Панов Дмитрий Александрович: другие произведения.

Магикон.Рассвет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 4.82*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Енгард. Мир переживший исход Богов, и оставленный в руках населяющих его рас. Мир в котором исполняются древние пророчества, а меч и магия спорят между собой за власть. Каким образом он может быть связан с Землей? Почему рядовому клерку эпохи глобализации постоянно снятся одни и те же сны? Если еще вчера ты хотела покончить с собой, а сегодня вместе с группой таких же горемык попала в иной мир? Что делать - подчиниться всемогущей длани судьбы или взять ответственность в свои руки? Добро пожаловать в Енгард!


   Пролог
  
   Человек из далекой затерянной страны, он пришел пешком в небольшое поселение в западной части Нехемской империи много лет назад. Высокий и худощавый с огромным мешком за плечами, набитым диковинными приспособлениями, а также тонким пергаментом, сплошь исписанным мелким аккуратным почерком. Люди, которые встретили его в тот самый судьбоносный день, видели в нем лишь обыкновенного бродягу, и лишь немногих тяготило странное предчувствие.
   Поселившись на окраине города, он построил добротный дом и взял в жены девушку-сироту, которая через несколько лет умерла при родах, оставив ему сына. Два года после этого события были для него трауром и, хотя некоторые женщины пытались сблизиться с ним, с тех самых пор, они с сыном жили только вдвоем.
   Будучи восьми лет отроду, Эдвард играл возле отца, когда он был занят своими рукописями. Детские шалости и возбужденные крики сына, казалось, его совершенно не волновали, пока он случайно не смахнул стопку листов расположенных на массивном дубовом столе. Это был первый момент, который навсегда врезался в его память, отец одарил его взглядом, от которого у него побежали мурашки, затем, не говоря ни слова, выставил вон. Мальчик понял, что в этих листах написано что-то очень важное, значительное, и несколько дней после этого он не отважился заговорить с ним, но однажды утром Эд проснулся полный решимости и попросил научить его грамоте.
   Отец посмотрел на мальчика так, как будто давно этого ждал, затем усадил его рядом с собой и взял перо. На листе появилась буква, похожая на остроконечные крыши городских зданий, по которым Эд частенько лазил с дворовыми мальчишками, и с этого дня закончилось его беззаботное детство. Подход его отца к делу обучения оказался очень серьезен, и вскоре Эдвард трижды пожалел, что обратился к нему с этой просьбой, ведь времени теперь ни на что другое, кроме обязанностей по дому, учебы и сна не оставалось.
   Отец обучал его не просто грамоте и счету, он рассказывал мальчику о том, как устроен этот мир, почему небо синее, а трава зеленая, что все состоит из мельчайших элементарных частиц. Также он учил Эда, как залечивать раны, накладывать швы и останавливать кровотечение, ориентироваться на местности, охотиться, ловить рыбу и что было самое удивительное, он учил его правильно драться.
   "Быстрые и точные удары в нужное место, гораздо эффективнее обычного мордобоя, и даже если твоих противников больше, они сильнее и крупнее, все равно можно победить!" - любил говорить отец. Однажды Эдвард не выдержал и спросил у него, откуда он все это знает? Однако отец в ответ всего лишь взъерошил ему волосы и загадочно улыбнулся.
   Вторым моментом, который Эд никогда не забудет, стал откровенный рассказ отца о его матери. Эдварда всегда сильно смущало, что у других детей есть и папа, и мама, а у него нет. Несколько раз он хотел расспросить о ней отца, но узнав из сплетен и слухов, что его мать умерла при родах, а он после этого два года ходил в трауре, никак не решался. Беседа началась неожиданно, в один из вечеров за ужином отец внезапно разоткровенничался и рассказывал ему, как им было хорошо вдвоем, какие планы с мамой на жизнь они строили, и насколько сильно было их недолговременное совместное счастье, ведь даже при всех своих знаниях он не сумел ее спасти.
   Третий и последний момент, который еще долго будет мучать Эдварда в самых ужасных ночных кошмарах, и в корне изменивший всю его дальнейшую жизнь произошел в один прекрасный день. На пороге их дома появился достаточно странный человек, он был закутан в темно-серый походный плащ, смуглый цвет кожи и острые черты его лица выдавали явно не местное происхождение, а особенно гипнотически выглядели его глаза - узкие, серые, холодные, жестокие:
   - Igg karog nash kazar? - злобно прошипел незнакомец прямо с порога и Эд почувствовал, как мурашки пробежали по его спине. На мгновение он оторопел, а потом промямлил что-то невнятное.
   - Hadaka no nash karaddar! - человек хищно прищурился и больно ухватив Эдварда за руку, приставил изогнутый, тускло поблескивающий серовато-черной поверхностью, серповидный нож к его горлу, а потом резко развернул его и вошел вместе с ним внутрь дома. В след за ними в дом начали заходить еще люди в темно-серых плащах.
   - Кто там сынок? - отец, как всегда, проводил это время дня за работой у себя в кабинете.
   - Nash karaddar... - на ухо Эдварду процедил сквозь зубы незнакомец и придавил нож к его горлу чуть сильнее, так что с шеи покатилась тоненькая капелька крови.
   Во рту Эда пересохло, он хотел закричать изо всех сих, чтобы предупредить отца о враждебно настроенных незнакомцах ворвавшихся в их дом, но дикий, первобытный страх, страх за свою жизнь, сковывая голос, руки и ноги, превратил его в безвольную куклу, которую сейчас просто тащили по коридору вглубь дома.
   Встреча с отцом произошла в дверях его кабинета, почувствовав что-то неладное, он вышел наружу.
   - Эд?!...- увидеть сына с приставленным ножом к горлу в компании недружелюбно настроенных людей, не смогло бы оставить ни одного отца равнодушным, но он тут же взял себя в руки: - Кто вы? Что вам нужно?
   Двое мужчин медленно подошли на расстояние вытянутой руки, похоже они чувствовали нечто, что не давало им сходу наброситься на стоящего перед ними человека. С улицы раздался вопль, что-то загрохотало и отец Эда на долю секунды ослабил свою бдительность, бросив мимолетный взгляд за окно, в сторону разносившихся криков и шума. Этого времени вполне хватило нападавшим, один из них точно ударил с размаха рукой ему в голову, а второй навалившись всей своей массой, сбил противника на пол.
   - Пааапааа!!! - закричал Эдвард, невзирая на приставленный к горлу нож, но было уже поздно, незнакомцы просто забивали пинками съежившегося и пытающегося прикрыть жизненно важные части тела человека.
   После этого Эда кто-то сильно дернул и ударил головой об стену, взгляд помутился, тело охватила предательская слабость, а его отца уже куда-то волокли чужеземцы, периодически переговариваясь на своем шипящем языке. До его ушей также доносились крики и вопли людей с улицы, он попытался приподняться и выглянул в окно, половина домов на их улице пылала огнем, люди бегали в суматохе, пытаясь спастись от неведомо откуда появившихся вестников смерти в темно-серых плащах, которые убивали всех оказывающих сопротивление. А тех, кто сдавался, волокли в неизвестном направлении.
   Созерцание этой ужасающей картины длилось не долго, сильный пинок в бок заставил Эда плашмя распластаться на полу, в голове снова заломило и картина окружающего мира поплыла перед глазами расплывчатыми фигурами, он почувствовал, как сильные руки подхватили его и поволокли из дома на улицу.
   Оказавшись на свежем воздухе Эдварду стало легче, боль в голове немного утихла, а ноющий от сильного пинка бок не шел ни в какое сравнение с шеей, где его держала, как маленького щенка за загривок, грубая рука, вцепившаяся железной хваткой. Он попытался оглядеться в поисках отца, но подвижность головы была сильно ограничена и самое большее, что он увидел, были еще несколько бедолаг подобных ему, которых тащили к реке.
   Крики отчаяния и мольбы о пощаде местных жителей перемешивались с руганью и смешками налетчиков, превратившись просто в большой гул, периодически из домов и переулков доносился звон скрещивающихся клинков, топоров и иного оружия. Городская стража и все кто мог держать оружие, а самое главное успел схватить его, сейчас защищали свою жизнь и тех, кто был рядом, но не мог за себя постоять. Однако чужаков в темно-сером было слишком много.
   Горожане, в своем подавляющем большинстве, оказались совершенно не готовы к подобному рейду, ни кто даже не мог помыслить о том, что на их город, который располагался не на границе, но в то же самое время и не являлся близок к столице, где войн отродясь не знали со времен основания Империи или даже больше, будет совершено столь дерзкое и хорошо организованное нападение. Конечно, о разбойниках, промышляющих на дорогах многие знали не понаслышке, но даже лихой седобородый старина Ганс - гроза всех купцов и путешественников и головная боль уже не одного Мастера Охранителей, который, заняв свой пост, считал, что уж как ни крути, а он то сможет, в отличие от своих предшественников, прищучить этого бандита ставшего уже почти живой легендой - вместе со своей бандой никогда не нападали на поселения, сколь крупными или мелкими они ни были, и даже в том случае если они располагались в такой глуши, что вырежи все поселение целиком, весть до соседей о случившемся дошла бы не раньше одной, а то и двух лун.
   С берега реки глазам Эда предстали корабли, на палубах которых стояли большие клетки. Многие из них были уже забиты людьми настолько плотно, что внешне клетка напоминала куб с торчащими во все стороны шевелящимися руками и ногами, Эдвард поморщился, создавалось впечатление, что вся эта стонущая и ноющая аморфная масса людей представляет собой единый организм, и зрелище это было не из приятных. Часть клетей, в которых сгоняли людей, еще располагалась на берегу, остальные же цеплялись странными подъемниками и, под вопли находящихся внутри людей, перемещались в трюмы или на палубы кораблей.
   "Работорговцы!" - внезапно возникла мысль, за свою жизнь он слышал несколько раз рассказы о работорговцах, что где-то в далеких странах есть невольничьи рынки, где каждый желающий может приобрести себе человека, как какую-нибудь вещь, например пару сапог или домашний скот. Что существуют люди, которые занимаются ловлей свободных людей и обращением их в рабов, что, убив раба принадлежащего другому человеку, можно просто возместить ему стоимость и не понести никакого наказания. Но все это казалось настолько чуждым, далеким и невероятным, что воспринималось на уровне вымыслов, хотя последнее время, слушая рассказы отца, Эд понял, что зачастую все, что он считал до сего времени вымыслом - оказывается правдой.
   - Ishmaal`, ishmaal`... - со стороны города запыхавшись, бежал один из нападавших.
   Человек, который тащил Эдварда, остановился и развернулся, со стороны реки город выглядел, наиболее нетронутым, что в принципе неудивительно, сопротивление началось уже достаточно поздно. Эд заметил, что все кто шел к клеткам и тащил людей, а также те, кто там уже стояли, обернулись и ждали вестника. Бегущий остановился на расстоянии, с которого ему не пришлось бы кричать, чтобы его услышали и, не успев перевести дыхание, начал что-то быстро и возбужденно рассказывать.
   Человек державший Эдварда сзади за шею, начал сильно сжимать руку, по-видимому, то, что говорил вестник, сильно не понравилось и остальным, их лица приобрели суровый оттенок, а глаза налились ненавистью. Боль в шее стала невыносимой, Эд не сдержался и закричал, это вывело иноземца из раздумий полных ненависти, он чуть ослабил хватку, но этого хватило мальчишке, который чувствовал в себе уже достаточно сил и энергии, чтобы начать брыкаться и сопротивляться тому, дабы не быть помещенным в эти вонючие клетки. Он извернулся и со всей силы, на которую был способен, и, как учил его отец, ударил коленом в пах своему обидчику, тот взревел и на мгновение еще больше ослабил руку, Эд дернулся и, вырвавшись из железной хватки, пустился наутек в сторону ближайших кустов.
   Сзади послышались крики и ругань работорговцев, не долго думая Эд свернул и побежал вглубь города. Топот ног нескольких человек преследовавших его постепенно сливался с общим шумом и гулом царящем в городе, но Эду казалось, что он становился все тише и тише. Страх гнал его вперед, тот самый страх, что парализовал его полчаса назад, теперь давал ему крылья. Несколько раз налетчики, мимо которых он пробегал, бросались ему на перехват, но Эдвард демонстрировал просто чудеса акробатики и ловкости, уклоняясь от летящих в него камней, ножей, сетей, гарпунов, а также, периодически пытавшихся его схватить, цепких рук.
   Если бы он мог сейчас посмотреть со стороны на несущегося по улицам города и виляющего между переулков, огородов, канав, а также прыгающего с крыши на крышу молодого человека, визуально оставляющим за собой небольшой шлейф, то ни за что бы не признал в этом ловком и юрком парнишке самого себя. Но удивляться тому, как ему все это удается, было некогда, Эдвард просто бежал, у него не было конечной цели, он не думал о маршруте, он просто бежал, повинуясь каким-то странным инстинктам и своему наитию. Он чувствовал, что должен повернуть именно в этот переулок, а не в какой-то другой, чувствовал, что должен забраться на крышу именно этого дома и бежать дальше именно в том направлении, он знал, что и как нужно было сделать, чтобы не попасть в лапы работорговцев.
   Спрыгнув с крыши и упав в стог сена, Эдвард перекатился через плечо и вскочил на ноги. На минуту он замер прислушиваясь к собственным ощущениям, ведь только сейчас, значительно оторвавшись от погони и очутившись в достаточно тихом дворике, к нему пришло понимание, что у него появились новые чувства и способности, доселе неизведанные и незнакомые. В это мгновение Эд пытался понять стоит их бояться или наоборот безоговорочно верить и, придя к выводу, что они неоднократно за последние несколько минут спасли ему жизнь, бросился в проем ближайшего переулка между двух полыхающих домов.
   Чуть не добежав до выхода из переулка на городскую улицу, он остановился повинуясь своему шестому чувству, и сделал это не зря, поскольку прямо в проем ввалился на дрожащих ногах один из налетчиков. Эдвард затаил дыхание, глядя на смертельно раненого человека. Иноземец прижимал к груди правую руку, левая же просто безжизненно болталась сбоку, по его лицу пробежала гримаса боли и он, сильно стиснув зубы, прислонился к стене, а затем, закатив глаза, начал медленно сползать вниз, оставляя за собой большой кровавый след.
   С улицы из-за угла донесся звон скрещенных клинков, Эд подкрался к умирающему налетчику, тихо вытащил нож из его сапога и осторожно выглянул наружу. На улице кипела явно неравная драка, пятеро иноземцев - рейдеров нападали на одного человека, однако присмотревшись повнимательней можно было сказать, что защищавшегося воина ничуть не смущал численный перевес его противников. Он играючи парировал и уклонялся от их выпадов и наносил свои быстрые и точные удары. Спустя полминуты количество противников уменьшилось больше чем на половину, а потом когда противник остался один, мечник ловко обезоружил его. Рейдер упал на спину и начал медленно отползать назад, что-то жалобно блея на своем языке. "Какой же он жалкий! ...только и умеют нападать на мирных жителей..." мелькнуло в голове Эда, но погружаться в глубокие размышления у него не было времени. Из дверного проема соседнего дома один из налетчиков, вскинув арбалет, целился в спину воину, только что порубившему с десяток его товарищей и готовому вот-вот прикончить последнего оставшегося в живых. Эдвард, глубоко вдохнув настолько крепко стиснул рукоять ножа, что его ногти практически полностью побелели, а затем резко выскочил из переулка и со всей скоростью на которую был способен побежал через улицу, прямиком к стрелку.
   Налетчик, не ожидавший внезапного появления молодого паренька несущегося на него, отвлекся, повернулся и выстрелил навскидку, звонко хлопнула тетива, и спущенный арбалетный болт скользнул вдоль плеча. Жгучая боль заставила Эда закричать, юношу развернуло, но он смог сохранить равновесие и не остановился, а через пару мгновений все было кончено. Глаза налетчика округлились от удивления, опустились вниз, глядя на торчащий из груди нож, левая рука рефлекторно потянулась к нему, а потом он, сделав неуверенный шаг в сторону, рухнул на землю.
   Эд стоял в некоем оцепенении словно статуя, в своих детских мечтах он конечно представлял как рубит мечом головы разным чудищам и злодеям, но действительность и ощущения того насколько легко нож входит в человеческое тело сильно отличались от фантазий, на несколько мгновений он потерял счет времени и ему показалось, будто прошла целая вечность, прежде чем его окликнул человек, голос которого он никогда не забудет.
   - Парень! Эй, парень! С тобой все в порядке? - рядом с ним появился воин, на нем были запятнанные кровью коричневые штаны и темно-синяя куртка со странными нашитыми символами на рукавах и плече, из-под расстегнутого воротника тускло поблескивали мелкие кольца кольчужной рубашки, а в правой руке светился неестественно холодным цветом серебряный меч. - Ты ранен? - Незнакомец присел рядом на корточки, и заглянул ему в глаза. Таких глаз Эд еще никогда не видел: холодные, жесткие, с отливающей нечеловеческим серебряным цветом радужной оболочкой и добрые, полные сострадания и дарующие надежду одновременно.
   Какое-то время они, молча, смотрели друг на друга, потом незнакомец продолжил:
   - А ты храбрый малый, зажми рану, и пойдем со мной, надо ее обработать и перевязать, пока ты не потерял много крови...
  
   Эдвард уныло брел за своим новым другом, на его сердце лежал тяжелый ком, дыхание давалось с трудом, как будто грудь стягивал тугой корсет, а на глаза непроизвольно наворачивались слезы. Он обернулся и в очередной раз посмотрел на пепелище, в которое превратилось его родное поселение, где еще вчера он беззаботно бегал и играл со своими друзьями и отцом, а теперь в один миг все кончилось, нет ни друзей, ни отца. Где они сейчас? В душной клетке посреди груды таких же несчастных как они, едут навстречу своей судьбе - быть заклейменными и проданными в рабство, или же их, еще теплые трупы бездыханно лежат с выражением ужаса на лице, закланные подобно скоту? Ответа на эти вопросы у Эда не было.
   Более того, если бы не воин, которому он спас жизнь, повинуясь какому-то странному чутью, бросившись на налетчика целившегося тому в спину из арбалета, то неизвестно где бы он сам сейчас был. Возможно, он разделил участь пойманных и сидел бы сейчас в одной из тех битком набитых вонючих клетей, пытаясь просунуть лицо наружу, чтобы глотнуть немного свежего воздуха, а может, его тело, истекающее кровью валялось бы сейчас в грязи одной из сточных канав, или его останки догорали в одном из полыхающих домов? В любом случае его участь была бы незавидной, а сейчас он жив, немного ноет рана в плече, но это, со слов его попутчика - царапина, которая заживет.
   Нельзя сказать, что Эдварду нравился его новый друг, ибо было в нем, кроме притягательной улыбки и доброжелательного отношения к нему, нечто отталкивающее, но что именно разобрать он пока не мог.
   Путь, который они проделали для Эда прошел как один миг, все дни пролетали как будто в каком-то тумане. Разговоры ни о чем, механически повторяемые фразы с вопросами о самочувствии, пожеланиях доброго утра, спокойной ночи и приятного аппетита в памяти Эдварда постоянно был образ отца, отца которого он потерял и возможно уже никогда не увидит. Тянулись один за другим постоялые дворы, поселения, дороги, поля, леса и наконец, они вышли к горам.
   - Ну, вот мы и пришли, - в голосе Яна, а именно так звали человека, которому Эдвард спас жизнь, чувствовались нотки облегчения, как у человека проделавшего долгий путь из дальних земель и наконец-то оказавшегося дома.
   - Это и есть то самое место, о котором ты мне рассказывал? - поинтересовался Эд.
   - Да! На какое-то время, я надеюсь, это будет твой дом.
   - А этого может не случиться? Мы же почти пришли! Или есть, что-то, что помешает мне остаться помимо моего желания?
   - К сожалению, есть, но я уверен, что при желании ты справишься, у тебя есть все необходимые задатки. - Ян опустился на одно колено, положил руки на плечи парнишке, взглянул своими серебряными глазами в глаза Эду и продолжил: - Все, что я рассказывал тебе про это место - правда, тут ты станешь сильнее, найдешь новых друзей и в следующий раз, при возникновении ситуации на грани жизни и смерти, сможешь защитить тех, кто тебе дорог. Я знаю, что пока тебе тяжело принять все это, ты остался один и сейчас находишься в тупике. Если бы у тебя были родственники, ты, возможно, предпочел жизнь с ними, вместо странствия со мной, но я вижу в тебе силу, благодаря которой ты справишься со всеми трудностями, стоящими у тебя на пути. Пускай она еще дремлет, и только часть ее проявилась тогда, во время нападения, но вскоре ты научишься взывать к ней и будешь гордо держать голову высоко поднятой!
   Ян мягко улыбнулся, поднялся и протянул Эдварду руку:
   - Пойдем, Орден серебряной длани ждет тебя! - и они отправились вверх по извилистой горной тропе...
  
  -- Глава 1
  
   Яркая вспышка молнии на мгновение разогнала ночную тьму, окутавшую весь Северный фьорд. Приближалась гроза и четверо всадников, пришпорив своих коней, понеслись еще быстрее. Закутанные в походные плащи с наброшенными капюшонами - было трудно определить, как они могут видеть в этой кромешной тьме и тем более ехать посреди ночи, уклоняясь от норовивших полоснуть по лицу ветвей. Окружающий лес не был достаточно густым и позволял скакать в галлоп.
   Достигнув отвесного утеса, всадники остановились. Очередная вспышка молнии, на этот раз сопровождаемая раскатистым ударом грома, озарила верхушки деревьев и черный зев лежащего перед путниками входа в пещеру. Холодный влажный ветер заставил зашелестеть листву, один из коней недовольно фыркнул, ударив копытом о землю. Всадники спешились, и, вместе с ними, первые капли дождя достигли земли.
   Один из путников, развернул небольшой сверток, на его ладони лежала аккуратно вырезанная из дерева миниатюрная флейта. Поднеся ее к губам, он дунул изо всех сил и пронзительный свист, подхваченный ветром, разнесся по всему лесу. Наступила тишина, глубокая и долгая, казалось, будто сам ветер, гром и все ночные жители леса прекратили свое существование, и время остановилось. А потом последовал ответ, дикий и первобытный, полный ярости рев, усиливаемый эхом от стен пещеры.
   - Готовьтесь! - крикнул один из них, и четверо мужчин, обнажив мечи, заняли оборонительные стойки.
   Шум, исходящий от топота лап и клацанья острых когтей о пол пещеры, становился сильнее с каждым мгновением. В свете вспыхнувшей молнии лезвия мечей светились неестественно серебряным цветом, как и глаза их хозяев.
   Одновременно с гулким раскатом грома, из пещеры, совершив огромный прыжок, появился зверь. Его налитые кровью - красные, полные ярости глаза встретились с холодным и непроницаемым взглядом стоявшего впереди человека.
   Раздался звон от соприкосновения металла и огромных когтей, удар лапой был парирован, но сила его оказалась настолько велика, что мечник оказался с легкостью отброшен на добрые три десятка футов, остановившись только от удара спиной и головой о толстый ствол стоящего дерева. Зверь напоминал собой смесь огромного волка, ящера и дикобраза, на его спине топорщились большие и острые иглы, задние и передние лапы с когтями величиной с кисть человека, были покрыты чешуей, а морда напоминала разъяренного лютого саблезубого волка, которые с изобилием водились в местных краях.
   Оставшиеся трое мечников не теряли времени даром и, по-видимому, знали, что нужно делать. Они мгновенно окружили монстра, слева, справа и сзади. Одновременные выпады с двух сторон заставили его совершить небольшой прыжок назад, где его уже ждал последний из нападавшей четверки. Взмах вверх серебряного меча и большой хвост с грохотом рухнул на землю. Зверь неистово зарычал и град из игл с его спины обрушился на место где еще мгновение назад стоял человек. Переместившись с неимоверной скоростью, оставляя за собой лишь шлейф едва видимый глазу, мечник оказался справа от зверя. Удар меча, который должен был оставить существо без передней конечности, с лязгом отскочил от покрывавшей ее чешуи. Мечник уже было приготовился к ответному удару огромной лапой, но одновременные атаки товарищей его отвлекли. Зверь оказался быстр и ловок, он уклонился от фронтальной атаки одного из нападавших, одновременно попав во второго ударом лапы - когти пробили грудь насквозь, и он отбросил хрипящего от боли человека в темноту леса. Атакующий спереди подпрыгнул, но ливень превратил землю в сплошное грязное месиво и прыжок, рассчитанный на высоту, достаточную для того, чтобы сравняться с мордой зверя, вышел только на половину. Клацнули челюсти, раздался сдавленный крик и, пойманный в прыжке, он оказался перекушен острыми саблезубыми клыками напополам. Зверь, почувствовав на вкус свежую кровь, победно зарычал.
   Словно откликаясь на рев, еще сильнее хлынул ливень. Монстр повернулся к последнему из нападавших, он стоял с закрытыми глазами, широко вскинув руки вверх, перед ним на земле светился начерченный круг со странными символами внутри, в средину круга был воткнут меч, ярко сверкавший в мерцании молний. Человек медленно открыл глаза, сверкнувшие серебряным оттенком.
  -- Вот мы и остались одни...
  
   Антон проснулся в липком ледяном поту и, тяжело дыша, уставился в темнеющую бездну потолка. Сердце бешено колотилось, кровь пульсировала в висках, разгоняя остатки ночного кошмара. Он рывком сел и вытер лицо ладонями. Простынь была скомкана, одеяло лежало в метре от кровати. В окно прокрался пятнистый месяц, освещая мутным серым светом пустой белый подоконник. Антон поднялся и на ватных ногах шагнул к окну. Город спал, едва заметно моргая старыми придорожными фонарями. Вкрадчивым угрюмым шепотом шелестела желтеющая листва деревьев. Глубокие окна расположенного напротив дома молчаливо наблюдали за одинокой человеческой фигурой, нетерпеливо глотающей свежий воздух.
   Сигарета не помогла унять внутреннюю дрожь. Ему снова приснился тот сон... Он уже не мог вспомнить, когда все это началось, но каждую ночь он просыпался от жуткого ощущения смещенной реальности. Уже нельзя было сказать наверняка, кто существует на самом деле - этот адепт древнего Ордена или он сам, простой клерк, рядовая единица жизни эпохи глобализации. Антону казалось, что он сходит с ума, тихо и незаметно для окружающих, но на самом деле совершенно отчетливо и конкретно, с каждым утром все больше и больше.
   Ему всегда было страшно засыпать вновь. Он ждал рассвета, поминутно глядя на часы, стрелки которых двигались с чудовищно низкой скоростью. Сам воздух от этого долгого ожидания становился густым и вязким, время словно растекалось внутри него, убаюкивая, погружая в транс. Антону всегда очень хотелось спать, причем давно и постоянно. От хронического недосыпа под глазами появились синие круги, лицо стало худым и бледным, сердце предательски покалывало, мозг категорически отказывался концентрироваться, что не могло оставаться незамеченным со стороны начальника и коллег.
   Поначалу Антону даже было интересно. Он словно смотрел многосерийный фильм и даже гордился тем, что усилием мысли может вызывать свои сновидения, погружаясь в непредсказуемый водоворот событий, в другие времена, о которых он никогда ничего не читал и знать не мог. Все детали были настолько четкими и очевидными, что Антон поверил в свою исключительность, в то, что он затронул и подчинил себе какие-то непознанные струны своего подсознания. Но вдруг все вышло из-под контроля. Это случилось так же внезапно, как и началось. Антон пытался бороться с навязчивым бредом, он читал на ночь различные книжки, заставлял себя думать перед сном о девушках, играл до одурения в компьютерные игры, напивался крепкими спиртными напитками, надеясь увидеть перед глазами что угодно другое, но все было бесполезно. Как только засыпал, он неизменно видел события из той, другой жизни незнакомого человека. Теперь, пережив леденящую угрозу смерти и чудом вырвавшись из цепких объятий кошмара, Антон понял, больше так продолжаться не может, однажды он может просто не проснуться.
   "Нужно что-то делать... Нужно что-то делать..." - лихорадочно вертелось в голове, пока Антон принимал контрастный душ и интенсивно обтирался полотенцем, пытаясь прийти в себя. Психиатры, маги в пятом поколении, институты проблем человека, электрошок, транквилизаторы, церковь и попы - что угодно, лишь бы жить, наконец, свободно...
   По дороге, лениво подталкиваемый старым двигателем, прополз первый троллейбус. Проводив его глазами, Антон быстро сделал два глотка кофе без сахара и, застегивая на ходу запонки, выскочил в подъезд. Затем, обнаружив, что в руках чего-то не хватает, чертыхнулся и, перепрыгивая через ступеньку, вернулся за портфелем. Имитация бурной деятельности и утренний свежий ветер немного привели его в чувство. Он стоял на остановке и поминутно оглядывался в поисках живых душ, готовых разделить с ним его гнетущее одиночество. Но вокруг не было никого, только он, его душевная боль и моргающие придорожные фонари.
   Подъехавший красный автобус, казалось, приехал откуда-то из советских времен, но в качестве друга вполне сгодится и он. Антон сел на самое высокое сиденье в середине салона и прижался лбом к запотевшему заляпанному стеклу. Глаза слипались, но огромная доза выпитого утром молотого кофе делала свою работу.
   Вскоре автобус вывернул на широкую мостовую. Светало. Из-за серых промозглых осенних туч появилась первая колонна старого Города. Никто не знал, как появились эти колонны. Они просто появились... из небытия. Семь колон, венчаемых странными статуями, мертвыми и живыми одновременно. Они некогда замыкали Город в кольцо, то ли охраняя его от вторжения извне, то ли давая понять, что Город теперь их вотчина и теперь отсюда никто не уйдет. Потом Город разросся, появились многоэтажные высотки, густо застроенные микрорайоны, и величие тридцатиметровых колонн постепенно кануло в лету.
   В эпоху обильного градостроения и повсеместной индустриализации каждый второй глава Города пытался отыскать исторические заметки и записи в городских архивах о создании этих сооружений, но все было тщетно, и даже самые древние старожилы не могли вспомнить, строил ли кто-то эти колонны и, если да, то когда это было.
   Было в них что-то успокаивающее, но и потустороннее, чуждое одновременно. Недаром в любое время суток, в любую погоду они оставались теплыми, греющими тем теплом, что обычно исходит от живого и такого близкого тела. Но, не смотря на это, вездесущие городские псы никогда к ним не подходили и птицы предпочитали облетать их по широкой дуге, будто чувствовали в них чужое, инородное, не свойственное этому миру.
   Исследуя этот феномен, в Город приезжали множество ученых, инженеров и прочих светил науки. Они бурили, сверлили, пытались отколоть хотя бы кусок от колонны, но все было абсолютно бесполезно. Исследования на месте провести тоже не удалось, приборы вблизи колонн зашкаливали и отказывались работать. В итоге ученые окрестили их аномалией, а городские власти памятниками архитектуры, после чего, установив таблички с надписями о штрафах, за нанесение ущерба муниципальному имуществу благополучно о них забыли.
   Хоть и каждый житель Города чувствовал их странную ауру, но люди есть люди и вскоре места рядом с колоннами облюбовала местная молодежь. Юные, только вступающие во взрослый мир, они видели и знали гораздо больше, чем все остальные. Они чувствовали силу, нечеловеческую мощь, шедшую от статуй, и ни для кого из них не были секретом истинные имена статуй: Ада - самая младшая, но первая среди равных; Анти - мастер меча, рыцарь; Свет - мастер кнута, ловкость и изящество; Лека - мастер ножей, сталь во плоти; Рем - судья, справедливость во имя мира; Химера - демон крылатый. И лишь имя последней статуе никак не могло придумать уже, наверное, двухсотое поколение молодых ребят, постоянно организующих вечерние тусовки у их подножия.
   Раскинувшие руки над Городом в добрых трех десятках метров над землей эти порождения иного мира в предрассветных сумерках и в сгущающейся темноте вечера приобретали особый оттенок, как будто сами стихии были им подвластны, и каждый из них может управлять ими по своему усмотрению. А властью, данной им богами, они распространяли мир и спокойствие над Городом, как будто стремясь уберечь его от беды.
   Антон и сам не заметил, как воспоминания из не столь отдаленного детства, когда он вместе с одноклассниками рисовал граффити у подножия колонн, нахлынули на него. Увлекаемый переливающимися оттенками одной из статуй в, пробивающихся сквозь серые облака, лучах восходящего солнца, он вдруг осознал поразительное сходство зверя из ночного кошмара со статуей на вершине колонны, с одной лишь разницей, у статуи были крылья.
   -Химера... - беззвучно прошептали его губы, и веки, словно налитые свинцом, предательски сомкнулись.
  
  
   Ночной ливень превратил землю в сплошное грязное месиво. По колено в грязи, шатаясь из стороны в сторону, держа за левую руку, перекинутую через свою шею, а другой, придерживая за бок бессознательное тело, Эдвард шел по ночному лесу, волоча на себе одного из своих товарищей.
   -Ммм... - раздался слабый стон.
   -Ты очнулся?! Как ты? Идти сможешь?
   -Эд... а эт-то т-ты? Ч-что произошло? - мечник опустил своего друга на землю рядом с деревом. Было видно, что слова давались ему с большим трудом.
   -Ты отключился, ударился головой. Рганк атаковал тебя первым, после того как ты сыграл на флейте.
   -В-вы уб-били его?
   Эдвард, прикрыв глаза, отрицательно покачал головой.
   -К-как? А г-где остальные?
   -Мертвы. Я остался с ним один на один, использовал круг Анти... - голос Эдварда не выражал эмоций, но в этом месте он как будто запнулся, - но, времени было мало, и лишь десятая часть его разрушительной силы была высвобождена...
   -К-круг Ан-нти? - глаза с серебряными зрачками округлились.
   - Вот дерьмо! Этот проклятый монстр совершенно не такой как в книжках! Мы все делали правильно, как нас учили, но дьявол побери, его ничего из этого не берет!
   -Ч-что ты собираешься делать? - в голосе собеседника проскользнула нотка отчаяния.
   -Возвращаться в анклав! - стиснув зубы прошипел Эд - у нас нет другого выбора, я потерял меч, а у тебя, судя по внешнему виду, сломано несколько ребер, ключица и пробита голова, боюсь что, возможно, задето легкое... в таком состоянии мы сейчас не способны сражаться...
   Приступ отчаянного смеха сменился тяжелым кашлем. Раненый друг Эдварда поднял руку ото рта к глазам, вся ладонь была залита кровью, в глазах все двоилось.
   - Если мы сейчас вернемся, не убив эту тварь, ты знаешь, что это означает?
   - Да... провал нашего последнего испытания, но возможно нам удастся объяснить, что тут что-то не так, один парень сдавший испытание три года назад рассказывал мне об их битве с рганком, это совершенно не то, что сейчас происходит...
   Разговор спутников прервал донесшийся откуда-то сверху рев, и огромная туша зверя с грохотом приземлилась рядом.
   Эдвард быстрым движением бросил плащ на своего друга, пытаясь укрыть его от опасности, и бросился к противоположной стороне поляны, выхватив меч своего товарища. Его губы прошептали ругательство на другом языке, которому когда-то давно научил его отец.
   Он прижался спиной к мощному ветвистому дубу. Огромное отвратительное чудовище, обнажив желтые клыки, медленно двигалось на него, острые иглы на спине издавали леденящий металлический скрежет. Два яростных взгляда скрестились, освещая лес искрами лютой ненависти...
  
  
   - Эй, молодой человек! Молодой человек! - Антон проснулся оттого, что его кто-то тормошил за плечо. - Молодой человек, долго вы еще планируете тут спать? Шли бы домой уже, ведь это конечная, после нее я в депо.
   Антон абсолютно ничего непонимающим взглядом тупо уставился на немолодого мужчину стоящего рядом. Тот усмехнулся:
   - Понимаю, устал наверно после тяжелого рабочего дня? Ну, всякое бывает, но я схожу с маршрута, а Вы последний пассажир моего автобуса.
   Антон подскочил на сиденье автобуса как ужаленный, растерянно завертел головой по сторонам, было уже темно и ночь вступила в свои полноправные владения.
   - Сколько время? - вырвалось у него.
   - Половина двенадцатого.
   "Нет...! Черт! Как такое могло произойти?" - паника быстро зарождалась в голове Антона. Он вскочил, рефлекторно тряхнул рукой и ошеломленно замер. Портфель! Его не было.
   -Вы не видели?.. у меня был портфель! Коричневый такой, кожаный... небольших размеров.
   - Нет, парень, когда я зашел в салон, портфеля при тебе не было.- Водитель автобуса отрицательно покачал головой.
   Антона начало судорожно трясти, мало того, что он проспал целый день в автобусе и не появился на работе, так еще и портфель украли, а там сотовый, деньги, документы, проект к которому он готовился без малого две недели и который должен был быть вынесен на комитет сегодня после обеда. Он еще раз обернулся по сторонам, заглянул под сиденье, портфеля не было. Водитель автобуса тяжело вздохнул, намекая, что все-таки было бы неплохо, если засидевшийся пассажир покинет салон и даст ему спокойно отправиться в депо. Антон выругался про себя, проклиная все на свете, а особенно свои сны, вышел из автобуса и, понуро опустив голову, побрел по улицам ночного города.
   "Может пойти в милицию?" - мелькнула в голове мысль, - "...хотя сейчас ничего не докажешь..." - ведь он даже не мог сказать в какое время дня это произошло. Антон пошарил по карманам пиджака и брюк, выудил мелочь и пару смятых купюр. Поморщился, смял их в кулаке и небрежно засунул обратно в карман. Да, ни один таксист не возьмется за эти деньги перевести его даже через дорогу, не говоря о том, что ему ехать в другой конец города. Дома деньги Антон не держал, доверяя более надежным и прогрессивным пластиковым картам и сейчас, клял себя за такую недальновидность. Одна кража и он фактически остался без средств к существованию, нет, конечно, завтра, как только доберется до банка, он напишет заявление на перевыпуск карты, да и сможет просто снять деньги со счета, но сейчас ситуация была явно не в его пользу.
   "Ну почему так? Почему я? Почему ИМЕННО сегодня?" - вертелись вопросы у него в голове. Он представлял себе картины, как будет завтра оправдываться перед начальством за свой прогул и какая будет реакция, если он расскажет правду, да и проект... два месяца работы псу под хвост. Как он мог! Ведь сегодня должна была быть чуть ли не одна из самых важных встреч в его жизни, которая могла серьезно сказаться на карьере.
   Гудок приближающегося автомобиля вывел его из транса мрачного потока мыслей прямо посредине дороги. Антон на мгновение замер, яркий свет слепящих ксеноновых фар ударил по глазам. Совсем рядом раздались звуки экстренного торможения, гулкий удар и он кубарем перекатился по капоту, ударился спиной в лобовое стекло, и отлетел в сторону на несколько метров.
   -Эй, кретин! Куда прешь? Слепой что ли? Гад! Из-за тебя бампер и лобовое теперь менять! - парень, выскочивший из Ягуара был готов, чуть ли не ринуться в драку.
   -Милый, а тебе не кажется, что мы все-таки человека сбили? - последовал высокий женский голос из машины, - может ему скорую вызвать?
   - Черт! Ты издеваешься? Да этому нарку уже никакая скорая не поможет! Шляются тут ночью по дорогам. А если будет скорая, будут и менты, а я не хочу чтобы у меня из-за этого убогого права отобрали или, еще хуже, посадили. Так что надо быстро сваливать, пока свидетелей нет! - он сел обратно в автомобиль и вдавил педаль газа в пол.
   Антон приподнялся на правом локте, в нос бил едкий запах паленой резины, все тело жутко ломило, он попытался отползти с дороги в сторону, но сильная боль в спине не дала ему этого сделать, в глазах двоилось. На мгновение все мысли об украденном портфеле, карьере и оправданиях перед начальником показались ему настолько пустяковыми, что он хотел было рассмеяться, но не успел, сознание плавно начало проваливаться в некий туннель, удаляясь от света уличных фонарей на выходе из него.
   Антон очень удивился, увидев словно откуда-то сверху кабинет своего начальника. Предметы немного покачивались, то растворяясь в белой пелене, то снова возникая все отчетливее. Звуки доносились, сильно искажаясь, будто звуча из уставшей колонки старого катушечного магнитофона.
   Его начальник сидел за своим рабочим столом в безупречно наглаженной белоснежной рубашке и протирал очки носовым платком, при этом нервно повторяя:
   - Вы бездельница! Бездельница! Просто бездельница! Мне надоело десять раз говорить вам одно и то же! Я очень пожалел, что взял вас на работу, вы тянете на дно весь коллектив. Не справляетесь - пишите заявление на увольнение!
   Его маленькие слезящиеся глазки злобно щурились, а объект его нападок, хрупкая девчонка, коллега Антона по работе, сидела напротив, закрыв лицо худенькими ручками, обтянутыми прозрачной молочной кожей с голубоватыми прожилками, и жалобно всхлипывала. При каждом всхлипе огромные тяжелые папки с документами норовили съехать с ее подрагивающих коленок.
   - И не надо слез. С меня хватит! Я сам вас уволю! По статье! Я управу найду, да так, что ни одна организация вас на работу не возьмет, - ощущая свою власть, начальник довольно ухмылялся.
   Антона так разозлила эта картина, что он схватил с сейфа горшок с кактусом и швырнул начальнику прямо в лицо! Вдруг картинка свернулась воронкой, как в причудливом калейдоскопе, воткнулась в кипящее сознание, и Антон увидел другой сюжет...
   На него пристально смотрело чужое лицо: загорелое и обветренное, мужественное и суровое. Это был не тот образ, который Антон привык видеть каждое утро в зеркале, но все же почему-то было абсолютно отчетливое ощущение, что этот мужчина - он сам, Антон, только иной, незнакомый, таинственный. Вдруг кожа на одной щеке этого прекрасного лица лопнула и из царапины тонкой струйкой побежала кровь... Через секунду так же треснула правая бровь, затем подбородок, затем висок, и скоро все лицо было залито кровью. Страшное волнительное зрелище. И опять в воспаленном мозгу стремительно завертелась воронка и появилось другое видение...
   На огромном валуне сидит старик. Седой, сгорбленный, замотанный в серое изношенное тряпье. Вокруг только горы, безжизненные и мрачные, мертвые и холодные, лишь свист лютого ветра говорит о том, что здесь есть жизнь. Старик опустил голову на грудь, перебирая пальцами пожелтевшие иссохшиеся листы бумаги и беззвучно шевеля губами. Антон был уверен, что тот говорит что-то важное, иначе не могло быть. Бесшумно он приблизился, наклонился ближе к посиневшим от холода губам старика. Вдруг тот схватил его за шею, притянул к себе и зашептал в ухо:
   - Вас двое... только двое сможете... двое..., - и опять сознание провалилось в воронку...
   Все пропало, осталась только темнота. Антон удивительно спокойно подумал: "Я умер".
  
   Яркие лучи оранжевого восхода озарили чистое небо Северного фьорда. Свидетельством того, что ночью шел яростный ливень являлись лишь огромные лужи и полосы грязного месива, в которое превратились местные дороги.
   Караульный сладко зевнул и неспешно потянулся. Наконец-то эта ужасная ночь закончилась. Это ж надо, такая гроза и в его смену! Вот не свезло, промерз ведь до самых костей! Все мысли караульного вертелись вокруг сменщика, который вот-вот уже должен появиться и принять пост, как вдруг на дороге, ведущей к воротам, появилась одинокая фигура путника. Старый вояка, ныне несущий службу в этом Богами забытом форте, участвовавший в двух небольших войнах и считавший, что он видел все, что только можно, чуть не свалился со стула и, вовремя успевший схватиться рукой за ограждение сторожевой башни, замер с приподнятой от удивления бровью. Идущий по дороге был закутан в походный плащ с натянутым на голову капюшоном, его лицо закрывал высоко поднятый шарф, скрывая все кроме глаз, но самое главное, что привлекло внимание караульного, был огромный двуручный меч, висевший за спиной путника. В том, что в свертке за спиной у приближающегося по дороге был именно двуручник, старый вояка не сомневался ни секунды, за свою долгую жизнь он видел тысячи, сотни тысяч экземпляров различного оружия и мог сказать, что за оружие находится перед ним, лишь бросив беглый взгляд на его гарду. Однако такого меча он еще ни разу не видел, по крайней мере, чтобы его носил такой обладатель, ведь ширина меча немногим уступала ширине спины путника, а полная длина превышала его рост на добрый пяток дюймов. "Вот бедолага, и зачем же он его тащит? Ведь таким мечем, он даже и взмахнуть то не сможет!!!", - караульный вышел из своего двухминутного оцепенения и принялся ждать пока путник подойдет к воротам.
   - Эй, там! Стой! Кто идет? - караульный окрикнул приблизившегося на достаточное расстояние путника деловитым басом.
   - Я обнаружил в паре лиг отсюда три трупа, при себе у них были вот такие значки, - незнакомец легким движением выудил жетон из полы рукава, и бросил его стражнику: - Узнаешь? Ваши люди?
   - Никак нет! Это служители, из Ордена...
   - Из Ордена?
   - Да, Орден Серебряной длани, кажется так они себя именуют. Говорят их оплот где-то неподалеку в горах, точно не знаю, в горы никто не ходит, указ Императора налагает строгий запрет на посещение гор.
   - Император запрещает своим подданным отправляться в горы?
   - Ну парень, ты как будто вчера родился! - усмехнулся стражник: - После войны с гномами - это одна из ключевых договоренностей пакта о ненападении!
   - А Орден значит, живет в горах и их этот пакт не касается?
   - Сынок, у Ордена свои, одни Богам ведомые, договоренности, они же не принимают власть Совета, а еще говорят с нелюдями знаются, так что лучше нам с ними дел не иметь.
   - Значит та тварь на опушке тоже их рук дело??
   - Ты видел тварь???
   - Конечно, у меня создалось впечатление, что именно она убила этих троих.
   - И-и... и ты остался ЖИВ??? - удивление стражника было столько велико, что он забыл об одном из главных правил устава, которое гласило, что "...стражник должен быть всегда невозмутим и спокоен на вид, даже если он испытывает клокочущее чувство ненависти, гнева или страха, дабы видом своим внушать уверенность и спокойствие в умы простолюдинов и горожан...": - у них же отличное чутье, и нюх лучше любого зверя, спрятаться невозможно!!!
   - Ну, так я и не прятался.
   - К-как??? - казалось, что удивиться больше чем выказывал караульный уже невозможно, однако округлившиеся глаза доказывали обратное.
   - Я зарубил ее. Ее труп там же, недалеко от тех ребят... из Ордена.
   - Ты в одиночку справился с темным зверем? Невероятно! Парень, да ты... ты просто герой, ты совершил невозможное!!! Ходят слухи, что такая тварь может убить до трех десятков солдат и даже больше. А ты один... - караульный чуть не захлебывающийся от восторга не заметил, как подошел его сменщик.
   - Хей! Пост сдал, пост принял! Я смотрю, ты тут не скучаешь на посту как обычно?! - появившийся рядом молодой солдат с хитрым лисьим выражением лица, хлопнул по плечу караульного и натянуто улыбнулся обоим собеседникам.
   Старый вояка поспешно выпрямился и натянул на лицо маску невозмутимости, но искушенный взгляд мог бы с легкостью прочитать тень досады и неудовлетворения, и еще бы, его ведь прервали в самый интересный момент.
   - Что ж служивые, вынужден покинуть ваше общество, мне еще предстоит неблизкий путь, - незнакомец склонил голову в учтивом поклоне и, повернувшись, направился в сторону возвышающихся заснеженных пиков.
   - Парень! Ты что надумал в горы соваться? Эй! Парень, не делай этого, ты там погибнешь, там гномы, твари, это безумие! - ответом караульному было молчание и удаляющаяся спина незнакомца, - Ну хотя бы скажи мне свое имя, чтобы я поднял кубок в честь славного воина?!
   Путник на мгновение остановился, развернулся вполоборота и произнес:
   - Джек... Джек Семь лезвий.
   - Эй, смотри он же в горы идет! Кажется, мы должны его остановить! - молодой солдат был уже готов дернуть канат тревожного колокола, как его руку перехватил караульный.
   - Не стоит! Он в одиночку завалил темного.
   - Ты шутишь! Он наверно тебе соврал?
   - Увы, боюсь что нет, - и старый вояка разжал ладонь, на которой красовался новенький, но уже испачканный кровью серебряный томг.
  
   Слабый стон вырвался из груди, и пальцы левой руки судорожно дернулись, раскинув в стороны небольшие кусочки земли, после проливного дождя превратившихся в грязь. Эдвард приоткрыл глаза, яркий луч солнца с трудом пробивался сквозь густую листву, но, тем не менее, свет противно резал глаза. Эд зажмурился, все тело ломило, руки, ноги и спина ныли глухой болью, попытка подняться на ноги не привела ни к чему хорошему, и он снова плюхнулся на землю. "Сколько прошло времени? Где я? Что я тут делаю?" внезапно мелькнули мысли и, тут же в его гудевшей и раскалывающейся от боли голове плавно обрели ясные очертания события прошедшей ночи.
   Он прекрасно помнил, как бросился на темного, собираясь дорого продать свою жизнь, а также попытаться сохранить жизнь своего друга и отвлечь от него внимание твари, однако его раненный соратник похоже думал абсолютно аналогично и среагировал на долю секунды раньше его самого. Где то сбоку на периферии зрения мелькнула яркая вспышка света, зверь повернул морду и злобно ощетинился огромными иглами, торчащими из спины и скорее напоминающих полноценные копья. Эд еле успел парировать резкий выброс этих пилумов, но не успел отразить один. Копье вонзилось ему в бок и отбросило назад сквозь ветки лесных деревьев, а потом последовал удар о ствол дерева, боль на мгновение перекатилась от затылка до висков, и он провалился в забытье.
   Когда, наконец, Эдвард нашел в себе силы подняться и, превозмогая боль, вылез из кустов на поляну, его глазам предстало невероятное зрелище. Нет, растерзанный труп своего друга он предполагал что увидит, однако в нескольких футах от его тела находилась тварь, вернее то, что от нее осталось. Куски зверя хаотично валялись отрубленные каким-то невероятно чудовищным оружием.
   Эд просто с трудом представлял себе такое оружие, конечно двуручный топор "бабочка" мог бы отрубить лапу этой твари после третьего попадания в одно и то же место, но, судя по тому, что он тут видел, все конечности, торс, чешуя, огромные иглы-копья были перерублены именно одним ударом огромной силы.
   Еще все эти удары были нанесены очень быстро и точно, что уже наводило на совершенно невероятную мысль, ибо махать двуручным топором с такой скоростью было однозначно невозможно. А также тот, кто это сделал, должен был знать уязвимые места этого темного зверя! Неужели кто-то, из Ордена нарушив кодекс, пришел помочь последователям с их финальным испытанием? Или может быть, кто-то просто проходил мимо?... в такую-то ночь?!
   Это было безумной мыслью, хотя... Эдвард бросил беглый взгляд на перерубленную лобную кость твари и понял, что кто бы ни был тот, кто зарубил темного зверя, он явно не принадлежал Ордену, иначе он бы ни за что не стал атаковать тварь в ее самое сильно защищенное место, о котором по идее должен знать каждый последователь, не говоря уже о полноправных членах Ордена. А так было видно, что нападавший руководствовался базовыми принципами атаки в жизненно важные органы, и ему было все равно насколько там более толстая кость или усиленный слой чешуи.
   Эд настолько сильно углубился в свои мысли и увлекся прокручиванием в голове произошедших событий, что не сразу заметил, как на окраине поляны появился отряд из трех десятков солдат.
   - Разрази меня гром и молния, если это не саблезубый рганк!!! - сходу выпалил один из солдат, появившихся на окраине поляны, пока остальные еще до конца не осознавшие что же тут произошло, смотрели на отрубленные куски твари.
   - Темный! Химера! Саблезубый рганк!- возбужденный гул пронесся среди солдат.
   Эдвард перевел свой взгляд на невесть откуда появившихся, и удивленно смотрящих на него и куски темного зверя, людей. В глазах начало двоиться, слабость навалилось на тело, коленки задрожали и Эд, сделав неуверенный шаг в сторону новоприбывших, рухнул на землю теряя сознание.
   - ... сломаны четыре ребра, и он потерял столько крови, что обычный человек на его месте уже бы давно умер еще от внутреннего кровотечения... - монотонный гул плавно перерастал в связанные слова, сознание Эдварда возвращалось обратно, - ...повезло, хотя, я бы так не сказал, сейчас от его ран остались лишь небольшие шрамы, а при том уровне заживления, думаю, что через неделю не останется даже и их.
   Голос говорящего был нарочито поучителен и, возможно, немного высокомерен. На мгновение Эду показалось, что в нем даже промелькнули нотки зависти и брезгливости, но ход его мыслей был прерван голосом второго собеседника:
   - Значит, уважаемый мэтр, вы считаете, что у нас нет поводов для беспокойства за его здоровье? - тот к кому были обращены эти слова хотел вставить свое веское слово и в поучительном жесте уже вскинул вверх указательный палец правой руки, но собеседник, выдержав паузу достаточную для этого жеста, но недостаточную, чтобы дать открыть ему рот, продолжил, обращаясь к третьему человеку, находящимся в этом помещении - Отлично! В таком случае, у меня осталась только одна проблема - выяснить, отчего после более чем сорока лет спокойствия, темные твари появились у наших границ, да еще и так далеко от Запретных земель. А когда он очнется и сможет идти, дайте ему провианта и отпустите на все четыре стороны, мне не нужны лишние проблемы с Орденом, так что запомните никаких расспросов и допросов! Вам все ясно?
   - Да милорд! - громко отрапортовал третий человек, находящийся в комнате, отчего в голове Эда снова загудело и сознание, в очередной раз, отключилось.
  
   Антон открыл глаза и увидел развевающийся на ветру кружевной лоскут. "Наверное, это ангелы несут меня вверх, а их одежды застят мне глаза", - пришла в голову мысль, и от нее стало так хорошо на душе. "Рай есть, оказывается, в нем светло и очень тепло, пахнет клубничным вареньем и свежим ветром. Черт, ой, то есть блин, в ушах-то как звенит, если это небесная мелодия, то...". Антон слегка повернул голову и увидел, что лоскут - всего лишь оконный тюль. А за окном всего лишь тополь, каких миллионы в их городе. А на тополе вертит головой серо-коричневый потрепанный жизнью и дворовыми кошками воробей. А в черной бусинке глаза воробья отражается и окно, и тюль, и покалеченный и перебинтованный он сам. Антон удивленно моргнул: "Стоп! Как я могу видеть, что отражается в глазе воробья?!" Сделав над собой усилия, он посмотрел вверх. Вдоль неровно выкрашенного потолка протянулась тонкая трещина, фокус глаз расширился и проник в щель: внутри полз маленький, едва больше игольного ушка паучок.
   Звон в голове стал отступать. Но вместо него на Антона обрушился шквал смешанных звуков, звучащих со всего города: автомобильные гудки, переливы колоколов, бесчисленные чириканья, мяуканья, лай, человеческие голоса, скрипы, свисты! И басами во всем этом навалившемся неожиданном хаосе гулко билось его собственное сердце.
   "Что происходит? Что со мной? Ничего не помню!" - перебиваемые тысячами различных шумов, мысли растерянно прыгали, ударяясь о черепную коробку Антона. Он зажал уши руками, чтобы ничего не слышать, и стал медленно дышать, пытаясь утихомирить сердцебиение. Когда доступ звуков в его несчастную голову прекратился, мозг стал соображать быстрее. Комната, в которой он находился, была оклеена светлыми бумажными обоями в мелкую розовую полоску, повсюду были цветы в горшках, большие, достающие до потолка, и совсем крохотные, в маленьких пластиковых стаканчиках. Такого огромного количества цветов Антон не видел никогда. На стенах висели миниатюрные гобеленовые картинки в золоченых рамках. Из мебели стояли только небольшой шкаф со старинными резными дверцами и такой же комод. В общем, жилище явно принадлежало пожилой даме, но как здесь оказался Антон?
   Чуть скрипнула дверь и в комнату вошла женщина. Антон бессмысленно уставился на нее. На суровом лице незнакомки мелькнула светлая тень, и сразу стало понятно, что ей не больше тридцати лет. Она подошла к постели Антона и упала перед ней на колени, устремив взор на икону, венчавшую кованую решетку кровати. Губы зашевелились в беззвучной молитве. Антон уставился на девушку во все глаза.
   Ее можно было назвать красивой, несмотря на неправильные черты лица. Выдающиеся скулы, нос горбинкой, но зато какие потрясающие глаза! Антон буквально утонул в них. Зеленые, со светло-коричневыми, едва заметными обычному глазу крапинками и сверкающими переливами. В них было все: и испытанная боль, и затаенная радость, и безвозвратно утраченные надежды. Под глазами пролегли темные круги печали и скорби. Голова девушки была покрыта черным платком, а тело облачено в бесформенное черное платье, полностью скрывающее ее фигуру.
   Девушка закончила молитву, и, мельком взглянув на Антона, опустила глаза. Поднявшись с колен, она подошла и наклонилась, обдав его тончайшим ароматом ночного дождя. Он зажмурился и сделал глубокий вдох. Она пахла восхитительно. Девушка приподняла подушки, чуть прикоснувшись к нему свои тонкими сильными пальцами, он перехватил ее руку и попытался что-то спросить, но вместо слов из горла вырвался приглушенный хрип. Незнакомка прикоснулась к его губам рукой, давая понять, что ему нельзя разговаривать.
   Антон попытался сесть, но тело было ватным и тяжелым. Он попытался пошевелить пальцами ног, но вдруг понял, что совершенно не чувствует их. Ноги его не слушались. Его охватила паника. Девушка встревожено посмотрела на него и молча, не сказав ни слова, вышла из комнаты.
   Антон остался один, к горлу подкатил ком, и в носу предательски защипало. Он закрыл глаза, чтобы слезы не нашли выхода, но сквозь веки пробивался ослепительный солнечный свет, разливаясь радужными кругами. "Все пропало", - подумал Антон, но слабость организма оказалась сильнее мыслей, и он снова уснул.
   Светлана в это время тяжело опустилась на кухонный табурет и привалилась спиной к стене. Она очень устала, устала от жизни, от постоянных мыслей, от страданий. Если бы не этот парень, она давно бы уже лежала на дне реки. Тогда она приняла четкое решение - жизни без детей и мужа больше не будет. Нельзя. Невозможно. Бессмысленно. Когда их не стало, мир обрушился на нее всей своей тяжестью. Она не могла подняться с постели даже чтобы пойти на похороны. Она не могла находиться в квартире, где еще несколько дней назад были слышны детские голоса и ворчание мужа по поводу затерявшихся ключей от машины. Она просто ушла оттуда, уехала к бабуле и уже несколько месяцев жила с ней, потому что вернуться назад сил не было. Как, впрочем, и жить дальше.
   В тот вечер Светлана поняла, что она на пределе, смысла в ее жалком и безумно для нее мучительном существовании нет. Самое простое было просто исчезнуть, оставив бабуле записку, что уехала к подруге в Саратов.
   Она шла по ночному городу по направлению к центральному мосту и в последний раз, как ей тогда казалось, вдыхала сырой, пропитанный заводским дымом и городскими отбросами, запах жизни. Сумку с вещами, собранную для спокойствия бабули, она оставила на скамейке в сквере. В какой-то момент стало очень легко. Само ожидание смерти не казалось таким страшным. Она не знала, что будет после, но готова была узнать истину.
   Тучи сгустились над Городом. Ветер стих. Первые тяжелые капли дождя упали на асфальт. "Это прощальные слезы жизни", - подумалось Светлане, и впервые за последние месяцы по лицу потекли ее собственные слезы, смешиваясь с дождевой водой.
   Где-то в соседнем переулке раздался визг тормозов и глухой звук удара. Светлана вздрогнула, в грудной клетке кольнула тревога, но она решила идти прямо к своей цели, никуда не сворачивая. Впереди, на перекрестке мимо нее пронесся автомобиль, и, моргнув яркими фарами, исчез из виду. Водитель ехал так быстро, словно пытался бежать. Света остановилась и, чуть посомневавшись, свернула в переулок, откуда минуту назад выехала машина.
   Впереди на асфальте, скрываемое ночным сумраком, неестественно лежало тело человека. Светлане стало страшно. Она медленно подошла к нему и оглянулась. Вокруг не было никого. Город словно умер, ни в одном окне не горел свет. Неестественно весело мерцала вывеска продуктового магазина, но витрины также были темными. Тишину ночного города нарушал только тихий шелест дождя.
   Она сразу поняла, что этот распростертый на асфальте человек не такой, как все. От его лица исходило странное свечение, которое Света видела только однажды в жизни. Это было лет пять назад, когда еще была студенткой медицинского института. Надо сказать, училась она неважно, выше тройки преподаватели ей обычно не ставили. Да и сама Светлана, а для друзей просто Сметана из-за прозрачной белой кожи, понимала, что не будь у нее такого страстного желания стать врачом, она бы давно сама бросила учебу. Ну не понимает она многого, не укладываются у нее в голове все эти термины, латынь, а особенно фармакология. Однажды после очередной провальной сдачи экзамена, Светлана сидела на лавочке в скверике и рыдала в голос от обиды и отчаяния, закрыв лицо ладонями. Ей на голову легла чья-то теплая рука. Света посмотрела в ясные лучистые глаза незнакомца, добрые, как сама любовь. От гладкого лица его лилось невероятное свечение. Света не могла пошевелиться, ее словно парализовало. От руки в голове стало разливаться приятное тепло, напитывая все тело сверху вниз горячей волной легкости и энергии, перед глазами растеклась яркая радуга. Когда Света пришла в себя, вокруг никого не было. Но с того дня она стала лучшей ученицей на потоке. Бабуля сказала, что это был сам Бог. Светлана была атеисткой, как и вся молодежь, страдающая нигилизмом и юношеским максимализмом, но все же стала украдкой молиться. После этой встречи все в ее жизни складывалось прекрасно. И все разрушилось в один миг, когда Бог забыл про нее.
  
   Эдвард стоял в воротах форта и смотрел на извилистую дорогу, обвивающую холм и затем исчезающую в чащобе у подножья величественных гор. Ему предстоял неблизкий путь... Путь куда? Домой? Нет! Эдвард чувствовал, что анклав Ордена, расположившийся в горах, так и не стал ему домом, родным домом, который бы смог заменить тот самый близкий и милый сердцу, в котором он провел свое детство, пока не наступил день в корне изменивший всю его дальнейшую жизнь...
   Эдвард передернул плечами, зыбкий холодок пробежал по его щеке, вырвав его из пучины воспоминаний, он поднял глаза вверх, где высоко в облаках раскинув крылья, гордо парил горный орел. Проводив взглядом птицу, Эд поправил свою сумку, в которой был аккуратно уложен заботливым стражником солдатский паек на несколько дней и, выдохнув, глядя на горы, сделал очередной шаг навстречу своей переменчивой судьбе.
   Все было видно в блестящем шаре Индиры. Она, прищурившись, смотрела на задумчивого юношу, затем тряхнула рыжей копной густых, коротко стриженых волос, украшенных медным обручем, и повернулась.
   - Говори! - нетерпеливо произнес низкий мужской голос из темного, поросшего блестящими сталактитами угла. В пещерном сумраке мелькнули жутковатые белые зрачки и снова исчезли.
   - Этот подойдет... - глаза собеседника Индиры злобно сверкнули: - Он еще не знает, что его нити Судьбы сплетены в узор смерти, это идеальный кандидат для проведения ритуала. Сейчас он слаб после ранения, но соки жизни наполняют его тело с каждой минутой все больше. Однако странно другое...
   - Что? Говори!
   - Он не единственный, существует второй. Он каким-то образом связан с нашим мальчиком и находится... далеко, очень далеко. Не знаю, откуда эта духовная связь, но она может стать нам полезной!
   - Что ты имеешь в виду?
   - Если с Эдвардом ничего не выйдет, будет нужна замена, я найду второго и приведу к нам, - дерзкая красотка громко рассмеялась, потянувшись, словно пантера перед прыжком. Черная длинная накидка из блестящего меха распахнулась, обнажив великолепное бронзовое тело, - А теперь убирайся. Больше ты от меня ничего не услышишь.
   Сталактиты зазвенели, переливаясь, и из угла по полу заструилась черная дымка. Индира брезгливо поморщила нос. Вернувшись к сверкающему шару, эта дикая рыжеволосая кошка едко улыбнулась и нежно провела пальцем по холодной поверхности, словно хотела погладить Эдварда по щеке. Диковинная шуба медленно соскользнула с ее гладких плеч и упала к ногам. Летучие мыши восхищенно застыли по углам пещеры, наблюдая за неземной красотой колдуньи, медленно погружавшейся в холодный подземный бассейн с мертвой водой.
  
   Глава 2
  
   Для Старшего магистра северного анклава Ордена Серебряной длани день не задался с самого утра, мало того, что кости в коленях и поясницу снова начало сильно ломить, а глубокий легочный кашель не дал ему выспаться, так еще и события минувших дней не давали ему покоя. Началось все с того, что последний отряд последователей оказался на удивление слаб и не смог на последнем испытании прикончить саблезубого рганка. Еще в Чертогах Триумфа, потеряв больше половины своей численности, они умудрились позволить ему вырваться наружу, а потом, отправившись за ним в темную ночь, когда сгустившиеся тучи не предвещали ничего хорошего, пропали без следа.
   Никаких вестей не было уже четыре дня. Конечно, они уже должны быть мертвы, если не смогли справиться с тварью в хороших условиях и численного перевеса, и благоприятной обстановки, то, что уж и говорить про сражение в открытом поле, посреди ночи, да еще и в такую противную погоду, как ночная гроза, но все равно это означало больше проблем, чем казалось на первый взгляд.
   Во-первых, это означало, что система, отработанная веками, дала сбой, все предыдущие последователи, доходя до финального испытания, на практике могли уничтожить саблезубого или иную более слабую тварь в команде из двух-трех человек, поэтому финальное испытание в составе стандартного отряда из десяти, как правило, проходили почти все за редким исключением, когда кто-то был действительно слишком слаб или ему просто не повезло, или против отряда выставляли зверя более сильного, чем саблезубый рганк, а тут пятеро были убиты еще на арене, шестой пытался бежать и в страхе разомкнул заклинание защитного периметра, что позволило твари бросившейся вслед за ним, покинуть пределы чертога. Немного обнадеживала отвага оставшихся четверых, которые бросились за ним в погоню, но, разве у них был выбор? Опозорить себя и своих наставников трусостью перед битвой с рганком в ночи, мог бы только умалишенный, а такие отсекались множеством предварительных испытаний и отборочных процедур.
   Старший магистр перебирал в своей памяти и архивных записях все действия, произведенные с каждым из этого отряда последователей, после того как они появились в Ордене, начиная от момента вступительных испытаний. Все было, как положено - идеально, без сучка, без задоринки, занятия были проведены строго по расписанию, обследования и ритуалы по графику, все как обычно, но, тем не менее, мысль о том, что он упустил из виду что-то важное не давала ему покоя.
   Во-вторых, это означало, что одна из темных тварей, которых использовали для проведения последнего испытания последователей, дабы проверить уровень подготовки и способность справится с химерой, известной им до этого только по рисункам и рассказам наставников, сейчас разгуливает на свободе. Небольшую часть тварей Вайзель содержал у себя в анклаве в тайне от всего остального мира со времен восстания Хег`Келаша - великого чародея, члена Совета шестнадцати и "отца" всех химер, поскольку считалось, что после поражения Темного мага остатки его созданий обитают только в Запретных землях и опасности, для тех кто не пересекает границу их владений, не представляют. А теперь могут пролиться реки крови, и скорее всего осложнятся отношения Ордена с Нехемской империей.
   Единственной надеждой оставалась мысль, что после боя с последователями химера будет достаточно сильно изранена и ее смогут прикончить пограничники, но даже в таком раскладе, старшему магистру предстояло срочно выслать рыцарей Ордена для того, чтобы найти и ликвидировать рганка, однако, сделав это, он собственноручно обрекал на провал последнего испытания последователей, которые отправились за тварью в ту недобрую ночь. А у него в груди теплела надежда на чудо, отчасти он понимал, что занимается самообманом, у ребят не было ни единого шанса, там снаружи в горах, а возможно уже в лесу, если они долго вели погоню, рганк разорвет их в клочья. Прирожденный охотник, холодная машина для убийств - творения Хег`Келаша были воистину ужасающе для их жертв и прекрасны и величественны в глазах их повелителей.
   Еще одной целью содержания подобных тварей были попытки найти способ их подчинения и контроля, которым пользовались последователи Темного мага, но до настоящего момента все они были безрезультатны. Поэтому он ждал, ждал, что возможно ребятам повезет, и они справятся с темным зверем, для этого он и выдерживал положенную Уставом четверть луны, отводимую на охоту, ну а если после истечения срока никто не объявится, ему придется отдать приказ. Так что даже если кто-то из последователей и остался бы в живых, их как проваливших последнее испытание ждала бы очень, очень печальная участь.
   В-третьих, уже сегодня с самого утра принесли послание от Старшего магистра Средиземного анклава, который сообщал о замеченных передвижениях больших групп орков в сторону Империи, а также призывал к усилению бдительности всех дозорных высылаемых из анклавов за пределы зоны присутствия Ордена. Эта новость сама по себе была хуже двух предыдущих, поскольку если орки двинутся на запад, то это означает новую кровопролитную войну, которую Нехемцы никак не могут себе сейчас позволить. И хотя Орден в состав Империи не входил, да и вообще имел крайне обособленное положение, поскольку был основан задолго до появления Совета шестнадцати и коронации первого Императора, все войны которые вели люди, последнее время ощутимо сказывались и на самом Ордене.
   Так, например, девять лет назад, Старший магистр чуть было не лишился вверенного ему анклава и соответственно своего положения, а все из-за того, что люди этой молодой Империи упрямо полезли в горы добывать руду, золото и драгоценные камни. Все предупреждения гномов о столь бесцеремонном вторжении в их исконные земли были проигнорированы, и им ничего не осталось, как взяться за оружие и проучить наглецов. Со своей стороны Император посчитал это вероломным нападением на мирных шахтеров и выслал войска в сторону гор. В итоге началась затяжная и кровопролитная война, в которой имперская армия оказалась совершенно неподготовленной для боя в горах и знаменитые хирды гномов наголо разбили людские дружины.
   Однако, выпроводив незваных гостей с гор, гномы двинулись дальше вглубь людских земель, чтобы окончательно отбить у последних желание селиться даже в относительной близости с их родовыми чертогами. Пролились реки крови, головы не одного десятка людских послов вернулись обратно в черных мешках, пока гномы не утолили свою жажду крови и мести. В итоге Император признал, что оказался неправ, границы Империи и ближайшие поселения были отодвинуты от гор на расстояние двух десятков лиг, и хрупкий мир установился между двумя расами, скрепленный по старому людскому обычаю договором на листе пергамента с подписями и печатями.
   Во время всех этих перипетий только ловкие дипломатические ходы Старшего магистра помогли не свалиться северному анклаву в пучину хаоса. Гномы, ослепленные своей ненавистью к людям, забыли все старые заслуги Ордена перед ними, и неоднократно пытались их обвинить в шпионаже, саботаже и подстрекательстве, ведь основную массу его членов составляли именно люди. А Совет шестнадцати в свою очередь чуть было не объявил их предателями рода человеческого, перешедших на сторону гномов, потому как визуально анклав располагался совершенно не тронутым на землях, которые гномы так ревностно защищали.
   За долгих шесть лет, которые шла эта война, Старший магистр поседел и осунулся, у него начали дрожать руки и ломить кости в суставах, понятия спокойный и здоровый сон просто перестали существовать для него, все кто знали яркого и энергичного человека с большими амбициями, недавно занявшем свой высокий пост, теперь видели в нем только дряхлого старика. Однако вместо здоровья он приобрел огромный дипломатический опыт, а его уважение и репутация, как в Ордене, так и за его пределами, была на порядок выше, чем у остальных Старших магистров. Многие собратья пророчили ему титул следующего Главного магистра - главы всего Ордена, и, возможно, этим событиям суждено было исполниться, если бы не его подкосившееся здоровье.
   Конечно, у Ордена имелись свои, ревностно охраняемые тайны и секреты, благодаря которым можно было заживить раны и исцелить большинство болезней, но в его случае даже они не возымели должного эффекта и Старший магистр продолжал терпеть порой адские муки.
   И вот сейчас, когда он, после сытного обеда, собрался втирать различные мази и снадобья в свои ноющие суставы, молодой последователь появился на пороге его покоев с вестью о том, что передовой дозор засек странного человека идущего в горы со стороны Империи.
   Магистр про себя чертыхнулся, жестом отпустил последователя, оправил свою робу и неспешно направился к своему кабинету. Еще не хватало ему очередных осложнений с гномами, которые настояли даже на включении в пакт о ненападении, подписанный с людьми, пункта по которому ни один подданный Империи не должен приближаться к горам. Империя со своей стороны, насколько ему было известно, на первых порах тоже достаточно серьезно к нему отнеслась, по крайней мере, сначала понастроили вдоль границы сторожевых и наблюдательных форпостов, ну а потом, острота конфликта позабылась и это захолустье стало местом ссылки не особо ретивых служак. Но как бы то ни было, за последние несколько лет не было ни одного прецедента.
   А тут на тебе, человек, да еще и один! В голове у Старшего магистра были на счет него только два возможных варианта, либо это беглец, которому удалось проскочить через границу незамеченным, что было вполне возможно, ибо особой ревности к исполнению служебного долга у имперских солдат отродясь не водилось, либо этот человек шел в Орден и знал где он находится.
   Погруженный в свои размышления Старший магистр вошел в рабочий кабинет, немного поерзав, устроил свой сухопарый зад на мягких подушках в кресле и откинулся на спинку.
   В первом случае он не видел никакой проблемы, поймать, допросить и умертвить - вполне обычный для наказания набор действий. Преступников и бандитов в Ордене любили ни чуть не меньше, чем в имперских торговых гильдиях, на караваны которых приходилась основная доля грабежей и налетов. Во втором случае все обстояло намного сложнее, предстояло выяснить кто этот человек и что ему нужно. Вариант с посыльным отпадал моментально, курьеров в Ордене использовали крайне редко, поскольку для передачи информации уже более тысячи лет использовали магические хрустальные шары. Способ был быстрый, надежный и конфиденциальный. В случае если же без помощи курьера было не обойтись, о его отправлении заранее предупреждали с помощью тех же хрустальных шаров.
   Старший магистр выдохнул, пододвинул на средину стола подставку с шаром и склонился над ним. Спустя мгновение шар налился легким голубоватым светом и из клубящихся внутри облаков образовалось вполне ясное и отчетливое лицо одного из дозорных.
   - Что там у нас? - начал Старший магистр, не дожидаясь положенного приветствия, его голос на людях был сухим и грубым.
   - Одинокий путник, мэтр. Не прячется, озирается по сторонам, как будто, что-то ищет. Смею предположить, что, возможно, вход в наш анклав. - Дозорный выдержал короткую паузу, ожидая дополнительных вопросов от Старшего магистра, но тот спокойно ждал, дозорный сглотнул и продолжил: - Еще он скрывает свое лицо и... вооружен!
   Старший магистр слегка приподнял левую бровь, изображая легкое удивление, подумаешь, несет при себе оружие, если он беглец - это предмет первой необходимости, да и если нет, то по лесам и дорогам сейчас ходить вовсе не безопасно, дикого зверья расплодилось во множестве, да и лихой люд не побрезгует за звонкую монету отправить пару-тройку человек к их предкам.
   - У него с собой "гигант", - дозорный, поняв, что он не дождется наводящих вопросов, прервал затянувшуюся паузу.
   Вот теперь настало время для Старшего магистра удивляться по настоящему. "Гигантом" именовали огромную глыбу железа по форме напоминавшую тяжелый двуручный меч, но отличавшийся от стандартного почти троекратным весом, пятикратными толщиной и шириной лезвия, таким образом, получалось, что ширина спины владельца и ширина меча практически совпадали, а еще, воткнув в землю, за ним можно было укрыться, как за большим щитом. Владельцы подобного оружия встречались крайне редко и в большинстве случаев - это были воины расширявшие свои боевые способности с помощью магии, ибо ни один человек не был столь одарен физически, чтобы использовать подобное оружие.
   Старший магистр откинулся на спинку своего кресла и задумчиво почесал свою аккуратно подстриженную бороду, внутренний голос упорно подсказывал ему, что все будет не так просто с этим человеком, как хотелось бы. Он провел рукой над хрустальным шаром, лицо дозорного растворилось в голубоватой дымке, которая, извиваясь в причудливых движениях, сформировала изображение склона горы, по которому шел одинокий путник. Еще одно движение руки и изображение странника стало крупным планом.
   Вайзель склонился над сферой и, прищурившись, пристально разглядывал этого человека в течение нескольких секунд, а потом их глаза встретились. Спокойные, холодные, познавшие много боли и горечи - именно так выглядели его глаза, путник остановился и слегка наклонил голову, как будто со своей стороны он тоже разглядывал старика, склонившегося над хрустальным шаром.
   "Не может быть, чтобы он меня видел!" - раздражение, даже в мыслях, было совсем не характерно для Старшего магистра, он неопределенно хмыкнул, отстранился от шара, и изображение в нем угасло. "Не может этого быть!" - подумал он еще раз, но образ пристально смотрящих на него глаз не выходил из головы. Старший магистр замер в своем кресле, сделал несколько глубоких вдохов, а затем слегка прикоснулся к хрустальному шару, в котором мгновенно появилось изображение дозорного.
   - Встретьте его! Но внутрь не запускайте, я скоро буду, мне нужно с ним поговорить.
  -- Будет сделано, мэтр.
  
  
   Антон начинал нормально жить только ночью, когда город затихал. Мерное шуршание листьев, хлопки крыльев ночных бабочек, легкий, неслышный обычному уху гул струящегося воздуха дарил ему непередаваемое наслаждение. Он уставал за день так, словно разгружал вагоны. Однако заснуть все равно не удавалось: откуда-то слева, через несколько кирпичных стен, доносился размеренный скрип кровати, вызывая в воображении откровенные сцены, справа слышался детский плач, наверху кто-то долго и тяжело кашлял, только из соседней комнаты ничего слышно не было. Что же она там делает? Антон представил себе, как она спит, спокойная, недвижимая, бледная, наверное, в длинной белой хлопчатобумажной рубашке. Почему-то ему и в голову не приходило вообразить ее в откровенном белье, ведь она совсем другая. Загадочная, чистая, непорочная... Скрип прекратился, Антон усмехнулся.
   Очень хотелось повернуться на живот и накрыть голову подушкой, но тело не слушалось. От постоянного лежания на спине затекла шея и плечи. Антон попытался пошевелить ими, чтобы немного разогнать кровь. Краем глаза ухватил в окне падающую звезду, но загадать желание не успел. Время шло. Шла жизнь. Хотя такое жалкое существование даже жизнью назвать было сложно: он теперь инвалид...
   На улице под окнами послышался шепот:
  -- Я тебе говорю, там живут только бабка и глухонемая девка. Бабка на фазенде своей вкалывает, я видел, как она на дачный автобус бежала с авоськами, чуть от смеха не обделался.
  -- А че? Девка совсем немая?
  -- Да кто ее знает, молчит, как рыба об лед, значит, немая.
  -- А с чего ей немой быть?
  -- Не слышит ни хрена, вот с чего!
  -- Аааа, ну и чего дальше?
  -- Ничего, я замочек ковырну, зайдем втихаря и пошманаем. Если бабла не будет, возьмем что-нибудь на продажу: рыжье, шмотки. А проснется, свяжем ее, заорать она все равно не сможет.
   Дверь подъезда хлопнула, кто-то поднимался по лестнице. "Их двое", - оценил ситуацию Антон, - "Черт, а я ничего не могу сделать". От обиды у его даже стали наворачиваться слезы, он прикусил одеяло и заиграл желваками. Надо ее разбудить, но как? Он даже не знает, как ее зовут, и что она сможет сделать с этими уродами одна? А может, безопаснее будет ее не будить? Вдруг она спит так крепко, что ничего не услышит, а наутро, обнаружив кражу, заявит в милицию и поменяет замки.
   Антон набрал воздуха в легкие и закричал со всей силы "Пожар!", но из горла вырвался жуткий хрип, от долгого молчания связки будто слиплись и отказывались подчиняться. В этот момент раздался легкий металлический скрежет: злоумышленники пытались открыть замок. Почти сразу раздался щелчок, и дверь слегка скрипнула.
   Антон одним прыжком вскочил с постели и бесшумно выскочил в коридор. Ему потребовалась всего доля секунды, чтобы сориентироваться, где вход, и привыкнуть к сумраку. Глаза сфокусировались на маячившей в дверном проеме фигуре. Одним ударом ноги Антон отшвырнул вора назад в подъезд, тот заверещал диким голосом, пытаясь понять, что произошло. Но Антон уже припечатал его кулаком в живот, отчего преступник согнулся пополам, а затем, получив локтем в спину, тихо осел на пол. Второй в это время кубарем скатился с лестницы, пытаясь уползти от возмездия, и с выпученными глазами вылетел из подъезда.
   Антон с удивлением посмотрел на свою жертву, затем на свои руки, обернулся и увидел Ее удивленный, нет, скорее обескураженный и испуганный, взгляд. Ноги подкосились, и Антон рухнул прямо на своего врага.
  -- Ты кто? - прошептала она, наклонившись и приподняв его лицо за подбородок.
   "Все-таки в длинной белой рубашке, я так и думал", - мелькнуло в голове. Он попытался прошептать что-то невнятное, но перед глазами все поплыло и сознание юркнуло в блаженную темноту.
  
   Света распахнула дверь. На пороге, шумно вздыхая, стояла милая подвижная старушка. На ее светящемся миром и спокойствием личике, обрамленном коротко стриженными седыми волосами, практически не было морщинок. Теперь выцветшие, а когда-то ярко синие глаза пытливо взглянули на молодую женщину. В обеих руках она держала ведра, полные желтых ароматных ранеток.
  -- Если еще раз увижу, что ты таскаешь с дачи такие тяжести, из дома не выпущу, - проворчала Света.
   От изумления старушка выпустила свою ношу, и спелые яблочки рассыпались по лестничной площадке, ударяясь друг о друга глянцевыми боками, словно бильярдные шары.
  -- Бабуль, не надо паники, все нормально, - поморщилась Света, бросившись собирать ранетки.
  -- Ну наконец-то..., - всхлипнула пожилая женщина, не в силах сдержать слез, и прижала ладони к груди.
   Спустя час они сидели на кухне. Пока Светлана рассказывала бабушке события последних дней, та глотала валерьянку, прихлебывая горячим чаем. Но вся эта суета, ахи и охи были скорее показными. На самом деле Софья Матвеевна была женщиной очень мудрой и рассудительной, ее четкий логичный ум мог бы дать фору многим молодым. Внимательно выслушав рассказ, старушка задумчиво проронила:
  -- Значит, ты решила нарушить свой обет молчания...
  -- Если я буду молчать в такой ситуации, то неизвестно чем все может закончиться. Это впервые в моей практике. Хотя я, конечно, слышала, что в момент опасности человек способен на многое, но только не при параличе ног. Самое странное, что, как только угроза перестала существовать, он упал и потерял сознание.
  -- А может он притворяется?
  -- Нет, это исключено. Здесь какой-то необъяснимый феномен. Я должна в этом разобраться. Мне нужно кое-какое оборудование, поэтому я вернусь на работу.
  -- Ты возвращаешься к жизни, девочка моя.
   Света помолчала минуту, отгоняя горькие воспоминания о тех событиях, из-за которых ее жизнь понеслась под откос:
   - Просто я в долгу перед этим человеком...
  -- Тогда я займусь сменой дверных замков. И еще... могу я на него взглянуть, чтобы сделать расклад на будущее?
  -- Может, не нужно, бабуль.
  -- Значит, я взгляну, - утвердительно кивнула пожилая женщина головой и решительно направилась в комнату.
   Но тут в дверь позвонили. Женщины вопросительно переглянулись.
   - Я никого не жду, - быстро сказала Светлана, оглянувшись в поисках тяжелого предмета.
   - Перестань, не каждый, кто к нам приходит, бандит или убийца, - не очень уверенно прошептала Софья Матвеевна, на цыпочках подбираясь к дверному глазку. - Там какой-то незнакомый мужик...
   Ерофей Петрович работал в такси недавно. Денег в семье было совсем мало. Жена постоянно болела, жаловалась на щитовидку, поджелудку, артрит, радикулит, давление и что-то там еще. Сын совершенно оторвался от семьи, Ерофей Петрович много бы отдал за то, чтобы узнать, где этот двадцатилетний болван шляется с утра до утра и откуда у него деньги на эти беспробудные пьянки. Но понимал, что, наверное, лучше ему этого не знать, потому что сердечко стало барахлить все чаще, особенно после того, как на его заводе перестали платить зарплату и две трети сотрудников отправили в отпуск за свой счет на неопределенное время. Тогда Ерофей Петрович понял, что единственным спасением может стать старенькая "шестерочка", которую он всегда старался держать в порядке: регулярно лазил под капот и мыл кузов ледяной водой из забытого цивилизацией гидранта в гаражах. Когда он проводил губкой по поверхности автомобиля и из-под серого налета грязи вдруг появлялась ярко красная полоса блестящего лака, Петровичу казалось, что не так уж все и плохо, и когда-нибудь будет и на его улице праздник. В обществе машины он на время забывал о своей несчастной жене, о пропитанном лекарственными парами доме и сыне, которого всю жизнь старался воспитывать так же, как в свое время его отец, в строгости и труде, но ничего у него не вышло.
   Город Ерофей Петрович знал отлично, он прожил здесь всю свою жизнь и знал каждый закоулок. Особенно хорошо он помнил маленькие желтые окна на Яблоневой улице, под которыми в юности он провел не одну ночь, трепетно ожидая, когда в окошке мелькнет маленькая головка со светло-русыми косичками. Но мечта так и осталась мечтой, а реальностью для Петровича стала, в общем, неплохая работящая женщина, наладчица станков с его завода. Так прошла жизнь. Раз от раза во время ночных смен Петрович приезжал к этим окнам. Свет в них теперь уже горел совсем иначе, и жили там уже совершенно незнакомые люди, а в груди щемило по-прежнему. Только теперь не от радости и надежды, а от горечи и сожалений, что все уже заканчивается, что жил он как будто чужой, а не своей, жизнью, и лишь наблюдал со стороны. А скоро уже и наблюдать будет некому и не за кем...
   В ту ночь заказов почти не было. Ерофей Петрович колесил по городу под шипение рации и сонный голос диспетчера. "Шестерка" сама повернула на Яблоневую улицу, проехала под аркой. Вдруг впереди на свет выскочила гибкая женская фигурка, отчаянно машущая руками. Петрович затормозил. Женщина подбежала, вытащила из кармана блокнот и ручку и что-то быстро написала на листке. Затем оторванный лист протянула Петровичу. На бумаге неровным, взволнованным почерком было написано "Пожалуйста, умоляю, помогите, моего мужа избили!"
   Петрович был человеком опасливым. Нет, он не боялся, но наперед просчитывал все угрозы. Когда стал работать в такси, всегда был морально готов к тому, что пассажиры могут не заплатить или даже ударить его по голове и угнать машину. Здесь он тоже почувствовал тревогу, под ложечкой неприятно засосало, но отказать этой растерянной немой девчонке он не мог, хотя очень хотелось. Ерофей Петрович просто спросил: "Где он?". Она побежала впереди автомобиля прямо по дороге, постоянно оборачиваясь, проверяя, не уехал ли он. Впереди, под зияющей темнотой тех самых окон, к которым так рвался Петрович, без движения лежал человек.
   - Открывай дверь на заднее сиденье, - отрывисто сказал Петрович, выбравшись из-за руля.
   Девушка кивнула головой, при этом на щеках ее блеснули слезы. Парень был легким, Ерофей Петрович без труда поднял его на руки и понес в автомобиль.
   Светлана была благодарна этому пожилому мужчине. И в глубине души этому парню, который, сам того не подозревая, спас ее от самого тяжкого греха - самоубийства. Если судьба отвела ее, значит, она для чего-то еще нужна на этом свете, может быть, как раз для спасения его жизни. "А если он не хочет жить, так же, как я? А если я все это делаю зря? Если он сам бросился под машину? Если ему было так же плохо и невыносимо, как мне? Ну и что! Если он выживет, тогда пусть сам решает, что ему делать дальше. Если он выживет, я тоже буду жить". Она бросала вызов судьбе, жизни и смерти, она понимала, что все это игра в русскую рулетку, игра, в которой ставки слишком высоки. Светлана протянула водителю такси следующий листок, на котором было написано "Кольцевая, 15. Я буду за Вас молиться".
   Ерофей Петрович не был уверен, что ему стоило возвращаться сюда, но сын снова вчера устроил скандал, требуя от родителей денег. Уставший от безысходности, пожилой мужчина вздохнул, нащупал в кармане сложенный вчетверо листок бумаги и, чуть помедлив, нажал на бордовую вытертую кнопку звонка. За дверью послышался шорох, в глазке мелькнула одна тень, затем вторая. Внезапно дверь распахнулась.
   Светловолосая девушка, которая бросилась той ночью наперерез автомобилю Ерофея Петровича, улыбаясь, протянула ему руку:
   - Проходите. Я о вас вспоминала. Сейчас нечасто встретишь хороших настоящих людей.
   "Она не немая, а значит, я прав", - пронеслось в голове, но от последних слов в груди у Ерофея Петровича все сжалось в противный холодный комок. Он готов был сгореть на месте от стыда за свои помыслы, но тут же подумал о печальных глазах своей несчастной жены и решился:
   - Я... тут вот..., - он судорожно извлек из кармана тот самый листок бумаги и протянул его Светлане, - в общем, я подумал, что... как это говорится... наверное, надо бы ... эээ... чтоб я молчал... ну в общем, вы сами понимаете...
   Света недоуменно развернула листок. В верхней части листа было напечатано изображение мужчины, не очень качественно, размыто, но без сомнения, это был он, ее постоялец, пациент, спасенный и спаситель в одном лице. Над фотографией красовалась надпись "ВНИМАНИЕ, РОЗЫСК". Внизу была приписка "За совершение преступления...". Дальше все поплыло перед глазами, Света припала к косяку, пропуская новоявленного шантажиста внутрь квартиры:
   - Идите на кухню. Я вам все сейчас объясню.
   Ерофей Петрович неуверенно присел на табурет и оглянулся. Он оказался в простенькой кухоньке, слегка потертой, но очень чистой. Углы кухонного гарнитура уже изрядно пообтрепались, демонстрируя высочайшее качество советской мебельной промышленности. На сушке для посуды, висевшей над раковиной, стояли пара чашек, пара тарелок, и уныло блестел уставшим боком алюминиевый дуршлаг. Точно такой же, каким всю жизнь пользовалась его жена. Мужчина вздохнул и зажмурил глаза, ему хотелось бежать отсюда быстрее пули, закрыться в своей "шестерке" и опустить горячий лоб на прохладный дерматиновый руль. Но он словно прирос к этому табурету, не в силах пошевелиться от страха и стыда.
   Света вошла в кухню, повернувшись спиной к гостю и загремела чайником. Огонек от спички быстро пробежал по окружности конфорки и весело запрыгал, отбрасывая на стену блики. "Ужас, я вымогаю у нее деньги, а она собирается поить меня чаем", - подумал про себя Ерофей Петрович, и горячий комок, сжавшийся в груди, рассыпался мурашками по всему телу, сжигая нервные окончания.
   - Я сейчас все вам расскажу, - неожиданно спокойно вздохнула Света и во второй раз за этот день начала свой рассказ с самого начала. В голове Ерофея Петровича все перемешалось: восхищение по отношению к этой девушке, страх перед неизведанными силами человеческой сути, стыд за свой эгоизм и самое главное, что его самого удивило, - жгучее желание помочь, такое же, как у него возникло тогда, на ночной дороге. "Думай о себе. Ну! Думай же! Наплюй на всех, ты и так всегда старался всем помогать в этой жизни. И что? К чему ты пришел? Ты жалкий нищий таксист с дипломом инженера. Руки твои пахнут бензином и дешевыми сигаретами. А ведь ты был лучшим студентом на курсе, тебя хвалил декан и прочил тебе интересную жизнь. Где, когда ты ошибся? Может, как раз тогда, когда перестал думать о себе..."
  -- Так сколько вы хотите за молчание? - перебила Светлана его мысли.
  -- А можно мне попросить чашку чая, - неловко ответил шантажист с дипломом инженера, устремляя взор на кипящий из последних сил чайник.
  -- Да, конечно, - Света внезапно поняла, что свисток чайника давно подает сигналы и накалился до предела, а она ничего не услышала.
  -- Еще чего, - вмешалась Софья Михайловна, гневно сверля взором незваного гостя. - Надо бы вызвать милицию!
  -- Не надо, бабуль, мы все решим сами.
  -- Хорошо, ты взрослый человек, вольна сама поступать так, как считаешь нужным, - сказала пожилая женщина голосом, в котором сквозила вся правда и мудрость жизни. - Но я должна Его увидеть, чтобы знать, за кого мы будем платить, - твердо сказала она, будто одного взгляда ей было достаточно, чтобы абсолютно точно определить сущность этого человека.
  -- Хорошо, пойдемте, - Светлана выключила чайник.
   Дверь в комнату гостя была плотно закрыта. Сквозь щели с едва различимым свистом тонко струился дым.
   "Пожар!" - одновременно мелькнуло у всех в голове. Света первой оказалась у двери и распахнула ее... Непроницаемая молочного цвета дымка моментально окутала всех, кто находился в квартире, но это был не пожар. Вместо запаха гари в нос ударил сладковатый запах, чем-то напоминающий ваниль. "Химическое оружие?", - ужаснулась Света. "У соседей подгорел большущий пирог?" - подумала Софья Михайловна. "Мистика!" - едва слышно прошептал Ерофей Петрович, инстинктивно нащупывая руками стену.
   - Бабуля, открой окно! - крикнула Светлана, бросившись к кровати. Больно ударившись коленкой об угол тумбочки, она выставила вперед руки. "Главное, чтобы не задохнулся. Только бы не задохнулся....". Она буквально упала на скомканное одеяло и растерянно застыла.
   Дымка медленно растворялась, исчезая среди листьев растущего под окном тополя. Софья Михайловна и Ерофей Петрович изумленно уставились на кровать, очертания которой становились все явственнее. Кроме распластанной на ней Светланы, потиравшей ушибленное колено, там никого не было. Как впрочем, и вообще в комнате...
  
  
   Громкие звуки фанфар прокатились по огромному бальному залу, и вся толпа разом повернула головы в сторону входа, ибо подобным образом обычно извещали о прибытии достаточно высокопоставленных гостей. Имперская стража, традиционно несшая караул у парадных дверей вскинули вверх клинки, образуя своеобразный коридор и звонкий голос распорядителя, начал сопровождать путь новоприбывших от их экипажа:
   - Герцогиня фон Хауфман, Несущая свет, почетный член Совета шестнадцати, старший имперский советник, третий придворный министр со своей свитой... - глашатай неспешно перечислял все титулы и звания новоприбывшей юной особы торжественно шествовавшей, в сопровождении двух личностей, подозрительно закутанных в походные плащи с накинутыми капюшонами, по красной ковровой дорожке, добротно сработанной из дорогой харанской шести.
   Две сотни пар глаз просто впились в нее, кто-то восхищенно, кто-то завистливо, что и неудивительно, ведь занять столь высокое положение в столь молодом возрасте возможно только благодаря своим выдающимся способностям. И хотя некоторые языки злословили, что она добилась этого из-за того что приходится дальней родственницей самому Императору, те кто уже имел с ней дело, а также более старшее поколение знали, что получить благодаря родственным связям, а также вовремя ублажив нужных людей, можно многое и титул, и земли, и богатство, но никак не место в Совете шестнадцати верховных магов - опоре трона, где тебя уважают только за знания и силу, а не за богатство, доставшееся по наследству или титул, полученный в результате интриг и выгодно рассчитанных династических браков. Кроме того молодая герцогиня считалась одной из самых завидных невест, в этом плане ей могла составить конкуренцию лишь дочь самого Императора, но последняя отличалась слабым здоровьем и нечасто посещала светские вечеринки.
   Однако были во всем зале две пары глаз, которые смотрели на нее холодно и жестко, в их взглядах было нечто, что присутствует во взгляде охотников, наблюдающих из укрытия за своей жертвой.
   - Это она? - низким басом негромко вопросил один из собеседников стоящих на небольшом балконе, откуда открывался прекрасный вид на весь бальный зал. Это был высокий мужчина средних лет с черными, как смоль, волосами, убранными назад и перехваченными золотым обручем, инкрустированным тремя изумрудами, тонкими чертами лица, поджатыми губами и горбинкой на носу. На нем был парадный наряд ярко-оранжевого цвета, выдававший в нем благородного дворянина высокого статуса.
   - Да учитель, это та самая, из-за которой Ваш план провалился, - рядом стоял молодой человек в одежде пажа, при взгляде на герцогиню он зябко поежился и тихим шепотом продолжил: - У нее просто неимоверное чутье, мне даже порой кажется, что она вот-вот обнаружит меня.
   - Не бойся, ты надежно скрыт под моей аурой, а эта жалкая выскочка получит по заслугам, видимо ей мало примера собственного отца, который тоже решил, что ему дозволено влезать в мои дела. Скажи мне, она видела твое лицо?
   - Нет учитель, я успел вовремя уйти в тень, как вы учили, но вот Хаггеш, она видела Хаггеша, поэтому он сейчас скрывается, а по его следу идут ищейки. А еще я думаю, лорд Асвартен теперь утроит охрану, вон смотрите, уже за ней пара каких-то типов плетется... - молодой человек явно начинал нервничать, вспоминая недавно произошедшие события.
   - Умолкни! - дворянин оборвал своего пажа, не дав ему завершить свою мысль, - Ты слишком болтлив, я спросил, видела ли она твое лицо, а что ты думаешь, меня совершенно не волнует.
   - Простите учитель... - проскулил молодой человек, словно побитый щенок.
   - Сейчас я дам тебе шанс исправить свою ошибку, - при этих словах он достал из кармана и протянул пажу небольшой пузырек с мутноватой желтой жидкостью: - Вот это она должна выпить сегодня вечером, и мне неважно как ты это сделаешь, подмешаешь ей в напиток или просто вольешь в глотку. А этим старым глупцом Асвартеном я займусь лично, и помни, провал недопустим, слишком долго Несущие свет мешают моим планам.
   Молодой человек изменился до неузнаваемости, он дрожащими руками взял пузырек, осунулся, его коленки тряслись мелкой дрожью:
   - Учитель, но ведь если я подойду к ней ближе, она почувствует меня, вы всегда говорили, что Несущие свет чувствуют практикующих черную магию за несколько верст, это их особенность, одна из способностей благодаря которой они получают свой титул, что же будет если я...
   - Разве я не говорил тебе, что ты слишком болтлив? - недобро процедил сквозь зубы учитель и вперил угрожающий взгляд в своего последователя, от которого у бедняги вся спина покрылась холодным потом, - Успокойся! Сегодня ты надежно скрыт под моей аурой, смотри она прошла мимо нашего балкона и даже не повела бровью! - он мотнул головой в сторону удалявшейся спины юной особы и продолжил: - А теперь иди, исправляй свои ошибки и помни, что если тебе не удастся сделать это сегодня, потом ты будешь поить ее без моей помощи.
   Паж отвесил низкий поклон, положенный этикетом и больше не говоря ни слова, ретировался. Оставшись в гордом одиночестве, верховный маг, граф Моддер Вальтари, Хранитель огня и почетный член Совета шестнадцати не спеша сел в свое кресло, закинул ногу на ногу и, подперев голову левой рукой, погрузился в раздумья. Конечно Хаггеш и Вельф неплохие ученики, быстро все схватывают, но слишком наивные и где-то даже трусливые. Они даже поверили этой байке, которую он сочинил про то, что Несущая свет может пучвствовать темную магию! Неудивительно ведь он подобрал их на улице, специально выбрал самых побитых и озлобленных на жизнь, готовых ради силы и мести обидчикам, отдать ему свою душу и не брезгующих обучиться и применить темную сторону магии. Что ж, по всей видимости, рано он отправил их на первое "боевое" задание, но кто же мог знать, что когда они проберутся в хранилище глубокой ночью, там неожиданно появится эта наглая молодая стерва.
   Простая миссия, пробраться в особняк Несущего свет, использовать свитки открывания замков и обезвреживания ловушек, выкрасть один маленький амулет и ретироваться. Неужели он недооценил ее, да она хороший маг, просто гений для своего возраста, конечно место в Совете должно быть ее, как по праву, так и по заслугам, но неужто она знает о том, что совершил ее дед и отец успел оставить наставление перед своей смертью? Нет! Этого не может быть, скорее всего это просто совпадение и она просто отправилась туда положить свои драгоценности? В любом случае надо подстраховаться, ибо времени до Ритуала остается все меньше и меньше, а если он пропустит окно... о! об этом лучше не думать, иначе Индира может оказаться права и это будет конец, конец его мести, ибо следующие несколько сотен лет для повторной попытки он просто не проживет.
   Другой момент - эрцгерцог Асвартен де Сельвир, Северный ветер, еще один верховный маг и почетный член Совета шестнадцати, давний друг ее покойного отца - верховного мага Хоена, после смерти последнего взял на себя, своего рода, заботу и опекунство над одинокой маленькой девочкой. Да, это еще тот старый лис, познавший все прелести закулисных интриг и прошедший кровопролитную борьбу за власть после смерти первого Императора, один из пяти старых верховных магов сумевших остаться в Совете и имеющий очень большую власть.
   Отношения между Хранителем огня и Северным ветром нельзя назвать ничем иным кроме как дипломатического нейтралитета, они оба входили в состав старого Совета и теперь остались и при новом Императоре, действуя согласно девизу "Не тронь меня, и я не трону тебя!". Похоже, что теперь, если Асвартен решил покровительствовать Несущей свет о старом нейтралитете придется забыть. Граф Моддер невольно хмыкнул, их интересы пересеклись, что ж, рано или поздно это должно было случиться.
   Одно радовало верховного мага Моддера Вальтари, теперь он знал, кто будет являться жертвенным агнцем - молодой последователь из Ордена серебряной длани, который не справился с последним испытанием - фактически труп, который еще не знает об этом. Теперь предстояло самое главное, не допустить его возвращения обратно, иначе смерть этого парня, как и любой из других промахов окажутся для него фатальны, но тут Хранитель огня нисколько не беспокоился, на это задание он отправил своего лучшего человека.
  
   Закончив очередной танец, герцогиня фон Хауфман устало плюхнулась на мягкую подушечку, размещенную на сидении одного из кресел, так учтиво расставленных вокруг столиков с разнообразными яствами. В свое время отец практически лишил ее счастливого детства и юности, начав обучение магии едва ли не раньше, чем она смогла ходить, поэтому сейчас Хелена развлекалась по полной программе, не пропуская ни одного бала или светской вечеринки.
   - Дама желает испробовать лучшего Гезельского вина? - официант с нежной улыбкой и единственным бокалом на подносе появился в самый нужный момент, ее как раз мучила нестерпимая жажда после серии непрерывных танцев.
   Хелена взяла бокал с подноса и уже поднесла его к губам, как неожиданно сверху на край чаши легла рука одного из внезапно возникших рядом охранителей, о которых она уже успела позабыть во всей череде развлечений.
   - Миледи! Я вновь не рекомендую вам принимать не дегустированное вино.
   С кислой миной закатив глаза, герцогиня отдала бокал. Разговор с лордом Асвартеном по поводу ограничения ее свободы ради безопасности, состоялся сразу после того, как произошел инцидент с проникновением в поместье. В тот момент она, конечно, проявила всю свою вредность, упиралась и спорила, но здравая логика в конечном итоге взяла верх. Однако сейчас, когда герцогиня столкнулась с ограничениями на практике, это оказалось для нее гораздо неприятнее, чем ожидалось.
   После смерти отца перед ней открылась невиданная доселе свобода, делай что хочешь, иди куда хочешь, конечно, дыхание негласного опекуна лорда Асвартена постоянно ощущалось за спиной, но открыто он ни в какие дела не вмешивался. Исполнив последнюю волю своего покойного родителя, она подала прошения о сдаче экзамена на получение статуса Верховного мага и рассмотрения ее кандидатуры на членство в Совете шестнадцати. Такая дерзость вызвала широкий резонанс, как среди самих членов Совета, так и среди остальных магов, однако все формальности были соблюдены, плюс покровительство лорда Асвартена тоже сыграло свою роль. Хелена искренне не понимала, зачем ей в двадцать лет нужны все эти политические игрища, и одно время хотела отозвать свои заявления, но старый лис умел уговаривать. Испытания были назначены и, на удивление самой герцогини, достаточно легко пройдены.
   Так она стала самой молодой из всех магов, когда-либо занимавших места в Совете шестнадцати. Разрыв в возрасте между Хеленой и следующим по годам Мастером, составлял почти двадцать лет, а уж возраст самого старого члена Совета приближался к двум сотням. Дальше начались скучные заседания, долгие обсуждения проблем, решения политических и дипломатических вопросов. На плечах Совета лежал тяжелый груз управления страной, Второй Император на заседаниях присутствовал крайне редко, решения полностью прорабатывались тут и лишь потом поступали ему на утверждение. Хелена скучала на всех этих мероприятиях и, по негласному согласию, голосовала всегда так же как и лорд Асвартен, но когда наступало время пиршеств и званых балов, тут не было равных ей. И вот сейчас этой светской львице даже не дают нормально утолить жажду после танцев.
   Охранитель поднес бокал к губам, сделал глубокий вдох, как истинный сомелье, а затем маленький глоток.
   - Миледи, в вине яд! - немного поморщившись, произнес он, после чего оперся рукой о спинку кресла и тяжело задышал: - Где официант, что принес вам этот бокал?
   - Я... я не знаю, он только что был тут! - Хелена взволнованно огляделась вокруг, но молодой слуга, еще мгновение назад находившийся рядом, словно провалился сквозь землю.
   - Яд очень сильный, какое-то время я буду бесполезен, не упускай госпожу из виду! - отравленный охранитель сделал едва уловимый жест своему напарнику.
   Второй охранитель, до этого момента успешно сливавшийся с толпой, мгновенно возник рядом, подхватил своего товарища под локоть и усадил на ближайшее кресло.
   - Вы что не будете ловить его? - первая волна взволнованности и растерянности уже прошла и Хелена возмутилась своими телохранителями, приставленными лордом Асвартеном: - Он пытался меня убить, сделайте что-нибудь!
   - Нельзя миледи, возможно, он не один, и это отвлекающий маневр, - отравленный охранитель тяжело сглотнул, и продолжил тяжело дыша: - Если мой напарник отправится в погоню, а его сообщники в этот момент нападут на вас, я, в своем текущем состоянии, не смогу дать им достойный отпор.
   - Ну уж нет, я этого так не оставлю! Прямо посреди бала на меня устраивают покушение, этот наглец не уйдет безнаказанным! Стража! - громкое возмущение герцогини и топот ворвавшегося десятка охранителей, прервал веселье. Музыка стихла, танцы остановились, присутствующие с удивлением и интересом наблюдали за происходящим, некоторые группы начали перешептываться и в полголоса обсуждать происходящее.
   - Служу Императору! Что произошло миледи? - командир стражи Меолс Кельф отсалютовал, как и полагалось.
   - Только что меня пытались отравить, но меня спас мой телохранитель, - Хелена взглядом указала на тяжело дышащего в соседнем кресле человека, которого сейчас прошибал крупный пот: - Я хочу, чтобы вы задержали убийцу, это молодой человек, на вид лет двадцати, одет как слуга.
   - Будет сделано миледи! - командир согласно кивнул и поднес ко рту браслет на левом запястье: - Это капитан Кельф, срочно перекрыть все входы и выходы из резиденции, а также отцепить территорию в радиусе лиги. Никого не выпускать и никого не впускать, всех слуг задержать, основная цель мужчина лет двадцати. У нас покушение на члена Совета шестнадцати.
   - Благодарю капитан! - герцогиня фон Хауфман медленно опустилась в свое кресло и с опаской посмотрела на графин с вином на столе. Сильная жажда никуда не ушла, но рисковать жизнью ради нее больше не хотелось.
   Хелена огляделась по сторонам, сотни глаз смотрели на нее и перешептывались, обсуждали случившееся, обсуждали ее. Да, она привыкла к зависти, к тому, что в глаза и за глаза про нее говорили совершенно разные слова, привыкла к тому, что после смерти отца она осталась один на один со всем остальным миром, но неужели сейчас еще и придется жить в постоянном страхе за свою жизнь? Сначала незваные гости проникли к ней в особняк, теперь попытка отравить ее на балу, что же будет в следующий раз? Возможно, следует более основательно поговорить с Асвартеном, похоже, что он знает больше, чем говорит, не зря же сразу, после случая с ворами, лорд приставил к ней своих людей, а может это были не простые воры, как она изначально думала? Вопросы, вопросы, куча вопросов крутилась в голове у Хелены, и, похоже, их было гораздо больше чем ответов.
   - Я так понимаю, вы из тех людей, которые не умирают от ядов? - рядом раздался глубокий бас графа Моддера с интересом наблюдавшего за отравленным охранителем. Не получив никакого ответа он почесал свою аккуратную эспаньолку: - В личную стражу действительно надо набирать только прошедших подобные тренировки на сопротивление к ядам!
   - Граф Моддер Вальтари?! Не думала, что Хранитель огня в его возрасте посещает подобные вечеринки! - встреча с еще одним членом Совета оказалась для Хелены неожиданностью.
   - Увы! Вынужден опровергнуть ваше мнение обо мне, герцогиня фон Хауфман. Подобные мероприятия доставляют истинные удовольствия, но сегодня я тут не из-за веселья, у меня была назначена очень важная встреча.
   - Весьма рада за вас граф, мое удовольствие от этого вечера, как видите, полностью уничтожено! - Хелена цинично усмехнулась и развела руками в разные стороны.
   - Расступитесь, пропустите меня! - сквозь толпу гостей, глазевшую на происходящее, протиснулся немолодой мужчина среднего роста в темно-коричневых одеяниях с худощавым лицом и глубоко посаженными глазами, на голове уже была видна серьезная плешь, а каждый второй волос седой.
   - Лорд Гуде? - Хелена в очередной раз удивилась: - Да здесь сегодня просто неофициальное собрание Совета!
   - Дорогая моя, пойдемте! Негоже нам тут создавать условия для слухов и сплетен. У меня есть место, где мы сможем оказать помощь вашему охранителю, отдохнуть и спокойно подождать пока стража ловит убийцу, - лорд Гуде фон Уднесс заботливо взял Хелену под руку.
   - Мэтр Уднесс, а как вы здесь оказались? - поинтересовался Моддер.
   - Моя племянница устроитель этого бала, а я заглянул на огонек к своему брату, - торопливо ответил Гуде и обратился к присутствующим: - Я, маркиз Гуде фон Уднесс, прошу всех сохранять спокойствие и оставаться в этом зале. При попытке несанкционированно покинуть эту резиденцию, Охранители имеют полное право применить к вам силу, кем бы вы ни были.
   При последних словах Уднесс одобрительно кивнул капитану Кельфу. Ропот возмущения прокатился по толпе, но перечить члену Совета шестнадцати не стал никто, тем более что на одного из них только что было совершено покушение.
   Переместившись из бального зала в небольшую гостиную Хелена внимательно осмотрела собравшихся, что-то подсказывало ей, что еще не пришло время расслабляться. Она сама, Моддер, Гуде, двое ее телохранителей и двое охранителей из числа стражи резиденции вот и все кто присутствовал в комнате, но это только усиливало чувство опасности.
   - Позвольте вас осмотреть? - Гуде склонился над отравленным телохранителем Хелены, которого аккуратно разместили на софе: - Я достаточно хорошо владею магией жизни, чтобы уменьшить ваши страдания, а если получится, то и вовсе вывести яд из тела.
   Охранитель взглянул на Хелену, затем покосился на своего напарника и, получив в ответ одобрительный взгляд, кивнул герцогу фон Уднессу.
   - Вы ведь человек лорда Асвартена? - поинтересовался Гуде расстегивая рубашку на своем новоявленном пациенте и внимательно осматривая торс, надавил в нескольких местах: - Тут больно?
   Ответом была гримаса боли и крепко стиснутые зубы.
   - Угум... это интересно, - верховный маг сотворил несколько молчаливых пассов, и в его руках появилась небольшая полупрозрачная сетка молочного цвета. Погрузив ее в тело отравленного охранителя, он сделал еще несколько пассов и произнес слово-ключ. Человека на диване изогнуло дугой, в этот момент Гуде потянул сетку за невидимые нити обратно. Вокруг повисла напряженная тишина, которую нарушали только сдавленные стоны. Через несколько минут напряженной работы между его рук, оказался подвешенный в воздухе шар из мутноватой субстанции ядовитого желто-гнойного цвета, размером со сжатый кулак: - Сосуд мне, быстро!
   Хелена схватила со стола пустой графин и поставила на пол рядом с творящим волшбу магом. Маркиз фон Уднесс, аккуратно словно хирург, чья ошибка может запросто лишить человека жизни, направил жидкий шар в сосуд, стараясь не пролить ни капли.
   - Вот и все! - лорд Гуде удовлетворенно посмотрел на охранителя, уже успевшего задремать на софе. Его дыхание выровнялось, и кожа вновь начала розоветь: - Яд успел разойтись по телу, но основную массу мне удалось извлечь, остальное для него не представляет угрозы, конечно с учетом факта, что он дегустатор и подавляющее большинство ядов не должны его убить, иначе исход был бы уже фатальным.
   - Благодарю Вас, милорд!
   - Не стоит благодарности Хелена, самое интересное вот это! - Гуде приподнял графин на просвет и поболтал находящуюся в нем жидкость: - Яд имеет магическое происхождение, боюсь, что без моего вмешательства ваш охранитель умер бы в течение ближайших суток. Чтобы изготовить такое нужно быть, по меньшей мере, первоклассным алхимиком и если бы его выпили Вы, то даже бригада магов-медиков, немедленно приступившая к реанимации, ничем бы не смогла помочь.
   - То есть такое не приобрести в подворотне и даже на черном рынке это будет раритет?
   - Раритет - мягко сказано! Нужны более детальные исследования, но и сейчас сразу могу сказать, что человек приготовивший яд сделал его для убийства одного конкретного человека, а именно под Вас!
   - Противоядия к нему, конечно, тоже не существует? - поинтересовался вступивший в разговор Моддер.
   - Думаю, что нет. Другого человека, отравленного этим ядом, может исцелить любой серьезный адепт жизни. Могу даже предположить, что на другого человека яд, возможно, и не подействовал бы, но охранитель миледи - дегустатор, а значит, умеет катализировать процессы, происходящие в своем организме, что и позволило ему выявить эту мерзость в вашем бокале.
   - Откуда Вы столько знаете про яды, мэтр Гуде? - продолжил Хранитель огня.
   - Один мой близкий друг является далеким потомком мага, благодаря которому, у нас есть возможность в своей свите иметь телохранителей-дегустаторов. Этот человек большой специалист по ядам, и я думаю, ему будет очень интересно проанализировать этот образец, возможно даже, что это поможет нам выйти на след убийцы или человека изготовившего отраву, ибо он знает множество первоклассных алхимиков по всей Империи.
   - Не подскажите ли его имя? - заинтересованно уточнил Моддер и, наткнувшись на вопросительный взгляд герцога фон Уднесс, добавил: - Просто интересно, возможно я тоже знаю этого человека.
   - Барон Липтер, Карл Липтер, - сухо ответил Гуде, поставил сосуд на стол и сотворил несколько пассов запечатывающих его магией: - Так что вы знакомы?
   - Увы... - граф Вальтари с сожалением развел руками.
   Тишина с незаметными, еле уловимыми, нотками напряжения воцарилась в гостиной. Три верховных мага - члены Совета шестнадцати, по сути, высшие чины в государстве после правителя, министры, каждый из которых отвечал за определенное направление государственной или социальной деятельности Империи, молча смотрели друг на друга погруженные в мрачные раздумья о произошедшем покушении. Хелена устало посмотрела в окно, светало, время пролетело быстро. Интересно, как там дела у Охранителей, удалось ли им поймать убийцу? Не успела герцогиня додумать свою мысль, как дверь в гостиную распахнулась, и на пороге возник лорд Джефф Голдвин, Магистр Клинков.
   - Доброе утро, господа и дамы! Благодарю за терпеливое ожидание, я приехал сразу, как только мне сообщили что случилось.
   - Магистр! - учтиво кивнул Моддер.
   - Покушение на жизнь одного из членов Совета шестнадцати это серьезное государственное преступление, смею заверить, что в его расследовании будет задействован не только департамент Охранителей, но и все Клинки, а если этого будет недостаточно, то подключатся и Тени.
   - Думаю, что Магистр Теней уже в курсе произошедшего и ведет свое расследование! - Хранитель огня вновь задумчиво почесал бороду.
   - Лорд фон Уднесс, лорд Вальтари, можете быть свободны, вы достаточно сделали, с этого момента я лично займусь охраной герцогини фон Хауфман.
   - Мэтр Джефф, мне удалось извлечь яд из тела дегустатора, я рекомендую его тщательно исследовать, возможно, это сможет помочь в расследовании, и даже рекомендую первоклассного специалиста в области алхимии - барона Карла Липтера, - Гуде протянул Магистру Клинков запечатанный сосуд с ядом.
   - Спасибо лорд Гуде! Я знаю барона Липтера, наш департамент Охранителей сотрудничал с ним в целях усовершенствования программы подготовки дегустаторов. А теперь позвольте мне остаться с леди Хеленой и моими людьми, нам предстоит приватный разговор!
   Гуде и Моддер не спеша направились к выходу, результаты расследования были обоим жутко интересны, но демонстрировать острую заинтересованность сейчас было нельзя, как ни крути они все фигуры на политической доске и лишнее усердие в вопросах, относящихся к компетенции другой влиятельной фигуры, вызвало бы только лишнее подозрение.
   - Мэтр Джефф, чтобы мы могли спокойно лечь спать, скажите, убийца пойман? - Моддер решил осторожно вытянуть хоть какие-то сведения.
   - Вы еще можете спокойно спать граф? - парировал Джефф: - Будьте уверены, этого убийцу и всех с кем он работает, мы обязательно поймаем!
  
  
   Эдвард уже почти преодолел предгорье, от Ордена его отделял всего один дневной переход, когда на его пути возник странник. Обычно Эд спокойно проходил мимо всевозможных путников на дороге, но в этот раз направленный на него спокойный и цепкий взгляд незнакомца сказал ему, что этот человек ждет именно его.
   - Я полагаю, ты Эдвард?
   Эд стиснул зубы, шестое чувство не подвело, этот человек знает его по имени:
   - Может быть. Смотря, кто спрашивает?
   - Я друг, и хочу помочь, предостеречь тебя от необдуманного возвращения в Орден.
   - Вот как? Что-ж, безымянный друг, спасибо за заботу, но я продолжу свой путь! - с этими словами Эдвард тронулся было дальше, но незнакомец продолжил:
   - Им уже известно, что ты провалил испытание. Человек, который уничтожил химеру, был мимоходом в том же форте, где ты восстанавливался после ранений, неужели тебе никто из солдат ничего не сообщил?
   Последние слова незнакомца заставили Эда задуматься, действительно, за все время его пребывания в форте с ним никто не пытался заговорить, никаких расспросов, единственный раз с ним пытался заговорить один ветеран, но беседа получилась очень неловкой, как будто... Точно! Он вспомнил, всем солдатам был дан четкий приказ - не разговаривать и не расспрашивать о чем бы то ни было человека из Ордена.
   - Нет! - хмуро ответил Эдвард, от мыслей, приходивших в голову, ему становилось очень не по себе, твердый ком подкатил к горлу, и каменная тяжесть опустилась на сердце.
   - Печально, в таком случае, мое предупреждение очень кстати, ибо по возвращению тебя ждет верная смерть. - Голос незнакомца звучал для Эдварда, словно грохот огромных барабанов, да это, правда, по возвращению в Орден его ждет позорная и неумолимая смерть. Он гнал эти мысли подальше от себя, занимался самообманом, пытался себя успокоить, что все как-нибудь образумится, но теперь, после этих слов, вся тяжесть осознания, что его жизнь скоро прервется, вырвалась из заточения и обрушилась на Эда, словно камнепад из увесистых горных булыжников. Тут незнакомец, выдержав паузу, резко продолжил: - Ты должен жить, Эдвард!
   - Ж-жить?!... - еле слышно прошептал Эд.
   Весь привычный и знакомый мир рушился в сознании Эдварда, все те постулаты и догмы, все правила и кодексы, все чему его учили и что давало ему смысл жизни. Он готов был соблюдать их до самого конца, выполнять в точности как предписано, и ведь он это делал, возвращался, зная, что тех, кто провалил финальное испытание, ждет смерть. Но сейчас что-то глубоко внутри него противится этому, но почему? Почему этот человек появился именно сейчас? Почему его слова так сильно действуют на него? Почему это заставляет его идти против своей воли? Стоп! Воли? А действительно ли это моя воля? Неужели я хочу умереть?!
   Перед глазами Эдварда вновь пронеслись картины из детства, когда он движимый единственным желанием - жить, смог вырваться из лап работорговцев. Жить! Ведь это именно то, что привело его в Орден, так неужели сейчас из-за досадной ошибки другого человека он должен умереть? Просто отдать свою жизнь, потому, что так гласят законы? Нет! Не для того он столько учился, терпел издевательства наставников и многодневные жутко болезненные ритуалы, которые над ним проводили!
   - Жить!!! - еще раз прошептал Эдвард, а затем громче, еще громче и еще: - Жить! Жить! Жииить!!! - последний крик из самых глубин души, эхом раскатился по округе.
   Гордый горный орел взлетел с утеса, широко расправив крылья, медведи, ледокрылы и другие животные - обитатели гор, подняли головы и прислушались, казалось, что не осталось в этих горах ни одного живого существа, которое не услышало этого зова.
  
   Хрустальный звон проснувшихся сталактитов наполнил пещеру. Легкий ветерок, предвестник ночного визита хозяйки, просвистел под темными каменными сводами. По углам засверкали тысячи маленьких желтых глаз, и раздался шелест перепончатых крыльев. Дикая кобра, лежавшая без движения у алтаря, вдруг распахнула свой капюшон со сверкающими золотистыми очками, яростно сверкнув очами, и стала медленно оседать на пол, с шипением рассекая воздух острым языком. По стенам одновременно вспыхнули десятки факелов, осыпая искрами гладкий, вытертый ногами не одного поколения колдунов, каменный пол. Да, много чудесного и ужасного видели эти стены...
   Индира появилась из-за уступа и скользнула по ступеням вверх к алтарю. Кобра покорно обвила ее обнаженную ногу, медленно поднимаясь по упругому сильному телу к шее молодой колдуньи. Та лишь отмахнулась от ласки змеи, несильно, но властно ударив ее по морде. Отвергнутая рептилия злобно сверкнула глазами, но тотчас же огонь ненависти погас, уступив место смирению и преданности.
   В нежной, усыпанной золотыми кольцами руке колдунья несла большого черного ворона. Алые капли крови, сочившиеся из раны на груди птицы, мрачным шлейфом отметили путь Индиры до алтаря и теперь образовали на ступенях легкий ручеек, медленно стекающий в расщелины каменных плит.
   Рыжеволосая ведьма бросила птицу на алтарь и одним, удивительно сильным даже для мужчины движением руки содрала с нее шкуру. Черные перья разлетелись вокруг нее и, на мгновение застыв в воздухе, стали бешено вращаться вокруг алтаря. Индира закатила глаза и стала нашептывать таинственные магические заклинания, в это время разрывая птицу руками и погружая ладони в темную кровавую плоть. Через несколько минут, сорвав с груди висевший на тонкой серебристой цепочке маленький стеклянный шар, она вложила его в точно такого же размера лунку на алтаре. Шар моментально вспыхнул, образовав над собой светящуюся сферу. Внутри сферы разливалась радужная субстанция, потоки ее словно ударялись о края сферы, не в силах вырваться наружу и устремлялись обратно к сердцевине.
   Индира за голову потянула к себе обвившую ее кобру и, ласково взглянув на нее, погладила. Кобра шевельнула мускулистым телом и бросилась вперед на свою хозяйку. Укус пришелся на левое запястье Индиры. Она спокойно наблюдала, как змея вонзает в ее тело пару крепких клыков, и практически ощутила всем своим естеством вливающийся под кожу яд. Отбросив змею в сторону, словно хлыст, колдунья разрезала руку в месте укуса, соединив обе ранки, и поднесла истекающую кровью и ядом руку к искрящейся сфере. Капельки жгучей смеси, проникая внутрь, разливались мягкими волнами, окрашивая потоки кипящей энергии алыми красками.
   Слова, произносимые Индирой, невозможно было ни разобрать, ни понять, так как они принадлежали древнейшему языку черных магов, известному лишь избранным. Прекрасные глаза были закрыты, лишь темные круги, пролегающие под ними, показывали, как темные силы высасывают из колдуньи жизненные соки.
   Вдруг над алтарем сверкнула яркая молния и пещеру окутал молочного цвета непроницаемый дым, источающий сладковатый аромат. Эта нежная пелена поглотила все: безумную обнаженную женщину, жуткие останки черного ворона на алтаре, покачивающуюся в бешеном трансе кобру, желтые мигающие глаза под каменными сводами и полную белую луну, пытавшуюся проникнуть внутрь сквозь ровное круглое отверстие над алтарем.
   Началось волшебство...
  
  
   Глава 3
  
   Поднявшись на небольшое каменное плато, Джек замер, закрыл глаза и медленно глубоко вздохнул. Он знал, что за ним наблюдают, его ощущения подсказывали, что невидимое око рассматривает и изучает его, как минимум, уже несколько часов. Можно было и не сомневаться, что в этом загадочном для Джека месте тоже будут маги.
   Часть скалы на противоположной стороне плато, с характерным скрежетом, отъехала в сторону, открыв проем из которого вышли несколько человек в накинутых темно-синих плащах, под которыми только опытный глаз мог различить наличие легких пластинчатых доспехов. Вслед за рыцарями Ордена в проходе появился немолодой мужчина, опирающийся на деревянный посох, вершина которого закручивалась в причудливую спираль. Он вскинул руку, поправляя капюшон на голове, и в этот момент Джек почувствовал, как по его телу пробежала легкая дрожь. "Чертовы маги! Неужели никто из них не может нормально общаться, предварительно не применив заклинания определения намерений? Они что, все до единого параноики?" - этот момент Джек ненавидел всей душой, ибо его ощущения и самочувствие от этого заклинания оставались приторно мерзкие.
   - Вечер добрый, путник! Меня зовут Вайзель, какими судьбами Вы оказались в этих горах? - маг первым завязал разговор.
   - Желаю пребывать добром здравии Вайзель! Я Джек семь лезвий! Путь мой лежит в земли Йотсаланд, к вам я заглянул, чтобы сообщить прискорбную весть, ибо в пограничном форте мне сказали, что это принадлежит вашим людям. - С этими словами он выудил из полы рукава два серебряных диска и протянул их старшему магистру.
   Один из рыцарей аккуратно взяв томги из рук Джека, передал их главе Северного анклава.
   - Ты нашел только два? - голос Вайзеля оставался совершенно спокойным, а на лице не дрогнул ни один мускул, однако в сердце старшего магистра все еще тлела надежда, что кто-то из последователей остался жив.
   - Там было три трупа, двое были растерзаны в клочья, были и три жетона, но один остался у охранника в форте на границе, когда я дал его ему и поинтересовался, не носят ли их ребята такие бляхи.
   - А кроме этого? Кроме людских трупов, ты ничего не находил? Было ли там еще что-нибудь... что-нибудь необычное?
   - Если ты говоришь про монстра, то я как раз подоспел к моменту, когда он рвал на части последнего из ваших ребят... - Джек на секунду замолчал, и грустно улыбнулся.
   - Хм... меньшего и не ожидалось от того, кто носит такой меч! - старший магистр хищно прищурился, он сильно не любил хвастунов, но этот парень - дело особое: - Интересно, капитан корабля на котором ты приплыл, брал с тебя дополнительную плату за такой груз?
   Джек на мгновение замер, ошеломленный подобным поворотом беседы, спустя мгновение он удивленно хмыкнул:
   - Вы знаете о том что я приплыл на корабле? Интересно откуда? Ведь это произошло всего несколько недель назад.
   Ответом Джеку было молчание Старшего магистра и внимательный взгляд.
   - Ладно Вайзель, можешь не отвечать, продолжай делать вид будто все знаешь сидя тут в горах, а я, пожалуй, пойду! - Джек оценивающе обвел взглядом старого мага и, развернувшись, отправился обратно.
   - Бывай, Джек семь лезвий! - на лице мэтра появилась легкая улыбка, разговор вышел не очень приятным, но могло быть и хуже.
   Старший магистр вернулся в свои покои, уселся в кресло на свои любимые подушки, скинул башмаки, подтянул на кресло ноги, откинулся на спинку и, прикрыв глаза правой ладонью, замер, ненадолго погрузившись в очередные раздумья.
   - Фирцен? - резко вскинув руку, Вайзель заклинанием подтянул к себе хрустальный шар.
   - Да, мэтр?! - в шаре появилось изображение одного из младших магистров.
   - Отметь в книге регистрации, что все последователи, сдававшие финальное испытание неделю назад - провалили его и уже мертвы! Тварь ликвидирована силами третьей стороны.
   - Что-то еще, мэтр? - интуиция подсказывала молодому человеку, что это будет не единственное поручение.
   - Да, запроси у отделения Ордена в Скальдарии все имеющиеся у них сведения по некоему Джеку семь лезвий, я хочу, чтобы эта информация была у меня к завтрашнему утру!
   - Будет исполнено мэтр! - младший магистр отвесил учтивый поклон, и изображение в сфере пропало.
   Вайзель сделал медленный вдох и выдох. За этим интересным путником следовало какое-то время понаблюдать и однозначно выяснить откуда он такой взялся. Ибо к своему стыду старший магистр не смог его "прочитать", а ведь с обычными людьми ему бы хватило втрое, да ладно, впятеро меньше времени.
  
   Шел четвертый день с момента, как Джек покинул горы. Старший магистр Вайзель и Орден серебряной длани, прячущийся в тени, для него по-прежнему оставались загадкой. Хотя он не чувствовал исходящей от них угрозы, сильная конспирация вызывала подозрение и вопросы, готовые ответы на которые ему никто не собирался преподносить.
   Он провел в Скальдарии четыре года, срок конечно не большой, но за это время ему удалось побывать в ее самых удаленных уголках и даже в архипелаге Яссин, но нигде, никто и никогда не упоминал ни о каком Ордене. Интересно существует ли эта древняя законспирированная организация именуемая Орденом серебряной длани на другом континенте? Чего они добиваются? Какова их цель? Хотя Вайзель конечно мог просто предположить, что Джек путешествовал по морю, а он сам взял и проглатил наживку. Да и вообще, что если этот Орден существует только в этих горах и занимается какими нибудь мирными магическими изысканиями? Да и конечно разводит химер в придачу!
   Что ж, он привлек к своей персоне больше внимания, чем хотел и теперь от пристального наблюдения со стороны этого Ордена будет избавиться гораздо сложнее. Да и вообще нужно ли это делать? Скорее всего, нужно! Если они могут быть связаны с семью Великими домами, то... аррр... Джек отогнал эти мысли прочь от себя. Вспоминать о родине было для него невыносимо, и, немного понервничав, он успокоил себя мыслью о том, что если бы у Ордена была связь хоть с одним из Великих домов, то к нему за эти несколько дней уже наведались бы старые товарищи и соседи.
   Интуиция Джека оказалось, как всегда, на высоте. Почувствовав опасность за пару миль вперед, он осторожно свернул с узкой и заросшей травой колеи, по которой повозка проезжала от силы три или четыре раза в луну, и, подтянув лямки на которых за его спиной держался огромный меч, тихо нырнул в чащу леса.
   Впереди оказался небольшой временный лагерь разбойников, которые чувствовали себя здесь настолько вольготными хозяевами, что даже не позаботились о том, чтобы выставить дозорных или организовать патрули. Джек расположился в кустах на небольшом холме, откуда открывался хороший обзор на ту часть поляны, где располагался лагерь и принялся наблюдать. Большинство бандитов просто бездельничали, распивая эль, играя в кости или просто беззаботно дрыхли, однако были и те, кто точил свое оружие, тренировался в метании ножей и подготавливал свое снаряжение. В общей сложности Джек насчитал разбойников не меньше тридцати человек.
   Не успел он еще понять стоит с ними связываться или лучше обойти по большой дуге, как на окраине поляны появился всадник:
   - Быфтрее, хотофимся! Они етут! - сходу выпалил разведчик, сильно шипилявя.
   - Отлично. За работу бездари! Поживее, хватит нежиться на солнышке! - от громкого баса своего главаря бандиты быстро вскакивали со своих мест и вскоре лагерь превратился в подобие растревоженного муравейника: - Тащите сюда эти валуны! Эй, Босой, деревья не забыл подпилить?
   "Странно, такая тщательная подготовка нехарактерна для обычных разбойников?!" пронеслась мысль в голове у Джека и, дождавшись пока эти лихие ребята, окажутся на своих местах в засаде по бокам от узкой лесной дороги, он не привлекая лишнего внимания перебрался на соседний холм для лучшего обзора места будущей схватки.
   Через несколько минут ожидания на дороге появился небольшой кортеж, состоящий из добротной кареты запряженной шестеркой породистых лошадей в сопровождении десятка вооруженных всадников. Джек приподнял левую бровь и присвистнул про себя, похоже, что эти лихие ребята целенаправленно знают на что идут, а не просто путников грабят, теперь становится очевидным для чего им были нужны такие тщательные приготовления.
   Кортеж не проехал и десятка ярдов, как два массивных дерева с громким скрипом повалились на дорогу, отрезая им возможные пути к отступлению. Раздались хлопки спущенной тетивы и град стрел осыпал всадников, выхвативших мечи и готовых дать отпор наглецам. Несколько метких выстрелов насмерть сразили двух солдат из кортежа и разбойники выпрыгнув из своей засады с визгом, ревом и улюлюканьем кинулись на своих жертв...
  
   - Сестрица, возвращайся скорее. - Молодой человек, одетый в аккуратный приталенный черный сюртук, нежно обнял хрупкую девушку.
   - Не волнуйся Кай, ты сегодня прямо сам не свой, со мной все будет в порядке, я всего лишь еду погостить к дядюшке на зиму.
   - Может быть, ты все-таки передумаешь? - он с пренебрежением бросил взгляд в сторону подготовленной кареты и всадников терпеливо ожидавших окончания прощальной сцены.
   - Это невозможно братец, я не хочу оставаться тут зимовать! Я замерзаю от одних воспоминаний, как холодно тут было прошлой зимой. Да и дядюшка уже прислал за мной своих людей. - с этими словами она задорно подмигнула молодому человеку и забралась в карету поспешно захлопнув за собой дверь.
   - Лея?! - в его голосе почувствовались нотки раздражения.
   - Зима! Всего одна зима! - шторка, закрывающая окно кареты, распахнулась и девушка, слегка наклонив голову, так что ее белоснежные кудри скатились на плечи, мягко улыбнулась: - А тебе я думаю будет чем тут заняться и без меня, помни отец доверил тебе эти земли, учись управлять ими, ведь когда-то их станет намного больше, будущий граф. Да и еще, тебе стоит подумать о своей личной жизни, может пока меня нет рядом ты сможешь больше времени уделять другим девушкам и у Марии появится шанс?! - сделав испуганное лицо Лея быстро прикрыла рот пальцами левой руки, демонстративно показывая брату, как будто сболтнула чего-то лишнего, после чего быстро задернула занавеску и карета тронулась.
   Кай, хмурый как грозовая туча, проводил взглядом кортеж, выезжающий из ворот замка, после чего судорожно сглотнул и быстрым шагом направился на задний двор замка.
   - Эй, Беззубый, ты еще тут? - в полголоса произнес Кай, предварительно хорошо осмотревшись по сторонам и удостоверившись, что никого из солдат или прислуги нет поблизости.
   - Та, фаша, милось! - прошипилявил выползающий из пустой бочки брутальный небритый мужик, в потрепанной одежде.
   - Отправляйся к своему главарю и передай, что кортеж, идущий дорогой на юг полностью его, может брать все ценности, что найдет. Вся охрана до единого должна умереть, однако если с девушки упадет хоть один волосок я вырву его сердце собственными руками! - Кай сам не заметил, как при этих словах его лицо приобрело зловещее выражение, глаза засветились недобрым огоньком и он схватил мужика за грудки: - Я надеюсь, ты все понял? Насчет остального, все как договорились!
   Опомнившись, Кай разжал и отдернул руку, мужик, кивая в знак согласия с тем, что он все понял, испуганно попятился назад. Дойдя до угла не поворачиваясь к юному дворянину спиной, бандит сделал аккуратный шаг за стенку и, развернувшись, припустил что было мочи. Кай проводил его презрительным взглядом, затем брезгливо снял и выкинул тонкие кожаные перчатки. Потерев ладони и дыхнув на них, он полюбовался на пар изо рта, затем засунул руки в карманы брюк и, глубоко вздохнув, высоко поднял голову устремив свой взгляд на медленно проплывающие белые облака. "Что я делаю?" - сокрушенно прозвучал внутренний голос, но уже спустя мгновение улыбка полная самодовольства появилась на его лице и, сплюнув на землю, Кай отправился в свои покои, предстояло подготовить замок к возвращению своей сестры.
   Шел второй день поездки, Лея, не привыкшая к длительным путешествиям, изнывала от скуки в карете. Читать книгу, которую она взяла с собой, было трудно, экипаж постоянно трясло, да и освещение оставляло желать лучшего. Ее сопровождающие не отличались особой склонностью к общению, все их фразы были только вроде "Да, госпожа?", "Чем я могу вам помочь госпожа?" и "Будет сделано госпожа!". Лею это просто бесило, и как она ни старалась поболтать о чем-нибудь светском, все попытки были безрезультатны. До ближайшего постоялого двора предстояло ехать еще два дня, там она наконец-то сможет принять горячую ванну и выспаться в нормальной постели.
   Странный скрипящий звук внезапно раздался впереди экипажа, после чего последовал глухой звук падения чего-то тяжелого, с небольшой задержкой позади тоже рухнуло дерево. То, что это было именно дерево Лея не сомневалась, ствол грохнулся настолько близко, что она смогла различить хруст ломающихся веток. "Занять позиции!", "Боевое построение!", "Держать оборону!" - выкрикиваемые солдатами команды, доносящиеся снаружи, вызвали неподдельный интерес. Девушка попыталась выглянуть из кареты, но солдат находящийся рядом с дверью не дал ей этого сделать:
   - Госпожа, прошу вас, не выглядывайте и оставайтесь внутри экипажа, что бы ни случилось! - молодой человек был сильно обеспокоен.
   Интерес перерастал в тревогу, снаружи послышались первые крики, а потом гул из нескольких десяток глоток заставил ее сжаться в небольшой комочек, завалиться на сиденье и зажать уши ладонями. Доносившиеся до ее ушей беспокойное ржание лошадей, лязг железа, крики боли, ругательства и проклятья вселяло в самую душу ужас. Страх неизведанного, Лея даже не могла представить, что с ней могут сделать, если ее доблестные сопровождающие падут, она уже успела укорить себя за то, что думала о них пренебрежительно, лишь бы только они справились, защитили ее. Внезапно карету тряхнуло, по всей видимости, кто-то из защитников или нападавших ударился об нее. Несколько стрел пробило правую стенку, зловеще зияющие наконечники тускло сверкнули в сумраке задернутых занавесок экипажа, а может быть ей это уже и показалось, но Лею затрясло, и неведомые инстинкты заставили девушку тихонько сползти на пол подальше от стен.
   Внезапно дверь кареты распахнулась и в проеме показался один из бандитов, завидев девушку он ухмыльнулся, обнажив свои черные гнилые зубы. Лея завизжала что было мочи, но это лишь подстегнуло разбойника и он быстрее полез в экипаж:
   - Так-так, кто у нас тут? Эй, девочка иди к папе! - с этими словами он грубо схватил ее за запястье и дернул в сторону выхода.
   Лея попыталась вырваться и освободить руку, но хватка разбойника была словно стальная. Она грохнулась на землю и закричала еще сильнее, к боли от падения прибавилась обида и из глаз покатились слезы. За всю свою недолгую жизнь с ней еще никто не обращался настолько грубо, и никогда ей еще не было так больно. Конечно, был один раз случай, когда Лея только училась прогулкам верхом и лошадь ее скинула, встав на дыбы, но даже тогда она приземлилась на своего брата, вовремя оказавшегося рядом. Вспомнив о Кае и о том, как она ругала его за тот случай, что он не удержал ее и упал вместе с ней, после чего на бедре проступил синяк, а также испачкалась одежда, Лея на мгновение подумала о том, какой заботливый у нее брат и как хорошо было бы оказаться с ним рядом, ведь тогда такой ситуации, как сейчас, могло бы никогда не случиться.
   Бандит неумолимо приближался, по-прежнему ухмыляясь, демонстрируя гнилые зубы и обдавая тошнотворным запахом изо рта. Своим чутьем Лея понимала, что должна бежать как можно дальше от этого человека, но ноги не слушались ее, они были ватные и тяжелые, словно налитые свинцом. Попытка приподняться и пуститься наутек закончилась тщетно, разбойник навис над ней и начал было наклоняться, протягивая свои руки, как внезапно что-то неразличимое промелькнуло у него за спиной. От удара бандита подбросило вверх разорвав на две части и его торс, изливаясь большим количеством крови, упал прямо на девушку.
   Лея, затихшая буквально на несколько секунд, принялась визжать с утроенной силой. Девушке благородных кровей выросшей в чистоте и порядке, избалованной вниманием и заботой близких, трудно было представить что-либо более мерзкое, чем прикосновение к грязному, вонючему и мертвому бандиту, заблевавшему ее кровью. Лея оттолкнула тело что было мочи, и поползла в ближайшие кусты. Позади нее что-то громко со свистом разрезало воздух, затем раздавались сдавленные крики сопровождающиеся хрустом дробящихся костей, звоном ломающегося оружия и треском рвущейся одежды, после чего голоса сражавшихся замолкали один за другим.
   - Госпожа! - один из стражников заметил ползущую девушку и бросился к ней.
   Голос военного заставил Лею на секунду обернуться, и ее взгляду открылась следующая картина: бандит и солдат неслись на нее с разных сторон. Страх в очередной раз парализовал ее тело, все, что она смогла сделать, это завизжать, зажмурить глаза и прикрыть лицо ладонями. Грохот, волна воздуха, принесшая с собой облако пыли и брызг крови, окатила лежащую на земле девушку. Открыв глаза и немного раздвинув пальцы Лея увидела незнакомца, он стоял на широко расставленных полусогнутых ногах немного подавшись вперед и держал двумя руками гигантский окровавленный шмат железа по форме напоминавшее меч, лезвие которого остановилось практически у самой груди солдата замершего как вкопанная статуя. Обе части тела разбойника, бежавшего к девушке и сейчас буквально разорванного на пополам, валялись в нескольких футах в луже собственной крови. Лее от вида человеческих внутренностей стало дурно, густой ком подступил к горлу и содержимое утренней трапезы оказалось на земле.
   Звуки битвы уже прекратились, и лишь издалека доносился треск ломающихся веток и крики в панике убегающих бандитов. "Демон, это демон с огромным мечом! О, боги! Спасите меня!" - донеслись смутные крики из чащобы до слуха Леи.
   - Так ты на нашей стороне? - судорожно сглотнув, удивился стражник, когда незнакомец опустил меч.
   - Не знаю, но точно не за бандитов, которые позволяют себе такие грубости с дамами, - человек с огромным мечом окинул взглядом участок дороги, бывший несколько минут назад полем битвы, затем воткнул меч в землю и галантно протянул руку девушке все еще лежащей в дорожной грязи: - Леди?! Вы позволите?
   Лея уставилась на него ничего не понимающим взглядом, но предложение помощи приняла автоматически, благодаря этикету впитанному еще с молоком матери. Солдат до сих пор стоящий столбом выглядел тоже совершенно ошарашенным, его рот приоткрылся от удивления, а правая бровь судорожно дернулась несколько раз.
   - Благодарю вас сударь... - Лея натянула на лицо маску доброжелательности и попыталась легко улыбнуться незнакомцу, столь любезно предложившему ей встать с земли, однако это получилось не совсем удачно. Внутри ее трясло и колотило, перед глазами все еще плыли отвратительные картины пережитых событий, да и раскуроченные огромным мечом трупы с дороги никто не убирал, но в отсутствие видимой угрозы, сейчас она пыталась собрать все свое самообладание и мужество в кулак, дабы не выглядеть дурно перед весьма симпатичным незнакомцем.
   - Госпожа, слава богам вы целы! - воскликнул один из раненых солдат, заметив, что с Леей все в порядке.
   Оставшиеся в живых стражники собирались вокруг завалившегося на бок экипажа. Командир отряда, прихрамывая на левую ногу, досадно осматривал поле боя, замедляя свой взгляд на мертвых телах своих людей, трупах лошадей и сломанной карете.
   - Спасибо за помощь, незнакомец, - глава отряда был скуп на слова, но удержаться от благодарности, когда этот человек практически спас им жизнь, оказалось тяжело даже для бывалого ветерана: - Ты нас сильно выручил, должен признать, что эти бандиты были сильнее и мы все могли бы быть уже мертвы, если бы не ты и твой меч! - Командир с открытым восхищением вперемешку с удивлением осмотрел громадный клинок, воткнутый в землю: - Меня зовут Майкл, я командир этого отряда, разреши узнать твое имя благородный войн?
   - Джек... Джек Семь лезвий, - представился незнакомец: - И ты зря считаешь, что бандиты были сильнее, я видел как вы сражались и не будь это хорошо подготовленная западня, шансы были бы на вашей стороне.
   - Подожди, ты хочешь сказать, что это был не обычный налет разбойников, на первых попавшихся путников, а они ждали именно нас? - таких новостей Майкл не ожидал.
   - Совершенно верно! Я наткнулся на лагерь этих бандитов сегодня утром и наблюдал за ними некоторое время, их совершенно не интересовало кто проезжал этой дорогой, однако когда соглядатай доложил, что "они едут!" все всполошились и заняли заранее подготовленные позиции, причем достаточно качественные, что позволило мне предположить - они ждали именно ваш кортеж и уже не первый день.
   - В это сложно поверить, ведь мы выехали только вчера, и о нашей поездке никто не был осведомлен. Хотя если подумать, обычные разбойники никогда не сподобились бы на такой отчаянный шаг, как простой грабеж в этих землях, ведь недалеко отсюда пограничная крепость, в которой расположен целый гарнизон, встречаться с которым лихие парни обычно не любят, - командир серьезно задумался и почесал свою густую аккуратную бороду.
   - Хитросплетения и интриги это не мой конек, так что дальнейшее распутывание я предоставлю вам Майкл, и за сим позвольте откланяться. - Джек резко взмахнул мечом, очищая его от крови, поправил свой пояс и походный плащ, затем обернул грубой материей свой меч и, подняв эту громадину легким движением, закрепил его у себя на спине.
   Стоящие рядом солдаты качнулись назад, когда этот странный незнакомец одной рукой вытащил из земли меч, которым каждому из них было бы махать не под силу.
   - Примите и мою благодарность! - Лея уже более-менее пришла в себя, особенно когда заметила, что ее симпатичный спаситель уже норовит тронуться в путь, и пустила в ход все свои женские чары, на которые была способна: - Джек, а вы не могли бы сопроводить меня? Я боюсь, что после такого нападения мы будем особенно уязвимы, а ведь эти бандиты могут вернуться.
   - Вы держите путь юг? - поинтересовался Семь лезвий, Лея утвердительно кивнула и он продолжил: - Тогда боюсь, что нам с вами не по пути, мне нужно на север в земли Йотсаланд...
   - Джек, мне неудобно просить, после того, что ты и так сделал для нас, но молодая госпожа права, мы потеряли больше половины людей, а у остальных раны различной тяжести. - Морган решил поддержать Лею, да и если признаться, то заполучив такого человека в спутники ему было бы намного спокойнее: - Повозка сломана и только часть лошадей осталась жива, мы можем пасть теперь уже от руки даже обычных бандитов, поэтому я хочу нанять твой меч! Мы держим путь к замку барона Сангрина, уверен он щедро отблагодарит тебя за помощь его племяннице.
   Джек немного прищурился и внимательно посмотрел на ветерана, затем на молодую дворянку, пытающуюся сейчас сыграть на его мужских началах, отчаянно изображая девушку в беде, после чего мягко улыбнулся и подумал про себя: "Что-ж, похоже, и тут меня ждет подобная судьба... видимо посылке в Йотсаланд придется еще немного полежать у меня за пазухой".
   - Хорошо, я буду сопровождать кортеж до ближайшего поселения, и если за это время не почувствую угрозы вашим жизням, то продолжу дальше свой путь, как и планировал.
   - Добро! - Майкл протянул ему руку.
   "Да-а-а-а! Он такой милый!" - сердце Леи возликовало и она уже забыла, что всего несколько минут назад ее чуть не убили.
  
   Джек наслаждался тишиной уже почти неделю, после того как покинул границы империи. Эта юная особа, жизнь которой он спас, всю дорогу, покуда он ехал рядом, болтала совершенно без умолку, пытаясь очаровать его. Джеку иногда было сложно понять женщин, особенно молодых, ведь есть гораздо более простые способы дать понять, что тебе симпатичен тот или иной человек, но нет, все эти светские разговоры о погоде, неловкие оговорки, взгляды, позы, жесты и тонкие намеки. Как же они достали его! В свое время он предостаточно погулял при дворе Вилленса ва Скальдари и поначалу все эти тонкости казались весьма увлекательными и заманчивыми, но спустя полгода, он уже начал бояться показываться во дворце, а уж о том чтобы открыто заявиться на бал, где его ждала целая армия поклонниц, и речи быть не могло. Джек всегда не понимал причин своего успеха у женщин, но говоря откровенно, никогда над этим и не задумывался. Однако теперь, после всех этих матерых соблазнительниц, с которыми ему пришлось иметь дело, попытки Леи завладеть вниманием выглядели совершенно наивно и даже где-то по-детски, хотя для него она и была еще ребенком.
   Как и обещал, он проводил их до ближайшего поселения, где Лея и ее спутники смогли отдохнуть, сменить лошадей и продолжить свой путь. Встречаться с бароном Джек не хотел, да и в вознаграждении не чувствовал особой нужды, поэтому к удивлению Майкла и разочарованию Леи, которые все таки рассчитывали на то, что он останется с ними до конца путешествия, Семь лезвий покинул их общество.
   Земли Йотсаланд были совсем рядом, Джек рассчитывал прибыть в пункт своего назначения через три, максимум четыре дневных перехода, когда ощущения вновь заставили его свернуть с намеченного пути. Столб черного дыма возвышался на западе и движимый подозрением, что это не простой пожар, Семь лезвий оказался прав.
   Отчаянные крики о помощи он услышал еще до того, как первый дом небольшой деревушки появился в поле зрения. Трое вооруженных всадников гнали молодого паренька, давая ему встать и начать бежать, после чего догоняли его и снова глумливо валили наземь мощным пинком или неглубоким тычком меча. Увидев незнакомца с огромным свертком за спиной, парень рванул к нему что было мочи и, подбежав, спрятался позади:
   - П-помогите! - выдавил он, переводя дыхание.
   Один из всадников сделал едва уловимый жест рукой всем остальным и мотнул головой в сторону паренька и незадачливого путника, после чего они подъехали к ним спокойной трусцой и окружили в кольцо, демонстрируя свое превосходство.
   - Эй, незнакомец, отойди-ка в сторонку и дай нам расправиться с этим негодяем, если не хочешь, чтобы и тебя постигла такая же участь! - высокомерно заявил одноглазый мужик, пытаясь запугать Семь лезвий.
   - Что такого натворил этот парень, что вы хотите его убить? - Джеку такая ситуация не понравилась с самого начала, церемониться с очередными бандюгами у него не было никакого желания.
   - Он оскорбил меня... - бесцеремонно продолжил одноглазый.
   - Этого достаточно для убийства? - отстраненно поинтересовался Семь лезвий.
   - Конечно! - выпалил одноглазый, даже не подозревая, что этой фразой он подписал себе смертный приговор.
   - В таком случае я могу сейчас совершенно спокойно убить тебя и буду прав? - глаза незнакомца сверкнули недобрым холодным огоньком.
   - Ч-что ты имеешь в виду? - поймав взгляд, в котором читалась неутолимая жажда убийства, одноглазый сбился с мысли и нервно заерзал в седле.
   - Ты угрожал мне, а я воспринимаю это как оскорбление! - Джек ловко сдернул одной рукой чехол, одновременно отстегивая лямки и поднимая из-за спины свой гигант.
   - Убить их! Уби... - завопил одноглазый, но ему было не суждено закончить свою фразу, огромный клинок опустился сверху с чудовищной силой, разрубая его вместе с лошадью на две части.
   Оставшиеся двое оказались настолько ошарашены происходящим, что даже не успели вскинуть клинки. Джек сделал шаг в сторону и с грохотом ударившее в землю лезвие, только что разрубившее всадника вместе с лошадью, молниеносно взлетело вверх повторяя свою казнь, только на этот раз лошадь умерла первой.
   Парень, спрятавшийся за спиной путника в надежде на помощь, а сейчас весь забрызганный кровью своих преследователей и их лошадей, опасливо попятился и, запнувшись, упал на свой зад. "Как? Как этот обычный на вид человек разрубил одним ударом всадника вместе с лошадью? Как такое возможно?".
   Опомнившись, последний всадник натянул поводья и пришпорил лошадь, собираясь побыстрее убраться отсюда, однако Джек не дал ему этого сделать, огромный меч описал большой полукруг отрубив коню задние ноги, который, дико заржал и рухнул вместе с седоком. Незадачливый бандит успел выбраться из-под содрогающейся лошади, но встать на ноги ему было не суждено, роковой незнакомец уже оказался рядом и с грохотом воткнул в лошадь меч и наступил ему ногой на грудь, плотно прижав к земле. Измученный конь прохрипел и испустил последний вздох.
   - Итак, если хочешь жить, давай по порядку, кто ты и почему вы хотели убить этого паренька? - Джек мотнул головой в сторону замершего на траве с широко открытыми глазами молодого человека.
   - Ну... мы... он бежал из поселения и командир взял нас чтобы мы его... ну это... того... - с перепуга речь явно не строилась и бывший всадник пытался тараторить, но получалось у него все с запинками.
   Джек глубоко вздохнул, немного приподнял ногу и резко опустил, целясь пяткой прямо в солнечное сплетение:
   - Я сказал по порядку и не услышал ответа на самый первый вопрос, кто ты? Кто твои спутники? Откуда? А также, почему вы хотели убить парня? Подчеркиваю "почему?".
   - Если я расскажу меня убьют - процедил мужик сквозь зубы, после чего Семь лезвий бесцеремонно повторил свой удар.
   - А если не расскажешь, я забью тебя до смерти, времени полно и мне некуда торопиться, - спокойно парировал Джек, с таким контингентом ему почти всегда удавалось находить убедительные аргументы.
   - Хорошо, я все скажу, не надо так больше! - прохрипел бандит сквозь кашель и сбитое дыхание, страх перед незнакомцем читался в его глазах: - Мы имперские солдаты, особый отряд на задании, наша миссия это рейды на мелкие поселения и княжества, я не знаю для чего мы это делаем, нам не говорят истинных целей, возможно, мы кого-то ищем, не знаю, но обычно мы просто нападаем, как простые бандиты, грабим и убиваем.
   - Как интересно, продолжай! - скомандовал Джек.
   - Это все, я клянусь! Когда командир заметил, что этот парнишка убегает, он взял нас с собой и мы отправились вдогонку за ним, а потом появился ты...
   - Имперские мародеры, звучит интересно, сколько ваших еще в поселении? - для убеждения и придания значимости вопросу, он чуток перенес свой вес на ногу прижимающую бандита.
   - В нашем отряде две дюжины бойцов, двух ты уже убил... - легкое движение руки, огромный меч вспорхнул, как будто он ничего не весит, и голова бандита покатилась по траве.
   Семь лезвий узнал все, что ему было нужно и не собирался дать закончить свою речь этому отморозку, кем бы он ни был, имперским солдатом-мародером или просто обычным головорезом порочащим имя и честь имперской армии. Для Джека это не имело ровным счетом никакого значения, главное то, что эти люди творили зло и убивали простых селян, а с таким положением дел, где бы ни оказался, он никогда не мог смириться. Семь лезвий невозмутимо закрепил меч у себя за спиной и, бегло глянув на паренька, застывшего на траве как статуя, направился к поселению.
   Едва он оказался в поле зрения рейдеров, несколько бандитов решили оказать теплую встречу незваному гостю. Они были готовы повторить сценарий с окружением и запугиванием, но Джек знал, что ничего нового они ему уже не скажут, их одноглазый командир был мертв и теперь настал их черед. Семь лезвий подождал пока они приблизятся, затем бросился им навстречу, на ходу расстегивая лямки удерживающие меч. Такого поворота событий никто из них не ожидал и первые двое всадников упали с лошадей замертво даже не успев удивиться. Остальные притормозили, натянув поводья и злобно прокричав несколько ругательств, выхватили оружие. Часть из них бросилась на незнакомца, совершив роковую ошибку, не успев нанести даже один удар, они падали с лошадей рассеченные надвое, огромное лезвие в руках Джека описывало просто невероятные пируэты с бешеной скоростью. Несколько всадников отбросив оружие схватились за арбалеты притороченные к лошадям, раздались хлопки спущенной тетивы, но и их выстрелы не достигли своей цели, меч незнакомца развернулся плашмя и сработал как щит. Джек разбежался, совершив головокружительный прыжок в сторону перезаряжавших арбалеты, крутанулся в воздухе, разрубив напополам очередных двух бандитов.
   - Что за чертовщина?! Где главный? - закричал в испуге один из головорезов озираясь по сторонам: - Я... я не хочу тут подыхать от рук демона!
   Умирать в этом поселении явно не входило в первоначальные планы налетчиков, поэтому оставшиеся в живых, после созерцания быстрой и беспощадной смерти своих товарищей, пришпорили лошадей и галопом понеслись прочь.
   Джек проводил взглядом улепетывающих головорезов, затем развернулся и вошел в поселение. Удивленные внезапно наступившей тишиной люди, которые успели забаррикадироваться у себя дома, начали осторожно выглядывать из щелей и окон домов.
   - Где я могу найти старосту? - поинтересовался Семь лезвий у мальчонки выползшего из стога сена и с восхищением разглядывавшего незнакомца только что спасшего всю деревню от рейда налетчиков.
   - Дед Шувес живет прямо центре деревни! - парнишка жестом указал на добротный деревянный дом.
   - Спасибо тебе. - Джек потрепал мальчугана по голове.
   На подходах к центру поселения незнакомца готовилась встретить уже целая процессия во главе с седым стариком, тяжело опиравшимся на клюку. Джек немного приблизился и остановился, в воздухе повисла напряженная тишина, странный незнакомец был предметом восхищения и ужаса одновременно, но как говорили древние "Враг моего врага...".
   Первым нарушил молчание староста:
   - Мир тебе путник! - с едва уловимым волнением в голосе старик поприветствовал незнакомца.
   - И вашему дому мир, люди добрые. - Доброжелательно ответил Джек, и царившее напряжение разом спало.
   Семь лезвий услышал, как многие с облегчением выдохнули и мысленно улыбнулся. Все-таки нравилось ему помогать людям, видеть как на лицах еще недавно испытывающих страх и отчаяние, проступает сначала небольшой проблеск надежды, а затем превращается в лучезарное сияние. Однако не всегда люди были ему благодарны, бывали и ситуации, в которых его превращали в крайнего и виноватого за то, что он вмешался и оказал помощь, печальный опыт ничего не скажешь. Интересно, а как отреагируют эти селяне?
   - От всех жителей нашей деревни, я благодарю отважного воина, за помощь. Что мы можем сделать, для тебя?
   - Я всегда рад помочь тем, кто нуждается. Мне нужно пополнить запасы провизии и двигаться дальше, за расторопность я заплачу.
   - Что вы, что вы?! - переполошился староста: - Это все будет в знак нашей благодарности. - После этих слов седой старик, словно молодой юноша делающий предложение возлюбленной, немного потупил взор и осторожно продолжил. - Может быть, благородный воин соизволит остановиться на ночлег в нашем скромном поселении?
   - Опасаетесь, что бандиты вернутся?
   - Буду откровенен, это уже третье нападение этих мерзавцев! Дружина нашего князя не поспевает за их набегами, и всем нам было бы спокойнее если...
   - Они не вернутся! - прервал старосту Джек. - Потеряв почти половину своих людей и командира, им сейчас будет не до вас, поверьте моему опыту.
   - Но, не подтолкнет ли это их к мести? - в разговор вмешался один из селян.
   - Не волнуйтесь, мстить они будут мне, а не вам, - на лице незнакомца возникла печальная улыбка.
   - Разреши нам узнать твое имя? - все еще осторожно поинтересовался староста.
   - Джек, Джек Семь лезвий!
  
  
   - Что?! Что ты сказал? - Кай побагровел от гнева и на его скулах напряженно заиграли желваки. Стоящий перед ним человек испуганно попятился, а молодой дворянин резко выкрикнул: - Сейчас мы с тобой по-другому поговорим. Стража! Взять этого человека! Сейчас ты мне все расскажешь!
   Спустя мгновение из-за угла выскочили двое бравых ребят, собеседник Кая - человек бандитской наружности, развернулся и принялся драпать, но один из стражников вскинул арбалет, раздался хлопок спущенной тетивы и беглец завалился на бок с болтом в правой ляжке. Бандит попытался встать, но в этот момент к нему подоспел второй стражник и сходу отвесил ему пинок в бок.
   - Тащите его в темницу, на щит! - с нескрываемой злобой в голосе приказал Кай.
   Немного помяв бока бывшему беглецу, солдаты подхватили его подмышки и поволокли в подземелье замка. Комната со щитом, к которому цепями привязали бандита, оказалась мрачного вида пыточной, со всем необходимым набором инструментов для устрашения и причинения боли. Здесь были и дыба, и резервуар с ледяной водой, и тлеющие угли, и колодки, а также на небольших столиках лежали разнообразные щипцы, кусачки, острые заточки самых причудливых форм, иглы, клинья и ударные принадлежности. Увидев все это хозяйство, бедолага на щите застонал, его ноги предательски задрожали и по щекам покатились слезы.
   - Можете идти, найдите Грима, пусть придет сюда, для него есть работа. - Кай отправил двух солдат, не к чему им слышать разговор, который тут сейчас состоится. И как только позади него захлопнулась дверь, продолжил, вперив в собеседника испепеляющий взгляд: - Итак, сын ишака, говори, где моя сестра?
   - Я же все уже рассказал Ваша светлость?! - бандит судорожно сглотнул. - Мы сидели в засаде, потом появилась карета, эскорта оказалось чуть больше чем мы планировали, но все шло по плану. Затем, откуда ни возьмись, появился этот демон с огромным мечом, ему никто не мог противостоять, никто! Он просто покрошил в григ треть наших ребят. А когда от его руки пал сам Шкуродер, все решили больше не искушать судьбу.
   - Значит, ты даже не знаешь, что было дальше? Может быть, он и охрану перебил?
   - Я... я не... - неуверенно начал прикованный к щиту, но закончить он не успел.
   В этот момент открылась дверь, и в пыточную вошел лысый грузный мужик. Кай обернулся, и он почтительно отвесил положенный поклон своему господину.
   - Знакомься, это Грим, он поможет тебе вспомнить все в малейших подробностях! - злорадно рассмеялся молодой дворянин и жестом приказал палачу приступать к работе.
   - Смилуйтесь Ваша светлость, я убегал не оборачиваясь и ничего больше не видел, клянусь духами предков! - голос бандита предательски задрожал, но наткнулся лишь на холодный и полный злобы взгляд Кая. Что-то горячее и острое вонзилось сбоку под ребра, волна боли прокатилась по телу и он закричал: - Аааа...
   Кай молча наблюдал за пытками бандита. Глухонемой Грим хорошо знал свое дело, крики жертв его не заботили, как и вопросы, на которые молодому господину требовалось получить ответы. Он методично и последовательно причинял боль человеку на щите, одновременно удерживая его сознание на границе бодрствования и предотвращая попытки провалиться в забытье. Сначала Грим применил каленое железо, затем загнал иглы под ногти, после чего настала очередь проколоть иглой барабанную перепонку в ухе и выколоть глаз. Далее пришел черед гениталий, в дело вступили тиски и раскаленные заточки. Периодически палач вопросительно поглядывал на господина, в ожидании, когда тот прикажет ему прекратить, но Кай оставался непреклонен, что уже значительно усложняло работу, ибо живого места на пленнике становилось все меньше и меньше. Наконец Грим надел на ноги бандита колодки и принялся дробить ему кости, шел девятый час пыток.
   - Бездна! Ты действительно не можешь мне ничего рассказать, помет ишака! - Кай был в бешенстве, за все время пыток пленник повторял одну и ту же историю. - Бездна! Бездна! Бездна! Сколько можно повторять эту историю про демона с огромным мечом? Мне было лучше, если бы вы, например, просто решили нарушить наш уговор, и, ограбив караван, решили потребовать с меня больше денег в качестве выкупа за сестру! Или шантажировать, что расскажите об этом сговоре моему отцу или матери. Но нет! Вся ваша шайка, как паршивые псы, поджав хвост, улепетываете от одного воина, а меня теперь должна мучить эта неизвестность! Что стало с моей сестрой? Где она?
   - Абл... вабл... - промямлил, пуская кровавые слюни и приоткрыв единственный заплывший глаз, собеседник на которого орал Кай. Надо сказать, выглядел он совсем неважно.
   - Ты принес мне плохие вести, а я не люблю тех, кто меня огорчает... - внезапно молодой дворянин стал отстраненным и жестом приказал палачу закончить и отойти в сторону.
   Кай выкрикнул инканто заранее заготовленного заклинания и с пальцев его правой руки сорвались молнии, ударившие прямо в изуродованное тело на щите. Со злорадной гримасой на лице он собственноручно зажарил бедолагу до смерти. А затем повернулся к выходу и, громко хлопнув дверью, оставил Грима одного прибираться в пыточной.
  
  
   Светлана растерянно поднялась на ноги, последние следы молочного тумана вынесло в окно появившимся сквозняком и теперь девушка спешно вертела головой по сторонам в надежде найти хоть какие-нибудь следы Антона. Она заглянула под кровать, в шкаф, за дверь, высунулась в окно и осмотрела двор, но все было тщетно. Софья Матвеевна и Ерофей Петрович стояли в непонятном для них обоих оцепенении, наблюдая за действиями молодой девушки.
   В этот момент в дверь громко постучали, и прозвучал властный голос:
   - Откройте! Милиция!
   Это вывело представителей старшего поколения из оцепенения, но на этот раз Светлана испуганно замерла, прекратив свои поиски. Ее сердце сжалось в комок, однако бросив беглый взгляд на пустующую кровать - страх отпустил, в голове все никак не укладывалось, что молодого человека уже нет в комнате, все таки события последних минут разворачивались столь быстро и невероятно.
   Стук в дверь и требование открыть ее повторились, и Софья Матвеевна поспешила исполнить приказ представителей правопорядка, а то ведь не ровен час вынесут дверь и придется потом не просто новый замок, новую дверь покупать. Инстинктивно молодая девушка порывалась помешать своей бабушке, но сдержалась, понимая умом, что сопротивление тут бессмысленно и бесполезно, некий внутренний протест бушевал ураганом внутри нее, чувство грядущей опасности нагнетаемое стуком в дверь вопило "Убегай! Беги отсюда со всех ног, дуреха! Эти люди, что сейчас ворвутся сюда, ничего хорошего тебе не принесут!", но убегать было некуда.
   Отворив дверь, Софья Матвеевна оказалась быстро отодвинута в сторону сильной рукой омоновца, шестеро человек в масках быстро скользнули внутрь, раздались крики:
   - Всем лечь на землю лицом вниз! Руки за голову!
   Опасения Светланы подтвердились, девушка плавными движениями подняла руки, сцепив пальцы за темечком и медленно начала опускаться на колени.
   - Что вы себе позво... - начал было возмущаться бывший таксист-шантажист, как мгновенно получил удар в лицо прикладом автомата Калашникова и с непонятным мычанием сполз по стене.
   Отряд ОМОНа быстро обыскал всю квартиру, кроме трех людей в ней больше никого не оказалось:
   - Чисто! Все чисто! - почти разом донеслось из комнаты, кухни и ванной.
   Один из бойцов достал рацию из кармана:
   - Восемнадцатый докладывает, объект не найден. Повторяю. Объект не найден.
   - Принято восемнадцатый! - с хрустом прошипело в ответ.
   - Встаньте! - Обращаясь к двум женщинам, приказал тот же омоновец, что мгновение назад говорил по рации. По лежавшему в углу мужчине, закрывшему лицо обеими руками, было понятно, что самостоятельно он поднимется еще не скоро. - Мы получили наводку, что здесь укрывается опасный и разыскиваемый преступник...
   - Я могу все объяснить... - вырвалось у Светланы, и тут она поняла какую ужасную ошибку только что совершила.
   - Можете? - хищно прищурился омоновец. - Тогда попрошу вас проехать с нами!
   Светлана и Софья Михайловна уже уселись на заднем сидении милицейского уазика, когда двое бойцов под руки вытащили из подъезда и втолкали в машину неудачливого таксиста, прикрывающего рот и нос окровавленным платком. Еще там, в квартире, когда они пошли на выход, она попыталась оказать ему первую помощь, но омоновцы пресекли это на корню, теперь же у нее были все возможности продемонстрировать, что она не зря училась на медика.
   Захлопнув дверь уазика, оставшиеся омоновцы запрыгнули в грузопассажирский зилок, и кортеж из двух машин выехал со двора. Детвора, сбежавшаяся поглазеть, на обещавшее быть интересным зрелище, быстро начала разбредаться и лишь один цепкий взгляд не отпускал автомобили, пока они окончательно не скрылись из виду. Он принадлежал седому полноватому пенсионеру, в бежевом плаще, клетчатой серой кепке и очках в роговой оправе с толстенными линзами, спокойно сидевшего на лавочке вытянув вперед отекающие ноги и раскрыв себя яркому осеннему солнцу. В одной руке он держал поводок дремавшей рядом на газончике таксы, а в другой сотовый телефон, направленный камерой на произошедшие события. Выждав несколько секунд он встал, набрал номер и произнес всего одну фразу:
   - Птичка упорхнула из клетки...
   Нажав кнопку отбоя, он спрятал телефон в карман, удлинил поводок проснувшейся и радостно наворачивающей круги около хозяина таксе и неспешно побрел прочь.
   Короткие гудки доносились из трубки на другом конце линии связи, но бывший собеседник уже их не слушал, хотя рука еще машинально держала трубку недалеко от уха. Сидящий в полумраке комнаты, освещавшейся только расположенными перед ним шестью мониторами, по три в каждом ряду, его взгляд рассеянно охватывал их все. На одном из них была карта города, на других картинки, посылаемые со спутника, изображения камер наблюдения расположенных на дорогах и улицах города, плыли осциллографические графики с какими-то обозначениями, а на нижнем центральном уже в который раз прокручивался ролик, в котором открывается окно одной из квартир и молочно-белый дым весь без остатка вытекает наружу, растворяясь с окружающей средой.
   Что ж, пока все шло относительно предсказуемо и в соответствии с его планом, конечно некстати прибывшие, по наводке двух недавно задержанных домушников, менты решили немного попутать карты, но это не спецподразделение, тут достаточно всего пары его агентов, чтобы кортеж не доехал до участка, а задержанные оказались там, где нужно. Человек болезненно сморщился, воспоминания о стычках с людьми Орлова и последней проваленной миссии в столице, которая потом превратилась в погоню и бешеные скачки по всему миру, не принесли ему ничего приятного. Надо срочно реабилитироваться в глазах командования, и он это сделает, главный офис конторы далеко и спецподразделение однозначно опоздает.
   Человек, наконец, отложил в сторону телефон, мысли о том, что время реагирования противника снижено, весомо повышали шансы на успех, и это не могло не радовать. Хищная улыбка промелькнула на лице, отмеченным глубоким шрамом, теперь ему были известны все участники этой пьесы, оставалось лишь найти одного и последнего.
  
   Антон очнулся лежащим на какой-то куче мусора, вонь стояла невыносимая и, как следует прокашлявшись, он попытался подняться на ноги, которые вновь слушались и подчинялись ему. Удалось встать только с третьего раза, голова кружилась просто неимоверно, в глазах все двоилось и троилось. Все тело ныло, словно пропущенное через гигантскую мясорубку.
   События последних нескольких дней сливались в единую какофонию, и хоть проваливаясь в забытье, он больше не видел сон о человеке из средневекового мира, граница реальности происходящего сильно истончилась. Прямо сейчас Антон не мог понять, спит он или бодрствует. О том, как он тут оказался, разум отказывался вспоминать, последнее что всплывало в воспаленном мозгу - сильное желание спать, очертания молодой и красивой женщины с коротко стриженными рыжими волосами, и запах ванили, который затем резко сменился вонью городской свалки.
   Грохот мусоровоза сбрасывающего свой груз, заставил Антона обернуться. Зрение медленно фокусировалось, но этого уже было достаточно, чтобы разглядеть автомобиль, рабочего и путь среди куч мусора по которому можно было дойти до них.
   Антон судорожно помотал головой, что за чертовщина тут происходит? События, после того как он проспал рабочий день в автобусе и его сбила машина, не поддавались логическому объяснению. Почему его не отвезли в больницу, кто была та девушка, что ухаживала за ним? Почему лежа в кровати он не чувствовал своих ног, а сейчас спокойно может ходить? Что за сила переместила его на свалку за несколько километров от города?
   Антон потер четырехдневную щетину на лице. Городская свалка не лучшее место, чтобы собраться с мыслями. Надо добраться до дома, принять душ и выпить кружку крепкого кофе! В обычной ситуации он никогда бы не обратился к водителю мусоровоза, но для него все обычное закончилось несколько дней назад.
   - Здрасьте. До города не подбросите? - ничего умнее в голову не пришло, и Антон решил сразу перейти к делам насущным.
   - Я что, похож на таксиста? - осведомился мрачный мужик и вопросительно приподнял брови.
   - Тут, такое дело... понимаете, мы с друзьями вчера хорошо погуляли и, похоже, они решили надо мной пошутить, высадив тут, - предположив, что вид у него сильно напоминает страдающего похмельем, Антон врал прямо на ходу.
   Мужик понимающе кивнул, мол, знаем, какая нынче пошла молодежь:
   - Прыгай! До города подвезу, а дальше уж сам разберешься.
   Антон забрался на пассажирское сиденье и мусоровоз тронулся. Вырулив на шоссе, водила нарушил установившееся молчание:
   - Че праздновали то?
   - А? - растерянно повел пассажир.
   - Спрашиваю чего праздновали-то, что так нажрался? Днюху небось?
   - Да, день рождения был у друга, - Антон натянуто попытался улыбнуться, но вместо этого получился оскал.
   - Лан, не переживай, это проходит! Кстати, я Иван, - водитель мусоровоза протянул руку своему неожиданному попутчику.
   - Антон, - и после крепкого рукопожатия вновь повисла тишина, которую от полного отсутствия звуков спасал лишь гул двигателя, да шум проносящихся навстречу машин: - Может быть, радио включим?
   - Ха! Рад бы, так ведь не работает зараза! - Иван презрительно посмотрел на старую магнитолу, прикрученную скотчем напополам с изолентой.
   Антон интуитивно потянулся к радиоприемнику, провел по нему рукой и нажал кнопку включения питания. Шипение вырвалось из динамиков, а на панели магнитолы загорелись яркими цветами несколько светодиодов.
   - Ого! - Иван не скрывал своего восхищения: - Да ты просто волшебник! Я сколько не пытался, так и не смог ее оживить. Может, и настроишь еще?
   Антон начал крутить регулятор настройки частоты и вскоре шипение сменилось голосом диктора:
   -... заявлению Международной ассоциации аэрокосмических исследований через два дня ожидается беспрецедентный парад планет, которого никогда не было ранее. Как утверждают ученые, планеты нашей солнечной системы выстроятся вокруг солнца, образовав равный крест. Многие религиозные деятели уже сейчас заявляют, что это некое знамение, однако...
   - Слышь, братан, а музыки там нет? - поинтересовался Иван: - А то гонят какую-то пургу непонятную!
   Антон пожал плечами и продолжил настройку, поймав следующую станцию, на которой крутилась всем известная попса.
   - От это уже получше! Но ты еще покрути, вдруг там есть что-нибудь более приятное?
   Догадаться, какая музыка нравилась водителю мусоровоза, на вид суровому мужику, с татуировками колец на пальцах рук и парой выбитых зубов, было несложно. И в следующее мгновение, буквально воплощая в жизнь догадки Антона, радиоприемник поймал сигнал станции транслирующей шансон.
   - Ха-ха! Живем, волшебник! - Ивана жутко достало постоянно ездить в тишине, поэтому шаманству своего попутчика с радиоприемником, он был просто безмерно рад: - Каждый день бы таких пассажиров, что эти железяки настраивать умеют!
   Антон слабо улыбнулся, ошарашенный странными ощущениями в своем теле от работы с радиоприемником. Он буквально чувствовал это устройство, как живой организм, каждый провод, каждую микросхему, каждый транзистор. Боже, что со мной происходит? И почему это меня не пугает? Еще неделю назад почувствуй такое, он бы жутко запаниковал и наглотался успокоительных таблеток, а сейчас только удивление. Его больше не волновала работа, начальник самодур, расставание со своей девушкой, все это оставалось в той, прошлой жизни, сейчас же он родился заново, и как каждый ребенок учится ходить и познает окружающий мир, так и Антон пытался осознать и осмыслить свои новые способности и свое предназначение. Водитель Иван, довольный починенным радио, больше не приставал к нему с разговорами и погруженный в свои думы Антон даже и не заметил, как мусоровоз миновал пост ГАИ и благополучно поехал по городским улицам.
  
  
  
   Глава 4
  
   Покинув спасенную от мародеров деревню, Джек продолжил свое движение на север. Перекинутый через плечо лежал туго набитый провизией походный мешок, и теперь он надеялся добраться к намеченной цели без особых препятствий. Столицу княжества Ринд он предпочел обойти стороной, несмотря на все убеждения старосты обязательно навестить князя, ибо для такого воина, как он, правитель обязательно бы нашел работу, да и наградил бы за спасение деревни от бандитов. Но Семь лезвий спешил и через четыре дня достиг границ земель Йотсаланд.
   Земли Йотсаланд были самыми северными из заселенных разумными существами территорий на этом континенте, и представляли собой группу небольших самостоятельных поселений, не объединенных общей властью. Севернее начинались бесплодные ледяные пустоши и мертвые горы, с юга же они граничили с рядом мелких княжеств, которые из последних сил пытались сохранить свою независимость от Империи простирающейся почти на полматерика.
   Джек остановился на ночлег в небольшом гостеприимном селе, где ему за скромную плату предоставили целый сарай. Путники были редкими гостями в этих краях, а местные жители отличались завидной осторожностью, чтобы сходу пустить незнакомца в свой дом. Уже лежа не небольшом стоге сена Семь лезвий мысленно прокрутил маршрут и ту карту, что рисовал его бывший друг. Все верно! Ориентиры совпадают, осталось уже самую малость.
   - Ну и удосужился же ты родиться в такой глухомани?! - обратился вслух Джек к своему отсутствующему другу, глубоко вздохнул и усмехнулся: - Да что это я? Сам ведь из той еще дыры вылез.
   Джек достал из-за пазухи сверток и аккуратно развернул. На ладони красовалась небольшая черная обсидиановая табличка с причудливым резным узором и инкрустированным в самом центре рисунка рубином. Семь лезвий двумя пальцами взял ее и поднял вверх на просвет, драгоценный камень оказался инкрустированным насквозь и теперь сквозь него слабо просачивался блеклый отблеск луны.
   - Как мне тебя не хватает, друг! - еле слышно прошептали губы Джека.
   Грохот падения чего-то тяжелого и последующие испуганные крики донеслись снаружи. Джек быстро и аккуратно завернул табличку и сунул обратно за пазуху. Рука сама скользнула к мечу и через мгновение в полной боевой готовности, он осторожно, сквозь щель слегка приоткрытой двери, выглянул наружу. Снова что-то громыхнуло поблизости, Джек увидел, как языки пламени неестественно пожирали несколько домов, от огня плавился камень, а горящие люди с воплями катались по земле не в силах затушить его. Сверху пронеслось что-то явно большое, Джек нахмурился, если слух его не подвел - это однозначно был взмах крыльев! Семь лезвий прекрасно видел в темноте, и осторожно высунувшись из сарая, разглядел в воздухе ящероподобного крылатого змея. Дракон!
   В это время в поселении началась паника, люди спешно выбегали из домов с глазами полными ужаса и дикого, первобытного страха. Джек чувствовал эту давящую недобрую ауру, явно исходящую от дракона, но его воля была сильна, и к тому же магические барьеры, которые он давным-давно воздвиг вокруг своего разума по настоянию учителя, надежно защищали от ментальных атак.
   Крылатый змей описал в воздухе полукруг и, развернувшись в сторону деревни, зашел на вторую атаку. На этот раз обошлось без испепеляющего пламени, круто спикировав прямо в гущу паникующих людей, он выхватил двоих бедолаг передними лапами и, взмахнув крыльями, собрался уже вновь набрать высоту, но вдруг резко повернул морду вправо и яростно оскалился. Дракон слишком поздно заметил бегущего к нему по крыше стоящего рядом дома человека с огромным мечом наперевес. Джек легко уклонился от выплеснутой ему навстречу струи огня и, одним прыжком перемахнув две сажени, оказался на спине у крылатого монстра. Гигант в руках Семи лезвий с хрустом пробил чешую, дракон взвыл и закрутился, пытаясь сбросить наглого человечишку со своей спины. Но Джек удержался, лишь крепче ухватившись за рукоять воткнутого в спину меча. Тяжелый взмах и от следующего удара перерубленное крыло отлетело в сторону, а сцепившиеся противники с грохотом рухнули на землю, подняв облако пыли.
   Семь лезвий перекатился в сторону и быстро вскочил на ноги, приняв боевую стойку. Однокрылый змей замотал ушибленной головой и начал тяжело подниматься. Воспользовавшись замешательством дракона, Джек подскочил к нему и ударил по шее изо всех сил. Чешуя, мышцы, позвонки - все оказалось перерублено огромным мечом и голова дракона, с широко раскрытой пастью, отделилась от тела. Битва была окончена, Семь лезвий устало вскинул окровавленный меч на плечо, развернулся и замер, на него со смешанным восторгом, страхом, обожанием, благоговением и благодарностью смотрело не меньше сотни пар глаз.
   На следующий день в поселении началось празднование, несмотря на все попытки Джека потихоньку ускользнуть и заверения, что не стоит устраивать пир в честь его победы над драконом. Для местных жителей избавление от крылатой твари мучивших их последние несколько лет стало просто чем-то невероятным, как будто внезапно сбылась самая заветная мечта. Поэтому Семь лезвий мгновенно получил прозвище Драконоборец и его ни на мгновение не оставляли благородные селяне, стараясь воплотить в жизнь любую его просьбу, конечно кроме той, чтобы его отпустить!
   - За героя-освободителя! - уже прилично набравший кузнец в очередной раз поднял кубок.
   - За героя-освободителя! - вторило ему почти сотня голосов, и лишь несколько человек, включая старосту поселения, оставались в стороне от веселья.
   - Благодарю тебя, что остался еще на одну ночь! - староста Манвел сел рядом с Джеком.
   - Опасаетесь возмездия? Это ведь был всего лишь детеныш? - поинтересовался Семь лезвий.
   - Не знаю, - посетовал дед: - Раньше все было по-другому, из поколения в поколение у нас передавалась история про дракона с черной горы, поэтому мы знали о его существовании, но даже мой прадед не видел живого дракона. Несколько лет назад все изменилось, сначала начал пропадать скот, а потом одинокие люди в лесу, а пару лун назад он уже ничего не боясь заявился в деревню, прямо как вчера. Я догадывался что это детеныш, потому как в наших рассказах он огромный и двухвостый.
   - Это плохо! - Джек почесал затылок: - Вы не думали о том, чтобы переселиться?
   - Куда? Это наш дом, это земли, на которых жили наши предки, мы не знаем другой жизни, да и кто нас примет?
   - Поверь мне, мир огромен, и всегда можно найти тех, кто будет тебе рад, или просто свободные земли, где можно будет поселиться.
   - Мы не настолько храбрые как ты. Чтобы сняться с насиженного места, нужна решимость, нужна отвага, а мы простые селяне, у нас этого нет, пахать землю и радоваться простым вещам, вот наш удел.
   - Тогда к чему сегодняшний пир?
   - Людям иногда нужна просто вера, пусть сегодня у них будет долгожданный праздник.
   - Дедушка, ты разрешишь мне украсть у тебя нашего героя и пригласить его на танец? - милая девушка, которой Джек дал бы не больше четырнадцати лет, в светло-зеленом платье и венком на голове внезапно прервала ход мрачной беседы.
   - Сельма! - возмутился Манвел.
   - Всего один танец? - девушка скорчила жалобную мордашку, и сердце старосты растаяло глядя на своего ангелочка.
   - Ладно! А ты спросила у нашего героя, может быть он не захочет танцевать?
   - Вы потанцуете со мной Джек?
   - Конечно! - искренность девчонки, которую Джек ни разу не встречал за все время своего путешествия, заставила его широко улыбнуться.
   После нескольких танцев Сельма решилась задать вопрос:
   - А ты уже убивал драконов прежде?
   - Нет, сказать по правде, я их даже не видел вживую до вчерашнего дня.
   - А где видел?
   - В книгах, мой учитель показывал мне...
   - Должно быть, твой учитель замечательный человек?
   - Действительно замечательный... был...
   Уловив, что данная тема неприятна Джеку, Сельма резко сменила тему. Как оказалось у героя-драконоборца в запасе оказалось множество интересных историй, которые она слушала чуть ли не открыв рот.
   Наивность девушки доставляла Джеку настоящее умиление и через какое-то время ему даже захотелось открыться и рассказать о себе правду. Но этому желанию не суждено было сбыться. Рассказывать о семи Великих домах было опасно, как для самого Джека, так и для Сельмы. И дело было даже не в том, что если она будет обладать этими знаниями, ее могут использовать, для поисков Семи лезвий, а в том, что эта правда была достаточно мрачной.
   Новоиспеченный герой-драконоборец покинул поселение на рассвете. Ночь прошла спокойно, возмездия со стороны драконов за смерть сородича не последовало и Джек, распрощавшись с селянами, продолжил свой путь.
   Следующее поселение мало чем отличалось от того села, где жила Сельма, такие же несколько десятков домов обнесенные частоколом и подозрительные жители, с опаской поглядывающие на редких странников, умудряющихся забрести в эти края. Полное отсутствие скота и домашних животных напрягло Семь лезвий. Возможно ли, что драконов несколько или это один наведывался во все деревни? На входе Джеку преградили путь пятеро недружелюбно настроенных ребят:
   - Что тебе нужно в наших краях странник? - спросил молодой парень с длинными волосами, забранными в густой хвост.
   - Я ищу Карлоса, - спокойно ответил Джек, при упоминании имени двое парней тревожно переглянулись между собой: - Как я понимаю, вы его знаете?
   - Какое же у тебя дело к Карлосу? - продолжил интересоваться главарь.
   - Личное. Не соизволите ли показать мне, где можно его найти?
   - Отчего же не показать? Покажем, раз уж путник прибыл из дальних краев к самому Карлосу, - легкая тень насмешки промелькнула на лице парня, и он жестом предложил гостю следовать за ними.
   Сопровождающие остановились напротив добротного двухэтажного дома, заметно выделяющегося на фоне остальных строений в деревне. Эта архитектура была знакома Джеку, подобные строения он видел только в одном месте - королевстве Скальдария, кроме того, качество сруба, специфичное утепление, кровля с металлическим шпилем на крыше и дверь с изображением головы льва с кольцом в носу, говорили о том, что Семь лезвий, наконец-то, прибыл в пункт своего назначения, почти через полтора года изнуряющего путешествия. Парни за его спиной вновь переглянулись со скрытой насмешкой, и один из них хмыкнул и тихо шепнул своему другу:
   - Ща посмотрим, как он тут париться будет!
   - Ага, я ни разу не помню, чтобы этот дед открыл дверь кому-либо... - ответил приятель.
   Взяв кольцо на двери, Джек сделал четыре удара с характерным ритмом и принялся терпеливо ждать. Парни смотрели на путника, с трудом сдерживая улыбки, но вдруг за дверью раздались звуки отпираемых засовов, и все веселье как рукой сняло. Ожидание заняло не больше пары минут, дверь отворилась, и в проеме показался старый ссутуленный мужчина с седой бородой и болезненными кругами под глазами. Вперив внимательный взгляд в Джека, он нахмурился и тяжело вздохнул:
   - Кто ты? Я не знаю тебя!
   - Меня зовут Джек Семь лезвий и я принес вести о Хосе, вашем сыне! - при упоминании имени сына, глаза старика ярко загорелись неподдельным интересом.
   - Заходи! - Карлос пропустил внутрь странника и, окинув суровым взглядом сопровождавших его местных парней, захлопнул дверь, раздался щелчок замков, а бывшие сопровождающие так и остались ошарашенно стоять, чуть ли не разинув рты от неожиданности, что затворник не просто внезапно отворил дверь, но еще и пригласил незнакомца к себе в дом.
  
   - Так вот значит, как все было... - выдавил из себя Карлос, закончив слушать рассказ Джека, слезы текли по щекам старика, но он и не думал их сдерживать: - Мой бедный мальчик...
   - Ваш сын был моим лучшим и единственным другом, мне очень жаль, что я не смог его спасти. Это должен был быть я на его месте...
   - Я не виню тебя, Хосе всегда был очень упрямым и готовым многое сделать ради тех, кто ему дорог. И ты не вини себя! Пережить своего ребенка, это ужасно, но я хочу, чтобы его смерть не была напрасной. Я хочу, чтобы ты прожил долгую и яркую жизнь за вас двоих, за себя и за моего сына! - с этими словами старик встал, подошел к Джеку и надел ему на шею прямоугольный медальон с инкрустированным в центре рубином, который все время до этого момента нервно теребил в руках: - Ты принес вернуть мне этот медальон, но я хочу, чтобы ты носил его. Когда-то давно, я точно также надел его на шею Хосе в надежде, что этот оберег сохранит и убережет его от бед, поэтому теперь мои надежды и вера с тобой!
   Джек не знал, что ответить на это, за окнами уже светало, весь вчерашний день, вечер и ночь оказался проведен за беседой, но теперь слова закончились, и они оба просто молчали, погруженные в свои мысли.
   Внизу постучали во входную дверь, но старик, казалось, этого даже не слышал. Сердце Джека кольнуло недоброе предчувствие.
   - Вы не собираетесь открывать дверь?
   - Я никогда не открываю дверь, дела местных жителей меня не касаются, у нас с ними уговор.
   - А вдруг это что-то важное? А может, случился пожар и горит соседний дом?
   - Пожар не сможет перекинуться на мой дом!
   - Понятно... - отстраненно ответил Семь лезвий, в дверь внизу продолжали усиленно колотить: - У меня плохое предчувствие, вы не возражаете, если я открою?
   - Нет, только в дом никого не пускай! - старик направился к другому выходу из гостиной: - Вот увидишь, это какой-нибудь пустяк! Я пойду, отдохну, а ты, как мой гость, можешь выбрать себе для постоя любую комнату...
   - Спасибо, Карлос!
   Внизу в дверь настойчиво молотили, стук затих только когда Джек начал отпирать надежный скальдарский замок. На пороге стояли вчерашние ребята, вид у них был растерянный и напуганный.
   - Что случилось? - поинтересовался Семь лезвий.
   - Т-тут это, т-тебя ищут! - запинаясь, выпалил один из ребят.
   - Пару часов назад из соседней деревни прибежал один, весь в жутких ранах, непонятно вообще как добраться до нас смог. Только и спрашивал, не видели ли мы человека похожего на тебя.
   - Ведите! - опасения Джека начали подтверждаться и вместе с ребятами он побежал к дому, где поместили раненого.
   На лавке лежал человек, которого даже Семь лезвий не смог узнать с первого взгляда, жуткие ожоги покрывали большую часть его тела. В нескольких местах волдыри уже полопались, а левая рука и вовсе была прожжена до кости. Само пребывание в сознании причиняло ему просто адскую боль. С такими ранами он не жилец, это просто чудо, что он смог добраться сюда! - читалось на лицах у всех присутствующих в этой комнате. Но Джека сейчас волновало другое:
   - Драконы? - Семь лезвий тихо прошептал пострадавшему на ухо, отчего того передернуло и он безумным взглядом единственного уцелевшего глаза уставился на него.
   - Драконоборец! Помоги! Он вернулся... большой... двухвостый... - обожженный выдавил слова из последних сил и испустил дух, его миссия была выполнена.
   - Жители? Сельма?! Что с ними? Эй, живи, не смей умирать! - Джек тряс за плечи уже бездыханное тело: - Бездна!
   Невзирая на вопросы и действия окружающих, Семь лезвий вихрем вылетел из дома и понесся по направлению к деревне, где он первый раз встретился с драконом. Уничтожив дракона он обрек жителей деревни на месть, ведь эти ящеры это не люди им должно быть не важно кто это сделал, главное что это были люди и в конкретном месте. Неужели все с кем он пару дней назад разделил трапезу уже мертвы? Джек категорически отказывался верить в это. Он скакал совершенно не жалея лошадь, даже не осознавая, что большая часть его мыслей крутится вокруг Сельмы!
  
  
   Это был их седьмой ночлег. Эдвард просто лежал на траве и смотрел на звездное небо, распростершее свои бескрайние объятия над Енгардом. Его спутник, предпочитавший ночевать поближе к костру, неспешно сворачивал пожитки после ужина. После той встречи в горах они практически все время шли молча и по-видимому это устраивало обоих, но сегодня молчание было нарушено.
   - Скажи мне, куда мы идем? - спросил Эдвард, не отрываясь от созерцания величественных созвездий.
   - Ну, рассказывать это достаточно долго, я думаю что... - Айбель взял небольшую паузу: - Ты не хочешь этого знать!
   - Да, конечно... - отстраненно произнес Эд, на какое-то мгновение у него действительно пропало желание узнать про их пункт назначения: - Подожди! Что ты только что сказал? Почему я не хочу этого знать?
   - К-как ты?... - спутник Эдварда выглядел не менее ошарашенным, чем он сам, и тут же повторил еще раз: - Ты не хочешь этого знать!
   - Да, ты прав... - на краткий миг, желание вновь покинуло Эда, затем ощущения вернулись, он развернулся к своему собеседнику и приподнялся на локте, положив вторую руку на рукоять меча: - Это что магия? Ты что делаешь?
   - Что? Магия? О чем ты? - Айбель включил дурочка, использовать в третий раз Голос силы он уже не решился: - Я же просто спросил, что ты, наверное, не хочешь этого знать? Недавно у тебя было сильное потрясение, и сейчас загружать голову всякими ненужными мыслями...
   - А вот это уже решать мне! - увиливание спутника от прямого ответа, разозлило Эда: - У меня к тебе есть вопросы, и если ты хочешь, чтобы я действительно пошел с тобой дальше, то лучше тебе на них ответить и, причем правду!
   - Хорошо! Я расскажу тебе правду, - Айбель судорожно сглотнул: - Спрашивай.
   - Куда мы идем?
   - Меня отправил за тобой мой учитель, он очень заинтересован в личной встрече и хочет сделать тебе выгодное предложение, подробностей я не знаю, все, что он мне сказал, это где и когда найти тебя. Сейчас мы идем как раз к нему, в графство Вальтари, - у Айбеля не оставалось выбора, кроме как открыть карты, если он не собирался волочить Эдварда силой.
   - Вот это уже лучше! Второй вопрос, о распорядках и правилах Ордена знают только его члены и последователи, откуда ты узнал, что по возвращении меня казнят, как провалившего испытание? Об этом на каждом углу не услышать.
   - То, что химеру убил не ты, стало известно от того, кто с ней справился, этот человек пришел в форт на границе и подробно рассказал о случившемся, кажется, его звали Джек. Да, точно Джек Семь лезвий, хмм, странное имя!
   - Я спросил не об этом.
   - Ты сам спрашиваешь, а потом сам не даешь мне закончить. Хорошо, буду говорить только по существу! Мой учитель велик, у него обширные связи, думаю, что даже в вашем Ордене у него есть свои люди, от которых он это и узнал.
   - Лазутчик в Ордене? Исключено! - Эдвард, еще недавно бывший частью этого сообщества, выглядел оскорбленным: - Как раз для того, чтобы информация не распространялась, последователей не прошедших финальное испытание умерщвляют, поскольку они не приносят клятвы верности и не проходят обряд посвящения.
   - Вот видишь?! Ты только что сам мне выдал эту информацию! Никогда не думал, что могут быть и другие, такие как ты, кто провалил испытание, а потом уцелел и сбежал? - в глазах Айбеля читалась мимолетное торжество: - Все что я знаю про тебя и твой Орден, рассказал мне учитель, поэтому детали ты сможешь узнать только у него.
   - Кто же такой этот твой учитель?
   - Он сильный чародей. Скоро сам все узнаешь, я только еще раз скажу, что он сможет ответить на твои вопросы гораздо лучше меня, - собеседник Эдварда немного задумался и отстраненно посмотрел в сторону.
   Последние слова Айбеля, отсылающие на некоего учителя, оставили у Эда неприятный осадок, он вновь откинулся на спину и принялся созерцать усыпанный звездами небосвод. И зачем я сдался какому-то чародею? Что во мне такого особенного? И как, бездна, он узнал обо мне? Эдвард попытался припомнить все уроки магии, которые когда-либо были у них в Ордене Серебряной длани. Особой способностью или склонностью к колдовству он никогда не отличался, всегда получая по чароплетению балл ниже среднего. Поэтому представить себе, что хочет от него имперский маг, было сложно. Навряд-ли это будет приглашение стать учеником чародея, но что тогда? Любопытство медленно, но верно начинало грызть его изнутри.
   - Это все вопросы? - поинтересовался Айбель.
   - Да... а хотя нет. Что ты будешь делать, если я с тобой не пойду? - Эд хищно прищурился.
   - Ничего! Вернусь к учителю без тебя, получу от него взбучку за то, что не справился с поручением, а потом буду жить дальше.
   - И даже не попытаешься меня уговорить или привести силой?
   - Ты что думаешь, на тебе и твоем Ордене свет клином сошелся? - Айбель снова отстраненно повел взглядом: - Еще половину луны назад я о твоем существовании и знать не знал, так что если хочешь куда-то идти, иди! Иди хоть на все четыре стороны, если есть куда. Да хоть в Орден свой возвращайся, если жить расхотелось! - спутник Эда еле сдерживая раздражение грубо бросил: - Бездна! Нянчусь тут с взрослым мужиком, как с малолеткой.
   Эдвард не показывал вида, но это задело его за живое. Еще в приграничном форте его одолели воспоминания о родном доме, которого больше не было, и вопрос о том, куда ему идти был болезненней всего. Сейчас Эда никто и нигде не ждал, и мысли об этом удручали. Он чувствовал, что с этим Айбелем и магом, которого он представлял, что-то не так. Его внутренний голос предупреждал, что, несмотря на всю кажущуюся логичность, новый сопровождающий что-то недоговаривает, но иных фактов и оснований не доверять ему не было. В этот момент Айбель как-будто прочувствовал мысли Эда:
   - Если тебе что-то не понравится, ты всегда сможешь развернуться и уйти. Никто не будет пытаться тебя остановить, да и я не буду больше тебя тянуть, у тебя время до рассвета, чтобы решить идешь ты со мной дальше или нет!
  
  
   Большой зал заседаний Совета шестнадцати был полностью заполнен за исключением одного места, пустовал Императорский трон. Шестнадцать Верховных магов, три Магистра, весь секретариат плюс наблюдатели из Палаты лордов чувствовали, что сегодняшнее заседание будет не из разряда тех на которых можно спокойно вздремнуть пару часиков, а потом за десять минуть вызнать все подробности пропущенного обсуждения у своего соседа. Главным докладчиком была обозначена молодая герцогиня Хелена фон Хауфман, которая еще ни разу не выступала перед Советом в расширенном заседании.
   - Уважаемые лорды и леди, прошу тишины! - глава секретарей, седовласый старец, всегда гладко выбритый и аккуратно одетый с иголочки, сэр Джоб Флеминг вскинул вверх правую руку: - Заседание Совета верховных магов Империи в расширенном составе считается открытым. Необходимый кворум набран, отсутствует Его величество, не смогли прибыть по уважительным причинам...
   - Его ведь никогда нет, интересно почему? - дождавшись пока секретарь будет перечислять список тех, кого замещают на заседании, граф Мафтер де Логнесс в полголоса задал вопрос своему соседу справа.
   - Полагаю, этот вопрос следует адресовать лично Его величеству, - принц Шнайзел Бальсберг даже не повернулся к собеседнику.
   - Но ведь Вы же знаете? На управление страной вашему отцу стало наплевать, как только он сел на трон. Сколько раз за последние десять лет он посетил заседания Совета? Два? Три?
   - Вы не боитесь говорить мне все это, граф?
   - Я верю, что вы во многих вопросах превосходите своего отца, и вы не равнодушны к будущему нашей великой Державы! - эмоции Мафтера немного вышли из равновесия, но были ли они наигранными или искренними сказать сложно.
   Шнайзел не счел необходимым отвечать на эту реплику, совершенно проигнорировав собеседника, как будто тот ничего и не говорил. Граф де Логнесс с недовольной миной откинулся на спинку своего кресла.
   - Заткнитесь граф! За такие разговоры можно дорого поплатиться, особенно если сын перескажет своему отцу содержание. Думаю тогда, вас не спасет даже Ваше положение и членство в Совете! - голос Хранителя огня раздался прямо в голове у де Логнесса.
   - Магическое сообщение без чароплетения и инканто? Я погляжу, вы граф Моддер готовы к неожиданным поворотам на этом заседании? Должен признать у Вас поразительный слух! - Мафтер послал ответное сообщение.
   - Если бы вы, как я, были членом старого Совета, действовавшем еще при Первом Императоре, а также были свидетелем борьбы за власть, которая развернулась после его смерти и действий того, о ком так смело рассуждаете вслух, я бы сказал что вы безумец! Но вы вошли в состав Совета уже при Втором Императоре, а потому должны быть довольны и благодарны ему. Не вздумайте дальше подбивать клинья к сыну Его величества, Шнайзел действительно очень самостоятелен и часто идет против воли своего отца, но он не дурак, чтобы бросить ему вызов и оспорить право на трон! - сообщение Хранителя огня было объемным и получив его граф Мафтер задумчиво подпер рукой левый висок.
   - ...слово предоставляется герцогине Хелене фон Хауфман, Несущей свет! - сэр Флеминг закончил вверенную ему церемониальную часть.
   - Благодарю вас сэр! - герцогиня встала со своего места и направилась к трибуне: - Уважаемые члены Совета, Магистры и представители Палаты лордов! Сегодня я хочу сделать заявление. Смею заверить, что все данные, которые использованы мной для определенных умозаключений, были тщательно и неоднократно проверены компетентными специалистами, затем детально проанализированы и собраны в единую композицию.
   Как вы все знаете, не так давно умер мой отец лорд Хоен фон Хауфман, для всех нас и, особенно для меня, это невосполнимая потеря, однако у меня есть основания полагать, что его смерть была не случайной. Более того, после зачисления в Совет шестнадцати верховных магов, на мою жизнь уже дважды было совершено покушение. Основание желать зла мне и моей семье, есть только у весьма узкого круга лиц, а именно последователей бывшего члена Совета обратившегося к магии считающейся ныне запретной - лорду Вальдену Гаджунгскому, также известному как Хег'Келаш, Грань тьмы! Ибо именно мой дед, Хейвард, Несущий свет, почти пятьдесят лет назад уничтожил мятежного мага и положил конец эпохе Темного раскола. В последствие оба моих предка трагически погибли при весьма загадочных и неясных обстоятельствах. Если не ошибаюсь, то по делу о смерти моего отца до сих пор ведется следствие, а ведь прошло уже более шести лет.
   Несмотря на то, что в официальных документах и донесениях указывается, что в двадцать девятом году от основания Империи, все последователи Тьмы были окончательно уничтожены и на территории государства больше не осталось нечисти, факты указывают обратное, так несколько недель назад на наших северных границах был обнаружен свежий труп химеры - саблезубого рганка. Наличие в составе Империи области именуемой Запретные земли, также известной как герцогство Гаджунгское, где погибает все живое, и даже наши лучшие маги жизни и земли не могут ничего сделать с этой аномалией, тоже свидетельствует в пользу того, что возможно кому-то из последователей Хег'Келаша до сих пор удалось уцелеть, и возможно, они скрываются там.
   Расследуя две попытки покушения на мою жизнь, Магистр Клинков, лорд Джефф Голдвин, - при этих словах герцогиня в поисках поддержки посмотрела в сторону Магистра Клинков и, получив в ответ утвердительный взгляд, тут же продолжила: - пришел к выводу, что человек, подославший ко мне убийц, принадлежит к высокому дворянскому сословию. Ибо обладать информацией о моем передвижении, сведениями личного характера, иметь необходимый доступ, чтобы подпустить убийц близко в мое окружение, плюс ко всему сотворить сложнейший алхимический яд и укрыть преступника заклинаниями высшего уровня, спасая от поимки, может только чародей не ниже ранга верховного мага.
   Логически сопоставив эти два умозаключения, получим следующее - среди нас есть уцелевший последователь Темного лорда, который хочет меня убить и смею предположить, что он находится прямо в этом помещении, дамы и господа! - герцогиня закончила свою речь и, гордо вскинув голову, обвела взглядом присутствующих.
   По залу пронесся гул удивления, возмущения и страха, множество присутствующих начали тут же переговариваться и бурно обсуждать услышанное между собой.
   - Вам не кажется, что наша юная леди слишком заигралась и уже перегибает палку такими заявлениями? - граф Моддер тоже не оставался в стороне, обращаясь к своему соседу, полноватому магу с длинной седой бородой, которого услышанная речь не оставила равнодушным.
   - Да, конечно, вы правы, заявлять, что среди членов Совета последователь Хег'Келаша, просто возмутительно! - лорд Вильям Еленейский утвердительно закивал.
   - Возможно если бы кто-нибудь, достаточно почтенный, как вы, открыто заявил бы об этом, то она остепенилась и оставила свои глупости! - вкрадчивый бас Хранителя огня тихо вливался в сознание собеседника. Похоже, он нашел благодатную почву для семян раздора.
   - А что вы на это скажете граф? - внезапно пришло магическое сообщение от лорда Мафтера: - Как вы полагаете, среди нас действительно есть уцелевший последователь Тьмы?
   - Может быть есть, а может быть и нет! Логика в словах герцогини определенно присутствует, вот только представленных фактов, как мне кажется недостаточно. Все это надо проверять и тщательно расследовать, прежде чем делать такие заявления, - Моддер практически сразу отправил ответ.
   - Прошу тишины! Уважаемые лорды и леди, напоминаю вам, что это заседание Совета! - голос главы секретарей усиленный магией разнесся под сводами зала и разговоры с перешептываниями быстро поутихли.
   - Благодарю сэр Флеминг! - маркиз Клиг Борроуз, Лезвие жизни, поднялся со своего места: - Это громкое заявление, герцогиня Хауфман. Вы обвиняете одного из нас в том, что он является последователем Хег'Келаша и пытается вас убить, но в вашей речи не прозвучало доказательств того, что это член Совета. В Империи почти сотня верховных магов и почти в три раза больше чародеев в ранге подмастерья, конечно, все они, за небольшим исключением, входят в Палату лордов, но это не означает, что этот человек присутствует здесь и сейчас. На чем основывается ваше предположение? - для графа Моддера Вальтари это была огромная удача, в оппозицию Несущей свет выступил тот, от кого он ожидал этого почти меньше всего. Еще меньшими ожиданиями был только Асвартен де Сельвир.
   - На предчувствии! - Хелена ответила без промедления.
   - Это просто возмутительно! Мы, конечно, все чтим светлую память вашего отца, но чтобы среди почтенных членов Совета появился последователь Хег'Келаша, этого грязного нечестивца - немыслимо! Многие из нас прекрасно помнят, к чему привело увлечение тьмой в прошлый раз и уверен, никто не захочет повторения событий пятидесятилетней давности! Поэтому подобная наглость с вашей стороны, и тем более основанная лишь на предчувствии, оскорбляет всех нас! - герцог Еленейский наконец-то созрел и выплеснул все свое скопившееся возмущение, яростно брызжа слюной и тряся тройным подбородком.
   Гул большинства присутствующих на заседании вторил Ходящему по воде, Хелена предполагала, что все эти старцы будут слишком озабочены сохранением статуса-кво и политкорректностью, а также обижены этой мнимой "непочтительностью", которая вызвана подозрением, что среди их числа есть враг и предатель, но то, что возмущающихся окажется так много - это был ее просчет. Громкое заявление норовило вылиться в самый настоящий скандал, в который будут втянуты самые могущественные и влиятельные фигуры в Империи. Но герцогиня шла ва-банк, на кону стояла ее жизнь, и предчувствие подсказывало, что третью попытку покушения она может не пережить.
   - Уважаемые лорды и леди! - эрцгерцог Асвартен взял слово, и в зале Совета мгновенно воцарилась тишина: - Ваше возмущение вполне понятно, но я хочу напомнить, что в свое время именно чутье Несущего свет позволило раскрыть сущность мага обратившегося к тьме. И наше невежество в том, что если бы мы вовремя прислушались к его словам и не подняли на смех, как нам всем тогда казалось, "нелепое" предчувствие, то многих ужасов раскола и следующих за ним последствий, удалось бы избежать. Возможно, что восьмилетней гражданской войны, известной как Темный раскол, вообще бы не произошло, будь Хег'Келаш вовремя остановлен. Поэтому я призываю вас проявить терпение и выдержку, достойную почтенных мужей, коими являются все члены Совета.
   Речь лорда Асвартена, одного из самых старейших и уважаемых Мастеров Нехемской империи, всегда производила сильное воздействие на публику. Его уважали, его боялись, к его мнению прислушивались и часто спрашивали совета по самым различным вопросам. За эту неофициальную власть и влияние с ним могли тягаться только Хранитель огня и Лезвие жизни, которые также как и Асвартен, и Император стояли у истоков основания государства и были членами Совета действовавшем при Первом Императоре.
   - И что же нам теперь делать? Как найти и раскрыть последователя тьмы? - второй сын Императора, принц Шнайзел, равнодушно молчавший все это время, после речи лорда Асвартена внезапно оживился, и многозначительно посмотрев своими кристально чистыми голубыми глазами на герцогиню, добавил: - Я верю, в предчувствие Несущей свет.
   В зале вновь поднялся гул.
   - Мне кажется, это заговор! - граф Моддер медленно склонился к своему второму соседу.
   - Что же заставляет вас так думать граф? - маркиз Уильям Элиньи по лисьи хитро прищурился.
   - Всем известно, что эрцгерцог де Сельвир был лучшим другом покойного герцога Хауфман, а также, что он особо приближен к Императору. Очевидно, что сейчас Хелена, Асвартен и члены Императорской семьи действуют заодно.
   - Заметно, - выражение лица собеседника Моддера окончательно приобрело лисьи черты: - В чем же суть этого сговора?
   - Ходят слухи, что Его величество опасается той силы и власти, которую набрал Совет за время его бездействия, и сейчас, дабы окончательно не выпустить бразды правления из рук, он хочет заменить членов Совета на своих марионеток! - Хранитель огня за долгое время политических интриг научился хорошо разбираться в людях, поэтому едва почувствовав, что его слова затрагивают некие струнки в душе маркиза, незамедлительно продолжил: - Согласитесь, это ведь очень удобно лишить любого из нас членства в Совете и всех остальных полномочий на основании подозрения в причастности к числу последователей Темного лорда.
   - А разве вы не принадлежите к "старой пятерке", лорд Вальтари? - задумчиво протянул Уильям, вопросительно приподняв левую бровь: - Почему же вы разглашаете детали этого сговора? Или почему вы в нем не участвуете?
   - По моим ощущениям, меня решили списать со счетов. И прямо сейчас я как раз ищу новых сторонников, а иначе, зачем мне было бы все это вам рассказывать? Пятнадцать лет назад я был свидетелем очень многих событий, за которые по современным законам можно получить высшую меру наказания. И хоть открытых противников у Императора нет, за воспоминания в моей памяти могут дать очень многое. В высшие эшелоны, как лорд Асвартен я не лезу, но, похоже, от этого спокойной жизни мне все равно не видать.
   - Звучит опасно, мой дорогой граф!
   - И не только звучит, я открыто не афишировал, но на меня тоже была совершена попытка покушения, что наталкивает на определенные мысли... - недвусмысленно закончил Хранитель огня.
   - И что же это за мысли? - расчеты Моддера подтвердились, маркиз Элиньи заглотил наживку целиком.
   - Мысль о том, что покушения на герцогиню Хауфман либо инсценированы, либо смерть ее отца действительно была неслучайна и нас, неугодных членов "старой пятерки" пытаются просто убрать. А за всем этим стоит... вы сами знаете кто.
   Договорить им не дали, глава секретарей вновь воззвал к тишине:
   - Прошу тишины! Уважаемые лорды и леди, ваша бурная реакция только затянет заседание Совета и оттянет принятие важных решений. Если вам есть что сообщить по существу рассматриваемого вопроса, прошу взять право голоса в установленном порядке!
   Гул, заполнявший зал Совета, быстро утих, желающих взять слово и сообщить что-либо по существу вопроса не нашлось. Сэр Флеминг медленно обвел взором присутствующих и остановив свой взгляд на Магистре Клинков сообщил:
   - Поскольку больше нет желающих выступить, слово предоставляется барону Джеффу Голдвину, Магистру Клинков!
   Атлетичный и подтянутый мэтр Голдвин упругой походкой взошел на трибуну и коротким кивком приветствовал членов Совета, одновременно выражая свою готовность начать речь.
   - Достопочтенные Члены совета, я буду краток! Хочу сообщить, что властью данной мне Императором, я объявляю о том, что в самое ближайшее время будут проведены проверки всех и каждого, кто сейчас присутствует здесь. Невиновным бояться нечего, а последователи Темного лорда, если таковые действительно имеются, будут обязательно выявлены.
   - Скажите лорд Голдвин, а кто проверит вас? Кто подтвердит, что вы тоже не являетесь последователем Хег'Келаша? - сразу после небольшой паузы спросил маркиз Брайзен де Росс.
   - А для этого мы привлечем Магистра Теней! - спокойно отреагировал Джефф, а после того как в зале воцарилась необычная тишина, подытожил: - Если больше ни у кого нет вопросов, то я попрошу всех присутствующих здесь не покидать Нехем до окончания расследования.
   Вопросов конечно не было. Все присутствующие понимали, защита своей личной жизни от расследования, может навлечь только еще больше подозрений и, как следствие, более тщательную проверку. А ведь многих из присутствующих в этом зале конфиденциальность личных вопросов беспокоила очень сильно, ибо им было что скрывать, несмотря на полную непричастность к числу последователей Хег'Келаша.
   - Благодарю, лорд Голдвин! - глава секретарей поднялся в полный рост, вытянул перед собой раскрытый свиток и в очередной раз зачитал вслух формулировку текущего вопроса, принятое по нему решение и, продолжил: - А теперь переходим к следующему вопросу...
   Как известно, в большой политике официальными мероприятиями дела не ограничиваются, а потому, после рассмотрения всех оставшихся вопросов, членам Совета и представителям Палаты лордов было, что обсудить в кулуарах, чем не преминул воспользоваться и Хранитель огня. В свете грядущих событий было архиважно заполучить на свою сторону как можно больше сторонников, и пускай они не будут принадлежать к "старой гвардии", сейчас он решил сделать ставку на количество.
   - Как ваше впечатление от услышанного, джентльмены? - Моддер незаметно возник рядом с парочкой магов не входящих в состав Совета, но являющихся членами Палаты лордов, у одного из них на среднем пальце правой руки красовался перстень верховного мага, другой же занимал ранг подмастерья.
   - Граф Вальтари?! - с довольной улыбкой на лице, барон Кольтер отвесил вежливый поклон. Его спутник молча последовал примеру своего Мастера и приветствовал подошедшего члена Совета.
   - Что скажете по поводу предстоящих мероприятий? - Хранитель огня немного прищурился и, не сбавляя обороты, продолжил выводить разговор в нужное русло.
   - Должен сказать, что я не ожидал подобного поворота событий. Не думал, что когда-нибудь мы вернемся к старым распрям. Но, видимо, отголоски раскола будут мучить нас еще долгое время. А каково ваше мнение, уважаемый граф?
   - Как сказал Магистр Клинков, кто невиновен, тому нечего бояться! Конечно неприятно, когда кто-то будет рыться в твоем грязном белье, но пережить это каждому по силам. Однако, что меня беспокоит, так это некоторые слухи... - Моддер многозначительно остановился в самом интригующем месте.
   - Слухи о чем? - недомолвка Хранителя огня не смогла оставить барона Кольтера равнодушным.
   - О том, что все это спектакль, ширма, прикрытие для того чтобы провернуть куда более серьезные дела. Например, убрать неугодных Императору людей из Совета и Палаты лордов, под предлогом того, что они являются последователями Темного лорда.
   - Интересная теория! - Кольтер задумчиво погладил аккуратно подстриженную бороду. - Но боюсь, я не хочу больше ничего знать об этом. Как говорится, меньше знаешь - крепче спишь! А теперь прошу простить, нас ждут другие дела.
   Верховный маг вместе со своим Подмастерьем учтиво откланялись и неспешно направились прочь. По правде говоря, Хранитель огня ожидал нечто подобное, барон Кольтер всегда был уж больно осторожным и редко лез в опасные авантюры. При желании он мог давно заполучить место в Совете, но вместо этого предпочитал роль статиста в Палате лордов. И именно на это граф Моддер и сделал ставку, мысль о надвигающейся опасности заставит шевелиться серых кардиналов и прочих мастеров закулисных интриг, что ему будет только на руку.
   Хранитель огня окинул цепким взглядом присутствующие группы и направился к очередной компании представителей Палаты лордов, с виду ведущих непринужденную светскую беседу. Если он не хочет быть раскрытым, предстоит проделать еще много работы и позаботиться о ни-о-чем не подозревающих сторонниках, оппозиции Несущей свет и подброшенных уликах будущим "последователям" Темного лорда.
  
  
   Лобовое стекло покрылось паутиной трещин с отверстиями посредине, водитель уазика не успел даже вскрикнуть, голова запрокинулась назад и затем быстро свалилась набок. Во лбу черным пятном зияла дыра от пули, из которой вытекал темно-бардовый ручеек крови. У Светланы перехватило дыхание, лицо мгновенно побледнело, зрачки расширились, поддавшись воле инстинктов, крик страха из самых глубин души начал вырываться наружу, но последующие события развивались настолько стремительно, что на вопли девчонки уже никто не обратил внимание.
   Прибавив газу, неуправляемый автомобиль резко завернул на тротуар, с грохотом завалившись на бок, сбил тройку не успевших отскочить в сторону неудачливых прохожих, и, наконец, с громким скрежетом протащившись по асфальту, врезался в фонарный столб.
   Грохот одиночных выстрелов и коротких очередей, истошные вопли в панике разбегающихся прохожих и стоны раненых были первыми звуками, которые донеслись до Светы, когда ее сознание более-менее прояснилось. Она лежала на груди у Софьи Матвеевны, заботливо укрытая в объятиях, словно грудной ребенок. Отстранившись от бабушки, Светлана попыталась сесть и вскрикнула, что-то тяжелое придавило ноги, а левую стопу скрутил сильнейший спазм боли.
   Неужто перелом?! Стиснув зубы и превозмогая боль, Света аккуратно вытащила ногу из-под Ерофея Петровича, крепко приложившегося головой и теперь лежащего без сознания. Пальцы шевелятся, кости целы, похоже на вывих, в худшем случае, разрыв сухожилия, диагностировать травму удалось быстро, годы медицинской учебы и практики, не прошли бесследно.
   Светлана еще раз окинула взглядом салон попавшего в аварию автомобиля. Таксист без сознания, но вроде еще жив, оперативник на переднем пассажирском уже приходит в себя, шевелится и что-то невнятно мычит, бабуля... Старушка лежала с широко открытым не моргающим взглядом.
   - Нееет! - крик полный безнадежности вырвался наружу.
   Пульса нет, дыхания тоже. В порыве отчаяния Светлана, забыв обо всем остальном на свете, принялась делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца прямо в салоне. Чувство вины раздирало девушку на части, ведь это именно из-за ее неосторожных слов их везли в этом проклятом уазике. Если бы она думала, прежде чем говорить, ее любимая бабуля - последний родной человек в этом суровом и жестоком мире, была бы сейчас жива. Ну почему? Почему все вокруг нее все время умирают? Может быть она проклята? Мысли о самоубийстве, от которых Света отказалась не столь давно снова нахлынули с удвоенной силой. Гораздо проще покончить с собой и дать всем родным и любимым жить спокойно, чем наблюдать, как они умирают один за другим. Сначала родители, потом муж и ребенок, а теперь бабуля!
   Внезапно на смену отчаянию пришла злость. Слабачка! Ну уж нет, теперь, когда у нее никого не осталось, умирать от своих собственных рук она не собирается. "Я проживу достойную и долгую жизнь, чтобы на смертном одре рассмеяться Тебе в лицо!" - с этой мыслью Светлана сорвала нагрудный крестик и отбросила в сторону. Все молитвы, обеты, обряды, исповеди - все бесполезно! Ничто из этого не только не улучшило ее жизнь, но и не уберегло от усугубления и дальнейших потерь. "Почему Ты забираешь у меня всех? Хочешь, чтобы я смиренно терпела? Так знай, я не буду!" - злость на Бога, на обстоятельства, на жестокий и суровый мир переполняли Светлану.
   - Ты что творишь, дура?! - окрик, наконец очухавшегося оперативника вывел ее из мрачного транса.
   Обернувшись на него, девушка замерла с поднятым вверх кулаком. Только сейчас к ней пришло осознание, что она, погрузившись в свои мысли, продолжала делать Софье Матвеевне непрямой массаж сердца, который перерос в банальные удары кулаком по груди еще теплого трупа.
   Оперативник пинком выбил остатки лобового стекла, осторожно высунулся наружу, затем обернулся и протянул руку:
   - Тут оставаться опасно, надо выбираться!
   Светлана решительно утерла слезы тыльной стороной ладони и схватила руку омоновца, она решила измениться окончательно и бесповоротно! Но сделав лишь первый шаг, вскрикнула от боли стремительно пронзившей левую ногу.
   - Ты ранена? - оперативник обернулся лишь на мгновение, снаружи все еще звучали выстрелы, шла бойня.
   - Я в норме, бежать не смогу, а в остальном полный порядок! - девушка постаралась придать своему голосу, как можно больше убедительности.
   - Хорошо! Идем пригнувшись, если не хочешь словить пулю не высовывайся и делай, что я скажу! Все понятно?
   Света кивнула. Сдерживаясь от того, чтобы снова не закричать она выбралась из лежащего на боку уазика вслед за омоновцем. Мужчина сильно потянул ее за руку прочь от места аварии и, вскоре, они укрылись за припаркованным неподалеку автомобилем.
   - Оставайся здесь, я за вашим спутником!
   Она не сразу поняла, кого омоновец имел ввиду под словом "спутник", видимо недавний шок все еще сказывался, но мгновение спустя сознание прояснилось - таксист-вымогатель. Без дела Светлана сидеть не собиралась, вцепившись зубами, она оборвала подол своего платья, быстро превратив его в подобие бинтов, и принялась фиксировать стопу. Черт! Как же это было просто со стороны - перебинтовать пациента, и какая разница сейчас, когда все тело ощущается пропущенным через хорошую мясорубку.
   Наверное, так же чувствуют себя те, кого сильно избили или может еще хуже? Свете неоднократно приходилось видеть людей пострадавших в уличных драках и автомобильных авариях, которые поступали к ним в отделение, она знала, что им больно и тяжело, но никогда не задавалась вопросом насколько сильно и какие именно ощущения они испытывают. Теперь это пришлось познать на собственной шкуре.
   Закончив с ногой, Светлана обернулась в сторону перевернутого уазика, омоновец уже вытащил Ерофея Петровича и теперь, просунув руки ему подмышками, оттаскивал подальше от места аварии.
   Внезапно сбоку от оперативника возник человек в черном обтягивающем костюме, больше напоминающий водолаза или ниндзя из восточных боевиков. Как ему это удалось сделать так незаметно, Светлана не разглядела. Омоновец бросил таксиста и успел вскинуть правую руку, отведя в сторону выпад противника, однако оказался беззащитен перед вторым ударом раскрытой ладонью в грудь. От такой атаки он оказался отброшен на целых четыре метра, возможно, боец ОМОНа улетел бы и дальше, но кирпичная стена не дала ему этого сделать.
   Светлана мысленно отметила про себя неимоверную силу человека в черном, от такого удара можно и остановку сердца заработать, а уж о сломанных ребрах можно даже не заикаться. Оперативник кашлянул кровью, чуть-чуть сполз вниз по стене, но устоял на ногах. Его рука метнулась к кобуре и, выхватив табельный "макаров", он попытался выстрелить в противника, но не успел. Человек в черном двигался плавно и быстро, как будто скользил. В один шаг оказавшись рядом с омоновцем, он обезоружил его странным движением наотмашь, а в следующий момент его вторая рука ударила в кадык.
   Вот так четко и практично, без лишних телодвижений. Светлана, наблюдавшая за мимолетной схваткой со стороны, была готова поклясться, что слышала, как хрустнули шейные позвонки омоновца, после такого долго не живут.
   Из-за перевернутого уазика показался второй человек в костюме ниндзя со штурмовой винтовкой наперевес, его движения были не менее грациозны и плавны, отчего казалось, что он не идет, а чуть ли не парит над землей.
   - Is he last? - спросил подошедший.
   - Yes, a tough one! - с нескрываемой усмешкой в голосе ответил его собеседник и, кивнув на лежащего без сознания таксиста, добавил: - Take this one and check the car for survivals; I'll deal with the girl.
   До Светланы только сейчас дошло, что она наблюдает за всей этой сценой с позиции стороннего человека, отстраненно и без эмоций, как будто смотрит скучный боевик в кинотеатре. Ведь эти люди пришли за ними, за ней! Убили бойца ОМОНа, которые хоть и задержали их, но пытались и защитить. А кто эти люди и что им он нее надо? Однако и эти мысли не вызвали у нее желания бежать и скрываться. Видимо со смертью Софьи Матвеевны, что-то внутри нее окончательно изменилось, то ли желание стать другой переключило незримый тумблер, то ли она все еще не отошла от посттравматического шока, но того дикого страха, который бы испытала молодая женщина еще пару часов назад попади она в подобную ситуацию, не было.
   Поэтому и обращение к ней одного из людей в черном не вызвало совершенно никаких негативных эмоций:
   - Светлана Иванова? - в голосе незнакомца чувствовался легкий западный акцент.
   - Да, - спокойно ответила Света.
   - Пойдемте с нами, пожалуйста! - человек в черном протянул руку и помог ей подняться: - Скоро прибудет подкрепление, а уничтожать все местное отделение милиции нам не на руку.
   - Могу я увидеть ваше лицо? - внезапно даже для себя спросила девушка.
   - Только не здесь! - парировал незнакомец: - Зачистка квартала от любителей с видеокамерой в окнах в наши планы также не входит.
   - Понятно, - согласилась Светлана и направилась вместе ним. Боль в ноге снова дала о себе знать, и это не осталось без внимания нового знакомого.
   - С такой раной вы будете нас тормозить, до автомобиля я вас донесу, возражения не принимаются! - девушка еще даже не успела ничего ответить, как уже оказалась на руках незнакомца.
   Сильные и крепкие руки подхватили ее, словно она нисколько не весила, и человек в черном отправился в неизвестном направлении. Внезапно в памяти всплыл образ мужа, который вот также на руках переносил ее через лужи, через порог новой квартиры в день свадьбы, да и просто без повода мог взять ее на руки, когда заблагорассудится, чтобы поиграться и подурачиться. Света закрыла глаза и сжалась клубочком, как же приятно иногда оказаться в объятиях мужчины и опереться на его крепкое плечо!
   Светлана почувствовала, как ее заботливо укладывают на заднее сиденье автомобиля, затем что-то неприятное кольнуло в шею и, не успев открыть глаза, погрузилась в сладкий мир снов.
  
  
   Глава 5
  
   В центре большой идеально круглой каменной платформы, поверхность которой была исчерчена сложной магической звездой с огромным количеством символов и надписей, стоял человек в белоснежных величественных одеяниях. На вид ему было лет сорок, ровные черты лица, гладко выбритый подбородок, гордо поднятая голова с закрытыми глазами, казалось, что это вовсе и не живое существо, а одна из многочисленных статуй верховных жрецов храма Солнца Скальдарии.
   Место, в котором находилась платформа, висящая в воздухе, было вне времени и пространства, его окружала черная пустота заполненная множеством тусклых звезд, словно ночное небо простершееся бесконечностью во все стороны. По периметру платформы располагалось двенадцать колонн, и с одной стороны к краю платформы подходила лестница, соединяющая ее с другой платформой находящейся ниже, но на этот раз прямоугольной и гораздо более скромных размеров. На второй платформе, ближе к углам, располагались четыре колонны, и с противоположной стороны начиналась еще одна лестница, вниз ведущая на уже совсем небольшую прямоугольную площадку, где было всего две колонны.
   - Ваше величество? - человек в длинном фиолетовом плаще с поднятым капюшоном и накинутой сверху тряпичной маской, оставляющей только узкую прорезь для глаз, словно появился из ниоткуда на второй платформе.
   - Говори! - человек в белоснежных одеяниях с золотистыми письменами, даже не пошевелился, только открыл глаза.
   - Нам донесли, что на северной границе в один из наших гарнизонов поступил раненый рыцарь Ордена Серебряной длани, естественно донесение пришло поздно, и сейчас он уже ушел, но похоже, что это потенциальный дезертир.
   - Как это произошло? - спокойно поинтересовался Император.
   - Неподалеку от форта также были обнаружены останки химеры - саблезубого рганка, похоже, что несколько рыцарей вступили с ним в бой, уничтожили его, а выжил только он один и сейчас не намерен возвращаться в Орден. Прибывшие на границу наши люди организовали поиски и установили за ним наблюдение, сейчас он движется на юго-восток в сторону границы Империи и в сопровождении человека, которого, смею предположить, можно причислить к числу последователей Темного лорда. Нам повезло, что в один из моментов он применил Голос темной силы, именно благодаря этому его удалось распознать. Если это его очередное задание, смею предположить, что Орден заключил союз с нашими врагами, в противном случае он дезертир.
   - Тот самый Голос силы, что считался утраченным с момента самоубийства последнего из официальных последователей Хег'Келаша? - Его величество внезапно заинтересовался спутником потенциального беглеца из Ордена, больше чем им самим.
   - Совершенно верно. - Подтвердил собеседник.
   - Наблюдайте за ним, узнайте о нем больше, а как появится возможность, неважно враг он или дезертир - доставьте его сюда, мне он нужен... живым! - Император особо выделил интонацией последнее слово, а затем добавил: - И его спутника прихватите, только будьте осторожны, не дайте ему совершить суицид.
   - Да, Ваше величество! - человек отвесил положенный поклон так и не повернувшемуся к нему лицом правителю огромной Империи и поспешил к выходу на нижнюю платформу.
   - Харпер, как дела у нашего мальчика? - внезапный вопрос остановил Тень, который уже почти активировал астральный элеватор между двух колонн.
   - Сегодня он сдает выпускную работу, Ваше величество.
   - Хорошо, можешь идти!
   Харпер вновь поклонился и прикоснулся к одной из колонн, губы беззвучно прошептали активирующее заклинание и он растворился в темноте. Оставшись в одиночестве, человек в белоснежных одеяниях вновь закрыл глаза, приподнял голову чуть вверх и раскинул руки в стороны. Давно затеянная игра выходит на новый уровень, все складывается очень и очень интересно. Император мысленно усмехнулся, предстояло еще очень много работы. С того самого времени, когда он еще был Магистром Теней, Орден серебряной длани не давал ему покоя. И хотя дезертир вряд ли будет обладать необходимыми ему знаниями, кое-какие сведения он все же сможет ему поведать. А если он повязан с темными, так даже лучше, одним ударом прихлопнуть сразу две проблемы - да, такое было по душе Императору!
  
   В ночь перед испытанием Айвен долго не мог заснуть. Странное ощущение, что завтра произойдет что-то необычное, неординарное не покидало его. Вряд ли это можно было назвать волнением или сомнением в своих способностях, нет, он долго готовился к этому дню и был твердо уверен в собственных силах.
   По интересной прихоти Карла Нехема - Первого императора, студиозусы желающие сдать выпускной экзамен быстрее положенного срока обучения, должны делать это не в уютных аудиториях, перед скучающими преподавателями, а на арене в магическом поединке с превосходящим на одну ступень противником, которые, вдобавок ко всему, превосходят еще и численностью. Похоже, что тайным желанием отца-основателя Имперской Магической Академии было видеть в юных дарованиях не просто сильный дар и способности, но еще и бойцовский дух. Стремление доказать себе и всем остальным, что они чего-то стоят и способны на большее, чем корпеть над толстыми книгами и фолиантами в библиотеках.
   Конечно, все это сопровождается большим риском, ибо противники не должны будут жалеть наглого ученика и сражаться в полную силу. А в случае если испытуемый проваливает испытание, его ждет только одна и весьма печальная участь - смерть. Освобождение экзаменаторов от ответственности за гибель неофита давали соответствующие бумаги, который он должен был подписать перед началом экзамена. Хотел ли Первый император, чтобы маги составляли реальную силу вместо книжных червей? Узнать истинный ответ на этот вопрос, Айвену было уже не суждено, однако он склонялся к мысли, что только так молодой маг, родившийся не в благородной семье, может построить себе дорогу наверх. Насколько он знал, настоящие воины-маги были редки на просторах Империи, большая часть из них входила в Гвардию императора, а остальные были рассредоточены либо на границе, либо происходили из древних благородных родов, в которых сохранились традиции доблести, рыцарства и прохождения военной службы.
   Все это вовсе не означало, что элитное сословие магов, которое составляло чуть менее одного процента населения всей Империи, было абсолютно беззащитно. Сплести простейшие атакующее и защитное заклинание мог абсолютно каждый, кроме того многие дворяне достаточно искусно владели мечом, правда в последнее время, количество нобилей с клинком на поясе постоянно уменьшалось. Многие из магов у кого были титул, земли и деньги, для защиты предпочитали окружать себя хорошо подготовленными телохранителями, включая даже наем других, менее обеспеченных чародеев. Например, таких как он, кто не имел за душой ничего кроме дара и удосужился родиться в семье простолюдинов.
   Откровенно говоря, Айвен никогда не мог понять таких магов, конечно Империя так устроена, что на самой верхушке социальной лестницы могут находиться только маги и уже просто наличие способностей творить волшбу открывает перед тобой дороги недоступные для простых смертных. Но, неужели власть и деньги могут настолько поглотить человека, что он совершенно забывает про необходимость развития своего дара? В глубине своей честолюбивой, по отношению к магическим способностям, души, он презирал таких людей, считая, что только собственное развитие и увеличение магической силы должно возводить чародея на верхнюю ступень, а иначе они ни чем не отличаются от тех же торговцев или ремесленников.
   Не в силах больше бесцельно валяться, Айвен откинул в сторону подушку и сел на кровати. Дотронувшись до шара-лампады, который тут же залил комнату ярким желтым светом, он сел за стол и склонился над одним единственным фолиантом. Хоть этот сверток и не имел непосредственного отношения к его обучению и завтрашнему испытанию, Айвен уже вторую луну не мог до конца расшифровать его содержимое и этот вопрос уже стал делом принципа.
   В вещах старшего ученика всегда был полный порядок, в отличие от многих других неофитов он всегда находил время, чтобы разложить все по полочкам на свои места. За подобное отношение к чистоте и порядку, его частенько приводили в пример остальным студиозусам, проживающим в общежитии. Что-ж, если завтра у него все получится, то в пример остальным будут приводить не только его порядок в комнате. Внезапно Айвену стало интересно, какие лица будут у этого балбеса виконта и его дружков, которые вот уже пару лет не дают ему спокойно наслаждаться студенческой жизнью и устраивают всякие гадости. Смотрят на него свысока только потому, что родились в благородной семье, упыри, ратующие за чистоту крови, считающие, что только дети дворян достойны обучения в Имперской магической Академии. Хотя Айвен не сомневался, что некоторых из них тут точно держат только благодаря связям их папаш и мамаш.
   Отложив в сторону уже третий словарь, не найдя в нем приемлемого перевода для нужного символа, Айвен зевнул, потянулся и тупо уставился на причудливую схему изображенную на фолианте. Его взгляд расфокусировался и он охватил всю картину целиком. Какое-то время абсолютно ничего не происходило и даже поток мыслей остановился, внезапно один из символов дернулся, и изображение поплыло, ученик попытался зажмуриться и отвести взгляд, но ничего не получилось текучий рисунок полностью поглощал его внимание своим гипнотическим движением. Спустя мгновение он начал неумолимо приближаться, Айвена засасывало в фолиант.
   Будучи не в силах контролировать свое тело, он попытался дотянуться до своего дара, перенаправил поток маны, который тут же отозвался в пальцах руки приятным теплом, и только сейчас сообразил, что не сможет сложить ни одного символа, не сможет нарисовать ни одного плетения. Поверхность стола с фолиантом и плавающими символами была уже совсем близко, Айвен вновь попытался зажмуриться, на этот раз вроде получилось!
   Открыв глаза, он обнаружил себя в большом зале совершенно непохожим на его комнату в общежитии. Старший ученик стоял рядом с одной из широких колонн, верхний конец которого тонул во тьме сгустившейся высоко под потолком. Слева донеслись голоса и звуки шагов, Айвен решив не искушать судьбу, сделал шаг назад во мрак за колонну. Двое мужчин, один из которых был облачен в белоснежные одеяния, прошли через зал и скрылись на лестнице ведущей наверх. Несмотря на то, что они проходили от него не более чем в десяти шагах, ему не удалось рассмотреть их лица, и он не разобрал ни единого слова.
   Что за бред?! Как только эта мысль пронеслась в голове у Айвена, весь зал оказался залит всепоглощающим пламенем, колонна, за которой он прятался, зашаталась и рухнула. От воцарившегося грохота, поднявшегося столба пыли, дыма и гари старший ученик закрылся рукавом и невольно зажмурился. Все стихло также быстро, как и началось.
   На этот раз он находился практически в кромешной тьме, лишь откуда-то спереди через узкую щель проникала маленькая полоска света. В попытке пошевелиться, голова уткнулась во что-то мягкое, на ощупь Айвену начало казаться, что он находится внутри платяного шкафа со множеством одеяний.
   Прильнув к щели, старший ученик разглядел тускло освещенную и богато убранную спальню. На дорогом ковре из харанской шерсти, лежал человек, скрюченный в три погибели, и громко харкал кровью. Было видно его тело выворачивает наизнанку в страшных муках, а рубаха вся перемазана кровью. В это самое время, второй мужчина стоял чуть поодаль и плел какое-то заклинание. Распознать магию Айвену не удалось, но это было нечто запредельно мощное, жуткое и смертоносное. Инстинктивно он порывался отпрянуть обратно, но ему удалось сдержаться и заставить себя и дальше наблюдать за происходящим.
   Всеми силами Айвен пытался вглядеться и увидеть их лица, но все было тщетно, никто не поворачивался к платяному шкафу. Заклинание, сорвавшееся с рук второго человека, полностью сковало отравленного. Колдун осторожно подошел к бьющемуся в агонии, достал из-за пазухи серпообразный кинжал с черным лезвием и, не медля ни секунды вогнал его прямо в сердце. Человек в бело-красном дернулся, последний раз харкнул своими внутренностями и испустил дух. Убийца какое-то время довольно стоял, оценивая результаты своей работы, затем подошел к небольшой тумбочке рядом с кроватью и что-то взял с нее. Проклятый балдахин! Разглядеть предмет не представлялось возможным.
   И тут шкаф затрясло, зашатало из стороны в сторону, как будто кто-то намеривался его перевернуть. Все вокруг поплыло, Айвен почувствовал, как чья-то рука легла ему на плечо и с силой дернула назад.
   Подскочив на стуле как ужаленный, старший ученик открыл глаза и проснулся. Он все еще сидел за своим потертым столом из старого дуба, на котором располагался один единственный фолиант и небольшая стопка из словарей. Растеряно оглянувшись по сторонам, Айвен заметил стоящую рядом симпатичную темноволосую стройную девушку, чья рука лежала у него на плече.
   - Катерина? - удивился он.
   - Ну, ты и молодчик спать! - укорительно выдохнула девушка и убрала руку: - Неужели готовился всю ночь? Мы уж было подумали, что ты передумал или может просто струсил, а он тут дрыхнет и в ус не дует! Арбитр рвет и мечет, говорит, что если ты не явишься через десять минут, не видать тебе досрочного испытания, как своих ушей!
   - Сколько сейчас времени? - опешил старший ученик.
   - Без восьми минут девять! - улыбнулась кудрявая и игриво подмигнула карим глазом.
   - Бездна! - выругался Айвен и, вскочив на ноги, принялся собираться в бешеной спешке.
   Проклятый сон! Из-за него он чуть было не проспал если не самое важное, то уж точно одно из самых значимых событий своей жизни. До начала выпускного экзамена оставалось менее десяти минут.
   Умывшись, причесавшись и одевшись, он пулей вылетел в коридор, Катерины уже не было в его комнате, и только сейчас на бегу Айвен сообразил, что надо будет сказать ей огромное спасибо, когда все закончится.
   Миновав узкие проходы общежития, старший ученик оказался во внутреннем дворе кампуса. Лето было на исходе, и утренний ветерок временами прохладно дул, однако сейчас это было ему только на руку. Айвен представил, как он бы взмок, оказавшись в такой же ситуации, если рассмотрение его прошения о досрочной сдаче не затянули и назначили на лето, которое в этом году было весьма знойным. Пробежав сад, в дверях он чуть не сбил с ног парочку детишек -- младших студиозусов опаздывающих на занятия, а затем понесся по переходам и этажам четвертого корпуса, за которым располагался малый амфитеатр испытаний, а в разговорах называемый попросту полигон или арена.
   Сказать, что его с нетерпением ждали, значит, ничего не сказать. Все-таки прецеденты с досрочной сдачей выпускной работы в Имперской магической Академии случались нечасто, безумцев, готовых рискнуть своей жизнью ради окончания обучения на несколько лет раньше положенного срока, было мало. Айвена ожидала целая комиссия-делегация из магов-преподавателей. Один из проректоров, назначенных на время его испытания арбитром, насел на него, словно сварливая жена. Пререкаться было себе дороже и старший ученик, молча выслушав гневную тираду о своей непунктуальности и безответственности, быстренько подмахнул все положенные бумаги, освобождающие экзаменаторов от ответственности в случае его смерти.
   Айвен знал, с кем ему придется сойтись на арене, два недавних выпускника, в прошлом году получивших статус мага пятого ранга, или как еще его иначе называли - статус полного мага. Они тоже были здесь. Мэтр Батт полноватый с короткими кудрявыми волосами, пухлыми губами и небольшой бородавкой прямо на кончике приплюснутого носа, недобро сверкал узкими свинячьими глазками. И мэтр Виркирий долговязый с жиденькой козлиной бородкой, серыми глазами и забранными назад длинными соломенными волосами, которые украшал дорогой золотой обруч. Одетые в темно-синие камзолы и черные штаны, заправленные в сапоги, они напоминали ему иллюстрации со страниц магических учебников. У обоих на правой руке красовалось кольцо с "галкой", рунической пятеркой, которая получила свое прозвище за то, что была похожа на галочку, проставляемую в формулярах - "V". Старший ученик посмотрел в их глаза, полные насмешки и презрения к выскочке. Ох, как же они недооценивают его, считая, что раз получили право именоваться магами, то какой-то там ученик им совершенно не страшен.
   "Ничего! Скоро и у меня будет такое же кольцо на пальце!" - сказал себе Айвен и, совершив несколько никому незаметных пассов, ступил на песок арены.
   Трибуны были полностью заполнены, и это было неудивительно, ведь сегодня для всех студиозусов средних и старших кругов обучения был особый день. Им предстояло стать свидетелями мгновенного взлета или падения их товарища. Старший ученик внимательно обвел взглядом присутствующих, высматривая знакомые лица. Ага! Вон Катерина с подругами, да и толстый с Джувсом тоже были тут как тут. На некотором отдалении от основной толпы сидели "чистюли", нарочито подчеркивая свою особенность, "избранность". Что-ж куда уж без них то? Наверняка надеются позлорадствовать и увидеть падение ненавистного выскочки. Но нет! Сегодня он не даст им такой возможности! Айвен был полон решимости и уверен в своих силах.
   Последний порыв ветра поднял в воздух немного песка и пыли, над ареной сомкнулся прозрачный светло-желтый защитный купол. Дуновение стихло, сторонние звуки пропали. Две малые сферы неуязвимости надежно изолировали желающих пошвыряться боевыми заклятьями магов, теперь зрители могли чувствовать себя в полной безопасности, не опасаясь, что на трибуну случайно рухнет шальной огненный шар.
   В противоположном конце поля появились экзаменаторы, и арбитр дал сигнал к началу испытания. Оппоненты встали в классическую формацию, и вновь у старшего ученика возникло ощущение, как будто эти двое сошли со страниц учебника по боевой магии. Один из них, находился чуть впереди, раскинув прозрачно-оранжевый магический щит в форме стены, на поверхности которой ярко горели различные письмена, второй же из-за его спины должен был атаковать.
   Айвен пока не предпринимал никаких активных действий, если его догадки верны, сейчас долговязый начнет плести огненный шар. Ждать пришлось недолго, маг вытянул руки вперед, повернув их ладонями внутрь, начал нараспев произносить инканто, между ними вспыхнуло пламя и начало разрастаться. Достигнув размера с мяч для бутбола, шар внезапно сконцентрировался, стал меньше и ярче в два раза, а затем долговязый эффектным пассом отправил его в старшего ученика.
   Для зрителей это выглядело чистой воды самоубийством, старший ученик даже и не думал защищаться, приняв огненный шар прямо на грудь. Ярко полыхнуло, трибуны охнули. У Виркирия открылся от удивления рот и экзаменаторы вопросительно переглянулись.
   Простофили! Этих двоих даже не насторожило непонятно откуда возникшее облако пара и громкое шипение. К такому повороту событий Айвен оказался готов и еще перед самым выходом на арену позаботился о собственной безопасности, огненный шар врезался в клона, созданного из воды. Самому же старшему ученику практически удалось зайти к экзаменаторам со спины, медленно перемещаясь под малым пологом невидимости.
   Левая рука крепко сжимала в кулаке маленький холодный шарик, сферу мерцания - подарок-наследство, артефакт, доставшийся ему от неизвестного отца. Матушка вручила его Айвену в день поступления в Академию и с тех пор, он никогда и никому про нее не рассказывал, даже самым близким друзьям. По праву считая ее своим самым большим козырем, старший ученик мог запросто оказаться за спинами экзаменаторов быстрее, чем они способны моргнуть, но он не спешил себя выдавать и уж тем более хотел справиться собственными силами, сохранив в тайне наличие таких артефактов.
   Пар от испаренного огненным шаром водяного клона рассеялся, и взгляду экзаменаторов предстала лишь небольшая ямка в песке.
   - Хы! Даже мокрого места не осталось! - гоготнул Батт: - Ниче ты его испепелил! Мощняцкое же у тя пламя, однако!
   - Заткнись! Тут что-то не так! - оборвал его долговязый, в отличие от своего напарника он был более прозорлив. Но, хорошенько пораскинуть мозгами, ему было не суждено.
   Воспользовавшись замешательством противников, Айвен откинул полог невидимости и атаковал со спины. Сорвавшееся с пальцев рук заклятье спеленало долговязого по рукам и ногам, вставило кляп в рот и повалило на землю лишая какой-либо возможности двигаться или творить волшбу. Хоть мэтр Виркирий и не был отрезан от своего дара, циркуляция маны в теле не была перекрыта, можно было считать его выведенным из боя. Старший ученик хорошо изучил личные дела своих оппонентов и знал, что долговязый неспособен творить заклинания без пассов и инканто, быстро освободить напарника у толстяка не получится, а давать ему много свободного времени он не собирался.
   От столь неожиданного и вероломного нападения Батту не пришло в голову ничего умнее, чем отскочить назад на несколько шагов, вскинуть свои пухлые ручки и поставить очередной магический щит. Оставшись в одиночестве ему не было нужды защищать союзника, и младший маг воздвиг защиту вкруговую, дабы обезопасить себя от очередного возможного нападения сзади.
   Такое поведение оппонента было только на руку Айвену. Когда магический щит растекался куполом, он хоть и защищал от атак со всех сторон, но становился гораздо более хрупким и более уязвимым, чем в форме стены. Старший ученик несколькими пассами сплел замысловатый узор и, выкрикивая инканто, припал на одно колено, вложив заклинание в землю.
   Песок под его оппонентом поплыл, превращаясь в зыбучий, и Батта начало засасывать вместе со щитом. Экзаменатор закрыл глаза, одной рукой совершил немного неуклюжее движение, его губы едва слышно что-то шептали. Внезапно песок вновь затвердел и земля под ногами выровнялась. То, на что рассчитывал Айвен, не произошло, толстяк удержал щит, при этом смог остановить его заклинание зыбучих песков и теперь одарил его злобным взглядом своих свинячьих глаз.
   Но старший ученик все это время не стоял истуканом, прекрасно понимая, что перед ним все-таки находится полноценный маг пятого ранга. Откровенно говоря, неудачи никогда не останавливали молодого человека, наделенного иногда просто фанатичным упорством. И теперь, неудавшаяся попытка только еще больше разожгла его азарт.
   На экзаменатора градом обрушился поток сокрушительных заклинаний, огонь, молния, острые сосульки и пронзительный ветер, Айвен не давал Батту ни секунды передышки, заставляя последнего уделять все свое внимание магическому щиту. Старший ученик опустошал резервы своих магические сил просто с феноменальной скоростью. Казалось, если продолжать в таком темпе, то еще три или четыре десятка ударов сердца спустя он останется совершенно без маны, выжатый как лимон.
   По лицу экзаменатора текли крупные капли пота, толстяку было тяжело держать все эти удары на шарообразном щите, но, тем не менее, он довольно улыбался. Скоро, совсем скоро этот наглец останется без маны и вот тогда он, наконец, сможет убрать щит и скрутить его в бараний рог.
   Именно на эти мысли оппонента и рассчитывал Айвен, так стремительно опустошая себя. Если верить личному делу толстяка, его конек - защитная магия, которую он всегда штудировал с особым рвением, ибо желающих его пошпынять во время учебы было предостаточно. Пробить его в лобовой атаке было маловероятно, и старший ученик, за шквальной завесой атакующих заклинаний, преследовал еще одну, скрытую цель.
   Внезапно магические атаки стихли, пыль и дым осели, и Батту удалось разглядеть тяжело дышащего ученика опершегося на колени. Облизнув пересохшие губы экзаменатор, не опуская щита, сделал первый шаг навстречу своему оппоненту и замер, услышав звук осыпающегося песка у себя за спиной. Обернуться назад он уже не успел. Сковывающее заклинание спеленало его в точности так же, как и напарника.
   Сторонние наблюдатели лишь увидели, как за спиной толстяка быстро вырос столб песка, который тут же обернулся в Айвена. Он развел руками и с его кончиков пальцев сорвались уже всем знакомые путы.
   Неудивительно, что колдовство, которое Батт первоначально принял за зыбучие пески, на самом деле оказалось совершенно иной природы. Заклинание подземного тоннеля, которое позволяет магу переместиться под поверхностью земли в желаемую точку, позволило Айвену забраться под щит к экзаменатору.
   По правде говоря, старший ученик до самого последнего момента не был уверен, что у него все получится, поскольку для того чтобы отработать данное заклинание на практике не было достаточно времени. Эту магию он подсмотрел у барона Шнотца во время последнего дружеского спарринга. Один из немногочисленных боевых магов, которые преподают в академии, барон ко всему прочему был Владетелем, что определенно делало ему честь. Узнав, что Айвен готовится самостоятельно и хочет воспользоваться правом досрочной сдачи выпускной работы, Шнотц согласился преподать парню несколько факультативных уроков боевой магии, на которых они сходились в магическом поединке.
   Защитный купол, накрывавший малый амфитеатр испытаний все это время исчез, вернулись ветер, шум трибун и ясное безоблачное голубое небо. Взгляды всех присутствующих, в том числе и самого Айвена были прикованы к озадаченному арбитру, который сам, по всей видимости, не ожидал такого быстрого исхода.
  
   - Поздравляю! Молодец! Браво! Поздравляем! - в разнобой твердила скопившаяся перед дверями церемониального зала большая толпа студиозусов уставшему молодому мужчине, пробиравшемуся сквозь тесные ряды похлопывающих его по плечу. На мгновение он представил, как эта же самая толпа освистывала бы его с трибун, потерпи он неудачу и останься навсегда лежать на песке арены. Гадкие подхалимы! Однако сейчас Айвену было не до мрачных мыслей.
   Он это сделал! Сдал выпускной экзамен в магической Академии досрочно и сейчас шел на церемонию награждения. Арбитр объявил, что она состоится сразу после завершения его испытания, поэтому все, что он успел сделать это зайти к себе в комнату, помыться и переодеться.
   Возможно, сказалась усталость многодневной подготовки к сложнейшему дню каждого студиозуса, возможно изматывающий экзамен, но пройдя по бардовой ковровой дорожке церемониального зала, где по краям разместилось более двух тысяч внезапно притихших слушателей Имперской магической Академии, которых сняли с занятий и отправили на церемонию досрочного вручения знаков отличия полного мага, он только сейчас увидел и осознал, кто перед ним стоит.
   Этого человека в белоснежно-золотистых расписных одеяниях он знал, как знал его и любой маг Империи, да что там маг, любой студиозус первого круга обучения не мог пройти мимо огромного портрета Второго императора, располагающегося прямо в холле главного корпуса. Но чтобы увидеть его вот так, вживую, обычно для этого нужно быть либо членом Совета шестнадцати, либо членом влиятельной дворянской семьи, либо, как минимум, получить статус мага первого ранга.
   Да, перед ним во плоти и крови стоял сам правитель великой и могучей Нехемской империи - государства расширившего свои границы более чем на треть огромного континента и, пожалуй, самого влиятельного на мировой политической арене в настоящее время. Чуть позади Императора располагалось двое гвардейцев Его величества. Воины-маги, натасканные на битву, "цепные псы Императора" - именно так их называли за глаза, конечно, больше из зависти, поскольку они могли как в составе группы, так и в одиночку противостоять целым батальонам противников и не важно, были ли там маги или чистой воды рубаки. Казалось, что отдай им приказ на уничтожение, и прямо здесь и сейчас они положат всех в этом зале, да так что никто даже пикнуть не успеет. Виновник торжества почувствовал, как легкий холодок пробежал по его спине. От всеохватывающих и пронзительных взглядов гвардейцев Его величества не могло укрыться ни одно действие вызывающее подозрение.
   - Смелее мэтр Айвен. - Император мягко улыбнулся, внезапно застывшему на месте молодому человеку: - Ведь я уже могу называть вас мэтром?
   - Ваше величество! - Айвен отсалютовал Императору, вытянувшись в струнку и прижав правую руку к груди.
   - Подойди ближе! Награждение лучшего выпускника Имперской магической академии должно быть особенным, верно? - Он вскинул руку, и оркестр в нише заиграл имперский гимн.
   Айвен мысленно стукнул себя по лбу, у него совсем вылетело из головы, что за прошедшие шестьдесят шесть лет, с момента основания Академии, правом на досрочную сдачу выпускной работы воспользовались всего девять раз. Шесть из которых закончились провалом и соответственно смертью испытуемого. История Имперской магической Академии преподавалась на далеком первом круге обучения, и Айвен уже успел ее порядком подзабыть, но сейчас эти лекции отчетливо всплыли в его памяти. Конечно же, имена всей троицы, досрочно закончившей обучение, оказались навечно вписаны в историю этой школы, а теперь еще и он не просто присоединится к ним, но и столкнет с пьедестала почета маркиза Брайзена де Росса, чей результат, полученный около двадцати лет назад и до этого считавшийся самым лучшим, ему удалось обойти ровно на целый год. На третье место теперь спускалась герцогиня Хелена фон Хауфман, а на четвертом оказывался некто мэтр Ланстер Ульд. Имя последнего Айвену не говорило ровным счетом ничего, а вот первые двое в настоящий момент были действующие члены Совета шестнадцати.
   О запредельной магической мощи, которую обретает Император после коронации, ходили легенды, но то что чувствовал сейчас Айвен не шло ни в какое сравнение с когда либо слышанными рассказами и описаниями. Аура силы и власти, исходившая от этого человека (да и человека ли?) просто ошеломляла, хотелось упасть на колени и всецело отдаться на волю этого божества. Он уже было начал склонять голову. Стоп! Это же очередной тест, проверка, выдержу ли присутствие такой силы (нет силищи!) рядом с собой?! - в голове мелькнула крамольная мысль. Айвен максимально возможно притупил свои магические ощущения и, собрав остатки воли в кулак, двинулся навстречу Императору, гордо вскинув голову. Через мгновение оркестр стих, а молодой человек остановился возле небольшого каменно постамента и возложил на него левую руку.
   - Клянешься ли ты, Айвен Дайгон, служить Империи верой и правдой, защищать ее подданных и использовать вверенный тебе дар во имя отечества? - первый пункт текста присяги мага, как впрочем, и все остальные, Айвен знал наизусть, но в устах Императора они приобретали особый оттенок.
   - Клянусь! - отчеканил молодой человек и заметил в углах губ Его величества промелькнувшую легкую улыбку.
   А может быть, ему просто показалось? Ибо в следующей момент Император был снова серьезен и продолжил принимать присягу у молодого мага, только начинающего свой путь служения великой державе. После произнесения последней клятвы, вновь заиграл оркестр, продолжая возносить хвалу Империи и подчеркивая торжество момента. Айвен протянул вперед правую руку. С другой стороны к Его величеству подошел Магистр Истины - ректор магической Академии. Обычно именно ему доставалась подобная честь - вручения знаков отличия, но сейчас была отведена лишь скромная роль хранителя, в руках которого на подушке обшитой красным бархатом красовались перстень с изображением мантикоры - герба Империи и, выведенной на магическом алфавите, цифрой пять, а также медальон на тонкой золотой цепочке с зеркально чистой поверхностью.
   Император взял в руку перстень, повертел его между тремя пальцами, словно приноравливаясь, а затем одним грациозным движением одел его на средний палец стоящего перед ним молодого человека. Айвен, опустил руку и почтенно склонил голову, ожидая окончания ритуала, но Его величество не спешил. Если бы в этот момент затих оркестр, играющий имперский гимн, в зале бы воцарилась полная тишина, ибо все присутствующие созерцали сие действо затаив дыхание. Первый прецедент, когда второй Император собственноручно принимал присягу и вручал знаки отличия выпускнику Магической академии - это значило многое, сам Айвен прекрасно понимал, что такая церемония принесет ему множество друзей и почитателей, но и не меньшее количество новых врагов и завистников, да и титул "любимчик Императора" ему теперь точно обеспечен. Что ж, значит так тому и быть, роль выскочки он принял уже давно, когда решил заниматься индивидуально и сдавать экзамены досрочно, а если прислушиваться к общественному мнению и плыть по течению то всего этого сейчас не было бы. Сколько было насмешек, унижения и подножек, но он справился, а значит и повышенное внимание со стороны власть имущих тоже переживет. Но что такое, почему Император медлит?
   Тем временем человек в белоснежно-золотых одеяниях, взял с подушки медальон и, поместив его на своей ладони, разглядывал довольным взглядом:
   - Чистый медальон?! Ты родился неподвластный стихиям, впечатляет! - Его величество сказал настолько тихо, что услышал только один Айвен.
   Закончив осматривать медальон, Император одел его на шею молодого человека. В этот момент оркестр перешел на крещендо, а Его величество повернулся лицом к залу, вскинул правую руку вверх и по всему залу зазвучал его голос усиленный магией:
   - Слава великой Нехемской империи!
   - Слава великой Нехемской империи! Слава великой Нехемской империи! - вторило ему более двух тысяч голосов.
  
   Церемония награждения закончилась пару часов назад, и Император возвращался в свои покои, неспешно прогуливаясь по дворцовой террасе в сопровождении двух воинов-магов. Из за поворота изгибающейся террасы показалась человеческая фигура, прислонившаяся к одной из колонн. Гвардейцы насторожились и обменялись короткими взглядами, однако Его величество продолжил свое шествие, как ни в чем не бывало. Когда процессия поравнялась с молодым человеком у колонны, одетого в светлые бирюзовые одеяния, на руке которого красовался перстень с рунической тройкой, он заговорил, обращаясь к Императору.
   - Почему?.. - тихо произнес человек у колонны.
   Однако Его величество двигался мимо, совершенно не обращая на него никакого внимания.
   - Отец! Почему ты самолично наградил какого-то безродного выскочку, а на церемонию вручения знаков полного мага мне, даже просто не пришел? - третий сын Императора, с трудом сдерживал обиду.
   Отвечать ему, по всей видимости, никто не собирался и уже в спину уходящему родителю он прокричал:
   - Отец! Ответь мне!
   - Потому что я не заинтересован в слабаках! - с металлическими нотками в голосе ответил Император, не останавливаясь и даже не оборачиваясь к сыну.
   - Легко тебе говорить, после обретения Символов власти! - обиженно выпалил молодой человек.
   Эти слова заставили Его величество остановиться и обернуться:
   - Хорошо Кловис, докажи мне, что ты достоин моего уважения. Сразись на дуэли с моим гвардейцем!
   - Отец, но они... - начал было тот, кого только что назвали Кловисом, но Император не дал ему закончить.
   - Опять отговорки! Это удел слабаков! - отметил Его величество с нотками гнева в голосе, после чего отвернулся и направился дальше по террасе: - И больше не трать мое время на такие пустяки.
   Кловис молча провожал отца взглядом полным ненависти и обиды, он столько старался, чтобы заслужить от него уважение и похвалу, чтобы соответствовать ожиданиям, а этот черствый сноб даже не хочет с ним нормально поговорить. Конечно, он не так одарен, как старший брат и сестра, да и младшенький, хоть и все еще обучался в Академии, на деле по силам уже мог тягаться с ним. Кловис со злости ударил кулаком по колонне, и тут же на лице отразилась гримаса боли. Бездна! Ну ничего, он еще всем покажет и отцу в том числе! Молодой человек сплюнул на пол и, потирая ушибленную руку, быстро зашагал в направлении выхода с террасы этого ненавистного дворца.
   Под заклинанием улучшенной невидимости на высоте орлиного полета над террасой имперского дворца висела сфера наблюдения, благодаря которой, человек в темно бардовых одеяниях мог видеть только что произошедшие события в своем хрустальном шаре. Представление закончилось и сейчас сферу требовалось увести как можно быстрее и дальше от дворца, в том, что ее рано или поздно обнаружат, несмотря на любую невидимость, останься она на прежнем месте он не сомневался. Человек провел рукой над шаром, магически отправив сфере новые координаты, и подошел к окну своей башни, задумчиво почесав аккуратную бородку. Это можно было назвать подарком судьбы, слухи насчет отношений Императора со третьим сыном ходили самые разные, но такого разлада в семье он даже представить не мог. Что ж, похоже, у него появится еще один ученик!
   Из окна башни, в которой располагались апартаменты, открывался чудесный вид на Нехем - столицу Империи. Граф Вальтари окинул взглядом имперский дворец, откуда на всех парах должна была мчаться сфера наблюдения, здание кампуса Имперской Магической Академии, налюбовавшись тремя шпилями главного корпуса, взор заскользил дальше, городская площадь с памятником Первому Императору, огромным колоссом, возвышающимся над толпами людей внизу, парк, квартал ремесленников, старый город...
   Множество архитекторов и строителей вкупе с магами земли очень хорошо постарались в свое время, воздвигнув все эти величественные здания. Со стороны город действительно потрясал - могучие неприступные стены, высочайшие башни, шпили дворцов, гигантские памятники. Но для обычного человека, находящегося внизу посреди одной из улиц, величие огромных строений и исполинских статуй не имело ровным счетом никакого значения. Огромные и закрывающие целые кварталы от солнца, они оказывали скорее гнетущее действие, всем своим видом давая понять, насколько ничтожен один человек в "столице всего цивилизованного мира", кем бы он ни был.
   Сейчас Хранителю огня предстояло вновь прочувствовать это на своей шкуре - стать одним из простых горожан. В свете последних событий над городом была раскинута сеть слежения, и использовать телепортацию теперь означало открыто сказать о том, во сколько и куда он собирается идти, что, по понятным причинам, было абсолютным безумием в его ситуации.
   Моддер достал из кармана небольшой мешочек, высыпал немного серого порошка на руку, затем спрятав его обратно, растер содержимое между ладонями, сотворил несколько быстрых пассов, особым образом сложив пальцы, формируя определенные фигуры в строго заданной последовательности, и, наконец, поднял вверх невидимую чашу и опрокинул ее на голову. Легкая дымка прокатилась по нему от темечка до кончиков пят, преобразив не только внешность, но и одежду.
   Хранитель огня подошел к зеркалу, в отражении на него смотрел теперь совершенно другой человек. Довольно улыбнувшись во все тридцать два зуба, он какое-то время рассматривал под разными ракурсами свое новое лицо, провел рукой по гладко выбритому подбородку, пощипал свою щеку и подмигнул сам себе. Неплохо, в таком амплуа можно даже вспомнить бурную молодость и приударить за парой городских красавиц. И что самое главное, это не простая иллюзия, она не рассыплется от случайного толчка неаккуратного прохожего.
   Моддер незаметно покинул свои апартаменты в башне через тайный ход, который несколько десятков лет назад ему сделал один маг земли, внеся недокументированный лаз в строение без официальной огласки за очень и очень весомую сумму золотых. Правда, даже несмотря на деньги, уверенности в том, что этот человек будет молчать не было и Хранитель огня, поминая древнюю мудрость - нет человека, нет проблемы, заставил коррупционера замолчать на веки вечные.
   Миновав квартал нобилей, он пересек центральную площадь и свернул в одно из ответвлений главной улицы. Сквозь узкие переулки старого города хорошо уходить от слежки, и хотя Моддер не чувствовал за собой наблюдения, рисковать лишний раз было не в его стиле. Конечно от магического наблюдения, подобного тому, который он применил около часа назад, переходы по узким улочкам, представляющим собой настоящий лабиринт, нисколько не помогут. Но для этого существует другой способ - рыночная площадь.
   Сегодня во второй половине дня торговля шла не менее бурно, чем утром. Виной тому толи открывшееся второе дыхание у продавцов, толи бурная нужда покупателей, ну да истинные причины обильного скопления людей на базарной площади не интересовали слившегося с толпой и проталкивающегося в нужном направлении молодого мужчину. Хотя невольно, Хранитель огня отметил, что судьба благоволит ему последнее время во всех начинаниях. Так и сейчас, он мог выйти на полупустую площадь, что заставило бы его еще битый час петлять по различным лавкам, а так можно смело идти напрямик. Магическую привязь наблюдателя, маг его уровня обязательно бы почувствовал, а во всех остальных случаях затеряться в толпе так, чтобы в хрустальном шаре наблюдатель потерял цель из виду, было проще простого, достаточно пару раз зайти в разные лавки и выйти в разных головных уборах. Двадцать серебряников и ты два раза другой человек для наблюдателя сверху.
   Несколько раз уличные воришки пытались срезать у него кошелек, но каждый раз получали хороший ожог и с криком отдергивали руку. Действия сорванцов навели Моддера на воспоминания, как в этом же месте он нашел себе в ученики Хаггеша и Вельфа. Говоря правду, результаты этого эксперимента несильно радовали Хранителя огня. Из пяти адептов, что он держал в обучении, эти двое были самыми трусливыми, да и талантами особо не блистали, даже вдвоем уступая по силе остальным. Видимо жизнь их сильно забила, озлобила и, в итоге, только испортила, не дав ничего взамен. Расчеты получить злобных цепных псов, готовых по первому приказу порвать глотку любому на кого укажет повелевающий перст хозяина, не оправдались. Отныне он будет это знать и учитывать при отборе последователей.
   Погруженный в раздумья и уверенный в надежности магической защиты своих денег Хранитель огня только сейчас заметил, как чья-то рука, невзирая на жгучую боль, вцепилась в толстый кошель, а вторая уже почти допилила тупым обломком заточки кожаную лямку. Запах обгорелой кожи неприятно резанул нос, окончательно вернув Моддера в реальность.
   Маленький грязный оборванец, несмотря на почти полностью сгоревшую кисть левой руки, за все время даже ни разу не пискнул. Хранитель огня машинально ударил наотмашь наглого воришку по лицу, заставив его попятиться на пару шагов и выпустить кошель. На чумазой мордашке читалась гримаса сильной боли, а также взгляд полный ненависти к магу-снобу все-таки заметившего попытку кражи. Оборванец прижал к груди поврежденную руку, а в другой крепче сжал обломок старой ржавой заточки.
   - Тебе так сильно это нужно? - Моддер пораженный силой воли уличного воришки, отстегнул кошель и слегка подбросил его в руке.
   Ответом был молчаливый кивок.
   - Тогда держи! - Хранитель огня ослабил тесемку, извлек пару монет и бросил кошель с оставшимися золотыми воришке под ноги: - Ты это заработал, если бы у тебя был нож поострее, я вряд ли бы заметил пропажу.
   Остерегаясь подвоха, оборванец не спуская глаз с необычного незнакомца, аккуратно подцепил кошелек кончиком заточки.
   - Правильное решение, разумное и осторожное! - смекалка юного воришки продолжала радовать Верховного мага: - Теперь не сомневаюсь, что ты сможешь и найти способ достать оттуда все золото. Если хочешь получить еще столько же, будь сегодня в этом же месте, когда городские колокола пробьют вечерню.
   С этими словами Моддер развернулся и направился дальше в пункт своего назначения. Нет, определенно фортуна и судьба к нему очень благосклонны в последнее время! Только вот на кой ему еще двое учеников? Ладно Кловис, это будет политическая пешка, пусть он и полный бездарь, но он сын Императора и заполучить в свои лапы сына, который ненавидит отца, должен любой мало-мальски грамотный оппонент правящей фракции. Но зачем ему этот оборванец? Этого Хранитель огня не мог объяснить с помощью обычного рационального мышления и логики. Конечно, сторонники и последователи всегда нужны, но открывать подпольную академию не входило в его планы. После этой встречи, что-то изменилось, остался какой-то осадок и этот воришка никак не желал уходить из его мыслей. То ли так впечатлила сила воли и способность переносить боль, то ли факт того, что он не убежал, то ли что-то еще, но кроме как предчувствия о том, что оборванец будет ему полезен, не было ничего.
   Ладно, об этом позже! Верховный маг постарался выкинуть воришку из головы, сейчас ему предстояло более важное мероприятие, собственно ради которого он и вышел в город и устроил весь этот маскарад. Моддер миновал парадный вход в таверну "Забитый ягненок" и, обойдя здание, постучал в заднюю дверь. Пару минут стояла полная тишина, но Хранитель огня и не думал стучать повторно, кто нужно уже знают, что он здесь, поэтому все, что остается - это ждать.
   Смотровая щель в двери резко отодвинулась и на гостя злобно уставилась пара желтых глаз:
   - Чего нужно? - прохрипел голос из-за двери.
   - Разве так встречают добрых гостей? - ехидно поинтересовался Моддер.
   - Добрые гости заходят через главный вход! А от черного обычно добра не жди - хозяин всегда так говорит.
   - Клоп, мне некогда с тобой препираться, открывай уже!
   - Откуда ты меня знаешь незнакомец? - удивление не было поддельным, и Моддер выругавшись про себя, в очередной раз сделал себе заметку, поговорить с хозяином таверны по поводу тупости его слуг.
   - Если ты сейчас же не откроешь, то я скажу твоему хозяину, чтобы он подвесил тебя за левую ногу и выпорол!
   - Ай! - смотровая щель закрылась также резко, как и открылась, щелкнул замок и дверь распахнулась: - Прошу, не говорите ему этого?! Я больше всего боюсь быть подвешенным вниз головой!
   Моддер переступил порог и зло посмотрел в жалостливо просящие щенячьи глазки. Ключик к страхам этого туповатого детины ему как-то поведал сам хозяин таверны и теперь он частенько пользовался этим, когда приходил сюда.
   - Где хозяин? - сухо бросил гость.
   - В-внизу. - запинаясь проговорил Клоп; под тяжелым взглядом Моддера он весь покрылся испариной.
   - Хорошо. - Верховный маг направился вглубь помещения.
   Миновав небольшой тамбур и свернув налево, он начал спускаться по закругленной и резко уходящей вниз лестнице. За соседней дверью находилась кухня, откуда доносились звуки суетящихся поваров и кухарок, а также приятный запах свежеприготовленной еды. В животе Моддера заурчало, еще бы, ведь он сегодня ничего не ел после завтрака. Если удастся решить все вопросы по-быстрому, то надо будет непременно перекусить на обратном пути.
   Внизу лестницы находилась идеально круглая подвальная комната, где Верховного мага уже ждал низкорослый пучеглазый толстяк, сидевший за добротным дубовым столом в полумраке двух десятков свечей.
   - Нежданно. Какие люди почтили нас своим присутствием?! - казалось, толстяк был совсем не рад видеть своего гостя.
   - И тебе не болеть, Гримджоу! - бас Моддера оставался равнодушным: - Перейду сразу к делу, мне нужно воспользоваться твоим шепчущим кругом.
   - Что, блюдце свое разбил? Или уже лень задницу от кресла в Совете оторвать? - хозяин таверны хитро покосился на собеседника.
   - Ни то, ни другое, но поверь, если бы не было необходимости, я бы к тебе не пришел!
   - А зря, мы ведь союзники, и должны тесно сотрудничать?! - хозяин таверны сделал небольшую паузу, ожидая ответной реакции, но Моддер молчал, не поддаваясь на провокацию: - Хорошо, в конце концов, у нас ведь одна цель!
   Толстяк встал из-за стола, подошел к дальнему концу комнаты от входа и надавил на один из камней в стене. С легким гулом в стене открылся небольшой проход, на который хозяин таверны указал приглашающим жестом, как это сделал бы самый гостеприимный человек в мире. Дважды приглашать гостя не требовалось, Моддер нырнул в темноту проема и услышал звук встающей на свое место двери. Отлично, теперь осталось только то, зачем он пришел сюда. Верховный маг совершил несколько пассов, губы еле слышно прошептали слово-ключ, и окружавшая его темнота рассеялась, как будто ее никогда и не было.
   В небольшой комнатке, пространство которой заполнил неестественно бледный синий свет, источник которого определить было невозможно, прямо посредине на полу стояло большое блюдо, заполненное странной субстанцией, больше всего напоминавшей смолу. Моддер опустился на колени в строго условленном месте, достал небольшую коробочку в который находился аккуратно завернутый в материю желтый не то коготь, не то клык. Закрыв глаза, его пальцы рук снова сплелись, составляя разнообразные фигуры, губы зашептали составляющие мрачного заклинания. По субстанции в блюде побежала мелкая рябь, постоянно сменяющая узор.
   Закончив формировать фигуры, Верховный маг аккуратно взял двумя пальцами желтый коготь и, опустив его конец в черную субстанцию, без отрыва начертил замысловатый рунический символ. Рябь мгновенно прекратилась, и иссиня-черная поверхность субстанции стала абсолютно гладкой. Упаковав коготь обратно, Моддер сделал глубокий вдох и, опершись руками на края блюда, погрузил в субстанцию голову.
   Свод пещеры огласился громким писком стаи летучих мышей, которые сорвались с насиженных мест. В темном углу зазвенели сталактиты, и Индира с плохо скрываемой улыбкой повернулась к своему гостю.
   - А я все думала куда-ж ты пропал?
   В сумраке пещеры появилось два белых жутковатых зрачка на фоне бесформенных шевелящихся в углу теней:
   - Наши планы меняются! - низкий бас Моддера, искаженный магическим передатчиком, звучал по-настоящему зловеще: - Времени на долгие игры практически не осталось, мы больше не можем ждать Эдварда.
   - Почему ты так говоришь? До "окна", когда звезды будут нам благоволить еще достаточно времени. Разве не ты сам сказал, что паренька приведет твой лучший человек? - тень в углу внушающая жуть всему живому, казалось, только забавляла рыжеволосую красотку.
   - Наши противники сделали ответный ход, сейчас в Совете вовсю ищут последователя Темного лорда, я ограничен в передвижениях и средствах связи, поэтому если вдруг мой человек провалится, мы узнаем об этом уже слишком поздно. Ты обещала достать второго кандидата для ритуала, надеюсь, у тебя получилось?
   - Увы! - Индира разочарованно развела руками: - Врата рано закрылись при попытке переноса, одной моей силы не хватит.
   - Что тебе нужно, чтобы исполнить задуманное?
   - Я слышала, есть одна штуковина... - рыжеволосая бестия хитро прищурилась и коварно заулыбалась: - У вас она, кажется, называется колдовской усилитель?!
   - Имперский колдовской усилитель? Ты рехнулась, женщина! - от подобной наглости своей собеседницы, голос Моддера превратился в гулкий рев, эхом раскатившийся по пещере: - Их всего существует два, один находится в зале ритуальной магии здания Совета, а второй в императорском дворце. Третий начинал строить наш Лорд, но его так и не удалось закончить. Тебе не то, что вход в эти здания, вход в Нехем заказан!
   - Тогда тебе придется сильно постараться, чтобы провести меня туда. Если конечно ты все еще хочешь изменить наши планы?
   - Это чистой воды самоубийство! Нам... - Моддер хотел было сказать что-то еще, но внезапно замолчал, немного подумал и продолжил: - Хотя, это решение не такое уж и опрометчивое, как кажется на первый взгляд. Мы сможем за один раз решить сразу три проблемы.
   - Три? Что ты еще задумал?
   - Первое - твое появление даст мне возможность наконец-то убраться из Нехема, так как я чувствую, что не смогу бесконечно водить за нос Магистра Клинков. Второе - поскольку Несущая свет скована в передвижениях также как я, с твоей помощью мы сможем отнять у нее подвеску. И третье - ты получишь доступ к имперскому колдовскому усилителю и достанешь второго кандидата!
   - Не слишком ли много надежд ты на меня возлагаешь? - в голосе Индиры чувствовалось неприкрытое раздражение: - Решил обнаглеть и загрести весь жар чужими руками? Договоренность была такова, что вопрос с подвеской ты решишь лично.
   - Планы меняются, если я сейчас раскрою себя, ко мне в поместье мигом нагрянут Тени, а значит, все многолетние приготовления пойдут прахом. Ты этого хочешь? Чтобы из-за подвески, нет, из-за того, что мы будем решать, кто поработает больше, а кто меньше вся затея провалилась в Бездну?
   - Хорошо! - ведьма поджала губы, сдерживая недовольство: - Я доберусь до вашей столицы через две луны, постарайся к этому времени не сдохнуть и чтобы все было готово.
   - Две луны?! Да расследование уже закончится через три четверти. Почему так долго? Ты что пешком плестись будешь? Воспользуйся экипажем!
   - Не волнуйся, скоро твоему Совету станет не до расследований, да и вообще, у вашей Империи будут другие заботы, - Индира многозначительно хмыкнула: - Если я сказала через две луны, значит через две! А теперь убирайся! Пошел вон!
   Рыжеволосая красотка взмахнула рукой, и белые зрачки мгновенно пропали, а облако бесформенной тени, заполнявшее угол пещеры задергалось, закрутилось и растеклось по полу черной дымкой, впитываясь в камень словно губку.
   Моддер с криком отпрянул от блюда, сдирая с лица остатки черной субстанции. На такое завершение разговора он явно не рассчитывал. Все лицо горело, глаза дико щипало. Полностью избавившись от темной гадости, он завалился на спину и глубоко задышал.
   Что, темная бездна, эта ведьма имела в виду под словами "...скоро у вашей Империи будут другие заботы..."? Надо уточнить у хозяина таверны, старый скользкий тип определенно что-то знает? Все это начинало жутко бесить Моддера, за кого они его принимают, чтобы обращаться с ним как с любопытной собачонкой, которой в нужный момент можно отвесить щелчок по носу?
   В сквернейшем настроении с красными глазами и бледным лицом он вернулся в комнату к хозяину таверны. Гримджоу одарил его сочувствующим взглядом:
   - Я смотрю, ты чем-то огорчил нашу принцессу? - поинтересовался толстяк.
   - Что ты знаешь о том, что вскоре должно произойти? - резко вставил Моддер.
   - А что-то должно произойти? - хозяин таверны вопросительно приподнял брови.
   - Хватит паясничать! Индира сказала, что вскоре в Империи произойдет что-то глобальное, и я хочу знать что именно?
   - Не понимаю о чем ты...
   - Кажется, кто-то недавно говорил, что мы союзники и должны тесно сотрудничать? От того, что ты сейчас скажешь, будут зависеть все наши дальнейшие отношения!
   Выражение лица тавернщика приняло серьезный вид:
   - Слухи недостоверны и я могу ошибиться.
   - Говори, не томи!
   - Возможно, вас ожидает очередная война, большего сказать не могу.
   - Война? - искреннее удивление появилось на лице Верховного мага: - Пф! Надо быть идиотом, чтобы начинать войну осенью! Кто же захочет на нас напасть?
   - Повторяю, большего сказать не могу, это только мои домыслы из тех крупиц информации, что я смог совершенно случайно собрать. Если Индира знает больше, она расскажет тебе, когда сочтет нужным.
   Разговаривать дальше не имело смысла и, скрывая вырывающуюся наружу ярость, граф Вальтари покинул таверну "Забитый ягненок". Он готов был испепелить на месте проклятущих союзничков, но в одиночку, без их помощи он не справится, поэтому до поры до времени придется терпеть. Когда ему удастся вернуть в этот мир Грань тьмы, многое сразу встанет на свои места и уж тогда он точно не спустит с рук такое отношение к своей персоне.
   Солнце медленно клонилось к закату, и гигантский колосс первого императора, созданный из белого камня, купался в оранжево-золотистых лучах, создавая впечатление, что статуя выполнена из чистого золота. Колокола пробили вечерню, на окраине рыночной площади было почти безлюдно. Хранитель огня, в гневе покинувший таверну, так и не успел ничего перекусить, однако после того как он успокоился, голод вновь напомнил о себе, живот протяжно заурчал и Верховный маг, помянув всех известных ему демонов, набросил на себя малый полог невидимости. Уж что-что, а пренебрегать своей безопасностью он не собирался не смотря ни на какой голод.
   Внимательный осмотр назначенного места встречи, не дал никаких результатов и, в очередной раз, Моддеру пришлось прибегнуть к магии. Оборванец прятался в соседнем переулке, откуда хорошо просматривалась вся окраина площади. Поставив очередной плюс кандидату в число своих последователей за осторожность, осмотрительность и смекалку, Верховный маг неторопливо обошел его сзади и эффектным щелчком пальцев развеял заклинание невидимости. Результат оказался не совсем таким, на который рассчитывал Хранитель огня - воришка резко обернулся и вскинул перед собой все ту же ржавую заточку.
   - Ты чертовски смел! - с искренним удивлением подметил маг: - Я все-таки думал, что ты покажешь мне свою спину.
   Ответом Моддеру была тишина, оборванец лишь натужно сглотнул и осторожным взглядом уперся в своего собеседника.
   - Расслабься, если бы я желал тебе зла, твоя "игрушка" тебя бы не спасла, - Верховный маг присел на ближайший ящик, которые обильно валялись в переулке: - Итак, меня зовут Моддер, а как зовут тебя?
   - Мне обязательно называть свое имя? - раздался юный и звонкий голос молодого воришки.
   - Все зависит от того насколько сильно ты хочешь денег, прежде чем дать их тебе я хочу с тобой познакомиться, поговорить...
   - Гая - после минутной паузы выдавил оборванец.
   - Гая? Погоди, это не мужское имя! Ты девочка? - для графа Вальтари сегодняшний день был просто наполнен удивляющими открытиями.
   - Я думала это заметно! - смущенно ответила девчушка и немного поморщившись, прижала к груди левую руку, что естественно не укрылось от внимания мага.
   - Покажи мне руку! - потребовал Моддер: - Я знаю, что она у тебя жутко болит, не бойся, я ее исцелю.
   Немного подумав, Гая опустила заточку и нерешительно протянула левую руку с обмотанной грязными тряпками кистью.
   - О, исцеляющий свет! Так можно и заражение крови заработать! - возмущенно воскликнул Верховный маг и аккуратно двумя пальцами принялся разматывать тряпки. Под самый конец девчушка со всей силы сжала челюсти и зажмурилась, но при этом не издала ни звука. Губы Моддера прошептали короткое заклинание обезболивания, и он снял повязки. Черно-красная, покрытая ужасными волдырями кожа предстала его взору, как можно было ребенку это терпеть, да еще будучи девчонкой, Хранитель огня просто не представлял.
   Благодаря заклинаниям исцеления и заживления, сотворенных магом, кисть руки Гаи уже через несколько минут была покрыта нежной розовой кожей и совершенно не болела.
   - После того, как закончится действие заклинания обезболивания, рука будет сильно чесаться - это нормально, главное не переусердствуй, а то кожа нежная, можно в кровь расцарапать!
   - Спасибо! - девчонка стояла теперь прямо напротив своего целителя и смотрела на него своими кристально чистыми голубыми глазами.
   Моддер тепло улыбнулся, впервые он испытывал некое странное необъяснимое, но очень приятное чувство. Помощь, которую он оказал этому ребенку стоически переносящей боль, вызывали смесь восхищения и желания заботы об этом человечке, возможно, именно это или нечто подобное чувствуют отцы по отношению к своим любимым детям.
   - Сколько тебе лет Гая?
   - Девять.
   - Расскажи мне, зачем тебе так сильно нужны деньги, что ради них ты готова была пожертвовать своей рукой?
   - Моя мама сильно больна, она не может работать, а услуги знахарей стоят дорого.
   - А где твой отец?
   - Отец... - Гая смущенно потупила взор, а затем растерянно пожала плечами: - Я не знаю, его просто нет. Так вы дадите мне денег?
   - И не только денег, я дам тебе намного больше, чем ты вообще можешь сейчас себе представить! При условии, если ты согласишься, конечно. - Хранитель огня сделал небольшую паузу, ожидая, что девчонка завалит его вопросами, но она терпеливо слушала.
   Вот оно! Терпение - очень важное качество, которого не хватает практически всем его ученикам. А какой у этой пацанки потенциал! Параллельно с заклинаниями лечения Моддер успел применить несколько сканирующих заклинаний. Если она с демонстрируемым терпением и прилежанием будет поглощать те знания, что он сможет ей дать, то уже лет через пять-шесть, она догонит Айбеля! А он, хоть и не носит официальных регалий, по уровню силы находится где-то между вторым и первым рангом.
   - Я предлагаю тебе стать моей ученицей! - голос Верховного мага зазвучал торжественно.
   - А!... - Гая, явно не ожидавшая такого поворота событий, выглядела немного смущенной, растерянной и похоже даже не знала, что нужно отвечать на такое предложение, все-таки за выдающейся терпимостью, осторожностью и интеллектом, находился еще молодой и неопытный ребенок: - Но моя мама...
   - О твоей маме мы позаботимся вместе, - Хранитель огня предвидел этот вопрос и решил развеять сомнения девчушки: - Я оплачу лечение твоей матери у лучших магов, так что ей больше не придется пользоваться услугами шарлатанов-знахарей. Она сможет жить нормальной и полноценной жизнью. А ты сможешь иногда ее навещать.
   - Если я соглашусь, мне придется жить отдельно от мамы?
   - Верно, я не смогу учить тебя на дому, это привилегия только детей высшего дворянского сословия или членов королевской семьи. У всех остальных магов принято, что ученики, единожды выбрав себе учителя, следуют за ним, куда бы он ни пошел.
   - Я согласна! - радостно выпалила Гая и улыбнулась первый раз за весь вечер.
   Глаза Хранителя огня триумфально блеснули:
   - Тогда пойдем, я должен пообщаться с твоей матерью.
   В районе, куда привела его Гая, Моддер никогда не был. Трущобы располагались на самой окраине столицы в самой заброшенной части, куда весь город выбрасывал отходы и прочие продукты своей жизнедеятельности. Иными словами это можно было назвать свалкой, однако со временем тут обосновались бездомные и бродяги, которые рылись в поисках любых ценных крупиц выброшенных столичными снобами, затем к ним начали присоединяться другие малообеспеченные слои населения и так появились первые дома и хижины. Солнечного света тут не видели даже в самые яркие летние дни, ибо с одной стороны от него закрывала гора, а с другой исполинские городские стены, но зато стоимость проживания была несравненно ниже, чем внутри стен. Городская стража сюда наведывалась крайне редко, что, в свою очередь, как повышало уровень преступности в этом районе, так и давало шанс укрыться разыскиваемым элементам.
   Сколько лет живешь в этом городе, а все равно, всегда есть возможность найти что-то новое! - про себя отметил Хранитель огня, и с присущим ему прагматизмом, уже придумал, как можно использовать этот район в своих интересах. Прятать тут своих последователей, если они вдруг смогут понадобиться ему в городе, будет идеальным вариантом, при условии, что нельзя применять заклинания телепортации, полета и прочую магию ускоряющую процесс перемещения в пространстве.
   - Далеко еще? - поинтересовался маг у своей юной провожатой.
   - Нет, мы почти пришли!
   Хижину, в которой жила Гая со своей матерью, с трудом можно было назвать домом. Скорей это просто была пещера под грудой хлама сваленной в одну кучу, хотя таким было большинство жилищ в этом районе. Входная дверь запиралась изнутри на простенькую задвижку, но и она оказалась не заперта. Внутри, кроме прикованной к постели женщины был еще один человек.
   - А Гая! Ты, наконец, принесла деньги? - незнакомец вопросительно уставился на девчонку: - Я тебе говорил, что не могу больше бесплатно лечить твою мать, лекарства стоят недешево, да и мои услуги тоже на дороге не валяются!
   - Пф! Шарлотан! - фыркнул Моддер, опередив с ответом свою новую ученицу.
   - Ты еще кто такой? - недовольно вскрикнул знахарь.
   "Твой худший кошмар!" - раздался мысленный ответ Верховного мага в голове лекаря и последнее, что он увидел, был направленный в его сторону указующий перст и довольная ухмылка незнакомца. Веки знахаря налились свинцовой тяжестью, ноги подкосились и он, провалившись в глубокий сон, рухнул на пол.
   Женщина на кровати настороженно приподнялась на один локоть, болезненный взгляд на некоторое мгновение уступил место цепкому и уверенному:
   - Что вам нужно?
   - Мам, этот человек обещал мне, что поможет с твоим лечением! - Гая подбежала и нежно обняла мать.
   - Ох, милая, сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не доверялась незнакомцам?!
   - Ваши слова дали благодатные всходы! Она очень недоверчива к незнакомцам. Поверьте, мне стоило больших усилий, оказаться тут.
   - Это не ответ на мой вопрос! - мать Гаи явно не была обычной простушкой.
   - Верно, это не ответ. Я маг и мне удалось разглядеть немалый талант в вашей дочери...
   - Я все поняла, - женщина не дала закончить графу свою мысль: - Гая, милая, сходи погулять ненадолго, мне нужно поговорить с твоим новым знакомым наедине!
   - Мам?! - девчушка начала было противиться, но наткнувшись на строгий взгляд матери, грустно вздохнула и, потупив взор, направилась к выходу.
   - Только далеко не уходи, а то уже поздно! - нотки любви настолько явственно проскользнули в ее голосе, что Гая, будучи в дверях, резко развернулась, подбежала к маме и, обняв ее, чмокнула в щеку.
   - Хорошо, мам! Я все понимаю, ты позови, как вы закончите, я буду недалеко за дверью.
   Моддер проводил взглядом свою будущую ученицу, еще раз порадовавшись не по годам взрослой смекалке ребенка и переведя взгляд обратно на женщину замер словно статуя, у его горла красовался кинжал "книгочея".
   - Пыль трансформации, я такую не раз уже видела! Выставь вперед руку с кольцом! - голос женщины был властный и требовательный, абсолютно без какого-либо намека на болезненную слабость.
   Спорить в ситуации, когда твоя шея находится в жутких клещах кинжала, который является одним из самых страшных кошмаров любого мага, было глупо и, повинуясь требованию, Верховный маг поднял правую руку тыльной стороной ладони вверх. Мать Гаи сжав средний палец у самого основания с такой силой, что он чуть не завыл от боли, медленно стянула перстень. Визуально это выглядело, словно с фаланги пальца заживо сдирали кожу, однако, поднеся к губам "кусок пальца" и сдув с него магическую квинтэссенцию, взгляду открылось кольцо с рунической "S".
   - Ммм... сам Мастер пожаловал? - задумчиво протянула женщина: - Я знала, что рано или поздно кто-то из вас появится тут по мою душу, но не думала, что это будет маг "S"-класса.
   - Кто ты? - спросил Моддер с максимальным спокойствием, на которое был способен.
   - Не прикидывайся! - грубо бросила женщина: - На кого работаешь, на Гильдию или на Совет?
   - Что ты только что сказала? - на мгновение от удивления Верховный маг забыл, что его горло находится в клещах.
   - Хватит валять дурака, отвечай! - она стиснула чуть сильнее рукоять кинжала и по шее Моддера побежала тонкая струйка крови.
   - Хорошо, только прошу, не делай поспешных выводов, - граф облизал внезапно пересохшие губы, за всю свою долгую жизнь он еще ни разу не был так близко к границе между жизнью и смертью, ибо маг, чья шея находилась в плотных клещах кинжала, был беззащитен почти как грудной ребенок, ибо любая волшба в данный момент означала мгновенное отделение головы от тела: - Я верховный маг, член Совета шестнадцати, я совершенно случайно встретил на улице твою дочь, она очень одаренная девочка, а я как раз нахожусь в активном поиске ученика. Сюда меня привело желание познакомиться с ее родителями и это все, что я могу тебе сказать.
   На женщину внезапно накатил приступ сильного кашля, Верховный маг поджал губы уже готовый распрощаться с жизнью и амбициозными планами, если вдруг ее рука дрогнет, но обошлось, сказалась высокопрофессиональная подготовка. Отняв ото рта руку, мать Гаи с досадой посмотрела на окровавленную ладонь.
   - Похоже, мои дни уже сочтены! Я буду признательна, если ты закончишь мои страдания быстро, но если ты причинишь хоть какой-нибудь вред моей девочке, клянусь, я вернусь из загробного мира и отправлю тебя в небытие, чего бы мне это не стоило! - с этими словами женщина убрала кинжал "книгочея" от горла Верховного мага и откинулась обратно на кровать.
   Моддер выдохнул, потер руками шею и немного повертел головой:
   - Боюсь, ты меня неправильно поняла, или прослушала то, что я говорил, а может быть, просто не хочешь мне верить. У меня нет никаких намерений, причинять вред тебе или твоему ребенку.
   - Я не могу верить словам члена Совета.
   - Почему?
   Этот вопрос остался без ответа.
   - Ты спросила меня про Гильдию, как ты со всем этим связана?
   Женщина обдумывала весь прежний диалог примерно минуту:
   - Почему ты хочешь взять в ученицы мою дочь?
   - Она очень талантлива и не по годам смышленая, ее способности - просто чудо. Я мог бы найти этому объяснение, если бы оба ее родителя были членами Совета или хотя бы высокопоставленными дворянами, но для ребенка из трущоб... Она достойна лучшей жизни, чем прозябать в нищете и воровстве, ее возможности даже выше, чем у простого дворянина не говоря уже об обывателях. С таким даром, через десять лет, она сможет стать самым молодым членом Совета, конечно, если захочет и будет прилежно учиться.
   - Ясно, - легкая грустная улыбка появилась на лице женщины.
   - Кто ее отец?
   - Это все очень сложно...
   - Расскажи мне, я хочу знать!
   - Если твои намерения в отношении моей дочери искренни, покажи мне свое истинное лицо.
   Легкий щелчок пальцами развеял заклинание, и легкая пыль мириадами искрящихся звездочек разлетелась в разные стороны, граф Моддер Вальтари предстал в своем настоящем облике.
   - Хранитель огня?! - мать Гаи многозначительно ухмыльнулась.
   - Ты меня знаешь?
   - О да, я очень хорошо знаю весь старый состав Совета... Если Ангельская пыль узнает, что ты говорил со мной у тебя будут огромные неприятности!
   - Это не самое страшное, что Император может узнать обо мне! - на этот раз пришел черед Верховного мага одарить собеседницу многозначительной улыбкой.
   - Тогда слушай! Пятнадцать лет назад в развернувшейся борьбе за власть Ангельская пыль вышел на Гильдию и заказал несколько неугодных ему людей из Совета. Поскольку сложность устранения дворян из высших эшелонов власти была запредельная, то условия сотрудничества были кабальными для него, но, несмотря на это он согласился, тогда ни кого не возникло вопросов, почему он решился на это. Мало кто видел этого человека в числе реальных претендентов на трон, и только немногочисленная группа лиц, включая тебя, официально поддерживала его.
   К моменту, когда я случайно узнала правду о том, что Ангельская пыль не собирается исполнять свою часть сделки, а хочет уничтожить Гильдию, после того как мы устраним его соперников, я уже ликвидировала троих и искала подходы к четвертому. О! Этот маг был самый осторожный и аккуратный из всех моих целей, и чтобы подобраться ближе мне пришлось войти в его личное окружение, таким образом, не выдав себя у меня не было возможности предупредить Гильдию о коварных планах нашего клиента. Власть, которую набрал Ангельская пыль к тому времени, была огромна и я решила, что это будет мое последнее задание, после него я не вернусь в обреченную на гибель Гильдию. Но все пошло наперекосяк, этот маг постоянно использовал пыль трансофрмации, я не могла подгадать хороший момент для нанесения удара, кроме моментов интимной близости.
   Правда в том, что в эти моменты было невозможно последующее отступление, он магически запечатывал помещение в котором оставался на ночь. В итоге, когда мне удалось подготовить лазейку для бегства, я была уже беременна.
   - Продолжай! - граф Вальтари, жадно впитывавший каждое слово, не вытерпел небольшой паузы.
   - Дай мне стакан воды.
   Моддер наполнил стакан из кувшина на столе и протянул его женщине.
   - Благодарю! - мать Гаи сделала несколько мелких последовательных глотков.
   - Так ты убила этого мага или нет? - Верховный маг хищно прищурился, казалось, что он догадывался о ком идет речь.
   - Нет! - последовал ответ после напряженной минуты молчания: - Не знаю откуда, но он с самого начала знал, что я работаю на Гильдию, возможно, меня сдали за золото или предали. В то время во всей Империи и в том числе в Гильдии творился сплошной хаос, все были обеспокоены сохранением своей шкуры, своего положения и возможностью урвать как можно больший кусок. Перед самым покушением он признался мне в любви и сделал предложение, МНЕ! - простолюдинке, обученной одному-единственному ремеслу - убивать магов!
   Слезы навернувшиеся было на глазах у женщины, пропали также быстро, как и появились.
   - Я была дурой, посчитав на тот момент, что не смогу жить вместе с ним, что он не сможет меня защитить от возмездия со стороны Гильдии. Я хотела получить последнее вознаграждение за выполнение этого задания и скрыться. Рана, нанесенная этому человеку, оказалась не смертельной, невольно моя рука дрогнула, и лезвие прошло в нескольких линиях от сердца. Последнее что я от него услышала, было проклятье, прозвучавшее мне в спину. С тех пор моя девочка - единственное, что поддерживает во мне волю к жизни! Я узнала, что нескольким членам Гильдии в итоге удалось спастись, но, как видишь, я не могу обратиться за помощью ни к одной из сторон, ибо все желают только одного - моей смерти.
   - Значит, отец девочки до сих пор жив?
   - Более того, я думаю, что вы сидите с ним рядом на заседаниях своего проклятого Совета! - после этих слов сильный кашель скрутил женщину на кровати.
   Воспользовавшись случаем Моддер совершил несколько быстрых пассов и ужаснулся ответу от заклинания, которым он просканировал свою собеседницу. Даже пытки и эксперименты Хег'Келаша с людьми не вызывали у него такого отвращения. Магическое проклятье уничтожало не просто тело, но саму душу, ту квинтэссенцию, что составляет глубинную основу естества каждого живого существа.
   Человек способный сотворить такое заклинание одним только своим существованием уже внушал ужас и трепет. И это при учете, что, будучи с самого детства учеником того, кого в последствии окрестили Темным лордом, Моддер был далеко не из числа пугливых и успел многого насмотреться за свою жизнь. А тот факт, что этот человек один из числа старой пятерки, только добавлял масла в огонь.
   Кто же он? Императора, его самого и Несущего свет можно смело исключать. Первый был заказчиком в Гильдии и не мог заказать убийство самого себя. А Хоен всегда был яростным сторонником использования только светлой магии, да и на момент смерти Первого императора, когда начался хаос и борьба за власть, он был уже женат. Остаются двое, Асвартен де Сельвир, Северный ветер и Клиг Борроуз, Лезвие жизни!!! Кто из этих двух "благочестивых" старых засранцев смог превзойти Грань тьмы по части проклятий? Кто?
   Погрузившись в свои мысли, Верховный маг сразу и не заметил, что женщине с каждым мгновением становилось только хуже. Похоже, что в наложенном проклятье на примененное Моддером заклинание сканирования, сработал какой-то механизм, усиливающий и ускоряющий его действие. Кровавый кашель выворачивал женщину наизнанку. Из оцепенения размышлений его вывел крик Гаи:
   - Мама!
   Девчонка услышавшая, что матери стало хуже, прибежала с улицы, однако Верховный маг, схватив ее в охапку, не дал ей приблизиться к харкающей кровью женщине.
   - Не подходи! Это опасно! - магическому зрению графа открывалась более ужасная картина происходящего, нежели можно было видеть обычным взглядом.
   - Нет! Мама! Мама! Помоги ей, ты разве не видишь как ей плохо? - кричала Гая и отчаянно пыталась вырваться из рук Моддера.
   Сильная конвульсия изогнула дугой женщину на кровати, и последний выдох с хрипотой вырвался из ее рта. Изуродованное безжизненное тело рухнуло обратно и сразу начало разлагаться прямо на глазах у присутствующих. "Позаботься о ней!" - Верховный маг был готов поклясться, что именно такими были бы ее последние слова.
   - Почему? Почему ты не помог ей? - взгляд девчонки был настолько требовательный, что Моддер невольно отвел глаза.
   - Это было бесполезно, мы оба с тобой могли лишь только присоединиться к ней и умереть!
   Не выдержав Гая заплакала.
   - Это была не простая болезнь. Но, теперь я знаю правду, и помогу тебе отомстить тем, кто сотворил такое с твоей мамой!
   - Хорошо... я слышала ваш разговор... - сквозь слезы отстраненно произнесла Гая.
  
  
   Джек просто бежал вперед что было мочи. Родная деревушка Сельмы оказалась полностью уничтожена, выживших не было, но и тела ее Семь лезвий тоже не нашел. Оставался только один вариант - дракон забрал девчонку с собой, а значит, в сердце теплилась слабая надежда, что она еще жива.
   Вспоминая ориентиры из разговора со старостой, Джек достиг предгорья уже через двое суток. Вымотанный и уставший, он позволил себе лишь краткий двухчасовой сон в небольшом углублении между скалами. Опыт и интуиция подсказывали, что найти укрытие для отдыха будет не лишним, и, конечно, не подвели его и на этот раз. Один из драконов патрулировал предгорье, периодически совершая облет. Его ждали и, возможно, это была ловушка, но выбора у Семи лезвий не было. Позволь он себе сейчас трусливо убежать и спрятаться, чувство вины грызло бы его до конца жизни. Уж такой он был человек.
   Время и маршрут патрулирования у драконов был совершенно хаотичен и непредсказуем, поэтому через несколько попыток Джек забросил это занятие и продолжил пробираться вперед от одного укрытия к другому. Ему сильно везло, горы изобиловали различными складками, неглубокими пещерами и прочими неровностями в которых было удобно прятаться от драконьего взора.
   На третий день пути, после долгого карабканья по практически отвесной скале, Семь лезвий в очередной раз укрылся в одной из пещер от рыщущего патруля. Обоняние сразу среагировало на необычный запах и теплый воздух, а небольшое исследование вглубь пещеры позволило обнаружить лазейку в драконье логово.
   Спуск вглубь по своего рода вентиляционной шахте прошел почти идеально. Будучи в Скальдарии при дворе короля Вилленса, ему удалось несколько раз пообщаться с королевским советником, весьма одаренным человеком в плане архитектуры и строительства, который утверждал, что жить в помещении без циркуляции воздуха невозможно. Поэтому именно такую пещеру все это время он и искал.
   Конец туннеля выходил в огромный зал, в центре которого красовалась большая куча золота, драгоценностей и иных ценных изделий. Постель дракона! От учителя Джек слышал, что эти существа просто обожают нежиться на грудах богатства, но такого он себе не мог даже представить. Состояние дракона позволило бы купить с потрохами всю Нехемскую империю и королевство Скальдария вместе взятые.
   Во всем зале, кроме одного угла, царил кромешный мрак и если бы не способность Семи лезвий отлично видеть в полной тьме, вся эта затея с проникновением в драконье логово была бы бессмысленна. Прищурившись, он разглядел легкую тень, напоминавшую по своим ощущениям человека. В этом углу определенно кто-то был!
   Пока хозяина всей этой кучи добра не было на месте, стоило подумать над тем, как спуститься вниз и не наделать много шума. Присмотрев несколько подходящих выступов, за которые можно будет удержаться и, наметив приблизительный маршрут, Джек начал спуск. Интуиция не предвещала ничего хорошего, внутренний голос вопил что было мочи: "Убегай, убирайся отсюда, это западня!". Но, Семь лезвий первый раз в своей жизни не стал к нему прислушиваться, и это стало его огромной ошибкой.
   Пробравшись к единственному освещенному углу, Джек замер и затаил дыхание, его лицо исказила гримаса ненависти. Сельма была прикована к скале толстыми цепями, ее тело била мелкая дрожь и в попытке согреться девушка сжималась в маленький клубочек.
   - Сельма! - первый раз в жизни Семь лезвий потерял самообладание.
   Огромный меч со свистом рассек воздух и опустился на цепь, перерубив ее на две части.
   - Д-Джек?! - на глазах девушки выступили слезы.
   Легким движением руки Джек сдернул с себя плащ, накинул на плечи замерзающей в холоде пещеры Сельме, нежно приобнял ее и еле слышно прошептал:
   - Слава богам, ты жива!
   Откуда-то сзади раздались хлопки в ладоши, и из темноты вынырнул человеческий силуэт. Семь лезвий моментально загородил собой девушку от незнакомца и, вскинув свой гигант, занял боевую стойку. Это нисколько не смутило их нового знакомого, который продолжил спокойно приближаться. Так через несколько шагов, взгляду Джека предстал человек с черными, как смоль волосами, острыми чертами лица, в глазах которого не было зрачков. Только тьма, глубокая и холодная она плескалась в его глазах, увлекая в глубины бездонного океана. Семь лезвий поморщился и сильнее скрепил ментальный барьер, похоже, первую атаку он уже выдержал. Одетый в серую расстегнутую до средины груди рубаху, черные кожаные штаны с рапирой на поясе и высоких ботфортах, незнакомец остановился чуть дальше расстояния удара, который Джек мог нанести не сдвинувшись с места, в том, что это не человек он уже был уверен.
   - А эти людишки не врали про твою храбрость! - голос раздался прямо в голове у Семи лезвий, рот незнакомца оставался закрытым.
   - Кто ты и что тебе нужно? - Джек знал ответ на этот вопрос, но хотел получить подтверждение своим догадкам.
   - Ты убил одного из нас! Да, это ты, ошибки быть не может, я до сих пор чувствую от тебя запах его крови! - дракон в человеческом облике немного повел носом и жадно втянул воздух.
   - Месть не вернет его к жизни. - Спокойно произнес Джек
   - Зато удовлетворит меня!
   Решив не давать противнику преимущества первого удара в дополнение к преимуществу нахождения в родных стенах, Семь лезвий совершил резкий прыжок вперед и рубанул наотмашь. Вихрь воздуха от меча всколыхнул одеяния на противнике, и звон скрестившихся клинков разнесся под сводами пещеры. К удивлению Джека его выпал оказался парирован, дракон с легкостью принял удар огромного меча на тонкую рапиру, эффект неожиданности оказался утрачен.
   Выпад, контратака, выпад... копны искр разлетались в разные стороны от скрещивающихся мечей. Дракон оказался неплохим фехтовальщиком и, учитывая его нечеловеческую силу, держал удар Джека практически на равных. Тонкая рапира была зачарована и не ломалась под силой натиска чудовищного гиганта, которым размахивал Семь лезвий.
   Однако и Джек был не простым смертным, за все время своего пребывания в Скальдарии, он не проиграл ни одному из мастеров меча, с кем ему удосужилось скрестить клинки.
   Взгляды дракона и человека пересеклись, наполненные холодной тьмой глазницы своего оппонента было невозможно прочитать. Что в них? Страх? Ненависть? Злоба? Семь лезвий мог только предполагать, но сейчас не было времени на раздумья. Обменявшись ментальными атаками, они застыли на короткое мгновение. Удивленные силе друг друга и все еще оценивающие своего врага, для каждого из них этот краткий миг длился целую вечность.
   Нащупав брешь в защите противника Семь лезвий нанес колющий удар, дракон, как будто предчувствовавший эту атаку, предпринял попытку отклонить клинок направленный прямо в его сердце, однако скорость выпада была настолько высока, что полностью уклониться не удалось. Раненный в предплечье, он оказался обезоружен и отброшен на несколько шагов.
   - Кто ты? - немой вопрос прозвучал в голове у Джека: - Ты слишком силен для простого человека!
   - Решил-таки пообщаться? - Семь лезвий недоверчиво прищурился: - Позволь нам спокойно уйти! Я не хочу тебя убивать, но мне придется это сделать, если ты меня вынудишь!
   Ответом был громкий, хриплый демонический смех, на этот раз, разнесшийся раскатистым гулом под сводами подземелья. Облако непроницаемой дымки из темного тумана окутало его противника, и сильная волна воздуха ударила Джеку прямо в лицо. Перед ним, гордо расправив крылья, на груде сокровищ стоял исполинский черный дракон, а в сумраке пещеры ярко светились два желтых глаза с вертикальными зрачками.
   Аура жгучей ненависти исходила от этого ящероподобного существа, заставляя любого нормального человека потерять рассудок или рухнуть в парализующем страхе перед ним на колени. Краем глаза Семь лезвий заметил, как Сельма бесчувственно упала на холодный пол. Пора было заканчивать эту затянувшуюся, по меркам Джека, схватку.
   Сделав глубокий вдох, он ринулся прямиком в лобовую атаку, но дракон не дремал, удар лапой наотмашь отправил мечника в далекий полет. Семь лезвий сгруппировался в воздухе и, вновь прыгнул вперед, оттолкнувшись ногами от стены. Клинок со всего размаха врезался в грудь дракона, разрубленные чешуйки разлетелись в разные стороны. Двухвостый яростно заревел и струя кислоты, разъедающая все на своем пути, превратила слой золота и пол пещеры, где еще мгновение назад находился Семь лезвий, в сплошное зловонное месиво.
   Взбешенный пронырливостью человека, дракон вскинул вперед переднюю лапу и из указательного пальца направленного на Джека, вырвался черный шар, раскручивающийся подобно юле и втягивающий в себя близлежащие мелкие драгоценности и камни. Разрастаясь, шар стремительно приближался, норовя уничтожить свою цель, а заодно и все в радиусе нескольких футов, уклониться было невозможно, но Семь лезвий и не думал этого делать.
   Джек выкрикнул инканто и меч легко засветился синим цветом, однако во мраке пещеры это выглядело ослепительно ярко. Рунические письма проступили на лезвии и к моменту, когда черный шар достиг своей цели, он встретил его ударом меча, перерубив одним взмахом на две половины. Черная субстанция, из которой состоял шар, дернулась словно призрачная дымка и растворилась не оставив и малейшего следа. Джек с грохотом воткнул меч рядом с собой прямо в каменный пол:
   - Думаю тебе стоит узнать почему меня называют Семь лезвий! - голос человека звучал угрожающе: - Гордись, ты второй противник, кому я показываю это!
   После этих слов Джек отпустил рукоять меча, и огромный гигант раскрылся веером, выставив напоказ еще шесть различных клинков. Одновременно выхватив пару мечей, он метнул их в дракона. Двухвостый отреагировал дыханием кислоты и клинки растворились в воздухе так и не достигнув цели, однако уже через секунду черный ящер взвыл от боли, в его груди пробив чешую, оказались по самую гарду, воткнуты два меча.
   Шокированный происходящим дракон на мгновение потерял концентрацию и упустил из виду своего противника. Этого мгновения Джеку было достаточно, чтобы подобраться к врагу. С зажатыми под коленями двумя клинками ярко светящихся желтым пламенем, и еще двумя полыхающих красным в каждой из рук, он оказался прямо под мордой дракона. Закрутившись волчком, сейчас он напоминал феникса, изображенного на античных мозаиках Скальдарских храмов. С легкостью пробив чешую дракона зачарованными клинками, Джек вложил всю свою силу и шквалом ударов располосовал горло своему противнику, струи драконьей крови хлынули в разные стороны.
   Двухвостый захрипел и схватился за кровоточащую шею, но это ему уже не помогло, рана была смертельна. Пошатнувшись, туша дракона с грохотом рухнула на кучу сокровищ. Темная кровь стремительно покидала его тело, собираясь в огромную лужу. Двухвостый тяжело моргнул, похоже, он недооценил этого человека, да и человека ли? Множество героев мечтающих о славе драконоборца, да и просто охотников за сокровищами сгинуло в застенках этой пещеры. И ведь, несмотря на то, что они приходили группами, ему удавалось легко и играючи превращать их в жертву, играть в кошки-мышки и, когда они надоедали - уничтожать. Но этот Джек! Демоны бездны, кто он такой?!
   Семь лезвий медленно спланировал на желтых клинках, зажатых под коленями, прямо напротив морды дракона и холодным взглядом обвел поверженного противника. Ящер умирал, но не собирался сдаваться, что-то выискивая, его желтые глаза судорожно вращались в глазницах.
   - Кто ты такой? - в голове у Джека вновь прозвучал знакомый вопрос.
   - Просто путник, спасающий невинное дитя от жуткого монстра! - человек растянул губы в легкой улыбке: - Ты удовлетворен?
   - Тебе не одержать верх! Я великий Даашгор - разрушитель миров, ты заплатишь за свою дерзость, червь!
   Дракон злостно захрипел и поток крови из раны резко усилился. Вертикальный зрачок резко сузился, в дальнем конце зала из кучи золота и драгоценностей вынырнула старая гротескная маска и засветилась тусклым светом. Невидимые обычному взгляду энергетические нити потянулись от ящера к маске, что не смогло укрыться от обостренных ощущений Джека. Недоброе предчувствие кольнуло сердце, и он поспешил скорее уничтожить невесть откуда появившийся артефакт.
   К тому времени, как Семь лезвий оказался рядом, маска висевшая в воздухе, рухнула вниз, и дракон испустил последний вздох. Джек рефлекторно крутанул мечами и осторожно приблизился, маска излучала странное, гипнотизирующее сияние. Замахнувшись для удара Семь лезвий замер в неестественной позе, свечение артефакта намертво приковало к себе его взгляд и чужая воля сломив массивным тараном всю его защиту ворвалась в сознание. Джек выронил клинки, упал на колени и, схватившись обеими руками за голову, закричал надрывая связки.
   На мгновение, вернув контроль над своим телом, он ударил кулаком по проклятому артефакту. Эффекта не было. Подняв маску, Джек зачарованно смотрел в переливающееся сияние, все ближе и ближе поднося ее к лицу. В его сознании шла битва, к которой он оказался не готов. Воля загнанного в угол черного дракона, которому было нечего терять, оказалась неимоверно сильна, все ментальные барьеры Джека оказались бессильны перед этими чарами. Задержать маску на несколько секунд в сантиметре от лица - было последней попыткой сопротивления, на которое он оказался способен. Как только Семь лезвий одел маску, судорога боли скрутила все тело. Повалившись на груду золота он кричал и ворочался из стороны в сторону пытаясь оторвать маску от своего лица, но было уже слишком поздно.
   Громкий, раскатистый смех звучал в его голове:
   - Я говорил, что тебе не одержать верх! Я великий, бессмертный, Двухвостый Даашгор!!!
   - Се-е-ельма! - имя девчонки было последним, что прохрипел Джек, прежде чем его сознание погрузилось в беспросветную тьму.
   Очнувшись на холодном полу, Сельма негромко застонала, правая рука почти полностью онемела и теперь исходила неприятными коликами, с которыми возвращались и ощущения. Все тело била мелкая дрожь, жутко хотелось съесть что-нибудь горячее и согреться. Ныли места, где грубые кандалы до крови содрали кожу на руках и ногах.
   Девушка огляделась по сторонам, угол пещеры, где она находилась, все еще был странно освещен, казалось, сами стены пещеры в этом месте излучали тусклый голубовато-белый свет. Недалеко, на границе света и тьмы, прямо на полу сидел Джек зажав в правой руке один из своих младших клинков. Сельма узнала знакомые очертания и одежду. Звеня остатками цепей, она осторожно подошла к нему и увидела на лице странную маску.
   - Джек? Джек с тобой все в порядке?
   Семь лезвий оставался неподвижным. По лицу девушки покатились слезы, она упала рядом с ним на колени и обняла возлюбленного. Внезапно расписной узор вспыхнул на левой стороне маски, в открывшихся глазах полыхал неистовый огонь полный злобы.
   - Ты жив?! Я так рада! - Сельма все еще не удалось сдержать слезы: - Скажи, что случи...
   Джек не дал ей договорить, схватив за волосы, он отодвинул от себя закричавшую девушку, рука с клинком поднялась для удара...
  
  
   Столб черного дыма Эдвард заметил еще издалека, и, несмотря на предостережения своего спутника, что это может быть опасной затеей, сейчас стоял посреди обугленных развалин небольшого поселения. Увиденное пепелище, запах гари и многочисленные трупы, вызвали недобрые воспоминания из детства о налете работорговцев.
   - Есть идеи, кто мог устроить такое? - поинтересовался Эд у своего провожатого.
   - Бандиты? - предположил Айбель, одновременно пожав плечами.
   - Возможно, но кое-что не сходится... - Эдвард, прикрыв нос и рот рукавом, внимательно изучал один из трупов: - Судя по трупам, налет состоялся не больше чем десять-двенадцать часов назад.
   - И? Какое это имеет отношение к нам?
   - Самое непосредственное! Ты ведь не хочешь, чтобы те, кто напал на эту деревню, устроили и нам западню? К тому же, посмотри на эти следы. - Эдвард наступил в грязь рядом с оставленным кем-то отпечатком ботинка: - Люди не носят такую обувь, тот, кто оставил этот след весит примерно в полтора раза больше обычного человека и его стопа в два раза шире.
   Айбель молчаливо нахмурился, а Эд между тем продолжил:
   - Мы зашли уже очень далеко на юг, и учитывая относительную близость восточных степей, я могу предположить, что это налет орков, однако это не приграничное поселение и чтобы забраться так далеко им пришлось бы преодолеть марш-броском целое графство Кинское.
   - А ты хорошо осведомлен в вопросах Имперской географии!
   - Если я прав, нам осталось найти лишь вертел, который подтвердит мои опасения, что это не банальный набег, а полноценная война или вторжение.
   - Вертел?
   - А ты не знал? Орки едят людей! А для многих из них наивысшее наслаждение жарить "доброе мясцо" вживую, упиваясь криками и воплями жертвы. Они говорят, что тогда мясо получается наиболее пикантным.
   - Но ты же не думаешь, что они станут это делать прямо во время набега?
   - А почему нет? Слышал выражение "Война, войной, а обед по расписанию!"?
   - Давай лучше двигать отсюда, не наше это дело ввязываться в разборки с орками!
   - А вот это ты зря! Орки забрались так далеко не просто так. Кроме того, в поселении могли остаться выжившие, которым требуется помощь.
   Айбель недовольно вздохнул и молча направился вслед за Эдвардом, осторожно озираясь по сторонам.
   - От, демоны бездны! - в легкой досаде от того, что его догадка оказалась верна, Эд стукнул кулаком по ладони. В одном из дворов более-менее уцелевшего дома находился вертел с останками человека.
   Отвратительный запах вызвал приступ тошноты, который Эдварду с трудом удалось сдержать. А вот его спутника подобная картина и мерзкие запахи казалось, нисколько не волновали.
   - Слушай, ученик чародея, ты можешь с помощью своей магии обнаружить уцелевших и сказать где они? - обратился Эд к своему спутнику.
   - Я и без магии скажу тебе, тут больше нет живых! - Айбель поджал верхнюю губу.
   - Хорошо, придется действовать по старинке! - С этими словами Эдвард пинком выбил остатки обгоревшей двери и вошел в развалины ближайшего дома.
   Через полчаса первые результаты поисков дали о себе знать - Эд вытащил из развалин парочку забаррикадировавшуюся в погребе, люк которого придавила упавшая сверху балка сгоревшего дома. Молодые парень с девушкой оказались настолько рады своему спасению, что на вопросы "Что произошло?" и "Где еще могут быть люди?" парень начал невероятно быстро тараторить о налете зеленокожих, да так, что у Эдварда начала болеть голова. Решив, что выслушает их историю чуть позже, он оставил их вместе с Айбелем, а сам продолжил поиски выживших после нападения орков, прячущихся в потайных укрытиях или погребах.
   Благо, что поселение оказалось небольшое и, в течение следующего часа обыск деревни оказался завершен. Всего из-под развалин домов удалось вытащить шестерых: дряхлого старика, мужика бандитской наружности, парочку молодоженов и юную девушку с мальцом четырех-пяти лет. Мужик был единственный раненый, которому потребовалось оказать первую помощь. Точку сбора Эдвард определил в одном из наиболее уцелевших дворов, где оставил ожидать первую спасенную парочку и куда впоследствии приводил всех остальных. Из рассказов пострадавших ему удалось сложить цельную картину происшедшего.
   В день, когда свежее осеннее утро не предвещало ничего дурного, деревня подверглась форсированному нападению степных орков. Для жителей поселения, да и просто со стороны это было похоже на обычный набег, однако Эда смущали две вещи: первая заключалась в том, что зеленокожим удалось прорваться сквозь имперский пограничный гарнизон и зайти так далеко, а вторая была в том, что поведение орков странно отличалось от того, что рассказывали его учителя в Ордене.
   Даже если предположить, что оркам удалось наголову разбить имперских пограничников, в обычном рейде они довольствовались бы ближайшими поселениями, где грабили, убивали и уводили людей в неволю, как хороший скот, дабы потом сожрать. А тут их, как будто, гнала вперед неведомая сила, и они просто уничтожили селение, создав видимость грабежа.
   Пребывая в глубокой задумчивости после услышанного, Эдвард все больше чувствовал некое дежа вю, только на этот раз он уже не был беспомощным мальчишкой, который только и мог, что убегать.
   - Мы должны добраться до имперских войск! Если они не в курсе происходящего, предупредить, если в курсе, то в любом случае, вам там будет безопаснее, чем оставаться в тылу у мародерствующих орков, - обдумав все за и против, Эд принял решение.
   - Ты думаешь, мы сможем дойти? А если мы натолкнемся на зеленокожих? Они же не просто убьют, нас зажарят, живьем! Может все-таки лучше прятаться тут? - старик озвучил вопрос, крутившийся у всех в голове.
   Несмотря на свой почтенный возраст, он был по-настоящему сильно напуган, возможно, даже больше чем остальные и это насторожило Эдварда.
   - Я понимаю ваше беспокойство, но давайте рассуждать здраво. Как долго вы протянете на руинах без нормальной еды и крова?
   - Можно направиться к соседям в Хворостег, у меня там живет дядя! - присоединился к разговору парень по имени Берг, а его молодая жена, все еще с трудом верящая, что их спасли и не до конца отошедшая от шока, согласно закивала.
   - А вдруг там тоже орки? - Эрика, девушка опекающая мальца, задала резонный вопрос.
   - Она права! - поддержал ее Эдвард: - Даже если сейчас в этой деревне нет орков, нет и гарантий, что они там не появятся в ближайшие дни. Исходя из оставленных следов, зеленокожие направились дальше на запад, но боюсь, они могут оказаться не единственные кто рыскает по округе.
   - Но, все равно, это очень опасно! - не унимался старик.
   - Дед! Я с ними бился, уложил двоих, и если бы не чертова рана, я бы сейчас с удовольствием отправился надрать задницы этим зеленокожим отродьям! - каждое слово давалось раненому бандиту с большим трудом, но, несмотря на это он держался молодцом, совершенно не показывая насколько ему тяжело.
   - Да что вы спорите? Вы вообще не местные ребята! - трусость старика и совершенно противоположная ему бравада раненного бандита, начала злить Эрику: - Вы можете идти куда захотите, я не думаю, что наши спасители потащат вас силой. Лично я принимаю твое предложение! - закончила она свою речь обращением к Эду.
   В следующий момент наступила легкая пауза и все вопросительно уставились на молодую парочку.
   - Мы?! Мы идем, конечно! Правда, милая? - протараторил Берг, и нерешительно посмотрел на жену, ища поддержки, она, как и в течение всей предыдущей беседы, автоматически кивнула в знак согласия.
   - Вот и отлично! - подытожил Эдвард.
   - Эд, можно тебя на пару слов? - Айбель, остававшийся все это время в стороне, выглядел несколько озабоченно.
   - Конечно, друг!
   Отойдя на десяток футов Айбель задал не очень приятный вопрос:
   - С чего это ты решил заботиться о других, рискуя собственной жизнью? Разве тебе не было все безразлично еще половину луны назад?
   - Видимо ты никогда не терял своего дома? - с оттенком иронии подметил Эдвард: - Поверь, мне очень хорошо знакома ситуация, в которой оказались эти люди!
   - Знаешь, в одном старик прав, если мы встретимся нос к носу хотя бы с дюжиной орков, нас ожидает очень печальная участь.
   - Дюжина? - улыбнулся Эд: - Вот заодно и проверим, чего стоит моя подготовка!
   Айбель недовольно сглотнул:
   - Я думаю, нам лучше идти прямиком к моему учителю!
   - Эй, я, конечно, благодарен тебе, что ты остановил меня от возвращения в Орден, но, знаешь ли, я сейчас в точности следую твоему примеру. Ты помог мне, спас мою жизнь, а я помогу им, сопровожу в безопасное место! К тому же нам пока по пути, ведь это ты настоял, чтобы мы шли по широкой дуге огибая столицу.
   - Ну, раз ты так уверен в себе, то так и быть! Только давай договоримся, что после того, как ты передашь их на попечение Нехемцам, мы сразу отправимся в графство Вальтари? - все неудовольствие Айбеля мгновенно исчезло под непроницаемой безэмоциональной маской, и он приторно улыбнулся.
   - Если ты не будешь все время стоять истуканом, ученик мага, и я смогу рассчитывать на твою помощь в случае необходимости, тогда мы договорились! - выдохнул Эдвард, последнее время, поведение спутника нравилось ему все меньше и меньше.
   В путь новоиспеченный отряд выдвинулся на следующее утро. Расспросив Берга и Эрику о располагающихся поблизости поселениях, Эд принял решение двигаться в направлении замка Небрехт, а заодно предупредить жителей соседней деревни о возможной опасности. Следы орков уходили в другую сторону, и в сердцах его спутников тлела надежда, что они смогут благополучно добраться до расположения имперского гарнизона, избежав встречи с зеленокожими.
   Однако этим чаяниям не суждено было сбыться. Очередные руины нехемского поселения встретили путников черными столбами и обугленными головешками. Холодный ветер гулял по пустым улицам мертвой деревни, разнося трупный запах и карканье стервятников.
   В этот раз Айбель не поскупился на свои чародейские умения, но даже это не помогло, выживших просто не было. Мрачный пейзаж вкупе с недавно пережитыми событиями, вселили страх и отчаяние в сердца людей, и Эдварду пришлось приложить максимум усилий, чтобы не дать им повернуть обратно.
   Столкновение с зеленокожими, как Эд и опасался, произошло неожиданно. Ночную тишину разорвали приближающиеся звуки сражения, ругань, крики, тяжелый топот ног, звон и бряцание оружия. Хоть это и не было дежурством Эдварда, он первый из всех вскочил на ноги, в груди выло нехорошее чувство опасности.
   - Что случилось? - взбодрился Айбель, чья очередь дежурства уже подходила к концу, и он был рад мыслям, что скоро сможет немного поспать.
   - А ты не слышишь? Скоро здесь будет очень жарко! - серебряные зрачки Эда зловеще сверкнули в ночной темноте.
   Айбель хотел было что-то возразить, но осекся и, задумчиво потерев подбородок, прислушался. Приближающиеся звуки уже стали различимы для обычного человеческого уха и, не открывая глаз, он произнес:
   - Ты прав, надо будить остальных!
   Отряд, остановившийся на ночлег в небольшом пролеске, собирался в максимальной спешке, на которую были способны люди. Как всегда больше всего времени ушло на раненого бандита.
   - Эд, слушай, может быть нам не стоит тащить его с собой, а? - незаметно для остальных робко поинтересовался Берг: - Мне кажется, он нас сильно замедляет, из-за него нас могут настигнуть, да и вообще он обычный голово...
   - Я не брошу людей, которые доверили мне свои жизни! - резко отрезал Эдвард, не дав закончить своему собеседнику.
   - Но ведь... - молодой парень снова попытался продолжить свою линию.
   - Представь себя на его месте, - вновь не дослушав собеседника, Эд положил руку на плечо Бергу: - Тебя ранили, и ты не можешь идти самостоятельно, ты захочешь, чтобы мы тебя оставили на растерзание врагам или продолжали о тебе заботиться?
   - Но, ведь он... он просто бандит!
   - Послушай, меня не волнует твоя личная неприязнь или что бы это там ни было! Урок, который я недавно извлек из своего собственного опыта - каждый заслуживает право на жизнь, и если ты в силах помочь человеку или уберечь его от смертельной опасности, делай это!
   Берг неловко потупил взгляд и направился обратно к остальным, на его лице явно читалось сильное недовольство происходящим.
   Сняться с места отряд так и не успел, Эдвард услышал быстро приближающийся шелест и едва успел выхватить клинок из ножен, как на поляну выскочили двое наездников на волках. Эта парочка орков вряд ли была в хорошем боевом состоянии, спины обоих были усеяны торчащими арбалетными болтами, а зеленокожие морды были измазаны собственной кровью, они еле держались на спине животных. Но вот здоровые горные волки могли запросто откусить конечность взрослому человеку или проломить грудную клетку ударом когтистой лапы.
   Серебряное лезвие сверкнуло в ночи, оставив за собой в воздухе причудливый рисунок, который затем медленно растворился в темноте. Жалостливый визг одного из волков смешался с яростным хрипом другого. Вместе со всадниками они рухнули на землю с отрубленными передними лапами и перерезанной глоткой.
   Удар получился не очень ровный, и волчья кровь брызнула во все стороны. Несколько капель попали на Мирию, от неожиданности и страха она закричала. Берга, который последние пару дней удерживал ее женские эмоции, как назло не было рядом. Обратно в чувства ее привела пощечина Эрики:
   - Заткнись! Ты смерти нашей хочешь?
   Наблюдая краем глаза за всей этой сценкой, Эдвард отметил про себя, что помощь девушки пришлась как нельзя кстати, потому что сейчас ему было не до успокоения напуганных селян, имелись дела поважнее. Очередной взмах меча, затем второй и страдания животных оказались закончены, наступил черед зеленокожих. Первого даже не пришлось добивать, падая, орк размозжил себе череп об толстый ствол дерева. Его более живучий собрат тоже опасности не представлял, булькая кровью и жадно глотая воздух, он находился на самой границе между жизнью и смертью. Выбор в пользу последнего ему помог сделать Эдвард, пронзив бедолагу клинком прямо в сердце.
   Берг выскочил из кустов, на ходу застегивая штаны, он был бледный, как смерть и весь покрытый испариной:
   - Милая, дорогая, что случилось? С тобой все в порядке? - оказавшись рядом с Мирией, он нежно погладил ее по щекам и заглянул в глаза, ответом был отсутствующий взгляд молодой женщины.
   - У нас больше нет времени! Уходим, прямо сейчас! - рявкнул Эд на остальных.
   Похватав в спешке собранные пожитки, отряд покинул место ночлега. Прекрасно ориентируясь в ночной темноте, Эдвард двигался впереди всех, его походка была настолько легка, что казалось, будто он не идет, а парит над травой и просачивается сквозь деревья.
   Уклоняться от боя с пятеркой орков Эд посчитал слишком долгим и утомительным занятием. Незаметно оказавшись рядом, он атаковал первым, обезглавив сразу двоих одним взмахом клинка. Оставшиеся трое, пролаяв что-то непонятное на своем языке, вступили в схватку с неизвестным врагом. Но их судьба была предрешена, и через несколько мгновений все было кончено.
   Опьяненный вкусом легкой победы Эдвард чувствовал себя чуть ли не всемогущим, для него движения орков были столь медленны и неуклюжи, что он мог видеть каждый их шаг, каждое действие наперед, еще до того как они о нем подумают. Где-то в глубинах памяти всплыли давние наставления учителей Ордена, что схватки с простыми смертными будут разительно отличаться от спаррингов с товарищами и уничтожения монстров. Их голоса осмотрительно предупреждали, что, несмотря на кажущуюся легкость, в бою расслабляться нельзя, однако сейчас Эду на это было абсолютно наплевать, ему было хорошо!
   Вполоборота посмотрев на своих спутников, он не заметил ясно читавшегося на их лицах страха вперемешку с восхищением, только быстро пересчитав их, отметил, что все на месте и скомандовал:
   - Вперед, за мной!
   Кто-то попытался что-то сказать, но Эдвард уже мчался вперед. Жажда крови обуяла его, алхимия Ордена Серебряной длани яростно кипела и бурлила в его жилах, долгое время сдерживаемая агрессия вырвалась на свободу.
   С опушки леса открывался вид на поле битвы, орки хаотично отступали под натиском имперской кавалерии. Дул холодный осенний ветер, небо на востоке было окрашено в багрово-оранжевый цвет, приближался рассвет. Дюжина зеленокожих, попытавшихся проскочить в лес, охладила пыл Эда, который совершенно забыл о том, что в их отряде он практически единственный боец.
   Пока он крошил девятку в скальдарский григ, трое орков схватили в заложники Эрику с братом и старика:
   - Твоя дать нам идти, или наша убивать твоя друг! - на ломаном имперском прорычал один из них.
   Серебряные зрачки хищно сузились, мальчишка и Эрика держались молодцом, встретившись с ними взглядом, Эдвард смог почувствовать, что им было чертовски страшно, но никто из них не вопил и не пытался ерзать. Старик же напротив, кричал что было мочи, и норовил выскользнуть из железной хватки зеленокожего.
   На мгновение все вокруг замерло. Для Эдварда, орков и тройки селян, оказавшихся в заложниках, этот миг длился целую вечность. Напряжение нарастало, и, не выдержав очередного пинка от деда, рука зеленокожего дрогнула. Глаза старика округлились, рот чуть-чуть приоткрылся, и из перерезанного горла хлынула кровь.
   Воспользовавшись сиюминутным замешательством орка, только что убившего заложника, а также тем, что старик уже все равно мертв, в дело вступил Айбель внимательно наблюдавший за происходящим. Выйдя из полога малой невидимости, он вскинул вперед ладони с растопыренными пальцами и, словно каркающий ворон, выкрикнул странный речитатив. Пространство между ним и орком передернулось мелкой рябью, после чего зеленокожий жадно глотая ртом воздух, громко захрипел, выронил труп старика и скрученный сильными судорогами упал на колени.
   Напоминать напарнику о необходимости действовать не пришлось. Этого момента Эдварду вполне хватило, чтобы приблизиться и молниеносным взмахом меча обезглавить выродка, державшего мальчишку за шиворот. Воспоминания из трагического детства, странным образом снова просачивались из глубин памяти, но, в этот раз они только придали ему силы. Серебряный клинок описал в воздухе полукруг и Эд, словно в танце несколько раз дополнительно прокрутил его, оставляя за лезвием красивый гипнотизирующий шлейф и стряхивая накопившуюся на лезвии кровь.
   Откровенно говоря, стиль боя Эдварда в корне отличался от того, что видели до настоящего момента большинство присутствующих на опушке леса. Со стороны он больше всего напоминал красивый танец с клинком, чьи смертоносные атаки были скорее просто побочным эффектом, нежели целенаправленными выпадами.
   Орк прикрывавшийся Эрикой, уже был готов вырвать сердце хрупкой девушки в случае приближения Эдварда или колдовства Айбеля, однако, от того, что сделал сереброглазый мечник на этот раз, у всех перехватило дыхание. Стремительный прыжок вперед с одновременным колющим выпадом, Эд насквозь пробил зеленокожего прямо в сердце. Мирия испуганно вскрикнула, Берг сочувственно отвернулся, и даже Айбель посчитал, что Эдвард решил пожертвовать девушкой.
   Все произошло настолько стремительно, что Эрика даже не успела зажмуриться и совершенно шокированным взглядом смотрела на Эдварда. Их лица находились в интимной близости, словно готовой к поцелую пары, и девушка, слегка смутившись, отвела взгляд, только сейчас заметив, что совершив выпад, он одновременно перехватил запястье руки орка прижимавшей тесак к ее горлу.
   Эд выдернул меч и отвел руку орка в сторону, труп глухо плюхнулся на землю. Смерть настигла орка настолько внезапно, что он так до конца и не понял, что же произошло. Эрика и остальные тоже смотрели на сереброглазого мечника ничего не понимающим взглядом. Девушка аккуратно пощупала свою грудь, бок и приподняла руку, вся подмышка была в крови зеленокожего.
   - Невероятно! Столь точный выпад на такой скорости?! - Айбель восторженно рассматривал труп орка убитого уколом в сердце с хирургической точностью.
   - Все благодаря тебе, ты вовремя появился, спасибо! Кстати, что ты с ним сделал? - Эд стряхнул кровь с лезвия своего клинка и указал им на труп орка, который попал под заклинание Айбеля, и сейчас выглядел как давно засушенный сухофрукт.
   В ответ спутник Эдварда лишь многозначительно улыбнулся. Докапываться до истины времени не было, им всем стоило поскорее убраться подальше с лесной опушки, пока сюда не нагрянуло еще орков. За себя Эд не волновался, но уже один человек из числа тех, кого он вызвался защищать, погиб и сейчас он не мог допустить, чтобы подобное повторилось.
   - Через поле нам всем не пройти! Мы должны переждать сражение в укромном месте, отступать или двигаться сейчас опасно, можно как наткнуться на разъярённых орков, так и словить шальную стрелу от имперских лучников.
   - А если нас найдут? Смотри стяг мантикоры уже недалеко, может быть, мы скорее доберемся до них? Я не хочу обратно в лес! - поджилки Берга тряслись от страха и его голос срывался на тонкий визг.
   - Тогда может возьмешь оружие, - Эдвард кивнул в сторону валяющегося на земле кривого орочьего тесака: - И будешь пробиваться со мной плечом к плечу?
   Берг потупил взгляд и от злости на собственное бессилие сплюнул на землю. Мирия попыталась его успокоить слегка приобняв за руку, но он в раздражении отдернул ее.
   - Пойми, я не переживаю за себя, но я дал слово сопроводить вас всех в безопасное место, и намерен его сдержать!
   Эдвард обвел взглядом присутствующих и слегка смутился, встретившись глазами с Эрикой. То, как она смотрела на него, вызывало в его сердце странные ощущения, никогда не испытываемые ранее.
  
  
   Глава 6
  
   Тихий звук приближающихся шагов донесся до ушей старшего магистра.
   - Входи! - произнес Вайзель прежде, чем в дверь постучали.
   Дверь бесшумно отворилась, и на пороге появился высокий мужчина средних лет, на груди которого красовался темно-синий табард рыцаря ордена. Его моложавое, гладко выбритое лицо украшали глубоко посаженные глаза с радужной оболочкой серебряного цвета, широкие, острые скулы, волевой подбородок и нос с небольшой горбинкой. И только редкая седая прорезь в коротко стриженых волосах черных как смоль, говорили о его настоящем возрасте.
   - Я ждал тебя Ян, проходи, есть важный разговор, - продолжил старший магистр, едва человек вошел внутрь.
   Тот, кого назвали Яном, согласно кивнул, закрыл за собой дверь и прошел в средину комнаты:
   - Слушаю Вас, старший магистр Вайзель!
   - Нас поджимает время, поэтому я буду краток. Мы столкнулись с проблемой, которая не возникала в Ордене, по крайней мере, уже этак лет двести! Группа последователей провалила финальное испытание.
   Вайзель выдержал небольшую паузу задумчиво потирая бороду, но Ян продолжил внимательно слушать.
   - Вроде на первый взгляд тут нет ничего экстраординарного, тем более, что данная ситуация регулируется правилами. Но, тем не менее, вопрос этот весьма деликатный по двум причинам. Первая - поскольку, наш анклав проводит испытания, выставляя против последователей химер, одной из них удалось вырваться во внешний мир.
   Старший магистр приподнял с небольшого деревянного столика кружку травяного настоя и неторопливо отхлебнул.
   - Мы отвели четырем последователям положенное время для охоты, однако они не справились, трое оказались убиты, а сама химера ликвидирована силами третьей стороны. Из этого плавно вытекает вторая причина - у нас уцелевший последователь, проваливший финальное испытание.
   - Разве он не запрограммирован на возвращение в Орден в любом случае? - наконец Ян задал вопрос.
   - Видимо каким-либо образом, ему удалось освободиться от этой условности, либо ему помогли это сделать! И, помимо всего прочего, этот уцелевший последователь - Эдвард!
   Мгновение тишины установилось между собеседниками, не моргающим взглядом оба смотрели друг другу прямо в глаза.
   - Теперь мне ясно, почему вы пригласили меня.
   - Как специалисту по особо важным поручениям, который подчиняется напрямую верховному магистру, я не могу отдать тебе приказ.
   - Я заберу это дело! Спасибо, что вы нашли время меня проинформировать, я ценю это.
   Рыцарь ордена развернулся на месте и направился к выходу. Уже в дверях Вайзель окликнул его:
   - Желаю удачи! И после того, как все закончится, мне хотелось бы узнать, почему он не вернулся?
   Оставшись в одиночестве, старший магистр несколько минут сидел полностью погруженный в свои мысли, буравя стенку отсутствующим взглядом. После чего глубоко вздохнул и пододвинул на центр стола хрустальный шар. Проведя над ним рукой и послав в шар активирующее заклинание, он принялся терпеливо ждать. Через две минуты внутренности сферы полыхнули серой дымкой, и в центре появилось лицо человека.
   - Доброго здравия магистр! - приветствовал человек на другом конце шара.
   - И тебе не хворать! От тебя давно не было вестей, как там твой подопечный?
   - Боюсь плохо дело. Уже половина луны прошла, как он спустился в казематы к драконам. Сдается мне, его кости уже обращены в прах. Двухвостый ведь самый сильный дракон из всех нам известных!
   - Ты хорошо поработал, жди еще четверть и, если ничего не изменится, возвращайся!
   - Слушаюсь!
   Погасив сферу Вайзель какое-то время, выпятив вперед нижнюю губу, барабанил пальцами по столу. Глупо, храбро, но глупо! Старший магистр разочарованно вздохнул, надеждам на то, что он сможет стать воочию свидетелем тех слухов, которые дошли до него из Скальдарии о так заинтриговавшем его Джеке Семь лезвий, пришел полный конец.
   Однако не успел он отодвинуть хрустальную сферу обратно на место, как она заиграла яркими радужными красками, а по кабинету раскатился мелодичный низкий гул, кто-то из другого анклава пытался выйти с ним на связь.
   Вайзель провел рукой над шаром, в котором появилось изображение старшего магистра Средиземного анклава. У него был явно встревоженный вид.
   - Приветствую тебя Илиус! - Вайзель подпер подбородок сцепленными в замок руками.
   - Доброго здравия, Вайзель! - обменялся приветствием собеседник и тут же продолжил: - Плохие новости, орки из восточных степей пересекли Нехемскую границу, похоже, началась очередная война!
   - Война? С чего ты взял? Это может быть просто очередной набег, который не смогли отбить расслабившиеся и зажравшиеся пограничники? Ты же знаешь, по неведомой нам причине Император не держит на границах нормальные войска, для них переферия - это ссылка!
   - С того что, во-первых зеленокожие наступали слишком массированно, а во-вторых, они за два дня преодолели графство Кинское! Они практически не грабили приграничные поселения, а форсированным маршем двигались вглубь Империи, ты представляешь себе орков, не пирующих на руинах приграничных поселений?
   - Если ты так говоришь, то представляю. У меня, знаешь ли, хорошее воображение.
   - Сейчас не время для шуток!
   - Ты боишься, что твой анклав может оказаться в таком же положении, что и мой десять лет назад? - выражение взгляда Вайзеля выражало саму невинность.
   - Демоны бездны, сейчас не об этом речь! Меня больше волнует, что это за сила такая оказалась способна сплотить орочьи племена и двинуть их на Империю? Я никогда не поверю, что они сами до всего этого додумались.
   - Может быть это эволюция?
   - Прошу Вайзель, хватит шутить! Если бы у орков развился интеллект, они бы поняли, что проще им покорить племена кочевников на дальнем востоке, а не лезть на хорошо организованные штыки имперской кавалерии. Мне нужна твоя поддержка, а не издевки. Если хочешь отомстить за прошлое, считай, ты этого добился, я приношу свои извинения!
   - Ну, если тебе нужен совет, тогда спрашивай! А если нужна поддержка и сочувствие, то ты не по адресу.
   - Что-ж я все понял, тот случай все еще не дает тебе покоя?! Как бы то ни было, я тебя предупредил! Сегодня вечером я это озвучу на экстренном совещании старших магистров, надеюсь, у тебя будут какие-нибудь мысли на этот счет.
   - Предупрежден - значит вооружен! Не падай духом, выкарабкаешься! - с этими словами Вайзель погасил хрустальную сферу.
   Откинувшись на спинку своего кресла, Вайзель закрыл глаза. Спину и колени снова ломило, ох, не к добру это! Старший магистр пытался собрать в уме частицы странной мозайки. Куда катится этот мир? С момента формирования Скальдарского союза, на соседнем континенте творилось нездоровое движение. Правда все тамошние события шли под грифом "Совершенно секретно" и даже у него не было к ним полного доступа. Но последующее основание Нехемской империи прямо у него под боком, положило начало еще одной странной цепочке событий, на первый взгляд, совершенно не связанных друг с другом.
   Однако чутье, или вернее сказать некий внутренний голос, твердил ему, что есть во всем это нечто неосязаемо-связующее, что могло объяснить отступничество западного анклава, последующую гражданскую войну в Империи, войну с гномами, которая чуть было не поставила под вопрос существование вверенного ему анклава, и вот теперь нашествие орков с восточных степей.
   Создавалось впечатление, что очаг войны с помощью неведомой силы специально возникает и разгорается по очереди вокруг каждого из анклавов. Но кому такое может быть подвластно? Владыкам, которые оставили этот мир, вверив им в охранение свои Струны? Это невозможно, если бы кто-то из Них вернулся, он бы не стал прятаться и устраивать всю эту шараду, а открыто заявил о своем праве. Значит это кто-то другой, но кто?
   До появления ренегатов, о существовании Струн было известно только посвященным из Ордена серебряной длани, теперь, конечно же, эти знания могли распространиться более широко, но если Илиус прав и за всем этим стоит некто, обладающий силой способной сталкивать между собой целые племена и народы? Похоже, для пытливого ума старшего магистра Вайзеля появилась непростая загадка.
  
   До своего дома Антон добрался без происшествий. В благодарность за починенное радио, водитель мусоровоза высадил его в двух кварталах от дома, а оставшийся путь он проделал по дворам, стараясь особо не попадаться на глаза прохожим. Вид у него был весьма потрепанный: бледное лицо, темные мешки под глазами, небритая щетина, босиком, в грязной пижаме и источающий тошнотворные запахи городской свалки. В дополнение ко всему, чувство голода грызло его изнутри, живот предательски урчал, но еще больше ему хотелось пить. Сторонний наблюдатель с легкостью бы сказал, что это сбежавший пациент психиатрической лечебницы или наркологического отделения и, учитывая странное, параноидальное поведение молодого человека, был бы полностью уверен в своей правоте.
   Оказавшись перед стальной дверью с домофоном, перекрывавшей вход в его подъезд, Антон только сейчас осознал, что у него с собой абсолютно ничего нет. Ни ключей от квартиры, ни денег, ни удостоверения личности, только пустые карманы и, причем, один из них с дыркой!
   Предположим, в подъезд он таки сможет попасть, дождавшись пока кто-нибудь будет выходить или заходить, но что делать с дверью в квартиру? В отчаянии Антон прислонился рукой к домофону на двери и замер в оцепенении. Черт! Он чувствовал электронный замок, словно живой организм! Закрыв глаза, он увидел все тончайшие детали, микросхемы, и проводки по которым бежали миллиарды электронов.
   Ведомый странным наитием, Антон решил довериться своей интуиции и новым ощущениям, и отправил в домофон единственную мысль "откройся". Его внутреннему взгляду предстала разноцветная картина хоровода электрических сигналов, в которую вклинился белый вихрь, сорвавшийся с пальцев его левой руки, а до слуха донесся до боли знакомый писк открытия и щелчок отключения магнитного замка на двери.
   Антон дернул на себя ручку двери и пулей влетел в подъезд. Что же это все-таки такое? Магия? Сверхъестественные способности как у мутантов в голливудских фильмах? Но его вроде бы не кусал паук, а просто сбила машина. А может быть, его похищали пришельцы? Воспаленное воображение в попытке хоть как-то логически объяснить, что с ним происходит, рисовало множество фантастических сцен, навеянных фильмами и компьютерными играми.
   Взбежав по лестнице на последний пятый этаж, Антон остановился перед дверью собственной квартиры. Вдохновленный предыдущим успехом, он приложил руку к замку и закрыл глаза, однако ничего не произошло. Антон удивленно посмотрел на собственную ладонь и повторно прикоснулся к двери, но и на этот раз ничего не было, ни ярких феерических рисунков, ни ощущений, даже отдаленно напоминающих те, которые он ранее испытывал при работе с радиоприемником и домофоном.
   Топот ног внизу на лестнице прервал его сосредоточенные размышления, Антон высунул голову и бегло глянул вниз на лестничный проем. Столь краткого мига, для его обострившегося зрения вполне хватило, чтобы рассмотреть поднимающихся людей в спецовках с автоматами наперевес и скрывающих свои лица под масками. Предчувствие подсказывало, что эти ребята оказались тут не просто так, и уж точно не к его соседям пожаловали.
   Надо было как-то выбираться отсюда, к себе домой он попасть не мог, поэтому оставалось два выхода. В надежде, что в соседней квартире кто-то окажется дома, Антон, закрыв глаза, приложил ухо к соседской двери и нажал кнопку звонка. Из-за двери до него донесся скрежет маленьких лапок по ламинату и звонкий лай чау-чау.
   Проклятье! Он совсем забыл, что соседи недавно завели собаку! Похоже, ребята внизу тоже услышали лай, топот ног ускорился, счет времени шел на секунды. В надежде, что ему удастся выбраться на чердак, Антон полез по отвесной лестнице, но похоже сегодня был не его день. Как назло сотрудники ТСЖ сменили старый ржавый гвоздь, служивший чем-то наподобие шпингалета и, именно сейчас, люк запирал матерый амбарный замок.
   - Эй, парень! А ну-ка слезай оттуда! - грозно прозвучал голос одного из спецназовцев.
   Антон обернулся, пятеро бойцов держали его на прицеле, что-ж, если сразу не стреляют, значит, возможно, и не убьют, если он не станет оказывать сопротивления.
   - Спокойней, мы не причиним тебе вреда, если ты не будешь вытворять глупостей! - слова бойца прозвучали, словно в подтверждение его мыслям.
   Дьявол! Смотреть на направленный в лицо ствол автомата было гораздо страшнее, чем он представлял себе до этого момента. Весь предыдущий "боевой" опыт, основанный на фильмах и компьютерных играх, не шел ни в какое сравнение с тем, какой страх Антон сейчас испытывал. Во рту мгновенно пересохло, колени предательски задрожали, дыхание перехватило. Он действительно хотел спуститься, но тело его не слушалось.
   - Я понимаю, что тебе страшно, не бойся! - тот же спецназовец, который разговаривал с ним ранее, убрал автомат за плечо и протянул ему руку: - Мы на твоей стороне, спускайся!
   Антон нерешительно сделал пару шагов вниз.
   - Смелее! - боец смотрел ему прямо в глаза и, не отрывая взгляда, бросил своим: - Убрать оружие!
   Спецназовцы сняли его с мушки, и Антон сразу почувствовал облегчение. Разжав пальцы, он спрыгнул вниз, оказавшись рядом с переговорщиком.
   - Молодец! - улыбнулся сквозь маску спецназовец: - А теперь повернись и заведи руки за спину!
   Антон был готов поклясться, что услышал, как тот за спиной тряхнул наручниками:
   - А-а... это еще зачем? - нерешительно выдавил он из себя.
   - Таковы правила! Как только мы будем уверены, что ты неопасен, их снимут.
   Несколько мгновений Антон в нерешительности колебался, как будто у него был выбор. С чего это вдруг его приехал захватывать целый отряд спецназа, почему он настолько боится этих людей? Ответов на эти вопросы у него не было. Только его новоприобретенная интуиция вопила об опасности во весь голос, который Антон еще не умел правильно трактовать.
   Молча повернувшись, он выполнил все их требования. Его обыскали, на запястьях плотными кольцами защелкнули наручники, надели черный мешок на голову и, он совместно с конвоем, начал спускаться по лестнице к выходу из подъезда.
   Пока они шли, Антон ощупал свои кандалы, они ощутимо отличались от обычных наручников используемых милицией. Основная разница была в том, что они жестко фиксировали положение рук и расстояние между ними. Также кольца наручников были в несколько раз шире, чем у своих классических собратьев. Черный мешок на голове был из плотного материала, не пропускающего свет, но для обострившихся ощущений Антона он не являлся преградой. Расслабив и расфокусировав взгляд, он добился такого же эффекта, что и пару дней назад, когда рассматривал малюсенького паучка в практически невидимой трещине на потолке. Мелкие детали оказывались смазаны, но в целом Антону хорошо удавалось разглядеть, что происходило вокруг.
   Внизу у подъезда их ожидал большой грузовик, с виду он напоминал фуру обычного дальнобойщика с рекламой Кока-колы на борту, однако тонированные бронестекла и укрепленная конструкция корпуса, не заметная глазу простого обывателя, говорила, что это лишь внешняя маскировка.
   Сначала необычные наручники, мешок на голову, а потом отсутствие нормальных милицейских машин навели Антона на мысли о том, что его интуиция оказалась права, эти люди имели мало общего с представителями власти. Очередная волна страха накрыла его с головой, теперь надо быть вдвойне осторожней с этими незнакомцами.
   - Осторожно, ступенька! - предупредил один из конвоиров.
   По небольшой лесенке Антон поднялся внутрь прицепа, вместе с ним вошли еще трое спецназовцев, куда делись остальные, заметить он не успел. Вошедший последним нажал кнопку на стене, зашипели гидроприводы и дверь закрылась. Оставшиеся двое подхватили его под руки, и повели по узкому коридору в заднюю часть прицепа. Проведя картой через считыватель, один из них открыл дверь в камеру и грубым толчком вогнал пленника внутрь.
   Едва он перешагнул порог, дверь закрылась, Антону присел на пол, продел вперед руки, стянул мешок с головы и осмотрелся. Камера выглядела весьма аскетично, но в то же время в какой-то степени даже уютно. Небольшой раскладывающийся лежак, откидной стол, стул, отсек для вещей и одежды. Помещение больше напоминало индивидуальную комнату отдыха или купе в поезде, чем камеру для содержания заключенных. И вообще из того, что он успел разглядеть сквозь мешок на голове, внутренности грузовика один в один напоминали передвижной штаб, наподобие тех, что показывают в фильмах про секретных агентов, когда те ведут наружное наблюдение. Мониторы, оборудование, отсек с огнестрельным оружием и экипировкой.
   Для чего он понадобился этим людям? Знают ли они о его новых способностях? Кто они такие? Эти и многие другие вопросы роем крутились в голове у Антона. В попытке немного успокоиться и прийти в себя, он раскрыл лежак и сел на него. Грузовик тронулся, сохранять самообладание в ситуации полного неведения и страха перед грядущим было сложно. Слезы обильно потекли по щекам, Антон зажмурил глаза и несколько раз ударился затылком о стенку. Боль немного прояснила сознание, и он поймал себя на мысли, что ясно представляет себе, куда они едут. Вот сейчас выезжают из двора, выруливают на проспект, останавливаются на светофоре.
   Было ли это частью его новых способностей, Антон не знал. Память сама рисовала ему карту города, а ощущение местоположения в пространстве, подсказывало какое расстояние и в какую сторону они уже проехали.
   "Минутку! Замок на двери в комнату был электронный!" - словно яркая вспышка среди ночного неба, эта мысль озарила Антона, в душе начала теплиться надежда. Он подошел к двери, приложил руки к считывателю карт и закрыл глаза. Знакомая картинка вырисовалась перед его внутренним взором, только на этот раз гораздо более сложная и большая.
   Вся фура представляла собой высокотехнологичный комплекс под завязку нашпигованный электроникой. Антон сконцентрировался на своей комнате и ближайшем окружении. Замок был не в пример сложнее домофона на подъезде, однако он интуитивно чувствовал, что сможет с ним справиться. Продолжив осматривать комнату своим новым зрением, он заметил картинку, в которой отображается сам со стороны. Камера! В этом помещении установлена камера видеонаблюдения. Заметив, что сейчас он выглядит крайне неестественно, он сильнее наклонился к стене и прислонил к ней лоб. Теперь для стороннего наблюдателя он выглядел просто, как глубоко отчаявшийся человек, который безуспешно пытался открыть дверь своей тюрьмы.
   Вопрос "А что если?" превращал Антона в исследователя неизведанного, как ребенок, познающий этот мир, вертит в руках различные вещи и пробует все на вкус, так и он пытался разобраться в хитросплетениях высоких технологий, которые стали доступны его взору. Нащупав нити к другим скрытым видеокамерам, Антон принялся наблюдать за тем, что происходит внутри грузовика.
   Система видеонаблюдения была смонтирована таким образом, чтобы практически не оставлять слепых зон, плюс несколько камер находились снаружи и, посмотрев через них на парк, мимо которого они сейчас проезжали, Антон еще раз удостоверился в правоте своего внутреннего голоса. Они проезжали именно там, где он и предчувствовал.
   Вернувшись к наблюдению за своими захватчиками, он обнаружил одного из бойцов отдыхающим в комнате наподобие той, где находился сам. Еще двое были в кабине водителя, и столько же в просторном помещении со множеством мониторов, а остальные трое о чем то беседовали в отсеке похожем на кухню. Внимательно всмотревшись в их лица без масок, он запоминал их как можно детальнее.
   Звук! Ну почему эти камеры не оборудованы микрофонами? Антону ужасно хотелось послушать, о чем говорят эти люди. Краем глаза он зацепился за торчащий из кармана сотовый телефон у одного из спецназовцев. Все верно, как-то раз он читал в Интернете статью о наличии в телефонах полицейского режима, да и у них на работе на особо важных совещаниях, безопасники заставляли всех оставлять сотовые телефоны в другом помещении с вынутыми батареями. Его мысленный образ устремился к мобильнику и спустя мгновение он уже хорошо слышал, что происходило вокруг.
   Видимо, как раз перед этим кто-то из них отвесил веселую шутку, бойцы сильно смеялись.
   - Виталь, ты чего вдруг сегодня был такой разговорчивый? - когда веселье стихло, обратился один из них к молодому мужчине в темно-зеленой майке с коротко бритыми черными волосами и слегка грустными глазами: - Только не говори, что тебе стало жалко этого оборванца!
   - Он был напуган и сомневаюсь, что до конца понимает, что с ним происходит. - По голосу Виталия Антон узнал того самого спецназовца, который общался с ним на лестничной площадке в подъезде.
   - Ну, ты как всегда в своем репертуаре! А что это было за "убрать оружие", вдруг у этого парня точно такие же способности, как и у той девки... ммм... как же ее звали?
   - Ирина, - поправил товарища Виталий.
   - Точно! Ирка! - цинично усмехнулся его собеседник: - Если у него такие же способности, как у нее, то ты вместе с ребятами мог бы уже быть мертв! Ведь выхватить оружие обратно ни у кого не хватило бы скорости.
   - Слушай Глеб, я знаю и всегда знал, что ты никогда не снимешь врага с прицела, даже если тебе отдаст приказ сам Орлов, так что я надеялся, что в экстренной ситуации, ты успеешь среагировать! - выдавил Виталий, ехидно улыбаясь своему товарищу: - Это то, что ты хотел услышать?
   Вот оно что! Все это время в подъезде его держали на мушке, вот откуда было неприятное гнетущее чувство! Кажется, Антон начинал понимать новый язык своих ощущений.
   - Да ладно те! Че такой серьезный то?! - не унимался Глеб: - Я вот только одного не пойму, раньше же все время были девчонки?! А это парень, или он не связан с проектом "Нова"?
   - Мы знаем по этому поводу не больше твоего, - вступил в разговор третий, налысо бритый, накачанный мужик с бычьей шеей и татуировкой полуобнаженной женщины на левом предплечье: - Ты же сам слышал этот скудный брифинг!
   - Ага, сейчас привезем парня, начальство с ним разберется! А потом может чего и расскажут, если сочтут нужным для дальнейшего выполнения боевой задачи, - съехидничал в ответ Глеб.
   "... начальство с ним разберется!.." - эти слова отдавались эхом и громко пульсировали в воспаленном мозге Антона. Здесь больше нельзя оставаться, недаром чутье предупреждает его об опасности. Нужно срочно выбираться из треклятого грузовика. Озадаченный Антон отошел от двери и рухнул на лежак. Работа с видеокамерами забрала практически все его силы, да и голод снова напомнил о себе. Живот предательски заурчал, дико хотелось спать, веки приобрели знакомую, но в тоже время и уже порядком подзабытую свинцовую тяжесть и начали медленно смыкаться.
   Нет! Молодой человек со всей дури отвесил себе пощечину. Сейчас не время поддаваться старым слабостям! Антон был решительно настроен перебороть эту напасть, он не может позволить себе заснуть, только не здесь, только не сейчас. Если его довезут до места назначения, вполне возможно он уже никогда не сможет выбраться оттуда! Надо бежать, сейчас, пока бдительность этих странных спецназовцев ослаблена, и есть возможность открыть замок своей клетки. Куда он пойдет, когда вырвется из грузовика, Антон сейчас не представлял, отгоняя эти мысли на задний план, в настоящий момент думать нужно о другом! Молодой человек медленно выдохнул, поднялся с лежака и подойдя к двери вновь приложил к ней руки.
  
   Она стояла на смотровой площадке Эйфелевой башни и всматривалась в звездное ночное небо. Было немного прохладно, но крепкие мужские руки обнимали и согревали ее, позади находился любимый, и его теплое дыхание приятно щекотало затылок, ухо и шею. Мгновение, когда хочешь чтобы время остановилось, и этот момент длился вечно. Но стоило ей об этом подумать, как звездное небо покрылось мелкой паутиной трещин и раскололось на миллиарды мелких осколков. Сон или несбывшаяся мечта о романтической поездке в Париж?
   Светлана очнулась лежа на мягком кожаном диване. Под потолком находилась шикарная хрустальная люстра со множеством лампочек выполненных в форме свечей. Девушка приподнялась на одном локте, коричневое кожаное покрытие на диване тихонько хрустнуло. Голова немного кружилась, но это не помешало Светлане осмотреться.
   Комната, в которой она находилась, была оформлена в стиле барокко. Просторная и хорошо освещенная, хотя расписные темно-сиреневые шторы с золотистыми ламбрекенами были задернуты на всех четырех окнах. Рядом с диваном находился стеклянный журнальный столик, чуть поодаль стояли два кресла, маленькие столики с лампами и еще два точно таких же дивана. На стенах висели большие картины в позолоченных резных рамках, а пол, казалось, представлял собой начищенный до зеркального блеска цельный кусок бежевого мрамора с витиеватым рисунком-узором посередине.
   Светлана села, такой интерьер, вряд ли кто-то бы стал делать у себя в квартире, скорее только в особняке, значит она либо загородом, либо... в гостинице.
   - А! Вы уже проснулись! - Слегка улыбаясь, в комнату вошел немолодой мужчина, чье лицо наискось украшал глубокий шрам от средины лба через нос и до правой скулы, в руках он держал две кружки с ароматным горячим кофе: - Держите, это вам.
   Он поставил одну кружку на журнальный столик и уселся в кресло напротив. Каштановые аккуратно причесанные волосы, серые глаза, голубая рубашка в еле заметную белую полоску, темно-серые брюки и идеально начищенные до зеркального блеска коричневые туфли. Несмотря на шрам, в незнакомце была определенная доля шарма. Светлана осторожно взяла кружку двумя руками, поднесла ко рту, жадно втянула ноздрями приятный аромат и сделала маленький глоток.
   - Свежемолотый! - дружелюбно прокомментировал мужчина и сам с большим наслаждением отхлебнул.
   - Где я? - спросила девушка, после небольшой паузы.
   - Президентский номер отеля Европа, - последовал мягкий ответ, внешне этого не было заметно, но человек со шрамом пристально изучал свою гостью.
   Точно! Недавно открывшийся отель Европа! Светлана тут же вспомнила, как одна из ее знакомых-подруг недавно устроилась работать сюда на ресепшн и с восторгом рассказывала про внутреннее убранство номеров. Но как она здесь оказалась? Последнее что она помнила, была квартира бабули, дым, запах ванили... тот парень, исчез! Омоновцы, перестрелка, таинственный незнакомец в обтягивающем костюме, несший ее на руках. Память стремительно возвращалась и Светлане начало становиться дурно, тяжелый ком подступил к горлу, ее тошнило.
   - Это скоро пройдет! - вставил мужчина, как будто читая ее мысли: - Побочный эффект от транквилизатора. Кофе в этом случае очень хорошо помогает.
   Пересилив свою тошноту, девушка сделала еще один глоток кофе. Действительно помогло, стало чуть-чуть полегче.
   - Приляг, станет еще лучше! - в голосе мужчины слегка сглаживались звонкие согласные, придавая его речи почти незаметный акцент.
   Светлана выпила еще три глотка крепкого ароматного напитка, но ложиться не стала:
   - Кто вы?
   - Мое имя Ганс Соммерс! - человек со шрамом выудил из кармана рубашки удостоверение и продемонстрировал Светлане.
   - Интерпол? - девушка удивленно подняла брови: - Вы тот человек в черном, устроивший нападение на омоновцев?
   - Нет, человек, выручивший вас из той передряги, наш оперативник Леонард, - Ганс убрал корочки обратно в карман: - И хотя вы немножко забегаете вперед, для начала скажу, что я рад нашему очному знакомству.
   - К сожалению, я пока не могу ответить вам тем же! - Светлану все еще тошнило и она, прикрыв рот, тихо рыгнула: - Но, постойте, если вы тоже представляете власти, зачем была нужна эта бойня?
   - Похоже, вы не до конца понимаете ситуацию, в которой оказались, - капитан Соммерс цокнул языком и с сожалением покачал головой: - Люди, которые вас захватили, имеют очень мало общего с милицией.
   - А кто они тогда? - насторожилась Светлана.
   - В вашей стране очень высокий уровень коррупции, достать милицейскую форму абсолютно не проблема. Купить с потрохами отряд спецназа, который будет на тебя работать, при наличии денег, тоже не проблема. Сложно сказать, кем на самом деле были эти люди, но думаю, что при аресте они даже не удосужились предъявить вам свои удостоверения?
   Девушка согласно кивнула и допила остатки кофе:
   - Вы хотите сказать, что это были наемники или оборотни в погонах?
   - Именно это я вам и говорю!
   - Но зачем им я, моя бабу... - при воспоминаниях о трагической гибели Софьи Матвеевны, Светлана запнулась, губы предательски задрожали, на глаза навернулись слезы, которые она тут же быстро вытерла тыльной стороной ладони, и выражение ее лица приобрело решительную непоколебимость. Она обещала себе быть сильной, хватит распускать нюни!
   - Им нужны были не вы, - человек со шрамом грустно вздохнул: - Думаю, вы догадываетесь, что тот молодой человек, которого вы подобрали и выхаживали вовсе никакой не преступник?!
   - Ммм... честно говоря, я даже не знаю как его зовут, - смутилась Светлана.
   - Его зовут Антон Тарасюк, он проходит свидетелем по очень важному делу, касающемуся финансирования терроризма международным банковским картелем. В ту ночь его похитили и хотели убить, но благодаря вам он выжил.
   "А я выжила благодаря ему!" - при этой мысли девушка прикусила нижнюю губу, какая же она была слабачка, дура пытавшаяся покончить жизнь суицидом!
   - Доверять его защиту местным властям больше нельзя, - тем временем продолжил капитан Соммерс: - Поэтому мы должны найти его как можно быстрее! Его жизнь в большой опасности и я очень надеюсь на вашу помощь в этом вопросе?!
   - Я? - девушка казалось ошарашенной: - Конечно, я не хочу, чтобы он пострадал, но что я могу сделать?
   - Все очень просто! Вы его знаете, он знает вас и доверяет вам, - Ганс выдержал небольшую паузу, как бы подбирая нужные слова: - Завидев наших оперативников, он может вновь обратиться в бегство или начнет оказывать сопротивление. Но если вы сможете встретиться, я думаю, у вас получится убедить его не убегать от нас, потому что мы хотим лишь одного - защитить его.
   - Я поняла, мне надо немного подумать, - полностью ясно мыслить у Светланы все еще не получалось, в голове было нечто сродни похмельному туману: - Скажите, с нами был еще один человек, таксист?
   - Был, - согласился капитан Соммерс: - Он проснулся раньше вас, мы с ним уже побеседовали и отпустили домой.
   - Вы хотите сказать, что и я не арестована и могу уйти?
   - Конечно, можете, - усмехнулся человек со шрамом: - Мы же не какие-нибудь бандиты или продажные полицаи. К сожалению, в отличие от вас, Ерофей Петрович не может общаться с Антоном, поскольку тот его не знает. Но зато он согласился нам помочь с его поисками. Если он заметит его среди прохожих или своих пассажиров, то тут же позвонит мне.
   - Хорошо, я согласна! - после минутной паузы, наконец, приняла решение Светлана.
   Ганс хотел что-то еще сказать, но в этот момент в комнату безо всякого предупреждения влетел Леонард:
   - Sir, wir haben ihn gefunden!
   Голубоглазый блондин атлетического телосложения, в обтягивающем защитном костюме, он был похож на плейбоя, красующегося на обложке журнала, рядом не хватало только доски для серфинга. Несколько мгновений Светлана просто не могла отвести взгляд, как будто магнитом ее тянуло к нему. И конечно, по голосу она сразу узнала в нем человека, который нес ее на руках.
   - Леонард? - девушка вскочила с дивана.
   Оперативник вопросительно посмотрел на капитана Соммерса.
   - Потом объясню! - бросил человек со шрамом, спешно вставая с кресла: - Надеюсь, твой напарник уже заводит автомобиль?
   - Обижаете капитан! - Леонард задорно подмигнул Светлане, дважды намекать агенту на то, какая тут началась игра, не было необходимости.
   - Пойдемте Светлана, - обратился к девушке Ганс: - Я прошу вас проехать с нашими сотрудниками, им понадобится ваша помощь, о которой мы разговаривали.
   Они прошли через еще одну комнату, в которой Светлане удалось краем глаза разглядеть нагромождение множества компьютеров. И как только они оказались в коридоре, Леонард прошептал на ухо Гансу:
   - Его взяли люди Орлова, думаю, это будет нелегко, но брать их сейчас в пути - единственный шанс, прежде чем объект окончательно будет утрачен.
   - Scheisse! Da sie so schnell hatte? - Гримаса ненависти скривила лицо капитана: - TЖtet alle diese Kette Hunde!
   - Jawohl!
   - Удачи Светлана, помните, мы с вами и все будет хорошо! - улыбка, плюс мягкий и дружелюбный тон капитана Соммерса заставили девушку легко улыбнуться в ответ, его секундного гнева, она даже и не заметила.
   - Спасибо вам Ганс! Мы вернемся с Антоном.
   "Мне бы твою уверенность!" - уже не улыбаясь подумал капитан, после того как девушка и оперативник покинули гостиничный номер. Человек со шрамом выключил свет в комнате и уселся за шесть мониторов. На самом большом из них - центральном, неспешно ехал по улицам города, сопровождаемый равнодушными зрачками видеокамер, красный грузовик с рекламой Кока-Колы на борту.
   Светлана и Леонард спустились на лифте в гараж, располагающийся на цокольном этаже, где их уже ждал черный кадиллак Эскалейд. Стекла автомобиля были тонированными и разглядеть снаружи, кто мог еще находиться в машине, абсолютно не представлялось возможным. Блондин открыл заднюю дверь и галантно помог девушке забраться внутрь, сам же разместился спереди на пассажирском сидении.
   - What she is doing here? - поинтересовался водитель у Леонарда, едва он захлопнул за собой дверь.
   - Это Хакиморо, мой напарник, - повернувшись к Светлане, Леонард представил азиата, а затем продолжил, обращаясь к партнеру: - This is a captain's order; he thinks that she might be useful.
   Черноволосый японец с короткой стрижкой и злобными карими глазками, которые сразу не понравились Светлане, больше не стал тратить время на разговоры и вдавил в пол педаль газа. Внедорожник со свистом прокрученных колес об бетонную плиту, сорвался с места и понесся к выезду с парковки.
  
   Айвен смотрел вниз с балкона самого высокого шпиля Имперской магической Академии. На такой высоте прохладный осенний ветер становился уже ледяным и пробирал до костей. Молодой человек поежился и сильнее запахнул плащ, прибегать к магии, чтобы согреться ему сегодня не хотелось. Город внизу напоминал растревоженный муравейник, все куда-то спешили и непрерывно двигались. Насколько же полезно бывает взглянуть на всю жизнь, и рутину в частности, со стороны.
   Наблюдая за снующими людьми, скачущими всадниками и мчащимися повозками, Айвен чувствовал, как будто его вынесло на берег великой реки времени, вся суета и проблемы были где-то там, далеко, а тут только он, предоставленный сам себе и имеющий возможность спокойно подумать о смысле бытия и всего сущего. Не зря, ох не зря власть имущие создают себе такие гнездышки!
   За его спиной находился кабинет ректора магической Академии, и в нем Магистр Истины сейчас улаживал последние формальности, касающиеся окончания очного обучения юного дарования. Все правила были соблюдены в соответствии с указами Первого императора, и теперь у Айвена впереди было целых пять лет до сдачи экзамена на получение четвертого ранга, или аттестации, как многие называли это испытание из-за его обязательности. Если конечно он не надумает вновь сдавать экзамен досрочно.
   Настоящий маг никогда не должен прекращать свое развитие, и потому чтобы вчерашние студиозусы почувствовавшие вкус свободной жизни, совсем не забросили изучение магии, после выпускной работы обучение в Имперской магической Академии становилось заочным и максимум через пять лет магу требовалось сдать обязательный экзамен на повышение ранга. После получения перстня с рунической четверкой, дальнейшее развитие и повышение ранга уже никак не регламентировалось по времени. Кто-то мог через полгода или год уже претендовать на перстень с тройкой, а кто-то так до конца своих дней и оставался в самом низу лестницы.
   Маги с "галкой" на пальце имели свободный доступ в библиотеку Академии и, вообще, могли пользоваться всеми остальными ресурсами наравне с другими учениками. Многие, не польстившись на свободу, оставались обучаться дальше, правда, теперь им приходилось уже платить за свое проживание и питание, а значит, и начинать зарабатывать деньги, если конечно их родители не были толстосумы.
   Маркиз Альбрехт Таунт, Магистр Истины закончил паковать последний конверт, капнул немного сургуча и с шипением приложил свой перстень. Печатка несколько раз сверкнула, переливаясь радужными красками, и тонкая желтая сеть оплела все письмо целиком, а затем растворилась, словно вода, впитавшаяся в губку. Верховный маг поднял конверт и довольным взглядом попробовал посмотреть его на просвет, а потом положил в стопку к остальным двум. Герб магистрата Истины - открытая книга, красовался на сургучной печати, и можно было не сомневаться, что помимо этого ректор добавил еще несколько магических способов защиты своих писем и грамот от подделки и несанкционированного доступа.
   - Айвен, ты там еще не замерз? - вполоборота поинтересовался Магистр: - Иди сюда, все готово!
   - Благодарю вас! - дважды звать молодого человека не пришлось, вернувшись с балкона, он бесшумно, благодаря толстому ковру на полу, подошел к массивному коричневому столу, за которым расположился Верховный маг.
   - Вот рекомендательные письма, которые я тебе обещал, - ректор протянул Айвену несколько запечатанных конвертов: - Не хочу навязывать свое мнение, но ты точно не передумал?
   - Никак нет, милорд! - молодой маг отрицательно покачал головой и с легкой улыбкой ответил: - Я не останусь в столице. Последнее время в залах библиотеки слишком людно, чтобы я мог там спокойно поразмыслить.
   - Выбор за тобой, но учти, периферия Империи место не из приятных.
   - Сдается мне, где-то я уже это слышал!
   Сдерживая улыбку, ректор магической Академии нарочито тяжело выдохнул и, глядя бывшему студиозусу прямо в глаза, произнес:
   - Скажу тебе честно Айвен, на экзамене ты меня очень приятно удивил, и я горд, что в нашей Академии есть столь талантливые и трудолюбивые ученики.
   - Лорд Альбрехт, мне очень приятно слышать эти слова, и особенно из ваших уст.
   - Ох, а уж это подземное перемещение! - ректор довольно покачал головой: - Признаюсь, не ожидал, что барон Шнотц научит тебя таким трюкам.
   - У меня были отличные учителя, - Айвен в знак почета и уважения, слегка склонил голову.
   - Скажи по секрету, как скоро я снова увижу тебя на арене?
   - Вы считаете, что я не вытерплю пять лет, и снова буду сдавать экстерном?
   - А не для этого ли ты решил встать на путь боевого мага? Я бы думал иначе, останься ты в Академии. Просто учти, с магами пятого ранга тебе еще повезло, из жеребьевки четвертых, которая начнется, когда ты обозначишь дату, таких олухов сразу исключат.
   - Я это понимаю, и готов идти до конца!
   Магистр Истины подпер рукой подбородок:
   - И насколько далеко? Что для тебя значит конец?
   - Ну... - Айвен задумался, не зная, что ответить на этот вопрос.
   - А ты не дурак! - довольно подметил ректор: - С момента основания Академии, я могу пересчитать все успешные экзамены на арене на пальцах рук. Росс остановился после тройки, Хауфман закончила экстерны, получив четвертый ранг. Конечно, потом они поднялись тоже быстро и стремительно, но это была уже демонстрация академических достижений. И только Ульд дошел до первого ранга, следуя путем боевого мага.
   - Кстати я хотел спросить, кто этот человек, я не нашел о нем больше никаких записей и упоминаний?! - воспользовавшись небольшой паузой спросил Айвен.
   - Не торопись, дай мне закончить! - нахмурился Магистр Истины: - Так вот, к чему я тебе все это рассказываю, сложность получения очередного ранга на арене, в отличие от академического способа, растет в геометрической прогрессии с каждым разом. И если ты не дурак, а ты не дурак, то должен здраво оценить свои силы и понять, когда следует остановиться.
   - Вы говорили эти же слова всем остальным?
   - Эх, молодость! - Верховный маг грустно усмехнулся: - Пойми, меньше всего я хочу, чтобы ты сложил свою голову на арене из-за глупой и пустой бравады. У тебя отличный дар и огромный потенциал, одолеть двух или трех противников, которые сами недавно были такими как ты, еще реально, но против четырех и более оппонентов, у которых за плечами уже огромный жизненный, а возможно и боевой опыт... - ректор Академии отрицательно покачал головой: - Это не невозможно, но ты просто подумай над тем, что я тебе сейчас сказал!
   На эти слова Айвен ничего не ответил, он знал, что в определенной степени лорд Альбрехт прав, глупо умирать на арене на потеху толпе. Сколько ступеней он сможет пройти, прежде чем среди его оппонентов будут те, кто окажется сильнее, хитрее и ловчее него? На мгновение молодой чародей задумался над тем, как протекает боевой экзамен на получение кольца с рунической единицей. Что можно противопоставить шестерым магам первого ранга, в последнем испытании? Айвен сейчас не представлял, но именно поэтому он и решил отправиться служить на границе. Что такое боевой маг без практического опыта?
   - А что касается твоего вопроса про мэтра Ульда, это неудивительно, что ты ничего не смог про него найти, - какое-то время Магистр Истины колебался, не зная стоит ли продолжать этот разговор и говорить правду молодому магу, но затем он внезапно посерьезнел и продолжил: - То, что я расскажу тебе должно остаться строго между нами.
   Айвен согласно кивнул.
   - Все записи об этом человеке, включая его портрет, были изъяты Тенями из наших архивов и дальнейшая их судьба неизвестна. Единственное, до чего они не добрались, это упоминание о его досрочной сдаче выпускной работы в анналах истории. Я помню его еще юношей, чудо-ребенок с отличным даром, он был первый кто смог сдать выпускную работу досрочно. Естественно его заметили и он возвысился. До Темного раскола Ланстер Ульд возглавлял Круг капитанов имперской гвардии при Первом императоре, а потом переметнулся на сторону того, кого сейчас именуют Хег'Келашем.
   Молодой маг ошарашенно смотрел на своего собеседника. Чтобы глава Круга капитанов - самый сильный воин-маг из гвардии Его величества, один из самых доверенных лиц Императора, который непосредственно организует его охрану, и вдруг переметнулся на сторону врага? Для Айвена эта истина стала настоящим потрясением. В памяти всплыл приснопамятный сон перед выпускным экзаменом, в котором он видел жестокое убийство человека.
   - Скажите, пожалуйста, вы знаете, как умер Первый император? - судорожно сглотнул Айвен.
   - А ты умеешь менять тему! - Магистр Истины удивился реакции молодого человека: - К чему этот вопрос?
   - А... ладно, забудьте! - отмахнулся чародей.
   - Он умер во сне от старости, у него остановилось сердце, - спокойно ответил ректор.
   - Ясно... - отстраненно сказал молодой маг: - Причина, по которой мэтр Ульд перешел на сторону врага, известна?
   - Думаю, что сейчас тебе меньше всего надо забивать свою голову политикой и причинами Раскола, который произошел в то время, когда твои родители еще даже не родились! - Верховный маг мягко намекнул Айвену, что и так уже сказал ему больше чем положено.
   - Благодарю за столь откровенный разговор милорд!
   - Не буду тебя более задерживать, отдохни перед завтрашней дорогой! - маркиз Таунт встал со своего кресла и немного помедлив, продолжил: - Если вдруг тебе понадобится помощь, ты знаешь к кому обратиться!
   - Хорошо, доброй ночи милорд! - молодой маг согласно кивнул, и направился к выходу. Где-то на полпути Айвен остановился, по его лицу пробежала тень сомнения, было видно, что он все никак не решится, но в итоге ему удалось пересилить себя, и молодой человек развернулся: - Лорд Альбрехт, разрешите обратиться к вам с просьбой?
   - Говори! - Магистр Истины удивленно вскинул брови.
   - Я понимаю, что возможно вы только что предложили мне свою помощь из вежливости, но у меня есть один вопрос, в решении которого помочь мне сможете только вы!
   Ректор магической Академии внимательно слушал, глядя молодому магу прямо в глаза.
   - Вы знаете, что я родился в семье простолюдинов, моя мать - дочь разорившегося торговца шелком, сейчас работает обычной швеей, а своего отца я никогда не знал и не видел, да и, насколько я понял из ее рассказов, она сама его знала не очень-то хорошо. Но одно я могу сказать точно, не будь мой отец магом, я бы сейчас не стоял здесь перед вами! Прошу, помогите мне узнать кто мой отец?! Я уверен, что когда-то он учился в Академии!
   - Это очень непросто, - вздохнул Верховный маг: - Практически все одаренные дети из семей простолюдинов, это либо чьи-то бастарды, либо отпрыски этих самых бастардов, которые выбились из простолюдинов подобно тебе. За шестьдесят шесть лет через эти залы прошло множество учеников, как ярких звезд, так и серых мышей, боюсь одного голословного утверждения, что твой отец тут учился недостаточно. У тебя есть его портрет или хотя бы какая-нибудь вещь принадлежавшая твоему отцу?
   - Да, - нерешительно ответил Айвен и вытащил из кармана небольшой бронзовый шарик.
   На лице маркиза Таунта едва уловимо шевельнулись брови, но Вен этого не заметил:
   - Это интересно! Ты знаешь, что это за штука у тебя в руках?
   - Знаю.
   - Сфера мерцания! После Темного раскола, во время которого погиб их создатель, таких артефактов осталось всего три штуки! Тот, что ты держишь - четвертый, - Магистр Истины облизал внезапно пересохшие губы: - Дай я посмотрю на него вблизи?
   Молодой маг протянул руку, и Альбрехт аккуратно двумя пальцами поднял сферу, покрутил, повертел, закрыв один глаз, посмотрел на просвет и вернул обратно.
   - Настоящая и активная. Ты ей уже пользовался?
   - Да, говоря правду, это был мой козырь на выпускном экзамене, но я рад, что удалось справиться без него.
   - Значит, ты уже знаешь, как персонализировать артефакт?!
   - Знаю, пока я жив, этой сферой не сможет воспользоваться никто другой.
   - Ты не перестаешь меня удивлять! - ректор заметно оживился: - Что-ж, владение артефактом такого уровня, сильно сужает круг поисков. Всех трех Верховных магов, владельцев таких же сфер я знаю лично, а остальных, кто мог иметь доступ к этому артефакту я постараюсь вычислить. Но одно уже могу сказать наверняка, раз тебе удалось персонализировать артефакт, принадлежавший твоему отцу, то он однозначно мертв. Соболезную.
   - Я догадывался, но не хотел в это верить, - с грустью произнес Айвен.
   - Когда мы встретимся в следующий раз, думаю, мне будет что рассказать про твоего отца, или, как минимум, о возможных кандидатах на его роль! - Верховный маг подбадривающе улыбнулся и положил руку на плечо молодому человеку.
   - Я буду очень признателен вам лорд Альбрехт!
   После того, как Айвен покинул кабинет, маркиз Таунт еще долго смотрел вдаль стоя у окна. Снаружи уже было темно, но ректор Имперской магической Академии и не пытался что-либо разглядеть. Отголоски жестокого, мрачного прошлого всплывали в его памяти, и как-бы далеко не хотел он от них убежать, похоже, что придется еще раз заглянуть им в лицо.
   Составив по памяти сложнейшее заклинание, ректор выбросил его в зеркало, поверхность которого сразу же заиграла разными красками, а затем спустя несколько мгновений в нем появилось изображение человека.
   - Что тебе нужно в этот час? - прозвучал металлический голос из зеркала.
   - Мальчишка интересовался своим отцом, - ответил лорд Альбрехт.
   - Рано или поздно это должно было произойти!
   - Да, но у него есть небольшое "наследство"... артефакт - Сфера мерцания.
   - Тем лучше, персонализировав сферу, он узнает, что его отец мертв и не будет самостоятельно искать его.
   - Когда он вернется мне рассказать ему правду?
   - Ни в коем случае! Подбери достойного кандидата из числа тех, кто мог владеть артефактом такого уровня, и у кого не осталось родственников, пускай он станет ему отцом.
   - И долго мы будем с ним так играть?
   - Пока не знаю, посмотрим, как он себя зарекомендует, хоть и грядет зима, на севере скоро станет очень жарко.
   - Что вы хотите этим сказать Ваше величество?
   - Именно то, что сказал! И, кстати, готовься, скоро тебе предстоит прогулка вслед за ним! - на этой ноте Император оборвал связь.
  
   Погруженный в раздумья, молодой маг возвращался к себе в комнату, оставалось лишь самую малость - собрать остатки вещей и хорошенько выспаться перед долгой дорогой. В глубине души ему было немного жалко расставаться со стенами Академии, ставшими ему вторым домом. Зайдя в общежитие и поднявшись на шестой этаж, Айвен остановился у двери и полез в карман за ключом.
   - Эй, Вен! Решил уехать не попрощавшись? - из темноты коридора окликнул его приятный женский голос.
   - Кэт?! - устало сказал Айвен, и из сумрака ему навстречу вынырнула красивая брюнетка с распущенными длинными кудрявыми волосами: - А ты как всегда энергична и не унываешь!
   - Угу! - кивнула Кейтлин, с трудом сдерживая улыбку.
   - Не люблю я прощаться... все эти расставания...
   - А ты не прощайся! - девушка подошла еще ближе и остановилась в шаге напротив: - Просто пообещай, что вернешься ко мне!
   - Я... я обязательно вернусь! - от такой просьбы молодой человек немного смутился.
   - Угу! Отлично! - Катерина вновь улыбнулась: - Надеюсь, этому времени я уже стану полным магом и мы с тобой поговорим на равных.
   - Ты что тоже собралась сдавать экзамен досрочно? - брови Айвена удивленно поползли вверх: - Может, зайдешь? Или так и будем стоять в коридоре?
   - Нет! Ты ведь сам только что сказал, что не любишь длительные расставания. Сдавать экзамен боевого мага я не собираюсь, но неужели ты думаешь, что я позволю тебе обогнать себя на целых два ранга?
   Молодой маг закрыл глаза и тихо усмехнулся:
   - Думаю, ты мне тоже должна кое-чего пообещать!
   - М?
   - Обещай, что не будешь делать глупостей в мое отсутствие! Например таких, как досрочная сдача выпускной работы.
   - Угу, обещаю! - кивнула Кэт: - Слушай, Вен, у меня есть для тебя кое-что.
   Если бы в этот момент освещение в коридоре было более яркое, то Айвен мог бы заметить, как щеки девушки налились легким румянцем. Кейтлин вытащила из кармана небольшой кулон в форме сердечка на цепочке, в тусклом полумраке блеснуло холодное золото.
   - Его носила моя бабушка, потом моя мама, мне она подарила его на восемнадцатилетие, - Катерина расстегнула застежку цепочки: - А сейчас я хочу, чтобы это было у тебя!
   - Я не могу принять такой подарок, это же практически фамильная релик...
   - Ни слова больше! - улыбаясь, девушка оборвала Айвена: - Если хочешь, считай, что я даю тебе его во временное пользование, сможешь вернуть при нашей следующей встрече. А сейчас закрой глаза!
   - Что?
   - Закрой глаза, кому говорю! - второй раз настоятельно потребовала Кэт.
   Молодой маг закрыл глаза и почувствовал, как руки Кейтлин нежно обвили его шею, затем тихо щелкнула застежка цепочки, а мгновение спустя он ощутил ее теплое, почти обжигающее дыхание и их губы слились в поцелуе. Не открывая глаз, Айвен поднял руки, чтобы обнять хрупкую девушку, но в этот момент она извернулась и побежала прочь по коридору, оставив его в гордом одиночестве.
  
   В дорогу Вен выдвинулся, едва рассвело. Верхом на пегом жеребце закутанный в походный плащ с накинутым на голову капюшоном и притороченным к седлу походным мешком, сейчас он скорее напоминал обычного одинокого путника, чем имперского мага. Прохладный утренний воздух говорил всем, кто высовывал нос из теплого гнездышка, что лето уже подошло к концу и дальше будет все холоднее и холоднее. Айвен знал, что в северной части страны зима более суровая и заблаговременно запасся теплой одеждой.
   От Нехема - столицы Империи, до северо-восточных границ, куда определили служить молодого чародея, путь был неблизкий, однако благодаря недавно вымощенным трактам, по прикидкам Айвена, на всю дорогу верхом должно уйти не больше полутора лун и этого времени должно хватить прежде чем выпадет снег и большинство трактов на севере окажутся перекрыты.
   Однако чем дальше он удалялся от столицы, тем непригляднее становилась дорога. После трех герцогств, двух графств и пяти баронств мощеный тракт заканчивался, превращаясь просто в широкую колею размытую холодными осенними дождями, похоже, что местные нобили экономили свое золото и не торопились исполнять императорские указы. Путешествовать в это время года становилось весьма уныло, и когда в очередной раз Вен мок под проливным дождем, пару раз в его голове мелькнула мыслишка плюнуть на все, вернуться обратно в столицу и переждать до весны. Но как совершенно трусливая и абсурдная, она была прогнана прочь.
   В постоялый двор "Кабаньи клыки" молодой путник вошел уже затемно. Тускло освещенный зал был наполовину пуст, но, тем не менее, для этого времени года, тут было весьма людно. Взгляды большинства присутствующих оказались обращены в его сторону. Будучи в центре внимания, Айвен немного смутился, но быстро смекнув, что если он будет стоять столбом, то это еще больше разожжёт к нему интерес, невозмутимо огляделся, выбрал стол у одной из стен и плюхнулся на лавку так, чтобы в поле обзора находился весь зал.
   Добротно сработанная деревянная мебель, хоть и была уже изрядно потрепана, но все еще верно служила хозяину таверны. Скамья была до блеска отполирована многими тысячами задниц, на столе были видны следы игр с ножом, а на одной из стен висели два чучела - кабанья и медвежья головы.
   Оплатив постой в номере, и сделав заказ официантке - несимпатичной молодой толстушке, он принялся изучать людей за соседними столиками. Контингент постояльцев оказался достаточно разношерстным, тут были и пара купцов со свитой и охраной, крестьяне из близлежащих деревень, заскочившие пропустить пару кружек доброго эля, несколько групп путешественников - молодых людей и девушек в походных одеждах. Особо выделялись два стола, за одним в гордом одиночестве коротал вечер гном, невесть как забредший в эти края, а за вторым располагалась весьма подозрительная группа лиц, с накинутыми на голову капюшонами, они сидели молча и навряд ли хотели, чтобы кто-то разглядывал их лица.
   Ужин Айвен поглощал не спеша, тщательно прожевывая и смакуя каждый кусочек. Старая привычка, привитая ему еще с молоком матери. "Тот, кто жует десять раз - доживет до глубокой старости, тот, кто жует тридцать раз - проживет больше ста лет, а то кто жует пищу сто раз, прежде чем ее проглотить - живет вечно!" - он каждый раз вспоминал эти слова матушки, когда садился за стол есть. Неоднократно он задавался вопросом, неужели это мнимое, ничем не подтвержденное обещание бессмертия настолько привлекает его? Но потом со смехом в душе понимал, что просто любит вкусно поесть. Суп с требухой, добротный кусок жирного, хорошо прожаренного мяса и отварной картофель с луком ожидали своей очереди.
   - Думаешь, скоро дорогу настолько размоет дождями, что передвигаться по ней будет невозможно вплоть до первого снега? - краем уха Вен услышал часть разговора двух купцов.
   - Я тебе говорю! У меня сейчас колени ломит, а это однозначно к грозе!
   - Постой, сезон гроз обычно начинается в конце девятой луны, никак не раньше?!
   - Значит в этом году раньше. Хотя это может быть и просто одинокая.
   В подтверждение слов купца с улицы донесся раскат грома.
   - Вот духи предков! Это что же твориться?! Я никак не могу позволить себе застрять здесь или в баронстве Кольтер!
   Дальнейшие ахи-вздохи купцов были Айвену неинтересны, и молодой путник вновь вернулся к своей трапезе. Если верить этим двоим, прогноз явно неутешительный, он тоже не может позволить себе вольготное путешествие, стоит поторопиться и поднажать, чтобы вовремя добраться до границы.
   Закончив с едой, он уже собрался подниматься к себе в комнату, но в этот момент его внимание привлек неожиданный гость "Кабаньих клыков". Вошедший откинул капюшон и спокойно огляделся. Обращенные на него любопытные взгляды, нисколько его не волновали. С плаща незнакомца обильно стекала дождевая вода, а тяжелые ботинки оставляли заметные следы на полу. Новый гость разместился за соседним столом, тем самым предоставив хорошую возможность его разглядеть.
   Это был мужчина средних лет, с очень смуглой кожей и иссиня-черными волосами, Вен еще никогда не встречал таких людей, и это только разжигало в нем еще больший интерес. Первая мысль была, что он просто грязный и долго не умывался, но присмотревшись внимательнее, молодой маг понял, что это не так. Судя по говору, незнакомец был уроженцем либо Скальдарии, либо одного из халифатов, что располагались за орочьими степями и попросту говоря, были обычными племенами кочевников.
   Почувствовав на себе пристальный взгляд Айвена, человек обернулся и посмотрел в его сторону. Серые глаза, в которых читались мудрость, грусть и еще что-то неуловимое, разительно контрастировали с темным лицом и бородой. Молодой маг смутился и отвел взгляд, проиграв гляделки.
   Незнакомцу принесли ужин, он вскинул руку и три раза провел над ей над тарелкой, тем самым совершив, по мнению Вена, достаточно странный ритуал благословления пищи, принялся за еду. Оставаться и дальше в зале не имело смысла, если только он не планировал подсесть за столик к новому постояльцу и завязать знакомство. Большая часть людей, которые тут находились, когда Вен только зашел в таверну, уже поднялись в свои комнаты или отправились восвояси. Поэтому молодой чародей встал из-за стола, добрался до комнаты, переоделся и улегся спать под звуки барабанящих по подоконнику капель.
   На следующее утро дождь, который и так лил всю ночь напролет, даже и не думал заканчиваться. Припоминая вчерашний разговор двух купцов, Айвен взвесил все за и против путешествия под проливным дождем и решил, что если он не выйдет сейчас, то может застрять тут надолго. Но самым решающим фактором было отсутствие золота, на которое он сможет жить на постоялом дворе до момента, когда холод скует грязь на дорогах и выпадет первый снег. А так в районе двух дневных переходов находился замок, в котором он мог ненадолго остановиться, благодаря бумагам ректора.
   Оседлав пегого, молодой маг выехал на тракт, точнее то, что до вчерашнего дождя выглядело как тракт. Конь упорно месил копытами грязь, а его всадник сильнее кутался в походный плащ.
   Вопреки своим опасениям, что он оказался единственным безумцем, выбравшимся в путь в такую погоду, Вен встретил одинокого крестьянина месящего грязь на своих двоих. Что за срочная нужда не дала ему переждать в теплом доме это ненастье, молодой маг не стал интересоваться.
   Когда солнце, скрывавшееся за толстым слоем хмурых грозовых туч, уже должно было миновать свой зенит, Айвен въехал в небольшой пролесок. Метко брошенный из кустов камень попал ему прямо в голову, в глазах потемнело и, потеряв равновесие, он рухнул с лошади прямо в грязь. В этот момент из кустов на дорогу выскочило несколько человек. Один из них ловко подхватил заржавшего жеребца под уздцы, остальные же двинулись в сторону молодого мага. Не до конца пришедший в себя Вен, попытался подняться на ноги, но тут же был сбит сильным пинком в бок.
   - Живучий зараза! - зло прошипел один из бандитов: - Словил от меня булыжником по башке и еще шевелится?!
   - Поднимите его! - хрипло приказал главарь.
   Двое детин подхватили Айвена под мышки и одним рывком, словно он легкая пушинка, поставили его на ноги, заломив руки за спину.
   - Твою лошадь и шмотье мы забираем! - зло ухмыльнулся главарь, глядя своей жертве прямо в глаза: - Чтобы мы не тратили зря время в эту скверную погоду, говори, что у тебя есть с собой ценное из рассованного по карманам? Ответишь быстро, и тогда, может быть, я позволю тебе жить, заставишь нас обыскивать тебя - умрешь в страшных муках!
   Эти глаза, это лицо! После удара по голове молодому магу было еще тяжело собраться с мыслями, но этого человека он определенно где-то видел. Точно это была группа вчерашних постояльцев из тех, кого он принял за путешественников.
   - Кошель... справа, в кармане... - слова давались ему с трудом.
   - А ты молодец, не корчишь из себя героя. Проверь! - продолжая глумиться, главарь кивнул одному из своих людей.
   К Айвену подошла девушка и легким движением руки выудила кошель из кармана. Быстро развязав тесемку, она высыпала содержимое на ладонь и показала его главарю. Последний разочарованно вздохнул и сделал едва уловимый жест одному из парней державших путника. Сильный удар под дых согнул Вена в три погибели и заставил закашляться. Несмотря на подкосившиеся ноги, упасть ему не дали, продолжая держать в железных тисках.
   - Никогда не поверю, что это все твои деньги! - прохрипел грабитель, затем злобно оскалился и продолжил: - Ты утратил свой шанс, придется тебя обыскать! Надеюсь, ты помнишь, что я тебе обещал в этом случае?
   Волна страха вперемешку со злостью на свою текущую беспомощность прокатилась по Айвену. Демоны бездны, так просто он им не дастся! Думай, думай! Должен быть выход! Если бы удалось освободить хотя бы одну руку...
   Тем временем девушка с ловкостью залихватского карманника начала шарить по телу молодого чародея. Нащупав что-то в одном из карманов, воровка насторожилась и замерла, медленно потянув руку обратно, она извлекла на свет небольшой бронзовый шарик. Увидев сферу мерцания на ладони девки, Вен взревел от бешенства:
   - Гнида! Отдай!
   Главарь быстро кивнул своим бугаям, и очередной удар под дых быстро охладил его пыл.
   - Во как! Наш ягненок решил показать коготки, когда нашлось что-то действительно ценное? - противно скалясь, бандит взял сферу у девушки и подбросил ее на ладони.
   - Надо быть осторожней, он маг! - отрывисто предупредила воровка.
   - Даже так? - главарь цокнул языком: - Это интереснее, чем я думал. Снимите с него перчатки!
   Здоровяки начали выкручивать руки, и, не собираясь облегчать им жизнь, Айвен изо всех сил сжал кулаки. Видимо у громил не было желания избивать пленника без приказов хриплого, потому что, не отвесив Вену ни одной оплеухи, они просто пытались разжать ему руки и стянуть перчатки.
   Начавшаяся возня сильно не понравилась главарю и он, обнажив кинжал, приставил его к горлу Айвена, так что по шее потекла капля крови, оставляя за собой тонкую красную полоску:
   - Тебе интересно узнать причину, по которой ты все еще жив? - его холодные глаза угрожающе сузились: - Ведь гораздо проще было бы тебя убить и обыскать труп, не находишь?
   Вен судорожно сглотнул.
   - То-то! - хриплый вновь противно ухмыльнулся, демонстрируя нехарактерные для бандита с большой дороги два ряда ровных белоснежных зубов: - Будь пай мальчиком и делай то, что от тебя хотят!
   Молодой маг разжал руки, амбалы стянули перчатки и золотое кольцо-печатку - регалию, подтверждающую статус мага и его ранг.
   - Что это значит? - главарь протянул кольцо воровке.
   - Пятый ранг, самый младший, считай вчерашний выпускник, - девушка вздохнула: - Кажется, я зря беспокоилась.
   - Ты бы с ним справилась?
   - Разумеется! - она самоуверенно улыбнулась: - Вот только есть один вопрос, откуда у тебя сопляк с собой артефакт? Небось, папочку обокрал?
   Услышав эти слова, Айвен побагровел от гнева, зарычал словно дикий зверь и со всей силы, на которую был способен, дернул левую руку. То ли от неожиданности, то ли просто ему повезло, но бугай не удержал его и наполовину освободившись, Вен, выкрикнув инканто, припечатал второго детину ладонью прямо в лоб. Глаза здоровяка мгновенно погасли, а из ушей и носа полилась кровь, тело обмякло, хватка ослабла, и он смог освободить вторую руку.
   Не теряя времени даром, первый громила полез на молодого мага исправлять свою ошибку, но было поздно, чародей уже плел выплывшее из глубин памяти атакующее заклинание. Айвен невероятно быстро совершил несколько пассов, и его пальцы вывели в воздухе причудливый объемный рисунок.
   - Второй амулет! Живо! - донеслось до его ушей откуда-то сбоку.
   Но Вену уже было все равно, сейчас он жаждал только одного - хорошенько поджарить своих обидчиков. Повинуясь его голосу, яркая цепь молний сорвалась с кончиков пальцев, врезавшись в амбала она откинула его на несколько фунтов, затем перекинулась на другого бандита стоявшего неподалеку и наконец, завершив круг, устремилась к главарю с девкой.
   Целиком и полностью отдавшись атаке, в горячке боя Айвен совершенно забыл о необходимости возвести защиту. Поэтому, когда молния исчезла, упершись в магические щиты, он оказался совершенно беззащитен перед атакой воровки. Провалившись по пояс в землю, которая тут же стала твердой как скала, его настигла волна жгучей боли. В висках заломило так, что казалось, мозг сейчас взорвется, а глаза выскочат из орбит, все тело скрутила жуткая судорога. Вен кричал, громко, что было мочи, от боли, злости, обиды, голова перестала соображать, заключенный в земляную тюрьму, он сейчас даже не мог убежать или сжаться в комочек.
   Перед глазами все плыло, и когда главарь разверну верхнюю часть его тела грубым пинком, он даже не почувствовал боли от удара. Две фигуры склонились над ним, Айвен с трудом разбирал слова.
   - Почему ты его не убила? Этот выродок прикончил трех моих ребят? - главарь банды был готов сорваться с привычного хрипа на мелкий поросячий визг.
   - Он бы и тебя прикончил, если бы не мой амулет! Считай это своей расплатой!
   - Что-о-о?
   - Я что слепая, по-твоему? Ты же садист, так любишь издеваться над своими жертвами, вот и доигрался!
   - Ты права! Наверное, я скажу тебе спасибо, когда буду резать этого мерзавца на куски! - Главарь злобно оскалился и поднял из грязи недавно выроненный кинжал.
   - Если ты собираешься делать это сейчас, я тебя разочарую. Он вряд ли способен в ближайшие несколько часов почувствовать хоть какую-то боль.
   - Да мне наплевать! Я его просто порежу его на...
   Договорить хриплому не дали. Воздух передернулся мелкой рябью и, распавшись на две половины, труп главаря упал в мокрую грязь. Воровка вовремя успела заметить опасность и, повернувшись влево, вскинула перед собой руки, выставив магический щит. Буквально в двух шагах от Айвена что-то грохнуло, затем последовала яркая вспышка, треск, шипение и снова грохот. Молодой маг был уверен, что там идет магический поединок, грохот заклинаний и разноцветные вспышки, он бы ни с чем не спутал, но рассмотреть или даже хотя бы увидеть действо краем глаза у него не было ни малейшей возможности. Тело его не слушалось, а лежал он в такой позе, что кроме расплывчатых облаков и нескольких веток от близстоящих сосен ничего не было видно.
   - Кто ты такой? Что тебе нужно? - донесся до его ушей женский голос.
   "Видимо этой ведьме приходится несладко, раз так визжит!" - в глубине сердца Айвен испытал облегчение. Сильный грохот, звук падающего дерева, крик воровки и прочая какофония хаоса стихли также внезапно, как и начались. Холодные капли дождя равномерно падали ему на лицо, но он их даже не ощущал. Человек в темном походном плаще склонился над ним. Голову незнакомца скрывал капюшон, и Вену не удалось разглядеть его лицо, единственное, что он успел заметить, были аккуратные небольшие борода и усы.
   Внезапный спаситель перевернул его в более удобную позу, совершил едва заметное движение рукой и достал его из земли, которая вновь стала мягкой грязью. Подхватив Айвена подмышку, незнакомец случайно надавил на сломанное ребро и он тихо застонал.
   - Похоже, тебе нужно хорошенько отдохнуть! - произнес человек с заметным акцентом, после чего мягкая ладонь легла на лоб Вена, и тепло от нее блаженно растеклось по всему телу.
   Когда Айвен вновь открыл глаза, рядом тихо потрескивал догорающий костер. Исходящее от него тепло приятно согревало бок, а периодически вспыхивающие огоньки пламени разгоняли ночной мрак. На темном полотне небосвода не было привычной луны, отчего ночь казалась темнее, а многочисленные звезды сияли ярче. От проливного дождя не осталось и следа. Сколько же он пробыл без сознания? Вен приподнялся на локте, вопреки ожиданиям, тело не отозвалось болью, скорее наоборот, свежее и бодрое оно требовало действий и движения.
   - Вижу, тебе уже лучше?! - напротив, через костер, на небольшом пне сидел незнакомец, тот самый, выручивший его из передряги с разбойниками и чье лицо ему так и не удалось тогда разглядеть в лесу.
   Сейчас капюшон мужчины был откинут и молодой чародей просто не мог не узнать в нем того самого темнокожего скальдарца с постоялого двора. Чуть поодаль слева от него лежала связанная по рукам и ногам воровка. Увидев ее Айвен недобро нахмурился.
   - Не волнуйся! Я хорошо позаботился, чтобы она была неопасна.
   - Если бы я не знал, что ты маг, ни за что бы ни поверил, что простые веревки смогут удержать эту ведьму, - с нескрываемой неприязнью к девушке бросил Вен и поднялся на ноги: - Наверное, я должен сказать тебе спасибо?! Ты спас мне жизнь!
   - Думаю, ты поступил бы также на моем месте! - улыбнулся незнакомец: - Меня зовут Джерар.
   - Айвен, - молодой маг пожал руку новому знакомому и сделал пару шагов в стороны, разминая мышцы требовавшие действий и движения: - У тебя очень интересное заклинание исцеления!
   - Это не исцеление, вернее не исцеление в привычном для здешних колдунов понимании. Скорее ускоренная регенерация, когда тело само восстанавливает свои силы.
   - Ты интересно говоришь, но ведь исцеление несет точно такой же эффект! Я не вижу принципиальных отличий?
   - Хмм... - Джерар задумчиво почесал бороду: - Ускоренная регенерация действует медленнее, чем мгновенное исцеление, тем самым оно несет меньше стрессовой нагрузки на организм и не способствует сильному преждевременному старению.
   - Исцеление старит тело? - хоть Айвен и не был гуру в магии исцеления, он хорошо знал основы, однако эта информация была для него откровением: - Я никогда не слышал об этом.
   В ответ Джерар лишь загадочно улыбнулся.
   - Если ты не против, я хочу потолковать с ней кое о чем! - молодой маг кивнул в сторону лежащей без сознания воровки.
   - Если ты потревожишь ее сейчас, она может тронуться умом. Я наложил на нее заклятье "Оковы разума" и пока оно не ослабнет, внятного разговора ты от нее не получишь!
   - Ты можешь снять его?
   - Могу, но это тоже рискованно. Это жесткое заклинание было единственным способом остановить ее, не убивая. До утра осталось всего пару часов, потерпи, еще немного.
   - Она забрала очень дорогую мне вещь, и я хочу получить ее обратно! - нахмурился Вен.
   - Ты об этом? - на ладони Джерара появилась небольшая бронзовая сфера и кольцо мага с рунической пятеркой.
   - Да, - кивнул молодой маг.
   - Эта штука стала залогом ее поражения в нашей дуэли, - скальдарец протянул вещи их законному владельцу: - В отчаянии она решила воспользоваться твоей сферой, по-видимому, даже не представляя, что именно она делает. Это дало мне необходимое время, чтобы спеленать ее разум заклинанием, которое практически никогда не удается применить в колдовском поединке. "Никогда не используй чужие артефакты!" - я думал, в ваших школах учат этим основам?
   - Благодарю! - забрав кольцо, Айвен натянул его на средний палец, а затем сжал в руке шар. Почувствовав ману хозяина, артефакт отозвался легким покалыванием, и молодой чародей тут же успокоился, со сферой все было в порядке: - Она не училась в Магической Академии, слишком юна, чтобы быть выпускницей. И это вторая причина, по которой я хочу с ней поговорить. Хочу узнать, какой отступник ее обучал, что маг стала якшаться с бандой воров и убийц! А почему ты оставил ее в живых?
   - По той же причине, что и у тебя. Плетение девчонки очень необычно, самобытно и я бы сказал даже уникально. Я никогда такого раньше не видел.
   - Тогда подождем до утра, раз наши интересы в этом вопросе совпадают?! - приободрился Вен.
   - Не пойми меня неправильно, но я не считаю зазорным для мага компанию воров и убийц, - неожиданно для Айвена вставил Джерар: - Они точно такие же люди, как ты и я, из плоти и крови.
   - Маг не должен... - возмущенно начал молодой чародей.
   - Не стоит читать мне курс ваших лекций! - оборвал его скальдарец: - Оставь промывку мозгов, которую делают в ваших школах, для зеленых юнцов. Я прекрасно знаком с исповедуемой тобой философией и считаю, что она ошибочна. Вы настолько увлеклись властью, что забыли истинные ценности колдуна.
   - Истинные ценности? Магия - это особый дар, доступный лишь избранным, элите! И нет ничего зазорного в том, что элита возвышается над всеми остальными! - произнес Вен, но в этот раз, вдолбленные в него школярами Академии "прописные истины", почему-то не казались ему столь убедительными и незыблемыми.
   - Это извращенное представление о том, что магия дает силу, а сила по умолчанию означает власть, - усмехнулся Джерар: - Ты считаешь, что наличие магического дара - это признак голубой крови? Тогда почему ты путешествуешь в одиночку по такой мерзкой погоде, а не сидишь у себя в замке в окружении десятков слуг?
   - Потому что я бастард! Но, тем не менее, у меня все равно больше возможностей, чем у человека без дара, но рожденного в одинаковых со мной условиях, - возмущение бурлило внутри Айвена.
   - И в этом ты тоже ошибаешься! - спокойно подметил его собеседник: - Ваших магов власть и деньги занимают гораздо больше, чем магия сама по себе. Хочешь знать, чем отличается, например, ваш граф от нашего? Я отвечу - ничем! Не смотря на то, что один из них является колдуном, а для другого волшба - это темный, дремучий лес. А знаешь почему? Потому, что они оба погрязли в большой политике и думают только о собственном обогащении. Ты никогда не увидишь их в одиночестве, без свиты и множества телохранителей, в число которых также входят более искусные колдуны, чем они сами. На поле битвы никто из них не выедет в первых рядах, и перед ассасином пробравшимся ночью в их покои, они будут одинаково беззащитны.
   - Ассасином?
   - Так мы называем наемных убийц.
   Установилась продолжительная тишина, молодому магу было над чем подумать.
   - Возможно, ты и прав, - медленно проговорил Вен, после длительной паузы: - Расскажи мне, а как живут маги в твоей стране?
   - Давным-давно, Отец стихий - колдун, посеявший магию на нашей земле, предвидел искушение властью, которое постигнет его последователей. И чтобы мы не пали в бездну порока, он дал нам Кодекс - свод правил, исполнять которые клянется каждый неофит, только-только приступающий к изучению колдовства.
   - У нас тоже есть законы и правила!
   - Кодекс - это больше чем просто законы и правила, это философия, образ жизни, если тебе так больше хочется его называть. Если бы мы не следовали заветам Отца стихий, я не исключаю, что сейчас были бы очень похожи на вас, опьяненных властью и богатством. Однако мы следуем! Конечно, не без изъянов, кто-то строже, кто-то отклоняется от пути, но, тем не менее, мы взращиваем каждое новое поколение колдунов сильнее предыдущего, передаем накопленные знания и ищем новые.
   - Считаешь, что у нас происходит по-другому?
   - Считаю! - кивнул Джерар: - Я говорю так, потому что смотрю на вас со стороны. И должен сказать, что ты не ровня вашим старикам!
   - Еще бы! Ты ведь замахнулся на Верховных магов!
   - У нас ученик не покидает своего мастера, пока тот не передаст ему все, что он знает сам! Поэтому вопрос силы - это уже вопрос опыта. А как делятся своими секретами твои учителя? Вы считаете, что более сильным магом является тот, у кого больше всего секретов и уникальных знаний? И чтобы чего-то достичь, тебе приходится зубами вырывать знания и по крупицам собирать истину. Разве я не прав?
   - Прав, - Вен отвел взгляд.
   - Кроме того, вы делите магию на светлую и темную, воротите носы от одной и с головой погружаетесь в другую, а ведь это в корне неверно! Колдовство - едино! Нельзя распилить монету вдоль и пытаться рассчитаться ей по номиналу.
   Молодой маг вновь поднял глаза на собеседника, в нем в очередной раз назревало желание возразить, сказать, что уж чего-чего, а, например, мертвецов поднимать он не будет ни за какие коврижки, и к некромантии даже не подумает приближаться, но скальдарец его опередил, и словно прочитав его мысли продолжил:
   - Не подумай, что я уговариваю тебя тут же все бросить и заняться некромантией или призывом демонов из бездны! Вовсе необязательно практиковать те аспекты магии, которые вызывают отвращение или нарушают твои моральные принципы. Однако знать в теории, как осуществляется тот или иной ритуал - необходимо.
   Разговор двух магов оказался прерван раздавшимися стонами связанной воровки.
   - Уже приходит в себя? - поинтересовался Айвен.
   - Да, она крепче, чем я думал! - Джерар задумчиво почесал бороду: - Но ты не волнуйся, колдовать она все равно еще сутки не сможет.
   Вен тяжело вздохнул, а его собеседник достал флягу, налил немного воды в ладонь и брызнул на лицо воровке. Девушка дернулась, снова застонала, открыла мутные глаза и, обведя взглядом двух магов, снова провалилась в забытье.
   - Никогда не был под действием этого заклинания, но слышал по рассказам других, что это очень мучительно, - сказал Джерар и, склонившись над пленницей, легко пошлепал ее по щекам, отчего она снова очнулась: - Сейчас, после того, как она пробудилась, чем больше она будет в сознании, тем быстрее придет в норму.
   В этот момент Айвену показалось, что скальдарец смотрит на нее с жалостью, и он презрительно поджал губы. На какое-то время вновь повисла тишина, прерываемая только тихими стонами связанной воровки.
   - Где я? - наконец прошептала она.
   Вен попытался что-то сказать, но Джерар остановил его, предупреждающе вскинув руку, а затем обратился к девушке:
   - Мы все еще в том же лесу, где ты вместе с бандитами напала на этого человека! - колдун кивком указал в сторону Айвена.
   - Ты! - закашлявшись, прохрипела воровка. Память стремительно возвращалась к ней и, глядя на двух магов ее, еще недавно бывшие мутными, глаза, налились ненавистью. Стремительно заерзав, девушка попыталась освободиться, но веревки надежно связывали ее по рукам и ногам.
   - Мы не собираемся причинять тебе вред, - спокойно ответил Джерар, но в ответ лишь получил недоверчивый взгляд исподлобья: - Я бы не связывал тебя, ведь колдовать ты все равно не можешь, но тогда ты бы сейчас попыталась убежать?!
   - Чего тебе нужно?
   - Поговорить, - ответил скальдарец и непринужденно развел в стороны руками.
   Девушка вновь попыталась пошевелить рукой, но все было тщетно.
   - Оковы разума, да? - недобро процедила она сквозь зубы.
   - Рад, что тебе известно это заклинание, - уголки губ колдуна приподнялись в легкой улыбке: - А теперь скажи мне, как твое имя?
   К большому разочарованию Джерара, ответа не последовало, воровка лишь отвела глаза в сторону, стараясь не смотреть на ненавистного колдуна, одолевшего ее в магической схватке.
   - Лучше тебе ответить нам по-хорошему! - пригрозил ей Айвен, вступив в разговор.
   - А не то что? Пытать будешь? - в глазах воровки читалась издевка, молодого мага в отличие от чужеземца она не боялась.
   Возмущение забурлило внутри Вена, но наткнувшись на многозначительный и суровый взгляд Джерара, он прикусил язык.
   - Давай-ка заключим сделку, мы тебя отпустим, а взамен ты правдиво ответишь на наши вопросы? - предложил скальдарец и, наклонившись вперед, слегка поддел ножом веревку.
   - В чем подвох? - недоверчиво отозвалась воровка.
   - Нет никакого подвоха! Оттого, что я пролью твою кровь, лично для меня ничего не изменится, однако если ты ответишь на несколько моих вопросов, мы все извлечем из этого пользу.
   - Боюсь, что твой друг лорденыш не согласен с этим, - девушка покосилась на Айвена.
   - Он согласен! - ответил Джерар за молодого мага.
   - Постой! Ты не можешь решать за меня! - возмутился Вен.
   - Она моя пленница, - скальдарец намеренно подчеркнул второе слово: - Поэтому я могу делать с ней все, что заблагорассудится. А если ты против моего решения, предлагаю тебе самому через сутки отправиться за ней и самостоятельно захватить!
   Услышанное рассмешило пленницу.
   - Я слышала, колдуны из Скальдарии держат свое слово! Если ты отпустишь меня и удержишь щенка на цепи в течение суток, пока я не восстановлюсь от оков разума - этого будет более чем достаточно!
   Айвен побагровел от гнева, но ничего не сказал.
   - Я рад, что мы пришли к взаимопониманию, - улыбнулся Джерар и перерезал веревки.
   - Мое имя Лира, - представилась девушка, растирая затекшие конечности.
   - Я Джерар, а это...
   - Не стоит сообщать ей наши имена! - раздраженно прервал его Вен.
   - Этот молодой человек желает остаться не названным, и это его право, - скальдарец ловко вышел из положения: - Почему ты вместе с бандитами напала на него?
   - Нам нужны были деньги, а одинокий путник, как известно, легкая добыча! Так что ни больше, ни меньше. Я ничего не имела против конкретно этого человека, и понятия не имела, что он маг, до момента пока не нашла у него артефакт и кольцо.
   - В этой стране люди с колдовским даром считаются элитой, как вышло так, что ты промышляла в банде?
   - Этот вопрос я больше ожидала услышать от него! - Лира посмотрела в сторону Айвена: - Как я уже сказала, одинокий путник - легкая добыча, и я не хотела, чтобы меня изнасиловали, а потом перерезали глотку первая попавшаяся банда грабителей, поэтому я присоединилась к этим людям, до тех пор, пока мне было с ними по пути.
   Вен глядел в ее кристально чистые голубые глаза пытаясь понять, лжет она или говорит правду. "А ведь она симпатичная" - внезапно мелькнуло у него в голове, - "О чем я думаю, Бездна, она же хотела меня убить!".
   - Ты не училась магии в Имперской академии! Кто обучал тебя магии? - Айвен опередил скальдарца со следующим вопросом.
   - Вы сговорились? - девушка легко улыбнулась, переведя взгляд с Айвена на Джерара: - Всему что я знаю, меня научил отец.
   - Как зовут твоего отца? - не унимался Вен.
   - Не знаю, что даст тебе его имя, но его звали Ланс.
   - Звали? - подметил Джерар.
   - Он умер почти луну назад, - печаль тенью легла на лицо Лиры.
   - Соболезную, - вздохнул скальдарец.
   - Ланс? И все? - как и отметила девушка, это имя не говорило Айвену ровным счетом ничего: - У твоего отца была фамилия?
   - Если и была, то он мне ее не говорил! - ответила девушка и бросила короткий взгляд на бурдюк, что не осталось без внимания со стороны колдуна.
   - Твой отец хорошо обучил тебя Лира, - Джерар протянул девушке бурдюк с водой: - Есть, конечно, определенные недочеты, но фундамент он заложил отменный!
   Пленница жадно глотала холодную воду, скальдарец между тем продолжал:
   - У меня остался последний вопрос - куда и зачем ты идешь?
   Лира утерла губы тыльной стороной ладони и вернула бурдюк владельцу. Было видно, что сомнения терзают ее.
   - Я не хочу отвечать на этот вопрос!
   - Боюсь, у нас с тобой был уговор, ты отвечаешь правду на мои вопросы, а я отпускаю тебя.
   - Хорошо, - девушка отвернулась в сторону: - Я исполняю последнюю волю моего отца.
   - И в чем она заключается?
   - Ты, кажется, говорил, что это последний вопрос?
   Джерар вздохнул.
   - Я знаю, до этого времени, ты говорила нам правду и сейчас не хочешь лгать, но и не хочешь открывать своих истинных намерений, но если ты хочешь, чтобы я выполнил свою часть уговора, тебе придется отвечать на мои вопросы.
   Воцарилась тишина, лишь изредка прерываемая потрескивающими углями в догорающем костре.
   - Мой путь лежит в Нехем, где я должна отыскать одного мага.
   - Для чего?
   - Чтобы продолжить свое обучение, - ответила Лира глядя скальдарцу прямо в глаза: - Теперь я могу идти?
   Джерар кивнул.
   - Тракт находится там, - указал он рукой налево: - Там, же должны остаться тела твоих бывших спутников и прочие пожитки, которые вы могли оставить в засаде.
   - Благодарю! - девушка учтиво поклонилась и, прихрамывая, направилась в направлении указанном колдуном.
   Сделав шаг за пределы поляны, она пересекла невидимый барьер, отчего по воздуху пошли небольшие волны, и мгновенно скрылась из виду. Айвен присел на поваленное дерево рядом с Джераром.
   - Ты поставил барьер?
   - Конечно! - кивнул скальдарец: - Иначе бы мы все мокли под этим жутким проливным дождем. Ты все еще злишься на нее?
   - Нет! Она же не хотела мне зла, и просто связалась не с той компанией, - съязвил Вен.
   - Ну, хоть в этом ты прав! Она не так уж и невинна.
   - О чем это ты?
   - Она солгала на последний вопрос. Она не хочет поступить в ученики к тому, кого ищет, она хочет его убить!
   - И зная это, ты отпустил ее? Тут недалеко есть замок лорда Сангрина, у меня к нему письмо, и мы могли бы доставить ее туда и допросить! - Айвен вскочил с места, готовый кинуться в погоню: - Она не могла далеко уйти!
   - Сядь! - спокойно, почти шепотом ответил Джерар.
   - Но...
   - Сядь!
   Айвен нехотя повиновался.
   - Во-первых, я дал ей свое слово, а во-вторых мне нет дела до толстозадых магов в вашей столице, которые не смогут защитить себя от этого ребенка. Так что даже если она прикончит сотню из них, я не расстроюсь!
   - Но ведь пролитие невинной крови можно предотвратить?!
   - Я предпочитаю не думать, что ты тупой, поэтому ты либо очень хорошо притворяешься, либо действительно слишком наивен, - скальдарец улыбнулся уголками губ: - Невинной крови нет! А среди ваших лордов и подавно. Пойдем-ка лучше до замка, о котором ты говорил, горячая еда и сухая постель нам сейчас не помешают.
  
  
   Когда Эдвард открыл глаза, первое что он увидел, был серый полог большого шатра. Не моргая, он долгое время смотрел в одну точку. "Где я?". Эд слегка приподнялся на локте и огляделся. В походном госпитале помимо него, Эрики, Берга и Айбеля, находилось еще порядка двадцати раненных имперских солдат, все спали, часть тяжело и прерывисто в лихорадочном сне, другие спокойно и ровно.
   Слабость накатила внезапно, не в силах что-либо ей противопоставить, он свалился обратно на колючий соломенный тюфяк. "Почему?" - единственный вопрос, который сейчас крутился у него в голове. Как получилось так, что его план весь пошел наперекосяк?
   Они не успели пройти и одной пятой лиги, как оказались полностью окружены отступавшими, под натиском имперских войск, орками. Эдвард смутно помнил, что происходило в тот момент, меч танцевал словно бешеный в его руках, он рубил направо и налево, метался по всему пролеску взад и вперед, что-то кричал, пытаясь привлечь все внимание зеленокожих к себе. Потом откуда-то сбоку донесся истошный женский визг, Эд метнулся в ту сторону, но было уже поздно, орочий лютоволк перекусил мальца пополам, а двое зеленокожих схватили застывшую от ужаса жену Берга. Муж кинулся спасать ее с трофейным тесаком наперевес, но лишь получил удар цепом в предплечье и с криком повалился наземь. Однако это дало Эдварду необходимое время изрубить этих зеленокожих на куски, но не спасло Мирию, упавшую с раскроенным черепом от метательного топорика.
   Затем что-то шумно громыхнуло, с хрустом упало несколько деревьев. "Айбель! Треклятый колдун!" - мелькнула мысль где-то на периферии сознания. Откуда-то прилетела стрела, пробила кольчугу, и теперь из груди торчало древко, но боли не было. За кустами впереди орк лучник вновь натягивал тетиву. Эд собрался с силами, чтобы достать его в несколько стремительных прыжков. "Превышение! Я использую свое превышение" - Эдвард уже хотел решиться, но этого не потребовалось. Из-за спины просвистела еще одна стрела, вонзилась зеленокожему прямо между глаз, и он упал даже не успев вскрикнуть. Обернувшись, Эдвард не нашел того, кто стрелял, но увидел, как стоящий к нему спиной Айбель вскинул вперед руки и прокатившаяся по полю волна серо-зеленого марева, заставила бежавших к ним с другой стороны зеленокожих, упасть на траву и забиться в страшной агонии. А потом вновь все смешалось в единую какофонию хаоса...
   Алхимия Ордена серебряной длани, текущая в его венах, хоть и превращала его в экстремальных ситуациях в холодную и беспощадную машину для убийств, имела и весьма неприятные побочные эффекты. Сейчас они сводили его с ума: голова противно ныла, воспоминания и мысли о пережитом давались тяжким трудом, а по всему телу разливалась предательская слабость. Эд всей душой ненавидел моменты, которые вынуждали его пользоваться способностями, приобретенными в Ордене, но головой понимал, что иначе ему было не выжить, обычных человеческих возможностей ему бы просто не хватило.
   Эдвард скорчил на лице кислую гримасу, выдохнул и решительно сел. Голова закружилась, но он удержался, встал на ноги и, пошатываясь из стороны в сторону, добрался до выхода из шатра. Чувство времени не подвело, до рассвета оставались считанные минуты, скоро в спящем имперском лагере произойдет смена караула, рога протрубят подъем и о тишине останется лишь мечтать.
   Воспоминания Эда о его пребывании в лазарете северной пограничной крепости были еще свежи, и, несмотря на то, что там ему отвели отдельную комнату и специально его никто не беспокоил, он все равно не мог проспать побудку.
   Повернувшись на восток, Эдвард раскинул руки и подставил свое лицо первым лучам восходящего солнца. Холодный осенний ветер пробирал перебинтованное тело до самых костей, но ему это только придавало бодрости.
   Рог протрубил подъем и лагерь начал оживать. Десятники криком поднимали сонь и особо нерасторопных, кто-то умывался или шел по нужде, были и такие кто с утра пораньше предпочитали выполнить несколько пируэтов с мечом или просто физических упражнений, и, конечно же, находились те, кто просто пытался набить свое брюхо. Десятки столбов дыма взвились в небо над лагерем, Эдвард жадно втянул носом приятный запах еды, и его живот предательски заурчал.
   - Просто поразительно! Ты смотри, он уже на ногах! - голос раздался совсем рядом.
   Эд обернулся, рядом стояли двое, немолодой полноватый мужчина с небритой щетиной на лице и молодой парнишка, тащивший тяжелую сумку.
   - Я немного подлатал твое тело, но думаю, тебе и так ничего не грозило, - на небритом лице появилась широкая улыбка.
   - Благодарю!
   - Я Линд, а это Курст, - врачеватель кивнул в сторону своего помощника и протянул руку сереброглазому воину.
   - Эдвард.
   - Вот если бы наши парни тоже восстанавливались, так как ты! Что такое там делают с вами, что раны зарастают на ваших телах быстрее, чем на собаке?
   - Я не могу этого рассказать.
   - Понимаю, тайны и секреты! Ладно, я допытываться не буду, скажу только, что почти всем твоим спутникам гораздо хуже, чем тебе.
   - Почти?
   - Да, у парня раздроблено левое плечо, теперь даже когда все срастется, шевелить рукой как раньше он уже не сможет, из девчонки я вытащил три стрелы и зашил шесть резаных ран, к тому же она потеряла много крови. А вот ваш маг без единой царапины, пара синяков, да ушибов. Только вот боюсь, пару дней он все равно встать на ноги не сможет, изможден сильно.
   Эдвард ничего не ответил, лишь устремил взгляд вдаль в сторону злополучного леса.
   - Кстати, командир хотел поговорить с первым, кто из вас очнется! - сообщил Линд: - Его шатер находится в центре лагеря, накинь что-нибудь, и Курст проводит тебя, а мне пора приниматься за работу.
   - Еще раз спасибо за все, что ты сделал для нас!
   - Не стоит меня сильно благодарить! Для меня это всего лишь работа, кого приводят, того и заштопываю, - вновь добродушно ухмыльнулся врачеватель.
   Пока Эдвард, в сопровождении помощника Линда, добирался до шатра командира, из обрывков разговоров солдат, которые он услышал, удалось сложить минимальную картину произошедшего.
   Как оказалось, примерно четверть луны назад оркам неизвестным образом удалось прорвать цепочку дозорных фортов и крепостей, расположенных в степях на границе Империи. После этого, миновав пограничное графство, они разбрелись по имперским землям и осуществили опустошительные набеги на поселения, которые оказались к этому совершенно неподготовлены.
   Командующий войсками графа Кинского, опасаясь, что это обманный маневр и не веря донесениям об огромном скоплении зеленокожих, поскольку, по его мнению, лишь небольшой разведывательный отряд мог проскочить незамеченным мимо его дозорных башен, не решился отводить войска с границы и запросил помощи у соседей.
   Когда же доблестная помощь подоспела, они обнаружили совершенно дезорганизованных орков, мародерствующих и разоряющих небольшие деревушки. И от массированного удара имперской кавалерии сразу обратились в бегство, теперь же оставалось лишь их догнать, добить, а затем пустить командующего пограничными войсками под трибунал за допущенную халатность!
   Проблемы взаимоотношений в имперских войсках Эдварда нисколько не волновали, но вот то, что он видел собственными глазами и сейчас услышал, плохо стыковалось друг с другом. Встретившиеся ему орки были слишком многочисленны и хорошо экипированы, чтобы считать их появление простым набегом. Незамеченное проникновение через сеть пограничных фортов, Эд мог объяснить только магией, которой сами орки владели очень плохо, а значит, им кто-то помогал. Однако, в какой-то момент что-то пошло не так, и орки остались без тайного покровителя и командования, иначе столь далеко заброшенный боевой отряд не пустился бы наутек от одного кавалерийского наскока.
   В командирском шатре Эдвард увидел не совсем то, что ожидал. На высоком резном кресле восседал круглолицый дородный человек с большой бородавкой на носу и демонстративно выставленной на показ правой рукой, на которой красовался перстень с рунической единицей. Едва он вошел внутрь, маг высокомерно уставился на него своими блеклыми светло-серыми свинячьими глазками.
   - Это он? - не отводя взгляда от Эда, спросил маг у стоящего рядом вояки, казалось, что все происходящее вокруг вызывает у него отвращение.
   - Да Ваша милость, - холодно ответил генерал.
   - Хорошо! - удовлетворенно кивнул маг и обратился к Эдварду: - Я барон Бойлус, командующий этой армией от имени Второго императора. Я наслышан, что ты и твои спутники доблестно сражались в лесу против зеленокожих мерзопакостных отродий. Впрочем, это уже не важно, через несколько дней мы загоним их в ущелье, прижмем и раздавим окончательно, так что можешь смело отдыхать и залечивать раны. А у меня к тебе есть лишь одна просьба, я хочу, чтобы ты организовал мне встречу с главой вашего Ордена!
   - Боюсь, я не смогу помочь Вам в этом вопросе...
   - Что? Отказать мне в небольшой услуге в качестве благодарности за спасение? Я надеюсь ты ведь понимаешь, что не подоспей наши войска вовремя, вы все сейчас были бы мертвы?
   - Устроить встречу с самим главой Ордена выше моих сил...
   - Хорошо, подойдет любой, из ваших командиров, у вас ведь есть командиры, кроме главы?
   - Есть, - согласился Эдвард, человек напротив нравился ему все меньше и меньше.
   - И?! - барон хищно прищурился.
   - Они находятся очень далеко отсюда.
   - Но принципиально ты согласен?
   - Да, - солгал Эд.
   - Тогда это не проблема! Как только я закончу с зеленокожими, у меня будет полно времени и мы вернемся к этой теме. А теперь можешь идти отдыхать!
   - Это все? Я думал есть еще вопросы которые мы должны обсудить! - Эдвард был ошарашен поведением барона: - Я хочу сказать что зеленокожие...
   - Довольно! - отмахнулся рукой маг, в очередной раз прервав Эда: - О всех этих зеленокожих, мы и без тебя знаем предостаточно.
   - Может быть мы все таки выслушаем его, вдруг это важно? - поинтересовался генерал стоявший по левую руку от барона.
   - Я не давал тебе слова! - от неожиданности взвизгнул маг: - Не забывай, сейчас тут я главный! А тебе я, кажется, сказал, что ты можешь уже идти?!
   Не говоря ни слова Эдвард покинул шатер напыщенного барона. Они даже не стали его слушать, не говоря уже о том, что даже не спросили его имени. Эд брел в растерянности по наполовину опустевшему лагерю, ему казалось просто непостижимым, как можно вообще было поставить такого человека командовать армией?
   Уже у самого шатра лекаря его догнал генерал:
   - Постой!
   Эд обернулся.
   - Нас не представили, я Джейкоб, - воин протянул Эдварду руку.
   - Эдвард!
   - В отличие от этого индюка, свалившегося на наши головы, я хочу знать твою информацию об орках и буду весьма благодарен, если это что-то полезное.
   - Вы действительно считаете, что эти орки -- это простой набег?
   - Судя по тому, как это выглядит с нашей стороны -- да. Однако, мы можем не знать всех нюансов, поэтому я и прошу тебя рассказать то от чего барон отмахнулся.
   - Хорошо, орки которых я видел, были слишком хорошо экипированы и многочисленны для банального набега, к тому же они бы никогда не решились настолько сильно углубиться в имперские земли, даже если бы нашли верную лазейку с помощью которой можно проскочить незамеченными мимо пограничных фортов.
   - Может быть они вырыли подземный проход?
   - Без помощи магии и учитывая их дисциплину, они бы рыли его годами и этот факт бы не смог укрыться от ваших разведчиков. Вот как раз то, к чему я клоню -- кто-то помог этим оркам пробраться без боя через границу, кто-то владеющий магией! Но вот похоже, что потом, что-то пошло не так, как было запланировано и армия орков просто разбрелась по окружающим землям грабя небольшие поселения и убивая людей. У меня есть вопрос, сколько магов находится в ваших пограничных фортах?
   - Боюсь, гораздо меньше чем нам бы хотелось. Маги предпочитают комфорт и удобства, коих не сыщешь в больших количествах на военной службе, да и еще и на границе. Магов из знатных семей, можно вообще вычеркнуть, а оставшиеся пытаются найти себе более комфортную работу, считая нас второсортными людьми. Думаю, дальше тебе можно не объяснять, ты и сам недавно все видел.
   - Тогда моя теория выглядит еще более правдоподобной, поскольку обнаружить мага, помогающему оркам на границе было просто некому, - Эдвард выглядел весьма озадаченным: - Генерал, я хотел бы присоединиться к вашим войскам в качестве наемника! Я видел то, что сделали орки с жителями небольших поселений, и хочу помочь остановить их!
   - Мы выдвигаемся уже сегодня, надо нагнать передовой отряд, ты уверен, что твои раны уже зажили?
   - Со мной все будет в порядке.
   - Хорошо, а что насчет твоих спутников?
   - Они смогут остаться тут?
   - Конечно, этот лагерь будет стоять тут пока не подойдет арьергард, а к этому времени, по расчетам барона, мы должны уже будем перебить всех зеленокожих. В общем, если хотя бы половина тех слухов, которые я слыхал о серебряных мечниках правда, я буду рад встать с тобой плечом к плечу на поле боя!
   И они крепко пожали друг другу руки.
  
   Одетый как обычный солдат, Эдвард решил внешне ничем не выдавать свое присутствие в рядах имперской армии, посему и серебряный меч томился в свертке за спиной. Поначалу, обычные клинки казались ему не такими острыми и идеально сбалансированными, но уже после нескольких боев Эд к ним привык.
   Как бы не было неприятно ему признавать свою неправоту, но, как и планировал барон Бойлус, за три дня имперская армия выкурила зеленокожих из леса на границе Кинского графства и уверенно гнала остатки отчаявшихся орков на северо-восток к предгорью.
   Деморализованные и запуганные, они пытались бежать едва на горизонте появлялись Нехемские солдаты. В рядах имперцев начала появляться расслабленность, и большинство бойцов все больше примеряли на себя роль охотника загоняющего дичь. Эду не нравился этот настрой, нутром он чувствовал, что здесь что-то не так, но иных доказательств того, что это может быть западня, у него не было.
   К полудню пятого дня преследование подошло к своей кульминации. Основная масса орков оказалась зажатой в ущелье имперской армией, близилась бойня. В отличие от подавляющего большинства окружающих его солдат, Эд не испытывал морального подъема, наоборот, его съедало чувство странного беспокойства, хотя какое-то звериное нутро пробудившееся в нем после того самого первого боя в лесу с орками требовало крови еще и еще. Но свою жажду крови ему удавалось удовлетворить не всегда, поскольку по распоряжению генерала Эдвард шел в бой во втором эшелоне.
   Рог протрубил сигнал к атаке, пехтура двинулась вперед и, через какое-то время, он услышал звон холодной стали. Как Эд и ожидал раненные и загнанные в угол зеленокожие окопались и на этот раз были решительно настроены дать отпор людям. Вопреки прогнозу ему удалось насчитать орков больше, чем он предполагал.
   Звуки битвы приближались, становясь все громче и громче, и вскоре приятная волна тепла прокатилась по его телу и все мысли не связанные с уничтожением врагов покинули его разум. Единожды вкусив легкой крови, Эд чувствовал свое превосходство на поле боя и это ему нравилось. В такие моменты Эдварду казалось, что время останавливается и кроме его клинков рассекающих медленных, неуклюжих врагов, больше ничего не существует, все заботы, проблемы и иные дела улетучивались, словно по волшебству, ненужно было ни о чем волноваться, ему было хорошо!
   Обнажив клинки, Эд влетел на поле битвы, рубя орков направо и налево. В его глазах мир приобрел краски, к которым он привык за последнюю четверть - свои и враги. С первыми все просто, их он старался избегать и обходить стороной, чтобы ненароком не задеть, а со вторыми было еще проще.
   Вскоре Эдвард оказался в самой гуще врагов. Куда бы он не смотрел везде были мерзкие морды орков, с огромными подбородками и выпирающими клыками. Его теснили со всех сторон, но казалось Эд только радовался такому наплыву врагов, наконец с момента первой бойни в лесу он смог добраться до этих существ и теперь ему не нужно переживать о том, что кого-то надо защищать. Впервые за много лет Эдвард почувствовал, что он жив. Упоение битвой вызвало на лице легкую улыбку, которая в пылу битвы выглядела более похожей на звериный оскал.
   Он не мог сказать наверняка сколько уже продолжалась эта какофония хаоса, но внезапно все его нутро взвыло, предвещая приближающуюся опасность. Повинуясь инстинктам Эдвард совершил акробатический прыжок вправо, перемахнув через головы полдюжины зеленокожих. На том месте где он стоял еще мгновение назад возникла стена яркого огня, мгновенно испепелив находящихся рядом орков.
   Эда обдало жаром и едким запахом поджаренной плоти. Магия? - мелькнула в голове единственная мысль. Не останавливаясь ни на мгновение, он резко изменил направление движения, справа раздался взрыв, мир завертелся перед глазами. Успев сгруппироваться в полете, Эдвард приземлился на ноги, но удар от взрывной волны был слишком силен, он перекатился кубарем несколько раз и затормозил, воткнув клинки в землю.
   Попытавшись встать с колен на ноги, Эдвард упал. Помотав головой, как будто не понимая, почему этого не удалось сделать, он совершил вторую попытку, шатаясь из стороны в сторону и тяжело опираясь на воткнутые в землю мечи встать, наконец, удалось.
   Звенящая тишина в ушах на мгновение заставила подумать о том, что уже все закончилось, Эд осмотрелся по сторонам. Что происходит демоны бездны? Мутному серебряному взгляду предстала ужасная картина. Остатки имперской армии, охваченные огнем, в панике метались по ущелью, сверху с утесов на них градом сыпались камни и стрелы. С тыла их также атаковали орки, добивая тех кто пытался бежать. Люди рассчитывающие загнать зеленокожих в ловушку, сами оказались в еще большей западне.
   Как это могло случиться? Откуда у орков магия? Поразмышлять на поле боя Эдварду было не суждено. Заметив, что он стоит на ногах к нему подбежали несколько орков. Эд выдернул окровавленные клинки из земли, несколько красивых танцующих движений-взмахов и орки даже не успели понять, как они умерли.
   С левого утеса сорвалась очередная струя огня и жахнула куда-то в сторону хорошо обороняющихся имперских солдат, крики и вопли еще четырех с половиной десятков людей присоединились к остальным. Подняв взгляд, Эдвард увидел этого мага. Не может быть! Человек? Хоть он и стоял боком, но телосложение было точно не похоже на орочье.
   Похоже, что загадочный помощник орков почувствовал на себе изучающий взгляд Эда, и обернулся. Его лицо полностью скрывала маска со странным узором на левой щеке. Какое-то мгновение они смотрели друг другу в глаза, а затем он исчез, раздался резкий хлопок, и фигура мага возникла перед Эдвардом на расстоянии вытянутой руки.
   Несмотря на раны, рефлексы его не подвели и Эд практически молниеносно нанес удар незнакомцу, однако выпад не достиг своей цели. В руках противника откуда ни возьмись появился огромный клинок, которым он играючи отбил атаку. А затем с чудовищной силой ударил плашмя. Эдвард принял удар на клинки, но не устоял на дрожащих от ожогов ногах и упал.
   - Стиль Хеста?! Давно я не встречался с Рыцарями Серебряной длани. Похоже, ты мне еще пригодишься! - глухой бас стоящего над ним человека, прозвучал для Эда словно раскат грома.
   После этого маг вскинул вперед руку и Эдвард почувствовал, что в его тело впились буквально тысячи игл, ни руки, ни ноги его больше не слушались. Незнакомец что-то прокричал подбежавшим к нему зеленокожим на орочьем языке, и те, обезоружив Эда, скрутили его и, рычащего от дикой боли во всем теле, поволокли в неизвестном направлении.
  
  
   Глава 7
  
   Храм звездной сферы - как любил для себя называть это место Второй император. Он мог проводить там дни напролет. Возможности, которые приобретали тут его Регалии, были чудом даже для него, сильнейшего мага во всей Империи. Синхронизируясь с системами храма, Регалии восполняли все его истраченные запасы маны, снимали усталость, заряжали энергией и предоставляли возможности посмотреть, что происходит в любом уголке государства, кроме, пожалуй, запретных земель.
   Когда бы Император ни захотел отдохнуть или наоборот плодотворно поработать над своими замыслами, он не мог найти более подходящего места для этого. И насколько бы ревностно он не относился к своей персоне, когда в разговорах заходил вопрос о его предшественнике, находясь в храме, он признавал, что Первый император был гением. Хоть и не знал наверняка, было ли это место создано магией Карла Нехема или тот просто обнаружил этот храм, затерянный во времени и пространстве.
   В этот раз, стоя в центре огромной многолучевой звезды на круглой платформе в окружении двенадцати колонн, Второму императору было не до отдыха и созерцания мириад звезд. Усилием воли он перенесся к восточным границам Империи, и его внутреннему взору предстало пепелище, еще недавно бывшее полем ужасной бойни. Довольно улыбнувшись уголками губ, он мысленно вызвал нужную ему хрустальную сферу связи, которая по его расчетам должна быть где-то неподалеку.
   Собеседник ответил практически мгновенно, закутанный в плотный плащ с накинутым на голову капюшоном, он сидел на плоском камне, держа хрустальную сферу в руке перед собой.
   - С каких пор ты носишь маску Даашгор? - Император внимательно всмотрелся в маску, скрывающую лицо собеседника.
   - Небольшой инцидент, но теперь уже не стоит о нем беспокоиться.
   - Что случилось с твоей человеческой формой?
   - Поводов для беспокойства нет, с этого момента все следует согласно нашему плану.
   - Я рад это слышать, потому что ты уже почти заставил меня думать, что наши договоренности ничего не значат!
   - У меня были проблемы, я с ними разобрался, теперь все под контролем. Орки вновь собраны под моим командованием, вскоре война разгорится, так как ты этого и хотел.
   - Хорошо, - хитрый блеск появился в глазах Императора: - Мне интересно, Бойлус доставил тебе хоть немного хлопот?
   - Нисколько! - холодно ответил собеседник.
   - Жаль, - на показ огорчился Император: - Тогда приступай ко второй фазе, как закончишь, дай знать и я свяжусь с тобой.
   - Я надеюсь, твой план сработает, иначе все, что мы сделали, будет зря?! - закончив разговор этой недвусмысленной фразой, собеседник накрыл второй рукой сферу и связь прервалась.
   Император вернулся в реальность храма звездной сферы. На нижней площадке стоял один из Теней.
   - Уже пора? - спросил Император.
   - Да Ваше величество, Совет уже практически собрался.
   Развернувшись в центре круглой платформы, он не торопясь направился к выходу. Несмотря на все очевидные плюсы в использовании этого места, Император никак не мог привыкнуть к одному единственному недостатку - полному отсутствию чувства времени. Здесь оно текло по-другому, и даже просто продолжая отсчитывать, он никогда не мог точно определить, сколько прошло времени. Иногда разница была в минутах, иногда в часах, причем как большую, так и меньшую сторону.
   Гул, стоявший в малом зале заседаний Совета, стих едва перед Императором распахнулись двери. Граф Кинский, красный как рак и еле успевавший вытирать пот, струившийся по лицу, тревожными глазами впился в Императора, его судьба, как и само членство в Палате лордов сейчас висело на волоске. Не говоря ни слова Его величество, как обычно сопровождаемый парой гвардейцев, прошел к своему трону.
   Дождавшись пока Император с комфортом разместится, Джоб Флеминг обратился к нему:
   - Ваше величество, позвольте доложить вам о текущем состоянии дел?
   - Спасибо, Джоб! Я знаю, для чего мы здесь сегодня собрались, - Император вежливо отклонил предложение главы секретарей, а затем обвел холодным взглядом присутствующих: - Смотрю, вы все уже готовы казнить лорда Кинского?
   Ответом было молчание, несколько человек отвели взгляды.
   - Каковы предложения? - поинтересовался Император.
   - Единого мнения среди Членов Совета нет, - сэр Флеминг перелистнул пергамент со своими записями и беспристрастно продолжил: - Я выделил примерно три равнозначных по числу участников мнения. Первое - "...необходимо собрать все наши силы в кулак и полностью истребить этих зеленокожих отродий...", второе - "...сил и ресурсов, которые можно потратить на войну сейчас у Империи нет, необходимо укрепить границу и обороняться...", и третье - "...прежде чем что-либо предпринимать, необходимо получить как можно больше информации по данному вопросу...".
   - Хорошо! - Император довольно кивнул, и затем безапелляционно заявил: - Мы собираем войска и выступаем!
   Ропот удивления смешанного с возмущением пронесся по залу.
   - Ваше величество, разве мы не должны для начала понять, что двинуло орков в столь массированный набег на наши земли и как у них получилось незамеченными пробраться мимо пограничных крепостей? - зал мгновенно затих, когда говорил лорд Асвартен молчали все Члены Совета без исключений.
   Император поднялся на ноги:
   - Насколько мне известно, гномы в восточных горах не живут? Да и мы не планируем углубляться в пещеры? А как вы помните - это единственный враг, которому проиграла сражение наша доблестная армия! Поэтому пора продемонстрировать всем нашим соседям и людям и нелюдям, что проигранная гномам война - это скорее исключение, чем правило! Вспомните, Карл Нехем построил эту Империю огнем и мечом, железной рукой он объединил шестнадцать разрозненных королевств и я, как его преемник, намерен развивать его идею! Те из вас, кто близко общался с Карлом, знают, что его тайным желанием было покорить весь мир. И я заявляю - мы продолжим его дело, мы создадим единое и крепкое государство, в котором не будет места выродкам из других рас! А для этого нам нужна сила и мы не можем позволить себе поставить нас на колени каким-то варварским племенам зеленокожих!
   Как только Его величество закончил, сторонники идеи истребления орков, плюс противники войны, изменившие свое мнение после его пламенной речи, а также подхалимы разразились бурными аплодисментами. Одиннадцать Членов Совета, плюс сам Император образовали достаточный кворум для принятия решения о начале войны. Заседание закончилось гораздо быстрее, чем все полагали.
   Шагая по террасе своего дворца Его величество все еще вспоминал растерянные выражения лиц этих самодовольных кретинов - Членов Совета. Если они считают, что действительно управляют Нехемской империей, пусть так и будет. На самом же деле, Второй император перенял отношение к Совету у своего предшественника, для которого они были не больше чем заложники, которые находятся при дворе, как гарант лояльности их домов и, в случае бунта или открытого противостояния, являются первыми кандидатами на казнь.
   Кроме воздержавшихся от голосования Асвартена де Сельвира, Моддера Вальтари, Клига Борроуза, Брайзена де Росс и Хелены фон Хауфман, все остальные разыграли предложенный им спектакль как по нотам. Император довольно улыбнулся, так и должно быть, именно для этих целей он и возродил Совет шестнадцати из потомков сподвижников Карла Нехема, отцы и деды которых не захотели его поддержать после смерти Первого императора и к смерти которых, в большинстве случаев, он приложил руку.
   Еще Императора радовал тот факт, что у кое-кого сейчас прибавится гораздо больше забот. Предположение Хелены фон Хауфман, что один из числа Верховных магов является последователем Хег'Келаша, а теперь еще и война с зеленокожими - однозначно вынудят крысу сделать ошибку и он наконец-то завершит чистку рядов, которая неофициально длится, без малого, уже почти пятьдесят лет.
  
   В эту ночь, как и тогда перед экзаменом, Айвен долго не мог заснуть. Он даже уже перестал ворочаться с бока на бок, а просто лежал и тупо смотрел в темный потолок. Прошло уже почти две четверти с тех пор, как Вен покинул замок лорда Сангрина и благополучно добрался до пункта своего назначения. Это был один из главных пограничных фортов на северо-восточной границе Империи в графстве Лонгвуд.
   Учитывая сопроводительные бумаги, все приняли его хорошо, за одним небольшим исключением в виде командующего фортом, который поначалу оказался весьма надменным, да к тому же почти его ровесником. Но как только Айвен озвучил, что у него есть подарок от его сестры, тот сразу же сменил гнев на милость.
   К большому удивлению Вена, командовал здесь прямой наследник дома - виконт Кай Лонгвуд, мать которого была одним из Членов совета шестнадцати. Он слышал о том, что некоторые нобили, в семьях которых сохранилось уважение к воинским традициям, уча своих отпрысков уму-разуму, отправляли их на службу в различные гарнизоны. Но представить, что среди детей Членов совета шестнадцати есть не только изнеженные светские львы и львицы, для Айвена было сложно.
   Хотя, как вскоре и оказалось, представления Вена были верны, Кай Лонгвуд был той самой золотой молодежью, которую ему не раз доводилось лицезреть в столице. В отличие от большинства отпрысков других пусть и знатных, но не настолько богатых семей, они не учились в Магической академии, а занимались индивидуально с высококвалифицированным магом-наставником, и единственные разы, когда их видели в Академии, были дни приема экзаменов. Ко всем другим магам, кроме своего круга, которые были завсегдатаями дорогих салонов и непременными участниками любого пышного бала, они относились с явными пренебрежением. Однако если их пути не пересекались с кем-то из простых смертных, специально они никого не задирали, в отличие от тех, кто гордился своим родом и чистотой крови, но был не настолько богат, чтобы позволить себе индивидуальное обучение.
   Как Айвен уже успел узнать от своих новых сослуживцев, Кай отличался достаточно взрывным характером и по всяким мелочам его было лучше не беспокоить. По рассказам нескольких ветеранов, его отец был первоклассным фехтовальщиком и боевым магом, отслужившим в имперской гвардии. Своего сына он желал видеть таким же, крепким духом и сильным, а поэтому, несмотря на все попытки Кая переселиться в столицу, и жить, как подобает молодому человеку его статуса, ему приходилось "прозябать на севере" и командовать фортом.
   Его учитель - мэтр Вильнэ, тоже жил здесь и занимал целую башню. За исключением дня его прибытия, когда мэтр внимательно изучал его рекомендательные письма из Имперской магической академии, Айвен с ним больше не пересекался, путь в башню для всех кроме Кая был закрыт, а сам чародей похоже предпочитал больше затворнический образ жизни.
   Вен перевернулся на живот и зарылся лицом в подушку. Ну почему этот чертов сон никак не идет? Что с ним сегодня такое? Внезапно он вспомнил Джерара и то, как он исчез, даже не попрощавшись.
   В замок лорда Сангрина - родного брата графини Элизабет Лонгвуд они с Джераром добрались в полдень. Прочитав рекомендательное письмо от маркиза Альбрехта Таунта - ректора Имперской магической академии, хозяин замка радушно принял гостей и разместил их со всеми удобствами. За ужином Айвен вкратце поведал ему свою историю о том, как он встретил скальдарского колдуна, но было видно, что самому Джерару этот рассказ не доставляет и капли удовольствия. Зато племянница лорда - леди Лея весь вечер удивленно вздыхала и строила глазки молодому магу.
   К глубочайшему разочарованию Вена, Джерар покинул замок на следующее утро, несмотря на продолжающийся проливной дождь. Если бы он не ушел затемно, пока Айвен еще спал, возможно, он отправился бы с ним. Этот маг из далеких земель вызвал в нем неподдельный интерес и посеял сомнения в том, что долгое время ему казалось истинным и незыблемым.
   Следующие пару дней, пока он ждал окончания ливня, молодому магу пришлось слушать непрерывную болтовню леди Леи, которая, вдобавок, узнав, что Айвен направляется на службу в северные земли, попросила его передать небольшой подарок своему любимому старшему брату...
   Погруженный в эти воспоминания молодой маг только-только начал засыпать, как снаружи замка раздался грохот за которым сразу последовал бой тревожного колокола. Вен подскочил как ужаленный и быстро начал собираться. Из-за окна начали доноситься глухие звуки, в которых можно было без труда распознать крики, ругань и звон клинков, он аккуратно выглянул наружу, но разглядеть что-либо не представлялось возможным, окно выходило на внутренний двор донжона, а сама схватка, судя по звукам, сейчас шла на внешних стенах.
   Когда Айвен уже почти добежал до выхода во внешний двор, раздался очередной грохот, и весь замок ощутимо тряхнуло. Он прикрыл глаза от посыпавшегося с потолка песка и пыли, и уже очень медленно и осторожно направился в сторону выхода, еще сильнее сжимая во вспотевшей ладони свое сокровище - сферу мерцания.
   Его сердце лихорадочно билось, а все мысли вертелись вокруг одного "На замок напали! Кто? Зачем? Почему?". Нет, Вен ожидал, что на границе ему предстоит вступить в несколько схваток, собственно говоря, он именно за этим сюда и ехал - получить практический опыт, который для боевого мага гораздо важнее числа проштудированных фолиантов, и, выбирая этот путь для себя, он отдавал себе отчет, с чем ему предстоит столкнуться. Но не ожидал, что это произойдет настолько скоро, да и в действительности ощущение ожидания столкновения с реальным противником о котором тебе ничего не известно, сильно отличались от того момента, когда он ступил на арену испытаний полностью подготовленный и изучивший даже привычный распорядок дня своих экзаменаторов.
   К тому моменту, когда Айвен появился внизу, штурм уже прекратился, и его взору предстала нерадостная картина. Двор был заполнен трупами защитников и нападавших, и со всех сторон доносились удивленные возгласы только что поднятых по тревоге солдат. Внешние ворота оказались покорежены так, что через получившиеся щели можно было спокойно пройти, а от башни с тревожным колоколом торчали лишь неровные зубцы стен.
   - Демоны Бездны! Что тут произошло? - донесся до Айвена срывавшийся на визг голос, откуда ни возьмись появившегося Кая, который схватил за грудки первого попавшегося под руку солдата и начал кричать, брызжа слюной бедолаге прямо в лицо: - Где капитан? Где капитан я тебя спрашиваю? Кто на нас напал? Кто это был?
   - Я не знаю мой лорд, это произошло внезапно, мы стояли на страже на другой стороне стены как вдруг... внезапно... ворота... когда мы прибежали они уже отступали... - солдат растерянно пытался объяснить что же тут произошло: - Они были похожи на орков!
   - На орков? Откуда, Бездна, здесь на севере могут появиться орки? - от полученного ответа Кай был просто в ярости.
   Во двор продолжали стекаться поднятые по тревоге солдаты и Кай, заметив первого попавшегося сотника, немедленно отдал приказ:
   - Я приказываю организовать ударную группу для преследования, выдвигаемся немедленно! Я лично выпотрошу этих ублюдков!
   - Будет сделано, милорд! - отсалютовал сотник, затем, немного помявшись, добавил: - Милорд, но... у них явно маги, смотрите, как разнесли ворота, да и от тревожной башни ничего не осталось, вы уверены, что мы с ними справимся?
   - Как ты смеешь сравнивать меня с парой дряхлых шаманов, которые потратили все свои силы на ворота и башню? - Кай побагровел, а затем, обведя взглядом присутствующих, немного успокоился и продолжил: - У нас в отряде будет два мага, я и наш вновь прибывший выпускник Академии, так что не стоит дрейфить!
   Тем временем Айвен, которому истерика молодого командующего была не слишком интересна, уже успел пройтись по двору и осмотреть несколько трупов неизвестных нападавших. За всю свою жизнь он никогда не видел орков вживую, но знал, как они выглядят, по изученным в Академии описаниям и иллюстрациям. И сейчас на основании первичного осмотра можно было предположить, что трупы принадлежат именно зеленокожим. Во всяком случае, людьми их однозначно назвать было нельзя. Цвет кожи разнился от зеленого до зелено-серого, более сбитые и крупные чем человек, на руках по четыре пальца, а самым характерным признаком было лицо с массивной нижней челюстью и выпирающими клыками.
   Два десятка солдат уже почти привели двор в порядок, убрав трупы своих соратников, и принялись за тела зеленокожих.
   - Вах! Ну и вонь! - внезапно услышал Вен возглас одного из солдат.
   - Похоже, они не знают, что такое мыться! - с нескрываемым отвращением отозвался его помощник.
   Айвен осторожно приблизился к двум ребятам пытавшимся совладать с тушой вонючего орка:
   - Он смердит! - непроизвольно вырвалось у него.
   - А?! - один из солдат вопросительно покосился на подошедшего мага: - Разве это не значит, что он уже того, ну это... давно?
   - Вот именно!
   Молодой маг отвернулся и сделал несколько быстрых и глубоких вздохов, а затем, задержав дыхание, как будто приготовившись нырять, быстро подбежал к трупу. Сдернув шлем с головы орка он увидел то что хотел - труп уже действительно разлагался.
   Скверная догадка посетила Вена, и он поспешно отправился к уже осмотренным телам зеленокожих и первые же признаки того, что он искал, подтвердили его наихудшие опасения. Во-первых, все трупы были холодные, а это означало, что их убили точно не десять минут назад в прошедшей бойне. Во-вторых, раны, которые он нашел на телах, были неестественны для прошедшей битвы. У одного из орков из спины торчал арбалетный болт, при том, что тело было повернуто так, что сзади в него выстрелить было невозможно, если только совсем в упор. У второго череп был размозжен чем-то явно большим и тяжелым, что не состояло на вооружении у гарнизонных солдат, но если это и можно было списать на какой-нибудь огромный булыжник, то у третьего обнаружилась колотая рана от рапиры под доспехом, при том, что кровь на одежде и броне уже была засохшая, а сама рана нанесена оружием, которого уж точно нет в гарнизоне.
   Во дворе отряд преследования уже завершал построение и Айвен поспешил найти тех солдат, кто стоял на страже и мог хоть что-то видеть. Короткий опрос нескольких воинов заставил его задуматься еще сильнее. Оказалось, что вся ночная смена, выставленная в караул на стену с этой стороны форта, была уничтожена, а единственные свидетели - это самые первые, кто прибежал на звон тревожного набата и единственное, что они видели, это огненный шар, врезавшийся в башню с колоколом, а затем поспешное отступление нападавших.
   - Мэтр Айвен, ваша лошадь готова! - сотник, собравший карательный отряд, лично привел скакуна молодому магу: - Мы уже выдвигаемся.
   - Благодарю! - Вен принял поводья и резво забрался в седло.
   - Мэтр, возможно, это прозвучит несколько неуважительно, но будьте осторожны, я не разбираюсь в магии, но из-за всех этих огненных шаров у меня плохое предчувствие, - сотник требовательно посмотрел на Айвена.
   - Я не могу ответить столь же утвердительно, как лорд Кай, но поверьте, я рискую жизнью не меньше вашего, и постараюсь сделать все возможное, чтобы вражеские клинки достались вам, а маги мне, - честно признался Вен.
   Сотник слегка улыбнулся уголками губ и одобрительно кивнул молодому магу, авторитет молодого соратника немного поднялся в его глазах. Похоже, до этого момента среди магов ему встречались только высокомерные снобы, и сейчас он впервые увидел кого-то с рациональной долей мышления и не витающего в облаках.
   Кай пребывал в сквернейшем настроении и когда Айвен подъехал к нему, то получил лишь пренебрежительный кивок, мол, занимай свое место в строю и не мозоль мне глаза.
   - Лорд Кай, мне нужно срочно с вами поговорить! - начал было Айвен, но тут же оказался бесцеремонно прерван.
   - Занимай свое место мэтр! Мы выдвигаемся и все, что ты хочешь мне сказать - подождет!
   - Это очень важно и касается нападения, я обнаружил несколько странностей, которые позволяют предположить... - Вен упорно продолжал свою линию.
   - Ты меня не расслышал? - Кай снова перебил молодого мага и в его глазах сверкнул какой-то бешеный огонек.
   Айвен мысленно выругался и тронул коня. И с чего он вдруг подумал, что этот сноб будет его слушать? Видел же, какую истерику он закатил несколько минут назад. Рассказы сослуживцев про наследника дома Лонгвуд оказались правдивы, Кай приходил в бешенство и мог приказать выпороть любого, кто осмеливался ему перечить. И хотя Вен не опасался, что прямо сейчас, перед отъездом, командующий фортом решит его пороть, лишние склоки с нобилем ему были не нужны.
   До рассвета оставалось не более получаса, как карательный отряд из двух сотен всадников покинул пограничный форт. Мгновенно выехать из замка не удалось, т.к. покореженные внешние ворота не открывались и какое-то время две дюжины солдат прилагали немаленькие усилия, чтобы открыть проезд для всадников. Затем следопыты взяли четкий след и сейчас неуклонно следовали за спешно отступившим противником.
   Айвен ехал глубже кутаясь в теплый плащ и погруженный в угрюмые размышления. Вопросов у него было гораздо больше, чем ответов на них. Трупы орков были явно подброшены неизвестными нападавшими, но с какой целью? Почему такая стремительная атака на замок внезапно прекратилась? Противник, на чьей стороне был маг способный одним огненным шаром разнести башню с тревожным колоколом, вряд ли мог испугаться подоспевших по тревоге солдат с другой стороны стены, но тогда все-таки, почему они отступили? И куда запропастился во всей этой кутерьме учитель Кая? Ведь он не видел его ни во время ни после атаки. Неужели он отсиживается в своей башне или может его нет в форте? Вен зделал себе зарубку уточнить этот вопрос у Кая, когда виконт подостынет.
   Но самый главный вопрос кому вообще понадобилось атаковать замок на границе Империи, где с севера начинались земли Йотсаланд - ни для кого не представлявшие интереса, бедные и мелкие княжества во главе которых стояли люди не обладающие магией, а на востоке находился лишь один эльфийский лес? Насколько Айвен помнил из курса Имперской истории, даже отцу основателю Карлу Нехему бедные и холодные неплодородные земли на севере были практически неинтересны, а с эльфами давным давно установлен ненарушаемый нейтралитет, а граница просто напросто закрыта. Остроухим были не интересны людские владения, а сами они не щадили никого кто забредал в их лес, будь то хоть маг, хоть случайный путник.
   В полдень отряд первый раз остановился на небольшой привал, как понял Вен из объяснений следопытов, расстояние между ними и налетчиками уже сократилось где-то до получаса верховой езды. Перекусив налегке и дав отдохнуть коням перед решительным рывком, всадники вновь отправились в погоню, однако к расчетному времени догнать группу атаковавшую форт не удалось, как будто те за кем они гнались, чувствовали, что их преследуют и ускорялись одновременно с ними.
   И чем дальше они ехали, тем больше становилось беспокойство Айвена по этому поводу. Молодому магу было уже совершенно очевидно, что их специально выманили из форта и сейчас пытаются куда-то привести, используя как пешек в какой-то сложной многоходовой комбинации. И даже выбор форта в данном случае оказался неслучайным, ибо тот, кто это сделал, однозначно учитывал характер молодого наследника дома Лонгвуд и смог предсказать, что тот оправится сломя голову в погоню и не будет никого слушать. Так что теперь основной вопрос, занимавший Вена был - "Кто эти люди?", и "Какова их истинная цель?"
   В зоне видимости неизвестные нападавшие, тяжело поднимавшиеся по склону к опушке леса, оказались только, когда солнце уже клонилось к закату. Вымотанные дневным марш-броском имперские солдаты по приказу своего командира бросились в атаку за исчезающими в лесу силуэтами орков. И только Айвен немного притормозил на опушке. Лес был Эльфийский!
  
  
   Внезапное чувство опасности Антона выразилось в том, словно в него одновременно со всех сторон воткнули десятки иголок. Лицо исказила гримаса боли, а волосы, насколько это было возможно, встали дыбом. Повинуясь инстинкту, он резко сел на пол в узкий проем, обхватил руками колени и уперся в них лбом.
   К этому моменту Антон уже взял под контроль практически все электронные замки в грузовике, но сейчас резко переключился на камеры видеонаблюдения. Они как раз проезжали один из основных перекрестков главных улиц города, как несколько мгновений спустя в левый бок грузовика с рекламой Кока-Колы на борту врезалась разогнанная до максимально возможной скорости бетономешалка.
   Сказать, что от удара их просто тряхнуло, значит не сказать ничего. Фуру развернуло и несколько легковых автомобилей ехавших справа от грузовика оказались снесены и смяты, как городки от удара палкой. Несколько машин, пытаясь выровнять движение и сохранить управление, полетели прямиком на тротуар, сбивая случайных пешеходов. С другой стороны не успевшие затормозить автомобили с треском врезались в загоревшуюся бетономешалку и другой борт их грузовика.
   Осматривая территорию вокруг фуры вкруговую, Антон заметил, как из резко подъехавшего автомобиля выскочил человек в обтягивающем костюме, как у водолаза или ниндзя, и, вскинув на плечо ручной гранатомет, сделал залп прямо в лобовое стекло кабины грузовика с Кока-Колой.
   Фуру в очередной раз тряхнуло и фронтальные камеры тут же погасли, но благодаря остальным, которых на этом передвижном штабе непонятных спецназовцев было великое множество, он продолжил наблюдать за происходящим.
   Судя по тому, как разворачивались дальше события, захватившие его бойцы были высококлассными профессионалами и действовать в подобной внештатной обстановке им было далеко не впервой. Антон даже не успел заметить, когда они успели надеть экипировку и вооружиться, как бойцы уже осторожно просачивались наружу из дверей в разных частях грузовика и затем короткими перебежками занимали оборонительные позиции по разные стороны улицы поодаль от фуры, тем самым формируя защитный периметр.
   Вот он шанс! - мелькнула в голове мысль, принесшая с собой надежду незаметно вырваться из всей этой заварушки. Но на яростное желание открыть дверь и броситься наутек, внутренний голос холодно твердил - рано, и на этот раз Антон решил полностью довериться своей новоприобретенной интуиции, и как оказалось не зря. Несколько камер зафиксировали яркие вспышки светошумовых гранат, после которых началась стрельба.
   Комната, в которой он находился, хоть и была с хорошей звукоизоляцией, но глухие звуки выстрелов, тем не менее, просачивались снаружи, да и попадания шальных пуль в грузовик отзывалось неприятной дробью.
   Спецназовцы вели бой с тем самым типом, пальнувшим из РПГ, еще двое "водолазов" напирали с соседней улицы и последние двое, находились на крышах домов, и щедро осыпали находящихся внизу бойцов гранатами, разбавляя их короткими очередями из штурмовых винтовок.
   Несмотря на численное превосходство обороняющихся, хорошо организованная засада и странно плавные, а где-то нереалистично быстрые движения нападавших позволяли им уклоняться от совмещенного огня и методично уменьшать количество спецназовцев.
   Когда Антон увидел, как один из "водолазов" в прыжке перемахнул с крыши одного из домов на соседнюю, расстояние между которыми было ну никак не меньше двадцати метров, он сначала был готов списать это на глюк камер. Но мгновение спустя, вспомнив о своих собственных способностях, лишь мысленно улыбнулся, похоже, чем дальше, тем сложнее будет спецназовцам.
   Однако у защитников фуры в рукаве тоже оказался козырь, и когда вдруг на крыше грузовика раскрылся отсек, и поднявшаяся оттуда установка со сдвоенными пулеметами гатлинга открыла огонь, одного "водолаза" на крыше просто превратило в фарш, а второму пришлось ретироваться в срочном порядке.
   Где-то спустя полминуты совмещенный залп из гранатометов заставил замолчать пулеметную установку. Грузовик в очередной раз сильно тряхнуло, а затем рядом взорвалось несколько легковых автомобилей и до сих пор горевшая бетономешалка. От удара взрывной волной большинство видеокамер посшибало, а саму фуру повалило на бок.
   Благодаря устойчивой позе, в которой Антон до сих пор находился, его приложило не очень сильно. "Пора!" - услышал он свой внутренний голос и, приподнявшись, дотянулся до двери. Оказавшись в коридоре, он направился к самому близко расположенному выходу в задней части грузовика. Дверь наружу поддалась еще легче, чем дверь комнаты, в которой он находился.
   Видимость снаружи была никакая, толстые столбы черного дыма от выгорающих автомобилей застилали все вокруг, но с его обостренным зрением это не было проблемой. Где-то сбоку продолжали раздаваться короткие очереди автоматов. Пригнувшись, Антон осторожно отошел на несколько метров от фуры, как его нога вляпалась во что-то странное - теплое и склизкое. Он был все еще босой в той самой пижаме, которую одела на него девушка, что выхаживала его. Антон опустил взгляд и застыл в неподвижности, рассматривая то, во что он наступил. Прошло мгновение, другое, разум категорически отказывался в это верить, но реальность вскоре взяла свое и тяжелый ком подкатил к его горлу - на асфальте были размазаны чьи то кишки.
   Молодому человеку стало дурно, он попытался отвернуться, но картина вокруг была еще хуже: десятки, если не сотни случайных прохожих, водителей автомобилей, пассажиров автобусов и троллейбусов включая как взрослых мужчин, так и стариков, женщин и детей оказались втянуты в произошедшую бойню и сейчас смотрели на окружающий мир безжизненными глазами. Однако среди всей этой массы находились еще и те, кто шевелился и тихо стонал. Наконец Антона скрутило и, поскольку голод мучал его уже больше суток, он излил на асфальт только немного желудочного сока.
   Как ни странно, но обратно в чувства его привели приближающиеся сирены милицейских автомобилей. Внутренний голос уже во всю кричал, что надо бежать подальше от этого места и Антон, что было мочи, припустил к ближайшему переулку.
   Поворот, рывок сквозь двор, по аллее мимо какой-то школы, снова во двор, прыжок через заграждения детской площадки, перебежка через дорогу на красный, затем снова направо в переулок. Сколько дворов, переулков и улиц он пробежал таким способом, сказать было сложно, Антон несся не оборачиваясь словно за ним гнались все черти ада.
   Остановился он только когда, забежав на какую-то стройку, запнулся об торчащий из земли стальной прут и, словно подкошенный, без сил рухнул на землю. Казалось, сил не было, чтобы пошевелить даже пальцем, но собрав волю в кулак, Антон тяжело поднялся. Ступни были разодраны в кровь, и каждый шаг отдавался просто чудовищной болью. Не в силах стоять он опустился на четвереньки и пополз вглубь недостроенного здания. В голове было абсолютно пусто, он не думал ни о том, что это за место, гонится ли теперь за ним кто-нибудь и даже при всем желании он бы сейчас не вспомнил обратный путь. Единственное что он каким-то странным образом подсознательно знал, что ему надо забраться внутрь этого строения, чутье говорило ему, что там безопасно. Спустя пять минут ему таки удалось забраться в холодный подвал недостроенного здания и, полностью обессиленный, он откинулся на спину, дал волю эмоциям и заплакал.
  
   Светлана все это время терпеливо ждала в автомобиле, как и приказал ей Леонард. Грохот взрывов и выстрелов раздававшиеся за пару кварталов отсюда вызвали двоякие чувства, одновременно они разжигали любопытство и вселяли страх. Ерзая на бежевом кожаном сидении, она переживала, но не знала, не могла понять, за кого она больше волнуется за Леонарда или Антона.
   В конце концов, сказав себе в пятнадцатый раз, что все будет хорошо, что у Интерпола получится отбить Антона у боевиков картеля, которые, по словам Леонарда, его захватили, Светлана закрыла глаза и, откинув голову на подголовник, сделала глубокий вдох.
   В этот момент дверь автомобиля открылась, и в салон тяжело ввалился человек в обтягивающем костюме, придерживающий рукой окровавленный левый бок.
   - Леонард?! - вскрикнула Светлана.
   - Chigau! - рявкнул в ответ японец стягивая с лица маску-респиратор, и с воем завалился на переднее пассажирское сидение.
   Внезапно хлопнула крышка багажника, в который кто-то закинул штурмовые винтовки, а затем дверь водителя открылась и Леонард, весь измазанный в грязи и пыли, занял место водителя:
   - Хакиморо ранен, я поведу! - затем наткнувшись на обеспокоенный взгляд девушки, кивнул в сторону напарника: - Не волнуйся, с ним все будет в порядке, и не такие раны зализывал.
   - А где Антон? - осторожно спросил Светлана, после того как оперативник заведя двигатель автомобиля почти минуту молча просидел за рулем словно каменное изваяние.
   В ответ Леонард лишь предупредительно вскинул руку, прижимая пальцем другой руки вставленный в ухо наушник. А затем автомобиль резко сорвался с места и, вырулив на ближайшую дорогу, понесся на скорости вдвое превышающую разрешенный правилами дорожного движения лимит для города.
   - Куда мы едем? - от такой жуткой гонки Светлане стало страшно.
   - Капитан нашел его, - пояснил Леонард: - Во время перестрелки Антону удалось бежать и сейчас он в районе городского парка.
   Оперативник быстро крутанул руль, совершив опасный и в то же время захватывающий дух поворот.
   - Ну и быстро же он бежит! - в голосе Леонарда послышались нотки азарта, как у охотника преследовавшего свою добычу.
   Через пятнадцать минут, поскольку им пришлось объезжать несколько милицейских блокад и появившихся вследствие этого "пробок", Эскалейд остановился в одном из многочисленных дворов, окруженных прямоугольником многоэтажек прямо перед детской площадкой.
   Леонард вышел на улицу и цепким взглядом огляделся по сторонам. Как назло двор был полностью пуст.
   - Что случилось? - Светлана тоже вышла наружу.
   - Прежде чем спутник вышел за пределы квадрата зоны наблюдения, капитан последний раз видел его в этом месте.
   Тут словно его взгляд за что-то зацепился, оперативник подошел к детской площадке, плавно перемахнул через ограждение и присев на корточки что-то внимательно рассматривал на поверхности, затем стянув перчатку, аккуратно провел рукой и, подцепив горсть земли, просеял ее сквозь пальцы.
   - С такими ранами на ногах ему далеко не уйти, по следам я найду его достаточно быст... - договорить Леонард не успел, потому, как в этот самый момент раздался гром, и первые капли начавшегося ливня достигли земли. Какое-то время Леонард смотрел вверх на облака, неподвижно стоя под проливным дождем, а затем громко расхохотался и добавил: - Вот ведь везучий сукин сын!
   Вернувшись в автомобиль, он широко улыбнулся и кивнул Свете:
   - Похоже, нашему капитану придется еще немного поработать со своими спутниками в этом районе. Не волнуйся, мы обязательно найдем его!
   Девушка улыбнулась в ответ, и черный кадиллак Эскалейд вывернул из двора и, быстро набирая скорость, поехал по улице мимо квартала на другом конце которого "красовалась" заброшенная стройка.
  
  
   Что от него хотят Эдвард не понимал. По ощущениям его держали в этом вонючем гадюшнике уже почти четверть луны. Это была расщелина в скале внутри пещеры, накрытая сверху грубой решеткой из толстых стальных прутьев, придавленной массивными камнями. Проходящие мимо орки злобно глумились, справляя нужду к нему прямо через прутья решетки и выкрикивая всякие оскорбления в его адрес, о смысле которых он мог лишь догадываться, поскольку не владел языком зеленокожих.
   Периодически Эд пытался заговорить с кем-нибудь на верху, но его либо никто не понимал, либо им было приказано не общаться с пленником. Неизвестный маг с огромным мечом, который скрутил его своим заклинанием там, на поле боя, тоже не появлялся.
   О том, чтобы покормить его никто не задумывался, и лишь изредка старый сутулый гоблин приносил ему воду весьма сомнительной чистоты и выливал ее сверху сквозь прутья решетки, а ему приходилось ловить ее с открытым ртом. Поэтому мысли о том, что его держат за живое мясо, чтобы оно не испортилось, Эдвард отбросил практически сразу. Глодать кожу с его костей оркам было бы явно неинтересно, да и вряд ли бы они тогда гадили прямо ему на голову, значит было что-то другое.
   - Эдвард?! Эд, ты тут? - странный и незнакомый гортанный шепот донесся откуда-то сверху и Эд сразу же встрепенулся и поднял голову пытаясь понять, кто с ним говорит.
   - Кто это? - вполголоса осторожно спросил Эдвард.
   Между прутьев решетки показалась голова орка:
   - Это я, Айбель! - также гортанно прошептал зеленокожий: - Демоны бездны, наконец-то я нашел, где они тебя держат!
   - Айбель? Но ты... - Эдвард с сомнением смотрел на суровую орочью морду.
   - Не обращай внимания на мою внешность! - орк печально вздохнул, в духе как это любил делать Айбель, нарочито подчеркивая тупость своего собеседника: - Это пыль иллюзий, иначе мне было бы сюда не пробраться!
   - Я понял Айб! - улыбнулся Эдвард, теперь перспектива выбраться отсюда открывалась очень даже заманчивая: - Если ты сможешь сдвинуть с прутьев эти два камня, решетка будет для меня не проблема!
   - Ааррр... - орк уперся обеими лапами в камень и надавил, что было мочи, но, похоже, Айбель был не настолько силен, чтобы сдвинуть его: - Бездна он слишком тяжелый не получается!
   - Может, применишь свою магию? - поинтересовался Эд.
   - Не могу! Я пустой по мане, пока пробирался сюда, все мои силы ушли на незаметность и маскировку, - внезапно Айбель стал весьма озадаченным: - Я скоро вернусь.
   - Эй, что происходит? Тебе пришлось потратить столько сил, чтобы найти меня, а сейчас ты хочешь просто уйти?
   Айбель ответил не сразу:
   - В общем, слушай сюда: в этом месте творится что-то неладное. По пути в горы я обнаружил несколько раскинутых лагерей, в которых были имперские маги и, что самое главное - Тени.
   - Тени?
   - Да, Тени - имперские маги, прошедшие специальную подготовку для выполнения всякого рода особых поручений.
   - И что? Я думаю неудивительно, что Империя бросила сюда еще силы, ты по пути поле бойни видел? От армии, с которой я ушел, ничего не осталось!
   - Да не перебивай же ты! У нас мало времени! - манера общения Эда вновь начала раздражать Айбеля: - Теней обычно никогда не бросают в лобовую атаку, для выполнения своих заданий они работают максимум в командах по трое, а в таких количествах как тут, я их никогда не видел - это сотни, понимаешь, сотни!!!
   В появившейся паузе Эдвард не вставил ни единого слова.
   - В общем, над этими горами они раскинули то ли какую-то сеть, то ли какой-то купол, - взволнованно продолжил Айбель: - Для чего это нужно я не представляю, но вторая волна Имперских войск уже на подходе, а эти орки они ведут себя весьма странно - вместо того, чтобы пытаться уйти из этих гор или наоборот окопаться, они каждый день обнюхивают тут каждый закуток, как будто что-то ищут.
   Эдвард хотел было, что-то сказать, но договорить им не дали, со стороны входа в пещеру послышались шаги и морда орка-Айбеля тут же куда-то исчезла.
   Вошедших было трое, двое здоровенных зеленокожих громил и человек в маске с узором на левой стороне. Выкрикнув команду на орочьем, он указал бугаям на камни с решеткой, и те с натугой повалили большие булыжники и убрали решетку. Затем один из них размотал веревку и скинул один конец Эдварду в яму. Однако он даже и не подумал хвататься за него, и лишь вызывающе посмотрел на них своими серебряными глазами.
   - Никогда бы не подумал, что любому нормальному человеку приятно сидеть в выгребной яме?! - глухой бас человека в маске разнесся под сводами пещеры: - Не заставляй меня применять силу рыцарь Ордена серебряной длани, я всего лишь хочу поговорить, и если ты не будешь меня бесить, заверяю, что ты не вернешься более в это место.
   - Ну, если просто поговорить, то может тогда ты или твои мордовороты спустятся сюда? - Эдвард упрямо набычился, не собираясь идти навстречу этим ублюдкам.
   - Ох уж эти молодые герои! - человек в маске небрежно взмахнул рукой и в этот же самый момент Эдвард закричал.
   Его тело скрутило от нестерпимой боли, а затем подкинуло вверх и приложило об потолок, стену и наконец, ударило об пол пещеры, словно кто-то делал это с ним огромной незримой рукой, будто он был легкой куклой.
   - Итак, герой, мне нужно от тебя узнать только одно - где тут вход в Орден серебряной длани?
   Орден! Вот оно что! Точно, где-то в этих горах располагается Средиземный анклав. Значит, именно его и ищут орки! А он-то гадал, почему его все еще не убили. Превозмогая боль, Эдвард поднялся на ноги и, сделав пару шагов, встал прямо перед человеком в маске.
   Даже сейчас, будучи заморенный голодом до ослабленного состояния Эд представлял собой достаточно смертоносное оружие, если бы обратился к силе дарованной ему алхимией ордена. По крайней мере, если бы перед ним стоял обычный человек, пусть даже и маг, но оказавшись так близко, он мог бы убить его голыми руками.
   Но от этого незнакомца исходила странная аура, и веяло нечеловеческой силой. Он совершенно спокойно позволил ему подойти так близко, несмотря на то, что, скорее всего, был прекрасно осведомлен о способностях рыцарей Ордена. И хотя официально Эдвард не был рыцарем, он прошел точно такую же подготовку, так что разница в силе - это были лишь вопрос опыта и настроя на победу. Да и знать, что он провалил финальное испытание, маг в маске явно не мог, поэтому и считал его полноценным рыцарем.
   Собрав всю свою волю в кулак, Эд удержался от бурлящего внутри него желания наброситься на этого человека, или как-нибудь его оскорбить и просто спросил:
   - С какой целью вы ищите Орден?
   - Я хочу его уничтожить! - ровно ответил маг.
   Эдвард предполагал нечто подобное, ну не могло быть иначе, чтобы у такой большой и хорошо законспирированной организации не было врагов. Внезапно перед ним встал вопрос, не ответить на который сейчас было невозможно - что Орден значит именно для него? Эд в очередной раз сдержал бурлящий порыв - лечь костьми, но уничтожить этого человека, ведь это враг, враг Ордена!
   Вновь поймав себя на мысли, что он должен в своей жизни все делать только на благо Ордена, Эд крепко задумался, откуда в его голове эти установки и убеждения? Почему эти желания кажутся ему столь естественными и нормальными, когда в этом самом Ордене его просто убьют, избавятся как от несоответствующего стандартам и непрошедшего финальное испытание, стоит ему только переступить порог?
   Человек в маске все это время, стоя напротив, молча наблюдал за внутренней борьбой Эдварда и даже не думал торопить его с ответом. По всей видимости, он ожидал от рыцаря Серебряной длани несколько другой реакции, и сейчас ему самому было интересно посмотреть, чем все это закончится.
   Внезапно Эд упал на колени, схватился руками за голову и закричал. Это было тяжело, когда рушился весь привычный мир и система ценностей, да и когда ты вдобавок считаешь их своими собственными, а они оказываются навязанными извне. Через нечто подобное он уже проходил почти две луны назад, когда встретил Айбеля и благодаря его помощи избавился от наваждения связанного с первостепенной необходимостью вернуться в Орден.
   Но сейчас все обстояло гораздо сложнее, все установки, заложенные в его голову, хором твердили об одном - разговор с этим человеком и даже простой честный ответ, что он не знает, где находится вход - уже настоящее предательство. Но как можно предать тех, кто хочет тебя убить?
   Спустя почти полчаса Эдвард очнулся от нашедшего на него транса, он был опустошен, но в то же самое время он победил. Если при встрече с Айбелем, ему лишь удалось на время подавить все эти мысли и побуждения, то сейчас он окончательно принял решение о том, что отныне он будет жить для себя и искать новую цель своей жизни. Поэтому подняв глаза на мага, Эд честно ответил:
   - Я не знаю, где находится вход в Орден.
   Вопреки ожиданиям, что его сейчас начнут бить и пытать, незнакомец лишь переспросил:
   - Ты точно в этом уверен?
   - Да, информация в Ордене - это главное сокровище, поэтому ей делятся очень избирательно и дозированно. Я никогда не был в этом анклаве Ордена и кроме того входа в анклав где находится школа, в стенах которой я проходил обучение, я не знаю больше ни одного местоположения Ордена!
   - Нечасто мне доводилось слышать такие слова от рыцарей Серебряной длани. Ты дезертир? - как и предполагал Эд, его реакция на слова незнакомца был крайне неожиданной.
   - Я провалил финальное испытание...
   - Это интере... - на полуслове маг резко развернулся, а тело одного из орков-громил, что остался стоять ближе ко входу, с глухим стуком рухнуло на пол.
   В тусклом освещении недобро сверкнула пара серебряных глаз, за спиной убитого бугая стоял человек, в руках у которого тускло блестел серебряный клинок.
   - Значит, ты действительно предал Орден, Эдвард?! - человек небрежно откинул капюшон и вытащил из ножен за спиной второй меч.
   - Ян! - непроизвольно вырвалось у Эда...
  
   В полутьме вечерних сумерек никому незнакомый человек осторожно толкнул заляпанную дверь таверны "Три подковы" и вошел внутрь. Несколько любопытных взглядов мгновенно впились в него, но проводив до барной стойки и не найдя в нем ничего примечательного для себя, вернулись к прежнем занятиям. Владелец трактира, равно как и все его гости, никогда не видели этого человека.
   Ничем не примечательный горожанин из числа небогатых обывателей столицы зашедших вечером пропустить кружку другую хмельного напитка. Человек сделал заказ, бросив на стойку несколько медяков и, получив желаемое, неспешно пригубил пенного эля. Любой сторонний наблюдатель мог с уверенностью сказать, что этот мужчина явно расслаблен после трудового дня и сейчас наслаждается вечером и выпивкой. Но видимость была обманчива. Из-под припущенных век цепкий взгляд темно-карих глаз внимательно изучал заведение и его посетителей.
   "Три подковы" - старый потрепанный кабак на самой окраине квартала ремесленников Нехема. Что и говорить у каждого заведения всегда найдутся свои клиенты. Особо подозрительных личностей тут конечно не водилось, но и более успешные и обеспеченные люди, как правило, предпочитали места получше. Грубые деревянные столы и лавки, тусклое освещение от коптящих лампад на стенах и под потолком, пара вышибал у входа, на случай если между подвыпившими посетителями завяжется драка, ничего необычного.
   Уличив момент, когда к нему окончательно привыкнут и перестанут обращать внимание, человек поднялся на второй этаж, где располагались сдаваемые комнаты для постояльцев. Остановившись напротив двери с номером шесть, он ритмично постучал. Какое то время ничего не происходило и незнакомец, взявшись за ручку, медленно потянул на себя. Дверь поддалась легко и, как ни странно, без скрипа, внутри комнаты царила темнота. Какое-то время человек явно колебался, но заслышав шаги на лестнице, решительно шагнул внутрь и быстро закрыл за собой дверь.
   - Долго же вы добирались маркиз! - тихо, но отчетливо прозвучал женский голос, едва захлопнулась дверь.
   - Я начал собираться сразу, как только получил твое сообщение, но сама понимаешь, какова занятость члена Совета шестнадцати?! - тот, кого назвали маркизом, провел пальцем вдоль глаз, активируя заклинание зрения во тьме, очертания комнаты тут же прояснились: - Это место безопасно?
   - Сомневаешься? - девушка, закутанная в походный плащ, спокойно сидела на табурете: - Не беспокойся, все в лучших традициях моего отца, иначе я бы не позвала тебя сюда.
   - Кстати о нем! Если ты здесь, то я полагаю, что моего учителя больше нет в живых? - маркиз присел на кровать.
   - Да, - голос девушки еле заметно дрогнул: - "Рок" окончательно добил его.
   - Значит он так и не нашел способа снять это проклятье... - незнакомец отвернулся и уставился в угол отсутствующим взглядом, его глаза заметно увлажнились: - Бездна! Он мучился семнадцать лет! Кроме него я не знаю ни одного случая, когда человек словив Рок, прожил бы больше года!
   - Отец говорил, что есть еще один... вернее одна, кто уже девять лет живет с этим проклятьем!
   - Что?
   - Да, и судя по тому, что отец успел мне рассказать, ее нужно искать тут в Нехеме.
   Какое-то время маркиз молча сидел, обдумывая услышанное, а затем выдохнул и произнес:
   - Хорошо! Мы приступим к ее поискам, но я полагаю, ты здесь не только ради нее?
   - Верно, расчетная дата "окна" близко, последователи Хег'Келаша должны скоро сделать свой ход, мы должны помочь им воскресить Темного лорда, а также заручиться их поддержкой, прежде чем Он вернется!
   - Хоть я и прочитал твое письмо, я не пойму откуда тебе все это известно?
   - Мой отец последние несколько лет очень плотно прорабатывал некую организацию под названием Черный ковен. Как выяснилось они были в союзе с Вальденом Гаджунгским во времена Темного раскола. Но если Карл Нехем отправил к праотцам всех известных ему последователей Хег'Келаша, то о Черном ковене он не знал практически ничего. Моему отцу удалось проникнуть в их ряды и выудить эту информацию.
   - Ты уверена, что хочешь все-таки заключить союз с ними? Ланстер хоть и был в числе подвергшихся гонениям, как адепт темных сил, но я не помню, чтобы он горел желанием объединиться с Гранью тьмы?!
   - Это было до того, как Император отправился к предкам, и предатели окончательно списали нас со счетов! Тебе удалось вычислить крысу?
   - Неужели ты полагаешь, что они будут воскрешать его в Нехеме? - маркиз улыбнулся обнажив ровные ряды белоснежных зубов: - Это один из двух, либо Моддер Вальтари, либо Клиг Борроуз!
   - Вот как? Значит Хранитель огня или Лезвие жизни? Ты уже внедрил шпионов в их окружение?
   - Да, Моддер неофициально держит несколько учеников, один из них мой человек. К Клигу подобраться было сложнее, у меня есть человек из числа прислуги, но сама понимаешь какой у них доступ! - маркиз подпер рукой подбородок: - Учитывая, что Хейвард и Хоен мертвы, Бальсберги, равно как и предатель Асвартен ведут свою игру, остаются только эти двое...
   - Асвартен!!! - при этих словах кулаки девушки рефлекторно сжались, а лицо перекосила гримаса ненависти.
   - Лира! Я хочу его смерти не меньше твоего! Он предал дружбу, вдобавок убил твоего отца, после того как тот оказался больше ему не нужен, и из-за него мы сейчас вынуждены полностью с нуля строить всю сеть и находиться в подполье! - маркиз взял девушку за руку: - Мы отомстим ему и его партнеру, но помни про то, что всему свое время! Кстати, сейчас главное - пережить следующий день, если мои источники не врут, завтра будет активирован Имперский колдовской усилитель! Цель этого мне не известна, но укрыться от его воздействия мы сможем только в особом помещении моей башни.
   - Заманиваете невинную девушку в свои владения маркиз де Росс? - усмехнулась собеседница.
   - Как же я рад, что ты умеешь шутить даже в такие моменты! - облегченно выдохнул Брайзен: - Прямо как твой отец!
   - Яблоко от яблони... вроде так говорится? Не волнуйся, я не кинусь опрометчиво на такого врага как Северный ветер. По дороге сюда мне хватило одного случайного поединка, - девушка озадаченно покосилась на собеседника: - Скажи мне, ты уверен, что о твоей активности никто не догадывается? Я понимаю, что нам пришлось полностью отказаться от использования существующей сети, которая оказалась сейчас под контролем Асвартена, но он хорошо знаком с нашими методами и в случае подозрений твоя жизнь может оказаться в опасности, да и нынешний Император, как-никак бывший Магистр Теней!
   - Ты беспокоишься обо мне?
   Девушка ровно кивнула.
   - Моя биография чиста, кроме тебя, все люди которые знают о том, что я был завербован твоим отцом - мертвы, официально мы с Ланстером нигде не пересекались, на момент Темного раскола я еще не родился, а в состав Совета вошел уже при Втором императоре. Так что я лишь наследник одной из могущественных семей этой Империи, а также "марионетка-заложник" в руках убийцы моих родителей - Второго императора, как и многие другие члены действующего Совета.
   - Складно!
   - А еще я весьма сильный и одаренный маг, экстерном закончивший Имперскую Магическую Академию и, в настоящий момент, занимающий седьмую ступень в рейтинге верховных магов!
   - И скромности тебе тоже не занимать! - улыбнулась Лира.
   - Кстати, недавно меня сдвинули с пьедестала почета! Какой-то парень из числа простолюдинов, обошел мой результат на целый год, и теперь я на почетном втором месте.
   - Откровенно говоря, выпускники вашей Академии меня не радуют. По пути сюда я встретила одного - заносчивый придурок с артефактами полученными у богатого папани, как только их у него отобрали тут же принялся канючить и пускать слюни. Однако эта треклятая сфера дорого стоила мне, особенно когда случайно попалась под руку во время боя и я приняла ее за свой амулет.
   - Ты попыталась активировать чужой персонифицированный артефакт?
   - Случайно...
   - Но все обошлось? - насторожился маркиз.
   - Как видишь, я перед тобой целая и невредимая! - девушка демонстративно вздохнула: - Ладно, я чувствую таверна и город уже заснули, раскидывай малый полог невидимости и можем выдвигаться до твоей башни!
   Два человека - мужчина и девушка практически бесшумно покинули постоялый двор посреди ночи. Оказавшись на улице маркиз совершил несколько точных, быстрых и выверенных пассов и пара исчезла под пологом невидимости направившись в неизвестном направлении.
   Джерар, внимательно наблюдавший за всей этой сценой из соседнего переулка, едва заметно улыбнулся уголками губ. Как он и предполагал, никто из этих двоих не смог его обнаружить, но девушка спуталась с одним из верховных магов - членов Совета, а это становилось уже интересно. И если, исходя из подслушанного разговора, он прав насчет догадок о том, кто ее отец, то она действительно человек из пророчества Эль'Грея, которого он искал многие годы. Еще немного наблюдения и вскоре все станет ясно!
  
  
   Глава 8
  
   Граф Моддер Вальтари проснулся в великолепном настроении. Прошло уже целых две луны с момента последнего разговора с Индирой. Чертовка оказалась права: у Империи действительно начались внешние проблемы, а расследование покушения на Несущую свет начало заходить в тупик. Хоть и без его "помощи" тут не обошлось, но двух верховных магов входящих в состав Палаты лордов арестовали по подозрению в причастности к числу последователей Хег'Келаша, а он сам был свободен, жив и здоров.
   Гая, с которой Моддер лично занимался практически все свободное время, демонстрировала просто невероятные успехи для девятилетнего ребенка, и это тоже тешило его самолюбие. А еще, в позапрошлой четверти ему, наконец, удалось ненавязчиво подбить клинья к третьему сыну Императора - принцу Кловису Бальсбергу и начать готовить почву для переманивания его в свой стан. В общем, для Хранителя огня, все складывалось просто отлично, но самым главным событием становилось то, что сегодня ведьма Черного ковена - Индира, должна была прибыть в столицу.
   Хелене фон Хауфман, как и всем остальным членам Совета шестнадцати было запрещено покидать Нехем на время проведения расследования, и хоть она и находилась под усиленным наблюдением со стороны Охранителей Магистра Клинков, а также ее постоянно охраняла пара цепных псов Асвартена, граф Моддер не терял надежды, что у них все получится.
   Во-первых, он раздобыл план не только башни, но и всего крыла здания, в котором проживала герцогиня, и помимо основных проходов на этом клочке бумаги были нарисованы также и потайные. Это стоило ему целой кучи золота, а затем и нескольких часов пыток двух архитекторов, которые в итоге так и не вернулись домой, сгинув в его застенках.
   Во-вторых, благодаря организованному им максимально незаметному и постоянному, насколько это было возможно из-за уровня охраны, наблюдению за Хеленой, у Моддера уже сложился более-менее четкий распорядок дня этой дерзкой особы.
   В третьих, эта ведьма Индира, несмотря на свой юный возраст, была чертовски сильна. Притом настолько, что если бы ему предстояло сойтись с ней в поединке, он бы не поручился за исход боя. Где и как она получила свою силу, не проходя обучение в их Академии, для него оставалось загадкой. Хотя кое-какие догадки имелись, поскольку уж слишком сильно определенные моменты в ее плетении напоминали ему стиль его собственного учителя - Вальдена Гаджунгского. Но вот когда Грань тьмы успел ее обучить, если к тому моменту, как она должна была родиться, он был уже мертв?
   И вообще, в каких отношениях Черный ковен состоял с Хег'Келашем, Хранитель огня тоже понимал весьма смутно. В момент Темного раскола он официально находился по другую сторону баррикад, контактируя с Вальденом очень редко и по большей части лишь сливая известную ему информацию. А когда в итоге Карл Нехем одержал верх, ему пришлось затаиться тише воды, ниже травы и выжидать удобного случая, чтобы отомстить и ни о каком Черном ковене он и в помине не слышал.
   Они вышли на него совершенно неожиданно, когда он уже давно в мыслях похоронил своего друга и наставника, и мстить за его смерть тоже было некому, поскольку Первый император умер во сне, немного не дожив до того дня, когда Моддер планировал раскрыться и подать тщательно приготовленное холодное блюдо под названием месть.
   Со слов Индиры его имя оставил сам Грань тьмы, с условием, что если им будет нужна помощь, они найдут ее у него. Поначалу Хранитель огня очень настороженно отнесся к данному предложению, ибо под видом последователей Темного лорда к нему вполне могли подкатить Тени и проверить его на лояльность. Но затем они предъявили ему записанное на магический кристалл, дословное содержание его разговоров с Вальденом во время Раскола, когда он шпионил за Советом шестнадцати, и все сомнения графа развеялись, ибо если бы это были Тени, то такого доказательства им бы уже хватило, чтобы покончить с ним. А после, выслушав их предложение - воскресить Хег'Келаша, человека, который был его учителем и в свое время чуть ли не заменил ему отца, Моддер согласился, практически не раздумывая.
   И, наконец, в четвертых, граф Моддер Вальтари прекрасно понимал, что сегодня закончится его деятельность шпиона и тайного последователя Темного лорда, от которой, за несколько десятков лет, он жутко устал. С сегодняшнего дня отсчет до момента воскрешения Хег'Келаша шел на дни, часы и минуты. Поэтому подготовленный план отступления, после того как они с Индирой получат подвеску Несущей свет, и она сможет перенести сюда жертву для ритуала используя Имперский колдовской усилитель, должен быть просто идеальным. А уж в том, что его план сработает, Хранитель огня нисколько не сомневался. За прошедшие две луны ему удалось незаметно для наблюдателей Магистрата Клинков проделать брешь в щите окружающем город, и испытать метод на своих учениках, которых в любом случае более нельзя было оставлять в столице, ну или оставлять в живых.
   Поэтому вчера он переправил их всех в родовое поместье Вальтари, включая свою новоприобретённую жемчужину - Гаю. Моддер довольно зажмурился и потянулся, ох, какие же перспективы открывались перед девчушкой, если она проявит усердие в постижении магического искусства. Уже сейчас у нее были все задатки истинного мага, в которого сам граф превратился из способного, только благодаря стараниям своего учителя и изнемогающим тренировкам. Девчонка же была одарена талантом с рождения, и Хранитель огня был намерен использовать этот потенциал в полной мере.
   Внезапно во внешнюю дверь его покоев негромко постучали. Моддер откинул балдахин и сел на кровати. Кто это мог быть? Обслуге строго запрещалось самостоятельно беспокоить господ, а все остальные маги, кого он знал в Нехеме, предпочитали вместо очных визитов связь через магические сферы. Может это Индира? Но откуда она знает, где находятся его покои? Да и не пройти ей через караул охранителей, выставленный у каждой башни или здания в которых располагались столичные резиденции членов Совета шестнадцати.
   Стук повторился. Верховный маг выудил из потайного отсека у изголовья кровати один из своих самых сильных артефактов - Спектральную перчатку. Эта вещь была из числа тех, с чем осторожные люди, которых заботит собственная безопасность, предпочитают спать под подушкой или в обнимку. С ее помощью уровень магической защиты носителя увеличивался в разы, позволяя вытворять такие вещи, как например, мгновенно выставить высокоуровневый щит или поймать запущенный в тебя огненный шар, будто мяч для бутбола, а затем отправить обратно в обидчика.
   Натянув перчатку на левую руку, граф осторожно подошел к двери, использовать магическое сканирование было бесполезно, ибо его покои были надежно защищены от подобной магии, и так получилось, что эта защита действовала в обоих направлениях. Но рисковать было нельзя, уж слишком важный был сегодня день, и Моддер совершив несколько пассов, создал на скорую руку магическую ловушку и заготовил в памяти смертоубийственное заклинание, если по ту сторону вдруг окажутся враги.
   Мотнув рукой, он открыл магический замок, внутри двери раздался щелчок, а затем кто-то потянул ее на себя.
   - Значит, так ты решил меня встретить? - в дверном проходе стояла девушка.
   - Индира? - Хранитель огня был удивлен, одетую как мужчину в темно-коричневых штанах, заправленных в сапоги до колена, бежевом дублете и накинутом сверху походном плаще, ее было сложно узнать. Раньше он все время видел ее только наполовину обнаженной в различных шкурах и полушубках: - Как ты узнала, где я живу? Я думал, мы встретимся в "Забитом ягненке"?
   - Узнать где располагаются резиденции членов Совета не сложно, - девушка аккуратным прыжком перемахнула через незримую ловушку, расположенную на полу у порога: - А ждать пока ты полдня будешь дрыхнуть и соизволишь прийти в нашу таверну я не могу, тем более что буквально через полчаса всех вас соберут в имперском дворце!
   - Для чего соберут? - как было в последнее время, новости этой бестии заставляли Моддера содрогнуться: - Откуда ты об этом знаешь? И вообще, как ты смогла пройти мимо охранителей, надеюсь, ты не устроила внизу кровавую бойню?
   - Слишком много вопросов мой дорогой граф! - Индира поспешно подошла к окну: - Вот это вид! Знаешь, я могла бы любоваться этой красотой часами! Не жалко променять такую жизнь на Запретные земли?
   - Что вскоре произойдет? - потребовал ответа Хранитель огня.
   - Судя по последней информации, которую мне успели передать соглядатаи, прежде чем ваши Тени раскинули сеть магической блокировки, на восточных границах Империи высоко в небе формируются магические круги. Не догадываешься, что это может быть?
   - Этерион! - еле слышно прошептал Моддер и отвернулся. Про заклинание, обладающее страшнейшей разрушающей силой, которое способно стереть с поверхности земли целый регион знала лишь правящая верхушка Империи, да и то лишь потому, что это служило устрашением для любых потенциальных мятежников, а также из-за того, что для его активации требовалось как минимум две трети членов Совета. Но демоны бездны, откуда об этом знала эта ведьма?
   - Что застыл? - ехидно улыбнулась Индира: - Ты же понимаешь, если мы хотим получить подвеску вовремя, герцогиню надо перехватить до того как она отправится во дворец.
   Моддер одарил наглячку недобрым взглядом и, закрыв внешнюю дверь, пошел одеваться. По большому счету у него все уже было собрано, все важные вещи переправлены с учениками, поэтому на то чтобы привести себя в порядок много времени не требовалось. Однако чем больше Хранитель огня общался с членами Черного ковена, тем меньше ему нравилось их отношение к его собственной персоне, которое с течением времени становилось все более пренебрежительным, а где-то даже уже откровенно наглым и унизительным.
   Спалив в камине все постельное белье и старую одежду, граф Моддер Вальтари прощальным взглядом обвел свои покои. Действительно вид из его окон на столицу и лежащие на западе земли открывался просто прекрасный. Будет ли он скучать по привычной жизни? По слухам, которые ходили среди магов, из-за тяжелых туч солнечные лучи не падали на земли герцогства Гаджунгское уже больше пятидесяти лет, но он то знал, что все это враки.
   Решено, не будет! Хранитель огня прожил в комфорте и относительном спокойствии, достаточно долгую жизнь. А сейчас он сам принял это решение, выбрал свою судьбу и воскресить учителя - это самое малое, что он может для него сделать.
   Из покоев Хранителя огня они вышли через малый потайной ход, проверять способность Индиры проходить мимо охранителей лишний раз он не хотел.
   - А ты предусмотрителен! - цокнула языком колдунья, когда они шли через внутренний парк между корпусами здания Совета: - Благодаря твоим потайным ходам мы можем не только выйти в этот парк или город, но и вовсе покинуть столицу?
   - Мы покинем столицу другим способом! - отрывисто бросил Моддер, все его внимание было сосредоточено на том, чтобы не попасться на глаза охранителям или кому-нибудь из верховных магов, которые не ровен час, вздумают совершить утреннюю прогулку.
   - М! Другим? - загадочно произнесла ведьма, облизнув губы.
   Хранитель огня ничего не ответил и до газебо на вершине холма у небольшого озерца, они добрались, сохраняя полное молчание. Согласно планам, полученным от умерщвленных в пытках строителей, именно тут располагалась дверь, ведущая в потайной ход башни Несущей свет.
   Вход ему удалось обнаружить достаточно быстро, но вот с магическим замком и тревожной системой пришлось повозиться. Предупреждать герцогиню о том, что через секретный лаз к ней скоро нагрянут незваные гости, не входило в его планы. Индира же просто наслаждалась видом, открывшимся с этой площадки, молча любуясь на водную гладь, ровно подстриженные зеленые газоны и деревья с только-только начинающей желтеть листвой.
   В отличие от потайных ходов, которые граф Моддер заказывал для своей башни, этот был гораздо более просторным, одновременно вперед могли идти двое полных латников, и для каких целей было создано такое расточительство, понять ему было сложно.
   Когда они добрались до покоев Хелены фон Хауфман, Индира резко остановилась и потянула Моддера за рукав.
   - Рядом с ней много охраны, я позабочусь о том, чтобы те кто снаружи ничего не почувствовали, саму девчонку я беру на себя, а вот двух... - какое-то время ведьма стояла с расфокусированным взглядом, а затем требовательно подняла глаза на Верховного мага, такой серьезной Хранитель огня ее еще ни разу не видел: - Трех охранников, что находятся внутри, тебе придется нейтрализовать самому!
   - Трех? - недоверчиво переспросил Моддер, насколько он смог узнать из своего наблюдения Асвартен приставил к ней двух людей и то, что это именно они находятся внутри, он нисколько не сомневался: - Ты уверена?
   - Да! - утвердительно кивнула колдунья: - Последний очень хорошо прячется, думаю, что даже сама Несущая свет не знает, что он наблюдает за ней. Так что будь готов к неожиданностям, из этой тройки он самый опасный.
   - Хорошо, - Хранитель огня поправил на руке невидимую Спектральную перчатку и, достав причудливого вида обруч, ловким движением напялил себе на лоб.
   - Ты сможешь ориентироваться внутри Абсолютной тьмы? - спросила Индира.
   - Конечно! - улыбнулся Верховный маг, отчего-то ему совсем не показалось странным и неожиданным, что эта ведьма будет применять любимые заклинания Хег'Келаша.
   Дверь, отделяющая тайный лаз от покоев Несущей свет с треском вылетела и грохнулась прямо посреди комнаты. Одновременно с этим все помещение заполнилось тьмой, настолько плотной, что казалось, даже движения в ней становились вязкими, а звуки искажались и приглушались настолько сильно, что стоящие в двух шагах уже не могли слышать друг друга.
   Люди Асвартена были хорошо подготовленными магами-охранителями и поэтому почти сразу, с разницей в несколько мгновений, в Абсолютной тьме вспыхнули два светлых шара, разгоняя тьму в радиусе одного ярда от их владельцев. Однако большего они сделать не успели, граф Моддер не зря именовался Хранитель огня. Одновременно с двух рук он выбросил в них заклинания испепеления. Высокоуровневое огненное заклинание жадно впилось в своих жертв. Один из них не успел даже закричать, как пламя полностью спалило его плоть и кости, превратив в самую настоящую кучу пепла. Второй же успел вскинуть магический щит, но его оказалось недостаточно, чтобы полностью отразить атаку и он завопил, корчась в жуткой агонии на полу, пока пламя пожирало его. Температура в покоях ощутимо поднялась до уровня хорошо протопленной бани, а огонь резво перекинулся на ковер и предметы мебели.
   Хелена почувствовала недоброе за мгновение до того как Абсолютная тьма заполнила ее комнату. Демоны бездны! Хоть она в свое время и сдавала боевые экзамены на получение кольца с пятеркой и четверкой, это скорее было желание ее отца, чем личное стремление поскорее получить новый ранг. Хелена никогда не хотела драться и лезть на рожон, и будь ее воля, даже изучению магии она бы предпочла тусовки и светскую жизнь, поэтому сейчас ей вдруг стало по-настоящему страшно.
   Герцогиня осторожно, стараясь не выдать своего местоположения, возвела магические щиты, как до нее донеслись приглушенные тьмой вопли одного из людей Асвартена, которые находились в соседней комнате. Хелена зажала себе рот, чтобы не закричать. Самое ужасное, что потайной ход тоже находился там, а значит незаметно покинуть свою резиденцию, скорее всего ей теперь не удастся.
   Внезапно она вспомнила своего деда Хейварда и его рассказы о том, как он доблестно сражался с темными магами, а она, будучи еще совсем юной девчонкой, завороженно слушала их сидя у него на коленях. Странные чувства переполняли Хелену, с одной стороны ей хотелось бежать отсюда сломя голову и спасаться, с другой стороны та слава, которой добились ее дед и отец и благодаря чему за ней до сих пор сохраняется титул Несущей свет, в один голос твердили, что свет должен разгонять тьму.
   Откуда взялась в ней эта решимость, даже она сама не смогла понять, возможно, сказалось то, что отступать было некуда, а может быть, в ней проснулась скрытая доблесть ее предков. Так или иначе, Хелена совершила несколько быстрых пассов, в конце которых ладони оказались плотно соединены, а когда она их разжала, белоснежный шарик света родился между ее рук и, поднявшись вверх над ее головой, ярко засиял, разгоняя всю темноту в ее комнате.
   - Привет! - грубоватый женский голос заставил Хелену вздрогнуть.
   Как оказалось, в комнате она была не одна. В двух шагах от нее стояла странного вида девушка в мужской одежде, и если бы не голос, женственные черты лица с веснушками и рыжие подстриженные под каре с челкой волосы, она вполне могла принять ее за молодого парня.
   - Кто ты? - настороженно спросила герцогиня, одновременно усиливая свои магические щиты. Незнакомка была явно моложе ее, но тот факт, что она была здесь, говорил, что ее не стоит недооценивать.
   Однако реальность превзошла все ожидания Хелены. Индира не стала сыпать в ее усиленную защиту градом атакующих заклинаний, и поскольку полностью непроницаемого барьера не было возведено, просто стремительно подскочила вплотную и схватила герцогиню за горло. Рефлексы Несущей свет сработали как положено, из глубин памяти всплыло заклинание для ближнего боя, которое можно было применить без сложных пассов и инканто, но и этого она не успела сделать, ибо удар под дых сбил ей всю концентрацию.
   Хелену скрутило, она зажмурилась и из глаз потекли слезы, удар оказался просто чудовищно сильным. В ее представлении та хрупкая девушка никак не могла обладать такой физической силой, тем не менее, она нанесла этот удар и все еще продолжала держать ее горло стальной хваткой.
   - Эй, неженка! Тебе больно что-ли? - Индира отвесила герцогине смачную пощечину: - Посмотри на меня, хватит реветь!
   Хелена разомкнула веки и посмотрела в яркие изумрудные глаза рыжей ведьмы:
   - Убей уже, чего медлишь?
   - Убить? - Индира не удержавшись, прыснула: - Ну, если ты этого хочешь, то я, конечно, могу исполнить твое желание, но сначала скажи мне, где лежит твоя подвеска?
   Подвеска? Так неужели все это лишь простое ограбление? До этого момента Хелена искренне верила, что эти убийцы пришли, чтобы забрать ее жизнь. Внезапно в соседней комнате раздался грохот.
   - Проклятый Моддер, неужели нельзя потише?! - выругалась Индира.
   Моддер? Услышав знакомое имя, у Хелены появился небольшой проблеск надежды.
   - Ты сказала Моддер? Граф один из верховных магов, если он ворвется сюда, то тебе не поздоровится, лучше уходи пока можешь, и я не буду держать на тебя зла!
   - Дура! Хранитель огня на нашей стороне! - губы рыжеволосой ведьмы скривились в презрительной усмешке: - Ты думаешь, кто привел меня сюда?
   Граф Моддер, как и она сама, один из членов Совета шестнадцати и по какой-то странной причине заодно с грабителями? В голове Хелены все смешалось в кучу, солнечное сплетение все еще жутко ныло, и она уже окончательно запуталась в том, что тут происходит. Очевидно, это замешательство настолько ясно было написано на ее лице, что это вызвало беспокойство даже у Индиры.
   - Что с тобой? Я вроде по голове тебя сильно не била?!
   - Почему? - невпопад спросила Несущая свет.
   - Ладно, мое время уже на исходе, ты либо отдаешь мне сейчас подвеску, либо я делаю тебе больно, и ты все равно отдаешь мне подвеску, но чуть позже?!
   - Она там! - Хелена кивнула на дальний угол комнаты.
   Стоило Индире чуть повернуть голову, как в руке герцогини полыхнул яркий огонек, но нанести удар она не успела, из правого рукава ведьмы внезапно появилась змея и, развернув капюшон, оскалилась на нее прямо перед лицом.
   - Хорошая попытка, уважаю, но если не хочешь, чтобы тебе было очень больно, погаси свой шарик и я спрошу еще раз, где подвеска? - рука Индиры сжалась сильнее, змея зашипела, и на какое-то мгновение у Хелены потемнело в глазах.
   - Дамский столик, второй ящик, - огонек в руке Несущей свет погас.
   - Отлично! - ведьма дернула ее к столу, а змея повинуясь негласным желаниям своей хозяйки, обвилась вокруг шеи: - Открывай! И не вздумай что-нибудь выкинуть, как ты убедилась, мой фамильяр отлично чувствует враждебную магию, а клыки кобры могут разорвать твою артерию в мгновение ока!
   Хелена послушно открыла ящичек и достала подвеску.
   - Что в ней такого ценного? Я всегда думала, есть украшения и подороже! - спросила герцогиня, протягивая подвеску Индире.
   - Ты не знаешь?! - внезапно осенило рыжеволосую, и она ошарашенно уставилась на Хелену: - Бездна! Ты действительно не знаешь?!!!!
   - Нет, - Несущая свет кротко пожала плечами.
   - На самом деле это самая обычная ювелирная побрякушка, за исключением одного единственного алмаза, который на самом деле является камнем души!
   О существовании камней души Хелена слышала всего один раз, случайно подслушав разговор своего отца и деда, когда была еще маленькой девочкой. С тех пор эта тема нигде и никогда не поднималась и она о таком названии уже забыла. Однако сейчас срочно требовалось подтвердить возникшую догадку:
   - И чья же душа там заточена?
   Договорить им не дали, двери в комнату распахнулись, и на пороге показался слегка потрепанный, но при этом страшно довольный собой Хранитель огня.
   - Какая тут у вас милая беседа! Так недолго и стать лучшими подругами! - бросил Моддер и, заметив в руках Индиры подвеску, тут же продолжил: - Нам пора уходить! Твоя изоляция дала трещину, скоро тут будет полным полно охранителей!
   - Ты мог и еще сильнее погреметь! - съязвила ведьма.
   - Третий оказался крепким малым, - ответил Моддер, а затем кивнул в сторону Хелены: - Ее мы берем с собой!
   - Зачем? - удивилась Индира.
   - Это будет приятный сюрприз! - хищно улыбнулся Хранитель огня и в его руках появились кандалы-негаторы магии.
   Хелена попыталась было дернуться, но тут змея предупреждающе зашипела у самого уха, а затем заклинание сна, сплетенное графом Вальтари, повалило ее на пол.
   - Все равно не понимаю, зачем тебе лишняя обуза? - демонстративно повела плечами Индира, снимая змею с шеи герцогини и загоняя обратно в рукав.
   - Ты лучше проверь подвеску, камень действительно там?
   - Что проверять то? - ведьма с легкостью выколупнула один из алмазов, а саму подвеску небрежно кинула на пол: - Вот он родимый! Неужели ты думаешь, что те, кто умеют создавать камни душ, могут их спутать с какими-то побрякушками?
   На это Моддер ничего не ответил, надежно зафиксировав кандалы на руках и ногах герцогини фон Хауфман, он взвалил ее на плечо словно мешок, и они направились в сторону потайного лаза. Обрушив вход и устроив за собой приличный завал, чтобы погоня не смогла их быстро нагнать, они двинулись к зданию Совета. Следующей их целью был Имперский колдовской усилитель. Этот день не только хорошо начался, но и продолжался для Хранителя огня просто отлично, все шло согласно планам.
  
  
   Грязно, холодно, сыро и темно - иными словами то окружение, в котором пребывал Айвен последние несколько дней, назвать было нельзя. Молодой маг выглянул через очередные кусты, на небольшой поляне было пусто и он, со злости сломав ветку, хлестнувшую его по лицу, совершил еще несколько тяжелых шагов и, скинув с плеча бесчувственного Кая, уселся рядом прямо на землю.
   Это ж надо быть настолько дурными, чтобы сунуться в эльфийский лес?! Вен клял себя за нерасторопность и за то, что вовремя не остановил отряд преследования. То, что ослепленный яростью и местью виконт завел их прямо на бойню, молодой маг еще мог понять, но вот почему он поперся за ним, невзирая на голос разума и замеченные предостережения?
   Первые признаки того, что это необычный лес Айвен заметил ее на опушке. Странная вязь то ли вырезанная, то ли инкрустированная на стволах деревьев предупреждала путников, что они пересекают границу. Границу владений другой расы, которая ревностно охраняет свой домен и нещадно относится к нарушителям, а уж если эти нарушители враждебно настроены и пришли с оружием...
   Пока все эти ассоциации плавали в глубинах памяти, будучи некогда подчерпнутыми знаниями из учебников, второй знак дал о себе знать - труп человека истыканный стрелами и в одежде странно похожей на ту в которой были нападавшие орки. Однако отряд был слишком измучен, чтобы остановиться и придать этому хоть какое-нибудь значение, виконт Кай неумолимо гнал всех вперед!
   Когда Айвен, не спавший уже более суток и проведший последние пятнадцать часов верхом, сложил воедино куски этой мозаики в своем воспаленном мозгу, было уже поздно. Авангард отряда как раз выехал на поляну, где эльфийские воины добивали последних выживших из спровоцировавшей их банды налетчиков, подкинувших орочьи трупы.
   Вен не знал, кто первым отдал приказ об атаке, были это эльфы или люди, но битва началась и защитники леса, не ожидавшие такого большого числа имперских солдат, после первых потерь, достаточно быстро перешли к дистанционному бою и скрытым неожиданным атакам с флангов.
   Вскоре замешкавшиеся люди, поняв в какой передряге они оказались, начали отступать обратно к опушке. Кай усиленно что-то кричал, но его уже никто не слушал, а когда он попытался силой перехватить нескольких воинов, один особо смелый двинул ему по морде. Этого виконт стерпеть, конечно, не смог и саданул молнией прямо в бедного солдата, а затем в приступе истерики и по прятавшимся в округе эльфам.
   Атаку остроухих это ненадолго остановило, позволив отряду беспрепятственно продвигаться, и вроде к Каю даже вернулся на какое-то время его авторитет командующего, но все надежды добраться до опушки без боя рухнули, когда к эльфам подоспела подмога. Обнаружив в числе имперцев магов, эльфы разумно сочли не лезть на неизведанного врага, а позвать собственных специалистов в магическом искусстве.
   Сокрушительную мощь друидов Айвен почувствовал сразу, как только весь окружающий их лес превратился в смертельно опасное оружие. Деревья ветвями выбивали всадников из седел, тут же опутывали их корнями и утаскивали под землю душа и разрывая на части. Хвойные иглы, твердые и острые словно стальные, градом сыпались на них со всех сторон. Ржание коней, крики людей, грохот заклинаний, лязг металла и хлопки спускаемой тетивы - все смешалось в единую какофонию хаоса, в которой Вен даже не успел заметить, когда он встал плечом к плечу с Каем.
   Отряд имперских солдат оказался разделен на несколько частей, каждая их которых просто двигалась в неопределенном направлении, пытаясь уйти от атак. Для молодого мага вскоре стало предельно ясно, что их могут гнать куда угодно, но только не в сторону выхода, что спасения не будет, их измотают до последних сил и просто добьют как загнанное животное на охоте.
   Это страшное чувство - отчаяние, начало накатывать со страшной силой, норовя поглотить с потрохами. Опусти руки! Сдайся! Сопротивление бесполезно! Все равно уже ничего не сделать, ты в любом случае умрешь, так зачем мучения?! Эти и многие другие мысли терзали его в тех коротких промежутках времени, когда он пытался отдышаться после очередного заклинания.
   Запасы магических сил постепенно подходили к концу, и внезапно Айвен понял, что если он действительно не хочет поддаться отчаянию и умереть здесь, он должен действовать. Спасать себя и только себя, остальным уже не помочь, а у него еще есть шанс уйти. Вен судорожно стиснул в кармане Сферу мерцания.
   Сейчас или никогда! Молодой маг вгляделся в самые густые заросли, которые угрожающе шевеля ветками, надвигались на них, и послал в сферу дозу маны в три раза превышающую требующуюся для успешного перемещения. Как оказалось не зря, оказавшись прямо за густой стеной из перемещающихся деревьев, рядом с ним, откуда ни возьмись, рухнул Кай, в последнее мгновение перед перемещением умудрившийся совершенно случайно схватить его за плечо.
   Похоже, прямо перед этим молодого виконта достаточно крепко приложило по голове, по его лицу текла кровь, взгляд был мутный и самостоятельно идти он точно не мог. Айвен выругался всеми известными ему словами, подхватил Кая под руку и, заслышав за спиной уже приближающиеся голоса эльфов, вновь наполнил сферу маной.
   Он совершал перемещения одно за другим, оставляя эльфов все дальше и дальше позади. Однако на массу двух человек сфере требовалось больше маны и вскоре, полностью опустошивший все свои магические резервы, он был вынужден просто идти пешком, волоча на своем плече виновника произошедшей бойни. Айвен не считал количество перемещений, но сфера была сильно накалена, и руку неистово жгло, словно опущенную в кипяток. Тем не менее, пальцы молодой маг так и не разжимал, упорно продолжая идти вперед и вперед, сейчас в его голове была только одна мысль - выжить!
   Похоже, что с направлением Вен угадал, эльфы действительно хотели не дать им уйти и потому наиболее плотно перегородили путь к опушке и сейчас отсюда рукой подать до выхода, а может наоборот он просто настолько далеко углубился в их земли, что тут нет патрулей? В любом случае Айвен понимал, что они заблудились и благодаря его сфере эльфы на какое-то время потеряли их след.
   Первую ночь они провели прямо на земле у подножья огромного дуба. Не в силах больше идти и терпеть боль он рухнул вместе с Каем и отрубился. Однако полноценно поспать, ему было не суждено, посреди ночи началась гроза, и ему пришлось ютиться от холодного ливня, попутно укутав виконта в походный плащ, чтобы тот совсем не окоченел, и остаток ночи терпеть жуткую боль своей обожженной руки.
   На следующий день легче не стало. Хвала духам предков, эльфов не было видно, но дождь хлестал с удвоенной силой, Кай до сих пор не пришел в себя, и похоже у него началась лихорадка. Айвен старался идти прямо, выбирая впереди один ориентир за другим. Недостатка в воде у них не было, но под конец дня Вена начал изматывать голод.
   Третий день поутру не предвещал ничего хорошего, виконту становилось все хуже и хуже, а магических сил у молодого мага, чтобы как-то облегчить его страдания так и не накопилось. Без полноценного отдыха, восполнение маны продвигалось очень медленно, сейчас его запаса едва бы хватило на единичную активацию сферы, не говоря уже о плетении полноценных заклинаний, да к тому же с настолько изувеченной рукой, Вен сомневался, что сможет сплести хотя бы самый простой узор.
   Однако к обеду дождь прекратился, и им удалось выбраться на небольшую поляну. Но что делать дальше Айвен не представлял, он был уже изрядно вымотан и весь лес вокруг казался ему бесконечной бездной, в которой им суждено сгинуть. Хоть Вен и обладал элементарными навыками ориентирования в лесу, этого явно было недостаточно, чтобы сказать в какую сторону им сейчас надо двигаться, да и вообще вопрос выживания стоял весьма остро. Без еды долго не протянуть, охотиться он не умел, а собирать неизвестные ягоды и грибы было опасно.
   Внезапно до него донесся странный звук, как будто кто-то рубил дерево. Айвен повел головой и прислушался, стук повторялся и повторялся, а затем к нему прибавился еще один. Поверить в то, что эльфы рубят свой собственный лес на дрова, он никак не мог, а потому это однозначно должны были быть люди, что в свою очередь означало... Молодой маг чуть не вскрикнул от возбуждения, но вовремя себя осадил, радоваться было рано, это могла быть ловушка или что-то еще похуже. Однако, по крайней мере, у него появлялась надежда, и это следовало проверить.
   Оставив Кая лежать в кустах, Вен осторожно направился на стук. С приближением звуки становились все громче и громче, и вскоре перед ним открылась опушка леса, на которой находилось трое мужчин, отчаянно работавших топорами.
   Он это сделал! Он дошел! Айвен не скрывая своего восторга, открыто вышел к незнакомцам:
   - Эй, парни! - окликнул он их, но все оказалось не так радужно, как Вен представлял. Мужики на мгновение замерли в нерешительности, а затем один из них кинулся на него с топором наперевес.
   - Щас я тебя порешу остроухий ублюдок!
   Айвен рефлекторно схватился за Сферу мерцания и взвыл от резкого всплеска боли в обожженной руке. Тем временем двое оставшихся ребят, по-видимому, правильно оценив обстановку, схватили своего разбушевавшегося товарища, но тот продолжал отчаянно вырываться, норовя достать Вена, и им пришлось повалить его на землю.
   - Братан, ты че творишь! Ослеп что ли? Это человек! Человек, видишь?! Успокойся! - наперебой твердили ему мужики и парень, разжав руку, выронил топор, а затем уткнулся лицом в землю и заревел.
   - Что происходит? - осторожно поинтересовался Айвен.
   - Ты нам скажи! Ты ведь оттуда вышел! - один из троицы махнул рукой в сторону эльфийского леса.
   - Меня зовут Айвен, я служу в северном гарнизоне у лорда Лонгвуда, мы столкнулись в лесу с эльфами и... - молодой маг немного запнулся, а затем продолжил: - Боюсь, нас выжило всего двое.
   - Двое? А где второй? - спросил второй мужик.
   - Недалеко в лесу на поляне, у него жар и он без сознания, - честно ответил Айвен: - Я думал мы уже никогда не выберемся из этого проклятого леса, но затем услышал стук ваших топоров и... и вот я здесь!
   - Ты не похож на солдата?! - вновь сказал первый.
   - Так и есть, я маг!
   - Ух ты! Не каждый день нам удается увидеть лордов! - не выдержал второй.
   - Просто мэтр, - поправил их Айвен: - Я родился в простой семье, так что мне на этой почве нечем гордиться.
   - Честно не ожидал, что в гарнизоне так быстро среагируют, - печально вздохнул первый: - Жаль, что у вас не получилось отомстить этим остроухим подонкам.
   - Отомстить? Это вы о чем? - непонимающе спросил Вен.
   - Как? А разве вы не за этим двинулись в этот лес? - вопросом на вопрос ответил второй.
   - Мы преследовали одну банду, было темно и мы не заметили, что пересекли границу эльфийского леса, а затем мы столкнулись с остроухими... - немного видоизменив события, молодой маг вкратце описал причину, толкнувшую их переступить границы эльфийских владений: - А о какой мести вы говорите?
   Мужики переглянулись, а затем один из них начал рассказ:
   - Уж так получилось, что мы с братьями все взяли в жены девок из разных поселений, - он кивнул на оставшихся двух мужиков и продолжил: - Поэтому все живем в разных деревнях. Пару дней назад мы решили собраться бухнуть, обычно это происходит в доме наших стариков, ну и в этот раз мы там собрались. Хорошо посидели, а потом когда возвращались обратно, заметили столб дыма по направлению моей деревни.
   На последних словах голос мужика немного дрогнул, но затем он сплюнул и взял себя в руки:
   - Мне повезло, что в этот день меня не было дома! На поселение напали остроухие и вырезали всех. Всех подчистую! Мужчин, женщин, стариков, детей... - мужик отвернулся, все вышесказанное давалось ему с огромным трудом: - А потом мы кинулись в деревни моих братьев, и знаешь что? Там было то же самое!
   - Откуда такая уверенность, что это были именно эльфы? - наученный горьким опытом спросил Айвен.
   - Скажи, ты ведь слышал о том, как остроухие поступают с людьми, которые нарушают их границы? - внезапно в рассказ вклинился второй: - Они свежуют людей, словно диких животных. Но при этом они делают это, покуда они еще живы и затем оставляют их умирать в страшных муках, прибивая вниз головой к деревьям на опушке своего леса в назидание следующим смельчакам или безумцам.
   - Во всех трех наших деревнях они проделали это со всеми! - продолжил первый: - Даже с маленькими детьми! Многих наших друзей нам пришлось собственноручно избавить от мучений, ибо к нашему приходу они еще были живы. И уж поверь, они бы тебе точно в красках расписали, кто это сделал!
   - Когда ты сказал, что ты из пограничного форта, мы и подумали, что кто-то из деревни смог добраться до вас и предупредить об эльфийском налете, - второй, как обычно подхватывал разговор, когда его старший брат замолкал.
   - А что тогда вы здесь делаете? - Айвен недоуменно уставился на мужиков: - Вы решили присоединиться к своим семьям? Или считаете, что втроем вам удастся отомстить за них?
   Мужики потупили глаза, и Вен понял, что попал в точку. Бездна, как же тяжело терять близких тебе людей! Внезапно Айвен представил себя на месте этих мужчин и понял, что, скорее всего, точно также бы кинулся на остроухих, если бы они освежевали его мать. Эмоции - на эту тему легко давать советы другим, но ими сложно управлять, когда дело касается лично тебя.
   - Мужики, мне нужна ваша помощь! В лесу лежит мой раненый товарищ, я вытащу его на опушку, помогите нам дойти до форта или просто ближайшего поселения? - молодой маг решил не уточнять, кем именно является Кай.
   В этот момент младший из трех братьев уже поднялся на ноги, но слезы все еще текли по его щекам.
   - У него была свадьба три луны тому назад, - с горечью в голосе сказал старший: - Сгоряча мы хотели вырубить этот треклятый лес, но благодаря тебе теперь, наверно, откажемся от задуманного. Неси сюда своего друга и... уж извини, но мы в этот лес ни ногой!
   - Добро! - кивнул Вен и отправился на поляну за Каем.
   Услышанное заставило Айвена крепко задуматься. Об эльфийской жестокости по отношению к людям он знал благодаря обучению в Академии. И с одной стороны акция возмездия вполне вписывалась в логику ответа на их вторжение в эльфийский домен. С другой стороны, он никогда не слышал и не читал о том, чтобы эльфы выходили с боем за пределы своего леса. Как правило, они вели битвы до момента полного уничтожения противника забредшего на их территорию, либо пока этому противнику не удавалось отступить обратно, но это были скорее единичные случаи, подобные его собственному. Ибо как Вен прочувствовал на своей шкуре, эльфийский лес очень неохотно отпускал обратно живых чужаков.
   Однако, учитывая странные события последних дней с провокационным нападением на форт и подкинутыми трупами, Вен не был полностью уверен в том, что вырезавшие деревни были именно эльфами. В пользу этого также говорило и то, что во всей это истории был еще и ряд нестыковок. Самая главная из которых, заключалась во времени нападения на деревни, ибо оно практически совпадало со временем, когда они пересекли границу эльфийского домена.
   Мужики сопроводили их в ближайшую деревню, жители которой уже были настолько напуганы произошедшим с соседями, что чуть было ни кинулись на них, стоило им появиться на горизонте. Но вовремя поняв, что это люди успокоились и впустили их внутрь. Новости о произошедшем инциденте стремительно распространялись по округе, ибо как оказалось, во время нападения многим селянам удалось бежать. И это тоже не стыковалось с эльфийской точностью и педантичностью, поскольку как понимал Айвен из собственного опыта, если эльфы ставили себе целью полностью истребить врагов, они подходили к этому со всей возможной серьезностью.
   Проспав более суток и, наконец, вкусив сытной горячей похлебки, Айвен навестил до сих пор не пришедшего в сознание Кая, которого теперь выхаживал местный знахарь. Удостоверившись, что ему становится лучше и его магическое вмешательство пока не требуется, молодой маг решил продолжить копить силы и попытался разыскать нескольких очевидцев ночного налета эльфов, которые бежали из своих деревень и теперь оставались тут. В итоге с ним согласилось побеседовать шестеро уцелевших, рассказы которых были весьма сумбурны и, как выяснил для себя Вен, сводились к тому, что достаточно многочисленная группа неидентифицируемых лиц, с виду напоминавшие эльфов особо характерными признаками - наличие острых ушей, луков и ятаганов, напали ночью на поселение, подожгли дома, а выбегавших на улицу стали убивать или хватать и сгонять в центр деревни. Что было дальше, никто рассказать не мог, поскольку к тому времени выжившие были от деревни уже достаточно далеко.
   Была и еще одна деталь, которая привлекла внимание Вена. В рассказах двух очевидцев, хотя они и не утверждали наверняка, что видели это, ссылаясь на то, что возможно им это просто показалось, фигурировала некая группа эльфийских всадников, которая якобы наблюдала за атакой деревни со стороны. Что уже явно не лезло ни в какие ворота, поскольку Айвен ну точно нигде не встречал информации, чтобы эльфы использовали лошадей. И что самое главное, по описанию одного из селян, который во время вспышки молнии увидел этих всадников, за спиной одного из них красовался огромный меч, а лицо скрывала гротескная маска. Возможно, эти всадники и были те самые личности, которые стояли за провокацией их гарнизона, а теперь еще и имитировали нападения эльфов на людские поселения. Но зачем им создавать этот конфликт? Какие цели они преследуют?
   Проведя еще один день в отдыхе и раздумьях, он окончательно уверился в том, что происходящее здесь, на северо-восточных границах Империи, не может быть решено его силами. Кая он уже давно списал со счетов, а потому ему срочно предстояло обратиться за помощью, однако из всех его знакомств на ум приходил только один верховный маг, обладающий достаточными связями и властью - ректор Имперской Магической Академии, Магистр Истины, маркиз Альбрехт Таунт.
  
  
   Эдвард просто сидел на земле и смотрел в ночное звездное небо, после всего пережитого тот факт, что он просто был жив и еще не тронулся умом, сам по себе был чудом. Айбель лежал рядом на траве, провалившись в глубокий сон. Если бы не он, Эдвард сейчас бы наверняка кормил червей в той пресловутой выгребной яме или валялся разрубленный напополам в какой-нибудь расщелине.
   Как странно, когда нити судьбы сплетаются таким образом, что день начинается с того, что ты сидишь в заключении и не знаешь чем себя занять, а заканчивается тем, что тебе приходится "родиться" заново. Появление Яна - его бывшего друга и наставника в пещере - самое меньшее, что Эдвард мог тогда ожидать...
   - О! На ловца и зверь бежит! - если бы маска не скрывала лицо Джека, то всем окружающим предстал бы хищный оскал. Но рыцарь на него не обратил никакого внимания, как будто мага в маске здесь совсем и не было.
   - Я терпеливо ждал момента, когда ты бросишься на этого человека, хотел помочь тебе, но ты предпочел диалог с врагом вместо защиты интересов Ордена! - Ян требовательно впился своими серебряными глазами в Эда: - Ты знаешь, почему тринадцатый Верховный магистр издал декрет об уничтожении всех проваливших финальное испытание и почему его до сих пор никто не отменил?
   В ответ Эдвард лишь растеряно мотнул головой.
   - Для того чтобы исключить такую слабовольную шваль как ты из числа членов Ордена и тем самым уменьшить число возможных предателей! - для Эда было тяжело услышать такие суровые слова из уст человека, который, собственно, и привел его в Орден.
   - Я не просил тебя вести меня в Орден и превращать в напичканного алхимией монстра!
   - Как же? - усмехнулся Ян: - Ты продемонстрировал мне, что и без алхимии почти владеешь Превышением, так что я не мог упустить такого самородка. Думаешь, почему твое Превышение было настолько сильным, что даже многие полноценные рыцари, годами оттачивавшие контроль над своим телом не могут достигнуть твоей скорости?
   То о чем говорил Ян, было для Эдварда полной неожиданностью, ибо до них не доводили никаких результатов и информации насколько Превышение учеников отличается от того чем владеют рыцари.
   - У меня настолько сильное Превышение? - растерянно спросил Эд, и Ян понял, что сболтнул немного лишнего, но теперь это было уже не страшно, все равно он его убьет через несколько минут.
   - Да, и кроме того, это не единственная причина! - Ян по-прежнему не спускал глаз с Эдварда, похоже, этот диалог в определенной степени доставлял ему удовольствие: - Перед тем как окончательно принять решение, я навел о тебе справки и узнал, что ты сын того за кем я был послан в ваше поселение. А это давало мне преимущество, что если ты будешь у нас, твой папаня рано или поздно объявится, но, похоже, он решил тебя кинуть!
   - Мой отец? А он-то тут вообще причем? - Эд был полностью ошарашен.
   - Хотел бы и я это знать. Видимо чем-то он привлек внимание наших магистров, ибо простых смертных и даже просто сильных мира сего мы в Орден не тащим! - нет, определенно Яну нравилось наблюдать за реакцией бывшего ученика: - Мне было приказано просто доставить его в Орден, но после налета работорговцев он как сквозь землю провалился. Я даже попытался выкупить твоего отца у них, перехватив корабли ниже по течению реки, но мы облазили все трюмы и не нашли его. Поэтому я решил, раз уж не отец, так пусть будет сын, ибо негоже возвращаться с задания с пустыми руками.
   - Ты лжешь! - не выдержал Эдвард.
   - Конечно, лгу! - не скрывая надменности, Ян уже открыто издевался над ним: - Твой говнюк отец доставил нам много хлопот в Скальдарии и смылся, поэтому, как только мы обнаружили его на этом континенте, я отправился забрать его голову!
   С этой стороны Эдвард еще никогда не видел Яна. Он считал его своим единственным другом и наставником, который дал ему смысл в жизни и привел его в Орден, но сейчас все оказалось совершенно иначе. Эда снова схватился за голову, да что же это за день такой, все, во что он когда-либо верил или знал, оказалось ложью или было разрушено.
   - А я думал, что это у меня жестокие методы! - вклинился в разговор Джек, достаточно долгое время наблюдавший эту садистскую сценку.
   Но Ян, в отличие от Эдварда, даже не счел нужным отвечать словами на эту провокационную реплику. Он резко крутанул клинки и сделал молниеносный выпад в надежде разрубить дерзкого мага на несколько кусков. Однако к его величайшему удивлению, этот человек смог продемонстрировать просто нереальную реакцию даже для опытного воина, не говоря уж о том, что он считал его магом и принять его удары на гигант, непонятно откуда появившийся в его руках. Похоже, прежде чем он прикончит Эда, ему придется разобраться с этим странным типом.
   Человек в маске легким прыжком отскочил назад, увеличивая расстояние между ними и его узор на левой щеке внезапно погас:
   - Какого? Что значит убей его, если хочешь жить? Ты ведь сдохнешь со мной Даашгор, если я не буду биться?! - Джек говорил сам с собой, но со стороны казалось, будто он общается с каким-то незримым собеседником: - Ну, если так, тогда считай, ты меня убедил!
   - Твой голос, он изменился! - похоже, Ян больше не был так уверен, что сможет закончить бой одним ударом и теперь срочно требовалось собрать какую-нибудь информацию о своем противнике: - Кто ты такой?
   - А! Снизошел до разговоров? - съязвил Джек, одновременно провернув в руках меч: - Хоть я и не люблю болтать в отличие от Даашгора, имя я тебе назову, меня зовут Джек, Джек Семь лезвий!
   - Семь лезвий?! Но... что ты тут делаешь? - судя по удивлению, которое отразилось на лице Яна, несмотря на его показную невозмутимость, о Джеке он что-то уже слышал.
   - Да так, зашел вот в пещерку, справить нужду на голову вашим Орденским магистрам!
   Такое провокационное оскорбление Ордена, как и предполагал Джек, серебряный рыцарь перенести не смог и кинулся в атаку. Его клинки с бешеной скоростью наносили удары один за другим, Семь лезвий отбивал часть из них и уклонялся от другой, однако возможности контратаковать не было. Пещера, в которой они находились, ставила Джека с его гигантом в весьма невыгодное положение. А вот стиль Хеста которым владели бойцы Ордена, внешне напоминал зачаровывающий танец с клинками и был рассчитан на бой при любой дистанции.
   Семь лезвий еще никогда не сталкивался с подобным противником, и будь он просто самим собой, возможно, эта битва бы уже закончилась, т.к. Джеку для успешного боя всегда требовалось много открытого пространства. Но в памяти Даашгора, которая теперь была ему доступна, после слияния с сознанием дракона из-за надетой маски, хранилось множество схваток с рыцарями Ордена серебряной длани и сейчас нужные элементы идеально накладывались на его боевой опыт.
   Чтение планируемых атак противника - один из главных козырей Джека, работал только при условии, что ты знаешь, на что способен противник. И сейчас Семь лезвий одновременно решал две задачи: под видом отчаянно обороняющегося под шквалом ударов он шаг за шагом отступал в широкую часть пещеры, где он бы не был стеснен в движениях и в то же самое время, вытаскивая из памяти Даашгора бои с сереброглазыми, подмечал все нюансы поведения своего противника.
   В этот момент второй оставшийся орк, стоявший до этого момента в странном ступоре, видимо решил, что это его шанс и атаковал Яна со спины. Мгновения, на которое отвлекся рыцарь, чтобы разрубить орка напополам, Джеку хватило, чтобы отпрыгнуть назад и на несколько секунд дать контроль над телом Даашгору.
   Узор на левой стороне маски ярко вспыхнул и Семь лезвий, вскинув вперед руку, саданул в сереброглазого струей огня. Когда глаза Эдварда вновь привыкли к полумраку пещеры, после ослепительного пламени, он увидел, что Ян даже не сдвинулся с места и был полностью невредим, как будто никакой струи огня и не было.
   Однако были и отличия, его клинки, выставленные вперед, заметно вибрировали, а по лицу натужно вздулись вены. Этот вид Превышения Эдвард ни разу не видел, поскольку встречался он довольно редко, но не слышать в Ордене о Рассекающих клинках мог только слепоглухонемой. Рыцари, владеющие этой способностью, могли вибрировать клинками на очень высокой частоте, благодаря чему мечи могли пройти сквозь любую защиту, включая магическую, а также отбить и уничтожить почти любое материализующееся заклинание вроде огненных шаров, молний или ледяных стрел.
   - Никогда бы не подумал, что мне придется использовать Превышение в бою против таких убожеств! - недобро прорычал Ян: - Теперь вы меня разозлили!
   После сказанных слов рыцарь мгновенно кинулся в атаку, но Джек уже был в глубине пещеры, где появлялась возможность полностью использовать весь потенциал огромного меча. Правда долго орудовать гигантом Семь лезвий не смог. Буквально после того как Ян стал серьезен и нанес несколько ударов, Джеку пришлось обнажить весь свой арсенал, раскрыв "веер".
   Громкий лязг железа разносился под сводами пещеры, когда Эдварда кто-то тронул за плечо:
   - Это наш шанс, идем! - откуда ни возьмись, рядом оказался Айбель в обличии орка.
   - А?! - растерянно посмотрел на него Эд.
   - Бежим! - прохрипел Айбель и, подхватив своего незадачливого друга под руку, понял с колен и повел к выходу: - Мы должны быстро слинять отсюда, пока эти монстры заняты друг другом!
   - Как мы пройдем через лагерь? - отчаяние постепенно отступало и осознание реальности возвращалось к Эдварду: - Там же полно зеленокожих и если они меня заметят...
   - Не волнуйся! - оскалился в жуткой улыбке орк: - Я все предусмотрел, ты будешь выглядеть почти как я!
   Перед выходом из пещеры они остановились, и в руках Айбеля появился небольшой мешочек со странно переливающимся различными цветами порошком.
   - Так это и есть пыль иллюзий?
   - Все верно, а теперь закрой глаза!
   Что именно совершил его друг, Эд не видел. У него появилось лишь странное ощущение, что нечто обволакивает его с головы до ног, будто его только что окунули в смолу, а затем вытащили обратно. Когда он открыл глаза первое за что зацепился взгляд, были руки, они выглядели точь в точь как у орка - грубая кожа, толстые пальцы, черные ногти.
   - Класс! - впечатлено рыкнул Эд, даже его голос изменился: - Эта иллюзия не спадет, если я случайно обо что-нибудь ударюсь или меня кто-то толкнет?
   - Это не простая иллюзия, просто так тебе будет сложно принять прежний облик, пыль иллюзий можно либо развеять, как заклинание, либо она спадет сама по себе через сутки, - Айбель довольный проделанной работой, протянул Эдварду тесак, снятый с трупа одного из орков убитых Яном: - Держи! Негоже гордому воину племени орков ходить без оружия.
   Оказавшись снаружи первое, что привлекло их внимание, были магические письмена и символы, который появлялись высоко в небе прямо над горой. Многие орки находящиеся рядом, щурясь, смотрели вверх, как разворачивался четвертый круг, и вырисовывалось странная фигура похожая на куб.
   - Хватит пялиться, идем! - Айбель дернул за руку своего товарища.
   - Что это такое? - встревоженно обернулся Эд.
   - Не знаю, но у меня очень плохое предчувствие по этому поводу. Нужно убираться отсюда как можно скорее!
   До окраины лагеря они добрались, без каких либо затруднений. Пара зеленокожих шастающих по лагерю орков не вызывала у их "собратьев" никаких подозрений. Но уже на самой границе к ним обратился какой-то громила. Эд уже приготовился всадить топор ему между глаз, но его спутник на удивление что-то буркнул на орочьем и громила, удовлетворенный ответом, потерял к ним интерес.
   - Ты знаешь орочий?
   - Знаю! Я говорю на пяти языках, - Айбель осторожно огляделся по сторонам: - Лучше молчи, если они услышат, что мы говорим между собой не на орочьем, это будет проблемой!
   Эдвард послушно кивнул, и они продолжили свой путь. За пределами лагеря путникам встретилось несколько дозорных патрулей, с которыми Айбель перекидывался парой слов, и им позволяли спокойно идти дальше.
   Вид у зеленокожих был грозный, бодрые и самоуверенные, они ничуть не походили на тех отступавших под натиском имперских солдат испуганных орков, с которыми Эд рубился в лесу. Похоже после появления этого загадочного человека в маске по имени Джек Семь лезвий, у зеленокожих открылось второе дыхание. Но вот почему они признавали его первенство и считали его вождем?
   - Ты знаешь что-нибудь об этом Джеке Семь лезвий? - не удержавшись нарушил молчание Эд, предварительно удостоверившись, что их никто не слышит.
   - Первый раз сегодня видел!
   - И что думаешь?
   - Думаю? Бездна! Думаю о том, как вырваться отсюда куда-нибудь подальше, пока эта штука до конца не заработала! - Айбель указал пальцем на формирующуюся в воздухе над горой магическую конструкцию, в которой уже проявлялся седьмой круг: - Я кажется, тебе недавно говорил, что по дороге сюда встретил просто нереальное количество Теней? Так вот мне кажется, что это все неспроста! Скоро здесь станет очень жарко, так что извини, но мне некогда думать о том, кто этот парень в маске и что ему надо!
   Когда Айбель закончил свою гневную тираду, он поймал слегка обеспокоенный взгляд Эда направленный за его спину и развернулся. В трех шагах от них недоумевая, стояли трое орков и один из них, судя по его габаритам, выделяющемуся доспеху и яркой красной повязке на лбу, был кем-то вроде командира или вожака.
   Рефлекторно Эдвард выхватил тесак, но это только усугубило ситуацию. Судя по скорости реакции, тройка на которую они наткнулись, были не простыми рубаками. Вожак резко дернул вперед, на ходу выхватывая два ятагана, Айбель стоявший ближе к ним и оказавшийся у него на пути, тут же отлетел в сторону, будучи сбит мощным пинком в живот. Остальные двое обнажив цеп и топор, проворно окружали Эда, норовя зайти сбоку.
   Это же надо было так вляпаться! Бездна! Почему он не послушал своего спутника и не держал рот на замке? Сил на обычный бой у замученного голодом Эдварда не было, как впрочем, и времени, поэтому в этой схватке предстояло все решить как можно быстрее и не вызвать много шума.
   Эд глубоко вдохнул и воззвал к силе алхимии Ордена. К его собственному удивлению провалиться в боевой транс ему удалось практически сразу, похоже, сказался не один десяток проведенных боев за последнее время вкупе с критически напряженной обстановкой. Движения двух орков, которые оказались по бокам сразу стали медленными и неуклюжими. Эдвард совершил выпад в правую сторону и тесак в его руках снес полголовы зеленокожему, который даже не понял что произошло.
   Развернувшись обратно, он хотел сначала разделаться со вторым орком, прежде чем заняться вожаком, но ему этого не удалось. Несмотря за ускоренные рефлексы Эда, орочий командир двигался очень быстро. Чувство опасности взвыло и вместо того, чтобы кидаться на стоящего рядом зеленокожего Эдвард отпрыгнул назад. В этот момент рядом с ним рассекли воздух два тяжелых ятагана. Эд крутанулся волчком, совершив выпад из полуприседа, но вожак играючи отбил его. А затем началась контратака...
   Пропустив несколько ударов, Эдвард упал на камни и боевой транс схлынул. Слабость и дурнота навалились всей силой. Разрубленную грудь жгло неистовой болью, а раненая рука предательски дрожала, отказываясь крепко держать тесак.
   - Ну что, шпеон! - довольно прошепелявил вожак, прокручивая ятаганы в руках: - Как тебе сила чемпиона семи арен?
   В этот момент второй оставшийся в живых орк неторопливо склонился над поверженным Айбелем, чтобы добить, но колдун сотворил какое-то смертоносное заклятье из последних крупиц своей маны, и зеленокожий затрясшись в агонии, повалился навзничь. Через несколько хриплых вздохов, его выгнуло дугой, а затем его грудь просто взорвалась, разбрызгивая кровь во все стороны, и из зияющей дыры наружу хлынули черви.
   Правильно оценив степень угрозы, вожак выкрикнул ругательство на орочьем и, крутанув клинками, изо всех сил рванул к Айбелю.
   - Неееет! - заорал Эдвард.
   Движения орка слегка замедлились, но все равно он был слишком быстр для ослабленного Эда, даже в боевом трансе перехватить его не представлялось возможным. Превышение! Внезапно Эдвард вспомнил об уникальной способности рыцарей Ордена Серебряной длани. Использование Превышения позволяло использовать максимум из того, на что было способно тело модифицированное алхимией, но требовало специальной подготовки и многих лет тренировок, чтобы отточить контроль и не покалечить себя. Однако сейчас для Эда это оставалось последним шансом, последней надеждой на то, чтобы спасти своего друга, который пришел за ним в лагерь орков.
   Айбель не понял, что произошло с вожаком. Еще мгновение назад он, превозмогая боль от сломанных ребер, пытался зачерпнуть хоть крупицу сил, чтобы сотворить Паутину смерти и остановить неотвратимый удар ятаганов, как в следующее мгновение орк замер глядя на свои обрубленные руки, а рядом тяжело дыша, появился Эдвард. Просто появился из неоткуда, как будто он использовал заклинание Мерцания или Шаг-вспышку.
   Орк заревел от боли, но тут же замолк, а потом его тело просто развалилось на части. За его спиной стоял Эд, кое-как держа двумя руками один из ятаганов, затем откинув его в сторону, склонил голову набок и протянул руку магу.
   - Пока у меня еще есть силы, и я не вышел из измененного состояния, могу тебя понести, - медленно выговаривая слова, Эд смотрел на Айбеля мутным взглядом: - Но учти, будет страшно!
   Стиснув зубы и превозмогая боль, колдун поднялся с земли и принял помощь своего товарища. Эдвард не обманул, это действительно было страшно, с такой скоростью он еще ни разу не перемещался. На Айбеля внезапно накатила дурнота, ком подошел к горлу, а затем их сзади толкнула неведомая сила, Эда куда-то понесло в сторону и они упали.
   Первым очнулся Эдвард, была где-то средина ночи, он сел и оглянулся по сторонам. Айбель лежал рядом, а вот горы, с которой они спускались... горы не было! Эд протер глаза и еще раз посмотрел на то место, где находился хребет, горы действительно больше не было.
  
  
   Император медленно переводил взгляд с одного магического кольца на другое, вычитывая и выверяя все письмена. Из Храма звездной сферы ему удавалось наблюдать за формированием Этериона, как будто он находился от него на расстоянии вытянутой руки.
   Заклинание высшей разрушительной силы, созданное Карлом Нехемом, было неподъемно для одного мага, каким бы сильным и могучим он ни был. Даже Регалий власти позволяющих управлять этим местом, которые носил Второй император, было недостаточно. Поэтому для активации этой устрашающей мощи, Его величество сейчас собрал в имперском дворце большинство членов Совета шестнадцати.
   Однако было странно, что четверо верховных магов не откликнулись на его зов, хотя за единственным исключением, все они должны были быть в столице. И если тот факт, что отсутствовал его сын принц Шнайзел, был ему заранее известен, ибо он собственноручно поручил ему весьма важное и деликатное задание на северо-восточных границах Империи. А маркиз Брайзен де Росс предупредительно сообщил, что неважно себя чувствует, то вот куда запропастились герцогиня Хелена фон Хауфман и граф Моддер Вальтари, предстояло выяснить, поскольку они не просто отказались, а даже на связь с ним не вышли. Но это все потом.
   Перед Императором появилась картина с изображением зала, где находился Имперский колдовской усилитель и трудились двенадцать верховных магов - членов Совета, которые сейчас были сконцентрированы лишь на одной задаче - построить Этерион и зарядить его магией. По правде говоря, для Его величества, да и лишь нескольких членов Совета, которые числились в нем еще со времен Первого императора, это был всего второй раз, когда использовалось это устрашающее заклинание, всем оставшимся предстояло познакомиться с ним впервые.
   Самый первый и единственный раз это заклинание им продемонстрировал сам Карл Нехем. Сразу после того как был достроен первый Имперский колдовской усилитель, он собрал их всех в своем дворце и заставил вложить все имеющиеся магические силы в сформированный им узор. А затем прямо у них на глазах один из островов в Бездонном море просто прекратил свое существование.
   После такого ошарашенные и обессиленные верховные маги еще долго не могли прийти в себя. Ну а когда им это все-таки удалось, они крепко задумались о том, как сделать так, чтобы Карл Нехем не смог использовать Этерион без них? Ибо, если, как минимум из двенадцати магов, которые были необходимы для заклинания, только один должен был знать узор, чтобы сделать залп, что мешало Императору заменить членов Совета на тех же своих гвардейцев?
   Выход был найден только один - устроить гонку вооружений, и они обратились к Карлу Нехему с предложением - ради безопасности построить второй, резервный Имперский колдовской усилитель в здании Совета. Несмотря на столь очевидно странную просьбу, разрешение было получено и строительство начато, но затем Первый император умер, началась кровопролитная борьба за власть и, без того очень малое количество магов, которые не просто видели создание Этериона, но и могли бы повторить узор заклинания, резко уменьшилось. В итоге, после постройки второго Имперского колдовского усилителя, он до сих пор так и не был ни разу задействован, поскольку никто не представлял, для чего еще можно было бы использовать эту адскую конструкцию, кроме как создания заклинания высшей разрушительной силы.
   Доверить начертание узора Этериона Император мог только трем людям: себе, Магистру Теней Эбенезеру Моргану и Асвартену де Сельвиру, но поскольку Магистр сейчас был задействован непосредственно в полях, а он сам хотел проверить одну гипотезу, узором пришлось заниматься Северному ветру, поскольку из всех верховных магов только в его способности повторить узор Карла Нехема он был полностью уверен. Эрцгерцог всегда занимал привилегированное положение при дворе, причем обоих императоров, и это было оправдано. Более самоотверженного и преданного государству человека не знал никто. Вдобавок Император знал, что по уровню магической силы он был на голову выше остальных членов Совета, хоть и источники этой силы являлись для него загадкой.
   Применение Этериона они обсудили с ним сразу после того памятного заседания, когда Император высказал свое решение начать войну с зеленокожими. Накрыть всех орков одним ударом загнав их в горы и избежать собственных потерь - именно так он озвучил Асвартену свое видение, когда предлагал роль ведущей скрипки в этом проекте. И как теперь было видно он не ошибся, то как Северный ветер справлялся с созданием заклинания впечатляло, все малейшие детали и нюансы из плетения Карла Нехема были учтены и повторялись в нужной последовательности.
   Последний семнадцатый и самый большой круг, описанный вокруг огромного куба, заполнявшегося магической энергией оказался завершен. Пора! Сейчас Его величеству предстояло совершить то, ради чего он весь сегодняшний день провел в Храме звездной сферы, а именно перехватить контроль над Имперским колдовским усилителем! Если ему удастся синхронизировать его с системами Храма, то благодаря этому мощь и без того разрушительного заклинания на порядок усилится с помощью Регалий власти, систем Храма и его собственных сил. Права на неудачу он не имел, ибо истинная цель, которую должно было поразить заклинание находилась глубоко под поверхностью того плато на котором располагались орки.
   Император совершил несколько пассов, вклиниваясь в магический контур колдовского усилителя, как ни странно, это не вызвало у него совершенно никаких трудностей, как будто являясь частью одного целого их просто соединили вместе. Ай да Карл Нехем! - Его величество мысленно поаплодировал своему предшественнику, а затем не выдержал и расхохотался. Теперь ему было совершенно ясно, почему Первый император так спокойно согласился на то, чтобы члены Совета построили второй колдовской усилитель - в любой момент он мог перехватить над ним контроль и направить разрушительную мощь в нужное русло.
   Император вызвал контрольную панель Этериона, и перед ним возникла полупрозрачная белесая сфера, внутри которой находилась уменьшенная в сотни раз магическая фигура заклинания сформировавшегося в воздухе над лагерем орков в восточных горах. Приложив руки к сфере, он на мгновение замер, эти ощущения, эта мощь, и сам факт того, что это было сосредоточено в его руках, приводили в неописуемое блаженство.
   Однако управлять им было сложнее, чем казалось на первый взгляд, Император напрягся и его собственный поток магической силы хлынул внутрь огромного магического куба. Немного повернув прицел, он выкрикнул активирующее инканто и до момента выстрела начался обратный отсчет.
   Внезапно что-то изменилось, Император почувствовал легкую вибрацию контрольной панели, а поток маны закачиваемый в Этерион резко ослаб. Окинув взглядом висящие рядом изображения Нехема, он застыл в оторопи - второй Имперский колдовской усилитель оказался активирован! Два огромных и ярких луча света одновременно били высоко в небо из обоих мест, где располагались усилители - шпиля Имперского дворца и здания Совета. Город изрядно трясло, старые дома разваливались, словно карточные домики, а люди на улицах поголовно падали без сил. Так вот за счет чего происходит магическое усиление!!! Император помнил, как ему рассказывали, что во время первой демонстрации Этериона в городе не работало ни одно магическое устройство, а заклинания невозможно было сплести. Сейчас же, когда одновременно оказались запущены два колдовских усилителя, они без всякого стеснения вытягивали силы из всего, что находилось в городе.
   Проклятье! Кто смог запустить второй усилитель? И для чего? Император в бешенстве попытался дотянуться до здания Совета, но тщетно, Этерион требовал слишком большой концентрации сил и внимания, а ослаблять контроль, когда запущен обратный отсчет было безумием, ибо как тогда поведет себя эта титаническая масса магической энергии, предсказать было невозможно. Она могла, как просто взорваться в воздухе, так и хлынуть обратно через каналы управления, а это означало, что от всего дворца, да что там дворца, от всего города могло ничего не остаться.
   Император скрипнул зубами, на одном из экранов верховные маги - члены Совета шестнадцати обливаясь потом, пытались держать стабильную связь с Этерионом. Более половины из них уже в отключке валялись на полу, остальная часть корчилась в агонии и лишь двое магов еще крепко стояли на ногах. Отлично! До выстрела оставались считанные секунды.
   - Даа!!! - не сдержавшись, выкрикнул Его величество, когда луч яркого желто-белого цвета вырвался из куба и, пройдя через магические круги, устремился вниз. В горах взметнулись вверх клубы грязи и пыли.
   Спустя мгновение все изображения, находившиеся вокруг, погасли, а Его величество рухнул на колени. Переведя дух, Император вытер рукавом пот, струящийся по лицу. Несмотря на кое-какие оставшиеся резервы маны, на него накатила слабость. Поднявшись на ноги и слегка пошатываясь из стороны в сторону, он направился к выходу из Храма, что стало с анклавом Ордена - он узнает после, уцелела ли Струна - тоже после, связь с Даашгором - потерпит! Сейчас надо было срочно схватить ублюдков активировавших второй усилитель!
  
  
   В это утро Олег, как сейчас принято называть, встал не с той ноги. Будильник зазвонил на самом интересном моменте сна, переворачиваясь на другой бок, чтобы его выключить он локтем прижал и больно натянул волосы своей жене, что тут же вызвало всплеск негодования. Затем, вставая с кровати, наступил на кота, который обиженный подобной невнимательностью хозяина громко мяукнул и оставил на ноге памятный росчерк своих когтей. Потом Олег порезался, когда брился и в самый ответственный момент принятия душа, когда он стоял весь намыленный, закончилась горячая вода. В довершение всех неприятностей на кухне сгорели тосты, а окончательно добила ситуацию и испортила настроение супруга, которая сказала, что ей надо пораньше прибыть на работу и она сегодня не сможет его подвезти.
   "Стерва!" - подумал Олег глядя, как красивая блондинка в короткой юбке и обтягивающей белой блузке красиво вильнула бедрами, а затем, помахав ему ручкой, схватила ключи от машины и скрылась за дверью. Так уж сложилось, что жена зарабатывала больше его, и припоминала ему это при каждом удобном моменте. Вот и сейчас, купленный на семейные деньги автомобиль, практически единолично использовался Ириной. Придется вновь ехать на автобусе, этом пыльном душном, грязном и забитым всякими разными людьми транспорте. А может пойти пешком? Олег ненавидел общественный транспорт, предпочитая в теплое время года пешие прогулки до работы.
   Но этому желанию не суждено было сбыться, порвался шнурок от ботинка и пока он искал запасной и менял его, время не стояло на месте. Черт, черт! Да что же сегодня такое! Олег в припрыжку несся по лестнице вниз, ситуация с неприятностями продолжала развиваться, мало того, что времени на пешую прогулку больше не оставалось, так еще и лифт оказался сломан. С ходу вылетев из подъезда, он чуть было не сбил с ног бабульку, от которой уже в спину услышал, какая нынче пошла молодежь.
   По пути к автобусной остановке Олега чуть было не окатил из лужи пронесшийся мимо автомобиль. Пара капель, пара пятен, неприятно конечно, но не критично, возвращаться, чтобы переодеться было необязательно, с таким можно появиться на работе. На остановке, как назло, было полно народу, Олег расстроенно посмотрел на часы, до начала рабочего дня оставалось еще двадцать минут, и если автобус подойдет быстро, он еще может успеть на работу.
   Работа. Ненавистная работа, которая из перспективного и многообещающего дела превратилась в каторгу. Поначалу она была его единственной отдушиной, молодой выпускник престижного иностранного ВУЗа вернувшийся на родину, был просто засыпан предложениями от различных строительных компаний и проектных бюро, Олег выбрал из них самого крупного и перспективного работодателя. Но вскоре рутина и бюрократия, наказуемость инициативы, жадность топ-менеджеров и коррупция в государственных органах, через которые нужно было в обязательном порядке согласовывать все строительные проекты, свели на нет весь энтузиазм и творческий порыв молодого архитектора. Мечты о строительстве величественных сооружений и небоскребов, оказались затоптаны еще в зародыше.
   Внимание Олега привлек странный парень, он стоял на остановке босой и одетый в грязную пижаму, сутулился и дрожал от прохладной погоды после ночного дождя и нервно оглядывался по сторонам. Если бы сейчас тут снимали какой-нибудь боевик блокбастер, Олег мог бы уверенно сказать, что этот парень актер, играющий персонажа который от кого-то бежит. Он оглянулся по сторонам, но ни съемочной группы, ни преследователей, прочесывающих местность, не было. Олег снова принялся рассматривать странного парня, тот переминался с ноги на ногу пряча руки в карманах штанов, под глазами у него были большие черные круги, а скулы выпирали, демонстрируя болезненную худобу. Определенно наркоман, иначе и быть не может!
   Рассматривать босого грязного парня было занятием не особо приятным, и следующим объектом для изучения стала пара девчонок бурно что-то обсуждающих и периодически хихикающих. Студентки, заканчивающие первый, максимум второй курс. Казалось еще недавно он сам был в компании таких же беззаботных и веселых, когда кажется, что возможно все и жизнь создана для того чтобы развлекаться и веселиться. Олег заметил, как стоящий сбоку от них парень похотливо пялится на девчонок, то поднимая взгляд до груди и лица, то опуская до бедер и ниже вожделенно рассматривая стройные и длинные ноги. Интересно, неужели со стороны я иногда выгляжу точно также? - поймал себя на мысли Олег, ведь что таить, несмотря на то, что вот уже четыре года он носит кольцо на безымянном пальце правой руки, красивые девчонки всегда притягивают его взгляд словно магнит.
   - Молодой человек, не подскажите, на каком автобусе я доеду отсюда до пригородного вокзала? - пожилая женщина с двумя большими котомками поинтересовалась у Олега.
   - Не знаю! - буркнул Олег, и бабуля огорченно потупив взгляд, отошла в сторону. На самом деле, конечно, он знал, как доехать до нужного ей места, но напрямую с этой остановки этого было сделать нельзя, а объяснять весь маршрут ему было очень неохота.
   Отвернувшись в другую сторону, ему на глаза попалась еще одна пенсионерка с мальчиком лет пяти, который, устав от долгого ожидания на остановке, уже не мог устоять на месте и крутился вокруг себя, держа бабушку за руку и канюча по поводу того, сколько еще им тут стоять. Олег снова перевел взгляд и остановился на мужчине средних лет, одетого в деловой костюм, с сумкой на правом боку и очках в позолоченной оправе. Ну, уж в твоем-то возрасте пора бы и автомобилем обзавестись, а не на общественном транспорте ездить! - мысленно осудил он клерка не способного заработать на машину или хотя-бы взять автокредит.
   Взгляд заскользил дальше и остановился на девушке, с грустным видом прислонившейся к столбу. Черная кожаная куртка, бело-розовые чулки в полоску, камелоты на толстой подошве с высокими берцами, местами содранный черный лак на ногтях, яркий готичный макияж в стиле вамп и невероятное количество пирсинга в ушах, бровях носу и губах. Наверное, еще и язык проколот! Один друг как-то рассказывал Олегу, что встречался с девушкой, у которой был сделан пирсинг на языке и, с его слов, ощущения от таких ласк были лучшим, что он когда-либо пробовал.
   Как ни странно, но совсем рядом с эмо-девушкой стоял самый натуральный дворовый гопник, из числа тех, что обычно подходят к тебе с вопросом "А сигаретки не будет?" и при этом дополняют свой вопрос жестом вытаскивания сигареты изо рта, как будто они уже курят, а ты, якобы, или глухонемой, или тупой, что требуется сурдоперевод или язык жестов, чтобы понять суть вопроса. Черные лаковые туфли, белые носки, спортивные штаны, кожаная куртка и, конечно же, широкая приплющенная кепка, одетая на лысо выбритую голову. Олег никогда не понимал этих людей, как можно так ужасно безвкусно одеваться? Ведь при этом выглядишь же, как последнее пугало-посмешище!
   Мерзкие старики, крикливые дети, клерки-неудачники, тупые студенты, эмо-панки, гопники и наркоманы - вот из-за чего Олег ненавидел общественный транспорт. Наконец к остановке подъехал долгожданный автобус, и вся толпа хлынула внутрь, Олег мысленно чертыхнулся, работая локтями и пробивая себе место к пустому сиденью, но прямо перед ним на него неуклюже умостилась беременная девушка. "Утка!" - про себя ругнулся Олег, окидывая презрительным взглядом ее восьмимесячный живот.
   Двери закрылись, и автобус тронулся медленно отъезжая от остановки. Кто-то неприятно ткнул его прямо в бок, затем в спину. Олег обернулся вполоборота и одарил наглеца недобрым взглядом, одновременно похлопав себя по карманам и удостоверившись, что бумажник и документы на месте, ведь не ровен час, в такой давке еще и карманные воры орудовать будут.
   Вскоре рядом появился кондуктор и, рассчитав очередной пяток пассажиров, продолжил пробиваться сквозь толпу дальше по салону. Автобус проехал две остановки и рядом с Олегом встал толстый небритый мужик, в духоте салона весь обливающийся потом и источающий соответствующий аромат. Ну, только этого еще не хватало! - Олег стиснул зубы и отвернулся в другую сторону, дышать стало чуть-чуть полегче.
   Внезапно оборвались все звуки окружающего мира, гул двигателя автобуса, сопение толстяка под боком, разговоры в салоне и шум машин на дороге. Олег обернулся по сторонам, все пассажиры неестественно замерли, словно застыли, как изображение на фотографии. Не понимая, что происходит, он крепко зажмурился и снова открыл глаза, но вокруг ничего не изменилось. Движения автобуса тоже не чувствовалось, Олег посмотрел за окно, случайные прохожие, автомобили и даже птицы в воздухе оставались неподвижны. Хм, что это? В тонированных стеклах черного внедорожника кадиллак Эскалейд, ехавшего параллельно, ему удалось разглядеть зеркальное отображение двух человек в спецовках на крыше автобуса. Спецназ проводит операцию? Это что атака террористов? Может быть, я уже умер? - паника начала зарождаться в мыслях.
   - Что? Кто ты? Что тебе надо? - в звенящей тишине взволнованный мужской голос отчетливо донесся до ушей Олега. Он обернулся на звук и сквозь толпу пассажиров попытался рассмотреть, кто это сказал. Видимость была плохая, но переместиться даже на соседнее место у него не получилось, замершие вокруг люди оказались твердые словно статуи: - Куда ты хочешь, чтобы я отправился?
   Монолог незнакомца продолжался и Олег, наплевав на все правила приличия, встал на колени беременной девушке, что сидела прямо перед ним и, наконец, смог разглядеть тех кто, как и он, не замерли каменными изваяниями. Один из них, к большому удивлению, оказался тот самый босой наркоман, которого он видел на остановке, другой же была молодая красотка, с короткострижеными ярко-рыжими волосами, чье тело, отливало глубоким бронзовым загаром и казалось, что она только-только приехала с южного курорта.
   - Кхм! Вы можете сказать, что происходит? - Олег привлек внимание этой странной парочки.
   В этот момент наркоман растерянно заворочал головой по сторонам, словно пытаясь обнаружить того, кто это сказал. Девушка же резко повернулась и хищным взглядом, полным ненависти, впилась в Олега, от такого приветствия у него мурашки пробежали по спине, и сразу стало как-то не по себе. Рыжеволосая красотка что-то прокричала на непонятном языке и, сделав несколько странных движений руками, тут же взорвалась облаком белого дыма, быстро заполнившим все вокруг. В нос ударил сладковатый запах ванили, вернулись звуки и динамика окружающего мира, движение, крики пассажиров, глухой удар в бок автобуса, толчки, давка.
   Внезапно Олег почувствовал, что автобус переворачивается и начинает куда-то падать, окружающие крики уже сменились дикими воплями, а разглядеть, что происходит, не представлялось возможным. Все вокруг смешалось в единый гул и неуправляемый хаос. Неужели действительно атака террористов? Неужели это конец? Неет! Я хочу жиить! - эти мысли были последними, что крутилось в сознании Олега, прежде чем он ударился головой об стеклянное окно автобуса и в глазах потемнело.
   Но полностью отключиться ему не удалось, наоборот, боль от удара затылком выбила из головы все ненужные мысли и прояснила сознание. Он открыл глаза, все вокруг было заполнено белым дымом, но, как ни странно, это не мешало ему видеть то, что происходило, и притом, словно в замедленном действии. На лицах людей отражался панический ужас и страх, кто-то ревел и судорожно бился в истерике, кто-то просто натужно орал, были и такие кто впал в ступор и просто оставались неподвижны, какой-то псих затянул гимн Советского Союза. Люди хватали, били и толкали друг друга, пытаясь занять какие-то более безопасные места или выбраться из автобуса, многие просто находились без сознания. Кто-то больно приложил его в бок и дернул за рукав в сторону. Олег, что было мочи, вцепился в поручень и удержался на месте. Внутри бешенно кипела злоба.
   Тем временем за окном творилось нечто совсем странное, мириады звезд сливались в причудливые фигуры, а затем снова распадались в бесчисленном количестве. Совершенно случайно посмотрев в эту сторону, Олег теперь не мог отвести взгляда. Проносящиеся мимо туманности и небьюлы завораживали своей красотой. На какое-то мгновение звезды отдалились настолько, что стал виден сам млечный путь. А затем запах ванили усилился, дым плотно сгустился лишая возможности видеть и обычная скорость мировосприятия вернулась.
   Толпу народа резко дернуло по направлению движения, и Олег еще сильнее сжал уже побелевшие пальцы, чтобы удержаться на месте. А затем они остановились, вернее не остановились, а зависли в воздухе, ибо автобус медленно вращало и слегка покачивало. Снаружи через белый дым просачивались яркие вспышки, но разглядеть что-либо не представлялось возможным. Какое-то время повисев в воздухе, автобус резко повело в сторону, наклонило на бок, и он с грохотом рухнул на землю.
  
   Яркие вспышки молний метались между шпилями столбов Имперского колдовского усилителя. Индира со вскинутыми вверх руками стояла на небольшом постаменте в центре большого круга, в который была вписана девятнадцатилучевая звезда. Моддер вместе с находящейся в глубоком сне Хеленой находился в зоне отчуждения усилителя - единственной нейтральной полосе-окружности шириной всего в метр, где усилитель не вытягивал силы из окружающего мира.
   Что сейчас творилось снаружи, Хранитель огня и не мог представить, поскольку как только оказался запущен первый Имперский колдовской усилитель, все магические предметы в столице отказались работать и некая сила начала уверенно высасывать ману из всех кто, так или иначе, обладал способностями к магии. Им нереально повезло, что они успели вовремя добраться до второго усилителя, который послужил им своеобразным укрытием до того момента пока Индира его не запустила начав свой ритуал.
   Спустя какое-то время, под куполом зала, где они находились, открылся огромный портал, и из него вывалилось большое белое облако сопровождаемое порывом сильного ветра. Замерев в воздухе на какое-то время, сгусток дыма, повинуясь движению рук колдуньи, отлетел в сторону, а затем приземлился на каменные плиты с грохотом, как будто он был стальной.
   Что, впрочем, оказалось недалеко от истины, когда после нескольких пассов Индиры дым развеялся, их взглядам предстало несколько странных металлических объектов и большой кусок земли, на котором они, по всей видимости, находились в тот момент, когда магия ведьмы выдернула их из другого мира. Один из них был зеленым большим и продолговатым, изнутри которого доносилось множество воплей и криков, остальные были поменьше - черный похожий на квадрат и несколько овально приплюснутых разных цветов.
   - Сейчас я его достану, готовь путь к отступлению! - тяжело дыша, бросила Индира, открытие портала и захват иномирцев отняли у нее много сил, несмотря на подпитку магического усилителя.
   - Все готово! - крикнул Моддер сквозь скрежет молний, завывание ветра и вопли людей, доносящиеся из зеленой металлической коробки.
   Ведьма махнула руками, словно разрывая перед собой невидимый объект, и в это же время у зеленого автобуса, лежащего на боку, сорвало крышу. Изнутри хлынул поток людей, которые все еще были в сознании. Ошарашенные и напуганные они кинулись врассыпную, крича что-то на непонятном для Хранителя огня языке. Из легковых автомобилей тоже начали высовываться испуганные головы и вылезать люди. Некоторые из них побежали к выходу из зала, кто-то двигался в их сторону, но пересечь периметр усилителя колдунья им не дала - несколько молний сорвавшиеся со столбов откинули их назад. Остались ли они в живых? Да кому, какая разница!
   Индира внимательно вглядывалась в эту толпу, а затем резко повела запястьем и из автобуса, словно легкое перышко, оказалось выдернуто могучей невидимой рукой тело босого человека в грязной пижаме и положено прямо к ногам колдуньи.
   - Это он? - спросил Моддер.
   - Он! - уверенно кивнула Индира и, подхватив под руку, подняла с пола: - Только слишком слаб и потерял сознание.
   В этот момент дверь в зал с усилителем слетела с петель и с грохотом рухнула. Внутрь хлынули немногочисленные гвардейцы Его величества, которые смогли остаться на ногах после активации двух Имперских колдовских усилителей, а замыкал отряд сам Император.
   Несколько иномирцев завидев открытый проход, словно умалишенные кинулись в сторону гвардейцев, и это дало Моддеру необходимое время. Недолго думая Хранитель огня ступил в круг усилителя, и с кончиков его пальцев сорвалось пламя. И неприступная стена огня окружила усилитель по периметру. Крики, вопли и нереальный жар тут же смешались воедино. В любой другой ситуации он бы поостерегся вот так сломя голову бросаться на отряд боевых магов, ведомый самим Императором, но сейчас Моддер прекрасно знал в каком они состоянии, и это давало ему огромную фору.
   Яркий луч из указательного перста Императора ударил сквозь стену огня прямо в центр колдовского усилителя, едва Индира сделала несколько шагов в сторону.
   - Моддер! Хауфман! Проклятье! Что все это значит? - Его величество ревел вне себя от ярости.
   Не вступая в полемику с Императором, Хранитель огня совершил несколько пассов и прямо перед ним открылся небольшой портал, после чего он взвалил на плечо Хелену. В этот момент Индира тащившая парня уже оказалась рядом, и им оставалось сделать лишь один шаг, как рядом раздался неизвестный голос:
   - ...имите ыня с абой! - в двух шагах от них стоял мужчина в черном обтягивающем наряде со слегка растрепанными светлыми волосами, с которых небольшими каплями сочилась кровь.
   - Как ты здесь оказался? - мгновенно насторожился Моддер.
   - А лохо аниать яык, о а хочу ыти с ами! - блондин с жутким акцентом странно коверкал слова, словно говорил на каком-то родственном языке, однако Хранитель огня прекрасно понял этого иномирца.
   - Вперед! - граф жестом указал ему на портал.
   Дважды повторять Леонарду не пришлось, и как только его спина скрылась в переливающемся сине-пурпурном разрыве пространства, Индира удивленно уставилась на Хранителя огня:
   - Не слишком ли много пленных для одного дня?
   - Я внезапно захотел побольше узнать об их мире, а если твоего паренька мы принесем в жертву, с кем мне еще поговорить? - Моддер Вальтари широко улыбнулся и легким движением руки втолкнул ведьму с Антоном в портал, а затем шагнул следом за ними!
  
  
  
   Глава 9
  
   В лучах восходящего солнца осенний эльфийский лес был действительно прекрасен. Листва, переливающаяся золотом вперемешку с бардовым и зеленым, манила своей красотой и призывала, если и не увековечить свою красоту на мольберте, то любоваться, не отрывая взгляда. Однако знания о жестокости владельцев этого леса, а также холодные осенние ветра, налетающие резкими порывами, не давали одинокой фигуре, кутавшейся в походный плащ, спокойно наслаждаться зрелищем.
   Стоя на опушке эльфийского леса, в ожидании встречи с остроухими, Айвен нервно переминался с ноги на ногу. Затея, предложенная ему Ректором Имперской Магической Академии, с которым два дня назад он вышел на связь, казалась чистой воды безумием. После того, как Вен изложил маркизу Альбрехту Таунту события, которые произошли с ним за последнюю четверть, тот крепко задумался, а затем попросил Айвена вызвать эльфов на переговоры!
   От этой идеи у него пошли мурашки по коже, Вен никогда в свой жизни больше не хотел возвращаться в эльфийский лес, но маркиз оставался непреклонен. Лорд Альбрехт собирался лично прибыть сюда на переговоры, а молодому магу предстояло эту встречу организовать. Единственной надеждой на то, что его не убьют остроухие, как только он окажется в поле зрения, был тот факт, что ему не нужно углубляться в лес. Способ связи с эльфами заключался в том, чтобы вонзить стрелу или копье с белым флагом в дерево, на котором инкрустированы эльфийские письмена, а затем дождаться прибытия делегации. Чем собственно он сейчас и занимался.
   Эльфийские пограничники появились внезапно, словно выросли из-под земли. Появились и молча замерли с вопросительным взглядом, направленным на человека. Айвен прокашлялся и медленно начал:
   - Да озарит солнце ваши дни, почтенные высокородные! От имени правителя Нехемской империи, мне поручено договориться о встрече королей наших народов, на которой мы принесем извинения за случайное вторжение наших людей в ваши земли, - когда Вен озвучил маркизу свои подозрения насчет эльфийского рейда, лорд Альбрехт строго настрого запретил ему упоминать об этом. Если остроухие действительно этого не делали, то лишние обвинения им не нужны, они и без того особо обидчивые.
   Айвен закончил свой монолог с изложением причины, даты и места предполагаемой встречи, а также вручил им верительную грамоту подтверждавшую статус официального посла, которая по странной случайности оказалась среди тех запечатанных магией сопроводительных бумаг, которыми снабдил его ректор. Вопрос, откуда ректор мог знать, что такой документ ему пригодится, вызывал в пытливом уме молодого мага массу догадок и предположений, на которые он надеялся найти ответ после личной встречи с верховным магом.
   Эльфийские рейнджеры еще какое-то время сверлили его холодным взглядом, а затем один из них просто кивнул, и группа остроухих исчезла также стремительно, как и появилась.
   Какое-то время молодой маг еще просто стоял на одном месте боясь шелохнуться и осознавая, что он все еще жив, что ему не всадили стрелу между глаз, распознав в нем того самого нарушителя, которому удалось ускользнуть. А затем выдохнул, развернулся и направился к ожидающему в отдалении отряду сопровождения.
   По прибытию обратно в пограничный форт его встретило мрачное настроение, которые все эти дни царило в стенах крепости. Когда они с Каем, единственные выжившие вернулись и Вен вкратце рассказал о том, что произошло в эльфийском лесу, а затем и с несколькими поселениями на границе, эти новости встретили по-разному, но только не радостью. Кто-то злился и рвал не себе рубаху грозясь вырубить весь эльфийский лес подчистую, кто-то испугался за родственников и близких людей, проживавших в этих поселениях, но большинство были полны мрачной решимости сделать то что должны. Солдат можно было понять, особенно тех, в чьих воспоминаниях была свежа недавняя война с гномами.
   Кай после того как очнулся, стал сам на себя не похож. Айвен ожидал, что тот впадет в привычную бешеную истерию, однако наследник дома Лонгвуд не проронил ни слова. Он не разговаривал ни с кем, и даже прислуга, которая всегда получала нагоняй, прежде чем ей удавалось удовлетворить требования своего господина, получала в ответ лишь кивки и отмашку рукой, мол "Хорошо, я понял, а теперь оставьте меня одного!".
   Когда Вен встретился с ним в первый раз после того, как он пришел в себя, они лишь молча смотрели друг на друга несколько минут. Во взгляде Кая молодой маг прочитал все, что тот мог и хотел ему сказать - "Спасибо, что спас мне жизнь! Ничего не говори, я знаю, они все погибли по моей вине". А затем Айвен оставил его наедине со своими мыслями. Похоже, столь дорогой урок, так или иначе, но пошел на пользу этому нобилю. Поэтому все, что оставалось сейчас делать молодому магу, это ждать прибытия человека, к которому он обратился за помощью.
   Маркиз Альбрехт Таунт прибыл строго в указанный им день и час. Роскошный кортеж, состоящий из имперских гвардейцев в темно-бардовых плащах сопровождающих экипаж, над которым развивался стяг с мантикорой, не сбавляя хода, въехал в ворота крепости. Скорость, с которой ректор добрался из столицы до пограничного форта, впечатляла. Вен невольно поймал себя на мысли, что без магии тут точно не обошлось. По всей видимости где-то неподалеку в одном из замков, а возможно и у того же лорда Сангрина был установлен стационарный портал, с помощью которого эта делегация и проделала большую часть пути.
   То, что маркиз Таунт прибыл не один, Айвену стало понятно с первого взгляда. Позиция ректора Имперской Магической Академии не совсем подходила для человека, который должен решать сложные дипломатические вопросы, поэтому Вен закономерно ожидал, что будет кто-то еще из числа верховных магов - членов Совета шестнадцати.
   Кортеж остановился посреди двора, один из гвардейцев грациозно спрыгнул с лошади и отточенным движением открыл дверцу кареты. Первым показалась тучная фигура лорда Альбрехта, а вслед за ним на свежий воздух вышел ни кто иной, как сам принц Шнайзел Бальсберг - второй сын Императора. Вживую Вен видел его впервые, но судя по тому, что он слышал в Академии, по нему открыто сохла добрая половина женской части студиозусов, ибо слова - высокий, стройный, атлетичный, харизматичный голубоглазый блондин, как нельзя лучше характеризовали принца, который и без того считался самым завидным женихом Нехема.
   Не размениваясь на приветствия и официальную часть, пара верховных магов тут же направились в сторону Айвена. Уж как-то так сложилось, что после его возвращения и затворничества Кая, он неофициально стал главным в этой крепости.
   За ужином в просторном зале молодой маг еще раз поведал своим гостям все детали произошедшего инцидента, начиная с нападения на форт и подброшенными трупами орков, заканчивая проведенными несколько дней назад переговорами с эльфами о которых его попросил маркиз Таунт.
   Верховные маги слушали очень внимательно, не торопя, не перебивая и не задавая наводящих и уточняющих вопросов. Иногда Вен ловил себя на мысли, что им это не нужно и не интересно, но стоило ему остановиться, они тут же просили его продолжить. Может они знают что-то, чего не знаю я? - задавал себе вопрос молодой маг, в очередной раз отмечая странное поведение гостей.
   На все вопросы Вена касательно того, что верховные маги думают насчет подставы, и почему в числе его документов оказались верительные грамоты, лорд Альбрехт, обменявшись многозначительным взглядом с принцем, не стал отвечать, сказав лишь, что все объяснит после переговоров. Закончив с едой и рассказом, маркиза и принца разместили в выделенных для них комнатах.
   Вернувшись к себе, Айвен рухнул на кровать. К вящему сожалению, его ожидания, что после всего что произошло, его посвятят в детали запланированных переговоров и дадут ответы на вопросы не оправдались. По меньшей мере, он был озадачен, ибо цель этой встречи была ему до сих пор не ясна. Конечно, имели место, и подстава, и явная открытая провокация, причем с обеих сторон, но ведь настоящие эльфы никогда не ведут войн вне своей территории, тогда к чему все эти переговоры? Если Империя не собирается нападать на эльфов то зачем беспокоиться?
   На следующий день кортеж, к которому теперь присоединился и Айвен продолжил свой путь. И вскоре они прибыли в назначенное для переговоров место в небольшом отдалении от опушки эльфийского леса.
   Легкое изменение настроения Вен смог уловить только у маркиза Альбрехта, ректор стал более собран и слегка хмурился, в то время как принц Шнайзел с легкой улыбкой на лице, как будто подъехал к родному дому, а не к владениям остроухих, беззаботно покинул карету.
   Эльфов долго ждать не пришлось, несколько рейнджеров появились как всегда внезапно. Осмотрев людей подозрительным взглядом, один из них сделал недвусмысленный жест рукой, и из глубин леса показалась делегация. Эльфийский посол всем своим видом демонстрировал принадлежность к элитной касте перворожденных, безупречная чистая кожа без единого изъяна, утонченные черты лица, глубокие сапфировые глаза и волосы цвета золотой листвы. А его одеяния могли бы заставить устыдиться своей работой лучших портных Империи.
   Когда эльфы подошли достаточно близко первым заговорил принц. Вен не сумел разобрать суть сказанного, поскольку не знал эльфийского языка, но судя по ответной реакции посла остроухих это было приветствие. Проклятье! Он удивленно покосился на верховного мага, откуда он знает эльфийский? Айвен не помнил, чтобы в Академии преподавали этот язык, да и никаких учебников по нему в библиотеке он тоже не находил. Он посещал курсы, где преподавали скальдарское наречие и основы гномьего и орочьего языков, поэтому будь это переговоры с гномами, он бы смог понять суть сказанного, но тут, увы.... Надо будет попросить лорда Таунта организовать для него факультатив по изучению этого красивого и певучего языка.
   После представления сторон, принц продолжил что-то рассказывать послу на эльфийском. Стоящий чуть в отдалении Вен мог только наблюдать за тем проходят переговоры, совершенно не понимая смысла речи, однако по внешней реакции сопровождающих рейнджеров, он смог разобрать, что то, что говорит принц Шнайзел, остроухим явно не нравится.
   После того как верховный маг закончил в воздухе повисла напряженная тишина. На лице посла не дрогнул ни один мускул, однако в его глазах сейчас бушевала ярость. Мурашки поползли по спине Айвена от столь явно непростой ситуации. Бездна, что происходит? Что такого принц мог сказать им, что они готовы вот-вот взяться за оружие? Ответ не заставил себя долго ждать, принц небрежно кивнул в сторону леса, где вдалеке над самым сердцем эльфийских владений высоко в воздухе появлялись магические круги, опоясывавшие огромный куб переливающийся радужными красками.
   Дальнейшие события разворачивались очень стремительно, воспользовавшись тем, что остроухие отвлеклись, люди атаковали. Верховные маги практически одновременно выбросили заранее заготовленные высокоуровневые заклинания. В руках принца полыхнула вспышка, и синяя огненная молния мгновенно накрыла десяток рейнджеров, поляна наполнилась жуткими воплями. В свою очередь маркиз Альбрехт установил энергетическую стену, как раз прямо перед тем, как эльфийский посол нанес свой удар.
   Резкий порыв ветра сбил Айвена с ног. Молодой маг рефлекторно схватился за Сферу мерцания и прямо в движении совершил перемещение еще выше в воздух. Развернувшись в небе, он начал падение. С высоты птичьего полета поляна, на которой имперские гвардейцы совместно с двумя верховыми магами вырезали остатки эльфийской делегации, была прямо как на ладони.
   Как же так? Почему? Все что сейчас происходило, для Вена было похоже на дурной сон, очень и очень дурной сон. Падая, он бросил быстрый взгляд в сторону разворачивающейся над эльфийским лесом магической конструкции. Прямо под ней над верхушками деревьев уже виднелся ярко зеленый защитный купол. Земля стремительно приближалась, и Айвен снова сжал в руке, еще до конца не выздоровевшей от ожогов, Сферу.
   Его оттолкнуло от земли как мячик, перекатившись кубарем по траве, он вскочил на ноги. Оказавшись в отдалении от места схватки, Вен увидел, что со стороны леса на помощь эльфам спешило почти полсотни остроухих, причем легкая дымка, расстилавшаяся перед ними, явно говорила о том, что благодаря этому пологу маскировки верховным магам и гвардейцам их не видно.
   Быстрыми движениями Айвен сформировал огненный шар и запустил его в спины эльфам. Разорвавшийся огонь хоть и нанес небольшие потери противнику, покалечив нескольких остроухих, но полностью разрушил всю маскировку и разделил их на несколько небольших групп.
   А затем один из этих отрядов попались на глаза принцу. Заклинания Шнайзела Бальсберга совмещающие две смертоносные стихии огня и воздуха били быстро как молнии, а затем как не тушимое пламя добивали устоявших после первого удара. Изуверски жестокие и нереально сложные для совмещения. На какой-то миг Вену стало даже немного жалко эльфов, которые ничего не могли противопоставить этой сокрушающей мощи, магия принца крошила любую защиту. Но затем жалость уступила место восхищению, с которым он наблюдал за невероятной силой этого верховного мага, который играючи убивал остроухих направо и налево сохраняя на лице легкую ухмылку.
   Дерьмо! Айвен совершенно не понимал, для чего маркиз совместно с принцем устроили эту бойню. Притом, что это не просто самозащита или выплеск эмоций на неудавшихся переговорах, судя по тому, как слаженно действовали гвардейцы и Верховные маги иже с ними.
   Внезапно сознание Вена прояснилось, и перед его мысленным взором сложилась четкая картина. Это была западня! Все переговоры были одной большой засадой с целью выманить кого-то из правящей верхушки высокородных эльфов и захватить его. И именно это молодой маг прямо сейчас наблюдал.
   В то время как имперские гвардейцы бились с окружавшими их эльфийскими рейнджерами, лорд Альбрехт и принц Шнайзел, периодически отвлекаясь на особо ретивых остроухих, мастерски брали в клещи эльфийского посла, не давая ему возможности ускользнуть и одновременно стараясь не убить его особо смертоносными заклинаниями.
   Ошарашенный открывшейся правдой Айвен, наверное, так бы и простоял до конца боя в стороне безмолвно наблюдая за схваткой, однако до места битвы, наконец, добрались друиды.
   С жутким грохотом в средину поляны ударила молния, раскидав в стороны сцепившихся гвардейцев и рейнджеров, а затем прямо из этого места начали подниматься побеги странного растения. Почувствовав неладное Вен одновременно со Шнайзелом ударили огненными заклинаниями в стремительно разросшийся цветок. Растение охваченное пламенем зашипело и взорвалось, раскидывая в разные стороны споры выпускающие облака странного газа, и оставив вместо себя пятеро ярко-зеленых бутонов, каждый из которых раскрылся и выпустил наружу одного друида.
   Невольно Айвена щелкнул языком, и в его голове всплыло сравнение этого заклинания с примененным им на экзамене подземным перемещением. Только заклинание друидов было в разы мощнее, быстрее и смотрелось эффектней.
   Помня об опасных способностях друидов превращать окружающую природу в смертельное оружие, Вен больше не медлил - чередуя все известные ему атакующие заклинания, чтобы наверняка поразить цель на случай, если друиды успели уже выставить щиты против какой-то стихии, он обрушил на ближайшего из пятерки град смертоносной стихийной магии.
   Остроухий не ответил ни на одно заклинание молодого мага. То ли он еще не пришел в себя после перемещения, то ли у него не было шансов на контратаку, но, тем не менее, друид оказался крепким малым. После нескольких молний, огненных шаров, ледяных стрел и каменных шипов, он хоть и был тяжело ранен и изувечен, но все еще дышал. Одарив Айвена взглядом полным ненависти, эльф привстал и, издав последний предсмертный крик, запустил кисти рук в землю.
   Поляну ощутимо тряхнуло, и отовсюду начали прорастать побеги деревьев, а трава превратилась в странные лианы, которые поползли словно змеи. Дело было плохо, Вен еще слишком хорошо помнил кошмар эльфийского леса, а сейчас эта поляна грозила превратиться в его уменьшенное подобие.
   Внезапно где-то сбоку послышался грохот со свистом, и Айвена обдало сильным жаром. Мощные вихри синего огня, движущиеся как молнии, вырывались из глубин земли, выкорчевывая огромные пласты и испепеляя на них любую растительность, и даже сам грунт. Поляна мгновенно наполнилась смешанными воплями людей и эльфов. Ошеломительная магия принца била без разбора.
   Приняв решение не рисковать лишний раз, молодой маг, сощурившись от боли в правой руке сжал Сферу мерцания, и как оказалось - вовремя. Он даже не успел еще обернуться после перемещения, как в то место, где он стоял мгновение назад, ударила молния. А затем в различные места на поляне еще и еще, еще и еще! Восемь молний опустились на поле битвы из начавшегося затягиваться тучами неба, и из всех мест, куда они ударили, начали подниматься побеги странных растений.
   Яркие вспышки синих огненных цепных молний, перекидывающихся от одной цели к другой, мгновенно заполнили всю поляну. Уничтожаемые транспортные цветы эльфов начали взрываться, громко шипя и оставляя после себя большие облака темно-зеленого ядовитого газа. Видимость на месте боя резко снизилась, тем не менее, Айвену удалось разглядеть, что пара бутонов успела раскрыться, и на поляне появилось несколько отрядов остроухих бойцов вместе с друидами.
   Наложив на себя несколько защитных заклинаний школы воздуха, чтобы избежать отравления ядовитым газом, а также, чтобы улучшить свои возможности видеть в данных условиях, молодой маг осторожно двинулся в сторону битвы, но буквально через несколько шагов замер ошеломленный открывшейся картиной.
   Прямо посреди поля, принимая на себя основную массу вражеских отрядов, стоял принц Шнайзел Бальсберг и творил невообразимое - соединив две противоположные стихии льда и пламени, он заключал целые группы эльфов в ледяные глыбы, внутри которых бушевало уже знакомое Вену синее пламя. Затем огонь в каждой из таких льдин становился неимоверно сильным и, спустя какое-то время, льдина с гротом и свистом испарялась во взрыве, а от пойманных в нее пленников оставалось лишь облако светло-розового пара, которое горячим вихрем тут же разносилось по округе. Вокруг самого принца вихрем переливались мириады крохотных молний, которые разрывали в клочья летящие в него стрелы, метательные дротики и заклинания.
   Этот парень просто монстр какой-то?! - мелькнуло в мыслях у Айвена, и он невольно сравнил мастерство и силу Верховного мага с тем, сколько ему самому пришлось возиться с одним единственным друидом, да и то который не до конца пришел в себя после телепортации и смог лишь прикрываться простейшими щитами.
   В отдалении от принца, в одиночку сражавшегося со вновь прибывающими отрядов эльфов, остатки императорских гвардейцев защищали маркиза Альбрехта, который с переменным успехом пытался обезвредить и захватить активно раскидывающегося заклинаниями посла остроухих.
   Однако сегодня молодому магу не было суждено находиться в роли зеваки. Несколько лиан поднялись из-под земли внутри кольца отцепляющего сошедшихся в поединке ректора Магической Академии и высокородного эльфа. Сплетясь воедино, они образовали уже знакомый бутон транспортного портала, который в разгаре боя попросту никем из гвардейцев не был замечен.
   Странно? В это место же не била молния?! - эхом пронеслось на границе сознания: - Похоже, у эльфов есть более незаметные способы открытия порталов.
   Растение медленно зашевелилось, и Айвен отбросил в сторону все ненужные мысли, которые могли бы помешать действовать быстро и решительно. Резерва маны в его теле оставалось немного, но на то, что задумал Вен, этого должно было хватить.
   Сердце молодого мага заколотилось с бешеной скоростью, ощущения окружающего мира замедлились, отсчет пошел на секунды. Подземный тоннель был единственным способом добраться до портала и помешать остроухим помочь своему послу. Айвен глубоко вдохнув, еле слышно прошептал инканто и ушел в землю.
   Однако вовремя переместиться на экзаменационной арене это одно, а правильно сориентироваться в горячке боя - совершенно другое. Вен опоздал. К моменту, когда он появился рядом с порталом, бутон уже был раскрыт и из его недр выбрался целый отряд.
   Времени на раздумья не было и, увидев среди остроухих трех друидов, молодой маг принял единственно верное решение в данной ситуации - привлечь внимание гвардейцев и маркиза к тому, что творится у них за спиной. Огненный шар взорвался с оглушительным грохотом, Айвен впервые применил это заклинание не с безопасного расстояния. Жар, крики, удар - все начало смешиваться в едином порыве. От взрывной волны Вена отбросило в сторону, что-то больно кольнуло в груди, мир вокруг поплыл.
   С трудом приподнявшись, молодой маг попытался встать, но тщетно, на все тело навалилась предательская слабость. Лежа на траве ему на короткое время удалось сфокусировать взгляд, из груди торчало древко стрелы! Удивленно и отстраненно одновременно, как если бы это происходило не с ним, Айвен провел взглядом до самого оперенья, а затем в поле зрения появился маркиз, и все его внимание привлекло сотворенное им странное заклинание.
   Лорд Таунт выпустил волну какого-то жуткого темно-серого ни то тумана, ни то марева, которое разлетевшись полукругом, оставило после себя лишь смерть и разложение. Не только все эльфы, попавшие в эту волну, попадали замертво в жуткой агонии, но и трава, и деревья засохли, превратившись в уродливые, гнилые, серые и безжизненные коряги.
   Что это? - воспаленный разум раненного мага продолжал активно работать. Привычный мир в понимании Айвена рушился на глазах. Коварное нападение на мирных переговорах, которые его, ЕГО, попросили организовать. Затем он наконец-то увидел в бою гвардейцев императора, и те слухи, что ходили о них в академии, оказались правдой лишь наполовину, хотя, может быть, это эльфы были слишком хороши? В противовес запредельная мощь принца, была наоборот выше его понимания, а теперь еще и эта магия примененная ректором?! Что это - магия смерти? Вен моргнул, и глаза предательски слиплись, как показалось всего на мгновение.
   Когда молодой маг открыл глаза, прямо перед ним наступила кульминация всей сегодняшней битвы - посол эльфов падал на землю нейтрализованный "Оковами разума", эффект от которых Вену уже доводилось разок лицезреть.
   Еще одно моргание и его уже несут под мышки пара гвардейцев:
   - Мэтр Айвен, не закрывайте глаза, оставайтесь с нами!
   - А?!
   - Мы уходим, оставаться здесь не безопасно!
   Внезапно рядом оказались верховные маги, маркиз Альбрехт подбадривающе кивнул:
   - Скоро мы будем дома, потерпи еще чуток!
   Где-то далеко за спиной вспыхнул яркий столб света и со стороны леса донесся сильный порыв ветра.
   - Это произошло раньше, чем я ожидал! - с нескрываемой злостью в голосе прорычал принц, который хоть и выглядел весьма потрепанным, но излучал готовность поджарить еще несколько сотен остроухих. Невольно Вен отметил, что перекошенное от ярости лицо Шнайзела ему нравится больше, чем его самодовольная ухмылка.
   - Видят, что мы закончили, вот и начали, хотя могли дать нам время убраться отсюда, прежде чем палить из Этериона! - недовольно поддержал принца лорд Таунт, извлекая из кармана большой алмаз, чуть уступавший в размерах перепелиному яйцу.
   Что он собирается с ним делать? - мелькнуло в голове Айвена.
   - Хорош, ворчать! Открывай врата! - скомандовал принц.
   Настолько сложных пассов Вен в своей жизни еще ни разу не видел, маркиз Альбрехт ловко составил рисунок, поместив алмаз в его центр. А затем, самый твердых из существующих в природе драгоценных камней, просто рассыпался в порошок, который смешавшись с магическим узором, превратился в фиолетовую воронку портала.
   Спустя несколько секунд, после того как портал захлопнулся за последним уцелевшим участником дипломатической делегации, ударная волна достигла поляны...
  
  
   Последнее время мази и снадобья помогали старшему магистру северного анклава Ордена серебряной длани все хуже и хуже. Проклятые боли в суставах не утихали не на минуту, как и события, разворачивающиеся в окружающем мире.
   Вайзель сидел на мягких подушках в широком кресле своего кабинета рядом с камином и кутался в добротный шерстяной плед. До экстренного собрания всех старших магистров оставались считанные минуты, и он решил еще раз структурировать и обдумать имеющуюся у него информацию.
   Доклады соглядатаев день ото дня становились все мрачнее и мрачнее. Мало того, что ему до сих пор не удалось закрыть вопрос с ликвидацией провалившего финальное испытание последователя Эдварда, так и отправленный по его следу рыцарь из особого подразделения Ян куда-то запропастился.
   Все это было не к добру. Вайзель покосился на толстую папку - личное дело Эдварда, которая лежала у него на столе. С огромным трудом ему удалось достать у коллег из скальдарских анклавов засекреченные материалы, которые странным образом проливали частичный свет на это и без того непростое дело.
   Согласно имеющихся в наличии официальным данным, Ян, рыцарь из подразделения прямого подчинения верховному магистру - главе Ордена, чья основная специализация - ликвидация неугодных Ордену элементов любой сложности, и в обязанности которого никоим образом не входит поиск и вербовка новых последователей, приводит в школу найденного им мальчика.
   Первичное обследование подтверждает слова Яна о том, что у паренька есть неординарные способности и хоть он уже стар для начала прохождения программы обращения в рыцаря, научный интерес берет верх, и его принимают в школу. Благодаря своему дару он достаточно быстро догоняет своих сверстников, а затем и вовсе начинает превосходить их по ряду тестов, что естественно не афишируется.
   Однако на финальном испытании, после прохождения полного курса обращения, происходит странность. Десять последователей, мрут как мухи в схватке с саблезубым рганком. Хотя по идее должны расправиться с ним и втрое меньшим числом. Более того, они позволяют химере покинуть чертог испытаний и проникнуть во внешний мир.
   Однозначно неординарный случай. Но и дальше не все просто. Темный зверь ликвидирован силами третьей стороны, при этом Эдвард - единственный выживший, не возвращается в Орден, хотя благодаря магии и алхимии в его сознании заложены жесткие условности, обязывающие вернуться в любом случае, кроме смерти.
   Тот факт, что этого не произошло, говорил о том, что условности не сработали, и последователь был от них освобожден. В тестах на работоспособность условностей, он демонстрировал нормальный результат, а значит, не мог самостоятельно освободиться от них, следовательно, напрашивался вывод, что ему кто-то помог!
   А это уже прецедент! Кто та неизвестная третья сторона, которая хочет заполучить живого, практически готового рыцаря Ордена? Империя? Независимый маг? Эльфы? Недобитые остатки Черного ковена? Вопросов и предположений больше чем ответов.
   Пытливый ум старшего магистра северного анклава не найдя ответа в настоящем, обратился к прошлому. Почему рыцарь-ликвидатор вербует мальчика? Откуда у обычного сельского паренька неординарные способности? Для ответа на эти вопросы Вайзелю потребовались долгие этапы переговоров о предоставлении ему доступа к засекреченным материалам о задании Яна.
   Все оказалось еще сложнее, чем он мог представить. История уходила своими корнями в события почти семидесятилетней давности, когда на соседнем континенте к власти в королевстве Скальдария пришел Вилленс ва Скальдари Девятый. Обычно погрязшая в коррупции и разврате правительственная верхушка династии Скальдари не отличалась от своих предшественников и держалась у власти только за счет отсутствия соседних людских государств, которые бы хотели завоевать их земли. Ибо на севере границы королевства были неподвижны уже несколько тысячелетий и упирались в эльфийский лес, с запада и востока границы омывались морем Полумесяца и Великим океаном, а на юге достаточно было удерживать достаточно узкий перешеек земель между Внутренним морем и Великим океаном от вторжения племен зеленокожих.
   Внутреннего переворота династия Скальдари тоже не опасалась. Нобили королевства хоть и вели множество внутренних междоусобных войн за земли, но на королевский трон никто не смел посягать, ибо ни у одного из тех герцогов, маркизов и графов не было достаточной силы и сторонников, чтобы прочно на нем укрепиться и не быть свергнутым извечным оппонентом через пару лун. Да и то, как каждый Вилленс за щедрые дары умел закрывать глаза на все распри, устраивало абсолютно всех.
   Однако после коронации Вилленса ва Скальдари Девятого привычное мироустройство изменилось в одночасье. Новый король обезглавил несколько самых влиятельных домов, полностью подчинив их себе и, тем самым, устранив основных потенциальных конкурентов на трон. Абсолютно неожиданно было проведено несколько внутренних реформ в политике, экономике, сельском хозяйстве и армии, которые хоть и были приняты людьми с большим трудом, принесли колоссальный положительный эффект.
   Многие вещи были поистине новаторскими, как например, страхование урожая или грузов. Данное изобретение предлагало фермерам или купцам за сумму золота, равную определенному проценту от стоимости урожая или товаров купить страховку от утраты имущества вызванную стихийными бедствиями или нападением бандитов. Например, в случае если на торговый караван нападали грабители, и у торговца была страховка, ему гарантировали возврат стоимости товаров.
   Первоначально купцы эту идею подняли на смех, мол, зачем возмещать стоимость похищенных товаров неудачливому торговцу? Видимо, королю совсем некуда девать золото и он решил разориться? Поэтому когда бандиты ограбили первых караванщиков, которые купили страховки и потрясали пергаментом с королевскими подписями и печатями перед удивленно гоготавшими головорезами, а затем королевской казне пришлось раскошелиться, мысли противников страхования нашли подтверждение тому, что это лишь странная причуда нового короля.
   Однако на этом все не закончилось, последовавшее возмездие со стороны короны, ужаснуло всех от простолюдинов до нобилей. Один из элитных отрядов, которые появились в королевской армии, после проведенных реформ, и практически полностью состоявший из мастеров меча, выследил и вырезал подчистую несколько банд участвовавших в налетах на застрахованные караваны. Расправа была настолько жесткой, что убиты были даже родственники незадачливых грабителей - родители, жены, дети, братья и сестры. Король не пощадил никого.
   После этого и еще нескольких подобных случаев, которые, вдобавок оказались преданы широкой огласке, количество нападений на застрахованные караваны упало практически до нуля. А все купцы повально кинулись покупать страховки уже под повышенный процент, что позволило многократно увеличить доходы казны.
   Армейские реформы, которые были внедрены Вилленсом ва Скальдари, полностью упраздняли право дворян содержать свои собственные войска, централизовали армию под королем и вводили обязательную воинскую повинность среди мужского населения. Так, каждый мужчина, достигший возраста шестнадцати лет, должен быть призван в армию и отслужить в ней два года. А после возвращения со службы встать на воинский учет и быть готовым к призыву под королевские знамена в случае необходимости. Кроме того армия делала упор на более универсальную подготовку солдат, которые могли в совершенстве владеть различными видами оружия, в том числе и дистанционным.
   Переоснащение армии в сторону арбалетчиков и постройка переносных разборных катапульт и баллист, резкие изменения в технологии постройки зданий и сооружений, создание систем искусственной ирригации, говорили о наличии большого количества хорошо обученных инженеров, что для Скальдарии казалось просто немыслимым.
   Дипломатические успехи короля Вилленса тоже оказались впечатляющими. Он смог договориться о союзе с пиратами архипелага Яссин, которые испокон веков славились своими дерзкими налетами на королевское побережье, фактически легализовав их действия и включив острова в состав королевства. Отношения с гномами из юго-восточных гор тоже поднялись на совершенно небывалый уровень, которого история прежде не знала. Торговля, производство и стратегическое партнерство в военной сфере - и все это практически с нуля за несколько лет. Конечно изоляционную внешнюю политику эльфов, ему так и не удалось преодолеть, а орки вообще не шли на какой-либо диалог, кроме демонстрации силы, но и это было уже чем-то из ряда вон выходящим.
   Последней каплей, привлекшей внимание Ордена серебряной длани к королевской персоне, послужило создание секретной службы, цели и задачи которой были абсолютно неясны, но ладно бы просто создание, каким-то совершенно непостижимым образом, в ее ряды оказались завербованы несколько рыцарей Ордена, лояльность которых всегда была вне сомнений.
   Становилось очевидно, что простыми реформами и преобразованиями королевство Скальдария не ограничится. Поскольку из-за ренегатов-перебежчиков о существовании Ордена стало известно королю и тем, кто ему помогал в проведении реформ, назревал конфликт, причем не только с другими государствами, но и Орденом серебряной длани.
   Детальное расследование позволило выяснить, что основным идеологом всех произошедших изменений являлся некий советник короля Вилленса по имени Макс. Однако кем был этот человек и откуда он появился, оставалось неясно. На одном из экстренных совещаний старших магистров анклавов Скальдарского континента было принято решение организовать миссию по похищению этого человека. Особому отряду рыцарей было поручено задание: незаметно проникнуть во дворец, нейтрализовать королевского советника и доставить в Орден для допроса.
   Однако миссия провалилась, из рыцарей никто не вернулся живым, а сам Макс пропал без вести. Официально похороны королевского советника произошли через день, однако есть основания полагать, что они были сфальсифицированы.
   После его "смерти" активность Вилленса ва Скальдари заметно сократилась, стало очевидно, что король был не более чем марионеткой в руках своего советника. Орден предпринял еще одну миссию по ликвидации предателей-перебежчиков, вошедших в состав секретной службы, а затем оставил плавно регрессирующее к прежнему состоянию королевство в покое.
   Дальнейшие события на Скальдарском континенте уже шли без грифа "секретно" и не представляли для старшего магистра Вайзеля, какого-либо интереса. Тем не менее, его история на этом только начиналась.
   Спустя двенадцать лет, после таинственного исчезновения Макса из Скальдарии, его совершенно случайно удается обнаружить одному из соглядатаев Ордена. Согласно донесению он жил в одном из небольших поселений Нехемской империи, куда незамедлительно был отправлен один из лучших ликвидаторов Ордена с одной единственной целью - устранить Макса, бывшего советника короля Вилленса ва Скальдари.
   Однако в момент прибытия Яна к пункту назначения, на поселение произошел налет переплывших Бездонное море и поднявшихся вверх по течению одной из рек работорговцев из Геррады. В случившейся суматохе Макс вновь бесследно пропал, но его родной сын Эдвард оказался в руках Ордена.
   Старший магистр грустно вздохнул, если бы он только знал эту историю раньше, тогда Эдварду никогда не светило быть принятым в число последователей. Он жил бы обычной жизнью под наблюдением соглядатаев, в надежде, что родной сын для отца может оказаться достаточно хорошей приманкой. А сейчас... неудивительно, что человек, который смог завербовать состоявшихся рыцарей в свою секретную службу, смог и освободить своего сына от условности, требовавшей вернуться в Орден.
   Вариант, что в побеге Эда замешан именно его отец, сейчас казался Вайзелю самым высоковероятным, но и от остальных версий пока не следовало отказываться. Кто он этот загадочный Макс? Если сопоставить всю хронологию его деятельности на обоих континентах, ему должно быть уже более ста лет. Возраст, который достаточно уверенно преодолевается магами и труднодостижим для остальных людей. Откуда он взялся? Где он смог подчерпнуть все эти необычные знания, которые воплотил в жизнь? Каковы его цели? Как всегда у старшего магистра при получении ответов на предыдущие вопросы, появлялась лишь целая масса новых, не менее сложных.
   Но все эти события меркли в сравнении с тем, что недавно произошло. Начавшаяся война между Империей и орками поставила под удар средиземный анклав Ордена! Массированный набег почти всех орочьих племен из степей на Империю, вызвал очень агрессивную ответную реакцию. Под натиском имперских войск оркам пришлось отступить в Хребтовые горы, где как раз располагался средиземный анклав. А дальше верховные маги Нехемской империи приняли чудовищное решение - разом уничтожить всех зеленокожих с помощью магии невероятной разрушительной силы.
   В чем-то конечно Вайзель разделял стремление имперцев покончить с орками, совершенно не признающих ничего кроме силы, и скорее всего, был даже рад их уничтожению, если бы при этом не пострадал один из жизненно-важных анклавов.
   Хоть он всегда недолюбливал своего коллегу старшего магистра Илиуса, которому в отличие от него достался анклав, где находилась одна из шести Струн, и который всегда выставлял это напоказ перед ним, как явное превосходство, но он никогда не желал ему смерти. Тысяча демонов Бездны! Вайзелю до сих пор не верилось, что весь анклав Илиуса оказался уничтожен этой ужасной магией, которую применила Империя.
   Что стало со Струной? Знал ли Император о том, что в горах находится анклав Ордена или попадание этой магии было случайным? Если знал, то было ли это сделано специально? Снова вопросов больше чем ответов.
   Низкий гул раскатился по кабинету старшего магистра, и хрустальный шар на столе заиграл радужными красками. Призыв на совещание старших магистров с целью обсудить потерю одного из анклавов со Струной и дальнейшие действия Ордена в отношении Империи.
   Вайзель поднял руку, собираясь послать в шар активирующее заклинание, но из коридора донесся шум шагов, кто-то явно быстро бежал. Дверь в кабинет старшего магистра распахнулась без стука, и на пороге появился один из запыхавшихся младших магистров.
   - Это... Империя... Эльфы! - возбужденный молодой парень пытался высказать свои мысли, не обращая внимания на сердитый взгляд старшего магистра: - Империя только что уничтожила эльфийский лес, той же магией, что и орков, и наш средиземный анклав!
   Поднятая рука старшего магистра бухнулась на стол, а сам он потихоньку начал сползать в своем кресле:
   - Я понял, свободен! - печальным кивком Вайзель отпустил молодого человека.
   Шли минуты, шар на столе продолжал мерно пульсировать, а старший магистр не меняя позы, сидел в кресле. Затем медленно положил руку на хрустальный шар и закрыл глаза. Перед внутренним взором предстала черная комната со слабо освещенным круглым столом посредине и проекцией остальных девяти старших магистров в своих креслах, рассевшихся вокруг стола. Три места - старшего магистра средиземного анклава Илиуса, старшего магистра западного анклава Гранулуса и место главы Ордена верховного магистра пустовали.
   - Вайзель?! - одновременно спросили несколько голосов: - Почему ты так поздно? Мы ждем только тебя!
   - Друзья! Сегодня мы хотели собраться и обсудить волнующий весь Орден вопрос, касающийся потери второго анклава за последнюю сотню лет! Но произошло еще одно прискорбное событие, - тут голос старшего магистра немного дрогнул: - Хьеллира больше нет!
   - Что это значит Вайзель? - раздались голоса.
   - Боюсь, мы более не являемся самой сильной организацией в этом мире! Нехемская империя уже дважды применила свое оружие тотального уничтожения. Как вы все знаете, первым выстрелом оказался уничтожен наш средиземный анклав и находящиеся над местом его дислокации орки, а буквально несколько минут назад был произведен второй выстрел, целью которого стал Хьеллир - сердце эльфийского леса.
   - Что? Как это могло произойти? - шквал вопросов посыпался от проекций.
   - Я расскажу как! - отрезал Вайзель: - За многие века нашего существования мы расслабились, мы привыкли к тому, что у нас есть бесспорное превосходство. Алхимия, создающая идеальных солдат, с которыми не могут потягаться лучшие воины государств Енгарда. Магия, опережающая века и силу любого чародея. Конспирация, позволяющая нам управлять этим миром из тени и дарующая преимущество в нападении. Широкая сеть соглядатаев, докладывающих о малейших изменениях в привычном мироустройстве.
   Старший магистр северного анклава, вздохнул в абсолютной тишине, а затем продолжил:
   - Мы были настолько уверены в своем превосходстве над всеми остальными существами, населяющими этот мир, что остановились в своем развитии, когда весь остальной мир двигался вперед. Дар богов, который мы получили, когда они оставляли наш мир, оказался нивелирован нашей закостенелостью за три тысячи лет. Яркие примеры тому - вербовка наших людей в Скальдарии, предательство старшего магистра Гранулуса, а теперь еще мы оказались застигнутыми врасплох наличием у Империи оружия, которому нам нечего противопоставить. Император уже применил его два раза против своих врагов и нет никаких гарантий, что он остановится на достигнутом.
   - Нужно его устранить! Такому оружию нет места в этом мире! Оно должно принадлежать нам! - воспользовавшись небольшой паузой, тут же прозвучало несколько голосов.
   - Вы правильно мыслите друзья, - Вайзель вскинул руку вверх: - Но позвольте мне закончить! Согласно моему анализу, информация о существовании Струн более не является самой охраняемой тайной Ордена. О них знают сильные мира сего, и я более чем уверен, что уничтожение нашего средиземного анклава не является случайностью.
   Легкий гул вновь на мгновение наполнил комнату.
   - Да! Война против нас уже началась, только мы, как самые "осведомленные" о положении дел в этом мире, о ней еще ничего не знаем. В Нехемской империи уже известно о нашем существовании, а теперь представьте себе на мгновение, что Император знает о существовании Струн, как бы вы поступили на его месте? Думаю, так же как и мы, после того, как узнали о наличии у него оружия тотального уничтожения. Только он ударил первым, несмотря на всю нашу конспирацию. Война с гномами в горах, где располагается мой анклав, была лишь разведкой боем, думаю, если бы под моей опекой находилась не школа, а Струна, меня бы постигла участь Илиуса. Все просто, если у противника есть оружие, которое угрожает тебе, надо либо его уничтожить, либо отобрать! Но Император очень не прост, он прекрасно отдает себе отчет в том, что ему доподлинно не известна наша мощь, а поэтому пока избегает открытого противостояния, и все столкновения, где гибнут наши люди, происходят как бы случайно.
   Сначала он воевал с гномами и "случайно" обнаружил наш анклав, сейчас он стрелял в орков, но "совершенно случайно" попал снова в наш анклав. Последовавшее сразу за этим уничтожение Хьеллира решило две задачи - первая, отвести нам глаза, если мы предъявим ему претензии, он может спокойно ответить - "Я стреляю по оркам и эльфам, у вас же в эльфийском лесу нет анклава?" Принесет извинения, скажет, что это было случайно, поскольку он не знал о местоположении анклава, и, возможно, даже попросит раскрыть ему местоположения анклавов, чтобы такого не повторилось. Вторая задача - возможность расширять свои границы на восток. Обе фракции, сдерживавшие рост Империи пали. Даю сто процентную гарантию, что уже в ближайшие месяцы начнется экспансия на восток через остатки эльфийского леса и степи орков.
   С Геррадой у них династический альянс и основными целями Императора на ближайшие несколько лет будут Свободные города, Бравия, Терн и земли Сибваров. Учитывая наличие оружия тотального уничтожения, всем кроме Сибваров будет достаточно одной демонстрации, чтобы заставить сложить оружие. А теперь, то к чему я клоню, - Вайзель повернул голову и пристально посмотрел на одного из старших магистров: - Франсис, ты следующий!
   Тот, кого назвали Франсисом, лишь сильнее нахмурился. Между тем Вайзель продолжил:
   - Твой анклав находится на самом востоке континента в окружении племен Сибваров, которые предпочтут смерть сдаче оружия и будут стоять до последнего. Я более чем уверен, что сценарий, продемонстрированный нам в срединных горах, повторится до мелочей. Имперские войска загонят Сибваров в горы, а потом шарахнут из своего оружия, уничтожив непокорные племена и еще один из наших анклавов.
   Другой вопрос, который мучает меня вот уже несколько дней - что происходит со Струной, после того как анклав оказывается уничтожен? Уничтожена ли она вместе с анклавом, либо мертвы только хранители? Чтобы это прояснить, я оправил соглядатаев на руины средиземного анклава. Думаю никому не нужно объяснять, что означает, если подтвердится второй вариант?
   Внезапно проявились очертания верховного магистра:
   - Ты всегда был прекрасным аналитиком Вайзель! - в ответ старший магистр северного анклава наклонил голову в почтительном поклоне: - Твои выкладки понятны, логичны и я склонен с ними согласиться. Тем самым, я объявляю старт операции "Феникс", приоритет операции первый, координатором назначаешься ты Вайзель, твой уровень доступа к информации повышен до девятого, полномочия до четвертого. Цель операции в возвращении Ордену былого статуса, уничтожении Императора Чарльза Бальсберга и захвате оружия тотального уничтожения. В твое распоряжение уже выделен специальный отряд рыцарей, который возглавляет командор Леон, сроки прибытия в Нехемскую империю и выход на связь через две четверти. Вопросы?
   Ответом главному магистру была тишина. И Вайзель пользуясь нежданным повышением, подытожил за всех:
   - У нас нет вопросов лорд-магистр.
   Отключившись от сферы связи, старший магистр северного анклава плотно сжал зубы, чтобы не вскрикнуть от боли и принялся растирать ломящиеся суставы в коленях. Заклинание Черной комнаты создавалось специально для того, чтобы полностью исключить возможность подслушивания, и происходило это за счет того, что сознание временно покидало тело, а по окончании разговора возвращалось обратно.
   Для людей, у которых не было проблем со здоровьем, этот переход происходил очень незаметно, но для Вайзеля, который ежедневно терпел жуткие боли, возможность несколько минут не чувствовать своего тела была райским наслаждением. А потому и возврат к реальности происходил жутко тяжело.
   Втерев небольшое количество мази, старший магистр переместился от рабочего стола к камину. Усевшись на свое любимое кресло с подушками, Вайзель крепко задумался. Предстояло сделать многое, очень многое.
  
  
   Ощущения возвращались не сразу. Сначала до сознания донеслись звуки своего дыхания, потом запах сырости и пыли, затем удалось почувствовать свою голову, туловище, руки и ноги. Кажется, он лежит на чем-то мягком!
   Антон открыл глаза. Он располагался на большой кровати, с аккуратно собранным у стояков балдахином. Молодой человек сел и огляделся по сторонам, комната вокруг напоминала покои средневекового замка, грубая кладка из серого камня. На полу находились несколько шкур неизвестных животных, больше всего напомнивших ему медведя.
   Одну из стен украшала пара старых полностью выцветших картин, на которых разглядеть изображение не представлялось возможным. В другой стене находилась деревянная дверь, окованная проржавевшими железными скобами, а в третьей находился единственный источник света - небольшое каплевидное окно, ставни которого были сделаны из такого же старого и наполовину прогнившего дерева, как и вся остальная мебель в этом помещении.
   Что это за место? Как он здесь оказался? Кто перевязал его раны на ногах? Чувства подсказывали ему, что он был без сознания явно больше одного дня. Внезапно накатившая дурнота и боль в висках заставили Антона вскрикнуть и схватиться за голову. Воспоминания хлынули одни за другими.
   Захват какими-то спецназовцами, которые передвигались на замаскированном под фуру Кока-колы грузовике. Затем нападение еще одних неизвестных бойцов по виду напоминавших ниндзя.
   Почему они это сделали? Были это какие-то разборки между группировками или целью был он? Зачем Антон был нужен кому-то из этих людей? Возможно ли, что виной этому необычные, сверхъестественные способности, которые проявились у него после того как его сбила машина и выходила та странная девушка? А может эти способности были у него еще раньше? Вопросы, на которые он не находил ответа, всплывали в его голове вместе с событиями последних дней.
   Потом он бежал, центр, дворы, парк, снова дворы, стройка... Антон прикинул расстояние - эта пробежка была почти на полгорода! Как прошла ночь на стройке, он помнил смутно. Единственное, что вспоминалось - это ощущения холода и сырости.
   А утром он проснулся с гениальной идеей спрятаться на даче у одного из своих друзей. Почему то он был уверен, что именно там его никто не будет искать. Его бывший одноклассник Борис не был любителем природы, и приезжал на дачу один-два раза за все лето, а в остальное время дом и банька, доставшиеся ему в наследство, пустовали. Интуиция подсказывала Антону, что самое сложное - это будет добраться до этой дачи, и, как это ни печально, шестое чувство не подвело.
   Изодранные до крови ноги жутко болели, и поэтому самое безопасное решение - идти пешком по дворам и переулкам до окраины города, а потом лесом вдоль трассы было отброшено как невыполнимое. Второй вариант был затеряться в утреннем потоке людей спешащих на работу и добраться хотя бы до окраины города, а лучше и до автовокзала на общественном транспорте.
   Вот тут и началась самая большая чертовщина! Несмотря на то, что Антон старался максимально не привлекать к себе внимание, один из парней на остановке достаточно долго буравил его странным надменно-брезгливым взглядом. Проклятый сноб! Затем при посадке какая-то бабка отдавила ему мизинец на правой ноге своим кованым каблуком, так что он чуть-было не завыл на всю улицу.
   И вроде бы неприятности на этом должны были закончиться, больше к нему никто старался сильно не прижиматься. Кондуктор копошилась еще только где-то в передней части салона, а учитывая плотность пассажиров можно было не ждать ее еще остановки четыре, а то и все пять, а там собственно он уже и собирался сойти. Автобус проехал пару остановок, и внезапно все резко изменилось - до его обостренного слуха донеслись звуки работающих лопастей вертолета, интуиция взвыла об опасности знакомым ощущением впившихся в тело иголок, звуки приблизились совсем близко, что-то ударилось о крышу автобуса, а затем мир вокруг замер!
   Оборвались все звуки окружающего мира, гул двигателя автобуса, грохот лопастей вертолета и разговоры пассажиров. Воцарилась звенящая тишина. Находящиеся рядом люди стали неподвижными и твердыми, словно каменные изваяния. Антон попытался толкнуть одного из них, но тщетно, несмотря на то, что они по-прежнему были теплыми, на них невозможно было даже согнуть волосок.
   - Избранный! Ты должен пойти со мной! - сбоку раздался немного грубоватый женский голос с легкой хрипотой.
   - Что? - Антон озадаченно развернулся и уставился на внезапно появившуюся рядом симпатичную незнакомку, чей бронзовый загар и яркие рыжие волосы резко контрастировали с остальными пассажирами автобуса: - Кто ты? Что тебе надо?
   - Ты Избранный, и я хочу, чтобы отправился со мной! - девушка повторила свое предложение.
   - Куда ты хочешь, чтобы я отправился? - поинтересовался Антон.
   - В другой мир! В мир, к которому принадлежит твоя душа и, где ты сможешь обрести свое предназначение!
   - Кхм! Вы можете сказать, что происходит? - неожиданно кто-то вмешался в их разговор.
   Антон резко обернулся по сторонам, слева от него через толпу пассажиров выглядывал тот самый сноб, который взбесил его еще на остановке. По-видимому, его ярость по отношению к этому парню как-то передалась девушке, и хотя он не видел в этот момент ее выражения лица, от взгляда на незнакомку сноб заметно побледнел.
   А затем девушка что-то прокричала на непонятном языке, и все вокруг заволокло облаком белого дыма. В нос ударил неизвестно откуда знакомый сладковатый запах ванили, вернулись звуки и динамика окружающего мира, движение, крики пассажиров, глухой удар в бок автобуса, толчки, давка.
   В один прекрасный момент автобус перевернуло и Антона крепко приложило головой о потолок. Что произошло потом, Антон не помнил. Как он оказался в этой комнате? Кто принес его сюда? И почему тут такой странный антураж? На мгновение ему вспомнились слова незнакомки про "другой мир", возможно ли, что это было перемещение в другой мир?
   Антон затряс головой, отгоняя бредовые мысли. Ну, в самом деле, он же не герой какой-либо книжки, который попадает в параллельный мир? Стоп! А как же тогда сверхъестественные способности?
   Антон снова замотал головой. Может ему это все приснилось, как с тем парнем, про которого он видел сны последние несколько лет, который, как герой очкарик популярной книжки учился в какой-то ни то школе, ни то академии и боролся против сил тьмы? Но вот только в отличие от хэппи-энда сереброглазый парень потом пошел на экзамен биться против чудовища и их там всех растерзали на части! Может быть, ему вообще все эти последние несколько дней приснились, и ничего страшного не произошло, и у него нет никаких сверхъестественных способностей? Возможно, из-за нервного переутомления и психотропных препаратов ему сложно отличить явь ото сна? Может и сейчас все это просто очень реалистичный сон, и он просто лежит дома в своей постели? Антон ущипнул себя несколько раз в надежде проснуться, но ничего не произошло.
   А затем дверь открылась, и в комнату вошли двое:
   - А! Ты уже проснулся?! - довольно улыбнулась рыжеволосая девушка: - Как раз вовремя, а то я собиралась тебя будить!
   - Где я? Что это за место? - выпалил Антон и тут же поймал на себе удивленно-шокированный взгляд немолодого мужчины с аккуратной эспаньолкой.
   - Ну как сюрприз граф? Не ожидал да? - самодовольная улыбка не сходила с лица Индиры.
   - Он говорит на нашем языке? - Моддер впился в глазами в молодого человека на кровати: - Ты ведь знаешь, что это означает?!
   - Что это означает? - озадаченно повторил Антон последние слова. Черт побери! Он действительно сказал это на языке, который никогда ранее не слышал, и при этом понял смысл сказанного, как будто это был родной русский.
   - Полное отсутствие языкового барьера - только один из признаков интуита! Но, думаю, остальные способности тоже не заставят себя ждать.
   - Так ты думаешь, что вместо того чтобы... - внезапная мысль осенила верховного мага, но приложенный к губам Индиры указательный палец оборвал его на полуслове.
   - Возможно! Всему свое время мой дорогой граф!
   - А русский язык вы понимаете? - спросил Антон на чистом русском в надежде привлечь к себе их внимание, ибо то, как эти двое обсуждали его, будто какую-то вещь, было неприятно, ведь ему никто не комментировал смысл сказанного.
   Своего он добился, мужчина и девушка разом обернулись. Кто эти люди и насколько его судьба будет зависеть от них, Антон не знал, поэтому начинать знакомство стоило осторожно:
   - Объясните, пожалуйста, что тут происходит? - как можно вежливее спросил он, пробуя на вкус слова нового языка.
   - Меня зовут Индира, - девушка сделала несколько шагов, подошла и присела рядом на кровать, а затем указала рукой в сторону своего спутника: - Этот достопочтенный господин - граф Моддер Вальтари.
   - Антон, - несколько смущенно пробормотал молодой человек, переводя взгляд с рыжеволосой на верховного мага и обратно.
   - Мы рады знакомству с тобой Антон! - Индира выдержала небольшую паузу, а затем продолжила: - Буду с тобой откровенна, согласившись отправиться со мной, ты проделал очень большой путь и сейчас очень далеко от своего мира.
   Ком подступил к горлу, на мгновение молодому сделалось дурно. Так все-таки это правда! Вот ведь вляпался! Фантазия, напичканная кинофильмами, видеоиграми и фантастическими книгами, живо обрисовала ему сочные картинки положения, в которое до сих пор с трудом верилось.
   - Вообще-то не помню, чтобы тогда в автобусе говорил "да"?!
   - Но ты ведь хотел этого верно? - Индира четко чувствовала настроение Антона: - Ты страстно хотел сбежать, это было очень явственно написано на твоем лице и, согласись, что если бы нам дали подольше поговорить, например, как сейчас, ты вполне бы мог согласиться?
   - Может быть, - молодой человек двусмысленно повел плечами: - Ты знаешь того парня, что вмешался в разговор?
   - Увы! Кроме тебя и еще одного человека я никого не знаю из вашего мира. Возможно, это какой-то сильный маг, на которого не подействовала моя заморозка чувств.
   - Маг? - брови Антона удивленно поползли вверх.
   - Ну да! - не до конца понимая причину удивления молодого человека, Индира попыталась зайти с другой стороны: - Скажи, ты считаешься сильным магом в своем мире?
   - Нет! - Антон замотал головой, будто пытаясь сбросить какой-то морок: - У нас в мире нет магов.
   - Как это нет магии? - на этот раз настала ее очередь удивляться.
   - Вот так! Мы полагаемся на технологии и науку, и вообще колдовство это не более чем фантастика и вымысел!
   - Не ожидала да? - вернул в ответ граф Моддер: - Леонард говорил примерно то же самое.
   - Когда же ты успел с ним пообщаться? - настроение Индиры заметно ухудшилось.
   - Я смогу вернуться обратно в свой мир? - то, что между этими двумя не все гладко, ясно бросилось Антону в глаза, и он постарался вернуть разговор в интересное ему русло.
   - Это возможно, - ответила девушка и печально улыбнувшись, продолжила: - Но не здесь и не сейчас. Для того чтобы открыть портал, нужна одна штука известная как Имперский колдовской усилитель, к которой нас сейчас и близко не подпустят.
   - Имперский? То есть вы что-то типа горстки повстанцев, которые пытаются свергнуть режим? - хоть Антону и было невесело от всей этой ситуации, в которой он очутился, но невольно молодой человек находил аналогию с известной фантастикой.
   - Скорее мы находимся вне королевств и империй, но нам приходится иметь с ними дело, - такого вопроса от него девушка явно не ожидала.
   - Тогда в автобусе ты сказала, что я Избранный - что это значит?
   - Ты избран для одного очень важного дела! Сейчас рассказывать об этом очень долго, но вскоре ты все узнаешь!
   Уклончивый ответ Индиры заставил обеспокоиться:
   - Мне не понятно, зачем вы это сделали, перенесли меня из другого мира? Неужели в вашем мире нет никого, кто мог бы подойти на роль, которую вы для меня приготовили? - Антон осторожно посмотрел в яркие изумрудные глаза своей собеседницы.
   - Ты нам нужен, - спокойно сказала Индира: - Сегодня вечером мы проводим один очень важный ритуал, который не имеет смысла без твоего участия.
   При упоминании слова "ритуал", спящее чувство опасности засосало под ложечкой, и молодой человек нервно поежился:
   - Но я же... Что я должен буду сделать? Каковая моя роль в этом ритуале?
   - А ты умеешь быстро докапываться до сути вещей! - печально улыбнулась колдунья, а затем вскинула руку, на мгновение течение времени замедлилось, и Антон увидел, как с кончика ее указательного пальца сорвались мириады ярких звездочек и устремились прямо ему в лицо.
   Рефлекторно он отмахнулся рукой и вскочил на ноги. Звездочки больно впились в запястье, предплечье и локоть. Кожа моментально потемнела, а вскоре чувствительность пропала, и рука безжизненно повисла.
   - Вы чего на хрен творите? - испуганно закричал Антон.
   - Ну что я тебе говорила? Вот и остальные способности интуита! - Индира процедила сквозь зубы, не отводя от него цепкого взгляда.
   - Хм! Отбить с такого расстояния заклинание нейтрализации, да еще и голыми руками! - граф Моддер довольно хмыкнул: - Ты действительно интуит парень!
   - Что значит интуит?
   Верховный маг ничего не ответил, просто сделал какой-то пасс рукой и последнее, что Антон увидел, были два черных полукруга, которые жестко ударили его в грудь и повалили на пол, а затем наступила тьма.
   - Вы как всегда очень добры, мой дорогой граф! - Индира тяжело поднялась с кровати и покачала головой: - Долбануть бедного парня "Черным веером"! Я понимаю, что мы не знаем защитные возможности интуита, и ты бил наверняка, но он же теперь очнется не раньше чем через пару суток?!
   - Ты предложила бы продолжить усыплять его? Пока у него не отнялись руки и ноги, которыми он смог бы отбиваться? - обнажив белозубую улыбку, Хранитель огня был явно доволен собой.
   - Я ухожу готовиться к ритуалу, окно открывается через шесть часов, ты знаешь, что нужно делать! - бросила через плечо колдунья и скрылась в дверном проеме.
  
   Очередное пробуждение для Антона было гораздо тяжелее и хуже всех вместе взятых предыдущих за последние несколько недель. Острое чувство опасности всеми силами пыталось вырвать его из лап чего-то губительного и мрачного, опутавшего его тело и разум темными нитями, не позволяющими чувствовать, слышать, видеть и думать.
   Бесчисленная попытка открыть глаза, поднять тяжелые свинцовые веки, попытка разобрать гул, монотонный голос читающий что-то нараспев. Судорожное дыхание, с трудом качающих воздух легких. Антон ощутил свое тело, но черные путы не дали даже пошевелить пальцем. Это было похоже на пробуждение в реанимации после глубокого наркоза, которое он однажды испытал, когда его оперировали. Чувство опасности вопило, что было мочи, неотвратимо надвигалось давящее чувство отчаяния.
   Антон хотел закричать, заплакать, зарыдать, забиться в агонии, но даже в этом ему было отказано, проявить слабость он тоже не мог. Сколько прошло времени с момента, когда его ударили этой черной дрянью, Антон не мог даже представить, казалось, что эта адская пытка длится уже целую вечность!
   А может я уже умер и это просто ад? Адский котел, в котором согласно библейским притчам будут подвергаться мукам все грешники до скончания времен? Но что он такого сделал, чтобы это заслужить? Никого не убивал, не воровал...
   Антон попытался вспомнить хоть какую-то молитву, на ум пришел "Отче наш" и молодой человек попытался мысленно произнести несколько слов. Хотя, если это действительно ад, то, скорее всего, читать какие бы то ни было молитвы - уже поздно. Однако, как ни странно, но концентрация на словах молитвы и попытка вспомнить, что же там дальше - помогла. Разум стал чуть свободнее от черных пут и внезапно его осенило. Интуиция подсказывала четкую и ясную последовательность действий, которые ему было необходимо сделать, чтобы освободиться от сковывающего заклинания.
   В первую очередь Антон сконцентрировался на своем сознании, мысленно вплетаясь в темные путы, окутывающие его разум, он смог различить их внутреннюю структуру. Аккуратно орудуя мысленным скальпелем, словно хирург, проводящий сверхответственную операцию всей своей жизни, он перерезал внутри пут каналы, по которым струилась черная энергия, и методично ослаблял их. Проведя этот подготовительный этап, настал черед ответственного момента, окончательно освободить свою голову от этой дряни и Антон медленно начал перерезать сами путы.
   Освободив разум, он почувствовал небывалый приток сил и энергии, к нему вернулось ясность мыслей, и невольно он отвлекся на аналогию, что работа со структурой пут до жути напомнила ему сложнейшие микросхемы в высокотехнологичном грузовике Кока-колы.
   В принципе уже можно было попытаться открыть глаза, но Антон решил пока полностью абстрагироваться от внешнего мира и сконцентрировался на дальнейшем очищении своего организма от темных нитей.
   Второй этап шел уже гораздо быстрее, он освобождал одно за другим сердце, легкие, остальные органы, руки и ноги, методично проделывая одну и ту же последовательность по ослаблению пут, а затем вырезая их словно раковые метастазы.
   Наконец, полностью очистив свое тело и разум, Антон позволил себе ослабить концентрацию и переключиться на внешний мир, к которому его уже долго звало чувство опасности.
   Он открыл глаза прямо в тот самый момент, когда занесенная для удара рука Индиры с ритуальным кинжалом начала опускаться вниз. Столь неожиданный эффект заставил рыжеволосую бестию, которая сейчас была лишь в одной шкуре, практически ничего не скрывавшей из ее интимных мест, замереть в нерешительности, остановив лезвие в нескольких миллиметрах от его груди.
   - Не надо! - спокойно произнес Антон, удивляясь собственному хладнокровию, ведь его только что не зарезали, как какого-нибудь жертвенного барана: - Думаю, я смогу быть более полезным, если останусь жив!
   - У тебя не больше двух сотен ударов сердца, до момента, когда мне нужно будет прочесть завершающий куплет! - Индира, довольная какой-то своей внутренней догадке, еле сдержала улыбку.
   Антон сел и огляделся по сторонам, он находился на большой мраморной плите посреди огромного зала, пол которого был исчерчен каким-то сложнейшим рисунком, больше всего напоминавшем каббалистическую семнадцатилучевую звезду. В центре звезды, на расстоянии не больше двадцати сантиметров от поверхности пола, висел в воздухе черный кокон размером чуть больше человека, от которого на весь зал распространялась зловещая аура заставляющая содрогаться все живое.
   По краям звезды находились люди, среди которых Антон обнаружил уже знакомого ему графа. Остальных людей он никогда не видел, однако среди них была даже маленькая девочка! Судя по недоуменному взгляду, с которым сейчас смотрел на них с Индирой Хранитель огня, то, что сейчас происходило явно шло вразрез с планом!
   Однако это была далеко не полная картина. Глазам молодого человека открылась еще одна составляющая. Не в силах объяснить, как он это видит и понимает, Антон наблюдал течение энергетических потоков от располагавшихся по периметру людей внутрь звезды, где они многократно усиливались и вливались в кокон из квинтэссенции абсолютной тьмы, внутри которого распадался, крошась на части какой-то предмет, напоминавший большой алмаз.
   - Согласно ритуалу, я должна принести жертву, чья кровь и жизненная сила станут основой для возрождения Хег'Келаша! - Индира поудобнее перехватила кинжал: - Половина отведенного тебе времени уже вышла, если ты продолжишь стоять истуканом, мне придется убить тебя!
   С Антоном сейчас творилось нечто запредельно странное, с одной стороны его охватывала паника, жгучее желание бежать отсюда со всех ног и как можно дальше. С другой стороны интуиция неведомым образом гасила страх и подсказывала, как найти выход из сложившейся ситуации, но вот будет ли это решение правильным?
   - Только не вздумай выходить за внутренний круг, сгоришь заживо! - сказала рыжеволосая ведьма, как будто в подтверждение его страхам.
   Антон выдохнул, Индира была права, из этого зала до окончания ритуала ему не уйти. Однако он не понимал, откуда ему известна структура проведения этого ритуала, почему он должен делать то, что собирается.
   Молодой человек осторожно подошел к кокону и, протянув к нему руку не касаясь тьмы, закрыл глаза. Жизненная сила была необходима, для того чтобы сформировать тело из тьмы для души того, кого хотят воскресить эти люди. Но и умирать самому у Антона не было совершенно никакого желания.
   Он опустился на одно колено, коснувшись второй рукой многолучевой звезды на полу, в сознании всплывали знания, и вырисовывалась еще одна четкая последовательность действий. Антон мысленно вклинился в работу звезды, семнадцать магов сейчас отдавали свою энергию для этого ритуала. Что-ж если каждый из них отдаст часть своей жизненной силы и крови, и он обязательно смешает ее со своей, то этого должно хватить для ритуала. Главное сделать так, чтобы звезда не опустошила их полностью, и никто бы не умер.
   Положившись полностью на голос интуиции, он направил свои силы на то, чтобы изменить несколько символов в звезде. Снаружи послышались сдавленные стоны и магическая энергия, смешавшись с кровью магов тонкими струйками заполнявшими каналы рисунка, забурлила с невероятной силой.
   Антон наблюдал за постепенным приближением крови к внутреннему кругу, в котором находились он и Индира:
   - Нужно чтобы моя кровь смешалась с той, что сейчас начнет собираться в кокон! - Антон подставил руку прямо под самое основание кокона: - Важно угадать время, чтобы это произошло в самом начале перед попаданием крови внутрь!
   - Уж в этом можешь на меня положиться! - холодно прошептала колдунья и спустя мгновение вскрыла вены на его правой руке.
   Молодой человек сжал зубы от боли, стараясь изо всех сил сохранить концентрацию и контроль над процессом. Для чего ему было нужно смешивать свою кровь с остальной, Антон совершенно не понимал, лишь интуитивно чувствовал, что так надо. Где-то сбоку донесся звук падения, похоже, кто-то из участников ритуала потерял сознание. Если он не хочет жертв, пора заканчивать, тем более что внутренний голос говорил о том, что и этого уже должно хватить.
   Антон вернул работу звезды в прежний режим, а затем полностью отключил поток энергии от всех находящихся снаружи магов. С момента, как кровь начала попадать внутрь кокона, ритуал заметно ускорился, тьма поглощала и впитывала в себя всю энергию из звезды, словно пылесос. Почувствовав заметную слабость, Антон отдернул руку и пережал рану. Кокон впитал в себя последние капли крови и маны из звезды и, как будто, затвердел.
   - И да поглотит тьма душу и тело жертвенного агнца. Хвалу воздаем мы тебе о Великий даровавший нам силу Струны. Да будет твоя кровь и плоть чистой, холодной первобытной тьмой из которой состояло все небытие. Вернись к нам Лорд, стирающий грани тьмы и света, владыка Струны Химеры и повелитель мертвых, которого сама смерть остановить не может. Взываем к тебе, восстань Хег'Келаш!
   С последними словами Индиры кокон передернулся мелкой рябью, воздух вокруг задрожал, и по центру образовалась огромная трещина, из которой хлынула темная жидкость, больше всего напоминающая смолу.
   - Ааарррххх! - глубокий гортанный возглас вырвался наружу и, отломив кусок кокона, изнутри показалась человеческая рука, с которой капала жидкая тьма.
   Антон поспешил сделать несколько шагов назад, прежде чем весь кокон покрылся паутиной трещин, а затем он по кускам начал разламываться находящимся внутри существом. Назвать человеком того, чье тело состояло из квинтэссенции тьмы, он не решался.
   Проделав достаточное отверстие, чтобы выбраться наружу из кокона показался абсолютно голый немолодой мужчина с черными длинными волосами. Слегка пошатываясь, он сделал пару шагов, по его телу стекала жидкая тьма, образуя на полу достаточно большую лужу.
   Хег'Келаш медленно открыл глаза, в глазницах плескавшаяся тьма тут же сформировалась в белок, радужку и зрачок. Он поднял руки и принялся внимательно осматривать их, переводя взгляд на торс и за тем ноги.
   - Какое странное тело?! - глубокий бас нарушил воцарившуюся под сводами зала тишину.
   - Нам пришлось прибегнуть к ритуалу Темного окна мой Лорд! - возникшая рядом Индира, мгновенно опустилась на одно колено.
   Грань тьмы резко вскинул голову, как будто только сейчас заметил всех собравшихся в зале людей:
   - Негоже ходить в неглиже, если ты не один в своей спальне! - Хег'Келаш обвел взглядом присутствующих, а затем хлопнул в ладоши, и жидкая тьма из лужи под его ногами мгновенно вскинулась, обволокла все его тело и приняла вид аккуратной одежды. Черный кашемировый плащ, на такого же цвета рубашку, кожаные штаны и сапоги.
   Антон мысленно цокнул языком, отметив стильный вкус этого старика.
   - Значит, я был мертв?! Какой сейчас год?
   - Шестьдесят девятый год от основания Империи, - бас Хранителя огня звучал даже ниже чем у Грани тьмы.
   - Моддер, мой добрый друг! - легкая улыбка тронула лицо Хег'Келаша, похоже, верховный маг был единственный кого он узнал из числа собравшихся людей: - За эти сорок три года ты постарел!
   - Время никого не щадит! - учтиво ответил граф Вальтари.
   - Верно, - кивнул Темный лорд и еще раз обвел взглядом присутствующих, чуть дольше задержавшись на Антоне с Индирой: - Я больше не вижу знакомых лиц, кто твои новые друзья, а в особенности вот эти двое, что вернули меня в этот мир?
   - Меня зовут Индира, я дочь Старшего магистра Гранулуса, - рыжеволосая колдунья опередила Хранителя огня.
   - Вот как! Значит тот факт, что ты находишься сейчас передо мной, означает только одно, - еле заметно прищурился Хег'Келаш.
   - Да! - кивнула Индира: - Ты абсолютно прав, мой отец умер спустя несколько дней после твоей гибели, а я, будучи грудным ребенком, не могла быть в тот момент рядом, чтобы перенять остаточные знания.
   - Значит, ты еще не можешь активировать Струну?
   - Я научилась устанавливать с ней контакт, но дальше дело не идет, Струна мне не отвечает. Никак не могу понять почему.
   - Так вот для чего я понадобился?! - губы Хег'Келаша растянулись в белоснежной улыбке: - История делает очередной виток.
   - Когда-то давно один из моих далеких прародителей научился считывать Струны, доставать из них знания. Он держал это в глубокой тайне ото всех и разработал план собрать все знания из наследия Владык. Я девятая в поколении своего рода, восемь моих предков посвятили свои жизни, чтобы прочитать Струну Химеры и передать знания своим детям.
   - Однако знания требуют понимания.
   - Вижу, ты знаешь эту историю, - вздохнула Индира: - Да, я, как и мои предшественники, все еще не понимаю многое из того, что знаю. В общем, у меня было два варианта, либо потратить всю жизнь на изучение Струны, но не факт, что в итоге бы все получилось, либо вернуть в этот мир моего отца или тебя!
   - Я удивлен! Почему "или", и почему выбор пал на меня?
   - Для проведения ритуала необходимы специфические условия, временное окно бывает слишком редко, плюс наличие души заметно повышает шансы на успех, поскольку ее не нужно призывать из загробного мира. Да и у меня не было полной уверенности, что мой отец все-таки обладал необходимыми знаниями, иначе в свое время он бы не обратился к тебе, - внезапно девушка насторожилась: - Эй, не смей меня сканировать!
   Губы Темного лорда вновь растянулись в улыбке.
   - Неплохо! - пробасил он: - Потенциал есть, сейчас ты обладаешь силой примерно сопоставимой с верховным магом на пятой-шестой позиции рейтинга членов Совета моего времени, но этого недостаточно, чтобы Струна признала в тебе хозяина.
   - Так значит все дело в силе?
   - Совершенно верно! Вернее в способности пропустить мощь Струны через свое тело и остаться в живых. Я думаю, твой далекий предок знал это, поэтому и внедрил в своих потомков память крови - каждое следующее поколение рождается со знаниями и силой предыдущего, приумножает и накапливает их, а затем передает дальше, - Хег'Келаш сделал небольшую паузу: - Если ты продолжишь развиваться, то твой ребенок сможет управлять Струной уже в юности.
   - Я польщена! - рыжеволосая бестия приняла игривый вид.
   - Однако я благодарен тебе! И за то, что ты сделала, я расскажу тебе, как работать со Струной, - Темный лорд предостерегающе поднял палец: - Но учти, на практику понадобится время, возможно даже больше чем ты можешь себе представить.
   - Я готова на все!
   - Я это уже понял, - Грань тьмы плавно перевел взгляд на Антона: - А теперь соизвольте мне объяснить, откуда вы взяли мага-интуита?
   - Откуда ты знаешь? - похоже, что невероятная проницательность Хег'Келаша повергла Индиру в настоящий шок.
   - Мое сознание пробудилось, когда еще камень души находился в коконе, и я наблюдал почти половину Ритуала. То, что сделал этот парень, не укладывается ни в один магический канон, а это значит только одно - он маг-интуит!
   - Что значит интуит? - осторожно спросил Антон.
   - Маг-интуит рождается не чаще чем один раз в полторы тысячи лет, - неспешно объяснял Хег'Келаш: - Всего в нашем мире родилось пять магов-интуитов, и с приходом каждого из них наступала новая эра, новая эпоха, которая сопровождалась значительными изменениями во всем миропорядке! Интуит - это высшая степень магического дара, при котором чародею совершенно не нужно учиться магии, так как это делают все остальные волшебники. Интуиты плетут заклинания, не используя магические формулы и конструкции, как это делаем мы. Для интуита использовать магию столь же естественно, как и дышать! Кроме того специализация каждого интуита - уникальна, ни один из них ни разу не повторял способности другого.
   - Насколько мне известно, их было четверо? - наконец присоединился к разговору граф Моддер.
   - Если ты намекаешь на то, что этот парень мог родиться в этом мире, то это исключено, - Темный лорд разочаровано покачал головой: - С момента рождения пятого еще не прошло полторы тысячи лет!
   - Кто пятый интуит? - Хранитель огня был искренне обеспокоен.
   - А как ты думаешь? - ответил вопросом на вопрос Хег'Келаш: - Итак, не уводите разговор в сторону, откуда ты парень?
   - С Земли! - Антон не нашел более подходящего ответа, чем сказать правду.
   - Земли? - переспросил Темный лорд.
   - Пророчество Эль'Грея открыло мне, что наиболее подходящей кандидатурой на роль жертвенного агнца в ритуале Темного окна будет некий рыцарь Ордена серебряной длани, - Индира начала свой рассказ: - Наблюдая за ним, я заметила очень странную спиритическую связь с кем-то очень далеким и обладающим странной силой. Предполагая, насколько расплывчатыми могут быть пророчества, мне показалось, что это знак, что возможно идеальный кандидат как раз не рыцарь, а тот другой, связанный с ним. Далее дело оставалось за малым, я, выяснив местонахождение этого человека, перенесла его в Енгард, используя полученное из Струн знание о заклинании "Врата богов". То, что он интуит выяснилось уже позднее, хотя первые догадки у меня возникли, когда он продемонстрировал отсутствие языкового барьера в момент переноса.
   - Значит, ты одна из людей кого касаются пророчества Эль'Грея? Звучит складно! Только где ты смогла набрать необходимое количество силы для открытия врат?
   - Ты, безусловно, прав! Моя первая попытка окончилась полным провалом, - рыжеволосая бестия почтительно сложила руки ладонями вместе, а затем кивнула в сторону графа Вальтари: - Однако во второй раз мы с Хранителем огня использовали Имперский колдовской усилитель.
   По всей видимости, сказанное несколько позабавило Темного лорда, и он негромко рассмеялся:
   - И Карл Нехем спокойно позволил вам это сделать?
   - Карл мертв! - коротко отрезал Моддер.
   На мгновение наступила полная тишина.
   - Этого... не может быть! - если бы Грань тьмы был человеком из плоти и крови, то, он бы сейчас побледнел, столь явное замешательство читалось на его лице: - Когда?
   - Умер во сне двенадцать лет тому назад, - продолжил Хранитель огня.
   - Невозможно... - Хег'Келаш отрицательно покачал головой: - Кто сейчас на троне?
   - Чарльз Бальсберг.
   - Магистр Теней? - похоже, каждый ответ Моддера повергал Темного лорда в еще большее удивление.
   - С момента твоей смерти многое изменилось. Карл основательно проредил ряды наших сторонников, и в правящем круге образовались несколько мест, которые срочно требовалось заполнить. Сначала Чарльз получил членство в Совете шестнадцати, затем стал одним из особо приближенных, а когда умер Карл, он сумел устранить всех оппонентов одного за другим. И как мне стало недавно известно, не без помощи Гильдии.
   - Это конечно кое-что объясняет, но все равно вопросов у меня сейчас больше чем ответов, - Грань тьмы провел рукой по лицу, словно стряхивая наваждение: - Похоже, мне придется основательно восполнить пробелы в новейшей истории за последние полвека!
   Взгляд Темного лорда вновь остановился на Антоне:
   - Как тебя зовут?
   - Антон.
   - Прими мою благодарность, землянин Антон! Судя по тому, с каким интересом ты слушал мой рассказ про интуитов, твои способности проснулись недавно?
   - Примерно месяц назад, - ответил молодой человек, попытавшись в очередной раз прикинуть сколько же действительно прошло времени с того самого момента, когда начали происходить все эти сверхъестественные события.
   - Месяц? - спросил Хег'Келаш: - Это ваша местная единица измерения времени?
   - В среднем в месяце тридцать дней, - пояснил Антон.
   - Почти как наша луна, - заметила Индира: - Но погоди, первый раз моя попытка открыть "Врата богов" была более трех лун назад?
   - Возможно, время в наших мирах течет неравномерно? - предположил Антон, которому на ум сразу пришли воспоминания из прочитанной научной фантастики.
   - Скорее всего, так и есть, - кивнул Темный лорд.
   - Вы сможете вернуть меня обратно? - с неослабевающей надеждой в очередной раз спросил молодой человек.
   Хег'Келаш взглядом перевел вопрос на Индиру.
   - Для твоего успешного возвращения необходимо соблюдение двух условий. Первое, чтобы снова открыть "Врата богов" на Землю нужно добраться до одного из двух Имперских колдовских усилителей. Второе, в знаниях об этом заклинании хранилось примечание, что в отличие от Богов, тело смертного может не выдержать повторного перемещения, если оно произойдет раньше чем через два полных года после окончания предыдущего, - Индира развела в стороны руками и загадочно улыбнулась: - Для проверки истинности этого примечания у нас не было подходящего случая.
   - Два года?! - вырвалось у Антона.
   - Это вполне нормальный срок парень! - пробасил граф Моддер Вальтари: - А в ближайшее время, боюсь, к колдовским усилителям даже комар не пролетит, учитывая, сколько шуму мы наделали!
   Антон на мгновение задумался, в целом перспектива была вполне неплохой. Эти люди, похоже, больше не будут пытаться его убить и, судя по всему за воскрешение этого Хег'Келаша даже благодарны ему, а значит, можно будет рассчитывать на определенные преференции. Кроме того на Земле за ним последнее время гонялись не пойми кто! Что бы с ним стало, если бы грузовик Кока-Колы доехал до места назначения или он попал бы в лапы ниндзя? Ответов на эти вопросы у него не было, да и не особо хотелось даже фантазировать, если честно. Поэтому пока он будет в этом мире, возможно о нем забудут и, вернувшись, он не будет улепетывать бегом через полгорода, разбивая все ноги в кровь?! Последним же аргументом, в мысленном разговоре с самими собой, явился тот факт, что его считали неким магом-интуитом. И раз все это не сон, не компьютерная игра и не виртуальная реальность, Антону предстояло научиться пользоваться своими способностями, а у кого можно было бы лучше взять мастер-класс, как ни у самых настоящих магов, коими являлись все находящиеся в этом зале?!
   - Хорошо, - согласился Антон, и вопросительно посмотрел на Темного лорда: - Вы сможете научить меня магии?
   - Классической академической магии - нет! - покачал головой Хег'Келаш: - А вот помочь раскрыть твои способности интуита - с большим удовольствием!
   Грань тьмы, в очередной раз обведя взглядом собравшихся в зале, остановился на Хранителя огня:
   - Думаю, что всем присутствующим не помешало бы хорошо отдохнуть после сегодняшнего ритуала. А я хотел бы пообщаться тет-а-тет с моим старым добрым другом!
  
   Моддер с Вальденом неспешно гуляли по темным коридорам замка, и Хранитель огня вкратце пересказывал события своей жизни и прошедших сорока трех лет.
   - Ты не представляешь, как я рад тебя видеть после всех этих лет, учитель! - признался граф, когда закончил свое повествование в исторический экскурс.
   - Чувствую ностальгию по слову "учитель" в твоем голосе. Мод, я рад, что ты не раскрылся перед Императором в попытке бесполезной мести. Для меня все выглядит так, будто мы еще позавчера общались через тайный кристалл и ты докладывал мне обстановку во дворце, - Темный лорд ненадолго замолчал, а затем продолжил: - Хорошо, что ты сработался с дочерью Гранулуса!
   - Кто он такой? Расскажи мне о них, я же ничего не знал об этой стороне твоей жизни?!
   - Обязательно расскажу мой друг, но чуть позже, меня сейчас больше интересует другой вопрос - кто убил Карла? Чарльз Бальсберг?
   - Почему ты считаешь, что Карла обязательно убили?
   - Ты не знал его так, как я.... - Хег'Келаш замолчал и тяжело вздохнул: - Как ты думаешь, почему мы с ним плечом к плечу создали Империю, а потом вдруг внезапно оказались по разную сторону баррикад? Почему он захотел меня уничтожить, да еще и под таким лицемерным и фальшивым предлогом - как прикосновение к магии тьмы, хотя до этого многие маги практиковали ее, и все было нормально?
   Хранитель огня неопределенно пожал плечами, а Грань тьмы между тем продолжал:
   - До определенного времени, он контролировал все, что происходило в Империи. Если ты что-то делал, неважно что, ел, пил, дышал, гулял с девками - значит, это было им санкционировано. Такой человек никогда бы не позволил своему детищу остаться на воле случая. Он ведь не болел перед смертью? Не был калекой, который не вылезал из постели? Он просто одним прекрасным утром не проснулся?
   - Да, - подтвердил Моддер.
   - Тогда это однозначно означает то, что его убили, но вот дальше я не могу сказать, была ли его смерть вызвана предательством тех, кого он приблизил, или тот факт, что он умер - тоже был запланирован?!
   - Ты хочешь сказать, что его смерть могла быть инсценирована и Первый император все еще жив?
   - Нет, фальшивый труп многие члены Совета могли бы легко распознать, он действительно мертв!
   - Но тогда зачем планировать свою собственную смерть?
   - Потому что он от этого на самом деле не погибнет! Карл Нехем... необычный человек! - Вальден Гаджунгский был погружен в глубокие воспоминания: - Один единственный раз мы сошлись с ним в магическом поединке. Это было недалеко от замка де Росс, когда полчища моих химер перешли реку Улинию, и состоялось решающее сражение за марку. Если помнишь, после этой битвы я ретировался и до самой смерти не покидал территорию своего герцогства. Официально я заявил, что это для того, чтобы создать более сильную армию, после поражения.... Но в действительности я был напуган, мне нужно было многое обдумать, я хотел выиграть время, так как надеялся, что он не сунется сюда лично.... И оказался прав, Карл нашел другой способ убить меня.
   - Что между вами произошло?
   - В том бою я увидел магию, которая не должна существовать в этом мире!
   - Подожди! Ты хочешь сказать, что Карл Нехем был пятый интуит? - Хранителя огня осенила пришедшая на ум догадка: - Но мы все неоднократно видели его магию, я сам лично видел, как он плел классические заклинания?!
   - А кто тебе сказал, что интуит совсем не может научиться классической магии? - Грань тьмы, слегка прищурившись, посмотрел на своего бывшего ученика: - Или может его специализация - это иллюзии, которые позволяют морочить голову окружающим и заставлять видеть и думать то, чего нет на самом деле?
   - Ты, безусловно, прав... такое возможно, если Нехем действительно был пятым, - Моддер не нашел что ответить, кроме как согласиться с доводами Темного лорда.
   Несколько минут они шли молча, каждый был погружен в свои мысли.
   - Сейчас, после воскрешения, я могу думать более свободно, очевидно в моем старом теле уже шли необратимые разрушения, вызванные столкновением с Карлом, мне было трудно выстраивать сложные многоходовые комбинации, - Хег'Келаш задумчиво почесал подбородок: - Но теперь у нас есть все шансы взять реванш, плюс у нас появился козырь - этот парень Антон!
   - Ты хочешь его использовать?
   - Нет, времена, когда я использовал людей, в прошлом. Если ты уже забыл, пару часов назад он попросил меня обучить его магии?!
   - Ты хочешь официально сделать его своим учеником?
   - А почему нет? - усмехнулся Вальден: - Скажи, насколько страшным и ужасным монстром я выгляжу в анналах истории? Что пишут про меня в Имперских учебниках? Что происходит в голове у вчерашнего выпускника Имперской магической академии, когда он слышит мое имя?
   - Я понял, к чему ты клонишь! - заулыбался в ответ Хранитель огня: - Одним этим ты сделаешь парня страшилкой сразу на половину континента!
   - Вдобавок он станет нашим сторонником, который не перебежит к врагу, если его просто поманят, скажем, Имперским колдовским усилителем, а если еще и моя догадка насчет его специализации будет верна...- Хег'Келаш внезапно замолчал, а затем резко сменил тему: - Кстати, почему мы спустились в темницу? Ты решил поселить меня в собственных казематах?
   - О! Учитель, я приготовил тебе хороший подарок! - Моддер еле заметно улыбался сквозь свои усы и бороду: - Мы уже почти пришли.
   Они остановились напротив одной из камер темницы, дверь в которую была зачарована анти-магическими письменами. Хранитель огня извлек из складок ключ и осторожно вставил его в замочную скважину. Губы неслышно прошептали слова, снимающего защиту заклинания, и маг провернул ключ шесть раз, четыре раза в одну и два в другую. В двери что-то хрустнуло, щелкнуло и заскрежетало. Спустя мгновение все стихло и, потянув за внезапно появившуюся ручку, он открыл дверь. Тусклый свет из коридора с трудом просачивался внутрь, но вошедшим магам он был без надобности, они и так все прекрасно видели.
   На грубо сработанной твердой лавке сидела молодая женщина в потрепанном платье, ее волосы были спутаны, от некогда красивой прически и макияжа не осталось и следа, а на руках и ногах находились кандалы - негаторы магии. Подняв взгляд полный ненависти, она одарила им впереди стоящего Моддера, однако увидев человека за его спиной, ее зрачки расширились и наполнились ужасом.
   - Кто это? - спокойно поинтересовался Хег'Келаш: - Она молода, мы не могли встречаться, но я вижу, что она знает меня в лицо.
   - Еще бы! Это ведь внучка Хейварда, в их роду байки о "жутком монстре", которого победил их доблестный дед, передаются уже с молоком матери! - граф Вальтари ликовал, вот он прямой ответ на недавний вопрос об имени герцога Вальдена Гаджунгского в анналах истории!
   - А почему внучка? Где его сын?
   - Сын уже отправился к предкам. Она последняя из рода.
   - Вот как! - Темный лорд продолжал оставаться спокойным, как будто его эта тема совершенно не интересовала: - Как тебя зовут?
   Ответом ему было молчание, девушка только нахмурилась и сильнее сжала зубы.
   - Ее зовут Хелена, - ответил за нее Хранитель огня.
   Несколько секунд Хег'Келаш чуть склонив голову набок, внимательно рассматривал девушку, затем щелкнув пальцами, разомкнул кандалы и повернулся к выходу:
   - Пойдем Хелен, я тебе кое-что покажу!
   От неожиданности Хелена на мгновение потеряла дар речи, она готовилась к тому, что ее будут пытать, мучать, насиловать, издеваться, но никак не снимать кандалы и предлагать пешую прогулку. Моддер тоже не ожидал такого поворота событий, его брови удивленно поползли вверх.
   - Не боишься поворачиваться ко мне спиной? - зло спросила она.
   - Я надеюсь, за два поколения в вашем роду набрались ума-разума, чтобы не повторять свои же собственные ошибки!
   - На что это ты намекаешь? Мой дед одолел тебя в честном поединке!
   Не выдержав этого замечания, Вальден от души рассмеялся:
   - Это он тебе так сказал?
   Девушка замерла в нерешительности, продолжив буравить затылок Темного лорда взглядом, в котором смешивались ненависть и страх.
   - Подумай сама, даже если ты преуспеешь, что дальше? Допустим, ты гениальный маг и мгновенно восстанавливаешь силу после того, как с тебя сняли негаторы магии. Далее, допустим, у тебя хватит сил и умения справиться со мной, и Хранитель огня не будет вмешиваться, а простоит все это время в стороне?! Но, слишком легко я тебе не дамся, а после этого боя тебя легко прихлопнет даже "пятерка", не говоря уже о, "простоявших все это время в стороне", Индире и Моддере. С первой ты уже имела дело и должен сказать, она не оставила тебе ни единого шанса, даже когда вы были на равных, а мой старый друг... - Вальден выдержал небольшую паузу и улыбнулся: - Думаю, если он будет серьезен, то сможет, как минимум, сражаться одновременно с двумя-тремя новыми членами Совета, которые вошли в него уже при Втором императоре!
   Хелена яростно сжала кулаки. Хег'Келаш тем временем продолжил:
   - Думаешь ну и что? Избавлю мир от жуткой твари, монстра, пусть даже ценой собственной жизни?! - он словно читал ее мысли и в подтверждение правоты этих слов, девушка отвела взгляд: - Выбор, конечно, твой, но учти, я всего лишь предлагаю тебе узнать правду.
   С этими словами он шагнул в темноту коридора и Хелена, сдержав свой порыв ярости, молча последовала за ним. Ничего, она выслушает, что он там хочет ей сказать, а потом, если представится удобный случай и эти глупцы все еще позволят ей разгуливать без оков, нанесет свой удар!
   - Собери всех в зале со Струной, пусть Антон и Индира тоже там будут к нашему приходу! - обратился Вальден к Хранителю огня, как только они покинули подземелье.
   - Хорошо, а что за зал со Струной? - Моддер был вновь удивлен, впервые он услышал слово "Струна" несколько часов назад в одном из куплетов рыжеволосой колдуньи, а потом разговор шел в другом русле и он не успел уточнить, что это такое.
   - Я как раз собираюсь об этом всем рассказать, - вздохнул Грань тьмы: - Найти Индиру, скажи, что я приказал, она покажет.
   - Сделаю, - кивнул граф и направился к ближайшей лестнице.
   - Шестерка! - тихо, но так чтобы Хранитель огня мог расслышать, презрительно фыркнула Хелена.
   Граф Вальтари обернулся в пол-оборота, полоснул ее холодным взглядом, но промолчал.
   - Умно! - рассмеялся Хег'Келаш, когда верховный маг скрылся из виду: - Разделяй и властвуй - хорошая тактика, но в данном случае она не поможет.
   Хелена ничего не ответила, лишь дернула головой и тупо уставилась на стенку, обдумывая свои планы.
   Через несколько подъемов по лестницам и прогулке по внутренней стене они вошли в небольшое круглое помещение, в котором когда-то давно явно случился большой беспорядок, а потом около половины века сюда никто не заходил и не прибирался. По внешнему виду когда-то это был рабочий кабинет, но сейчас обломки стульев, шкафов, полок и обугленная глыба, которая некогда была добротным письменным столом, были покрыты многократным слоем пыли и паутины. Пробираясь через эти дебри, девушка презрительно поджала губы.
   - Это случилось здесь! - отстраненно произнес Вальден.
   - Что случилось? - спросила Хелена.
   - Твой дед нанес удар в спину, который впоследствии принес знаменитость вашему дому, - все также отстраненно продолжал Хег'Келаш, со стороны это выглядело, как будто перед его глазами проносятся сцены из далекого прошлого: - Удар человеку, который считал его своим другом.
   - Не пытайся опорочить моего деда своими лживыми речами! - выпалила Хелена: - Он бы никогда не стал заодно с таким как ты, а значит, он и не мог предать!
   Хег'Келаш посмотрел на нее и легко улыбнулся:
   - Свет и Тьма... мы были сильнейшим тандемом! Только об этом сейчас уже все практически забыли. Но если ты когда-нибудь увидишь своего друга Асвартена, спроси у него! Он должен помнить!
   - Пренепременно! - съязвила герцогиня.
   - Я стоял прямо вот тут, - Вальден встал сбоку от обугленной глыбы: - Хейвард зашел мрачный как грозовая туча, и я сразу понял, что его что-то тревожит. Но он ответил, что все в порядке, и мы склонились над картой. В тот момент как раз шли бои на территории герцогства Хауфман, наши войска отступали под ударами основных сил Карла, и надо было срочно что-то придумать. Однако Хейвард уже все решил, он не хотел думать над тем, как нам одержать победу, он решил принять тайное предложение Нехема и продал нашу дружбу.
   Темный лорд медленно развернулся к Хелене и продолжил:
   - Император пообещал ему прощение всех грехов и преступлений, сохранение за ним всех принадлежащих ему земель и более того, он пообещал сделать из него героя, который положит конец Темному расколу. И все что для этого требовалось - это сделать так, чтобы я навсегда исчез из этого мира, - Хег'Келаш грустно улыбнулся, но в глазах его читался смертельный холод: - Хейвард выбрал один из самых гнусных методов, он подсыпал мне в вино яд, а когда я почувствовал недомогание всадил в спину магический кинжал, рукоять которого была инкрустирована камнем души. Твоему деду было мало просто убить меня, он много общался с Черным ковеном и знал, что есть способы вернуть к жизни мертвого человека, поэтому он хорошо подстраховался, заточив мою душу в этот проклятый камень!
   - Это ложь! - Хелена отказывалась верить в рассказ Вальдена.
   - Хорошо, допустим, что это ложь, как тогда ты объяснишь присутствие Хейварда в этой комнате, когда основные имперские силы находились за тысячи лиг отсюда и еще даже не дошли до замка Хауфман? - Темный лорд пристально впился глазами в насупившуюся девушку: - Ты знала, что твой дед командовал шестым легионом смерти? Да, это те самые монстры, что устроили печально известную резню в Дунерлеге, сравняв с землей город по численности превосходящий столицу Империи. Хотя, как мне кажется, это еще одно белое пятно в учебниках истории, и везде в числе виноватых стоит мое имя? Конечно же я был вездесущим и повсюду успевал один, и конечно же мне совершенно никто не помогал!
   - Это ложь! - еще раз повторила Хелена, в ее голове светлый образ седобородого дедули у которого она играла на коленях маленькой девочкой, никак не вязался с тем, что рассказывало это исчадие тьмы: - Дедушка не мог командовать химерами, он с ними боролся, он уничтожал их!
   - Ты когда-нибудь видела на груди у своего предка вот такой символ? - Вальден поднял руку и над его ладонью в воздухе загорелся символ напоминавший клубок змей обвивавшихся вокруг глаза.
   - Да, - девушка побледнела: - Он рассказывал, что это следы магических пыток, которым его подвергли твои последователи!
   - Значит, он уже когда-то успел побывать у меня в плену? Интересно, почему же я его отпустил, а не убил и не растерзал на клочки, как поступил с тысячами пленников до него? - с легкой иронией в голосе, Хег'Келаш вопросительно поднял брови, а затем продолжил с предыдущей серьезностью: - Это метка высшего существа, знак командира, который носили все, кто управлял химерами в легионах смерти!
   Хелена нервно сглотнула.
   - Как ты думаешь, почему после моей смерти, все земли герцогства Гаджунгское объявили запретными землями, а не зачистили их от населяющих химер? Правильных ответа два, но я сейчас скажу тебе только один - зачем уничтожать химер, если их можно подчинить? Я уверен, что до сих пор, а может быть и прямо сейчас, лучшие умы Имперской Магической Академии все еще решают эту задачу. Они держат их в клетках, воздействуют на них различными видами магии, и препарируют несчастных созданий, а все без толку!
   В небольшую паузу герцогиня ни сказала не слова, а Грань тьмы между тем продолжал свой рассказ:
   - Видимо твой дед был последним из оставшихся в живых командиров, которые получили от меня метку, но понятно, что он не смел открыто демонстрировать эту силу, ведь он же Несущий свет, борец с ужасным злом! И раз секрет создания новых меток ушел со мной в могилу, то пока он не разгадан Магистратом Истины, всем химерам было приказано охранять границы герцогства, не высовывая носа наружу. Удобно, правда? Сразу убить двух зайцев - заставить химер охранять то, до чего не должны добраться и создать себе армейский резерв на случай будущих войн?
   - Я все равно тебе не верю!
   - Да собственно, мне и не нужна твоя вера! - Хег'Келаш направился к выходу из кабинета: - Я лишь рассказал тебе события с точки зрения человека с другой стороны баррикад, для которого все это происходило вчера, а не сорок три года назад.
   Хелена не знала, что ответить на это. Конечно же, он лжет, это жуткое порождение тьмы! Девушка стиснула зубы и направилась вслед за Темным лордом. Чем больше он будет думать, что она купилась на его рассказы, тем будет беспечней, а это ей только на руку. Ну не мог, не мог ее дед врать!
  
   По всей видимости, место, куда они сейчас направлялись, находилось не в замке герцога Гаджунгского, и даже не в подземелье. Путь, который они проделали, покинув бывший рабочий кабинет, больше всего напоминал спуск в глубокие заброшенные штольни. Сначала они шли по многочисленным коридорам замка, потом спустились на ветхом, скрипящем лифте, а затем уже больше часа петляли по разным подземным тоннелям и переходам. Иногда Темный лорд применял какие-то заклинания отворяющие двери или снимающие маскировку с одного из тоннелей.
   Хелена молча шла, не упуская из виду спину впередиидущего, не смотря на то, что каждый шаг отдавался болью натертых с непривычки мозолей, девушка держала темп. Еще не хватало заблудиться тут и безвестно сгинуть на радость этим исчадиям тьмы! В ее руке горел небольшой огонек, которым она освещала себе дорогу. Хег'Келаш, похоже, мог ориентироваться в этих лабиринтах с завязанными глазами, и вообще ни в каком освещении не нуждался.
   С Антоном и Индирой они столкнулись в коридоре, перед входом в зал со Струной, молодой человек и рыжеволосая колдунья внезапно появились из соседнего перехода. Хелена вздрогнула от неожиданности и одарила их ненавидящим взглядом. Индира, хотела было что-то сказать, но сдержалась из-за присутствия Темного лорда.
   - О! Как раз все те лица, которые я хотел видеть! У вас не было времени познакомиться, поэтому позвольте я представлю вас официально?! - Хег'Келаш мягко улыбнулся, собираясь проверить одну догадку: - Герцогиня Хелена фон Хауфман, Несущая свет, Принцесса Черного ковена Индира, и... мой ученик, маг-интуит - Антон.
   Реакция Хелены была в точности такой, как и предполагал Темный лорд, бедная девушка чуть не впала в ступор, когда услышала последние ключевые слова "ученик" и "интуит". На мгновение довольный Вальден представил себе масштаб информационной войны, которую он сможет развернуть против неокрепших умов Империи, ведь всех кому известно о том, что Карл Нехем пятый интуит, можно пересчитать по пальцам одной руки.
   - Вы очень любезны, лорд Вальден! - Индира приторно улыбнулась и отвесила легкий поклон Хелене.
   - Рад знакомству! - на полном серьезе ответил Антон, обращаясь к застывшей, словно статуе герцогине, и косящейся на него испуганным взглядом.
   - Не будем более терять драгоценное время! - Хег'Келаш вопросительно посмотрел на рыжеволосую бестию и требовательно спросил: - Я надеюсь уже все в сборе?
   - Да, мой лорд! Хранитель огня, его ученики и все находящиеся здесь члены ковена, как вы и приказали! - от проницательности Темного лорда не могло ускользнуть, что это общее собрание явно не нравилось Индире. Ну, оно и понятно, столько поколений хранить тайну, к которой он сейчас собирался приобщить еще десяток людей.
   Волшебная дверь распахнулась, и перед вошедшими предстал огромный зал. Помещение было равномерно залито слабым светом, определить источник которого не представлялось возможным. Потолок уходил вверх на пятьдесят ярдов, стены покрывали многочисленные фрески с изображением неизвестных людей и событий, а прямо в центре зала стояла массивная колонна высотой чуть более тридцати ярдов, на вершине которой красовалась статуя демона, очень сильно напоминавшего одну из самых сильных и живучих химер - саблезубого рганка.
   - Это же... Что здесь делает колонна из старого города? - бесцеремонным вопросом Антон нарушил торжественную тишину и свел на нет все величие момента.
   - Колонна из старого города? - Хег'Келаш был, по меньшей мере, озадачен: - Хочешь сказать, ты уже где-то раньше это видел?
   - Мой родной город, мир, откуда я прибыл, - начал объяснять молодой человек: - В центре нашего города находится семь таких колонн!
   Вальден и Индира многозначительно переглянулись.
   - Но это невозможно! - опешила рыжеволосая колдунья: - Всего существует шесть Струн по числу Богов, которые покинули наш мир!
   - Да нет же! - у Антона разыгрался какой-то внутренний азарт: - Смотрите, это колонну украшает Химера, еще есть столпы, на вершине которых стоят Ада, Анти, Свет, Лека, Рем и последняя колонна принадлежит Безымянному.
   - Откуда ты знаешь имена Богов? - несмотря на свой загар, Индира побледнела так, что, казалось, из нее вынули душу: - Возможно ли, что Боги ушли в твой мир?
   - Не знаю, о каких Богах идет речь, но имена статуям кто-то придумал давным-давно, а потом они просто прижились, и никому даже в голову не приходило их менять или коверкать, - Антон сам уже начал подозрительно смотреть на озадаченных магов: - Ладно, я прошу прощения, что влез со своими комментариями! Давайте может, послушаем историю, ради которой мы тут собрались?
   - Обязательно послушаем! - утвердительно сказал Вальден: - Ты упомянул некоего Безымянного?
   - Ну... - молодой человек задумчиво почесал затылок: - На вершине одной из колонн стоит статуя какого-то существа в балахоне, у него невидно ни лица, ни рук, ни ног, да и имя ему, за все время существования этих столбов, так никто и не придумал, вот и прозвали Безымянный.
   - Это интересно! - Хег'Келаш внимательно ловил каждое слово Антона, а затем легко улыбнулся какой-то своей догадке: - Дорогие друзья и соратники! Сейчас я расскажу вам часть истории этого мира, о которой известно лишь очень узкому кругу посвященных.
   Хранитель огня и его ученики, с интересом изучавшие колонну, до появления в зале Темного лорда, Хелены, Индиры и Антона, оторвались от своего занятия и собрались вокруг.
   - Давно, на заре времен в нашем мире бок о бок со всеми расами жили Боги. Известно, что их было шестеро, и каждый из них покровительствовал младшим расам, которые занимались интересным ему делом.
   Ада - "самая младшая, но первая среди равных", покровительствовала смелым и отважным, вне зависимости от расы, пола, возраста и рода занятий. Ей возносили молитвы практически все, от фермеров и нищих бродяг, до королей и магов.
   Анти - "мастер меча, рыцарь", покровительствовал сильным и доблестным воинам, которые следовали кодексу чести.
   Свет - "мастер кнута, ловкость и изящество", покровитель колдунов, охотников и правителей.
   Лека - "мастер ножей, сталь во плоти", покровитель воров, убийц и всех кто занимался этим серым ремеслом.
   Рем - "судья, справедливость во имя мира", покровительствовала ремесленникам и исследователям, а также законникам.
   Химера - "демон крылатый", единственный кто покровительствовал демонам, а также прочим монстрам и тварям из Бездны.
   Достоверно неизвестно, сколько тысячелетий они жили в нашем мире, однако около пяти тысяч лет назад Боги приняли решение покинуть этот мир и отправиться в далекое и славное путешествие. По неизвестным нам причинам, они не могли уйти со всей своей силой. Возможно, они были настолько могущественны, что их не выдерживали врата, а может быть, они считали, что если вся божественная сила покинет этот мир, то он перестанет существовать. Истинный мотив их поступка остается загадкой - Боги заключили свою мощь в колонны, которые впоследствии были названы Струнами Богов.
   Однако они понимали, что если оставят свою силу в этом мире без присмотра и она попадет не в те руки - быть беде, хаосу и разрушениям. Поэтому перед исходом два Бога - Анти и Рем основали тайную организацию, ныне именуемую Орденом серебряной длани. Они поделились с ними своими знаниями и силой, заповедав им хранить Струны от всего остального мира.
   Таким образом, по всему миру разбросаны от небольших, до очень крупных анклавов, которые занимаются охраной Струн, и которые долгое время превосходили своей силой любое существующее государство, как в военном плане, так и по магической мощи. Наследие Анти - стиль Хеста, которым владеют рыцари Ордена, до сих пор превосходит любую другую школу меча. А наследие Рем - алхимия и магия магистров Ордена, изначально опережала уровень развития магов остального мира на пару тысяч лет.
   И хоть время не стоит на месте, и современные магические исследования вывели нас уже даже на более высокий уровень по сравнению с магистрами Ордена, но высокий уровень конспирации этой организации до последнего времени позволял ей оставаться вне поля зрения сильных мира сего и, тем самым гарантировать безопасность Струн.
   Однако нет ничего вечного! В этом самом анклаве, где мы сейчас находимся, далекий предок Индиры решил подчинить себе силу Струны. На мой взгляд - это нормальное желание, пользоваться тем, что досталось тебе в наследство от Богов. Но он знал, что если открыто предложить использовать Струны, то остальные члены Ордена его жестко осудят и, первоначально действуя в одиночку, он медленно и верно подбирал себе сторонников. Так внутри Ордена серебряной длани образовался будущий Черный ковен.
   Когда жизнь этого человека подошла к концу, ни ему, ни его сторонникам, так и не удалось понять, как активировать силу в Струне Богов. Однако у него были догадки о том, что необходимо сделать, и он воспользовался древней запретной магией - памятью крови, чтобы передать стремление и желание подчинить Струну, накопленные знания, опыт и силы своим детям и потомкам.
   Сто тридцать два года назад в семье короля одного из небольших государств, которыми в то время были обильно покрыты все земли этого континента, родился Карл Нехем. Этот человек поставил перед собой цель - создать единую и могущественную Империю, которая смогла бы покорить весь мир. Я был одним из тех немногочисленных правителей, кто проникся этой идеей Карла и поддержал его. Плечом к плечу мы построили текущую Нехемскую империю, покорив часть королевств огнем и мечом, присоединив другую часть путем дипломатии и убеждений, а где-то, как например, в бывшем королевстве Вальтари, устроили переворот и привели к власти младших сыновей, которые не должны были наследовать трон, но были готовы поддержать нашу идею о создании державы.
   Незадолго до события известного в анналах истории как Темный раскол, на меня вышел старший магистр Западного анклава Ордена серебряной длани, который оказывается, располагался прямо в моих исконных землях, недалеко от фамильного замка. Его звали Гранулус, это был отец Индиры. Передаваемое сквозь поколения желание - подчинить Струну, достигло в его сознании критической отметки, и он решил, что сделает это, не взирая ни на какие последствия и ни чем не брезгуя. Я был одним из сильнейших магов Империи и Гранулус решил довериться мне, он рассказал о секрете, который Орден хранил тысячелетиями и попросил о помощи в активации Струны.
   У меня получилось, мое тело выдержало силу Богов, и Струна признала во мне хозяина. Вместе с Гранулусом мы начали исследования и открыли для себя невиданные доселе горизонты в магическом искусстве. Особенность силы Струны Химеры такова, что она позволяет модифицировать живые организмы, создавать новые формы жизни и, возможно даже больше...
   Как и просил Гранулус, я держал существование Струны в строжайшей тайне. Однако через несколько лун произошло нечто! Мне доподлинно неизвестно, как и откуда Карл Нехем узнал о существовании Струн Богов, однако он знал о том, что они есть - это факт! Также от него не смогло укрыться, что я заполучил силу Струны Химеры, и он без каких либо предварительных объяснений попытался меня уничтожить. Первая попытка не удалась, для меня это было вероломное предательство. А дальше разгорелся конфликт, который известен всем как Темный раскол.
   Карл затеял охоту на ведьм под предлогом искоренения и уничтожения темной магии и некромантии, которая по странной причине того, что я ее практиковал, мгновенно стала неприемлемой для всего цивилизованного магического общества. Однако его истинная цель была всего одна - устранить всех кто входил в контакт со Струной. Я до сих пор не знаю, хотел ли он сам заполучить Струну или он был внедренным агентом Ордена и ратовал за сохранность тайны? Так или иначе, мою сторону приняли большинство тех, кто тоже подвергся гонениям из-за практики магии тьмы, а также мои близкие друзья, включая Хейварда фон Хауфмана.
   Я знал о том, что полномасштабная война не доведет до добра, а также мне нужны были глаза и уши в Императорском дворце, поэтому я оставил там нескольких сторонников, включая графа Моддера Вальтари Хранителя огня, строго настрого запретив им в словах и действиях проявлять ко мне какие бы то ни было признаки симпатии. У некоторых это не получилось... их раскрыли, пытали и умертвили....
   Используя силу Струны Химеры, мне удалось создать армию из нежити и чудовищ, которая достаточно успешно противостояла силам Карла Нехема. Я проводил опыты на пленниках, экспериментируя с новыми возможностями. Никто из моих имперских сторонников не знал о существовании Струны, считая все это моей собственной силой, даже те, кто получали от меня метку высшего существа и легионы смерти под командование. Я был уже настолько сильно синхронизирован со Струной, что мне не нужно было находиться с ней рядом, чтобы пользоваться ее силой, я мог свободно работать уже и на территории своего замка.
   То, что одна из Струн оказалась активирована, не осталось незамеченным и со стороны Ордена серебряной длани. Они объявили Черный ковен вне своего закона и направили несколько десятков отрядов, состоящих из рыцарей и магов на уничтожение отступников. Эти ребята были гораздо серьезней регулярной армии Нехема, и нам с Гранулусом пришлось сильно напрячься. Спасло лишь то, что сереброглазые были не готовы биться против химер ибо не знали их уязвимых мест и особых способностей.
   По всей видимости, Карл знал еще что-то о свойствах Струны, поэтому он начал торопиться в поисках способа моего устранения, и даже выступил лично во главе отборной армии. Я принял этот вызов, и мы сошлись в бою на берегу Улинии....
   После того боя я отступил в свой замок... для войны на два фронта, против Ордена и Империи у нас катастрофически не хватало сил. И хотя Черный ковен не покладая рук трудился над пополнением рядов химер, основные уязвимые места и слабости моих созданий уже были известны противникам, а значит, их боевая эффективность заметно снижалась. Нужно было срочно изобретать что-то новое, но тут произошло очередное предательство, мне вонзили кинжал прямо в спину и я умер.... Остальную часть истории о том, что произошло после моей смерти, вы знаете лучше меня!
   Звенящая тишина повисла в зале, когда Хег'Келаш закончил свой рассказ.
   - Сереброглазые, они действительно существуют? - Антон первым задал вопрос, который вертелся у него на языке с того самого момента, как он услышал про существование Ордена серебряной длани.
   - Конечно! - Индира ответила за Вальдена: - Серебряная радужка - это побочный эффект перестроенного тела под действием алхимии Ордена. К чему вопрос?
   - Да так, - Антону совершенно не хотелось сейчас изливать душу и рассказывать о том, что он более двух лет видел в своих сновидениях Эдварда: - У нас на Земле нет людей с таким цветом глаз.
   - Понятно, - колдунья одарила интуита недоверчивым взглядом.
   Положа руку на сердце, можно было сказать, что к рассказу Вальдена Антон отнесся с достаточно большой долей равнодушия. Он только недавно принял для себя существование магии и то, что ему придется ближайшие пару лет провести в другом мире, теперь же еще к этому примешивались покинувшие мир Боги и интриги местных правителей. Для ума, избалованного литературой в стиле фэнтези, пока не было чего-то из ряда вон выходящего.
   Хранитель огня и Несущая свет молча переваривали услышанное. Моддер и Хелена знали лишь одну половину этой истории, которая выдавалась Империей за непреклонную истину, и им было о чем подумать.
   Внезапно Индире стало дурно, она схватилась руками за голову и пошатнулась. Рихт - один из стоявших рядом учеников графа Вальтари, спас ее от падения на ровном месте, успев вовремя прихватить под локоть.
   - Что случилось? - спросил Хег'Келаш побледневшую девушку.
   Несколько мгновений рыжеволосая бестия, застыв в неподвижности, ничего не отвечала, а затем вскинула на Темного лорда испуганные изумрудные глаза и хриплым голосом прошептала:
   - Только что мне сообщили, что Империя уничтожила эльфийскую столицу - Хьеллир выстрелом из Этериона!
  
  
   Олег переступил порог своего нового жилища и огляделся. Средневековая убогость мелкого пошиба. Небольшая комнатушка, максимум квадратов двенадцать, маленькое окно, стол, стул, несколько полок для книг, шкаф для одежды и кровать с тюфяком. Мда! А чего собственно он хотел? Чтобы его поселили в королевских хоромах? Олег прикрыл за собой дверь, перекинул через голову лямку и, сняв тяжелую сумку, поставил ее на стол. Затем сел на кровать, откинулся на стенку и закрыл глаза.
   Последние две недели полностью перевернули все в его жизни. Этот проклятый перенос, ненавистное колдовство, вырвавшее его и еще сто тридцать шесть человек из привычного мира под названием планета Земля и поместившее в какое-то наполненное магией чертово Средиземье.
   Момент переноса, казалось, навсегда запечатлелся в его памяти в мельчайших деталях, и теперь, даже если очень сильно захотеть, забыть его не удастся. Как это было ни странно, Олег помнил каждый крик, каждый вопль, каждое движение, жест, слово, выражение лиц всех кого он видел в тот злополучный день.
   Когда автобус с грохотом приземлился на каменный пол огромного зала, часть людей, которая не потеряла сознания, вопили как бешенные, кто-то молился, кто-то обделался, были и те, кто просто впал в ступор. Потом неведомая сила оторвала крышу автобуса, и началась еще большая паника и истерика, люди хлынули наружу в надежде найти спасение, но полыхнувшие молнии испепелили парочку самых резвых и мгновенно охладили пыл остальных.
   Большая невидимая рука достала из груды тел наркомана, который не понравился ему еще сразу на остановке, и бережно перенесла его в центр зала, где стояли двое. Одна из них была та самая рыжеволосая девка, которую он видел в автобусе, когда время вокруг остановилось. Другой был крупный мужик с эспаньолкой ни то арабской, ни то испано-латинской наружности. Несмотря на то, что они были достаточно далеко, Олегу удалось очень хорошо разглядеть и запомнить их лица.
   А затем снаружи автобуса что-то грохнуло, под сводами зала раздался гневный крик, и в центре полыхнуло пламя, жар от которого он почувствовал даже в глубине автобуса. Неведомое доселе чувство, которое Олег не мог назвать иначе как внутренний голос, громко сказало "пора" и он выбрался из автобуса, со странным спокойствием грубо оттолкнув ногой беременную девушку, у которой, похоже, начались схватки.
   В зал через большую дыру в стене, врывались какие-то люди в форме темно-бардовых расцветок. Несколько землян в панике кинулись к ним с криками о помощи, но те среагировали совершенно иначе, встретив подбежавших холодной сталью и горячей магией. Первый раз в жизни на глазах у Олега человек умер насильственной смертью. Причем не просто насильственной, а очень жестокой и кровавой - от магического удара имперских гвардейцев, нескольких человек просто разорвало в клочья, разметав их внутренности по всему залу.
   Стань он свидетелем такой сцены еще полчаса назад, наверное, ему как минимум стало бы дурно, и он распрощался со своим завтраком, но сейчас в его сознании что-то переменилось, как будто щелкнули каким-то невидимым тумблером. Повинуясь своему внутреннему голосу, который твердил, что все будет хорошо, Олег стоял совершенно спокойный и даже, с некоторым злорадством на периферии своего сознания, осознавал, что ему нравится наблюдать такую картину. К окружавшим его людям, которые попали с ним в эту передрягу он не испытывал никаких чувств кроме отвращения.
   Кольцо огня, окружавшее странную конструкцию в средине зала, исчезло также быстро, как и появилось. Но благодаря своему внутреннему голосу Олег уже знал, что виновников всего этого бедлама там не окажется, они успеют бежать. Во всем зале остались только земляне, имперские гвардейцы и человек в белом.
   Последовавший приказ от Его величества взять всех этих людей живыми, гвардейцы выполнили идеально и беспрекословно. Особо ретивых и возмущавшихся особей живо спеленали силовые магические жгуты, и они повалились на землю, матерясь и извергая волну угроз и проклятий. Остальных толчками выстроили в линию, надев на руки, созданные с помощью магии энергетические кандалы. Всех кто был без сознания живо привели в чувство. Прятавшихся в автомобилях, которые тоже оказались затянуты в портал, обнаружили и без особого труда вытащили наружу.
   Когда двое гвардейцев оказались рядом с ним, Олег медленно поднял руки вверх, демонстрируя отсутствие сопротивления и, изъявив желание пойти добровольно, вежливо попросил не применять рукоприкладства. Один из гвардейцев рефлекторно кивнул ему в знак согласия и велел следовать за ним.
   Идти далеко не пришлось, всех землян отвели буквально в соседний зал, который отличался от предыдущего только своей пустотой. Кроме ровного каменного пола и единственного входа, в этом зале не было ровным счетом ничего, даже окон. Ровное свечение, исходящее от потолка наполняло помещение синеватым светом.
   Едва двери захлопнулись, кандалы мгновенно исчезли и примерно на полчаса люди оказались предоставлены сами себе. Повинуясь своей интуиции, Олег немного отошел в сторону от основной массы землян и принялся наблюдать. Отойдя от первоначального шока, кто-то непрестанно рыдал, кто-то ругался или молился, кто-то растерянно сидел или лежал глядя в никуда отсутствующим взглядом. Все также как и в автобусе, мысленно отметил Олег. Двое мужчин и одна женщина безуспешно стучали в закрытую дверь руками и ногами, требуя срочно выпустить свободных граждан, либо предоставить им адвоката, и угрожая судом, жалобами и расправой правоохранительных органов.
   Внезапно он услышал выбивающийся из общего гула плач младенца. Взгляд Олега безошибочно остановился на девушке, которая ехала с ним рядом в автобусе. Грязная, зареванная, вся измазанная в крови, она укачивала на руках ревущего новорожденного с еще не обрезанной пуповиной. Рядом с ней находилась светловолосая девушка, по-видимому, принявшая роды. Недалеко, прислонившись к стене, сидела эмо-девушка и пыталась заставить работать свой плеер. Ради интереса, что стало с техникой, Олег достал из кармана сотовый телефон. Нажатие на кнопки не помогло, телефон не реагировал.
   Подняв взгляд, Олег заметил в толпе бабушку все также утешавшую внука, только теперь пацан не хныкал, а был до смерти напуган. Старушка, спрашивавшая у него как добраться до автовокзала, студентки и окучивающий их пикапер, воняющий потом толстяк и гопник, почти все люди, которых он тогда отметил на остановке, выжили. Олег поморщился. Из глубин подсознания всплыло чувство ненависти вперемешку с отвращением к этим людям, и он мысленно пожелал им всем сдохнуть.
   А затем он увидел кое-что действительно интересное. Один из тех спецназовцев, что были на крыше автобуса, одетый в камуфляжные штаны и серую майку сидел на полу и проверял работоспособность своей штурмовой винтовки. Странно, что ребята в темно-бардовом не отобрали у него оружие - подумал Олег. Но затем сообразил, что, скорее всего, будучи вооружены клинками, они по внешнему виду не поняли, что это было оружие. И тут же вопрос сменился другим, если у спецназовцев было оружие, почему никто из них не стрелял?
   Ответ стал очевиден буквально через минуту, когда парень в камуфляже пересобрал свою винтовку и попытался выстрелить вверх, но нажатие на курок не возымело никакого эффекта. Тогда он разобрал один из патронов, убедившись, что с ними все в порядке, вставил обойму обратно в винтовку, передернул затвор, посылая пулю в патронник и нажал на курок, но удар молоточка по капсюлю патрона вновь произвел лишь щелчок. Значит огнестрельное оружие тут бесполезно, Олег мысленно констатировал уже ставший понятным факт.
   Второй и последний спецназовец, которого захватила воронка портала, в отличие от своего товарища, неспешно прогуливался по залу, наблюдая за людьми, и пока Олег занимался тем же самым, их взгляды пересеклись несколько раз. Однако внутренний голос молчал, и вскоре он перестал обращать на него внимание.
   Последним интересным персонажем, привлекшим внимание Олега, стал мужчина явной азиатской наружности, одетый в странный обтягивающий костюм, очень напоминавший одежду ниндзя из восточных боевиков. Японец сидел на коленях, подобрав под себя ноги и медитировал. Рядом с ним лежала еще одна штурмовая винтовка. Олег не разбирался в оружии, но она явно отличалась от тех, которыми были вооружены спецназовцы. Каждый раз, когда Олег останавливал на нем свой взгляд, он как будто чувствовал, что стал кому-то интересен, открывал глаза и начинал в ответ рассматривать его. От хищных и злобных глаз азиата, Олегу становилось крайне неуютно, и он тут же отводил взгляд. Интуиция молчала и после третьего проигрыша в гляделки, он в очередной раз мысленно пожелал сдохнуть этому японцу и принялся ждать, что будет дальше, одновременно думая о своей дальнейшей судьбе.
   Но долго думать и ждать ему не пришлось, внезапно двери зала распахнулись, и внутрь вошел человек в фиолетовых одеяниях с золотыми вставками расписанными неизвестными символами. Его сопровождали не меньше двух десятков гвардейцев, а в самом конце Олег разглядел еще пятерых в темных балахонах с поднятыми капюшонами и накинутыми сверху тряпичными масками с узкой прорезью для глаз.
   Несколько особо нервных землян, которые до этого момента безуспешно молотили в дверь, сразу кинулись к вошедшим с криками, что кто бы они ни были, это нарушение прав человека и потребовали выпустить их отсюда. Но, похоже, у местных солдат были совсем другие инструкции насчет тех, кто приближается к ним, выкрикивая грубости и что-то требуя. Всех перевозбудившихся людей быстро успокоили имперские гвардейцы, уложив лицом на каменный пол и вставив в рот магический кляп. Олег когда-то по молодости полупрофессионально занимавшийся боевыми искусствами и имевший третий дан по айкидо, невольно отметил ту скорость и технику, с которой подбежавшие земляне оказались нейтрализованы.
   Представившись старшим дознавателем Харпером, человек в фиолетовом задал землянам несколько вопросов насчет того, кто они такие, кто у них главный и как они проникли в здание Совета. Никто не торопился отвечать, особо буйные все еще потирали ушибленные части тела от магических пут, остальные же просто, похоже, не понимали, что от них требуется. И тут Олег совершил свою первую и единственную ошибку. Чуть не дождавшись подсказки от своей интуиции, которая советовала ему держать язык за зубами, он ответил дознавателю, что они оказались тут совершенно случайно. После чего он поймал на себе ошарашенные взгляды всех находящихся в зале без исключения.
   А потом на мгновение вокруг воцарился хаос, земляне разом кинулись на него с криками: кто-то удивленно хлопал глазами и спрашивал, откуда он знает местный язык, кто-то обзывал его пришельцем и иной непотребной бранью, кто-то во все горло орал, что они здесь оказались по его вине, а несколько особо ретивых, забыв про то, как недавно их остановили с помощью магии, кинулись на него с кулаками. Однако Харпер быстро пресек начавшуюся сумятицу, слегка пошевелив правой рукой он, с помощью магических пут, обездвижил и заткнул рты сразу всем недовольным, коих оказалось около тридцати человек.
   Волна холодного ужаса накатила на Олега и накрыла с головой. Его всего затрясло, колени предательски задрожали, во рту мгновенно пересохло. Только сейчас он осознал, что действительно сказал слова на языке, который никогда не слышал до сегодняшнего дня. Черт побери! Неизвестный язык был совершенно не похож на русский, но когда Олег слышал оба языка, то прекрасно понимал смысл всего сказанного. Более того, он только что свободно разговаривал на нем, как будто это был его родной язык. Что все это значит?
   Хотя, похоже, что старший дознаватель понял, что это значит, и когда Олег более-менее пришел в себя, его уже куда-то вели по коридору два человека в темно-серых балахонах. А затем была долгая беседа тет-а-тет с Харпером. Старший дознаватель предложил Олегу диалог, в котором каждый из собеседников по очереди задает вопрос и получает на него ответ. Так ему удалось узнать, что с помощью магии, Олега и остальных землян перенесли на другую планету, или другой мир под названием Енгард. Что сейчас он находится на территории государства именуемого Нехемская империя, крупнейшего и самого прогрессивного для своего времени. Также Харпер заверил Олега, что те люди, которые приложили руку к его переносу в этот мир, являются врагами Нехемской империи и за их головы объявлена немалая награда.
   На вопросы дознавателя о своем родном мире Олег отвечал так, как подсказывала ему интуиция, только в общих чертах, без детальных подробностей, медленно смакуя слова чужого языка, словно пробуя на вкус незнакомое блюдо. Не имея возможности логически объяснить причины возникновения внутреннего голоса и подсказываемых им вариантов действий, он все же решил следовать своему сильно обострившемуся предчувствию.
   Дальше Олег узнал то, чему уже неоднократно стал свидетелем, в этом мире существовала магия. То, что на Земле было сказкой, вымыслом, предметом фантастических фильмов и книг, было реальностью в Енгарде. Более того дознаватель Харпер считал, что именно склонность Олега к магии и стала причиной того, что у него отсутствует языковой барьер. Заговорив про магию, землянин не мог не задать самый животрепещущий вопрос для всех, кого затронул перенос - возможно ли вернуться домой на Землю?
   Старший дознаватель ответил не сразу, и это не понравилось Олегу. И чем дальше он говорил, тем отчетливее вырисовывалась для землян вся безнадежность данной ситуации. Во-первых, заклинание, которым воспользовались враги Империи, было неизвестно Харперу и, как он полагал, вряд ли известно кому-то еще в Империи. Во-вторых, даже если это заклинание удастся изобрести, для открытия портала необходимо знать координаты Земли, а этого экспериментальным путем уж точно не обнаружить. И наконец, в-третьих, для магических порталов выдернуть кого-то с другой стороны и отправить туда - это совершенно разные вещи и не факт, что если получается что-то одно, то сработает и другое.
   Посему выходило, что даже если и потратить уйму времени на разработку этого заклинания, тестирование и балансировку портала, за что с огромной радостью может быть, и взялись бы ученые-маги из Магистрата Истины и Имперской Магической Академии, то на обнаружение родного мира Олега может потребоваться вся бесконечность. Поэтому единственной надеждой остается поимка этих преступников и, может быть, тогда у землян и появится шанс вернуться домой.
   На вопросы Харпера, касающиеся того, что происходило в зале, Олег ответил максимально честно, и подробно описал все действия рыжеволосой девушки и мужчины с эспаньолкой, которые смог заметить. При упоминании наркомана, которого эта пара умыкнула с собой, в лице дознавателя что-то неуловимо изменилось. Будь Олег самим собой, он бы этого и не заметил, но теперь расширенное восприятие однозначно подсказало ему, что эта информация вывела Харпера из равновесия. Еще бы, подумал Олег, ведь это именно то, из-за чего и произошел весь сыр-бор. Этим двоим, зачем то понадобился тот парень, и ради него они перенесли в этот мир автобус и все прилегающее к нему на расстоянии нескольких метров. При мыслях об этом внутри Олега закипела холодная ненависть. Эта пара, этот наркоман, если бы он только мог заставить их заплатить за то, что они сделали, то прибил бы всех трех голыми руками.
   Удивившись тому, сколько злобы и гнева, доселе сдерживаемые цивилизованным обществом и офисной жизнью, плещется у него внутри, Олег подумал, что возможно в этом мире его внутренние демоны рано или поздно смогут вырваться наружу.
   Затем Олег услышал, что поскольку он единственный, кто свободно понимает оба языка, ему придется взять на себя роль представителя всех перенесенных в этот мир людей, до момента пока не будет решена их дальнейшая судьба. Подумав с полминуты о плюсах и минусах такого положения, он дал свое согласие и Харпер рассказал, что дальше ожидает землян.
   В первую очередь - это карантин, поскольку земляне прибыли из другого мира, необходимо обследовать их на наличие различных заболеваний, к которым может отсутствовать иммунитет у местного населения, и наоборот проверить их способность жить в Енгарде.
   И во-вторых - это тестирование на склонность к магии и иные способности, чтобы определить насколько органично пришельцы смогут вписаться в существующее общество и социальную иерархию. Поскольку маги имеют в Империи заведомо привилегированное положение, тем, кто проявит склонность к магии, будет сделано особое предложение.
   Через несколько минут Олег озвучивал все это внимательно слушавшим его землянам, переводил Харперу поступающие вопросы, на большинство их которых уже знал ответ из предыдущей беседы. А затем начались две недели карантина и тестирований. У землян брали кровь, кал и мочу на анализы, погружали в какие-то магические коконы, больше всего напоминавшие земной томограф, и поили какими-то странными отварами.
   К местной еде Олег тоже привык не сразу, но человек удивительное существо, способное в очень сжатые сроки приспособиться практически к чему угодно, будь то новые условия проживания или продукты питания. Всем землянам выдали новый комплект одежды, заставив сдать все свои старые личные вещи, чему противилось подавляющее большинство, цепляясь за различные безделушки, типа нательного крестика, памятного кулона или дорогих наручных швейцарских часов. При каждом таком случае Олег присутствовал в качестве переводчика, получая в награду лишь взгляды полные злобы и осуждения. Несколько раз его даже обозвали предателем и нацистом, ясно указывая на аналогию.
   На свое счастье, после того, как они покинули зал, все земляне содержались полностью изолированно друг от друга и Олег виделся с остальными людьми только во время ежедневной прогулки. Но даже этого короткого промежутка ему хватало, чтобы почувствовать отчуждение. Его сторонились и избегали, шептались за его спиной и обвиняли во всех смертных грехах. Несмотря на логические объяснения того, что с ними будут делать, люди испытывали страх и любые домыслы, тут же находили массу правдоподобных подтверждений. Несколько раз ему угрожали расправой, если он не расскажет им, что это за место и что на самом деле происходит, и даже пытались побить, но Олег недаром изучал айкидо. На первый раз ему удалось отбиться от пары оборзевших скотов, как он их окрестил. Но это не остановило сторонников расправы над предателем и лазутчиком заманившим их в эту тюрьму. Буквально через два дня, когда ушибы уже перестали болеть, состоялась вторая попытка.
   Они поняли, что Олег не так прост, как можно судить исходя из его телосложения, и решили, что надо брать численностью. В тот день, вместе с предыдущей парой, его окружили еще восемь мужиков, среди которых оказался и Глеб - спецназовец, разбиравшийся с винтовкой.
   Нападение началось внезапно. На сей раз, они решили обойтись без разговоров и запугивания, чтобы не дать Олегу возможности подготовиться. И хотя незадолго до нападения интуиция предупредила его об опасности, он не успел правильно интерпретировать информацию и среагировать. Поваленного на землю Олега начали жестко избивать, и возможно, все могло закончиться очень печально, если бы у него не появились сторонники.
   Виталий, второй из двух спецназовцев, которые были на крыше автобуса в момент переноса, а также Светлана, светловолосая девушка, принявшая роды, вступились за него. Виталий после нескольких неудачных попыток мирно остановить Глеба, не на шутку сцепился со своим бывшим боевым товарищем, а Светлана же попытавшаяся уговорить и успокоить разъяренных мужиков, просто получила оплеуху и после первого удара рухнула наземь.
   Дальше, по мнению Олега, произошли совсем странные вещи. Очевидно, совершенно не говоривший по-русски японец, и оттого постоянно державшийся в стороне от основной массы людей, внезапно оказался рядом. Хакиморо показал пальцем в сторону отползавшей от потасовки девушки, потиравшей ушибленную скулу, выкрикнул несколько угроз и ругательств на японском языке в адрес парня ударившего Свету, а затем отточенным движением вырвал у того кадык.
   Все внимание мгновенно оказалось переключено с избиваемого Олега на Хакиморо. Японец дрался жестко, не совершая никаких лишних движений, он голыми руками убивал нападавших на него людей за один-два удара. После того, как пятеро мужиков замертво попадали на землю, меньше чем за пятнадцать секунд, остальные было кинулись врассыпную, но тут азиат резко ускорился, и на землю рухнули еще четыре трупа. Наблюдая через опухшие веки единственным открывающимся глазом, Олег с удивлением отметил, что обычный человек не может двигаться с такой скоростью.
   Вмешиваться в дела мутузивших друг друга спецназовцев, у Хакиморо не было совершенно никакого желания и он, повернувшись к девушке, пристально посмотрел на нее, а затем, выкрикнув резкое "бака", зашагал прочь.
   Заметив произошедшее, спецназовцы прекратили драться и, высвободив друг друга из болевых захватов, переглянулись странным взглядом, а затем, тяжело дыша, повалились на траву.
   Олег попытался встать, но по всему тело мгновенно пронеслось несколько спазмов от сломанных костей и он, застонав, остался лежать. Оказавшаяся рядом Светлана осторожно поинтересовавшись, где и что болит, принялась оказывать первую помощь.
   На вращающийся на языке вопрос, где же чертовы охранники и почему никто из них не остановил драку, Олег получил ответ сразу после того, как девушка уложила его на спину. И без того обострившиеся ощущения, резко прибавили в силе, когда он оказался в ситуации на грани между жизнью и смертью. Невысоко в небе Олег увидел странные очертания нескольких сфер скрытых под куполом из едва подрагивающего воздуха.
   Они все это время наблюдали за нами! Эти чертовы маги изучали наше поведение! А ведь если бы не вмешательство японца и спецназовца, его могли забить до смерти! Олег был просто взбешен поведением Харпера и его людей.
   Через какое-то время, люди в темно-сером таки появились. Уложив Олега на носилки, его донесли и поместили в какой-то очередной магический кокон. Благодаря которому, на следующее утро он почувствовал себя словно заново рожденный. От вчерашней боли, переломов и рассечений не осталось и следа.
   Извлекший урок из произошедшей ситуации, Олег больше не выходил на прогулки, особенно после того, как увидел возможности японца. Он не сомневался, что если азиат захочет прикончить любого из землян, включая самого Олега, он сделает это без особого труда, а местные маги и пальцем при этом не пошевелят. Похоже, человеческая жизнь в этом мире ценится очень дешево.
   Через три дня всех землян собрали за обедом в большом зале, стены которого были изукрашены мозаикой с изображением разных сцен, по видимости из местной истории. Все земляне сидели молча, за редким исключением нескольких перешептывающихся. Олега, Светлану с Хакиморо и Виталия с Глебом, после памятной драки с кучей трупов, не просто избегали, их боялись, стараясь даже не смотреть в их сторону.
   За едой к ним присоединился Харпер и сообщил, что карантин и тестирование окончены, затем зачитал список землян, у которых были выявлены склонности к магии, в числе которых оказался и Олег. Некоторые имена были встречены радостными криками, видимо нашлись-таки желающие научиться создавать фаербол. Всем кто попал в этот список, Харпер предложил поступить в Имперскую Магическую Академию, а остальным старший дознаватель пообещал найти работу соответствующую их способностям и умениям, после того как они выучат язык и просто жить, как обычные имперские подданные, пока не будет открыт способ вернуть их обратно на Землю. Поинтересовавшись про себя, Олег услышал в ответ, что как не испытывающий языкового барьера, он может приступить к обучению в Академии уже завтра.
   Затем был очередной выплеск эмоций, многие люди печально молчали, кто-то сетовал на нелегкую ситуацию, в которую их закинула судьба, но Олег уже не обращал на них никакого внимания, он уже все решил, и в его голове вырисовывался план действий, которые ему предстоит совершить, чтобы добиться своей цели.
   Этот обед был последним моментом, когда Олег видел остальных землян. Сразу после этого мероприятия Харпер взял его на достаточно длинную экскурсию по городу Нехем, сопровождая ее рассказом об истории Империи, законах и местных культурных обычаях.
   Из длинного повествования старшего дознавателя Олег узнал, что с давних времен, в этом мире, люди способные к магии всегда находились в некоем привилегированном положении. Возможность творить магию и ее недоступность простым смертным, сделала владеющих даром на ступень выше всех остальных людей, чем спустя какое-то время маги и воспользовались, захватив власть в свои руки.
   Наиболее сильные, умные и хитрые маги стали правителями достаточно больших земель, обзавелись собственными армиями, и так на этом континенте образовалось несколько десятков королевств. Между королями этих земель хоть и были периодически пограничные стычки за наиболее спорные земли, но в остальном царил хрупкий мир из-за боязни нападения остальных соседей в случае развязывания полномасштабной войны с одним из них.
   Однако сто тридцать два года назад родился человек, который смог объединить множество разрозненных королевств в единую Империю, его звали Карл Нехем. Карл был коронован, как Первый император и правил пятьдесят семь лет до самой своей смерти. За время его правления в государстве значительно повысился уровень жизни. Торговля, здравоохранение, образование и армия были подняты на совершенно другой уровень. Также была основана Имперская Магическая Академия, сделавшая доступным обучение магии для любого человека у которого обнаружится дар. Единственное, что омрачало период правления Первого императора - это событие известное как Темный раскол, когда группа магов из числа близких сподвижников Нехема обратилась к магии Тьмы и, призвав себе на службу ужасных тварей, попытались совершить куп-де-тат, или попросту говоря государственный переворот.
   Но захватить власть им не удалось и в конечном итоге, их силы были разбиты, а главный виновник этих деяний убит. Правда из-за всех этих событий Империя лишилась части земель, которые некогда были территорией герцогства Гаджунгского и прилегающими к нему территориями. Теперь они окрещены Запретными землями, так как в них обитает большое количество неконтролируемых монстров, которые очень опасны и трудны для истребления.
   Именно в этих землях и прячутся те самые враги Империи, которые тайком проникли в столицу и сумели воспользоваться Имперским колдовским усилителем, чтобы открыть врата в мир Олега и переместить сюда того кто им был нужен.
   Также Олег узнал, что в Енгарде помимо людей существуют еще и эльфы, и гномы, и орки. Четыре расы вкупе с людьми населяют данный мир, но гномы и эльфы живут достаточно обособленно и если не трогать их исконные земли, они достаточно безобидны. Орки ведут кочевой образ жизни и понимают лишь грубую силу, поэтому сильная армия на границе - залог тихой и безмятежной жизни граждан Империи. Более того совершенно недавно благодаря одной очень блестящей военно-магической операции практически все зеленокожие находящиеся на восточных границах были уничтожены.
   После городской экскурсии они обошли весь кампус Магической Академии, набрали в библиотеке книг по начальной магии, заглянули на чай к ректору Альбрехту Таунту, который показался Олегу несколько замученным, как будто сегодня ему пришлось бежать длинный марафон, но в целом достаточно приятным человеком.
   Маркиз радужно встретил своих гостей, и рассказал Олегу, что в среднем до получения перстня с рунической пятеркой, символизирующего, что обучающийся отныне является полноценным мэтром магии и может претендовать на наем в качестве мага, проходит от восьми до двенадцати лет. Затем каждый мэтр обязан сдать экзамен на получение четвертого ранга и для этого у них есть целых пять лет. Так как четвертый ранг - это своего рода проверка, обязательная ступень в обучении, и те, кто не могут ее преодолеть, в последствии не считаются полноценными магами, у них отнимается кольцо, и они отчисляются из Академии. Как правило, дальнейшая их судьба незавидна, поскольку в магическом обществе их никто не примет, и удел таких колдунов - низкоквалифицированная магическая работа на простолюдинов, которые не могут себе позволить нанять даже мага пятого ранга.
   После получения четвертой ступени, дальнейшее повышение ранга ничем не регламентируется и зависит полностью от самого человека. Кто-то может пройти экзамен на третий ранг уже через год или два, а кто-то может и до конца своих дней носить перстень с "четверкой".
   Также ректор отметил, что иногда встречаются весьма одаренные ученики, которые проходят все ступени намного быстрее, начиная от досрочной сдачи экзамена, которая, согласно воле основателя Академии - Первого императора, должна обязательно проводиться в форме поединка, заканчивая получением первого ранга в возрасте до двадцати лет.
   Однако получение перстня с рунической единицей - это еще только начало большого пути. Следующая ступень, на которую может подняться волшебник - это Подмастерье. Для этого надо лишь найти Мастера магии и убедить его взять тебя в ученики.
   Венцом магической иерархии являются эти самые Мастера, которых официально чаще называют Верховные маги. На всю Империю их не больше ста человек. Шестнадцать верховных магов образуют Совет Мастеров, также известный как Совет шестнадцати - олицетворяющий собой высшую законодательную власть в государстве. Трое образуют Магистрат - исполнительную власть Империи. Вопросы действия Магистра Клинков - армия и гвардия охраны правопорядка. Магистр Истины занимается вопросами просвещения и магической наукой. Тут маркиз учтиво кивнул головой, демонстрируя тем самым, что в настоящий момент рассказывает сам о себе. И, наконец, Магистр Теней - это человек, курирующий все вопросы разведки и внутренней безопасности.
   От Олега не укрылось, что при упоминании Теней лорд Альбрехт незаметно стрельнул глазами в сторону Харпера, но тот оставался спокоен как кремень, мерно попивая свой чай. Ректор закончил свой рассказ тем, что остальные Верховные маги, в подавляющем большинстве входят в Палату лордов, а самую высшую ступень занимает Император. На прощание маркиз пообещал Олегу, учитывая его особую ситуацию, любую помощь и поддержку.
   После того, как они покинули апартаменты ректора, Харпер проводил Олега до общежития, вручил ему ключ от комнаты, небольшой кошель с монетами и, пожелав удачи, просто растворился в воздухе.
   Из своих наблюдений Олег отметил, что исходя из того, как их везде встречали, статус Харпера, должен быть намного выше обычного старшего дознавателя. Или возможно тут везде такое отношение к Теням, вне зависимости от занимаемых ими должностей? Олег мысленно усмехнулся, спецслужбы - они и в Африке спецслужбы! История и социальное устройство этого мира в достаточно сильной мере напоминали Землю. Элитное сословие и "голубая кровь", преступники и террористы, войны и колонизации. Видимо везде, где живут люди, они ведут себя очень похоже.
   Олег открыл глаза, похоже, сегодняшний бурный день его вконец измотал и он, зайдя в свой новый дом, просто рухнул на кровать и отрубился. Из глубины возникло странное чувство, что за ним наблюдают. Ну конечно! Так он и "поверил", что его прям вот предоставят самому себе, мол, на те ключ, деньги, и живи как знаешь! Олег внимательно осмотрел комнату, в одном из углов висела маленькая сфера, спрятанная под маревом невидимости. Сделав вид, что он ничего не заметил, он переоделся, разобрал кровать и лег спать. Интуиция подсказывала ему, что жизнь налаживается и сейчас надо отдохнуть, ведь завтра начинается обучение магии, а со слежкой он потом разберется.
  
   Отдыхающий Олег отображался на одном единственном мониторе, повисшем в воздухе перед Императором.
   - Значит, это он маг-интуит? - Чарльз Бальсберг медленно перевел взгляд на стоящего в углу Харпера.
   - Да, Ваше величество! Я уверен в этом на девяносто девять процентов.
   - Почему не на сто?
   - Я никогда не могу быть уверенным полностью без неопровержимых доказательств. Сейчас у меня на руках есть только результаты тестов на склонность к магии и тот факт, что он свободно говорит на любом языке, - Харпер покачал головой: - Одна-две луны обучения в Академии и мы сможем полностью быть уверенными в том, что перед нами интуит.
   - То есть если его успехи будут равны нулю, это будет означать, что он интуит, а не просто ленивый бездарь, который не может научиться магии?
   - Сканирование тел и памяти пришельцев подтверждает, что в их мире нет маны. Сейчас их тела активно насыщаются нашей магической энергией, и я уверен, что он сможет выдать одно-два заклинания, но не по тем рецептам, которые будут преподавать в Академии, а тогда это будет именно то, что я ищу.
   - Харпер! Пойми, то, что этот человек оказался у нас - большая удача! Если бы Моддер, Хауфман и та девка, что была с ними, знали, что этот парень интуит, они бы забрали его с собой! - Император слегка подался вперед: - Пойми, мы не можем позволить себе потерять интуита! Твоя задача сделать его оружием в наших руках. К каждому человеку можно найти подход. К каждому! Главное понять, чего он хочет. Если он хочет вернуться домой, мы должны поставить перед ним цель таким образом, чтобы он считал, что это приближает его к возвращению в родной мир. Если он хочет чего-то иного, это нужно выяснить и использовать! В нем много ненависти и главное - это сделать так, чтобы он обратил свою ненависть на наших врагов!
   - Да, мой Император! - Харпер прижал правый кулак к груди.
   - Да, и самое главное, не вздумай применять к нему ментальную магию! Ты понял? Пока мы не изучим все его возможности, тебе придется вербовать его обычными методами, - Император откинулся обратно на спинку трона: - Иначе, если он обладает способностями хотя бы отдаленно похожими на телепатию, он сразу поймет в чем дело, и мы станем его худшими врагами!
   - Сделаю все в лучшем виде, мой Император!
   - Не сомневаюсь, - Чарльз загадочно улыбнулся: - В конце концов, Эбенезер в скором времени может уйти на повышение, а место Магистра Теней не должно пустовать.
   Кольца связи одновременно полыхнули у Его величества и старшего дознавателя.
   - Ответь! - приказал Император.
   - Слушаю! - Харпер поднес переговорное кольцо ко рту, и через мгновение сообщил Императору: - Группой наблюдения замечена активность в поместье Вальтари, я приказал брать живыми!
   - Молодец! - Чарльз поднялся с трона и потянулся, хрустнув суставами: - Похоже, пора прогуляться и посмотреть, кто решил пожаловать в гости к опальному графу!
  
  
   - Странно, почему в поместье так темно? - Айбель замер как статуя, стоило ему только увидеть особняк Вальтари.
   - Сейчас ночь, может быть, уже все спят? - пожал плечами Эдвард.
   Вид у пары путников осторожно выглядывающих из кустов был далеко не лучший. Сейчас они напоминали двух воров вознамерившихся забраться в особняк к нобилю и поживиться золотыми безделушками и прочим добром, которым должны быть набиты сундуки хозяина дома.
   Айбель, не смотря на всю свою магию, так до конца и не восстановившийся после ранения, тяжело прихрамывал на одну ногу. Эдвард же хоть и чувствовал себя вполне прилично благодаря алхимии Ордена, после столь активного применения своего Превышения, заметно похудел, его щеки впали, а под глазами нарисовались заметные темные круги.
   Сумки с припасами в спешке были утеряны, и новую одежду им тоже было негде раздобыть. Старая же напоминала сейчас лохмотья нищего, после того как Эд на бешеной скорости пробежал сквозь небольшой пролесок собирая все ветки.
   - Даже если спят, обычно огни все равно освещают внешние тропки, на случай если у кого-то будет бессонница и он захочет подышать свежим воздухом, - Айбель воровато огляделся по сторонам: - Не нравится мне все это!
   - Может, именно сегодня просто забыли подлить масла в светильники? - Эдвард раньше не видел своего друга таким озадаченным.
   - Они магические, - прошипел Айбель: - Их создание и поддержка - это часть начального обучения магии и задача неофитов.
   - А! Так ты тоже когда-то создавал такие? - не унимался Эд.
   - Да. Тихо! Мне кажется, тут кто-то есть!
   Яркая вспышка и оглушающий грохот раздались одновременно со всех сторон, полностью дезориентировав двух бедолаг. Вокруг корчащихся в агонии Эда и Айбеля внезапно появились шесть фигур в темных одеяниях и масках, закрывавших лица.
   Не предоставив даже возможности прийти в себя, их быстро связали магическими силовыми жгутами, а затем Тени отточенными движениями надели каждому из них по ошейнику - негатору магиии.
   - Это все? - раздался рядом безликий голос
   - Да их было двое, - ответил один из Теней.
   - Отнесите их в дом для допроса!
   После эффектов дезориентирующего заклинания, Эдвард окончательно пришел в себя только когда их уже бросили на холодный каменный пол в одной из комнат особняка Вальтари. К этому моменту руки и ноги, спутанные жгутами, уже начали неметь, но все что удалось сделать, это лишь слегка пошевелить пальцами. Его спутник не восстанавливался так быстро, и поэтому сейчас, будучи без сознания, тяжело дышал, издавая легкие стоны и тряся головой, словно пытаясь отогнать какое-то наваждение.
   - Кажется это те двое, про которых ты рассказывал мне несколько лун назад?
   Эд повернулся на голос, в сумраке комнаты у дальней стены находились двое неизвестных мужчин в походных плащах. Один из них сидел в кресле, второй стоял прямо за его левым плечом.
   - Да это они. Рыцарь Ордена серебряной длани, и маг владеющий Голосом темной силы.
   - Замечательно, - сидящий в кресле приоткрыл полу плаща и небрежно шевельнул рукой, снимая с пленников оковы, и оставляя только негаторы магии: - Нам есть о чем поговорить.
   Освобожденные от пут, Айбель, будучи все еще в беспокойном сне, немедленно схватился руками за голову и свернулся калачиком, а Эдвард, заметив на пальце снявшего заклинание пут незнакомца магический перстень с руническим символом "Х", замер в той же самой позе, что и лежал до этого. Перстень с таким знаком носил только один верховный маг во всей Империи, а значит, сейчас он вляпался во что-то очень серьезное, раз уж этот человек лично прибыл сюда.
   Не мудрствуя лукаво, Эд решил не скрывать того факта, что он узнал находящегося перед ним человека, поэтому медленно поднявшись на ноги, он тут же отвесил торжественный поклон, которым надлежало чествовать правителя Нехемской империи:
   - Ваше величество! - в конце концов, вежливость еще никому не вредила.
   - Ты наблюдателен! - Император довольно кивнул: - Как твое имя?
   - Эдвард Шелтем!
   - Присаживайся Эдвард, - Чарльз жестом указал на кресло напротив: - Я хочу о многом тебя расспросить.
   - Если это касается Ордена, то я вряд ли смогу раскрыть вам его тайны.
   - О, нет! - брови Императора поползли вверх, изображая саму невинность: - Я все прекрасно понимаю и не прошу тебя выбалтывать мне секреты твоей организации. Я хочу, чтобы ты рассказал мне о себе.
   - Что именно вы хотите обо мне знать? - Эд явно не ожидал такого вопроса.
   - Если и это нельзя рассказывать, тогда... - Его величество картинно развел руками: - Опиши мне события, произошедшие с тобой в течение последних трех с половиной лун.
   Эдвард мысленно отмотал время назад. Все сходится, Императора интересует именно тот отрезок времени, когда он встретил Айбеля по дороге обратно в Орден. Видимо учитель, к которому вел его маг, впутался в какие-то неприятности, раз в его поместье организована засада и сам Император прибыл, чтобы допросить пленников. И Эдвард рассказал. Рассказал все, начиная от момента встречи с Айбелем и заканчивая тем, как он оказался в этой самой комнате. Единственным исключением были две вещи, он умолчал о позорном провале своего последнего испытания и встрече с Яном во время пребывания в плену у орков.
   Не прерывая и не перебивая Эда, Император внимательно выслушал весь рассказ и задал наводящий вопрос:
   - Эдвард, из твоего рассказа я никак не пойму, почему ты оказался здесь? Для чего тебе нужно было идти с этим человеком? - Его величество стрельнул взглядом в сторону Айбеля: - Какая цель твоего визита в поместье незнакомого тебе верховного мага?
   - Я... - начал было Эд, но в этот момент снаружи раздались грохот и крики.
   Император, даже не шелохнувшись, продолжил сидеть в кресле и внимательно смотрел на него, Харпер поднес к губам переговорное кольцо и что-то быстро зашептал, Эдвард же машинально привстал и повернулся к окну. В то, что открылось его взгляду, было трудно поверить, на дорожке прямо перед домом Ян сражался с шестеркой Теней из которых трое уже были мертвы.
   - Ваше величество, еще один мечник Ордена, - доложил Харпер Императору: - Он использовал очень хорошую маскировку, его удалось обнаружить уже только при попытке проникновения в дом.
   - Похоже, это по твою душу Эдвард.
   Эд подскочил как ужаленный и в спешке огляделся по сторонам в поисках оружия, когда их повязали, все оружие было отобрано Тенями, и сейчас он рефлекторно искал, чем будет сражаться. В голове у него крутилось два вопроса, как Яну удалось уцелеть в той катастрофе, что уничтожила гору, а затем, как ему удалось выследить их с Айбелем?
   - В обычной ситуации, Империя никогда бы не стала вмешиваться во внутренние разборки Ордена, - спокойный голос Императора в этой ситуации приковал к себе внимание Эда: - Но Империя всегда защищает своих подданных!
   Эдвард молча стоял, вперив взгляд в Его величество, и обдумывая услышанное. Сражение уже перешло внутрь дома, и звуки битвы доносились из коридора, Ян упорно прокладывал себе дорогу.
   - Присягни мне на верность Эдвард Шелтем! Я гарантирую жизнь тебе и твоему спутнику.
   Эд, помедлив еще мгновение, понял, что второй раз такого предложения не будет и опустился на одно колено. Он успел идеально вовремя, дверь с грохотом разлетелась в щепки, в комнату влетел труп одного из Теней, а вслед за ним порог переступил Ян весь забрызганный чужой кровью, держа вибрирующие клинки перед собой.
   - Попался гаденыш! - Ян в боевом задоре окинул комнату взглядом и, найдя свою цель злобно ухмыльнулся: - Какого демона ты на коленях? Вздумал просить пощады?
   Дальнейшие события произошли буквально в одно мгновение. Император вскинул вперед руку и Ян вместе со всей частью особняка за его спиной рухнули вниз, как будто огромный молот опустился сверху на карточный домик.
   Чарльз осторожно подошел к краю, заклинание "усиленного давления", как правило, накрывает достаточно большую площадь и от него практически невозможно увернуться, особенно если цель находиться в эпицентре, но сейчас он ударил так, чтобы не зацепить себя и Эдварда, и при этом с гарантией попасть по Яну. Внизу в подвале, чудом уцелевший после падения, рыцарь Ордена пытался выбраться из-под обрушившихся на него груды камней и балок. Но это было абсолютно бесполезно, остатки стен особняка и давление воздуха магически усиленное в этом месте, хоть и не раздавили его насмерть, сейчас не позволяли ему даже поднять голову, не говоря о том, чтобы встать в полный рост.
   - А он крепкий! - с небольшой ноткой уважения констатировал Император, а затем повернулся к Харперу: - Пакуйте его, отправляемся обратно в Нехем!
   Айбель наконец открыл глаза, и немного помотав головой сел. Осмотревшись, его полный удивления взгляд остановился на Императоре, который лишь слегка улыбнулся двум новообретенным "верноподданным":
   - Собирайтесь! Я чувствую, вам придется мне еще очень многое рассказать!
   Когда фиолетовые сполохи портала исчезли за последним из числа отправившихся с Императором в столицу, а два отряда вновь прибывших Теней отправились на свои позиции в ожидании очередных возможных гостей в поместье Вальтари, небольшая тень отделилась от дерева и, сформировав законченный человеческий силуэт, достала небольшой хрустальный шарик. Через несколько мгновений связь была установлена.
   - Докладывай! - искаженный магией голос из сферы связи казался нечеловеческим.
   - Все прошло не совсем так, как вы ожидали Повелитель, Чарльз Бальсберг захватил двух рыцарей Ордена серебряной длани, а также одного из учеников Моддера Вальтари, - прошептало существо.
   - Ты хорошо поработал! Больше нет необходимости продолжать наблюдение за поместьем. У меня скоро будет для тебя другое задание, а сейчас отправляйся в Свободные города и жди дальнейших указаний!
   - Слушаюсь, Повелитель! - с этими словами существо убрало сферу связи и, слившись с тенью, погрузилось обратно темный ствол древнего дерева.
  
  
   Глава 10
  
   Айвен шел по улицам Нехема направляясь прямо к башне Ректора Имперской магической академии. После того, как он сегодня утром очнулся в госпитале для имперских гвардейцев, выяснилось, что прошло почти четыре луны с той самой бойни на опушке эльфийского леса. Лечащие его маги были несказанно обрадованы, что наконец эта странная эльфийская гадость покинула его тело.
   Из нескольких вопросов, что он успел задать, стало ясно, что он вдохнул какие-то ядовитые споры, которые начали активно размножаться в его теле, и если бы его не доставили вовремя, а задержались хотя бы еще на пару минут, быть ему уже трупом. Поэтому полный решительности получить ответы на свои вопросы, Вен намеревался, в меру своих скромных возможностей, устроить ректору допрос с пристрастием.
   Оказавшись перед дверью кабинета маркиза Альбрехта Таунта, Айвен громко постучал и дверь тут же открылась. Ректор как обычно сидел за своим массивным столом, заваленным различными книгами, пергаментами и манускриптами. Едва заметив настроение вошедшего к нему молодого человека, маркиз поднялся на ноги и тепло улыбнулся:
   - Здравствуйте, мэтр Айвен! Я рад, что с вами все в порядке!
   - Добрый день! Прошу вас объясниться маркиз Таунт, - настроение Айвена было крайне паршивое: - Я четыре луны пролежал в забытии, мне не до притворных любезностей!
   - Это не притворная любезность, Айвен, - ректор жестом указал на стоящее перед столом кресло: - Прошу, присаживайся, я отвечу на твои вопросы, но прежде, чем ты начнешь их задавать, я хочу тебя поздравить!
   - Поздравить? Это с чем же? Что я чуть не умер?!
   - Но ведь не умер же?! - маркиз опустился в свое кресло вслед за молодым магом: - Я уполномочен сообщить тебе, что в награду за героические действия направленные на защиту интересов Империи, принято решение о присвоении тебе внеочередного ранга без проведения экзамена. Поздравляю!
   С этими словами Альбрехт Таунт вытащил из ящика своего стола небольшую коробочку и положил прямо перед Айвеном.
   - Что это? - такого поворота событий молодой маг явно не ожидал.
   - Открой!
   Вен осторожно приоткрыл коробочку, внутри на бардовой бархатной подушечке лежал перстень с рунической четверкой.
   - Почему? - Айвен облизнул внезапно пересохшие губы: - Лорд Таунт, я все равно хочу получить ответы на интересующие меня вопросы!
   - Спрашивай! - маркиз уверенно кивнул и поудобнее устроился в кресле, готовясь к длинной беседе.
   - Та бойня на опушке эльфийского леса, я понял, что она была специально спланирована, но почему? Для чего?
   - То, что я сейчас тебе расскажу, больше никто не должен узнать, это государственная тайна! И если хоть кому-нибудь заикнешься об этом, то немедленно станешь врагом Империи. Таковы условия, ты согласен? - ректор дождался утвердительного кивка Айвена, а затем глубоко вздохнул и продолжил: - Нам был нужен представитель высокородных в качестве заложника, в случае, если все остальные правящие династии погибнут в разрушающем свете Этериона.
   - Этериона?
   - Дослушай пожалуйста не перебивая! Этерион - это магия высшей разрушительной силы, изобретенная Карлом Нехемом, ты мог наблюдать ее над эльфийским лесом во время битвы. Один выстрел из Этериона способен уничтожить целый город, лес или гору. Так вот, расчет был на то, что все остальные правящие династии эльфов погибнут и последний высокородный, который может претендовать на трон окажется в наших руках.
   - Зачем это нужно? Для чего уничтожать всех эльфов? Что плохого они сделали Империи?
   - Они сдерживали наше расширение на восток, а воевать с ними и терять наших солдат в глупой войне на их земле - неприемлемо!
   - Ну а зачем тогда вам был нужен заложник? Почему бы тогда не выстрелить без этой битвы на опушке?
   - На случай если уцелевшие и выжившие эльфы надумают мстить, его жизнь будет гарантом того, что их планы не воплотятся в жизнь!
   - Бездна! Я никогда не думал, что все может быть насколько сложно, - от услышанной правды Айвену стало немного дурно: - Значит и нападение на наш форт тоже было сфальсифицировано?
   - Верно! Видишь ли, чтобы применить Этерион необходимо соблюдение некоторых условностей. Из него нельзя выстрелить, по территории на которой нет Имперской метки.
   - Поэтому вам было необходимо, чтобы небольшой отряд проник в эльфийский лес и пронес ее туда?
   - Ты схватываешь все на лету. Еще вопросы?
   - Откуда у принца Бальсберга такая сила? Я никогда не видел такой магической мощи! Я бы понял если бы он носил Имперские Регалии власти, но ведь этого нет. Он использовал не совмещаемые стихии, как такое вообще возможно?
   - Раз сегодня день правды, я открою тебе еще один секрет, - усмехнулся маркиз: - То что имперские регалии многократно умножают силу мага в бою - это миф, просто сказка, так сказать фольклор который витает в стенах Академии.
   - Но ведь его величество действительно их носит?
   - Носит, но их действие не прибавляет магической силы в бою, - ректор подчеркнул интонацией последнее слово.
   - Хорошо, я учту, но это не ответ на мой вопрос!
   - Ты когда-нибудь слышал про рейтинг верховных магов Айвен?
   - Нет! - молодой человек отрицательно покачал головой.
   - В настоящий момент в Империи официально девяносто семь верховных магов, без учета Императора. Каждый из них занимает определенную ступень или, если тебе так удобнее называть, строку рейтинга. Верхние девятнадцать строк - это члены Совета шестнадцати и три магистра. На двадцатой строке находится глава Палаты лордов, все остальные так или иначе распределены в Палате. Этот рейтинг является своеобразным отражением силы верховного мага, его положения, статуса и престижа. Чтобы ты понимал, какой силой обладает принц Шнайзел Бальсберг, я снова открою тебе тайну, которую не знают те, кто еще не достиг ранга верховного мага. Принц занимает вторую ступень в этом рейтинге. Не считая Императора, он второй по силе маг в стране.
   - А как определяют кто на какой ступени должен находится?
   - Все очень просто, это решается в магическом поединке на ежегодном турнире верховных магов. Но есть определенные условия, которые различаются для Совета с Магистратом и Палаты лордов. Начну с низов, в Палате лордов любой верховный маг может бросить вызов любому другому верховному магу и если победит, то автоматом займет его место в рейтинге, а все остальные сдвинутся на одну позицию вниз. Соответственно каждый лорд может бросить вызов главе Палаты лордов, который занимает двадцатую строку и если он одержит верх, то станет новым главой Палаты лордов. Дальше самое интересное! Начиная с двадцатой ступени, то есть с главы Палаты лордов, вызов можно бросать только тому, кто находится на одной ступени выше тебя.
   - Я бы сказал, что быть главой Палаты лордов - очень неблагодарное занятие!
   - Да, Айвен, ты все правильно понял! Маг на этой строке рейтинга - своеобразный страж ворот, который охраняет вход в высшую лигу.
   - Погодите, вы хотите сказать, что принц когда то также проходил по всей этой лестнице?
   - Совершенно верно, в свое время он бросил вызов главе Палаты лордов, занял его место, а потом по очереди вызывал всех остальных верховных магов на поединки, и добрался до второй строки рейтинга.
   - А можно узнать кто занимает первое место? - осторожно поинтересовался Айвен, эта тема оказалась ему настолько интересной, что он уже забыл все свои обиды на ректора магической академии.
   - Можно, - маркиз Таунт заговорщически улыбнулся: - Только если ты поклянешься никому и никогда не пересказывать содержимое нашего разговора?!
   - Клянусь! - мгновенно выпалил Вен.
   - Хорошо! Первую строку рейтинга занимает... - лорд Альбрехт выдержал небольшую театральную паузу, наслаждаясь производимым на Айвена эффектом: - Эрцгерцог Асвартен де Сельвир, Северный ветер.
   - Ого! - вырвалось у Айвена: - Какой же магией владеет лорд Асвартен, что принц не смог одолеть его своими не совмещаемыми стихиями?
   - Этого я тебе сказать не могу, потому что изначальный рейтинг, благодаря которому он попал на первое место, установил еще сам Карл Нехем. А затем насколько я помню, лорда Асватена никто и никогда не вызывал на дуэль.
   - Как? Принц Шнайзел просто дошел до второй строки и остановился?
   - Да, примерно так и было. На самом деле он хотел это сделать, хотел бросить Асвартену вызов, но когда этот момент настал, он просто встал напротив Северного ветра, посмотрел ему в глаза, а затем молча развернулся и ушел.
   - Невероятно! Лорд Таунт, а как принц вообще смог получить такую силу в своем возрасте? Если я правильно знаю его возраст, через пять лет, я буду в тех же годах, что и принц, когда он получил статус Верховного мага и бросил вызов главе Палаты лордов!
   - Это долгая история Айвен. Ты знаешь, что первый сын Императора родился совершенно неспособный к магии?
   - Я слышал слухи об этом в Академии! - кивнул Айвен.
   - Император очень боялся, что и его второй сын родится со слабой склонностью к магии, поэтому был проведен один очень рискованный магический ритуал. Будучи еще в утробе своей матери в тело принца вживили один артефакт многократно усиливающий заклинания и заполняющий тело магической энергией. Думаю эффект этого ты мог недавно воочию наблюдать. Правда при родах это стоило жизни первой жене Его величества.
   На какое-то мгновение воцарилась тишина, потрясенный открывшейся правдой, Вен не знал что на это ответить.
   - А какой рейтинг у вас, лорд Альбрехт?
   - Я закрываю десятку! - маркиз скромно улыбнулся.
   - Можете рассказать, кто еще входит в эту десятку?
   - Раз уж мы начали эту тему, то почему нет?! - ректор с напускным недоумением пожал плечами: - третье место очень прочно удерживает леди Джоан Дарквуд, Западный сумрак, на четвертой позиции лорд Моддер Вальтари, Хранитель огня, пятая строчка лорд Клиг Борроуз, Лезвие жизни, шестая принадлежит Джеффу Голдвину, Магистру Клинков, на седьмом месте лорд Брайзен де Росс, Бич войны, восьмой Эбенезер Джайлс, Магистр Теней, и девятая леди Кэйтилин Максвелл. Остальное ты уже знаешь!
   - Никогда бы не подумал, что расклад именно такой!
   - Темные лошадки всегда интересны, не правда ли?
   - А вы не пробовали подняться выше?
   - А зачем? Расстановка среди членов Совета и Магистров в высшей степени статична. Последние двое, кто вносили дикий переворот и ажиотаж, были Шнайзел и Брайзен. Ну еще может быть Хелена первое время пыталась как-то себя проявить, но у нее это выходило не очень хорошо и она вскарабкалась всего до семнадцатой позиции, но это все молодежь, старикам вроде меня плевать на этот рейтинг с большой колокольни, а особенно, учитывая, что я Магистр истины и большой теоретик, зачем мне напрягаться лишний раз?
   - И то верно!
   - Я скажу тебе больше, сейчас в первой десятке активны лишь двое - де Росс и Голдвин, которые каждый год сходятся чтобы померяться силами. Но пока все попытки Брайзена скинуть Джеффа не приносят успеха.
   Маркиз Таунт налил себе отвара из небольшого чайничка и, блаженно зажмурившись, сделал небольшой глоток.
   - Что со мной произошло? - помедлив какое-то время задал очередной вопрос Айвен.
   - Ты попал под действие очень гадкой эльфийской магии! В тот момент, когда ты потерял сознание твоя магия защищавшая тебя от вражеской стихии воздуха рухнула и ты вдохнул ядовитые споры. Мы заметили, что с тобой что-то не так, только когда уже вернулись в столицу. Изначально я подумал, что это банальное ранение стрелой, что, возможно, даже она отравлена, но все оказалось куда хуже. Наши лучшие маги жизни бились за твое здоровье и, как я посмотрю, не зря преподаватели этого факультета получают свое жалование!
   - Но почему я не пришел в сознание?
   - Честно? Не знаю. Еще вопросы? - ректор мимоходом глянул на клепсидру и это не могло не укрыться от внимания Айвена.
   - У меня последний вопрос, ректор! - молодой маг в нерешительности остановился на полуслове, не зная стоит ли озвучивать вслух свои мысли: - Там на поле битвы вы применили одно заклинание, которым почти мгновенно сразили целый отряд эльфов. Что это было?
   Добродушная улыбка мгновенно исчезла с лица маркиза Таунта.
   - Я не хочу тебе врать Айвен, но поверь, лучше тебе пока не знать некоторых вещей!
   - Нам ведь с самого начала обучения твердят, что магия Тьмы и Смерти это зло, что из-за этого произошел Темный раскол, что не будь ее этого ничего бы не случилось! Как же так лорд Альбрехт?
   - Я сейчас скажу еретические вещи за которые готов лично выгнать из Академии любого преподавателя, но истинные причины Темного раскола лежат гораздо глубже, чем просто неприятие одной из школ магии. Ты нигде не найдешь упоминания об этом, но поверь мне, до восстания Хег'Келаша, в Академии даже был целый факультет посвященный темным искусствам.
   Пораженный услышанным, Вен тихонько сползал в массивном кресле:
   - Думаю, на сегодня у меня больше нет вопросов... - внезапно Айвену вспомнились слова скальдарского колдуна Джерара о том, что нет хорошей или плохой волшбы, что каждый чародей волен самостоятельно решать о том, какой магией он хочет пользоваться: - Благодарю за уделенное мне время лорд Альбрехт!
   С этими словами Вен поднялся с кресла и отвесив небольшой поклон в знак почтения направился к выходу.
   - Мне кажется вы забыли самое главное мэтр Айвен! - уже у самой двери остановил его ректор, и улыбаясь только уголками губ, указал взглядом на небольшую коробочку на столе.
   Молодой маг развернулся, возникла небольшая неловкая пауза, а потом они оба прыснули и рассмеялись.
   - А какое место занимал в рейтинге верховных магов Хег'Келаш? - внезапный вопрос родился в голове Айвена, когда он надевал на палец новенький перстень.
   - Они делили второе и третье место с Хейвардом фон Хауфманом! - слегка прищурившись, Магистр истины исподлобья посмотрел на молодого мага.
   - Вот как? - по его лицу было видно, что он не ожидал такого прямого ответа: - Спасибо вам, лорд Альбрехт!
   - Всегда рад тебя видеть Айвен!
   Покинув башню маркиза Таунта, Вен направился в сторону общежитий, где обитало большинство студиозусов Академии. Он даже не представлял себе какие будут выражения лиц Катерины, Толстого и Джувса, когда они увидят у него на руке кольцо уже с рунической четверкой, хотя после сдачи экзамена на ранг полного мага еще не прошло и года.
   Айвен свернул на небольшую аллею проходящую мимо корпуса школы земли и вывернул в большой академический парк. Ему всегда нравилось это место и хотя факультет магии земли считался наименее престижным из всех остальных, то какие чудеса они могли вытворять с природой, всегда вызывали у Вена чувство глубокого восхищения. Академический парк был одним из таких творений и иногда после тяжелых учебных будней, он приходил сюда для уединения в каком-нибудь тихом и неприметном уголке, для того чтобы послушать пение птиц или просто полежать на траве любуясь медленно плывущими в небе облаками.
   Однако сегодня в парке было многолюдно. Несмотря на холодную погоду и недавно выпавший снег, по многочисленным аллеям прогуливались влюбленные парочки, пожилые профессора и различные дружеские компании. Залюбовавшись одной из особо нежных друг к другу влюбленных пар, Айвен не заметил впереди идущего человека, грубо толкнувшего его плечом.
   - Тварь! - сквозь зубы очень тихо прошептал незнакомец, а затем уже громко добавил: - Смотри куда прешь!
   - Эм! Прошу прощения?! - Вен первый раз в своей жизни видел этого парня, на вид он был старше его, одет достаточно неброско, легкая щетина на лице и холодные карие глаза, от взгляда в которые по спине молодого мага пробежали мурашки. Машинально он оглядел его руки, ни на одной из них не было перстня. Что-ж, он был бы готов стерпеть подобное обращение от какого-нибудь нобиля, или хотя бы мага более высокого ранга, но этого простолюдина стоило поставить на место, в конце концов он ведь уже маг четвертого ранга, а это должно быть достойно уважения со стороны студиозуса, который по-видимости протирает тут штаны уже не первый год! - Вам не кажется, что это вы должны извиняться?
   - Я по-твоему что ли ворон по сторонам считал? - недобро проронил незнакомец, наглая манера общения которого уже начала злить Айвена.
   - Ты сам напросился наглец! - с этими словами Вен уже вскинул руку со сложенными пальцами для совершения пасса, но вовремя вспомнил, что магические дуэли в публичных местах на территории Академии строго запрещены и лишь спросил: - Как твое имя?
   - Зассал нарушить правила? - ухмыльнулся парень.
   - Тут слишком людно, может пройдем в зал для дуэлей? - этот урод уже просто бесил молодого мага.
   - Да пошел ты! - весьма необычным образом выразился парень и развернувшись направился по своим делам.
   Какое-то время Вен просто неподвижно стоял, колоссальным усилием воли сдерживая порыв засадить ему в спину огненный шар, а потом, когда его силуэт начал почти исчезать из виду, произошло нечто невообразимое. К этому отморозку подошла Катерина и, поприветствовав его легким поцелуем в щеку, и они, улыбаясь друг другу, о чем то заговорили.
   Айвен потер свои глаза не поверив тому, что это происходит на самом деле, но когда он открыл их, ничего не изменилось, они действительно шли и о чем то очень мило беседовали. Волна странных эмоций захлестнула молодого мага с головой, ревность, злоба, обида и грусть - все смешалось в единый коктейль горечи! Вен отвернулся в страхе не сдержаться и все таки поджарить этого гада и оказался прямо лицом к лицу с еще одной своей давней знакомой.
   Прямо на встречу ему шла Лира - та самая маг-самоучка, которую отпустил Джерар в злополучный дождливый день на северном тракте. По всей видимости, совершенно не ожидавшая увидеть здесь Айвена она сперва замерла в нерешительности, а затем сделав несколько шагов и бросив цепкий взгляд за его спину, подошла ближе.
   - Вот так встреча! - девушка искренне улыбнулась.
   - Ты! - хмуро вырвалось у него: - Ты собираешься снова меня грабить? - После увиденной сцены с Катериной, настроение Вена снова вернулось к тому мраку, что было утром.
   - Кто я такая, чтобы тягаться со сверходаренным чародеем?! - Лира демонстративно посмотрела на его правую руку: - Каждую нашу встречу у тебя новое кольцо.
   Не в силах объяснить причину, Айвен убрал руку за спину:
   - Я не заслужил его!
   - Видимо те, кто раздают эти кольца думают иначе, - в голосе девушки был неподдельный интерес.
   - Что ты здесь делаешь? - Вен внезапно вспомнил слова Джерара о том, что она вместо обучения хочет убить того человека которого ищет.
   - Я решила продолжить свое обучение!
   - Ты поступила в Академию?
   - А ты сомневаешься, что я смогла это сделать? Или считаешь меня слишком старой, чтобы начинать тут учиться?
   - Нет, конечно! - Айвен знал, что иногда склонных к магии находили уже и среди взрослых людей, поэтому группы в Академии формировали по уровню подготовки, а не по возрасту.
   Лира немного обеспокоенно посмотрела куда-то вдаль за спину молодого мага и Вен понял, что она торопится.
   - Ты куда-то спешишь?
   - Скажи, ты не видел тут такого немного необычного парня, высокий, слегка небритый, в серой куртке и сумкой через плечо?
   - Да, ладно! - молодой маг явственно узнал из описания того наглого незнакомца: - На него что все девушки из Академии запали?
   - Еще раз?! - взгляд Лиры стал цепким и очень серьезным.
   - Что значит еще раз?
   - То, что ты видел его, я уже поняла, но он был не один верно?
   - Да, он был не один! - Вен презрительно поджал губы.
   - И что тебя так беспокоит, а?
   - А то, что его клеила Катерина!
   На какое-то мгновение в глазах Лиры читался вопрос, а затем на лице появилась понимающая улыбка:
   - Погоди! Ты хочешь сказать, что эта мерзкая стерва - твоя девушка? - Лира еле сдерживалась от того, чтобы не рассмеяться.
   - Это не смешно!
   - Пожалуй ты прав, это действительно не смешно, - она вновь стала серьезной и даже задумчиво нахмурилась: - Сколько лет вы встречались?
   - Где-то последние года полтора, - Айвен отвернулся не в силах поверить, что все это действительно происходит, и он изливает душу человеку, которая пыталась убить его несколько лун назад.
   - То есть, когда уже стало известно о том, что ты готовишься сдавать выпускные экзамены экстерном?
   - Примерно так и есть, может быть я объявил об этом даже чуть раньше, - Вен пожал плечами: - К чему ты клонишь?
   - Есть тут одна догадка, - Лира загадочно хмыкнула: - Ты знаешь кто тот парень, которого клеит твоя девушка?
   - Кроме того, что он поганый сын ишака - ничего! - молодой маг был снова готов запустить фаерболом в его наглую рожу.
   - Я скажу тебе так, в Академии ходят слухи о том, что он маг-интуит и пришелец из другого мира.
   - Маг-интуит? Ты шутишь? Что тогда ему делать в Академии, да еще и в таком возрасте? Они же вроде как с пеленок колдуют?! - если это действительно правда, Айвен мысленно похвалил себя за проявленную сдержанность, ибо о способностях интуитов ходили всевозможные небылицы.
   - А вот в том то и дело, что он пока просто полный бездарь! Говорят, что его способности еще не раскрылись, - Лира пристально смотрела на молодого мага, как будто ожидая что-то прочитать на его лице.
   - Хочешь сказать Катерине он интересен чисто в академических целях?
   - О, духи предков! - девушка закатила глаза: - Я хочу сказать, что ее целями становятся весьма необыкновенные молодые люди. Посмотри на свою правую руку! Прецедентов, чтобы в течение одного года маг получил сразу два перстня вообще не было! Теперь маг, который возможно на самом деле маг-интуит! Как много ты о ней знаешь?
   - На самом деле не очень много, она дочь безвестного мага, который по-видимости был бастардом какого-то нобиля и как-то раз в поисках заработка забрел в поселение, где жила ее мать. Вскоре, после того как он покинул его, выяснилось, что девушка беременна и так на свет появилась Катерина. Когда мимо деревни проезжали имперские маги, их попросили проверить ребенка на наличие дара, ибо отец был магом как ни крути. Они обнаружили в ребенке искру и так она оказалась в Академии.
   - Вот дерьмо! Это же слово в слово одна из легенд прикрытия Незримых! - побледнев, едва слышно прошептала Лира: - Айвен, извини, мне надо срочно идти!
   Старая знакомая молодого мага ретировалась так же быстро, как и появилась. Он не успел сказать и слова, как Лира, сделав буквально несколько шагов в сторону, совершила пару быстрых пассов и исчезла в невидимости, оставив Вена в одиночестве посреди парка.
   Ну и денек! - злость захлестнула Айвена. Что еще за Незримые? Будто и так ему мало тайн, заговоров и сговоров о которых он узнал за сегодня?! Молодой маг погруженный в свои мрачные мысли брел в направлении - куда глаза глядят, пока вдруг не оказался в тупике между двумя корпусами Академии на самой окраине кампуса.
   Вен развернулся и только сейчас заметил, что выход обратно из переулка преградил какой-то человек закутанный в уже знакомый ему походный плащ.
   - Добрый день, Айвен! - человек откинул капюшон открыв смуглое лицо и густую бороду: - Ты так был поглощен собой и ослабил бдительность, что будь тут карманники, тебя уже обчистили бы сотню раз!
   - Джерар! - вот кого-кого, а скальдарского колдуна Вен никак не ожидал увидеть в стенах Имперской Магической Академии.
   - Ты быстро вернулся со своей службы на границе! Неужели зима на севере для тебя так сильно холодна и нетерпима?
   - Не совсем, - Айвен потупил взгляд: - За столь короткий промежуток времени очень многое произошло. А последние четыре луны я даже не приходил в себя и меня выхаживали имперские целители.
   - Присядем? - предложил Джерар.
   - Конечно! - кивнул Айвен.
   - Что случилось? - поинтересовался скальдарец, когда они расположились в небольшой беседке неподалеку.
   - Ты в курсе, что эльфийский лес уничтожен?
   - Да, - кивнул Джерар: - Это ужасно.
   - Я был там, когда это случилось, - слова давались молодому магу с большим трудом: - Можно сказать, что в определенной степени это даже моя вина... Я мог предотвратить все это... Если бы тогда на опушке я остановил наш отряд, то мы бы не попали в лес, не пронесли туда метку, люди бы не погибли... Выстрела бы не было...
   Джерар внимательно слушал каждое слово Айвена.
   - Это был ад, Джерар! - не сумев сдержать эмоции от нахлынувших воспоминаний, слезы потекли по щекам Вена, который поспешно утер их рукавом.
   - Я понимаю, - скальдарец положил руку на плечо молодому магу: - Иногда мы совершаем поступки о которых впоследствии нам приходится пожалеть. Но это бесценный опыт. Однажды мой учитель сказал мне, все, что нас не убивает - делает нас сильнее. Свершившегося уже не воротишь и самое лучшее, что можно сейчас сделать - это извлечь урок на будущее, на случай если возникнет похожая ситуация.
   - Мне кажется ты прав... Но это сложно! Кроме того, я сегодня узнал еще кучу всего, что переворачивает с ног на голову весь привычный для меня мир!
   - И что же это?
   - О, Бездна! - Айвен тяжело выдохнул, сомневаясь стоит ли рассказывать о своих мыслях Джерару: - Тогда в лесу ты был прав! Прав абсолютно во всем, что не существует хорошей или плохой магии, что каждый должен ознакомиться со всеми возможностями, которая предоставляет та или иная школа, а потом делать свой выбор. Прав в том, что наши маги скрывают знания от своих учеников, чтобы те не смогли превзойти их. А также, что наши нобили - это далеко не самые лучшие люди, погрязшие в интригах и кознях.
   - Скажу честно, глядя на таких молодых людей как ты, я начинаю верить, что для ваших магов еще не все потеряно.
   - Это не так Джерар! Я не смогу ничего изменить! Система построена таким образом, что если я сказал бы эти мысли не тебе, а кому-нибудь другому, например, какому-нибудь верховному магу, меня тут же бы обвинили в отступничестве, и, в лучшем случае, лишив всех почестей выгнали бы с позором, в худшем, я мог бы не увидеть следующий рассвет.
   - Ты все еще считаешь, что твое кольцо на пальце что-то значит?
   - Это-же... Я... - Айвен хотел было ответить прописную истину, известную любому студиозусу первого круга обучения в Академии, но внезапно запнулся уловив суть вопроса.
   - Если ты думаешь так, как этого хотят те, кто учил тебя магии, значит в скором времени тебя ожидает еще одна волна открытий, которые вновь перевернут твой мир, только уже с головы на ноги! - подытожил скальдарец: - Поверь мне, главное не в том, какой перстень у тебя на пальце, и, что о тебе могут подумать другие люди. А в том, что у тебя вот тут и вот тут!
   С этими словами Джерар показал на свою голову и грудь, а затем продолжил:
   - На самом деле даже одного человека достаточно, чтобы изменить все, включая вашу систему. Вспомни, кто все это создал? Кто построил вашу Империю? Как раз один человек. И когда он начинал, у него не было никаких перстней! Конечно то, что существует сейчас, именно для того и было создано, чтобы поддерживать власть этих людей, уменьшить инакомыслие и свободу, но ты уже вступил на другой путь, свернуть с которого будет равносильно добровольному заточению себя в глухой темнице!
   Понимая, что скальдарец говорит сущую правду, Айвен молча слушал каждое его слово.
   - И опять же, важно то, каким способом ты будешь действовать. Как ты сам сказал, ты можешь пойти к каким-нибудь верховным магам и рассказать им, что ты думаешь обо всем этом, которые в свою очередь казнят тебя, поскольку ты пока еще никто и подавить такое инакомыслие в зародыше гораздо проще, чем пытаться переубедить тебя или дать позволить тебе набрать силу и влияние, и только после этого бороться с тобой.
   - Кажется я начинаю понимать, что ты хочешь сказать!
   - Это хорошо, - кивнул Джерар: - Могу я дать тебе еще один совет Айвен?
   - Конечно! - каждое слово колдуна было для молодого мага на вес золота.
   - Отправляйся в Скальдарию! Посмотри на образ жизни наших магов, это хорошо поможет тебе стряхнуть белену с твоих глаз. Возможно ты даже найдешь себе учителя и тогда, когда ты вернешься, ты сможешь говорить с местными верховными магами на равных.
   - Джерар, я хочу чтобы ты учил меня! - вырвалось у Вена.
   - Это невозможно, - скальдарец печально улыбнулся: - Я связан пророчеством Эль'Грея, согласно которому у меня может быть только один ученик, который впоследствии займет мое место.
   - Я недостаточно хорош для тебя?
   - Не в этом дело! Ты очень способный чародей и я даже лично знаю нескольких почтенных скальдарских колдунов, которые почтут за честь иметь такого ученика. Но мой случай другой. Ты знаешь кто такой Эль'Грей?
   - Нет, - Айвен отрицательно покачал головой.
   Джерар вновь печально улыбнулся уголками губ, выражая свое сожаление местным образованием:
   - Согласно древней легенде, Эль'Грей был первым магом-интуитом, и вообще первым магом в этом мире. Так или иначе, его можно назвать праотцом всех магов, ибо капля его крови течет в жилах людей у которых есть хоть малейшая крупица магического дара. В этом смысле все колдуны приходятся друг другу очень дальними родственниками, но что-то я отклонился от сути. Согласно все той же легенде, за свою очень долгую жизнь Эль'Грей посетил все континенты и собственноручно написал три тысячи пророчеств, касающиеся людей, которые родятся в далеком-далеком будущем. Видимо такой вид управления судьбой еще не родившихся людей был его специализацией, потому что все они сбываются как и предначертано. Пророчество Эль'Грея приходит к человеку, когда ему исполняется двенадцать лет, в каких-то местах оно очень туманно и неоднозначно, но как бы человек не пытался, уклониться от исполнения этого пророчества он может только одним способом - наложить на себя руки!
   - И много таких людей уже родилось?
   - Точного числа не знает никто, поскольку о том, что он человек из пророчества знает только тот, к кому в двенадцать лет приходит видение, а также те, кому он захочет об этом рассказать. Например, ты второй человек, который знает о том, что я один из тех, кого касаются пророчества Эль'Грея. Но можно приблизительно понять сколько пророчеств уже исполнилось, ибо в легенде о первом маге сказано, какие события будут происходить по мере исполнения пророчеств. Поэтому наблюдая за всеми изменениями в мире, еще недавно я думал, что таких людей родилось около двух с половиной тысяч, но из-за того, что я недавно узнал теперь мне кажется, что мы близки ко всем трем тысячам, ибо конец легенды близок.
   - Это случаем не уничтожение эльфийского леса? И чем заканчивается эта легенда?
   - Ее конец очень мрачен, да, там сказано про падение целых государств, про то что мир погрузится в полный хаос, все тайное станет явным и сразу появятся три мага-интуита, которые принесут ужас и невиданные доселе бедствия.
   - Три мага-интуита? - недавний мерзкий тип сразу вспомнился Айвену: - Один маг-интуит сейчас находится в Академии! Так это из-за него ты здесь?
   - Не совсем, - уклончиво ответил Джерар: - О нем я узнал совершенно случайно, когда уже оказался в стенах вашей Академии, но пришел я сюда совершенно по другой причине. Помнишь Лиру?
   - А как же! Мы с ней случайно встретились час назад! Она то мне и рассказала, про интуита, а потом, как услышала мой рассказ о Катерине, тут же куда-то смылась бормоча про каких-то Незримых.
   - Хех! - усмехнулся колдун: - Ты даже не представляешь себе насколько она повязана во всевозможных интригах, в которые играют ваши верховные маги. Я наблюдаю за ней с того самого момента, как она добралась до этого города. Конечно я не так силен в вашей истории, и многие имена мне совершенно ничего не говорят... кстати, думаю тут ты мне сможешь помочь?!
   - Интриги верховных магов? - Айвен был неподдельно удивлен: - Но каким образом эта маг-недоучка может участвовать в них?
   - А вот в такие моменты, я теряю надежду на хорошее будущее ваших магов! - Джерару с трудом удалось сдержать улыбку: - Вижу память у тебя очень коротка! Во-первых, если человек не носит ваше кольцо, это не говорит о том, он маг-недоучка. Лира очень хорошо владеет магией, я бы сказал где-то на уровне ваших магов первого ранга. Тогда в лесу мне повезло, что она случайно спутала твой артефакт со своим амулетом, который находился в том же кармане, а иначе я бы увидел в бою совершенно другой уровень. Во-вторых, насколько мне удалось узнать, в свое время ее отец был достаточно высокопоставленным магом в Империи, но потом в какой-то момент впал в немилость и ему пришлось сделать ноги. Потом он пытался вернуться, но безуспешно, и при этом еще отхватил смертельное не снимаемое проклятье под названием "Рок", с которым он прожил семнадцать лет до самой смерти. В-третьих, когда она прибыла в этот город, основной ее целью было заключение союза с последователями Хег'Келаша, а затем с помощью их поддержки отомстить убийце своего отца, но как только верховный маг, который был тайным учеником ее отца, разузнал, что в Академии откуда ни возьмись появился маг-интуит, она решила, что им необходимо завербовать его. А Незримые, о которых она случайно упомянула - это сеть из шпионов, которые сейчас являются глазами и ушами еще одного очень высокопоставленного мага из числа членов Совета.
   - Это все она тебе рассказала? - глаза Вена округлились от удивления.
   - Нет конечно! Она даже не знает, что я нахожусь здесь и наблюдаю за ней. Я конечно понимаю, что подслушивать нехорошо, но у меня нет другого выбора.
   - Они что? Совершенно не пользуются никакой магической защитой?! - молодой маг продолжал удивляться.
   - Пользуются! И еще какой! - скальдарец снова улыбнулся: - Но я умею слышать, когда это необходимо.
   - То есть ты сейчас намеренно рассказал мне все это безо всяких имен?
   - Совершенно верно! - колдун глубоко вздохнул: - Я ведь не очень хорошо знаю кто из них кто, поэтому вдруг я назову имя, которое повергнет тебя в глубокий шок и заставит наделать глупостей?!
   - Бездна! - выругался Айвен: - После сегодняшнего утра я уже и не знаю, может ли меня еще что-то повергнуть в больший шок, чем тот в котором я уже нахожусь. Ты рассказал настолько ужасные вещи, что если нас кто-нибудь бы услышал, то наверное мы были бы уже окружены Тенями.
   Молодой маг осторожно огляделся по сторонам, рядом не было никого, лишь вдалеке пожилой профессор кормил голубей крошками хлеба.
   - Чего стоит только одно упоминание, что ты знаешь людей, которые готовы объединиться с последователями Темного лорда! - Вен снова закрутил головой: - А тебе не приходила мысль, что нас могут подслушивать?
   - Конечно приходила! - энергично закивал Джерар: - Но, смею тебя заверить, для всех снаружи эта беседка совершенно пуста, более того, в отличие от Лиры и ее друзей, я пользуюсь куда более продвинутыми заклинаниями, защищающими приватный разговор. Они не могут быть разложены на мезатоны, их узор не линеен и поэтому в них невозможно проникнуть.
   - Мезатоны? - Айвен непонимающе уставился на своего собеседника.
   - Прости, думаю вы этого не проходили в своей Академии. Мезатоны - это элементарнейшие частицы из которых состоит мана в узоре заклинания. Раскладывание заклинания на мезатоны и их изменение - это высший пилотаж на который способны только Великие колдуны.
   - Мне полегчало, - выдохнул молодой маг, а затем его осенило: - Подожди! Ты... Ты один из Великих магов Скальдарии?
   - Коли ты меня раскусил, не буду скромничать! - Джерар лукаво улыбнулся Вену.
   Минутная пауза повисла в воздухе, Айвену потребовалось какое-то время, чтобы разложить по полочкам в своей голове все только что услышанное, а затем он спросил:
   - Нам в Академии практически ничего не рассказывают про Скальдарию, но есть несколько мифов про Великих магов. Одни из них говорят, что Великие маги Скальдарии - это что-то типа наших мастеров - верховных магов, членов Совета шестнадцати, согласно другим Великие маги настолько могущественны, что каждый из них в одиночку может прихлопнуть весь Совет. Третьи гласят, что Великие маги правят всем континентом, а четвертые, что все это выдумка и никаких Великих магов не существует, ибо их вообще никто и никогда не видел! Джерар, расскажи мне, есть ли в этом хоть крупица правды?
   - Крупица точно есть! По крайней мере в том, что Великие колдуны существуют. Но мы этим не гордимся и не кичимся, и уж точно не правим никакими странами, поэтому очень малое количество людей из общего числа всех тех, кто с нами знаком, знает о том, что мы те самые Великие колдуны. Видишь ли в Скальдарии любой чародей, сколь бы могущественен он ни был, почтет за честь стать нашим учеником!
   - Значит ты хочешь сделать Лиру своей ученицей?
   - Да, - ответил скальдарец: - Эта часть моего пророчества была очень простой и понятной - я должен найти ученика обладающего уникальными способностями, который впоследствии займет мое место.
   - А что будет, если ты не станешь исполнять это пророчество?
   - Если я буду жив, я исполню его, хочу я того или нет.
   - Как это? Ну если ты например, возьмешь себе другого ученика? - никак не унимался Вен.
   - Ты знаешь, в жизни каждого человека, которого касаются пророчества Эль'Грея, наступает момент, когда он думает, что сильнее судьбы, что может не исполнять пророчество и за это ему ничего не будет, - колдун облизал внезапно пересохшие губы: - В этом отношении, я не являлся исключением, но сила первого интуита такова, что ты все равно не уйдешь от судьбы и будешь исполнять предначертанное тебе, если хочешь жить. Если, например, я возьму себе другого ученика, то вскоре с ним что-нибудь случится. Что угодно, что помешает ему продолжить у меня обучаться, в лучшем случае он покалечится и потеряет способности или желание колдовать, а в худшем может и умереть. Неужели ты думаешь, что я не пробовал?
   - И что стало с твоими бывшими учениками?
   - Двое стали калеками, а третий погиб.
   - Прости!
   - Это нормальный вопрос Айвен! Поверь, если бы я мог заняться твоим обучением, я бы не отказал тебе.
   - Я понял, спасибо за честность Джерар! Но почему ты думаешь, что она именно та, кто тебе нужен?
   - Скажу прямо, я еще не уверен в этом до конца, поэтому и наблюдаю за ней. Но с каждым сотворенным ей заклинанием, я все больше убеждаюсь в том, что нашел своего ученика. Мне осталось только посмотреть на ее уникальную способность, чтобы окончательно увериться и не рисковать ее жизнью.
   - А почему ты думаешь, что у нее есть уникальная способность?
   - Помнишь она в лесу назвала имя своего отца?
   - Да, кажется его звали ммм... как-то на "Л".
   - Ланс.
   - Точно, Ланс!
   - Это имя тебе ни о чем не говорит?
   - Нет. А должно?
   - Может быть и не должно, потому что полное имя ее отца - Ланстер Ульд.
   - Ланстер Ульд, Ланстер Ульд... - Айвен несколько раз произнес имя, пытаясь вспомнить, где не так давно он его мог слышать, а затем его глаза округлились: - ЛАНСТЕР УЛЬД?!
   - Вижу, что это имя тебе о чем-то говорит!
   - Это просто... невероятно! - в памяти молодого мага мгновенно всплыл разговор с Ректором в ночь перед его отбытием на северную границу: - Ланстер Ульд был первым магом, досрочно окончившим Имперскую Магическую Академию и до Темного раскола возглавлял Круг капитанов, то есть был главой личной охраны Первого Императора - Карла Нехема! А когда случился Темный раскол, он предал своего господина и переметнулся на сторону Хег'Келаша.
   - Уже лучше, - кивнул скальдарец: - Но, если верить рассказам Лиры, все было несколько не так. Ее отец оставался верен Императору до последнего, но Карл Нехем, объявивший практикующих темную магию и некромантию вне закона, не мог позволить находиться рядом с собой тем, кто практиковал эту школу. А Ланстер был именно из таких магов, ты же наверняка знаешь, какой у него был дополнительный титул?
   - Нет, - Вен покачал головой.
   - Его дополнительный титул был - Убийца света. - Джерар задумчиво почесал бородку: - И я очень хочу узнать, что это означает!
   Не успел молодой маг ответить, как на дороге в нескольких метрах от них открылся портал и из него появились несколько Теней.
   - Последний раз его засекли в этой части кампуса! - доложил один из Теней своему командиру.
   - Хорошо, найдите Айвена Дайгона, скажите, его хочет видеть Император и поэтому он должен пойти с вами!
   - Есть! - несколько Теней тут же кинулись врассыпную.
   - Похоже, это за тобой! - Джерар еще раз положил руку на плечо молодому магу: - Кажется пришла пора расстаться в очередной раз, мой друг. Но помни, что я тебе говорил, посети Скальдарию!
   Айвен невольно побледнел. К Его Величеству Тени его еще ни разу не доставляли. Он испуганно перевел взгляд на Джерара. В глазах скальдарца промелькнуло что-то, что заставило его успокоиться и обрести уверенность, что никто не мог слышать их разговора. Внезапно Вен огляделся по сторонам и снова посмотрел на колдуна совершенно растеряно, все вокруг просто замерло, как будто время остановилось, и даже командир Теней замер на полушаге с поднятой ногой.
   - Я не хочу тебя расстраивать, впечатляя своими умениями и говоря, что не могу взять тебя в ученики, но другого выбора не было, - Джерар поднял руку на уровень груди и раскрыл пальцы из кулака в широкую пятерню.
   Внезапно все вокруг задвигалось в обратном порядке. Тени пятясь задом, собрались снова вокруг командира, проговорили что-то на совершенно странном языке, а затем вновь открылся портал и начиная с командира они неуклюже запрыгнули туда спинами вперед и он захлопнулся с характерным треском. Айвен наблюдал за всем этим с раскрытым ртом, словно деревенщина, который в первый раз видел магию.
   - Они появятся здесь ровно через две минуты, - сжав руку обратно в кулак, скальдарец улыбался уголками губ: - Я рад был видеть тебя, друг мой!
   Губы Вена едва слышно прошептали "Спасибо", а затем они крепко по-дружески обнялись и он вышел из беседки. Обернувшись, молодой маг увидел, что она была совершенно пуста, а затем, как и сказал Джерар, через две минуты, ровно в том же самом месте, что и раньше, открылся портал...
  
  
   Пролетев кувырком несколько метров Антон бухнулся на лопатки и застонал. Последний бросок оказался жестким, и ему в очередной раз показалось что Леонард не знал, что такое работать вполсилы.
   - Может тебе и подушку дать? Вставай, до конца тренировки еще полчаса! - властный голос Леонарда действовал как всегда отрезвляюще.
   Антон придерживаясь за ушибленный бок и обливаясь потом тяжело поднялся на ноги. Несмотря на всю свою жесткость, Леонард был хорошим учителем, а также единственным человеком с кем он мог в этих мрачных местах поговорить на родном русском языке. Эти тренировки были для него уникальной отдушиной, после того как он стал учеником Хег'Келаша.
   То испытание, через какое заставил его пройти Грань тьмы он вряд ли сможет когда-нибудь забыть. И хоть с того момента уже и прошло около четырех месяцев, для него это было словно вчера.
   На следующий день после проведенного ритуала воскрешения, Вальден сам пришел к нему и они долго беседовали, прогуливаясь по крепостным стенам и опустевшим балюстрадам. Сначала Антон не понимал, что он от него хочет и для чего необходимо вести все эти разговоры за жизнь. Но после третьего дня непрерывного общения, постепенно страх перед жутким и страшным порождением тьмы из черного кокона, уступил место уважению, пониманию и даже своего рода симпатии. Перед Антоном открывался человек со своими жизненными ценностями, планами и амбициями.
   Хег'Келаш много рассказывал ему о своей жизни, как он рос в семье правителя небольшого королевства, как наследовал корону, как младший брат пытался свергнуть его и плел заговоры. Также они говорили о том, как он впервые встретился с Карлом Нехемом и загорелся идеей создания единой Империи, как дипломатией, огнем и мечем они бок о бок построили это государство. Грань тьмы много говорил о верности и предательстве, о продажности и самопожертвовании лучших друзей.
   В современной деловой среде на Земле Антон много раз слышал о том, как важно быть лидером, но о том что именно это такое, он серьезно никогда не задумывался, до текущего момента. Без сомнения Вальден Гаджунгский был лидером, тем самым лидером который может вдохновить других людей на совершение подвигов, за которым хочется следовать и разделять его ценности.
   Антону начало казаться, что обучение магии - это как получение высшего образования на Земле. На первых курсах ты изучаешь какие-то общие предметы с минимумом конкретики и возможностью прикладного применения. Среди множества тем для разговоров, Хег'Келаш конечно же рассказывал ему и про историю магии и про различные теории ее возникновения. О том как в телах живых существ накапливается магическая энергия под названием мана. И что вся классическая магия основана на накоплении и трате этой энергии. Однако теория теорией, а практика оказалась гораздо ближе, чем Антон мог себе представить.
   Все произошло в одном из небольших помещений замка, как две капли воды похожих друг на друга и по-видимости бывших когда-то нормальными жилыми комнатами. Это оказались покои одного из служителей Черного ковена, который, едва завидев кто пожаловал к нему в гости, мгновенно вскочил на ноги и отвесил поклон полный глубочайшего уважения.
   Ответная реакция Вальдена глубоко шокирована Антона. Грань тьмы лишь слегка пошевелил рукой и он увидел своим магическим зрением, как сформировавшийся перед его учителем энергетический сгусток из странного темного облака со щупальцами по бокам, резко превратился в стрелу и ударил в сердце едва распрямившегося от поклона служителя.
   Мужчина, к которому они зашли, замертво рухнул на пол, а Антон застыл в нерешительности с выражением ужаса на лице, на его глазах первый раз в жизни хладнокровно убили живого человека. Конечно он тысячи раз видел смерти в фильмах и компьютерных играх, но вживую это выглядело куда ужаснее.
   Будучи не готов к такому повороту событий, он сделал шаг назад.
   - В чем дело? - удивился Грань тьмы.
   - Ты, ты только что убил его?! За что? - тошнотворный ком подступил к его горлу.
   - Какая разница? - Хег'Келаш пожал плечами: - Сейчас начинается твое обучение, вот что важно!
   - Обучение? С убийства своих соратников?
   - Что-то ты слишком нежный! Допустим, он был шпионом?!
   - Что значит нежный? Я же говорил вам, что на Земле убийство человека - это уголовно наказуемое преступление. Да, я воспитан в других традициях и условиях. Для меня это дико!
   - Превосходно! - Вальден слегка улыбнулся: - Тогда в твоих силах вернуть этого человека обратно к жизни!
   - В моих?
   - А ты думаешь почему я сказал, что сейчас начинается твое обучение? За все время прошедшее с момента нашей с тобой первой встречи, когда ты помогал Индире с ритуалом Темного окна, чтобы вернуть меня в этот мир, у меня сложилось две теории по поводу твоих способностей, - Хег'Келаш на мгновение задумался: - И они обе возвращают мертвецов с того света! Так что давай не медли и принимайся за работу.
   - Но, как?! Как я должен это делать, вы же не научили меня каким-либо заклинаниям?
   - Если ты помнишь, я сразу сказал, что не буду учить тебя классической академической магии в ее прямом понимании. Ты маг-интуит, ты уже все знаешь и умеешь!
   - Хорошо! - Антон решительно кивнул и доверившись своей интуиции склонился над еще теплым трупом.
   Не зная, что делать, он обошел труп несколько раз, наклонился разглядывая его лицо, брезгливо двумя пальцами оттягивал полы одеяний и заглядывал внутрь. Вскоре привычная логика отключилась, уступив место внутреннему голосу, который сказал, что несмотря на все отвращение, ему нужен более тесный физический контакт. И когда он прикоснулся к мертвому телу, картина открывшаяся перед его внутренним взором заставила бы позавидовать любого автора учебника по человеческой анатомии.
   Все внутренние органы, кости, мышцы и сухожилия, нервы, вены, артерии и капилляры. Весь человек до клеточного уровня был сейчас полностью разобран перед ним. Грузовик с Кока-Колой и магическая пентаграмма под черным коконом, казались сейчас детской забавой по сравнению со сложностью человеческого организма. И Антон чувствовал, что вся эта нереально сложная система находится в его власти, что у него есть силы способные исправить сотворенное Хег'Келашем хладнокровное убийство.
   Закрыв глаза и сфокусировавшись на своих ощущениях, он начал следовать указаниям своего внутреннего голоса, манипулируя остатками энергии мертвого тела. Для начала он полностью изолировал сердце, где на энергетическом уровне зияла огромная черная дыра от заклинания Вальдена. Затем Антон, сам не понимая для чего он это делает замкнул основные каналы энергии в кольцевой режим, и где-то вдалеке, на периферии сознания, он как будто бы услышал слабый стон, а затем его взгляду предстал источник этого шума - странная белесая и полупрозрачная субстанция, которую словно в воронку затягивало обратно в тело из которого она пыталась вырваться.
   Неужели это человеческая душа? - подумал Антон. Но дальше отвлекаться на раздумья не было времени. Совершив абсолютно странный для него самого жест пальцами и собрав их в пучок, он почувствовал как в его руке сосредоточилось достаточно большое количество его собственной магической энергии, которая уже успела накопиться в его теле за время пребывания в Енгарде. А затем этой самой рукой он резко и с силой ударил труп в затылок, пропуская энергию прямиком в мозг, запуская обратно в работу миллиарды нейронных связей, и наблюдая за тем, как эта энергия расходится через замкнутые им каналы по всему телу.
   Однако дальше начались странности. Энергия распространяясь по телу не запускала обратно в работу внутренние органы и полностью обтекала отрезанное от всех энергетических каналов сердце, а лишь создавала прочную сеть и клетку для источника энергии внутри тела, который должен будет подпитывать эту систему обрекая ее на самоподдержку. Наблюдая за протекающими в теле процессами, Антон ужаснулся тому что наделал. В голове мгновенно всплыли многочисленные фильмы про зомби и компьютерные игры про некромантов.
   Открыв глаза он с отвращением отпрянул от дергающегося в конвульсиях мертвого тела, но было уже поздно. Труп все больше и больше шевелился неестественно выгибая конечности.
   - Значит все-таки Смерть! - рядом раздался торжествующий голос Хег'Келаша.
   - Что это значит, черт побери?! - Антон был готов разозлиться.
   - Наблюдая за тем, как ты работаешь с магическими потоками и тем, что у тебя из этого получается, я понял еще будучи в коконе, что твоя специализация может быть одной из двух. Это либо Жизнь, либо Смерть! - Грань тьмы кивком указал на уже почти поднявшийся на ноги оживший труп: - Исходя из того, что у тебя получилось - это Смерть!
   - Хотите сказать, что я буду некромантом?
   - Лучшим из всех когда-либо живших в этом мире!
   Антон хотел было что-то возразить, но чувство опасности иглами впилось в его тело, восставший мертвец, издав глубокий гортанный рык, кинулся на него - единственного живого человека из плоти и крови в этой комнате. Заметив краем глаза, как вокруг Хег'Келаша мгновенно взметнулись защитные магические заклинания, он отпрянул в сторону и увернувшись от протянутой руки мертвяка, неуклюжим движением перехватил ее за запястье, а другой ладонью дотянулся до затылка зомби.
   Уверенности в том, что это ему поможет, как обычно не было, и Антон полагался только на свой внутренний голос. Опустив руку на затылок он снова увидел своим внутренним взором весь работающий механизм ожившего трупа. На этот раз действовать нужно было в разы быстрее, ибо то что зомби хотел им позавтракать не вызывало никаких сомнений.
   Мысленно представив, как он огромным тесаком разрубает несколько ключевых узлов в энергетических каналах ожившего мертвеца, Антон поспешно отскочил в сторону, и совершенно не напрасно. Зомби уже почти развернулся в его сторону и был готов схватить его со всей своей нечеловеческой силой, как вдруг его выгнуло дугой и, издав очередной вой полный загробного ужаса, он бесчувственной грудой рухнул на пол.
   Защитные заклинания вокруг аплодирующего Вальдена исчезли так же быстро, как и появились и Антон понял, что на первый раз Темный лорд хотел его просто подстраховать.
   - Это были самые быстрые подъем и упокоение нежити, что я когда-либо видел! - Грань тьмы был действительно доволен продемонстрированными Антоном результатами: - Расскажи, как это у тебя получилось?
   - Да хрен его знает! - выпалил Антон: - Просто замкнул его энергетические каналы в закрытый цикл, несколько модифицировал клеточный уровень коры головного мозга и мозжечка, а затем зарядил маной его нейронные связи.
   Внезапно он осекся уловив на лице Хег'Келаша признаки того, что употребляемые им слова совершенно не понятны Темному лорду. Вот идиот! - Антон мысленно хлопнул себя по лбу. Несмотря на все возможности магии и алхимии в этом мире, местный уровень развития биологии, по меркам Земли, находился на уровне позднего средневековья, поэтому такие слова как, ДНК, клеточный уровень и нейронные связи были абсолютно никому не понятны.
   - Почему он на меня бросился? - первым пришедшим в голову вопросом, Антон поспешил увести разговор в сторону, пока ему не пришлось проводить для Вальдена экстренный экскурс в биологию двадцать первого века.
   - Это общая проблема всех начинающих некромантов! - голос Хег'Келаша стал неестественно менторским: - При чем для многих первый опыт поднятия нежити оказывается и последним. Не сумев вовремя упокоить поднятого мертвяка, неофит легко может превратиться в ужин для своего творения. Между прочим, у тебя все получилось очень достойно!
   - Понятно! - подыграл Антон.
   - Но, в следующий раз подумай над тем, как получить контроль над оживляемым трупом!
   - Да запросто! - внезапно он почувствовал, что знает как заставить подчиняться зомби.
   - Продемонстрируй! - в этот раз Вальден взял его на слабо, указав жестом на бесчувственный труп на полу.
   Пересилив прилив отвращения и подступившей к горлу тошноты, Антон вновь склонился над телом положив ему руки на грудь и лоб. Но перед тем как закрыть глаза, он успел заметить странную ухмылку Хег'Келаша.
   Внутренности мертвого тела, после того как он перебил его энергетические узлы, были попросту выжжены вырвавшейся на волю маной. Каналы, по которым циркулировала энергия, тоже были практически полностью уничтожены. Мозг представлял из себя один большой обуглившийся комок, и душа в теле теперь отсутствовала. Внезапно Антон понял, что повторить предыдущую схему совершенно не удастся.
   Однако накатившая волна паники, что он ничего не сможет сделать с этим мертвым куском мяса, вскоре уступила место ровному внутреннему голосу, который твердил, что еще далеко не все потеряно. Максимально прислушиваясь к своим ощущениям, Антон отдался на волю интуиции. В голове мелькнула крамольная мысль о происхождении словосочетания "маг-интуит" - тот кто творит заклинания используя свою интуицию. Но долго думать об этом не было времени, Антон работал над вторичным поднятием зомби.
   В этот раз ему пришлось задействовать свои личные жизненные силы. Он сорвал с руки бинты и разодрал ногтями только начавшийся срастаться надрез от ритуального кинжала Индиры. Стиснув зубы он выдавливал из открывшейся раны кровь, а затем рисовал на мертвом теле странные символы, больше всего напоминавшие ему земную кабалистику.
   Покрыв две трети тела письменами из собственной крови, Антон почувствовал прилив слабости, но, в ответ на это, он лишь сильнее стиснул зубы и продолжил работать. Когда труп оказался весь расписан символами, которые от слабости уже двоились у него в глазах, молодой человек тяжело дышал и был готов потерять сознание, но воля и интерес к итоговому результату держали его на ногах.
   Антон чувствовал, что ему оставалось буквально самую малость и опустившись на колени вцепился уже наполовину онемевшими пальцами в грудь мертвого тела. Разорвав им же самим сооруженное в прошлый раз отцепление вокруг единственного уцелевшего органа - сердца, он выкрикнул какое-то слово, совершенно не понимая его значения и повернул правой рукой, находящейся как раз напротив сердца, по часовой стрелке.
   Остатки темной энергии от смертоносного заклинания Хег'Келаша заставили несколько раз биться мертвое сердце, двигая густую черную кровь по холодным венам. А дальше произошло нечто невероятное, стоило лишь темной энергии достигнуть начертанных Антоном символов, как они начали светиться странной неестественной пурпурной аурой втягивая в себя магическую энергию извне.
   Труп содрогнулся в конвульсиях, но на этот раз Антон не собирался убегать. Переплетя пальцы решеткой он, что было сил, придавил двумя ладонями тело к земле и прошептав несколько очередных странных слов вплел остатки своей маны в формировавшиеся благодаря кровавым письменам энергетические каналы.
   Открыв глаза он устало откинулся на спину и остался лежать прямо на полу рядом с молчаливо поднявшимся зомби. Сил едва хватало на то, чтобы оставаться в сознании.
   - Я действительно впечатлен твоими способностями! - Грань тьмы радостно улыбался глядя на Антона: - Легенды действительно не врали о силах магов-интуитов!
   - Раз плюнуть! - Антон не выдержал и рассмеялся заразительным смехом, который подхватил и Вальден.
   - Вторичное поднятие зомби - это очень высокий уровень некромантии. В мое время, когда темные искусства не были под официальным запретом в Империи, не каждый маг первого ранга практиковавший эту школу мог осуществить подобное! - Хег'Келаш задумчиво почесал подбородок: - А ты прямо в первый день и с первого раза!
   - Я надеюсь он не сожрет меня, если я отрублюсь? - Антон из последних сил оставался в сознании.
   - Нет! Теперь он твой верный раб, пока ты не упокоишь его или он не будет уничтожен! - это были последние слова Темного лорда, которые он услышал перед тем как провалиться в забытье.
   Когда Антон проснулся на следующий день в своей комнате, поднятый им мертвец молча и терпеливо стоял рядом с его кроватью, смотря вперед отсутствующим взглядом стеклянных глаз. Испугавшись незнакомца Антон чуть было не закричал, но затем вспомнил, что произошло вчера и приказал зомби отойти в дальний угол. Мертвец достаточно резво повиновался и молодой человек не ожидая подобной реакции просто смотрел на это зрелище открыв рот. Затем он попробовал приказывать зомби поприседать, попрыгать и наконец оставил его снаружи своей комнаты охранять вход. Едва Антон успел перекусить оставленными в его комнате фруктами, в дверях появился Хег'Келаш и так начался следующий день обучения.
   А на исходе второй недели ученичества произошла его первая встреча с Леонардом. Чувство опасности легким дискомфортом слегка засосало под ложечкой, когда они возвращались с очередной прогулки с учителем и решили заглянуть в кабинет к Хранителю огня. Граф Моддер Вальтари весьма дружелюбно беседовал с блондином, с комфортом расположившимся в кресле напротив.
   Прибалтиец обернулся едва они вошли в комнату и Антону не понадобилось много времени, чтобы распознать в нем одного из нападавших на грузовик с Кока-Колой. На мгновение сердце ухнуло в пятки, но тут же вспомнив где он находится и кто стоит рядом с ним, он посчитал, что в данный момент его жизни ничего не угрожает. Да и интуиция в этот момент предательски замолчала.
   - Антон, я хочу представить тебе еще одного человека с Земли! - Хег'Келаш кивком указал в сторону блондина: - Леонард Лусенс.
   - Рад знакомству! - Антон с опаской пожал руку стоящему перед ним человеку.
   - Взаимно! - ответил Леонард на русском языке с небольшим акцентом: - Буду признателен, если хотя бы ты будешь говорить со мной на нормальном земном языке, и не станешь утруждать меня этой смесью староирландского и иврита!
   - Договорились! - смущенная улыбка заиграла на лице молодого человека, сказать несколько слов на родном языке оказалось чертовски приятно.
   - Не будем мешать вашей беседе! - Вальден был уже практически у дверей: - Пойдем Моддер, нам тоже есть что обсудить!
   - До встречи, Леонард, Антон! - Хранитель огня по земному обычаю по очереди пожал руку обоим.
   - Я вижу ты меня узнал! - сказал Леонард, едва они остались одни, а затем жестом указал на кресла, где они сидели с графом Вальтари еще пару минут назад: - Присядем? Я чувствую нам с тобой предстоит долгая беседа?!
   - Ты был одним из тех, кто атаковал грузовик Кока-Колы, - Антон задумчиво поскреб затылок: - Кто ты такой Леонард, что тебе от меня нужно и как ты здесь оказался?
   - Ты знаешь... - блондин дождался пока они оба разместятся в креслах и закинул ногу на ногу: - Если бы наша встреча состоялась еще неделю назад, я бы рассказал тебе свою стандартную легенду прикрытия, что я сотрудник Интерпола, а тебя пытались захватить очень плохие ребята и пустить на органы и эксперименты. Но сейчас я расскажу тебе правду.
   - Почему?
   - Потому, что я не вижу смысла в текущей ситуации продолжать свое задание. Ориентировочно, могу сказать, что в этот мир вместе с тобой попало еще около сотни человек с Земли и я больше чем уверен, что мы не сможем вернуться обратно.
   - Но Индира сказала...
   - Они могут много чего говорить, но это теория. Поверь, я очень хорошо умею разбираться в людях! Ни Индира, ни Моддер не уверены в том, что у них получится то о чем они говорят. Кроме того, я провел небольшую рекогносцировку и, исходя из полученных мной сведений о текущей геополитической обстановке, у фракции в которой мы находимся - большие проблемы! А это значит, что они будут больше сфокусированы на их решении, а не на том, чтобы помочь нам. Если мы хотим вернуться на Землю - это только наша проблема.
   - Вальден много рассказывал мне о местной истории и Империи, - Антон грустно вздохнул: - Думаю ты прав, просто так через обещанные два года, мы вряд ли вернемся на Землю.
   - Вот видишь, если сделать несколько правильных умозаключений, вывод напрашивается сам! Нам придется приложить немало усилий, чтобы просто совершить эту попытку, когда наступит время.
   - Скажи, мы с тобой единственные земляне, кого Моддер и Индира взяли сюда после переноса? Или есть еще люди, которых мне не представили?
   - Единственные! Хотя брали они только тебя, мне пришлось напроситься!
   - А почему ты пошел с ними? Неужели только из-за меня?
   - Если честно, то сначала я не понял, что мы попали в другой мир. Я думал, что мы все еще на Земле, а раз так, то я не должен был упускать тебя из виду. Тем более, что за тобой еще охотились люди Орлова, так что кто знает упусти я тебя, будет ли у меня потом второй шанс найти тебя, а отступать я не привык.
   - А тебя не смутило, что они говорили на другом языке?
   - Я сам говорю на шестидесяти двух языках и их диалект оказался мне смутно знакомым, это кстати было еще одной мыслью в пользу того, что мы все-таки на Земле. А то, что я не разобрал язык сразу могло быть следствием того, что в момент переноса я ударился головой.
   - А магия? Огонь, молнии и порталы тебя не смутили?
   - Ты когда-нибудь слышал такое высказывание - "Высокоразвитая технология практически неотличима от магии"?
   - Нет, - Антон покачал головой
   - Тогда ты наверное удивишься, но я скажу тебе, что уровень развития технологий на Земле гораздо выше, чем демонстрируется обычным смертным и доступен людям в быту.
   - Очень интересно, а ты сам откуда это знаешь?
   - Приходилось сталкиваться по работе, - Леонард ехидно улыбнулся: - Ну, а ты? Каково это внезапно почувствовать себя Гарри Поттером?
   - Хах, ты знаешь, я и сам до конца еще не понимаю!
   - Говорят ты оживляешь мертвых?
   - Да, так уж получилось, что я интуит-некромант, - с грустью в голосе подытожил Антон.
   - Понятно. Хочешь дам тебе совет?
   - Говори.
   - Не зазнавайся! Я видел таких ребят как ты. Вскоре ты научишься пользоваться своими способностями на полную мощность и будешь считать, что тебе море по колено, но на самом деле это не так.
   - Где ты мог видеть таких как я?
   - А ты думаешь, ты единственный человек на Земле у кого проявились неординарные способности?
   - Уже думаю, что нет, - Антон пожал плечами: - А почему ты вдруг решил быть со мной таким добрым?
   - Я не добрый, просто мы с тобой ближе друг другу, чем люди которые нас сейчас окружают, и я хочу, чтобы ты выжил, а не был убит в первой схватке!
   - А кто тебе сказал, что я собираюсь драться?
   - А кто тебе сказал, что ты сможешь отсидеться, когда станет жарко? Этот мир не менее жесток чем наша современная Земля, а человеческая жизнь здесь вообще ценится по меркам средневековья. Енгард - это не утопия, тут люди точно также ведут войны и плетут интриги, а ближайшие несколько лет нам тут не просто жить как на курорте, нам предстоит бороться за место под здешним солнцем.
   - Хочешь сказать мои силы не смогут меня защитить?
   - Я не знаю наверняка, какими силами ты обладаешь, - Леонард усмехнулся: - но могу сказать тебе одно - прямо здесь и сейчас я могу убить тебя пятью различными способами!
   - Круто! И что ты предлагаешь?
   - Я же уже сказал - не зазнавайся!
   Несколько минут они молча смотрели друг на друга, Антон несколько раз порывался заговорить, но каждый раз его как будто что-то сдерживало, и вот наконец он решился:
   - Расскажи, почему я стал твоей целью, почему вы меня хотели похитить?
   - Как много ты знаешь о своей матери Антон? - казалось Леонард был готов к этому вопросу.
   - Причем тут она?
   - Если ты хочешь, чтобы я рассказал тебе о том, почему ты был так интересен ребятам из "Кока-колы" и нам, будь добр не отвечай вопросом на вопрос!
   - Хорошо, - Антон немного насупился: - Не слишком много, она умерла, когда я был еще совсем маленький, отец отказался от меня и я рос в семье у дяди. Я видел маму на фотографиях несколько раз, но совершенно ее не помню.
   - Понятно, тогда следующий вопрос, ты когда-нибудь слышал про Международный институт исследования генома человека?
   - Первый раз слышу!
   - Тогда я начну с самого начала. Международным институтом исследования генома человека в начале двадцать первого века был разработан проект "Нова", его суть - лечение женского бесплодия. Для участия в проекте было отобрано несколько десятков добровольцев - одиноких женщин и пар, разных рас и возрастов со всего света. Первоначальный успех казался ошеломительным, забеременеть смогло сто процентов участниц, однако при родах умерло в страшных муках вместе с плодом более девяноста процентов подопытных. Несколько семей погибших женщин обратились в международный суд, и проект был закрыт. Участницы, которые смогли родить, некоторое время находились под наблюдением, однако никаких патологических отклонений у матерей и детей выявлено не было, за исключением одного факта - все дети были девочками, но в виду малого количества рожденных, этому событию не придали большого значения. Побочный эффект проявился несколько лет спустя, когда дети выросли - они все обладали сверхъестественными способностями.
   - Что-то я не пойму к чему ты клонишь?
   - Твоя мать была одной из участниц этого проекта.
   - Но ты же сказал, что все родившиеся дети были девочками?!
   - Да, у тебя есть сестра! Но не это главное, а то, что твоя мать, несколько лет спустя, после того как у нее забрали дочь, забеременела еще раз и родила тебя. Она понимала, что с нее окончательно так и не сняли наблюдение, поэтому, чтобы защитить своего второго ребенка, она инсценировала свою смерть, а тебя усыновил ее брат.
   Антон слушал рассказ Леонарда совершенно ошарашенный, а блондин между тем продолжал:
   - Россия так устроена, что несколько взяток нужным людям и все записи о твоем рождении были переписаны, будто твоя мать никогда и не была беременна второй раз. Если бы мы не провели анализ твоей ДНК, которую ты любезно нам предоставил бегая босиком, мозаика бы до сих пор не сложилась в единую картину.
   - А кто были те ребята в грузовике Кока-Колы? - охрипшим голосом выдавил Антон.
   - Российские спецслужбы, которые работают в той же сфере, что и мы. Видишь ли, все необычное и сверхъестественное на Земле сейчас является очень лакомым куском. Этот как гонка вооружений во времена холодной войны между СССР и США.
   - И что бы со мной было, попади я в чьи то руки?
   - А вот этого я не знаю, - прибалтиец пожал плечами: - Скорее всего отдали бы тебя какому-нибудь двинутому ученому, который препарировал бы тебя в своей лаборатории и наблюдал за выражением твоего лица, когда поднесет к твоим глазам вынутое из твоей же груди сердце!
   - Хватит! - от услышанного рассказа Антону стало дурно: - Откуда ты все это знаешь? Ты сотрудник этого, как его - института генома?
   - Нет, я работаю на организацию, которая стоит за институтом. И вот про нее я не буду тебе ничего рассказывать!
   Какое-то время они просто сидели молча, Антон переваривал все те ужасы, что ему довелось узнать.
   - Значит моя мать бросила меня из-за твоей организации?
   - Можно сказать и так.
   - Я никогда вас не прощу!
   - Пожалуйста, если от этого тебе будет легче! Только в текущей ситуации это совершенно бессмысленно. Если мы не сможем вернуться, то ты и не сможешь отомстить, а обида, ненависть и злость очень сильно подтачивают душевное равновесие.
   - И это говоришь мне ты?
   - Я могу быть очень жесток, но я стараюсь контролировать свои эмоции. Для меня это просто работа. Прозвучит наверное глупо, но я оперативник и ничего кроме этого не умею.
   - Видимо ты очень хорош, раз тебе известные такие подробности про меня?!
   - У меня действительно высокий уровень доступа, но подумай, если бы я желал тебе зла, стал бы я все это тебе сейчас рассказывать?
   - Я должен немного побыть один! - последнее что сказал Антон и отправился в свою комнату.
   Следующие несколько недель он настолько глубоко погрузился в изучение своих способностей, что Вальден опасаясь за возможное истощение молодого человека, дал ему несколько свободных дней, строго настрого запретив практиковаться в какой-бы то ни было магии. Но Антон наплевал на слова Хег'Келаша, и тогда он в первый раз узнал на своей шкуре, что значит в магическом мире ослушаться учителя.
   Едва заметив, что молодой человек проигнорировал его запрет, Грань тьмы не стал с ним церемониться. Не было никаких предупреждений, замечаний, убеждений и попыток разговора, что это может быть опасно для его здоровья. Вальден поступил также, как и месяц назад Хранитель огня. "Темный веер" вырубил изнуренного Антона на добрые пару суток.
   Пробуждение было не из приятных. Открыв глаза Антон обнаружил себя ровно на том же самом месте под открытым небом, где его застал Хег'Келаш за магической практикой. Все тело замерзло и жутко ломило. Он едва дополз до своей комнаты и еще почти неделю провалялся в постели.
   Когда же Вальден наконец появился у него в комнате, Антону ничего не оставалось, как виновато попросить прощения. Но Грань тьмы оказался жестче, чем он думал, извинения оказались приняты, но это не уберегло его от второго "Темного веера".
   Очнувшись снова через пару суток Антон напряг всю свою интуицию, чтобы найти способ защиты от этой чертовой магии тьмы. И когда Хег'Келаш при встрече запустил в него веером в третий раз, темные диски разлетелись на тысячи осколков ударившись о сотворенный им костяной доспех спрятанный под курткой.
   Вальден был доволен как никогда, зато Антон теперь не мог позволить себе такой роскоши, как ослабить бдительность, ибо учитель мог долбануть его своими изощренными и злобными заклинаниями при любом удобном случае.
   За время своего пребывания в замке Хег'Келаша он несколько раз случайно сталкивался с Хеленой фон Хауфман. Девушка всегда держалась особняком, предпочитая ни с кем не разговаривать, и только издалека смотрела с опаской на него и Вальдена, а когда в поле ее зрения появлялся Моддер, максимально быстро старалась ретироваться поджав губы и стиснув свои кулачки. История герцогини была достаточно хорошо известна Антону из рассказов учителя, поэтому он мог прекрасно понять ее чувства - совершенно одна среди чужих людей вдали от родного дома... Черт! Прямо как он сам!
   Также он успел познакомиться со всеми учениками Хранителя огня, коих оказалось ровно пятеро. Рихт - самый старший и нелюдимый, мужчина за сорок с густой и длинной бородой от уха до уха, который все время носил остроконечные шляпы, видимо пытаясь подражать какому-то магу. Со слов остальных учеников он хоть и был владетелем - магом, который не может творить заклинания без использования волшебных предметов и артефактов, но при этом считался высоким мастером портальной магии, способным открыть магический путь практически в любую точку Енгарда. Хаггеш и Вельф - парни примерно лет девятнадцати-двадцати, которых Моддер подобрал на улице и обучал магии тьмы. Мандж - еще один ничем не примечательный пятнадцатилетний паренек, тоже владетель, который учился магии огня. И Гая - самая молодая и сверходаренная девчонка десяти лет отроду. Она источала настолько большой природный шарм и позитив, что могла заставить улыбнуться самого угрюмого человека на свете. Ее тяга к знаниям и чему-то новому была неуемна, на каждый полученный ответ у нее тут же возникала очередная тысяча вопросов, а учитывая, что Антон мог рассказывать о совершенно невероятных вещах, достигнутых благодаря земному прогрессу двадцать первого века, как например полеты в открытый космос, они тут же стали лучшими друзьями.
   Вторая встреча с Леонардом произошла совершенно случайно. Антон забрел в небольшой зал, где блондин тренировался. Прибалтиец красиво вел бой с тенью используя комбинированные приемы из различных боевых искусств. Антон невольно засмотрелся на грациозные и одновременно опасные движения.
   И хоть Леонард заметил его едва он появился в помещении, свое внимание он уделил молодому человеку только когда закончил тренировку.
   - Какие люди?! Как насчет небольшого спарринга? - Леонард приветливо улыбнулся.
   - Боюсь ты размажешь меня по стенке первым же ударом! Я никогда не занимался ничем подобным, - Антон честно признался, не хватало ему еще пролежать в отключке очередные пару суток после нокаута.
   - Ты никогда не бил морду другому мужику?
   - Нет, я предпочитал все решать мирно.
   - А если не было такого варианта?
   - Тогда убегал!
   - Ну как знаешь! - Леонард пожал плечами и неспешно направился к выходу.
   - Научи меня! Научи меня драться, чтобы я смог убить человека хотя бы тремя способами?! - Антон был удивлен тому, что сам сказал такое, но внутренний голос упрямо твердил, что ему это нужно.
   - Знаешь сколько пота тебе придется пролить, чтобы научиться убивать хотя бы одним способом?
   - Я много думал над тем, что нам придется жить в этом мире, и возможно дольше чем мы рассчитываем. Я много думал над твоими словами и видел собственными глазами, что человеческая жизнь тут ценится не очень высоко. Магия конечно поможет мне, но я хочу суметь постоять за себя, когда возникнет такая необходимость! Ты прав, убегать больше некуда и я не смогу отсидеться, когда станет жарко!
   - Куда же пропала твоя злость и обида на меня?
   - Я не злюсь на тебя, но если мне представится такая возможность, я уничтожу твою организацию!
   - Мне нравится твой настрой! - легкая ухмылка тронула лицо прибалтийца: - Защищайся!
   После этого дня Антону было трудно сказать, что дается ему тяжелее - мозгодробительные уроки Хег'Келаша, который заставлял его включать свою голову и интуицию во всевозможных ситуациях или изнуряющие тренировки Леонарда, который выжимал из него по "нескольку литров" пота за каждое занятие.
   Вот и сейчас, возвращаясь после очередного спарринга с прибалтийцем, Антон чувствовал, как приятно гудит все тело, когда внутренний голос внезапно заставил его замереть и вжаться в ближайшую нишу в стене. Какое-то время ничего не происходило, но затем из ближайшего окна практически бесшумно появились двое. И прежде чем они отправились дальше по коридору, Антон успел лишь заметить глаза, блеснувшие неестественным серебряным цветом в тусклом лунном свете.
   Странное чувство тревоги и страха заполнило молодого человека. Прекрасно понимая умом мысли, что он будет целее если никак не выдаст своего присутствия, перемешивались с мыслями о том, что он единственный знает, что в замок Вальдена проникли нарушители и они могут кому-нибудь навредить или вообще убить.
   Простояв несколько секунд в нерешительности, он решил, что дальнейшее промедление смерти подобно. Мысленно чертыхнувшись, Антон отругал себя за трусость и отправил магический зов поднятым им мертвякам. Отклик пришел незамедлительно, все подконтрольные ему зомби были готовы выдвинуться по первой команде своего хозяина. Прикинув в уме куда могут попасть двое сереброглазых, если будут двигаться в том направлении, он отправил всех зомби, за исключением двух, на перехват, остальных по одному отправил в покои к Леонарду и Вальдену, а сам осторожно, но быстро двинулся следом.
   Неизвестные шли быстро и практически бесшумно, Антон не хотел себя выдать, а тихо удерживать такой темп было чертовски сложно, и он постепенно отстал. Внезапно впереди раздались звуки резко открывшейся двери и легкий вскрик вырвавшийся из заткнутого рукой рта. Интуиция неприятно кольнула, Антон сильнее прислушался к своим ощущениям, один из его мертвяков был уже практически рядом. Молодой человек медленно прикрыл веки и, сам не понимая того как он это сделал, уже смотрел на сцену глазами зомби.
   Ощущения были ужасны, резкие очертания всех деталей с инфракрасными оттенками, вкупе с подташнивающей болью в районе сердца и ломкой всего тела. Антону захотелось тут же закричать и освободиться от этого кошмара, но интуиция вновь подсказала правильное решение и легкой модификацией своего собственного заклинания, он обрубил все прочие чувства кроме слуха и зрения. Неужели так ощущают себя все зомби? Они же мертвы? - мысли роем закружились в напряженном мозгу интуита, но долго размышлять времени не было.
   Один из сереброглазых держал вышедшую из своей комнаты Хелену и закрыв ей рукой рот, чтобы она не закричала, сейчас что-то шептал ей на ухо. Второй в этот самый момент напряженно всматривался вперед прямо ему в лицо. Антон чуть было не отпрянул, чтобы снова спрятаться, но вовремя одернул себя, ведь сейчас он был в теле мертвяка в другой части коридора. Похоже зрение сереброглазых позволяло видеть им в сумраке гораздо лучше чем обычным людям, и сейчас заметив движение приближающегося зомби он решил рассмотреть и понять, что это приближается к ним.
   В памяти всплыли кошмарные сны про обучение одного из таких воинов, которые Антон видел последние несколько лет своей жизни. Интуиция подсказывала, что единственным мертвяком, который успел подоспеть раньше остальных, он не справится даже с одним из них. Сереброглазый державший Хелену убрал руку от ее рта и внезапно все изменилось. Девушка крикнула инканто и у нее в руке вспыхнул шарик, которым она не успела воспользоваться. Воин легким движением перехватил ее запястье и, заломив руку, ударил коленом под дых, светящийся шарик тут же погас.
   Сейчас ее убьют! Времени больше не осталось! - в унисон завопили его внутренний голос и разум. Вновь модифицируя свое заклинания присутствия в теле зомби, Антон открыл свой правый глаз. Это было сложно - одновременно управлять собственным телом и мертвяком, при условии, что они должны делать разные вещи.
   Зомби издав глубокий гортанный рык, на долю секунды опередил самого Антона, и ринулся вперед из темноты коридора. Серебряные глаза стоявшего на страже недобро сверкнули и, выхватив свой меч, он в два ловких прыжка преодолел расстояние между собой и мертвяком. Быстрый рубящий удар должен был в считанное мгновение оставить зомби без головы, но Антон, контролировавший тело мертвяка почти как свое собственное, не зря брал уроки рукопашного боя у Леонарда. Уклонившись в сторону он нанес удар левой по корпусу, но в отличие от своих собственных возможностей, он не рассчитал силу мертвяка с которой был нанесен удар, сереброглазый оказался откинут на добрые пару метров и ударился спиной об стену.
   В этот момент второй воин почувствовал что-то неладное и обернулся как раз когда Антон уже практически подкрался к нему сзади. Удар наотмашь в голову прошел настолько быстро, что молодой человек даже не успел вскинуть руки чтобы защититься. Боль раскатилась по всей черепной коробке, перед глазами все поплыло, на все тело накатилась предательская слабость и, не в силах больше удерживать концентрацию, связь с мертвяком пропала.
   Как ни странно, но обратно в чувство его привела другая боль. Боль от тысячи иголок впившихся в тело и вопящая об опасности. Сереброглазый пользуясь тем, что практически одним ударом вырубил парня, схватил Хелену за горло в попытке сломать ей шею, но в этот самый момент Антон прыгнул на него. Внутренний голос твердил ему, что до противника необходимо лишь дотронуться на пару секунд.
   Едва коснувшись рыцаря, перед внутренним взором возник весь организм противника, и он, ведомый своей интуицией, запустил в его теле какую-то магическую, неимоверно сложную, черную жуть в районе сердца, которая тут же заполнила все энергетические каналы. Воин схватился за грудь, упал на колени и закричал выдавливая последний воздух из своих легких.
   Хелена с глазами полными ужаса, медленно осела на пол потирая шею и восстанавливая дыхания после удара коленом в солнечное сплетение. Все случившееся произошло настолько быстро.
   - Ты как? В порядке? - Антон успел бросить только эти слова, как из другого конца коридора показался второй сереброглазый.
   Антон повторил магический зов к своим зомби и не поверил пришедшему отклику. За исключением той пары мертвяков, что спешили в покои к Вальдену и Леонарду, остальные были уничтожены тем воином, что сейчас надвигался на них.
   Заметив, что с его напарником что-то не так он ускорился и перешел на бег. Антон сделал пару шагов вперед закрывая собой девушку, хотя внутренний голос твердил совершенно обратное, да и сам он с трудом представлял себе, что сможет противопоставить этому воину. Ладно первый, у него была занята одна рука Хеленой, он не успел достать оружие, да и не стоит сбрасывать со счетов фактор неожиданности, но тут... За короткое мгновение Антон успел испытать широчайшую гамму эмоций от радости малой победы до сокрушающего отчаяния.
   На какое-то мгновение внутренний голос как бы прощаясь с ним замолчал, давая понять, что это все, это конец, вот такая тишина и темнота ждут тебя если ты сейчас умрешь. А затем как будто вынырнул после долгого и глубокого погружения под воду и выдал усиленную порцию новых знаний. Антон вскинул руки ладонями вперед и пальцами направленными друг на друга, между которыми проскочила еле заметная глазу искра.
   Расстояние между сереброглазым, его занесенным для удара смертоносным мечом и магом-интуитом стремительно сокращалось, счет шел уже меньше чем на секунды, как воздух между ними передернулся небольшой рябью, а затем превратился в густой серый туман.
   Антон резко сделал шаг в сторону и присел. Воин вылетел из серого марева словно снаряд из пушки. Натолкнувшись на своего напарника, в конвульсиях бьющегося на полу, он споткнулся и начал падать. Но выучка сыграла свое дело, сгруппировавшись, он перекатился через плечо, и встал на одно колено опираясь на меч.
   Вид его был довольно непривлекателен, дыхание было тяжелым и хриплым, половина головы была покрыта не то серой чешуей, не то древесной корой, другая часть была покрыта жуткими волдырями, один глаз вытек, часть лицевых мышц тоже уничтожило и губы скривились в жуткую гримасу. От всего тела шел дым и слышалось легкое шипение, как будто его только что заставили нырнуть в чан с кислотой.
   - Я убью тебя! - прохрипел воин и, поднявшись на ноги, пошатывающейся походкой двинулся в стороны Антона и Хелены.
   В этот момент что-то хрустнуло по сторонам от сереброглазого и из каждой из стен вылетело по здоровенному камню направленному прямо ему в голову. Со стороны с уцелевшим глазом воин отреагировал, как и было положено. Резкий блок рукой и отбитый камень с грохотом упал на пол. А вот с другой стороны похоже был поврежден не только глаз, но и ухо, ибо он не увидел и не услышал приближающейся угрозы и камень влетел ему прямо в голову. От удара сереброглазого развернуло и он упал на пол. Прямо за спиной воина стояла Гая широко раскинув руки.
   Но не прошло и нескольких секунд, как он снова начал подниматься на ноги. Если бы Антон не видел так много снов про них, то ни за что бы не поверил, что после такого удара в голову можно вообще выжить, ведь он был готов поклясться, что слышал как хрустнул его череп.
   Гая подняв руки над головой хлопнула в ладоши и сверху на спину воину рухнула большая каменная плита. Сереброглазый крякнул от удара и, будучи придавленным к полу, зашипел нечто нечленораздельное.
   - Скорее уже прикончите его! Или вы хотите, чтобы я весь замок разобрала по кирпичикам? - девчушка с возмущением смотрела на замерших истуканами Антона и Хелену.
   Это вывело интуита из оцепенения и он, кинувшись к воину положил руку ему на голову. Ужасающая картина разрушений вызванная тем, что ему пришлось пройти через стену серого тумана, сотворенную Антоном, предстала перед внутренним взором. Одновременно он увидел источник его внутренней силы, ту самую пресловутую алхимию Ордена серебряной длани, бурлившую сейчас в венах и благодаря которой воин еще оставался жив. Об этой алхимии он знал уже достаточно много из своих собственных снов и рассказов Хег'Келаша, но сейчас времени на дополнительные изыскания не было, подчинившись интуиции Антон запустил в нем тот же самый процесс, что и в его товарище. Почему именно этот, а не какой-либо другой, у него как обычно ответа не было.
   Откинувшись на стену он сел рядом с начавшимся биться в конвульсиях воином и наконец-то выдохнул. В этот момент другой сереброглазый, медленно поднялся и замер словно изваяние.
   - Ух ты! Это что живое зомбирование?! - девчушка с восторгом смотрела на результат работы заклинания Антона.
   - Ты то откуда знаешь о таком, малявка? - Хелена наконец поднялась с пола и отряхивала свою одежду.
   - Я не малявка, а Гая! - с укором выпалила Гая.
   - Она ученица Моддера, - Антону самому с трудом удавалось сдерживать свое удивление, вот что-что, а живое зомбирование он явно пока не планировал получить от своего внутреннего голоса: - И лучшая, насколько мне известно!
   - Избавьте меня от подробностей про графа Вальтари! - Хелена до сих пор не могла спокойно реагировать на имя графа.
   - Не парься Ленка! - Антону вся эта ситуация почему то внезапно показалась настолько забавной, что он не смог сдержать улыбки: - Меня тоже они с Индирой приволокли сюда насильно, и вообще у тебя есть хотя бы шанс вернуться домой!
   - Ленка? - от удивления глаза герцогини округлились, земным вариантом имени ее еще никто не называл.
   - Может хватит уже болтать и отдыхать?
   - А что такое? - сказали в один голос Антон и Хелена.
   - Вам не кажется, что надо проверить остальных? Возможно кому-то из обитателей замка требуется наша помощь, ведь этих лазутчиков может быть больше чем двое?! Я вот например пришла на ваш шум!
   Антон с Хеленой многозначительно переглянулись. Похоже, что такая очевидная мысль не пришла никому из них в голову.
   - Ты права, идем! - Антон резво вскочил на ноги и принялся "настраивать" своих новых слуг.
   Магический зов показал, что под контролем у него осталось только эта пара вновь приобретенных мертвяков, а значит, зомби отправленные к Вальдену и Леонарду оказались уничтожены, что вряд ли бы сделали они сами, предварительно не разобравшись для чего Антон прислал их. Следовательно им сейчас очень сильно могла пригодиться их помощь.
   - Надеюсь ты сможешь быть полезной? - Гая хитро покосилась на Несущую свет.
   - Я бы посмотрела на то, как ты наколдовала свои камни, получив пинок от такого как этот! - Хелена кивнула в сторону одного из мертвяков, рядом с которым стоял Антон положив руку ему на лоб.
   - Ну... как знать, как знать! - девчушка скорчила рожицу милого ангелочка.
   - Кажется кого-то давно не пороли! - герцогиня еле сдерживала улыбку, несмотря на то, что Гая училась у человека которого Хелена ненавидела всеми фибрами своей души, она оставалась очень милым ребенком: - Не забывай я все таки одна из Шестнадцати, как и твой учитель!
   - Да? А что ты умеешь? И почему у тебя прозвище Несущая свет? - интерес Гаи был неподдельным.
   - Увидишь! - Хелена довольно улыбнулась и добавила: - И еще сама попросишься ко мне в ученицы!
   - Я гляжу ты прервала нас, чтобы самой поболтать с Ленкой? - Антон закончил высвобождать второго зомби из под завалов, и теперь двое мертвых рыцарей Ордена серебряной длани стояли у него за спиной.
   - Ну, так ты же сам занят и не можешь никуда идти?! - Гая невинно захлопала глазками.
   - Капитан очевидность! - Антон по привычке отпустил одну из понятных только ему и Леонарду земных шуток: - Двигаем!
   Троица магов, сопровождаемая парой мертвяков, медленно и осторожно пробиралась по запутанным коридорам замка Гаджунгского. Два раза они наткнулись на на трупы обитателей замка, в одном из них Антон смог распознать несколько членов Черного ковена, а также Вельфа - одного из учеников Хранителя огня, и их воинство пополнилось еще четырмя зомби. Каждое следующее поднятие нежити давалось Антону все сложнее и сложнее, запасы магической энергии подходили к концу.
   Донесшийся до их слуха грохот заставил ускорить свой шаг.
   - Неужели ты думаешь, что какой-то потомок ренегата сможет на равных тягаться с полноценным рыцарем Ордена? - голос отливающий металлическими нотками доносился из открытой двери.
   Звон стали, крик, звуки падения тела. Невзирая на возможную опасность, Антон без какой-либо разведки уже привычным образом поселился в голове у одного из мертвых рыцарей и вломился толпой зомби в комнату. Истекая кровью на полу лежал смертельно раненый член Черного ковена, над которым глумились двое сереброглазых.
   Заметив в первых рядах "своих" на лицах воинов появилась довольная улыбка, но затем они поняли, что здесь что-то не так, но уже было слишком поздно. Поднятые и доработанные магией Антона зомби-рыцари по скорости и боевым умениям практически не уступали оригиналам, а нечеловеческая сила нежити, невосприимчивость к боли и отсутствие страха делали их только опаснее. Запертые в маленьком помещении, им было некуда скрыться и трупаки, обезоружив одного из их, бросившись грудью на острие меча, схватили его в охапку. Последовавший затем камень из стены в голову заметно поубавил прыть и попытки вырваться из смертельных объятий мертвяков.
   Второй рыцарь оказался проворнее своего напарника и, оттолкнувшись от стены, проехал на животе между ног зомби и, извернувшись от рук пытавшихся его схватить, перекатился через голову, а затем выскочил в коридор, прямо на стоявших там магов. И тут ладонь Антона легла ему на плечо!
   Превратив еще двух рыцарей Ордена серебряной длани и убитого ими служителя Черного ковена в нежить, Антон окончательно обессилел. Голова кружилась, глаза слипались, сил хватало только на то, чтобы передвигать ноги. Но глядя на Хелену с Гаей он упорно твердил себе, что не может оставить их одних без своей защиты.
   - Ты же еле стоишь на ногах? - Несущая свет подхватила падающего Антона под локоть, когда они свернули за очередной поворот: - У тебя мана то хоть есть?
   - А? - ему с трудом удалось вникнуть в суть ее вопроса.
   - О, духи предков! Садись на пол, живо!
   Хелена усадила Антона на пол, а затем, словно молящаяся, сложила ладони и зашептала слова заклинания медленно раздвигая их в стороны. Закончив волшбу между ее рук находился бело-голубой светящийся объект по форме больше всего напоминавший голубя. Аккуратно вложив его в ладони интуита, она взяла его руки и начала медленно сводить их вместе. Как только ладони Антона соприкоснулись, он с хрипом глубоко вдохнул и его выгнуло дугой. Зависнув в таком состоянии на несколько мгновений он резко опустился назад и замотал головой потирая глаза.
   - Что это было? - молодой человек вопросительно уставился на Хелену: - Такое яркое! У меня до сих пор в глазах круги!
   - Это одно из наших секретных фамильных заклинаний, - теперь Несущую свет слегка пошатывало: - Не переживай, я отдала тебе далеко не всю свою ману! Просто так много за один раз я обычно не трачу ни на одно заклинание.
   - Спасибо, Лен! Ты очень добра ко мне! - Антон по прежнему называл ее земным вариантом имени: - С таким количеством энергии я смогу защитить вас обеих!
   В ответ Хелена лишь слегка поджала губы.
   - Кажется кто-то к кому-то неравнодушен! - недвусмысленно прошептала Гая, когда Антон с удвоенным упорством рванул вперед и они с Хеленой отстали от него на полдюжины шагов.
   - Тщ! - шикнула на нее герцогиня: - Ты ведь напросишься малявка!
   Скорчив испуганную мордашку, Гая зажала рот обеими руками.
   До комнаты Леонарда они добрались достаточно быстро и без каких-либо происшествий. Звуки драки Антон услышал едва ли не раньше, чем увидел широко распахнутую дверь в его покои из которой на полу торчали чьи-то ноги. Прямо на пороге лежало тело одного из проникших в замок лазутчиков. В самой комнате все было перевернуто вверх дном, а обнаженный по пояс и весь измазанный в крови Леонард в рукопашную дрался со вторым рыцарем.
   - Ну давай сученыш! Давненько я так не развлекался! - прибалтиец нагло дразнил сереброглазого, который судя по внешнему виду находился в состоянии активированного Превышения.
   Антон видел подобное в своих снах. Особое состояние в которое входили рыцари Ордена серебряной длани позволяло им выходить за грани и так значительно расширенных физических возможностей. Для кого-то это была совершенно дикая сила или скорость, кто-то обретал дополнительные магические способности, у кого то расширялись ощущения и он обретал способность видеть в кромешной тьме или слышать на расстоянии сотен метров, были случаи, когда рыцарь мог управлять плотностью своей кожи, превращая ее в камень, как это недавно случилось с одним из его противников, проскочившего через серое марево.
   Судя по противнику Леонарда, его Превышением была скорость, потому как он успел вскочить на ноги и кинуться на своего врага Антон даже не успел заметить, но прибалтиец успел каким-то образом среагировать, и более того остановить рывок точным ударом локтя в голову, но первое впечатление было обманчиво, рыцарь крутанулся волчком и крепко приложил прибалтийца пяткой под ребра. Противники разлетелись по разным углам комнаты.
   Не давая сереброглазому придти в себя, Хелена, Антон и Гая сработали синхронно, как будто неоднократно практиковались в этом. Несущая свет спеленала рыцаря энергетическими жгутами, ученица Хранителя огня, как обычно, долбанула вынутом магией из стены камнем по голове, а интуиту оставалось лишь подойти, возложить на него руки и заняться живым зомбированием.
   - Вот твари! - Леонард жестом указал на сереброглазых и отхаркнул кровью: - Крепкие сволочи!
   - Ты как? - интуит был взволнован: - Я слышал как хрустнули твои ребра!
   - А! Жить буду, срастутся!
   - Как ты вообще успел за его движениями?
   - Импланты, нано-технологии, - односложно ответил прибалтиец: - Кажется, я говорил тебе, что технология на Земле продвинулась гораздо дальше, чем показывают простым обывателям?
   - Помню! - кивнул Антон.
   - Кажется ты серьезно ранен?! - Гая пальцем указала на раны от клинков из которых сейчас сочилась кровь.
   - Черт, ты права малышка! - натянуто улыбнулся Леонард: - Похоже придется зашивать!
   - Думаю этого можно будет избежать, - Несущая свет склонилась над прибалтийцем: - Я не смогу полностью излечить, но это остановит кровь.
   Через пару минут Леонард уже стоял на ногах придерживая рукой правый бок:
   - Тот парень, - он указал на последнего поднятого Антоном мертвяка: - Я сломал ему шею, но это только вырубило его!
   - Они напичканы алхимией, - ответил интуит: - Давайте поторопимся, я хочу побыстрее добраться до учителя!
   На Вальдена они наткнулись посреди большого зала по дороге в крыло, где находились покои хозяина замка. Резкий рык нескольких химер заставил всю их компанию замереть еще прямо в проходе, но Хег'Келашу лишь стоило щелкнуть пальцами, как жуткие твари в мгновение ока превратились в застывшие каменные изваяния.
   - Так вот что это за скульптуры?! - Леонард оказался весьма впечатлен: - А я то думал почему тут гаргульи в каждом углу?!
   - Химеры... - еле слышно прошептала побледневшая от ужаса Хелена.
   - Я рад, что с вами все в порядке! - Грань тьмы сидел прямо посредине зала в массивном кресле, больше напоминавшем трон: - Мы тут мило болтаем с ребятами из Ордена серебряной длани, и они рассказывают весьма занятные вещи.
   Вдоль одной из стен находились шестеро плененных сереброглазых. Четверо находились в некоем подобии каменного кокона подвешенного к потолку, из которого торчала только одна голова. Оставшиеся двое были прибиты к стене двумя дюжинами копий из тьмы. У каждого во рту был вставлен кляп, а в глаза и уши втекала жидкая тьма.
   - Они хорошо натренированы для сражения против химер, но только тех, которые есть в наличии у Ордена. Стоило им столкнуться со стражами замка, которые никогда не покидали его пределы и все их преимущество кануло в лето, - Вальден задумчиво подпер рукой подбородок: - Хотя должен признать сражались они весьма достойно!
   - Как они пробрались сюда незамеченными? - спросил Леонард.
   - Скажу честно, я не ожидал, что лазутчики из Ордена или Империи доберутся сюда так рано. Видимо им известны проторенные тропы до моего замка, где можно обойти скопления химер. Но теперь мне кажется настало время замкнуть периметр, вернуть всех тварей под наш контроль и выстроить систему дальнего обнаружения, про которую ты рассказывал Моддеру.
   - Учитель, мы не знаем сколько их сейчас проникло в замок и какой ущерб они нанесли, - Антон вступил в разговор: - Возможно кому-то прямо сейчас требуется наша помощь?
   - Это похвально, что ты заботишься не только о себе, но, поверь мне, по замку сейчас бегает еще лишь один сереброглазый. И скоро его окончательно прикончат либо мои химеры, либо их опередит Хранитель огня.
   - Но откуда вы это знаете?
   - Это же мой дом! Как только я узнал, что у нас лазутчики, я раскинул сеть наблюдения по всему замку, определил местоположение врагов и активировал находящихся рядом химер, - Хег'Келаш посмотрел Антону прямо в глаза: - К сожалению, к этому времени были уже те кто справились с рыцарями Ордена, а также те кому было уже не помочь.
   - Какова их цель? - спросил Леонард.
   - Разведка и ликвидация Черного ковена при возможности, - лаконично ответил Вальден: - Соглядатаи Ордена доложили в анклавы об активностях Черного ковена, который долгое время считался уничтоженным, поэтому они отправили сюда этот отряд, чтобы расправиться с недобитками. Как я уже рассказывал, отец Индиры когда-то возглавлял полноценный анклав Ордена серебряной длани, до того как мы с ним заключили союз. После этого в глазах остального Ордена они стали отступниками, ренегатами известными как Черный ковен. Во время Темного раскола они пытались уничтожить нас, также как и Империя, но окончательно зачистить мой замок и то, что оставалось от анклава им удалось только после моей смерти. И хотя до зала со струной они не дошли, ибо Гранулус сосредоточил там наибольшее количество самых опасных химер, им удалось тогда истребить практически всех. Уцелела лишь десятая часть и все они очень старательно прятались до недавнего времени.
   - Оперативная реакция! - подметил Леонард.
   - Я думаю Тени тоже уже на пути сюда, - Грань тьмы поднялся со своего кресла и протянув руку обратился ко все еще стоящим в проходе Антону, Леонарду, Хелене и Гае: - Настало время нам как мифическому фениксу восстать из пепла! Вы со мной друзья?
   Возгласы согласия наполнили зал и лишь Хелена бросив неоднозначный взгляд на этого странного мага-интуита недавно спасшего ей жизнь, стояла в глубокой задумчивости. Словно почувствовав на себе ее взгляд, Антон обернулся. По непонятной причине, почувствовав какое-то странное смущение, она отвернулась, а затем пошла прочь. Как же ей хотелось сейчас оказаться максимально далеко от всего этого ужаса, от всех этих темных магов, некромантов и их ходячих трупов, химер и сереброглазых людей, как же сильно ей сейчас не хватало ее дедушки, доброго и заботливого, который качал ее на своих руках, когда она была еще совсем маленькой.
   Слезы текли по ее щекам от безысходности и беспомощности. Она искренне желала сейчас оказаться дома в фамильном замке, запереться в своей комнате и, почувствовав себя маленькой и беззащитной девочкой, зарыться в подушки на такой родной и мягкой постели. Рыдая, она не услышала звук приближающихся сзади шагов и вздрогнула, когда Антон взял ее за руку.
   Он не дал ей далеко уйти, нагнав за ближайшим поворотом.
   - Не трогай меня! - Хелена резко выдернула свою руку: - Этими же лапами ты прикасаешься к своим трупам!
   Но Антон даже не стал спорить с ней, он просто заключил ее всю в свои объятия и их губы слились в поцелуе. Ошарашенная подобной наглостью Хелена попыталась оттолкнуть его, сначала сильно, потом слабее, а затем ее руки обвились вокруг его шеи и она ответила на его поцелуй, позволив доселе неизвестной волне чувств накрыть себя целиком.
  
  
  
   Олег вышел из комнаты, громко хлопнув дверью, оставив рыдать сидящую в углу голую, избитую и свернувшуюся калачиком Катерину, в полном одиночестве. Сегодня он в очередной раз задал ей вопрос, почему она спит с ним, и услышав в ответ опять несвязный лепет о том, как сильно она его любит, просто пришел в бешенство и дал волю своим внутренним демонам. Олег никогда до этого дня серьезно не поднимал руку на женщину, ну игривые шлепки по пятой точке не считаются, но сегодня он это сделал и нельзя сказать, что ему это не понравилось.
   Конечно он знал, что его не предоставят самому себе и будут опекать. Даже если не лично Харпер, то какие-нибудь людишки будут за ним наблюдать и шпионить. Поэтому, когда вдруг рядом появилась весьма симпатичная девушка и представилась Катериной, он сильно не удивился. Что-ж решили подложить ему девушку, пусть так и будет! Олег не мучился угрызениями совести, что где-то далеко в родном мире его ждет жена, ибо не сомневался, что Ирка, в его отсутствие, найдет себе любовника достаточно быстро, вокруг нее всегда вился целый рой мужиков.
   Однако, то ли Харпер не учел, что на Земле произошла сексуальная революция, то ли это просто у них тут так было принято, но Катерина оказалась довольно неумелой любовницей. Поначалу она даже не хотела спать с ним, но платоническая любовь землянина не устраивала, и вскоре ей пришлось согласиться. Какое то время Олегу нравилась ее неопытность, но вскоре нежелание раскрепощаться начало его просто бесить и сегодня достигло критической отметки.
   Вообще сегодня был паршивый день, сначала его унизил этот дебильный преподаватель, объяснявший то, как маг должен контролировать выпуск маны из своих пальцев, что у Олега за все четыре месяца, так и не получилось ни разу сделать. Объективно говоря, он был в своем начальном классе самый отстающий. Даже малые дети, которые там учились умели делать уже больше чем он, поэтому в его душе начал закрадываться червячок сомнения, что он вообще способен на какую-то магию. Может быть Харпер что-то напутал, а его единственной необычной способностью является просто возможность говорить на любом языке, которая проявилась в момент переноса? Или это просто какой-то социальный эксперимент на адаптацию, который проводят с ним, как с пришельцем? К слову, с того самого дня, как его привели в Имперскую Магическую Академию, Олег больше не видел ни одного Землянина, и все его попытки как-то разузнать, что с ними случились не дали никакого результата.
   Затем в обед, этот, считавший ворон по сторонам, олух - "вы должны извиниться". Такие заносчивые типы всегда бесили Олега, еще на земле ему хотелось дать им по морде за такое поведение. Сначала пытаются нахрапом заставить тебя извиниться, а если ты не идешь у них на поводу, на поверку они оказываются обычными трусами.
   Олег чувствовал, как внутри него кипит и бурлит жгучая злоба и желание изувечить кого-нибудь, поэтому, когда после "пресного" секса, на его вопрос "Почему ты со мной?", вместо прагматичного ответа "Да, я сплю с тобой, потому что мне велено за тобой приглядывать!" или "Да, я сплю с тобой, потому что мне приказали тебя развлекать!" Катерина начала что-то лепетать про какие-то чувства, он взорвался. Олег не видел для нее никаких оснований влюбиться в него, кроме как с пресловутого первого взгляда, в который он не верил. Да и нельзя сказать, что она не нравилась ему, но уж Олег к ней точно не испытывал никаких нежных чувств, просто симпатичный мешок мяса, который греет его постель по ночам.
   Что-ж посмотрим, как они отреагируют завтра, если она и испытывала к нему какие-то чувства, то после сегодняшнего они должны улетучиться, а если ее все-таки подослали, то либо заменят на кого-то более умелого, либо деваться ей будет некуда и придется сознаться! В конце концов, если не умеешь быть профессиональной подстилкой-шпионом, то лучше не берись!
   Довольный тем, что ему наконец-то удалось выпустить пар, он брел по ночному кампусу Академии к своему общежитию, как внезапно перед ним возникла фигура, закутанная в теплую меховую накидку.
   - Олег Вальтер, нам надо поговорить! - ровно произнесла незнакомка и Олег вспомнил, что ранее видел эту девушку где-то в Академии.
   - Быстро же вы реагируете?! Тебя что уже прислали на замену?
   - На замену? - девушка явно не поняла о чем идет речь, и не ожидала такого вопроса.
   - Забей! Че хочешь? - молодому человеку совершенно не хотелось сейчас портить себе настроение какими-либо объяснениями.
   - Меня зовут Лира и я хочу... - начала девушка, но Олег не дал ей закончить.
   - Это, что за... - удивленно разворачиваясь и указывая пальцем, он описал рукой полукруг: - Что за слабая оранжевая сфера?
   - Ты видишь сферу?! - девушка была удивлена не меньше своего собеседника: - Это магия, которая защищает наш разговор от подслушивания!
   - Тогда почему вот тут дырка, и большая труба уходит в... - Олег указал в одно из мест, а затем прищурился вглядываясь куда-то вдаль: - Черт! Не вижу!
   - Нас подслушивают! - глаза Лиры заметались из стороны в сторону: - Но вклиниться в мое заклинание? Как?
   - Ты у меня это спрашиваешь? - ухмыльнулся Олег.
   - Извини, но у меня не осталось выбора! Если за тобой сейчас следят, они будут неприятно удивлены!
   С этими словами девушка сделала руками какой-то странный пасс и весь окружавший Олега мир внезапно погрузился во тьму. Он попытался дернуться но практически тут же обнаружил, что буквально висит в невесомости.
   - Не пугайся и слушай внимательно Олег Вальтер, - голос Лиры раздался совсем рядом.
   - Что это за хрень? - вновь перебил ее землянин.
   - Это моя магия, в которую однозначно не смогут вмешаться! Тем более, что сейчас ночь!
   - Ты уверена?
   - Да.
   - С защитой от подслушивания ты тоже была уверена.
   - Это необычная магия, поверь! Я не спорю, что любую магию можно разобрать на составляющие, но с некоторой это сделать особенно сложно, как например с твоей!
   - И ты туда же?! Какой моей магией, а? Я уже несколько месяцев учусь в этой вашей Академии и абсолютно никаких результатов! Разве что сегодня увидел эту твою сферу, которая вроде как невидимая, да?
   - Я скажу тебе честно, никто из магов не знает, как развивается сила интуита, которым ты являешься. За всю историю этого мира родилось только четверо магов-интуитов. Первый - Эль'Грей, родоначальник всей магии, о его способностях достоверно ничего не известно, но согласно легендам он является прародителем всех магов, а также автором трех тысяч пророчеств. Второй - Джум, также известный как отец стихий, его сила была в том, что он мог одновременно пользоваться всеми видами магии элементов, его жизнь прошла на соседнем континенте Скальдария и он является автором Кодекса мага, которому клянутся следовать все местные колдуны. Третий - Юр'Ассалан, целитель, он мог излечивать совершенно любые недуги и возвращать обратно к жизни умерших людей. Согласно легенде, он исчез после того как ему исполнилось двадцать лет и больше его никто не видел. И последний, четвертый известный интуит - Фелборн Великий, также именуемый - дворянин, он жил на этих землях примерно полторы тысячи лет назад. Сведения про его силы достаточно противоречивы, но согласно легенде в бою его никто и никогда не мог победить. Он основал философию превосходства магов над обделенными даром, и, именно благодаря ей, сейчас все правители в Нехемской империи - маги!
   - Ты хочешь сказать, что я пятый интуит?
   - Примерно. На самом деле, если посмотреть на закономерности и возможные неточности в летописях, каждый следующий интуит рождался примерно одну тысячу лет спустя, после смерти предыдущего. И есть одна загвоздка в том, что согласно жизнеописанию Фелборна Великого он умер примерно одну тысячу триста лет назад, то есть, следующий интуит должен был появиться примерно триста или триста пятьдесят лет назад, но по какой-то причине этого либо не произошло, либо он умер в младенчестве, либо он был рожден, но очень хорошо скрывался или скрывается до сих пор.
   - То есть я либо пятый, либо шестой?
   - Верно! Представь себе, как мало мы знаем об интуитах, и именно поэтому никто не может тебе дать никакого дельного совета.
   - Но почему даже об этом мне никто ничего не рассказал? Почему ты мне это говоришь?
   - Это как раз и есть причина нашей встречи! Я хочу рассказать тебе правду и предложить союз! То, что ты встретил представителей Империи первыми, после того как попал в наш мир, не означает, что ты должен быть на их стороне!
   - Предположим, это я и без тебя знаю! - Олегу тут же вспомнились опыты имперских магов, когда его избивали в карантине: - Назови мне причины почему я должен присоединиться к вам?
   - Давай для начала начнем с информации. В Империи высказывание "знание - сила" возведено в абсолют. Ценными знаниями и информацией делятся очень неохотно, а если и делятся, все выдается очень дозированно. Мы же предлагаем тебе максимально полный доступ к информации касающейся нашего мира в котором тебе предстоит жить.
   - Звучит интересно, продолжай!
   - Следующая причина вытекает из предыдущей. Надеюсь ты понимаешь, что Империя заинтересована в тебе с чисто практической точки зрения, тебя хотят превратить в оружие, сделать послушным марионеткой, шестеренкой в огромном механизме? Не скрою, что я тут тоже из-за того, что ты в будущем будешь владеть уникальными силами, которые могут разительно изменить весь мир, но мы не собираемся манипулировать тобой, ты волен сам выбирать как поступить.
   - Хочешь сказать они промоют мне мозги?
   - Можно сказать и так. Я думаю они не решатся на первых порах применять к тебе ментальную магию, ибо им не известны твои возможности и способности, но если вдруг они смогут понять, что ты хоть чуть-чуть восприимчив к магии влияющей на сознание - твоей индивидуальности конец! Ты может быть еще плохо себе представляешь общую картину, но тебя боятся и будут пытаться обуздать и держать под контролем настолько, насколько это возможно.
   - Как я могу быть уверен, что вы не станете делать тоже самое?
   - Я считаю, что с тобой можно договориться, иначе бы меня тут не было!
   - Хорошо, что еще вы мне можете предложить?
   - То, что тебе не придется прекращать пользоваться всеми благами Империи. Мы прикроем тебе спину в случае необходимости, и у тебя всегда будет место куда можно отступить, а взамен ты "не заметишь" нас, если вдруг мы окажемся у тебя на пути или окажешь какую-нибудь небольшую услугу?!
   - Вы предлагаете больше чем просите?
   - А иначе какой смысл тебе заводить с нами дружбу?
   - Резонно, думаю, мы договоримся. Еще вопрос, какова ваша цель?
   - Месть! - после минутной паузы ответила Лира.
   Тут Олег не выдержал и от души рассмеялся:
   - И это все? Я то думал, вы там хотите захватить власть или уничтожить Империю?
   - Когда-то мы были частью этой системы, но нас предали и выкинули, как сопутствующие потери. Я знаю как это тяжело, поэтому и предлагаю тебе союз, чтобы в будущем, когда Император захочет от тебя избавиться, у тебя были друзья и тебе было куда идти.
   - Хорошо Лира, я готов ударить по рукам, если бы мог увидеть их!
   Внезапно в его ладони оказалась горячая рука Лиры и крепко пожала ее.
   - По рукам, Олег!
   - Отлично, думаю пора мне узнать кое о чем! Кто такая эта девка Катерина и кто ее послал? Харпер?
   - Ее не посылал Харпер. Она является одной из Незримых - сети шпионов и соглядатаев, которой в настоящий момент управляет эрцгерцог Асвартен де Сельвир, Северный ветер.
   - Северный ветер? Что это за прозвища такие?
   - Это дополнительные титулы, которые были присвоены многим магам в Империи еще самим Первым императором - Карлом Нехемом. Как правило они отражают особенности силы и магии своих носителей.
   - И у тебя есть такой?
   - У меня нет. Хотя если считать, что они наследуемые, то у моего отца был титул, который после его смерти перешел ко мне.
   - И какой-же?
   - Как ты можешь видеть, точнее не можешь вокруг ничего видеть, кроме кромешной тьмы, дополнительный титул моего отца был - Убийца света.
   - Красиво звучит, мне нравится, грозно! Гораздо лучше чем Северный ветер! Ну так вернемся к тому, что ты говорила. Этот Асвартен, че ему от меня надо?
   - Как я уже говорила - контроль! Эрцгерцог один из нескольких влиятельных сил, кто хоть и входит официально в состав Империи, но ведет свою игру. Он заинтересован в том, чтобы собрать как можно больше сведений о маге-интуите.
   - Твою мать! А я думал, что ее подослал Харпер. Интересно, а Тени знают об этой сети Незримых?
   - Они знают о ее существовании.
   - А почему не уничтожат? Они же спецслужбы, это их работа!
   - Это не так просто, сеть Незримых разбита на ячейки, внутри которых каждый человек отвечает только за очень узкий участок и имеет всего одного контактного связного. Таким образом, даже если кого-то ловят, он может рассказать максимум об одном человеке. Конечно так по цепочке могут переловить практически всю ячейку, но на этом все и закончится, члены одной ячейки не знают ровным счетом ничего о существовании других. А на определенном этапе иерархии личные контакты заканчиваются и вся информация передается непрямыми способами. Кроме того, каждый член сети обязан регулярно отмечаться в определенных местах, чтобы его мониторили и он проходил сканирование на наличие различных магических привязок. В случае, если он или она не являются вовремя, считается, что данный член сети скомпрометирован и все связанные с ним элементы максимально быстро изолируются.
   - Боже! Откуда ты все это знаешь?
   - Мой отец стоял у истоков создания сети Незримых.
   - Понятно. Слушай, может ты меня уже выпустишь из этого черного вакуума? В невесомости конечно прикольно висеть, но мне что-то уже хочется постоять на своих двоих!
   - Конечно, тогда, до следующей встречи!
   Олег не успел произнести и слова, как тьма вокруг исчезла, и он обнаружил себя сидящим на кровати в своей комнате в общежитии. Вот тебе и денек! Он подошел к умывальнику и сполоснул лицо. Чем дальше, тем все больше и больше популярности!
   Решив, что утро вечера мудренее, и лучше обдумать все произошедшее после того как хорошенько выспится, Олег разделся и завалился на боковую. Какое-то время спать совершенно не хотелось, и он тупо таращился в темный потолок, стараясь упорядочить все мысли крутящиеся у него в голове, как внезапно веки налились свинцовой тяжестью и перед глазами все поплыло. Внутренний голос попытался сказать что-то предупреждающее в этот самый момент, но Олег его уже не услышал.
   Он обнаружил себя стоящим напротив коттеджа своих родителей и чуть не вскрикнул от испуга. Теплый летний ветер приятно гладил по лицу, и невольно землянин зажмурился, с наслаждением раскинув руки в стороны.
   - Твой родной мир очень красивый, если это он! - неожиданно раздался голос из-за спины.
   - Кто вы? Что происходит? - Олег резко повернулся к незнакомцу.
   В нескольких шагах от него стоял молодой мужчина одетый во все белое, и тоже наслаждался природой. Его длинные каштановые волосы были аккуратно забраны до средины затылка, а потом ровными прядями ниспадали практически до пояса. Лицо было гладко выбрито, а глаза светились неестественно желтыми радужками. Олегу показалось, что он где-то его уже видел, но в этот раз память, которая с недавнего времени запоминала абсолютно все, отказалась работать.
   - Я долго искал, и наконец-то нашел тебя, друг мой! - незнакомец сделал несколько шагов в сторону с явным интересом рассматривая землянина.
   - Ты не слышал моего вопроса? - Олег мысленно перебрал все известные ему матерки. Ну что за день! Если бы у него были те силы о которых талдычат все вокруг, он сегодня бы точно кого-нибудь убил!
   Внезапно солнце на небе оказалось затянуто тучами и до них докатился раскат грома.
   - О! Сколько злости! Мне это нравится! - незнакомец улыбнулся белозубой улыбкой, а затем примирительно поднял руки: - Но не стоит портить такую чудесную погоду, мы всего лишь в твоем сне!
   - Моем сне? - неуверенно переспросил Олег.
   - Да, - мужчина энергично кивнул: - О, куда делись мои манеры, ведь я даже не представился?! Прошу прощения, последние несколько лет я нечасто общаюсь с живыми людьми!
   Нахмурившись, Олег молча продолжил слушать этого человека.
   - Думаю, практическим всем окружающим тебя людям, я известен как Карл Нехем! - улыбаясь представился мужчина и сделав несколько шагов протянул руку для рукопожатия: - У вас на Земле ведь так принято здороваться?
   Молодой человек подозрительно покосился на раскрытую ладонь человека, который только что представился ему Первым императором.
   - Насколько мне известно, Карл Нехем умер около двенадцати лет назад?!
   - Это действительно так, - подтвердил собеседник: - Мое физическое тело умерло двенадцать лет три луны и семнадцать дней назад. Но это не означает, что я умер на самом деле.
   - Ты что-то типа не упокоенного призрака?
   - Это очень далеко от истины, - Карл продолжал внимательно рассматривать землянина: - Дело в том, что я маг-интуит, также как и ты!
   - Ты пятый, который должен был родиться триста лет назад! - Олег вспомнил недавний рассказ Лиры.
   - Ты знаешь легенды об интуитах? Похвально! Не думал, что тебе их расскажут так быстро. И ты даже почти правильно вычислил дату моего рождения!
   - Мы можем перейти к сути дела? А то меня сегодняшний день порядком утомил. Что тебе нужно?
   - Все просто, я хочу чтобы ты стал моим учеником!
   - Учиться у призрака? Зачем я тебе?
   - Забудь про призрака, я могу реинкарнировать в физическое тело практически в любой момент. Просто сейчас мне так удобнее, нет закрытых дверей, можно проходить сквозь стены и подглядывать за людьми, когда они заняты чем то важным!
   - Ты забавный! - Олег оценил шутку.
   - А на вопрос "зачем?", я хочу чтобы ты хорошо подумал и ответил сам!
   - Послушай, я понятия не имею, о всех местных правилах. Я что-то слышал о том, что отношения учителя и ученика в магическом мире - это что-то необычное, типа крестного отца или что-то вроде того, но я думал, что мне это не грозит, так как других интуитов нет и прослушал эту лекцию.
   - Хмм... похоже с тобой будет непросто! - подытожил Карл: - Но, ничего, так даже интереснее. Итак, во-первых, я единственный, кто может тебя научить магии, потому что я знаю, что значит быть интуитом. Также я единственный, кто может предоставить тебе для обучения абсолютно уникальные возможности. Во-вторых, пока я с тобой, тебе можно не страшиться ментальной магии, по этой части меня еще никто не превзошел. И в-третьих то что я умер - было запланировано, правда я хотел сделать это чуть позже, но ничего, жизнь всегда вносит в планы свою корректировку, к этому я уже привык. Так вот в моих планах вернуться в этот мир через несколько лет, и я хочу, чтобы мой ученик к этому времени был готов поддержать меня в кровопролитной бойне за мировое господство! Ну как?
   - Офигеть! - вырвалось у Олега: - Ты считаешь, что я смогу помочь тебе править миром?
   - Если станешь моим учеником - да!
   - И что я должен буду носить тебе тапочки, выбрасывать твой ночной горшок и все такое?
   Похоже услышанное порядком позабавило Карла:
   - И где ты такого нахватался?
   - В фильмах про кунг-фу!
   - Нет, ничего такого делать будет не нужно. Как правило интуиту достаточно узнать свою специализацию, а после этого он прогрессирует очень быстро, особенно если есть возможность практиковаться.
   - А какова твоя специализация? Невозможность умереть?
   - Какой колкий язык! - Карл вновь широко улыбнулся: - Я сноходец! Моя специализация сны и сознание. Как бы иначе я тут оказался?
   - Но ты ведь мертв?
   - Сегодня я жив в твоих снах!
   - Ладно, я согласен стать твоим учеником, но у меня есть несколько условий!
   - Говори.
   - Я хочу, чтобы ты посвятил меня в свои планы. У меня нет желания быть твоей марионеткой, слепо исполняющей приказы хозяина, и которая впоследствии не знает, что от этого ждать!
   - Это разумно, я согласен.
   - Затем, я хочу чтобы мои мысли и память были для тебя неприкосновенны, чтобы ты не рылся в моей голове и не пытался изменить мою личность!
   - Хорошо, я не буду этого делать. Если ты захочешь измениться - это будет только твое решение.
   - А еще я хочу, чтобы у меня была возможность отказаться быть твоим учеником в любой момент, без каких либо последствий!
   - Да ты умеешь набивать себе цену! Видимо я не первый, кто подкатывает к тебе с предложением альянса, а?
   - Так что насчет этого условия?
   - Кроме этого у тебя еще есть условия?
   - Нет.
   - Ты должен понимать, что это очень наглое условие, особенно вкупе с первым, где я должен посвятить тебя в свои планы. Ты ведь понимаешь, что оно невозможно?! Как только ты решишь отвернуться от меня, мы станем заклятыми врагами и должны будем сойтись в смертельном поединке. Ученик предавший учителя не заслуживает права на милосердие, ровно как и наоборот!
   - Это именно то, что я хотел услышать Карл! - выражение лица Олега мгновенно изменилось: - Предатель не заслуживает пощады, неважно кто это сделал, учитель или ученик!
   - Я понимаю твои опасения, сейчас ты один в чужом мире, вокруг никто не проявляет к тебе доброты, все шарахаются в сторону и не доверяют. А ты хочешь быть уверен в том человеке, которому откроешься. Моя позиция точно такая же. Сейчас у меня нет оснований не доверять тебе, также как и у тебя мне. Если ты хочешь чего-то добиться в нашем мире, мое предложение все еще в силе! - Карл снова протянул руку Олегу: - С учетом первых двух условий!
   - Согласен!
   И они ударили по рукам.
   - И что? Прием в ученики осуществляется вот таким простым рукопожатием? - поинтересовался Олег.
   - Ну, обычно это длинная процедура, целый торжественный ритуал, когда ученик и учитель произносят клятвы. Но учитывая, что ты пришелец, а я мертв, да и вообще мы не обычные маги, а интуиты, пусть будет так!
   - Мне нравится твой прагматичный подход!
   - А теперь, твой первый урок! - Карл радостно потер руки.
   - Слушай, а просыпаться мне еще не пора? Может в реальном мире за окном уже день?
   - А! Вот это как раз относится к тем уникальным условиям, про которые я тебе говорил. Видишь ли, пока я нахожусь тут, контроль твоего ощущения времени находится полностью в моей власти.
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Все очень просто, за все время пока мы с тобой болтаем, в физическом мире твое сердце ударилось всего двадцать семь раз.
   - Этого не может быть, мы тут как минимум уже полчаса!
   - Это моя специализация, так что поверь, рассвет ты не проспишь!
   - А какой максимальный промежуток тебе удалось вложить в чей-либо сон?
   - Как-то раз я заставил человека за одну прочь прожить во сне семнадцать лет! Когда он проснулся, то тронулся умом. Вернее он тронулся умом еще во сне, но просто не мог пробудиться, потому что все эти семнадцать лет его подвергали пыткам.
   - Фигасе! Надеюсь со мной такого не будет?
   - Ну как захочешь конечно! - Карл растеряно развел руками: - Семнадцать лет на обучении и завтра ты рвешь в клочья весь Совет шестнадцати, а?
   - Спасибо, я оценил твой юмор!
   - Тогда вернемся к делам насущным. Для начала, предлагаю в каждую ночь вкладывать не больше пары дней, а потом, как втянешься, можем увеличивать время?
   - Хорошо, с чего начнем?
   - Итак, забудь все, что ты успел услышать о магии в Академии. Традиционный подход с выпусканием маны из пальцев рук и формированием узора в который она закладывается - это не наш метод.
   - Никогда не знал и уже забыл!
   - Отлично! Теперь нам надо определить твою специализацию. У меня есть одна догадка, но надо ее проверить.
   - Что за догадка?
   - Скорее всего твоя специализация - демонология!
   - Демо... что?
   - В тебе просто нереальное количество злобы и ты идеально подходишь под описание одного из трех интуитов из пророчества Эль'Грея, где сказано, что он, ну то есть ты, будешь королем демонов!
   - Кхм! - Олег аж поперхнулся от неожиданной новости: - И что я должен сейчас делать со всей этой чертовщиной?
   - Для начала разозлиться, вспомни какой-нибудь случай из своей жизни, который тебя просто жутко бесит, а затем представь себе самого ужасного и страшного демона, на которое способно твое воображение. Его имя и все остальное тебе подскажет твоя интуиция!
   Искать повод разозлиться Олегу долго не пришлось. Тени, Незримые, те двое, что перенесли его в Енгард, воспоминания о прошедших месяцах заставили бурлить в нем злобу. И чем злее он становился тем хуже вокруг делалась погода, вскоре вокруг бушевал уже настоящий шторм.
   Землянин представил в своем воображении какое-то уродство из последнего просмотренного фильма ужасов, как внезапно в его голове раздался внутренний голос, который назвал странное имя Гхран, а затем целый пучок молний одновременно ударил в землю, все вокруг ощутимо тряхнуло и в том месте, куда ударили молнии, разверзлась впадина из которой хлынули брызги лавы и вытолкнуло здорового демона.
   С грохотом приземлившись, он неистово зарычал озираясь по сторонам. В этот момент Карл, словно художник заливающий мольберт ведром краски, сделал легкий взмах рукой и все неистовство стихий мгновенно прекратилось, вновь превратившись в цветущую летнюю поляну с теплым ветром.
   - Какие лица, Гхран! - сноходцу наконец удалось разглядеть демона.
   - А это ты повелитель снов! - оказалось, что демон и Нехем уже знакомы: - Теперь я не удивлен, что меня смогли призвать. Где я?
   - Тебя призвал не я, а мой ученик, - Карл жестом указал в сторону несколько запыхавшегося Олега.
   - Но как ты можешь учить его? Ты же интуит!
   - Я тоже интуит! - землянин опередил своего учителя и вновь осознал, что снова без проблем говорит на языке, который слышит впервый раз - языке демонов.
   - Пророчества сбываются! - демон радостно загоготал и опустился перед Олегом на одно колено: - Мы ждали этого дня очень долго повелитель! Веди нас! Веди нас к победе!
   - Я рассказывал тебе про пророчество Эль'Грея, - заметив недоумение своего ученика, Карл поспешил упредить вопросы: - Ты действительно будешь королем демонов, тем кто выведет их на поверхность из Бездны.
   - Но для чего?
   - Они будут твоей армией, слугами, рабами, шпионами и убийцами, вообщем всем чем захочешь, даже наложницами!
   - А почему они будут мне подчиняться?
   - Прежде всего ты, как призвавший маг, имеешь над нами определенную власть, - Гхран решил ответить на вопрос своего будущего короля: - Ты можешь как в любой момент оправить любого из нас обратно в Бездну, так и причинить нам немыслимую боль и даже убить. А еще ты тот, кто согласно древним легендам, приведет нас на поверхность и мы наконец-то сможем жить, как и все остальные расы!
   - Мне это уже нравится! - Олег недобро ухмыльнулся каким-то своим мыслям.
   - Позвольте спросить, где мы находимся? - Гхран был озадачен: - Я не узнаю это место и не вижу никаких знакомых ориентиров.
   - Мы во сне Олега, - подметил сноходец.
   - Но как? Как можно совершить призыв в сон? - демон был просто ошарашен.
   - Да, я тоже только сейчас об этом подумал, если это все сон, то как призыв мог быть осуществлен? Где физически находится этот демон? - Олег начал въезжать в суть происходящего.
   - Природа демонов такова, что они могут находится либо в Бездне, либо в материальном мире, обретая при этом физическое тело из плоти и крови, либо в теле другого человека, - Карл широко улыбнулся и пожал плечами: - Из всех присутствующих тут, только один обладает телом из плоти и крови, так что сейчас все мы находимся в теле Олега!
   - Это какого хрена? Как так? А что будет если я вдруг проснусь?
   - Если вдруг ты сейчас пробудишься, то скорее всего ты станешь одержим демоном! - сноходец продолжал улыбаться, казалось, что все происходящее его очень сильно забавляет: - Но не стоит волноваться, пока я здесь, проснуться ты точно не сможешь!
   - Спасибо, утешил! - отрезал Олег.
   - Повелитель, отправьте меня немедленно обратно! Я сообщу своим братьям и сестрам радостную весть и вам не придется переживать, что я нахожусь в вашем теле!
   - У меня есть другое предложение, - Карл задумчиво посмотрел на своего ученика: - Я думаю, тебе не помешает телохранитель в течение дня! Скажи у тебя есть на примете кто-нибудь, чье тело сможет занять Гхран?
   - Есть! - Олег начинал понимать своего учителя с полуслова.
   - Тогда делаем так, ты сейчас отправляешь Гхрана обратно, затем мы учим с тобой еще несколько заклинаний и ты просыпаешься, снова вызываешь его, а затем вы идете к тому человеку, чье тело он займет! - сноходец по полочкам разложил весь предстоящий план: - Надеюсь это не кто-нибудь из верховных магов?
   - Нет, это просто одна знакомая!
   Отправить демона обратно оказалось гораздо легче, чем призвать, Гхран испарился, стоило только Олегу подумать об этом. Затем они немного потренировались вызывать инфернальное пламя. Со слов учителя это было заклинание первой необходимости, которое может понадобиться ему для самозащиты.
   Проснувшись, какое-то время он просто лежал неподвижно, а затем встал, потянулся и вышел из своей комнаты. Призывать демонов в своей комнате он не мог, в одом из углов все еще висела какая-то магическая дрянь, благодаря которой за ним могли постоянно наблюдать, пока он там находился, только теперь он мог ее видеть более отчетливо, как и ту сферу, которой Лира глушила их разговор сегодня вечером.
   Завернув в один из темных переулков, Олег огляделся по сторонам. Магией ничего не светилось и он, снова, заставив себя разозлиться, призвал Гхрана. На удивление все произошло не так, как в первый раз, никаких бурь, штормов и землятрясений не было. В паре метров просто открылся красный портал, из которого немного полыхнуло жаром, а затем появился демон.
   - Повелитель! - приветственно прорычал демон.
   - Дарова рогатый! Сейчас мы двинемся к одной моей знакомой, но прежде я бы хотел задать тебе один вопрос.
   - Слушаю.
   - Откуда ты знаешь моего учителя?
   - Сноходец великий маг, он много путешествует по миру и даже спускался к нам в Бездну, мы ведь тоже спим.
   - Что ему было от вас надо?
   - Он изучал нас, нашу историю и легенды. Наблюдал за тем, что с нами происходит, когда нас вызывают на поверхность другие маги. До твоего появления, владыка снов был единственным человеком, кто правильно говорил с нами на нашем языке. Остальные маги знают лишь несколько команд, да и то очень сильно коверкают их.
   - Что-ж, ясно. Ладно, погнали!
   Гхран оказался непростым малым, тут же применив какое-то заклинание он настолько слился с тенями, что стал практически невидимым. И они, встретив по пути всего лишь парочку спешащих в общежитие студиозусов, благополучно добрались до комнаты Катерины.
   - Она там не одна, - тихо прошептал демон.
   - Вот шалава! - злобно процедил Олег сквозь зубы: - Тем хуже для него, кто бы это ни был - мы убьем его!
   Он не сильно постучал в дверь, внутри сразу послышалось движение, а затем дверь открыл какой-то парень, который хотел что-то сказать, но Олег даже и не подумал дать ему шанс. Землянин просто схватил его рукой за лицо, а потом на какое-то мгновение полыхнул инфернальный факел и тело с обугленным черепом рухнуло на пол.
   Сделав шаг внутрь комнаты, он увидел Катерину, которая вскочила с кровати и попыталась закричать, но рядом с ней уже был Гхран и плотно зажал ей рот своей могучей когтистой лапой, а второй заломил одну из ее рук за спину и повалил на пол.
   - Доброй ночи, Катюша! - Олег растянул губы в улыбке садиста и плотно закрыл входную дверь: - Небось уже соскучилась по мне, любимая?
   Девушка промычала что-то невнятное переводя глаза полные ужаса с демона на Олега и обратно.
   - Сколько времени тебе нужно, чтобы занять ее тело? - спросил он у Гхрана.
   - Если она не мастер ментальной магии, триста ударов сердца, - ответил демон.
   - Что-ж Катюша, кажется нам пришла пора прощаться, - Олег наклонился и провел рукой по ее лбу, сдвигая в сторону волнистые локоны: - Сейчас мой слуга займет твое тело, и после этого ты и твои Незримые получат хороший урок!
   Какое-то время он еще наслаждался ужасом и страхом читавшихся в глазах девушки, а затем властно приказал:
   - Начинай!
   Казалось, Гхран только и ждал этой команды, все его тело подернулось легкой дымкой, стало полупрозрачным и он, как будто, наслоился на девушку, проникая сквозь поры кожи, нос, рот, уши и остальные отверстия человеческого тела.
   Катерину выгнуло дугой, а затем она забилась в конвульсиях. Олег перевел взгляд на лежащий рядом труп с обугленным черепом, и внутри у него затрепетал восторг. Это оказалось так легко - убить человека! Молодой человек не испытывал абсолютно никаких угрызений совести, более того он трепетал в предвкушении того, сколько еще ненавистных ему ублюдков, которые бесят его просто своим существованием, он сможет уничтожить в страшных муках! А если еще и убивать не сразу, а медленно наслаждаться страданиями и болью жертвы?! О! Рарзядка, которая наступила после убийства была круче оргазма! Как же он жил без этого все это время?
   Внезапно в памяти всплыло еще одно имя и Олег щелкнул пальцами, материализуя заклинание. Ему даже не пришлось злиться, из открывшегося портала появился еще один демон.
   - Баргалрун прибыл к вашим услугам повелитель! - отвратительное существо с огромным пузом почтительно поклонилось интуиту.
   - Избавься от тела! - выскомерно приказал Олег.
   - Да! - облизнулось существо и схватив тело, словно собака кость, скрылся в новом портале.
   Судороги Катерины постепенно уменьшались, и в итоге, как и обещал демон, примерно через пять минут все закончилось. Девушка медленно села на полу и подняла взгяд, Олег довольно ухмыльнулся, внутри этого тела прежней Катерины не было.
  
  
  
   Джек стоял высоко на отвесном уступе в скале, куда не вела ни одна дорога, да и ни один скалолаз в трезвом уме и здравой памяти не решился бы на этот подъем по практически полностью отвесной и гладкой стене. Его взгляду открывался огромный котлован, в котором словно мелкие муравьи сновало множество людей. Вот уже как четыре луны, после того как эта гора была уничтожена, работа внизу кипела полным ходом, в дело шли как обычные инструменты, так и могущественные заклинания.
   О чем думал сейчас Даашгор, и зачем ему было нужно наблюдать за этой картиной, Семь лезвий не мог сказать. В моменты подобные этому дракон закрывал свой разум, и Джек оставался наедине со своими мыслями.
   В памяти внезапно всплыл эпизод схватки с сереброглазым мечником. Этот рыцарь Ордена Серебряной длани его чуть было не убил. Джек с грустью подумал о своих клинках, от семейной реликвии, которую он увез с острова, несмотря на всевозможные запреты. Осталось только три меча, да и то далеко не в лучшем состоянии. Эта странная вибрация серебряных клинков... Дерьмо! С настолько сильным и тяжелым противником Семь лезвий еще ни разу не бился, возможно он даже мог и проиграть поединок. Однако этого теперь не проверить, Даашгор вовремя успел перехватить контроль над телом и открыл портал, который позволил ему убраться из зоны поражения этой ужасной магии в последнюю секунду.
   К сожалению эта сереброглазая сволочь тоже поняла, что происходит нечто необычное и в портал они ввалились вместе. Однако когда Джек оказался в безопасности, Яна рядом не оказалось. Выбросило его в другом месте или он успел каким-то образом незаметно ретироваться сразу после телепортации, оставалось загадкой.
   Тем не менее одно единственное знание грело сердце Семи лезвий - Сельма была жива! Ради нее он когда-то предпринял отчаянную вылазку в логово дракона и сразился с двухвостым, который перед смертью с помощью своей гнусной магии сумел завладеть его телом.
   Похоже, что Даашгор прекрасно представлял, на что был способен этот рыцарь Серебряной длани, и управлять в бою чужим телом для него было слишком рискованно, а иначе зачем, зачем он предложил Джеку эту сделку? Этот проклятый дракон предложил ему биться с сереброглазым в обмен на встречу с Сельмой!
   Что ж пусть пока так, пусть шантажирует, пусть контролирует, главное это то, что Сельма жива, а уж как снять эту маску он как-нибудь придумает. Возможно, ему даже придется подыграть двухвостому, пока он окончательно не поймет его цели и мотивы и не войдет в доверие, чтобы найти способ снять маску и окончательно вернуть себя прежнего.
   Солнце начало клониться к закату, но работа внизу разгорелась с еще большей силой. Имперцам спустя уйму времени, наконец, удалось откопать среди развалин горы какой-то странный столб, который невероятным чудом уцелел после магического удара уничтожившего целую скалу и, по всей видимости, анклав Ордена Серебряной длани, находившийся глубоко в ее недрах.
   Позади раздался легкий шорох. Даашгор мгновенно напрягся и резко обернуться. Перед ним стояло существо достаточно высокого роста плотно закутанное в черный балахон с туго надвинутым капюшоном. Разглядеть руки, ноги или лицо совершенно не представлялось возможным. Человек это или нет? Вооружен или нет? Единственное о чем можно было сказать наверняка глядя на него - это то, что у него есть голова и горб на спине.
   - Кто ты такой? - раздался глухой бас Даашгора из-под маски. Узор на левой щеке ярко вспыхнул.
   Существо, не проронив ни слова, осторожно подошло к краю утеса, прихрамывая на одну ногу. Даашгор не стал повторять свой вопрос.
   - Ты и правда хочешь вот так спокойно отдать им Струну? - прошептало существо в черном балахоне.
   Джек почувствовал неимоверное напряжение дракона, похоже, что Даашгор был удивлен, или может быть даже напуган внезапным появлением этого странного незнакомца. Неожиданно для него самого, Джека наполнило задорное злорадство - увидеть еще одну слабость своего врага. Это в очередной раз уверило его в своих мыслях, что этот дракон далеко не так всемогущ, как хочет казаться и все держать под контролем.
   - Ты знаешь о Струнах? - Даашгор обнажил гигант.
   - Не стоит кидаться на меня с оружием, ни меч, ни заклинания не причинят мне вреда! - прошептало существо, а затем после небольшой паузы повернув голову в сторону кратера, с хрипом жадно втянуло воздух и продолжило: - Ааа! Струна Ады!
   Если бы на лице сейчас не было маски, Джек был бы готов поклясться, что Даашгор побледнел. Похоже, этот таинственный незнакомец знал о том, что ищет дракон куда больше его самого.
   - Мне стоить повторить мой вопрос? - угрожающе прорычал Даашгор.
   - Нет, я прекрасно тебя слышал! Но я не собираюсь изливать тебе душу, по поводу того кто я такой. Все что меня сейчас интересует - это действительно ли ты намерен отдавать силы Струн во власть этих людей? - существо небрежно кивнуло в сторону кратера.
   На вершине утеса повисла напряженная тишина.
   - Я знаю, что ты ищешь двухвостый! Но поверь, эти люди избавятся от тебя, как только сочтут, что смогут добраться до всех Струн без твоей помощи. А они это вполне смогут, когда наложат свои лапы еще на две-три Струны и научатся ими управлять. В отличие от Ордена, они не будут их просто хранить как священную реликвию!
   Прошипев свою длинную речь, незнакомец развернулся и, прихрамывая, направился к противоположной стороне скалы. Даашгор долго не смыкая глаз, смотрел в сторону удаляющейся уродливой фигуре существа, но затем не выдержал и моргнул. Столь краткого мига хватило таинственному незнакомцу, чтобы исчезнуть.
   Какое-то время дракон стоял глядя в никуда и погруженный в свои мысли, а затем он повернулся в сторону, где в последний раз видел фигуру существа в черном балахоне и у него вырвался крик полный злобы и отчаяния:
   - Этого не может быть! Ты не может быть жив, ты не должен существовать в пределах это мира!!!
   Дракон с яростью саданул огненным шаром в то самое место, где он последний раз видел горбатого, а затем выудил из кармана небольшой хрустальный шар. Собеседник не отвечал достаточно долго, изображение человека в белоснежных одеяниях появилось уже тогда, когда Джек уже почти потерял интерес к разговору.
   - Что случилось? - Император был явно не в духе.
   - Я хочу внести небольшие коррективы в нашу сделку!
   - Говори!
   - Я хочу лично увидеть заклинание Этериона, - голос Даашгора был насквозь пропитан стальными нотками: - От начала и до конца.
   - Это все?
   - Нет! - отрезал дракон: - Я хочу иметь доступ к захваченным Струнам в любое время!
   Какое-то время собеседник молчал, явно обдумывал сказанное, а затем медленно кивнул головой:
   - Хорошо! Ты увидишь Этерион и получишь доступ к захваченным Струнам.
   Не говоря больше ни слова, Даашгор потушил сферу и шагнул в открывшийся рядом портал. А в это время далеко внизу на дне кратера откопанная на руинах Средиземного анклава Ордена Серебряной длани Струна Ады медленно водружалась на огромные магические транспортные конструкции, специально построенные для того, чтобы перевезти ее в Нехем.
  
   Император в ярости отбросил в сторону хрустальный шар и тот со звонким хрустом раскололся на тысячи осколков, ударившись о стену. Его величество стоял посреди своих покоев в буквальном смысле заваленных трупами и залитых кровью. Шесть гвардейцев и двое Теней сегодня отдали за него свои жизни, уничтожив всего лишь небольшой отряд из пяти подосланных наемных убийц.
   Просторный зал был полностью разрушен, хаос творившейся здесь схватки уничтожил все гобелены, картины, выбил все окна и даже разнес половину крыши. Да, похоже это было не что иное, как разведка боем со стороны этого проклятого Ордена. Чарльз нисколько не сомневался, что подослать к нему этот необычный отряд могла только организация столь долго продержавшаяся в подполье и искушенная в интригах и конспирации, которая в конце концов правильно истрактовала выстрел из Этериона по одной из их баз.
   И теперь этот подосланный отряд убийц означал только одно - между Орденом серебряной длани и Нехемской империей наконец началась война. Война за Струны богов и последующую власть над Енгардом. Однако сереброглазые не пришли сами, а подослали этих людей! Император с отвращением посмотрел на шипящие лужи, оставшиеся от тел наемников. Похоже перед отправкой они обработали этих ребят своей алхимией так, чтобы от тел ничего не осталось, и магия некромантии, с помощью которой можно допросить мертвецов, оказалась бессильна.
   - Что думаешь? - Его величество окликнул Тарга, главу Круга капитанов, склонившегося над одной из луж.
   - Однозначно алхимия! Они знают, что мы владеем некромантией и могли бы узнать у трупов, кто их послал. А так никаких следов, просто левые наемники. Мало ли у кого возникла идея - ликвидировать правителя Нехемской империи?!
   - Мне не нравится все это! Найди хоть какую-нибудь зацепку!
   - Судя по тому как они сражались, их даже тренировали специально. Схема ведения боя очень напоминает подготовку наших гвардейцев, с примесями Хесты и скальдарской школы мастеров меча.
   Тарг поднял на ладони небольшой хрустальный шарик в котором отчетливо можно было наблюдать запись прошедшего боя.
   - Видите как он держит меч? Амбидекстр и оба меча обратным хватом.
   - Хочешь сказать среди них был скальдарский мастер меча?
   - Это абсолютно исключено. Если бы среди них был хоть один мастер меча, мы был заплатили за его смерть гораздо дороже.
   - Они настолько лучше твоих гвардейцев?
   - Несмотря на то, что скальдарский мастер меча не колдует, его техники зачастую могут отбить и магические атаки, а уровень владения оружием на порядок выше наших гвардейцев. Они живут этим, проходят через десятилетия изнурительных тренировок и специальных ритуалов изменяющих тело, прежде чем получить это звание, а нашим гвардейцам приходится уделять время магическим практикам и мы не изменяем наши тела. Кроме того, скальдарский мастер меча никогда бы не снял свой перстень, который символизирует уровень его мастерства. А тут, как мы видим, ничего подобного на пальцах нападавших не было, и что самое главное скальдарские мастера меча не творят заклинания!
   - Мое предчувствие говорит мне, что это Орден серебряной длани, но надо найти доказательства, ибо теперь я не списываю со счетов еще и прочих закравшихся крыс вроде Моддера Вальтари.
   - Ищем, Ваше величество!
   Император в очередной раз вспомнил своего предшественника Карла Нехема. Это был хороший повод задуматься, откуда Карл знал о существовании Ордена и Струн? При этих мыслях его каждый раз охватывала ярость, как в ту самую ночь, когда он попытался с помощью магии некромантии допросить труп Первого императора, но в отличие от всех остальных покойников, этот упорно не желал ничего говорить и унес все свои тайны с собой в могилу.
   Демоны Бездны, Нехем знал больше чем открыл ему тогда, когда привлек Теней к разработке Ордена. Смутные предчувствия закрадывались в голову Императора, что Струн существует больше чем три. Исходя из того, что рассказал ему Эдвард, анклавы Ордена существуют также и на Скальдарском континенте, и это вряд ли все они простые школы, вроде той, что находится у него на севере в гномьих горах.
   Что ж, это будет хороший повод снова прихлопнуть двух зайцев - отомстить гномам за поражение в недавней войне и уничтожить еще одну базу Ордена. Раз эти шакалы прислали за ним убийц, никаких поблажек и уступок больше он делать не будет, а заодно и ублажит странную просьбу Даашгора, так не вовремя пожелавшего установить связь.
   Единственной проблемой была невозможность слишком частого использования Этериона. После двух сразу последовавших друг за другом выстрелов, магические резервуары людей населявших Нехем, а также всех артефактов находящихся в городе оказались сильно истощены. Согласно расчетам Асвартена, активация Имперского колдовского усилителя в ближайшие полгода, во-первых не даст нужного эффекта и не сможет зарядить Этерион на полную мощность, а во-вторых просто уничтожит весь город, поскольку как столица Империи магов, Нехем строился с большой долей применения колдовства, а следовательно усилитель не найдя достаточного количества энергии вытянет ее из основ города, который после этого попросту развалится. Да что и говорить, весь состав Совета сейчас поголовно отлеживался в своих покоях обильно отпиваясь настоями восстанавливающими запасы маны и был не способен запустить и поддерживать работу колдовского усилителя на должном уровне.
   Хотя, Чарльз и находил в этом даже несколько плюсов. Тот факт, что он мгновенно не отреагирует на подосланных убийц заставит Орден задуматься, почему Империя медлит с возмездием и возможно даст ему какое-то время перед тем начнется полномасштабная эскалация конфликта и он выйдет на совершенно новый уровень. Более того, в его казематах до сих пор находился живой рыцарь Ордена, который хоть еще и держался, но рано или поздно его дух будет сломлен, а уж в том, что в голове у Яна информации намного больше чем у Эдварда, Император не сомневался. Получив же новую информацию касающуюся сереброглазых, он сможет просчитать более эффективную стратегию борьбы с ними.
   Другой плюс, но и одновременно минус, заключался в том, что со стороны Ордена однозначно будет предпринята вторая попытка его ликвидации, и в следующий раз за ним однозначно уже придут сами сереброглазые. Но он постарается быть готовым к подобным неожиданностям и более не допустить такого неравного размена сил, хотя... теперь они знают многое: скорость реакции гвардейцев, время прибытия подкрепления, некоторые из возможностей Теней. Его величесто начинал приходить в ярость от мыслей, сколько еще урона ему может нанести этот Орден, пока будет действовать из подполья.
   Последний плюс заключался в том, что пока конфликт находился на уровне подсылаемых убийц, он мог мобилизовать свои войска для расширения границ Империи на восток. Чарльз не питал иллюзий насчет того, что Свободные города и Бравия падут к его ногам, как только завидят на горизонте флаг мантикоры. У Свободных городов было достаточно золота, чтобы заплатить наемникам из Геррады, той же Бравии и даже Скальдарским мастерам меча. Бравия же была не очень сильным государством в военном плане, но их скалистые и пустынные земли не были настолько интересны ни Свободным городам, ни с Сибварам, чтобы те отважились терпеть бравийский нрав, о котором ходило множество притч во языцех.
   С последними же Сибварами, по его расчетам, предстояло повозиться больше чем со Свободными городами и Бравией вместе взятыми. Гордые и себялюбивые племена диких горцев, почти как и орки, уважали только грубую силу. Но в отличие от зеленокожих, они были гораздо умнее и хитрее. И если бы с ними было возможно провернуть такой же сценарий, как и с орками, а тем более, что они располагались в тех же горах, что и очередной анклав Ордена серебряной длани, счастью Императора не было бы предела. Однако надежды на это были слабые. Загонять их в горы и потом уничтожать из Этериона будет просто демонически сложно и Чарльз это прекрасно понимал. Но именно тут и должен был подключиться его союзник - двухвостый черный дракон Даашгор, который преследовал в уничтожении Ордена какие-то свои цели, о которых он предпочитал не распространяться.
   Однако помимо всего вышеперечисленного Чарльз был вынужден уделить свое персональное внимание еще как минимум трем значимым событиям.
   Первое, это были уцелевшие последователи герцога Вальдена Гаджунгского, также известного, как Хег'Келаш, Грань тьмы. Тот факт, что графу Моддеру Вальтари удалось столько времени водить его вокруг пальца, вызывал в Императоре приступ глубокого гнева. Действительно истинно выражение, которое он не так давно узнал из лексикона прибывших землян - держи друзей близко, а врагов еще ближе!
   Виртуозно обставленный перенос людей из другого мира и последующий побег в Запретные земли вместе с герцогиней Хеленой фон Хауфман так пока и оставался для него загадкой. Чарльз был одним из немногих магов, кто знал настоящую историю Хейварда фон Хауфмана, лучшего друга Вальдена Гаджунгского, а потому не мог ответить на вопрос, была ли внучка Хейварда заодно с Моддером или это было похищение с целью мести? И хоть Асвартен де Сельвир и заявил, что это было похищение, ибо его люди приставленные охранять герцогиню были найдены мертвыми, а в самих покоях было все разнесено, Император оставался очень скептически настроен к данному утверждению. Будучи хорошо осведомленным о боевых способностях верховного мага стоящего в рейтинге на четвертой ступени, Его величество склонялся к тому, что недавно инициированный Хеленой скандал, был частью их с Моддером плана по созданию отвлекающего маневра, ибо если действительно Хранитель огня пытался убить Несущую свет, ему это не составило бы большого труда.
   Пойманный вместе с Эдвардом, ученик Хранителя огня - Айбель, оказался хоть и весьма неплохо обученным магом по способностям сопоставимый с магом второго ранга, но был совершенно не посвящен в планы своего учителя. Со стороны Моддера это был очень разумный и предусмотрительный шаг, как раз для такого случая. И хотя некое предчувствие говорило ему о том, что этот молодой человек не так прост, как кажется на первый взгляд, у Чарльза были далеко идущие планы в отношении Айбеля, как собственно, и его друга Эдварда за которым, по неизвестным причинам, его отправил Хранитель огня.
   Таким образом, сейчас дозорным отрядам Теней в Запретных землях предстояло отыскать местоположение беглецов, выяснить их дальнейшие планы и, по возможности, нейтрализовать и доставить обратно в Нехем.
   Второй вопрос, который плавно вытекал из первого и которым Императору надо было озадачиться в ближайшее время - это дальняя разведка Скальдарского континента. К тому времени, как он закончит расширение на восток и получит в свое распоряжение очередную Струну, а также разберется с недобитыми последователями Темного лорда, ему предстоит обратить свой взор на соседний континент. И однозначно не помешает знать о том, что там происходит, а также иметь возможность развернуть над ним Этерион. А значит для этого туда должны направиться его люди.
   И, наконец, третье событие - это появление в Енгарде мага-интуита с Земли. В том, что Олег - интуит, Император уже нисколько не сомневался, и хоть он как маг был все еще полностью бесполезен, в перспективе он должен потихоньку раскрыть весь свой потенциал, и быть полностью управляем.
   Наличие в своих рядах контролируемого мага-интуита решало для Чарльза сразу несколько задач. Сейчас он мог изучить доселе неизвестные магической науке способности интуитов, а в перспективе, когда Олег овладеет своей силой, он планировал использовать его как своего верного солдата в войне против врагов Империи.
   Вынырнув из своих мыслей, Император огляделся по сторонам, он все еще стоял посреди залитого кровью зала. Подозвав жестом что-то внимательно изучавшего на стене Харпера, он спросил:
   - Как дела у нашего мальчика?
   Старший дознаватель кивнул, что-то прошептал в кольцо связи и практически мгновенно получив ответ доложил:
   - У него все хорошо, он недавно вышел от ректора, а сейчас гуляет по парку в Академии.
   - Приведи его, а также Эдварда и Айбеля. У меня есть для них задание.
   - Будет исполнено ваше Величество!
  
  
  
   Выдохнув пар изо рта на свои руки и растерев ладони, Светлана в очередной раз набрала горсть снега и, сделав снежок, запустила им в дерево. До чего же приятно было просто гулять по этому парку, дурачиться, кидать снежки и трясти деревья, чтобы с них сыпался снег. Уже прошла ровно неделя, которую она попросила на отдых и раздумья, после сдачи экзамена на знание имперского языка. У девушки было много поводов подумать над своей дальнейшей судьбой в свете прошедших событий.
   Перенос случившийся четыре месяца назад произошел абсолютно неожиданно и практически мгновенно. Света совершенно не помнила, как все это случилось. Вот еще мгновение назад она едет в автомобиле с Леонардом и Хакиморо, а затем ее приводят в чувство какие-то люди, говорящие на совершенно непонятном и чуждом языке, и вытаскивают из внедорожника лежащего на боку посреди большого зала. Вокруг царит паника и хаос, люди мечутся с обезумевшими глазами и никто не может ей внятно объяснить, что происходит.
   Единственное занятие, которое спасло ее от черного отчаяния в тот момент, когда их заперли в пустом зале, было оказание помощи беременной девушке, у которой от полученного шока начались преждевременные роды. Полностью сконцентрировавшись на том, чтобы принять роды и сохранить жизнь матери и ребенку в полевых условиях, при абсолютном отсутствии какого либо оборудования, Светлане удалось не думать о том, что же все-таки произошло.
   А потом в зал вошли люди в старомодных нарядах и начали задавать всем вопросы, которые никто не понимал. Но вдруг произошло нечто - один мужчина свободно заговорил на языке чужеземцев. Солдаты в бардовом живо пресекли тут же начавшуюся волну возмущений, а затем этого человека куда-то увели и для всех снова потекли томительные минуты ожидания в неизвестности.
   Несколько раз она попыталась заговорить с Хакиморо, чтобы выяснить куда запропастился Леонард, но похоже что японец совершенно не говорил по-русски, а на английском Светлана могла сказать только "Hello! My name is Svetlana". Тем не менее скучать ей не пришлось, помимо матери и ребенка, в зале находились люди, которым была нужна ее помощь. У кого-то был перелом или вывих, кто-то рассек бровь, еще у двух оказались порваны сухожилия и выбиты зубы. Прознав, что среди них есть врач, люди, которым нужна была помощь, просто выстроились к ней в очередь.
   Поглощенная работой Света не заметила как пролетело время до момента, когда группа чужеземцев вернулась вместе с Олегом, который, взяв на себя роль переводчика и представителя землян, рассказал вещи в которые было просто невозможно поверить. Так, выяснилось, что из-за действия каких-то террористов, открылся некий портал и их всех перенесло в другой мир под названием Енгард. Сейчас всех поместят в карантин и будут обследовать, а затем если они не будут представлять опасности для жителей этого мира или наоборот, то их выпустят на волю. Также каждого протестируют на склонность к магическим способностям, ибо волшебники в этом мире находятся в превилегированном положении.
   На вопрос, крутившийся на языке каждого землянина - "Как нам попасть домой?", ответ был неутешительный, немного замешкавшись, Олег перевел, что "Портал работает в одностороннем порядке". Светлана видела, как завозмущались и заволновались другие люди, услышав эти слова, однако она сама оставалась спокойной. Хотелось ли ей возвращаться на Землю? Туда, где она все потеряла: родителей, мужа, ребенка, бабулю... Обратно в мир, где ее уже никто не ждал и она была никому не нужна? Смысл?
   Дух исследователя и авантюриста начинал просыпаться в Светлане. Она вполне отдавала себе отчет в том, что этот мир может оказаться ничуть не лучше, чем родная Земля, однако, если вернуться назад было невозможно, то грустью и печалью ничего не изменишь, нужно открывать для себя новый мир и другую жизнь! Все возможные слезы за свою жизнь, Света уже выплакала.
   Карантин был достаточно интересным и больше напоминал тюрьму, чем медицинский отсек. У каждого землянина забрали все старые вещи и одежду, выдав взамен новый комплект, состоявший из льняной рубахи, штанов и ботинок. Девушка с радостью рассталась со всем, что напоминало о Земле и ее прежней жизни.
   Все люди в карантине содержались отдельно друг от друга, но могли свободно встречаться и общаться во время ежедневных прогулок на свежем воздухе. При этом никаких охранников-надзирателей или сторожевых вышек замечено не было, хотя бежать и никто не пытался, ибо перемахнуть через тридцатиметровую каменную стену без какого-либо оборудования и снаряжения, было совершенно невозможно.
   Олег - молодой мужчина, свободно говоривший на местном языке, держался особняком, большинство людей его избегало и, при его появлении, лишь бросали в его сторону косые взгляды и перешептывались. Остальные, кто этого не делал, пытались его побить, но он оказался не так прост, как казалось на первый взгляд и, вместо того, чтобы оказаться жертвой, надавал тумаков своим обидчикам.
   Некоторые исследования и анализы у них брали весьма непривычным для Светы способом. Так например, при взятии образцов крови не было никаких привычных уколов иголками в вену, вместо этого "медбрат" совершил несколько странных движений, как будто вычерчивал пальцами какой-то узор в воздухе, а затем приложил руку к ее груди и, медленно отодвигая обратно, вытащил небольшой шарик из крови, удерживаемый светлыми и еле заметными магически созданными нитями, и уже затем опустил его в небольшую склянку. А вот погружение в странный кокон, по форме напоминавшее земной томограф у Светланы не удалось. Вернее сказать в эту капсулу ее таки уложили, но видимо у них произошел какой-то сбой в оборудовании, и они несколько раз доставали ее обратно, пытались что-то настроить, а затем просто сопроводили обратно в камеру недоумевающими взглядами. Как она позже узнала, именно в этот момент на ее разуме обнаружились наложенными несколько настолько мощных и необычных заклинаний, через которые не смогли пробиться имперские сканеры. И тогда в ее памяти вновь всплыл тот эпизод в ее жизни, когда она ревела на скамейке, и ей на голову опустилась теплая рука незнакомца.
   А через несколько дней она стала свидетельницей целого заговора, почти дюжина мужчин решили "выбить" из Олега всю правду о том, что это за место. Но вместо разговора, они тут же принялись всей толпой его запинывать. По мнению Светы, даже если Олег и был подсадной уткой, во что ей верилось с большим трудом, то такого отношения, он точно не заслуживал. Ведь без переводчика им всем было бы гораздо сложнее.
   Светлана попыталась остановить драку, но вместо этого получила лишь оплеуху и упала на землю, а потом произошло то, чего она совершенно не ожидала - за нее вступился Хакиморо. Правда жестокость с которой японец голыми руками просто прикончил на месте девять человек, шокировала всех без исключения. Свете удалось оказать Олегу первую помощь, а затем появились имперские медики и, погрузив молодого человека на носилки, унесли в неизвестном направлении. После данного инцидента, до самого окончания карантина, Олега больше никто не видел, а все участвовавшие в той драке - она сама, Хакиморо, и двое выжвших парней, которые не сошлись во мнениях, стоит ли бить Олега или может быть просто поговорить, отчего сами сцепились друг с другом - Виталий и Глеб стали объектами отчуждения, в сторону которых боялись даже просто смотреть.
   Когда же закончился карантин, их всех собрали в большом зале за обеденным столом и, объявили, что никаких смертельных угроз, типа болезней к которым полностью отсутствует иммунитет, для жизни землян в Енгарде нет. После этого был оглашен список тех, в ком наши искру магического дара. Светланы в этом списке не оказалось, но это ее нисколько не огорчило, заниматься непонятной чертовщиной ей никогда не хотелось, хотя как можно заметить, с ее знаниями это открывало дополнительные возможности для медицинских практик. Всем остальным было объявлено, что Империя берет на себя заботу о землянах до тех пор, пока они не выучат язык и не найдут работу, чтобы прокормить себя.
   После этого обеда Олег удалился в сопровождении нескольких чужеземцев, и больше его никто из землян не видел. Всех оставшихся поделили в небольшие группы по три-четыре человека, к которым прикрепили носителя языка у которого они должны были учиться.
   Освоение чужого языка давалось Светлане очень легко. Настолько легко, что она даже не ожидала получить такие ошеломляющие результаты в такие короткие сроки. Буквально через месяц она уже практически свободно могла говорить, а еще через полтора месяца освоила письменность, в то время как остальные земляне еще только заканчивали алфавит и могли разговаривать на самые примитивные темы.
   Как объяснил ей один из магов, занимавшийся с ними, это был эффект от заклинаний усиливающих ее интеллект, которые она получила в своем мире от неизвестного чародея и которые заметно усилились, когда она попала в Енгард, где все пропитано маной - энергетической субстанцией, которая является основой для любого заклинания.
   В качестве практики перед экзаменом, Света попросила дать ей несколько книг по медицине, а также собрание художественной литературы, которое считалось в этом мире классикой, и еще на месяц погрузилась в чтение, обложившись большими толмудами. Несмотря на все волшебство этого мира, местные познания в химии и биологии, по земным меркам были весьма скудны. И правильно, зачем препарировать тело, если можно, например, излечть желчекаменную болезнь особым заклинанием? Молекулярная же биология была вообще дремучим лесом для местных ученых. Даже в химии у них не было таблицы Менделеева, а известные шестьдесят девять элементов, по совершенно непонятным правилам, были просто свалены в "кучки" так нызваемого круга стихий или круга элементов.
   Кроме того, многие элементы местные маги могли получить исключительно при помощи заклинаний, а некоторые так вообще таковыми не являлись, как например корень мандрагоры, хотя находились в том же круге элементов. Именуемая громким словом Алхимия, не была таковой в ее земном представлении, ибо в ней не было ни слова про пресловутый филосовский камень и трансмутации золота.
   А еще во всей научной системе для Светланы был виден огромный недостаток - не одаренные магическим даром вообще не занимались науками, это считалось уделом магов и волшебников. Весь технологический прогресс этого мира целиком базировался на магии, а ведь магов во всей Империи было всего около пяти процентов! А значит сколько талантов просто бездарно тратило свое время пахая поля!
   Художественная литература, по мнению Светы, была скучна и не дотягивала до уровня земных классиков типа Пушкина, Толстого, Достоевского или Шекспира. Большинство сюжетов были линейны и очень даже предсказуемы. Однако эта проблема вытекала все из того же отношения к простолюдинам, которых даже не учили грамоте. Маги писали для магов.
   Поэтому первой сдав экзамен на знание языка на отлично, Светлана попросила небольшую неделю каникул для уединения и размышления. То что она планировала предложить этому миру было беспрецендентно. Главное чтобы ее идею поддержали и не задавили в зародыше. Конечно она понимала, что управлять необразованными людьми гораздо проще и это вызывает меньше инакомыслия, но ведь на Земле люди преодолели темные века невежества и уровень жизни от этого только вырос!
   Но даже если ее идею не примут, для себя девушка решила сделать все от нее зависящее, чтобы улучшить жизнь в этом мире. Света чувствовала, что с ее знаниями это будет подсилу. Да и возможно, тут ее не будет преследовать злой рок - убивающий всех родных, близких и дорогих ей людей, и она наконец сможет наладить личную жизнь.
   Звук открывающегося портала заставил ее повернуться.
   - Здравствуйте Светлана! - из магической воронки появился старший дознаватель Харпер: - Мне передали, что вы хотели меня видеть?
   - Добрый день, Харпер! Да, это так! - кивнула Света и они медленно пошли по аллее парка.
   - Вы говорите практически без акцента! - старший дознаватель растянул губы в улыбке.
   - Благодарю! Я уверена, если бы вы захотели, то тоже могли бы уже говорить по-русски! - девушка успела прочитать в книгах про местные правила этикета, согласно которым, на комплимент нужно было ответить взаимной любезностью.
   - Вы успели уже изучить и наши культурные традиции?!
   - Я люблю много читать, - открыто улыбнулась Светлана: - Последние несколько недель я много думала о том, что могу дать вам, Империи и этому миру вцелом, и пришла к определенным выводам.
   - Я вас внимательно слушаю.
   - Вот, прошу, изучите! - Света протянула Харперу небольшой конверт: - Если сможете и сочтете нужным, покажите вашему Императору. Я думаю, это сможет его заинтересовать.
   - Что там?
   - Я понимаю, что я не маг и сейчас вы можете смотреть на меня свысока, но я живой пример того, что не только те кто одарен магической искрой, могут быть полезны Империи. Конечно, я не претендую на какие-либо почести и тем более власть, но, например, мои знания и навыки, с учетом необходимого оборудования, могут позволить мне реанимировать тяжелоранненого человека без какой-бы то ни было магии.
   - Продолжайте, - старший дознаватель кивнул девушке в знак того, что данная тема была ему интересна.
   - Я хочу заняться научными изысканиями, а также открыть школу для обучения людей обделенных магическим даром. Конечно туда будут попадать далеко не все, отбор и обучение будут очень жесткими, но я уверена, что те кто смогут ее окончить, принесут немало пользы на имперской службе. Кроме того, я могу работать с магами, которые практикуют алхимию, в которой можно совершить просто невероятный прорыв!
   - Скажите, кто-то еще из землян обладает такими же знаниями и навыками как вы?
   - Насколько я смогла познакомиться и узнать поближе тех, кого тоже затронул перенос - нет. Врачей и ученых среди них нет. Есть только студенты, флористы, компьютерщики, программисты, бухгалтера, продавцы, юристы, экономисты, рабочие, строители и даже военные, но нет ни химиков, ни биологов, ни физиков, которых тоже можно было бы привлечь к данному проекту.
   - Если бы я услышал то, что вы мне только что сказали, четыре луны назад, я бы и половины из сказанного не понял, но сейчас мне понятно практически все. Действительно в нашем мире эти профессии не очень востребованы, а фермеров среди них тоже нет?
   - И фермеров тоже нет! - легко улыбнулась Света.
   - Я скажу вам честно Светлана, - Харпер посмотрел ей прямо в глаза: - Я рад, что вы делаете нам такое предложение! Помните тот момент, когда вас несколько раз погружали в капсулу?
   - Да.
   - В этот день мы просканировали память всех землян за исключением вашей!
   - Что значит просканировали память? - Света догадывалась о значении этих слов, но ей хотелось услышать подтверждение от старшего дознавателя.
   - Это значит, что мы считали ее и, записав на магический кристалл, можем просмотреть в любое время. Это как если бы в своем мире пошли в кино!
   - Я не буду спрашивать для чего вы это сделали, - тень пробежала по лицу девушки и она нахмурилась: - Думаю в нашем мире власти и спецслужбы поступили с пришельцами точно также, будь в их распоряжении подобные технологии. Но почему вы не просканировали мою память?
   - Рад, что мы находим взаимопонимание. Дело в том, что на вас наложены очень сильные ментальные заклинания, сквозь которые не смогли пробиться наши сканеры даже на максимальной мощности. Эффект этих заклинаний вы сейчас мне демонстрируете, свободно разговаривая на языке, который для все остальных землян считается очень сложным.
   - Да, я уже слышала об этом.
   - Но, как я уже сказал, это не единственный эффект. Они также защищают ваш разум от проникновения в него. Первоначально это навело нас на мысль, что вы обладаете какими-то особо важными и тайными знаниями, и поскольку любые заклинания можно сломать и развеять, соблазн сделать это был очень велик. Но такие действия с ментальными заклинаниями имеют очень большой риск повредить рассудок и мы могли бы тогда вообще остаться ни с чем. В лучшем случае вы бы потеряли память, в худшем стали бы умалишенной или просто телом без разума. Теперь вы понимаете почему я говорю, что я рад вашему добровольному предложению поделиться знаниями?
   - Понимаю!
   - Мы хотели попросить вас об этом, но позже, когда вы адаптируетесь и перестанете сильно грустить по родному миру. Но я смотрю, вас совсем не тяготит, что вы находитесь очень и очень далеко от Земли?
   - Я тоже буду с вами честна Харпер, - девушка остановилась и повернулась к старшему дознавателю: - На Земле меня никто не ждет, последний близкий мне человек, умер за день до того как случился перенос! Во всей вселенной я совершенно одна, и мне греет сердце, что этому миру я смогу принести больше пользы, чем Земле. На нашей планете сотни тысяч врачей и ученых, одним больше, одним меньше - никто и не заметит. А здесь я могу за несколько лет принести прогресс на который, в противном случае, понадобились бы сотни лет научных изысканий!
   - И обо всем этом вы написали здесь? - Харпер поднял руку с конвертом.
   - Да.
   - Я думаю, мы будем полные глупцы, если откажемся от столь щедрого предложения! - и старший дознаватель первый раз за их встречу искренне улыбнулся.
  
  
  
   Небольшой отряд из рыцарей Ордена серебряной длани, несколько младших магистров и рядовых адептов стояли чуть поотдаль за спиной Вайзеля на небольшом горном плато, откуда открывался потрясающий вид на прилегающие равнины. Старший магистр Северного анклава напряженно всматривался вдаль, туда где находилась линия горизонта, за которой начиналась сеть имперских пограничных постов, а еще через несколько десятков лиг имперских владений, территория именуемая запретными землями. Бывшее герцогство Гаджунгское, ныне бесплодная земля населенная ужасными тварями, ходящими мертвецами и прочими отродьями тьмы.
   Отправленный отряд рыцарей на разведку и зачистку замка Хег'Келаша и того, что осталось от некогда могущественного Западного анклава сгинул в полном составе, успев передать всего единственное сообщение из двух слов. Сообщение, которое Вайзель предпочел бы никогда не видеть и не слышать, потому что оно означало приближение событий гораздо более ужасных чем Темный раскол произошедший пятьдесят лет назад. Эти два слова были "Хег'Келаш жив!".
   Старший магистр мысленно похвалил себя за проявленную им в свое время дальновидность. Ох не зря он тогда потратил столько усилий, и даже пожертвовал жизнями нескольких рыцарей, чтобы заполучить в свое распоряжение химер Темного лорда. И пускай они так и не научились их контролировать, однако теперь у Ордена имеются сведения об их сильных и слабых местах, манере поведения и прочих повадках. А в том, что Хег'Келаш будет их снова использовать нет абсолютно никаких сомнений.
   Похоже, что для Ордена серебряной длани настали очень тяжелые времена. Еще сто лет назад, стоило какому-либо старшему магистру пожелать свержения любого короля и это становилось реальностью уже через четверть луны, а теперь... Они упустили первенство, и теперь им предстоит одновременная война на два фронта. Необходимо окончательно уничтожить Черный ковен и Вальдена Гаджунгского, и одновременно с этим прикончить Императора Чарльза Бальсберга и завладеть самым разрушительным имперским оружием. Теперь когда Грань тьмы снова наложил свою лапу на Струну Химеры, эти задачи были примерно равны по сложности в глазах старшего магистра.
   Вайзель печально вздохнул. Единственный раз он не стал убеждать своих соратников и вот чем все обернулось. Чуть более сорока лет назад, когда Вальден Гаджунгский был убит, он предложил снова заселить руины Западного анклава проверенными людьми. Но поскольку это было очень опасно и многие, кто отправлялись в Запретные земли, в принципе не возвращались обратно, его предложение было отвергнуто. Точнее заморожено до момента пока они не найдут способ подчинить себе химер. Что-ж этот способ они до сих пор не нашли!
   Тогда, на совещании старших магистров, звучали достаточно убедительные агрументы, мол к Струне туда и так никто не подберется, так зачем жертвовать жизнями наших людей? Ага, дожертвовались! Теперь к ней точно никто не подберется!
   Одним из первых Вайзель заметил, как далеко внизу появился отряд рыцарей направляющийся прямиком к ним. Ему оставалось только ждать пока Леон поднимится наверх по извилистой горной тропе.
   - Мое почтение, старший магистр Вайзель! - матерый воин энергично спешился.
   - Командор Леон! - старший магистр кивнул в ответ: - Добро пожаловать в Северный анклав!
   - Благодарю! Сколько мы не виделись? Лет двадцать?
   - Где-то так, - натянуто улыбнулся Вайзель: - Пойдемте внутрь!
   Отряд из двадцати рыцарей проводили в обширный зал, где на столах уже была накрыта трапеза для гостей.
   - Как ваша дорога? - поинтересовался старший магистр.
   - Если не считать, что с каждым днем пути на север от Нехема становилось все холоднее и холоднее, то все нормально.
   - Я слышал вы лично заезжали в столицу?
   - Верно, - нахмурился Леон.
   - Как я понимаю вы предприняли попытку, но она не удалась?
   - Не совсем, во время нашего визита в Нехем, мой отряд был не полон. Половина людей высадилась в графстве Дарквуд и двигалась на запад. Мы встретились с ними только два дня назад. А потому решили сначала заглянуть к вам и обсудить стратегические планы.
   - Мудрое решение, и все-таки, что вы делали в Нехеме?
   - Я использовал отряд наемных убийц-смертников, - с каждым словом Леон становился все мрачнее и мрачнее: - Прежде чем соваться в логово зверя, разумно проверить его реакцию на вторжение.
   - Но Император не зверь, тем самым вы его предупредили и теперь он будет ожидать повторного нападения!
   - Зато я многое узнал, - командир рыцарей прищурившись посмотрел в глаза Вайзелю: - Если бы мы напали неполным отрядом и без должной подготовки, мы бы не выбрались оттуда.
   - У нас возникла еще одна проблема, - старший магистр отвернулся и посмотрел в дальний и темный угол зала: - Отряд, отправленный в Запретные земли передал сообщение о том, что Хег'Келаш жив!
   - Это невозможно!
   - Еще как возможно. Нам придется работать на два фронта одновременно. Иначе, если кто-то из них первым окажется убит, второй может усилить свои позиции и уничтожить его станет еще сложнее.
   - Мне понадобятся дополнительные люди и время на рекогносцировку и подготовку.
   - Людей я выделю, а вот со временем у нас туго. Соглядатаи докладывают, что на руинах Средиземного анклава, имперские маги откопали Струну.
   - Значит, все-таки, это не было случайностью?
   - Да, как я и говорил. Однако это не единственная причина. Местоположение моего анклава стало известно Империи во время недавней войны с гномами, а это значит, что если они сделают правильные выводы из вашей разведки, то шарахнут по Северному анклаву своей разрушительной магией, как только смогут!
   - Прости Вайзель!
   - Леон, я понимаю, что ты до сих пор не можешь простить мне смерть своего брата, и ты тактический специалист гораздо более выского уровня чем я, но давай оставим все наши разногласия в прошлом. За последние пятьдесят лет Орден потерял уже два анклава. Наши базы уничтожают одна за другой, и если мы сейчас не сплотимся в едином порыве, то лучше сразу сесть на корабли и сдать этот континент!
   В ответ командир рыцарей лишь хмуро смотрел изподлобья.
   - Если я прав в своих умозаключениях, моему анклаву осталось существовать не более полугода. Я уже отдал приказ об эвакуации, мы пакуем и вывозим все ценности, а скоро начнем и школу сворачивать.
   - Я не знал о том, что твой анклав засвечен.
   - Именно поэтому ты и должен был выйти со мной на связь прежде чем предпринимать какие-либо действия! А теперь из-за гордыни и прошлых разногласий, наша задача стала гораздо сложнее.
   Вайзель откинулся на спинку своего стула и сдерживая гримасу боли, потер ноющие колени.
   - Хорошо, - буркнул Леон: - На то время пока я под твоим командованием, я забуду, что ты тогда не выслал подкрепления и бросил моего брата умирать! Но не думай, что я прощаю тебя!
   - Мне этого вполне достаточно, - тон Вайзеля был ледяным.
   - А теперь рассказывай положение дел! - Леон наконец-то притронулся к еде.
   И старший магистр прнялся излагать свой стратегический план войны на два фронта. Закончив рассказ, он мысленно усмехнулся. Похоже главный магистр уже списывает его со счетов, раз присылает к нему Леона. Или это просто такое испытание? Что бы это ни было, он еще поборется за свое место в Ордене, преодолевать трудности всегда было любимым занятием Вайзеля, вот только бы кости еще так не ломило...
  
  
  
   - Что пригорюнился? - Эдвард подошел к стоящему у окна Айбелю.
   - А что веселого? Мы тут с тобой фактически пленники! - чародей повернулся к Эду: - Мой учитель вляпался в какие-то неприятности и исчез. Нам толком никто и ничего не говорит. Только одни вопросы задают все эти четыре луны! А я не знаю где он, не знаю!
   - Ладно-ладно, не закипай! - Эдвард постарался утешить своего друга.
   - Я знал, что Моддер не так прост, но что же могло произойти, что он все бросил и сбежал? Да и куда? Я честно затрудняюсь даже представить, что же такого случилось, что нас в его поместье ждал сам Император!
   - Может это и к лучшему? А то он мог тебя втянуть в еще большие неприятности?
   - Я устал Эд. Устал находится в этой клетке. Я хочу на свободу, я хочу идти туда куда захочу, делать то, что захочу.
   - Я тебя понимаю. Благодаря тебе я ненадолго обрел свободу, а затем снова ее потерял...
   Несколько последних лун у Эдварда было время подумать и осмыслить все те события, которые произошли в его жизни за последние полгода. Все началось в день последнего испытания, когда они должны были в Чертогах триумфа расправиться с одной из химер. Вопреки ожиданиям всех последователей, ступивших в тот день на каменные плиты в Чертогах триумфа, тварь оказалась более прыткой чем они могли ожидать, и, как только появилась на арене, сразу набросилась на них, а затем кровь первого убитого товарища заставила замешкаться примерно половину из них.
   Этого вполне хватило рганку, чтобы разорвать в клочья еще несколько человек, потом, вместо того чтобы наконец-то собраться и грамотно атаковать химеру, один из них запаниковал и ударился в бега. Эдвард не знал повезло их товарищу или он был настолько умел, но каким-то образом ему удалось разорвать заклинание защитного периметра, хоть это и стоило ему жизни. А дальше, почуяв запах свободы, рганк перестал обращать на людишек с серебряными мечами какое-либо внимание, и рванул подальше от этого места.
   Если бы они не отправились по его следам, им бы всем следовало тут же признать поражение, которое означало последующую смерть, ибо именно такая участь ждала всех проваливших финальное испытание. Но хоть их и оставалось четверо, Эд и его товарищи не теряли надежду, что у них все может получиться, пусть и не в Чертогах триумфа, а в реальных условиях, где выследить и победить химеру сложнее! И они отправились в погоню.
   Однако нагнав рганка на самой границе с Империей, им все же не удалось одолеть его, трое товарищей Эдварда оказались убиты, а сам он выжил, как ему казалось, совершенно случайно. Раненного, его подобрали имперские солдаты и выходили в пограничной крепости.
   А потом... потом он встретил Айбеля на обратном пути в Орден, где его ждала неминуемая смерть. Несмотря на то, что сейчас такое поведение он бы считал верхушкой глупости, на тот момент его мысли были о том, что он поступает единственно верным способом. Как позже объяснил ему Айбель, это была манипуляция рассудком, одна из разновидностей ментальной магии. От которой ему удалось избавиться при встрече с учеником Хранителя огня.
   Эта встреча буквально открыла ему глаза на то, что он, на самом деле, не хочет умирать! Хотя изначально между ним и Айбелем очень сложно выстраивалось доверие, из-за того, что последний пытался применить к нему ментальную магию, известную как Голос темной силы, но когда они попали в зону налета зеленокожих и им пришлось прикрывать друг другу спины, и между Эдом и Айбелем возникло что-то похожее на дружбу.
   Эдвард не помнил своих детских друзей из прошлой жизни, до налета работорговцев, а в Ордене все последователи находились в условиях постоянной конкуренции и, чтобы преуспеть, необходимо было думать в первую очередь только о себе. Поэтому ему было не с чем сравнить, чтобы сказать друзья они с Айбелем или нет.
   Выведя из окружения несколько деревенских жителей и столкнувшись с абсолютным нежеланием понимать ситуацию со стороны Имперского нобиля, командующего войсками, Эдвард решил, что нашел свой путь в помощи другим людям и решил выступить с имперской армией против орков. Он упивался каждым боем, словно это были последние моменты в его жизни. Он думал об Эрике, первой девушке, глядя на которую, сердце в его груди начинало колотиться гораздо быстрее. В Ордене не было девушек среди последователей и рыцарей, а те редкие что встречались, не обращали на них внимания, и как правило были в звании не ниже младшего послушника и учились магии у какого-нибудь магистра. Да и глядя на них у него не возникало подобных эмоций.
   Вообще чем больше он находился вне Ордена, тем сильнее внутри него бушевали чувства. Эдвард не помнил, когда он, будучи в стенах школы, последний раз испытывал злость и ярость или доброту и сострадание, а о влюбленности так и вообще не могло идти речи. Сейчас для него пребывание в Ордене сливалось в одну серую, монотонную и безчувственную картину.
   Анализируя свои ощущения за последние несколько лун, он пришел к выводу, что, за время пока он был последователем, нечто подавляло его эмоции. Были ли это какие-то алхимические реагенты, которые заставляли принимать всех последователей без исключения, и к которым он потерял доступ после того, как не вернулся в Орден, или возможность испытывать эмоции явилась следствием его ранений, испытанного шока и неоднократного использования своего тела на пределе доступных возможностей, Эдвард сказать не мог.
   Отдельного упоминания заслуживал Ян. Человек, который вывел его из родного города, подвергшегося налету работорговцев из Геррады, привел его в Орден серебряной длани, был какое-то время его заступником и наставником и в котором он видел своего единственного более-менее близкого человека, после того как потерял отца, оказался последним подонком. Правда, которую он узнал об этом рыцаре, потрясла его до глубины души, и поставила под сомнение всю веру в возможность нормальных человеческих отношений.
   Оказалось, что Ян не спас маленького мальчика, потерявшего семью, из-за доброго сердца, а как раз наоборот, был послан лишить его этой семьи, но не найдя своей жертвы, взял мальчонку в заложники, на случай, если его отец объявится. Однако отец так и не появился...
   Отец! При этом слове, в последнее время, в груди Эдварда сжимался ком. Если верить рассказу Яна, который не нашел его тела среди убитых, а также в числе схваченных, то можно было предположить, что он до сих пор жив! Где же ты отец? Почему за тобой охотился Орден? И почему ты бросил меня? - эти и многие другие вопросы Эд задавал себе, но найти ответ на них можно было лишь двумя способами.
   Первый заключался в том, чтобы раскопать записи касающиеся его отца в архивах Ордена и узнать причину по которой его отец их так взбесил, что они отправили рыцаря-ликвидатора за его головой, а затем уже действовать по обстоятельствам. Второй же был более сложным и заключался в том, чтобы отыскать отца и лично узнать у него всю поднаготную. Но чтобы понять, где, хотя бы приблизительно, его искать, следовало узнать его предысторию, а для этого требовалось проникнуть в архивы Ордена, то есть второе плавно вытекало из первого.
   Размышления Эдварда оказались прерваны вошедшими в их комнату охранителями:
   - Собирайтесь! Вас желает видеть Его величество.
   - Хоть что-то новенькое, - пробурчал себе под нос Айбель, и они, накинув куртки, вышли в сопровождении пары солдат, ежедневно присматривавших за ними.
   До центрального крыла имперского дворца, где располагались покои Императора, идти пешком было не очень близко, многочисленные аллеи, колоннады, парки и фонтаны обильно заполняли резиденцию, которую некогда построил Карл Нехем. Объективно говоря, это был еще один город внутри столицы. По прикидкам Эдварда, здесь можно было совершенно комфортно разместить для проживания около ста тысяч человек.
   Император ждал их в небольшой комнате и, восседая на комфортном кресле, мило беседовал с каким-то молодым человеком. Едва они вошли внутрь беседа прекратилась и Его величество растянул губы в улыбке, которая всегда казалась Эду фальшивой и двуличной.
   - Вот и все в сборе! - произнес Чарльз Бальсберг: - Присаживайтесь друзья, нам предстоит обсуждение одного очень важного дела!
   Дождавшись пока все займут свои места, Император продолжил:
   - Для начала я всех представлю. Знакомьтесь, это мэтр Айвен, Эдвард и мэтр Айбель. И хотя ваша судьба до этого момента складывалась по-разному, хочу напомнить, что все вы - имперские подданные и поклялись в своей верности мне и Нехемской империи.
   Все присутствующие молча слушали Его величество.
   - Я также хочу, чтобы вы понимали, все, что обсуждается в этих стенах, строго конфиденциально и не должно быть пересказано никому другому без предварительного согласования со мной.
   Найдя у каждого в глазах понимание сказанного, Чарльз продолжил:
   - Вы необычные молодые люди, и я собрал вас здесь потому что хочу, чтобы вы работали вместе. Для Империи сейчас наступают непростые времена, вскоре мы будем проводить масштабное расширение наших границ на восток, при одновременном противодействии государств располагающихся за орочьими степями, такими как Свободные города и Бравия, а также нам всячески будет мешать Орден серебряной длани - тайная организация, которая правит из тени и претендует на мировое господство, - с этими словами Император внимательно посмотрел на Эдварда.
   - А разве этот Орден не придерживается политики невмешательства? - задал вопрос Айвен: - Насколько мне известно пять лет назад во время войны с гномами, когда впервые был обнаружен их анклав, они оставались в стороне и их не трогали ни гномы ни наши?
   - Это декларируется только на словах! - ответил Его величество: - На самом деле их цель именно мировое господство. Более того, я могу смело утверждать, что до недавнего времени они правили миром и держали ситуацию под полным контролем, но после основания Империи, мы стали представлять для них слишком большую угрозу и это именно они стояли за так называемым Темным расколом, а также буквально несколько часов назад подослали ко мне отряд наемных убийц!
   - Как это произошло? - Айвен чуть не подскочил со стула.
   - Спокойно, все убийцы мертвы, но я смею предположить, что будут еще подобные попытки, - тон Чарльза был совершенно ровный: - Именно поэтому мы и должны сейчас действовать на опережение!
   - Что мы должны делать? - Эдвард присоединился к разговору.
   - В самое ближайшее время, как только разведка Свободных городов донесет о выступлении наших войск, они начнут собирать армию. Как известно в Свободных городах она полностью состоит из наемников, поэтому ваша задача будет под видом группы наемников вступить в один из отрядов, а дальше дожидаться условного сигнала и последующих инструкций.
   - Я думал, мы будем бороться с Орденом?
   - Всему свое время Эдвард! Ты ведь знаешь про Восточный анклав, который находится за землями Сибваров, что распологаются еще дальше Свободных городов и Бравии?
   - Знаю, но ведь есть еще и Северный анклав? - при этих словах Эд испытал волну отвращения к месту, где провел большую часть своей сознательной жизни.
   - О нем можешь не беспокоиться. Дни Северного анклава сочтены, через три, максимум четыре луны, мы его уничтожим!
   - Но как? Там очень хорошие укрепления и подобраться к ним можно только через очень узкую горную тропу, которая хорошо обстреливается со всех сторон!
   - Нам не потребуется вести туда войска. В распоряжении Империи есть магия высшей разрушительной силы, известная как Этерион, которая может за одно мгновение уничтожить целый город или, например, гору или лес! Во время войны с гномами, наши войска оставили в этом месте метку, поэтому мы сможем совершенно спокойно произвести выстрел по Северному анклаву.
   - Если в вашем распоряжении есть подобная магия, тогда зачем же вести войска на Свободные города и Бравию? Я думаю, достаточно будет одной демонстрации подобной силы, чтобы подавить всяческое сопротивление?
   - Именно поэтому вы и должны будете проникнуть на территорию Свободных городов. Этерион можно развернуть только над той территорией, где есть особое заклинание - имперская метка. Это будет второй вашей целью - пронести ее на территорию противника!
   - Нас будет всего трое? - наконец задал вопрос молчавший до этого Айбель.
   - Конечно нет! - улыбнулся Император: - Ваш отряд будет состоять из десяти человек, вы трое и еще семь воинов. Командиром назначается мэтр Айвен!
   - Я? - от неожиданности молодой человек аж поперхнулся и закашлял.
   - У вас есть возражения? - Чарльз вопросительно поднял бровь: - Вы очень хорошо проявили себя в последнем задании и я считаю, что у вас есть хороший потенциал. Тем более, что на десять человек у вас будут двое магов, вы и мэтр Айбель!
   - Ваше величество, но я... - молодой маг хотел было, что-то возразить, но осекся на полуслове под пристальным взглядом Его величества. Вот Бездна! А он так хотел попроситься в Скальдарию!
   - Еще вопросы? - Император был недоволен тем, что именно Айвен пытался выразить несогласие.
   - Этот Орден, он действительно так могущественнен? - Вен решил окончательно все прояснить для себя, раз уж ему предстояло командовать отрядом.
   - Эдвард еще не так давно был одним из них, - Чарльз кивком указал на Эда: - Думаю, он сможет более детально пояснить тебе про их методы работы.
   - Кстати, цвет моих глаз может меня выдать и навести вербовщиков в Свободных городах на лишние вопросы, а также соглядатаи Ордена могут распознать меня, и тогда у нас будут проблемы в виде еще одного рыцаря-ликвидатора.
   - Я думаю, что два мага смогут что-нибудь сделать для того чтобы скрыть истинный цвет твоих глаз! - Его величество своей интонацией намеренно подчеркнул число чародеев.
   - У нас есть возможность отказаться? - задал вопрос Айбель.
   - Возможность всегда есть! - Император улыбнулся своей фальшивой улыбкой, по которой можно было ясно прочитать, что ничего хорошего из этой возможности не выйдет.
   Тишина повисла в зале и Чарльз, обведя взглядом присутствующих, подытожил:
   - Ну, если больше ни у кого нет вопросов, собирайтесь! Вы выдвигаетесь завтра на рассвете!
  
  
  
   Стараясь не разбудить никого из соседей, девушка, закутанная в теплую меховую накидку, тихо проскользнула в свою комнату и аккуратно закрыла дверь.
   - Извини конечно, но не ты одна подкарауливаешь людей, с которыми хочешь поговорить! - внезапный голос из темного угла заставил Лиру отшатнуться и вскинуть руку с зажатым в ней амулетом.
   - Кто здесь?
   - В этом нет необходимости! - Джерар легким движеним пальца зажег магический светильник, и помещение заполнилось равномерным желтоватым светом: - В моих намерениях нет злого умысла.
   - Я помню тебя, скальдарский колдун! - Лира даже не думала опускать руку с боевым амулетом: - Что ты здесь делаешь?
   - Сижу в твоем кресле!
   - Это я вижу, что тебе надо?
   - Поговорить как двум цивилизованным людям! - Джерар был невозмутим как удав: - Но если ты настаиваешь, можем конечно устроить магический поединок и разнести в щепки все общежитие? Я знаю, что в нашем прошлом поединке ты спутала сферу Айвена со своим амулетом, поэтому мне удалось очень легко одолеть тебя.
   - Откуда? Это ты подслушивал меня? - мгновенно догадалась Лира.
   - Да, это был я! - колдун с сожалением развел руками: - Боюсь у меня не было другого выбора, я должен был во всем убедиться, чтобы не подвергать тебя излишнему риску.
   - Какому еще риску? О чем ты?
   - Может быть ты присядешь и я все тебе расскажу? Поверь, это не быстро!
   - Начинай, я постою!
   - Ну как скажешь! - Джерар улыбнулся уголками губ, в своей любимой манере: - Я слежу за тобой с того самого момента, как ты прибыла в Нехем, и сейчас для того, чтобы у меня сложилась в голове цельная картина, мне нужно чтобы ты ответила на вопрос - что ты сделала с интуитом?
   - Так вот для чего ты здесь! Тоже хочешь подкатить к этому парню?
   - Что ты сделала с интуитом? - на короткое мгновение колдун стал серьезен и от этого взгляда по спине девушки пробежали мурашки.
   - Да ничего не делала, просто перенесла через мир теней в его комнату и мы мило поболтали! - от этого взгляда скальдарца, на лбу Лиры выступила испарина и она судорожно сглотнула. Что это за странная внутренняя сила, которой она так испугалась? - мысли начали судорожно крутиться в ее голове: - Доволен?
   - Нет, пока ты оставила его одного, и бегала пересказать ваш с Олегом разговор к своему дружку маркизу де Росс, у парня проснулись способности. Он вызвал демона, прикончил одного из Незримых и сделал из Катерины одержимую!
   Если Лира и хотела что-то ответить, то после сказанного все мысли вылетели у нее из головы и она стояла просто раскрыв рот. Рука с амулетом медленно опустилась.
   - Судя по твоей реакции ты действительно к этому непричастна.
   - Пророчества сбываются... - взгляд девушки был обращен в никуда: - Интуит-демонолог.
   - О! Вижу ты читала пророчества Эль'Грея! Тем меньше мне нужно будет тебе объяснять! - Джерар воодушевился: - Я здесь не из-за интуита, а ради тебя Лира Ульд, Убийца света!
   -  Откуда...? Да кто ты вообще такой и что тебе от меня надо? - раздраженной Лире надоело стоять и она присела на кровать.
   - Я начну с самого начала, - скальдарец слегка потеребил аккуратную бороду: - Меня зовут Джерар Фернандес, и я один из пяти Великих магов Скальдарии! Также я один из тех, кого касаются пророчества Эль'Грея. Что это такое тебе объяснять, думаю не нужно. Именно пророчество заставило меня покинуть родные края, и отправиться в путешествие по миру в поисках ученика. Почти четверть века длились мои странствия, пока в тот дождливый день я не встретил тебя в таверне на северном тракте. Я вмешался в вашу свору с Айвеном, а затем отправился по твоим следам в Нехем и тайно следил за тобой до сегодняшнего дня.
   - Мастер! - услышав титул и полное имя, девушка опустилась на одно колено перед Великим магом.
   - Поднимись дитя мое, мне льстит, что ты вкурсе наших обычаев, но мы не в Скальдарии, и я не требовал от тебя их соблюдения.
   - Мой отец рассказывал мне про Великих магов. Как-то раз он был удостоен чести встретиться с одним из них. Его звали Валимир Юкон. Это произошло еще до моего рождения, когда отец отправился в изгнание во время Темного раскола. Валимир рассказал моему отцу про Кодекс магов, и я не могла позволить себе такое непочтение! - Лира медленно поднялась с колен.
   - Валимир любит странствия больше всех из нас. Он не мыслит своей жизни без дороги, - легкая улыбка уголками губ вновь появилась на лице Джерара: - Раз ты уже столько знаешь о Великих магах, то это сильно облегчает мне задачу. Я просто отказываюсь верить, что встреча твоего отца и Валимира была простым совпадением - это судьба!
   - Судьба?
   - Некоторые события в нашей жизни предначертаны и свершаются вне зависимости от того хотим мы этого или нет. Я называю это судьбой. Твой отец был хорошим магом Лира, я соболезную тебе и понимаю, что ты жаждешь мести и хочешь убить Асвартена де Сельвира, но поверь мне, я знаю людей которые свершили месть, а затем обнаружили, что им незачем жить, ибо она была смыслом всего их существования. После свершившегося возмездия, кто-то из этих людей покончил жизнь самоубийством, кто-то тронулся умом, остальные же хоть и сохранили себя, но коротали свое существование в кабаке, напиваясь до беспамятства. И это были очень даже могущественные маги, но они больше ничего не хотели, они добились своей цели и, духовно опустошенные, не смогли найти новую.
   - Ты предлагаешь простить и забыть? - Лира смотрела прямо в глубокие карие глаза Джерара.
   - Я предлагаю обрести другой смысл жизни прежде чем вершить возмездие! Оставь все политические игры и интриги своему другу Брайзену де Росс, у него весьма неплохо получается создавать вторую сеть Незримых. Оставь в покое последователей Хег'Келаша, хоть ты и владеешь магией тьмы, это не означает, что ты должна быть вместе с ними. Это все предрассудки навеяные извращенным взглядом на суть магии, который активно распространяется по Империи. Я же предлагаю тебе познать истину и прикоснуться к высшим магическим тайнам, стань моей ученицей, Лира Ульд!
   Девушка отвела взгляд, закрыла лицо руками, и какое-то время молчала. Джерар даже и не думал торопить ее.
   - Я согласна! - после долгого молчания медленно произнесла Лира, а затем по дурацки улыбнулась и по ее щекам потекли слезы.
  
  
  
   Эпилог
  
   Они стояли на крыше высотки, обдуваемые теплым летним ветром. Яркие желто-оранжевые лучи заходящего солнца, нежно заливающие все окружающее пространство, немногочисленные белоснежные облака и склон горы, покрытый ковром из зеленых зарослей, создавали восхитительный пейзаж. Будь на их месте художник или фотограф, он тотчас принялся бы увековечивать открывшийся вид. Но они не были ни художниками, ни фотографами, хотя деятельность, которой посвятила себя эта пара, некоторыми личностями относится к разряду искусств, и достаточно специфичных искусств.
   - Где мы? - сухо спросил мужчина с утонченными, аристократичными чертами лица, которые слегка портила двухдневная небритость.
   - Терра 61. Местные называют свою планету Земля. Летоисчисление сбитое, ведется от рождения божества эры Рыб. Геополитическая обстановка - большая децентрализованная раздробленность, преобладающий тип экономики - капитализм. Расслоение населения и социальная разобщенность весьма велики. Уровень технологического развития F4. Наши координаты тридцать пять градусов пятьдесят три минуты северной широты, сто тридцать девять градусов сорок одна минута восточной долготы, - собеседница спокойно на одном дыхании выдала информацию.
   - Наличие действующей агентуры? - в голосе промелькнула легкая интонация лени, похоже, что это был формальный вопрос на который уже заранее известен ответ.
   - Наличие подтверждено... - молодая женщина с отсутствующим взглядом внезапно запнулась, на какое-то мгновение еще глубже ушла в себя, затем вернувшись в реальность, взволнованно посмотрела на собеседника: - Ты не поверишь, кто тут находится!
   - Ты что-то сама не своя, Кью, с тобой все в порядке? - Слай нахмурился, получить такую реакцию на формальный вопрос, было вне ожиданий.
   - Я получила подтверждение наличия на этой планете девяти оперативных командующих и одного куратора!
   Слай удивленно присвистнул:
   - Кто?
   - Четвертый! - немного помедлив ответила Кью, пристально всматриваясь в лицо своего спутника. Было видно что наблюдать за удивленной реакцией компаньона ей доставляет огромное удовольствие.
   Слай приподнял одну бровь и многозначительно осмотрелся:
   - Вот это дела! Сам Зависть? Один из Рыцарей Хаоса что-то забыл на этой захолустной планетёнке?
   - Информация об операциях кураторов всегда строго засекречена. Однако по наличию еще и девяти оперативных командующих, могу сказать, что творится тут что-то серьезное и глобальное.
   Мужчина довольно хмыкнул:
   - В таком случае это будет интересно! Всегда хотел посмотреть на то, как работают кураторы.
   - Не забывай, если нас отправили сюда не в помощь куратору, это означает одно из двух. Либо Рыцарь Хаоса не справляется, либо о нашей операции ему знать и не нужно.
   - Предпочту первый вариант, с удовольствием бы понаблюдал за тем, как его грохнут! - Слай расплылся в довольной усмешке.
   - Ну и наглый же ты ублюдок! Я тоже не люблю этих снобов из СПЕКТРа, но все-таки они наши союзники.
   - Сегодня союзники, завтра враги! - Слай взъерошил короткие волосы на голове, и аккуратно почесал острые кончики ушей. Место, куда их закинуло, отличалось хорошей погодой, и ему уже начало становиться жарко: - Уфф! Знать бы еще заранее прогноз погоды в точке прибытия. Тебе так нормально? Раздеться не хочешь?
   - Мы не на пляже, хотя море тут относительно недалеко. После задания, думаю, сможем расслабиться. Терра 61 по рассказам красивое место, только вот безжалостно гробится и превращается в помойку усилиями аборигенов.
   - А что ты ожидала от этой цивилизации? На F-уровне развития технологий все они ведут себя одинаково. Если помнишь историю, даже мы грешили этим, хоть и немного.
   - Меня волнует другое, почему ни СПЕКТР, ни Протекторат не вмешаются? Оттеснили бы местных от управления, дали технологии и превратили бы планету в обалденный курорт! - при мыслях об активном пляжном отдыхе, Кью с грацией кошки выгнула спину и, подняв вверх сцепленные руки, изящно потянулась.
   - Это мы уже проходили. Терра 13, помнишь такую?
   - Ага, ужасное место.
   - А ты думаешь, почему оно таким стало? Местные ни за что не отдадут свою власть, а если Протекторат будет настаивать, то начнется война, которая превратит эту планету во вторую Терру 13. СПЕКТРу же, по моему мнению, вообще сугубо глубоко наплевать на то, что тут будут местные делать, главное чтобы их делам не мешали. Вон аж девять оперативных командующих во главе с куратором согнали сюда. Кстати, забыл спросить про численность популяции?
   - Семь миллиардов! - с хитрой ухмылкой ответила Кью, и снова принялась созерцать очередную волну удивления своего напарника.
   - Ты шутишь? - недоверчиво покосился Слай.
   - Увы, не шучу.
   Мужчина провел ладонью по лицу сверху вниз:
   - Теперь более-менее понятно, что тут делают девять оперкомов. При такой-то численности населения?! Я бы и больше сюда согнал! Как они тут уживаются, при таких размерах планеты и с учетом того, что это не колония? Может им войну устроить, пускай поубивают друг друга, а, что скажешь? - Слай, довольный собственными идеями, уже увлеченно прикидывал в уме, что можно тут замутить.
   - О! Демоны санктурия! Да какое тебе дело до местных? Тебе работы мало что ли? Вот когда досрочно выполним миссию, тогда я поеду на пляж отдыхать, а ты можешь устроить хоть революцию, хоть любой другой переворот с пальбой, предательствами и шумихой, как любишь в общем!
   - Ладно, ты права! - примиряюще хмыкнул Слай: - Работа ждет! С чего начнем поиски?
   Через три недели обычная пара иностранных туристов неспешно прогуливалась между тридцатиметровых колонн старого города. Местные жители уже давно привыкли к этим диковинам, а вот поток иностранцев в эти места периодически то затухал, то вновь разгорался со страшной силой. Поэтому на кутающихся в плащи людей, непривыкших к суровой северной российской погоде, обращали не слишком много внимания.
   - Ну, что скажешь? - обратился мужчина к своей спутнице.
   - Меза-сканирование подтверждает контакт Макса Шелтема по крайней мере с четырмя столпами, - с отсутствующим взглядом ответила женщина.
   - Мы опоздали?
   - Не могу понять, - на несколько секунд Кью еще глубже погрузилась в себя: - Сканирование также выдает информацию об иномирном происхождении этих объектов, а также след Шелтема очень слабый, что позволяет предположить, что контакт с колоннами был очень и очень давно.
   - Но ведь его след был найден именно на этой планете, хочешь сказать, он специально скинул эти штуки сюда, чтобы запутать нас?
   - Никак нет! Судя по той информации, что я накопала в открытом доступе, на этой планете примерно полгода назад был зафиксирован случай открытия портала. Но это значительно расходится с датой контакта Макса Шелтема с объектами.
   - У них есть технология открытия порталов?
   - Никак нет! Местные не владеют такой технологией, они считают это мистикой или контактом с пришельцами. Прямо посреди улицы исчез транспорт общего пользования, который на местном языке называется "автобус" и несколько частных средств передвижения. В общей сумме было перемещено около сотни человек.
   - Работа СПЕКТРа?
   - Ответ на запрос отрицательный! - через полчаса ответила Кью.
   - Ты можешь проследить назначение?
   - Маловероятно, - вздохнула девушка, полностью вернувшись в реальность: - Если бы это было вчера или хотя-бы неделю назад.
   - А проследить мир происхождения этих колонн? - глядя на столп, на вершине которого сидел странный крылатый ни то демон, ни то зверь, Слай задумчиво почесал подбородок.
   - Это вполне возможно, но мне потребуется время.
   - Боюсь, как раз его у нас и не очень много. Тем не менее, это единственная зацепка, поэтому приступай сию секунду, негоже возвращаться к шефу с пустыми руками! А я пока займусь подготовкой к перемещению, нам в любом случае придется отправиться в тот мир...
  
  
  
  
  
  
   2008-2014
   Тюмень
  
   Это был последний? (англ.)
   Да, и притом крепкий! (англ.)
   Возьми этого и проверь машину, вдруг кто выжил, а я займусь девушкой. (англ.)
   Сэр, мы нашли его! (нем.)
   Вот дерьмо! Как они успели так быстро? (нем.)
   Убейте всех этих цепных псов! (нем.)
   Так точно! (нем.)
   Что она здесь делает? (англ.)
   Это приказ капитана, он думает, что она может быть полезна. (англ.)
   Неверно! (японск. в латинской транскрипции)
   Дура (яп.)
   Привет! Меня зовут Светлана (англ.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.82*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"