Панков Андрей Витальевич: другие произведения.

Пятое измерение. Возвращение.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После своего первого путешествия в другой мир, обновленный Вадим вернулся к обычной повседневной жизни. Как оказалось - ненадолго.

  Пятое измерение. Возвращение.
  1.
   Ровно в половине седьмого зазвонил будильник. Вадим проснулся и привычно потянулся к тумбочке, чтобы отбить звонок еще на пять минут. Эта затея у него более чем удалась и "Серебряная пяти минуточка" начала свой отсчет... Должна была начать. Вместо дополнительных, вполне заслуженных пяти минут сна он получил ощутимый пинок в область - "чуть ниже спины".
   - Сегодня Суббота, Дорогая. - Попытался было реабилитироваться Вадим. - Могу я позволить себе поваляться еще чуть-чуть?
   - Нет, не можешь. - Ответила Оля, продолжая короткими пинками сдвигать его к краю постели.
   - Слушай, а у тебя там случайно никакой кнопочки нет? - Миролюбиво поинтересовался Вадим. - Может и тебя можно на пять минут отключать?
   - Кнопочек у меня много, но сегодня они не работают - у них праздник. Я надеюсь, ты не забыл, что у меня сегодня День Рождение.
   - Дай-ка подумать. Впервые ты упомянула об этом на моем Дне Рождении. Потом говорила еще, еще и еще, и так в течение трех месяцев. В последний раз упомянула вчера. Нет, не забыл.
   - Ну, прости. - Смягчилась Оля и даже перестала пинать. - Пойми меня правильно, я не эгоистка и не склонна к алчности. Мне вообще не нужны никакие подарки. Просто, в последний раз я отмечала свой День Рождения пять лет назад. С тех пор я возненавидела его и не хотела отмечать. Я тебе больше скажу, в свой День Рождения я старалась не выходить из дома. И вот сейчас, в коем-то веке, мне снова хочется его отметить, вдвоем с тобой. И ты прав, впервые я упомянула об этом на твоем Дне Рождении, потому что именно тогда, я вдруг поняла, что это самый настоящий праздник.
   В голосе Оли Вадим услышал новые нотки. За три месяца их знакомства она никогда не рассказывала ему ничего подобного. До сегодняшнего дня он знал ее как средоточие сплошного позитива, а сейчас услышал неприкрытую боль.
   - Что случилось пять лет назад?
   - Мой День Рождения.
   Вадим молчал, понимая, что она сказала далеко не все, и дал своей девушке самой принять решение рассказывать эту историю или нет. Через полминуты Ольга продолжила.
  - Я тебе говорила о том, что у меня кроме бабушки никого нет, но так и не рассказала почему. С мамой все просто. Я ее знаю только по фотографиям. Она умерла во время родов - отдав свою жизнь взамен моей, а с папой сложнее.
  Папа работал водителем на крутого Чинушу. В общем-то, мы жили весьма неплохо: хорошая зарплата; дорогие подарки; я даже ходила в элитную школу вместе с детьми папиного работодателя. А потом все исчезло. И бог бы с ними, с теми подарками и зарплатой. Исчез папа, исчезло его доброе имя.
  Вадим продолжал тактически молчать, давая возможность своей девушке наконец-то за три месяца высказаться. А возможно и за много наибольший срок.
  - У меня как раз был День Рождения. Юбилей. Двадцать лет. Папа отпросился у своего Чинуши и в этот день не должен был работать. Забегая наперед, скажу, что у него вообще не было такого понятия как "личное время". У него был ненормированный рабочий день. Несмотря на то, что папа у меня был, я его практически не видела. Домой он приезжал зачастую поздно вечером, а рано утром уже уезжал. Иногда он вообще не приезжал, а оставался ночевать в гараже. Не знаю, из-за меня ли, или из-за своей работы он так никогда больше и не сошелся с другой женщиной - хотя я была не против. Да и что значит, приезжал домой поздно, меня все равно не было дома. Я жила у бабушки. Так было проще для всех. Проще для папы - который не мог за мной ухаживать. Проще для меня - находящейся под присмотром бабушки.
  Но, если вернуться к моему Дню Рождения, то в этот раз он был со мной. У меня было очень много друзей. Многие из них предлагали отпраздновать мой Юбилей по-разному. В качестве предложений звучали такие слова как: Ресторан, Клуб и даже Заграница, но разве могли они понять, что все эти слова меркнут рядом со словом - Папа.
  Я отмечала свой Юбилей в самом замечательном месте - дома у бабушки, и с самыми желанными гостями - бабушкой и папой. Мы успели только начать и выпили лишь по одному бокалу шампанского, когда раздался тот самый роковой звонок.
  Звонил папин работодатель и вызывал его срочно на работу. Папа напомнил ему о моем празднике, но, похоже, что Чинушу это не слишком взволновало. Тогда он упомянул о выпитом бокале шампанского и о том, что никогда не садился пьяным за руль. На что Чинуша ответил, что с папиным профессионализмом можно не боясь ездить и после бутылки водки. На этот счет он не переживает, а возможные проблемы с гаишниками... не родился еще тот гаишник, который пойдет против него. В качестве смягчающего фактора он пообещал, что это займет всего час времени. И папа поехал.
  Нам позвонили раньше чем через час. Звонили из морга. Папа разбился.
  Я не могла в это поверить. Папа действительно был Профессионалом с большой буквы этого слова. Не мог бокал шампанского повлиять на него. Как оказалось впоследствии, это был еще не последний удар для нашей семьи. Хотя бабушка слегла уже и после этого.
  Когда пришли результаты следствия, а они были полностью готовы уже к утру следующего дня (и когда только успели), оказалось что произошло столкновение двух машин лоб в лоб и виновником столкновения признан мой отец - в его крови найден алкоголь, другие доказательства не нужны.
  Я ходила к папиному работодателю, хотела попросить его защитить хотя бы имя отца, но максимум, куда я дошла - это до будки охранника. Дальше меня не пустили. Чинуша отказался со мной встретиться.
  Я ходила в милицию. Писала разные заявления. А мне на них приходили идентичные ответы: следствие произведено согласно всем необходимым нормам; вина отца полностью доказана; в повторном следствии необходимости нет, и если мне чего-то не нравится, пожалуйста, пишите дальше - бумага все стерпит.
  Я провела собственное следствие. Я не великий детектив, но в данной ситуации не нужно иметь дедукцию Шерлока Холмса:
  - машина моего отца - Жигули десятой модели, машина второго участника ДТП - спортивная Мазератти;
  - отец - работает водителем местного Чинуши, оппонент - "работает" сыном губернатора;
  - отец - добирался к месту работы, мажор - участвовал в гонках по ночному городу.
  И еще один пункт, о котором я узнала только спустя два года. Моя лучшая подруга работала медсестрой в той больнице, куда доставили Мажора. Она мне призналась, что от него разило алкоголем как от пивной бочки, но следом за медицинской каретой приехал черный джип с двухметровыми амбалами. Эти амбалы провели беседу с присутствующим на ночном дежурстве медперсоналом, используя в основном матерные слова, характеризующие их дальнейшую жизнь, если медики проболтаются о пьяном состоянии малолетнего баловня судьбы.
  Вот и все. У кого больше денег - тот и прав. У кого больше власти - тот и прав. Идеальное сочетание - наличие и одного, и другого. И переплюнуть его может только тот - у кого еще больше денег и еще больше власти. В моем случае, губернатор переплюнул Чинушу.
  В конечном итоге отец во всех СМИ предстал как человек, покусившийся на жизнь сына губернатора. Я, соответственно, стала дочкой убийцы (хотя Мажор остался жив). Чинуша, от нас отвернулся. Государство, сказало, что не смотря на отсутствие у меня обоих родителей и того факта, что я учусь на стационаре в институте мне ничем не обязаны - иди, зарабатывай себе сама, взрослая уже.
  Все наши финансовые сбережения я истратила на юристов, пытаясь отбелить имя отца. А когда деньги закончились, ко мне пришла самая простая и правильная мысль - ни один из нанятых мною адвокатов и не пытался защищать папу, они продолжали меня внимательно выслушивать, кивать в знак согласия головой, и совершать какие-то телодвижения лишь для того, чтобы я продолжала платить. Когда платить стало нечем - они исчезли.
  В институте я оформила академку, устроилась на работу и лишь спустя три года вернулась к учебе на заочном отделении. С тех незапамятных пор, со своего двадцатилетия, я и невзлюбила День Рождения. Я не отмечала его пять лет, а потом встретила тебя. Ты мне напомнил папу - сильного, смелого, благородного, способного предоставить свою помощь не только близкому, но и абсолютно незнакомому человеку.
  Сегодня я не могу похвастать своим финансовым состоянием. Мы с бабушкой живем скромно, а точнее, я в последнее время жила в общежитии и ты об этом знаешь. Но если бы сейчас мне на выбор предложили отметить свой День Рождения недельной путевкой на Мальдивах, или одним днем на местном озере с папой - я бы не задумываясь ни на секунду, выбрала второе. Тогда, на озере, я видела не только тебя. Со мною словно присутствовал мой отец, и я вдруг вспомнила, что у меня тоже есть День Рождения.
  Оля замолчала.
  Вадим, уже давно развернувшийся к ней лицом молча обнял ее и нежно прижал к себе.
  - Только не надо меня жалеть, пожалуйста, - попросила Оля. - Я давно уже все пережила и пообещала себе, что больше никто и никогда не сможет сделать мне больно и не увидит моих слез. Я просто хочу сегодня отметить свой День Рождения. Мне не нужны подарки. Золото, шубы, машины мне не интересны. Я не хочу скопления гостей. Я хочу, чтобы мы сегодня целый день провели вместе - только ты, и я. А завтра я хотела бы, чтобы мы поехали к моей бабушке. Она у меня замечательная и я хочу вас познакомить, и еще раз отметить мой День Рождения уже втроем.
  Вадим попытался было высказать свое согласие, но Оля его опередила.
  - Есть все-таки еще одно "хочу", которое я хочу получить в мой День. Тогда, на озере, ты пообещал мне рассказать о своем шраме на плече. У многих людей есть шрамы, но почему-то именно твой мне кажется каким-то загадочным. Я хочу в подарок услышать рассказ сегодня.
  - К-х, к-х. - Закряхтел Вадим. Он не был готов к подобному разговору. - Оля, а ты помнишь, что я тебе тогда сказал? Я не говорил, что расскажу о шраме на твой День Рождения. Я сказал, что расскажу тогда, когда ты научишься мне верить.
  - То есть, ты считаешь, что мне еще нельзя доверять? И сколько должно пройти времени со дня знакомства, чтобы ты начал мне верить? Год, два, десять?
  - Олечка, пожалуйста, не перекручивай ситуацию. Мы начали с того, что ты должна научиться мне верить, а подошли к тому, что я тебе не верю. Это совершенно противоположные понятия. И дело не во времени, тут ты совершенно права. Некоторые умудряются прожить вместе всю жизнь, так и не научившись верить друг другу. Дело в том, что мой рассказ может показаться тебе слишком... необычным - не сразу подобрал слово Вадим.
  - Необычным! - Утвердительно закивала головой Оля. - В таком случае я действительно была права, когда говорила о загадочности твоего шрама. И теперь, я еще больше хочу услышать рассказ о нем сегодня. Сегодня самый лучший день, чтобы разрешить все необычные и загадочные вопросы.
  - К-х, к-х. - Снова закряхтел Вадим, но на этот раз ничего не произнес, а только подумал про себя. - Может ты и права, и нужное время для подобного разговора так никогда и не настанет. А действительно, сколько должно пройти времени, чтобы твой оппонент смог поверить в параллельные измерения? Он либо поверит сразу, либо не поверит никогда. Наилучшим вариантом стало бы вообще ничего не рассказывать, но этот вариант Вадим сам исключил из списка возможных своей загадочностью на озере - "Я тебе расскажу, когда ты научишься мне верить". Вот теперь и рассказывай. Либо - то, как ты прятался за кустами роз, и стрела Летуна оставила этот фигурный росчерк на память, либо - как ты катался на велосипеде по стройке с торчащими отовсюду острыми краями арматуры. Обманывать свою девушку почему-то не хотелось.
  Оля устала ждать ответа и снова начала пинать Вадима к краю постели. - Рассказывай, или я столкну тебя с этой отвесной скалы в пучину океана.
  Сразу после сказанного, Вадим резко подорвался и уже через долю секунды стоял на кровати. Сердце учащенно билось, а выплеск адреналина прочистил мозги, успев напрочь стереть черное шелковое постельное белье и нарисовать вместо него отвесный обрыв скалы и погнутый дротик в руке. Это длилось мгновенье, и вот уже Вадим осознал, что перед ним снова находится его до боли знакомая комната с привычной кроватью и лежащей на ней перепуганной девушкой.
  - Ну что, добилась своего? - Попытался перевести все на юмор, а заодно и уменьшить собственное сердцебиение Вадим. - Заставила меня проснуться?
  - Вообще-то, я не этого добивалась. - Ответила Оля, едва не заикаясь. - Поход к логопеду - это меньшее, что я хотела бы получить в качестве подарка. Я хотела другого.
  - Будет тебе другое. - Ответил наконец-таки принявший решение Вадим. Сегодня он ей все расскажет. - Но, чуть позже. А пока, предлагаю начать с праздничного завтрака. На завтрак у нас сегодня телятина Де Бри с зеленью под соусом Фатеско. Основою для этого блюда является не мясо, а как раз таки соус. На десерт - нежнейшее суфле Тамилио, из трех видов ягод, любезно предоставленных супермаркетом Экономка и безалкогольный коктейль - ЧиВиЗи.
  - Где ты таких названий набрался? - С недоверием посмотрела на Вадима Оля. - Мне иногда кажется, что ты придумываешь все эти слова. Говоришь первое, что придет в голову.
  - Ничего подобного. Все придумано до меня. Эти понятия пришли из страны, где проживают Ренегаты. Сама страна, по сути, не подарок, а вот кухня у них, действительно на высоте. Я не уверен, что у меня получится приготовить эти блюда идеально, но обещаю, что буду стараться.
  - Все придумано до нас. Все украдено до нас. - Передразнила Оля. - Страна Ренегатия - это, наверное, очень и очень далеко. Я неплохо училась, но такой страны не припомню.
  - В этой стране живут Ренегаты, а сама страна называется - Ирия. И расположена эта страна от нас и очень, очень далеко и очень, очень близко одновременно. Сначала мы позавтракаем, а потом я начну длинный, длинный рассказ о шраме, Тамилио, Ирие и многом, многом другом.
  - А как долго ты будешь готовить Де Бри? - Поинтересовалась Оля. - На рассказ время останется?
  - Все необходимые заготовки я сделал ночью - когда ты уже спала, поэтому сейчас долго ждать не придется. Собственно говоря, именно поэтому я хотел поспать чуть-чуть дольше, - вставил в свое оправдание Вадим, - занимайся своим утренним туалетом, а когда закончишь, подходи на кухню. К этому времени я постараюсь управиться.
  ***
  Нежнейший аромат шкворчащей на рифленой сковороде телятины заставил Олю намного раньше оторваться от туалетного столика и, выставив вперед себя индикатор вкуса (свой собственный нос), без объявления о нападении, вероломно ворваться на кухню и сразу устремиться к плите, чтобы порадовать свои остальные индикаторы.
  - Боже, как волшебно пахнет, - произнесла она, одновременно выискивая глазами нож и вилку, чтобы снять пробу с еще не готового блюда.
  Вадим мгновенно пресек подобное вероломство и нежно, но уверенно оттеснил свою девушку к выходу. - Ты, по-моему, не успела нанести боевую раскраску под левым глазом. Мясо Де Бри, крайне негативно относится к одноглазонакрашенным девушкам. И потом, ему еще и самому необходимо пройти стадию украшения.
  - Но я же чуть-чуть, - между тем говорила Оля, - только пробу сниму. - И уже размахивала непонятно как добытой вилкой. - Разве можно так издеваться над людьми. Я не удивлюсь, если к нам сейчас соседи со всего подъезда сбегутся. И вообще, ты всегда говорил, что в твоей компании мастером мясных блюд является Сергей. А сейчас объясни, ты так тактически избегал готовки, или он действительно еще лучше.
  - Он был лучше, а за последние несколько месяцев я немного улучшил свое мастерство. - Объяснял Вадим, продолжая оттеснять Олю еще дальше в коридор и закрывая перед ее носом двери. - Еще пятнадцать минут, и кухня будет в твоем полном распоряжении.
  Вадим продолжил процесс созидания суфле, когда услышал скрежетание ноготком по стеклу кухонной двери и последовавший за этим спич. - Я буду ровно через пятнадцать минут. И еще, запомни, даже если ты вдруг когда-нибудь меня выгонишь и пригласишь жить с собой другую женщину, я все равно буду продолжать приходить к вам завтракать.
  ***
  Нежнейшие кусочки телятины таяли во рту. Зелень, обжаренная до золотисто-коричневого цвета, оттеняла вкус мяса и, конечно же, он - соус, разлитый по квадратной тарелке в форме непонятной загогулины, привносил особый изыск в это блюдо и в равной степени объединял мясо и зелень.
  Оля сидела с закрытыми глазами и полностью отдалась феерии вкусовых ощущений. - Боже, как вкусно, - говорила она, - мне нравится начало моего Дня Рождения. Как же много я пропустила раньше.
  - Ничего, - ответил Вадим, - обещаю тебе, мы все наверстаем. После чего заменил пустую тарелку из-под телятины пиалой с ягодным суфле.
  - Сегодня в восемнадцать ноль ноль у нас культурное мероприятие - поход в театр. После театра будет продолжение, но об этом в свое время. А сейчас, десерт и мой обещанный рассказ.
  Оля поерзалась на стуле усаживаясь поудобнее (хотя куда еще удобнее), и приготовилась к прослушиванию рассказа не забыв погрузить десертную ложечку в пиалу с Тамилио.
  - Не знаю даже с чего начать. - Приступил к повествованию Вадим. - Возможно, стоит начать с первого месяца нашего общения. Первый месяц со дня знакомства - самый что ни на есть букетно-конфетный период, а ты от меня не видела ни цветов, ни конфет.
  - Не заморачивайся на этот счет. - Отреагировала Оля. - Я просто знала, что меня в скором будущем ожидает пиалка с Тамилио. Ради этого я готова была пропустить месяц без конфет. Ради этого можно и больше пропустить.
  Вадим улыбнулся. - Спасибо, я приму это как комплимент, но в моем случае все было гораздо проще. У меня не было денег. Все свои небольшие сбережения я потратил на организацию праздника и покупку подарка от друзей - Катаны.
  - Че-то, я сейчас не поняла? - Удивилась Оля и даже временно перестала поглощать ягоды. - Ты хочешь сказать, что тот опасный предмет, который стоит на столике в спальне и является подарком от твоих друзей, куплен за твои собственные деньги?
  - Да.
  - А где логика?
  - А логика в том, что друзья думают, что это они купили и подарили мне Катану. И они правы.
  - Что-то я уже потерялась в логике твоего рассуждения.
  - Все очень просто, и все очень сложно одновременно. Изначально, подарок был куплен друзьями. Позже я его поломал. Еще позже я вернулся в прошлое, а вещи, которые ломаются в настоящем, не могут вернуться в целости и сохранности в прошлое. Так же как и люди, погибшие в настоящем, не могут воскреснуть в прошлом.
  - Я прошу прощения, куда ты вернулся? - Оля отставила в сторону свою пиалу с Тамилио и полностью переключилась на разговор.
  - Я вернулся домой и вернулся в прошлое из другого измерения. Другого мира. Оля, я единственный человек из нашего мира, который смог побывать в другом мире. Если быть точнее, то даже в двух чужих мирах.
  - Стоп, стоп, стоп! Вадим, если ты не хочешь, чтобы мы сейчас поругались, то хватит сочинять фантастические истории. Я ожидала, что ты мне расскажешь о еще одном твоем героическом поступке в борьбе с хулиганьем. В крайнем случае, банальную бытовуху, но никак не пересказ одного из фантастических рассказов, пылящихся у тебя на книжной полке. Кто это? Гарри Гаррисон, Роджер Желязны, Станислав Лем? Ты любишь читать и уже сам подумываешь о написании книги?
  - Оля, книги любила читать моя мама, а все то, о чем я тебе сейчас рассказываю - это самая настоящая правда. Именно поэтому я и предупреждал тебя, что ты должна научиться мне верить. В мою правду поверить очень тяжело. Портал перехода открылся в моей спальне, и я прямо из своего дома попал в другой мир.
  - Вадим, хватит. - Оля понуро смотрела на своего парня. - Я тебе сегодня открыла самую потаенную страничку из моей жизни, а ты в ответ решил посмеяться надо мной. Я тебе уже говорила о своем обещании - "Больше никто и никогда не сможет сделать мне больно и не увидит моих слез". Будет лучше, если я сейчас уйду.
  Оля встала и уверенно направилась в прихожую, не забыв по пути прихватить свою сумочку.
  - Стой! - Теперь уже Вадим был в недоумении. - Как же так? На ровном месте. Я говорю тебе правду. И я могу доказать сказанное.
  - Не надо, Вадим. Одна ложь, как правило, порождает другую. Не усугубляй свое положение. Сейчас, будет лучше, если я уйду. В конце концов, ничего не изменится, я по-прежнему обойдусь без своего Дня Рождения.
  - Оля, я знаю, что сейчас не смогу тебя остановить, но пожалуйста, остынь и приходи к шести вечера в театр. Я буду ждать тебя.
  Последние слова Вадим выкрикнул уже в закрывающуюся за девушкой дверь и обессиленно присел на пуфик, стоящий в прихожей. Женщины! И без вас плохо, и с вами не всегда хорошо.
  ***
  Вадим потерял отсчет времени. Сколько он так просидел на пуфике? Непонятно. В голове одновременно носились вереницы мыслей, и звенел вакуум пустоты. Еще совсем недавно у него было все в порядке. Любимая девушка рядом. Планы на будущее. Грандиозные планы на будущее, но, вдруг... и всего этого не стало.
  Можно было сыграть "на дурачка" и свести все к неудавшейся шутке, но почему-то так не хотелось начинать серьезные отношения. Можно было воспользоваться силой, остановить ее и заставить выслушать себя до конца, но, успев изучить Олю за эти три месяца, Вадим понимал, что подобным образом только усугубил бы ситуацию. К Оле, да и к любой другой женщине, стоит применять только силу убеждения. Он все равно расскажет ей всю правду и заставит поверить, а если она не поверит, так быть может она и не тот человек. Одно смущало, сегодня у Оли День Рождения и получилось очень не хорошо. Вдвойне не хорошо из-за того, что она поделилась с ним своей историей, своей тайной.
  Тем не менее, настроившись на новое решение, Вадим поднялся с пуфика и пошел прибраться на кухню. Там на столике по-прежнему стояла наполовину опустошенная пиала с Тамилио, и, так и не тронутый ЧиВиЗи. Доев суфле и перелив коктейль в термос с последующим местоопределением его в холодильнике, Вадим взялся за мобильный телефон. Быть может, современный прототип изобретения господина Белла растопит появившийся Октябрьский ледок в их с Ольгой отношениях?
  Надеждам Вадима не суждено было сбыться. Оля трубку не брала. Более того, телефон Оли был отключен, о чем ему незамедлительно сообщили металлическим женским голосом на двух языках - Отечественном и Эсперанто. Так и сказали - молодой человек, в связи с вашим неадекватным поведением, ваша девушка ушла в зону, где мобильные телефоны не работают, или послала вас к черту методом нажатия кнопочки с маркировкой "Выкл". Ну, или почти так. Оставалось надеяться на встречу возле театра в час "Ч".
  ***
  К театру Вадим подошел на час раньше, в семнадцать ноль ноль. Во-первых, мужчина должен приходить раньше (не хватало, чтобы еще женщина ждала мужика), а во-вторых, просто дома было уже невмоготу. Он пытался еще несколько раз набирать Олю, но в ответ слышал только заученную фразу, произнесенную металлическим голосом. В общежитии Оля не появлялась, а где живет ее бабушка, Вадим пока не знал. Оставалось надеяться, что она остудит свою обиду и придет в театр.
  Время то ускорялось, то замедлялось. Вадим прохаживался перед входом в театр, периодически содрогаясь от налетающих порывов ветра. Лето, хорошая пора, но эта пора быстро проходит и вот на смену ему уже пришла Осень. И если днем последние теплые лучики Солнца еще радуют своими прикосновениями, то к вечеру становится заметно прохладнее. Демисезонная куртка и кепка в меру своих сил пытались бороться с неотвратимостью календаря, но тот призвал себе на помощь заморосивший дождик и еще более усилившийся ветер.
  Вадим поднялся на ступеньки, ближе к царству Мельпомены и попытался скрыться там от непогоды. Балкончик, висящий над ступеньками, защитил его от дождя, и ветер стал чувствоваться слабее.
  К театру начали потихоньку подтягиваться и другие обладатели билетов. Вадим выискивал среди них знакомое лицо и не находил. Оля должна была подойти одна, но ко входу в основном шли пары, а иногда и более многочисленные компании. Стоило только появиться в отдалении одинокой женской фигурке, как Вадим тут же выскакивал из своего убежища и через время возвращался, убедившись в том, что это не она.
  В отличие от Вадима, остальные театралы не задерживались надолго около входа. Максимум на покурить, и после этого прятались в гостеприимных теплых недрах помещения. Вскоре раздался звонок, оповещающий о начале представления. Оля так и не появилась.
  Вадим продолжал ждать. Возможно она неправильно запомнила время и придет в девятнадцать ноль ноль. Конечно же, в этом случае они на представление не попадут, но, по крайней мере, у них будет шанс помириться. Тем более что культурная программа Вадима распространялась и на более позднее время. На двадцать один ноль ноль был заказан столик в ресторане Челентано. Это был не самый фешенебельный, но вполне терпимый и уютный ресторанчик: с хорошей кухней, мягким освещением, приятным интерьером, ненавязчивой музыкой, вполне приемлемыми ценами и неплохим контингентом посетителей.
  Напротив дома Вадима месяц назад тоже открылся ресторан, но сам Вадим окрестил его Забегаловкой. Теперь он, и все остальные жители близлежащих домов, волей-неволей стали участниками всех событий, развивающихся в нем. Невольными слушателями Шансона, который звучал из дорогостоящих колонок (лучше бы хозяин раскошелился на хорошую звукоизоляцию), не только до положенных одиннадцати ночи, но и до двенадцати и до часу. Отборного мата посетителей и постоянных драк, иногда доходящих до поножовщины. Челентано, в отличие от Забегаловки, был просто райским уголком, поэтому Вадим и выбрал для предполагаемого мероприятия проверенное заведение, пусть и находящееся далековато от дома.
  На ступеньки театра начали выходить люди. Они потянулись к своим карманам, выуживая из них сигареты и зажигалки. Настало время антракта, а с ним и перекура. Вадим посмотрел на часы. С появлением мобильных телефонов многие люди отказались от привычных ранее наручных часов, но Вадим оставался приверженцем старой моды. Его EYKI показывали девятнадцать двадцать две. Даже если Оля и перепутала время, то и оно уже прошло. Если, конечно, она не перепутала еще дальше.
  ***
  Снова открылись двери театра, и люди широким потоком потянулись вниз по ступенькам. Захлопали дверцы припаркованных автомобилей, засветились подъезжающие шашечки Такси. Представление закончилось. Вадим снова взглянул на часы - двадцать тридцать восемь. Ждать дальше не имеет смысла. Оля не придет. Достав дрожащими, замерзшими руками мобильный телефон Вадим позвонил в Челентано и отменил заказ на столик. Вечер закончился, пора идти домой.
  ***
  Можно было взять такси. Можно было добраться на общественном транспорте, благо, в это время еще работали некоторые маршруты, но Вадим отказался от этой затеи и пошел пешком. Неторопливым шагом можно дойти за полчаса, а спешить ему абсолютно некуда, дома снова стало пусто. Так же пусто, как и у самого себя внутри. Почему так случается? Почему человек не может брать от жизни только хорошее? Зачем нужны все эти испытания?
  - Оу, Типочек, закурить не найдется? - Прервали цепь рассуждения Вадима, который сразу и не понял, что Типочек - это он.
  - Оу, Отмороженный, ты че вообще не догоняешь?
  На этот раз говоривший подошел вплотную к Вадиму и тыкнул ему в грудь пальцем. - Я тебе, тебе говорю. Закурить не найдется?
  Только тут Вадим осознал, что он крутил головой по сторонам в поисках того к кому обращался говоривший паренек лет восемнадцати от роду и возвышающийся на пол головы над ним. Такой себе Акселерат. Невдалеке от него стоял еще один такой же Акселерат. Два брата акробата. Второй молчал, но при этом непрерывно ухмылялся так, что слов было и не надо, чтобы прочитать дальнейшие намерения.
  - Не курю. - Ответил Вадим.
  - Молодец. Спортсмен, наверное? - Продолжил паренек.
  - Спортсмен. - Подтвердил Вадим.
  - Ну, если спортсмен, давай по-спортивному смотайся в магазинчик и помоги классным пацанам. Купи нам сигарет. - Акселерат указал на металлическую закрытую дверь со светящимся прямоугольником окошка для торговли в ночное время суток. К двери вели несколько ступенек и невысокий порожек, обрамленный кованым заборчиком.
  - Отчего же не помочь классным пацанам. - Ответил Вадим. - Это я мигом.
  После чего схватил Акселерата за грудки и пару раз встряхнул так, что у того чуть голова не оторвалась от шеи. Дальше сделал небольшой присед на правую ногу и, приподняв Акселерата на руках через левое плечо, подпружинив ногой, перекинул его через кованый заборчик сразу к металлической двери ночного магазинчика.
  Раздался тупой звук приземления тела и более отчетливый звон удара головой о металлическую дверь с последовавшим за этим оханьем обладателя тела и головы.
  - Ты тоже классный пацан, тебе тоже нужна помощь с сигаретами? - Поинтересовался Вадим у второго Акселерата.
  - Не, не надо. - Заговорил второй. - Спасибо, я все равно собирался бросать. Можно я это, другу помогу? - Обратился он в свою очередь к Вадиму.
  - Не можно, а нужно. - Вадим, не оборачиваясь, зашагал дальше в свою сторону. Можно было конечно перестраховаться и пару раз оглянуться, а вдруг Акселерату захочется отомстить, подбежать сзади и ударить чем-нибудь по голове, но на самом деле Вадим уже успел изучить подобный типаж людей. Это из разряда послушные бандиты. Они будут показывать свое величие до тех пор, пока не найдется кто-нибудь сильнее них, и затем, они моментально превращаются в пай мальчиков - послушных, податливых, дисциплинированных. Эти, кстати, еще и не самые испортившиеся. По крайней мере, держатся друг за друга, не бросают в сложившейся ситуации.
  Стычка, произошедшая возле ночного магазина, не входила в разряд приятных моментов, но Вадим отчасти был ей благодарен. Во-первых, он пусть немножечко, но согрелся, а во-вторых на время забыл об Оле, что сейчас было более важно. Напомнила об Оле уже успевшая стать родной соседская Забегаловка. Музыка, гремевшая оттуда на полную громкость, напомнила о том, что сейчас он и сам, а точнее не сам должен был находиться в теплом помещении и наслаждаться музыкой, ужином и общением с любимым человеком.
  В свою квартиру Вадим зашел уже в половину десятого. Оставалась последняя надежда, что Оля находится внутри, ведь у нее были свои собственные ключи, но и эта надежда развеялась как несбывшаяся. Квартира была пуста. Разувшись, но, не раздеваясь, Вадим упал на кровать поверх одеяла и начал "наслаждаться" шансоном, лившимся через запертое окно. Хоть бери и съезжай из этого района, а где гарантия, что и на новом месте не будет звучать новый набор звуков.
  Будто в подтверждение его размышлениям раздался "электрический треск" и в спальне появилось голубоватое свечение разрыва. Вадим повернулся на бок, подложил руку под голову и стал ожидать, пока пятно не разойдется на нужную величину. Гости - это хорошо. Он сейчас был рад любым гостям. Одному совсем не хотелось быть.
  Пятно дошло до пола, и треск разрыва перешел в легкий шелест. Шелест, звучащий сейчас из колонок Забегаловки, наоборот усилил свой вокал, поднимая очередной бокал за любимую женщину. Из портала уже привычно появилась нога и, нащупав перед собой твердую поверхность, вытянула на свет божий тело Нульмирянина.
  - Привет! - Поздоровался с гостем Вадим.
  - Ой! - Произнес женский голос из дверного проема спальни и связка ключей с металлическим бряцанием упала на пол.
  
  
  
  
  2.
  Вадим моментально подскочил с кровати. Нульмирянин как-то неуверенно выглядывал из-за пятна разрыва, а в это время Оля (а это была именно она), с округлившимися глазами медленно оседала по дверной лутке на пол.
  Вадим первым подскочил к девушке. Хотя первым в данном контексте звучало неправильно. Он был единственным, кто вообще подошел к девушке. Гость из другого мира молча наблюдал за происходящим и напоминал о себе только своим присутствием.
  - Ну, давай, вставай, чего расселась? - Вадим протянул своей девушке руку. - К нам зашел гость, а ты ведешь себя как негостеприимная хозяйка. Пойдем на кухню. Угостим чем-нибудь гостя. Познакомимся. Узнаем цель визита.
  Кстати, - на этот раз Вадим обратился к гостю, - тебя как зовут.
  - Левий. - Ответил не менее удивленный от всего происходящего Нульмирянин.
  - Привет Левий, а я Вадим, впрочем, мне почему-то кажется, что ты об этом знаешь. А это Оля - моя девушка. Она немножко удивлена, но это ненадолго. Скоро она отойдет и вернется в свое нормальное состояние. В повседневной жизни она у меня вполне адекватная и даже умеет разговаривать. Так что закрывай дверцу, Левий, а то сквозняка мне в квартиру нагонишь и пошли на кухню. Что-то мне подсказывает, что разговор у нас предстоит долгий.
  Левий произвел ряд манипуляций со своим браслетом и разрыв, сократившись до точки, вовсе исчез, оставив вместо себя лишь воспоминания, лунный свет, струящийся в окно и непрекращающийся поток шансона.
  Вадим проводил всех на кухню. Первой усадил за стол Олю. За ней Левия. После этого достал из холодильника термос с коктейлем. Налил всем по стакану и только тогда присел сам.
  - Левий, - обратился он к гостю, - мне твои предшественники рассказывали, что у вас есть возможность проверить помещение на предмет присутствия-отсутствия незапланированных встреч и лишь затем открытии портала. Так почему ты не выполнил инструкции?
   Нульмирянин смущенно пожал плечами. - Я все выполнил. На момент открытия, в комнате кроме тебя никого не было, а Корн меня предупредил, что тебя можно не опасаться. Собственно говоря, меня и не нужно было предупреждать. О тебе знает каждый житель Нулевого измерения. В том числе и я. А потом получилось как-то все в кучу. Твоя реакция на мое появление. Мозг выносящие звуки с улицы, ну и в качестве квинтэссенции появление твоей девушки.
   - Понятно. - Резюмировал Вадим. - Значит, тебя прислал ко мне Корн?
   - И он тоже. Но окончательное решение о моем визите в твой мир принимал Совет.
   - Что на этот раз? Или вы просто решили позвать меня в гости на рюмочку чая?
   - Я думаю, что любой житель нашего мира будет рад видеть тебя у себя в гостях, но на этот раз нам снова нужна помощь.
   Левий отпил глоток из стакана. - Ого, - удовлетворенно причмокнул он, - почти как наш Тоник, но не совсем. Я думаю это ЧиВиЗи?
   - ЧиВиЗи, ЧиВиЗи, - подтвердил Вадим. - А почему Корн не пришел сам?
   - Он сейчас сильно занят, наше измерение снова подверглось атаке.
   - Снова? - Теперь пришло время удивляться Вадиму. - Я думал, мы решили этот вопрос?
   - Решили, но, по-видимому, не насовсем и даже не надолго.
   - Снова Четырехрукие или кто другой?
   - Четырехрукие. - Подтвердил Левий.
   - Кто такие Четырехрукие? - Задала первый вопрос начавшая приходить в себя Оля.
   Вадим по-доброму улыбнулся своей девушке и прикоснулся к ее руке. - А ты быстрее меня отходишь. Мне в первый раз понадобилось больше времени, чтобы прийти в себя. Это продолжение моего утреннего рассказа. Ты скоро будешь в теме, а сейчас сделай хотя бы глоточек. Это тот самый коктейль, который ты так и не попробовала утром.
   Оля сделала первый, как ей показалось небольшой глоток, и смогла остановиться лишь тогда, когда в стакане не осталось ни единой капли.
   Вадим, как когда-то Ластер с удовлетворением наблюдал за происходящими с ней метаморфозами. - А это еще даже и близко не тонизирующий напиток. - Заметил он резко взбодрившейся Оле. - Для его создания у меня нет всех необходимых ингредиентов. Если Левий пригласит нас в гости, а, по-видимому, он для этого сюда и прибыл, то ты сможешь оценить полное достоинство этого напитка, а не его жалкую пародию.
   - Так кто такие эти Четырехрукие? - Снова повторила свой вопрос уже намного более взбодрившимся голосом девушка.
   - Хозяева миров. - Вместо Вадима ответил Левий. - Или быть может даже создатели миров. А может такие же пользователи, как и мы с вами. Этот вопрос до сих пор остается не выяснен. Ясно одно. Если все найденные миры населяют практически одинаковые создания, то их мир отличается от остальных.
   - Левий. - Вмешался в объяснения Нульмирянина Вадим. - Сейчас счет идет снова на минуты, как в прошлый раз, или у нас больше времени? Если времени в обрез, то надо переходить к сути вопроса. Олю я осведомлю позже, тем более что со мной она все равно не пойдет.
   - Это почему я не пойду? - Встала в позу девушка.
   - Потому что это даже не обсуждается. - Сразу пресек дальнейшие попытки борьбы за равноправие между полами Вадим и моментально переключился на Левия, показывая, что этот вопрос закрыт и теперь он ожидает ответа от гостя.
   - Вопрос очень серьезный. - Ответил Левий. - И время как всегда играет не на нашей стороне тем более что у врага лучше получается приручать время, но сейчас спешка не нужна. Поспешив можно многое испортить.
   - Понятно. - Ответил Вадим. - Мне снова нужно попасть к вам для лучшего восприятия ситуации или суть вопроса можно обсудить у меня?
   - У нас, конечно же, было бы лучше, но, в общем, я могу описать ситуацию и здесь.
   После того, как ты отправился домой, - начал свое повествование Левий, - мы продолжили организовываться для защиты собственного мира: у нас начали строиться оружейные заводы; тысячи и тысячи наших жителей стали записываться в добровольческую армию; ученые приступили к разработке Антизамедлителя; собралась контактная группа для ведения переговоров с Четырехрукими. На все про все у нас было очень мало времени, никто не знал, что может произойти в следующий день. Да что там день, никто не знал, что может произойти в следующую минуту.
   Первыми со своей задачей справились ученые. Антизамедлитель был создан и успешно опробован. После получения этой новости мир вздохнул с заметным облегчением, но, как оказалось рано.
   Следующий шаг был за контактной группой. Мы вошли в мир Четырехруких и вместо дипломатического разговора встретили отчаянное сопротивление. Вооружение местных оказалось очень широкого спектра применения - от допотопного: луки, стрелы, топоры, копья; и до современнейшего: лазеры, плазмиды, аннигиляторы. Но на самом деле, неважно, чем они были вооружены, важно другое, даже с палкой в руках они шли в атаку, а никак не на мирные переговоры. За все время пребывания в их мире, за все время попыток общения с пленными, захваченными у нас, мы не услышали от Четырехруких ни единого слова. Не увидели ни единого жеста с целью установления контакта. С нами просто не желают вести разговор. Проигрывая нам во всем, заметно уступая в развитии, они все равно относятся к нам как к низшему сорту. Сказать больше - как к пустоте, ничему, ничто. Они воспринимают нас как экологическую катастрофу, с которой нужно либо совладать любой ценой, либо погибнуть.
   В итоге, мы столкнулись с моральной стороной вопроса: оставить их в покое, значит ждать следующего вторжения и бесконечных военных действий; уничтожить их всех, значит устроить геноцид по отношению к целой нации. Вот такой сложный вопрос, у которого нет ответов.
   Мы долго искали решение, пока нам его не преподнесли сами Четырехрукие. Вчера они снова вторглись в наш мир и сейчас у нас развернулись полномасштабные военные действия.
   - А как же ваш контроль? - Наконец включился в разговор Вадим. - Контроль над порталом перемещения и над Замедлителем (Антизамедлитель)?
   - Мы можем контролировать порталы их мира, а они входят к нам из других измерений - измерений, которых мы еще не знаем. В конце концов, именно они появились раньше нас, и именно им лучше нашего известны все местные дворы и закоулки.
   Когда вы впятером остановили первую волну агрессии, Четырехрукая элита, вместе со своими отборными войсками покинули свой мир и взяли паузу для переорганизации своих действий. Сейчас они собрались с силами и снова вошли в наш мир, с той лишь разницей, что в прошлый раз это были чернорабочие, а теперь профессиональная армия. И у них снова есть Замедлители только на этот раз локального действия. Они не могут замедлить время на всей планете одновременно, но время замедляется в радиусе одного километра от эпицентра. Это замедление основано на других принципах и мы не можем с ним бороться. К тому же эти Замедлители передвижные как на местности, так и в портальном режиме. Они постоянно меняют свою дислокацию, и мы бессильны с ними бороться. Все, что нам остается делать - это сбегать от них, но тот, кто попал в зону действия Замедлителя, считай больше не жилец.
  Подобные точечные удары могут продолжаться либо до бесконечности, либо до полного истребления нашего мира. Четырехрукие работают пятью группами по всей планете. Самой большой бедой считается попадание людей в зону замедления. В этом случае они, как правило, погибают, но впереди нас ждет еще большая беда. Агрессор уничтожает не только наш генофонд. Фабрики, заводы, рудники, посевы, животноводство - все, что попадает в зону их нахождения, все уничтожается. Если так продолжится и далее, то нас ожидает экономический кризис и голодомор. А это продолжится дальше и возможно, что в скором времени появится большее количество мобильных групп Четырехруких.
  - И вам нужно, чтобы я достал вам для изучения мобильный Замедлитель? - Задал свой вопрос Вадим.
  - Да. - Коротко ответил Левий.
  - Недурно. - Почесал затылок Вадим. - А кого еще в этот раз вы подключили?
  - Пока только тебя. Из прошлой группы только ты остался живой. Эксперимент, с каждого мира по человеку можно сказать провалился, и мы решили остановиться на одном мире.
  - На одном мире, или на одном человеке из одного мира? - Уточнил Вадим.
  Левий несколько смутился. - Ну, просто в тебе мы были уверенны, и мы решили, быть может, ты поможешь собрать команду из своего мира.
  - А как насчет нашего правительства и спецподразделений? Я предлагал эту идею еще в прошлый раз. Быть может, пришло время обсудить такой вариант?
  - Мы обсуждали подобный вариант и пришли к выводу, что наши миры еще не готовы к сотрудничеству, тем более начинать свое общение с войны. Группа наемников, по-прежнему была бы для нас наиболее приемлемым вариантом. Если бы тебе удалось собрать человек двадцать из вашего мира, было бы просто замечательно.
  - Человек двадцать? - Вадим чуть не поперхнулся коктейлем, который никак не мог допить. - Где же я вам столько народу найду? Тем более что вас явно не устроят баба Маша и тетя Груша. Для подобной миссии нужны крепкие парни с опытом боевых действий, без моральных принципов и не привязанных долговыми обязательствами к кому-нибудь или чему-нибудь. Если на то пошло, то я и сам не сильно гожусь для подобного мероприятия.
  - Вадим мы должны помочь. - Вдруг вмешалась молчавшая до сих пор Оля.
  - Мы? - Вадим перевел удивленный взгляд на свою девушку. - Я еще не знаю чем сам смогу помочь, но я точно знаю, что тебя там не будет. Ты не Бора. Тебе там не место.
  - Кто такая Бора? - Спросила Оля и в ее вопросе прозвучали нотки ревности.
  Вадим моментально уловил эти нотки и сразу осек свою девушку. - Не надо так, Оля. Бора замечательная девушка-воин. Она сильнее многих мужиков, которых я знаю, и она погибла. Понимаешь? Она погибла, ее больше нет среди живых. С ее арсеналом оружия и умением им пользоваться. А что умеешь ты? Я сейчас даже не говорю о войне, в банальной драке. Пойми меня правильно, я не пытаюсь тебя унизить. Я говорю о реалиях жизни.
  - Вообще-то я гимнастикой занималась.
  - Художественной гимнастикой. Ты собираешься перед двухсоткилограммовым противником размахивать цветной лентой?
  - Я просто хотела сказать, что физически совсем не слабая. А еще я посещала курсы медсестер и могла бы оказывать медицинскую помощь.
  - Поверь мне на слово, с медициной в мире Левия более чем все в порядке.
  - Я просто знаю, что ты, не смотря на показное сомнение все равно пойдешь, и хочу быть рядом с тобой. - Высказала последний аргумент Оля.
  - Ты, наверное, плохо услышала один из моих аргументов. Я его повторю, а заодно расскажу и о других антропометрических параметрах соперников. Вес - порядка двухсот килограмм. Рост - от двух метров и выше. Руки - четыре, все ударные. Скорость передвижения - выше человеческой. Сила - сильнее меня, проверено. Чем ты сможешь помочь? Ах да, я еще забыл упомянуть о том, что у них есть современное оружие, а нам, по всей видимости, опять предложат воспользоваться доисторическим.
  - Ты ведь пойдешь.
  - Я не знаю, что тебе ответить на твой вопрос.
  - Ты не понял. Это был не вопрос, а утверждение. Я знаю, что ты пойдешь.
  Вадим вдруг осознал, что он уже не сидит за столом, а прохаживается взад вперед по кухне. Осознав этот момент, он снова уселся и взглянул на Олю. Она молча смотрела на него и ждала ответ на свой вопрос-утверждение. По другую сторону стола от нее сидел Левий, и, похоже, не меньше Оли ожидал ответ на тот же вопрос.
  - Я хочу пойти, но есть целый ряд проблем. Во-первых - один я не справлюсь. Во-вторых - я не знаю где можно завербовать двадцать человек. В-третьих - если пойдешь ты, то это только усложнит мою миссию. Мне придется не только смотреть вперед в поисках решения задачи, но и постоянно оглядываться назад, присматривая за тобой. Я действительно не знаю, что мне делать. Хотя нет, знаю. По крайней мере, решение одной проблемы. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
  Левий, - обратился Вадим к Нульмирянину, - мы можем прямо сейчас отправиться в твой мир? Я хочу своими глазами увидеть новое вторжение. Я так думаю, у вас уже достаточно информации об этом?
  - Естественно. - Подтвердил Левий.
  - Хорошо. А заодно, я хочу, чтобы Оля тоже своими глазами увидела, с чем ей придется столкнуться. Пойми меня правильно - это не прихоть. Для меня все это действительно важно.
  - Я понимаю. - Ответил Нульмирянин. - И я готов предоставить подобную возможность. Собственно говоря, за этим я сюда и прибыл. Только нам снова придется проследовать в комнату, из которой мы пришли. Портал откроется на том же месте.
  Левий встал и как хозяин положения первым проследовал в спальню Вадима. Хозяин квартиры и Оля подтянулись за ним.
  Нульмирянин поднял руку с браслетом и начал производить ряд манипуляций. Снова раздалось легкое потрескивание и появившееся из-ниоткуда пятно стало расползаться в разные стороны.
  Оля сразу ухватилась за руку Вадима, но при этом не отводила взгляд от появившегося прямо перед ней чуда. Она хотела сегодня особенного Дня Рождения - она его получила.
  Разрыв дошел до пола. - Дверь открыта. - Прокомментировал данное событие Левий. - Прошу к нам в гости и отошел чуть в сторону, давая возможность Вадиму с Олей войти первыми.
  - Не торопись, - остановил, сделавшую шаг по направлению к порталу Олю Вадим. - Я кое-что прихвачу с собой. - После чего подошел к столику, снял с подставки Катану и только после этого направился к разрыву.
  - Зачем? - Удивился Левий. - Мы не идем воевать. Наша цель получить информацию и сразу отправиться назад. Нам надо еще группу собрать?
  - Может быть, и не идем, а может и идем. Может быть, насобираем группу, а может, и не насобираем. Этого я не знаю. - Ответил Вадим. - Зато я точно знаю, что в ваш пацифистический мир с пустыми руками заходить опасно. Вы не переживайте, она не тяжелая, я сам ее поношу. Меня не затруднит.
  После своей тирады, Вадим развернулся лицом к порталу и быстро прошел сквозь него.
  ***
  В глаза снова ударил яркий белый свет. Вадим с нескрываемым удовлетворением осмотрелся по сторонам. Навеялись приятные воспоминания. Да, приятные, даже несмотря на то, что здесь он успел найти и через короткое время потерять новых друзей. Помимо этого здесь он нашел новые ощущения, нового самого себя.
  Несмотря на гибель предыдущего хозяина, кабинет не изменился ни на чуть-чуть. Все тот же Стол-Информатор без ножек. Все те же два прозрачных стула по обе стороны Информатора, зависшие неподвижно в воздухе. Две песочного цвета пирамиды с пятном разрыва между ними. Аппарат с Тоником. Все та же белая, стерильная, лабораторная чистота с мягким кафельным полом под ногами. И даже он по-прежнему одетый, но все такой же босой.
  Ностальгические воспоминания остановила, появившаяся из разрыва женская нога, тоже кстати босая. Эта нога, в отличие от его, Вадима, никуда не спешила. Она очень медленно соприкоснулась с полом. Затем еще пару раз нажала на него, как бы проверяя, не провалиться ли он под ее весом и только после этого начала подтягивать остальное тело, завершившееся головой с заметно округлившимися глазами.
  Вадим с нескрываемым интересом наблюдал за своей девушкой. Наверное, он выглядел еще смешнее, когда впервые сам прошел сквозь разрыв. Но свое имеет свойство быстро забываться, а тут, вот оно - свежачок. Не надо быть великим психологом, чтобы прочитать все те чувства, что творятся в душе новичка по жестам, взгляду, мимике, походке.
  Последним в помещение вошел Левий. В отличие от предыдущих посетителей в его мимике, походке и жестах ровным счетом ничего не изменилось. Он просто проделал привычные с детства движения, как нечто само собой разумеющееся. - С возвращением. - Сказал он Вадиму. - Я так понимаю, ты здесь уже был?
  - Был. - Подтвердил Вадим.
  - Был я здесь. - Добавил он еще одну фразу, адресованную и понятную только Оле.
  - Прошу за Информатор. - Предложил Левий.
  - Подожди чуть-чуть. - Попросил его Вадим. - Аппарат с Тоником работает?
  - Здесь все работает. - Подтвердил Левий.
  - Ну, тогда с твоего позволения.
  Левий в ответ только развел руками, как бы говоря - пожалуйста, и Вадим, подойдя к аппарату начал сам набирать комбинацию символов.
  Из аппарата выплыл бумажный стаканчик и Вадим, подхватив его еще в движении, передал Оле. - Попробуй вот это.
  Оля в два глотка опустошила емкость и замерла на месте. Спустя секунд десять она, наконец, отмерла и произнесла истинно русскую фразу. - Это что, местная водка?
  - Не понял? - Удивился Вадим. - Что это у тебя за ассоциации такие?
  - Просто, у меня сейчас такое чувство, что я стала всемогущей, и твой двухсоткилограммовый противник вовсе и не противник. А такие чувства появляются только после...
  - Понятно, - улыбнулся Вадим и утилизировал ее пустой стаканчик.
  - Левий, - обратился Вадим после этого к новому хозяину кабинета, - начни, пожалуйста, с нее. Всю историю показывать не стоит. Покажи ей просто то, с чем нам предстоит столкнуться. А я пока тоже стаканчик выпью.
  - Присаживайся. - Пригласил Олю Нульмирянин, указывая на парящую поверхность.
  Оля осторожно подошла к очередной загадке и для начала надавила на стул рукой. В отличие от Вадима она не боялась выглядеть Неандертальцем в глазах местного. Да, удивлена. Да, не видела никогда такого. И да, сначала проверю так, как сама считаю нужным.
  Ее рука от соприкосновения получила порцию тепла, удивительной упругой мягкости и податливости. На прозрачной поверхности материала появился четкий отпечаток ладони. Оля убрала руку, и отпечаток исчез, снова превратившись в ровную поверхность. После первого эксперимента, Оля уселась на стул как положено.
  - Положи свои руки на Информатор и закрой глаза. - Продолжал инструктировать девушку Левий.
  - На что положить руки? - Переспросила Оля.
  Вадим смотрел на все это с улыбкой и уже отхлебывал короткими глотками напиток из своего стакана. Тоник явно превосходил ЧиВиЗи, особенно с учетом того, что именно его порция коктейля практически так и не выпитой осталась стоять на столе в его кухне.
  - На стеклянную поверхность перед тобой. - Тем временем продолжал наставлять девушку Нульмирянин. - Вот так. - И сам первым положил руки, показав пример.
  Вадим отправил свой пустой стаканчик в утилизатор, но "работающий" аппарат почему-то отказывался его принимать.
  В это же мгновение из-за Стола-Информатора вскочил Левий и закричал. - Они здесь.
  - Кто они? - Не поняла Оля, ожидая дальнейших инструкций от Нульмирянина, но тот замолчал и вместо ответа уставился на девушку каким-то идиотским взглядом.
  - Ау, Левий? Ты где? - Поинтересовалась заинтригованная наступившими переменами местного Оля. - Что с тобой?
  А у Вадима пустой стаканчик выпал из рук и медленно, неуклюже стал опускаться к белому кафельному полу. Вадим и сам побледнел и всем своим видом стал напоминать этот самый кафель. Вот так сходили, просто получить информацию. - Бегом, назад, в портал, домой. - Стал выкрикивать он команды.
  Оля сидела лицом к порталу и произнесла в ответ. - А его нет.
  Вадим и сам уже успел обернуться. Между двух песочных пирамид не было никакого прохода. Только местная комната, с неработающей аппаратурой.
  - Они здесь. - Повторил последние слова Левия Вадим. - Так. - Включил он мыслительный процесс. - Первым из строя вышел аппарат с Тоником. За ним Нульмирянин. Это значит, что замедление движется с Востока. Нам нужно срочно бежать на Запад. Дорогу я знаю. Наша фора один километр, или уже немного меньше.
  - Кто движется с Востока? - Не поняла Оля.
  - Четырехрукие. Ты, кажется, хотела с ними встретиться? Если мы еще помедлим, у нас будет такая возможность. Возьми мою Катану, а я заберу Левия и бегом отсюда.
  Они бежали по коридору исследовательского центра. Оля несла меч, а Вадим взвалил себе на плечи тело замедлившегося Нульмирянина. Благо цивилизация Нулевого измерения не отличалась излишним весом, а новый куратор Пятого измерения выглядел худышкой на фоне своих собратьев, но Вадим понимал, что и этот, казалось бы, небольшой вес, совсем скоро даст о себе знать. Нужно срочно выбираться из зоны замедления и искать ближайший работающий портал.
  Мимо Вадима мелькали знакомые помещения. Вот, комната с Медбоксом - дверь вовнутрь закрыта. Комната-Гардеробная, с тоже закрытой дверью. Вадима начали терзать нехорошие предчувствия. Аудитория - открыта, но что толку. В ней всего одна дверь, как на вход, так и на выход. Еще два поворота и дверь на улицу... Закрыта.
  Вадим аккуратно положил Левия на пол и, взяв небольшой разбег, ударил в запертую дверь плечом. Та в ответ даже не пошевелилась.
  - Черт бы побрал их технологии. - Выругался Вадим. - Мы тут заперты как в мышеловке.
  - А как вы выходили в прошлый раз? - Поинтересовалась Оля.
  - В прошлый раз они оставили все двери открытыми, а сейчас, какие были открыты на момент замедления, те и остались, открыты, а какие были закрыты, те...
  - Что будем делать?
  - Давай назад в Аудиторию. Там больше места, быть может получится где-то спрятаться. В коридоре мы как на ладони.
  - Но если двери закрыты, то и они сюда не попадут? - Высказала мысль девушка.
  - Я бы не был так в этом уверен. Эффект ломика, зубила, кувалды и такой-то матери еще никто не отменял.
  - Чего? - Не поняла Оля.
  - То, что нельзя открыть по правилам, всегда можно сломать. - Разъяснил Вадим. - Мы бы тоже могли так поступить, но у нас нечем это сделать, и слишком ограничено время. Пошли искать схрон, - и снова взвалив на свои плечи Левия, Вадим пошел в обратном направлении.
  Аудитория, как и первоначальная комната с порталом встретила Вадима своей абсолютной идентичностью по отношению к первому посещению. Прозрачный Стол-Информатор Лектора, прозрачные стулья рядом с ним, прозрачный веер столов и стульев аудитории. Абсолютный минимализм во всем.
  - Зашибись. - Только и произнес Вадим. - И где здесь можно спрятаться?
  Взгляд настойчиво бегал по всем углам, пытаясь найти хоть одну упущенную деталь, но в этом девственно чистом, прозрачном помещении абсолютно не за что было зацепиться.
  - Шторы. - Вдруг произнесла Оля.
  - Не понял. - Отозвался Вадим, при этом обратив свой взгляд на три огромных окна аудитории со сдвинутыми по краям плотными, опускающимися от потолка и до самого пола длиннющими полотнами штор. - Что нам дадут шторы?
  - Если получится их сорвать и накрыть вот эти парящие столы, - начала пояснять Оля, - то получится что-то типа палатки. Не бог весть что, но все же лучше чем ничего.
  И почему такие простые истины приходят в голову только женщинам? - Подумал Вадим. - Быть может потому, что мы, мужчины, и в быту не слишком-то акцентируем свое внимание на этих цветных и кружевных тряпках. Нам подавай машины, электронику, а на окне лишь бы что-нибудь висело и, слава богу.
  Эти мысли шли параллельно действиям. Думая о тряпках, Вадим уже висел на одной из них и не просто висел, а настойчиво дергал вниз. Штора, так же настойчиво не хотела поддаваться. Да чем же они там ее закрепили? Вадим еще раз перехватил кусок тряпки в руках, подпрыгнул вверх и затем, поджав ноги, полетел вниз. На этот раз штора сдалась, и он хорошенько приложился об пусть и мягкий, но не очень гостеприимный пол.
  Больно, но терпимо. Вадим схватил свой все еще опускающийся трофей, и понес его к противоположной стене аудитории поближе к выходу. Сначала он устроил под стеной Левия, посадив его на пол и прислонив спиной к стене. Потом сдвинул несколько столиков вокруг Нульмирянина и накрыл все это широким и длинным полотном шторы. Получилось очень и очень не плохо. У несведущего человека и тем более не человека подобная конструкция не должна была вызвать подозрение. Мало ли, что там накрыто: стройматериал, какие-нибудь запчасти, мебель, да все что угодно.
  Перед тем как залезть в импровизированную палатку-шалаш самим, Вадим проделал последний штрих. Он забрал у Оли свою Катану, расчехлил ее и проделал несколько смотровых дырок по периметру палатки. Только после этого они залезли вовнутрь сами и приготовились к ожиданию. Возможно, им повезет, и Четырехрукие просто пройдут мимо. В конце концов, их не так много судя по рассказу Левия, осмотреть практически все на своем пути они физически не в состоянии.
  Им не повезло.
  ***
  Им не просто не повезло, можно сказать, что им не повезло вдвойне. Четырехрукие не просто вошли в помещение, они вошли именно в этой аудитории. Наружная стена аудитории вдруг взорвалась и тысячью осколков мелкой и крупной каменной крошки полетела во все стороны, внося свои изменения в девственную чистоту помещения.
  Камни летели медленно, но Вадим помнил о самых первых наставлениях Корна - если такой камень долетит до конечной цели, то, не смотря на свою медлительность, он нанесет тот же самый ущерб. А это значит, что их укрытие может смести каменным дождем.
  - Оля. - Тихо позвал свою девушку Вадим.
  Она оторвалась от своего "глазка" и посмотрела на него.
  - Совсем скоро эти камни долетят до нас и могут сорвать штору. Держи со своей стороны ее за края.
  Девушка быстро осознала требуемое от нее и, подобрав края шторы, уселась на нее сверху. Вадим с противоположной стороны повторил ту же процедуру, после чего возобновил наблюдение.
  Вскоре каменная крошка долетела до их укрытия и непрекращающимся дождем забарабанила по шторе. На этот раз им повезло. Причем на этот раз им повезло вдвойне. Особо крупные куски стены не долетели до противоположной стороны аудитории и упали значительно раньше, нанеся урон только веер расположенным столам и стульям, а мелкая крошка не только не разрушила, но и нанесла своеобразный камуфляж их укрытию.
  Дальнейшее наблюдение несколько усложнилось из-за зависшего в воздухе облака пыли, но тот факт, что в стене аудитории появилось незапланированное двухметровое отверстие с рваными краями и зияющей чернотой ночи, даже в этой пыли было прекрасно видно. А еще Вадим заметил, как в эту дыру, пригибаясь, вошел Четырехрукий агрессор с тростью в руках. За ним следом вошел еще один его собрат. У второго в руках тоже было оружие несколько более короткого размера и бочкообразной формы.
  Они осмотрелись по сторонам и не спеша начали спускаться вниз к столу Лектора. Первый Четырехрукий поднял свою трость и из нее вылетел зеленообразный сгусток энергии. Этот сгусток ударил в Стол-Информатор и, срикошетив от него, угодил в стену, оставив в ней выемку размером с мужской кулак. Информатор, приняв на себя первый удар, не выдержал его и рассыпался на множество мелких осколков. Второму Четырехрукому, по-видимому, показалось мало того что сделал первый, и он, ухватив свой бочкообразный аппарат двумя руками, сделал еще и свой выстрел.
  Вадиму показалось, что сам воздух приобрел какую-то невиданную максимальную плотность и устремился от передней части оружия к стене. Раздался глухой удар и теперь уже в этой стене появилось двухметровое отверстие, а с противоположной стороны зазвучал каменный дождь осыпающихся обломков.
  После этого они разделились. Первый, с тростью, направился в дверь запланированную архитекторами помещения, а второй вошел в дверь, которую "сотворил" сам.
  Вадим вспомнил об Оле и на время отстранился от своего наблюдательного пункта и посмотрел на нее. В их схроне было достаточно темно, но все же общие детали можно различить. И общие детали говорили о том, что Оля находится на грани срыва.
  Она уже давно не смотрела в свой "глазок", а отползла назад и, уподобившись Левию, прижалась спиной к стене. В одной руке она продолжала сжимать край шторы, а другой закрыла себе рот, боясь непроизвольно вскрикнуть. Все ее тело содрогалось мелкой дрожью.
  За Левия Вадим не переживал. Лежит себе тихонечко, никого не тревожит, а вот Оля могла стать проблемой. Один нервный вскрик, одно лишнее движение и им всем конец.
  Вадим потихонечку подполз к девушке, положил свою руку поверх ее руки и тихо стал нашептывать на ухо. - Тихо, тихо, родная. Скоро все закончится. Они нас не найдут. Сейчас они здесь все разнесут и пойдут дальше своей дорогой.
  Вадим хотел успокоить Олю, но после сказанного вдруг разволновался сам. - Они все здесь разнесут. - Повторил он про себя свою же фразу. - Все разнесут, в том числе и портал перехода в Пятое измерение и мы не сможем вернуться домой.
  - Оля. - Снова обратился он к девушке. - Слушай меня внимательно. Мне сейчас нужно будет ненадолго уйти. Ты оставайся здесь. Не шевелись, не дыши, не сдвигайся с места. Поняла меня?
  Оля отрицательно замотала головой.
  - Ты не поняла меня, или не хочешь чтобы я уходил?
  - Я не хочу оставаться одна. - Наконец смогла прошептать она в ответ.
  - Мне очень нужно идти. - Начал объяснять причину Вадим. - Сейчас эти болваны разнесут портал ведущий в наш мир. Я не могу им позволить этого сделать. Тогда мы не сможем вернуться домой.
  - Но как ты им помешаешь? Ты их видел?
  - Видел, и уже не в первый раз. Не переживай у меня есть преимущество.
  - Какое преимущество? Меч? Ты видел, что может сделать их оружие?
  - Мое преимущество - неожиданность. Моя слабость - время. Чем больше я тебе буду объяснять, тем больше у них будет времени для того, чтобы добраться до нашей комнаты. Просто помоги мне. Твоя помощь будет заключаться в том, чтобы выполнить все мои предыдущие наставления - оставайся на месте, не двигайся и жди меня. Я пошел.
  Перед тем как вылезть из-под шторы, Вадим снова взглянул в прорезь и убедился, что в аудитории никого нет. Только после этого он выбрался из своего убежища и сделал первый шаг в направлении коридора. Сделал первый шаг и тут же скривился от боли.
  Весь пол был усеян строительной крошкой, и босая нога сразу нашла себе занозу. Острый обломок стены вонзился в стопу и напомнил собой о недавних изменениях в помещении. Вадим вытащил обломок, и на пол из раны капнула капелька крови. Не смертельно, но и неприятно. К двери Вадим начал приближаться уже более аккуратно, внимательно глядя на места, куда поставить ногу.
  Дверь. Коридор. Вадим посмотрел налево, направо. Никого. Дальше короткой перебежкой по коридору. В коридоре было проще двигаться, сюда не залетели обломки стены. Хотя... вот снова обломки, только теперь двери ведущей в Гардеробную. То, что не поддалось давлению плеча, сдалось оружию Четырехрукого.
  Вадим заглянул вовнутрь. Никого. Только несколько отметин от выстрелов на сфере напыляющей одежду. Здесь Великан уже проделал свою грязную работу.
  Дальше еще одна рассыпавшаяся дверь. На этот раз медицинского центра.
  Вадим заскочил вовнутрь и буквально столкнулся со спиной Четырехрукого наводящего свое оружие на Медбокс. Великан начал оборачиваться, чтобы понять что происходит, но так и не понял. Один взмах меча и Медбокс был спасен, а голова Четырехрукого полетела оздоравливаться ближе к сфере.
  Половина дела сделана, остался второй с "Базукой" - так Вадим окрестил бочонкообразное оружие, стреляющее уплотненным воздухом.
  Вадим развернулся и пошел было назад, но потом снова остановился и вернулся к поверженному Четырехрукому. Тело без головы лежало на белом кафеле и заливало его своей кровью. Но не это заинтересовало Вадима. В руке Великана по-прежнему находилась его оружие, явно превосходящее по мощи Катану. Вадим уже потянулся к нему рукой, но на полпути остановился и, передумав, пошел назад искать второго.
  Вадим шел по коридору. Аудитория снова осталась за его спиной. Первым желанием было пойти по стопам Великана через проломы, но вспомнив о горах каменного крошева, Вадим переиграл. Местонахождение Четырехрукого определялось легко и через стены. Тяжелая поступь и скрежет крошева привели в нужное место.
  Вадим заглянул в открытую дверь и увидел спину Гиганта стоящего возле дальней стены и целящегося в нее из своей "Базуки". Четырехрукий успел за это время пройти до края помещения, и теперь возвращался по обратной стороне, оставаясь верным себе и двигаясь только через собственноручно сделанные "проходы".
  Раздался новый глухой удар и в очередной стене появился очередной проем. Четырехрукий не спешил сразу входить, ожидая, когда основное крошево стены осядет на пол, а Вадим не стал ждать и уже во весь опор мчался в помещение с пробитой брешью по коридору. Проходя мимо него, он запомнил, что у этого помещения были открыты двери, и нужно успеть занять позицию у отверстия до того, как туда направиться Великан.
  ***
  Оля продолжала сидеть в укрытии. Ей было страшно и тогда, когда рядом присутствовал Вадим, а сейчас, в одиночестве, ей стало страшней вдвойне. Чисто теоретически, она, конечно же, была не одна. Рядом с ней, по-прежнему прислоненный к стене, сидел Нульмирянин. Оля вдруг поймала себя на мысли, что подумала о местном термином Вадима, назвав его Нульмирянином, но, несмотря на его присутствие, эффекта защитника не ощущалось. Если быть предельно честной, то даже если бы Левий был в себе, то и тогда она не ощутила бы от него этого эффекта. Слишком он был... невыразительным, немужественным, женственным что ли. А Вадим все не возвращался и не возвращался.
  Иногда ей казалось, что она слышит его шаги, но, сколько бы она дальше не напрягала слух и не выглядывала в прорези, никто не появлялся. А вдруг Вадим не справится с этими Здоровяками? Что тогда? Что делать ей? Нет, такого не может быть. За три месяца проведенных с Вадимом она успела изучить его вдоль и поперек. Это сильнейший человек, причем во всех смыслах этого слова. Он силен физически, и еще сильней духом. За ним она чувствовала себя как за каменной стеной. Если он сказал что сделает - значит сделает.
  Оля вдруг почувствовала себя стервой. Сегодня она могла его потерять. А все из-за чего, из-за собственного эгоизма. Видите ли, не понравился ей его рассказ. Да, даже если бы это и было неправдой, то и тогда стоило вести себя по-другому. По крайней мере, дать своему парню высказаться до конца. А потом. Выключила мобильник, и целый день бесцельно бродила по городу. И себя извела и любимого человека. А в итоге, все равно вернулась назад. Идти то некуда. В общежитии на ее место подселили другую девочку, по ее же просьбе. У подруги не было где перекантоваться. К бабушке ехать поздно, да и своим приездом заставила бы ее разнервничаться. А ей сейчас никак нервничать нельзя, совсем плохая стала. Единственное оправдание - это отец. Вадим, не считая бабушки, стал первым человеком с кем она поделилась своими переживаниями, а он в ответ начал рассказывать ей полный бред. Нет, конечно, это не бред, но тогда она восприняла все именно так. А кто бы воспринял подобный рассказ иначе?
  Снова раздались какие-то звуки, на этот раз более отчетливые. Оля выглянула в прорезь и ужаснулась. В пролом аудитории вошло еще одно создание. По сравнению с предыдущими оно было совсем мелкое, но такое же противное. Войдя внутрь это создание, вдруг расправило крылья и взлетело под потолок.
  Оля испытала очередной шок. Что это было? А крылатое создание, перелетев наибольшую кучу обломков, приземлилось возле бывшего Стола-Информатора и, посмотрев то на пролом проделанный Великаном, то на дверной проем, остановилось на втором варианте и пошло к дверям.
  Не успев отойти от одного потрясения, Оля вдруг осознала опасность, подстерегающую Вадима. Вадим знает о присутствии в помещении только двух противников. Этот крылатый уродец может застать его врасплох. Он конечно мелкий и Вадим с легкостью с ним справился бы, если бы не трость, находящаяся в его руках. Оля уже успела увидеть, на что способно это оружие, и, убедившись, что больше в помещение никто не входит она полезла из своего укрытия.
  ***
  Вадим должен был прийти первым - Вадим пришел первым. Когда Четырехрукий входил в собственноручно проделанную брешь, его встретили два коротких удара Катаны. Один отрубил руку с "Базукой", другой голову. Вадим отработал по принципу - Наверняка.
  С чувством, "хорошо проделанной работы", Вадим уверенной походкой направился в аудиторию, и уже перед самым входом столкнулся с вооруженным Летуном.
  Секундное замешательство. Вихрь мыслей - нападать, убегать, не успею. И следующим актом стал выход из аудитории Оли. Она появилась из дверей, неся в двух руках каменный обломок стены. По-видимому, Летун что-то прочитал в глазах Вадима, но успел сделать всего пол оборота головой, прежде чем Оля разбила этот кусок кладки еще на две части только уже об голову Летуна. Летун мешком рухнул на пол.
  Да, - подумал Вадим - а ты, Корн, был не прав. Камнем из вашего измерения можно воспользоваться. Необходимо только задать ему нужное ускорение. Осталось закрепить проделанную Олей работу.
  Вадим подошел к поверженному Летуну и дважды пронзил мечом его грудь с левой и правой стороны. Черт его знает, с какой стороны у них находится сердце.
  - Что ты делаешь? - Вскрикнула Оля. - Он же не сопротивлялся.
  - А что ты предлагаешь с ним сделать, чтобы он не передал информацию о нас своим?
  - Не знаю. Можно было его связать и заткнуть чем-нибудь рот.
  - Он телепат, и передает свои мысли на расстояние, не пользуясь голосовыми связками. Я не знаю, как далеко распространяется зона действия его мыслепередачи, но и не хочу это проверять. Да даже если бы он и не был телепатом. Нам пленник не нужен. Нам нечего с ним делать. Забудь обо всем, что ты видела в кино, ты попала на войну. Эта война, как и любая другая, жестока и безкомпромисна. Либо ты, либо тебя, третьего не дано. В любви и на войне правил нет. Я хотел показать тебе кино о том, что тебя здесь ждет, а получилось театральное представление. Мы скоро выберемся отсюда, я обещаю, и тогда ты еще раз задумаешься, стоит ли тебе возвращаться в Нулевое измерение. А сейчас, я попрошу тебя потерпеть еще немножко и еще немножко побыть одной. Мне нужно сделать вылазку на улицу и увидеть мобильный Замедлитель.
  - Ты снова хочешь оставить меня одну?
  - К сожалению, так надо.
  - Тогда, быть может, ты возьмешь его оружие, оно намного серьезнее твоего меча? - Предложила Оля.
  Вадим вдруг вспомнил слова Каре - Если его оружие серьезнее моего, то почему именно он лежит возле моих ног, а не наоборот? Но не произнес их. В конце концов, в том, что Летун обезврежен, его заслуги нет. Эта заслуга целиком и полностью принадлежит Оле. Вместо этого он произнес следующее - спички детям не игрушка.
  - Не поняла? - Ответила Оля.
  - Ребенок, не умеющий и незнающий как пользоваться спичками, может спалить и собственный дом, и себя в этом доме. То, что ты предлагаешь мне взять - это и есть спички, а мы...
  - А мы, дети. - Продолжила мысль девушка.
  - Правильно.
  Оля опять залезла в убежище, а Вадим направился к бреши в стене. Самым опасным было выйти из помещения. На фоне светового пятна освещенной аудитории трудно остаться незамеченным, но Вадиму повезло, вблизи никого не оказалось. Более того, судя по треску ломаемых препятствий их контейнер, или контейнеры и Замедлитель ушли далеко вперед. Хотя наибольшую опасность представляли не механические агрегаты, а живая сила, Вадим понимал, что в связи с ограниченным действием замедления основная масса живой силы будет сконцентрирована вблизи Замедлителя.
  Вадим быстрым, но осторожным шагом направился в сторону шума. Если в прошлый раз приходилось действовать в ярко освещенном солнцем, и от того быстро надоевшем световом дне, то сейчас процесс движения усложнился. В темноте намного сложнее было ориентироваться. К тому же процесс передвижения усложнялся еще и отсутствием обуви. Поступь, конечно же, стала мягче и тише, но опасность наступить на острый камень или загнать занозу присутствовала постоянно. Если смотреть на ситуацию с точки зрения маскировки, то ночь была идеальным вариантом.
  Хорошо ли, плохо ли, но прогресс продвижения был на лицо. Вскоре глаза Вадима, немного адаптировавшиеся в темноте, различили шатающиеся тут и там громадные фигуры Четырехруких и три контейнера. Точнее, два контейнера привычных для Вадима - контейнеры, которыми он и сам уже управлял и еще один двухметровый куб.
  Это действительно был куб, самый, что не на есть натуральнейший куб. Пару метров в высоту, пару в ширину и столько же в длину, без каких либо выпирающих в стороны механизмов и устройств, по крайней мере, с той стороны, с которой наблюдал Вадим. Он неторопливо двигался вперед, а от него в свою очередь исходила пульсация воздуха заметная даже ночью.
  - Так вот ты какой, мобильный Замедлитель, - подумал Вадим. - И как мне тебя стащить? Здоровый. Наверняка тяжелый, и под постоянной охраной. Ладно, у меня еще есть время подумать над этой задачкой, а сейчас пора домой. Домой, домой, домой.
  Понимая, что вряд ли уже встретит кого-то на своем пути, Вадим, тем не менее, осторожно вернулся к пролому в аудитории, и внимательно осмотревшись по сторонам, скользнул внутрь.
  На этот раз Олю он нашел на оставленном месте. Она больше никуда не уходила, и как верная спутница выполняла его распоряжение. Хотя, если бы она не нарушила его требование в прошлый раз, он наверняка был бы уже мертв. Вадим это понимал, но по-прежнему предпочитал видеть ее послушной.
  - Ты выяснил, что хотел? - Спросила у него девушка.
  - Да.
  - То, что ты выяснил - это хорошо, или плохо?
  - Пока еще не знаю, но у меня есть информация для размышления, а это уже кое-что. Как там говорится - предупрежден, значит вооружен.
  Совсем рядом с ними послышались новые звуки. Вадим моментально схватился за меч, но вовремя остановился. Это пришел в себя Левий.
  - Где я? - Произнес он первую фразу после своей отключки.
  - О, нормально, ожил. - Произнес свою речь Вадим уже не шепотом, а нормальным голосом.
  - Тише ты. - Зашипела Оля. - А вдруг они услышат?
  - Не услышат. - Успокоил ее Вадим. - У нас есть живой индикатор, - и показал на Нульмирянина. - Если он шевелится и разговаривает, значит Четырехрукие отошли на расстояние более километра. Как только затихнет - так сразу и нужно паниковать.
  - Что случилось? - Произнес следующую фразу Левий.
  Вадим приподнял полог убежища и ответил. - Что случилось? Выходи, сам посмотришь.
  Вся троица выбралась из-под шторы и у Левия округлились глаза. Он внимательно осматривал две дыры в стенах помещения, валяющиеся кругом каменные обломки, импровизированное убежище. Наконец его лицо тронула маска просвещения, и он произнес. - Наверное, я должен поблагодарить вас за то, что остался жив?
  - Не стоит благодарности. - Ответил Вадим. - У нас впереди еще целая куча дел. Вот закончим все дела, тогда и поблагодаришь за все разом.
  - Портал в ваше измерение? - Вдруг вспомнил Левий. - Он в единственном экземпляре. Он цел?
  - Цел, цел, не переживай. - Успокоил его Вадим. - Они передумали его разрушать.
  - Хорошо. - Ответил Левий. - Нет, мы конечно всегда сможем его восстановить, но это займет дополнительное время.
  - Тогда что, снова ко мне? - Предложил Вадим.
  - Да. - Ответил Нульмирянин. - Пойдемте в пятый кабинет.
  Как только они начали движение, Левий заметил неудобство, которое испытывают его гости, двигаясь босиком по каменной крошке. - Пойдемте я вас обую. - Предложил гостеприимный хозяин.
  - Не получится. - Ответил Вадим. - Магазин закрыли на переучет. А вот в Медбокс я бы заглянул. - Вадим приподнял и показал раненую ступню. Медбокс до сих пор работает круглосуточно.
  На выходе из лаборатории Левий резко остановился, увидев лежащего Летуна.
  - Не переживай, - предупредил, налетевший на остановившегося Нульмирянина Вадим, - он совершенно безобидный, а вот его оружие, - вдруг вспомнил Вадим, - совсем не безобидное. Я побоялся его взять. Может его стоит изучить вашим ученым и научить нас им пользоваться, или начать производить такое же?
  Левий присел к трости, внимательно осмотрел и после этого взял ее в свои руки.
  - Ты бы поаккуратнее. - Предложил Вадим. - Может ее пусть лучше осмотрит профессионал. Просто сообщи о ней своим ученым?
  - А я и есть ученый. Это сейчас я взял на себя роль куратора, а так, я всю свою жизнь изучал различные науки. И поверь мне, я неплохой ученый. Мне сто восемьдесят лет и за это время я успел накопить достаточно и теории и практики. Я сам способен разобраться с этим оружием. Мне просто понадобится немного времени. Заберем его с собой в твой мир.
  - Хорошо, разбирайся. Еще одна такая трость лежит в Медицинском центре, и еще есть Базука. Их тоже необходимо забрать.
  - Базука? - Переспросил Левий.
  - Я не знаю, как она называется, я назвал ее первым подходящим именем, пришедшим в голову. С ее помощью они делали дыры в стенах.
  - Сколько тебе лет? - Только тут до Ольги слушающей весь разговор дошла суть сказанного.
  - Сто восемьдесят. - Повторил Левий. - А что, я выгляжу моложе?
  - Да... немного. - Произнесла Оля изменившимся голосом. - Я бы дала тебе не больше ста шестидесяти. - И тут же смутившись, добавила, - а ничего, что я обращаюсь к Вам на Ты?
  - Ничего. Я тебе скажу больше, это у вас есть разделение "Ты" и "Вы", а у нас только одна форма обращения всех ко всем, и по вашему это больше похоже на "Ты".
  - Ладно, - произнес Вадим, - забираем Базуку и идем в медицинский центр. Там вторая трость и я хотел бы залечить ступню.
  Вадим сам проделал необходимые манипуляции с дисплеем. И хотя он заходил сюда всего лишь второй раз, и в первый раз включал аппарат Ластер, знания, полученные Вадимом в начале своего первого квеста, позволяли ему самому справиться с поставленной задачей.
  Программа Медбоксу была задана на пять минут. Хотелось бы побыть подольше, но Вадим понимал, что оставлять надолго без присмотра слабую девушку и сто восьмидесятилетнего дедушку, подверженного воздействию замедления надолго нельзя. Кроме того, здесь на полу лежал поверженный Четырехрукий с отрубленной головой - безобидное, но не самое подходящее зрелище для ожидающих.
  Пять минут пролетели словно пять секунд. Вадим вышел из Медбокса и первым делом убедился, что Индикатор (Левий) в сознании. Значит, Четырехрукие не возвращались. То ли отряд не заметил потери бойца. То ли они не слишком и считают друг друга. То ли еще чего-нибудь, неважно. Их нет и это хорошо.
  Энергия самого Вадима после посещения медицинской сферы просто зашкаливала. Ему сразу захотелось, чтобы эти же ощущения испытала и Оля, но практичность взяла верх. Ему это нужно было для дела. Плохо если во время миссии он будет хромать. А ей сейчас - для баловства. А не дай бог Четырехрукие вернутся и портал снова перестанет работать? Кстати он так и не проверил результат процедуры. Вадим осмотрел свою ступню и не увидел ни малейшего намека на порез. Лечение прошло успешно.
  Они снова стояли в комнате с порталом перехода в Пятое измерение. Вадим держал в одной руке Базуку, а в другой две трости. Оля предлагала ему свою помощь, но он ей отказал. Левий поколдовал с дисплеем и сначала появился прозрачный шар величиной с кулак.
  - Не желаете посмотреть? - Предложил он Вадиму с Ольгой.
  - Что значит, не желаете? - Моментально отреагировала Оля. - Конечно, желаю. - Для нее, все происходящее, было самым настоящим волшебством. Она подошла к шару и заглянула в него.
  - Вадим, я вижу твою квартиру. - Удивленно заговорила она и задвигалась в разные стороны от шара, меняя угол обзора. - А если менять угол, то можно осмотреть всю комнату. - Тут же прокомментировала она свое открытие. - Мне кажется, что я даже слышу какие-то звуки доносящиеся оттуда.
  - Вот так мы и проверяем отсутствие посторонних в помещении. - Прокомментировал увиденное Олей Левий. - Ну что ты скажешь? Там никого нет?
  - Никого. - Подтвердила девушка.
  - Тогда открываем портал и идем к вам.
  
  
  
  
  3.
  Вся троица стояла в спальне Вадима и наблюдала, как исчезал разрыв портала. За окном продолжалось чье-то веселье. Несмотря на то, что часы показывали третий час ночи, и Забегаловка была уже закрыта, какая-то компания никак не хотела окончания праздника. Слышался пьяный смех и шумный разговор. Именно этот разговор, по-видимому, и слышала Оля через Смотровой Шар.
  Наконец портал захлопнулся полностью, Вадим включил свет и критически осмотрел себя. Весь в пыли. В волосах мелкая крошка. На одежде и руках капли крови чужаков, прилипшая трава, земля и еще непонятно что очутившееся на нем после вылазки из аудитории. В общем, вид совсем не презентабельный. Оля тоже не отличалась чистотой, но по сравнению с ним выглядела почти идеальной. Самым опрятным оставался Левий.
  - Я в душ. - Уведомил всех Вадим. - Оля, - обратился он к своей девушке, - постели, пожалуйста, Левию в гостиной на диване.
  - Я бы предпочел еще посидеть и разобраться с оружием чужаков. - Ответил Вадиму Нульмирянин.
  - Это, пожалуйста. Для этого подойдет кухня. Я сейчас уберу все со стола. Только у меня одна просьба, Левий, не надо им пользоваться. Я только недавно сделал ремонт и если ты выстрелишь из трости, то моим обоям это не понравится. А если из Базуки, то это не понравится и моим соседям.
  - Я буду аккуратен. - Пообещал Левий.
  Вадим вышел из душевой совсем в другом расположении духа - жизнь продолжается и нужно уметь радоваться маленьким приятностям. Душ входил в категорию "маленьких приятностей".
  - Оля, ты не подашь мне чистую футболку. - Попросил он.
  Оля вышла из спальни со свежей футболкой и, подойдя к Вадиму, вдруг замерла на месте. - А где делся твой шрам?
  Вадим обернулся через плечо, но ничего не увидел. Тогда он вернулся в душевую и повернулся спиной к зеркалу. Спина была идеально чиста. Без единой царапинки, без единого пятнышка... без единого шрама. Ах, ну да... Медбокс. Он залечил не только свежеповрежденную стопу, но и старые раны.
  - Больше нет. - Только и смог он ответить Оле. - Был шрам, и нет шрама. И рассказывать больше не о чем. Кстати, если тебя до сих пор интересует, откуда у меня взялся шрам. Откуда у меня взялся пропавший шрам. - Уточнил Вадим. - То его мне "подарило" такое же летающее существо, какое ты "порадовала" куском стены. Оно выстрелило из лука, и только Бора смогла вытащить меня из-под смертельного попадания. Отделался всего лишь шрамом. А исчез он благодаря Медбоксу, хотя, если честно, я не хотел от него избавляться.
  - Так значит, я еще и должна поблагодарить Бору за то, что ты остался жив? - Спросила Оля.
  - Ее можно поблагодарить и за это, и не только за это. Она помогла мне стать тем, кем я являюсь на сегодняшний день. А я в ответ, ничего не смог для нее сделать.
  Теперь уже Оля уловила грустные нотки в голосе Вадима. - Не надо Вадим, не говори так. Иногда в жизни происходит много неприятных вещей, и, к сожалению, мы не можем на них повлиять. И вообще, хватит о грустном, мы сегодня выбрались из такой переделки. Мне теперь на всю оставшуюся жизнь хватит впечатлений. Теперь моя очередь снимать стресс горячим душем. Они поменялись местами, Оля пошла в душевую, а Вадим развлекать Левия.
  Левия Вадим нашел на кухне, внимательно изучающим оружие Четырехруких.
  - Там тебе Оля диван постелила, можешь идти отдыхать. - Предложил он Нульмирянину.
  - Хорошо, - ответил Левий, - но попозже. Я еще поломаю тут голову.
  - Как скажешь, - согласился Вадим, - а я пойду. Здесь я тебе все равно ничем помочь не смогу, а утро вечера мудренее. Как надоест, имей ввиду, что там все подготовлено. - Сказал, и пошел сам спать. Война войной, а обед и сон по расписанию - иначе плохой из тебя воин получится.
  ***
  Ровно в половине седьмого зазвонил будильник. Вадим привычным движением попытался отбить сигнал еще на пять минут, но вовремя вспомнил и просто выключил гаджет. Воспоминания вчерашнего вечера полезли в голову. Мирное, спокойное существование закончилась и впереди снова предстоит борьба за жизнь. Настало то самое "мудреное" утро и пора строить планы на будущее.
  Вадим оглянулся на вторую половину кровати. Там, с открытыми глазами лежала Оля.
  - Тебя тоже разбудил будильник? - Поинтересовался Вадим.
  - Нет. Я не спала всю ночь.
  - Чего?
  - Что значит, чего? Я удивляюсь, как ты мог так быстро заснуть после всего случившегося. Я вернулась из душа, а ты уже сопел вовсю.
  - Дело привычки. - Ответил Вадим. - Хотя к такому лучше не привыкать. - Тут же добавил он. - По крайней мере, я добился желаемого - ты увидела, с чем тебе придется там столкнуться.
  - Да уж, - ответила Оля, - такого и в страшном сне не захочется видеть.
  Вадим удовлетворенно покивал головой. По-моему он добился своего, но не стал озвучивать свой кивок, а вместо этого сказал. - Пойду Левия разбужу. Пора придумывать планы.
  - Мне кажется, его не нужно будить. - Заметила Оля. - Я не слышала, чтобы он выходил из кухни. По-моему он тоже не спал всю ночь.
  - Тоже мне, великие деятели. - Пробурчал Вадим. - Я посмотрю, что с вами будет через пару дней, если вы продолжите в подобном духе. Уставший человек может подвести не только себя, но и своего товарища.
  Вадим бурчал вслух, а сам вспоминал себя. А сколько он не спал в первый день пребывания в Нулевом измерении? Легко сказать ложись и спи, а если выплеск адреналина и эмоций такой, что ни о каком сне и думать не приходится? Ничего, ко всему привыкаешь со временем, а Оле вообще привыкать не придется. Обратно, в Нулевое измерение она не вернется. По крайней мере, до тех пор, пока там будет продолжаться война.
  - Ладно, - сказал он своей девушке, - ты поваляйся еще, может получится заснуть, а я пошел к Левию.
  Как и предсказывала Оля, Левия он застал на кухне в том же положении, в котором оставил его в последний раз.
  - Доброе утро! - Поприветствовал он своего гостя. - Позавтракать не желаешь?
  - Нет, спасибо. - Ответил Нульмирянин. - Я думаю, что разобрался с принципом действия данного оружия. Теперь бы выйти в безлюдное место и опробовать мои выводы.
  - Выйдем, опробуем, - согласился Вадим, - но только после того, как я позавтракаю. У меня есть правило - не поев, я не выхожу из дома. А пока будет идти процесс, мы могли бы обсудить кое-какие детали. Я ведь тоже встал со свежими мыслями.
  - Давай обсудим. - Сдался Левий.
  - Уже лучше. - Улыбнулся Вадим. - Соглашающиеся со мной люди мне нравятся наиболее всего.
  Так вот. - Продолжил общение Вадим, параллельно приступив к приготовлению завтрака. - Тот факт, что у нас появится более серьезное оружие - это положительная сторона вопроса, а отрицательная состоит в том, что людей, которые возьмут это оружие в руки, по-прежнему нет. Давать объявление в газету о том, что срочно нужны люди для работы по уничтожению пришельцев, зарплата достойная - глупо. Я думаю, на такое объявление откликнутся только геймеры и работники психдиспансера.
  А с другой стороны, почему именно двадцать? В прошлый раз мы справились с задачей впятером, а если быть точнее, то вчетвером. Больше - не всегда лучше, а пару человек, в дополнении к себе, я, пожалуй, смогу найти.
  - Ты имеешь в виду своих друзей: Сергея, Илью и Юру? - Спросила Оля, тихо подкравшаяся к двери и внимательно прислушивающаяся к разговору.
  - Нет, не их. - Ответил Оле Вадим. - Из этой троицы, только Сергей более-менее годится для подобного задания. Он один умеет держать нож в руках, и при этом имеет армейский опыт. Только его нож - нож повара, и в армии он тоже был поваром. Илья программист, он не встает с компьютерного стула и с трудом проходит расстояние в одну автобусную остановку, поэтому он всегда и везде передвигается, либо на машине, либо на муниципале. В случае опасности, мы его потеряем из вида на первой же десятиметровке. Юра - стоматолог. Нам, конечно, нужно надавать кое-кому по зубам, но Юра умеет их только лечить. Ко всему прочему, у каждого из них есть жена, дети, родители и они не согласятся на такую авантюру. Тут нужны либо Солдаты Удачи, либо очень стимулированные особи. И у меня есть пара таких знакомых. Обоих знаю по спортзалу.
  Первый - Стешин Вячеслав. Бывший десантник. Принимал участие в боевых действиях в горячей точке. Активно поддерживает себя в хорошей спортивной форме. По силовым показателям он от меня отстает, а по боевым - обгоняет. Я ни разу не победил его на ринге.
  Второй - Чернов Ярослав. Тоже с армейским опытом. В остальном с точностью до наоборот. На ринге несколько неуклюж, в силе превосходит меня намного. Он не сильно отличается от Четырехруких. Рост - под метр девяносто, вес - свыше ста килограмм. Кстати, именно он подарил мне такое понятие, как Нульмирянин.
  На нем, первом и единственном, я поставил свой опыт - рассказать о Нулевом измерении. Опыт провалился, он не поверил, но с тех пор часто спрашивает меня о том, как там поживают Нульмиряне?
  Стешин не женат. Точнее разведен. А еще точнее, жена ушла от него. Он живет со своей мамой и пятилетней дочкой. Именно из-за дочери и ушла от него жена. От него и соответственно от своей дочки. Девочку зовут, так же как и тебя - Оля. - Вадим, во время рассказа перевел взгляд на свою девушку и после снова продолжил. - У девочки врожденный ДЦП. Она перемещается в основном только на инвалидной коляске, почти не умеет разговаривать. Ее понимает только отец и бабушка. Ее мама отказалась от нее, а Слава не смог отказаться. Вот уже как пять лет он бьется над проблемой ее вылечить, или, по крайней мере, улучшить ее состояние. Пока безрезультатно.
  А теперь мой первый вопрос. Знаешь ли ты что-нибудь о ДЦП и можно ли это вылечить у вас? - Вадим смотрел на Левия в ожидании ответа.
  - Да и да. - Просто ответил он.
  - Я тебя правильно понял? - Уточнил Вадим. - Ты знаешь, что такое Детский Центральный Паралич и у вас его можно вылечить?
  - Все верно. Это я тебе говорю как ученый. Конечно же, Медбокс с этим не справится. Нужно будет отправить девочку в больницу. И лечение займет намного больше пяти минут - это не царапина. Я думаю, что где-то около месяца на лечение уйдет.
  - Около месяца? - Удивленно воскликнул Вадим.
  - Ну да. - Ответил Левий. - Плюс-минус несколько дней. Ты пойми нас правильно, мы не волшебники. Есть вещи, для решения которых и нам требуется время.
  - Левий, дорогой, ты меня неправильно понял. Я имел в виду, всего лишь месяц. Слава бьется над этой проблемой уже пять лет и все безрезультатно. Я скажу больше, все вокруг понимают, что это навсегда. Наверное, и он понимает, просто не хочет с этим смириться, а ты говоришь всего лишь месяц. Я не могу отвечать за других людей, но если вы поставите его дочку на ноги - он будет вашим должником до конца своих дней.
  Теперь о Чернове. - Продолжил Вадим. - Я, для Стешина, просто хороший знакомый, а Ярик для Славика очень большой друг. Я скажу больше - он его кум. Я скажу еще больше - он Крестный Отец маленькой Оли. В принципе одного этого будет достаточно, чтобы и он согласился на наше мероприятие, но у него есть и своя проблема. Она стара как мир - деньги, и в его случае, эта проблема стоит несколько острее, чем у большинства людей.
  Ярик отличный механик, но работает "на дядю". Он захотел открыть свое дело. Занял денег у очень серьезных людей, естественно под проценты и просчитался. Он очень хороший технарь, а финансист неважный. Занятых денег хватило только на покупку помещения и оформления всех необходимых бумаг. А на покупку оборудования денег не осталось. Клиенты к нему, в очереди стоят - а работать нечем, денежка не зарабатывается, и сроки выплаты приближаются. Как насчет решения его проблемы?
  Левий задумался совсем ненадолго. - Решаема. - Ответил он. И после этого развил мысль. - Мы, конечно, можем сымитировать ваши деньги, но это не лучший вариант, хотя по своему качеству они будут превосходить ваши собственные. Это будет называться фальшивопечатанием. И дело даже не в моральной стороне вопроса (хотя, и это важно), дело в другом, любую фальшивую купюру можно разоблачить, невзирая на качество. Даже наоборот, само качество уже будет поводом для разоблачения. А дальше цепь никому не нужных расследований и вытекающих оттуда проблем.
  У меня тут появилась хорошая мыслишка. Ему ведь деньги нужны на приобретение инструмента?
  - Верно, - ответил Вадим, - с необходимым инструментом он и сам сможет заработать и отдать долг.
  - Тогда, - продолжил развивать свою мыслишку Левий, - мы могли бы ему просто изготовить необходимый инструмент и оборудование у себя дома с последующей переправкой в ваш мир. Поверь мне на слово, качество и надежность всего, что мы поставим, я гарантирую.
  - А что, - отреагировал Вадим, - мне нравится твоя мыслишка. Думаю, что и Ярославу она придется по душе. В таком случае тремя бойцами ваш мир будет обеспечен.
  - А я? - Вдруг напомнила о себе Оля. - Почему тремя. Я тоже с вами пойду.
  Вадим медленно развернулся к своей девушке. - Я думал, мы решили этот вопрос?
  - Все верно. - Согласилась Оля. - Решили. Я иду с вами.
  - То есть, увиденное вчерашнее зрелище тебя не напугало?
  - Конечно, напугало. Как такое может не напугать?
  - И-и-и?
  - И я иду с вами.
  Вадим развернулся обратно лицом к Нульмирянину. - Все оказалось сложнее, чем я думал.
  Левий тактически промолчал в сложившейся ситуации, но не преминул поинтересоваться другим. - Вадим, ты побеспокоился о своих друзьях, а что нужно тебе... и Оле? - Добавил он после небольшой паузы.
  - Ей ума. - Не замедлил Вадим с ответом.
  - А если серьезно?
  - А если серьезно, то мне достаточно будет знать, что у вас все наладилось. Возможно, еще дополучить знания, от которых я отказался в прошлый раз. Как оказалось, пользоваться новыми знаниями очень заманчиво.
  - Оля, а что бы хотела ты? - На этот раз Левий обратился к девушке.
  - То, что хочу я, даже вы не сможете мне дать. А из выполнимого. Я хочу быть рядом с этим упрямцем. Я хочу, чтобы люди жили и радовались жизни, и я очень хочу радоваться жизни вместе с ними.
  - Мне кажется, я вас понимаю. - Улыбнулся Левий ей в ответ. - И у меня есть кое-что для вас, но пусть это побудет до поры до времени сюрпризом.
  Вадим, - обратился он теперь к хозяину дома, - пришла пора пообщаться с вашими друзьями.
  Вадим достал мобильный телефон и позвонил Стешину. Выждав серию длинных гудков, он услышал знакомый голос.
  - Алло.
  - Привет Слава.
  - Здорово Вадим. Ты, наверное, по поводу обещанного спарринга в Понедельник? Извини, друг, не получится. Мне тут новый адрес дали, и я повезу Олечку на осмотр. Я уже и бесплатный отпуск себе взял.
  - Нет, Слава, я не по поводу спарринга. Можно сказать я по поводу твоей Оли. Твой новый адрес... скажи, ты веришь в него? Веришь в положительный результат?
  - Вадим, мне не нравится твой вопрос?
  - Я не о том, Слава. Я меньше всего хочу тебя обидеть или расстроить. Наоборот, я тоже нашел один адрес, и мой адрес намного надежнее всех твоих предыдущих вместе взятых.
  - Я сейчас приеду.
  - Подожди, подожди. - Закричал в трубку Вадим. - Я не договорил. У меня к тебе будет длинный разговор. Но разговор не только к тебе, но и к твоему Куму. Не мог бы ты его вызвонить и приехать вместе с ним на машине. Нам нужно будет выехать за город.
  - Ты чего там надумал?
  - Я все объясню вам на месте. Это не телефонный разговор. Так мог бы ты захватить с собой Ярослава?
  - А че его захватывать, вон он, в соседней комнате, с Крестницей гуляет. Через двадцать минут будем.
  ***
  Вадим, Оля и Левий ждали машину Ярика возле подъезда. В руках у Вадима была безобидная спортивная сумка с далеко не безобидным оружием Четырехруких внутри. Из-за угла, скрипнув тормозами, появилась знакомая зеленая десятка с водителем и одним пассажиром.
  - Это они, - узнав машину, прокомментировал Вадим.
  Еще через несколько минут машина уже скрипнула тормозами напротив них.
  - Открой багажник. - Попросил Вадим.
  Закинув сумку в багажник, они уселись втроем на заднем кресле и дали команду недоуменным кумовьям ехать вперед.
  - Куда ехать то? - Поинтересовался Ярик.
  - Давай на озеро, - предложил Вадим, - в балку.
  - На озеро? - Удивился Ярик. - Так не сезон же. Там сейчас никого нет, тем более в балке.
  - И замечательно. Нам никто лишний и не нужен.
  - Ты сегодня какой-то таинственный. - Заметил Ярик. - Прямо тебе Джеймс Бонд.
  Слава в отличие от Ярослава молчал. На самом деле ему никуда не хотелось ехать. Ему прямо здесь и прямо сейчас нужны были ответы на вопрос - что за адрес знает Вадим? Но человек, который обжегся на молоке, дует на воду. За пять лет поисков помощи, он научился сдерживать себя и не форсировать события. Тут нахрапом не возьмешь. Тут нужно что-то другое. Что? Может быть кто-то, когда-то даст ответ на этот вопрос. Может быть сегодня? Может быть Вадим? Он не слишком хорошо знал Вадима, но даже те знания, которые имелись, говорили, что это серьезный парень. И во время телефонного разговора он не шутил. Возможно, сегодня произойдет что-то важное?
  - Кстати, познакомьтесь. - Предложил в дороге Вадим. - За рулем Болида, сидит мастер высочайшего класса в области машиноремонтирования и машиновождения - Ярослав. Рядом с ним, человек, который гребет деньги лопатой и носит мешками, инкассатор - Слава. Оба постоянные посетители фитнесс клуба Атлант.
  Ярослав в момент представления оторвал одну руку от руля и помахал присутствующим. Слава просто повернул голову назад и молча кивнул.
  - Продолжаю знакомство. - Снова взял слово Вадим. - Справа от меня сидит моя девушка Оля. Парни, вы еще не имели честь с ней познакомиться, и это потому, что я вас раньше боялся. А вдруг уведете? Сейчас я этого не боюсь. Никуда она от меня уже не денется.
  Ну и напоследок я оставил самое интересное. Слева от меня сидит Левий. Пока что ограничусь именем, потому что если начну рассказывать о нем все остальное, боюсь, мы попадем в аварию.
  - Левий? - Переспросил Слава. - Я правильно расслышал?
  - Все верно, Левий. - Подтвердил Нульмирянин.
  - Слушай Левий, без обид, - попытался оправдаться от своего вступления Слава, - просто, имя такое... для наших краев непривычное.
  - Ничего. - Ответил Левий. - Я к вашим тоже не сразу привык.
  ***
  Машина выехала к озеру. Летом здесь яблоку негде было упасть, а в Октябре, только пара рыбаков мерзла с удочками на берегу.
  - Многолюдно, - заметил Вадим, - сворачивай и поезжай в балку, надеюсь, там никого нет.
  Ярослав пожал плечами, но молча свернул в указанном направлении. Машина еще минут десять ползла по размытой дороге, пока не заехала в тупик.
  В балке не оказалось ни единой души. В этот сезон, да еще и после вчерашнего моросящего дождика здесь абсолютно нечего было делать. Тем не менее, Вадим, выйдя из машины, обошел балку вдоль и поперек, чтобы наверняка убедиться в отсутствии посторонних лиц, и только после этого достал свою сумку из багажника машины.
   - Прошу, - протянул он сумку Левию, - начинай полевые испытания.
  Левий достал из сумки сначала трость, и прошел с ней в сторону ближайшего дерева под изумленными взглядами Ярослава и Вячеслава. Их изумление достигло критической точки, когда обладатель трости прицелился из нее и произвел выстрел. Зеленый сгусток энергии, вырвавшийся из трости пробил насквозь ствол дерева и погасился в земляном бруствере балки.
  К пробитому деревцу подошла Оля. Она сначала заглянула в появившийся глазок, а потом еще и просунула туда свою руку. Рука свободно прошла в отверстие. Дерево, толщиной сантиметров двадцать оказалось простреленным насквозь.
  - Что это было? - Поинтересовался удивленный, но не менее заинтригованный Ярик.
  - Вместо ответа на прозвучавший вопрос, Левий достал второй, бочонкообразный вид оружия. На этот раз он подошел к торчащему из земли трухлявому пеньку, прицелился и нажал спуск. Эффект этого вида оружия намного переплюнул предыдущий. Вот пенек был, и вот пенька нет, а вместо него в воздухе кружилась мелкая древесная пыль. Вместе с пеньком оказалась срезана и приличная порция земли, как будто кто-то зачерпнул здесь огромной лопатой.
  - О-бал-деть! - Все, что мог произнести Ярик. Но буквально моментально справившись с эмоциями уже просил, - слушай, дай и мне пульнуть.
  - Дам. - Ответил Левий. - Вам еще надоест пулять, но сначала надо бы поговорить. Вадим, это твои друзья. Начни ты.
  Вадим некоторое время собирался с мыслями и начал со следующего. - Ярик, помнишь, я тебе рассказывал о Нулевом измерении, а ты меня потом подкалывал вопросом, как там поживают Нульмиряне?
  - Помню.
  - Если тебя до сих пор интересует этот вопрос, ты можешь задать его уже не мне. Будет логичнее, если ты задашь его непосредственно Нульмирянину. Он среди нас. Левий - это и есть представитель Нулевого измерения.
  Ярослав недоверчиво посмотрел на Левия. Ничем не отличается от них. Точно такой же: две руки, две ноги, одна голова. Имя немножко странновато, но если учесть, как сегодняшние родители называют своих детей, то у него еще и неплохое имя.
  Вадим прочитал эти мысли во взгляде Ярослава и спросил. - Что, не похож? Не так выглядит? А как бы ты хотел, чтобы выглядели люди из другого измерения? Как пришельцы, которых демонстрируют в кинематографе? Все измерения развиваются по приблизительно одинаковому сценарию и выглядят одинаково. Намного важнее не то, что у тебя снаружи, а то, что внутри. А сейчас, если позволите, я начну свой рассказ с самого начала и постепенно подберусь к необходимости вашего участия в предстоящих событиях.
  И Вадим начал свой рассказ. Его слушали с нескрываемым интересом и Ярик, и Славик, и даже Оля. Несмотря на то, что Оля уже лично успела ознакомиться с Нулевым измерением, начатый утренний рассказ в день своего рождения она так и не удосужилась дослушать.
  А Вадим рассказывал: о своих первых эмоциях от увиденного открывшегося портала; о первом шаге в чужой мир; о знакомстве с будущими коллегами; о путешествии по Нулевому измерению; о чудесах технических достижений соседей; и, конечно же, о вторжении Четырехруких. Закончил он возвращением домой в прошлое.
  Никто его не перебивал. Все внимательно слушали, даже Левий, как будто он услышал что-то новое для себя. Если бы Вадим рассказывал все это в другое время и в другом месте, ему наверняка бы не поверили. Но сейчас, после загадочного телефонного звонка, последовавшей за этим поездки в уединенное место, и, конечно же, демонстрации оружия явно чужеродного происхождения, доверие к рассказу присутствовало.
  После этого Вадим хотел приступить ко второй части своего рассказа - части, в которой было место всем собравшимся здесь, но долго терпевший Слава, наконец, не выдержал.
  - Подожди с продолжением, - попросил он, - я уже и так приблизительно понял, что от меня хотят. Сейчас, я больше хотел бы поговорить о нашем телефонном разговоре. Ты сказал, что нашел адрес, лучше, чем все мои предыдущие вместе взятые. Я так понимаю, твой адрес - это Нулевое измерение?
  - Ты правильно понимаешь. Сегодня твоей дочери не сможет помочь никто в нашем мире, и ты сам об этом знаешь. Нульмиряне, по сравнению с нами живут не сегодня. И даже не завтра. Они живут послезавтра. Если кто-то и может помочь Олечке - так это только они.
  - Это правда? - На этот раз Слава обратился к Левию. - Вы действительно можете улучшить состояние моей дочери?
  - Нет. - Вдруг ответил Левий.
  - Нет? - В один голос переспросили Слава и Вадим. - Но...
  Левий не дал Вадиму даже начать свой вопрос и, прервав его, продолжил сам. - Мы не улучшим ее состояние, мы полностью вылечим ее. Она станет самым обыкновенным ребенком ничем не отличающимся от других. На все про все уйдет около месяца. Плюс-минус.
  - Месяц. - То ли как вопрос, то ли как утверждение произнес сам для себя Слава. - Один месяц. Мне больше не нужны никакие доводы и уговоры. Можете меня дальше не посвящать в подробности вашей проблемы. Я ваш.
  - Ну, - не согласился с ним Левий, - посвятить в подробности тебя все равно придется, поскольку подробности очень понадобятся для выполнения задания, но я уже сейчас благодарен тебе за согласие. И коль речь зашла о вознаграждении, то я хотел бы поговорить и с тобой, Ярослав. Вадим мне описал суть твоей проблемы. У тебя есть где работать, но нет чем работать. Если ты согласишься помочь, наш мир изготовит для тебя все необходимые инструменты и оборудование. И поверь мне на слово, качество, надежность и точность нашего оборудования превысит все то, с чем ты сталкивался до сих пор.
  - А я и не откажусь. - Ответил Ярик. - Вообще-то я бы подписался на задание только ради Крестницы, но подарок, который ты предлагаешь, для меня просто царский. От такого грех отказываться.
  - В таком случае, - продолжил Левий, - Вадим вас потом посвятит в подробности, а сейчас давайте я вас ознакомлю с принципом действия оружия, и вы потренируетесь в стрельбе.
  - А сколько у нас есть боеприпасов? - Сразу начал приобщаться к делу Ярик. - Не получится ли так, что мы все используем на тренировки, а на задание не останется?
  - Запас ограничен. - Подтвердил Левий. - Судя по моим расчетам у тростей порядка десяти тысяч выстрелов, а Базука рассчитана где-то на тысячу.
  - Как ты ее назвал? - Улыбнулся Ярик.
  - Это не я, это твой друг успел окрестить ее.
  - А откуда у них такой боекомплект? - Задал более практичный вопрос Слава. - Куда он поместился.
  - Боекомплекта как такового здесь нет вообще. - Начал объяснять Нульмирянин. - Здесь есть мощнейшей аккумулятор, который генерирует энергию природы в заряд, и оружие перестает стрелять не тогда, когда заканчиваются заряды, а когда садится аккумулятор.
  - А запасные аккумуляторы есть? - Продолжил расспрос Слава.
  - Нет, но я надеюсь, они вам и не понадобятся. Идеальным вариантом было бы провести операцию вообще без стрельбы, или с минимальным ее количеством. Пойдемте, я покажу вам как правильно его держать и куда нажимать.
  Через десять минут абсолютно все, включая Олю, научились обращаться с оружием Четырехруких. Оружие оказалось очень и очень простым в обращении. Отчасти его можно было сравнить и с местными аналогами. Есть предохранитель, не сняв который, не произведешь выстрел. Есть спусковой крючок, немного странноватый, но от этого его смысл не меняется. Немного непонятно было с прицелом. В случае с Базукой, в нем необходимости не было. Она била на малые дистанции и с широким рассеиванием. Чем дальше ты стоял от цели, тем более широкую площадь поражал, но при этом терялась мощность. Чем ближе стоял, тем меньшая площадь поражения, но соответственно увеличивается мощность. Трость, в отличие от Базуки стреляла далеко. Максимальную дальность в небольшой балке проверить не удалось, но привычная по армии планка прицеливания на ней отсутствовала. Приходилось целиться просто по стволу. В качестве положительного бонуса присутствовал, а точнее отсутствовала отдача. Целиком и полностью. Ее не было вообще. Также отсутствовало и звуковое сопровождение выстрела.
  Отдав оружие для продолжения тренировок, Левий отозвал Вадима в сторону. - Вадим, давай строить планы дальше. - Начал он разговор. - Сегодня, я заберу девочку, и вернусь к себе. Вам я дам пару дней на тренировки с оружием и на обсуждение плана действия. Мы тоже подумаем над планом. Потом сопоставим наши результаты и выберем лучший, или совместим оба. Что ты думаешь по этому поводу?
  - Прежде, чем я отвечу на твой вопрос, я бы хотел задать свой? - Ответил вопросом на вопрос Вадим. - Мой вопрос будет по поводу девочки. Я тоже хотел, чтобы мы отошли в сторону, и чтобы ее папа не слышал этого разговора. Ты забираешь девочку с собой, но мы все на короткое время забыли, что у вас идет война. Не получится ли так, что Четырехрукие нападут на больницу, в которой ее будут лечить?
  - Риск конечно есть. - Ответил Левий. - Но риск минимальный. Больница, в которую я планирую ее поместить, находится в горной местности. Там более чистый воздух, что не может не сказываться благотворно на пациентах. У нас конечно кругом чистый воздух, мы беспокоимся об экологии, но горы есть горы. Если говорить о горной местности, то можно сказать, что там воздух чистый-чистый. Впрочем, я отвлекся от сути вопроса. Четырехруким нужен плацдарм для маневрирования живой силы и транспорта, а в горах этой возможности нет. Исходя из этого, они вряд ли туда полезут.
  - Хорошо. - Удовлетворился Вадим ответом. - Тогда следующее. Я так и не увидел обещанного видео о нападении Четырехруких. Скажи мне на словах, там видно мобильный Замедлитель.
  - Нет. - Смутился Левий. - Если быть предельно честным, там вообще мало что видно. Намного больше информации на словах. Как я уже говорил, сфера влияния Замедлителя распространяется где-то на километр во все стороны. Практически, это и есть самая настоящая сфера, или купол. Наши люди наблюдали за ней издалека, видели движение, но любая видеозаписывающая аппаратура отказывается писать все происходящее внутри сферы. На видео, это отображается как размытое серое пятно.
  - Понятно. - Улыбнулся Вадим. - Значит, я не зря делал вылазку.
  - Делал, что? - Переспросил Левий.
  - Вылазку, Левий, Вылазку. Тогда из аудитории, я выходил посмотреть на Четырехруких, и видел Замедлитель.
  Левий не перебивал, но было видно, что его интерес к рассказу Вадима возрос.
  - Так вот, - продолжил Вадим, - сколько там бродило существ, я сказать не могу. На улице была ночь, и они разбрелись во все стороны, но я видел привычные для меня два контейнера и...
  - Контейнера? - Переспросил Левий.
  - Ну да, извини. - Исправился Вадим. - Это я их так окрестил для себя. Я видел два транспортных средства, которые использовались Четырехрукими при первой экспансии. А помимо этого было третье транспортное средство, отличающееся от этих двух. Я уверен, что это и был Замедлитель. Он представлял собой куб с двухметровыми гранями. На увиденных мною гранях не было ни единой зацепки - ровная, гладкая поверхность. Над землей он парил на высоте приблизительно тридцати сантиметров.
  - Спасибо за наблюдение. - Поблагодарил Левий. - Возможно, эта информация нам пригодится.
  - Я считаю, что она уже пригодилась. У меня есть пока еще сырой, но уже план.
  - Я весь во внимании.
  - Дело в том, Левий, что мой план идет несколько в разрез с твоими пожеланиями. Ты хочешь, чтобы мы выступили через пару дней, но что-то мне подсказывает, что на подготовку уйдет немного больше времени. Мне нужен транспорт. Транспорт, на котором мы сможем подойти вплотную к Замедлителю. Не просто подойти, а подойти быстро, и еще быстрей уйти. Этот транспорт должен обладать необходимой грузоподъемностью для того, чтобы мог взять на себя Замедлитель. Помимо грузоподъемности он должен иметь погрузочный элемент для загрузки на себя. Это может быть что-то вроде погрузочной вилки с наших электрокаров, благо зазор снизу позволит подлезть под устройство, или что другое на ваше усмотрение.
  - Вадим, я боюсь это невыполнимо. Мы конечно сможем собрать нечто подобное, но в зоне замедления оно работать не будет.
  - Неправильный ответ. Ты только что научил нас пользоваться оружием, которое будет работать в зоне замедления.
  - Но ведь это их собственное оружие. - Как-то неуверенно произнес Левий.
  - А это правильный ответ. А еще у вас наверняка остались трофейные контейнеры. Их контейнеры. Собранные в их мире, из их материала. Если подобный контейнер переделать?.. Наверняка для переделки вам не хватит деталей, но на этот случай есть еще и наш мир. А в нашем мире есть мастерская Ярика с обещанным вами новым инструментом, в которой мы можем доусовершенствовать наш транспорт. Как ты считаешь - это осуществимо?
  Теперь уже Левий, как некогда Вадим почесал свой затылок. - Я думаю да. И я думаю, во всем этом есть смысл. Конечно, это займет намного больше двух дней. Нужно будет сделать инструмент. Спроектировать транспорт. Построить грузовой портал для передачи всего этого в мастерскую Ярослава. Жалко отдавать наш мир на растерзание врагу еще на несколько лишних дней, но воспользуюсь вашей поговоркой - жадный платит дважды.
  В любом случае мне возвращаться нужно сегодня. Давай поговорим со Славой, чтобы он подготовил девочку. А еще мне нужно посетить помещение под мастерскую Ярослава. Необходимо просканировать ее габариты и расположение, а также зафиксировать координаты на местности.
  - Слава, Ярик, Оля. - Позвал всех Вадим. - Подойдите сюда, разговор есть.
  Оля пошла первой, а Ярик со Славой нехотя оторвались от новых "игрушек", но тоже подошли.
  - Левию пора отправляться назад. Необходимо осуществить последние штрихи. Ярик, - Обратился Вадим к Чернову. Нужно будет завезти Левия к тебе в помещение мастерской. Это возможно?
  - А почему нет? - Пожал плечами Ярослав. - Ключи у меня. Вход в помещение доступен.
  - Слава, - следующий вопрос прозвучал для Стешина, - Левий уйдет сегодня, ты готов отправить с ним дочку?
  Слава несколько помедлил с ответом, еще раз прокрутив в голове все за и против. У него, в отличие от Ярика, намного дороже оплата, но и намного дороже ответственность. И все же, после некоторой паузы он ответил. - Да, готов. Я все равно собирался везти ее завтра. Скажу маме, что планы поменялись и нужно ехать сегодня. Только тогда мне и самому придется съехать. Мама не поймет меня, если я вернусь домой один. Погостить у Ярика не получится, наши родители подружились до нашего рождения и мама Ярослава тут же уведомит о моем присутствии мою маму...
  - Поживешь у меня. - Предложил Вадим.
  - Если ты предлагаешь, так я и не откажусь. - Согласился Слава.
  - Тогда решено. - Подвел итог небольшому собранию Вадим. - После того, как отправим Левия, посидим у меня и я вам дорасскажу свою историю и все, что требуется от нас, а сейчас загружаемся и едем обратно.
  Потренироваться в стрельбе у нас еще будет возможность. - Добавил Вадим, когда заметил, каким взглядом, провожает Ярослав оружие, упаковываемое в сумку.
  По дороге назад они разделились. Вадим с Олей вышли на ближайшей остановке и отправились домой на Автобусе, а Ярик повез Левия сначала к себе в мастерскую и позже за маленькой Олей. Отсканировав помещение и собрав в дорогу девочку, они вновь вернулись к дому Вадима. Дверь в Нулевое измерение по-прежнему открывалась только здесь.
  Вадим на правах хозяина встретил вернувшихся гостей. Ярик однажды у него уже бывал, а Слава оказался в этой квартире впервые. Впервые здесь оказалась и маленькая Оля. Слава занес свою дочь на руках, а следом шел Ярослав и заносил инвалидную коляску. Уже находясь в квартире, они усадили девочку на коляску.
  Девочка с интересом осматривала новое для себя место. Как бы не была она больна, что бы с ней не происходило, но, в первую очередь она оставалась самым обыкновенным ребенком - любопытным и тянущимся ко всему новому.
  Вадим знал о ее существовании, но в свою очередь ни разу не бывал в гостях у Стешина, и не имел возможности с ней познакомиться. Такая возможность появилась сейчас.
  - Здравствуй, маленькая Принцесса! - Обратился он к девочке. - Меня зовут дядя Вадим, а как зовут тебя?
  Девчушка улыбнулась в ответ и не зажалась, как это часто бывает с детьми, а моментально пошла на контакт. - Зда-с-те. - Тяжело, но довольно отчетливо произнесла она. - Я - Оля. А то в бу-те ле-ть е-ня? - Тут же продолжила она свое общение.
  Вадим несколько смутился. Если, "здрасте" и "я - Оля" он понял, то дальше было немного не понятно. Сказать девочке, что он ее не понял и попросить повторить неудобно.
  На выручку пришел Слава. Он уже не раз сталкивался с подобной проблемой и оказывал услуги переводчика.
  - Она спросила - это вы будете лечить меня?
  Вадим присел, чтобы девчушка не смотрела на него снизу вверх, и встретился с ней глаза в глаза. - Нет, Солнышко, не я, но я не меньше твоего папы, твоего Крестного, хочу, чтобы оттуда, куда отправляешься ты, ты вернулась уже своими ножками. И чтобы мы смогли с тобой общаться без помощи папы. Тогда мы еще пообщаемся с тобой и будем говорить долго-долго, а сейчас тебе пора.
  Ты пойдешь с вот этим дядей. - Вадим указал на Левия. - Он очень хороший дядя и приведет тебя к другим хорошим людям. К сожалению, папа не сможет с тобой пойти, но он обязательно навестит тебя позже. Ты не испугаешься там одна, без папы?
  - Не... А я пра-да б-ду х-дит?
  Слава хотел перевести, но Вадим и сам понял, что спросила девочка. - Будешь ли ты ходить? Мы, все здесь присутствующие, будем в это верить, но самое главное, чтобы ты сама в это верила и своей верой помогала врачам.
  Вадим помнил заверения Левия, о том, что эта болезнь у них лечится, но уверять девочку самому в том, в чем сомневаешься хоть немного, не стоит. Если что-то пообещал ребенку - выполни это, а иначе не стоит обещать.
  - А сейчас, прошу всех за мной. - Вадим сам взялся за коляску и повел всех в свою спальню. По приходу в нужное место он обратился к Нульмирянину. - Твой выход Левий.
  Левий провел ряд привычных для Вадима и даже для Оли манипуляций с браслетом, и в воздухе появилось голубоватое свечение растягивающегося портала. Днем такое зрелище было менее эффективно, нежели ночью, но только не для Ярика со Славой. Они, пооткрывав рты не могли оторваться от увиденного. На удивление всем, маленькая Оля, в отличие от взрослых восприняла все как должное. Ее ум, еще не уловивший жизненных принципов взрослого человека (это же невозможно), воспринимал все как вполне возможное.
  Портал, растянувшись на необходимую длину, остановился, и Вадим добавил острых ощущений своим друзьям по спортзалу, войдя вовнутрь вместе с коляской и исчезнув для них из вида.
  - Прошу, входите. - Обратился к кумовьям Левий, на этот раз роль хозяина взявший на себя. Хотя, по сути, так оно и было. На входе в портал заканчивалась квартира Вадима. На входе в портал заканчивался мир Вадима, и начиналось Нулевое измерение.
  Первым из оставшихся в портал прошел Слава, чему Вадим совсем не был удивлен. Слава никогда не относился к трусливым людям, а если учесть, что его ребенок был уже по эту сторону, то... чего мы только не сможем сделать ради своих детей. Но, несмотря на присутствующую здесь дочь, только убедившись в том, что с ней все в порядке, он принялся тут же изучать местную обстановку. Тем же самым вопросом занялся и вошедший следом Ярик. Оля и Левий проявили себя как Бывалые, и если Левий, действительно был бывалым, то Оля играла роль такового, потому как за короткое время пребывания в Нулевом измерении не успела достаточно освоиться и также чувствовала себя здесь новичком.
  - Пора прощаться. - Сказал Левий.
  - А можно я, пока будут идти приготовления, побуду с дочкой? - Наконец произнес, давно крутившуюся на языке фразу Стешин.
  - Слава, - мягко произнес Нульмирянин, - здесь ты все равно не сможешь ей ничем помочь, но при этом навредишь себе и всем нам. Будет намного лучше, если ты проведешь это время в тренировке и составлении плана действий. Ты обязательно встретишься со своей дочкой, только немного позже.
  - Можно тогда хотя бы посмотреть, куда вы пойдете?
  - Если мы уйдем первыми, то за вами некому будет закрыть портал. Сейчас я его могу закрыть только изнутри. Не переживай, время пролетит быстро. Я постараюсь управиться как можно быстрее. Для нас это тоже очень важно.
  Портал закрылся. Вадим, Оля, Ярик и Слава стояли в спальне Вадима.
  - С возвращением в Пятое измерение.
  - Куда? Куда? Куда? - Не поняли остальные и спросили об этом в три голоса.
  - Ах, да. - Заметил Вадим. - Об этом я и не рассказал. Мы были в Нулевом измерении, об этом я упомянул и не раз, но у нашего с вами мира, или измерения тоже есть свое имя, и называется оно Пятое измерение. Конечно, это имя придумали не мы, живущие в нем, а наши первооткрыватели, но, наверное, им и принадлежит это право, давать имя - право первооткрывателя. Так что, добро пожаловать домой в Пятое измерение. С возвращением. Хотя, еще больше, эти же самые слова мне хочется сказать вам после выполнения задания.
  
  
  
  
  4.
  Левий объявился через десять дней. За это время его все заждались, даже Вадим, а что говорить о Славе. Десять дней ожидания тянулись о-чень медленно.
  Свой рассказ о Нулевом измерении Вадим окончил сразу по возвращении из портала. На самом деле рассказ не занял много времени, больше времени заняли вопросы. Основное внимание Вадим акцентировал на Четрехруких: их габариты; скорость передвижения; маневренность; вооружение; восприятие местного мира. Он рассказал о Замедлителе - первом, который погрузил весь мир в забытье и следующих - распространяющих свое действие на определенную дистанцию. Он рассказал о том, почему именно они, пришельцы из другого измерения так ценны для Нульмирян. И, конечно же, о главной миссии своего задания.
  Следующие пару дней они еще выезжали на стрельбище, но после этого прекратили по ряду причин. Во-первых, основы стрельбы они освоили буквально с первого раза, а для того чтобы набраться нереального мастерства, нужны и врожденные данные, и намного больше времени. Во-вторых, количество зарядов хоть и велико, но всему рано или поздно приходит конец. Нет никакой гарантии, что они не закончатся в самое неподходящее время. И хотя Левий предлагал обойтись совсем без стрельбы, или с минимальным ее количеством, Вадим понимал, что одно дело предполагать, и совсем другое - рассчитывать, что так оно и будет. Его же первый выход в Нулевое измерение научил, что это не так. Тогда тоже предполагалось провести все очень тихо. А чем закончилось? Было еще и в-третьих. Следы от выстрелов оставались на местности. Если местное население найдет отверстия в деревьях, проделанные непонятно чем, пойдут ненужные разговоры. Эти разговоры совсем ни к чему. А могут найтись и свидетели самой стрельбы. Трудно утаиться от всех на свете. Именно поэтому они ни разу не стреляли дважды в одном и том же месте. В первый раз это было в балке на озере. Во второй - на заброшенной стройке. А в третий - в чистом поле.
  Что касается обсуждения плана отъема Замедлителя, то и тут все было на авось. Слишком много "Если". Сам план остался прежним, но с расчетом на транспорт - быстро подъехали, с минимальным количеством стрельбы отжали технику, и еще быстрей сбежали. Даже если не получится отключить его в дороге, то лишившись боевой поддержки, они втроем смогут справиться с находящимся внутри противником, а оставшиеся Четырехрукие без защиты Замедлителя попадут под прессинг местных. Вот только эти "Если": если местные смогут подготовить технику для передвижения; если удастся погрузить Замедлитель на эту технику; если они удивят своей внезапностью, Четырехрукие то уже знают, что нахождение в зоне замедления посторонних лиц, возможно; если оружие Четырехруких вдруг откажется работать против них самих (мало ли, может оно так запрограммировано), или против их техники (Вадим рассчитывал в момент нападения уничтожить или хотя бы обездвижить их контейнеры).
  Радовало одно - Олю если и не получилось отговорить от похода в Нулевое измерение, то, по крайней мере, удалось отговорить от непосредственного участия в боевой операции. Она должна будет оставаться на подхвате. Она, правда, успела уже примерить на себя роль медсестры - приобрела походную сумку и загрузила ее самыми разнообразнейшими медпрепаратами для оказания первой помощи. Несмотря на демонстрацию работы Медбокса, девушка по-прежнему не доверяла медицине Нулевого измерения.
  Постреляв еще два дня и обсудив не самый лучший план действий, Вадим предложил поработать над одним из "Если - если оружие Четырехруких не будет действовать против них самих. В этом случае он предложил снова вернуться в историю. У него по-прежнему оставалась Катана, а ребят чем-то надо было снабдить. Осталось вспомнить детские игры в рыцарей. В мастерской Ярика они взялись за изготовление копий. Это, конечно, звучало по детски, но ничего другого не придумывалось. Однако, после изготовления первого прототипа, все пришли к выводу, что это копье отличается от "детского" варианта. Оно оказалось весьма крепким, острым и смертоносным. Правда, пользоваться им толком никто не мог. Тут же, в мастерской был устроен новый тир для метания копий и дальше тренировки пошли уже в этом направлении.
  Помимо копий, у Ярика нашелся дедов морской Кортик, а Слава принес из дому охотничий нож, доставшийся когда-то ему в подарок.
  Да, Слава через пару дней гостевания у Вадима вернулся домой, объяснив матери, что больница, куда он поместил дочку очень хорошая и Олечка в постоянном надзоре с его стороны не нуждается. Он немного побудет дома, а затем снова поедет ее навестить. Если подойти с моральной стороны вопроса, то он совершенно не обманул свою мать. Больница, куда легла Оля, действительно была хорошей, и она действительно не нуждалась в его надзоре. И он сам действительно вскоре собирался ее проведать.
  Мать Славы восприняла новость сдержанно, не верила она в положительный эффект больниц, хотя и сама желала своей внучке выздоровления, а кроме того ее и саму прихватила хвороба, но она воздержалась от жалоб, решив приберечь это на потом. - Хватит с сына сейчас и одних забот, - подумала мать.
  И Вадим, и Ярик, и Слава снова пошли на работу. Война войной, а мастеру на заводе Вадим не мог объяснить, что ему необходимы тренировки для предстоящего сражения. Он даже представил себе объяснительную записку на имя начальника. В Понедельник, Вторник и Среду прогулял рабочие дни в связи с тем, что изготавливал копье и учился его метать. В Четверг и Пятницу тоже отлучусь, надо бы отрезать кое-кому голову.
  Оле было немножко проще. Сейчас у нее шла сессия и она, как заочник могла позволить себе пропускать занятия. Хотя ей как раз и не обязательно было это делать. В тренировках по метанию копья она участия не принимала, а к роли медсестры подготовилась буквально за один день. Просто она не могла находиться телом на парах, а мыслями о предстоящем походе. Ей тоже хотелось присутствовать вместе с парнями на тренировках или хотя бы просто сидеть дома.
  Она и была дома одна, когда появился Левий. Нульмирянину не терпелось поделиться своей информацией, но делиться было не с кем. И Вадим, и Слава, и Ярик находились на работе. Пришлось ждать их возвращения. За время ожидания Оля как могла развлекала гостя пока тот не спохватился и не сказал, что они могут начать без остальных, нужно только подъехать к мастерской Ярика. Оля упомянула, что тот работает в другом месте и помещение сейчас закрыто, на что Левий ответил, - не проблема.
  ***
  Вадим, предупрежденный заранее от Оли, о возвращении Левия отпросился пораньше с работы. Он никогда не злоупотреблял доверием мастера, поэтому сейчас его отпустили без лишних вопросов. Зная, что Нульмирянин отправился в мастерскую, Вадим не стал заезжать домой, а сразу отправился туда же.
  Уже при подходе к помещению Вадим услышал внутри звуки работы, но дверь оказалась запертой. Постучавшись в дверь, и назвав себя, он смог и сам попасть внутрь. То, что открылось его глазам, повергло его в небольшой шок. Помещение, в котором они проводили свои тренировки, изменилось до неузнаваемости за какие-то четыре-пять часов работы в нем Нульмирян. Их там было как муравьев - немерено, но каждый из них не слонялся без толку, создавая имидж нужного работника. У каждого была своя задача, и они не отвлеклись ни на секунду даже когда Вадим зашел в помещение. Дверь открыла Оля и тут же закрыла за ним.
  Левий тоже постоянно находился в движении. Сначала у Вадима сложилось впечатление, что именно он и руководит работами, но нет, руководителем работ здесь оказался совсем другой человек.
  - Это, Трой. - Представил на миг остановившийся Левий прораба. - Это его проект и здесь всем руководит он.
  Трой протянул руку в знак приветствия, и на этом закончил общение, вновь приступив к выполнению своих обязанностей.
  - У нас как всегда слишком мало времени, - пояснил нежелание общаться Троя Левий, - ему еще нужно будет многое сегодня успеть.
  - Много? - Подумал Вадим. - Если взять тот размах, который они развернули, так это действительно много. Все, что требовалось Ярику - это некоторый инструмент, а они начали с ремонта помещения. Они, наверное, не видели большинства наших СТО, где бетонные полы, бетонные стены и хорошо, если не протекающая крыша над головой. А тут. Современнейшие отделочные материалы выходят из грузового портала отцифрованными партиями. Вся грубая работа к приходу Вадима была уже завершена и сейчас заканчивалась облицовочная. Идеально ровные полы с уже знакомым теплым, мягким кафелем. Мягкие тона облицовки стен. Блестящий потолок. Идеально ровное освещение. Полированный металл, лепнина, фреска на пол стены. Это не мастерская - это симбиоз стерильной лаборатории, современнейшего хай-тека и стародавнего театра.
  Из портала теперь начало поступать оборудование. Вадим не был великим знатоком всех необходимых приспособлений, но он был мужиком. Настоящего мужика всегда тянет к инструменту. От увиденного изобилия у него побежали слюнки, а что случится с Яриком? Нет, он не пропустит этого момента. Он должен увидеть его лицо.
  Еще часа через два раздался звонок от Стешина. Он, вместе с Черновым выдвинулся в сторону мастерской. После звонка Вадим вышел на улицу и стал ожидать приезда друзей.
  Ярик не заставил себя долго ждать. К мастерской несся на максимально допустимой скорости. Всем надоело ждать, и все хотели узнать последние новости.
  Машина, скрипнув тормозами и напоследок взревев двигателем, заглохла, и из нее вывалились два возбужденных тела. Вадим понимал их возбуждение, но все надо подавать отмеренными порциями. Несмотря на то, что Славик явно больше нуждался в информации, Вадим оставил его на закуску. Он и сам не поинтересовался судьбой Олечки. Отчасти от того, что боялся услышать неутешительный рассказ, отчасти, что прошло еще мало времени (Левий говорил о месяце, а прошло всего десять дней). А еще от того, что правообладание на подобную информацию имел Слава и именно он должен был первым услышать свою новость.
  Новую дверь в помещении Ярик увидел сразу, но что такое дверь по сравнению со всем остальным. Он вихрем влетел в помещение и моментально застыл как вкопанный. Работы еще не были завершены, и Нульмиряне продолжали трудиться над финальной частью, но общую картину это уже не нарушало. У Ярика пропал дар речи. Он постоянно сглатывал подкатывающий к горлу комок и не стал сдерживать скупую мужскую слезу, покатившуюся из глаза. Это называется - сбылась мечта. Да еще как сбылась.
  Славик, зашедший следом, от представшего перед ним великолепия на какое-то время и сам забыл, что у него есть свои вопросы. Его вывел из ступора Левий.
  - Есть у меня кое-что и для тебя - письмо от дочери.
  - Письмо? - Удивился Слава. Как-то это примитивно прозвучало даже для их мира.
  - Письмо, письмо. - Подтвердил Левий. - Ты не спеши расстраиваться неблагозвучному названию. Посмотри его сначала. - И он протянул Славе небольшой стеклянный цилиндрик.
  Слава недоверчиво взял в руки цилиндр и спросил, - и что с ним делать?
  - Сожми цилиндр в руке, закрой глаза и мысленно представь, что ты хочешь его открыть.
  Недоумение Славы не прошло. Как можно открыть кусок стекла, но он в точности выполнил все указания Левия. Закрыл глаза - стало темно. Представил, что он открывает обыкновенное, привычное для него письмо и в глаза мгновенно ударил яркий свет.
  Он уже не стоял в обновленной мастерской своего лучшего друга. Сейчас он находился в идеальночистом белоснежном помещении. В этом помещении было много зелени, журчала вода, раздавались еще какие-то приятные для уха звуки. Над головой находился абсолютно прозрачный потолок с виднеющимися за ним горными массивами.
  Слава осмотрелся по сторонам - никого кроме него. Внезапно дверь перед ним растворилась в воздухе, и... он увидел, как навстречу ему идет приятная женщина в нежнобирюзовом халате и ведет за руку его дочь. Его дочь шла сама. Да, это выглядело очень неуклюже, да она держалась за руку женщины, но она шла. Она делала то, что у нее не получалось никогда. Женщина с его дочерью подошла почти вплотную к нему и остановилась.
  - Олечка! - Обратилась она к девочке. - Мы сейчас делаем письмо для твоего папы. Ты что-нибудь хочешь сказать ему.
  Девочка недоуменно посмотрела по сторонам в поисках папы, но никого не обнаружила.
  - Нет, папы здесь пока нет, но он тебя услышит и увидит. Что ты хочешь сказать ему? Смотреть надо вот сюда. - И она указала на точку, куда нужно смотреть.
  Оля смотрела прямо в глаза своему папе и отчетливо произнесла. - Папа я тебя люблю.
  После этого письмо оборвалось.
  Это была не одна скупая слеза. По щекам Славы катился целый град слез, но он и не собирался их сдерживать.
  - Левий, - обратился он к Нульмирянину, - а можно еще посмотреть?
  - Сколько угодно, я привез его тебе. Процедуру открытия ты уже знаешь. И помни еще две вещи. Во-первых, это только начало и дальше будет лучше, а во-вторых скоро тебе не понадобятся письма, ты сам увидишь свою дочь.
  Ярослав. - Теперь Левий попытался привлечь внимание застывшего Ярика. - Ты еще успеешь насмотреться на свою новую мастерскую. У меня к тебе есть дело. Сейчас наши парни закончат с работой и сюда загонят предназначенный вам транспорт, но он, как и предполагалось не закончен. Мы составили список вещей необходимых для его завершения. Я так полагаю этот список лучше всего отдать тебе?
  Ярик нехотя оторвался от созерцания окружающего его великолепия и протянул руку за списком. Быстро пробежавшись глазами по пунктам, он посмотрел на Левия. - Ничего невыполнимого нет. Это все можно достать у нас с одним небольшим но. Это все стоит денег и немалых. Просто так мне никто ничего не даст, а у меня... - Ярослав скромно развел руками в стороны, показывая собеседнику, что он сейчас на мели в денежном вопросе.
  - Ну, это естественно. - Согласился Левий. - Мы это предусмотрели, а отсюда второй вопрос и возможно тоже к тебе. Ваших денег у нас нет, но в наших мирах есть вещи, которые одинаково высоко ценятся как у вас, так и у нас. Ты можешь где-нибудь сбыть вот это? - С этими словами Левий протянул Ярику увесистый плотный мешочек.
  Ярослав заглянул внутрь, и его удивление на сегодняшний день превысило критическую точку. Внутри мешочка лежали золотые самородки.
  - Вообще-то, по закону, у нас это запрещено, - ответил он Нульмирянину, - но все, что у нас запрещено, - тут же продолжил он, - очень даже выполнимо. Я думаю, проблем со сбытом не будет. Те же самые люди, которые давали мне кредит, с удовольствием купят это золото по сходной цене. Только один момент - здесь много. Очень много. Столько денег на покупку вещей из списка не понадобится.
  - Продай все. - Сказал Левий. - Купи все необходимое по списку, а оставшимся погаси свой кредит.
  Удивляться и радоваться еще больше Ярослав уже не мог просто физически.
  Установка оборудования успешно была завершена, и последним штрихом стал выход из портала контейнера. А точнее того, что от него осталось. Он был заметно укорочен. Из нетронутого осталась лишь кабина, а грузовая часть кузова была срезана как в длину, так и в высоту. Но не это в первую очередь взволновало Вадима. Он боялся, что как только большая часть контейнера перейдет через границу их измерения, транспорт тут же клюнет носом вниз. Что в его собственном измерении, законы физики, удерживающие контейнер в парящем состоянии не действуют.
  Он ошибся. Контейнер целиком и полностью вошел внутрь и продолжал висеть, пользуясь физическими законами и возможностями Пятого измерения. В голову полезла череда новых мыслей. Как многое можно было бы изменить в собственном мире с приходом новых технологий. Даже если взять только один транспорт. Не нужно дорогущее топливо. Легкие Земли вздохнут с превеликим облегчением, лишившись угарного газа из выхлопных труб. А дороги? Или, применительно к его стране - направления (дорогами - наши шоссе назвать язык не поворачивается). Не будет необходимости зажимать землю в бетон и асфальт. Хотя...
  А как же чиновники, которые разворовывают деньги на тех же дорогах? Если верить их отчетности (судя по затраченным средствам), то у нас слой асфальта должен быть толщиной в два метра. А на самом деле дорога может быть посыпана породой с отвала ближайшей шахты. А мировые владельцы нефтяных скважин и нефтеперерабатывающих заводов? Как они отреагируют на подобное нововведение? Сегодня Нулевое измерение отражает нападение Четырехруких, а завтра его попытаются уничтожить все мировые лидеры любого из измерений, с которым они попытаются наладить контакт.
  Вадим понял Нульмирян. Понял, почему они пока не желают идти на контакт. Соседи еще не готовы к такому сотрудничеству. Но, если верить истории, то подобная готовность не настанет никогда. По крайней мере, в его собственном мире. Он вспомнил выражение Альберта Эйнштейна - "В мире есть две бесконечности - это вселенная и человеческая глупость", а от себя добавил - и человеческая жадность. Чем выше будет чиновник, чем сильней у него будет власть, тем больше будет его желание отвоевать все достижения Нульмирян для себя и параллельно не допустить попадания информации соседу. А это новая война.
  ***
  На доработку контейнера ушло три дня, но перед ними прошли еще три, потраченные на сбыт золота и заказ-закупку-доставку необходимых запчастей из списка. После царского подарка Ярик не ходил, а подобно контейнеру скользил над поверхностью земли. На самом деле, три дополнительных дня, затраченных им на доставку заказа - это быстро. Если бы все происходило согласно бюрократических правил родной страны и без двойной оплаты, все могло растянуться на неопределенный срок. Наша бюрократия способна поставить на землю любого парящего индивида.
  В процессе созидания Боливара (а это имя придумал уже Ярик), представители Пятого измерения участия не принимали. Даже Ярослав, со всеми его способностями автомеханика, в данном случае пас задних, а что говорить про остальных. Но когда готовая техника сошла с конвейера, "приемная комиссия" собралась в полном составе.
  Оля поинтересовалась у Ярослава, а знает ли он вообще кто такой Боливар и процитировала ему известную фразу о том, что Боливар двоих не выдержит. На что Ярослав заметил, что этот Боливар выдержит четверых, а предыстория его возникновения ему не интересна. Просто нравится имя.
  Вадим смотрел и практически не узнавал старый добрый агрегат. Изменения коснулись всего. Основным изменением, конечно же, стало его укорачивание, но помимо этого появились:
  - погрузочная платформа, на которую планировалось загрузить Замедлитель;
  - подъемный механизм, спланированный и построенный по предложению Вадима в виде погрузочной вилки;
  - к вилке добавились еще и выстреливающиеся три гибких петли, ими можно было практически "обнять" куб Замедлителя и при помощи мощной лебедки, тянуть на себя. Они также не должны были позволить сбежать Замедлителю, играя роль такелажа и удерживая свой груз на месте;
  - последней частью погрузочноудерживающего трио стал электромагнит. По предположению всех присутствующих, и учитывая материал самого контейнера и первого Замедлителя (материал должен был поддаваться намагничиванию), а значит, дополнительное магнитное удержание не повредит;
  - кабина Боливара была усилена восьмимиллиметровой броней с появившимися закрывающимися окошками для стрельбы из тростей;
  - в кабине появились более удобные кресла вместо лавок и руль вместо шайб управления. Переключение скоростей не требовалось - все-таки это иномарка, в ней установили автомат;
  - наверху кабины появилась вращающаяся на все триста шестьдесят градусов бронированная турель для круговой стрельбы по противнику.
  Еще одним важным элементом должна была стать скорость, но этот элемент временно оставался не выяснен. Выводить Боливара из гаража и проводить эксперимент в родном измерении не представлялось возможным. Левий клятвенно заверял, что эта скорость будет выше, чем у предшествующей модели, но насколько выше покажет тест драйв уже в его родном Нулевом измерении. Там удивлять этой машиной будет некого, разве что бывших ее хозяев. Для точного определения скорости он даже установил привычный для Пятимирян спидометр, градуированный в километраже.
  Сразу после приема Боливара, решено было выдвигаться в путь. Для того чтобы перейти в Нулевое измерение, уже не было необходимости возвращаться в спальню Вадима. Портал, открывающийся в мастерской Ярика, прекрасно справлялся с возложенной на него обязанностью. Оружие давно находилось здесь же, а больше ничего не надо. Необходимой экипировкой и едой их обеспечит принимающая сторона. Остался последний штрих - попрощаться с родными.
  Вадим, конечно же объяснил, что они смогут вернуться назад в тот день и час, когда сами того пожелают, но это будет потом, а сейчас, родные Ярика и Славы будут жить сегодняшним днем и останутся в неведении, что случилось с их чадами. Будет лучше, если они как-то объяснят свое исчезновение.
  Самому Вадиму было проще всех. Если ему и нужно кому-то объяснять свое отсутствие, так это только Оле, но она идет вместе с ним. Сама Оля позвонила бабушке и обманула ее, сказав, что она едет к подруге в глушь, и там нет мобильной связи. Потом она обратилась к Вадиму.
  - Мы ведь вернемся назад раньше этого звонка? Я не хочу обманывать свою бабушку даже в благородных целях.
  Вадим в ответ молча кивнул ей головой.
  Со Стешиным тоже все было просто. Он сказал, что поедет проведать свою дочь и при этом совершенно не обманул мать.
  Хуже всего ситуация оказалась у Чернова. Учитывая его не очень покладистый характер и постоянное попадание в различные неприятные истории, его мать, несмотря на возраст своего чада, предпочитала держать сыночка в зоне видимости. Помимо этого у него была работа, с которой он теоретически не мог отпроситься (о том, что она ему уже не нужна, мать еще не знала). Но Ярик нашел выход, сославшись на то, что ему необходимо отвезти друга в больницу к его дочке и ко всему прочему своей Крестнице. А с учетом того, что это далеко, он задержится там, на неопределенное время. И получилось так, что он тоже не обманул свою мать.
  
  
  
  
  5.
  Огромный портал раздвинул вширь свои подсвеченные синими огнями габариты, и закрыл собою практически всю фреску, превратив ее в черное пятно Малевича, для того, чтобы пятеро пассажиров на борту Боливара покинули новенькую, блистающую идеальной чистотой мастерскую Ярика.
  Уже на выходе, Ярослав, как и в повседневной жизни, так и тут не уступивший никому места за рулем притормозил и в последний раз со вздохом осмотрел свое помещение. Как тяжело было ему расставаться с новой игрушкой, с которой так и не успел поиграть.
  Нулевое измерение встретило новых гостей мрачным небом затянутым пеленой седых облаков и моросящим дождиком. Ярик и Слава с удовольствием обозревали местные достопримечательности через открытые двери и бойницы. К сожалению, бывшие огромные панорамные окна были закрыты листовым металлом из Пятого измерения, а он не обладал односторонней прозрачностью.
  Левий, будучи наученный своим первым возвращением из гостей, для начала вошел в местную информационную сеть через свой браслет и убедился в возможности дальнейшего пребывания в данной зоне. После того, как было получено согласие, он воспользовался тем же самым многофункциональным браслетом - закрыл портал, ведущий в мастерскую Ярика, и предложил всем прогуляться пешком.
  Его предложение поначалу приняли не очень положительно. На дворе уже наступил Ноябрь, а все были одеты довольно легко. Вдобавок ко всему с неба капала пусть и мелкая, но вода. Один только Вадим понял и поддержал Левия, первым выйдя из Боливара на свежий воздух.
  На улице было тепло. На улице было необычайно тепло. Мелкий дождик не только не портил общую картину, но и вносил в нее свою долю красок - парниковый эффект, необычайную свежесть и чувство легкости. После того как Пятимиряне вышли из машины их было уже невозможно ничем загнать обратно. Из всех присутствующих только Вадим и, конечно же, Левий были знакомы с местным климатом, а остальные хоть и нанесли по одному-два визиту в Нулевое измерение, но при этом, не покидали замкнутого помещения.
  Новый портал в Пятое измерение Нульмиряне построили в неизвестном для Вадима месте. Здесь он не бывал во время своего первого визита. Хотя, попробуй побывать за месяц во всех точках планеты, даже с учетом моментального перемещения. А еще нужно время на поглазеть.
  В отличие от мастерской Ярика, портал Нульмиряне построили с присущим им минимализмом. Сказать больше, в этот раз с минимализмом они превзошли сами себя. В помещении с порталом не было... помещения. Была только ровная площадка, обрамленная по краям бордюрами и засыпанная внутри цветным гравием. Все. Посередине этой площадки находились пирамиды управления открытием. Еще присутствовала тропинка, ведущая от площадки к раскинувшемуся впереди огромному по меркам местных городу.
  Если во время своего первого вояжа в соседнее измерение Вадим удивлялся частным коттеджам, то теперь пришло время для удивления от многоэтажных домов. Они ничем не уступали частникам. Невозможно было найти два одинаковых дома. Вадим и сам уже перестал играть роль бывалого, а что говорить о его спутниках. Они один раз смогли открыть рот и больше его уже не закрывали. Наверное, так ведет себя человек из провинции, попав в столицу. И с этим предположением Вадим не обманулся. Они прибыли в столицу Нулевого измерения - Тарию.
  Конечно же, Вадим знал о ее существовании еще с прошлого раза, но по пути выполнения своей миссии она им не встретилась, а потом, он больше экскурсировал отталкиваясь от тех мест, где хотел бы побывать в своем мире, а зря. Достопримечательности этого мира располагались совсем в других местах. И столица Нульмирян была жемчужиной этих достопримечательностей.
  На удивление от столиц родного мира, эту не растягивали, словно резиновую местные жители, как коренные, так и приезжающие со всех сторон необъятной родины. Сказать больше, здесь вообще не проживало ни единого зарегистрированного жителя. Тария, являлась средоточием делового мира и развлекательной индустрии Нулевого измерения. Сюда приезжали (или логичнее сказать - прибывали) для работы и отдыха.
  В Тарии сосредоточилось наибольшее количество Лидеров, курирующих те или иные вопросы. Здесь же расположился и Национальный Совет, то место, куда сейчас Левий вел своих гостей.
  Тропинка от портала пропетляла через парковую зону и вывела вновь прибывших к огромной площади перед белым домом.
  - Это наш дом Советов. - Левий взял на себя роль гида. - Именно туда мы и направляемся. Весь Совет уже в сборе, ожидают только нас.
  То ли случайно, то ли специально, то ли где-то на подсознательном уровне, но и в их мире самое главное здание можно было назвать - Белым Домом. Пятерка прибывших шла к этому самому дому через раскинувшуюся перед ними площадь.
  Саму площадь нельзя было назвать особенной: фонтаны, лавочки, цветники, какая-то скульптурная композиция, стоящая к ним спиной. Все то же, что можно увидеть и в родном мире. Единственное отличие от родины, что все присутствующее здесь было целым и невредимым. На лавочках не было надписей - "Здесь был Вася". Возле них не стояли пустые бутылки. Плитка целая, цветы не срезаны, фонтаны рабочие.
  Впереди, на широченных ступеньках Белого Дома, выстроилась целая процессия встречающих. Вадим уже издалека увидел пару знакомых лиц. Одно из этих лиц, конечно же, было лицом Корна. Он немного ускорил шаг, но вдруг осознал, что идет в одиночестве.
  Первой остановилась Оля. Она обернулась назад, чтобы осмотреть скульптурную композицию спереди и вдруг, среди присутствующих на ней пяти персонажей узнала своего парня.
  - Вадим - это же ты! - Изумленно произнесла она.
  На ее замечание обернулись и Ярик со Славой, и конечно же тоже уставились на вытесанного из камня Вадима и К?.
  Вадиму стало несколько неловко по целому ряду причин. Во-первых, он и сам не знал о существовании подобной скульптуры. Нульмиряне нарушили свои традиции и впервые изобразили в камне реально существующих людей. Вадим и сам неоднократно рассматривал памятники, но чтобы вот так, в один прекрасный день увидеть свое изваяние... чудно, и неудобно. Во-вторых, их в данный момент ожидали люди, первые лица мира. И хотя они сами не любили называть себя Первыми, но куда деваться, фактически так оно и было. Нульмиряне находились в каких-то пятидесяти метрах от них, а Пятимиряне устроили экскурсионные смотрины.
  Несмотря на все присущее неудобство, Вадим и сам с интересом рассмотрел композицию. А идею то местные отчасти сперли у Сальвадора Дали. Они впятером стояли на пьедестале. Вадим посередине. Справа от него Каре и Бора, а слева Лоринье и Ив. В руках у Вадима была его Катана. Бора стояла с опущенным вниз арбалетом. Каре держался за рукоять Финки, вытаскивая ее из ножен. Ив - с перекинутой через шею цепью. Лоринье... тоже стоял. И под ними, стекающие с пьедестала, скульпторы расположили мягкие часы Дали.
  Оля первой остановилась, но и первой оторвалась от смотрин и снова пошла в сторону Белого Дома. Ярик со Славой потянулись за ней. Поравнявшись с Вадимом, Оля, явно желающая пообщаться на эту тему, но в тоже время понимающая, что это нужно делать не сейчас, все равно не выдержала и задала один вопрос.
  - Это была Бора?
  - Да. - Коротко ответил Вадим.
  - Она красивая. Такие нравятся парням.
  - Да, красивая. - Согласился Вадим. - И она нравилась парню, который стоит рядом с ней. А он нравился ей. Только они так и не сказали этого друг другу.
  - Почему?
  - Потому что, это еще одна грустная история.
  На этом расспрос закончился, потому что они поравнялись со встречающей процессией. Дальше пошли рукопожатия, приветствия, знакомства. Если честно Вадим не запомнил ни одного имени из представившихся ему Нульмирян. Их было слишком много и на сегодняшний день в этом не было необходимости. Просто правила приличия. Основным оратором был Корн, а он в представлении не нуждался. Почему именно Корн имел большее право голоса, Вадим не знал. Возможно, он здесь был самым главным, а возможно на правах человека, который лучше всех знал Вадима. В любом случае самого Вадима это устраивало.
  После взаимного представления их пригласили внутрь и для начала усадили за обеденный стол. Война войной, а правила приличия нужно соблюсти до конца.
  Пятимиряне, в свою очередь понимали, что они прибыли не на пикник, и от обеда не отказались, но сократили эту процедуру до минимума. После обеда все проследовали в местный Конференц-зал.
  Наконец-то, спустя две с половиной недели после обещанных Левием смотрин на новое вторжение, Вадиму удалось добраться до Информатора и соответственно информации, хотя, как выяснилось позже, новых данных эта процедура не дала.
  Как и говорил Левий, перед ним маячила серая расплывчатая зона, внутрь которой невозможно было заглянуть. Единственной информацией стало передвижение самой зоны. Появлялась она из ниоткуда, а точнее из портала очередного измерения и двигалась со скоростью трех-четырех километров в час. По пути движения эта зона практически не делала отклонений в стороны, только небольшие колебания, по-видимому, из-за обхода препятствий и исчезала, пройдя километров пятнадцать-двадцать. Перед исчезновением она замирала на месте на какое-то время. Это время наверняка было необходимо для открытия портала отхода и для сбора всех разбредшихся собратьев. Вот и все.
  В отличие от Вадима, Ярик, Оля и Слава впились в Информаторы как в кладезь знаний. Для них это было ново и необычайно захватывающе. Им эта информация и нужна была больше. Помимо видео с Четырехрукими они получили свои первые уроки по местному языку, географии, истории. И тогда, когда Вадим принялся обсуждать с Корном и остальными план будущих действий их не стали отвлекать и оставили наедине с информацией.
  - Так что, - спрашивал Корн, - ничего не поменялось? По-прежнему планируешь действовать, используя скорость и внезапность?
  - Не уверен. - Так же неуверенно ответил Вадим.
  - Придумал что-то новое? - Снова поинтересовался Корн.
  - Для начала нужно провести полевые испытания машины. - Заметил Вадим. - Пока что мы не знаем пределы ее возможностей.
  - Это не проблема. - Подключился к разговору еще один Нульмирянин. Кажется, он представлялся, как Верен. - Наши люди сейчас ее выгонят на полигон и буквально через полчаса сообщат результат скорости.
  - Спасибо за содействие, но нам нужно знать не только результат скорости. Ваши люди вместо нас не войдут в зону замедления. Знать скорость, прочувствовать габариты, вход в повороты, дистанцию торможения... все это должны знать и уметь мы. Кроме того, неплохо было бы потренироваться на чем-нибудь в плане погрузки Замедлителя. Есть у вас что-то похожее на двухметровый куб? В общем, нам понадобится еще день-два для тренировок по управлению. Я понимаю, что мы и так затянули, но, боюсь, у нас может быть только одна попытка, и она должна пройти гладко.
  - Хорошо. - Ответил Корн, и его соратники так же утвердительно закивали головами. - В твоих словах присутствует логика.
  - Есть еще одна просьба. - Продолжил Вадим. - Нам бы навестить нашу девочку? Конечно, в первую очередь это в интересах Вячеслава, но и для нас всех подобное мероприятие станет хорошим стимулом.
  - А эта просьба ожидаема. - Улыбнулся Корн. - Сейчас твои друзья закончат с Информаторами, и вы выдвинетесь в путь. Вас проводит Мина.
  Вадим окинул взглядом присутствующих, но не заметил ни единой женщины. Или Мина это мужское имя? Он не запомнил всех имен, возможно, кто-то именно так и представлялся.
  Корн заметил этот блуждающий взгляд и понял его правильно, по крайней мере, по первой версии Вадима.
  - Мина - лечащий врач вашей девочки. Она прибудет с минуты на минуту.
  ***
  Ярик, Слава и Оля нехотя оторвались от Информаторов. Необходимую информацию они получили, а если получать все, то можно просидеть в одном положении не один год. Даже сами Нульмиряне владели далеко не всей информацией, которая хранилась в базе данных.
  Слава встретился взглядом со своим кумом, состроил на лице гримасу, переводящуюся как - ну ты видел, обежал взглядом присутствующих в помещении людей и вдруг остановился на новом, но уже виденном им лице. Это была та самая женщина, которая выводила за руку его дочь. Он тут же бросился обшаривать глазами всю комнату, но Олечки в ней не было.
  Эти метания не укрылись от всех присутствующих, и Вадим, на правах друга и человека который уже в курсе, первым представил нового присутствующего.
  Он специально опустил другие имена. И Оля, и Ярик, и он сам сейчас стояли на втором плане.
  - Слава, познакомься - это Мина, лечащий врач твоей дочери. Она проводит тебя, а если ты не против, то и всех нас навестить Олечку.
  Что значит против? Слава бежал впереди всех, невзирая на то, что и понятия не имел, где здесь находится переходная комната. Остальные шли за ним. Слава не был против посещения дочери его земляками и даже Левием, который отправился с ними по двум причинам. Во-первых, ему тоже было интересно увидеть процесс выздоровления воочию, а во-вторых кто-то же должен был привести их обратно.
  Портал перехода неторопливо раздвигал свои стенки, в то время когда Слава нетерпеливо пританцовывал возле него. В данном случае, только ради приличия он не вошел первым, а пропустил вперед себя Мину. На этом запас его приличия иссяк и следующим в разрыв запрыгнул он сам.
  Вышли они в подобной переходной комнате, но уже в самой больнице. Как оказалось из познаний местной географии, больница находилась в Гималаях. А точнее в Гималаях - это если применительно к родному Пятому измерению. Здесь горы назывались иначе, но их название не особо кого-то волновало. Кстати, столица Нульмирян находилась неподалеку, и если бы даже у них отсутствовала система портальных переходов, то из столицы в больницу было рукой подать. В отличие от собственного мира, где пуп планеты делили между собой Америка, Европа и Россия, а в последнее время еще и Китай - тут он расположился в Азии, опять же, применительно к географии собственного мира.
  По прибытии в больницу, Вадим решил, что их сначала приоденут в стерильные халаты, обувку, но все оказалось значительно проще. Их завели в очередную камеру-сферу и обработали очередным голубоватым свечением, полностью дезинфицирующим и одежду, и их самих. После этого они имели право входа в любое помещение больницы вплоть до операционной.
  В операционную, конечно же, они не пошли, зато пришли в другую комнату - комнату, которую, как и Мину, Слава вспомнил из своего видеописьма. Белая, стерильно чистая, с большим количеством зелени и приятными звуками природы. На этот раз к звукам природы примешались и детские крики, визг и смех. Это была игровая, и если в прошлый раз она была свободна от детей, для записи видео послания, то в это раз здесь копошилось с десяток маленьких пациентов.
  Дети! Неважно, из какого ты мира. Неважно, из какой ты страны - бедной, богатой; веселой, грустной. Дети всегда остаются детьми, до тех пор, пока жизнь не делает их взрослыми. У кого-то, это, к сожалению, происходит слишком рано. А кто-то другой, наверное, тоже, к сожалению, никогда не выходит из детского возраста. Здесь собрались те дети, которые по праву назывались детьми и вели они себя соответствующе - всё и вся было перевернуто с ног на голову.
  - Папа, Папа - это мой Папа. - Из постоянно верещащей толпы выделилась худенькая фигурка Оли и побежала к Славику, на ходу упала, встала, снова побежала и снова упала.
  Первой к ней подскочила Мина. - Олечка, ну, сколько можно тебе повторять, ты только научилась самостоятельно ходить. Тебе еще рано бегать. Успеешь еще.
  - Ну, это же мой Папа. - Оправдываясь, заговорила Оля.
  А Славик стоял и не мог сдвинуться с места. По его щекам снова потекли слезы.
  - Ты чего плачешь? - Обратился к нему Ярослав. - Радоваться надо.
  - А я и радуюсь.
  Вторая Оля, взрослая, тоже уткнулась в плечо Вадима и тоже пустила свою слезу женской солидарности. А маленькая Олечка уже добралась до своей цели и обвила шею папы своими детскими ручонками.
  - Папа, Папочка, - говорила она, а дядя Вадим не обманул - я научилась ходить и говорить. А скоро я научусь еще и бегать. А можно я его тоже обниму?
  - Можно.
  Девочка освободила шею папы и подошла к Вадиму. - Спасибо Дядя Вадим.
  - За что Солнышко?
  - За то, что я умею ходить.
  - Это не меня, это врачей надо благодарить.
  - Я знаю, что и вы мне помогли. А еще вы мне говорили, чтобы я сама помогала врачам. Чтобы я верила. Я им помогала. Я очень, очень сильно верила, что научусь ходить.
  Только тут Вадим понял, что у взрослого, сильного мужика может вызвать слезы и сам еле сдерживался, чтобы не расплакаться.
  Олечка еще долго обнимала всех: Вадима, Крестного, свою Тезку и, конечно же, Папу. Она рассказывала: как ей тут живется, какие у нее друзья, врачи, игрушки и многое, многое другое. Они с трудом расстались с ней, пообещав, что в скором времени навестят снова.
  ***
  По возвращении из больницы Вадим продолжил ошарашивать своих друзей. Сначала они выпили по стаканчику Тоника и получили заряд новой, доселе невиданной энергии. Потом посетили Медбокс. Хотя Ярослав остался, не до конца доволен этим аппаратом.
  - А где делся мой шрам от аппендицита? - Поинтересовался он сразу по выходу из Медбокса.
  - Рассосался. - Ответил ему Вадим. - Теперь у тебя его нет.
  - Просто рассосался и все? - Продолжил расспрос не слишком удовлетворенный ответом Ярик. - Или у меня вырос новый аппендикс?
  - Я не знаю. - Чистосердечно признался Вадим. - А какая разница?
  - А разница в том, что спустя некоторое время мне опять могут его удалить, а такая перспектива меня не очень радует. Я и в первый раз прошел через это с осложнениями. А врачи-то как наши удивятся, увидев мою медицинскую карту.
  Славе же наоборот очень понравился Медбокс - прошли его боли в спине, но что касается заряда энергии, то тут ни Тоник, ни Медбокс не смогли переплюнуть его свидания со своей дочерью.
  Дальше пришла очередь Гардеробной. На этот раз Вадим попросил у местных обувь идентичную прошлому разу, а комбинезоны изменить и сделать цвета хаки. Красота красотой, но сейчас больше важна практичность. Все-таки не на прогулку собираются.
  Друзья уже потихоньку переставали удивляться и начали воспринимать новые технологии как само собой разумеющееся. Только Ярик снова отличился и в Гардеробной. Во время напыления на него одежды, он в течение всего процесса не переставал ржать от щекотки.
  Будучи полностью экипированными и пройдя курс медоздоровления, они всей компанией выдвинулись на испытательный полигон тестировать Боливара.
  Полигона как такового у местных не было, поэтому портал их вынес в самом обыкновенном поле. Боливар стоял уже здесь. Помимо него поле было заставлено разнообразнейшей техникой местного производства. Эта техника играла роль препятствий, которые следовало объезжать, мишеней, а также Замедлителей - для погрузочной тренировки.
  Пятимиряне заняли места, недолго споря. Каждый уже определился заранее исходя из своих возможностей. Ярик, как самый опытный водитель - моментально прыгнул за руль. Слава, как человек, побывавший в настоящих боевых баталиях - разместился в стрелковой турели. Вадим, по умолчанию устроился за управлением погрузчика. Оля играла роль пассажира.
  Первые тренировочные занятия показали, что лучше всех со своим заданием справилась Оля. Слава, с учетом отсутствия прицела и исчезнувшего статического положения, бил по мишеням совсем не точно. Ярик, водитель не плохой, но водитель легковушки. А тут, и грузовик, и автокран - нужны свои навыки. Он очень часто цеплялся за препятствия и не очень удачно становился под погрузку. Вадим оказался хуже всех. Отчасти это, конечно же, было из-за неудачной постановки машины под погрузку, но еще больше из-за собственного неумения. Особо удивляться этому не было необходимости. Он никогда прежде не работал с краном, а тут и погрузочная вилка, и выстреливающиеся петли, и магнитное притяжение. Попробуй, успей за всем этим. Особенно худо пришлось с петлями. Он выстреливал ими или слишком рано, и они не обхватывали свой груз, или слишком поздно, и они пролетали мимо цели и падали на землю.
  Постепенно все начали приходить к выводу, что им надо либо тренироваться очень долго, либо что-то менять в плане. Внезапность и скорость могут не сработать.
  Кстати о скорости. Она не была супер велика и достигала всего лишь сотни километров в час. С другой стороны больше было и не нужно. Скорость техники Четырехруких значительно ниже, как и скорость самих Четырехруких, а они сами еле управлялись и с этим. В повороты Боливар входил неплохо, особенно если водитель приловчится к габаритам своего транспорта, а тормозной путь с максимума составил пятьдесят два метра.
  Тренировались до позднего вечера, но под конец тренировок получаться стало не только не лучше, но даже еще хуже. Объяснялось это просто - все устали, а есть одно простое правило - "Устал - брось". Закончили тем, что каждый попробовал себя в роли водителя. И хотя Ярик принялся возражать, Вадим настоял на том, что ситуации бывают разные и водить Боливара хорошо ли, плохо ли должен уметь каждый.
  В итоге, Вадим и Славик показали себя относительно неплохо (относительно езды без препятствий или на небольших скоростях), а Олю пришлось забраковать практически сразу. Хороший она человечек, очень хороший, а водитель - очень плохой.
  Уставшие от насыщенного дня они вернулись в Белый Дом и заселились в гостевых комнатах. Минимализм не обошел стороной и эти комнаты. Они не были завалены предметами искусства старины и прочими ненужными безделушками. Присутствовало только самое необходимое: санузел; душевые без душа, работающие по принципу больничной камеры дезинфектора (с чем Вадим не согласился, чистота чистотой, а как же кайф от горячих струй воды?); стол; стул; Информатор и, конечно же, она, царица номера - кровать. Однако о вкусах не спорят. Возможно, побывавшим в гостях у Вадима Левию, а в свое время и Ластеру тоже не все понравилось. И потом сейчас, после тяжелого дня Вадиму меньше всего, хотелось каких либо излишеств. Достаточно было одного душа и кровати.
  А местная кровать была просто идеальна. Вадим запомнил это еще с прошлого раза. Нет, первую часть своего пребывания у Нульмирян он вообще проспал на жестком металлическом полу контейнера, а потом... а потом он ложился на кажущуюся жесткую поверхность, расслаблялся и она обволакивала его своими объятиями со всех сторон и ты начинал себя чувствовать как... как... как в утробе матери, наверное. Одновременно присутствовали три чувства: небывалого удобства, материнского тепла и защищенности.
  Не успев прикоснуться к кровати, Вадим тут же уснул и проснулся только рано утром. Взглянув на свои ЕYКI он увидел на них шесть тридцать. На самом деле Вадим не понимал, зачем дома он заводит будильник. Ежедневный подъем в половину седьмого на протяжении весьма продолжительного времени уже давным-давно настроил внутренний будильник. Наверное, как раз из-за этих пятиминуточек. Они были чем-то преступными, запрещенными, украденными из своего собственного распорядка. А любого человека тянет к запретному.
  Стоило проснуться и немного пошевелиться, как кровать снова приняла форму жесткой поверхности, высвобождая пользователя из своих объятий. Утренний душ Вадим принимать не стал. С присущей местным гигиеничности, в приеме душа не было необходимости, а для бодрости? Голубоватое свечение никоим образом не могло заменить холодных, будоражащих струй воды.
  Со своими земляками Вадим встретился на завтраке и после плотного приема пищи, не переходя в Конференц-зал, а тут же за столом изложил придуманный им новый план действий.
  - Для того чтобы осуществить наш план, построенный на скорости и внезапности, - начал Вадим, - нам потребуется не один месяц тренировок. Вчерашний тренировочный день это очень четко показал.
  - И что ты предлагаешь? - Поинтересовался Корн, присутствующий здесь же.
  - Я предлагаю заменить скорость наглостью - еще один очень хороший военный термин. Вообще-то эта мысль посетила меня еще вчера после просмотра вашего видео о новом вторжении, но до того как мы протестировали нашего Боливара я не хотел ею делиться.
  - Но ведь в том видео практически ничего не видно. - Заметил Корн. Только движущуюся зону.
  - А больше ничего и не надо. - Ответил ему Вадим. - Наша зона связана одним целым с Замедлителем, а это означает, что как движется она, точно так же движется и Замедлитель. Если быть точнее, то с точностью до наоборот - как движется Замедлитель, так движется и зона. А это означает, что Замедлитель движется со скоростью три-четыре километра в час, и практически прямолинейно совершая только небольшие колебания для объезда крупных препятствий. А теперь сам план.
  Наш Боливар оборудован приборами ночного видения, поэтому мы будем работать на темной стороне планеты. Конечно, у Четырехруких тоже может быть ночное зрение, и это означает, что мы будем на грани опасности, но если заглянуть глубже, то сам поход в тыл врага - это уже опасность и она нас будет подстерегать везде и всегда. Впрочем, это небольшое отступление, а теперь по плану.
  Ваши приборы фиксируют новое вторжение на темной стороне. Они продвигаются по территории в пятнадцать-двадцать километров. За это время, мы десантируемся впереди их движения, маскируемся и занимаем выжидательную позицию. Поравнявшись с ними, мы попытаемся влиться в их компанию. Наш Боливар хоть и переделан, но родом то он из их родного мира, и если нам повезет, они этого в темноте не заметят. На их собственной скорости в три-четыре километра, мы потихоньку попытаемся прижаться к Замедлителю, и вот только тогда включим максимально возможное ускорение по загрузке и побегу. Вот и все, чем я хотел с вами поделиться.
  - Интересная мысль. - Согласился Корн. - Возможно, она и сработает. Я поделюсь ею с Советом, а вам, как я полагаю, сегодняшний день нужно будет посвятить уже новым тренировкам?
  - Не помешало бы. - Теперь уже Вадим согласился с Корном.
  Совет дал добро, и весь последующий день Пятимиряне провели в новом виде тренировок. На этот раз результат был намного лучше. На малой скорости они обходили макет Замедлителя, после чего по команде Вадима Ярик резко сдавал назад и происходил молниеносный захват объекта. И Ярик, и Вадим изрядно вымотались за день, но еще больше вымотались Оля со Славиком. Они вымотались от бездействия. Чисто теоретически, они могли вообще не принимать участия в тренировке, а пойти прогуляться по городу, но остались из чувства солидарности.
  В этот раз спать легли все пораньше. С завтрашнего дня начинается боевое дежурство и как только будет засечено движение, так и начнется их работа.
  
  
  
  
  6.
  Ожидание смерти хуже самой смерти. Уже прошло полдня, а сигнал о ночном вторжении так и не поступил. Все пять групп Четырехруких бродили по светлой территории планеты. С одной стороны - это приятная информация. Значит, эти агрессоры не дружат с темнотой. С другой стороны, так можно прождать не один день, хотя Вадим лично помнил, как оказался в зоне действия Замедлителя в исследовательском центре именно в ночное время суток. Значит, не брезгуют они и темнотой.
  Сначала шли какие-то мелкие обсуждения предстоящего плана, потом просто разговоры о жизни и наконец, все замолчали. Все устали ждать и каждый задумался о своем. Не так представлял себе Вадим боевые действия, но с другой стороны не бороться же с ветряными мельницами - нужно уметь ждать.
  Они лежали на зеленой травке, ничуть не хуже заменяющей лоно современной кровати, когда наконец-то Вадиму на браслет поступил сигнал.
  Браслетом Вадима снабдил Корн. На сегодняшний день из всех Пятимирян он единственный умел им пользоваться и в теории, и на практике. Пришлось часы перевесить на правую руку, а браслет одеть на левую - так удобнее было с ним работать. Информация заключалась в следующем: Четырехрукие открыли портал на темной стороне планеты, движутся в северо-восточном направлении и координаты портала агрессора, а также координаты наилучшего места для выхода их группы.
  - Всем подъем. - Скомандовал Вадим. - Наш выход.
  - Наконец-то. - Обрадованно вскочил Ярик. - Надоело лежать, да и пора расплачиваться по долгам. - И первым заскочил в Боливара, запуская двигатель. За ним запрыгнули все остальные и последней вошла Оля.
  - А ты куда собралась? - Удивился Вадим, увидев Олю в кабине.
  - Как куда? С вами. - Невозмутимо ответила Оля.
  - Мы же договорились, что ты будешь на подхвате.
  - Я и буду на подхвате. Я не буду вам мешать.
  - Раз на подхвате, значит оставайся здесь.
  - И что я здесь буду подхватывать?
  Вадим оказался в легком замешательстве. Переспорить женщину невозможно. Нам всегда кажется, что именно наша женщина самая особенная. На самом деле женщина, она и есть женщина - абсолютно любая. А Четырехрукие сейчас идут по своему маршруту и их первоначальные координаты уже не соответствуют действительности. А им самим еще нужно открыть портал вне зоны замедления и занять позицию - время идет.
  - Только не лезь на рожон. - Сделал последнее наставление своей девушке Вадим и начал задавать координаты на открытие портала. Портал открылся и Ярик сдвинул Боливара с места.
  ***
  На этот раз они попали в Японию. Вокруг царила сплошная темнота, и глаза еще недавно адаптированные под дневной свет не видели абсолютно ничего. Быстро определившись со сторонами света, Вадим указал Ярику необходимое направление движения. Ярик не стал извращаться, всматриваясь в темноту, а просто включил свой прибор ночного видения и повел транспорт в указанном направлении.
  Заданный маршрут вывел их к небольшому коттеджному поселку и тут браслет Вадима вышел из строя. Зона замедления подкралась к ним вплотную.
  - Ярик, Слава, Оля, мы на месте. - Объявил Вадим. - Всем усиленное внимание. Ярик, прячься за ближайшим домом. Хотя нет, лучше не за домом, - тут же передумал Вадим, - живая сила может идти впереди Заградителя, и первым делом будут осматривать как раз дома. Давай лучше в те заросли, - и Вадим указал на расположенный невдалеке от дома густорастущий кустарник.
  Ярослав завел Боливара в указанную точку, и она оказалась очень удачным местом для пряток, но очень неудачным для наблюдения. Нормальная видимость была только спереди, но их как раз больше интересовала задняя и боковые части.
  - Слава. - Обратился Вадим к другу, занявшему свое место в турели, и находящемуся сейчас в наивысшей точке. - Тебе что-нибудь видно.
  - Абсолютно все.
  - Хорошо видно.
  - Идеально.
  - Тогда ты будешь нашими глазами. У нас практически нулевая видимость. Говори обо всем, что увидишь, и чего не видишь, тоже говори. Главное не молчи.
  - Есть, командир. - Вполне серьезно ответил Слава. Наверное, он, как бывший участник боевых баталий первым проникся чувством ответственности и понял, что они перешли черту, когда были игры. Сейчас все серьезно, а к серьезным вещам нужно и относиться серьезно. Слишком велика ставка, на кону - жизнь.
  - Темно, пока ничего не видно, и не слышно. - Начал осуществлять он свой доклад. - Даже как-то странно, у ночи тоже есть свои звуки.
  - Это нормально, - ответил ему Вадим, - сейчас замерла вся жизнь в зоне замедления. И это нам на руку. Ориентируйся больше по звукам. Любой звук, который ты услышишь - это их звук.
  - Есть первый звук. - Уже тише продолжил он свой доклад. - Приближаются к нам сзади. И по сторонам пошли звуки. Они идут широкой полосой. Слышу звук выстрела. Точнее не выстрела, - поправился Слава, - а звук попадания, разрушения. Наверное, это Базука.
  - Теперь подключай глаза. - Продолжил отдавать команды Вадим. - Нам нужна картинка. Ищи в первую очередь Замедлитель - это двухметровый куб, но не забывай и про пехоту. - Вадим взял трость наперевес, а перед этим проверил легкость, с которой доставалась Катана из перевязи на спине, изготовленной местными жителями по его заказу.
  - Есть, - продолжил Слава доклад, - появилась пехота. Контейнеров и Замедлителя пока не вижу. Ну, они и здоровы. - Продолжил Слава. - Я думал, что на видео из Информатора их габариты завышены из-за подачи аппаратуры, а они такие на самом деле. Яра, ты по сравнению с ними выглядишь детсадовцем.
  - Ничего, - ответил Ярик, - я и в детском садике всех гонял. Причем, как детей, так и воспитателей. И тут справимся.
  - Двое из них идут прямо на нас, Вадим, что делать?
  - Я тебе скажу, что не нужно делать. Не нужно паниковать. Забудь пока о Замедлителе и внимательно следи за этими двумя. Если они начнут подавать признаки агрессии, сваливаем. Ярик ты все слышал?
  - Слышал, слышал. - Пробурчал недовольный Ярик. - Команду только дайте. А вообще-то я не хочу сваливать, мне бы пободаться.
  - На спарринге пободаешься.
  - Это не то.
  - Парни, они свернули к дому, - вмешался в разговор Слава, - нас не заметили, а если и заметили, то приняли за своих.
  - Хорошо бы. - Отреагировал Вадим.
  Раздался новый звук выстрела, а точнее попадания. На этот раз его услышали все - слишком рядом это произошло.
  - У них что, глаз нет? - Мгновенно отреагировал Слава. Там двери были открыты, а они разворотили угол дома и вошли через брешь в стене. Кстати, хорошо, что мы не спрятались за домом.
  - Вот уроды. - Мгновенно отреагировал Ярик. - А может нам зайти следом за ними. Познакомимся, пообщаемся.
  - Не сейчас. - Осадил слишком ретивого товарища Вадим. - У нас другое задание. Не забыл какое?
  Замечание Вадима принял на свой счет не только Ярослав, но и Слава. - Парни, извините, отвлекся. Вижу контейнеры. И Замедлитель, тоже вижу. Он как раз между ними.
  - Как далеко? - Оживился Вадим.
  - Метров сто от нас.
  - Они идут на нас, или в стороне.
  - В стороне. Когда будут проходить мимо нас, будет метров пятьдесят.
  - Слева, или справа от нас?
  - Слева.
  - Ярик, слушай мою команду. Как только Слава сигнализирует о том, что вражеская техника поравнялась с нами, ты трогаешь с места. Скорость не более четырех километров в час. На сближение сразу не идти. Сначала пройдем немного прямым курсом, и если на нас не обратят внимания, начнем потихоньку прижиматься к Замедлителю.
  - Можно. - Скомандовал Слава.
  - Трогай. - Продублировал команду Вадим. И Боливар, не спеша, раздвигая своим металлическим корпусом ветки кустарника, пополз вперед.
  Теперь видимость открылась для всех. Контейнеры и Замедлитель находились по левому борту от них. Правда, самого Замедлителя Вадим пока не видел, его закрыл своим корпусом контейнер, но он был там. Вадим знал это наверняка. Живой силы вокруг техники Четырехруких было не много. Большей своей частью они разбрелись по близлежащим домам и появлялись только по мере необходимости. В основном для того, чтобы принести свои кровавые трофеи. На них не обращали никакого внимания.
  - Начинай сближаться. - Дал команду Вадим.
  Сердце учащенно забилось, разгоняя кровь по венам. В животе запорхали бабочки. Еще недавно Вадим считал себя бывалым, но разве можно к такому привыкнуть. Все как в первый раз. А собственно говоря, почему как? То, что они собирались проделать, и было в первый раз. Это не тренировка - второй попытки не будет. И не видеоигра - перезагрузиться не получится. Все обязано получиться с первой раза.
  - Ярик, ты их видишь? - Пытался координировать действия Вадим.
  - Как Париж в своих несбывшихся мечтах.
  - Это как? - Не понял Вадим.
  - Очень отчетливо, не переживай.
  - Слава, что с обстановкой вокруг? Ты по-прежнему наши самые зоркие глаза.
  - Мы никому не нужны. - Ответил Слава. - Даже немножко обидно. Неужели я никому не интересен.
  Вадим заметил новые нотки в общении Вячеслава. Раньше он не замечал за ним роли шутника. Что это? Бравада, накручивание себя или страх. Неважно, если человек справляется со своими фобиями подобным образом, то пусть так оно и будет. В конце концов, не самый худший вариант.
  Расстояние до цели становилось все меньше и меньше. Иногда контейнер, закрывающий Замедлитель отставал, иногда обгонял и тогда Вадим воочию видел объект захвата. Этот гигантский куб запечатлелся в его глазах и Вадим начал мысленно прокручивать в голове все свои действия по загрузке. Первой выходит вилка, как только объект окажется на ней выстреливаются петли и включается лебедка, последним включается электромагнит. Все хорошо, все правильно, кроме одного - контейнер, прикрывающий Замедлитель здорово мешает. Убрать бы его.
  - К нам гости. - Отрапортовал Слава.
  - Нас рассекретили? - Сразу же всполошился Вадим.
  - Нет. Похоже, он нас принимает за своих и несет какой-то трофей на погрузку. Пока не пойму что... О черт! - Выругался Слава. - Да это же обезглавленное тело человека.
  - Все нормально. - Отреагировал Вадим. - Ярик, не останавливайся, а поднажми, нам его трофеи не нужны.
  - Как нормально? - Воскликнула Оля. - Это не нормально. Так не должно быть. Господи, куда мы попали.
  - Тихо, и возьми себя в руки. - Охладил свою девушку Вадим. - Ты знала куда идешь. Что там у нас, Слава, я потерял нашего визитера из виду.
  - Он позади нас. Сначала недоуменно остановился, а затем пошел к своему контейнеру.
  - Их контейнер остановился?
  - Да. И Замедлитель вышел вперед.
  - Сам вижу. - Вадим успел усесться за управление погрузчиком. - Ярик, объект наблюдаешь.
  - Отчетливо.
  - Сдавай назад... Начали.
  Боливар вильнул задней частью и вплотную сдал к Замедлителю. Послышался глухой удар металла об металл. Они стояли четко напротив друг друга. Так красиво притереться к цели у Ярика не получилось ни единого раза за все время тренировок. Водитель Замедлителя еще не понял в чем дело и продолжал по инерции двигаться вперед, толкая Боливара.
  В отличие от водителя Замедлителя Вадим давно знал, в чем дело. Его погрузочная вилка уже приподнимала куб и следующими выстрелили петли. Вадим проследил за их полетом и в нужной точке включил лебедку, моментально напрягшуюся от поступившей на нее нагрузки. Петли зацепились. Возможно, все три. Возможно, всего лишь одна, неважно, рыбка попала в сеть. Вадим с удовольствием наблюдал, как его обзорное окошко темнеет от приближающегося груза. Ах да, совсем забыл - электромагнит. Последняя кнопка была нажата. Замедлитель поместился на грузовой платформе как влитой.
  Тут, наконец, пришли в себя и Четырехрукие, точнее пока один, тот самый, который хотел загрузить к ним свою добычу. Он прицелился из своего оружия, но в ответ получил целую порцию встречного огня. Славик не стеснялся тратить патроны, а точнее разряжать батарею трости. Зеленые сполохи энергии устремились к врагу как праздничный салют. Половина из них прошла мимо цели, но вторая половина превратила Четырехрукого в сплошное месиво. Так решился еще один вопрос - оружие Четырехруких одинаково смертоносно как для иномирян, так и для самих создателей.
  - Чего стоим, кого ждем? - Этот вопрос Вадима был адресован Ярику. - Давай езжай, езжай. Да побыстрее.
  Два раза Ярика уговаривать не пришлось. Он дернул вперед, но моментально столкнулся с первой проблемой - впереди находился очередной дом. Начал выворачивать руль вправо, а оттуда, наперехват Боливару уже неслась четырехрукая братва. Повернул влево, а с этой стороны подошел впритирку к ним и перегородил движение второй контейнер.
  Ярику срочно нужна была команда, но Вадим ее не подавал. Вадим не успевал следить за его перемещениями и не понимал в чем дело. В отличие от Славика, Ярослав совершал свои движения, не производя по ним ни единого комментария. Тогда Ярик решился на собственное решение. Он открыл двери и выпрыгнул из кабины не забыв прихватить с собой Базуку. Наводка на контейнер. Выстрел.
  Эффект выстрела по контейнеру оказался не таким, как по каменным сооружениям или трухлявым пенькам. В контейнере не появилось огромного отверстия, но зато он сам перевернулся на бок и проехал по земле метров пять, освободив проход.
  - Нечего стоять у меня на пути, - выкрикнул невидимому врагу Ярослав и снова запрыгнул на свое рабочее место.
  Его фраза, кроме него самого никем не осталась услышана. Водитель контейнера, если и остался жив после такого сотрясения, вряд ли был готов к прослушиванию нравоучений, а Вадим со Славой уже вовсю отстреливались от приближающихся со всех сторон незваных гостей. Оля, единственная из возможных слушательниц, сейчас забилась в самый угол и мечтала об импровизированной палатке из шторы.
  Отсутствие слушателей ничуть не смутило Ярослава. Он вообще говорил это сам себе. После поднявшегося чувства самооценки он тронул Боливара с места и направил его в свободное пространство между домом и лежащим на боку контейнером, однако не тут то было. Боливар отказывался двигаться вперед. Ярик увеличил скорость до максимума, пробовал двигаться рывками - бесполезно. Нельзя сказать, что транспорт вообще завис на одном месте, он совершал какие-то непонятные движения, но все они не имели ничего общего с продвижением вперед.
  - Ярик, почему мы до сих пор не едем? - Наконец отреагировал Вадим на затянувшуюся стоянку.
  - Не знаю. Я газую на всю, а Боливар стоит на месте.
  Вадим обратил внимание на приборную панель, и тут его посетило прозрение. - А ну, заглуши двигатель.
  Яра непонимающе уставился на Вадима.
  - Глуши, глуши.
  Еще не понимая зачем, Ярик перестал газовать и выключил двигатель. В ту же секунду они покатились назад.
  - Черт. - Выругался Вадим. - А этого мы и не учли. Боливар двоих не выдержит.
  - Чего мы не учли? - Не понял Ярик.
  - Того, что у Замедлителя есть не только габариты и масса, но и собственный двигатель. Он нас тащит в противоположном направлении.
  - И что делать?
  - Пока не знаю.
  - Что значит, не знаю? - Выкрикнул сверху Слава, продолжая отстреливаться. - Делайте что-нибудь, их становиться слишком много. Я вообще удивляюсь, почему мы до сих пор целы - они в нас практически не стреляют.
  - Надо сбрасывать балласт. - Наконец принял решение Вадим.
  - Что значит сбрасывать? - Возмутился Ярослав. - Мы только ради него сюда и пришли. И потом, нам везет, в нас ни разу не попали, может, подумаешь еще?
  - В нас ни разу не попали, потому что у нас на борту Замедлитель. Они не стреляют, боясь попасть в него, но если они подберутся ближе... а рано или поздно так оно и будет. Мы не сможем удерживать их на расстоянии бесконечное время и победить всех не сможем - их слишком много, а сейчас они еще и вызовут подкрепление. Сбрасываем Замедлитель.
  Вадим отключил электромагнит, и нажал на кнопку "Сброс". Пиротехнические патроны отстрелились и удерживающие куб ленты полетели вниз. Заработала погрузочно-разгрузочная вилка, но уже и двух предыдущих функций хватило для того, чтобы Боливар резво рванул вперед из зоны боевых действий.
  Ярик провел Боливара впритирку между лежащим на боку контейнером и строениями близлежащего дома, когда боковым зрением увидел Четырехрукого, поднимающего свою Базуку. Что такая Базука может сотворить с Боливаром, ему объяснять было не нужно. Еще совсем недавно он сам поставил первый опыт. Уйти не получиться. Скорость выстрела значительно быстрее скорости их транспорта. И тогда Ярослав предпринял единственное решение, которое в эту секунду пришло ему на ум - действовать на опережение. Он ударил по тормозам, выскочил в открытую дверь, не забыв прихватить лежавшую под рукой свою Базуку и почти не целясь, нажал на гашетку.
  Два выстрела произвелись практически одновременно и через мгновение еще в одном незапланированном эксперименте был достигнут результат. Два потока сжатого воздуха столкнувшись впереди, и не причинив друг другу ни малейшего вреда, срикошетили назад в стороны своих стрелков, сбивая их с ног. Четырехрукий, кубарем покатился по траве, а Ярик со всего маху стукнулся о борт Боливара и, потеряв сознание, упал тут же.
  Вадим выпрыгнул из транспорта и, схватив Ярика за комбинезон, принялся тащить его внутрь. Несмотря на всю свою силу, проделать подобную операцию с бесчувственным телом весом свыше ста килограмм было совсем нелегко. Это не Бора, которую Вадим когда-то заносил на руках. Позвать на помощь Славика нельзя. У того сейчас своей работы хоть отбавляй. Черноту ночи, не останавливаясь ни на секунду, пронзали яркие зеленые сполохи выстрелов. Только теперь они неслись не только от Боливара, но и навстречу к нему.
  Наконец, большая часть Ярика оказалась внутри. Осталось произвести последний рывок, и тут Боливар снова стронулся с места.
  Вадим молниеносным взглядом окинул кабину и увидел за рулем Олю. Это она заняла водительское место, и сейчас, несмотря на отвратительное качество вождения, подминая под днище транспорта все, что попадалось ей на пути, уводила Боливар подальше от места сражения.
  Вадим, наконец, совершил свой последний рывок и Ярик оказался полностью втянутым внутрь кабины. После чего была плотно закрыта дверь и произведена смена водителя, пусть не на аса, но более опытного, чем тот, кто находился за рулем сейчас. Еще через короткое время, заработал браслет с доставкой целого букета вопросов, о том - как у вас дела?
  Так быстро они не могли покинуть зону замедления, а это значит, что не они покинули зону, а зона, вместе со своими создателями покинула Нулевое измерение. Четырехрукие отправились залечивать раны и строить новые планы с учетом изменившейся ситуации. То же самое предстояло и Пятимирянам в сотрудничестве с Нульмирянами.
  Вадим вышел на связь. - Как дела? Плохо. Цель упущена, есть пострадавшие. И самое плохое то, что такие козыри как: внезапность, неожиданность, наглость больше не работают.
  На месте выхода из портала их уже ждали медработники с переносными носилками. Ярослава отправили в ту же больницу, где лечили и Олечку, а остальные Пятимиряне отправились на встречу с Советом производить доклад о проделанной работе. Или, если быть точнее, о проваленной работе.
  ***
  - ...и только после этого мы смогли от них оторваться. - Закончил свой доклад Вадим.
  На протяжении всего доклада Вадим затруднялся взглянуть в глаза собравшимся. На них рассчитывали, на них надеялись, их терпеливо ожидали все прошедшие дни, когда они тренировались и наслаждались всеми прелестями жизни, а в это время гибло мирное население Нулевого измерения, рушилась экономика. И вот, они испортили, возможно, единственный шанс захватить Замедлитель.
  Члены Совета не кричали, не обвиняли их, но лучше бы они делали именно это. Их молчание угнетало более всего. И дело не в том, что Вадим винил себя в проваленном задании. Предусмотреть всего невозможно. Он принял неправильное решение - сбросить куб и сбежать. Нужно было расстрелять его. Конечно, Нульмирянам необходимо работающее устройство. Вряд ли они разобрались с грудой металлолома, но кто знает. А если бы этого было достаточно? Уже сейчас полным ходом шло бы изучение новых технологий. Да даже если бы и не разобрались. С остановкой Замедлителя исчезла бы и зона замедления, и тогда, местные добровольческие отряды истребили хотя бы одну группу оккупантов. Уже проще. А заодно пополнили запасы трофейного оружия. Одна беда - умная мысль всегда приходит с опозданием. Не зря говорится, что мы задней мыслью богаты.
  - Понятно. - Резюмировал все рассказанное Вадимом Корн. - Что будем предпринимать дальше? - На этот раз он обратился уже ко всем собравшимся.
  На самом деле, Корн, точно также как и Вадим взвалил всю ответственность за провал операции на себя. Еще недавно они хвастались своим высокоразвитым образом жизни. Ставили себя на первое место среди измерений. А если быть точнее, то даже и не на первое - на нулевое, исходное, эталонное. И вот сейчас, облажались не Пятимиряне, а именно они - эталоны. Пятимиряне сделали все правильно. Они с точностью до мельчайших подробностей выполнили свою миссию, но их подвела техника - техника которую им предоставили именно они. Не учли, не предусмотрели, облажались.
  Но как бы там ни было, а проблема осталась. Можно сколько угодно жалеть себя, винить, но это все потом, а сейчас необходимо действовать. Нужен новый план. Именно поэтому Корн и высказался за следующий план, в котором должны быть учтены новые вводные.
  Совет из молчаливослушающего начал потихоньку приобретать живой вид. Сначала послышались одинокие голоса, постепенно переходящие в деловой шум. Рабочая атмосфера забурлила. В качестве предложений поступали и откровенно серьезные темы: от мощнейшего, все поражающего взрыва и до сейсмологического разлома.
  Со своим предложением выступил и Вадим. Точнее предложение было не его, а скорее изначальный первичный вариант, предложенный ему еще Левием - собрать много большую группу людей и произвести полную зачистку зоны от Четырехруких. Только он по-прежнему не знал где взять этих людей, сколько времени займет вербовка и чем еще помимо денег можно стимулировать наемников. А еще их чем-то не мешало бы вооружить. На сегодняшний день у них было всего три единицы оружия, причем именно было, потому что после их вылазки осталось две - (Базука была безвозвратно утеряна после своего последнего выстрела).
  Немного разрядила пришедшая информация из больницы о состоянии Ярика: сотрясение мозга, перелом трех ребер и многочисленные ссадины и ушибы. Звучало не очень хорошо, но после того, как им сказали, что на полное лечение понадобится всего три дня, Пятимиряне перестали волноваться. Благо хоть какой-то вопрос решается быстро и положительно.
  Следующая информация пришла от механиков и касалась она состояния Боливара. Здесь утешительного присутствовало мало. Если ходовая часть оставалась в нормальном состоянии, то погрузочная пришла в полную непригодность. Изначально отсутствовали петли для захвата груза, отстреленные Вадимом еще в зоне замедления и вывезенные Четырехрукими с собой в неизвестном направлении, а помимо этого, в задней части транспорта механики насчитали порядка двух десятков попаданий из оружия, повредивших все оставшиеся подъемные механизмы. Для восстановления техники необходимо снова возвращаться в Пятое измерение и начинать все сначала, только уже без Ярика, находящегося на больничной койке. А именно он и являлся основным и единственным поставщиком запчастей.
  - А можно я внесу предложение? - Вдруг подняла руку, словно присутствуя на школьном уроке, Оля.
  - Да, конечно. - Незамедлительно ответил Корн и замолчал в ожидании предложения.
  Все остальные тоже почему-то замолчали и перенесли все свое внимание на девушку.
  Оля немного смутилась от подобного внимания, но быстро взяла себя в руки и начала озвучивать свое предложение.
  - Вы все твердили о том, что потеряны такие качества, как: внезапность, неожиданность, наглость. Если с первыми двумя пунктами я с вами соглашусь, то с третьим согласиться не могу. Я прожила не сто восемьдесят лет, а всего лишь двадцать пять, но даже этого времени мне хватило для того, чтобы понять, что наглость не исчезнет никогда...
  И хотя это было немного не в тему, ее никто не перебивал, ожидая продолжения. И оно не заставила себя долго ждать.
  - Я работаю и учусь. К сожалению, на моей работе платят не так много, и мне не хватает и на жизнь, и на учебу. Приходится подрабатывать. Я занималась в театральном кружке и участвовала в самодеятельности. Играла Снегурочку на Новом году в детском садике, других сказочных персонажей. Иногда я надевала на себя костюмы во весь рост. В последний раз я носила костюм Шрека в детском парке развлечений.
  Вадим уже давно уловил нить ее рассуждения и точку, к которой она клонила, но не стал перебивать и позволил своей девушке самостоятельно довести свое предложение до логического завершения.
  - Если вы отремонтируете машину, или, когда вы отремонтируете машину - ничего не изменится. Мы по-прежнему будем участвовать в перетягивании каната. А вот если в следующую вылазку мы отправимся пешком... Парни будут в костюмах Четырехруких, а я сыграю роль жертвы - нужен же им будет какой-то предлог, чтобы приблизиться к технике? Сможете ли вы изготовить костюмы, с точностью копирующие врагов?
  - Но ведь это будет костюм, созданный в нашем мире, и он не будет работать в зоне замедления? - Начал было один из представителей Совета.
  - Никакой техники. - Ответила ему Оля. - Никакой электроники. Это должен быть самый наипростейший костюм. Носим же мы ваши комбинезоны и обувь, и ничего. Ничего не мешает, все работает.
  Вадим был готов одновременно, и аплодировать своей девушке, и отругать ее в полной мере. План идеальный. Где лучше всего спрятать дерево? В лесу. К Замедлителю получится подойти практически впритирку. Двери их транспорта легко открываются как изнутри, так и снаружи. Если получится - все произойдет мгновенно, водитель даже пикнуть не успеет, и тогда они поедут дальше в Замедлителе и попытаются сами его отключить. Если пойдет не все идеально - ну и что. Стрелять в собственный Замедлитель они не будут - это равносильно самоубийству, а отбиваться из-за такого укрытия не составит труда. Во всем плане есть только один минус - Оля опять лезет в гущу событий, но, похоже, что без ее участия никак.
  Нульмиряне также согласились с этим планом, хотя у Вадима осталось чувство, что они согласились не потому, что он им понравился, а потому, что другого пока нет. Ну и ладно, никто им не мешает разрабатывать свои варианты, а пока пусть занимаются изготовлением костюмов, да и Ярика надо подождать из "санатория".
  ***
  Ярик объявился через пару дней. Врачи убеждали его остаться еще на один, но он наотрез отказался. Он здоров как бык и не хочет занимать чужую койку. Ему объясняли, что у них полным полно пустых коек и ничье место он не занимает, но Яра был непреклонен. Спасибо. Все у вас замечательно: и доктора; и медсестры; и Крестница, навещавшая его в палате и приносящая сладости для скорейшего выздоровления, но... дела ждут.
  Впрочем, дела действительно ждали. Костюмы пообещали как раз через день. Этот день Ярослав потратил на ежечасное посещение Медбокса и еще более улучшил свое здоровье. Кроме того порцию дополнительного здоровья принесли и телефонные разговоры со своими родными.
  Они снова посетили свое родное измерение. Правда, на этот раз, не покидая мастерской Ярослава. Все свое, не нужное в Нулевом измерении имущество, они оставили именно там, в том числе и отключенные мобильные телефоны.
  Идея позвонить пришла Оле. - Несмотря на придуманные для родных мнимые поездки в дальние места, телефоны по-прежнему никто не отменял, - сказала она своим друзьям, - и если я позвоню бабушке и справлюсь о ее здоровье, никому хуже от этого не будет. И даже если потом бабушка ничего не будет помнить об этом звонке, тоже ничего страшного. На самом деле этот разговор нужен не столько ей, сколько мне.
  С ней согласились, и сейчас, разбредшись по разным углам, каждый из присутствующих набрал свой номер из телефонной книги. Впрочем, нет, не каждый. Вадим так и не стал включать свой телефон. Ему особо некому было звонить. Разве что мастеру на завод, чтобы услышать о том, что он уволен. За эти дни Вадим явно растерял кредит доверия, накопленный годами. Наверное, один раз мастер уже проклинал его, когда Вадима не было длительное время, но сейчас он естественно ничего об этом не помнил. Не будет помнить и о втором прогуле.
  Ярик вернулся довольным. Он рассказал своей матери о том, что собирается рассчитываться со своей работы и станет частником. Что вопрос с оборудованием решен. Как решен, он не стал уточнять, а мать того и не требовала. Она была просто бесконечно рада за него. Помимо этого он рассказал об улучшении здоровья у Крестницы и мать снова порадовалась. В общем, один сплошной позитив.
  Оля тоже светилась от счастья. Она не общалась с бабушкой всего несколько дней, а ей показалось, что целую вечность, и сейчас, услышав родной с детства голос, она просто растаяла.
  С Вадимом все было понятно - он играл здесь роль статиста, но и Слава пришел не в идеальном расположении духа. Он тоже пообщался с мамой, и она тоже обрадовалась выздоровлению внучки, хотя, как ему показалось, не слишком поверила. Дело было в другом. С самой мамой что-то было не так. Она очень многого не договаривала. Сказала ему, что дома все нормально. Чтобы он не торопился, а раньше всегда звала его обратно побыстрее. Единственное, чем утешался Слава - это тем, что назад они вернутся в прошлое, и мать действительно увидит выздоровевшую внучку и тогда поверит, а он будет рядом и сам сможет наблюдать все то, о чем мать умолчала.
  На четвертый день им доставили три идеальносделанных, подогнанных под каждого в отдельности костюма Четырехруких. Конечно же, они их моментально примерили, конечно же, поприкалывались - походив походкой чудовищ и зомби, но дальше пошли новые тренировки. Они снова уселись за Информаторы и еще раз просмотрели ход и повадки своих прототипов. Выглядеть похоже, мало, нужно еще и похоже ходить, похоже вести себя. Речь могла сыграть как положительную роль, так и отрицательную. Тот факт, что Четырехрукие телепаты, означал, что им не нужно учить язык и манеру общения, но если к ним кто-то попытается обратиться, вряд ли он услышит вразумительный ответ.
  Оля тоже потренировала свою роль. Впрочем, для ее роли не нужно было быть великим театралом. Она играла роль тушки. Перед выходом на "сцену" ее достаточно было загримировать, измазав красной краской. В данном случае больше потренировались парни. Тренировка заключалась в ее переноске. Оля - девочка не тяжелая, но неизвестно, сколько придется нести ее до цели. Сильный человек тоже может дать слабину. Не хотелось бы в конце пути волочить ее по земле. При всем желании Вадима взять на себя этот груз, Олю решено было нести Ярику, как самому сильному. На этот момент Ярослав полностью восстановился от травмы, полученной в прошлом бою, и не только не перегорел, но и рвался с удвоенной силой в новый бой. Отомстить за свои ребра.
  - Око за око, зуб за зуб, ребро за ребро. - Говорил он.
  После последних приготовлений Пятимиряне собрались возле портала. На этот раз длительное ожидание ночной вылазки не понадобилось. Если наглеть - то наглеть до конца. Вылазка осуществлялась, в самое что ни на есть светлое время суток.
  Вадим получил очередные данные с координатами и открыл портал в заданной точке.
  - Вперед. Удачи нам.
  
  
  
  
  7.
  На этот раз они попали в Бразилию, прямо на песчаный пляж Атлантического океана. К самой зоне еще необходимо было выйти и сейчас, здесь все "работало": песок - мягко шуршал под ногами; небольшие волны с тихим шелестом накатывались на берег; несильный ветерок шуршал в листве близстоящих деревьев. Неслышно было только вездесущих птиц. Наверное, как и в любом другом мире, они обладали повышенной чувствительностью и сейчас, почувствовав неладное в виде надвигающейся зоны замедления, покинули эту местность.
  - Мы где? - Сразу поинтересовался Ярослав, загребая огромной ногой своего костюма белый песок пляжа и сожалея о том, что его собственная нога сейчас слишком "толсто обута". Так хотелось бы погрузить в этот песок свои обнаженные стопы.
  - Там, куда мечтал попасть Остап Бендер. - Ответил Вадим. - Рио де Жанейро.
  - Всё! - Ответил Ярик.
  - Что - всё? - Не понял Вадим.
  - Всё! Ты испортил мне мою мечту. Я больше не хочу в Париж. Я хочу в Рио. Теперь я понимаю Бендера. А где их знаменитая статуя? - Продолжил он свой расспрос.
  - Яра, ау, вернись в реальность. Это гипотетическая Бразилия. Эта местность была бы Бразилией, если бы мы находились у себя дома. А у них здесь другая страна. Тьфу, ты меня уже самого запутал. - Сплюнул Вадим сам себе в костюм и по этому поводу хотел сплюнуть еще раз, но вовремя остановился. - Вообще-то, у них всего одна страна. Да что я тебе рассказываю, ты же прошел курс местной географии и истории.
  Ярик подошел поближе к Вадиму и попросил. - Пригнись, пожалуйста? - А после выполнения Вадимом его просьбы, громко прошептал в ухо Четырехрукой куклы. - Я тебе открою один маленький секрет, только ты никому о нем не рассказывай. Я всегда был плохим учеником.
  Вадим улыбнулся, но эта улыбка осталась скрыта под слоем костюма. - Ладно парни, и Оля, чуть позже посмеемся. Надеюсь, вы не забыли - у нас здесь есть одно серьезное дельце, а нам для начала еще бы и добраться до пункта назначения. Мы не в Боливаре. Придется пройтись пешочком.
  Костюмы были изготовлены из легчайших материалов и имели неплохую вентиляцию, но при двадцати пятиградусной температуре и пешем ходу, появился некий дискомфорт, поэтому, несмотря на впереди предстоящую опасность, Вадим был рад убедиться, что браслет отказал. Значит, они вошли в зону.
  Вадим обернулся и подал условный знак - дальше разговоры запрещены, идти с предельной осторожностью. Ольгу на руки пока не брали и позволили идти своим ходом. Полкилометра на руках может не выдержать и самый здоровый.
  Яра с Ольгой остались в центре, а Вадим со Славой разошлись влево-вправо, для охвата зрением большей части территории. Две оставшиеся единицы оружия находились у Вадима и Славы, у Ярика присутствовал только его Кортик и помимо этого в две недействующие верхние руки были вмонтированы и искусно замаскированы два копья. Копья, правда, пришлось урезать, иначе они не вмещались. У Славы тоже присутствовали два копья, а Вадим остался верен своей Катане.
  В отличие от предыдущей вылазки в "Японию", в "Бразилии" зона замедления охватила собой крупный город. Крупный, конечно же, по меркам местных. Здесь было немного легче спрятаться самим, но труднее обнаружить чужаков - трех, четырех, пятиэтажные дома стоящие не особо далеко друг от друга, закрывали видимость. На выручку снова пришел звук. Где-то впереди и слева прозвучал шум разрушения и группа Пятимирян, немного сблизившись друг с другом, направилась именно в этом направлении. Ярик поднял на руки Олю, и она обмякла на них, начиная играть свою роль.
  В очередном доме, совсем рядом с открытой дверью вновь зияла дыра, через которую внутрь входил Четырехрукий с Базукой. Он уверенно шел по каменному крошеву, не смотря ни влево, ни вправо. Ярик, вдруг изменил направление движения и вместо того, чтобы выискивать технику агрессора направился в ту же дыру.
  Вадим не понял Ярослава, зачем он это сделал. Еще больше он не понимал Ярика, в связи с тем, что у него на руках по-прежнему находилась Оля, но что-то сказать ему - нельзя. Можно привлечь к себе ненужное внимание, поэтому Вадим просто пошел за ним следом. Где-то поодаль к общей процессии присоединился и Слава, будучи в таком же недоумении.
  А Ярик уже и сам, как прежде Четырехрукий, шел по каменному крошеву. Находясь в двойной обуви - в своих ботинках и одетом поверх них костюме, он совсем не чувствовал неудобства этого крошева, но неудобство звуков сопровождающих ходьбу, Яра заглушить не смог. Зашедший перед ним Четырехрукий, обернулся на эти звуки. Он с удивлением смотрел на подходящего "собрата" и кивнул вверх головой. Наверное, этот кивок сопровождал какой-то вопрос. Жестикуляция оказалась присущей не только в разговорной речи обычных людей, но и в телепатической существ, но Яра, естественно ничего не ответил. Он повернулся к своему визави боком и, увидев местную кровать, вроде как небрежно скинул на нее свой "груз", после чего снова развернулся к подходящему к нему Четырехрукому, на ходу доставая из недействующей руки копье, и со всего маху снизу вверх вогнал его в челюсть противника. Сила удара была такова, что копье вошло с левой стороны челюсти, а вышло в районе правого виска. Четырехрукий рухнул как подкошенный.
  Яра нагнулся к поверженному противнику и уже разжимал его пальцы, отбирая Базуку, когда из-за угла вышел еще один Четырехрукий и недоуменно уставился на открывшуюся ему картину. Доля секунды и его грудь разорвалась от заряда посланного Вадимом из трости. Второй Четырехрукий также завалился, выпустив при падении свое оружие.
  Это оружие не было ни тростью, ни Базукой. Что-то новенькое. Ярик перестал разжимать пальцы владельца Базуки и сделал шаг в направлении второго, но Вадим пригрозил ему большим Четырехручьим кулаком, мол, куда лезешь к незнакомой вещи, бери то, что знаешь. В этой угрозе, звучал и второй мотив - чего ты вообще сюда полез. Обиделся он, видите ли, что не досталось ему оружия.
  Ярик, возможно действительно обиженно (лица то не видно), а возможно разочарованно вернулся к первому поверженному и наконец-то отобрал у него Базуку. После этого обернулся на лежащую Олю, которая в свою очередь исправно продолжала играть роль жертвы и ни единого разу не пошевелилась, и, убедившись в том, что она не смотрит в эту сторону, ударил уже мертвого Четырехрукого ногой по ребрам - ребро за ребро.
  Вадим только покачал головой от такого ребячества, и, развернувшись, пошел назад из пролома, напоследок махнув рукой, мол, давай присоединяйся.
  Около входа, на часах, продолжал оставаться Слава. Ему никто не давал такого задания, но тут и не надо было давать, в столь малочисленной группе каждый сам находил для себя дело. Вышедшему Вадиму он показал сторону, в которую им необходимо направляться. Тоже понятно без слов - значит пока стоял, что-то заметил. Вадим и сам без лишних слов возглавил поход в указанном направлении. А Славик, дождавшись Ярика со своей ношей на руках, и вновь приобретенным оружием замкнул общую процессию.
  Пройдя мимо очередных двух домов, Вадим обнаружил еще одну пару Четырехруких. По всей видимости, они передвигаются именно парами, страхуя друг друга. Это оказалось новым и совсем не лишним открытием. Значит, если где-то еще придется схлестнуться с врагом, рядом необходимо ожидать и второго, и в то же самое время именно они становятся подозрительными для противника именно тем, что перемещаются втроем. Об этом необходимо сообщить своим, только как это сделать. Сейчас Вадим в самой наивысшей степени оценил преимущество врагов - владение телепатией. Он, в отличие от Четырехруких не мог ничего сообщить своим, не привлекая постороннего внимания, поэтому Вадим изменил направление своего движения и направился прямиком к стене близстоящего дома.
  Теперь Ярик немного не понял подобного маневра, но будучи ведомым, потянулся следом. Слава на мгновение потерялся из вида.
  Подойдя на расстояние трех метров к дому, Вадим не стал заходить через открытые двери, а уподобившись агрессорам, стал дожидаться Яру с Базукой для производства собственного прохода. Благо Ярику не пришлось долго объяснять. Тот перекинул Олю на одну левую руку и выстрелил из Базуки, удерживая ее одной правой.
  Снова неправильно. Не стал бы настоящий Четырехрукий нянчиться со своей жертвой. Все эти мелочи когда-нибудь станут заметны и выделят их из толпы. Вадим оглянулся на пару Четырехруких - вроде не реагируют, идут своей дорогой, и прошел в разлом. Ярик потянулся следом, а Славика так и не было видно.
  Стоило Ярославу войти внутрь, как Вадим подошел к нему, и, нарушая свои же правила заговорил. - Разговор есть, надо кое-что обсудить. Давай только отойдем подальше от дыры. И ты Оля, - обратился Вадим к своей девушке, - немного разомни ноги. Нарушать правила, так нарушать все. На самом деле отдых больше нужен был не Оле, а Ярославу.
  Они прошли в смежную комнату. Олю завели вовнутрь, а сами остались на входе, ожидая Славу.
  Слава объявился очень скоро. Захрустело крошево стены, и он вошел через тот же пролом. Вадим махнул ему рукой, призывая присоединиться к ним, и тут же застыл в недоумении. Следом за одним Славой зашел второй Слава.
  Понимание ситуации медленно начало проникать в сознание Вадима, но до того, как он что-либо начал предпринимать, вошедшие Славы нелепо взмахнули руками - сначала один, а следом и второй, и завалились мордами вперед. После этого в открытый разлом дома вошел еще один - третий Слава. Третий Слава, в отличие от двух предыдущих и сам отчаянно жестикулировал, пытаясь обратить на себя внимание. Стало ясно, что этот Слава - тот, который надо Слава.
  - Иди сюда. - Позвал его в голос Вадим.
  Слава, немного недоумевая, от нарушения правил молча направился к ним.
  - Ты специально задержался? - Спросил его Вадим, когда он подошел к ним вплотную.
  - Да. - На этот раз и сам нарушил обет молчания Слава. - Я увидел этих двоих и спрятался. А потом видел, как они направились следом за вами. Тогда я пошел уже за ними.
  - А за тобой никто не шел? - Уточнил Вадим.
  - Вроде нет. - Ответил Слава, но ответил как-то неуверенно.
  - Я зашел сюда, - продолжил Вадим, - чтобы рассказать вам об одном замеченном мною факторе, а теперь этих факторов стало уже два. Первое - они передвигаются парами, или по одному, если нужно отнести добычу. Мы идем втроем. Передвигаясь втроем, мы привлекаем к себе ненужное внимание. Нам нужно идти дальше вдвоем, а третий будет страховать на расстоянии. Помимо этого, только что родилось еще и второе. Мы очень похожи на них - это хорошо. Плохо то, что мы очень похожи на них... и сами не можем отличить себя от них. Пока мы все вместе - проблем нет, но стоит нам разойтись, и мы уже не узнаем друг друга. Нам необходимы какие-то отличительные знаки.
  - Что-нибудь типа погонов, шевронов? - Спросил Слава.
  - Типа, но попроще. - Подтвердил Вадим. - Все-таки не зря они используются в армии. Помимо того, чтобы выделываться перед ближними своими званиями, они действительно нужны, как отличительная черта - свой-чужой. Только что использовать нам я еще не знаю.
  - Может быть мое платье? - Предложила Оля.
  - Твое платье? - Не понял идеи Вадим и взглянул на платье своей девушки.
  На этот раз Оля была одета не в комбинезон цвета хаки. Ради придания ей более гражданского вида, ее вырядили в обыкновенное светлое, легчайшее платье. И красной краской ее не стали пачкать. Вся маскировка была выполнена дизайнерами Нулевого измерения. Уже из Гардеробной она вышла с готовыми красными кровавыми пятнами и следами грязи и строительной пыли на своем новом платье.
  Сейчас Оля пыталась отрывать от подола, длинную светлую полоску ткани, или правильнее сказать материи, из которой оно было создано. Это у нее получалось с трудом, потому что, не смотря на легкость материала, он никак не хотел поддаваться.
  На выручку пришел Вадим и достал из недействующей руки остроотточенную Катану. С ее помощью он легко отрезал полоску материи по всей длине подола и протянул Оле для ее дальнейшего эксперимента, но Оля не взяла ее.
  - Мне не надо, меня вы и так узнаете. Это вам. Порежь ее на три равных части и повяжите куда-нибудь на себя. Например, на запястье руки. Это и будет вашим отличительным знаком, не сильно бросающимся в глаза другим.
  - А это мысль. - Согласился Славик с Ярославом, а Вадим тактически промолчал. Уже в который раз из девичьих уст Оли появлялись дельные мысли. Быть может как боец она и не очень, а как теоретик набрала наибольшее количество балов. Возможно она здесь и не лишняя.
  Ленты были повязаны на запястье левой руки, в чем снова посильную помощь оказала Оля, потому как все четыре руки Четырехруких оказались слабо пригодны для подобной миссии, и у них появилось официальное первое звание - рядовой.
  - По поводу первого вопроса, - продолжил Вадим, - Ярик, вместе с Олей, однозначно идет в паре. Слава, кто-то из нас должен быть прикрытием.
  - Я буду. - Ответил Слава. - По-моему, у меня это буквально недавно хорошо получилось, поэтому я продолжу. Только вы - это, - добавил он, - повнимательней следите за моей ленточкой, - и при этом потряс левой рукой, - не хватало мне еще получить заряд от своих друзей.
  - Добро. - Ответил Вадим. - А сейчас снова включаем режим тишины, и поторопимся, пока они не ушли далеко. Мы с Ярой вперед, а ты Слава немного обожди и давай следом за нами.
  Из пролома в стене Вадим вышел первым, внимательно осмотрелся по сторонам и, не увидев ничего подозрительного, выдвинулся дальше. За ним следом с Олей на руках вышел Ярослав и пошел немного левее с отставанием в два шага. Слава остался ожидать на выходе, давая своим друзьям возможность оторваться от него.
  Вадим боялся, что во время их беседы в пролом дома могут войти еще Четырехрукие, но его опасения не оправдались. Мало того, присутствия Четырехруких вообще не наблюдалось поблизости. На этот раз они зашли не спереди, а сбоку, и основная масса противника успела их порядочно обогнать. Встреченные ими особи были и сами из отставших, а кроме того они еще потеряли время на обсуждение новых вопросов и повязание ленточек. Сейчас нужно было догонять основную группу. В конце концов, не ради четырех душ они делали подобную вылазку, и, не смотря на то, что труднее всего приходилось Ярику, и именно он должен был задавать темп движения, Вадим все-таки ускорил шаг.
  Они шли по вымощенной булыжником мостовой. Было несколько непривычно наблюдать подобное явление. В технократическом мире - булыжник. Однако если отбросить предвзятость и вспомнить, что автотранспорта здесь нет, то с эстетической стороны это смотрелось очень даже красиво. Создавалось ощущение старины и винтажности. А если вспомнить еще и тот факт, что мостовые уложенные булыжником в его родной стране еще при Царе Паньке служат верой и правдой до сих пор, а современное асфальтовое покрытие с трудом переживает первую проверку Зимой - то еще не известно, что лучше.
  В данном случае Вадима больше заинтересовало, откуда Нульмиряне это взяли. Сами пришли, или сперли у кого? Возможно и у них - Пятимирян. Еще Ластер рассказывал ему, что они берут у соседних миров все лучшее и сторонятся - худшего. Так что, булыжник из их мира - это лучшее, чем они могут похвастать.
  Помимо булыжника, дома на этой улице были оформлены в том же стиле, и поддерживали общий образ старины: грубо обтесанные камни; деревянные вывески, висящие на длинных цепях, и, наверняка в ветреную погоду, создающие эффектный скрип; открытые летние площадки с грубо исполненными деревянными столами и стульями и накрытые сверху хворостом из тростника. Сейчас бы присесть за такой столик, да заказать пару бокалов холодненького пива, да чего-нибудь солененького к пиву. В другой раз от подобного пожелания можно было бы сглотнуть слюну, но сейчас Вадим ощутил лишь сухую поверхность нёба. Плюс двадцать пять - это в воздухе, а в их костюмах, несмотря на вентиляцию, уже были все плюс тридцать пять. А помимо этого - помимо: столиков, стульчиков, и предполагаемого пива, то тут, то там, напоминали о предстоящем деле вывороченные дыры в стенах домов. Сначала дело - отдых потом.
  Наконец, впереди показался хвост контейнера. Он мелькнул между домами и снова скрылся из вида. Вадим хотел было еще ускорить шаг, но вовремя одумался. Сзади слышалось усталое сипение Ярика. Если поначалу Вадиму приходилось оборачиваться, чтобы убедиться в том, что Ярослав не отстал, то сейчас в этом не было необходимости. Яра напоминал о себе тяжелым дыханием, несколько демаскируя их передвижение, но уже ничего не мог с этим поделать.
  Пока за ними никто не наблюдал, Вадим хотел было предложить Ярику свою помощь и немного сам понести Олю, но вовремя спохватился - это можно и нужно было сделать раньше, но не сейчас. Сейчас никого нет, а когда они выйдут напрямую к Замедлителю, кто-нибудь да будет, хоть те же водители транспорта, и поменяться назад незаметно не будет возможности, а как открываются двери, знает только он. В Боливаре, хоть он и переделан из транспорта Существ, также был переделан и механизм открытия дверей.
  На помощь Ярику пришла сама Оля. Уменьшить свой вес она, конечно, не могла, но кроме нее Ярославу приходилось нести еще и Базуку, честно добытую в бою, и это создавало дополнительное неудобство. Так вот Оля, делая вид, что ее рука просто лежит на рукоятке Базуки, фактически держала ее, чем немного снимала нагрузку с руки Яры.
  Теперь появились и новые пары Четырехруких. Они сновали туда-сюда, кто-то из них переносил свою добычу, но на них самих не обращали никакого внимания.
  Вадим обернулся назад. Он совсем забыл про Славика, но того словно след простыл. Позади него, кроме Ярика с Олей на руках никого не было. У Ярика, по-видимому, открылось второе дыхание, и он перестал тяжело дышать, или это был впрыск очередной дозы адреналина при виде врага.
  Вадим демонстративно приподнял свою левую руку и посмотрел на повязку, давая понять Ярику, чтобы он не забывал об их отличительном знаке. Ярослав вместо ответа в голос, или кивка головой, более принятых в их обществе, приопустил и снова поднял Олю, отвечая таким образом на предупреждение и заодно разминая руки.
  Поворот за очередной дом и вот он, наконец, транспорт завоевателей. Все три, все вместе, с той лишь разницей, что в связи с ограничением ширины улицы они шли не бок к боку, а гуськом друг за другом. Вадим взял четкий курс на Замедлитель и пошел, не сворачивая ни на шаг в сторону. Ни оборачиваясь, ни на сантиметр влево-вправо. Это не экскурсия, здесь подобное меньжевание может привести к обращению на себя ненужного внимания - он просто выполняет свою обыденную работу.
  В пределах видимости на глаза попались четыре представителя Четырехрукой расы. Трое из них просто шли по одному возле каждого транспортного средства, четвертый притащил свой чудовищный груз и сейчас отправлял его в остановившийся задний контейнер. Вадим прошел мимо него чуть ли не впритирку и подошел к двери контейнера. Одно мимолетное движение и дверь отъехала в сторону, а Вадим заскочил внутрь.
  Ярик немного обалдел от подобных действий своего напарника. Об этом они не договаривались. Да и как вообще можно обсудить подобные планы - в ход пошла самая настоящая импровизация, поэтому Яра и сам начал импровизировать. Игнорируя отошедшего вбок Четырехрукого без ленточки на руке, он прошел дальше вроде как ко второму контейнеру. Проходя мимо открытой двери, Ярик увидел Вадима, засовывающего свою Катану в ножны-руку, и обезглавленное тело водителя. - Вот вам первый сюрприз! - Злорадно подумал Ярослав и позволил себе такую же злорадную улыбку, благо в костюме никому не видно.
  Вадим и сам в это время зло улыбался. Эта улыбка не была следствием приходящего вкуса убийства, нет, это был ответ на только что увиденное им тело молоденькой девушки скинутой Четырехруким в приемник контейнера. В отличие от Оли она не играла роль жертвы, она и была самой настоящей жертвой. Ее жизнь оборвалась совсем недавно - почему? Почему эти твари забрали ее жизнь? Ну, а помимо этого, обездвиженный хоть на время транспорт чужаков, даст им несколько дополнительных секунд, так необходимых для осуществления их задачи.
  Вадим захлопнул дверь контейнера и сейчас уже сам устремился за Яриком. Он догнал его у самого Замедлителя. Тоже хорошо, сейчас Яра вместе с Олей закрывает его самого от глаз сильно любопытствующего Четырехрукого, погрузившего свой зловещий груз. - Погоди, погоди! - Послал ему свою мысль Вадим, конечно не надеясь на результат. - Скоро ты все узнаешь. - И потянулся рукой к двери...
  ... дверь оказалась запертой. Вадим поднажал посильней - бесполезно. Дверь в контейнер открывалась легко. Дверь в Замедлитель оказалась запертой наглухо. Четырехрукие перестраховались. А тут как раз зашевелились и охранники вместе с все тем же четырехруким индивидом, загрузившим свою жертву в контейнер. Они взяли свое оружие наперевес и, явно что-то говоря, направились к фальшивым собратьям.
  На удивление всем первой отреагировала Оля. Несмотря на то, что большую часть времени она провела с закрытыми глазами, закрывались они не плотно, и оставалась маленькая щелочка для владения ситуацией. Сейчас ситуация складывалась явно не в их пользу, а еще, Оля также видела тело молоденькой девушки, которую как какой-то кусок мяса небрежно забросили в контейнер.
  Злость переполняла ее, руки непроизвольно сжались в кулаки, и сжатие правой руки напомнило ей о том, что в ней находится Базука. Тогда девушка вырвалась из долго держащих ее рук, прицелилась в нужном направлении (благо для Базуки точный прицел был совсем не нужен), и нажала на гашетку. Струя сжатого воздуха вырвалась из сопла, и двух любопытствующих Четырехруких буквально сдуло из пределов видимости во всех смыслах этого слова.
  Помимо живых существ удар Базуки пришелся и на боковую стенку контейнера. От полученного удара контейнер наклонился на сорок пять градусов, но буквально чуть-чуть ему не хватило, чтобы перевернуться, и он с шумом вернулся на свою прежнюю позицию.
  Вадим на мгновение даже замер, дивясь новым "талантам" своей девушки, а у водителя Замедлителя наоборот, наконец-таки прошло оцепенение, или он просто получил команду и резво рванул вперед, увеличивая скорость до максимума.
  - Сбежит. - Крикнул Вадим, нарушая режим тишины, в котором уже не было никакой необходимости, и первым выстрелил в хвост удаляющегося Замедлителя из трости.
  Два зеленых сполоха полетели вслед за машиной, но один пролетел мимо, а второй хоть и попал, по-видимому, не причинил Замедлителю какого-то вреда. Гнаться за ним следом бесполезно. Даже в спортивной экипировке, и тогда это было бы проблематично, а в костюмах Четырехруких, да еще и порядочно уставшим - просто нереально.
  - Берегись! - Крикнул Ярик и следом за предупреждением метнул второе копье, припасенное еще в одной недействующей руке. Укороченный вариант копья был на порядок хуже в применении, но не попасть с расстояния в пять метров в огромную тушу было труднее, чем промахнуться. Очередной Четырехрукий, находившийся раньше за Замедлителем, а затем запрятавшийся за близстоящим деревом, нелепо взмахнул руками и выронил свое оружие, из которого уже успел прицелиться. Копье вошло ему в грудь и заставило задуматься о бесцельно прожитых годах.
  - Из Базуки надо было по Замедлителю, - сетовал Ярик, но поделать уже ничего не мог. Оля сразу не сообразила, а сейчас он ушел на недостижимое для Базуки расстояние и продолжал его увеличивать. Ярик, с первых секунд завладевания Олей его честно заработанного оружия, немного офигел, но не отбирать же его у Оли. Тем более что начала она очень хорошо. Вместо этого он достал свое последнее копье, а сейчас лишился и его.
  - Нужно уходить к домам. - Крикнул Вадим и первым направился к близстоящему дому.
  Вместо того чтобы последовать его примеру, Ярик наоборот побежал в другую сторону. Он бежал к пробитому копьем противнику за новым оружием, но когда приблизился вплотную, был разочарован. У этого тоже было что-то новенькое, что-то такое, чем Яра пользоваться не умел. Тогда Ярослав попытался достать свое копье, но и это с первого раза у него не получилось, а потом в них начали стрелять, причем сразу с двух сторон.
  С одной стороны это был контейнер, к которому они не успели подойти. Там присутствовал свой охранник и еще водитель, хотя, похоже, что сейчас водитель оставался на месте и даже продолжал потихоньку двигаться вперед, а стрелял только охранник. С другой стороны неслись сразу четверо Четырехруких. Трое растянулись цепью, а четвертый на расстоянии десяти метров поспевал за своими. Это четверка вызывала большее опасение, нежели охранник, прячущийся за контейнером и бьющий совсем не прицельно.
  Вадим залег в траву и поскольку был единственным с подходящим вооружением, приготовился отстреливаться, но к его удивлению трое ближайших бегунов начали вспахивать носами землю один за другим.
  Славик. Наконец-то дошло до него, и уже в голос, в первую очередь Оле - человеку с оружием, объявил, - не стрелять, это Слава.
  Теперь все внимание переключилось на охранника. Вадим не стесняясь и не жалея боеприпасы начал посылать один за другим заряды прямо в контейнер, заставляя водителя покинуть поле боя, а сам начал отходить к ближайшему зданию - туда, куда собирался изначально.
  - А вам что, отдельное приглашение надо? - Крикнул он продолжающим лежать Оле и Ярославу. - Отходим.
  Оля с Яриком, не оборачиваясь, побежали к зданию, петляя на ходу. Вадим отступал задом, прикрывая отход своих от начавших появляться со всех сторон Четырехруких. То же самое проделывал и Славик, с той лишь разницей, что сейчас Славик находился в самом худшем положении - свой статус чужака он уже раскрыл, а от него и до здания было самое большое расстояние.
  Добравшись до строения, Вадим выстрелил в закрытую дверь из трости. Для него подобная версия была более приемлема, чем дыры в стенах. Дверь взорвалась тысячью осколков, открывая путь внутрь.
  - Заходите, - крикнул Вадим, - я прикрою Славу.
  - Мы поможем. - Ответила Оля.
  - Чем? - Не выдержав прикрикнул на нее Вадим. - У Ярика ничего нет, а твоя Базука на такие расстояния не действует, да даже если и подействует, первым на ее пути окажется Слава.
  Вадим продолжал отстреливаться стоя у входа. Ярик занялся тем, что начал скидывать с себя костюм за ненадобностью. Оля все равно не послушалась Вадима, и осталась стоять в дверях, наблюдая за Славой, а Слава заканчивал свою пробежку, когда зеленый сполох угодил ему прямо в голову.
  Верхнюю часть головы снесло наполовину... а он продолжал бежать. Вот это было удивление так удивление для Четырехруких. Они сначала удивились, увидев в своих рядах предателей, а теперь даже стрелять перестали. Как так - зомби в городе. Откуда им было знать, что эта половина головы принадлежит кукле, а не Славе. И все бы ничего, но тут из-за угла здания выпорхнули два Летуна и выстрелили по Славе своим дуплетом. На этот раз выстрелы угодили в корпус, и Слава не добежав, каких-то пяти метров ко входу в здание, упал навзничь.
  - Твари, - не выдержала Оля и выскочила из дверей, - держите. - И после этого выстрелила в Летунов из Базуки. С такой скоростью, с которой они испарились, Летуны, наверное, не летали никогда. Небо, в котором еще совсем недавно мельтешили две надоедливые точки, стало девственно чистым.
  Зато сразу активизировались наземные существа. Возможно, еще совсем недавно они считали их не убиваемыми, но сейчас, увидев обратное, ринулись в атаку всеми силами. А сил у них оставалось немерено.
  - Уходим внутрь. - Крикнул Вадим. - Нужно занять оборону.
  - А как же Слава? - Тут же отозвалась Оля. - Мы не можем его бросить.
  - Можем. - Ответил Вадим. - Помочь ему мы ничем не можем, а бросить можем. У нас выбора нет.
  - Но может, он еще жив? - Не унималась Оля. - Мы же не видим его раны под костюмом.
  - Оля! - Вадим встряхнул свою девушку за плечи. - Это ты посещала курсы медсестер. Ты видела лужу крови под ним? Такая лужа не может натечь за тридцать секунд из царапины, такие лужи бывают из ран не совместимых с жизнью. Уходим. - Вадим повернулся к ничего не понимающему Ярику и протянул ему свою трость. - Держи - это тебе.
  - Что произошло? - Спросил Ярик на бегу, при этом боясь услышать ответ. Он снимал свой костюм и не видел ни смерти друга, ни споров Вадима с Олей, но в связи с отсутствием Славы, в сердце закралась тревога.
  - Слава погиб. - Плача ответила Оля. - Славы больше нет. А что мы скажем его дочери?
  - Нам самим еще выжить надо? - Заметил Вадим. - А потом будем думать о том, что говорить.
  Они неслись по коридорам и помещениям здания. Вадим на ходу пытался избавиться от своего костюма, орудуя Катаной, но это получалось крайне неудобно. Впрочем, бежать в костюме было тоже крайне неудобно. Видя затруднения напарника, Ярик предложил Вадиму свой Кортик. Несмотря на довольно таки архаический вид, у Кортика оказалась вполне современная заточка, и с его помощью дело пошло быстрее, однако разбросанные по пути следования обрывки костюма четко указывали их след, поэтому было принято решение найти себе другое убежище.
  Из здания все-таки выходили через собственноручно проделанную дыру в стене. При всем нежелании разрушать местную архитектуру, собственная жизнь ценилась намного дороже, а еще к такому решению подстегивал слышавшийся позади топот множества ног преследователей.
  Лишившись костюма, Вадим сразу почувствовал небывалое облегчение, а выбежав из здания, еще и ощутил прикосновение воздуха к обнаженной коже лица и рук. Это были приятнейшие ощущения после длительного нахождения в коконе куклы. Он первым побежал к стене следующего здания расположенного рядом и крикнул Оле, по-прежнему вооруженной Базукой, - пробивай.
  Оля выстрелила в стену, пробив в ней очередную дыру, и не дожидаясь пока осядет пыль, бросилась внутрь, но тут же была схвачена сильной рукой Вадима.
  - Куда? - Спросил он.
  - Как куда, прятаться. - Недоуменно ответила Оля.
  - Это для преследователей, а нам туда, - указал Вадим за угол здания, и моментально показав пример, скрылся за ним, продолжая на ходу объяснять свой мотив. - Пусть думают, что мы зашли в этот дом, и ищут нас там хоть до скончания века. По улице перемещаться значительно проще, чем в помещении. И если мы будем бегать по домам, то так никогда и не выберемся из зоны замедления.
  Дальше они долго бежали по улицам и кварталам местного Рио де Жанейро. В любое другое время, здесь нужно было бы перемещаться со скоростью черепахи для того, чтобы лицезреть местные достопримечательности. Каждый квартал города был исполнен в совершенно ином стиле. Это была и Готическая Германия, и Венецианское Возрождение, Французский Классицизм и Космический Футуризм, а сейчас они находились в месте, напоминающем Китайский квартал. Здесь было очень много ярких красок, воздушных шаров, змей и других разнообразнейших животных, зависших в воздухе благодаря наполнению их чем-то вроде Гелия, или непосредственно Гелием.
  В отличие от квартала с мощенными булыжником мостовыми, где должна была идти размеренная неторопливая жизнь с медитациями и наслаждением тишиной, этот квартал явно предполагал выплеск адреналина, танцы и непрекращающийся шум. Именно здесь Вадим остановился сам и остановил всю свою компанию.
  - Ты чего встал? - Не понял Ярик. - Устал?
  - Нет. - Ответил Вадим и добавил, - нет необходимости дальше бежать, мы вышли из зоны замедления, или они снова покинули Нулевое измерение. Посмотрите на дворника, он работает.
  И вправду, возле соседнего дома плавал в воздухе роботизированный дворник и втягивал в себя уличную пыль, одновременно с этим производя озонирование воздуха. В дополнение к дворнику у Вадима легко завибрировал браслет. Это даже не сообщение, его вызывают на видеосвязь. Вадим подошел к ближайшей лавочке и, усевшись на нее, еще до конца не отдышавшись, закрыл глаза и вышел на связь.
  Говорить с местными сейчас совсем не хотелось, что он может им сказать - об очередном провале. Нульмиряне ждут от них скорейшего решения проблемы, а у них провал за провалом. На этот раз еще и с потерями. И не общаться нельзя. От того, что он не выйдет на связь ситуация не изменится. Все равно придется доложить рано или поздно.
  Закрыв глаза, Вадим моментально переместился в зал Советов. Камера была сфокусирована на Корне, но слева и справа от него находились и остальные члены Совета, принимающие участие в разговоре.
  - Как прошло? - Коротко спросил Корн с искоркой надежды в глазах.
  - Плохо. - Потушил эту искру Вадим. - У нас снова ничего не получилось. На этот раз даже еще хуже. Мы потеряли Славу.
  Вадим снова, как и в первый раз, ждал каких-то упреков в свой адрес, но их снова не поступало. Корн какое-то время помолчал, молчали и все остальные представители Совета, наверное, они уже разуверились в положительном развитии такого проекта, как Пятимиряне, и начинали рассчитывать только на себя. После короткой паузы Корн все-таки ответил.
  - К сожалению, у нас тоже плохие новости для вас. Четырехрукие пятью минутами ранее вошли на территорию больницы Хрустальная. В этой больнице находится порядка трех сотен лечащихся и медперсонала... В этой больнице лечится ваша девочка. - Добавил он после еще одной небольшой паузы. - Они не успели эвакуироваться. Ни один.
  Вадим аж подскочил на лавочке от подобного известия. - Но вы же обещали, что Четырехрукие не зайдут в горы? - Он начал искать глазами Левия, который тоже должен был присутствовать здесь и который лично давал ему это обещание.
  Вместо Левия снова ответил Корн. Даже не ответил, а просто пожал плечами и поджал губы - мол, а что мы? Мы и сами так думали, но разве можем повлиять на решение пришельцев. В конце концов, там полно и наших людей, намного больше чем ваших.
  В дальнейших объяснениях Вадим не нуждался. - Мы отправляемся туда. До связи. - Сказал он и тут же отключился.
  - Что случилось? - В один голос спросили Оля с Яриком, увидев его реакцию на видео сообщение.
  - С Олечкой беда.
  ***
  Очень коротко Вадим объяснил своим друзьям сложившуюся ситуацию с больницей и завершил ее словами, - нам срочно нужно туда. Необходимо вытащить девочку из лап этих уродов.
  - Но как туда попасть? - Задал логический вопрос Ярослав. - Больница расположена в горах на небольшом плато, и возвышается над уровнем земли на высоте в полутора километра. Возле самой больницы будет действовать зона замедления и значит, портал перехода открыть не получится, выходит портал нужно открывать внизу и брать с собой альпинистское снаряжение для подъема.
  - Не годится. - Забраковал этот план Вадим. - Пока мы найдем снаряжение, уже пройдет масса времени, а еще нужно подняться. - Вадим вспомнил свой стометровый подъем на отвесную скалу острова. Если и сейчас они будут подниматься с той же скоростью, то не только к шапочному разбору, но и ко второму пришествию Христа не успеют. - Нужен другой план.
  Ярик молча пожал плечами, ничего дельного на ум больше не приходило. Вадим с надеждой посмотрел на Олю. Уже неоднократно она выручала всех своими идеями, но сейчас и она отрицательно помахала головой. Наконец у самого Вадима в голове щелкнуло воспоминание. - Комната ожидания, в которой они стояли впервые в ожидании девочки. Отчасти именно из-за нее больница называется хрустальной. В этой больнице присутствует хрустально чистый горный воздух и последний этаж с хрустально прозрачной крышей. Тогда он частенько поглядывал вверх, наслаждаясь величественной картиной застывших горных вершин. Они в своей величественно застывшей монументальности взирали со своей высоты на зажатый каменной оправой корпус больницы. Какова их высота?
  - Мне срочно нужен Информатор. - Произнес Вадим. - Все на поиски.
  Благо поиски Информатора не заняли много времени. В этом мире Информатор присутствовал в каждом доме и чуть ли не в каждой комнате. Вадим уселся за него и запросил необходимую информацию - высота пиков над больницей Хрустальная.
  Пик - Палец (триста метров), не пойдет. Ангел (восемьсот метров), маловато. Липторе, что в переводе с местного означало - цепляющийся за облака (тысяча сто метров) - то, что надо. Вадим зафиксировал его координаты.
  - Ярик! - Обратился Вадим к своему другу. - Ты когда-нибудь с парашютом прыгал?
  - Да, и не раз. - Ответил тот. - И с вышки, и с самолета. Мы периодически ездили со Славой, это он подсадил меня на прыжки.
  - А я ни разу. - Заметил Вадим, а сейчас, по-видимому, придется. Проинструктируй меня очень быстро.
  - Очень быстро не получится. Там есть свои моменты. И попрактиковаться сначала надо.
  - Некогда практиковаться. Давай теорию.
  - При приземлении ноги необходимо держать вместе, и подпружинивать ими. Стропы...
  - Все, достаточно. Спасибо за практический курс с ногами, а строп у нас, наверное, не будет.
  - Как так, не будет? - Не понял Ярик. - А где мы возьмем парашюты? В этом мире они есть?
  - Нет. - Вадим отрицательно покачал головой. - Или же я об этом ничего не знаю. По-моему у них вообще нет такого понятия как воздушный транспорт.
  - В таком случае, я знаю, где есть у нас. Мы ездили туда со Славой. Это не далеко от нашего города. Только кто нам их даст просто так...
  - Ярик, - Вадим остановил поток слов своего друга, - не надо нашего города. Мы не успеем. И я же сказал, что строп не будет, или точнее, будет всего одна стропа. Мы возьмем парашюты здесь - в этом мире, на этой улице.
  Ярослав недоуменно уставился на Вадима, а тот уже спешил на улицу в Китайский квартал.
  Подойдя к висящим на веревках воздушным шарам и змеям, Вадим начал подтаскивать к себе один из таких шаров. Шар отчаянно сопротивлялся, не желая покидать своих высот, но все-таки пошел вниз.
  - Не-е-т. - Прокомментировал это действие Ярослав. - Это же не то о чем я подумал. Я не Винни Пух, меня такой шарик не выдержит. Мы не только медку не хлебнем, нас самих будут отдирать от земли, как медоносную пчелу от лобового стекла автомобиля - очень долго и с использованием мата.
  А Вадим в это время уже ощупывал оболочку самого шара. Это все-таки был не банальный воздушный шарик, с которым бегают дети. Он больше напоминал метеозонд. Довольно плотный материал, одновременно напоминающий и резину и пластик. Вадим начал бегать с ним по улице, производя отчаянные рывки и резкие повороты. Потом подошел к ближайшему дому и начал бить его об стену. Шар настойчиво терпел все экзекуции производимые с ним. Со стороны могло показаться, что Вадим сошел с ума.
  Именно так все и оценил Ярослав.
  - Тот факт, что он крепкий, еще ничего не доказывает. - Сказал он. - Этот шар не выдержит даже веса Оли, не говоря уже о тебе, и тем более обо мне. Если ты прыгнешь с ним с километровой высоты, то диаметр твоего пятна будет всего на пять сантиметров меньше, чем, если бы ты прыгнул без него.
  - А если бы он был в тридцать шесть раз больше, - спросил Вадим, - тогда он бы выдержал меня?
  Ярослав взглянул на шар диаметром чуть больше метра. Если бы он был в тридцать шесть раз больше, то это значит, что его диаметр составил бы более тридцати шести метров.
  - Ну, ЕСЛИ БЫ! - Сделал он ударение на двух последних словах, - то тогда это был бы уже настоящий воздушный шар, и он выдержал бы нас всех троих.
  - Всех троих не надо. Оля с нами не пойдет. - И заметив выражение лица своей девушки, повторил глядя прямо на нее. - Оля с нами не пойдет, и это не обсуждается. - А после этого уже сделал объяснение для Ярика.
  - Наша масса останется неизменной хоть вне зоны замедления, хоть внутри, а падение шара замедлится в тридцать шесть раз - это равносильно, как если бы он был в тридцать шесть раз больше. - При этом Вадим вспомнил медленно подающие вниз веревку, изготовленную из связанных штор в пятиэтажке и лиану на обрыве острова. Тогда это замедление могло сыграть с ними плохую шутку, а сейчас оказывает им услугу.
  Ярик уловил мысль, но задал наводящий вопрос. - А ты не боишься, что в таком случае мы перестанем снижаться, а начнем подниматься вверх. Ведь шар заполнен чем-то легче воздуха и тогда наш вес окажется для него слишком маленьким. Тогда он превратится в самый настоящий воздушный шар, и мы зависнем под потолком зоны. Ни туда, ни сюда. А потом, когда Замедлитель уйдет - туда. И очень быстро туда.
  - Не боюсь. - Ответил Вадим. - В этом случае будут действовать совсем другие законы. Камень, брошенный в зоне, не взлетит в воздух, а упадет на землю. Он будет падать в тридцать шесть раз дольше, чем обычно, но в конечном итоге, он все равно упадет. Так будет и с шаром. Войдя в зону, он начнет снижаться в тридцать шесть раз медленнее, но все равно будет снижаться. Меня больше волнуют два других фактора. Первый - это рывок во время входа в зону, чтоб не порвался сам шар. Именно поэтому я и бегал с ним как идиот, производя испытания. И второй - чтобы они не выключили свой Замедлитель раньше времени. Именно поэтому нам не нужно долго готовиться. Раз, два - и мы должны уже лететь. Есть, правда еще и третья вещь, которую я боюсь. Я боюсь высоты. Но моя боязнь ничто по сравнению с тем, как там сейчас боится Олечка. Мы не можем ее оставить наедине с Четырехрукими. Я не могу ее оставить.
  Ярославу стало немного стыдно. Именно он должен был в первую очередь беспокоиться о своей Крестнице, а это делает совсем чужой для нее человек. Он вспомнил слова батюшки в церкви - "Теперь ты стал Крестным отцом (Отцом!) Ольги и если что-нибудь случится с ее родителями, то именно ты, а не бабушки с дедушками и прочие родственники, должен будешь опекать и воспитывать свою Крестную дочь". А этот момент настал. С ее родителями что-то случилось.
  Ярик спрятал свое смущение и задал другой вопрос - А ты не будешь согласовывать новый план с Советом?
  - Нет. А какая от всего этого польза? Они разуверились в нас, а я уже давно разуверился в них. Еще Каре говорил...
  - Кто говорил? - Не понял Ярик, перебив Вадима.
  - Каре. Был здесь такой парень во время моего первого визита в Нулевое измерение. - Объяснил Ярику Вадим. - Так вот, он говорил, что не им учить нас вести боевые действия и строить планы. Не тем людям, которые уже несколько тысячелетий не участвовали в сражениях. Если они будут объяснять мне принцип работы двигателя, берущего энергию от поля планеты - я буду стоять весь во внимании и с открытым ртом. А насчет боевых сражений им бы и самим прослушать лекции. Ничего нового и дельного они нам все равно не посоветуют. Вспомни хотя бы предыдущие два плана. "Не спрашивай старого - спрашивай бывалого". Есть у нас такая поговорка. Или еще одна - "Опыт приходит с возрастом, но иногда возраст приходит один".
  Да и какой план, - продолжил Вадим, - его просто нет. Есть небольшой план о том, как попасть в больницу, а дальше одна сплошная импровизация. Для начала найти девочку, а дальше: прятаться, отстреливаться, сбегать - как пойдет.
  На протяжении всего разговора они не просто чесали языками. За это время Вадим и Ярослав успели срезать по одному шару, которые пришлись им более всего по вкусу, обмотались их веревками вокруг пояса и завязали крепкие узлы, не забыв проверить их на прочность как самостоятельно, так и друг у друга, и уже вместе с шарами вошли в помещение с порталом. Это помещение они обнаружили еще с поисков Информатора. Порталов здесь, как и Информаторов тоже было немерено - практически в каждом доме. Сейчас Вадим возился с вводом новых координат вершины Липторе.
  Все это время рядом с ними находилась и Оля. Она немного обиделась на Вадима за то, что он не берет ее с собой, и сейчас большей частью отмалчивалась, не влезая в разговор. С одной стороны она понимала своего парня - он беспокоится о ней, но и она в свою очередь тоже беспокоится о нем. Как ему объяснить, что ей намного проще находиться рядом с ним, и чувствует она себя более уверенно именно рядом с ним.
  Наконец, когда портал уже открыл свои объятья, Вадим обратил внимание на свою девушку.
  - Олечка, так будет правильно. Дождись здесь Нульмирян и отправляйся с ними в Белый Дом. И... Пожелай нам удачи.
  - Не буду. - Серьезно ответила Оля. - Чтоб ты знал, пожелание "Удачи" пришло из старых времен. Удачи желали слабым людям, потому что они не были на многое способны, и их немощность заменялась везением или удачей. Вы два сильных парня - сильных, во всех смыслах этого слова. Вам не нужна удача. Вы просто пойдете туда и сделаете все, что от вас требуется...
  И вернетесь назад. - Добавила она после небольшой паузы.
  
  
  
  
  8.
  Вадим первым высунулся из портала. Если быть точнее, то первым высунулся его шар и моментально поднялся вверх, трепыхаясь на легком ветерке, а уже за ним высунулся и Вадим. Голова моментально закружилась от сумасшедшей высоты. Совсем рядом проплывала стайка белесых облаков. Из открытого портала места на скале оставалось всего для одной ноги, а дальше всепоглощающая бездна. Где-то на ее дне виднелась горошина огромной больницы.
  Вадиму стало страшно. По-настоящему страшно. Такого животного страха он не испытывал никогда в своей жизни. Еще чуть-чуть и он может вернуться к своей прошлой трусливой жизни. Нет. Только не это. Только не сейчас. Ведь там маленькая девочка, которой сейчас действительно намного страшнее него. Вадим на мгновение представил маленькую девочку, обнимающую его за шею, а потом Четырехрукого тащащего ее за белокурые волосы и доза адреналина впрыснулась в его кровеносную систему. Он, что есть силы, оттолкнулся ногой от скалы и полетел вниз, набирая ускорение.
  ***
  За прошедшее в больнице время Олечка научилась всему, о чем мечтала и даже тому о чем не мечтала. Она научилась уже не только самостоятельно ходить, но даже и бегать. Правда, она слишком быстро уставала, но тетя Мина сказала, что еще немного и ее не сможет догнать никто, и что больница для этого уже не нужна - всему остальному она научится сама. Ей, конечно, нравилось здесь, но еще больше она хотела домой. Папа несколько раз уже навещал ее, но она хотела видеть его чаще, а еще больше хотела увидеть бабушку. Вот бабушка удивится и обрадуется всему, чему она научилась. Но пока папа ее не забирал. - Наверное, так надо, - думала она, - ее папа лучше знает, как поступить.
  В принципе здесь было очень интересно и весело: очень вкусно готовили кушать; из большого желтого ящика выплывали по воздуху (как в сказке) стаканчики с вкуснейшим напитком; а какие здесь давали сладости! Ее и дома не обижали со сладким, но такого там не было. Когда здесь лежал ее Крестный, она делилась своими сладостями с ним, и ходила его навещать - прям как взрослая, а он как будто был маленьким.
  А еще здесь было очень много игрушек, и они были общими. С ними мог играть любой ребенок, в том числе и она. А еще показывали мультики. Дома ей тоже включали мультики, но не такие. Здесь было интереснее. Здесь она не смотрела на телевизор, а как будто была в нем и принимала участие в мультфильме вместе с его персонажами. Это было так интересно.
  А больше всего ей понравилось играть с такими же детьми, как и она сама. Дома с ней дети не играли, только взрослые. Дома, почему-то, когда кто-то из детей подходил к ней на улице, то следом за ним подбегали их мамочки или бабушки и с какими-то странными лицами сразу уводили их обратно, а ей так хотелось с ними пообщаться. А здесь все по-другому. Никто от нее не уходит, наоборот, с ней знакомятся и предлагают вместе поиграть. У нее уже есть лучшая подруга - Нита, а еще Селия и мальчик есть хороший - Ивор. Она любит играть с ними в мяч. Этой игре научила их она и называется эта игра съедобное-несъедобное. Только с ними играть тяжело, иногда они не знают тех слов, которые знает она, а она не знает их слов. Но это ничего. Они просто вместе смеются и запоминают новые для себя слова.
  Сейчас они тоже играли в съедобное-несъедобное. Они были в Игровой на самом верхнем этаже. Сверху, через прозрачную крышу их ласкали лучики теплого Солнца, а внутри щебетали птички и журчал ручеек. Внезапно стало как-то тихо, но Олечка не сразу обратила на это внимание. Она как раз кинула мяч Ивору и крикнула - мороженое. Ивор уже знал это слово и должен был поймать мячик, но вместо этого продолжал стоять с разведенными в стороны руками, а мячик летел прямо ему в лицо, но как-то очень медленно. Все остальные дети тоже замерли каждый в своей позе.
  - Наверное, это какая-то, новая игра. - Подумала Олечка и с интересом начала осматриваться вокруг, но тут мячик долетел до лица Ивора и ударился прямо об его нос, и после этого потихоньку начал опускаться вниз. А еще через время из носа Ивора потекла тоненькая струйка крови.
  Олечка ждала, что мальчик сейчас расплачется или побежит жаловаться, но он продолжал оставаться на месте. Их новая игра начинала затягиваться. Тогда Оля начала подходить то к одному, то к другому ребенку и дергать их за руки, но и тогда они никак не реагировали на ее действия. Оле стала страшно, и она побежала позвать взрослых.
  Двери в больнице открывались как-то странно - они просто исчезали, но ее давно научили, что нужно для этого сделать. Впрочем, в светлое время суток, почти все двери держали открытыми, и ей не понадобилось их открывать. Она бежала по коридору и смотрела вокруг, пытаясь увидеть хоть одного взрослого, но как назло коридор был пуст.
  Тогда она подбежала к одному знакомому кабинету, в который ее водили на процедуры. Этот кабинет оказался закрыт. Девочка нажала на Открытие, но двери не отреагировали и не растаяли. Тогда Оля начала стучаться в запертую дверь, но и после этого ничего не произошло. Двери так и не открылись, и внутри никого не было слышно.
  В следующий кабинет дверь была открыта, но на самом деле это был уже не кабинет, а палата и в ней на кровати лежал взрослый дядечка.
  Олечка подбежала к нему и начала его трясти. - Вставай, ну, вставай же. Там что-то случилось.
  Но он лежал и не шевелился, хотя и лежал с открытыми глазами.
  - Он что, такой больной, что не может встать? - Подумала Оля. - Или может он умер? - Пришла вторая мысль и от нее стало еще страшней, чем было до этого.
  Оля выбежала из палаты этого странного дядечки и побежала вниз по лестнице на нижний этаж. Там она буквально сразу столкнулась с медсестрой в бирюзовом халате. Эту медсестру она не знала, но это было и неважно. Сейчас для нее сгодится любой взрослый человек.
  - Тетенька, тетенька, - начала дергать за руку медсестры Оля, - пойдемте со мной, там что-то случилось.
  Но тетенька и не думала никуда идти. Она стояла на месте и смотрела на нее каким-то глупым взглядом.
  Тогда Олечка отошла от медсестры и непонимающе уставилась на нее. Что с ними со всеми случилось? В этот момент она услышала какие-то бьющиеся звуки снизу, а потом и звук чьих-то шагов. Она подошла к перилам лестничного пролета и уставилась вниз. Спускаться самой на следующий этаж почему-то не хотелось.
  Вскоре ее ожидания оправдались успехом. Шаги приблизились ближе, и внизу на лестничном пролете появилось какое-то громадное, лохматое Чудище с четырьмя руками. Просить помощи у него Оле не захотелось. Даже наоборот. Ее детское, шестое чувство подсказало ей о том, что нужно убегать, и она мягко ступая на ногах, снова побежала на верхний этаж.
  На этот раз бежать в Игровую она не захотела. Там она чувствовала себя как в аквариуме - все на виду. Кроме того, там находились странные застывшие дети. Вместо Игровой она побежала к себе в палату. В своей палате она проводила очень много времени, особенно в начале своего лечения, и она была как-то ближе, роднее и казалась безопаснее.
  Дверь в ее палату оказалась открыта, но в проходе стояла ее соседка по палате. Эту девочку звали - Лана. Она тоже была неплохой, но по возрасту старше Оли, поэтому вместе они не играли. У Ланы было точно такое же идиотское выражение лица, как и у медсестры с нижнего этажа, а еще она загородила весь проход в палату.
  Кое-как протиснувшись между ней и луткой двери (благо сегодняшние размеры Оли это позволяли), Оля вошла в палату и подбежала к своей кровати. - А дальше что? Это конечно не игровой аквариум, но спрятаться тоже некуда. Две кровати - ее и Ланы, стол, стул, тумбочка и вешалка на стене. Еще, желтый аппарат с вкусной водой. Есть еще и уборная комната, но двери туда были закрыты и не открывались. Да и что толку, там тоже спрятаться некуда.
  Оля взглянула под кровать. Места там хватит даже для взрослого, но что толку - это место очень хорошо просматривается. Потом она снова обратила внимание на вешалку. На ней висело два халата. Иногда они и сами могли посещать других больных, как это проделывала и сама Оля, навещая своего Крестного и тогда им необходимо было одевать эти халаты. Все остальное время они висели без толку.
  Девочка подбежала к вешалке и сорвала с нее эти халаты, а после положила их на кровать так, чтобы они свисали вниз до самого пола. Управившись с этой задачей, она залезла в импровизированную халабуду и вдруг вспомнила о папе. Почему его сейчас нет рядом, ведь он так нужен?
  ***
  Вадим с сумасшедшей скоростью летел вниз. К горлу подступил комок нервов, а сердце ушло даже не в пятки, а в пальцы ног. Ему казалось, что он уже пролетел как минимум половину расстояния, а замедляющего эффекта так и не последовало. Наличие самого шара, может быть и приостанавливало падение, но Вадиму не с чем было сравнить, да и толку от этого не было - та скорость которая присутствовала сейчас, грозила неминуемой смертью. Все, что он мог сделать - это еще крепче вцепиться руками в веревку. Почему-то Вадиму казалось, что только это может спасти ему жизнь.
  Внезапно произошел резкий рывок и руки обжигающе скользнули по веревке, а в животе неприятно сжались все внутренности. Скорость падения упала чуть ли не до нуля и дальше пошло медленное планирование. Вадим вздохнул чуть свободнее - получилось. Теперь он опускался очень, очень медленно.
  Первым делом он осмотрел свой шар. Вроде бы без изменений. Игрушка была выполнена на совесть. - А ведь это действительно игрушка. - Пришла первая разумная мысль. В столь серьезном вопросе как игра с жизнью и смертью он положился на пресловутое русское "Авось". Чем тебе не Русская Рулетка.
  Вторым делом он поискал точку отрыва. Верхушка Липторе чем-то напоминала ему вершину скалы на острове Разбившихся Надежд, а это означало, что он действительно пролетел в свободном падении около ста метров. Значит, предварительные расчеты подтвердились.
  Ну, и наконец, третьим делом он рискнул выполнить самое страшное для себя, и посмотрел вниз. На удивление самому себе, чувство страха если и не исчезло, то значительно уменьшилось. Оно было намного больше тогда, когда он чувствовал под ногами твердую почву и при этом видел глубину падения, а сейчас даже начал ловить кайф. Каменные стены, медленно поднимающиеся вверх, вызывали чувство естественного природного величия, и он стал частью этого величия. Прозрачный воздух позволял осмотреть окрестности на многие километры вперед - эдакое колесо обозрения. Солнечные лучи преломлялись о горные пики и создавали фантастические пейзажи. Сюда бы фотоаппарат.
  Вадим совсем размечтался и вовремя вспомнил о главной причине своего свободного падения. Во-первых, Четырехрукие в любой момент могут отключить свой Замедлитель, и тогда красота может завершиться последними словами - "Тво-ю-ю-ю ма-а-ать". Но если на это Вадим все равно никак не мог повлиять, то есть еще и во-вторых. А во-вторых есть враги, и они могут заметить его. Вряд ли конечно они будут ходить с задранными вверх головами, но кто знает. А еще есть и Летуны, вдруг вспомнил Вадим, в-третьих. Эти точно могут заметить. Сейчас он как раз находится в их территориальных условиях. Вспомнив об этом, Вадим приготовил свою трость к отражению непредвиденных, и предвиденных атак, и начал крутить головой во все стороны.
  Первое, что он заметил - это приближающуюся точку сверху. - Летун. - Моментальная мысль в голове. Но вскоре до него дошло - это не Летун. А точнее Летун, да не тот. Это прилетел Ярослав.
  ***
   Ярослав видел, как Вадим немного отстранился назад, а потом резко ушел вперед. И хотя, стоя перед входом в портал он мог видеть только спину и отставленную назад ногу, но, тем не менее, понял, что Вадим совершил свой прыжок. Дело оставалось за ним.
  Для начала Ярик и сам просто высунул голову из портала, как и его предшественник до этого. Необходимо было провести сначала рекогносцировку на местности. Местность оказалась весьма миниатюрной, и ее хватало для расположения всего лишь одной ноги - это если применительно к вершине скалы. В остальном перед ним развернулась необъятная панорама горного края - мечта художника-натуралиста.
  Ярик взглянул вниз и увидел парящего Вадима. Это самому Вадиму показалось, что он летел целую вечность прежде чем достиг эффекта замедления. На самом деле прошли считанные секунды, и к моменту обнаружения его Ярославом, он уже медленно планировал вниз.
  В отличие от Вадима Ярослав не боялся высоты и бесстрашно взирал вниз, изучая предстоящий маршрут. Не боялся он и отключения Замедлителя. В основном потому, что просто не думал об этом. Единственной его мыслью на сегодняшний момент была мысль о собственном весе, и предстоящем рывке при входе в зону. Вадима шар выдержал, но Вадим и легче на порядок. Выдержит ли шар его? Поколебавшись еще совсем немного, он, раскинув руки в стороны, как заправский ныряльщик прыгнул со скалы, оттолкнувшись от нее неизвестно как размещенными на миниатюрном пятачке обоими ногами.
  Потоки воздуха моментально наполнили его руки-крылья и заставили надуться комбинезон, а шар изо всех сил пытался притормозить доверенные ему сто с лишним килограмм живого веса. Ярослав, наверное, по жизни был прирожденным экстремалом. Ему нравилось свободное падение. Даже когда он прыгал с парашютом, весь кайф был не в планировании и созерцании окрестностей, а именно в том мгновении, когда закон притяжения неумолимо тянул его к земле, а он, используя максимально допустимую площадь своего тела, пытался сопротивляться ему, или хотя бы вносить свои поправки в выборе направления движения.
  К сожалению, сейчас его свободный полет оказался совсем коротким и уже через мгновение он застыл практически на одном месте. Хотя с другой стороны, почему к сожалению? Наверное, больше к счастью. Шар выдержал не только Вадима, но и его, а это означает, что он еще поживет. Такой вариант никак нельзя назвать - "к сожалению".
  На одном месте он тоже не стоял. На самом деле шар продолжал опускаться вниз, просто делал это очень медленно. Доказательством тому стали медленно плывущие вверх стены гор. Ниже него виднелись еще два пика, забракованные Вадимом как недостаточно высокие, да собственно говоря, и сам Вадим, крутящий головой во все стороны и сжавший в обеих руках свое оружие.
  - Чего он так всполошился? - Подумал Ярослав и тут же сам ответил на свой вопрос, - да потому что внизу враги. Ему и самому пора было прекращать наслаждаться красотами полета и перейти в бдящий режим - тем более что сейчас он был снова вооружен Базукой отобранной у Оли. Ярослав ухватился за свое оружие обеими руками и принялся вертеть головой во все стороны.
  ***
  Олечка лежала под кроватью и наблюдала за происходящим в небольшую щелочку между халатами. В принципе пока ничего не происходило: никто не входил; никто не выходил; не слышны были и звуки шагов; вообще не было слышно никаких звуков. Может быть, девочка и засомневалась бы в происходящем вокруг, списав все на свою сильно разыгравшуюся фантазию, но прямым доказательством того что эта правда, по-прежнему оставалась ее соседка, застывшая в дверном проеме. Да и тишина сейчас скорее не успокаивала, а наоборот, своим молчанием нагнетала страх. Из-за всего этого Оля продолжала лежать на месте боясь пошелохнуться и даже дышать.
  Вскоре в коридоре раздались шаги. Девочка еще сильнее сжалась, мечтая стать невидимой. Кто это? Быть может это доктор Мина, и она ей поможет? А если это те лохматые Чудища?
  Раздался звон разбиваемого стекла. - Нет, это точно не тетя Мина. Тетя Мина всегда такая аккуратная и опрятная, она не могла ничего разбить.
  Шаги приближались все ближе и ближе и наконец, подошли к ее палате. В дверном проеме стояла Лана, но ее параметры совсем не скрывали четырехрукое Чудище. Оно было выше, намного выше Ланы, и намного шире. А потом он схватил ее одной рукой за горло и отбросил в сторону по коридору, а сам зашел внутрь.
  Палата была небольшая, и короткого осмотра хватило ему на то, чтобы убедится в отсутствии кого-либо еще, а потом он увидел запертую дверь в уборную и направился туда. Оля не видела, что он сделал, но услышала звук бьющегося стекла, и после этого шаги стали отдалятся дальше.
  Все это время Олечка сидела и боялась шелохнуться. Про свою смотровую щелочку между халатами она даже перестала думать. Ей вполне хватало того, что она видела сквозь тонкую ткань халата тень громадного Чудовища.
  Шаги проследовали назад, и эта тень появилась снова. Олечка просила про себя, чтобы он уже уходил, и Чудище, как будто услышало ее просьбу и пошло к выходу, а потом снова раздался звук бьющегося стекла, только на этот раз намного, намного громче и Чудище остановилось прямо на выходе из палаты. Оно долго простояло на одном месте, к чему-то прислушиваясь и принюхиваясь, а затем развернулось и широкими шагами прошло к окну. С этой стороны Олечку не защищали халаты, и она оказалась перед Чудовищем как на ладони. Единственным плюсом сейчас было то, что он стоял к ней спиной и был высокого роста. Может быть, с такой высоты он не увидит ее?
  Четырехрукий долго пялился вниз что-то изучая, а затем перестал пялиться и, развернувшись, поднял вверх палку, которую держал в одной из своих рук, направил ее в сторону аппарата с водой и вдруг, из нее вылетел зеленый огонек. Раздался еще один бьющийся звук, а на морде Чудища появился зловещий оскал. После этого он опустил свою палку вниз и, глядя на результат своей "работы" сделал первый шаг к выходу.
  Олечка вздохнула с облегчением. Чудовище ее не заметило и сейчас уходило. Но, по-видимому, она обрадовалась слишком рано. Вдруг лохматый Великан остановился и опустил свой взгляд на нее. Их взгляды встретились. В Глазах у Оли не читалось ничего кроме страха. В отличие от нее, в глазах у Чудища читалось удивление и неприкрытая ярость. Глядя маленькой девочке в глаза, Чудище снова начало поднимать свою извергающую зеленое пламя палку.
  ***
  Теория по приземлению, полученная от Ярика Вадиму не пригодилась. Это было, как спрыгнуть с низенькой табуретки - мягко и непринужденно. Намного больше перед приземлением его беспокоил сам объект приземления - ведь это была стеклянная, или действительно хрустальная крыша здания. Не проломится ли она от их веса?
  Половину испытания крыша прошла. Вес Вадима оказался для нее пустяковым. Дело оставалось за Ярой. Он отставал всего на десяток метров.
  Пока Ярослав завершал свое приземление, Вадим успел избавиться от шара, обрезав Катаной веревку и сразу вздохнул с облегчением. Несмотря на заранее предусмотренный ими корсет из подручных материалов, давление на живот и соответственно на внутренние органы ощущалось достаточно неприятно, и сейчас, распрощавшись с шаром, который отправился в обратное путешествие к непостижимым высотам, Вадим был благодарен ему за доставку, но нисколько не жалел о расставании.
  Ярик не заставил себя долго ждать и вскорости тоже приземлился, немного ускорив этот процесс, обрезав веревку от шара не долетев метров трех до крыши и заодно опробовав хрусталь на прочность своим падением вниз. Крыша выдержала и даже не пошелохнулась. Стекло, хрусталь, сапфир, или что бы это ни было, готово было принять на себя много большую нагрузку.
  - Куда дальше? - Моментально включился в процесс предстоящего задания Ярик.
  - Вниз. - Ответил ему Вадим и указал пальцем на стеклянную крышу.
  - Будем искать вход?
  - Долго. У тебя с собой ключ от всех дверей, - Вадим указал на Базуку, - давай, открывай. Под нами никого нет, благо все видно.
  Ярик прицелился на пару метров впереди себя и нажал на спуск. Эффект от этого выстрела оказался несколько иным от ожидаемого. Вместо привычной двухметровой дыры вся крыша взорвалась на мелкие осколки и устремилась бриллиантовым дождем вниз. Всю эту "красоту" Вадим с Ярославом наблюдали уже лежа на полу и потирая ушибленные места. В отличие от стеклянных осадков они без всякого замедления устремились вниз с четырехметровой высоты на пол комнаты. Благо в этой комнате не было чужаков, иначе они предстали бы перед ними в качестве отличной мишени.
  Отойдя от подобного приземления, Вадим с удовлетворением осмотрел приземляющиеся или точнее приполяющиеся осколки стекла, и с огромной радостью посмотрел на свои весьма прочные ботинки с мягкой толстой подошвой, при этом вспомнив свой рейд по аудитории исследовательского центра босонож. Если бы они сейчас были босыми, то не смогли бы сделать ни единого шага. А для Четырехруких это как раз таки и окажется сюрпризом - ведь они не пользуются обувью.
  - Ярик, давай разделимся, - предложил своему напарнику Вадим, - Олечку уже перестали водить на процедуры, а это значит, что она может оказаться в двух более вероятных местах: ее собственная палата и игровая комната. Я пойду в Игровую, а ты отправляйся в палату. Кто первым ее найдет, возвращается за другим. Слишком долго быть одиночками не стоит.
  - Годится. - Согласился Ярослав, и направился было в свою сторону.
  - Погоди. - Остановил его Вадим. - Есть еще одна вероятность. Не будем забывать, что Оля тоже Пятимирянка, а это значит, что на фоне застывшего окружения она могла поддаться панике. В таком случае она может находиться где угодно. Сам не отправляйся ее искать. Даже если девочки не окажется в палате, а в моем случае в Игровой, возвращаемся назад друг к другу и продолжаем поиски вместе. Вместе у нас больше шансов выжить.
  - Договорились. - Снова коротко ответил Ярик.
  - И еще не все. - Продолжил Вадим. - Последнее. Не хочется тебя расстраивать, но твое оружие здесь губительно не только для стен и чужаков, но и для своих. Не забывай, что в больнице осталось порядка трех сотен Нульмирян вместе с нашей девочкой. Выстрелив из Базуки, ты можешь сам того не желая нанести вред и им. Пожалуйста, будь аккуратнее.
  ***
  Вадим, хрустя стеклом, подбирался к Игровой. Ни спереди, ни сзади никого не было видно. Лежащее на полу стекло сейчас играло на его стороне. Вадим не знал, причинит ли это стекло вред ногам Четырехруких, но тот факт, что оно сигнализировало о приближении, был на лицо. Если бы кто-то попытался подкрасться незаметно, то его выдал бы хруст вездесущего стекла. Правда и сам Вадим создавал тот же самый хруст, но до тех пор, пока их не рассекретили, враг не должен догадаться, кто там хрустит - свой или чужой.
  Вот и последняя дверь - открыта, а не разбита чужаками, но это ничего не значит. Возможно, она была открыта и до того. Вадим не выдержал и не стал подкрадываться и аккуратненько заглядывать в дверь. Все равно хруст стекла его уже давно выдал. Вместо этого он ускорил шаг и практически бегом ворвался в помещение.
  Прямо посреди помещения стоял огромный четырехрукий Великан и в своих трех руках удерживал по одному ребенку, а в четвертой Базуку. На его морде было написано отчаяние и это отчаяние стало следствием рассыпанных повсюду стеклянных осколков - значит, не понравилось. Значит жалко поранить ножку.
  В руках у Вадима находилась трость, но он не рискнул ей воспользоваться - слишком неточно он из нее стрелял, несмотря на небольшое расстояние, а в руках у Великана находился живой щит из детишек. Можно зацепить кого-то из них. Отбросив трость в сторону. Вадим выхватил из-за спины Катану и ринулся в атаку с мечом. Это было совсем другое оружие - оружие, являющееся продолжением его руки.
  При желании, он бы мог подстричь налысо эту четырехрукую тварь, не причиняя ни малейшего вреда его коже, но сейчас, Вадим хотел причинить вред. Очень хотел. Никто не имеет право обижать детей. Никто и ни при какой ситуации.
  Четырехрукий тоже отбросил в сторону, только не свою Базуку - детей, а вот как раз Базуку брал наперевес для производства выстрела. Его, в отличие от Вадима, совсем не волновала ситуация с детьми (как там они приземлятся), или с последствиями выстрела (кто там может находиться за ближайшей стеной), он должен был убить.
  Вадим видел, что не успевает. Несмотря на максимальное ускорение, несмотря на длину меча - поднять Базуку проще, чем преодолеть дистанцию в семь-восемь метров. И тогда он рубанул. Рубанул куда достал. Рубанул со всей своей дури.
  Катана, врезалась в поднявшуюся Базуку и, прорубив ее на треть, сломалась у рукоятки, но выполнила свою программу минимум - Базука тоже пришла в негодность.
  - Опять. - В сердцах выкрикнул Вадим.
  - Трак-тыкн-товн-тудн. - Выкрикнул ему в ответ непонятные звуки грубым, скрипящим голосом Четырехрукий.
  - Так ты, Тварина, все-таки умеешь разговаривать. - Перешел к диалогу Вадим. - Погоди, погоди. Сейчас мы определимся кто из нас "Трак-тыкн", и кто пойдет на "Товн-тудн". - И Вадим закружил вокруг соперника танец бойца.
  Когда-то Вадим уже сражался с Четырехруким на кулаках. Тогда он потерпел поражение. Сейчас, теоретически ситуация складывалась еще хуже. В прошлый раз перед ним был грузчик - сейчас воин, но Вадима это нисколько не остановило. С тех пор он тоже несколько изменился и получил неоценимый опыт, а Воин-Четырехрукий, кроме своей физической подготовки, умственно ничем не отличался от Грузчика-Четырехрукого. Он также как и его предшественник проявил неуважение к своему сопернику, а как следствие и недооценку.
  Вместо того чтобы в первое время попытаться изучить визави, он мгновенно ринулся в атаку и буквально с первого шага взвыл от боли и инстинктивно задрал вверх раненную ногу. Ага, стекло, а оно-то никуда не исчезло и по-прежнему сплошным ковром устилало пол Игровой. Стеклянное крошево стало первым союзником Вадима, на которое он вполне рассчитывал, принимая решение о бое на кулаках, и оно сработало.
  Четырехрукий завис на месте стоя на одной ноге, и теперь пришла очередь Вадима нанести тот же прием, который пытался применить к нему противник, или почти тот же. Противник хотел сбить его с ног и подмять под себя - Вадиму достаточно было сбить с ног. Подмять под себя тушу превышающую его собственный вес в два с половиной раза, звучит нелогично. Теперь Вадим взял мгновенное ускорение и врезался в Четырехрукого, заставив того нелепо замахать всеми четырьмя верхними конечностями и с высоты своих двух с хвостиком метров, рухнуть спиной на все тот же, усеянный стеклянными осколками, пол.
  Теперь стеклянные осколки впились не только в ноги, но и в остальные части тела, и Четырехрукий взвыл с удвоенной силой. Его глаза налились кровью, и, опершись двумя правыми руками в пол, он попытался быстро подняться и отомстить этой блохе.
  Ага. Сейчас. Вадим подскочил к упершимся в пол рукам и со всего маху, как заправский футболист, бьющий пыром, направил рант своего ботинка в область запястья ближайшей руки. Раздался чуть слышный хруст ломающейся кости, и эта рука подломилась, а вторая, не выдержав общей нагрузки, тоже сдалась и массивное тело, успевшее оторваться на несколько сантиметров, вернулось на прежнюю позицию. А Вадим и не думал останавливаться. Нога, сбившая руку, взлетела вверх, и на обратном пути набрав новое ускорение, опустилась в область предполагаемых ребер. - Это тебе за Ярика. - Прокомментировал свои действия Вадим.
  Четырехрукий издал очередной рык. Больше он не желал общаться на своем скрипящем языке и просто рычал.
  - Давай, давай, - ответил на это недовольство со стороны оппонента Вадим, немного отскочивший назад и приготовившийся к следующему ходу - порычи мне еще, псина. Если ты думаешь, что на этом для тебя все закончится, то ты ошибаешься.
  Четырехрукий снова попытался встать, а Вадим снова подскочил к нему и вдруг, используя массивную грудь противника как трамплин, прыгнул на нее руками и, оттолкнувшись, завершил свое сальто став на ноги с другой стороны. После этого быстро развернулся и нанес очередной удар носком ботинка только теперь уже в мохнатое ухо.
  Четырехрукий инстинктивно закрыл свое лицо всеми четырьмя руками, а Вадим приготовился к следующему удару ногой в уже открывшуюся бочину противника, но так и не ударил на мгновение остановившись. А не ударил он потому, что боль от предыдущего удара досталась и ему. Несмотря на очень крепкие ботинки, череп у великана оказался тоже крепкий и пальцы ноги нанесшей удар прочувствовали на себе болезненную отдачу.
  Вместо предполагавшегося удара, Вадим, чуть прихрамывая, отпрыгнул назад и споткнулся о поврежденную Базуку. Стрелять она, конечно, не могла, но ее вес, приблизительно в пять килограмм и весьма прочный корпус никто не отменял. А еще у нее были очень удобные ручки. Ухватив ее за одну из таких ручек, Вадим снова подлетел к успевшему на четверть приподняться Четырехрукому и опробовал новую биту на его носе.
  Четырехрукому новое свойство Базуки не понравились, а Вадиму так даже очень, поэтому он после первого удара тут же произвел и второй. Однако со вторым ударом вышла промашка, а если быть точнее, то противник Вадима наконец-то оправился от первого потрясения и взял себя в руки. В ответ на удар Базукой, он выставил оставшиеся в целостности три руки и перехватил ударный снаряд в полете, а поскольку его сила была явно выше Вадима, то одним коротким рывком он вырвал эту Базуку себе.
  Вадим снова отскочил назад. Без чего-либо в руках он почувствовал себя не так уверенно, но, по крайней мере, у него всегда оставалось преимущество с перемещением по битому стеклу, будучи обутым. А Четырехрукий допустил очередную ошибку. Вместо того чтобы использовать Базуку как оружие сдерживания, он понадеялся на один единственный, меткий, все решающий бросок и метнул ее в Вадима.
  Промахнулся. Точнее не промахнулся. В качестве предположений об использовании Базуки противником, у Вадима было и это, и сейчас он просто-напросто увернулся. Хотя, на самом деле не совсем просто. Базука летела словно камень, выпущенный из пращи. Сил-то у Четырехрукого было немерено, но все-таки увернулся. Базука пролетела практически впритирку с его спиной и даже обо что-то зацепилась. - Обо что? Ах, ну да, конечно. - Вадим вспомнил о ножнах от Катаны и довольная улыбка озарила его лицо.
  Вадим начал нарезать свой круг вокруг Четырехрукого уверенно шагая по битому стеклу и параллельно расстегивая ремешки, удерживающие ножны на спине. Ножны это конечно не сама Катана - больше просто крепкая палка, но эта палка лучше, чем ничего, и намного лучше, когда она находится в руках, умеющих с ней общаться. Еще мгновение и это "палка" оказалась в руках Вадима и тут же пошла следующая атака.
  Четырехрукий оказался перед серьезной проблемой. Ножны крутились перед его глазами с устрашающей скоростью и периодически наносили удары по различным частям тела. Наиболее излюбленной частью Вадим избрал себе кисть нижней правой руки, уже бывшей сломанной на данный момент. Удары по ней оказывались наиболее чувствительны. Нанеся достаточно отвлекающих ударов, Вадим, наконец, выбрал момент и нанес решающий удар - в горло, травмируя трахею и заставляя Четырехрукого перейти на астматический хрип.
  Четырехрукий застыл, словно мумия и совершал только конвульсивные попытки вдохнуть глоток свежего воздуха. Каждая такая попытка давалась ему с огромным трудом. Он напрочь забыл о бое, о своем противнике и сейчас сосредоточился только на одном - кислород. А Вадим не спеша зашел ему за спину, увидел стоящий невдалеке мешок с игрушками и начал вытряхивать эти игрушки на пол.
  С большой неохотой игрушки покинули свой домик, а Вадим попробовал на плотность материал мешка. Плотный. Очень плотный. После этого Вадим подошел сзади к своему противнику и несколькими ударами под колени заставил опуститься его на пол, после чего накрыл мешком голову Четырехрукого и скрутил в узел края мешка у шеи, полностью отрезая подачу кислорода. Мешок ожил и стал надуваться и сдуваться вместе с редким дыханием Великана.
  Это было жестоко. Очень жестоко. Это было уже не просто убийство, а пытка, казнь, но чувства сожаления у Вадима не было. Перед его глазами находились только эти трое ребятишек, которых Великан откинул еще перед началом боя. Олечки среди них не было, но это ничего не меняло. Дети они и есть дети. Две девочки и мальчик лежали сейчас без движения на битых стеклах и из их детских тел медленно выделялись кровавые капельки от многочисленных порезов о стекло. Такого простить Вадим не мог никому. Бездыханное тело Четырехрукого уже давно лежало на полу, а Вадим еще далеко не сразу отпустил узел мешка.
  - Где Ярослав? - Наконец пришла первая мысль. Ярослав должен был стать вторым союзником Вадима после битого стекла. Вадим знал, что после того, как Ярик посетит палату Олечки, он должен прийти сюда с Олей или без и надеялся на его поддержку в борьбе со своим противником, но Ярика до сих пор не было. - Либо Ярик, вопреки рекомендации Вадима не нашел Олечку в палате и самостоятельно отправился на ее поиски. Либо... О втором варианте Вадим не хотел и думать.
  Пришла его очередь выполнять свое обязательство. Не найдя Олечку в Игровой, Вадим отправился в ее палату, как на поиски девочки, так и на поиски Ярослава.
  ***
  Ярослав, в отличие от Вадима предпринял прямо противоположную схему действий и вместо быстрой ходьбы с хрустящим музыкальным сопровождением выбрал медленную осторожную поступь на одних носочках. Сначала он ставил вперед носок одной ноги и не спеша, тщательно отодвигал им в стороны стеклянные осколки, а потом переносил на эту ногу вес всего тела и все начинал сначала. Процесс был медлительным, но верным - шум отсутствовал.
  Впереди виднелся перекресток - налево к лестничному проему и направо в примыкающий коридор с палатами пациентов. В том числе и Олечки.
  Шаг за шагом и Ярик подкрался к этому повороту. Где-то внизу раздавались многочисленные звуки, а рядом было тихо - это немного успокаивало. Ярослав аккуратненько заглянул за угол и первым, что увидел - это лежащее на полу тело девочки. Сердце забилось учащенно и, забыв про дальнейшую осторожность, он начал ускорять шаг.
  На полу лежала не его Крестница. Впрочем, об этом он догадался сразу. Девочка, лежащая на полу была явно постарше и побольше Олечки, но важно было не это. Здесь уже успели побывать Четырехрукие, или они до сих пор здесь.
  Ярик подбежал ко входу в палату и заглянул в нее. Несмотря на ускоренный шаг, режим маскировки соблюдался и сейчас. Просто над этой зоной уже не было стеклянной крыши и как следствие на полу не было стеклянных осколков.
  Спиной к окну стоял представитель четырехрукой расы и, уставившись на что-то внизу, поднимал свою трость. На первый взгляд кроме Четырехрукого в палате никого больше не было, но проследив за его взглядом, Ярик увидел сидящую тень за свисаемыми с кровати халатами. - Олечка, - моментально пришла догадка.
  Ярик навел свою Базуку на Четырехрукого, но вовремя вспомнил, что из нее стрелять нельзя, можно зацепить и ребенка, и тогда он пошел на блеф. Громко закричав сам не зная что, Ярик побежал на Четырехрукого, делая вид, что сейчас выстрелит.
  Блеф удался. Четырехрукий увидел бегущего ему навстречу противника. В отличие от Ярослава он не знал, что тот не рискнет выстрелить, лично он бы выстрелил, не задумываясь ни на секунду о последствиях. Зато он точно знал о последствиях, которые наступают после подобного выстрела и инстинктивно закрылся руками, позабыв про свое оружие, как будто руки могли уберечь его от волны сжатого воздуха. В любом случае он знал, что трость ему не поможет. На короткой дистанции трость значительно уступала Базуке.
  А Ярослав, подбегая ближе, отбросил не пригодившуюся Базуку в сторону и, уподобившись американскому футболисту, решил вышибить игрока из зоны. В качестве игрока присутствовал Четырехрукий, зоной стало окно.
  Не смотря на свои размеры Ярик все равно здорово проигрывал своему противнику, но собственный вес плюс скорость, помноженная на злость сделали свое дело. Выпущенная на волю живая торпеда врезалась в существо и, оторвав его от земли, бросила в прозрачное окно Олечкиной палаты.
  Годы тренировок и врожденные природные данные не подвели Ярослава... подвели современные технологии Нулевого измерения. Будь они в стенах родного мира, летела бы эта многокилограммовая туша вместе с обломками окна и считала бы количество этажей до земли, заодно изучая закон всемирного тяготения, а здесь... Четырехрукий довольно-таки сильно приложился спиной к окну. Его оружие отлетело в сторону (единственный плюс), но сам он по-прежнему оставался в палате. Окно не разбилось и выдержало предложенную ему нагрузку. Сейчас они все также стояли один против другого и сверлили друг друга взглядами.
  Ярослав перевел взгляд на Базуку и трость - далеко. Если на то пошло, Четырехрукий находится к ним ближе, чем он сам. Есть еще Кортик, вспомнил Яра и достал из ножен полоску смертельного металла.
  Дед Ярика был моряком. Участвовал в морских сражениях. Этот Кортик достался ему не просто так - это был наградной Кортик, за смелость и отвагу. Несмотря на боевые деяния деда, на пролитую кровь - как свою, так и чужую - Кортик в сражениях не участвовал. Сейчас у него был дебют - выполнить ту миссию, для которой он и был изготовлен, но его хозяин не спешил атаковать.
  Ярик немного растерялся. Он был неплохой боец, хотя на ринге уступал и Вадиму, и Славе, но там был другой бой - руки, ноги, броски. С ножевым боем он знаком не был. Сейчас он позавидовал Вадиму. Тот часто фехтовал с мечом, и это было нереально красиво. Он и сам пробовал брать в руки деревянный муляж, но одно дело смотреть за другим и мысленно повторять все его движения точь в точь, а другое дело самостоятельно взять в руки инструмент и прийти к выводу, что твои руки не под это заточены. По идее Кортик должен был дать ему преимущество, а вот какое он скоро узнает.
  Противники сошлись в атаке... и Кортик Ярослава отлетел в сторону. Он не успел нанести ни единого удара, а дальше пошла возня.
  Сначала Ярик расстроился, почему-то первой мыслью посетившей его голову была - мне конец. Но потом взял себя в руки и перешел в борцовскую стойку. Если хорошо подумать, то даже на ринге и Славик, и Вадим, превосходящие его в технике избегали борьбы. Это была его стихия - борьба.
  Ярик первым делом попытался провести подсечку и завалить своего противника на пол, но, наверное, легче было провести подсечку телеграфному столбу, чем этой туше. Тогда он передвижением влево-вправо немного раскачал великана и, ухватив его за одну из рук, пошел на бросок. Бросок вышел на два с минусом. Они оба завалились на пол, и вот тут Ярик осознал свой промах. Слава и Вадим избегали борьбы с ним не из-за своей плохой техники, а из-за его более тяжелого веса. А он сам сейчас пошел на борьбу с противником, намного превосходящим его в весовой категории.
  Великан как паук всеми своими лапами стал подгребать его под себя, и вскоре Ярику стало тяжело дышать, а потом дышать стало совсем невозможно - паук схватил его за горло и Ярослав провалился в вечный сон.
  ***
  Вадим торопился в палату к Олечке. Нехорошее предчувствие начало сжимать его сердце. И зачем он представил это второе - "Либо". - Все будет хорошо. Все будет хорошо. - Твердил он себе по дороге. В правой руке Вадим продолжал сжимать ножны - может они и не похожи на достойное оружие, но один раз уже помогли ему в бою, а в левую руку схватил на ходу, выброшенную ранее трость. При всем уважении к ножнам трость будет намного серьезнее.
  Битое стекло предательски скрипело под ногами, но Вадим не обращал на него никакого внимания. Позади нет никого, кроме трупа Четырехрукого и порезанных стеклом детишек, а впереди местность прекрасно просматривается. Оставаться в Игровой и помогать детворе Вадим не стал по ряду причин. Сейчас для их помощи у него не было не средств, ни возможностей. Из их царапин не вытечет много крови потому, что они не слишком глубокие и потому, что скорость процесса замедленна в тридцать шесть раз. Местная медицина потом им окажет соответствующую помощь, а его помощь будет намного лучше, если он сейчас потрясет это осиное гнездо.
  Повернув направо возле перекрестка у лестничного пролета, Вадим увидел лежащую на полу девочку, и сердце заколотилось в еще более ускоренном режиме от нехорошего предчувствия.
  Зайдя в палату, Вадим мгновенно столкнулся взглядом с Четырехруким встающим с лежащего на полу Ярослава. Вадим вскинул левую руку с тростью и практически не целясь, выстрелил. Зеленый сгусток угодил в предплечье Четырехрукому и его рука повисла в воздухе болтаясь на оставшихся в живых сухожильях, а сам Четырехрукий отлетел вглубь комнаты.
  Вадим пробежал несколько шагов вперед и снова приподнял свою трость, но тут и Великан поднял с пола трость и, опережая Вадима, произвел свой выстрел. На этот раз зеленый сгусток выжег борозду на дельтовидной мышце левой руки Вадима, заставив уже его вскрикнуть от боли и выронить свою трость на пол.
  Четырехрукий поднялся, но Вадим не дал развить ему события в свою пользу и, подскочив ближе, ударил ножнами по трости врага, выбивая ее из рук. Началась очередная боевая пляска. Теперь у Вадима не было в союзниках ни битого стекла, ни больших габаритов игровой комнаты для маневров, ни Ярослава. А в качестве антисоюзника была поврежденная левая рука. Оставалось надеяться на то, что ножны выручат и сейчас.
  У Четырехрукого тоже была повреждена рука, но в отличие от Вадима у него оставалось еще три здоровых и по-прежнему преимущество в массе, а еще один закрепленный успех в борьбе с этими непонятно откуда взявшимися ходячими. Он первым бросился в атаку, но смог ухватить руками лишь прозрачную пустоту. Вадим резко ушел в сторону, не забыв приложиться по затылку великана ножнами. Будь в его руках Катана, бой был бы уже закончен, а так - этим ударом он только раззадорил своего противника.
  Четырехрукий бросился повторно и снова Вадим легким движением ушел, на этот раз, ударив по болтающейся руке и полностью оторвав ее от тела великана. На самом деле в этот раз Вадим не только не навредил уже Трехрукому, но где-то и помог. До этого, просто болтаясь, рука причиняла ему постоянную боль, и все время отвлекала, а сейчас, лишившись раздражителя, Четырехрукий с удвоенной яростью кинулся в атаку и умудрился схватить Вадима за комбинезон.
  Комбинезон трещал. Трещали и мышцы, и суставы, и сухожилья - Вадим проигрывал свою схватку. На помощь ждать некого. Оля осталась в Китайском квартале. Славу убили раньше. А Ярослав лежит совсем рядом и тоже уже не помошник.
  Четырехрукий усилил давление, и Вадим упал на спину возле кровати. Взгляд начал метаться во все стороны в поисках решения и нашел его. Совсем недалеко лежал Кортик Ярика. Вадим протянул к нему руку, но до него оставалось еще добрых полметра. Тогда Вадим начал работать ногами, пытаясь доползти до вожделенного металла, но где там. Туша великана уже сидела на нем сверху и, обливая его кровью из своего обрубка, остальными тремя потянулась к горлу.
  Отбиваясь раненой рукой, Вадим продолжал тянуться к недоступному Кортику, понимая, что это нереально, это конец, просто последняя агония. Просто нежелание умереть без боя, без попытки.
  Сквозь начавшее затуманиваться сознание вдруг пришло понимание того, что в его руке что-то лежит. Еще не до конца веря в реальность происходящего. Не понимая, как такое могло произойти, Вадим сжал руку и инстинктивно узнал рукоять Кортика.
  Объяснения потом, а сейчас, удар в бочину врага. Хватка Четырехрукого немного ослабла. Еще удар. Еще. Еще. Еще. Мохнатый Великан полностью отпустил свою хватку и затих лежа сверху на Вадиме, а Вадим стал потихоньку выкарабкиваться из-под этого пресса.
  ***
  Олечка, лежа под кроватью, успела пережить не один стресс. Сначала это было когда Чудовище только вошло в палату. Одного его вида оказалось достаточно, чтобы испугаться, но он не ограничился этим, а еще и продемонстрировал свою ненависть, поступив очень жестоко с Ланой, а затем, принявшись крушить двери в уборную и аппарат с водой.
  Следующим стрессом стал момент, когда они смотрели в глаза друг другу. В глазах мохнатого Чудовища, Олечка увидела целое море злости. Когда-то она уже видела море - ее возил папа. Тогда она сидела на берегу, в теплом песочке и наблюдала, как бурлящие волны выплескивались из огромной чаши с водой. Они были добрые и ласковые. Сейчас, волны злости выплескивались из огромных глаз четырехрукого Великана, и та палка, которая изрыгает зеленое пламя, начала подниматься в ее сторону. Тогда Олечка даже представить не могла, что может сделать с ней этот огонь.
  Когда девочка думала, что это самое страшное, что может произойти с ней, то она еще не знала, что будет дальше. А дальше появился Крестный. Раньше, когда рядом с ней присутствовал папа или Крестный, она чувствовала себя в полной безопасности. Они ведь были такими родными и такими близкими. А еще очень сильными. Они никому и никогда не позволили бы ее обидеть. Увидев Крестного, Олечка очень обрадовалась. Вот сейчас он задаст этому Чудищу, чтоб ему неповадно было пугать маленьких девочек...
  А потом... На ее глазах... Чудище убило Крестного. На ее глазах погиб один из немногих, кого она любила, и новая волна отчаяния накрыла ее маленькое тело с ног до головы. Она смотрела на обездвиженного Крестного и понимала, что снова осталась один на один с этим Чудищем.
  Еще через мгновение у нее зажглась новая искорка надежды. Теперь в ее палату вошел дядя Вадим. Его она знала намного меньше Крестного, но это было не важно. С первого дня их знакомства она почувствовала, что он очень хороший. Дядя Вадим тоже начал драться с Чудовищем, но теперь Олечка не была уверена, что победит человек. Она видела совсем недавно, как один человек уже проиграл Чудищу. Ей очень хотелось как-то помочь дяде Вадиму. Но как? Она такая маленькая.
  А потом дядя Вадим упал. Все повторялось точь в точь, как и с Крестным. Олечка видела, как руки Чудища потянулись к горлу дяди Вадима, а рука дяди Вадима тянулась к ножу, лежащему на полу, и тогда она поняла, чем может помочь. Преодолевая свой страх, девочка на четвереньках выбралась из-под кровати, взяла нож и вложила его в руку дяди Вадима. После чего снова забралась в свое убежище. А дальше... произошло то, что произошло.
  ***
  Большая Оля стояла возле портала, провожая своих мужчин на очередной бой. Она видела, как в портале сначала растворился Вадим, а за ним и Ярослав. Сейчас она должна была дождаться Нульмирян или сама отправиться на их поиски, но женское упрямство взяло свое, и вопреки указаниям своего парня она побежала на улицу за очередным шаром для себя. Решение было принято - она пойдет следом за ними.
  Вершина Липторе встретила ее безразличным молчанием и полным отсутствием видимости. Сейчас вершину пика обволокли белые облака, и Оля на себе ощутила их влажное прикосновение. Иногда парни обещают девушкам поднять их на облака, или облачный рай. Оля смогла попасть в этот рай и ей не очень понравилось.
  Возможно, в другой ситуации и при других раскладах это было бы весьма романтично, но сейчас ей нужно было прыгать - а куда? Если сам пик еще можно было хоть как-то различить, то дальше простиралось одно сплошное молоко. Ждать когда облако пройдет мимо? И сколько придется ждать? Ветерок практически безмолвствовал, а края облака она не могла наблюдать. Быть может они совсем рядом, а может очень далеко. А парни там внизу уже, наверное, начали сражаться. Оля отбросила прочь сомнения, и сильно оттолкнувшись от края скалы, прыгнула в самую гущу облаков.
  Сила земного притяжения устремила ее вниз, но несколько медленнее, чем парней до нее, все-таки ее вес оказался на порядок ниже предыдущих десантников. Тем не менее, зону облаков она пролетела достаточно быстро и буквально тут же затормозилась об зону замедления. Дальше пошел медленный абсолютно ею неконтролируемый спуск.
  Оля, как и Вадим до этого тоже никогда не прыгала с парашютом, но в отличие от своего парня она и не боялась высоты. Поняв, что дальше она ничем не сможет повлиять на события, девушка расслабилась и отдала все свое внимание на созерцание открывшихся ей красот величественного панорамного пейзажа.
  Ее полет занял довольно прилично времени, но крыша больницы неминуемо приближалась. Подлетев еще ближе, Оля поняла, что погорячилась, назвав крышу больницы крышей. Большая часть крыши (ее стеклянный вариант), отсутствовала, а точнее превратилась в стеклянное крошево, лежащее на полу. На это самое крошево она и приземлилась, попав в отличие от парней не на крышу, а сразу на верхний этаж здания.
  Оказавшись твердостоящей на полу, Оля тут же принялась развязывать узлы веревки, удерживающей шар, но вскоре осознала тщетность своих попыток. За время полета узлы затянулись до максимальной прочности и не поддавались нежным женским рукам.
  Тут Оля осознала всю свою уязвимость. Она прилетела на помощь парням. Она здесь, но чем она сможет помочь, если у нее с собой нет никакого оружия, даже пилочки для ногтей. Сейчас ей нечем справиться с банальным веревочным узлом. На мгновение ее посетило отчаяние, но лишь на мгновение. Девушка тут же взяла себя в руки и помимо этого взяла в руки кусок битого стекла с пола и с его помощью стала резать веревку.
  Веревка начала потихоньку поддаваться. Ниточка за ниточкой, волоконце за волоконцем, но вскоре шар, избавившись от своего "якоря", начал подниматься вверх, а Оля уже выглядывала в открытые двери, осматриваясь влево-вправо по коридору.
  - Куда они могли пойти? - Задала она себе вопрос. И сама же на него ответила. Сейчас игровое время. Значит, девочка, скорее всего, должна быть в Игровой. Вадим не глупый парень и пошел бы искать ее туда. Первым делом Оля и сама направилась в Игровую.
  Зрелище, открывшееся ей в этой комнате, повергло ее в шок. Посреди комнаты, с мешком на голове лежал поверженный Четырехрукий, а по сторонам трое, истекающих кровью местных ребятишек. Олечки среди них не было. Вадима тоже.
  Первым желанием Оли было кинуться на помощь детворе, но она вовремя вспомнила об отсутствии у нее сумки с медикаментами и еще одном факторе. Судя по мертвому Четырехрукому, Вадим здесь побывал, и он наверняка видел всех этих детей. Если бы они нуждались в оказании незамедлительной помощи, он бы не покинул их, а раз ушел, то значит ситуация позволяла подождать с помощью.
  - Куда он мог пойти отсюда? - Задала себе следующий вопрос Оля, и снова сама на него ответила. - Ну, конечно же, в палату к девочке.
  Она направилась туда же и по дороге увидела валяющуюся Базуку. Девушка обрадовалась подобной находке и с радостью подошла к ней, но вскоре радость сменилась разочарованием. В корпусе Базуки виднелся широкий разрез. Она была не рабочей.
  ***
  Вадим вылез из-под лежащей на нем туши. Четырехрукий успел изрядно его помять, но самое главное то, что он был жив.
  Вдруг, под кроватью что-то пошевелилось. Вадим сорвал свисающие с кровати халаты, отскочил в сторону и сжал в руке рукоять Кортика, но то, что предстало перед ним, обрадовало его как ничто больше. Под кроватью сидела Олечка. Он нашел ее, и она была жива. А еще через мгновение пришло осознание того, как к нему в руку попал Кортик - это не он спасал ей жизнь, а она ему.
  Вадим опустился на колени и, положив Кортик сбоку от себя, протянул руки к девочке и сказал. - Иди сюда моя маленькая.
  Оцепенение Олечки прошло и, выбравшись из-под кровати, она прыгнула к нему на шею, обвила ее своими маленькими ручонками и только сейчас позволила себе расплакаться.
  - Дядя Вадим, дядя Вадим, - говорила она сквозь слезы, - как мне было страшно. Дядя Вадим, а что с Крестным? Дядя Вадим, дядя Вадим, а где мой папа? Дядя Вадим, а что будет с нами, это Чудовище одно или есть еще такие?
  Вадим не знал, что ей ответить. Он не мог ничего сказать про Крестного и тем более про папу, и, в конце концов, смог произнести только одно, - с нами все будет хорошо. Только мне еще нужно кое-что закончить. Ты должна спрятаться в свое убежище, а я выйду ненадолго. Не бойся, я буду совсем рядом.
  На этот раз Вадим сам положил халаты на кровать и убедился в том что девочку не видно со входа. Он действительно не собирался уходить далеко, но так будет лучше, ведь еще ничего не закончено. На самом деле все только начинается. Информация об их появлении наверняка уже распространилась среди агрессора и сейчас они либо опять смотаются отсюда, либо перейдут в атаку. Если произойдет первый вариант развития событий - им повезет. Если второй - им хана. Бежать некуда, сражаться плечом к плечу не с кем. Да еще и повреждена левая рука.
  Тем не менее, ждать милостей от природы Вадим не хотел. Он решил занять оборонительную позицию на перекрестке коридоров и лестничной площадки. Конечно, эти твари могут пробить себе и свои ходы, но предполагаемые места атак - это снизу от лестницы и справа из длинного коридора. Позади него тупик с палатами, в том числе и Олиной. Слева еще один тупик, заканчивающийся игровой комнатой.
  Первые представители вражеской расы появились со стороны лестницы. Вадим захватил с собой и трость, и Базуку. Базукой он не хотел пользоваться, но пусть полежит рядышком. Не помешает.
  Перехватив трость правой рукой, и чуть поддерживая, больной левой за цевье, Вадим открыл огонь на поражение. Четырехрукие валили густой толпой, и промахнуться было невозможно. Зеленые сполохи выстрелов заполнили собой больничный коридор и стали превращать атакующих в бессмысленную груду мяса. Многие из них попадали замертво, а оставшиеся побежали назад.
  - Я вам не дам так просто уйти. - Выкрикнул Вадим и, выскочив из своей засады, подбежал к лестничным перилам, посылая вдогонку уцелевшим тварям зеленые огни разрядов.
  Он хотел погнаться за ними и дальше, но вовремя вспомнил о девочке и поспешил назад, вернуться на свою изначальную позицию. Сделав всего пару шагов, Вадим и сам получил ощутимый разряд в левую руку и упал на пол.
  Стало больно. Очень больно. Говорят, что снаряд дважды в одну и ту же воронку не попадает... - попадает. Вот и сейчас. Зеленый заряд попал в ту же рану на дельтовидной мышце, только на этот раз, углубив ее до неприличных размеров и полностью выключив руку из дальнейших действий.
  Погнавшись за отступающим противником до лестничного пролета, Вадим напрочь забыл о втором векторе наступления, и сейчас оттуда неслась в его сторону очередная волна Четырехруких. Они вскинули свои трости и прицелились в лежащую на полу беспомощную мишень.
  - Эй, уроды я здесь. Здесь я. - Вдруг раздался голос со стороны Игровой.
  Вадим повернул голову в сторону голоса и увидел... Олю. Она стояла посреди коридора и отчаянно махала руками, отвлекая на себя внимание.
  Вадим был в шоке. Зачем? Зачем она пошла за ними? Еще через мгновение его шок сменился ужасом. Четырехрукие перенесли свое внимание на девушку, и следующий залп из тростей порвал Олю на части.
  Оля подарила Вадиму небольшой шанс. Подарила шанс ценой своей жизни. Оставляя кровавый след на полу, Вадим пересек коридор и, отбросив в сторону трость, ухватился за Базуку. Теперь все можно. Если он их не остановит - и так, и так всему конец. Прозвучал выстрел и толпу Четырехруких порвало в клочья, а заодно провалился пол на нижний этаж. Увидев результат своей работы, Вадим произвел еще несколько выстрелов из Базуки, превращая пространство впереди себя в одну сплошную непреодолимую дыру, а сам, опершись о стену, заковылял назад в палату Олечки - последний рубеж.
  Девочка не сидела под кроватью. Она стояла в дверном проеме и наблюдала за сражением. Своим маленьким умом, Олечка поняла, что ее жизнь уже не зависит от пряток, а только от дяди Вадима и если она способна ему хоть чем-то помочь, то должна это сделать, а сидя под кроватью, точно ничем не поможет. Увидев идущего назад дядю Вадима, она выбежала ему навстречу и попыталась поддержать его за руку.
  Конечно, эта поддержка не могла помочь Вадиму в физическом смысле этого слова, но увидев помощь со стороны этого маленького создания, Вадим в первую очередь морально воспарил духом. Он отстранился от стены и более уверенно зашагал в палату.
  Зайдя внутрь, Вадим еще раз осмотрелся, стараясь не упустить ни одной детали, которая могла бы им помочь: небольшое помещение; есть еще меньшее помещение уборной; минимизированная обстановка; окно; за окном, далеко внизу... Замедлитель. Вот оно. Вот шанс на спасение.
  Вадим снова отступил ко входной двери и спрятав за свою спину девочку выстрелил из Базуки в окно. Вместо окна образовалась огромная дыра на улицу.
  Вадим снова подошел уже не к окну, а к этой дыре. Отлично. Замедлитель как на ладони, только далеко. Базука не возьмет, а трость осталась где-то возле перекрестка. Снова осмотревшись, Вадим обнаружил еще одну трость Четырехрукого заколотого Кортиком. Ухватив ее одной правой рукой, Вадим уселся на краю дыры, свесив ноги вниз и опершись тростью о ногу начал обстреливать Замедлитель.
  Заряды летели один за другим. Вадим не экономил батарею. Времена экономии прошли. Многие из зарядов пролетали мимо, но часть все же находила свою цель. Замедлитель сдвинулся с места и стал маневрировать по двору.
  Вадим зло захохотал. - Ну и куда ты собрался? - Он видел, что Замедлителю некуда деться. Вокруг него был либо корпус больницы, либо каменные стены скал, либо бездонная пропасть вниз, обрамленная полутораметровым забором. Сбегать некуда, а заряды продолжали поражать цель.
  Внезапно в пятидесяти метрах от Замедлителя открылся портал. Четырехрукие использовали последний способ отхода. Еще недавно Вадим был бы рад такому решению вопроса, но не сейчас. Сейчас он жаждал крови, и он ее получил. Замедлитель остановился и волнение, исходящее от него пропало.
  На руке снова заработал браслет, и Вадим передал сообщение - "Больница Хрустальная. Поврежденный Замедлитель во дворе. Открытый портал в неизвестное измерение. Быстрее".
  Из больницы начали выбегать Четырехрукие. Еще партия их собратьев пыталась выйти из портала. И те и другие желали добраться до Замедлителя. Вадим видел со своей высоты их попытки и всячески пресекал их, продолжая стрелять. Его выстрелы становились все менее и менее точными. В глазах появился туман, голова закружилась. Сначала из рук выпала трость и полетела вниз на больничный двор, а затем и сам Вадим начал переваливаться вниз из своего насиженного места.
  ***
  Олечка наблюдала за происходящим. Она не знала куда стреляет дядя Вадим, но знала, что он делает все необходимое для того чтобы они выжили. Она решила помочь ему тем, чтобы стать на часах на двери. Ведь эти Монстры могли зайти через дверь, и тогда она бы предупредила Дядю Вадима.
  Если поначалу зеленые светлячки вылетали из палки очень быстро, прямо один за другим - то потом они стали лететь все медленнее и медленнее. Олечка перестала наблюдать за коридором - все равно оттуда никто не появлялся, а стала потихоньку подходить к дяде Вадиму. Вскоре светлячки совсем перестали лететь, а еще позже сама палка полетела вниз.
  Олечка посмотрела в лицо дяде Вадиму. Он сидел с закрытыми глазами, и вдруг и сам начал наклонятся вниз. Тогда она подбежала к нему и, ухватив его за здоровую руку, потянула назад. Конечно, затянуть в палату она его не смогла, но хотя бы положила на пол, и он перестал сползать в дыру.
  На том месте, где он сидел, разлилась лужица крови. Эта кровь продолжала сочиться из его плеча. Олечка, хоть и не обладала медицинскими познаниями, но поняла, что дяде Вадиму плохо как раз из-за этого. Нужно не дать ему больше терять свою кровь.
  Она приподняла его голову. Села под него и положила эту голову на свои колени. После этого надавила обеими своими маленькими ручонками на рану и перекрыла отток крови. Так она сидела и ждала, одна в палате среди мертвого Крестного, мертвого Чудища и умирающего дяди Вадима. Ей казалось, что это все случилось из-за нее - это расплата за то, что она научилась ходить и говорить. - Не надо. Не надо мне всего этого. - Говорила она. - Пусть лучше я опять сяду в свою коляску, но пусть всего этого не будет.
  За этим занятием ее и нашли Нульмиряне.
  
  
  
  
  Эпилог.
  Прошло два с лишним месяца после последних боевых событий в больнице. Вадим сидел на очень удобной лавочке и наслаждался тишиной. Вообще-то парк, в котором он находился, всегда кишел большим количеством народа, но сегодня у Нульмирян было свое национальное традиционное гуляние и они собрались в другом месте.
  Несмотря на то, что Вадим остался в Нулевом измерении, Нульмирянином от этого он не стал и в местном празднике не стал принимать участия даже в качестве туриста или точнее почетного гостя. Сейчас ему захотелось одиночества и окунания в воспоминания. Вспоминал он даже не сам захват Замедлителя, а события, которые произошли после этого.
  Очнулся Вадим на больничной койке. Эта больница была уже не Хрустальная, а какая-то другая. Хрустальная была разрушена процентов на пятьдесят, и до полного восстановления принимать пациентов не могла. Впрочем, об этом он узнал уже позже.
  Рядом с ним, на удобном стульчике сидела Олечка. Она заснула и сейчас тихо посапывала, положив голову к нему на кровать.
  Вадиму не хотелось ее будить, но девочка, будто что-то почувствовал, проснулась сама, и, увидев Вадима с открытыми глазами, с радостными криками вскочила со стульчика и принялась его обнимать и целовать.
  На ее крики сбежались люди в светлых халатах. Олечку вывели, а над ним сразу забегали и стали проводить какие-то действия. Затем Вадим снова погрузился в сон.
  Второй раз он проснулся уже в другой палате. На этот раз рядом, кроме работающей аппаратуры никого не оказалось. Вадим начал вспоминать, что с ним произошло, и воспоминания начали потихоньку возвращаться. Сразу вспомнилась рана на левой руке. Вадим попытался нащупать эту руку. Он испугался, что возможно ее отняли, но рука оказалась на месте. После этого он попытался пошевелить ею. Это удалось с превеликим трудом. А затем пришел доктор, отреагировавший на сообщение аппаратуры.
  - Ну, здравствуй Герой! - Начал он. - С возвращением с того света.
  - Зд. Зд. Здрасте. - Наконец, тихим голосом смог произнести Вадим. - Ну, с вашей-то медициной - это не проблема, пройтись между мирами.
  - А наша медицина здесь не причем. - Неожиданно ответил доктор. - Тебя спасла девочка.
  - Как? - Не понял Вадим. - Она что, спасла мою руку?
  - При чем здесь рука? Ты потерял много крови. Если бы не она - потерял бы еще больше. У тебя было голодание всего организма и самое главное мозга. Мы провели на твоей голове двенадцатичасовую операцию. Твоя жизнь колебалась на чаше весов - либо туда, либо назад. Веса перевесили в нужную сторону. И снова помогла девочка. Она просидела возле твоей кровати трое суток, пока ты был без сознания, и морально поддерживала тебя. Нами уже давно доказано, что подобное отношение близкого человека способствует выздоровлению.
  Еще через неделю Вадиму позволили вставать, и только тогда он узнал политические и военно-стратегические новости мира. Замедлитель был захвачен, а отряд Четырехруких на территории Хрустальной больницы полностью уничтожен. Несмотря на то, что Замедлитель подвергся многочисленным попаданиям от Вадима и оказался нерабочим, местные Кулибины разобрались с принципом его действия, а дальше дело практиков. Враг был уничтожен.
  Вместо предполагаемого облегчения от подобной новости, к Вадиму пришло полное разочарование. Они могли. Нет, не так. Он мог дать эту команду еще в самой первой вылазке, в Японии, и всё... и все вопросы давным-давно были бы сняты. Были бы спасены многие жизни. В том числе и жизни его друзей, его девушки. Вадим почувствовал свою вину.
  В общей сложности до полного выздоровления Вадим провел в больнице немногим больше месяца. "Выписавшись" из больницы нужно было начинать решать вопросы насущные, а именно, что-то делать с родственниками погибших Славы, Ярослава и Оли. И судьбу маленькой Олечки тоже необходимо было решить. В прошлой своей миссии Вадим не задумывался об этом. Ни Каре, ни Ив, Ни Бора, и уж тем более Ренегат его в этом плане не волновали. Вадим, не знал, есть ли в их мирах кто-то, кто будет переживать, и горевать об их пропаже, а сейчас все иначе - за каждое из вышеназванных имен он в ответе.
  В связи с этим Вадим решил отправиться в свой мир. Отправиться не в прошлое (сейчас в этом не было смысла) - прошлое уже ничего не могло изменить, а в самое что ни на есть настоящее.
  Первым делом он навел справки о семье Славы и получил еще один незапланированный удар. Не зря Слава переживал за свою мать. У его мамы был приступ инфаркта, и она скончалась в карете скорой помощи по дороге в больницу. Теперь у Олечки не осталось ни папы, ни бабушки. Была, конечно, еще родная мама, но почему-то Вадим не захотел ее искать. Женщина, однажды бросившая своего ребенка, не достойна носить имя - Мама.
  Следующим этапом стал Ярослав. У Ярослава тоже была мама, но как ей сказать, что в мирное время ее сын подписался на войну и был убит. Вадим не мог. Это было выше его сил. Вместо этого он подбросил к ее двери пакет с документами на право владения ее сыном мастерской с ключами и указанным адресом. Когда-нибудь его мама, живущая на мизерную пенсию, сможет продать эту мастерскую. В этот пакет он вложил и записку от себя - "Простите, если сможете, что не смог уберечь вашего сына. У вас был достойный сын, и он сделал этот выбор самостоятельно и осознано".
  Напоследок осталась бабушка Оли. Вадим так и не успел с ней познакомиться и не знал, где она живет. Это конечно не было проблемой. В их прогрессивный век любого человека можно найти было бы желание... но, Вадим отказался от поисков. Если он ничего не смог сказать маме Ярослава, если он побоялся даже с ней встретиться - то, что он мог сказать бабушке Оли. - "Здравствуйте, меня зовут Вадим. Я бывший парень вашей внучки, и я тот самый человек, который погубил ее. Ваша внучка погибла, защищая меня".
  Это он ее мужчина. Это он должен был защищать свою женщину, а вышло наоборот. Нет ничего худшего, когда родители переживают своих детей, а бабушка Оли успела пережить сначала свою невестку, а потом и сына. Сейчас пришла очередь внучки. Оля говорила Вадиму, что ее бабушка совсем плоха и Вадим боялся, что своим известием убьет еще и бабушку. Уж лучше пусть не знает. Да, будет переживать. Да, будет волноваться. Да, будет искать. Но лучше так. Пусть надеется на лучшее.
  Оставался еще один, последний человек, судьбу которого нужно было решить. Этим человеком стал он сам. Да, да. С собой тоже надо было что-то делать. Всю свою предыдущую жизнь он прожил в этом мире. Здесь его ВСЕ - дом, работа, друзья, бывшие планы на будущее. Сейчас... сможет ли он вернуться к своему прошлому после всего случившегося?
  Дом - стал не важен. Работа - не велика потеря. Друзья? Друзей, конечно, важно ценить, но за прошедшее время Вадиму уже не раз пришлось расставаться с друзьями. По крайней мере, подобное расставание менее болезненно, чем смерть друга, да еще и на твоих глазах. После всего случившегося этот мир ему опостылел. Для него в нем не осталось места. Он вспомнил пожелание Боры попросить Нульмирян оставить ее в своем измерении, и огласил эту просьбу от своего имени. Нульмиряне с радостью ее приняли и даже присвоили ему статус - Почетный Гражданин Мира.
  - Прощай Пятое измерение. Я возвращаюсь в новый дом.
  - Ку-ку! Ку-ку! Найди меня. - Нарушил его тишину звонкий детский голосок. И хотя Вадиму очень хотелось посидеть в тишине - этому голоску он был рад.
  Вадим обернулся и указал пальцем на ближайшее дерево. - Нашел.
  Из-за дерева выбежала озорная белокурая девчушка и, смеясь, побежала на очередной круг вокруг декоративного искусственного пруда с плавающими поверху водяными цветами.
  - Ты не устала бегать? - Участливо поинтересовался у нее Вадим.
  - Не-а. - Ответила она уже на бегу. - Мне кажется, что я никогда не устану бегать. Мне нужно набегаться за все то время, которое я пропустила.
  Вадим махнул рукой, мол, давай, давай - он уже свое побегал, попрыгал, полетал и даже полежал. А сейчас хочется просто посидеть.
  Он сидел и смотрел на веселящуюся Олечку. Маленькая, хрупкая, нежная, а сколько ей пришлось вынести на своих плечиках. Сначала судьба усадила ее в инвалидную коляску, определив пожизненный срок. Потом, ее бросила собственная мать. Дальше погиб отец. Крестного убили на ее глазах. Разрушения, кровь, чудища которых другие дети видят только в мультфильмах, умирающий Вадим в ее крохотных ручках. А в конце всего этого еще и смерть бабушки.
  Вадим не стал с ней сюсюкаться. Он рассказал правду. Эта девочка заслуживала самой честной правды, а не что-нибудь типа того, что папа космонавт и улетел осваивать новые земли. Он рассказал ей о том, что ее папа герой. Что он спас этот мир от чудовищ пытающихся его захватить, и что отдал свою жизнь, спасая других. В том числе и его - Вадима. Да что там папа, если сама девочка трижды спасла ему жизнь. Рассказал он и о бабушке. Что бабушка очень любила ее, но где-то там, кто-то на небесах посчитал, что ей пришла пора покинуть этот мир.
  Девочка все стоически пережила. Сначала она сильно грустила, а потом, потихоньку стала оживать. Уже сейчас она носилась по местному парку и не могла остановиться ни на минуту: то она бегала вокруг пруда; то плескалась водой; вот она уже разговаривала с цветами; а спустя мгновение бежала прятаться от Вадима.
  Когда Олечка вдоволь набегалась она подошла к Вадиму и залезла к нему на колени.
  - Дядя Вадим, а, правда, мой папа получился здесь такой хороший?
  Вадим взглянул в сторону, в которую указывала девочка. Около пруда появилась еще одна скульптурная композиция. У местных начала прослеживаться тенденция, запечатлевать в камне людей. В этой композиции уже не было Вадима (по его личной просьбе), но зато стояли Вячеслав, Ярослав и Оля. Они горделиво взирали на спасенный ими мир с высоты своего пьедестала.
  - Правда. - Ответил Вадим. - Он здесь как живой. - Сказал и тут же запнулся, боясь, не ляпнул ли он лишнего. Но девочка отреагировала нормально.
  - А расскажи мне еще раз, как сражался мой отец? - Попросила она.
  И Вадим начал рассказывать. Он опускал кровавые моменты, они были ни к чему. Просто говорил о его смелости, героизме, отваге и о том, как он ушел из жизни, защищая их отход.
  Олечка слышала эту историю не в первый раз, но все равно слушала ее заново затаив дыхание и с интересом. С ее лица исчезла присутствовавшая ранее улыбка - она стала совершенно серьезна. Прямо как взрослая. Когда Вадим закончил свой рассказ, она посмотрела на него и сказала.
  - Я горжусь своим папой, но иногда мне становится так грустно из-за того, что он ушел. Я бы хотела, чтобы он остался со мной. - А потом добавила еще. - И он, и Крестный, и тетя Оля.
  Она заглянула в глаза Вадиму и наконец, задала вопрос, который ее уже давно волновал.
  - Дядя Вадим, а ты от меня не уйдешь?
  Вадим тоже смотрел в глаза этой маленькой девочки и видел, что она боится услышать его ответ. Он снова вспомнил о прошедшем задании. За время его выполнения он неоднократно ускользал из объятий смерти. Иногда он ускользал самостоятельно, а иногда с помощью своих друзей, которые отдали за него свои жизни. Для чего все это? Быть может, ему сохранили жизнь для выполнения чего-нибудь важного? Но сейчас, Вадим не видел ничего важнее этой самой девочки. Бог, если он есть, отнял у него многое - но взамен подарил дочь. И он ответил.
  - НИКОГДА!
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"