Панченко Григорий Константинович: другие произведения.

На конкурсном фронте не без перемен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:


Несколько слов о принципах этого обзора. Сперва я думал, что он будет, так или иначе, на ВСЕ тексты номинации "Малая форма" (хотя на некоторые - очень кратко). На каком-то этапе понял, что не осилю, поэтому в ряде случаев "очень кратко" представляет собой название + "обобщающую" оценку. Ставить оценки прямо в обзоре, пожалуй, некорректно.
Кроме того, в конце помещу "топ": список финалистов ПО МОЕЙ ВЕРСИИ. В прозаических номинациях, а не только в "Малой форме".
Теперь о критериях оценивания. "0" изначально намеревался выставлять лишь за АБСОЛЮТНОЕ несоответствие теме конкурса, т. е. собственно литературное качество текста при этом не обязательно низкое. Этот принцип я соблюдаю, но после перехода на 10-балльную систему пришлось расширить список за счет тех вещей, которые у меня получали 1-3 балла по 100-бальной. Ну не равнять же это с теперешней "честной" единицей (которая равна как минимум прежним 10-ти, а то и 15-ти)?!
Несколько слов о фантастике. Как известно, избирательное применение закона - хуже беззакония. Поскольку так уж вышло, что на таком конкурсе авторам не удалось избежать довольно резких высказываний, в т. ч. и по адресам "групп", и раз уж "резать" очерки вместе с очеркообразными рассказами не поднимается рука (во всяком случае, у меня)... да и небрежно оформленных текстов тем паче хватает... а услышанная молитва, контакт с погибшими родственниками, "предчувствие" или предсказание цыганки мистикой/фантастикой сейчас не считается... В общем, коль скоро это все так - то у меня не поднимется рука и абсолютизировать фигурирующую в правилах формулу насчет того, что на конкурсе "не хотелось бы видеть" фантастику. Авторы, думается, имели право ее понять так: при прочих равных выше оцениваются "реалистические" произведения, но из этого все же не следует, что очень хороший фантастический рассказ заведомо уступит слабенькому нефантастическому.
Не говоря уж о том, что мало останется от темы без Твардовского - а у него ведь есть не только отдельная поэма "Теркин на том свете", но и в первом "Теркине" присутствует глава со Смертью. И в некоторых военных песнях Высоцкого открывается "фантастическое измерение". И оба фильма "Мы из будущего" легитимно вписались в жанр.
А уж если говорить о степени фантастических допущений, которые имеют место в "Повести о настоящем человеке" или, обращаясь к кинематографу, в недавнем михалковском порносмертопозорище (не к 9-му мая будь помянуто!) - то современным фантастам до такого и в прыжке не дотянуться.
Я в литературе работаю преимущественно с фантастикой, но пожелания организаторов конкурса, разумеется, для меня весомы. Поэтому за фантастику (даже такую, с которой я бы охотно поработал в других проектах) буду заметно снижать балл. Но не стану категорически "отсекать" ей возможность выхода в финал.
О других параметрах. Конечно, собственно литературные требования: стиль, язык, сюжет, фабула, кульминация - полный комплект. Рассказ, при прочих равных, имеет преимущество перед очерком. Затрагивать острые, болезненные, нестандартные темы можно - но без злорадства, господа, и без некрофильского смакования: на таком конкурсе надо особо учитывать некие этические нормы. Бодряческая тональность некоторых текстов приводит в ярость: чувствуется, что для авторов Великая Отечественная - это крутое, классное, интересное мероприятие вроде сафари-тура. Сходные чувства вызывает и противоположный подход, когда Война воспринимается не как трагедия, а как повод к тому самому некрофильскому смакованию кровищщщи и ужжжасти.
И еще. Считаю совершенно непростительным делать Великую Отечественную рупором своих собственных, сегодняшних политических чувств (при этом глубоко монофаллосно - "левых" или "правых", наигранных или сколь угодно искренних), прикрываться ее авторитетом в своих злободневных целях, превращать ее участников в выразителей симпатий или антипатий конкретного автора.
По этой же причине меня не всегда впечатляет ссылка на "реальность событий" (даже если в ней не сомневаться... а иногда приходится!), более того, я такие методы иногда считаю не совсем достойными: это как бы "выклянчивание дополнительных бонусов", которые в любом случае будут получены не поколением фронтовиков, а нынешними авторами.
Плюс, конечно, коробит элементарное незнание. Как "техническое" (сплошь и рядом тут "нажимают на курок"!), так и психологическое.
Все. Перехожу к собственно обзору. Порядок получился не тот, в котором рассказы сейчас выложены: я начал читать с "Победного дня", дошел до конца списка - а потом уже "поднимался" от "Персика" вверх, по мере поступления новых текстов. Иногда слегка нарушал последовательность, а начиная с рассказа "21 июня" стал регулярно пропускать написание отзывов (что не сказалось на внимательности чтения и проставлении оценок). Некоторые из рассказов оказались уже сняты авторами с конкурса. Извините, нет сил "вычищать" их из обзора: остались в общем списке.

Скляр А.А. "Победный день"
Фактически не по теме: стёб, фельетон (в своем жанре, пожалуй, неплохой).

Кудряшов К. "Последний бой"
Отзыв предельно краток: очень сильное впечатление!

Осипенко В.В. "Дед"
Весьма неплохо, но иногда портит впечатление попытка бросить взгляд с неких горних высей ("Это была чуть ли не последняя попытка немцев в той войне наступать. Гитлер бросил в прорыв отборные танковые дивизии СС").

Крещенская С. "Примак"
Впечатляет, несмотря на ряд стилистических огрехов: "Николай не отвечал. Он стоял посреди комнаты с обескровленной правой щекой (обожжённая левая оставалась по-прежнему багровой) и изо всех сил растирал свою оторванную руку" - эх, автор, ну сами подумайте, что за картинка возникает...

Карпов И.В. "Как тяжело смотреть в глаза живых..."
Инда нешто ль вместны сии изощрения древлеотеческие в столь скорбном и горьком поджанре?!

Жуликов П.П. "Победитель"
Политкорректно выражаясь, полный абзац. Как-то и псевдоквазитевтонская линия, и события ХХ в. равно выполнены в стиле старого и как раз крайне неполиткорректного анекдота про киностудию "Чукотфильм": "Однако, Гитлер есть? - Не-а. Однако, Гитлер ушел капканы ставить!". Литературный уровень ситуацию не спасает, а, того, усугубляет вину.

Лысенко С.С. "Чемодан"
Опять стёб, причем совсем уж неуместный здесь...

Белоусов В.А. "Из далёкого 43-го"
Почему и чем он мне нравится - ведь вроде не должен же?! Пожалуй, это скорее очерк, но вот от него-то веет настоящей подлинностью.

Вознесенский В.В. "По ком звонит"
Поставил бы высокую оценку, но ведь это по всем параметрам плагиат из "Карателей" Адамовича! И ситуация с "не стрелявшим", и речи на суде, и общий стиль... Ну, современному автору легче, чем ему, сказать о том, что партизаны, в общем, нередко прямо-таки "подставляли" мирное население - но ведь Адамович (как и Быков) даже ТОГДА ухитрялся такое сказать... И более убедительно, и с большим правом...

Леви Г. "Пусть кто-нибудь ответит"
Явный оффтопик: войны нет и в помине! Тема продажи фронтовых наград идет совершенно без затрагивания хотя бы фронтовых воспоминаний. Кстати, именно с данного рассказа начинается вопиющее шествование этого штампа (коммерция на орденах) по конкурсу.
"А что касается таможенной декларации на вывоз всяких там ценностей и прочих формальностей, то я запишу ордена и медали на дядю Абрама - тому-то ведь все равно сколько их будет в его списке - десять или сорок" - вопиющая грамотность, прямо-таки со взломом: и стилистика, и пунктуация, и представления о правилах вывоза в советское время таких вот наград, даже своих собственных. "Я уже не мог больше удержаться и долго рвал" - портянки на бинты? Оборот "меня рвало" автору не знаком?
И так - по всему тексту.

Фунт И. "Отчего я люблю тебя, светлая ночь?"
Некоторый перебор с красивостью: мы, читатели, волей автора заглядываем в тот мир, как экскурсанты - и назад, в безопасную норку...

Сыромясский В.А. "Оккупанты"
Как-то слишком плакатно, и местами автор скорее "рассказывает", чем "показывает"...

Железнов В.Ю. "Гвоздь"
Оценка была бы куда выше, но снижена она потому, что кое-кто успел раньше и написал, извините, лучше, даже если перед нами не плагиат, а честное и невольное повторение. Не стану утверждать, что автор "списал" рассказ у Гаршина, но я его (ну, почти его) у Гаршина читал: "Четыре дня". Кто не согласен - давайте-ка вместе перечтем оба рассказа и после этого скажем (только с честным выражением лица, договорились?), что сходства нет... или что после Гаршина эту тему можно развивать, вообще не оглядываясь на него...
Конечно, автор предпочел иную финальную фразу ("А ведь я и есть гвоздь. Ржавый, гнутый жизнью гвоздь, как и миллионы других, вбитый в здание нашей победы!"), но она-то как раз и сбивает впечатление, уводя от проникновенности к штампам газетных передовиц.

Голованова Н.В. "Улица имени папы"
"Есть, понимаешь ли, незаметный героизм. Когда ты делаешь свое дело, делаешь его с полной отдачей, так хорошо, как только можешь. Такое дело тебя обязательно найдет, не сомневайся. Будешь ли ты спасать людей, как твой отец, или стоять у станка, или учить детей, или вот, как Петрович - машину водить. Если добросовестно работать, то и станешь настоящим героем" - да, учитель мог бы так говорить Владьке, а вот автор для нас, читателей, мог бы и иную форму найти, менее резонерскую.

Петропавловский Е.Е. "А прошлое кажется сном..."
Фактически те же грехи, что допущены и в " Рождество в штрафбате" (см. ниже).

Зотиков Д. "Рождество в штрафбате"
На одном из прошлых конкурсов мне уже приходилось оценивать прототип этого текста очень сурово. Сейчас рассказ в значительной мере переписан - но по-прежнему содержит массу абсолютных невозможностей, психологических и, так сказать, практических. Чувствуется, что такие громады, как "человек на войне", "человек на Великой Отечественной войне", "человек (да хоть бы и сто раз штрафник!) при обороне блокадного Ленинграда", "человек в опасности" и "человек в рукопашном бою" для автора - звук пустой, набор теоретических рассуждений...
Ну, за старание два балла добавил (а то бы получился ноль).

Калли N. "Витька"
Господа, умейте не любить фашизм таким, как он есть: черным, незачем его еще и "углем по черному" разрисовывать.
"А потом случилась война. Я до сих пор помню, как все это началось: мы спали, как тут все загрохотало, засвистело и так бабахнуло, что на окнах лопнули стекла: это я потом понял, что рядом бомба упала. Через нашу деревню шли немцы. Кто-то выбегал из дому, а те в них стреляли. Мать с нами забралась в подвал, и мы сидели тихо-тихо, прижавшись друг к другу, пока грохот не стих. Но когда мы собирались выбираться, дверь подвальная открылась, и снова раздался выстрел. В подвал тоже спустились немцы, выволокли нас всех на улицу за шкирку да и давай что-то тараторить по-своему. Мы знай жмемся друг у другу. Я взял Светку за руку и поискал глазами Вовку с Мишкой. Отец Мишкин что-то пытался сказать главному среди немцев, но тот лишь посмеивался, а потом выстрелил в упор. Мишка дернулся к нам - и его тоже убили.
Нас не стали расстреливать: видимо - пожалели, хотя кто его знает сейчас. Может быть, просто было жалко патронов" - это в первые-то часы, да хоть бы и дни? В русской-то окраинной деревне? Без признаков ожесточенного сопротивления (или хотя бы наличия) наших войск (для партизан тем паче рановато) вот прямо здесь, вокруг этих хат? В воспоминаниях Эфраима Севелы есть краткий, но яркий эпизод: первые часы войны, нескончаемая немецкая колонна прет по единственной дороге пограничного микрогородка - и мама, через головы немцев, из окна раз за разом гневно зовет Эфраима, стоящего на той стороне улицы, домой, но он долгое время не может выполнить ее требование, пока движение не ослабело... А из классики - читайте хотя бы "Дом у дороги" Твардовского, где показана высочайшая трагичность "первого контакта" абсолютно БЕЗ такого гиньоля, в подчеркнуто спокойной обстановке: "Чужой солдат входил в ваш дом / Где свой не мог войти..."
"Немцы прошли по домам и унесли всю еду, мне только удалось пять картофелин спрятать в старом сундуке. Один, правда, там рылся, но то ли ничего не нашел, то ли посчитал, что пять картофелин - это ничто по сравнению с пятьюдесятью мешками.
Немцы ушли, но в деревне наступил голод" - совсем наоборот: в этот "период междувластия" в разрушенных колхозах повсеместно наступало время сытости - правда, ненадолго. "По радио объявили. Советский Союз одолел Германию, а главный фашист - Гитлер, застрелился" - да ну? Именно это и объявили по радио?!

Кутырь В.Б. "Разговор с отцом"
Оценку поставил не низкую, она была бы и выше - но, автор, Вы как-то про себя больше рассказали, чем про папу... А ведь конкурс приурочен к дате ЕГО победы, ИХ поколения - мы-то про себя еще рассказать успеем...

Скляров О.В. "Весёлые рассказы при свете керосиновой лампы"
М-да, посмеялись мы, читаючи, похихикали... Тема самая подходящая, да? И литературное оформление ей подстать...

Ефремов А.Н. "Разброд и шатание"
Литературный уровень несколько выше, чем у предыдущего рассказа, а в целом замечания - те же. Фронтовики, может, и смеялись, пересказывая такие байки - имели право!!! - а вот нам это не очень пристало. "Алексей Иванович с теми "сволочами" отделался, благодаря "последнему слову" сотрудника грозного ведомства, только штрафбатом. Вышли все они оттуда друзьями, с тяжёлыми ранениями и с очередными наградами" - экая мелочь, о ней так и нужно упоминать, небрежно и походя - да?

Амусин А.Б. "Орден для внука"
Продолжение штамповки на тему "какую страну просрали" и "ну и молодежь пошла"

Паршиков И.Ю. "И небо голубое, и Клин журавлей"
Очень чувствуется "стороннесть" современного автора. Хотя столь же чувствуется старание ее преодолеть. Удалось не вполне.
Помимо прочих огрехов, непомерное внимание оттягивают на себя всякие мелочи. "Перекрест Аврам Гордеевич" - ну и ФИО! Нет, в жизни всякое бывает, но если уж человек получил имя Гордей при таких обстоятельствах, которые предполагают получение фамилии Перекрест - вряд ли его сын будет зваться Аврамом...

Михелев Л.И. "Дважды воскресший"
Мне как харьковчанину приятно, но... К сожалению, замечания сходные. Все равно проступает "стороннесть" нашего современника (ну, пускай не имитирующего "вхождение в эпоху", а скорее и вправду оформляющего рассказ ветерана в дежурную колонку "Наше славное прошлое" областной газеты). И еще: конечно, таки всякое бывает, но водитель 34-ки - рослый? В одной атаке - 25 "Тигров" (не немецких танков вообще, а именно их?!)?! Что-то я не слышал такого применительно к моему родному Харькову. Т. е. как раз слышал, но лишь от тех, для кого "Тигр" синонимичен любому немецкому танку...

Сподынюк Б.Д. "Американский шоколад"
Неплохо, но все же о войне и фронтовиках как таковых фактически не сказано. "Й. В. Сталин" - перевод с украинского? "Тем, кому было от трёх до пяти, и кому подставляли снарядный ящик, чтобы дитё могло доставать до рычагов станка, на котором эти малолетки точили снаряды и прочую военную чепуху для нашей армии, то эти запуганные с детства, недоедавшие, недосыпавшие никогда ничего не попросят" - ох, но ведь все же отнюдь не малолетки от трёх до пяти точили снаряды ("военную чепуху" - однако!). Много неудачных фраз: "Я в крик, бегом к маме жаловаться, что пропал мой шоколад, и пустился в такой горький плач, что казалось, что большего горя у меня не будет".

Быстров В.С. "Мой лучший враг"
Ох, опять автор СОВСЕМ не ощущает дух эпохи, настолько, что лучше бы за эту тему и не браться. Стиль - под стать остальному: "унтер-офицер обер-штабс-фельдфебель", "русский мне практически как родной, господин обер-штабс-фельдфебель, я родился в Крыме" - а был бы совсем как родной, родился бы в Крыму.

Татарин Л.С. "Красная Лента"
Безыскусность (увы, в прямом смысле тоже) очерка, базирующегося, видимо, на подлинных рассказах старших родичей, портится авторскими "красивостями": "Очередь из автомата перечеркнула её жизнь красной кровавой лентой от левого плеча через грудь". Кстати, понимая и разделяя неприязнь автора к НКВД, я в последней сцене не стал бы так уж сетовать на действия тогдашних милиционеров: при таких обстоятельствах оно и сейчас могло бы произойти в том же духе, причем где угодно...
И, в любом случае, раз уж это рассказ - то след бы помнить о "мелочах" вроде завязки, кульминации, финала...

Лескова В. "Сборник стихов"
Несколько лучше написано, но... "Все документы, упомянутые в рассказе, реально существуют и являются подлинной биографией нашей семьи" - а вот в полной мере "ввести" этот дух подлинности в рассказ, к сожалению, не удалось).

Межурецкий А.А. "Казнь у старой часовни"
Не обижайтесь, но это сочинение пятиклассника.

Ильина И.И. "Пережили"
И старательно, и даже местами неплохо, а все же ощущения возникают очень отстраненные... "О действующем в городе подполье знали все" - м-да...

Афанасьев И.М. "Фартовый"
Опять безыскусность "очерка по воспоминаниям", все-таки давая ощущение подлинности, не может сама по себе вытянуть текст. "Бросилась на колени и горячо, со слезами молилась перед иконой пресвятой Богородицы чтобы та помиловала её сына. Молитва её была услышана и исполнена. До войны Александра собирала иконы, которые богохульники выбрасывали из закрывающихся церквей, и хранила у себя дома" - вот оно, оказывается, в чем причина... Вот чего не хватило всем тем десяткам миллионов вообще и конкретно 15 тысячам в той операции, молитвы чьих родичей не были услышаны (они "менее ценны" для Всевышнего? Или это вообще им кара за безбожие, поделом?). Да, для матери тогдашнего бойца это тоже "ощущение подлинности", часть семейной истории - но автор ведь не в качестве проповедника сейчас выступает...

Русов А.Е. "Крест"
Рассказ не безыскусно-первозданный, а ощутимо "сделанный", местами достаточно предсказуемый - но... произвел определенное впечатление. По фактам, правда, несколько раз чувствуется натяжка: и при явлении "беляка", и в начале: "За несколько секунд до расчётного времени сброса бомб в районе хвостовой части самолёта раздался сильный взрыв" - собственно, тут бы рассказу и конец...

Гусаров И.А. "Ева"
Тоже очень "сделанный" текст, с учетом либеральных ценностей - примерно так же, как иные делаются с учетом лобового неосталинизма. Именно как сторонник либеральных ценностей я склонен считать это профанацией. "Простил" бы разве что за превеликие литературные достоинства, но раз их нет - то и не обессудьте.

Долгая Г.А. "Прощание: одно из тысяч"
Несмотря на слегка отличающуюся оценку, возникшие ощущения - в точности как от "Сборника стихов": ввести дух подлинности в рассказ, К СОЖАЛЕНИЮ, не удалось.

Ивакин А.Г. "Sовеsть"
Понимаю чувства автора, но даже если он сам не воспринимает этот текст как "заказнуху" - все-таки получился именно политический памфлет. Оцениваю его вровень с антиподами: "Евой" и "Рождеством в...".
А вот стиль довольно гладкий!

Качалов А. "Победители"
Опять "какую страну просрали" и "ну и молодежь пошла". А без следователя в начале, честно, было бы чуток лучше: другой сюжет!
"Самое ценное, что было во всей хибаре - телевизор. Все остальное - рухлядь сорокалетней давности. По счастью немец со своими извращенными европейскими мозгами принял жилище воина-победителя за стилизацию под блиндаж" - ну и блиндажи он знал по войне!!! "Щуплый тип в немецкой форме сидел, держа пистолет у виска. Еще мгновение и раздался бы выстрел, однако тут немец заметил Егорыча и наставил пистолет на врага" - извините, но вот тут Егорыч и открыл бы огонь на поражение (благо автомат наготове), а потом уж - кто кого. Описывать эту сцену иначе может ТОЛЬКО человек, представляющий такие дела очень "книжно". "Жать на курок по-прежнему медлил" - как я его понимаю! Но лучше бы уж он вместо этого провернул барабан ТТ или передернул затвор нагана...

Мусатов А.В. "Встреча"
Ну что, снова повторять те же аргументы?!
По стилю: "Схватившись за щеку, офицер и солдат мгновенно растянулись на мокрой, грязной земле" - вдвоем за одну? И т. п.

Бобров Г. "Легенда о пулеметчике"
Вот все бы то же - но именно так, как тот пулеметчик делал ("не фейерверк, а просто трудная работа"): без громыхающего пафоса вроде "Решил Мужик постоять до последней за Русь, за Матушку..." или "Не знаю, как по канонам, по мне это - Святость..." (между прочим, если бы он умер от своей пули - ну, в последний миг застрелился, чтобы не сдаться: такое ведь случалось, и не только в рамках приказа номер двести двадцать семь - то "по канонам" ему положена путевка в ад. И что же, согласимся?).

Ерошин А. "Попкорн"
Вот и фантастика. "Сон стал для Сержа чем-то вроде фобии, более драгоценным, чем жизнь" - может, скорее мании (чтоб не употреблять громоздко-психиатрическое "сверхценная идея")?
В целом же скажу так: возможно, не следовало бы после "возвращения" столь подробно говорить о том, что это была за машина. Может, она и вовсе ни при чем: скажем, нефантастическая машинерия кинотеатра, а главный герой, в темноте приложившийся о нее черепом, переносится БЕЗ ОБЪЯСНЕНИЙ, как Саул из "Попытки к бегству" или персонажи фильма "Мы из будущего". По этой же причине не стоило бы такой упор делать на версии "генетической памяти" (а также потому, что наукообразие тут ложное: меня как генетика по первому образованию и научной степени просто передергивает, когда в фантастике начинают вестись такие разговоры как признак НФ).
Ситуация БЕЗ ОБЪЯСНЕНИЙ дорогого стоит, если она художественно мотивирована. Здесь - мотивирована. Поэтому объяснения "мешают".

Логачёва О.А. "Письмо"
Не о войне как таковой. Но так мало на конкурсе рассказов, написанных хорошим стилем - что я особо придираться не буду.

Кузина Л.В. "Прадедушка баба Соня"
Вот тут как раз УДАЛОСЬ совместить взгляд на войну сквозь ракурс "сегоднящних воспоминаний", психологическую достоверность и высокий художественный уровень. Вот только, эх, напугали меня школяры, не желающие спеть песню о героине-прабабушке, которая вдобавок "теперь ангел", во время Пасхи - а сперва непременно дожидающиеся ее окончания (к автору - никаких претензий: похоже, ребятишек сейчас действительно ТАК учат... И многие произведения конкурса тому порукой...

Голдобин А.Ф. "Два сапога - пара"
Получился не рассказ, но "зарисовка". Неважная. Очень. Был такой донельзя бодряческий фильм: "Дачная поездка сержанта Цибули". Крайне сходные ощущения!

Дьяков В.Е. "Двадцать восьмой литерный"
И опять сходные ощущения, хотя написано с заметно большим умением. Не знаю, как и отнестись. Вариант "Рождества в штрафбате": получше стиль, но опять-таки не возникает ощущения доверия - даже в предложенной рассказом "системе координат". (Ну кто же это ходит в разведку в одиночку, да еще и не как редчайшее исключение, но привычная норма?! И - сразу "слетел" ключевой элемент сюжета!) Однако при чтении пробирает не усмешка, а какая-то жуть.
Иной раз возникает чувство дурновкусия (например, при раблезианском описании национально-половых особенностей - произносимом, между прочим, над свежими трупами женщин, погибших при бомбежке!!!). Вроде как перед нами фантастика: иначе и вправду не придумать, отчего это во ВСЕХ мыслимых вариантах что та, что другая сторона не "решили проблему" сами, без союзничества (уже еще как навострились!). Но для фантастики: а) все же "не дотянуто" и б) не слишком-то это тактично - привязывать такие сюжеты к реальному и все же недавнему, "живому" отрезку нашей истории, раны от которого еще болят...

Северная Н. "Мыло"
При неплохом литературном изложении эта тема, безусловно, начинает работать сама по себе. Но все-таки это конкурс рассказов, а не очерков...

Май А. "Пентакли Второй Мировой"
Опять фантастика. На другом конкурсе я, наверно, оценил бы выше. Но по-любому хорошо бы этот рассказ доработать. Финал, пожалуй, смазан - да и "внутри" не полностью верится в такие диалоги; но очень даже чувствуется потенциал...
Можно перенести сюда те же упреки, что сделаны для рассказа "Двадцать восьмой литерный". А все-таки как я люблю редакторов, которые цепляются за каждую букву, но при этом без смущения используют фразы "Мне кажется, они представляют интерес только фанатам-коллекционерам" (кстати, не говоря уж о том, что "интерес ДЛЯ фанатОВ", но по внутренней логике рассказа эта реплика получилась невыразимо наглой, я не очень понял, как после нее вообще смог продолжиться разговор с фронтовиком), называют пентаклем (т. е. пентаграммой) "печать Соломона" (которая представляет собой октограмму) и не оспаривают утверждение "Партизан они сравнивали с головами Медузы-Горгоны. Одну отрубаешь, тут же другая появляется" (после декапитации Медузы появились Хрисаор и Пегас, а у кого отрастали новые головы - сказать? Или все уже вспомнили?)...

Северюхин О.В. "Оккупант"
Тяжелый случай полного абзаца. И по мелочам ("что-то шевелил губами" - сигарету?), и глобально. "Шестьдесят лет назад я был солдатом Вермахта, и наша часть стояла в этом городе. Как тогда, так и сейчас у меня не было никакой вражды ни к России, ни к русским. В феврале 1942 года, когда я ходил купить немного русского шнапса, на меня напали пять подростков, лет 14-15 с палками, избили, забрали пистолет и деньги. Я лежал на снегу, и мимо меня проходили жители этого города. Для них я был враг, который пришел на их землю, и если бы я тогда умер, то моя смерть все равно никому не принесла бы облегчения. То, что у меня не забрали солдатские документы, говорило о том, что борьбой с оккупантами здесь и не пахло" - бедный, несчастный Гюнтер, невинный, аки голубица, и делающий на редкость обоснованные выводы (он-то, по всему видно, в таких случаях документы забрать не забывал...)!!! Позор всем нам, потомкам и соотечественникам его врагов! Кстати, какого хрена он тут снова делает: ему что, мало - или понравилось?! Тема вроде бы посвящена не апологии мазохизма...
Вообще же автор, выложив ТАКОЙ рассказ на конкурс, посвященный ТАКОЙ дате, проявил прямо-таки редкостный такт, мать-перемать!!! Я сперва хотел было вообще потребовать снятия или "обнулить" - ну да ладно, пусть получит единичку (по стобалльной системе - тоже). Экий парный сапог к "Выстрелу В Спину...": замечательный дуэт...

Андреев О.И. "Эхо войны"
Увы, практически все сюжетные повороты "заезжены" до отказа, а язык одновременно и велеречив, и суховат.

Валерий К. "Выстрел В Спину, или День Победы Спартака Калашникова"
М-да, вот прочитают этот рассказ прибалты - и еще более уверятся в своей правоте, а также в том, что им от русских по определению ничего, кроме вражды, ждать не приходится. В "Sовеsти" хоть ракурс иной был выбран, да и литературные средства использовались более умело...

Гинзбург М. "Окруженцы вышли"
Какое счастье: текст по всем параметрам слаб, а по факту пребывания на этом конкурсе - вполне неуместен. Со спокойной душой ставлю ему осиновый кол нулевой отметки (другому фантасту ровно за эту же заготовку к рассказу дал бы баллов 15 по 100-бальной шкале; тоже, мягко выражаясь, не фонтан, без всяких надежд на выход в финал...). Сведение счетов тут глубоко ни при чем, но для меня автор, запятнавший себя и свое творчество прогитлеровскими идейками, перестает существовать НАВСЕГДА, это грех несмываемый. Вроде как и в реале на войне было: даже если некто служит в части наравне с прочими, зарабатывает чины и награды, а потом вдруг выясняется, что он пару лет назад таки служил в SS - то последующие заслуги побоку: сорвут погоны вместе с медалями и расстреляют перед строем. Впрочем, "погонов и медалей" тут как раз не вижу: в рассказе некротическое омерзение вызывают прежде всего именно наши павшие, их и "мочат в сортире" (т. е. болоте) через посредство штыка от отечественной винтовки и доброго молодца, прошедшего выучку в "горячей точке". Очень, блин, ожидаемо...
Что до первопричин, вызвавших такое мое отношение к автору - то повторять аргументацию, изложенную в обзоре на конкурсе исторической авантюры издательства "Крылов", здесь вряд ли имеет смысл; а уж как у автора возникает охота писать этакое, будучи Марией Гинзбург, я и тогда не понял, и сейчас понимать не желаю. Для соответствующего понимания надо обращаться к специалистам по патологии, это не моя область.

Скиф П. "Перевал вершин"
Опять фантастика. Я в полном шоке. Сноуборд - не мое, но по Кавказу последние лет 30 полазил изрядно, этим летом снова туда собираюсь, почти в те же края. В откопках того, что остается от человека после попадания в лавину, участвовал лишь единожды (это был не сноубордист, но лыжник - как раз и "подрезал"), но в какие узлы она завязывает туров, кабанов, даже домашних яков (все стадо) - так или иначе вижу практически каждый сезон. "Они дважды подрезали склон, прежде чем склон ожил. Впереди снежного облака лавины, они сошлись и стремительно взлетели на отрог. Снегом запорошило глаза, а стронутая лавина прошумела рядом. Затрещал ледник. Псыша и Токмака. Друзья переглянулись и дружно расхохотались. Снег остаточного движения лавины замер и застыл, вдавившись в ледник.
- Вот и вся шарада. Без всяких пушек и взрывчатки. Ребята из МЧС возились бы дольше - на одном дыхании выкрикнул довольный Валерка. Сергей покачал головой и молча показал ему в низину - русло р.Псыш. Русло реки был перекрыто лавиной.
- Валера, мы не только подрезали её, но и стронули ледник - заметил Сергей" - да уж, повод для смеха подходящий. Не рискну сказать, как это соотносится со сноубордистскими нравами, но, по-моему, вот так СМЕРТЕЛЬНО рисковать можно или в случае высочайшей необходимости (как то делал наш боец... правда, тоже "по-киношному") - или, даже если почему-то без риска (да ну?!), лишь когда твердо знаешь, что шанс находки чрезвычайно велик. А здесь - с чего бы? И где, кстати, нашли тело - на склоне, по которому эти 65 лет сходят лавины? Внизу, в области их "прихода"? Под ледником? Да на молекулы разотрет за этот срок, при любой защищенности скалами!
"Он стремительно спускался. Я видел его обмороженное лицо и чёрные пальцы. Почему-то у этого парня был грустный взгляд, когда он посмотрел на меня. Вслед за ним шли, как волны в море - облака лавины..." - лавина уже идет какое-то время, опасность же оценили еще раньше - а этот фриц все стоит к ней лицом, чтобы вблизи оценить цвет кожи и выражение глаз противника?! Писал бы это он уже с того света! "Летёха пригрозил трибуналом" - написав это, можно трибунал и получить: существует такая вещь, как военная цензура. "Мы сейчас обороняем перевал и ожидаем подкрепления. Его называют Наурским" - самое то для письма с фронта: точно по трибуналу соскучился! Симптоматичная формулировка "ист- фак" :) Я, я, дас ист именно это самое...

Ледовский В.А. "Противники"
"Иван уже с дюжину раз пожалел о том, что углядел метнувшуюся в сторону долговязую фигуру, погнался за ней" - пример того, как неправильное построение фразы полностью меняет смысл. Вообще же - снова вариант "Рождества в...": менее патетичный и несколько лучше написанный, но...
Василь Быков не просто успел раньше и написал лучше - в смысле "технических подробностей", психологии, да уж и просто литературы (это как раз не упрек В. Ледовскому: такому, как Быков, можно уступить без позора!), но сумел ввести в почти аналогичную сцену высочайший градус трагизма. Мы, "поколение внуков", поневоле воссоздаем такие эпизоды несколько умозрительно...

Угроватый Н.К. "Ракеты над городом"
"Живые и мертвые", конечно, официоз, но давайте-ка сравним, с каким мастерством были описаны сходные (местами - СЛИШКОМ сходные) эпизоды там - и что мы имеем здесь. "- Руки! Поднимите руки, товарищ!" - в такой обстановке уже обычно говорили "гражданин", но дело не только в этом. Виват НКВД! Небось после этих ракет ядерную бомбу сбросят? "Фашистская Германия, повсеместно встречая на своём пути сопротивление, продолжала своё победоносное шествие по стране первого в мире социалистического государства" - ох, какой пафос, какое сочетание элементов фразы, как много здесь автора и как мало - персонажей его рассказа...

Язева М. "Нюша и Самый Главный Герой"
Все же чуть многословно и "сопливовато", даже если учесть возраст главной героини; не обижайтесь - ведь при всем этом Ваш рассказ, как видите, понравился больше многих!

Ницше Н. "Куда уходят пилоты"
Опять фантастика. Несколько "с красивостями", но рука не поднялась бы сильно снизить на это балл (останься текст на конкурсе). Тем паче, что в других текстах "помощь свыше" не считается оффтопиком. В принципе я бы такое и опубликовал в одном из своих проектов - правда, как редактор попридиравшись ко многому. Например: "Там будет синее небо и там будет пахнуть керосином": это современные ассоциации - у него что, реактивный самолет, требующий соответствующего топлива?!

Джи М., Ос С. Медный грош
Впечатление сильное, но ряд замечаний все же имеется. Могу ошибиться, но, по-моему, не в традициях иудаизма уменьшительно-ласкательные обращения "Боженька" и особенно "Боженька, родной" (а ведь девочка перенимала взрослую, бабушкину форму обращения); "с каторги, с лагерей" для этого персонажа - не синонимы. И, кстати, разве девочка присутствовала при залпе? И не залпами в партизанских условиях расстреливали, это скорее печать того времени, когда Зимин был действующим штабс-капитаном...
Финал, боюсь, "привит" к тексту не совсем гармонично. В особенности это касается стихотворной части.

Мельникова Л. "В память о дружбе"
Скажем так: опять повествование (довольно гладкое) оказалось "мельче" события. Потом - это ведь снова зарисовка...

Роженко Н.А. "Герр Питер из Платнировской"
Господа авторы, ТЕПЕРЬ вы видите, какой это штамп, когда вас переклинивает на сюжете "какую страну просрали" и "ну и молодежь пошла", причем с почти непременным задействованием продажи медалей?! А уж созвучия с "Гарри Поттером", даже если оно не случайно, все же лучше бы избежать.

Удонтий М. "Черная бабочка"
Та ли война явлена (главное сомнение!)? Точно ли вы ныряли и за трепангами тоже (не поручусь, что всегда, но вообще-то обычно это тяжкое дело...)? Махаон Мака "по фону" может быть и почти черен, но ведь он отливает великолепным зелено-переливчатым цветом...
И - опять не рассказ, а зарисовка-очерк, помилуй бог!

Шаффер А. "Парк Кронвалда"
Снова "переклин" на прибалтийской тематике, но иной. Написано неплохо - и... странно. Логика мыслей и действий старика, при всей "заявленности", диковинная. Может, это пролог большой повести?

Irin S.K. "Великая Отечественная. Письмо из небытия"
Опять же язык неплох, хотя "книжен", но как-то я сомневаюсь, что на ТАКОМ КОНКУРСЕ уместен сюжет, в общем, бытового "развода", возможного и без войны. Пару раз мне такое встречалось (не здесь) с некими дополнительными подробностями (скажем, санитарку не просто ранило - она становилась инвалидом, или не могла больше рожать, или... После такого на послевоенном "безмужчинье" спасенный ей солдат и вправду мог ощутить, что их души и судьбы слиты!) - и они вытягивали сюжет. А тут... "Прости, но я понял, что её люблю больше, чем тебя и наших детей" - да уж, самое то для такого письма...

Матейчик Н.В. "Аида"
Очень похожая схема. Война приплетена чуть более заметно, но тоже именно "приплетена". Про любоффь...

Казовский А. "Иголки"
Не очень понравились мне тут словесные изыски (в т. ч. частое использование обратного порядка слов): это скорее из серии "себя показать". "Осколок тебе только легкое порвал... Если дезинфекция хорошо прошла, быстро поправишься" - ёпрст! Чтобы понять, ЧТО ТАКОЕ для тогдашней фронтовой медицины осколочная рана легкого - почитайте хотя бы Амосова... Потом: как я понимаю, игла не "остановила" осколок на поверхности тела, но оказалась вбита им в легкое?! Ужасный результат... Да и реальный врач в тех условиях попросту не будет иметь времени для продыха, не то что такие разговоры разводить и сувениры дарить! Даже если в основе лежит реальная история (опять?!!) - она в дедовом рассказе явно была "округлена", а то и, скажем так, несколько домыслена. Реконструировать такие эпизоды надо с умением - и пониманием реальной тяжести ситуации, через много лет опущенной в пересказе.

Винокур Р. "Румынские эпизоды Второй Мировой"
Возможно, даже и точно, я несколько завысил оценку, т. к. это опять очерк, а не рассказ. Дополнительные бонусы - за весьма нестандартный подбор фактов, изложенных и литературно, и достоверно. Румынские эпизоды созвучны тому, что мне известно по многим другим источником. Но вот один из кавказских эпизодов подан скорее смягченно: "Вместе с фашистами ушли и жители некоторых населённых пунктов, напуганные тем, что советские солдаты покарают их за сотрудничество с немцами, якобы убивая мужчин и насилуя женщин" - гм... Если речь идет о Балкарии (а о чем, пардон, еще?) - то не очень-то уходил народ из горных поселков, некуда особо... Убивали и насиловали там, положим, в основном "друзья из Кабарды", в частности из Нальчика, при определенном попустительстве нашей армии (простите и не проклинайте!) - а потом всю Балкарию взяли и подчистую выселили, без всяких "якобы"! В ней таки было не без "сотрудничества", но - примерно как везде на оккупированных территориях: не то чтобы радикально хуже, чем в Нальчике...

Рашевский М.В. "Люляй"
Наконец-то опять рассказ, причем написанный весьма неплохо. Кое к чему я бы придрался (драматизм в ряде случаев достаточно спрямленный, линейный, да и сравнения типа "как молотом паровым ударил" явно не сельские!), но не буду эти придирки озвучивать: после очерков прямо-таки душа отдыхает...

Караул, устал. Надеюсь, мои критерии оценивания достаточно прояснены. Так что по новым рассказам, появившимся начиная с "Персика", постараюсь лишь баллы выставлять (разве что, может, уж очень допечет какой-то: в положительном смысле или наоборот). Не удержусь, конечно...

Бадалов В.И. "Персик"
Ну вот, сразу не выдержал. Написано хорошо, и вроде как фантастика, но - не очень к селу и городу ЭТА война. Ладно, она все же явлена, пусть и через кота. Но, вижу, все-таки реальность потопления "Вильгельма Густлоффа" столь страшна, что ее продолжают "легендировать": пускай не подводники сейчас на борту, а какие-то летчики (из числа раненых, что ли?). Ну, могли там быть и такие. Подводники точно имелись, причем даже не раненые, но все равно "не те": гардемарины подводного флота, которые там играли роль обслуги, ведь этот корабль, пока он стоял на приколе, был их "общагой". (Уроды, блин: они-то в основном и уцелели, т. к. сразу расхватали плавсредства и бросились спасать свои гитлерюгендовские шкурки, даже не думая помогать такому "балласту", как пассажиры.) Что, все-таки слабо признать давным-давно установленный факт: Маринеско потопил огромный беззащитный эвакопункт, битком набитый многодетными фрау (те, у кого было меньше 3-х детей, туда ухитрялись попасть лишь по блату или за взятку!) и ранеными. И эта катастрофа - крупнейший за всю историю мореходства "разовый" случай гибели невоенного населения. А истории насчет общегосударственного траура и "личного врага фюрера" - не то чтобы байки, но они относятся к гибели не "Вильгельма Густлоффа", а Вильгельма Густлоффа. Он ведь как раз "теплоход и человек": нацистский бонза, личный друг фюрера... соответственно и "личным врагом" стал отнюдь не советский подводник, а швейцарский студент, причем еще в 1936 г... А из-за теплохода траур обвинять - фигушки: Адольф Алоизыч был не таким гуманистом, чтобы его при тех обстоятельствах сильно огорчила гибель женщин и детей, даже немецких.
Что до того, был ли "Вильгельм Густлофф" легитимной военной целью, то - да, все-таки был. И претензии - не к Маринеско, а к войне как таковой. Вот только такие бесконечные славословия, особенно через кота персидской породы, тоже не вполне уместны...

Мякин С.В. "21 июня"
Опять фантастика... При других обстоятельствах оценил бы выше, даже предложил бы автору публикацию в одном сборнике - правда, редакторских придирок накидаю изрядно. Но на ЭТОМ конкурсе высокую оценку поставить неуместно.

Гайворонский Ф. "Долина Смерти"
И снова фантастика. Не буду повторять здесь то же, что говорил о рассказе Мякина. Причины снижения балла несколько иные, но в общем - так на так.

Шемяков А.В. Сорная трава
Этот сюжетный штамп на конкурсе явно занимает лидирующее положение, но при всем том рассказ написан заметно лучше, чем остальные "клоны".

Солошенко Н.В. "Два взгляда из прошлого"
АБСОЛЮТНО не удалось ни "влезть в шкуру" выбранного персонажа, ни проникнуться духом времени. При подаче от первого лица это фатально.

Барс С. "Разведка"
Сержант Цибуля отдыхает в позе лотоса... "Широкая мокрая от пота спина старшего сержанта Николая Бойко уже больше часа маячила перед носом" - бедняга, как же они изломали его в гестапо, звери!!! "Русский ниньзя!" - умереть не встать: да не было в европейском и русском быту этого термина, даже в правильном варианте "ниндзя" и даже у спецслужбистов!

Степанов С.Б. "Амур"
"Сколько амурской воды утекло за сотни лет освоения этого дальневосточного рубежа Российской державы!" - и вся она перетекла в этот рассказ... который вдобавок не о той войне...

Градов И. "День вождя"
Вот, наконец, появился и откровенно сталинистский рассказ. Картина Репина "Заждались". Какое-то время я сам себя уговаривал его "оединичить", а не "обнулить", ибо на конкурсе военного рассказа, мол, многие склонны мягче относиться к взгляду из этой бездны. А потом решил - какого, собственно, черта?!

Суконкин А. Какой ценой мы воевали
Все же и это - очерк... Плюс концентрация внимания на НАШЕМ времени с "горячими точками" - а не на той, ГЛАВНОЙ войне. "Мы догнали извергов через полчаса. Подходящий под описание свидетелей зеленый "Москвич" не успел далеко уйти" - а может быть никто из этих головорезов и не думал, что в этом районе случайно может оказаться хорошо вооруженная разведывательная группа" - а ведь может быть и так, что эти люди (которым, судя по контексту, не дали шанса объясниться, раз уж описываемая история закончилась словом "догнали") просто не знали о том, что они "головорезы", т. к. фраза "подходящий под описание свидетелей..." достаточно двусмысленна. Если даже у автора таких сомнений не возникло, то ему следовало более убедительно довести эту мысль до читателей...

Кожемякин М. "6-я Кубано-Терская казачья кавдивизия Ркка в боях лета 1941 г."
Ну совсем уж словно бы раскавыченная "датская" статья 30-летней давности!

Бруштин С.И. "Не успев "обмыть" награды..."
Хорошо! В данном случае моя средняя оценка - не "знак неодобрения": просто чтобы миниатюра стала вровень с рассказом, она должна быть не хороша, а великолепна... Здесь же такого все же нет.

Мартиросов С. "И один в поле воин"
Один из типичных, увы, для конкурса случаев, когда современное мироощущение АБСОЛЮТНО не позволяет проникнуться духом эпохи. По мелочам: термин "геноцид" тогда, по-моему, в таком контексте не употреблялся. Знатокам и ценителям литературного языка советую особое внимание обратить на фразу: "Вова не мог оторвать глаз от пятен крови, рук, ног и тел убитых товарищей. Потом вырвал и вытер выступившие слезы" - ужас ненароком превращается в гиньоль, сюжетик для "садистских стишков". Я за это много кому здесь рассказы "обесценил", хотя и в разной степени - например, Грогу и Филиппову (из непрокомментированных)...

Масленников Д.А. "72 часа смерти"
Практически тот же комментарий, только "усиленный". Даже если в основе лежат рассказы старшего родственника (прикажете верить в послание с того света?!), все-таки автору явно не удалось "пропустить сквозь себя" и мироощущение и, гм, фактаж. По мелочам: "давно состоявший в офицерском звании" - какой-то "белогвардейский" оборот. Тем, кто в силах оценить военные реалии (включая психологию человека в экстремальной ситуации, да уж и хронометраж)... и синтаксис с пунктуацией... и... - особо рекомендую вот это описание: "Немецкий летчик, заметив беззащитную цель, без угрызения совести и хоть каких-то моральных представлений сделал крутой разворот и направил всю мощь своей железной птицы на одного меня. Я опустился на одно колено, свежий снег издал громкий хруст. "Боже, прости мне все грехи мои, которые когда-либо я совершал на свете, прости за все, что сделано было моими руками, сохрани и взрасти сына моего... не дай ему погибнуть в этой войне..." - шептал я, целуя распятье. Я - человек верующий, всегда ношу с собой серебряный крестик, его в церкви освящали на день Святого Пантелеймона, он должен был оберегать меня, покровительствовать, помогать и даровать искупления грехов моих... Я медленно открыл глаза, прицелился, стрелок из меня получился отменный, так что только на это я сейчас и надеялся. Самолет был совсем близко. Ладони мои, несмотря на ноябрьский морозец, вспотели, палец аккуратно надавил на курок. Выстрел. Пуля летела точно в цель, но попала не в кабину пилота, а в лопасть винта. Немец было испугался, что я смогу выстрелить второй раз и решил не искушать судьбу. Крупнокалиберные пулеметы загрохотали. Я видел смертельную дорожку из поднимающегося от выстрелов снега, она вот-вот достигнет меня. Время будто остановилось, за доли секунды, я успел перезарядить свою винтовку, хорошо прицелиться и точно сделать выстрел. Пуля достигла цели, кабина самолета изнутри покрылась брызгами багровой крови" - эх, куда там сержанту Чипполо с его дачной поездкой...

Косенков Б.М. "Непарные сапоги"
Сильно! Только одно замечание: как-то не уверен я, что в ветеранской "тусовке" (извините за термин) подполковник будет держаться так, чтобы его воспринимали "мужиком". Особенно ТАКОЙ подполковник.

Виллерс Д. "Ирисы"
Все-таки "двойная мимикрия" (и под военный рассказ, и под прозу деревенщиков) не пошла на пользу. И что это за немецкий город такой - "Брелин"? Так уж западло хотя бы к этим реалиям отнестись внимательнец?!

Буденкова Т.П. "Судьба - Цыганка"
Поскольку предсказание пока не сбылось, не будем снижать балл за "мистику и фантастику". Но все же кажется мне, что прикосновенность к духу той эпохи скорее задекларирована, чем явлена в цвете и со звуком. И, это, того: двух незавершенных сюжетов "встреча/расставание" на один рассказ многовато. М.б., фрагмент повести это? Но за такое снижают оценку...

Романов Н.А. "Атака"
Все же не о ТОЙ войне, а о "войне вообще" и с оттенками современного мирного, даже инфантильного восприятия: "Еще вчера ты спокойно жил и радовался жизни, шутил, дергал медсестру Зинку за косички"... Ох, автор, странненько Вы представляете себе окопные реалии! С комбатом Ваш герой в "квача" не играл, часом?

Культяпов Н.А. Солдат - всегда солдат!
Опять ссылка на "документальный рассказ" призвана замаскировать, извините, неумение справиться с материалом. По всем параметрам. Стилистические "хомуты" порой создают кошмарный эффект: "Что только ему не пришлось пережить в плену! И расстрелы евреев, командиров, коммунистов, и предательство подонков." - это ОН всех их расстреливал и предавал?!

Шаханов В.Б. "Солдат Надежды"
Стилистически более умело, но это ведь "семейная сага" (точнее, фрагмент ее?), а тему конкурса словно бы почти побоку.

Skier "Икона"
Опять стилистически все умело - и опять автор не удержался, сделал тех погибших поручителями своих политических устремлений. И, ей-богу, не стоит всуе произносить от себя фразу "Не мир принес вам я, но меч", подкрепляя ее цитатой из приказа Љ227 - особенно если до этого в тексте употребляешь слово "бог" с прописной. Кроме того, странен мне князь Александр (раз уж он как-то к этому причастен из собственного посмертного запределья, а не по той роли, которую ему навязали в рамках ордена и даже иконы) на Волге, столь далеко от своего реального места действия: тут как бы "чужая территория"...
(Оценка невысока, но вот дополнительный "штраф за жанр" имею право не назначать: когда фантастика рядится в религиозные одеяния - ее сейчас не принято смущать восклицаниями типа "Маска, я тебя знаю!")

Решетников Г.П. "Полина"
Тема работает до сих пор, она даже способна "вытянуть на себе" сносное, но в целом дежурное литературное воплощение. Однако лучше бы ее не перегружать: она ведь эти годы так много и честно трудилась, фактически не получая помощи от эксплуататоров-авторов...

Чернова В.А. "Солдат Победы. История жизни"
Остается повторить то же самое: тема "вытягивает на себе" и такое литературное воплощение, как слегка беллетризированная запись устных рассказов. Но все же оборотов типа "местный абориген" лучше бы избегать.

И. Д. "Вчера была Война"
Автор явно хорошо прочувствовал, как НУЖНО написать на такую тему - но не ее саму: элементы "выстроенности" режут глаза. "И обещание свое я сдержал" - разве что через немало лет: тогда это, между прочим, было совершенно официально запрещено.

Беккер Ю.И. "povest"
Намеренье, допустим, благое - но как-то уж слишком декларативно оно выражено, через "слезодавилово" и без высокого литературного пилотажа.

Федотов В.С. "Russisch Мама"
Стиль лучше, но опять налицо декларативность и "сделанность".

Ботряков Г.В. "Ах, война, что ж ты, подлая, сделала?!"
При всем уважении к памяти дядей автора оценивать приходится все-таки очерк их племянника. А он неплох, но... не дотягивает до названия (которое, как-никак, создал мастер!). Вообще же полезно прочесть тем, кто сейчас захлебывается антиприбалтийским пафосом, обращенным прежде всего на "кощунственное обращение с памятниками" (о живых фронтовиках как-то подзабыли).

Путилов А.П. Нога
На другом конкурсе, о "войне вообще", рассказ получил бы высокую оценку. Но здесь он НЕ ПО ТЕМЕ. Чеченская кампания-2001 - и ТОЛЬКО она...

Быковский В.И. "Выбор"
Волею автора посланцы рая и ада бодаются за душу узника немецкого концлагеря, а тот ОПЯТЬ жмет на курок (хорошо хоть - зажмурив глаза). Эх, автор, если уж Вам так охота разом свести счеты с атеистами, клерикалами и просто теми, кто знает разницу между курком и спусковым крючком - ей-богу, лучше поискали бы другое место, время и объект. Конкурс, посвященный юбилею Победы, право слово, не слишком подходит для таких упражнений...

Линин А.И. Советский герой Корейской республики
И не слишком качественный текст, и, главное, абсолютно не по теме!!!!

Губайдуллина А.Н. "Свет далекой звезды"
Уж не знаю: неужели автор НАМЕРЕННО стремится к тому, чтобы представители среднего поколения, настаивающие на своей концепции сохранения исторической памяти, выглядели хуже, чем молодежь, с легкостью от этих проблем отмахивающаяся? А ведь вышло именно так... Раз уж в рассказе заданы кинематографические ассоциации - то эффект возникает примерно такой же, как если сразу за "Спасением рядового Райана" посмотреть нынешнее михалковское угробище... Ну, Никите Сергеевичу II, что называется, флаг в руки и "ИС" навстречу, но вот поколение отцов жалко! (Тем более что это, как посмотрю, уже не "отцы", а мы...)

Гизбрехт И.И. "Мы победим"
И опять фантастика. После ОЧЕНЬ серьезного редактирования и на другом конкурсе, возможно, оценил бы выше и даже подумал о возможности публикации. Однако в данном случае моя оценка заметно ниже средней. Наукообразное "объяснялово", конечно, мешает (насколько бы лучше оставить неизвестность!), но главные причины - литературные. В т. ч. та погрешность, которая на нашем лит. семинаре в шутку была прозвана "проговорка американского шпиона": скроенное по лекалам буквалистских переводов с английского, но избыточное для русского языка использование прилагательных, а особенно притяжательных местоимений ("Он вытащил из его кобуры его револьвер, взвел его курок большим пальцем своей руки, а свой указательный палец положил на его спуск").

ИЗ НЕПРОКОММЕНТИРОВАННЫХ ОЦЕНКИ РАСПРЕДЕЛЯЮТСЯ ТАК:

Высокая оценка (здесь и далее последовательность внутри рубрики в произвольном порядке):
Dok "Отец рассказывал" (Лучший из текстов номинации "Малая форма"!!!)
Саганенко Н. "Николькина война"
Ковалев А.С. "Мой дед-ветеран"
Кауфман Е. "Банный день"
Белянский П. "Все женщины моего деда"

Выше средней:
Яворский М.Е. "Тёмная ночь"
Чернышева Н. "Валя"
Скрипаль С.В. "Солдат"
Китти "Герой понедельника"
Перевалов В.В. "Дядя Коля"
Грунюшкин Д.С. "Дерево"
Brother O.S. "Не Герой, но воевал..."
Удонтий М. "Картофельные котлетки"
Габдулганиева М. "Гармошка для папы"
Сапига А.В. "Коктебель. Начало войны"
Natalya Grichanova "Нет на свете семьи такой, где не памятен свой герой..."

Средняя:
Ганин В. "Праздник души"
Кантария М.А. "Завещание внуку"
Феликс Г.И. "Сидоркин"
Новиков В.Н. "Трофейная гармошка"
Дудаш В.Ю. "Так начиналась война"
Манацков Н. "Муста-Тунтури"
Немчинов Л. "Газетная заметка"
Дрожжин О.А. "Секрет"
Юта Б. "А счастье есть..."
Фил Л. "С Днём Победы, папа!"
Мусатова Е.Л. "Сороки"
Толстова-Морозова "Из далека долго"
Путятин А.Ю. "Хозяин судьбы"
Черкасов А. "Мирное небо"
Крахмалев В.П. "На подступах к Одеру"
Волченко П.Н. "Мама"
Логачёва О.А. "Письмо"
Пономарёв А. "Второй степени"
Филиппов А.Н. "Федька"
Чудной П. "Вигвам"

Невысокая:
Maгерамов А.А. "Алёша"
Акуличев А.В. "Великая Отечественная Продолжается"
Солим А.И. "Сбережём родную землю"
Глухова М.А. "Сало"

Низкая:
Кузин Д.М. "Именем фюрера приказываю"
Грог А. "Мужики на войне"
Сотников Б.И. "Эх, война проклятая..."
Кудеярова А.В. "Размышления"
Горбатых С.А. "Родина, Мы Дети Твои"
Inek "Под каску"
Марина А. "Тётя Маша"
Линчевский Д. "Урок мужества"

Текст Меркулова Е.Ю. ""Пчёлка" моего деда" - не оценивал: он хотя и обозначен как "рассказ", де-факто это стихотворение с небольшим прозаическим введением.

Мой топ номинации "Малая форма":

1) Dok "Отец рассказывал"
2) Кузина Л.В. "Прадедушка баба Соня"
3) Ерошин А. "Попкорн"
4) Кудряшов К. "Последний бой"
5) Косенков Б.М. "Непарные сапоги"
6) Джи М., Ос С. "Медный грош"
7) Рашевский М.В. "Люляй"

Мой топ номинации "Крупная форма":

1) Иванова Л. "Военные воспоминания моего деда Григория"
2) Е.В.Кондратенко "Город-фронт" (Повесть была выложена буквально в последние часы перед закрытием приема, я не успел включить ее в обзор - но это опять же случай "бизон среди овечек". Ощущения сильнейшие, примерно как и от другого блокадного текста: Dok "Отец рассказывал".)

3) Бровер А.Б. "Дневник фронтовика"; Семченко Н.В. "Самая Длинная Дорога"; Дамье В.В. "Карандаши" (Отказываюсь выбрать один из этих текстов, пусть решит судьба и результаты общего голосования.)

Может показаться, что я несправедлив к роману Ивакина А.Г. "Десантура-1942". Но после вчерашней вылазки на книжный рынок я убедился, что ему бонусы, пожалуй, уже не нужны: книга вышла, причем довольно нормальным, по нынешнему времени, тиражом и вполне качественно.
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга первая" (Любовное фэнтези) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | К.Фави "Девственница для идеального чудовища" (Современная проза) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | Я.Ясная "Как-то раз под Новый год" (Короткий любовный роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | | Е.Светлакова "Кофе для идеального мужчины" (Женский роман) | | К.Фави "21 ночь" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"