" выбита. А омеги это... - Да чего тебе объяснять, обреченно махнув рукой здоровяк забарабанил по столу толстыми, как сардельки, пальцами. Выкупилась видать, да пошла наемничать. Все равно ничего больше не умеет.
  - Так что делать, то? Вопросительно поднял глаза на великана староста.
  - Соглашайся, с улыбкой прогудел трактирщик. Глаза бывшего охотника за головами сощурились, превратившись в две почти невидимые щелочки. - А там посмотрим.
  - Ты что предлагаешь? Непонимающе захлопал глазами Михо.
  - Ну стрелять то, я еще не разучился, хмыкнул Эрик. А на девку и одной пули хватит. Даже на "омегу", мать его ети... И еще, она самогона просила. Вот я ей и отнесу. Особого.
  ----
   - Восемь сотен, заявила сидящая на ступеньке кабины наемница, аккуратно наматывая проволочные витки на рукоять сделанного из куска алюминиевого профиля и заточенного арматурного прутка то ли короткого копья то ли длинной сулицы. У левой ноги девушки покоились еще четыре точно таких же дротика.
   - Шесть же было? Криво усмехнулся Михо - Карась.
   - То было вчера, крепко затянув проволоку Ллойс отставила в сторону копьецо и спрыгнула на землю. - Инфляция.
  - Прав, значит Эрик был... даже с суммой угадал. Кстати, он про Кити спрашивал, почесав бороду, староста с подозрением уставился на девушку.
  - Нормально с ней все, видишь - спит, кивнула Ллойс в сторону кабины.
  Привстав на цыпочки, Михо, заглянул через плечо девушки и досадливо сплюнул, рабыня действительно спала, свернувшись калачиком на дальнем сиденье грузовика. Что-то в ней было неправильно, но Михо никак не мог понять, что. То ли новый, прикрывающий лицо платок, то ли обычно растрепанные, а сейчас собранные в аккуратную косу волосы.
   - Ладно, кивнул наконец староста и вытащил из-за пояса небольшой сверток. Твоя взяла - вот, со вздохом развернув замызганную ткань, Михо, продемонстрировал содержимое свертка наемнице. Твоя плата. В слитках. Видишь, довоенные, с пробой. Знал, что цену задерешь, так что бери. Только, чтобы башка этой твари была на колу до завтрашнего утра.
  - Значит все же продешевила. - Хмыкнула Ллойс, с ухмылкой покосилась на серебро, и прошагав мимо старосты нырнула в кузов грузовика. - Надо было кило просить.
  - Ну так, что, берешься? Пойдем, я тебе вход в шахты открою...
  - Не стоит, сладенький. - Выпрыгнув из грузовика, девушка, брезгливо поморщившись, выволокла из него давешний мешок. Куль выглядел отвратительно. Вздувшаяся, покрытая многочисленными рыжими пятнами, ткань, потемнела и намокла. Внутри мешка что-то чавкало и перекатывалось. - Черт, все же просочилось, расстроено цокнула языком девушка, рефрижератор сдох, теперь неделю выветриваться будет. Но на улице тоже держать не выход - гребаные дожди... У вас всегда так? Неуловимым движением, достав из-за пазухи нож, Элеум вскрыла горловину мешка и вывалила его содержимое под ноги старосте.
  - Что... Кха... Что это такое... Еле слышно просипел прикрывая лицо задохнувшийся от смрада, Михо.
  - Это? Вот та штука, что у вас в шахтах жила, широко улыбнулась Элеум. - Вернее не в шахтах. Вы ведь, когда уголь добывали, на сеть туннелей наткнулись. Довоенных туннелей. Я далеко конечно не уходила, но... Хранилище бензина так? Уж больно он у вас чистый... Улыбка наемница превратилась в оскал.
  - Так... это... Ах ты, тварь! Рука Карася змеей метнулась к поясу, но Ллойс его опередила. Девушка оказалась быстрой, очень быстрой, Михо даже на мгновение потерял ее из поля зрения. Вот она стоит в пяти шагах, а вот уже тесно прижалась к его боку, ее нож колет шею, а дуло револьвера - его револьвера больно давит ему в крестец.
  - Не советую, выдохнула ему в ухо наемница. И парней своих придержи, что за пригорком прячутся. Все равно не попадут. Думал, не замечу?
  - Зачем... не отрывая взгляда от огромной, вздувшейся уродливыми наростами, покрытой язвами и ошметками гнилой плоти головы то ли медведя, то ли огромного ящера прохрипел Михо. - Зачем...
  - Затем, что я не люблю рабовладельцев. И ксенофобов. А еще меньше люблю тех, кто мордует беззащитных девочек. Ей было десять, Михо, всего десять гребаных лет, когда рейдеры напали на ее поселок, убили ее родителей, и надели на нее ошейник. Два года ее продавали от одного хозяина к другому. И еще четыре Кити обслуживала твоих рабочих. Была их игрушкой. Мутанткой, с которой можно делать то, что нельзя с другими. Например, выбить для забавы зубы... переломать ноги и заставить ползать по полу разнося выпивку... или на спор забить в нее бутылку... Может мне тоже забить в тебя бутылку, а Михо? У меня есть... Вдруг тебе понравится? -Жарко прошептала ему на ухо Ллойс. По руке девушки заструились искорки. Запахло озоном. - Я не сожгла вашу гребаную дыру дотла, только потому, что мне просто противно с вами возиться... - Брезгливо оттолкнув от себя обмякшего от страха старосту, Ллойс спрятала нож за пазуху, сунула за пояс трофейный револьвер, и ловко запрыгнув в кабину, захлопнула дверцу. - И еще. - К ногам Михо упал разорванный ошейник. - Хороший раб стоит шестьсот- семьсот монет, у тебя восемьсот. В слитках. Я бы сказала отдай их Эрику, да только вот беда, не один он умеет подмешивать в бухло медленный яд.. Правда, я наверное немного переборщила. Так что считай я выкупила ее у общины. Кстати, надеюсь, ты сегодня его пиво не пил? Если пил - говорят уголь помогает...
  Взрыкнув двигателем, грузовик, источая клубы гари развернулся и обдав старосту волной грязи резко набрав скорость скрылся за пригорком. В небе грохотнуло, и на лицо растерянно стоящего посреди дороги, приложив руки к мокрому пятну на штанах, Михо упали первые капли, холодного, пахнущего кислым дождя.
  ---
  Натужно ревя разбитым двигателем, набравший скорость грузовик несся по залитой водой колее.
  - Они за нами погонятся? Болезненно худая, бледная девушка, опасливо покосилась на наемницу, коснулась заплетенных в косу волос и машинально потерла шею, там, где на коже уродливой полосой вздувался оставленный ошейником рубец.
  - Не думаю, пожала плечами Элеум. - И хватит трястись. Сказала же - не обижу.
  - Я... я знаю, робко пробормотала девушка и поправила чуть сползший с лица прикрывающий дыру на месте носа платок. - А почему ты его не убила? Других ведь ты...
  - Понимаешь ли, Кити, проворчала Элеум после долгого молчания. - Я не добрая. И не хорошая. Но если будешь мочить каждого встречного урода, то скоро сама озвереешь... Я не рейдер, чтобы оставлять за собой горы трупов. Я охочусь на тварей...
  - Но остальных...
  В кабине грузовика воцарилось тягостное молчание.
  - Твари бывают разные, наконец, после нескольких минут раздумья произнесла Ллойс. - Эти очень хорошо маскировались под людей.
  - А ты... Куда я теперь? Ты ведь меня с собой не оставишь, так? Я могу... Кити зябко поежилась и слегка покраснела. Я... отработаю.
  - Я же сказала - мне парни нравятся, обнажила острые зубы в широкой улыбке Элеум. Но ты можешь со мной остаться. Если хочешь, конечно... Спокойной жизни не обещаю, но и голодать не будешь... Может быть...
  - Тогда... я с тобой, робко кивнула девушка.
  - А правда, что ты играть умеешь? Ну... музыку. Покосилась в сторону девчонки наемница. - Или наврала?
  - Не наврала... Затрясла головой девушка. - Я умею... Меня мама учила... А ее дедушка - он до Черных лет музыкантом был. Я на флейте играла. Это.. такая дудочка.. Перехватив недоуменный взгляд наемницы пояснила она.
  - Флейта, говоришь? Кивнула своим мыслям Элеум. Попробуем раздобыть...
  - Но... столько лет прошло... У меня вряд ли получиться... С тоской посмотрев на тонкие, покрытые ссадинами пальцы девушка сжала кулачки и тяжело вздохнула. - Я.. у меня вряд ли хорошо получиться.
  - Обязательно получиться, сладенькая, оторвав от руля руку, Ллойс потрепала сжавшуюся от страха девчонку по волосам. Обязательно...
  - А куда мы едем?
  - Пока на запад... А потом к морю, губы наемницы изогнулись в мечтательной улыбке. К чертовым Чистым островам.
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"