Парфенов Михаил Владимирович: другие произведения.

Дерзнувшая любить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грани бытия и грез (цикл рассказов). Грань четвертая

Парфенов Михаил Владимирович

Грани бытия и грез (цикл рассказов). Грань четвертая



ДЕРЗНУВШАЯ ЛЮБИТЬ



   Любить и быть разумными,
   едва ли могут даже боги.
  (Публий Сир)


   История эта началась в древности, на землях легендарной Эллады, в те мифические времена, когда среди смертных бродили боги. Наблюдали они кипящую людскую суету, но редко вмешивались - иногда от скуки и любопытства, иногда ради самолюбия, дабы усилить страх и веру. И каждый человек, от мала до велика, содрогался от их имен и деяний. Миры богов и людей слишком разные, несравнимы их возможности и последствия поступков.
   Но однажды один из богов полюбил простую девушку, да настолько искренне и сильно, что взволновались все на Олимпе. Увидели они, как безрассудна и опасна человеческая любовь - даже богов лишает здравомыслия, нарушая заведенный порядок, низводит мощь и высоту божественной власти. Неспокойно стало на Олимпе, возроптали боги. И тогда верховный бог Зевс огласил новый закон, запрещающий богам любить людей.
   Но не испугался влюбленный бог и отказался от бессмертия ради короткой земной жизни с любимой. Больше прежнего рассердились боги - никто не вправе нарушать их законы, даже один из них. И жестоко покарали влюбленных.
   Имя бога, поправшего закон, стерли, предали забвению. Зевс призвал Медузу Горгону. Бесстрашно взглянул ей в глаза Безымянный бог и навечно застыл каменной статуей в затерянном храме. Не осталось у него желания жить - без сил, скованный чужой волей, смотрел он, как погибла его возлюбленная, пронзенная молнией, рассеялась облаком серого пепла.
   Но слишком велико было недовольство богов. Во всем обвиняли они смертных - недостаточно богам почета, храмов и приношений, мало в молитвах людей страха и усердия. Должны смертные знать свое место. И страшным проклятием сковали боги душу несчастной девушки, дерзнувшей пойти против их воли.
   Ее звали Найрит. Они встретились у ручья с чистейшей ключевой водой. Высокий незнакомец с доброй улыбкой быстро подхватил ее кувшин, и помог нести назад в селение. Он шел рядом легкой походкой, нес тяжелый кувшин так, словно тот невесом, и рассказывал о своих странствиях. Она смеялась вместе с ним. Дрогнуло девичье сердце, наполнилось теплотой, доверием и надеждой. Найрит с юных лет жила у моря в небольшом селении и видела много разных людей, но никто прежде не затронул ее сердце. Но это случилось. Вот так решилась ее судьба.
   Шли дни. Бережно хранила Найрит в памяти его образ - светлую улыбку, особую интонацию голоса, открытый взгляд. И безгранична была ее радость, когда он пришел вновь. Сердце рвалось из груди, пела душа. Не испугалась она даже когда узнала, кто он на самом деле - полюбила уже Найрит, чистой девичьей любовью. И нашла в его глазах отражение своих чувств. До последнего мгновения жизни, когда молния из тяжелых туч Олимпа пронзила ее, она думала о любимом.
   Но много ужасней обычной смерти стало ее проклятие - заведено было Найрит вечно рождаться в женском теле и неприкаянной скитаться в поисках неведомого. Так началась длинная, бесконечная череда пустых жизней. До самой смерти, из жизни в жизнь, она одиноко коротала свой век, заглядывая в лица всех встречных. Лишь на закате дней, в момент смерти дано было ей узнать горькую правду - в последнем страдании узреть любимый образ, скованный вечным каменным пленом.
   И кружиться бы несчастной Найрит в своем круге страданий до скончания времен, но вдруг, в наши дни, роковая цепь прервалась. Причина тому неведома. Возможно, ослабли проклятия древних богов, изменились законы бытия или вмешались высшие силы. А может зов двух одиноких, измученных душ преодолел некие пределы. Так или иначе, но случилось невозможное - память Найрит раскрылась раньше назначенного трагичного срока.
     
   Осень уже вступила в свои права, заканчивался октябрь. Деревья, одетые в золотой наряд, постепенно теряли листву, раскачиваясь от порывов холодного ветра. Тяжелые серые тучи весь день кружили над городом, обещая скоро пролиться обильным дождем. В воздухе ощущалось напряжение. Близился вечер.
   Рита работала юристом. В фирме ее очень уважали, поэтому она заслуженно занимала свой маленький, но отдельный кабинет. Она стояла у окна, медленно потягивая кофе, и смотрела в набухшее небо. Вдруг огромная разветвленная молния ударила в высокий тополь. Яркая вспышка высветила улицу и больно резанула по глазам. Наконец, пошел дождь, который Рита уже не увидела. Как не услышала раскаты грома и треск своей кружки, выскользнувшей из онемевших пальцев на пол.
   Она застыла, созерцая чудное, удивительно реалистичное видение. Стерлись грани реальности. Она сейчас жила в другом времени и пространстве. Побежала, разматываясь, древняя лента памяти, воскрешая утраченные моменты бытия. Неведомые места, незнакомые люди обступили ее. Чувство узнавания шевельнулось внутри. Она жила там!
   Встреча. Он. Чувство счастья заполняет всю ее до предела. Любовь. Его глаза дарят тепло, его руки обнимают. Мир окрашивается радужным светом. Внезапно появляется беспокойство. "Почему он уходит?" Он исчезает. Ожидание. Его нет. Резко колит сердце. Боль. Чувство потери невыносимо обжигает лютым холодом изнутри. Пустота. "Где ты? Где? Где?" Шепот собственных мыслей перерастает в громовой гул. Внезапно перед взором возникает размытое видение древнего храма. Статуя в центре. Он! "Спасти его! Я должна..." Озарение. "Я... вспомнила! Все вспомнила! Я - Найрит!" Вспышка. Тьма.
  
   Она очнулась под верещание своей помощницы Маши, испуганно трясущей ее за руку. Круговорот мыслей и образов утих. Видение скрылось, но Рита-Найрит теперь знала. Она вспомнила. И пусть ее сочтут сумасшедшей, но она уверена - увиденное происходило в реальности. В другом времени и месте, но это было! Впервые она поверила себе, своему сердцу, отринув цинизм, привычный для профессии юриста. В ее всегда пустой жизни, наконец, появилась Цель. Она должна найти Его - того, кого полюбила тысячелетия назад.
   Отбросив логику, она почувствовала - он есть, он ждет, а остальное не имеет значения. Теперь она знала кто она, но где Он? Она должна разыскать этот храм! И взмолилась про себя - пусть время сохранит его. Ум предательски нашептывал, что это лишь видение, сон, фантазия. А даже если она найдет храм, что потом? Лишь молчаливая каменная статуя встретит ее. Но внутренний голос твердил: "Ты должна! И прочь логику и здравый смысл!"
   С работы Рита хотела уволиться, но помощница Маша, давно ставшая близкой и единственной подругой, уговорила взять затяжной отпуск - Рита уже несколько лет работала без перерывов.   
   И время понеслось вскачь. Дни незаметно сменялись неделями. За полгода она объездила всю Грецию, словно изнурительный марафон пробежала, нигде не останавливаясь. Вначале побывала во всех известных местах, потом на новых раскопках, позже останавливалась у любых развалин. Ничего. Ездила, бродила, пока не поняла - вот оно, проклятие. Кара. Вечно искать Его.
   Деньги от продажи квартиры очень пригодились, но закончились. Рита сдалась. Обреченность накатила сильнее прежнего. Сердце дало сбой. В последний вечер, сидя на берегу моря, она поняла, что фактически не знает где искать и проплакала всю ночь. Ранним утром слезы иссякли. Потухшим взором смотрела она на беспечные волны, шелестящие у самых ее ног. И внезапно... услышала нечто.
   Риту будто влекло, тянуло куда-то. Невидимая, едва осязаемая нить возникла внутри и позвала в путь. Рита застыла, боясь пошевелиться и спугнуть новое необычное ощущение. Напряженно вслушалась, стараясь понять, куда уводит эта ниточка. И когда понимание едва коснулось ее разума, зов исчез оборванной нотой. Несколько долгих минут она рассеяно моргала глазами, свыкаясь с реальностью. Наваждение ушло, но Рита удивленно осознала:
   "Нужно вернуться назад в свой город. Видимо правду говорят, что все неслучайно в мире. Но только почему так тяжело на сердце?"
   Она поднялась, и устало направилась в гостиницу за вещами. Денег на обратный билет удалось наскрести буквально из последних грошей. Вот так, укоряя себя за путаницу в голове и доверие смутным ощущениям, Рита отправилась назад.
   По возвращении ей даже удалось устроиться на бывшую работу. Да и жилье нашлось - памятуя ее заслуги, фирма выделила Рите служебную квартиру. И жизнь закрутилась по-старому. Почти. И пусть она ничего не нашла, но теперь к ее вере добавилась надежда.
   Рита начала мудрее относиться к своим порывам. Внимательно искала любые знаки. Глубоко вслушивалась в себя, в каждое новое ощущение, каждое биение сердца, разбирала каждый свой сон. Она точно знала и верила, что найдет какое-нибудь знамение. "Ну, где же ты?" - с мольбой, взывала Рита каждый день. И судьба ответила ей, с присущей иронией, ведь ничего не дается в нашем мире даром.
   На фирме ей поручили новое большое дело. Большое - означает большие деньги и большие люди. Новый строительный подрядчик города нашел достаточно денег, чтоб выкупить часть земли у администрации под строительство крупного развлекательного центра. Но вот только "мелкое" препятствие нашлось - на участке земли, выделенном под строительство, оказалась старая часовня и кусок городского парка. В слепоту чиновников, допустивших случайно столь очевидный промах, Рита конечно не поверила, быстро сделав соответствующие выводы. И возможно все так и прошло бы на руку всем заинтересованным, но местные активисты и пенсионеры подняли шумиху, обратились в газеты. И теперь Рите поручили уладить "досадные мелочи" и "отстоять" строительную фирму, чей наниматель успешно остался в тени.
   Рита привычно взялась за дело, почти смирившись с болью внутри. Вечерами засиживалась допоздна с документами. До боли в глазах вчитывалась в акты, глотая остывший кофе с бутербродами, оставленными заботливой помощницей. Иногда ей казалось, что Маша чувствует ее боль, хотя Рита никому не рассказала о своих видениях и причинах поездки. Ее годовое отсутствие на фирме трактовали по-разному, но в лицо ничего не говорили.
   Она привыкла делать свою работу без эмоций, объективно, учитывая цели клиентов, полностью отрабатывая свою зарплату. Вот и сейчас, она чувствовала неприязнь, но умело подавляла ее. Работа есть работа. Она так и не ушла из офиса, заснув в кресле среди бумаг. И снова видела сон, преследующий ее весь этот год.
   Она стоит у ручья с кувшином в руках. Улыбающийся мужчина приближается к ней. Их разделяет ручей. Он перепрыгивает с камня на камень, приближается. Но один из камней, обросший мхом, слишком скользкий - мужчина срывается в воду. Мелкая заводь между камней оборачивается глубокой расщелиной. Внезапно возникший водоворот затягивает упавшего с головой в глубину. Он тянет руку из воды, безмолвно открывая рот. "Помоги мне, Найрит", - шепчут его губы. Прозрачная вода становится серой, постепенно скрывая лицо. Она бросается к нему, тянется, но никак не может ухватить его пальцы. А он все глубже погружается в темное ничто. Рита кричит от бессилия и со стоном просыпается.
   За окном светает. Улицу затянуло белым - ночью выпал снег.
   - Давно пора, декабрь уже, - произнесла Рита вслух сама себе хриплым голосом. - Надо бы пройтись.
   Звук собственного голоса пробудил окончательно, помогая сбросить остатки сна. Она быстро накинула пальто и вышла из офиса. Охранники здания, давно привыкли видеть ее в любое время суток. Рита лишь кивнула и побрела по улице, утаптывая хрустящий свеженький снег. Мерно переставляя ноги, она привычно погрузилась в свои мысли.
   Рита любила это предрассветное время, когда большой, суетливый город впадает в сонное безмолвие. В столь ранний час, улицы еще пусты, редкие прохожие и машины мелькнув, исчезают, не отвлекая внимания. Она не следила за дорогой. Просто брела. Свернула там, перешла здесь, а когда огляделась, поняла, что невольно пришла в парк.
   Деревья, дорожки и скамейки обильно припорошило белым снегом, выпавшим за ночь. Вокруг никого. Чистота и покой впервые за год пробудились в одинокой душе Риты. Снег словно скрыл и ее боль так же, как спрятал грязь городских улиц и давно запущенный парк. Она пошла по заснеженной аллее. Ей вспомнилось как она любила здесь бегать девчонкой, но давно уже не приходила сюда. Может виной болезненные воспоминания о погибших родителях. Или может ее беспокойство.
   "Ой! Какое еще беспокойство?" - Рита замерла.
   Что-то не так. Живот предостерегающе напрягся. Она огляделась вокруг. Но старый парк был пуст. Тихо шуршал вновь начавшийся снегопад. Немного раздражал жестяной забор, явно не вписывающийся в окружающий пейзаж. Забор перегородил дорожку, по которой она медленно брела. Забор был новый, судя по ярко блестящей жести, но уже хаотично покрытый листовками и нецензурными надписями.
   "Стоп, откуда тут забор?" - в голове шевельнулась догадка. - "Да ведь это же то самое место! Я уже несколько недель собираю бумаги, но не видела сам объект споров. Точно! Там за оградой та самая злополучная стройка... Но почему мне так неспокойно?"
   Словно тугая струна натянулась внутри, звеня и вибрируя тягучей нотой. Рита медленно двинулась вдоль забора, пока не увидела щель. В этом месте листы оказались плохо состыкованными листами. Похоже, кто-то здесь устроил лаз. Поддавшись внезапному порыву, она протиснулась между ними на другую сторону. Увиденное зрелище ее поразило.
   Огромный пустырь. Парка тут уже не было. Большие ямы и пеньки от спиленных деревьев отчетливо показывали, что работа развернулась здесь уже в полную силу. Услужливая память подсказала, что это неправильно - она же сама документы готовит в защиту этих самых "строителей". Но у нас как всегда законы идут следом, как и мысли, приходят после уже содеянного. Она двинулась дальше, не задумываясь о своем странном новом порыве.
   "Придется покорпеть с защитой, от штрафов не уйти", - рабочие мысли привычно закрутились в ее голове, а ноги сами собой несли к большому квадратному провалу в земле.
   Место, где она остановилась, оказалось развалинами той самой старой часовни, за парком. Видимо строители, разрушив окончательно строение, вывезли большую часть камней и мусора, но открывшийся подвал никого не привлек.
   "Ну да, ведь здесь, вроде бы старое захоронение, склеп", - вспомнила Рита, - "и что я тут делаю?"
   Но сама уже спускалась вниз, спотыкаясь на высоких каблуках.
   "Туда. Так надо. Я должна!" - мысли пульсировали в ее голове, в такт сердцу.
   Все, вот уже и дно этой квадратной ямы. Осколки больших камней, треснутых плит, ниши в стенах, кости. Человеческие. Старые. Рита сморщилась, ощущая себя тут лишней. Одна, словно в большой, старой могиле. Холодно. Но тут снег не скрыл все полностью. Рита подумала, что наверно в этой яме теплее и ветер не задувает, потому снег лежит пятнами. Она развернулась, укоряя себя за глупый импульс, толкнувший ее сюда вниз.
   В поле зрения попала какая-то обычная на вид трещина, но Риту словно подбросило - ей почудился зов, переходящий в едва различимый шепот. Она быстро приблизилась к стене.
   Взору открылась пустая погребальная ниша. Часть камня треснула. Рита достала телефон и как фонариком посветила в эту узкую щель. В слабом, мерцающем свете с трудом ей удалось разглядеть уходящий вглубь ход. От щели тянуло тяжелым затхлым воздухом. Рита отвернулась, но вдруг в ее сознание хлынули мощным потоком новые образы-воспоминания. Понимание пришло мгновенно: "Он там! Внизу!"
   Рита судорожно прижала руку к камню, но в узкую щель насилу просунула лишь несколько пальцев.
   До офиса она домчалась бегом. Перепачканное землей пальто полетело в угол под вешалку. Комочки грязи с сапог покрыли пол. Но Рита не замечала ничего, стремясь к своему столу.
   А на фирме только начался рабочий день. Помощница Маша удивленными глазами смотрела на происходящее. Необычное поведение Риты выходило за все привычные рамки. Маша уже поняла, что Рита кого-то усиленно разыскивает, но деликатно не спрашивала. А теперь и вовсе что-то случилось - Маша терялась в догадках.
   "Наконец, я знаю, где он. Как близко!" - Рита всеми мыслями была еще там, среди развалин старой часовни. - "Осталось добраться до него. Но нужно срочно запретить стройку, иначе на месте старой часовни сделают большой котлован. И там, внизу, все разрушат. Там мой путь к Нему. Скорее! Нужно так много сделать!"
  
   Свое дело Рита знала превосходно, жаль только, что теперь ее намерения разительно отличалась от целей заказчика. Поэтому сделала она мало, но в одном Рита преуспела определенно - всего за один час она потеряла работу, жилье и помощницу, но приобрела настоящую подругу. Маша без всяких вопросов дала ключи от своей квартиры. Вот такой неожиданный поворот.
   Возмущенный рев директора, точнее уже бывшего директора, говорят, слышали на соседних этажах. Еще бы, ведь всего час Рита обзвонила все организации, с которыми прежде боролась, включая самих активистов. Несмотря на раннее время, она подняла не просто "волну", а настоящее цунами в городской администрации и дирекции строительной фирмы. Вскоре прибежал ее начальник, почетный адвокат, с красным от злости лицом - ему позвонили "с верхов". Кричал он долго, не желая ее слушать. Сказал, что знать ничего не хочет, ни о внезапно проснувшейся совести, любви к историческим развалинам, теперь она уволена, навсегда и без вариантов.
   На служебной квартире ее вещи уместились в пару чемоданов - за последний год Рита избавилась от всего лишнего. Оставив ключи соседям, она вызвала такси. Уходя из фирмы, Рита успела захватить копии документов, и теперь, прижимая коробку с бумагами, ехала к Маше. Не удержалась, попросила водителя остановиться у парка и побежала поглядеть за ограду. К ее ужасу, стройка не остановилась - гудели экскаваторы, шумели грузовики с землей, перекрикивались рабочие. И хотя работа велась в стороне от волнующего Риту места, но она испугалась. Время! Само время наступало ей на пятки.
   Вечером пришла Маша, и принялась рассказывать, какой скандал поднялся на фирме. Но слушавшая ее Рита вдруг расплакалась. Маша затихла, удивленно взирая на плачущую подругу, которую никогда не видела в таком состоянии. Маша считала Риту человеком железной силы воли, несгибаемого характера, опытным юристом, находящим выходы из любых ситуаций.
   Риту утерла слезы, и вдруг принялась рассказывать о своих видениях, поисках, обо всем, что держала в себе. Слушая ее, Маша ощутила невероятную глубину эмоций подруги, ее искренность и скрытую боль. История казалась невозможной, фантастической сказкой, но каждый человек иногда хочет поверить в чудо. И Маша поверила, сердцем ощущая правдивость слов подруги. Она поняла насколько важно Рите всеми силами сохранить развалины старой часовни - там начинается путь к ее прошлому, и возможно, к тому, кто для нее важнее всего на свете.
   Следующие два дня Рита боролась, как могла искала способы остановить стройку. Звонки в администрацию уже не помогали - там сразу бросали телефон, узнавая ее. В редакциях местных газет тоже навели "свой" порядок. Никто не хотел ее слушать, окружив заговором молчания. Пенсионеры, поднявшие скандал, лишь вздыхали в трубку и проклинали всех и вся. Перестав звонить, она пыталась попасть на прием к главным лицам города, но вскоре поняла тщетность своих попыток. Она осознала, что проиграла. Все ее бумаги, обращения в суды и другие инстанции, требовали времени на рассмотрение. Можно было подключить общественные организации, но ... время... время! Как раз времени у Риты не оставалось. Даже отбросив все проволочки до появления нужного решения, там, где скрыт зовущий Риту путь, появиться новенький развлекательный центр. А значит, все будет зря.
   Совсем отчаявшись, она даже позвонила и сообщила о выдуманной бомбе. А потом сама следила сквозь оцепление, как на стройке целый день ковырялись саперы. Глупо и опасно - теперь она наверняка в розыске. Ее арестуют, хоть она и догадалась выкинуть мобильный телефон после звонка. И пока просто радовалась еще одному выигранному дню. Рита теперь особенно остро ощущала - в песочных часах ее судьбы утекающие песчинки времени скоро иссякнут. Она боролась за любовь, без сомнений и раздумий о будущем.
  
   Следующий день снова принес отчаяние. Идеи закончились, а стройка с утра возобновилась с удвоенной силой - она утром побывала там, у забора. Рита в очередной раз перебирала в голове возможные варианты.
   От постоянной бессонницы болела голова, опухли глаза. Рита очень устала. Силы почти иссякли, истончились. Лишь вера, слепая вера в чудо двигала ей. Тысячи лет разделили их. Десятки прожитых, пустых жизней. Но что-то еще теплилось внутри. Словно огонек маленькой свечи во тьме глухой ночи. После всех жутких испытаний она сохранила веру и любовь, а теперь вернулась память.
   - Я не предам нашу любовь. Я буду с тобой, чем бы это не закончилось, несмотря ни на что! - решительно выкрикнула Рита в пустоту.
   Она отложила ставшие бесполезными документы. Одела пальто и сапоги.
   В дверях квартиры Рита столкнулась с Машей и незнакомым мужчиной. Его звали Дима, как тут же представила подруга. Худощавый, жилистый, с легкой бородкой. По влюбленным глазам подруги Рита сразу поняла, что мешает даже здесь, своим присутствием, счастью единственной подруги, занимая ее квартиру. Еще один знак, что пора уходить. И она развернулась снова к двери.
   - Рита подожди. Дима может тебе помочь! - быстро выпалила Маша, угадав ее состояние, и схватила Риту за руку. - Прости, я рассказала ему о твоих видениях, ну, про подземный храм...
   - Да-да. Вы извините... Рита...э-э.... Можно сразу на ты? - Дима заговорил сочным баритоном. - Вы... ты слышала о диггерах? Мои друзья любят подземелья. Называют себя, искателями подземных горизонтов. Я бывал в нескольких вылазках, и знаком с их навыками. Уверен, что смогу проводить тебя туда...э-э... куда ты стремишься.
     
      И снова ночь. Знакомый пустырь. Дима, Маша и Рита, одетые в камуфляжные комбинезоны, тихо крадутся вдоль забора. На спинах рюкзаки. У Димы самый большой. Машу брать не хотели, но она настояла, напомнив Диме о каком-то давнем обещании взять ее на подземную прогулку. Теперь плелась позади, явно жалея о своей напористости. Но решительный вид Риты и уверенное лицо Димы постепенно успокоили ее и Маша старалась не отставать.
   К сожалению, без шума пройти не удалось. После звонков Риты в милицию, охрану на стройке усилили. Но Дима показал свою предусмотрительность - сторожей отвлекли его друзья. Едва их троица достигла забора, на другой стороне строительного пустыря начался глухой шум. Стучали по забору палками, раздавались крики. Типичная массовка из недовольной молодежи. Рита увидела, как несколько серых теней, подсвечивая себе фонариками, потянулись на шум. Дима придержал жестяной лист забора, пока девушки протискивались внутрь. Поправил рюкзак и повел их быстрым шагом в нужную сторону. Рита подсказывала направление - ее чутье странно обострилось, несмотря на все неудобства. Двигаться в комбинезоне было непривычно. Тяжелые, неудобные ботинки натерли ноги, но она молчала. В рюкзаке за спиной болтались фляга с водой, еда, каски с фонарями и моток веревки. Все снаряжение Дима достал за три часа. Ушли все оставшиеся деньги Риты. Она не жалела. Обратного пути для нее больше нет.
      А вот и темнеющая яма старых развалин часовни. Рита подвела друзей к знакомому камню. Дима изучил трещину, кивнул и начал что-то доставать из своего рюкзака. Поковырял ножом камни рядом с трещиной, засовывая в них пластичную массу, связал все проводами с маленькой коробочкой. Они отбежали в сторону и спрятались за большим куском каменной плиты. Дима достал маленький пульт из кармана и посмотрел на часы. Ждать пришлось недолго. Через несколько минут за оградой пустыря неистово завопили, и начали дико бить в забор. Гвалт голосов поднялся очень сильный. Дима улыбнулся, кивнул, и нажал кнопку на пульте. Хлопок взрыва потонул в многоголосье. Сквозь звон в ушах Рита услышала где-то далеко трели сирен милицейских машин.
     Дима, осмотрел образовавшийся пролом и удовлетворенно крякнул. Они быстро надели каски, включили фонарики и обвязались веревкой, как Дима инструктировал.
   - Все. Пора. Пошли! - коротко сказал он и шагнул в образованный пролом.
   Они растянулись в цепочку. Дима шел первым, Рита за ним в паре метров. Маша замыкала, оглядываясь назад на едва заметную дыру входа.
    Они шли по узкому проходу. Каменная кладка стен сливалась с низко нависающим потолком. Стены сильно крошились, сквозь щели сочилась влага. Под ноги попадались куски камней и сгнившие балки. Ход постепенно изгибался и всего через пару сотен метров неожиданно закончился... тупиком.
   Они остановились, в недоумении взирая на глухую стенку. Дима поводил руками по камню, тщетно выискивая щель, трещину, хоть что-то. Простукивал преграду, но безрезультатно. Рита уже поняла, что он сильно преуменьшил свой "подземный" опыт диггера, и теперь очень надеялась на него. Но он повернулся с печальным взглядом.
   - Прости Рита, но дальше мы не пройдем, - произнес Дима, - здесь глухая стена, неведомой толщины, похоже скала, судя по звуку. Да и взрывчатки у меня больше нет.
   Маша молчала, с сочувствием глядя на подругу. Дима отступил в сторону, пропуская Риту к стене. Она медленно сняла перчатки и провела ладонями по холодной бугристой поверхности. Стена действительно была монолитной. Рита прижалась к стене, моля пропустить их. Ничего. Слезы опять навернулись на глаза, но она их смахнула - не время и не место.
   Друзья тихо стояли позади, и Рита поняла - им нужно возвращаться. Но не ей! Рита чувствовала - она близко как никогда. Значит такова ее судьба. Она не вернется. И эта решимость словно переключила что-то в ней. Голова отчистилась от эмоций и суеты. Мысли исчезли, сменились упоительной тишиной внутри. Такой глубокой тишиной, что ей почудился чей-то тихий голос.
   "Найрит... Найрит..." - едва различимый шепот донесся слева из угла.
   - Да! Я иду! - крикнула она, и слепо дернулась туда, где каменная кладка упиралась в монолитную преграду.
   Не понимая, что делает, Рита принялась шарить по камням. Ее резкий вскрик испугал друзей. Дима и Маша непонимающе смотрели на ее действия. Вдруг Рита наткнулась на овальный камень, внешне неотличимый от других, но прикоснувшись, ей почудились теплота и пульсация в такт ее бешено колотящемуся сердцу. Она опустилась на колени, надавила на камень что есть сил. И он чуть-чуть поддался, сдвинулся! Несколько мучительно долгих секунд ничего не менялось, но вдруг послышался раскатистый гул и в стене открылся проход!
   - Ого! Секрет! Ловко придумано! Умница Рита! Я уж было подумал, что ты с камнями разговариваешь, - Дима помог ей подняться, и троица отправилась дальше.
   Едва они миновали низкую арку тайного прохода, как туннель расширился, рукотворные стены закончились, сменились монолитной скалой. Редкие насечки украшали бугристые стены там, где неведомые люди убрали лишние выступы. Ход уводил все ниже.
   - Похоже, мы теперь продвигаемся по естественной полости, - сказал опытный Дима, - это очень древний канал, промытый подземной рекой.
   - Ой! А где же река? Она не вернется? - взволновалась Маша.
   - Нет, не волнуйся, - спокойно сказал Дима, - этой реки здесь очень давно нет. Подземные реки часто меняют русло. Думаю люди, проложившие этот путь, тоже это знали. Но идем осторожно.
   Они медленно двинулись, опять растянувшись в цепочку. И глядя на черные стены, блестящие в свете их фонариков Рита осознала, что сюда, вниз строители никогда не доберутся, а просто наверху навсегда замуруют пролом. И она пообещала себе сразу отправить друзей назад.
   Уже скоро. Они придут в то самое место, что зовет, манит, притягивает ее. Теперь этот зов Рита ощущала почти физически. Она убедилась, что слышит зов только она. Ее чувства обострились до предела.
   "Вниз. Вниз. Вниз", - пела натянутая струна ее души, стонала внутри ее разума все громче.
   Рита шла все быстрее, ускоряя шаги. Она уже почти упиралась в спину Диме, не в силах уже терпеть его медлительность. Когда он в очередной раз притормозил, рассматривая что-то под ногами, Рита просто потянулась к поясу и сняла петлю веревки, связывающую их всех. Она молча обогнула последнюю живую преграду на пути к тому, кого искала многие прошедшие века. Рита почти бежала, не глядя по ноги. Она уже не слышала криков друзей, устремившихся следом за ней.
   Спуск закончился неожиданно. Они вынырнули из темноты в сумрак огромной пещеры. Дима и Маша замерли, полностью потрясенные открывшимся видом. Пещера была настолько обширной, что свод терялся в свете фонарей. Но главным было другое - древний храм. Точнее сама пещера и являлась храмом. Стены, насколько хватало взору, были обработаны, украшены руками тысяч людей. Воображение и размах древних мастеров поразил их настолько, что Дима и Маша забыли обо всем, созерцая окружающее их великолепие.
   Казалось, что время обошло это место стороной - нигде не было видно следов ветхости и разрушения. Не верилось, что это место не видели глаза людей уже многие сотни лет.
   Мощные колонны из гладкого камня в два ряда опоясали огромный, величественный зал. Из стен струились потоки воды, журчали маленькими водопадами, срываясь в круглое черное озеро, расположенное посредине гигантской пещеры-храма. Странный светящийся мох, слабым зеленым светом освещал окружающее пространство. Диковинными узорами этот мох украсил стены пещеры, облепил колонны и каменную беседку в центре озера, накрытую тяжелым куполом. И одна единственная, тонкая дорожка уходила туда.
   - Он там! - хриплый возглас Риты заставил их вздрогнуть, возвращая в реальность.
   Пока они соображали, что к чему, Рита уже бежала по узкой дорожке, разделившей озеро, на две черные половины. А рядом у их ног, остались брошенные ею рюкзак и тяжелые ботинки.
   - Стой Рита! - закричали друзья ей вдогонку.
   Но Рита бежала без оглядки - только вперед. Она не видела, как за ее спиной опрокидываются плиты дорожки и тонут в темной ледяной воде.
   "Сюда. Сюда. Сюда", - звучал внутри призыв, подгоняя ее.
   Она не слышала криков друзей, когда сверху падали большие угловатые глыбы. Ни на миг не остановилась, когда дорожка прервалась чернеющим провалом - прыгнула без сомнений и страха, безудержно стремясь к заветной цели.
   И вот, наконец, весь ее тернистый путь пройдет сполна - Рита в центре озера! Она на каменном островке, в самом сердце древнего храма. Сооружение, издали казавшееся небольшой каменной беседкой, явилось поистине монументальным. На восьми мощных колоннах покоился высокий купол, четкие линии узоров не стерлись за долгие века. Сквозь круглое каменное окно в середине купола, проникал зеленый свет.
   На каменном постаменте в центре стоял Он. Печальным, застывшим взглядом смотрел на нее. Такой близкий и такой холодный. Навечно в каменном плену. Она рождалась, жила и умирала сотни жизней. И все это время Он был рядом, неподалеку - скрыт глубоко под толщей земли, в этом храме. Какая ирония судьбы, злая шутка коварных богов!
   Опять всколыхнулась в ней лента воспоминаний, закружила, увлекла образами давно ушедшего прошлого. И стерлись последние грани, исчезли преграды внутри ее сердца. Вспомнила Найрит все былое полностью, каждый миг, когда они были рядом. Вспыхнули ее чувства с еще большей силой, навсегда смывая прежние сомнения. Налилась ее душа величайшей радостью - закончился ее многовековой путь, а затем величайшей болью от бессилия помочь тому, кого искала долгие века.
   Мягко и бережно обняла Найрит холодную статую. Шевельнулись ее губы -вспомнила она имя любимого. Имя забытое всеми! Ее слезы оросили грудь окаменевшего бога. Плакала Найрит и звала Его.
  
   Дима и Маша широко распахнутыми глазами смотрели на происходящее. Из-за расстояния они не слышали слов рыдающей девушки, но увидели невозможное. Волшебство, магия - как ни называй, но случилось чудо.
   Даже боги не властны над любовью, бессильны любые чары там, где встречаются две родственных души... И поддался камень. Как воск поплыл, наполняясь голубым свечением. И брызнул во все стороны ярким светом!
   Когда Дима с Машей снова смогли видеть, протерев глаза после яркой вспышки, они застыли совершенно пораженные. Высоко над каменной беседкой, без всякой опоры висели две светящиеся фигуры - Найрит и оживший бог. Невесомо паря над гладью озера, держась за руки, они приблизились к созерцающим их друзьям.
   Окутанная голубым сиянием, Найрит сказочно преобразилась и уже выглядела как неземная девушка. Ее кожа переливалась бликами, словно голубой хрусталь. Она очаровывала своей божественной красотой в прямом смысле. Ее сияющий взор изливал такой поток любви и доброты, что моментально смыл все их тревоги.
     - Мои друзья, - речь Найрит зазвучала необычайно звонко, переливаясь журчащими аккордами, - величайшее вам спасибо!
   - Благо... Дарю! - грохочущим басом добавил древний бог.
   В его голосе слышался затаенный рокот, пробужденная энергия, огромная мощь стихии, наконец выпущенной на свободу. Взор, горящий синим пламенем, казалось, пронизывал насквозь до самой глубины души.
   - Помните о нас, - мелодично зажурчала снова речь Найрит, - берегите свою Любовь. Будьте преданы друг другу. И тогда ни время, ни пространство, никто не сможет разлучить вас. Живите сердцем и... прощайте!
   - Пора уходить! - голос древнего бога громким эхом разнесся вокруг. - Сейчас это место исчезнет. Поспешите. Прощайте!
   И в ответ на затихающее эхо слов бога, возникла сильная вибрация. Пол под ногами вздрогнул, шевельнулся. Стены и свод пещеры покрылся трещинами. Медленно угасло зеленое сияние, излучаемое светящимся мхом.
   Дима очнулся, скидывая оцепенение, схватил за руку оторопевшую Машу и они побежали. Перед выходом из подземного храма, он оглянулся в последний раз. В пустоте перед светящимися фигурами бога и Найрит появилась яркая точка, вмиг выросшая в круглый проход. Словно протаяло окно в другой мир. Обе фигуры шагнули туда, где далеко, в тумане угадывались невиданные строения и деревья. Проход стянулся снова в точку и исчез.
   И тут началось - с грохотом огромные валуны и куски колонн полетели в озеро. Сквозь трещины в стенах шумно хлынули темные потоки воды. Дима с Машей бросились в туннель и уже не видели, как вспучивается озеро, затапливая все вокруг. Они очень спешили, ощущая всем телом разбушевавшиеся недра земли. А вода следовала за ними по пятам.
   Когда они едва дыша, со сбитыми коленями, вывалились наружу, уже наступило утро. Неподалеку от развалин стояли машины спасателей и милиции, толпились люди. Толчки под землей ощутили все, но когда из разлома выскочили ребята - их появление стало полной неожиданностью. А потом из пролома хлынула темная грязная вода.
   Дима с Машей облегченно рухнули на землю. Они безмятежно смотрели вверх, в чистую синева утреннего неба, и держась за руки, улыбались тем, кто глядит на них оттуда.
  
   Дима с Машей поженились. Они на всю жизнь запомнили историю, частью которой им посчастливилось стать. И назвали свою дочку Рита.
   Иногда Дима размышляет о словах древнего бога. Чем он одарил их? Но не находит ответа. Дима ласково берет доченьку на руки, смотрит в ее добрые, лучистые глаза. Маленькая Рита улыбается ему, и тогда Диме мерещатся голубые искорки в глубине ее глаз.
  
   Помните, настоящая Любовь - величайший дар, бесценный и хрупкий, ее очень трудно найти, но легко потерять.
  
     

( 19-мар-2012 )

  
   (C) Парфенов Михаил Владимирович (mivlap@inbox.ru)

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список