Пархоменко Антон Геннадьевич: другие произведения.

Сокровище Геккинара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Приключения Гота Крейнса
  
  Сокровище Геккинара
  
  Смерть одинакова во всех своих обличиях, сказал бы я лет так двадцать тому назад, когда был молод, полон сил, храбр и дерзок. В голове крутились одни только путешествия, подвиги, искоренение зла и уничтожение бандитов. Моя излюбленная винтовка всегда была моей спутнице, куда бы я не пошел. Если бы она умела говорить, я бы наверное женился на ней. Даже сейчас она лежит неподалеку и только ждет, когда же я возьму ее в свои руки. Кроме винтовки я всегда с собой брал короткий меч отличной стали. Но о том, где я его нашел расскажу в другой раз.
  Итак, как я уже сказал, случилось это двадцать лет назад, когда я отправился в некий город Геккиннар вместе со своими спутниками. Вы удивлены, почему со спутниками? Не буду спешить и расскажу свой рассказ с самого начала.
  Город Геккиннар считался вымыслом, загадкой, сказочной страной или просто выдумкой небывалой фантазии мальчишек, решайте сами. Так или иначе я поверил рассказам о городе, его богатствах, величии и, что самое главное, труднодоступности. Этот город никто никогда не видел. Предполагали, что он находиться в местечке, неподалеку от Майнифлок, самом мрачном месте страны Гёстерре.
  О городе, вернее о его примерном месторасположении, я узнал в одном из баров города Скипларта, где и познакомился со своими будущими спутниками. В городе меня мало кто знал, я не любил сильно выделяться из толпы. Но знающие люди все время обращались ко мне за помощью, которую незамедлительно оказывал. В бар я зашел случайно, наверное по забывчивости, а может такова была воля анклава, я не знаю.
  Бар был самым обычным местом в городе, вернее самым паршивым местом. Единственное, что отличало все бары, так это отсутствие наркоманов, бродяг и бродячих собак, которые все время видят вместо тебя большой сочный кусок сырого мяса. Каждый раз при помощи винтовки или меча я им объяснял, что это не так.
  В баре было немного народу. Я подошел к стойке и заказал огненную воду, после чего, усевшись поудобнее, принялся высасывать пойло прямо из горлышка, отстранив свободной рукою предложенный барменом стакан.
  Кампанию из пяти человек и двух мутантов я заметил сразу, как только туда вошел. Они о чем-то бурно спорили, перебивая друг друга и срываясь с места. Сначала я не обращал внимания на них, так, пропускал слова мимо ушей. Тогда то я и услышал о городе Геккиннар и о его богатствах. Вся выпивка, влитая в меня, сразу же испарилась, я даже отодвинул бутылку подальше от себя, весь обратившись в слух.
  - Я все таки уверен, что Геккиннар находиться здесь - говорил самый большой из них, тыкая жирным пальцем в карту на столе, отчего стол нервно трещал. Большой двухсторонний топор угрожающе покачивался за его спиной. Кожанка готова была вот-вот полопаться по швам на его груди, но что-то ее сдерживало. Я сразу в нем приметил что-то особенное, что вызывало недоверие к человеку, если это вообще был человек.
  - Может и уверен, но мне чего-то не хочется бродить по тамошним пустошам в поисках богатства, не зная наперед, где оно находиться - это сказал самый высокий человек со страшным шрамом на лице. Наверное он близко знаком был с одним из когтей смерти. Весь увешанный в гранатах, он был самым громким из всей компании. С таким парнем мне спорить не хотелось бы.
  - Надо отправиться в путь, здесь разбить лагерь и начать поиски. Это все таки город, а не вход в пещеру - лицо говорившего было самым спокойным и видно было, что он уже все за всех решил. Я сразу узнал в нем предводителя, хоть и не авторитетного, потому что его мало кто слушал. На его груди крест на крест висели ленты с крупнокалиберными патронами, в которых я узнал снайперские пули. Быстрые и плавные движения его рук говорили сами за себя.
  Этих троих звали Герни, Локсмайл и Питерсон. Их лица я запомнил на всю жизнь и скоро расскажу почему.
  - Мало ли, что мы может там обнаружить - говорил мутант, чье имя было Сторни Хем. Он был довольно маленький, но по ширине плеч превосходил даже меня - не мы ведь первые идем на подобные поиски.
  Край стола упирался ему в живот, но он уверенно стоял среди остальных не стесняясь внешности. Он довольно часто во время разговора сжимал в своих больших руках древко мощного молота с заостренными как клюв ворона сторонами.
  - Это все потому, что у тех других не было карты - сказал Марки, типичный бандит на лицо, с корявой бородкой и лысиной на голове. За его ремнем висело пара высококлассных кольтов крупного калибра. Очень редкое в то время орудие было. Оно било словно дробовик, но скорость была гораздо быстрее.
  - Где ты взял карту - спросил Хармнак, зеленокожий мутант, обращаясь к Мастрани, владельцу карты. Хармнак - любитель винчестеров и дробовиков, отказывающийся от всякого рода пистолетов и автоматов, утверждая, что лучше один раз стрельнуть, чтобы убить, чем убивать, стреляя многократно. Ему в ту пору было не больше лет чем мне, но видимо уже тогда он доказал, чего стоит.
  - Я же говорю, что мне дал ее шаман Мачети - зло произнес Мастрани. Человек, более осведомленный в науке чем остальные. Он был со своими замарочками. Никто не знал, что он мог еще прятать под своим свободным плащом.
  Так они спорили довольно долго. За это время я многое чего узнал. Геккиннар существовал много лет назад. Поговаривали, будто это единственный город, которого не тронула ни радиация, ни войны, ни смерть. В то время, когда люди сидели в бункерах в ожидании лучших времен, жители Геккиннара жили в свое удовольствие, плодились, сеяли, собирали. Но однажды город исчез и куда никто не знает. Это скорее потому, что некому было знать про него, все были в бункерах.
  Карту Мастрани получил у шамана Мачети за то, что избавил его огород от плотоядных растений. Карту, как поговаривал Мачети, принес ему умирающий путник, который шел так долго, что солнце успело три раза спрятаться за горизонтом. Это был житель Геккинара. Житель передал карту шаману и скончался. Шаман закопал труп неподалеку от своего огорода и через несколько дней там появились эти плотоядные растения.
  - Так или иначе, но я ничего не могу понять в этой карте - зло прогремел Локсмайл. В подтверждение этих слов с ним согласились остальные. Тогда я понял, что люди они может и не глупые, смелые и бесшабашные, но без образование, читать, писать не умеют, а уж разбираться в географии - тем более. Меня же напротив обучал отец всем таким основным наукам, а остальному меня научила жизнь. Умнее всех хотел показаться Локсмайл, который все время указывал на карте разные места, клянясь, что именно там находиться золотоносный город. Оценив все варианты, я смело подошел к ним и решил воспользоваться случаем, который сам напрашивался на это.
  - Я отлично разбираюсь в картах - сказал я, заставив умолкнуть весь коллектив и обратить на себя семь пар любопытных недоверчивых глаз.
  - Ты это к чему? - спросил Марки, злобно прищурившись - с чего ты взял, что нам нужен кто-то, кто умеет читать карты?
  - Прошу меня извинить, господа, но я невольно подслушал ваш разговор, наверное выпивка тому виной, я ни о чем не думал.
  ќ- Проваливай отсюда лучше - сказал кто-то и несколько человек встали из-за своих мест. Гул в баре мгновенно затих в ожидании разборки, что бывали здесь не так часто. Все посетители с жадностью вслушивались в наш разговор. Я же приготовился в случае чего хвататься за винтовку. Мало ли что.
  Я быстро глянул на карту.
  - Я прекрасно знаю эту местность - сказал я, указывая на пожелтевший обрывок на столе компании - я проведу вас туда. Так или иначе без проводника вам не попасть в то место, которое вы ищете. С проводником же, ваши поиски будут не только успешны, но и быстры.
  Они довольно долго молчали, но я был терпелив и ждал их ответа. Но, в конце концов, я дождался своего, Питерсон, тот, который являлся главарем шайки, сказал:
  - И что ты хочешь за это?
  - Все, что мне нужно, это еда, питье и патроны к своему оружию - сказал я, обдумывая, что же я сделаю с тем сокровищем, которое найду в Геккинаре.
  - Ну что ж, тогда решено. Мы выходим через два дня на рассвете. И ты можешь присоединиться к нам. Кстати, как тебя звать?
  - Гот Крейнс! - ответил я.
  Вся компания шумно встала и начала продвигаться к выходу. Последний встал Марки и подошел ко мне.
  - Я буду следить за тобой! - прошипел он мне в ухо, после чего удалился за друзьями. Я же в свою очередь уже тогда придумал, как избавлюсь от этой бандитской рожи.
  Когда вся компания удалилась безмятежный гул вновь наполнил спокойное пространство бара. Я же допил таки свою бутылку, зря что ли я ее покупал.
  
  ***
  Как и сказал Питерсон, мы вышли на рассвете второго дня, после нашего знакомства. Два дня до этого я ломал голову, задаваясь вопросом. Почему они меня так быстро приняли в свой стан? В конце концов, я понял, что вся компания уже отчаялась как либо прочитать карту и даже хотели нанять проводника, так что я оказался в удачном месте и в удачное время. Если бы проводника не нашлось, то наверное они пошли бы наугад. Но этого я уже никогда не узнаю.
  Карту доверили мне в руки. На протяжении всего пути я не разу не выпускал ее из своих рук. Марки, как и обещал, постоянно околачивался позади меня, следя за каждым моим движением. Однажды я отошел по нужде и заметил, что он позади стоит и смотрит мне в спину. Тогда то я и указал ему свое место, сказав, что еще раз он будет подглядывать, как я сливаю, я его пристрелю без каких-либо вопросов. Он недоверчиво посмотрел на меня, но когда я взялся за курок винтовки, его и след простыл.
  Марки оказался типичным подлецом, способным всадить несколько дюймов холодной стали тебе под ребра или еще хуже, в спину. Я понял, что с того самого дня я стал его злейшим врагом и потому, тоже внимательно следил за ним. Почувствовать на вкус холодное ржавое железо я не хотел.
  Местность, указанная на карте, я знал немного. Бывал в тех местах, гоняясь за шайкой Безрукого Тэда, этакого головореза своего времени, но это уже другая история, а я хочу закончить хотя бы эту. Местность была самая обычная на вид, самая неприглядная и неоднозначная. Ничего в ней таинственного, прозаичного или привлекательного не было. Даже наоборот, она отталкивала. Я это знал и следил за своими "товарищами", чтобы узнать как каждый из них среагирует на ее вид.
  
  На третий день пути вдали появились серые горы, вершины которых обволакивал густой туман, или даже смог, судя по его цвету. Я то знал, что это лишь обман зрения и туман там самый нормальный. Хармнак заворожено смотрел на горы, потому что он был из пустынной местности, где самая высокая возвышенность, он сам. Питерсону тоже было любопытно посмотреть на этот величественный вид, но он не подавал вида и казался самым невозмутимым среди всех. Он шел с высоко поднятой головой, кидая мимолетные небрежные взгляды вперед, больше осматриваясь по сторонам, будто боясь какого-то подвоха от местности. Генри, это человекоподобное существо, казалось вообще лишился всех чувств. Его лицо было как высеченный камень, твердое, спокойное и неизменное.
  - Ну вот, завтра мы достигнем подножия тех гор. Самое сложное еще впереди, нам надо будет найти переправу через них - все косо посмотрели на меня, и я сразу же поправился - надо было искать, если бы меня не было, но я с вами и искать не придется - я широко улыбнулся, показывая, что все держу под контролем. Напряжение сразу спало и все занялись своими делами. День близился к концу, и надо было готовиться к ночлегу. В это время года по ночам не видно звезд, а потому идти довольно проблематично, так что мы тратили только половину дня на дорогу, вторую же тратили на свои нужды. В это время я садился не небольшом расстоянии от всех и делал вид, что увлеченно чищу свое оружие. На самом деле же я внимательно наблюдал за всеми. Также я сделал и тогда. Уселся подальше от костра и принялся натирать ствол винтовки. Остальные расположились вокруг костра и только Марки оставался в тени, так же как и я. Я не видел его, но чувствовал его взгляд на себе.
  Ко мне неожиданно подошел Хармнак и присел рядом. Его естественный зеленоватый цвет кожи делался золотистым от бликов костра. Глаза же были явно человеческими. Наверное только они и остались неизменными после мутации.
  - Ты не похож на человека, который готов рисковать всем только за несколько дополнительных боеприпасов, еду и ночлег.
  Я испытывающе посмотрел на него, пытаясь понять, что он от меня хочет. Раскусить или просто в нем играет любопытство? Но ни того, ни другого в его глазах я не заметил. Они были слишком искренними.
  - Ты прав! Мне кое-что нужно взять оттуда. Вот я и решил помочь и вам, и себе. Что ты знаешь про Геккинар?
  Я решил сменить тактику, как делал в подобных случаях всегда, заставлял не задавать вопросы, а отвечать на них.
  - Слухами земля полниться, но если серьезно, то ничего хорошего. Насколько я знаю, Геккинар был проклят всеми и потому покинут. Радиация и войны на земле не сравняться со злом, которое царит сейчас в Геккинаре.
   - Ты так говоришь, будто испугался!
  - Ни в коем случае - запротестовал мутант - я говорю что слышал. Я не боюсь много, после того, что со мной случилось - он показал на себя - таким я стал с самого детства.
  - Я например слышал, что Геккинар это рай для людей. Там нет и запаха радиации, там как в раю, все цветет.
  - Рай умер много лет назад - резко отрезал Хармнак и, встав, удалился к костру. Что его могло так расстроить, я не знал. Наверное у него было плохое детство, а если точнее говорить у этого парня вообще детства не было.
  
  На четвертый день мы подошли к подножию гор, как я и рассчитывал. Густой туман едва достигал подножия, так что дальше нужно было идти почти на ощупь. К тому же я даже не представлял куда теперь идти, но делал вид, что все под контролем и мы идем правильной дорогой. Питерсон предложил сделать небольшой отдых и все с ним согласились, я же решил воспользоваться этим и вплотную заняться изучением карты. Было бы гораздо проще, если бы не этот густой туман. Ко мне подошел Генри и недоверчиво посмотрел не меня, сказав, потирая свой огромный кулак, что не верит мне. Мне было абсолютно все равно, что думают или говорят другие, я к этому привык еще с детства и потому не обратил на него внимания. Я знал, что даже Марки ничего не предпримет против меня, пока мы не достигнем цели. Так что, изучая карту, я также разрабатывал свой дальнейший план, стараясь предусмотреть все варианты.
  Мастрани растворился в тумане мгновенно. Все это потому, что он любил бродить по незнакомой местности в поисках чего-то нового. Хармнак и Сторни Хем аккуратно разложили костер, как делают это опытные охотники. Питерсон по привычке стал искать самого высокого места, но вскоре бросил это бесполезное занятие и сел поближе к Генри.
  Генри положил свой огромный топор на землю, что бы сесть поудобнее и сложив руки на груди внимательно изучал местность. Мне иногда казалось, что он видит больше чем другие. Даже сквозь туман его взгляд проникал словно луч лазера через металл.
  Было довольно тихо и сыро. Холод незаметно подкрался в наш лагерь, стараясь отогнать всякое желание продолжать путь, словно он был живым хранителем тайны Геккинара, но жажда владением таинственным сокровищем делала свое дело, и наступивший холод едва кто замечал.
  Я так увлекся изучением карты, что не заметил, как пропали Генри, Локсмайл и Питерсон. Даже Марки куда-то исчез. Всех их поглотил плотный туман. Он окутал весь наш лагерь. В такие минуты я не мог избавиться от мысли, что Марки и его ржавое лезвие где-то рядом.
  Вдруг впереди себя я увидел, как быстро мелькнула чья-то высокая тень, после чего она растворилась. Осторожно сложив карту и положив ее в себе в карман, я достал винтовку. Возможно это был Марки, так я думал, и хотел преподнести ему небольшой сюрприз, если он все таки решиться напасть. Через миг я снова увидел высокую тень, но только с другой стороны. Мурашки пробежались у меня по коже. Именно тогда я и почувствовал суеверный страх, отчего волосы на затылке встали дыбом. Я был уверен, что эта тень не принадлежала Марки. Она не принадлежала даже человеку.
  Прицелившись, я положил палец на курок и принялся ждать. Что-то останавливало меня стрелять, и я не мог понять что.
  - Сторни, ты не брал моего стимпакета - это был голос Локсмайла где-то справа. В тот же миг тень передо мной быстро метнулась на голос Локсмайла и растворилась. Мое сердце успело удариться дважды, когда я услышал душераздирающий крик Локсмайла. Еще через секунду крик захлебнулся и я мог предположить, чем.
  Я немедленно бросился в сторону крика, глубоко дыша. Ничего не было видно, но я бежал не останавливаясь. Вдруг что-то щелкнуло и прогремел взрыв. Взрывной волной меня отбросило обратно, дикий жар ударил в лицо, отчего показалось, что все волосы на моей голове обгорели. Я приземлился на спину, сбив дыхание. Несколько минут я приходил в себя, никак не понимая, где нахожусь. Винтовка выпала из моих рук во время моего великолепного прыжка назад, вам надо было видеть такое. Немедля я начал ее искать, даже не удостоив себя осмотра на наличие переломов или ушибов. Боль на теле ничто, по сравнению с болью в душе, которая возникла у меня при потере оружия.
  Долго и упорно я искал ее. Треклятый туман морочил мой взор и руки непослушно утопали в грязи, словно жаждав ее. Кругом проносились крики. Кто кричал, я не мог понять. Мне было все равно.
  Наконец я что-то нащупал, что-то круглое и мокрое. Взяв обеими руками я преподнес предмет поближе к лицу. Расширенные от неописуемого ужаса глаза Локсмайла смотрели прямо на меня. Его застывший в крике рот утонул в собственной крови. Шея, с которой все еще стекала вязкая кровавая жидкость, была безобразным образом оторвана от тела.
  С отвращением я отбросил голову Локсмайла от себя подальше. Про винтовку я вмиг забыл. Я сидел в одном положении как дурак, не понимая что происходит вокруг. Нечего смеяться, я не каждый день вижу вырванные с корнем головы своих товарищей.
  - Что черт возьми здесь происходит - послышал я чей-то голос позади, но не обратил на него внимания. В тот момент лицо Локсмайла стояло у меня перед глазами, и куда бы я не посмотрел, всюду видел этот образ, к тому же еще туман создавал реальность моей иллюзии.
  Когда туман рассеялся, мы изучили место происшествия. Было решено, что какое-то дикое животное напало на Локсмайла и попыталось перегрызть ему горло. Что произошло дальше, было не известно. Все конечно предпологали, что Локсмайл умер как герой. Он будто бы успел выхватить гранату на своей груди, выдернул чеку и засунул ее прямо в пасть животному. Граната взорвалась, остальные детонировали следом и в итоге, единственное что осталось от него - это готова, которую мы как не искали не смогли найти.
  Я же предполагал, что тварь просто-напросто задела гранату, вызвав этим последующий взрыв. Но вслух свое предположение я провозглашал, мне не к чему были лишние пересуды в мою сторону.
  Больше от взрыва никто не пострадал. Все были на приличном расстоянии и их также как и меня, откинуло взрывной волной, не причинив сильных увечий. Сон как рукой сняло. Никто не говорил, все чтили память Локсмайла, находясь в молчании почти всю ночь. Кто-то сказал, что даже хоронить-то нечего, поэтому решили просто воздвигнуть подобие памятной статуи.
  Винтовку я так и не нашел и мне дали винчестер и пару пистолетов, вместе с патронами. Но если честно, я больше доверял своему мечу, чем стальному оружию. Всю ночь я сидел в молчании возле костра и делал вид, что изучал карту. На самом же деле я видел ужасное лицо Локсмайла. Только теперь жуткая усмешка была на его губах, а глаза говорили мне о смерти.
  
  ***
  
  Следующий день мало чем изменился, в отличие от ночи. Все шли в полном молчании, продолжая отдавать дань памяти Локсмайлу. Мне, конечно же было все равно, но находясь в такой атмосфере сожаления невольно становилось грустно и создавалось ощущение, что мы с Локсмайлом были старые добрые друзья. Его смеющееся злобой лицо я так и не смог забыть и, если честно, даже сейчас иногда оно преследует меня по ночам.
  Чем дальше мы продвигались к нашей цели, тем выше поднимался туман и тем меньше он нам докучал. В середине дня он и вовсе не мешал дальнему обзору и я решил, что мы прошли первый барьер к сокровищам Геккинара. На тот момент основной проблемой был холод. Казалось, тысячи мелких ножей впивались под кожу на лице и всем теле, даже одежда не спасала. Пальцы едва слушались - они больше были похожи на белых червей, пытавшихся изогнуться в неописуемую фигуру. С каждым вздохом изо рта валил густой пар, веки и волосы покрылись инеем. Я боялся даже прикоснуться к рукоятке своего меча, боясь примерзнуть к нему.
  Только один Генри, казалось, не чувствовал холода. Кожа его посинела, но он не обращал на нее внимания. Глядя в такие моменты на него, я давился завистью, предполагая, что Генри настоящий житель Северных Круч и что такой мороз - детская забава для него. Я ошибался.
  Голые скалы и ничего больше - вот, что мы видели всю дорогу, и от этого не становилось легче. Местами, конечно, встречалась кое какая растительность, но она так сливалась на общем фоне, что, не подойдя поближе, нельзя было ее увидеть.
  В конце дня мы натолкнулись на невысокий вход в пещеру, похожий больше на пасть злобного монстра - длинные убогие сосульки свисали со свода. Если бы нам не повезло и мы бы не нашли эту чертову пещеру, Сторни Хем, мутант, наверное бы скончался. Он, житель южных пустошей, не привык переносить такой холод. К несчастью, он обморозил руки, ноги и лицо, но жизнь на тот его момент была вне опасности. Я всегда смотрел правде в глаза, но вслух я не сказал, сто мутанту осталось жить считанные часы.
  Пещера оказалась довольно глубокой, но мы не заходили слишком далеко и расположились в тридцати пяти шагах от входа и разожгли костер. Еды хватало, но никто в ней сильно не нуждался. С водой же была напряженка. Любопытный Мастрани, оставив нас и пойдя в глубь пещеры на разведку, нашел родник, что было чудом. О родниках в наше время ходили настоящие легенды. Кто-то говорил, что родники когда-то были повсюду и на каждом шагу. Тогда нам посчастливилось и мы испробовали настоящей чистой воды. Сначала она нам казалась безвкусной, но по неволе, когда пить хочется, мы привыкли и к ней.
  - Нам еще долго идти? - спросил Питерсон, укутываясь в свой дорожный плащ. В таком виде он был похож на заснеженный валун среди гор.
  Я понял, зачем он задал этот вопрос - он начала терять терпение и надежду на то, что когда-нибудь обнаружит сокровища.
  - Да нет, не очень. Если верить этой карте, то мы почти рядом - ответил я, даже не имея представления, где мы.
  - Мне холодно и надоело это путешествие - бормотал все время Марки. Даже его бандитское лицо изменилось. Щеки побледнели, на лбу появились морщины и губы потрескались от холода.
  ќ- Никто не говорил, что сокровище достанется так легко - философски заметил Мастрани, кидая очередное полено в костер - так или иначе мы прошли добрую половину пути и останавливаться на достигнутом, я лично не намерен.
  - Никто не хочет останавливаться, Мастрани - сказал Марки и с презрением посмотрел на меня. За такой взгляд можно было бы его застрелить, но я удержался, все-таки мы были не одни.
  - Вы вообще верите в сокровища? - спросил я.
  - Конечно, иначе зачем бы мы пошли? - ответил Питерсон.
  - Ну а если мы доберемся туда, если все будет нормально, и мы обнаружим город, что если сокровищ там не будет, что тогда - я начал сеять панику и сомнения.
  - Мне тоже интересно, Пит - что если это все выдумка, поддержал меня зеленокожий Хармнак.
  - Успокойтесь, сокровища есть, так ведь, Мастрани.
  Мастрани слегка передернуло, будто эти слова пробудили его ото сна.
  - Конечно есть, зачем тогда нужна была бы карта?
  - Все равно странно, если эта карта такая ценная, то почему какой-то шаман отдал ее тебе, Мастрани?
  - Да очень просто, я же ему помог.
  - Ты хорошо его знаешь? - вмешался в разговор Генри
  - Ну нет, я его вообще не знаю...
  - И ты ему поверил? Может он так расплачивается с долгами своими. И ты не первый, кому он дал карту - продолжил Марки.
  - Да это все бред, ребята, похоже холод проконсервировал вам мозги окончательно. Об этом надо было думать раньше.
  - Думать? - Марки с недовольным лицом встал - это мы должны были думать? А по-моему наоборот, это ты должен был подумать, прежде чем брать эту чертову карту и тыкать ею нам в лицо, счастливо вереща, что скоро мы будем богаты как никто другой в этом мире.
  - Если так, то что тогда - Мастрани тоже встал и посмотрел прямо в глаза Марки. Его правая рука медленно начала приближаться к поясу, где у него висел пистолет - хочешь здесь и сейчас разобраться кто прав? Давай смельчак, дерзай.
  Между ними возник Питерсон.
  - Послушайте меня, вы оба, да и вы все здесь присутствующие - все замолкли, затихли, даже Сторни Хем перестал стонать от боли - мы преодолели большой и трудный путь, потеряли Локсмайла и, наверное так суждено провидению, потеряем Сторни. Но не стоит драться друг с другом словно голодные бешеные собаки. Только держась вместе, мы преодолеем оставшийся путь и дойдем до цели. Сокровища там будут. Все вы знаете, как Мастрани чувствует золотую жилу, у него дар, и не раз этот дар помогал нам разбогатеть, хоть и не надолго - Питерсон был прирожденный лидер и именно тогда я узнал об этом. Сказав последние слова он окинул всех нас внимательным взглядом. Все, хоть и с неохотой, но согласились и успокоились. Я услышал, как Марки сказал Мастрани, что ему несдобровать, если сокровища там не будет и улыбнулся. Конечно все шло не так, как я хотел, но по крайней мере свое семя раздора и посадил и осталось лишь подождать, когда появиться первый росток.
  Честно скажу я вам, что уже было подумал - ничего больше сегодня не случиться, однако я глубоко ошибался.
  В пещеру внезапно вошел вооруженный отряд людей. Их насчиталось около двадцати и они явно были подготовлены к местным условиям. Все были облачены в меховые теплые куртки. Они застали нас врасплох и мы ничего не смогли сделать. Каждому из нас в грудь прицелилось по крайней мере трое человек. Если бы мы попытались дернуться, то кто-нибудь из тех троих попал бы в нас, а потому никто не решался делать резких движений.
  Вперед вышел человек, чье лицо я никак не мог забыть в тот момент.
  - Локсмайл? - ошарашено проговорили мы в унисон!
  
  ***
  
  Конечно я не верил в приведения и мифы в свое время, всегда считал это бредом сумасшедшего наркомана, но когда я увидел Локсмайла, невольно поверил в них. Страшный шрам пылал алой краской на его лице, маленькие злобные глаза по очереди осматривали каждого из нас. Скажу еще, что он хорошо выглядел для человека, на груди которого взорвалось сразу двадцать гранат.
  ќ- Локсмайл! - повторил Питерсон и встал. В тот же миг послышался звук передёргиваемых затворов, от которого он сел обратно - что все это значит? Ты же мертв, или нет?
  - Ты меня видно путаешь с моим братом! - спокойно ответил незнакомец, похожий на Локсмайла.
  - Брат? - спросил я - но как же у братьев может быть одинаковый шрам на лице?
  Рука, одетая в перчатку, дотронулась до шрама. В глазах незнакомца отразилось и боль, и ненависть. Видимо что-то ужасное вспомнилось ему. Он конечно ничего не сказал нам в свое оправдание, да и мы были не в том положении, чтобы требовать ответов? Скажу только, что после всей этой истории я стал наводить справки про Локсмайла и его брата и выяснил интересные вещи. Оказывается, их родителей убили какие-то бандиты и братьев клеймили ударом по лицу в одинаковом месте. Вот и весь ответ, почему у них были даже одинаковые шрамы, а брата Локсмайла звали Гранторри.
  - Мне больно слышать о том, что мой брат погиб - проговорил Гранторри, не сводя с нас глаз - я сам хотел его похоронить. Но дело не в нем, я пришел сюда не для того, чтобы мстить вам, господа. Я знаю, что у вас есть карта и я хочу получить ее. Я очень советую отдать ее мне без лишних вопросов, противоречий и возражений. Любому возражению у меня найдется приличное количество свинцового аргумента.
  Этот парень умел убеждать, в принципе любой с таким весомым аргументом смог бы убедить. Я бросил короткий взгляд на Питерсона, и он кивнул мне, давая понять, чтобы я отдал ему карту. Пожав плечами, я полез за картой, как голос Гранторри остановил меня.
  - Доставай карту медленно.
  Медленно я вытащил карту наружу и поднял ее над головой. В пещере царила напряженная атмосфера, казалось, что если кто-нибудь ошибется и сделает неправильное движение, все будет кончено. Люди с автоматами уже устали держать нас на прицеле и готовы были в любой момент нажать на курок, выпустив в нас целую обойму. Но Гранторри не подавал никаких знаков. Он неслышно подошел ко мне и, взяв карту, начал ее изучать. Я бы мог прыгнуть на него и взять в плен, но что-то меня удержало, наверное люди, с которыми я отправился в путешествие стали мне симпатичны, а может быть я был не уверен в успехе своего захвата, это не важно.
  Вдруг послышался глухой удар, после которого трое людей, пролетев весь отряд, упали возле нас с размолотыми телами. Они все еще держали свое оружие, так и не успев им воспользоваться. Нечеловеческий крик заполнил собой своды небольшой пещеры, отчего она, казалось, затряслась. Вооруженный отряд Гранторри перестал обращать на нас внимание. Все они быстро повернулись назад и начали палить без устали. Я перевернул труп человека в теплой куртке и вырвал из его окоченевших рук автомат. Алая кровь уже успела примерзнуть к его рукоятке. Я встал и решил узнать, что происходит. Огромное человекоподобное существо, размахивая своей щипастой дубиной разбрасывало людей в стороны. Лицо существа, хотя нет, это было больше похоже на маску ужаса, было искажено так сильно, что нельзя было понять злиться оно или смеется.
  Люди Гранторри были в панике. Они стреляли в существо, не нанося ему никакого урона. Это лишь больше злило его или смешило, мне было не до того, чтобы разглядывать эту ужасную маску. Я с трудом оторвал свой взгляд от нее и стали искать самого Гранторри. Его нигде не было, и я мог тогда лишь гадать, что же с ним могло случиться.
  Еще несколько людей упало к нашим ногам с разбитыми черепами, заставляя весь мой отряд опомниться. Генри и Мастрани подняли автоматы, а Питерсон велел всем уходить в глубь пещеры. Это был единственный выход или вход, как вам будет удобнее понять.
  Бросив последний взгляд назад, я встретился с глазами ужасного существа, от чего у меня появилась одно лишь желание - никогда не встречаться с тем, кто нас спас от смерти. Все мы знали, что, получив карту и удостоверившись в ее подлинности, Гранторри избавился бы от нас.
  Сторни Хем скончался от обморожения еще тогда, когда появились вооруженные люди. К нему подошел Питерсон, не обращая внимания на перепалку. Видимо он был ему большим другом, по крайней мере я не замечал между ними дружеских отношений. Он склонился над ним и, закрыв глаза, что-то прошептал и поцеловал мертвеца в лоб, после чего догнал нас.
  Включив фонари мы пробирались по длинному коридору, уходя все дальше и дальше от страшного места, но звериный рык и крики людей еще долго тревожили наши уши.
  
  ***
  
  Не знаю, сколько мы бродили по этой треклятой пещере, но мне казалось, что мы из нее никогда уже не выйдем. Карту мы отдали Гранторри, а он куда-то исчез. В том, что карты у нас нет, меня винил Мастрани, ведь как-никак это был его подарком от шамана. Он ничего не говорил в слух, но я не раз замечал его мстительные взгляды.
  Чтобы как-то поддержать моральный и боевой дух нашей команды, я сказал, что прекрасно изучил карту, все линии, все штрихи и смог бы ее нарисовать снова, словно она была у меня перед глазами. Так что с того самого времени я стал вдвойне незаменимым проводником.
  На самом же деле я ни черта не знал и никаких там линий или точек я не помнил, да были ли они там вообще. Так или иначе всю дорогу я шел первым, как будто показывая путь, ход пещеры никуда не ответвлялся, так что и тогда мне повезло, скажу я вам.
  Все устлали, это было видно. Даже я устал, но никто не заикался о привале. Видимо никого не устраивало близкое и скорое знакомство с нашим высоким спасителем, чтобы отблагодарить его. Ведь если подумать, мало ли, вдруг наш общий друг решит с нами пообщаться.
  Ноги невыносимо ныли, казалось еще немного и икры на ногах лопнут. Фонарь дрожал в усталых руках, готовый вот-вот вывалиться из непослушных пальцев. Холод постепенно пропадал, а может, и наоборот мы замерзли так, что даже не чувствовали этого. Глаза настолько привыкли к темноте, что можно было рассмотреть лицо своего спутника, но никто не решался выключить фонарь.
  И вот, наконец, свершилось. Впереди показалась маленькая белая точка, означавшая только одно - свобода. Наверное, каждый тогда протер глаза, чтобы отогнать наваждение. Но нет, даже после этого точка не пропадала. Лучик надежды заставил нас броситься сломя голову вперед, несмотря на вес, который мы несли на своих спинах. Хармнак даже обогнал меня, словно я стоял на месте, видимо его жажда обрести свободу была сильнее моей.
  С каждым новым шагом, с каждым учащенным ударом взбесившегося сердца маленькая точка увеличивалась в размерах. Вы не представляете, как было приятно вдохнуть чистый свежий воздух после такого продолжительного путешествия в горе. Воздух действительно показался чистый, но тогда я подумал, что это от нехватки кислорода в организме.
  Уставшие, взмокшие от обильного пота и измазанные в грязи и пыли мы повалились прямо на землю, как только выбежали наружу, жадно вдыхая воздух.
  Первым очнулся я, потому что уже был в подобных ситуациях и мне было не привыкать к ним. Я сбросил свою ношу со спины, уложил рядом свое оружие и решил оглядеться вокруг. А теперь слушайте. Когда я окинул взглядом то место, куда мы попали, я был шокирован, даже не знаю, как еще можно назвать это чувство, постигшее меня. Наверное, так ощущает себя наркоман, после принятия очередной дозы - свободу, веру в чудеса и лучшую жизнь, способность видеть целый настоящий живой мир.
  Мы были на возвышенности, а потому я прекрасно смог разглядеть новый мир, нашедший нас.
  Огромные широкие деревья, окаймленные пушистыми сочными листьями ярко-зеленого цвета, покрывалом стелились до самых противоположных гор. Это не те палки с ветками, что вы видите каждое утро перед этим вонючим баром. Как оказалось, долина находилась в котловане, состоящий из гор.
  Я слышал немало легенд, сказок и рассказов блудных девиц и пьяниц про зеленые луга, пушистые деревья, чистые голубые реки, но всегда считал это выдумкой и каждый раз давал хорошую затрещину человеку или мутанту, который утверждал обратное. Тогда я хотел дать самую сильную затрещину именно себе, но не стал этого делать. Представляю, как бы это выглядело глупо со стороны. Великий и неподражаемый Гот Крейнс, который пытался дать самому себе хорошую затрещину...
  В таком же коматозном состоянии находились и мои спутники, после увиденного. Хармнак и Мастрани даже подбежали к первому ближайшему дереву и, сорвав несколько листьев, попробовали их на вкус. Я подумал, что они сошли с ума, но не придал этому большое значение, тоже мне, видать не виданная. Генри и Питерсон были воздержнее остальных и лишь нежно гладили листья, деревья, и траву руками. Марки же лишь изменился лицом, по-моему, оно стало еще противнее. Что-то недоброе промелькнуло в его глазах, но я не придал этому значения, а зря. До сих пор виню себя за такую нелепую оплошность, но расскажу все по порядку.
  Итак, мы попали в новый мир, куда не проникла ни радиация, ни смерть, ни войны. Здесь было все таким девственным и невинным. Мы казались на лоне этой природы неотесанными варварами, дикарями.
  Мастрани уже нашел речушку, испробовал из нее воды и убедился, что она чистая и такая вкусная по сравнению с этим ядовитым пойлом, что стоит у меня на столе. Эй, бармен, ты случаем не гекко доишь, чтобы настоять это дерьмо?
  Ну так вот. Мы решили разбить лагерь, отойдя немного подальше от пещеры. Разложили вещи, но оружие оставили при себе. Я лично привык никогда не доверять своим глазам. Всегда верил, и всегда буду верить только своему чутью, которое не раз меня спасало. И скажу я вам, что и тогда оно меня встревожило. Все было как-то слишком хорошо, чтобы быть правдой. Геккиннар, сокровище, город, не тронутый радиацией. Почему этот город не задели ни войны, ни катаклизмы? Вопрос за вопросом застревали в моей гудящей голове. И даже искупавшись в речушке, мне не помогло.
  - Разве это возможно - спросил меня Питерсон.
  - Как видишь, оказывается, что все таки возможно, но мне не нравится это место.
  - Да брось, мы попали в настоящий рай, где нет агонии и смертей. Найдя город Геккиннар, я наверное останусь в нем жить, вместе со своей долей.
  - Как знаешь, мне лично здесь не очень охота задерживаться.
  Питерсон лишь улыбнулся и пошел по своим делам.
  Этим вечером мы спали лицом по направлению к пещере, потому что боялись, что наш гость может появиться в любой момент. Это было конечно маловероятно, ведь если бы оно хотело, то давно бы уже настигло нас. Вы бы видели его ноги. Один только его шаг мог покрыть три моих. Генри вызвался дежурить первым. В этом новом мире не стоило пренебрегать его девственностью и спокойствием. Я не смог уснуть, но делал вид, что сплю крепче всех. Все это время мне везло, но теперь в этом лесу, я должен был привести свой небольшой отряд к самому городу, а где он находился, да черт его знает где, может его и вообще не было здесь.
  Я лежал на спине и сквозь полуоткрытые веки смотрел на ночное небо. Такого красивого неба я никогда не видел в своей богатой приключениями жизни. Звезды мерцали так ярко, что казались блеском серебряной пули, а луна, такая большая и бледная сияла ярче, чем сегодняшнее солнце. Вечерний ветер мерно покачивал деревья, будто заигрывая с ними. Шум речушки казался убаюкивающим голосом. Наверное, я пролежал таким вот образом несколько минут, после чего отрубился, будто пьяный.
  На утро я проснулся от того, что кто-то пинал меня по ногам. Наверное, мне снилось что-то не очень хорошее, потому что открыв глаза, я чуть было не снес голову Питерсону, направив в его лицо оба своих пистолета.
  - Просыпайся, у нас небольшие проблемы - коротко сказал он и ушел.
  Черт возьми, так крепко я еще никогда не спал и чувствовал себя таким беззащитным. Ребенок смог бы меня прирезать при желании, а я, наверное бы, даже не проснулся.
  Отбросив последние мысли в сторону, я встал и огляделся. Все было на своем месте, только вот проблема все-таки была. Она заключалась в исчезновении Мастрани. Его место было свободным. Как мне сказали, дежурство дошло до Мастрани. Его передал Питерсон, после чего уснул. Больше его никто не видел. Все так и проснулись рано утром, пролежав больше ночи без прикрытия. Чертов Мастрани, я готов был его голыми руками разодрать, но его, к сожалению, не было рядом.
  Что нам оставалось, так это искать этого пройдоху. Питерсон заявил, что мы будем продвигаться в сторону города, а по пути будем звать Мастрани. Я сразу же возразил, сказав, что кричать в этом неизвестном лесу равносильно смерти. Мало ли какие здесь высокие жители гуляют. Все сразу согласились, и даже Питерсон слегка кивнул головой, предлагая мне идти первым.
  Собрались мы за считанные мгновения. Рюкзак Мастрани понес Генри, его развитая мускулатура позволяла вынести на себе и меня вместе с мешком.
  Трава недобро шуршала под ногами, чувствовалось, что что-то изменилось в этой местности. Предчувствие только усилилось после вчерашнего дня.
  Неожиданно тишину нарушил звонкий стрекот, раздававшийся отовсюду, будто кто-то пытался играть на очень расстроенном инструменте. Мы остановились, прислушиваясь и оглядываясь по сторонам. Почувствовав в руках доброе оружие, я даже немного расслабился, но все равно без моей любимой винтовки было не так надежно, как с парой пистолетов и винчестером. Как я не вглядывался в непроглядные заросли, так и не смог что-либо обнаружить.
  Через мгновение, которое показалось нам вечностью, стрекот сменился громким шуршанием. Создавалось впечатление, будто сотни летающий мышей летят через заросли. Шуршание приближалось молниеносно. Мы пригнулись и приготовились стрелять, заняв круговую оборону. Бежать и прятаться в зарослях было бы слишком глупо, если учитывать, что невиданное шуршание приближается именно оттуда.
  В пяти метрах над нашими головами фонтаном взорвалась листва, из которой выпрыгнуло небольшое и ужасное создание, похожее на саранчу. Оно неслось прямо в центр нашего кольца. Я крикнул, что бы все разбежались в стороны, и это нас спасло. Создание тяжело опустилось на то место, где мы только что были, разбросав вокруг себя всю траву. Казалось, сама земля затряслась от его тяжести.
  Создание имело большие перепончатые глаза и длинные зигзагообразные ноги, которые и позволяли ему так высоко и далеко прыгать. На спине были сложены прозрачные упругие крылья, маленькие передние лапы были усеяны длинными когтями. Зубастый рот, располагавшийся снизу челюсти, жадно раскрывался, брызгая слюной.
  Ни что меня так не пугало как эта саранча, буду в дальнейшем его так называть. Но на каждый свой страх я находил добрый десяток пуль. Я начал стрелять из дробовика по саранче. Его гладкая кожа взрывалась в местах, куда я попадал. Остальные тоже стали поливать его свинцом, но создание оказалось довольно живучим. Оно прыгнуло на Марки, грозно направив свои длинные когти прямо ему в лицо. Марки оказался более проворным, чем саранча. Он немедленно отпрыгнул в сторону, успев при этом прострелить правый глаз создания. Саранча не издав крика боли, задергалось в полете и исчезло в густых зарослях, дробя стволы деревьев, отчего несколько из них со страшным скрипом начали падать в разные стороны.
  Неожиданно еще одна саранча появилась позади Питерсона, но ему повезло больше всех. Он начал в нее стрелять, практически не причиняя вреда. Тварь злобно раскрыла пасть, готовясь в один разодрать Питерсона, и в тот же миг толстый ствол дерева раздавил ее.
  Этих тварей здесь оказалось не так мало, как мы предполагали. Я не успел моргнуть глазом, как на небольшую поляну, по которой мы шли, выпрыгнуло еще трое тварей, разметав всю листву и траву в стороны. У кого-то нашлась граната и он бросил ее в этих сгрудившихся тварей. Одна из них ловко, как дрессированная собака, поймала гранату как наживку и странно склонив голову посмотрела на меня, после чего взорвалась изнутри, разбрасывая ошметки мяса и слизи в разные стороны.
  Я побежал к упавшему дереву, надеясь найти там укрытие и уж из него палить по тварям, но не успел я добежать, как на упавший ствол приземлилась еще одна тварь, отчего ствол раздробился, словно он был песочным. Не останавливаясь, я начал стрелять в тварь, грозно крича какую-то ерунду. Тварь видимо решила принять мой вызов и раскрыв свою пасть тоже начала рычать. Саранча прыгнула на меня, но я упал и проскользнул под тварью. Я даже успел увидеть, как острые когти проскребли землю в том месте, где была моя голова. Тварь видимо не ожидала от меня подобного маневра и я, оказавшись позади нее продолжал стрелять. Когда кончились патроны, я отбросил винчестер в сторону и, достав свои пистолеты, продолжил стрелять. Чертов зад твари превратился в кроваво-зеленое месиво, прежде чем оно окончательно не сдохло. Когда оно упало на землю, я подбежал к ней и попытался сделать контрольный выстрел, но, как на зло, пули в обойме закончились. Не мешкая, я достал из-за спины свой меч и одним ударом отсек саранче голову.
  Генри сражался как настоящий зверь. Одна тварь прыгнула на Питерсона, намереваясь полакомиться им, но не тут то было. Генри предугадал этот маневр и прыгнул наперерез саранче. Врезавшись в ее бок, он отбросил ее в сторону. Вместе они упали на землю и по инерции начали катиться по ней. Все деревья, что оказывались на пути, срезались, словно острой бритвой. Я успел заметить, что Генри все это время без устали наносил сокрушительные удары своими кулаками прямо по голове саранче. Не знаю сколько же было сил у Генри, наверное довольно много, если он вот так справлялся с тварями голыми руками.
  Хармнак видимо понял, что слабым местом тварей являются их глаза и потому без устали и промаха разил тварь за тварью. Они как подкошенные падали у его ног. Еще одна слабость была у саранчи - это то, что они слишком высоко прыгали, так что можно было угадать, куда и когда тварь приземлиться, так что не одна тварь не смогла достичь желаемого результата.
  Но вот неожиданно патроны кончились и у Хармнака. Он судорожно стал искать еще патроны, хлопая себя по карманам, но ничего не мог найти. Одна из тварей приземлилась позади мутанта, заставив его пошатнуться. Тварь странным образом не нападала, а как бы изучала мутанта. Хармнак медленно оглянулся. Он был смелый парень, если готов был смотреть смерти прямо в глаза. Но тварь и не думала нападать. Я даже подумал, что она сейчас с ним обнимется.
  Краем глаза, я увидел Генри и сразу посмотрел на него. Он был весь в крови, глаза горели безумный огнем. Он подошел к одному сломанному небольшому стволу и, с легкостью подняв его, метнул в сторону твари, словно обычное копье. Тупое древко ствола дерева вонзилось в бок саранчи, отбросив ее на добрых пять шагов то Хармнака, после чего, подбежав к ней, добил несколькими ударами своего топора. Хармнак даже не шелохнулся, он стоял, как бы в задумчивости. Неужели этот мутант думал о том, почему его не убили, не знал, что среди мутантов есть философы.
  Так или иначе, но твари нападать перестали. Послышалось удаляющее шуршание, после чего все стихло. Если бы не окровавленные трупы, места на поляне, где трава вырвана с корнями и не поваленные деревья - то в принципе ничего не изменилось. Первым моим вопросом стало как это Генри смог так голыми руками бороться с тварями.
  Питерсон подошел ко мне и все объяснил.
  - Генри необычный человек. Даже не человек, киборг, робот, механизм, бессердечная машина.
  - Он робот, а мне казался всегда человеком, только большим?
  - Он специально был собран анклавом и предоставлен был на охрану военного завода, но мне повезло и я его перепрограммировал, заставив служить себе.
  Пока Питерсон мне все это объяснял, Генри стоял неподалеку от нас, вытирая свое окровавленное лицо, руки и мощный торс. Марки ходил по поле боя, внимательно рассматривая трупы тварей и, при необходимости, стрелял им в глаза. Хармнак озадачено сидел на стволе дерева, что-то обдумывая.
  - Считай Генри моим телохранителем, если тебе будет так проще понять.
  - Я не совсем дурак и понимаю, что такое роботы, встречался с парочкой на юге, я просто никогда не видел роботов, похожих на людей, умеющих мыслить и говорить как мы.
  - Много веков назад, если бы ты встретил мутанта, ты бы убил его, а сейчас бы пригласил выпить в ближайшем баре.
  Сказав это, он удалился к Хармнаку, я же обдумывал его слова, пытаясь понять, к чему это он такое сказал. Питерсона, в отличии от меня, больше интересовал тот факт, почему это тварь не напала и не убила Хармнака. Мутант сам не знал ответа на этот вопрос, но после этого случая он изменился, стал еще тише и молчаливее. Все время о чем-то раздумывая, может над смыслом жизни, а может о чем-то другом, никогда не мог понять этих мутантов.
  Все, я бы сказал, были встревожены случившимся. Эти монстры точно были мутантами, но как они здесь оказались, ведь, если верить деревьям, небу и чистому воздуху, радиацией здесь и не пахнет.
  Мы посчитали убытки, и вот что получилось, у меня закончились патроны к винчестеру, так что им можно было только отбиваться как дубинкой. К пистолетам было еще много, но они малоубойные и заряжать обойму приходилось очень долго, а если такие вот обитатели и дальше будут нам встречаться, то не думаю что пистолеты меня спасут и можно лишь будет рассчитывать на свой меч. Генри вообще не нужно было никакого оружия, он робот, но при нем всегда оставался гигантский топор. Питерсон расстрелял малую часть своего боезаряда, Генри все время его прикрывал. У Хармнака остались последние сто патронов, но по его лицу было видно, что он не выстрелит ни одного. Марки оказался в таком же положении, как и я, имея при себе только пару пистолетов, но один его выстрел мог заменить десяток моих.
  Эту ночь мы не спали и были настороже, но она слава анклаву прошла довольно спокойно. Все мы забыли про Мастрани, но вот он сам не забыл про нас.
  
  
  
  ***
  
  - Не нравиться мне все это - сказал Марки, собирая свое снаряжение - сначала огромный мутант спасает нам жизнь, потом несколько кузнечиков пытается нас съесть.
  - Успокойся, Марки. Мы живы, мы дали достойный отпор этой сволочи и нам осталось, по словам Крейнса, недолго идти.
  - Не верю я этому Крейнсу! - тихо проговорил Марки, но я все равно его услышал, но не обратил на его высказывание внимания. Я делал вид, что слишком увлечен сбором снаряжения. Краем глаза я наблюдал еще и за Хармнаком. Что-то странное с ним случилось. Раньше он не был таким и меня это пугало, неужели он превратился в философа?
  Это утро было опять другим, казалось, что мир меняется не в лучшую сторону каждый день. Листва деревьев уже не казалась такой яркой, небо не было таким ясным, а облака словно испачкались в пыли. Видимо что-то или кто-то не хотел, чтобы мы нашли Геккинар.
  Без происшествий мы шли примерно около трех часов, пока нас не остановил Генри. Он поднял могучую руку вверх, призывая к молчанию. Мы послушались его и начали прислушиваться к окружающим звукам. Где-то вдалеке стучал тамтам, выбивая непонятный ритм. Такой перестук я слышал однажды, когда путешествовал на юге и у меня остались неизгладимые впечатления то этого тамтама. В тот же момент я почувствовал знакомый холодок, пробежавшийся по спине.
  - Нам именно в ту сторону, откуда слышен этот звук - коротко провозгласил я и пошел вперед, обходя Генри. Робот как-то странно на меня посмотрел, но ничего не сказал вслух. Остальные двинулись за мной.
  Мы свернули с прогалины и начали двигаться сквозь заросли, прекрасно понимая, что те прыгающие твари могут вернуться, но пути другого у нас не было. Мягкая листва легко поддавалась нашему продвижению, словно пропуская вперед. И вот, раздвинув последние ветки, перед нашими глазами предстал город Геккинар. Небольшие двух-трех этажные каменные здания с пустыми глазницами располагались на обширном плато. Вымощенные гладким камнем дороги, словно змеи, опоясывали все здания. Восточный ветер рьяно играл с накопившейся пылью, то вздымая ее вверх, то опуская, то начиная кружиться с ней в неописуемом хороводе. Таких больших городов я никогда не видел. Вдалеке, за многими крышами зданий высилась настоящая громадина. Золотистый дворец, на куполах которого переливались солнечные лучи всеми цветами радуги. Да этот один дворец мог покрыть своей площадью любой город, который вы знаете.
  Тамтам раздавался именно со стороны дворца, а значит наш путь лежал именно в его сторону.
  - Что-то город пустой какой-то - проговорил Марки. Он, как типичный бандит, видел во всем какой-то подвох. Его лисьи глаза бегали из стороны в сторону в поисках какого-нибудь намека на засаду. В тот момент он даже забыл о том, что я нахожусь справа от него.
  - Да, город не выглядит счастливым - сказал Питерсон.
  - Если радиация не задела его, то что же случилось? - спросил я, заранее зная, что ответа не будет.
  - Как будто мы попали в другой мир. Мир, где царит прошлое - произнес Хармнак и все, в том числе и я, вздрогнули. До сих пор от мутанта нельзя было услышать даже словечка, а тут он сказал так, словно всю дорогу тщательно подбирал каждое свое слово.
  - Мир, где царит прошлое? - передразнил Марки - что это вообще за бред. Хармнак, ты похоже объелся тех листьев у пещеры. Приди в себя наконец. Это реальность, а не прошлое.
  - Что с ним такое - тихо спросил я Питерсона, но он не знал ответа и лишь пожал плечами.
  Генри смело вошел в город, медленно переводя взгляд из стороны в сторону. Зная, что он киборг, можно было предположить, что он сканирует местность. Вслед за ним пошел и Питерсон, полностью доверившись чутью своего телохранителя. Марки куда-то делся, я не успел рассмотреть куда. Эта подлое подобие человека наверняка скрылся в тени и выжидал, как падальщик.
  Я подошел к Хармнаку и спросил его:
  ќ- Хармнак? Что ту чувствуешь?
  Мутант даже не посмотрел в мою сторону. Его немигающий взгляд был устремлен именно в ту сторону, откуда доносился перестук тамтама.
  - Мы все сгинем в прошлом.
  - Да конечно, все мы когда-нибудь умрем, это даже не вопрос, но что ты чувствуешь сейчас?
  - Смерть! Она близка! Она выжидает!
  - Смерть не может выжидать что за бред - я начинал уже невольно злиться от ерунды, которая как мусор лилась из уст Хармнака.
  - Ты не знаешь что такое смерть? Откуда тебе знать, что это такое?
  - Я много раз смотрел ей в глаза...
  - Меня ждут... - прервал он меня и двинулся вперед, словно был привязан к невидимому поводырю.
  - Ты куда пошел, гекко тебя раздери... - окрикнул я мутанта, но он даже не обернулся на мой голос. Медленным шагом он шел вперед.
  Я огляделся. Питерсон и Генри пропали из поля зрения. Мне стало не по себе. Оставаться здесь один, в этой местности мне не хотелось. Я не испугался, нет! Это скорее недоверие к своим товарищам. На самом деле я не хотел, чтобы они что-нибудь нашли.
  Внезапно позади себя я услышал слабый шорох, но не обернулся. Ухмыльнувшись я крикнул:
  - Что-то ты слишком громко ходишь, Марки!
  - Чего? - прокричал Марки в ответ и выглянул спереди из-за ближайшего здания. Увидев его там, я невольно обернулся назад и вовремя отскочил в сторону. Несколько длинных колов пролетело в том месте, где я был. Я даже почувствовал, как воздух заколебался рядом с моим лицом.
  Достав свои пистолеты, я начал стрелять по невиданному противнику, надеясь хотя бы ранить его, но мои пули только срывали листья на деревьях, крошили кору толстых стволов или утопали внутри леса. Закончив стрелять я стал медленно отходить к городу, не сводя глаз с зеленной стены. Но ничто и никто не появился оттуда. Возможно, я ранил того, кто чуть не прикончил меня, возможно убил или напугал. Меня это не радовало, а проверять одну из своих версия я не решался.
  Я остановился тогда, когда большой ствол Марки уперся мне в спину.
  - Я давно хотел это сделать и только ждал удобного момента, Гот Крейнс - злобно сказал он, сильно выделяя мое имя - Ты не представляешь, какое удовольствие я получу от твоего убийства. Представь себе, что все в мире узнают о том, что великий и непобедимый Гот Крейнс умрет от своей же винтовки...
  Услышав такие слова я попытался обернуться, но в тот же момент получил удар прикладом по голове, отчего упал на колени. В ушах зазвенело, словно рядом взорвалась граната, дикая боль разлилась по всему телу, а в глазах потемнело. Пистолеты я выронил и Марки пнул их подальше от меня, после чего, видимо почувствовав свое превосходство надомной, стал медленно расхаживать вокруг.
  - Ты наверное не помнишь меня. Вспомни один момент в Дикстоне. Это произошло несколько лет назад. У тебя тогда была еще семья, жена и ребенок. Зря ты их тогда завел. Мир жесток неправда ли - сказав это он хорошенько пнул меня по животу, отчего я упал на спину и почувствовал, как твердая рукоятку уперлась мне между лопаток. - Ты тогда был великим и неподражаемым истребителем различных бандитских группировок. Работорговцы тебя боялись как ядерного взрыва, торговцы наркотиков готовы были продать всю свою наркоту и купить целую армию, чтобы покончить с тобой, но каждый раз ты опережал и тех и других. Как тебе это удавалось? - он снова меня пнул. Удар пришелся в бок, отчего у меня сломалось одно ребро, но я стиснул зубы. Я не хотел, чтобы Марки видел что мне больно - Они наняли, меня. Марки не мое настоящее имя. Мое имя хорошо тебе знакомо, это Гесперас.
  От этих слов я перестал чувствовать боль во всем теле. Я медленно сел на колени, опустив голову вниз. Мой взгляд уставился в землю. В моей памяти стали всплывать страшные события моего прошлого.
  ...Тамтам непрерывно выбивал свою игру...
  Когда-то у меня были жена и ребенок... Были... Это случилось поздно ночью, когда меня не было дома, но я был рядом. Банда наемных убийц проникла в мой дом, надеясь найти там меня. Они нашли лишь мою семью и не думая убили их. Я был рядом. Когда я вошел в дом, он уже горел, но убийцы и не думали убегать из дома. Они ждали меня. Они знали, что я рядом. Я убил всех... не думая. Одного я оставил жить и он сказал мне лишь одно... одно имя... имя человека... человека который убил мою семью... имя... Гесперас.
  ...Каждый стук тамтама монотонно отдавался в моей голове. Я уже не слышал, что говорил Марки, он же Гесперас.
  Я резко поднял свой взгляд на него. Гесперас был примерно в десяти шагах от меня, видимо увлеченный своим рассказом, он не заметил, что отошел так далеко. Увидев мой свирепый взгляд, он насторожился, но мне было все равно. Я прыгнул вперед прямо с колен, одновременно вытаскивая свой меч из-за спины. Очутившись на ногах, я быстро понесся к заклятому врагу. Гасперас с раскрытыми от ужаса глазами начал стрелять из моей винтовки.
  Время замедлилось для меня. Движения Гаспераса стали вялыми, и я мог с легкостью предугадывать его движения. Несколько пуль пролетели возле моего лица, обжигая горячим воздухом мои щеки. Следующий залп был сделан более удачно и несколько пуль понеслись мне в живот. Но, легко взмахнув пару раз своим клинком, я отрекошитил эти пули. Оказавшись рядом с Гасперасом я с силой вонзил клинок ему в живот по самую рукоятку. Его глаза были в нескольких сантиметрах от моих. Они уставились на меня. Я легко прочитал в них боль, злость и страх. Не сводя своего взгляда с его глаз, я стал продвигать меч все выше и выше. Хорошо заточенное лезвие легко разрезало плоть и кости, дробя позвоночник. Когда лезвие дошло до его горла, он все еще жил, и я был доволен этим.
  Не отпуская рукоятки меча, я повернулся к нему спиной так, что меч оказался у меня на уровне плеч, после чего я резко рванул лезвие сначала вверх, потом вперед до тех пор, пока остриё не вонзилось в землю. Гасперас не успел издать ни звука. Я не видел, что с ним произошло, в смысле как он упал, но брызгающая фонтаном кровь облила меня с ног до головы, заливая на несколько шагов вокруг землю. Я лишь слышал, как упал его труп с чмокающим звуком. Я не удостоил его взглядом после смерти. Он был не достоин этого. Хватило того, что Гасперас прекрасно видел того, кто его убил. Пускай расскажет на небесах всем об этом.
  ...Тамтам непрерывно выбивал свою однообразную музыку...
  Я был весь в крови и потому спокойно вытер окровавленное лезвие о рукав своей куртки, после чего спрятал меч за спиной. Подняв свою винтовку я стал оглядывать ее в поисках неисправностей или новых заметин, и, убедившись, что все осталось прежним, если не считать пятна крови врага, перезарядил её.
  Я огляделся. Никого не было видно, но так или иначе кто-нибудь прибежал бы на звуки выстрелов. Я еще раз обернулся и начал всматриваться в глубь леса, в поисках того неведомого врага, швырнувшего несколько колов мне в спину, но ничего не было видно. Ветки деревьев мерно покачивались, подыгрывая ветру, трава у основания корней переливалась яркими зелеными красками, словно волшебный ковер.
  Я был на взводе и готов был броситься в густые заросли, чтобы сравнять весь лес с землей, но что-то меня остановило. Наверное то, что если я не потороплюсь, то кто-то найдет сокровище быстрее меня и захочет его присвоить себе. Меня это никак не устраивало, такой поворот событий никак не был предусмотрен в моем плане.
  Пистолеты я не стал подбирать, они мне были ни к чему. Со своей доброй винтовкой я готов был воевать с целой ордой врагов, не смотря на их количество и силу. С оружием наготове я пошел в город.
  Быстрым шагом я продвигался вперед, глазами пытаясь найти Генри или Питерсона, или на крайний случай Хармнака. Черт бы побрал этого мутанта и его философию.
  Тамтам был слышен все громче и отчетливее, но никого за все время я даже не увидел. Казалось, что мои спутники просто растворились в городе, исчезли с лица земли, испарились. Пустые глазницы домов смотрели на меня немигающим взглядом. Мне все время казалось, что кто-то еще следит за мной, чей-то невидимый взор преследует меня с самого начала, как я оказался в городе. Незаметно для себя мой шаг перешел в быстрый бег. Я несся по пустынным улицам, дома мелькали один за другим, словно двигались сами.
  Через несколько минут я увидел ворота дворца. Они казались высеченными из цельного камня и высотой достигали крыши пятиэтажного дома. Их створки медленно закрывались. Приглядевшись, я увидел как между ними медленно проплывает силуэт Хармнака.
  Я окликнул его и прибавил темп. Мои слова просто растворились среди домов, а потому Хармнак даже не шелохнулся. С каждым шагом я приближался, но расстояние между створками ворот неумолимо уменьшалось. И когда я оказался перед гигантскими вратами, они ехидно захлопнулись возле моего носа. От досады я силой пнул ворота, чуть не отбив ногу.
  Я решил немного передохнуть и стал восстанавливать свое дыхание. Хармнак был уже внутри замка, а значит он был первым, кто мог увидеть сокровища и присвоить их себе. Генри и Питерсон должно быть еще в пути, надо было их найти, но идти в город я не решался. Я остался ждать их возле ворот.
  Ждать пришлось не долго. Питерсон вместе с киборгом показались из-за угла пустующего дома. Когда они подошли ко мне, Питерсон спросил:
  - Что с тобой случилось и где Марки?
  - На нас напал еще один из жителей здешнего города ќ- обманул я Питерсона - Марки не удалось уцелеть.
  - Что ж - вздохнул Питерсон - он был смелым малым - я чувствовал, как в его словах читалось безразличие к Марки. Возможно он и сам не доверял ему и в его планах он явно участвовал до поры до времени.
  - Хармнаку как-то удалось открыть врата - сказал я, указывая себе за спину - он уже внутри и наверняка ищет сокровища.
  - Как ему это удалось сделать, он ведь впервые здесь, как и мы.
  - Не знаю... не уверен насчет него. Мне кажется что с ним что-то случилось после встречи с теми тварями в лесу... он стал другим
  - Да... я тоже это заметил - промолвил Питерсон и покосился на мою винтовку - Я вижу, ты все таки нашел ее?
  Автоматически я сжал приклад винтовки сильнее, отчего побелели костяшки пальцев на руки.
  - Да, но это долгая история...
  ќќ- Генри! Ты сможешь проникнуть в замок?
  Робот внимательно осмотрел ворота. Он стал изучать различные готические рисунки на створках ворот. Неописуемым образом они сливались то в один узор, то в другой, словно сама природа постаралась над созданием цело полотна. Подойдя к правой стороне ворот, он стал водить указательным пальцем по изогнутой линии, в точности повторяя рисунок. Оказалось, что весь этот небольшой рисунок был нарисован одной линией. Когда робот закончил узор и заново нарисовал рисунок, ворота вздрогнули.
  Через миг ворота стали открываться совсем бесшумно, словно они весили не больше, чем песчинка в пустыне. Перед нашим взором начала появляться чудесная картина. Огромный ослепительный замок, высеченный из белого мрамора, приветливо переливался всеми цветами радуги в лучах дневного солнца. Белые мраморные ступени, длиной в несколько длин роста человека каждая, подымались высоко вверх и заканчивались прямо у небольшой арки, которая являлась единственным видимым входом во дворец.
  Дальше случилось самое непредвиденное обстоятельство. Первым вошел Питерсон, а за ним я. Когда я оказался уже на территории города, кто-то или что-то схватило меня за шиворот и отбросило в сторону с такой силой, что мне показалось, будто лечу. Сильно ударившись головой о землю, я кажется потерял сознание, потому что ничего после этого не помню... Единственное, что я успел рассмотреть, так это лицо Питерсона, который ехидно смотрел на меня. Я догадываюсь, что этот негодяй приказал своему киборгу убить меня или, по крайней мере, оглушить на время. На этом мой рассказ и заканчивается...
  - Погоди, погоди... - прервал Гота один из его слушателей - Ты хочешь сказать что все... весь твой рассказ заканчивается на самом интересном месте?
  - Я же говорю, что не помню, что со мной случилось потом. Когда я открыл глаза, то лежал совсем в другом месте возле костра. Ни Генри, ни Питерсона, ни даже Хармнака нигде не было! Как я там оказался, я не знаю.
  Разочарованные слушатели с горя залпом проглотили содержимое своих бутылок.
  Гот Крейнс лишь пожал плечами и встал из-за стола. Слушатели шумно запели, воспевая великие подвиги Гота Крейнса, а сам он поднялся к себе в комнату. Оказавшись у себя, он закрыл дверь на ключ и повалился на кровать. Конечно он помнил то, что с ним случилось, но рассказывать это слушателям не стоило...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"