Панков Роман Борисович: другие произведения.

Небесная река

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Доктор задумчиво поставил шкатулку на столик, и скользнул рассеянным взглядом по запылённой фигурке миннезингера, украшавшей массивный дубовый комод.


Панков Роман Борисович

Небесная река

  
   Погожим апрельским днём 188... года отставной интендант-генерал Самсон Лукич Яшукаев сидел на террасе своего загородного дома и с ненавистью поглощал приготовленный на ужин вечно заспанным дворовым слугой Прошкой беконовый омлет. Препроводив в желудок очередную порцию липкой мутно-желтоватой кашицы, он глухо рычал и скрипящими зубами яростно цедил выстроившемуся на столе боевому порядку новеньких оловянных солдатиков:
   - Ать-два, ать-два... Жерве, не крути башкой - под суд отдам, подлеца! Ать-два, ать-два... Стой, Бобёр, куды прёшь, так-растак?! Шрапнель, шрапнель, тебе говорят! У-у, морда...
   И могучая генеральская длань толстыми волосатыми пальцами аккуратно уводила очередной терпящий бедствие дредноут в узкие фарфоровые фьорды столовой посуды - подальше от неприятельских редутов.
   Наконец, зябко кутаясь в тёплый верблюжий плед, Яшукаев благодушно откинулся на спинку ветхого плетёного шезлонга, довольно подкрутил седой пышный ус и не без ехидцы подмигнул гнездившейся неподалёку серой лесной голубке.
   - Ах, ты... жмут ведь яшукаевцы... вишь, как теперь...
   Голубка опасливо покосилась на умиротворенного вояку и, нахохлившись, отрешённо подёрнула свои маленькие птичьи глазки тонкой белёсой пеленой. Где-то посередине поросшего ржавой ряской фамильного пруда плеснул хвостом одинокий, некогда выпущенный сюда неразумным мальком, а ныне коротающий почтенный рыбий век одряхлевший сазан.
   - Прошка, чтоб тебя! Щей давай! - рявкнул на всю округу не своим басом Яшукаев.
   Треск гвоздильной машины, располагавшейся в левом боковом флигеле, на минуту смолк, и через мгновенье Прохор, зачем-то державший в руках логарифмическую линейку, предстал перед интендант-генералом. Щурясь после каждодневной оксидировки, словно шахиня на ослепительном приёме у калифа, слуга молча протянул Самсону Лукичу крохотную индиговую ящерку, вполне умещавшуюся на пол-ладони. Глаза последнего до неприличия округлились.
   - Эт-то что ещё за энтомология? Откуда зоосад? Отвечать, когда спрашивают!
   Зевая, дворовый мелко перекрестил рот.
   - Ваше высокородие, да кто ж его, лешего... А говорят ещё, будто стекольщик ими, значит, рябчиков в лесу сманивает, - присовокупил он полушёпотом. - Или брешут всё?
   - Х-хе! Как был ты глуп, братец, так и не прибавил ни йоты, - важно заметил генерал.
   - Дорого яичко к Христову дню, - загадочно вздохнул Прошка.
   - О, да ты, любезный, и вовсе с бзиком, как я погляжу... Съездил бы вот лучше в город - узнал, что за пьесы нынче дают. Слыхал я давеча, якобы Авдюйко "Яшму и нугу" в "Эклере" представлял...
   - Гы, дак съездить-то оно, конечно, можно... Вот только за фрахт же платить, Самсон Лукич...
   - А ты, дружок, пёхом, напрямки - глядишь, буераками всё и веселей, - зычно хохотнул Яшукаев, и тут же, по обыкновению, перешёл на рёв. - Батюшки святы, вот и элита пожаловала! Ну, будет теперь с кем трёп повести, да тютюна маленько подразжиться! Господи, и сколько ж мы с ним знакомы? И-и! Почитай, былина целая... Слышь, Прошка, убирай с глаз долой живность свою жвальную - негоже тварью этой гостя дорогого встречать!
   Ящерка, отпущенная Прохором, проворно юркнула в заросли чертополоха, и в тот же момент запряжённая цугом пара великолепных арденов известила всех обитателей Толмякино о прибытии лучшего губернского лекаря - Отто Карловича Мюнстера, чей велюровый бювар был замечен в академических медицинских кругах Санкт-Петербурга и Москвы.
   С юношеским задором, подобно засидевшемуся в опостылевшем гнезде птенцу, пропахший йодоформом доктор легко вынырнул из расписных рессорных дрожек, и тотчас был сграбастан и задушен крепкими медвежьими объятиями. Троекратно облобызавшись, приятели направились было уже внутрь дома, как вдруг генерал неожиданно отметил про себя отсутствие неизменного мюнстерова саквояжа, с коим чудо-врачеватель не расставался обыкновенно ни на миг.
   - Фюйть, эвона как! - изумлённо присвистнул Яшукаев. - А чемоданчик-то где утерять изволили, Отто Карлович? Не иначе, ксёндз католичий литургией всю башку заморочил? Признайтесь ведь, дорогуша!
   Будучи по натуре последовательным фидеистом, доктор мягко снисходительно улыбнулся.
   - Во-первых, достопочтенный Самсон Лукич, смею заметить: всё же не ксёндз, а как раз - патер; разница очевидна. Ну, а во-вторых - спешу вас успокоить - вера не имеет к данному факту ни единого малейшего отношения. Разве что, косвенно...
   Здесь старинные знакомцы уютно расположились в мягких габардиновых креслах, и Мюнстер бережно извлёк из внутреннего кармана сюртука миниатюрную малахитовую шкатулочку.
   - Послушайте, генерал... Не встречалась ли вам никогда ранее подобная фамилия - Суботица?
   - Су-бо-ти-ца? Хм, не имею чести... А что, крупный был военачальник?
   - Не вполне так... Радуш Суботица - известнейший сербский фтизиатр, оставивший после себя не только массу прелестных трактатов по предупреждению и лечению туберкулёза, но и целый ряд небезынтересных рассуждений о природе алхимии. Разумеется, большинство учёных мужей считают их глубоко ненаучными, и даже фантастичными, однако...
   Доктор задумчиво поставил шкатулку на столик, и скользнул рассеянным взглядом по запылённой фигурке миннезингера, украшавшей массивный дубовый комод.
   - Однако я готов биться об заклад, что наш серб ничуть не являлся тем блаженным сумасбродом, коим иные не прочь рисовать его в наши дни...
   В воздухе повисла долгая пауза.
   - Неужели... этот самый... камень отыскали философический?
   - Увы, господин генерал, и даже не эликсир долголетия... Всё, что мне удалось - так это лишь немного приблизиться к истокам Небесной реки...
   Левая бровь отставного вояки медленно поползла вверх.
   - Что ещё за такая река? Объяснитесь-ка, милостивый государь...
   - Охотно... Видите ли, друг мой, Небесная река - суть некая метафизическая квазисубстанция, обращаемая, по-видимому, где-то на границе субвременных, гиперпространственных и надсознательных начал. Гипотетически, вышеназванная побочная квинтэссенция первопричинного абсолюта восходит своим естеством к... Но не слишком ли я вас утомляю? Эй, Самсон Лукич, да очнитесь же!
   Подавляя глубокую зевоту, интендант-генерал чуть приоткрыл сонные глаза и лениво уставился на доктора.
   - Отто Карлович, дорогой... Одного только не возьму в толк... А на кой вам, извините, чёрт... все эти реки... эссенции... Суботицы... а?
   Мюнстер улыбнулся вновь и, щёлкнув серебряным портсигаром, выпустил густое облако сизого дыма.
   - Признайтесь же, господин военный... Хотелось бы вам в самом скором времени назваться... скажем, фельдмаршалом Ордена Небесной реки?
   - Ха! Эк куда, батюшка, хватили...
   - И всё же? Отвечайте прямо!
   - М-м, фельдмаршал... Звучит, признаться, более чем заманчиво...
   - Так и чего же мы выжидаем? Надеюсь, найдётся в вашем доме графин сельтерской, да пара чистых бокалов?
   - Только и всего-то? Прошка! Ну-ка, живо сделать, чего доктор велели!
   И пока запыхавшийся слуга метался по всей усадьбе в поисках надлежащего приличествующего подноса, Мюнстер аккуратно извлёк на свет два голубоватых шарика, размером более всего походивших на крупные морские жемчужины.
   - А ничего так себе... сладенькое на вкус, - удовлетворённо причмокнул генерал, запивая водой предвкушение фельдмаршальского жезла. - Вот только что за колор? Синьки, не иначе, примешали?
   - Цвет обусловлен пигментным ферментом хвостового хряща индиговой ящерицы, столь распространённой в наших местах, - пояснил врач, утирая губы кружевным батистовым платком. - За небольшую плату местный стекольщик согласился отловить для меня немного этих шустрых зверушек...
   В генеральских глазах промелькнула внезапная искра озарения.
   - Ага! Стало быть, рябчиков - отставить, - пробормотал Яшукаев, приглаживая пушистые бакенбарды, и внезапно звучно хлопнул по своей мощной коленке. - Прошка, ещё сюда!
   Взлохмаченная голова дворового осторожно просунулась в дверь.
   - Желаете чего?
   - Желаю, милый, желаю, - радостно закивал Самсон Лукич и, придвинувшись поближе к эскулапу, горячо зашептал в самое его ухо. - Доктор, а нельзя ли и этому пройдохе... порцион снадобья закатить? А то ведь, сами понимаете, без денщика мне там... ни тпру, ни ну, то есть...
   Немного поразмыслив, Отто Карлович не нашёл никаких контраргументов, и любезно протянул Прошке голубоватый светящийся шарик.
   - Выпейте, Прохор... Не пугайтесь - это от простуды. Профилактические меры, знаете ли...
   - Глядишь, заодно и всю дурь выгонит, - хохотнул довольный генерал.
   Давясь и икая, будущий денщик без видимой радости приобщился к грядущему мистическому предприятию. Спрятав шкатулку в сюртук, Мюнстер щёлкнул механическим легированным хронометром.
   - Ну а теперь, глубокоуважаемые коллеги, пока не подействует препарат, я буду рассказывать вам о своей последней поездке на конгресс курортологов в Оберстдорфе. Итак, приступим...
  

...................................................

Савелий, братец!

  
   Извиняй за долгую отлучку, вот всё как-то и нету времечка хоть весточку тебе черкануть. Мы тута с Самсон Лукичом и Отто Карлычем ходим-бродим по всяким эдаким местечкам, каким названия-то похожего не сразу и сыщешь. Вроде как, приснится такое, а приглядишься поближе - оно и взаправду выходит. Ну, скажу, доволен я вполне: таких чудес повидался здеся, что за всю жизнь не повстречаются где. Генерал-то не обижает, жалованье хорошее положить изволил, да штоф водочки за усердие всякий день имею. А к Рождеству, видать, и не ждите, подзадержусь маленько, по всякой видимости. Евдокии кланяйся низко, детишек поцелуй тоже; гостинцев, скажи, непременно привезу сундучков пару. Вот разве плотнику Стёпке Кривому шепни ещё от меня - прощаю, мол, должок давешний тот; пущай возрадуется, жулик. С тем и остаюсь пока, завсегда кровный родственник твой,
  

Прохор Аникеев.



Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"