Пантелеева Ирина Юрьевна: другие произведения.

Писец-звезда

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

   - Конечная! В депо идем!
   - Как Конечная? - очнулась Ольга, - мне в Кишаринку.
   - Проехали, - усмехнулась проводница, оглядывая хрупкую фигуру девушки в легком белом платье, - выходи! Не задерживай состав, - добавила она грозно.
   Ольга подобрала корзинку и вышла из вагона. Электричка тихонько гикнула и, освещая станцию желтоватым светом, тронулась в депо. Кромешная тьма окружала девушку, ни скудного огонька, ни какого-либо строения, ни убогого укрытия. Лишь кромку перрона и неясные очертания лестницы, ведущей в черную бездну, различила Ольга во мраке. От Конечной до Кишаринки шла хорошая дорога, которую Ольга знала, не раз бегала на Конечную за молоком. "Подумаешь, всего-то два километра, - подбодрила себя она, - ну, надо же было Кишаринку проспать!".
   На ощупь спустившись с лестницы, девушка оказалась на сухой грунтовой дороге. Она медленно двинулась в необозримую пучину ночи. На сумрачном небе появилась полная, ярко-желтая луна. Девушка приободрилась и зашагала быстрее. Дорога вдруг неожиданно оборвалась, и Ольга оказалась на небольшой поляне, сплошь уставленной покосившимися крестами. "Этого еще не хватало", - подумала она, и противные, липкие мурашки забегали по ее спине. Луна дрогнула неясным светом и закатилась за тучу. Все померкло вокруг.
   Девушка попыталась сделать несколько шагов впотьмах, как, зацепившись за поросшую мохом плиту, упала на коленки, больно ударившись о камень. Корзинка отлетела в сторону, и Ольга, охая, принялась ощупывать землю вокруг. Вдруг ее рука наткнулась на мягкий, взрыхленный грунт. В зыбком, бледном свете Ольга углядела небольшой предмет, упакованный в плотную бумагу, стянутый бечевкой и чуть припорошенный сырой землей. Рядом с пакетом лежала ее корзинка. Ольга потянула пакет за край, отряхивая его от земли, дотянулась до корзинки и поднялась на ноги, ухватившись за огромный черный крест. Над головой жутко заухал филин и, тяжко хлопая крыльями, сорвался вниз. Зловеще закаркало потревоженное воронье и закружилось над поляной, треща перьями.
   - Тьфу, ты, чтоб тебя! - выпалила Ольга в сердцах, засовывая пакет в корзинку.
   - Как же ты, милая, сюда забрела? - услышала Ольга ласковый женский голос сзади.
   Она вздрогнула и, резко обернувшись, затряслась от ужаса, не в силах сдвинуться с места. Перед ней стояла высокая женщина в белом платке. В руке женщина держала холщовую сумку.
   - Фу, как же вы меня напугали, - проблеяла Ольга, стуча зубами, - заблудилась вот в трех соснах, - ответила она, едва переводя дыхание. - В Кишаринку иду от станции.
   - Кишаринка с другой стороны, - спокойно сказала женщина, - а тут Грибки неподалеку.
   - Ах, вот, куда меня занесло! - расстроилась Ольга.
   - Ну, не беда, - улыбнулась женщина.
   Она порылась в сумке и вытянула нечто, похожее на плащ. На дне сумки что-то едва слышно брякнуло.
   - На, вот, накинь, замерзла, небось, - предложила она ласково.
   - Ой, как хорошо, - обрадовалась Ольга, натягивая плащ, - вот спасибо.
   - Ну, и славно. Пойдем, у меня переночуешь, - предложила женщина.
   - А можно? - робко протянула Ольга.
   - Ну, почему же? Конечно.
   Женщина медленно двинулась по тропинке, увлекая за собой Ольгу.
   - Городская? - поинтересовалась она.
   - Да, москвичка. У меня в Кишаринке дед с бабушкой живут.
   - Не Парфеновы ли? - спросила женщина.
   - Парфеновы, а откуда вы знаете? - удивилась она.
   - Да, кто же их не знает? Хорошие люди.
   - Они меня только завтра утром ждут. А я хотела сегодня приехать, сюрприз им сделать, да опоздала на девятнадцать тридцать. Пришлось ехать в двадцать один час.
   - Вот как, - пропела женщина, - ну, ничего, завтра с утра и пойдешь. Тут недалеко. Я через кладбище всегда с работы иду. Так быстрее.
   Она повела Ольгу вдоль вросших в землю плит, чуть дальше лесом, и вскоре вывела к селу. Кое-где во дворах забрехали собаки, женщина спокойно шла впереди и остановилась перед одноэтажным, бревенчатым, крепким домом.
   Женщина проворно приготовила Ольге постель на террасе и ушла в дом. Пихнув корзинку под топчан между старыми газетами, девушка поспешно разделась и улеглась на свежей простыне. Едва коснувшись подушки, она тут же заснула крепким сном.
  
  
   Чуть свет женщина разбудила девушку и позвала в дом. Белое Ольгино платье аккуратно висело на спинке стула, оно было выстирано и выглажено. В светлой горенке за большим деревянным столом сидел вихрастый мальчишка лет восьми и с аппетитом уписывал оладушки со сметаной. Рядом с мальчиком на лавке вился огромный, пушистый, рыжий кот, янтарным глазом щурясь на сметану. Наскоро позавтракав и поблагодарив добрую женщину, Ольга двинулась в Кишаринку. Ольга предвкушала встречу со стариками и радовалась, что придет несколько раньше. Солнышко только набирало силу, тепло и ярко поднимаясь над землей. Через полчаса Ольга входила в Кишаринку. Дверь в дедушкин дом оказалась не запертой.
   - Дедуля, я пришла! - весело крикнула Ольга с порога.
   Никто не отозвался. Удивленная Ольга вошла в залу. В доме - чисто и прибрано.
   - Дедуля, бабуля, где вы? - позвала Ольга.
   Все было тихо. Ольга затревожилась и направилась в комнату бабушки. Кровать застелена. Бабушки в комнате не оказалось. Ольга поспешила в комнату деда.
   - Дедуля, - осторожно позвала она.
   Дед не ответил. Ольга решительно распахнула дверь в дедушкину комнату и застыла на пороге. На кровати поверх покрывала в парадных брюках и белой летней рубахе лежал Ольгин дед. Голова его была откинута, нос заострен, поросший щетиной хрящеватый кадык острым причудливым клювом торчал в потолок, жилистая рука безжизненно свешивалась вниз, узловатыми пальцами касаясь пола. В комнате витал легкий запах эфира, на стуле, рядом с кроватью стояли баночки и пузырьки с лекарствами. В граненом стакане громоздились дедушкины протезы, залитые водой.
   Ольга схватилась за горло, пытаясь кричать, она тихонько подошла к кровати, наклонилась над телом:
   - Деда! - шепнула Ольга, чуть касаясь его плеча.
   Дед не дышал, глаза его были прикрыты.
   Ольга рванула к соседке.
   - Тетя Маша! Откройте! - закричала она и заколотила в запертую дверь.
   Дверь тотчас беззвучно распахнулась, и на пороге появился тщедушный китаец. Он был в коротком махровом халате, из-под которого торчали кривоватые желтые ножки. Лицо его, круглое и ровное, как дно медной сковороды, сияло добродушной улыбкой, узкие щелочки глаз собрались в благодушные складочки.
   - Тетя Маша дома? - запыхавшись спросила Ольга незнакомца.
   - Нихао! Плёсю! - протянул китаец, пропуская Ольгу в дом.
   - Тетя Маша! Дедушка умер! - прокричала Ольга.
   - Как умер? - опешила тетя Маша - полная, не старая еще женщина.
   - Он не дышит! Он умер, тетя Маша! - рыдала Ольга.
   - Писец! - расстроился китаец.
   - Что, что вы сказали? - спросила Ольга, захлопав ресницами.
   - Вот, Митька, паршивец, - с досадой проговорила тетя Маша в полголоса.
  
   - За доктором ехать надо, - решительно заявила она, на минуту задумавшись, - Митька! - зычно крикнула тетя Маша, выходя во двор, - заводи свою колымагу, Ольгу в Грибки отвезти надо, к доктору. Доктор-то у нас теперь новый, молодой, в Грибках живет, - пояснила она девушке, - там и больница теперь.
   Митька - сын тети Маши - вышел из сарая. Руки его были по локоть в чем-то черном.
   - Щас, маманя, я мигом, - встрепенулся он, - руки вот только в мазуте.
   - Да, вон, страницу вырви, оботри, - указала тетя Маша на стопку старых журналов "Огонек" под крыльцом, - и перестань Вын Суна всякой пакости учить, сколько раз повторять, - с досадой проговорила тетя Маша, - стыдно же людей!
   Митька заржал:
   - Так это я для смеху, маманя!
   Через минуту Ольга сидела в старенькой 'шестерке', и Митька рванул с места.
   Сельская больничка на окраине Грибков пахла хлоркой. В коридоре было пусто. Ольга влетела в кабинет доктора без стука. Молодой доктор в кипенном халате сидел за столом и что-то сосредоточенно записывал в журнал. Он поднял внимательные глаза на Ольгу и спокойно спросил:
   - Что случилось?
   - Доктор! - закричала Ольга, - скорее! Дедушка умер!
   Доктор поспешно встал, ухватил саквояж, стоявший на этажерке, и быстрым шагом пошел за Ольгой. В машине Ольга разрыдалась. Митька пошмыгивал носом и помалкивал, выруливая по ухабам. Доктор сочувственно приговаривал: "Ну-ну, успокойтесь", и касался Ольгиного плеча теплой рукой.
   Через десять минут Митькина шестерка въезжала на дедушкин двор. Ольга вылетела из машины и побежала в дедушкину комнату. Доктор, подхватив саквояж под мышку, спешил следом.
   Дедушки в комнате не было.
   Ольга ошалело глядела на кровать, где всего полчаса назад лежал ее бездыханный дед. Она заглянула под кровать, зашарила глазами по углам, зачем-то открыла шкаф, переворошив там дедушкину одежду.
   - Ну-с, - нетерпеливо произнес доктор, - где труп?
   - Тут. Здесь. Вот... здесь... труп..., - бестолково заблеяла Ольга, оглядывая содержимое шкафа.
   - Вы, что, девушка, издеваетесь? - тихо и веско произнес доктор, вскинув брови.
   - Нет! Он тут! Только что был! Что же вы стоите? - накинулась она на доктора.
   - В каком смысле? - удивился доктор.
   - Ну, не стойте же вы, как истукан! - заорала Ольга, - ищите!
   - Да, вы, девушка, обалдели, что ли? - возмутился доктор, - Был труп. Трупа нет. Труп ушел, что ли по-вашему? - доктор указательным и средним пальцами зашагал по воздуху в неопределенном направлении.
   - Вы же доктор! - орала Ольга. - Вам виднее, что там трупы делают! Может и ушел! А может и не ушел!
   - Значит так, - строго проговорил доктор, - если через пять минут трупа не будет на месте, я заявлю на вас куда следует за ложный вызов.
   - Да... вы... да как вы смеете? - гордо выпрямившись выговорила Ольга, ее каштановые волосы разметались по плечам, щеки раскраснелись, в глазах метались гневные искры. - Да... я... да... мой дед, точнее - его труп - генерал! Вы понимаете? Если я говорю, что труп был, значит так и есть!
   - Стоп-стоп, не шумите тут, тоже мне, звезда, - досадливо произнес доктор, неприязненно оглядывая Ольгу, - а вы пульс щупали? - спросил он, сощурившись.
   - Какой еще пульс? - опешила Ольга.
   - Ну, у дедушки вашего был пульс? - раздраженно спросил доктор.- Пульс, понимаете? Ну, с чего вы решили, что он умер?
   - Нет... пульс не щупала, - честно призналась Ольга.
   - Ну, вот, пульс не щупали. Может, он спал? - предположил доктор.
   - Кто? Пульс?
   - Да не пульс! Дедушка ваш!
   - Он лежал вот здесь, - всхлипывала Ольга, - на этой кровати, и не дышал.
   Ольга пошарила под покрывалом, передвинула стул с лекарствами, граненый стакан упал на пол, вода потекла по полу.
   - Кто дома? - послышался бабушкин голос.
   Ольга встрепенулась и кинулась в залу.
   В дом входила бабушка с трехлитровой банкой молока в руках.
   - Олюшка! Приехала! - обрадовалась бабушка, - здравствуйте, доктор! Что случилось? Что с тобой, Олюшка? - встревожилась она.
   - Где дед, бабуля? Что с ним? - проговорила Ольга упавшим голосом.
   - А что с ним? - удивилась бабушка, - нормально все, в сарае ковыряется.
   - Послушайте, - заговорил доктор, - что тут происходит? Ваша внучка приехала ко мне в больницу, говорит, что дедушка умер, а он в сарае ковыряется, оказывается?
   - Как умер? - бабушка всплеснула руками, трехлитровая банка упала на пол, осколки разлетелись во все стороны, молоко разлилось по ковру.
   Бабушка охнула и принялась подбирать осколки.
   - Да, так, говорит, умер. А трупа-то и нет, - проворчал доктор.
  
   Ольга понеслась в сарай. Бабушка и доктор поспешили следом.
   - Дедуля! Где ты? - в отчаянии закричала Ольга, вбегая в сарай.
   Там никого не оказалось.
  
   Посреди двора стояла тетя Маша, мощно уперев руки в бока, и раздавала команды:
   - Митька, глянь в сортире, может, там, того, изнутри задвижку заклинило?
   - Да нет тут никого, маманя, - ответил Митька, заглядывая в сортир.
   - Так, а, ну, в колодце погляди, - гремела тетя Маша.
   - Бог с вами, Машенька, - упавшим голосом возразила бабушка, - что ему там делать?
   - Ну, знаете, как оно бывает, Вероника Сергеевна, ордена же стащили, а деда - в колодец, - предположила тетя Маша.
   - Страсти вы какие говорите, Маша, - строго проговорила бабушка, - да, кому они нужны, ордена-то?
   - Ну, не скажите, Вероника Сергеевна, - резонно заметила тетя Маша, - ордена нынче в цене. Я по телевизору глядела.
  
   Митька прилег на край колодца, заглядывая внутрь:
   - Пусто, - ухнул он изнутри.
   - А может, он на Конечную пошел? - предположил доктор.
   - Да нет же, я только что там была, за молоком ходила, - ответила бабушка.
   - На компостной яме пошарь, слышь, Митька, может он, сердешный, за мусор завалился, так ты низом, низом пошарь, - всхлипнула тетя Маша.
   - Ничего не понимаю, - озадаченно произнесла Ольга, - куда же он мог запропаститься?
   - Участкового надо вызвать, - сказал доктор.
  
   - Ой, да он бестолковый у нас, - рассмеялась тетя Маша, - вон на свадьбе у Михалевых ложки серебряные пропали, так он месяц как найти не может. Сейчас народ мигом по деревне соберу, и найдем деда всем миром.
   - Да, уж вы побеспокойтесь, Мария Петровна, - попросила бабушка, - покличьте народ.
   - Сейчас, сейчас, не волнуйтесь, Вероника Сергеевна, - пообещала тетя Маша, выходя за калитку.
  
   - Где у вас телефон? - спросил доктор.
   - Есть, у деда в комнате, на День Победы провели, - сказала бабушка.
   - Ну, я пойду пока, похожу вокруг, - сказал Митька, - может, деда найду.
   - Пойди, Митенька, поищи, а мы участковому позвоним, в Грибки, - сказала бабушка, вместе с Ольгой и доктором входя в дом.
   Доктор направился к телефону. Ольга и бабушка остались в зале.
  
   - Здравствуйте, - раздался женский голос с порога.
   В залу входила вчерашняя женщина с холщовой сумкой.
   - Ой, Катюша! - встрепенулась бабушка, - дед-то наш пропал!
   - Как пропал? А я укол пришла ему делать. Что случилось, Коля? - спросила она доктора.
   - Да я и сам пока не понял, мама, вот участкового ждем, - ответил доктор.
   - Ой, а вы знакомы? - удивилась Ольга.
   - А как же, - ответила бабушка, - Катюша у нас медсестрой работает, а сын ее - доктором. Недавно приехал по распределению. Да мы уж как рады!
   В сенях загрохотало от топота многочисленных ног, в залу ввалилась толпа деревенских мужиков и баб во главе с тетей Машей. Под мышкой у тети Маши маячило озадаченное лицо Вын Суна.
   - Всю деревню прочесали, - расстроено протрубила тетя Маша, утирая пот со лба, - не нашли пока.
   Со двора донеслось фырканье мотора.
   - Участковый прибыл, - доложил кто-то из толпы.
   - Это что тут за столпотворение? - в залу входил молодой парень в форме милиционера, цепким взглядом оглядывая присутствующих.
   Следом за участковым ввалился Митька, в руках он держал генеральский китель, вымаранный в земле.
   - Вот, - гордо заявил Митька, - в огороде нашел.
   - Батюшки! - всплеснула руками бабушка, - китель-то дедов.
   - Писец! - отчетливо резюмировал Вын Сун.
   Ольга взяла из Митькиных рук пыльный китель и осмотрела его.
   - Бабуля, а ордена где? - спросила она.
   - Так, были все на месте, дед сам прикручивал, чистил, - удивилась бабушка.
   - Да-а-а, - протянул доктор, - а орденов-то и нету.
   Ольга расправила китель. На груди вместо орденов зияли дыры.
   Толпа загалдела, каждый старался пощупать китель и убедиться, что генеральские ордена исчезли.
   - Отставить! - выкрикнул участковый, выхватывая из Ольгиных рук китель. - Попрошу всех лишних очистить помещение. Родственники и медицина остаются на местах. Остальные - вон! Никому не расходиться и без свистка не входить! - скомандовал он звонким голосом.
   Толпа недовольно заворчала и потекла во двор.
   - Пашенька, голубчик, - вскинулась бабушка, - дед пропал, ордена украли! Выручай, милок!
   - Так. Разберемся, бабуля. Ну, что ж, факт кражи налицо, - проговорил участковый, - и вещественное доказательство залапали, - досадливо поморщился он, складывая китель, - а кто знал, что у генерала есть ордена? - спросил он.
   - Так все знали, - ответила бабушка, - месяц назад он при полном параде на свадьбу к Михалевым заявился. Тогда всей деревней гуляли. Постоялец Марии Петровны все расспрашивал про награды, продать просил ордена-то, так дед ему кукиш выкрутил.
   - Это китаец, что ли? - спросила Катя, - тот, что могилами интересуется?
   - Да, он самый. Маша рассказывала, что китаец на старое кладбище ходит, высматривает там чего-то, раскапывает, - подтвердила бабушка.
   - Ну, я все понял, - заявил участковый, - кто-то деда прибил, ордена украл, а тело спрятал.
   - Боже мой, Пашенька! Да, как же прибил? - расплакалась бабушка.
   - Да, вы, того, не расстраивайтесь, бабуля, - сочувственно сказал Паша, - вы вот лучше вот что, - он обхлопал себя по карманам и выудил ободранный милицейский свисток, - вот, - протянул он свисток Веронике Сергеевне.
   Бабушка утерла слезы и растерянно взяла свисток, оглядывая его со всех сторон.
   - Дуньте, - настаивал участковый, - сильнее.
   Бабушка дунула в свисток. Заслышав свист, в залу набились любопытные деревенские.
   - Значит так, граждане, - зычно запетушил Пашка, - завтра утром буду обыскивать каждую избу. Вора найду и посажу. На сегодня все. Расходитесь.
   Толпа загалдела и потянулась к выходу.
   - Ты иди, мама, я задержусь немного, только Ольге коленку обработаю, - сказал доктор.
   Бабушка вышла вслед за Катей, Ольга с доктором остались одни в зале.
   Доктор открыл саквояж и стал быстро обрабатывать ранку. Оба украдкой поглядывали друг на друга и, встретившись взглядом, всякий раз смущенно отводили глаза.
   - Ой! - вскрикнула неожиданно девушка.
   - Что такое? - вздрогнул доктор, - больно?
   - Нет, не больно. Я просто вспомнила, - ответила Ольга.
   Она побежала на терраску и вернулась со своей корзинкой в руках. Порывшись, девушка вытащила плотный пакет, перевязанный бечевкой.
   - Что это? - спросил доктор.
   - Не знаю. Я это на кладбище нашла вчера ночью.
   Ольга рассказала доктору о вчерашнем происшествии. Доктор сдернул бечевку и развернул пакет. В пакете лежали серебряные ложки. Девушка аккуратно расправила на столе обложку журнала "Огонек".
   Доктор и Ольга озадаченно уставились друг на друга.
   ***
   - Оля, Оленька!
   Ольга приоткрыла глаза.
   - Где это я? - спросила она слабым голосом.
   В голове девушки гремел чугунный молот. Яркое, залитое солнцем окно плавно покачивалось из стороны в сторону. Сознание медленно возвращалось к ней.
   - В больнице, в Грибках, - ответил доктор, - все уже позади.
   Она лежала на больничной койке. Рядом стояли доктор и участковый. Доктор держал ее руку в своих теплых ладонях.
   Девушка вспомнила, как пробралась ночью на кладбище, нашла тот самый большой крест, наклонилась над тайником. Дальше она ничего не могла припомнить.
   - Зачем же ты одна пошла на кладбище? - спросил доктор.
   - Ну, я догадалась, что воровка придет к своему тайнику, - проговорила Ольга, - участковый обещал утром обыски делать, и у нее оставалась только ночь, чтобы спрятать украденное. Я хотела только убедиться, что не ошиблась.
   - Почему же ты меня не позвала, Оленька? - спросил доктор ласково.
   - Я не могла тебе сказать. Я подумала, что твоя мама могла украсть. У нее в сумке что-то брякнуло, когда мы с ней в лесу встретились. Я подумала, что помешала ей спрятать ордена.
   - Моя мама здесь ни при чем, она - медсестра. У нее в сумке лежала кювета для кипячения шприцев, она и брякнула, - ответил доктор.
   - Слава Богу, - прошептала Ольга, - тогда я знаю, кто украл.
   Доктор с участковым переглянулись.
   - А я сразу заметила, что пропал дедушкин китель, только не сказала никому. Даже бабушке не сказала. А во дворе, когда мы деда искали, она уверенно заявила, что пропали ордена. Она никак не могла этого знать. Это была первая зацепка. Потом я вспомнила про журналы "Огонек", которые у нее под крыльцом лежали. И еще я знала, что с дедом все нормально.
   - Почему? - спросил участковый.
   - А потому, что вместе с ним исчезли и его зубные протезы. Не стали бы убийцы протезы брать, правильно? Значит, он сам их надел и ушел. Я не знала только куда.
   - Все правильно, - сказал участковый, - она тебя с Митькой услала в Грибки и в дом пошла ордена воровать. Она и ложки на свадьбе - того. Я все хотел ее с поличным поймать, да случай представился только сейчас.
   - А ночью она пришла на кладбище ордена в тайник прятать, да тебя увидела, вот и дала по голове, - сказал доктор, - еле мы с Пашей подоспели. Я ему рассказал о тайнике, который ты нашла.
   - Ну, я бы все равно ее выследил, - самоуверенно заявил Пашка, - я же нарочно всем объявил, что обыск будет, чтобы вора выманить. А сам в засаде бы сидел, дорога-то одна у нас в Грибки.
   - Получается, что она пришла, когда деда уже не было? - спросила Ольга.
   - Да, она видела, как он уходил. Потом призналась, - ответил участковый.
  
   В дверь тихонько постучали. В палату вошла бабушка, а следом за ней, в полной генеральской форме гордо ступал подтянутый старик. Ордена на его груди сияли матовым блеском, он улыбался сквозь усы и протягивал к Ольге руки.
   - Дедуля!
   - Ну, здравствуй, внучка! Ну, и напугала же ты нас! - проговорил он, гладя девушку по голове.
   - Это ты нас напугал! Где же ты был? - спросила Ольга.
   - Тебя на станцию пошел встречать, - ответил дед, - два поезда пропустил, а тебя все нет. Тогда я в Москву поехал, думал, что-то с тобой случилось. Пока в Москве крутился, тебя разыскивал по знакомым, пришлось остаться ночевать. Вот только утром вернулся.
   - Почему же ты не позвонил? - упрекнула деда Ольга.
   - Так звонил сколько раз! - оправдывался дед, - да вы трубку не брали. А потом вспомнил, что я сам же звонок и отключил на ночь, а включить забыл с утра.
   - Деда, а где твоя Звезда Героя? - спросила Ольга, заметив пустую дырочку на кителе.
   - Не нашли звезду, - помрачнел дед.
   Дверь тихонько приоткрылась и в палату просунулась голова вихрастого мальчишки, которого Ольга видела в доме Кати. Вслед за мальчишкой вошла и Катя.
   - Валька? - удивился доктор, - что ты здесь делаешь? Это брат мой младший, - пояснил доктор.
   - А я здесь - вот, - разулыбался мальчишка, протягивая руку и разжимая кулачок.
   На Валькиной ладошке горела Звезда Героя. Все ахнули.
   - Где же ты нашел ее? - спросил доктор.
   - На дереве, - ответил Валька - ну, кот на дерево залез, высоко, а слезть не мог. Я за ним полез, а там гнездо воронье. В гнезде и была звезда. Ее ворона туда утащила.
   Все дружно расхохотались.
   В палату протиснулся Вын Сун. Потрясенный, он приблизился к Вальке и уставился на Звезду Героя в его руке. Судорожно перебирая в воздухе сухонькими желтыми пальцами, он восторженно проговорил: - Писец-звезда!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"