Парфенов Михаил Владимирович: другие произведения.

Воспитывая волшебника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грани бытия и грез (цикл рассказов).Грань пятая

Парфенов Михаил Владимирович

Грани бытия и грез (цикл рассказов). Грань пятая

ВОСПИТЫВАЯ ВОЛШЕБНИКА

  
  
   В детстве, играя, мы воображали себя в уютном и понятном мире, где оживали наши самые смелые фантазии. И пятачок травы превращался в диковинный лес, груда камней - непроходимыми горами, а каждая большая лужа становилась морем. Безграничное воображение и радужный свет детской души пробуждали настоящее волшебство.
   Но мы добровольно отказались от чудесной сказки, позволили убедить себя, что чудес не бывает. Мы забыли свет, принесенный с собой в этот мир. И спустя многие годы, лишь в редких особых снах, вспоминаем детство - те яркие мгновения слияния со всей вселенной. Но просыпаемся и ощущаем лишь пустоту внутри. И чтобы не думать о потере, еще глубже погружаемся в жизненный круговорот. А сказка ушла, затихала музыка в душе, исчезала чистота восприятия, внутренняя гармония сменилась хаосом, смесью страхов и комплексов - закономерности взросления, как считает большинство. Однако, исключения возможны, ведь все только зависит от нас...
  
     
    Долгожданный сон не приходил. Олег сидел у телевизора в своей пустой квартире. Полночь давно минула, но напряжение не отпускало. Голубые сполохи экрана отражались в его глазах, не находя отклика. Он не слышал тихое бормотание телевизора, полностью окунувшись в тяжелые мысли и воспоминания.
   Когда Олег устроился на работу, он очень гордился, что вчерашний студент, отличник, без всяких блатов принят на самое солидное предприятие в городе, да еще по специальности - маркетологом в отдел развития. Вначале все шло замечательно. Он не высовывался, трудился не покладая рук. Выполнял не только свою работу, но и окружающим, особенно старым сотрудникам, имевшим плохие навыки работы с компьютером, но огромный опыт и связи. Он даже не обижался, когда о нем "забывали" рапортуя о быстро выполненных отчетах, докладах и презентациях. Он верил, что пробьется наверх, ближе к руководству. Покажет свою незаменимость, и его мечты станут реальностью. Спустя несколько тяжелейших лет упорного труда и самоотречения у него почти получилось. И это "почти" его бесило сейчас как никогда.
   Возможно, он просто не успел. Занять более выгодное положение, выслужиться до надежной должности. А может, нужно было преодолеть свой страх и консерватизм, и сразу уйти при первых признаках развала? Ведь именно так сделали многие опытные люди, и сейчас имели теплое место, а Олег оказался там где сейчас, в пустоте и без перспектив.
   Когда начался этот затяжной мировой кризис, Олег совершенно не ожидал, что некогда надежное, крупнейшее в округе предприятие затрясет, как старое больное дерево от сильного ветра, и людей, десятилетиями трудящихся здесь, выбросят, как ставшую ненужной листву.
   Олег держался всеми силами, с ужасом глядя, как многолюдное здание управления завода опустело в считанные месяцы. Остались единицы, но даже в этом он старался находить хорошее. Ведь теперь он каждый день общался с директором! Его заметили! Он готовил документы и выполнял поручения, и искренне верил, что вот еще чуть-чуть, и кризис закончиться, люди вернуться, а он займет свое руководящее место, перестав быть мальчиком на побегушках.
   Олег работал вместе с Верочкой - молоденькой девушкой, недавно закончившей институт. Опыта работы у нее не было, как впрочем, и специальных знаний. Но ее не уволили благодаря своим особым талантам, не связным с основной работой. Директор Верочку ценил и, частенько, этим пользовался. На что Олег демонстративно не обращал внимания, что было не сложно при его-то колоссальной загруженности. Верочка, появлялась почти к обеду, прихорашивалась и ускользала задолго до конца рабочего дня.
   В итоге, Олег вкалывал за двоих - правлению нравились его аналитические сводки и обзоры, поэтому каждый день он засиживался допоздна, часто и по выходным. Из-за собственной тщательности и педантичности, перепроверяя каждую цифру по несколько раз, он частенько мучился бессонницей и головными болями. И всегда успокаивал себя тем, что благодаря своей незаменимости работу не потеряет.
      Но сегодняшний день пошел не как обычно. Проходя мимо бухгалтерии, Олег случайно услышал часть разговора о себе через приоткрытую дверь. Понимание дошло не сразу, но практически шокировало - его увольняют! Вот так просто и буднично! А ведь, он наивно верил, что очень нужный, но все-таки проиграл. Он понял, что пора признать, что во время кризиса даже самые лучшие маркетологи не нужны, уж в его провинциальном городе точно.
   До конца рабочего дня Олег просидел, опустив руки, глядя в пустоту. Он оказался совершенно не готов к случившемуся и как большинство глупо считал, что "именно его это не коснется". Но жизнь распорядилась иначе, в очередной раз, будто намекая, что он остался прежним, вечно выпадающем из реальной жизни мальчишкой, и элементарно не предусмотревшим это увольнение.
   Олег пришел домой на автомате. Понуро опустился на стул у окна, и долго смотрел в угасающее вечернее небо. В голове нескончаемым хороводом крутились только две мысли: наивная "почему я?" и основная "как жить дальше?". Он включил телевизор, надеясь отвлечься, но вместо этого погрузился в воспоминания.
   В своей жизни Олег старался все сделать сам, с первых дней, когда осознал себя в детском доме. Всюду пробивался самостоятельно, никогда не просил помощи. Выстраивал терпеливо и методично свою жизнь, кирпичик за кирпичиком. Учился, подрабатывал, крутился белкой в колесе жизни. Он рано повзрослел, через боль и обиды придя к парадоксальному выводу - детства нет, и особенно в детском доме. По его мнению, детство - вообще абстрактное понятие, люди сразу рождаются взрослыми, только сначала они маленькие, а потом вырастают, все остальное - обман, такой же, как детские сказки и слезливые романтические истории. Олег считал себя реалистом, стараясь придерживаться во всем золотой середины. Не обвинял других в своих бедах, но избегал просить помощи, не желая быть зависимым от кого-либо. Его личный опыт сурового взросления подсказывал - сначала тебе помогут, а потом требуют в десятки раз больше.
   Усилием воли Олег взял себя в руки, выключил бормочущий телевизор и заставил себя лечь спать. Разделся и опустился в расстеленную постель. Потянул тонкое одеяло на себя. Почему-то захотелось как в детдоме - укрыться с головой, спрятаться от всех бед, на время обмануть себя, внушая, что все хорошо. Поддавшись этому почти забытому действу, руки невольно потащили одеяло к голове. Но едва он оказался в знакомой уютной темноте, как упругий матрас под ним исчез! Олег провалился в пустоту и... плюхнулся в воду!
   Из лазурной толщи он вынырнул на поверхность, к яркому свету солнца в чистом, безоблачном небе. Перед ним раскинулся огромный пляж с белым песком и зелеными пальмами, а за спиной плескался тихими волнами бескрайний океан. Всюду были люди - сновали по красивому берегу, плавали вокруг. Постель, одеяло, квартира - все исчезло. Олег, очумело осматриваясь, барахтался в удивительно прозрачной морской воде среди редких отдыхающих. В своих трусах-боксерках он удачно вписывался в общую картину. Его выделяла лишь белая кожа никогда не загоравшего человека.
   Светлая бирюза океана уходила вдаль за горизонт, сливаясь с яркой синевой неба. "Судя по солнцу высоко в зените и растительности на берегу, я где-то в экваториальной зоне. Это какой-то остров или часть материка", - прикинул Олег.
   Олег никогда не покидал свой маленький, вечно грязно-пыльный город, расположенный среди лесов и полей, а море видел только по телевизору. Плавал мало, ходил пару раз в городской бассейн, поэтому сейчас активно перебирал руками и ногами, чтобы удержаться на воде.
   Внезапно он почувствовал в голове сильное давление, затем словно что-то кольнуло в правый висок. Олег порывисто обернулся и наткнулся на пронзительный взгляд мальчика, сидящего неподвижно на берегу.
   Ребенку было на вид лет семь-восемь. Черты его лица показались смутно знакомыми - Олегу внезапно почудилось, будто он видит самого себя, настолько велико было сходство. Сразу вспомнились редкие детские фото.
   Рядом с мальчиком беседовали мужчина и женщина, которая в этот момент протянула руку, чтобы погладить волосы ребенка, но тот будто ощутив ее намерение, не глядя, увел свою русоволосую голову в сторону.
   Взгляды мальчика и Олега снова встретились. Он ощутил, как исчезает прежняя тревога, тает напряжение, становясь незначительной помехой. Но мальчик вдруг встрепенулся, его глаза широко распахнулись глядя куда-то за спину Олега. И в этот момент он услышал сзади какой-то крик и рокот. Он развернулся, чтобы увидеть в нескольких метрах летящий на него скутер! Едва успевая, он дернулся вниз, под воду уходя от столкновения. И... вновь оказался в своей постели!
   - Неужели сон? - громко спросил Олег сам себя, откидывая одеяло.
   Олег вскочил на ноги, осознавая, что полностью мокрый. Осмотрелся. Простыня слегка пропиталась влагой, а вокруг стоп на полу образовалась небольшая лужица.
   - Ну, предположим, вспотел очень сильно... - собственный голос чуть дрожал от волнения.
   Олег понимал, что убеждает себя, не находя разумных нормальных причин появления влаги на теле. Поднял голову, посмотрел на потолок - может сверху вода просочилась. Но выше была крыша - он жил на последнем этаже двенадцатиэтажного дома. Потолок был сухой и чистый.
   - Ну, значит сон, - успокоил он себя, и вдруг заметил на колене прилипшую странную зеленую нить.
   Взял двумя пальцами, приблизил к глазам - водоросль! Причем морская - соленый привкус различил сразу, коснувшись кончиком языка.
   Остаток ночи Олег не спал. Переполненный эмоциями и противоречивыми мыслями, он пытался найти логичное объяснение произошедшему. До рассвета просидел на кухне, основательно сократив запас кофе. Ранним утром из ступора его вывел пронзительный звонок будильника.
     
   На работу Олег шел в каком-то двойственном состоянии. С одной стороны он знал, что сегодня его уволят, а с другой - все еще витал мыслями там, на лазурном пляже. Перегруженный вопросами ум зависал, не находя ответов. Олег безуспешно старался понять, проанализировать случившееся. Он явно прикоснулся к чему-то загадочному, где обычные законы мира и логики не работают.
   День прошел, как в тумане. Олег не кричал, не возмущался, когда после обеда пришла сотрудница отдела кадров сообщить ожидаемую новость о сокращении. Он даже обрадовался, узнав, что оставшиеся две недели оформят как отпуск. Олег уже принял все как свершившийся факт. Он ничего не сказал Верочке, прячущей глаза и неотрывно глядящей в окно. Спокойно подписал все бумаги, за пять минут собрал в коробку личные вещи и также молча ушел.
   В квартиру Олег пришел непривычно рано. Оставил коробку в прихожей, а сам сел на стул у кровати и просидел так до глубокой ночи. Время от времени он осторожно касался рукой одеяла, будто боялся, что там вновь окажется пустота. Но ничего не происходило.
   - Может это просто психоз, сон усталого человека? Причина банальна и естественна - стресс, - думал он вслух, но собственный голос звучал не убедительно.
   Олег был здоровым человеком. Несмотря на чрезмерную занятость, он каждый день полчаса уделял гимнастике, а гантели на балконе никогда не пылились. Он не курил, не употреблял алкоголь.
   "За свою жизнь и здоровье я отвечаю только перед самим собой!" - всегда приговаривал себе Олег, проходя мимо баров и больниц.
   К своим тридцати, он не обзавелся семьей и близкими друзьями. Про таких как Олег говорят - трудоголик, поэтому будучи увлеченным работой человеком, на друзей и подруг он просто не находил времени. Да и встречаться лишь ради постельных удовольствий - значит обманывать, считал Олег, а лгать, изворачиваться, манипулировать кем-то ему было бы противно.
   Но к одиночеству невозможно привыкнуть. Сердцем он давно хотел найти кого-то, кому подарит с избытком накопленную сердечную теплоту. Но по уму не мог себе этого позволить. Еще в детдоме Олег твердо решил, что семью можно создавать только, когда уверено встанет на ноги - будет свое жилье, а не съемная квартира, и надежная, хорошая работа с высоким заработком. Но, похоже, суровая реальность вернула его к исходной точке.
   Олег взглянул на книжную полку. Перед глазами замелькали газеты и популярные телепередачи на темы инопланетян, всяких секретных экспериментах и параллельных мирах. Он нахмурился, тряхнул головой, отстраняясь от сумбурных мыслей.
   - Чепуха какая! - упрекнул он сам себя. - Накрутил мистику с примесью паранойи. Полный набор. Все, хватит! Пора спать! Утро вечера мудрей!
   Однако раздеваться не стал, только повесил пиджак на спинку стула. Лег на кровать поверх одеяла в штанах и рубашке, прислушался к себе.
   "А если откинуть домыслы и фантазии, что остается? - завертелись в голове снова прежние мысли. - А ничего. Понятно одно, что если произошедшее со мной реально, если я действительно был где-то на Земле, то интересно, кто тот мальчонка?"
   Олег поймал себя на том, что его беспокоит судьба незнакомого ребенка. Он постарался припомнить подробности, но их нашлось слишком мало. Олег устало прикрыл глаза, снова напрягая память и... провалился в морскую воду второй раз!
   Он опять барахтался в воде у знакомого пляжа, а рядом медленно тонуло набухшее от воды одеяло. Теперь Олег сразу целенаправленно двинулся к недалекому берегу. Мальчик должен быть где-то здесь, среди отдыхающих - уверенность появилась сама собой. Олег судорожно шарил глазами по берегу, одновременно двигая ногами и руками.
   "Нет, нет, опять нет... Время, я теряю время!" - он не понимал истоков этих мыслей, но продолжал искать.
   Снова томление в голове, теперь лишь легкое покалывание кожи лица справа. Что-то зацепило взгляд, и наконец Олег увидел мальчика. Не на берегу, а в воде! Точнее на воде. Впереди, на надувном матрасе лежал на животе мальчик, а по бокам плыли те самые мужчина и женщина.
   "Почему не получается назвать их родителями? Ведь это наверняка так?" - мыслям что-то мешало, некое внутреннее сопротивление.
   Оставив эти размышления, Олег только сейчас осознал, что плывет в одежде - намокшие штаны и рубашка сильно мешали. Часы на руке наверняка встали, можно будет выкинуть. Но он сразу забыл обо всем постороннем - до мальчика было недалеко, метров тридцать. Олег заметил, что взгляд ребенка изменился, глаза замерцали, брови сошлись в напряжении. И его матрас вдруг ускорился, словно движимый невидимой силой, вырвался вперед, оставляя позади плывущих "не-родителей". Со стороны могло показаться, что матрас увлекло сильной волной, пришедшей почему-то со стороны берега.
   - Артем! - позвали они мальчика по-русски, но тот никак не реагировал, продолжая пристально смотреть на Олега.
   Матрас приближался. Олег удивленно наблюдал происходящее, интенсивно шевеля ногами, чтоб удержаться на плаву, но внезапно зацепил что-то упругое под водой, видимо какого ныряльщика. Сразу испугано замер, поджал ноги, невольно погружаясь под воду с головой, и... вновь оказался, на своей постели, без одеяла.
   Резко, кубарем скатился на пол. Поднялся, огляделся - снова он в своей квартире. Мокрый! Сердце бухало, отдавая барабанами в ушах.
   - Я дома! Дома! Кажется, все кончилось, - он тяжело вздохнул, успокаивая себя.
   Зашел в ванную и уже неторопливо снял одежду, сочащуюся соленой влагой. Вытерся полотенцем и одел халат. Руки слабо дрожали. На кухне заварил себе крепкий кофе с молоком и сахаром, но после двух глотков заснул прямо там, за столом.
   Утром Олега разбудили лучи солнца, проникшие через окно. Ласковое светило медленно выползало из-за горизонта, пробиваясь между высотных домов. Олег открыл глаза и долго любовался, как невероятно красиво преломляются лучи на редких пузырьках внутри старого оконного стекла, рассыпаясь множеством бликов по стенам кухни. Олегу внезапно захотелось распахнуть это пыльное окно и вдохнуть всей грудью окружающий мир. Пить этот еще пока чистый утренний воздух, подставить лицо первым ласковым солнечным лучам, и просто жить. И эти необычные, новые для Олега мысли сделали свое дело..
   Уже с улыбкой, он затворил окно и огляделся вокруг - квартире явно требовалась капитальная уборка. Олег ухватился за эту мысль, переключаясь от тяжелых дум на понятное дело. Бездействовать он был уже не в силах - привычка работать прочно въелась в его натуру. Тем более, что теперь у него куча свободного времени.
   Олег убрал пыль, вынес мусор, принялся мыть полы. За монотонной работой удалось окончательно забыть об увольнении. Мысли сами собой упорядочились, потекли спокойной рекой. Ему уже казалось, будто все вчерашнее случилось в другой, прошлой жизни, уже кажущейся неправильным сном. А теперь новая, настоящая жизнь четко подсказывала, что мальчику Артему нужна его помощь. Он сам не понимал истоков этой уверенности, парадоксальной, нелогичной, но он верил и все. Как и эти "переносы" Олег тоже не понимал, но теперь гадал, как помочь ребенку, старался найти хоть какую-нибудь закономерность.
   "Почему я? Кто этот мальчуган? Что вообще происходит?" - безответных вопросов становилось все больше.
   Следующий перенос произошел по-другому, без окунания в море и гораздо раньше, ночи ждать не пришлось. Олег заканчивал уборку в прихожей. Около входной двери висело большое зеркало, позволяющее видеть себя в полный рост. Оно закрывало стену почти до пола. Олег проходил мимо и заметил на недавно отмытой поверхности какие-то разводы. Он взял сухую ветошь, потянулся к зеркалу, мимолетно отмечая, что отражение какое-то неправильное, перекошенное. Как только он коснулся зеркальной поверхности, та всколыхнулась серебряными волнами! А Олег от неожиданности не найдя опоры, потерял равновесие и полетел сквозь массивную раму в пустоту.
     
      Пляжа не было. Он брякнулся на пол длинного чистого холле большой гостиницы или, как говорят за рубежом, отеля. И сразу вскочил на ноги, увидев удаляющуюся пару с ребенком.
   "Они!" - он узнал их со спины и бросился следом.
   Олег спешил, чувство уходящего времени, подталкивало, жгло пятки. Кстати, домашние тапочки на его ногах смотрелись, очень оригинально.
   "Они свернули за угол! Только бы не потерять!" - подгоняя себя, Олег перешел на бег.
   Он обогнул мраморную колонну, скользнул вправо и под аркой прохода столкнулся с теми, за кем спешил.
   Мальчик сидел на скамье, установленной в небольшой нише, ожидая пока ему наденут слетевшую сандалию. Олег с разгона наскочил на стоящего рядом мужчину.
    - Ух, ой! Извините! Я...я спешил... - только и смог сказать Олег.
   - Да все о-кей!... О, вы русский! Хоть кто-то здесь говорит по-русски! - мужчина протянул ему руку, и Олег пожал ее в ответ. - А мы уже несколько дней здесь, на чертовом острове. Непривычно! Слишком спокойно без наших шумных соотечественников, да, Милена?
   Застегивая пряжку на сандалии ребенка, та, кого назвали Миленой, кивнула. Олег, рассмотрел этих людей вблизи. Похоже, новое чутье его не обмануло - эти люди действительно не родные ребенку, слишком непохожи. Милена поднялась, разворачиваясь так, что мальчик остался позади нее. Отряхнула платье, картинно поправила волосы. В этот момент мальчик выглянул из-за ее спины. Его взгляд был такой... выразительный. У Олега что-то дернулось внутри, почудился беззвучный зов.
   - А, вы... - Милена сделала выразительную паузу.
   - Меня зовут Олег и я... - он собирался мыслями, - тут... недавно, а вы Милена, верно? ...э-э... Привет, Артем!
   "Ой, нет! Они ведь имя мальчика мне не говорили!" - по напрягшимся лицам, Олег понял свою ошибку, и быстро исправился:
   - Я слышал, как вы его звали, там, на пляже.
   Олег заметил как они облегченно вздохнули, и это совсем ему не понравилось. И ко всему этому, мальчик вдруг метнулся вперед и крепко прижался к Олегу.
   - Артем, что за шалости? Нам пора! Артем, этому мужчине пора уходить! Артем! Что я сказала! - в голосе Милены появились угрожающие нотки, а мальчик лишь сильнее прижался к Олегу, обхватывая руками.
   - Хм... Уважаемые, я думаю, это недоразумение, - медленно произнес Олег прохладным тоном, - но должен спросить. Вы его родители?
   Оба нахмурились и переглянулись. А мальчик потихоньку толкнул Олега, вынуждая отступить назад.
   - К-конечно! И документы все имеются! - мужчина чуть запнулся, но говорил убедительно, даже чересчур. - Артем не веди себя глупо! Иди сюда, не пугай человека! А вы... отойдите! Это наш ребенок!
   - Может это глупо, но мальчик сильно встревожен, - Олег взял ребенка за руку, ощущая теплую детскую ладошку, - поэтому давайте пройдем к администратору отеля и все проясним.
   И не дожидаясь ответа, развернулся и пошел с мальчиком туда, откуда сам прибежал пять минут назад. Он шел уверенно, не задумываясь почему выбрал именно это направление. За спиной послышалось недовольное сипение и торопливый топот.
   - Эй! Послушайте, эй...вы... Олег! Это же смешно, идти на поводу у ребенка! -крикнула Милена вдогонку, а Олег отметил, что она не сказала "моего сына".
      - Олег, а ведь мы можем вас обвинить в... м-м... причинении вреда нашему ребенку! - мужчина тоже выделил "нашему", но не добавил "сына".
      До Олега не сразу дошло в чем именно его хотят обвинить, но понимание все же достигло разума и окатило его горячей волной гнева. Олег резко остановился, разворачиваясь.
   - Слушайте, вы! Артем вам чужой, это видно сразу, - при этих словах мальчик крепче спиной прижался к Олегу, а тот положил руку ему на плечо. - И как вы это объясните?
   Снова они переглянулись. Мужчина посмотрел вглубь холла, чуть задумался, принимая решение, а потом устало махнул рукой, словно избавляясь от надоедливого насекомого.
   - Хорошо, я расскажу. Мне надоела эта игра! - голос Адама переменился, став злым, брезгливо-циничным. - Черт! Встретили единственного русского, и тот полез в душу!
   Милену тоже сильно возмутила назойливость Олега. Она вытащила из своей сумочки документы и, размахивая ими, визгливо вклинилась в разговор:
   - Короче! Мальчишка нам не родной, но наш по закону! Вот тут все отмечено! Артем живет в лучшем пансионе, а мы раз в год берем его в турпоездку, делаем фотографии для... неважно... Он сын бывшей жены Адама... Она... Адам сам скажи, это из-за твоей проблемы...
   Олег отметил, что они явно что-то недоговаривают. Он сильнее прижал мальчика к себе и незаметно отступил на шаг назад.
   - Да все просто, сыщик ты доморощенный! Хочешь правды? Получи! - Адам недовольно скривился, его уже несло, голос заклокотал от плохо сдерживаемой злобы. - Моя жена... Бывшая жена, мать Артема... Она умерла при родах. Я не могу иметь детей, а она очень хотела. И тайно от всех обратилась в клинику, чтобы ей сделали искусственное оплодотворение. Я даже не знаю, чей Артем сын! Мальчик... хм... нездоров, недоразвитый, молчит с рождения. Врачи говорят, мол, последствия родовой травмы. А нам из-за него что? Жить нормально нельзя? Может это вообще гены... хреновые, от папаши его неизвестного?
   Сказав все это, Адам вдруг прижал руки ко рту и развернулся в сторону Милены.
   - Проклятье! Почему мы ему рассказываем? Этого не знает даже... - он опять захлопнул рукой рот, и женщина тоже испугано прижала ладонь к своим губам.
   Олег скосил глаза на мальчика, их взгляды встретились. Смутные, вязкие мысли-образы шевельнулись внутри, но Олег ничего осознать не успел. Не-родители очнулись и пошли в наступление.
   - Все, правдолюб! Успокоился? Забудь что слышал и проваливай! - мужчина шагнул к Олегу, протягивая руку к мальчику. - Артем иди сюда!
   Но мальчик отпрянул в страхе, толкая в живот Олега, который от неожиданности отступил еще на шаг назад, покачнулся и вместе с ребенком полетел в пустоту сквозь знакомую зеркальную поверхность! Оказывается, они с Артемом как-то незаметно вернулись к тому самому зеркалу в холле! И теперь оба лежали на полу квартиры Олега, ошалело глядя на ставшую вновь твердой поверхность зеркала.
   "Да что же это?! Сколько я вот так проваливаться буду?" - Олег пощупал дрожащими пальцами твердую зеркальную гладь.
   Бешено стучащее сердце Олега постепенно успокаивалось.
   - Ну, а ты что скажешь, Артем?
   Но мальчик молчал. Затем спокойно поднялся и с любопытством осмотрелся.
     
   Они сидели на кухне. Артем хрустел горячим тостом, запивая молоком из стакана. Олег задумчиво наблюдал за ним. Происходящее по-прежнему не укладывалось в голове. Вспоминал сказанное о мальчике. Глубокое сочувствие пробудилось внутри Олега.
   "А малышу не повезло - мать умерла, отец неизвестен. И с речью проблемы. Вообще не понятно, Артем - глухой или слышит, но не говорит? Ладно, разберемся. Чтобы там ни было, а в мальчике что-то есть особое. Один только взгляд чего стоит. И кстати, я ведь тоже вырос без родителей. И тут мы похожи. Удивительно".
   Завтрак закончился. Тарелка с тостами опустела.
   - Пожалуй, пора нам подружиться, - он протянул руку. - Привет, меня зовут Олег.
   Мальчик протянул руку навстречу, их пальцы соприкоснулись.
   "Привет!" - вдруг услышал Олег внутри головы.
   Он вздрогнул, как от удара током, застывая. Он ясно услышал детский голос, но губы мальчика даже не шевельнулись!
   Звонок в дверь раздался так внезапно и громко, что Олег подпрыгнул на стуле. Прошел к двери, глянул в глазок, нахмурился, узнавая хозяйку квартиры. Открыл, впуская пожилую женщину, лицо которой напоминало резиновую маску - всегда недовольно поджатые губы, сошедшиеся в переносице брови и прищуренные глаза. В длинной черной шубе, ссужающейся к низу и белым шарфом она поразительно напоминала большого пингвина-переростка, но Олегу было не до смеха.
   - Здравствуйте Марина Степановна. Чем обязан? Мы с вами в конце месяца встречаемся, еще две недели.
   - Да, верно, но я тут проходила мимо... - хозяйка стояла у двери, затягивая с ответом.
   Ее взгляд все время был в движении, бегая от стены к потолку, от шкафа к полу. В конце концов, она выдавила с раздражением:
   - Я чтоль не могу прийти в свою квартиру? - ее губы скривились. - Вдруг что не в порядке!
   "Что-то слишком много случайностей в последнее время. Наверно узнала о моем увольнении - город точно у нас маленький, слухи разбегаются моментально", - подумал Олег, но пропускать дальше настырную женщину не хотел.
   - Что именно не в порядке, Марина Степановна? Квартира в сохранности. Деньги я вам отдаю вовремя, коммунальные платежи оплачиваю...
   - Вот! Платежи! - она назидательно подняла вверх свой крючковатый палец с тяжелым золотым перстнем. - Покажи-ка свои квитанции, а то знаю я вас, студентов. Въезжаете-переезжаете, а долги мне платить?
   Олег развернулся и сдержанно поджав губы, пошел в комнату. Своей абсурдностью, бестактностью и вечными придирками эта женщина каждый раз словно проверяла его на прочность. И огромное, гигантское по меркам всех знакомых, терпение Олега уже было на грани.
   "У нее склероз или несколько таких квартир? А может, и то и другое? Я тут уже десять лет живу, еще со студенческой поры. Институт давно закончен, но она по-прежнему называет меня студентом и не доверяет. Как же она мне надоела! Глаза бы мои ее больше не видели!" - с раздражением думал Олег, доставая из стола папку с квитанциями.
   В этот момент любопытный Артем выглянул в коридор и был замечен.
   - Ой, откуда здесь ребенок? - послышался протяжный голос хозяйки. - Олег, это твой? А ты мне не говорил! Тогда доплачивать надо еще... А-а-а-х!
   "Ну кричать-то так зачем?" - Олег быстро бросился назад, но в опустевшей прихожей, стоял только один Артем.
   - А где... - начал было Олег и замолк.
   На зеркальной глади уже успокаивались расходящиеся из центра волны, как от брошенного в воду камня. В поле зрения попал торчащий из пола кусок потемневшего от времени паркета, о который "удачно" споткнулась жадная старуха. От внимания Олега не скрылась потешная улыбка Артема.
   - Это ты сделал? - Олег не знал, поймет ли его мальчик, но Артем просто коснулся его руки.
   "Ты!" - беззвучный ответ возник как вспышка внутри головы.
   Олег вздрогнул, застыл, прислушиваясь к себе. Ничего больше не изменилось. Подумалось, что может он просто видит сон, очень долгий и слишком реалистичный. Только так можно объяснить всю эту массу небывалых событий. Он больно ущипнул себя за мочку уха и скривился от боли - не сон значит.
   Они вернулись на кухню. Олег успокоился, и почувствовал, что достиг некой высшей точки насыщения чудесами и смирился. Сидя напротив друг друга, он спокойно взял Артема за руку и начал спрашивать, вслух. А мальчик отвечал. Мысленно, но понятно.
   - Я ничего не понимаю, Артем. Объясни. Эта история с тобой, море, зеркало...
   "Когда-то, ты все знал, но забыл", - на лицо мальчика набежала тень грусти.
   - Как ты это делаешь?
   Необычный способ беседы вскоре уже перестал удивлять Олега - гораздо важнее было понять не "как" происходят волшебные явления, а "почему". Но загадочные фразы мальчика пока не давали никакого прояснения.
   "Не я, а мы! - снова огорошил Артем. - Ты тоже!"
   - Я? Разве все эти... фокусы не ты устроил? - Олег уже отчаялся что-либо понять, он знал, что с детьми иногда трудно общаться, но не думал, что настолько.
   "Нет, я бы один не смог. Мы вместе. Вспомни, что ты думал, когда пришла эта... злая бабка? Ты тоже хотел, чтоб она исчезла?" - Артем хитро прищурился, уплетая тост, взятый уже из тарелки Олега.
   - Я хотел... Точно... Постой-ка, ты мысли читаешь? А ну да! - Олег усмехнулся нелепости своего вопроса, как раз сейчас мальчик общался с ним мысленно.
   "Нет, я читаю лишь то, что ты хочешь мне сказать. Да, и то когда касаешься меня. Вот так", - Артем немного пошевелил своими пальцами в сжатой ладони Олега.
   "Но я слышу твои чувства. Даже на расстоянии. И когда наши желания и чувства совпадают, то случается... ну, это...", - мальчик изобразил губами булькающий звук, и кивнул в сторону прихожей.
   - Ага, ясно. То есть... Ты сказал, совпадают желания и чувства... Что это значит?
   "Какой ты непонятливый, - Артем зевнул, прижимая ладошку ко рту, - просто мы связаны... Я хочу чаю и сладкого. А потом пойдем гулять?"
   От такой детской непосредственности Олегу стало стыдно - замучил ребенка своим разбирательством. Все вопросы были отложены. Он поставил чайник на плиту. Пока готовил посуду, заваривал чай, голова отчистилась. Олег прислушался к себе, и неожиданно ощутил нечто. Словно некий ветерок от Артема с явными нотками нетерпения! Мальчик оказался прав - они точно связаны, и с этим предстояло еще разобраться, но позже.
   Когда наконец с чашкой сладкого душистого чая Олег повернулся к столу - ребенок тихонько спал в кресле. И Олег с упреком шлепнул себя по лбу - он забыл о разнице в часовых поясах! Ведь на острове, когда они его покинули вечерело, а здесь утро. Он бережно укрыл ребенка пледом, и медленно потягивая чай, остался сидеть рядом. На Олега вновь накатило беспокойство. Ведь как ни крути, забыв о чудесах, а получилось, что мальчик у него незаконно. Но в конце концов он посмотрел на тихо посапывающего ребенка, и понял, что никому его обидеть не даст.
  
    Близился вечер, но на улице было еще достаточно светло. Долгожданное мартовское солнце пригревало недостаточно, но воздух уже наполнился запахами весны, что на фоне пробивающейся травы и ярко синего неба очень поднимало настроение.
   Довольный Олег неторопливо двигался по улице, наслаждаясь самим фактом этого медленного перемещения - он не спешил! Впервые в своей жизни, он никуда не бежал. Ну, а рядом шлепал любопытный Артем, точнее уже Тёмка - так, как-то незаметно стал назвать его Олег. Одеть мальчика вначале оказалось настоящей проблемой. Летние сандалии, шорты и футболка были не по сезону, а никакой детской одежды у Олега не было. Выручила многодетная семья из соседней квартиры, там быстро нашлась потрепанная, но добротная одежка от подросших детей. Они даже обрадовались возможности отдать уже ненужные вещи в хорошие руки. Только вот бывалые кроссовки оказались на пару размеров больше, отчего походка Артема получилась презабавная. Шаркая подошвами, он подбегал ко всему, что видел - скамейкам, рекламным щитам и витринам магазинов. Ему все было в новинку, словно он прилетел с другой планеты.
   Олег наблюдал за Темкой с растущей теплотой внутри. Он чувствовал, как радостно ему, когда рядом этот необычный, но уже такой близкий человечек. Их эмоциональная связь тоже стремительно развивалась. Пока еще непривычно было "слышать" всполохи чувств мальчика, не вздрагивать от врывающихся в сознание восторга, удивления и других "не своих" чувств. Появилось растущее, жгучее недовольство людьми, которые использовали ребенка в своих целях и упрятали его в закрытый пансион, отделив высоким забором от остального мира. Но теперь у Олега появился Темка и вера, что все обязательно наладится.
   Он невольно улыбнулся, вспоминая как "случайно" отправилась на далекий тропический остров вредная хозяйка квартиры. "Вроде нехорошо получилось, но нельзя ж быть такой злющей и жадной!"
   Впереди появилась низенькая ограда старого городского парка. Беспокойные мысли о квартире, ее хозяйке и двух бездушных людях, наконец покинули Олега. Конечно, совсем забывать о этих проблемах нельзя - их нужно решать. Но этот вечер он целиком решил посвятить ребенку, который в считанные часы занял в его жизни самое значительное место. Олег улыбнулся мальчику и получил в ответ такую радостную, солнечную улыбку, что в душе растворились последние тени сомнений. Они устремились в парк.
   Темка с нескрываемой радостью бегал по лужам, поднимая фонтаны брызг. Его озорной смех далеко разносился по округе пустующего парка. Заходящее солнце плавно скрылось за высокими кронами старых деревьев. Широкие многолетние стволы, увитые плющом, пробуждали у Олега забытые детские фантазии, представляя их колоннами величественного лесного храма. Мальчик по очереди прятался за деревьями-великанами, а затем с визгом выскакивал к неторопливо идущему Олегу, успешно изображающему испуг, подняв руки.
   Он заметил непривычные чувства - покой, благость, единение с окружающим. Казалось, будто размылись границы между телом и душой, деревьями и травой, вечерним небом и влажной землей, но одновременно мир вокруг ощущался с предельной ясностью. Что-то неуловимо изменилось в этом некогда одиноком, недоверчивом человеке. Маленький, забытый в глубоком детстве, но очень важный кусочек собственной жизни нашелся, встал на свое место - туда, где раньше была пустота.
   Деревья расступились, стало светлее, истоптанная дорожка привела их к небольшому пруду. Олег не знал, что тут есть водоем, хотя неудивительно - маленьких детей из детдома приводили в парк редко, а когда подрос - стало уже не до прогулок. Поэтому сейчас Олег и Артем наверстывали упущенное. С одинаковым интересом они смотрели на одичалый пруд метров двадцати в поперечнике. В наступающих сумерках вода выглядела темно-зеленой. Олег взял мальчика за руку, они неторопливо пошли по тропинке опоясывающей пруд.
   "Знаешь, в том большом доме, где меня держали... - начал мальчик свой мысленный диалог и у Олега болезненно сжалось сердце, - воспитательница читала книгу, и там один дядя ходил по воде. Мне всегда хотелось это попробовать..."
   И прежде, чем Олег успел сообразить, мальчик просто шагнул с тропинки в пруд.
   - Тем-м-ка! - запнулся он от неожиданности.
   А мальчик уже уверенно шел по глади пруда, поверхность которого лишь чуть-чуть прогибалась под подошвами его кроссовок как туго натянутая прозрачная пленка. Прогулявшись до противоположного берега, Артем вернулся. На его губах сияла знакомая озорная улыбка, глаза лучились радостью и светом. Едва он шагнул на берег к обомлевшему Олегу, как тот схватил его за руку.
   "Давай вместе!" - призвал мальчик, и продолжил уверенно:
   "Ты сумеешь, у тебя такой же дар, как у меня. Я чувствую. Наши способности сильней, когда мы вместе. Нужно только очень захотеть и поверить. Вспомни! Вот только что, ты же не хотел, чтоб я упал в воду? Моя вера и твое желание держали меня! А значит, удержат и нас двоих. Пошли!"
   - Ладно, будь что будет. Пошли! - решился он, отметив про себя, что начинает привыкать к чудесам. - Думаю, там неглубоко, если что.
   Артем замер на миг, настраиваясь, потом легонько дернул Олега, задержавшего дыхание. Оба синхронно ступили в воду пруда. Хотя в данном случае, правильнее сказать - на воду. Темно-зеленая полупрозрачная пленка воды прогибалась, но держала их! Его туфли погрузились в воду на толщину подошвы и будто завязли.
   Они пересекли пруд по-прямой и сошли на берег. Страх и напряжение первых шагов Олега сменились восторгом. Но дыхание он восстановил только на твердой земле. Они свернули на тропинку и двинулись к воротам парка.
   "Пора домой", - полному новых впечатлений Олегу захотелось вернуться в привычную обстановку квартиры, отдохнуть, осознать происходящее.
   К тому времени вокруг окончательно стемнело. Старый парк, при свете дня выглядевший дружелюбно, теперь пробуждал беспокойные чувства. Вдоль главной аллеи зажглись редкие фонари, многие стояли давно разбитые. Олег невольно подтянул Артема ближе, крепче сжимая его ладонь. Будто отвечая тревожным мыслям, впереди из-за поворота появились пять темных фигур слабо-различимые в сгущающихся сумерках.
   - И хто этом там заблудился? В нашем районе? - донесся неприятный голос, обладателю которого было явно не больше шестнадцати.
   Встреча в вечерних сумерках с задиристой молодежью не предвещала ничего хорошего. Озлобленные, забытые, живущие чем найдется, эти подростки сбивались в банды и промышляли мелкими грабежами и разбоем - бич нашего времени.
   "Как я мог забыть? - запоздало обругал себя Олег, замедляя шаг. - Ведь слышал же, что в парке неспокойно!"
   Одинокий фонарь выделил небольшой видимый пятачок света на дороге. Олег и мальчик вступили в этот бледный круг. Навстречу вышли четверо парней и девица, одетые в темные затертые куртки с заклепками и шипами. Панки или готы - Олег их не различал. Парень, возглавляющий эту группу, шел первым. На его черной футболке красовался огромный череп, слабо фосфоресцирующий в полумраке. Когда он приблизился, Олег заметил на его лице уродливый шрам, от левого глаза вниз. Подростки остановились в двух метрах, явно выжидая чего-то.
      - Мужик! Закурить есть? - рявкнул их заводила сиплым простуженным голосом.
   "Ну почему отморозки, всегда задают подобный вопрос?" - раздраженно подумал Олег, сжимая до боли зубы.
   Отрицательно качнув головой, он понял, что независимо от ответа им спокойно уйти не дадут. Ценного у него ничего нет, это и так видно. Ребяткам просто захотелось развлечься, старо, как мир - самоутверждение через унижение других. Олег напрягся, прикидывая свои шансы. Артем боязливо прижался к нему, чувствуя его состояние.
   - Эх... Чтоб вы все провалились, гады! - ругнулся Олег, и неожиданно его слова возымели эффект!
   Артем подхватил его мысль-желание и влил свое. Бурый гравий на дорожке парка был плотный, утрамбованный за долгие годы тысячами ног. Плитки, когда-то уложенные здесь, давно исчезли, а остальное вылизали дожди. Грунт, слежавшийся до каменной твердости, внезапно всколыхнулся буграми и впадинами. По поверхности дорожки пробежала волна, и... все пятеро хулиганов начали быстро погружаться в бурое вязкое болото. У ног Олега будто пролегла невидимая черта, за которой дорога осталась прежней.
   Олег застыл, наблюдая, как в недавно твердой дороге тонут люди, жаждущие над ними поиздеваться. Молодые беспредельщики кричали от ужаса, проклинали, просили помочь. Но увязали все глубже, уже погрузившись по пояс, и продолжали тонуть. Неведомый холод сковал внутренности Олега, не позволяя пошевелиться, он с трудом повернув голову к мальчику. Артем стоял рядом, неотрывно глядя на вопящих людей и прижимая к бокам руки с плотно сжатыми кулаками. Его глаза превратились в холодные ледышки.
   Собрав все силы, преодолевая неведомое сопротивление, Олег тронул мальчика, чуть-чуть. Артем очнулся, заморгал, и Олег сразу ощутил, как холод внутри исчез. Дорога вновь стала прежней, полностью сковав ноги застрявших. Олег с Артемом, больше не задерживаясь, обошли вяло шевелящиеся стонущие фигуры.
   "Да уж... Откапываться вам придется долго", - мельком подумал Олег.
   Они торопливо шли сквозь сумрак парка, напряженно озираясь по сторонам, и вздрагивали от каждой шевелящейся тени. Мозг привычно анализировал ситуацию, подкидывая Олегу новую причину беспокойства.
   "Нужно объяснить мальчику понятия добра, ненасилия, равновесия в мире, а то неизвестно как бы все закончилось, не останови я его", - перед его мысленным взором все еще стояло холодное, бледно-серое лицо Артема.
   Олег в чем-то мог понять подростков этих отмороженных - пятнадцать лет назад он сам был таким же волчонком. Пару раз убегал из детдома, но возвращался. Сейчас другое время, более жесткое, но человечность может проснуться в каждом. Как в нем самом однажды. Словно подтверждая его мысли, мальчик легонько сжал пальцы - он все услышал и понял! Все! Олег совершенно забыл об их связи, он вел мальчика за руку, слишком "громко" и образно размышляя. Но беспокойство сразу растворилось. Обоих накрыло чувство единения, наполняя теплом синхронно бьющиеся сердца.
   Они вышли на заброшенную площадку среди деревьев, судя по разбитым бетонным остовам в несколько рядов - старый летний кинотеатр. Артем отпустил руку Олега, скользнул в сторону, заинтересованно разглядывая окружающее.
   Олег остановился. Нужно отдышаться, и решить что делать дальше. Беспокойство не ушло, а нарастало. Мысли вернулись к ситуации на дороге, потом все-таки к чудесной прогулке по пруду.
   "Как это возможно? - рой вопросов закружился вновь в его голове. - То вода в пруду стала твердью, то утрамбованная земля превратилась в жидкость. И это тоже мы с Темкой... сотворили?"
   Тем временем мальчик пыхтя поднял из сухой травы конец большой ветки толщиной с руку. Она напоминала огромную рогатку - толстый ствол через пару метров расходился на две ветки поменьше.
   - Темка, зачем тебе эта ветка? - спросил Олег.
   "Если нельзя идти, тогда полетим!" - лишь сообщил мальчик, на миг прикоснувшись к руке и показал пальцем вверх.
   Олег непонимающе пожал плечами, прикидывая как объяснить беззаботному ребенку, что время игр истекло и нужно поскорее убираться из ночного парка. Ведь те хулиганы не единственные здесь. Словно в подтверждение со стороны тропинки послышались громкие вопли и шум, видимо к пострадавшим прибыло подкрепление. Скоро их начнут искать.
   Но все-таки помог вытащить ветку на ровное место. Когда они остановились, мальчик сразу оседлал ветку, с трудом придерживая руками толстый ствол в метре от основания. А затем мотнул головой, указывая себе за спину.
   Какая-то смутная догадка шевельнулась у Олега, но показалась абсурдной. Однако удивляясь себе, он встал позади мальчика, взявшись за шершавый ствол ветки. Артем взмахнул правой рукой и... Олег неожиданно получил ощутимый мягкий толчок снизу. Ноги оторвались от земли! Он судорожно вцепился в ветку, пот выступил на лбу, несмотря на прохладный мартовский вечер. Они плавно поднимались! Мальчик уверенно держал ветку двумя руками и радостно смеялся.
   Они летели над ночным городом. Далеко внизу проплывали огни домов, магазинов, фонарей и спешащих машин. Для Олега осталось непостижимым, как среди этой смеси темных и светлых пятен, Артем нашел их дом. И спустя десяток минут их волшебный полет закончился на крыше знакомой многоэтажки. Труднее всего оказался путь в темноте по пыльному чердаку.
   Вскоре они оба наслаждались горячим сладким чаем, и смеялись, вспоминая потешные лица перепуганных хулиганов. А потом перешел к серьезным вещам, ведь лучше сразу указать ребенку, что не так, пока маленькие недоразумения, ни привели к большим непоправимым ошибкам.
   - ...Понимаешь, Тёма... По-настоящему сильные люди не отвечают злом на зло. Они не самоутверждаются за счет других, как дикие животные. Запомни, единственная черта, отличающая человека от животного - стремление к совершенству, при этом действуя без насилия, хитрости и злобы, а разумом и сердцем, сохраняя полнейшее самообладание. Поэтому выглядеть как человек и быть им - совершенно разные вещи, - он замолчал, наблюдая за мальчиком.
   Олег заметил, что произнесенные слова зацепили и в нем самом что-то. Собственные рассуждения выскользнули из глубин сознания так, словно были изначально туда заложены. Он не просто знал, что они правильные, он верил в истинность своих слов. И это понимание что-то изменило в нем, он увидел внутри себя сверкающий бурлящий поток, который начал заполнять его целиком, выплескиваясь наружу. И тогда Олег взял теплые ладошки Темки в свои и произнес:
   - Малыш, ты наделен особым даром, особой силой, но чем больше человеку дается сил и возможностей, тем выше его ответственность за каждый содеянный поступок! Запомни это.
   Едва Олег договорил, как дыхание перехватило. Волна жаркого тепла поднялась и прошла по телу, достигла мозга, и словно взорвалась там. Что-то странное случилось с глазами...
   Вот так неожиданно для себя Олег открыл мир тонких чувств. И теперь, сквозь проступившие слезы, восхищенно созерцал невероятные цвета, которыми окрасилась маленькая кухня, ночное небо за окном, а главное, рядышком, излучая ауру счастья, сияло светлое золотистое солнышко - Тёмка.
     
   Утром Олег проснулся на кухне от слепящих лицо солнечных лучей. Спина и шея отозвались тупой болью - опять заснул в кресле в неудобной позе. На пустом столе одинокая кружка давно остывшего кофе. Начало дня поразительно напоминало предыдущее утро.
   "День сурка что ли? Неужто это был сон?" - он испуганно закрутил головой по сторонам.
   Но услышав сонное сопение Темки в комнате, успокоился. Вспомнил, как смеялся мальчик над его страхами, когда Олег опасливо смотрел на постель, укладывая его спать. Прокрутил в уме вчерашний день: зеркало, парк, пруд, полет домой.
   "Настоящий фейерверк чудес какой-то!" - подумал и, все-таки выглянул в прихожую, где у двери, как и положено, стояла оставленная там вчера сучковатая ветка-рогатка, подтверждая реальность волшебных событий.
   Олег решил приготовить нормальный завтрак, а то вечером кормил Темку лишь тостами и молоком - не лучшая еда для ребенка. Жаль содержимое холодильника большого выбора не давало. На запах свежей яичницы с сыром мальчик выскочил сам. Олег изобразил строгость и с улыбкой отослал его умываться. Пока они завтракали, Олег терзал себя мыслями об их дальнейшей жизни.
   События последних дней развивались слишком стремительно. А перспективы представлялись пока не совсем радужные, или точнее, их не было вообще. Ведь на мальчика никаких документов нет. Да, и фальшивые родители Артема наверняка уже активно ищут его. Олег вообще выглядит похитителем детей.
   Чувство острого беспокойства появилось спонтанно, быстро перерастая в зудящую острой занозой мысль - "бежать!" Живот стянуло от плохого предчувствия. Мальчик тоже замер и перестал жевать, почувствовав перемену в эмоциях Олега и обстановки вокруг. Ответом на тревожное ожидание стала протяжная трель дверного звонка и последующий стук.
   - Откройте! Милиция! - грубый и громкий голос они услышали даже на кухне.
   - Артем! Чтобы ни случилось, оставайся здесь! - медленно и четко сказал Олег, глядя на мальчика, и только дождавшись его кивка, пошел в прихожую.
   "Ну, вот и сказке конец!" - тяжело подумал он.
   Застыл в нерешительности у двери. Задумчиво посмотрел на большую ветку, стоящую в углу, и... решительно отогнал шальную мысль - от правды не улетишь, да и Темка не его собственность.
   В глубине сознания Олега шевельнулось какая-то новая, важная мысль. Но в этот момент в дверь бешено забарабанили. К глухим ударам добавили обещание выломать дверь, и не успевшая оформиться мысль ускользнула. Олег крикнул, что открывает.
   Когда щелкнул замок, Олег едва успел отскочить - дверь с треском распахнулась, в квартиру ворвался настоящий спецназ с автоматами в бронежилетах и масках. Его моментально скрутили и защелкнули наручники на руках, болезненно вывернув их за спиной. На кухне тихо плакал Темка.
   Олега вывели во двор и он невольно вздрогнул, не ожидая так скоро увидеть этих ненавистных ему людей.
   - Вот он! - взвизгнула хозяйка квартиры, сверкая злыми глазами и тыча пальцем в него.
   Понимание к Олегу пришло сразу - хозяйка отправилась через зеркало в тот самый отель, где была эта парочка. А там они нашли друг друга. Судьба. Бежать нужно было, сразу! Вряд ли восьмилетний мальчик о таких вещах задумывался. А сам Олег элементарно забыл - от обилия чудес голова пошла кругом.
   Адам и Милена, увидев его, разъярились бранью. На Олега накатилась волна нечистот, где смешались злоба, ненависть и страх. Он болезненно скривился от удара по его обострившемуся восприятию этой эмоциональной грязью.
   Из подъезда выскочил Темка, на которого никто не обратил внимания. Лишь Олег ощутил его близость и обернулся. Мальчик обогнул конвоиров Олега, бросился навстречу, и уткнулся лицом в живот.
   Все остановились - и Олег, и конвоиры, замолчала кричащая троица. Олег поднял голову и пристально посмотрел на людей, называющих себя родителями Артема. На их лицах мелькала целая гамма чувств: от растерянности до злобы, но не нашлось там ни капли любви. Их не волновал мальчик, на годы запертый в пансионате. Они боялись чего-то другого.
   Смутные мысли, туманные образы, до этого момента блуждающие на периферии сознания, заняли свое место. Будто обломки разбитой головоломки собрались в единое целое. Время словно остановилось.
   Олег вдруг вспомнил, нелепый розыгрыш десяток лет назад, в институте. Тогда ребята с его группы поспорили "на слабо" пойти в банк спермы. И конечно один он, Олег, наивно поверив, сдал. Они долго смеялись, когда встретили его на выходе. Затем вспомнил, как удивился сходству мальчика со своими детскими фото. В памяти вдруг четко всплыли слова хозяйки, назвавшей Темку... его сыном. Словно удар гонга прозвучал внутри - вот он, момент истины.
   - Он. Мой. Сын, - неожиданно охрипшим голосом произнес Олег.
   Лицо Адама побелело и пошло красными пятнами. Его рука быстро скользнула в карман выдернув пистолет.
   - Сдохни! - прошипел Адам.
   - Не-ет! - детский крик совпал с грохотом выстрела.
   Острая боль пронзила грудь Олега. Скованные за спиной руки и ведущие его спецназовцы не оставили ему никакого выбора. Однако его конвоиры, в шлемах и бронежилетах среагировали на шум выстрела по-своему - они синхронно бросились в разные стороны.
   Олег, к боли которого добавилась внезапная слабость в ногах, рухнул на колени. Сжав зубы, не поддаваясь слабости, он впился взглядом в стрелявшего, ожидая следующего выстрела. И с ужасом увидел, как Адам разворачивается к бегущему через двор мальчику.
   Олег ощутил, что силы покидают его, разум затуманивается. Он не успевает. Олег собрал всю свою волю, все силы и веру, и вложил в мысль-желание защитить Темку от обезумевшего человека.
   - Если не с нами, - Адам навел пистолет на мальчика, - значит не достанешься никому!
   - Не-е-ет!!! - под общий вскрик грянул новый выстрел.
   Время словно остановилось. Пуля, уготованная Темке, вдруг завязла в странно сгустившемся воздухе, блеснула на солнце и упала на асфальт. Это заметили лишь Олег и мальчик. Все вокруг застыло.
   Пауза показалась Олегу вечностью. Но вот гулким колоколом бухнуло очередной раз сердце в ушах Олега. И мир ожил. Первыми очнулись спецназовцы, наконец, вспомнив свои навыки. Они быстро метнулись, выбили пистолет Адама и свалили его на серый асфальт.
   Олег тяжело сел - силы иссякли, боль в груди стала невыносимой, красная влага обильно пропитала одежду. Он с грустью смотрел на обретенного сына. Смотрел мутнеющим взором, стараясь в эти последние, уходящие мгновения прожить всю свою несостоявшуюся жизнь, прожить вместе с сыном.
   А Темка с мокрыми глазами стоял перед ним, не ведая как помочь. Он сильно дрожал. От страха и волнения. Но не за себя. Мальчик не испугался пули, летящей прямо ему в лицо. Он боялся лишь одного - навсегда потерять самого близкого человека.
   Вокруг них началась шумная суета: хлопали двери машин, бегали люди, раздавались возгласы и команды. Но смертельно раненный мужчина и мальчик ничего не замечали. Олег совсем ослабел, сознание угасало, погружаясь в мутную пелену. Из-за боли он уже не мог дышать, рот наполнился кровью. Олег смотрел в глаза сына до последнего.
   - Ты. Не будешь. Один, - булькающим кашлем выдохнул Олег, закрыл глаза и медленно завалился на бок.
   Горькие слезы катились по щекам мальчика. Он схватил Олега за руку, тряс, тянул тяжелое, неподвижное тело. Вдруг замер и замычал, произнеся первые слова в своей жизни:
   - Па-па! Жи-ви!
   Но зов мальчика остался без ответа. Ничего не изменилось. Усталое лицо Олега разгладилось, и если бы не кровь на одежде, он казался спящим.
  
   Медленно въезжающий во двор длинный черный лимузин заметили не сразу. Лишь, когда автомобиль остановился, на выскочивших телохранителей обратили внимание. Из лимузина появился солидный мужчина в безупречном дорогом костюме с бриллиантовыми запонками, в лакированных туфлях. Седые волосы и сурово сдвинутые брови отмечали солидный груз прожитых лет. Это лицо узнали все - оно не раз появлялось в газетах, журналах и на телевидении.
   Властной походкой магнат прошел сквозь группу спецназовцев, как нож сквозь масло - они моментально расступались. Он лишь мимоходом, из под бровей, взглянул на Милену и скованного Адама, и те вздрогнули. Панический страх отчетливо проступил на побледневших лицах. Они дернулись, но спецназовцы держали их надежно.
   - Ну, здравствуй, малыш, - мужчина подошел к мальчику и опустил руку ему на плечо. - Твоя мама была моей дочкой, а я, стало быть, твой дед.
   Но мальчик, словно не замечал никого, не слышал обращенных к нему слов. Он стоял на коленях возле тела Олега, и тихо плакал. А "дед" тем временем продолжил:
   - Не так я планировал эту встречу... не так. Жаль, я опоздал. Адам и Милена обманули меня. Все из-за денег, как всегда... - он тяжело вздохнул, пошевелил пальцами, подбирая слова. - Я ведь думал, что Адам твой отец. А он мне говорил, что ты... нуждаешься в особом лечении. Черт! Все из-за моей занятости! Ведь всех проверяю по семь раз, а тут... Если бы я знал это раньше... Эти... никогда бы не навредили... никому. Ладно, малыш, пойдем!
   Он потянул мальчика, поднял на ноги, увлекая за собой. Мальчик слабо сопротивлялся, давая себя увести. Перед открытой дверью лимузина Артем замер, повернул голову назад, мысленно прощаясь. Сердце опять сдавила горечь утраты.
   Дед взял его за плечи и мягко подтолкнул в машину. Но Темка внезапно вырвался, побежал обратно, наклонился к телу Олега. От горя ни осталось и следа - его наполнила решимость и ясное понимание того, что он должен сделать. Он упал на колени, коснулся груди Олега и громко замычал. Плохо разборчивы были эти слова, но каждый во дворе их услышал:
   - Я ве-рю! Па-па. Жи-ви.
   Никто не заметил, как засветились глаза и ладони мальчика. И...произошло чудо! Олег вздрогнул и задышал. Тихо, спокойно. Рана на груди исчезла, превратилась в царапину, кровь на одежде засохла. Он медленно открыл глаза и все понял. С трудом приподнялся, сел и прижал к себе Темку, прошептав новое, непривычное пока волшебное слово - сын.
     
   Длинный черный лимузин уносил Олега и Темку в новую жизнь. Конец этой истории казался им сказкой. Олег все же поставил условие "деду" сына, что мальчика он будет воспитывать сам и помощь примет только самую необходимую. Им было не важно, что их способности исчезли, истратились на последние, самые сокровенные желания. Теперь их судьбы связаны, им предстоит многое постичь, узнать друг друга, наверстать потерянные годы. И как знать, может волшебство вернется...
     



( 03-апр-2012 )

  

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список