Панченко Григорий, Маковецкая Марина: другие произведения.

Прозаическое. Жюрейские рассказы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

Ну, что сказать... Будем мерить тем же аршином, что и общеконкурсные вещи.
Результат довольно неожиданный. Во-первых, ни одному из судейских рассказов не удается поставить столь же высоких баллов, как тем конкурсным рассказам, которые мы оценили выше всего. Правда, и ни один из конкурсных мы не оценили столь же низко, как "Вагон", занявший первое место. В этом пункте у нас вообще серьезные разногласия с судейским большинством – ну что ж, да будет так :(
Во-вторых, нам ОЧЕНЬ жаль, что с этого "внеконкурсного конкурса" оказался снят "На пороге рая". Ему, единственному из всех, мы поставили бы высший балл без колебаний. Да, это фантастика. Да, против правил. Но, господа: кажется, строгое соблюдение правил не пошло конкурсу на пользу. Когда проза начинает решительно отторгать фантастику – она "умаляется". Да и жанровой чистоты, как видите, достичь крайне трудно (если нужно). Раз уж на этом конкурсе, при всей установке на реалистический рассказ, появляются зарисовки, лирика, даже сказочно-сатирические вещицы...
Стоит ли вообще огород городить, гоняясь за "чистотой крови"? Ведь, строго говоря, и среди "уцелевших" рассказов жюри два близки к фантастике, а еще у одного – абсолютно фантастическое название.
Леди и джентльмены! Вывод очевиден. "Современная реалистическая проза", что бы под ней ни понимать, от фантастики отделима с трудом и не полностью. К счастью и для реализма, и для фантастики.
Возможно, наилучший путь – их равноправное сосуществование в рамках единых конкурсов (да и "бумажных" изданий). Между прочим, такое сейчас не очень практикуется. И зря?
Впрочем, все это теоретические соображения на будущее. Переходим к оценкам.


Сирази

Текст довольно чистый. И настроение передано. По технике есть несколько придирок, но воистину лишь несколько:
"все равно навсегда остается их целая жизнь. Чтобы ее могли перечитывать серые галки, всю-всю"
"В который раз это я ловлю в себе это глупое удивление - под мягкой радостной зеленью скрывается изломанно застывшее, твердое" – удивление скрывается?
Хорошо прописан мир русской глубинки... Впрочем, даже не совсем русской. И "столкновение миров" (провинциальных версий "белой цивилизации" и "восточного социума") тоже прописано очень хорошо, умело, с тактом и без пафоса.
Но все же чуть-чуть не верится в "злодейковатость" ситуации. Не верится и в Надима – такого, как он выписан здесь: работник депо (даже непохоже, чтоб молодой инженер: просто работяга), произносящий фразы "Как у вас дела, Александра? Рамиля говорит, что вы художница. Может быть, вы когда-нибудь покажете мне свои картины?", пахнущий радугой, способный одним касанием, т.е. даже без оного, влюбить в себя главгершу... С ее-то восприятием, интеллектом, духовными запросами, чувством нереализованности?! При том, что он как-то подчеркнуто "человек своего круга": равнодушно огулял юную соплеменницу, столь же равнодушно отдал ее, беременную, "на съедение" адептам патриархально-родового уклада, только что паранджу не заставляет носить... Закрутил роман с ее "белой" подругой-художницей... Фактически погубил этим Рамилю вместе с нерожденным ребенком...
Строго говоря, трудно верится не столько в Надима как такового, а скорее вот в этот треугольник со сторонами "Надим – Сания", "Сания – Рамиля", "Рамиля – Надим + семья Надима (особенно неподражаемая "апа")". Тут сумма углов явно окажется больше 180 градусов!
Сания, правда, совсем детишка, девичья психика в таком возрасте и при таких страстях – потемки, рациональному анализу не подлежит (как не подлежит рациональному истолкованию и тот факт, что Рамиля вместо "скорой помощи" позвонила подруге). Эти "потемки" изображены, кстати, с замечательным мастерством... Но все же – перебор. Запредельный сволочизм расклада перевешивает лирику и проникновенность авторской интонации (даже поданной сквозь внутренний монолог главгерши). Да и реалистичность рассыпается... Сания так уж мечтает, переступив через труп подруги детства, родить Надиму сына Сирази, попасть в подчинение его семейного клана (включая апу) и покончить с рисованием "ненастоящих цветов, рыбок, домиков, крошек"? Как-то это похоже не на первую влюбленность умной и эмоциональной шмакодявки, а скорее на отчаянный рывок неудачливой хищницы средних лет в погоне за "последним шансом"... Несмотря на звучащее столь органично (и достоверно) в тексте "главное в настоящей любви - это сама любовь, а все остальное неважно, все-все-все, абсолютно все. Не-важ-но" и размытость, непроясненность финала.
Автор злоупотребляет сверхсильными средствами: такими, как смерть и роковая влюбленность. На определенном этапе вдруг создается впечатление, что ешь блюдо, состоящее из одной лишь приправы.
Оценка: 7.


Ботанический бульвар, 12

Общие замечания примерно те же. А последний абзац из рецензии на "Сирази" хочется повторить почти буквально.
Впрочем, не совсем так. Вот какая ассоциация: из воспоминаний Шаляпина. Тот описывает, как слышал одного тенора, исполняющего со сцены трагическую арию – и это звучало манерно, наигранно, неестественно. Однако когда певец вышел за кулисы – Шаляпин увидел на его глазах слезы. Человек, оказывается, ИСКРЕННЕ сопереживал своему трагическому герою, проникся его ощущением ГЛУБЖЕ, чем это допустимо для артиста. И в результате сценическое исполнение прозвучало неадекватно.
Здесь, правда, художественная реализация куда ближе к адекватности. Ни в коем случае не скажем, что текст звучит "манерно, наигранно, неестественно". Но все же некий перебор с "нарочитым сгущением" – есть. И со смертоносностью обоих развилочных исходов.
(Между прочим, тут повеяло ветерком фантастики. Так, "на грани", в широком смысле... Снова возникает вопрос: стоило ли от нее на конкурсе отмежевываться?)
Кажется, автор вложил в рассказ слишком сильные и искренние чувства. Поэтому как раз они и прозвучали, "написались" словно бы с определенным наигрышем.
Придирки эти мы высказываем не потому, что рассказ плох. Наоборот: потому, что он хорош! Уверенная рука мастера. Только штрихи уж чересчур резкие: получается графика средствами живописи.
Кое-какие технические замечания все же есть:
"жить после развода он так и не научился. Никита наврал матери, и теперь у него была целая ночь" – путаница с местоимением "он".
"Карпов расплатился с сомнением" – с кем-кем он расплатился? :)
Оценка: 9.


Track_12_"Satori"

Технических замечаний, можно сказать, нет: всё – прямая речь, к тому же у одного из участников мотивированно "странная". В подобных случаях языковые неправильности допустимы: да, так говорят. По крайней мере, пока автор не переходит определенную грань. А здесь она отнюдь не перейдена.
(Несвоевременная мысль: а ведь "странность" ситуации такова, что еще чуть-чуть – и рассказ превратился бы в фантастику! Во всяком случае, мироощущение у одного из персонажей абсолютно фантастическое. Да и у другого, честно говоря...)
Насчет сверхсильных средств: злоупотребление ими тут отмечено в меньшей степени. Все-таки ни единой смерти прямо "в кадре" – за что автору отдельное спасибо (единственному из участников судейского конкурса!). Но слишком близко другие "одноногие мальчики со слепыми собачками" – безумие близкого человека, работа в хосписе... Да нет, не запредельно – однако это инверсия той части университетской хохмы, когда "зачетка работает на студента", а не "студент работает на зачетку".
Стилистическая особенность – "отстранение", подача "извне". Пожалуй, умело. И все-таки трудно читать текст из сплошного диалога, когда он длиннее миниатюры.
Оценка: 7.


Пятница

Ну, лирично (хотя и вяловато). Перебор со сверхсильными средствами страшный – рассказ превращается в слезодавилово. Причем такого градуса, который и для основной конкурсной номинации был малохарактерен: рядовые участники, как правило, манипулировали невинноубиенными родственниками главгеров осторожнее и не в таких количествах!
Некое настроение автору удалось передать, так что оценка совсем низкой не будет. Но и высоко оценить текст не получится. К тому же это – первый из судейских рассказов, к которому МНОГО технических замечаний.
"Попутно зондировала окружающее пространство всем телом, в том числе, позвоночником" – звучит коряво; даже трудно сформулировать, почему. Возможно, потому, что метафоры строятся из слишком сухой, терминологической лексики.
самое главное, что все это - за счет тех самых студенток, которые дожили до двадцати с половиной лет, так и не умудрившись обзавестись кавалером, рядом с которым чувствуешь себя защищенной от позднего вечера, злого ветра, ошалевшего города да от клейкого взгляда хмельных глаз"
"А что, собственно, хотеть?" – повтор "а" и "что".
"непреодолимо" – "неожиданно" – "непременно"
"последовали" – "пострадавшие" – "подростковой"
"слезившиеся" – "говорившего" – "приклеившимися" – "покрасневшие"
"Чуть выше ее, с приклеившимися к узкому черепу серо-желтыми волосами" – сначала кажется, что "увидела чуть выше", и возникает ощущение пропуска: где существительное, относящееся к "увидела"?
"Чуть выше ее, с приклеившимися к узкому черепу серо-желтыми волосами, с серо-желтым же лицом, на котором выделяются чуть скособоченный влево нос и покрасневшие глаза" – вся фраза звучит коряво, перебор с нанизыванием разнородных оборотов, а также с шипящими и свистящими.
"За последние два семестра у Ленки еще не было вечера пятницы без исповедального бормотания хмельного попутчика, а то и попыток закадриться" – перебор с родительным падежом.
"попутчика" – "попыток" (созвучие)
"Почему во всем вагоне из всех имевшихся вокруг девушек и теток выбирали они именно ее, Ленку?" – кто выбирал: бормотания? попытки? девушки и тетки?
"издав как-то неподобающее барышне ее комплекции рычание" – коряво.
"Через силу поднимая ноги, она топала по второму, самому длинному эскалатору с "Киевской"" – так она ж вроде с "Октябрьской"-радиальной шагала?
"с "Киевской"" – "с каждой ступенькой"
"Ленка, чего только уже не наслушавшаяся за последнее время, поняла, что этот, слава богу, не будет кадриться, потому что пребывает в той стадии, когда просто нужна живая душа рядом. Поэтому"
"который встречал ее когда-то на пороге дома, как по проходу тяжело и неровно протопали" – как-то бы больше отделить...
"Поэтому он со второго раза нащупал в нагрудном кармане своей хилой, явно не по погоде, курточки и вытащил книжечку паспорта в обтрепанной на уголках прозрачной пленке" – нанизывание существительных и прилагательных.
"Со странички, на которую вклеивали самую первую фотографию" – много раз вклеивали? Выбрана не та видо-временная форма.
"на раскрывшийся паспорт" – "на которую" – "на нее" – "на Андрея Макаревича"
"сошедший" – "разошедшийся"
"биение колес" – колёса стучат, но уж никак не бьются.
"Вспомнила, как любил отец рассказывать про созвездия и про то, как на первом свидании повел маму в планетарий".
Оценка: 4.


Параллельные миры

Случай, когда фантастика проявилась в названии, а не в тексте... Если же серьезно – то прямо-таки хоть повторяй первые абзацы прошлой рецензии.
Насчет сверхсильных средств: впечатление, будто автор долго думал, тщательно выбирал – и, наконец, решил, что детоубийство проймет читателей вернее, чем любой иной прием. Особенно если под завязку взять и показать мальчика в гробу. Ох...
И опять много технических замечаний. Язык здесь ощутимо слабее, чем в "Пятнице"; суховат он и неаккуратен. Вдобавок многие обороты заезжены почти до клишированности.
Зачем восклицательные знаки в первом абзаце? Неуместный пафос, авторское вмешательство, "рассказывание" вместо честного "показа", при котором читатель должен сам втянуться и сам же проставить восклицания в нужном месте.
"Весеннее солнце согрело кирпичные углы домов" – а не углы не согрело?
"Расселись по лавкам и подставили лучам свои болезни, как будто отсрочили унылую смерть. И не было в мире достаточной силы, чтобы остановить начавшуюся жизнь": 1) опять-таки слишком пафосно; 2) "смерть" – "жизнь" в конце фраз.
"Возвращавшиеся с занятий младшие школьники не спешили, и после полудня на улицах часами звенела беззаботная, веселая игра" – штампованная фраза, каких много в тексте.
"старшеклассники" – "одноклассник"
"на остановке стояла огромная толпа одноклассников и друзей из параллельного десятого класса" – повторы, канцелярит.
"И что же все-таки определило Вадькин жребий?" – пафосно, выспренне.
"Не приехавший автобус? А может быть, его судьба" – автобуса?
"ни одного случайного пересечения" – что с чем пересекается?
"Все Сашино прошлое было связано со старой школой, но после нескольких лет на крайнем севере, ей было нелегко втянуться и привыкнуть" – опять-таки пример штампованной фразы.
"в свой прежний класс" – "в параллельный восьмой А" – "в четырнадцать лет" – "в их маленькой квартирке"
"писала" – "описывала"
"начала с того, что" – "получился такой невкусный, что"
"само собой" – "покупать себе"
"приближался" – "приготовить" – "пригласили" – "пришел" – "предложил принять"
"неожиданно предложил принять участие в работе, но вместо помощи устроил из собрания бардак" – штампованно-корявая фраза.
"Но нет, нет-нет, не так, не так. Не этому, совсем другому не поверила потрясенная Сашка: неужели" – слишком много "не".
"приходить" – "приходам" – "происходит" – "выходить" – "приходит" – "ходили" – "пришел"
"странно и неловко, нарочито громко" – слишком много подряд наречий на "о".
"вызвал в холл кого-то из друзей и вслед за тем исчез" – вслед за другом?
Опять "приходил", "приходить".
"Но вдоль полей тянулись одинаковые ряды деревьев; никто так и не смог показать точного места, где ночью после танцев сбили Вадьку. На полпути Саша провалилась в странный полусон и чуть не уронила порученный ей горшок с цветами" – на полпути из одного конца автобуса в другой? Имхо, как-то бы подчеркнуть, что они уже приехали.
"Под окном там" – фонетически неблагозвучно.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"