Паршин Анатолий Александрович: другие произведения.

Мой милый край. Рассказы. Том 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   РАССКАЗЫ

Пещера

   Я не люблю рыбачить вблизи села. Лучше уезжать подальше, километров за двадцать-тридцать. Природа вдали всегда красивее и богаче. Любили мы рыбачить в старом банке. Есть там одно место, где окунь берёт всегда и очень крупный. Приехали мы как-то рыбачить на это место и не успели бросить лески, как на одной что-то схватило, сильно ударило леску и оборвало удочку. Мы посмотрели кругом: всё тихо. А через полчаса ещё зацепило леску и опять то же самое - леска вся перекрутилась и оборвалась с двумя удочками. Это нас очень заинтересовало.
   В следующий раз, когда поехали туда рыбачить, взяли двое очков для водолазов, два герметичных фонарика и решили обследовать этот крутой берег. Мы тихо подъехали, поставили лодку в сторонке и тихо пошли вперёд. Пройдя метра три, увидели на крутом берегу отверстие типа большой норы, а когда подошли ближе, нора оказалась огромной: метра три вглубь берега, метра два в ширину и метр в высоту. Мы постояли, осмотрелись и решили тихонько посветить одним фонариком. Когда хорошо осмотрелись, увидели, что у входа в пещеру стоят два осетра. Видны были только их головы, а тела находились внутри пещеры. Потом решили посветить и вторым фонариком. Увидев свет, осетры зашевелились и ушли в реку. Стало ясно, что необходимо хорошо измерить пещеру, сделать хорошую сеть и закрыть осетрам выход в реку. Задача была не из лёгких.
   Когда всё было готово, мы втроём - Игнат, Артём и я - поехали к пещере. Все знали, как и что делать, но когда стали ставить загородь пещеры, задели сеткой ветку, а она задела стоящих осетров, и всё испортилось. Три осетра, помахав нам хвостиками, ушли в реку.
   После этого мы приезжали ещё два раза. Когда мы видели в пещере осетров, мы чуть не теряли сознание от радости и забывали, что мы хотим их поймать. Только на четвёртый раз мы поймали осетра на шестнадцать килограммов, но такого удовольствия уже не получили.
   Приехав через год, мы нашли эту пещеру и двух стоящих осетров, но ловить мы их не стали, а попытались сфотографировать, но фотографии не получились. Тогда мы решили, что научимся снимать рыбу в воде и сфотографируем осетров.

Заночевали

   Ветер затихал. Дело шло к вечеру. Бударка шла под парусом. Опустив его, рыбаки стали готовиться ставить сетки. Впереди стояли ещё две бударки - одна - с левой, другая - с правой стороны, и тоже ставили сети. Рыбаки, что пришли под парусом, поставили пятнадцать сетей и бросили. Поужинав, они завалились спать. Видимо, ехали с низов домой, а сети поставили, чтобы наловить свежей рыбы для семьи.
   Когда утром они подъехали к порядку сеток, то увидели, что колья были все погнуты, а два из них плавали на воде. Когда подняли подбору сетки, то самой сетки не было, а была только подбора. Подняли вторую и третью подборы - сети были все вырваны.
   В конце порядка несколько сеток стояли нормально. У шестой сетки был большой ком. Этот ком был на хвосте белуги. Рыбаки хотели было забагрить её, но пока они тянулись к ней с темляком, она их так мотнула этим комком сетки рваных сеток, что все в них запутались. Когда лодка подошла вплотную к белуге, она так треснула по лодке, что две верхние доски бударки сломались.
   Белуга проплыла метров десять, затем взвилась на полтора метра ввысь и упала в воду. Больше её никто не видел.
   Когда война с белугой кончилась, подъехали рыбаки на двух бударках и рассказали, как белуга рвала сети.
  -- Да, - говорили все рыбаки, - вот это белуга! Мало того, что все сети порвала, так и сама ушла целёхонька! Вот это я понимаю, молодец!
   Вот бывает и такое - и рыбы нет, и сеток нет.

Поездка за ягодами

   Жили в деревне три соседки. Жили все дружно, рядом. Сидя вечером около дома, щёлкая семечки, Дарья - их заводила - говорит:
  -- "Девчата, поедемте завтра за ягодами, а то совсем засиделись дома". Вспомните, как ездили за чилимом, а уж за ягодами. Вот была прогулка! Вспомним, как на вёслах шлёпали, а то сейчас всё на лодках да с подвесным мотором.
  -- Да, действительно, бабоньки, всё позабывали!
   Встали утром рано, попили чаю и пошли к лодке.
   Надели вёсла, рули и погребли по течению. Ягоды собирали недалеко от села, на одном островке. Когда подъехали, взяли по две набирки и пошли за ягодами. Прошли лесок, вышли на хорошую поляну, а она была устелена ягодами. Набрали по две набирки быстро (все бывшие ягодницы) и решили отдохнуть. Дарья, вынимая из своей сумки еду, вытащила бутылку самогона. Такой же набор оказался и у Аграфены.
  -- А ты, Анюта, свою еду не вытаскивай - мы и это не съедим.
   Когда выпили две поллитровки самогона, все сильно захмелели. Но пора было возвращаться домой. Навстречу течению кулас шёл в два раза тише, и пока ехали, хорошо протрезвели. Но когда приехали домой, встали напротив своего берега на противоположной стороне, и Анюта сказала:
  -- А у меня тоже есть бутылка, ведь мы уже дома!
   Дружно убрали бутылку, переехали на свой берег и
   пошли домой. А ноги-то не идут: с последней бутылки на старые дрожжи захмелели ещё сильней, чем были. Каждая, идя домой, раза по два-три падала, и ягод в набирках почти не осталось.
   Правда, только Анюта донесла ягоды до дома. Но её дед накануне забил дощечку в задней подворотне, чтобы куры и собаки не лазили. Вот за эту доску Анюта и зацепилась, и две набирки высыпались на землю. Кое-что она собрала, но много потоптала ногами по пьянке.
   Когда добрались до дома, то увидели, что стариков их дома нет. Оказывается, они все были у Анюты в стельку пьяные.
   Бабки в первый раз обрадовались, что их мужья пьяные, потому что им было стыдно, что они сами напились, да ещё и ягоды рассыпали.
   Старики проснулись только утром и сразу на берег. А бабки всё везде убрали, во всём порядок, да и сами уже трезвые. А старики вообще ничего не помнили, даже, какой был день.
   Бабки часто хохотали, вспоминая, как она напились в поездке за ягодами.
  

Счастливая жизнь

   Семён Семёнович Зюгин жил один в хорошей большой квартире с видом на море. Он так любил эту квартиру, что не поменял бы её ни на какой дворец. Жил он один, потому что не мог долго жить с женщинами. Они ему очень быстро надоедали, и он твёрдо решил не жениться, всё равно ни с одной женщиной долго жить он не может. Работал он на заводе по установке и наладке нового оборудования. Он был специалистом высокого класса. Были у Семёна Семёновича друзья: Юрий Петрович, Аркадий Иванович и Василий Сергеевич. Все его друзья были инженерами, как и он. Юрия Петровича он любил больше всех: он был умный, и они были очень похожи характерами. Он так же долго не мог быть с женщиной и так же ненавидел глупых женщин, вёл такой же образ жизни.
   Семён Семёнович - человек был непростой. В нём было много секретов, не всем понятных. Увлекался он охотой, имел шлюпку с мотором. Сам он любил спорт, был ярым болельщиком бокса и футбола. Сам постоянно занимался шахматами, а спортом увлекался как любитель. Жил он в полном достатке, зарабатывал хорошо. Кормить, кроме себя, было некого. Спиртным он не увлекался, выпивал только по праздникам или в связи с каким-нибудь событием. По выходным любил пройтись по городу, где- нибудь в парке или в кафе сыграть в шахматы.
   Идя как-то по городу, он увидел здание с названием "Игорный дом".
   "Дай, зайду, - подумал Семён Семёнович, - ведь я никогда не был в таком заведении". Зал был большой, игроков было много, но были и такие, которые что-то вынюхивали или улавливали какие-то секреты. Он понаблюдал за игрой, и ему понравилось. Стал Семён Семёнович заходить в игорный дом почаще, а когда увлёкся, стал ходить по два-три раза в неделю. Но что было интересно, он не играл, а изучал игорную жизнь. Друзей он там не заводил, но наблюдал очень зорко за всеми. Через три месяца он попробовал сыграть. Из трёх игр две выиграл, одну проиграл и очень удивился. Ставки были небольшие, но Семён Семёнович с каждым днём удивлялся всё больше - выигрыш к нему просто шёл в руки. И он решил, что нужно несколько раз проиграть, и проиграл специально.
   Дальше - больше: игра стала входить в его жизнь. Семён Семёнович вёл игру очень интересно, поначалу втягивая напарника, проигрывал, а когда ставка росла, он свободно брал её. Вскоре, овладев искусством игры на деньги, он стал замечать, что деньги можно зарабатывать, не вкалывая с утра до ночи на заводе. Через полгода он оставил завод и стал ходить в игорный дом с утра. Вскоре, примерно через год, его годовой доход был равен двадцати годам трудового заработка. Собрав сумму денег, Семён Семёнович занялся ремонтом квартиры. Когда ремонт был закончен, квартира стала как дворец, теперь нужна была прекрасная мебель и, конечно, нужен был человек, чтобы содержать в чистоте всю квартиру. Он нанял соседку, женщину пятидесяти лет, живущую с ним на одной площадке. Мария Ивановна на эту должность подходила, так как жили они по-соседски дружно, и она ему неоднократно помогала: готовила обед, убирала.
   Прошло около года, и Семён Семёнович решил съездить за границу. Пригласив к себе Юрия Петровича, он сказал:
  -- Юрий, оставляю тебя хозяином квартиры на период моего отъезда. На сколько еду - не знаю, как будут идти дела.
   И он уехал, сначала во Францию, Италию, потом в Болгарию. Побывав в столицах этих стран, он вернулся домой. Юрий Петрович в это время взял отпуск за свой счёт на десять дней, и они провели его вместе с Семёном
   Семёновичем. Путешественник рассказал, что он видел, как он работал, как ему везло в игре, как будто кто-то помогал ему выигрывать. Он поделился с Юрием своими секретами: чтобы не нажить врагов, он играл в разных игорных домах и никогда не выигрывал подряд, а после каждого выигрыша несколько раз проигрывал.
  -- Люди думали, что мне случайно повезло. Я мог бы играть без проигрыша, но это опасно, ведь, как говорят - "жадность фраера губит".
   Пожив дома с полгода, Семён Семёнович вновь отправился в турне за границу, взяв хорошую взятку в игре. Дав деньги Юрию и Марии Ивановне, он вновь уехал за границу. По возвращении он решил построить в нескольких городах детские дома, детские лечебные санатории и дал деньги на строительство разрушенного храма.
   Семён Семёнович сделал ещё два турне по странам и дал себе большой отпуск. Он соскучился по охоте, которую с этой игрой совсем забыл. Многим бедным людям он оказал помощь. Здоровье его стало сдавать, спиртные напитки давали о себе знать, это бесследно не проходит. Он стал вести тихий образ жизни и говорил:
  -- Я повидал мир, мир богатых людей, жил в этом мире, обижаться мне не на что. Я прожил счастливую жизнь.

Сладкоежки

   Их было четверо. Они были из одной школы, но из разных классов. Иван учился в шестом классе, Семён - в восьмом, Андрей - в девятом, а Петр - в десятом. Было интересно, что их объединяет - этих ребят разного возраста? Наверное, общее увлечение, а может, просто сошлись характерами.
   На этот раз они поехали на рыбалку. Поехали рано на автобусе. Пришли на место рыбалки, но встали в стороне от рыбаков. Они забросили лески и стали загорать, поглядывая иногда на сторожки: качает или нет. Сразу бросалось в глаза, что они не рыбаки, поэтому они и отделились от всех.
   Клевало у них плохо, да они и не следили за лесками, они просто отдыхали. Отдохнув до обеда, ребята плотно поели и стали выбирать лески. Ваня свою леску забросил на мелячке, а когда стал тащить, она за что-то задела. Ваня хотел порвать удочки, но Пётр сказал:
  -- Что ты тянешь? Иди, отцепи, ведь воды по колено, а то порвёшь леску.
   Иван побрёл, пошёл с ним и Пётр. Две удочки вцепились в какое-то железо. Раскачав ёмкость, вытащили её на берег. Это был ржавый маленький бочонок. В нём оказалось три чайника, двадцать четыре серебряных ложки, десять золотых чайных ложек и всякая мелочь: бусы, серьги, три золотых кольца. Когда со всем разобрались, Пётр сказал:
  -- Берём на память по шесть серебряных ложек и по две золотых и спрячем их дома.
  -- А остальное? - спросил Андрей.
  -- А остальное сдадим на мороженое и шоколад. Кто за?
  -- спросил Пётр.
   Все подняли руки. Это были ребята-сладкоежки. Мы часто встречали их при сдаче металлолома. Они любили сладкое, на сладости честно зарабатывали, собирая лом. Труд был нелёгкий, но им нравился. Зато после труда, какой кайф!
  

Дед Афанасий

   Поехал как-то дед Афанасий на рыбалку. Денёк был пасмурный, небо хмурилось, но дождя не было и было тепло. Дед взял шест, сел в шлюпку и, переехав на другой берег реки и проехав ещё метров триста, встал под хорошим кундрачком и бросил якорёк. Насадив червей на удочки и лески, бросил в воду и стал ждать клёва. Минут через пятнадцать Афанасий вытянул большого окуня, весом с килограмм. Вскоре сорвалось что-то крупное, а может, тоже окунь, и перестало клевать. Через часок опять потянуло леску, но на этот раз попал хороший лещ. Посидев ещё немного, хотел уж было собирать толстую миллиметровую капроновую леску, но её что-то зацепило. Когда дед Афанасий потянул жилку, он понял, что это не задёв, а на леске сидит рыба. Рыба стала чуть-чуть приближаться, но тянула на дно. Дед понял - надо тянуть к берегу. Пустив верёвку якорька, он подплыл к берегу и стал легонько тянуть. Рыбу нужно измотать, пока она не устанет. Спустя минут сорок, а может и час, она стала спокойнее. Дед решил тянуть, будь, что будет. Рыба шла тяжело, потом вышла на поверхность воды и тут её дед вытянул. Это был огромный судак с проглоченной удочкой во рту. Затащив судака в лодку, не вытаскивая лески из него, дед собрал свои удочки и поехал домой.
   На берегу сбежались все, увидев в лодке деда такого судака. Тут же нашли весы и взвесили рыбу. Она весила тринадцать килограммов восемьсот пятьдесят граммов. Таких судаков не видели даже рыбаки-профессионалы. Когда дед с соседом привезли судака домой, бабка сказала:
  -- Да, таких судаков ты никогда не привозил, даже когда был рыбаком в колхозе.
   Судак Афанасия гремел на всё село, а на следующий день у дома собрались все соседи. Поставили во дворе стол, понатаскали вина, водки, бабка нажарила судачины, подала уху из судака, и пошла гульба. А Афанасию все задавали вопросы, как же он его одолел, ведь надо иметь смекалку, чтобы вытянуть такого судака. Да это и не каждый сможет. Настоящий рыбак. И все обнимали деда.

Курятник

   Жили дед Матвей Давыдович с бабкой Дарьей Ивановной. Они, как все в селе, занимались подсобным хозяйством. Дарья Ивановна очень любила кур, но у неё не было хорошего курятника. Летом курам было хорошо, а вот зимой куры мёрзли, и приходилось в морозы загонять их в дом или протапливать баню и пускать их туда. Дарья Ивановна стала просить Давыдовича, чтобы он построил тёплый курятник.
   Матвей стал копить деньги на кирпич, приобрёл четыре сотни, но решил что этого мало, а денег больше нет. И решил Матвей Давыдович сам наделать сотни три саманного кирпича. Низ курятника он сделал из простого кирпича, а верх -- из саманного. Когда курятник был готов, Матвей покрыл его железом и в углу установил буржуйку, трубу вывел во двор. Зимой в протопленном курятнике курам мороз стал нипочём.
   Дарья Ивановна в этом году запланировала увеличить поголовье кур. Курятник курам сразу понравился, и они заходили в него сами даже днём. Матвей провёл туда свет, и бабка целыми днями пропадала с курами.
   Дед, любуясь кладкой саманного кирпича, заметил в одном месте, как нет-нет да и что-то блеснёт. Как-то вечером, включив свет, он снова увидел блеск в стене в том же месте, где видел и в первый раз.
   Утром дед похмелился и пошёл в курятник. Он не стал включать свет, так как место, которое светилось, он знал хорошо. Посмотрев, он снова увидел блеск. Расковыряв немного, увидел комок типа куриного яйца, весь засохший в растворе. Взяв комок, он пошёл отмывать его. Очистив, он чуть не обалдел: увидел золотой комок меньше куриного яйца. Как он мог попасть в раствор - Матвей не мог понять. А когда Дарья Ивановна увидела, она сказала:
  -- Ну, что ты как дитя радуешься? Спрячь подальше - пригодится.
   Дед посмотрел на бабку и говорит: "Ну, ты даёшь, бабка, с тобой не соскучишься".
  
  

Курорт

   День шёл к вечеру. Погода была прекрасная, небо было чистое, жары не было. Соня и Жанна шли в детский сад за детьми. Вдруг Жанна сказала:
  -- Соня, а мне на заводе дали путёвку на курорт. Ты сходи завтра в местком, может, и тебе дадут. Тогда поедем вместе.
   На другой день Жанна сообщила, что она тоже достала путёвку, притом последнюю. Детей решили отвезти к матерям в село, тем более, что обе матери жили в одном селе. Договорились, что дети будут жить у бабушек по неделе: неделю - у одной, неделю - у другой. Так им будет веселее. Привезли детей в село, обо всём договорились, оставили на всякий случай номера своих телефонов.
   Первую неделю Сонина мама, Вера Петровна, хорошо следила за девочками, они вместе гуляли на свежем воздухе, и всё было хорошо. Дочери звонили с курорта через каждые два дня. Через неделю Вера Петровна передала девочек матери Жанны, Галине Ивановне. Первые два дня Вера Петровна заходила к ним, чтобы узнать о девочках. Но однажды она не зашла - было много своих дел по хозяйству. В этот же день к Галине Ивановне пришли в гости две приятельницы. Они разговорились, выпили, поплясали под магнитофон и совсем забыли про детей, а когда хватились, детей во дворе не было. Галина Ивановна побежала к Вере Петровне, и вдвоём они подняли всё село, но девочек нигде не было. Бабки в слезах спрашивали всех, в селе только о детях и говорили. Вдруг к толпе подошли два мальчика лет восьми и сказали, что видели, как женщина в машине передавала ребёнка другой женщине. Но времени прошло уже много. Сообщили в ГАИ, а там отдали приказ на задержание машины, за рулём которой находится женщина. Пришлось сообщить и матерям девочек, а те сразу на поезд и домой. Когда они приехали в село, им рассказали, что девочек увезли. Соня с Жанной поехали в милицию, где им пообещали найти детей.
   Через сутки сообщили, что машину с детьми задержали. Похитительницы сразу попали под следствие. А Соня с Жанной и детьми, вернувшись, домой, решили, что больше никогда не будут доверять своих детей никому, даже самым близким людям.

Любить непросто

   Две подруги, Светлана и Марина, были очень дружны. С самого детства жили, как родные сёстры. Они были одногодки, вместе пошли в школу. Окончив девять классов, поступили в педагогическое училище. Учились они хорошо, на "четыре" и "пять", как и в школе. Всё своё свободное время они проводили вместе. Ребят у них не было: дали себе зарок ни с кем не встречаться до окончания училища.
   По окончании училища они впервые пошли в клуб на танцы. В первый раз они ни с кем не познакомились. Через неделю Светлана вновь предложила пойти на танцы. В третий раз Светлана познакомилась с хорошим парнем, Андреем. После того они ходили на танцы уже втроём. Как-то Светлана сказала Марине:
  -- А ты почему ни с кем не знакомишься?
   Марина посмотрела на неё и ничего не ответила. Однажды Марина пригласила Светлану в кафе, но попросила, чтобы та пришла без Андрея. Придя в кафе вдвоём, они заказали по сто граммов коньяка и по кружке пива. Выпив коньяк, заговорили о том, как быстро летит время.
  -- Вот мы уже и специалисты, сидим, две училки. А ты уже и влюблённая, - сказала Марина и попросила
   Светлану принести соль с соседнего стола, якобы для того, чтобы пиво подсолить. А когда Светлана отошла за солью, Марина в её кружку с пивом подсыпала яд. Пиво пили глотками и тихо беседовали. Вдруг Света побледнела и упала. Вызвали скорую помощь, и её увезли. Врачи сделали всё необходимое и спасли Светлану от смерти. Был поставлен диагноз - отравление.
   А Марина даже не пришла в больницу.
   Когда же они встретились, Марина сказала:
  -- Можешь подать на меня в суд, это я тебя отравила. И если мне это не удалось в этот раз, я сделаю это в следующий.
  -- Марина, что ты такое говоришь? - ужаснулась Светлана.
  -- Это не я говорю, это говорит любовь.
   Вот так лучшие подруги навсегда потеряли друг друга.

Лиса

   Вечер были тихий. Стук топоров и молотков утих, и наступила сельская тишина. У каждого сельчанина в хозяйстве есть утки, гуси, но особенно распространены куры. А охраняют всю эту живность домашние собаки.
   Мы подъехали к крайнему дому села и попросили разрешения переночевать на двух лодках, что стояли на берегу у дома. Хозяин пригласил нас в дом, но мы отказались, так как хотели пойти на раннюю рыбалку. У хозяина было много птицы.
   Мы выпили крепкого кофе и завалились спать на люках лодок. Наверное, часа в два закричали куры, потом утки, загоготали гуси, поднялся такой шум, что разбудил всех. Вскоре уже кричали все птицы и на других дворах, а через полчаса поднялось всё село. Просыпаясь, сельчане не могли понять, что происходит.
   Когда к утру птица немного утихла, дед Кузьма рассказал, что когда он шёл с берега, видел, как от дома Плетнёвых бежала огромная лиса и несла на спине петуха. Добежала до берега и вместе с петухом поплыла на другую сторону реки. Когда Пантелей Сергеевич, хозяин крайнего дома, проверил курятник, то увидел там кровь. К тому же пропал петух, который был вожаком всех кур.
  -- Да, - сказал Пантелей Сергеевич, - эта сволочь, лиса, перепугала всё село из-за петуха. Ну, будь ты неладная, негодяйка!
  

Накидка

Как-то встретил я товарища в городе. Он мне и говорит:

  -- Тебя вроде Анатолием зовут?
  -- Да, - сказал я, - а я тебя не знаю. Лицо вроде немного знакомое, а кто ты - не знаю.
  -- Да я - Малышев Николай. Вспомнил?
  -- Нет, даже фамилии такой не помню. Я уже больше пятидесяти лет живу в городе.
  -- Ну, тогда поедем на родину, вспомним молодость. У меня машина есть, а лодку достанем, там друзей много.
  -- Слушай, а у меня накидка есть, что на сазанов накидывают. Ты кидать можешь?
  -- Да, в детстве кидал, а сейчас - не знаю, забыл.
  -- Я знаю, кидать её непросто, надо суметь бросить так, чтобы раскрылась по воде кругом.
  -- Ну, ладно, давай обменяемся номерами телефонов и созвонимся.
   О встрече этой я забыл уже, и вдруг - звонок.
  -- Ты не забыл, что мы договорились о поездке в село? Вот сейчас самое время ловить накидкой.
   Собрались, поехали. Приехали вечером, Николай пошёл к друзьям, достал лодку, а утром мы поехали. Приехав на Воркову яму, стали пробовать накидку. Когда я бросил в первый раз, то упал и запутался в накидке, сильно ушиб
   руку. Покидав ещё часа два, несколько раз раскрыл её, но не полностью. Утром, отдохнув немного, опять поехали кидать. Кое-как два раза раскрыли, вытащили сома и сазана. Передохнув, я бросил ещё раз, накидка почти вся раскрылась. Когда стал вытаскивать, что-то задело, и накидка не поднималась. Я сказал Николаю:
  -- Это мы задели каршу.
  -- А что такое карша?
  -- Это затопленное дерево, которое лежит на дне, вросшее в грязь.
   Когда опять потянули накидку, она стала подниматься, но очень тяжело, а когда подтащили к лодке, вышел огромный сом килограммов на пятьдесят. Он так ударил хвостом о корму, что мы оба полетели за борт. Когда мы вылезли из воды, только конец верёвки лежал в лодке. Взяв его в руку, мы потянули накидку, сом вылез из неё и так хлопнул плеском по воде, как будто в воду упала бомба. Накидка ушла в воду, а мы остались с небольшим сомом и сазаном, что поймали сразу.
  -- Ну, что, Николай, поедем ещё раз кидать накидкой?
  -- Наверное, нет, ведь кто нам её даст, их сейчас уж не делают.
   Вот это рыбалка, долго будем её помнить.

Кафе

   Мы вышли из кафе, там было так душно, что не спасало даже холодное пиво. Вышли мы втроём: два моих друга - Сергей и Вячеслав - и я. Во дворе веял свежий ветерок, и мы, сидя на скамейке, ловили прохладный кайф. Посидев с полчаса, увидели, как из кафе вышли три женщины, которых мы в кафе и не заметили. Да мы и не рассматривали никого, кроме своих кружек с холодным пивом. Одеты девушки были хорошо, на руках блестели кольца, в ушах серьги и, видимо, недешёвые. Они сели на другой скамейке, метрах в десяти от нас. Вначале они смеялись, разговор их нам был хорошо слышен. Они смеялись, но что-то настораживало нас. Разговаривали они между собой грубо, не как подруги. Одна из них говорит:
  -- Слушай, это ты - Зинка? А я думаю, откуда я знаю эту падлу?
  -- Что ты сказала, а ну повтори! - ответила ей другая. - Я падла? Да я из тебя...
  -- Да ладно вам, - вступила третья.
  -- Да уж нет, я ей за падлу пасть порву сейчас!
   Они продолжали ругаться. Мы уж хотели уйти, как вдруг раздался выстрел, и одна из девиц упала. Мы с Вячеславом схватили стрелявшую, выбили пистолет из её рук, а Сергей вызвал милицию, которая приехала очень быстро. Подъехала и машина скорой помощи, увезла убитую. А нас милиция допросила, как дело было. Мы рассказали, как всё случилось, и нас отпустили.
   Двух женщин арестовали и увезли.
  -- Вот вы старше нас, - сказал Сергей, - скажите, раньше так могли поступить женщины?
  -- Да вы что! -- сказал я. - Мужчины так не поступали никогда, средь бела дня, да в городе!
   Мы с Вячеславом тоже впервые видели такое. Нет порядка, что ни говори, ведь такое допускать нельзя. Позор всем нам.
  

Ехали в автобусе

   Ехала как-то девушка в автобусе по своим делам в район. Через два сиденья от неё сидел парень. "Не сказать - красавец, но полюбить можно", - подумала про себя Дарья. В районном центре вышли, кто куда, а закончив свои дела, Дарья отправились на вечерний рейс автобуса, чтобы уехать домой. На автобус еле успела, водитель уже закрыл первую дверь. Было одно свободное место, как раз рядом с тем парнем, на которого она ещё утром обратила внимание. Они разговорились. Парня звали Юрием, он был из соседнего села, километрах в десяти от того, где жила Дарья. Он рассказал, что работает механиком в совхозе, что живёт с родителями и пока не женат.
  -- Сначала, - говорит, - построю себе дом, а там видно будет.
  -- Ну, ладно, стройте, а то невеста уйдёт к богатому, у которого всё есть. А что, не жалко будет?
  -- Да что таких жалеть таких, которые могут тебя променять на кого угодно.
  -- Да, это вы, Юрочка, сказали совершенно верно, таких жалеть не нужно. Но у тебя, наверное, хорошая, не променяет?
  -- Моя - нет, не променяет, ведь у меня её нет. А у тебя, Дарья, жених есть?
  -- Нет, я тоже такая же одинокая, с мамой живу. А ты в армии служил?
  -- Да, конечно, уже три года, как долг Родине отдал. Мне уже двадцать пять лет.
  -- А я только год назад закончила педучилище, работаю учителем начальных классов.
  -- Давай, я приеду к тебе в субботу, сходим на танцы.
  -- А на чём ты приедешь? До нас десять километров.
  -- Это не проблема, так как у меня есть машина. Правда, не люкс, но новая шестёрка.
   Они повстречались месяца три, начался учебный год в школе, а у Юры на работе произошла авария, и он чудом остался жив. Три месяца он пролежал в районной больнице. За время болезни Юры они очень сблизились и стали, как родные люди. Через год они поженились, и Юра стал достраивать с бригадой строителей свой дом.
   Я как-то поинтересовался, как живут Юрий с Дарьей Дмитриевной. Все сельчане хвалили их, было видно, что относятся к ним с уважением. А недавно у них родился сын Юрий. Вот так порой случайно встречаются люди и остаются вместе на всю жизнь. Видно, судьба.

Пастушок

   Утро было хмурое, и оно портило настроение пастушку. Он гнал табун на водопой. Только подогнал лошадей к водопою, вдруг, откуда ни возьмись, волк. Урзари свистнул волку, думал, испугается, но тот не реагировал. Урзари понял, что волк присмотрел себе добычу. Пастух заметил, что хищник выслеживал жеребёнка. Тогда он набрал верёвку для ловли лошадей и набросил её на волка, но тот перевернулся и сбросил верёвку. Пастушок отогнал табун немного в сторону, но волк не отставал от стада и почти не реагировал на его действия. Пройдя вокруг табуна, волк бросился на жеребёнка, но Урзари взял палку и ударил волка по спине. Он хотел ударить по голове, но промахнулся и упал. В это время волк бросился на Урзари, и началась схватка. Пастушок схватил волка за горло и хотел сломать ему шею, но зверь был очень сильным и он вцепился в голову Урзари. А когда пастушок повернул голову лицом к земле, волк укусил его за руку. Драться с волком стало сложнее. Вынув складной нож, Урзари бросил его в волка, но попал только в заднюю лапу. Волк совсем озверел и бросился на пастуха.
   Лицо человека облилось кровью, и он потерял сознание. Что было дальше, никто не знает.
   Урзари нашли два пастуха, он лежал без сознания. Они положили его на одну лошадь, а сами вдвоём сели на вторую и повезли его на ферму. К счастью, там в это время оказалась медсестра, которая пришла по вызову к работнице фермы. Пострадавшему пастуху она сделала два укола, привела его в чувства, перевязала раны и вызвала скорую помощь.
   В больнице Урзари пролежал больше месяца, а когда вышел на работу, всё лицо его было в шрамах. Он дал себе слово, что уничтожит этого волка. Через два месяца пастухи сказали, что в табун опять приходил волк. Целую неделю три пастуха искали волка, а когда увидели, то все трое выстрелили в него дуплетом. Волк был уничтожен.
   Так Урзари отомстил своему врагу.

Учительница

   Когда едешь по степи, лучи солнца рассыпаются по зелёной траве, поют кузнечики, а посадка и подъём птиц приводят степь в движение. И всю эту красоту дополняет пение птиц. Вот когда с полным чувством ощущаешь всю красоту природы.
   Вот в таких степных просторах всегда заселяются небольшие аулы. А те люди, которые живут в них, ещё кое-что ощущают, непонятное для нас. Занимаются они животноводством. Разводят крупный рогатый скот: коров, баранов, коз и лошадей. Все занимаются этим хозяйством и никогда с ним не расстаются. Три аула находились рядом, километрах в двух друг от друга. На все три аула была одно школа. Обучение в ней велось только до девятого класса. Мальчики, как правило, окончив три- четыре класса, бросали учёбу, шли работать, помогать родителям.
   Однажды в школу пришла первоклассница, и она сказала, что в будущем хочет стать учителем. Все посмеялись и забыли. Звали эту девочку Айгуля. С первых дней девочка относилась к учёбе серьёзно и в конце года стала отличницей. Окончив девять классов на одни пятёрки, она поехала в район и там окончила одиннадцать классов на "отлично". Окончив педагогический институт, она сказала, что поедет работать только в свою школу. Преподавала она русский язык и литературу. Когда Айгуль Ахметовна проработала в школе год, её назначили директором этой школы. Этого никго не ожидал. Впервые в школе стала работать преподавателем, а затем стала директором школы девушка из этого аула.
   Айгуль Ахметовну все очень любили и уважали, а она требовала всегда строго, но справедливо. С её приходом в школу повысилась успеваемость учащихся. Многие выпускники стали поступать в технические и гуманитарные учебные заведения. Аулы стали заселяться и строиться. Постепенно они превращались в сёла. И в этом была заслуга Айгуль Ахметовны.
   Сельчане её будут помнить всегда.

Паром

   Я шёл на паром, чтобы переехать речку. Река была небольшая, и паромом служила старая бударочка. Через неё, как на паромах, проходил трос из стальной проволоки. Пассажир руками перехватывает тросик, и бударочка движется до противоположного берега. Когда я оттолкнулся от берега и стал тянуть трос, лодка шла очень тихо. Когда до берега оставалось метров пять, лодка заходила. Я нагнулся за борт посмотреть и упал в воду. Было неглубоко, по пояс. Хорошо ещё, что не упали бабка с мальчиком лет восьми, которые тоже находились в лодке. Когда я поставил паром на место, под лодкой что- то опять зашевелилось. Подошли два парня и предложили вытянуть лодку на берег. Когда приподняли её, увидели, что за дно лодки зацепился осётр, на котором были три крючка от снасти. Осётр тянул кило; граммов на двадцать. Мы бросились за ним, а он под лодкой, никак его не подтянешь. Он сильно забился под лодкой и порвал снасть, что зацепила его за дно лоднки. Не успели мы его удержать, как он очень быстро погрузился в воду. Разбор был долгим, почему мы его не вытащили, указывали на неверные наши действия. Но осетра около нас уже не было, и спор наш стал угасать. Потом, когда все замолчали, один из ребят сказал:
  -- Да, пошёл он дальше, пусть гуляет, наверное, ещё не нагулялся.

Счастливый случай

   Руфия шла по садику. Погода была пасмурная, того и гляди - пойдёт дождь. Было уже холодновато. Она уже хотела пойти домой, но вдруг увидела, что в стороне от дорожки, по которой она шла, под деревом лежал человек. Она как-то машинально, ни о чём не думая, подошла к нему. Оказалось, что это был мальчик лет двенадцати, но рослый. Он спал. Руфия дотронулась до него рукой, он вздрогнул, открыл глаза.
  -- Вы почему здесь спите? Спать надо дома, а не в парке и не в садике, - сказала она ему.
  -- А у меня нет дома, - ответил он.
  -- А где же ты живёшь?
  -- Да где придётся, это дело длинное..
  -- Ну, тогда давай знакомиться. Меня зовут Руфия. А тебя?
  -- А меня зовут Ринат.
  -- Ну, вот и хорошо, познакомились. Теперь расскажи немного о себе. Где живёшь, чем занижаешься?
   Живу везде, где придётся. Сначала жил в детском приёмнике, потом - в детском доме. А как окончил три класса, сбежал и вот брожу по белу свету.
  -- Пойдём ко мне в гости, - предложила Руфия.
  -- А меня родственники твои не выгонят? - спросил Ринат.
  -- Да нет, у меня очень хорошая мама.
   Когда пришли к Руфие домой, она посадила Рината в комнате и сказала:
  -- Посиди немного.
   Отлучившись, Руфия рассказала матери всё, что знала о мальчике, минут двадцать они проговорили, а потом вышли вдвоём.
  -- Ну, здравствуйте, Ринат, - сказала мать, - меня зовут Дарья Адбуловна. Раздевайся, сейчас будем ужинать.
   После ужина Ринат искупался в душе, ему дали чистое бельё, немного болыневатое, и спортивный костюм Руфии, и его стало просто не узнать.
  -- Ну, вот, Ринат, будешь у нас жить?
  -- Буду, я устал мотаться по вокзалам.
   Ринат оказался деловым мальчиком. Он мог делать почти всё, ведь жизнь бродяги нелёгкая. Позже он пошёл работать в совхоз, а вечерами учился в вечерней школе. Он любил возиться с машинами, умел водить машину, но прав не имел. Через год Дарья Абдуловна усыновила его. Спустя пять лет он окончил девять классов, стал работать трактористом и водителем.
   Пришёл срок идти в армию. Вернулся из армии - возмужал, окреп и стал очень симпатичным. Девчата с завистью посматривали на него. Руфия как-то спросила его:
  -- Что теперь делать будешь?
  -- Да вот, подрасту ещё года два и женюсь на тебе.
   А ты любишь меня? - спросила Руфия.
   А кого же мне любить, как не тебя? - ответил Ринат.
   И они обнялись.
   Руфия стала учительницей младших классов, Ринат в совхозе стал механиком. Через два года они поженились, а спустя год у них родился сын. Дарья Абдуловна стала бабушкой. И живут они с тех пор очень счастливо.
  

Утром на реке

   Было тёплое, тихое сентябрьское утро. Всё стояло в каком-то забытьи. По реке медленно плыла трава и цеплялась за кундрачки, стоящие у берега. Небольшими стайками плыли утки, как будто переговариваясь друг с другом. Неожиданно снизу и сверху появились гуси. Их было по четверо в стайке, они стали перекликаться, хотя были на приличном расстоянии друг от друга. Они летели навстречу друг другу и, не долетев метров пять, сделали красивейший взлёт вверх, а потом разлетелись в разные стороны. Это было так красиво, будто специально отработано. Затем они отлетели друг от друга примерно на метр и показали медленный красивый взлёт, очень симметричный. Это надо же так отработать, в цирке подобного не увидишь!
   Они медленно уходили в небеса, а мы ещё долгое время наблюдали за ними, пока они не скрылись за облаками. Подобное искусство лебедей я видел, а вот у гусей наблюдал впервые.
   Таких птиц, как гуси и лебеди, я вообще запретил бы стрелять на охоте. К большому сожалению, в дни разрешённой охоты охотники бьют красавцев гусей и лебедей, не жалея.

Барс

   Матвей Петрович жил на берегу реки. Он был большой любитель рыбалки и охоты. Почти все выходные дни он проводил вдали от села. Ездить он любил один, но иногда брал своего хорошего друга Камиля, который жил недалеко от него. Однажды, отдыхая на берегу с Камилем, Петрович говорит:
  -- Мне чего-то не хватает для охоты.
  -- А чего тебе не хватает? - спросил Камиль.
  -- Нет у меня хорошей собаки, - ответил Петрович. - Собачку надо приобрести, но брать надо малыша, чтобы лучше понимал хозяина. Ведь хозяин собаки так привыкает к ней маленькой, что их потом водой не разольёшь.
   После этого разговора Матвей Петрович стал искать себе кутёнка. Он ходил по базарам, где продавали щенков, к друзьям, но собаки по душе не находил. Как-то, придя на базар, он увидел старика, продающего трёх щенков. Один из них ему очень понравился, и вдруг этот малыш выпрыгнул из корзины, подбежал к Петровичу и стал лизать его руку.
  -- Тут уж я не устоял, - сказал Петрович, - купил щенка и назвал его Барсом.
   Спинка и бока у него были чёрные, а мордочка, грудь и ножки - белые. Барс был красивым пёсиком. Каждый день на осмотр лодки Петрович стал брать с собой и Барса. Лодка так понравилась Барсику, что он облизал каждый её уголок - от кормы до носа. Когда собака подросла, она очень неохотно уходила из лодки, а иногда и возвращалась назад. Когда Барсу исполнился год, Петрович стал брать его на охоту и на рыбалку. Когда возвращались с рыбалки домой, Барсик бежал сообщить, что они приехали, и тут же возвращался назад, в лодку. Он любил спать в ней, где у него была тёплая подстилка. А когда научился в камышах ловить уток и гусей, ему просто не стало цены.
   Лодку Барс охранял зимой и летом. Петрович даже не стал на зиму снимать мотор. Барс стал большим псом и, кроме Петровича, никого к лодке не подпускал. Все обходили её стороной.
   Петрович с Барсом стали неразлучными друзьями - это то, чего не хватало ему раньше. Теперь Петрович был всем доволен.

Сила цветов

   Сёла, как правило, строят у реки. Во-первых, это очень удобно для сельчан: что привёз, сгрузил и всё на месте - не носить, не возить. А ещё, если дома построены у реки, это красиво, и дворы ухожены, глаз не оторвёшь - просто красота. Во дворах было много цветов. Сельчане в город не рвались, особенно ребята. В селе был хороший совхоз, и работы всем хватало. Была хорошая школа. Кто хотел, заканчивали девять классов и шли в техникум. В институт не рвались, да и поступить туда непросто. Иногда способные девушки уезжали учиться в институт, но это было редко. Ребята, отслужив в армии, оставались работать в совхозе.
   Мы стояли у реки рядом с красивым домиком и прекрасным двором. В этом дворе было много цветов, а выращивала их девочка Галя, ученица пятого класса. Мать её работала в совхозе бухгалтером, а отец, Иван Семёнович, работал трактористом. Вечерами Галочка помогала маме копать, сажать цветы, поливать их из шланга, но следила за цветами Галочка сама. Она знала уже до сотни видов цветов, имела литературу по выращиванию цветов. Читала журналы цветоводов. Цветами занималась серьёзно. Все соседи удивлялись, откуда у неё такая любовь к цветам. В школе Галочка училась на "четыре" и "пять". Подружкам она рассказывала о цветах, и многие девочки во дворах тоже стали сажать цветы. Галочка росла красивой девочкой, и уже в восьмом классе на неё поглядывали старшеклассники. Но она ни с кем не встречалась, всю себя она посвящала цветам.
   Окончив девять классов, она поступила в сельскохозяйственный техникум на заочное отделение, а сама полностью занялась цветами. Во дворе у Галочки к этому времени был настоящий рай. В совхозе ей выделили участок для выращивания цветов. Она набрала себе девочек, которым они привила любовь к цветам, и стала с ними работать на участке. Галочку уже стали сватать, а она смеялась:
  -- Какая из меня жена, я ещё ребёнок. Да и зачем мне это, у меня есть мама, папа и ещё море цветов!
   Она проводила беседы в школе, приводила детей на участок, показывая красоту цветов. Со своей бригадой Галочка стала выводить новые сорта цветов. Ездили девочки в другие города, обменивались опытом. Через два года их бригада стала участвовать в конкурсах, а их цветы продавали во всех цветочных ларьках города. Когда Галочку спрашивали о том, чего она хочет, она отвечала: "Миллион, миллион роз!" Она часто говорила:
   Мне не нужно в жизни ничего, у меня есть всё, а всё - это цветы! Я самая счастливая! Цветы - это моя любовь, а ког да человек любит, он счастлив!
   А когда её спрашивали, почему она не встречается с ребятами, она отвечала:
  -- Для меня это сложно, ведь мне надо найти такого жениха, который любил бы цветы так же, как и я, иначе мы и дня не проживём. Я живу, как в раю, мне ничего не нужно, я очень счастлива. А любовь подождет, ведь семья
  -- эго сложное дело. И уж такого рая, как сейчас, тогда не будет. Я это знаю.

Развёл дед уток

   Иван Фомич посмотрел на свою жену и говорит:
   Агафья Матвеевна, я уже охотником стал неважным, да и глаза лечить надо, плохо стал видеть. А к дичи мы привыкли. Давай заведём с тобой уток: и с яйцами будем, и с мясом.
  -- Но всё-таки дикое мясо не сравнить с куриным, - ответила жена.
   И решил Иван Фомич построить во дворе утятник. Построив его, вырыл уткам речку полтора на пять метров, чтобы утки могли купаться. Дно условной речки обшил стальным листом, сделал слив. Слил грязную воду шлангом, налил чистой воды. Купил хорошего селезня и пять уток. Весной утки стали нестись и снесли штук двадцать яиц, а Агафья, не подумав, на день рождения Ивана Фомича все яйца истратила. Хотелось Ивану Фомичу посадить уток на яйца пораньше, а не вышло.
   Сидя как-то во дворе, глядя, как купаются утки, он подумал: "А что, если я наберу яиц от диких уток и посажу на них домашних пгиц?" Сказано - сделано. Поехал Иван Фомич, места он знал хорошо, набрал полсотни яиц, посадил две утки, положив им по десятку яиц. Когда утята были маленькие, они купались только во дворе, а как подросли - Фомич всех молодых проверил: из двадцати утят шесть были селезни. Их стали откармливать отдельно, для мяса. А четырнадцать уток хозяин стал выпускать на реку, где они плавали целыми днями. Только в воскресенье он пригонял их обратно, чтобы не забыли свой дом. Пригнав как-то уток, Фомич заметил, что их слишком много. Загоняя их в утятник, пересчитал - их оказалось не четырнадцать, а двадцать. А когда присмотрелся, то засмеялся: "Что же я, дурак, ведь шесть штук - это дикие утки к ним влились. Ведь утята мои дикие, вот они и приняли их за своих!"
   Через три недели, когда Фомич снова пригнал уток, пополнением были уже три утки. И так до самых холодов он пополнял свою стаю. И был всегда с мясом, иногда даже продавал на рынке. Но свой секрет держал при себе.
   Вот так Иван Фомич стал кормить хозяйку, не выезжая на охоту.
  -- Ну, Иван, ты у меня мудрец! Надо же до такого додуматься - чтобы дичь сама во двор приходила!
  -- А это от того, что дичь признала в наших утках своих родственников. Ведь наши утки из диких яиц. Ведь это ты первые яйца израсходовала, а я привёз диких и посадил на них наших уток. Значит, здесь есть и твоя заслуга, Агафья Матвеевна. Если бы на день моего рождения не израсходовала все яйца, не было бы у нас дичи. Я и сам не знал, что так получится.
  -- Нет, Иван Фомич, ты - молодец. Не зря я люблю тебя всю жизнь!
  --

Настоящая дружба

   Тимофей с Андреем были друзьями с детства. Они были одного года рождения и были, как говорят, "не разлей вода". Ходили в одну школу, в один класс, занимались спортом, вместе играли в футбол, любили шахматы, увлекались рыбалкой и охотой. Учились они хорошо, на "четыре" и "пять". После окончания школы поступили в технический институт, а окончив его, пришли на завод работать конструкторами. Родители их тоже дружили и часто ходили друг к другу в гости, а Тимофей и Андрей даже ночевали друг у друга. Девочками они пока не увлекались. Любили всегда быть вдвоём. Часто ездили на рыбалку, на охоту, а вечером любили поиграть в шахматы. Ребята не курили, кроме пива ничего не пили. Когда они знакомились с девушками, их хватало на неделю или две - потом им становилось скучно. Девушки тянули их в кафе, в ресторан, а ребята этого не любили, и встречи на этом заканчивались. Так они дотянули до двадцати восьми лет, а дома их мучили вопросом: "Когда вы женитесь?" Как- то, сидя за шахматами, они разговорились на эту тему. Жениться они договорились в тридцать лет.
   На работе Тимофей пошёл на повышение, стал заместителем директора, а Андрей так и работал в конструкторском бюро. Первым женился Тимофей.
  -- Ну как? Жить можно? - спросил как-то у него Андрей.
  -- Да что за жизнь! - ответил Тимофей. - Куда ни пойди
  -- отпрашивайся, как ребёнок. Не знаю, может, со временем привыкну, а, может, и нет. В общем, ничего хорошего нет: то "пойдём в гости", то "пойдём в кафе или ресторан". Я уже не помню, когда я играл в шахматы, не говоря уже о занятиях спортом!
   Вскоре, чуть ли не силой, женили и Андрея. А когда познакомились их жёны, жизни вообще никакой не стало. Попали такие жёны, у которых на уме были только деньги и шмотки. Они упрекали мужей в маленьких заработках. Пошли скандалы. К тому же, ни та, ни другая не хотели иметь детей. "Мы ещё молодые - говорили они, - зачем нам дети? Это вам уже по тридцать, а нам ещё рано".
   Прожив с жёнами по два года, ребята стали думать, что им делать. Поехав в один из выходных дней на рыбалку, сварили уху и стали решать, как им дальше жить.
  -- Я думаю, - сказал Тимофей, - нужно поставить им условие: если они так будут вести себя и дальше, то мы будем принимать жёсткие решения.
   Приехав домой, они дали жёнам разгон, а утром придя на работу, договорились встретиться вечером. Встретившись, решили собрать свои вещи и переехать к родителям. Утром жёны хотели устроить очередной скандал, но в ответ услышали:
  -- Мы разводимся с вами - отныне вы свободны!
  -- Как?! - удивились жёны-
  -- Так! - прозвучало им в ответ. - До свидания!
   А у родителей друзья спросили:
  -- Ну что, будете ещё нас женить?
  -- Нет, живите, как хотите-
   В выходные друзья уехали на рыбалку. Сидя у костра, они радовались, что вернулись к прежней жизни.
  -- Мы снова будем жить, как нормальные люди, как мы жили раньше.
  -- Да, - сказал Андрей, - мы вернули себе настоящую жизнь.
   Так победила настоящая дружба.
  

Упала

   Светочка жила в городе. В школе она училась в основном на "отлично" с первых лет учёбы. Внешне она была очень симпатичная. Мальчики влюблялись в неё, но она на это не реагировала. Вела себя достойно и строго. Подруги её уважали и, конечно, завидовали. Светочка рано начала танцевать, заниматься спортом, очень любила играть в волейбол сначала в детских командах, а потом и во взрослых. В десятом классе она ещё более похорошела, её выбрали победительницей конкурса "Самая красивая и обаятельная". Школу она закончила с отличием, получила золотую медаль. Больше всех дисциплин она любила математику, поэтому поступила учиться в педагогический институт на физико-математический факультет. В институте жизнь стала ещё интереснее. Летом - выезды в лагеря, спортивные соревнования, походы, пляжи. Лето пролетело, как в сказке. Но жизнь - штука сложная, и иногда многое меняет в судьбе человека. Вот так произошло и со Светочкой.
   Однажды играя в волейбол, она потянулась за падающим мячом и неудачно упала. Подбежали девочки, хотели её поднять, но Светочка не могла встать из-за резкой боли в голени правой ноги. Подъехала скорая помощь и отвезла её в хирургическое отделение областной больницы. Хирург осмотрел и сказал: "Перелом сложный, открытый, со смещением кости правой голени. Нужна сложная операция". Мать Светочки всё время была рядом с дочерью и очень волновалась. Операцию сделали, а через два месяца выписали с костылями и рекомендацией на повторную операцию, не ранее, чем через год. Светочка не могла понять, что с ней произошло, что она потеряла в жизни от этого падения. Теперь ей нужно забыть многие свои мечты. Вторую операцию сделали в Москве, в клинике, специалисты высокого класса. Когда наступило выздоровление после операции, врачи сказали: "На костылях всегда ты ходить не будешь, а вот с палочкой ходить придётся. Мы сделали всё, что смогли".
   Светочка поняла, чего она лишилась: конкурсов красоты, танцев и спорта. Да, это падение в корне изменило её жизнь. Окончив институт, Светлана стала преподавать математику в школе. Ходила она с палочкой и заметно прихрамывала. Поступила в аспирантуру, стала кандидатом педагогических наук, а затем и доктором.
   У неё будет муж и такая же красавица дочь, какой была она.

В плохую погоду

   Оборванные облака ветром гнало по тёмному небу. На душе было грустно и тоскливо.
  -- Погода - дрянь, но говорят, что в плохую погоду бывает хорошая добыча. Ну что, Артём, проверим народное предсказание? - спросил Андрей.
   Когда они проплыли на вёслах по течению километров пять, пошёл дождь, мелкий, но густой. Надев лёгкие плащи, друзья поплыли дальше. Часа через два дождь перестал, и минут через двадцать появилось солнце. После обливного островка река делилась на два ерика.
  -- Ну, по какому ерику поплывём - по правому или по левому? - спросил Артём.
  -- По левому поедем, так тому и быть, - ответил Андрей.

Проплыв по ерику метров двести, Артём заметил - по

   ерику что-то плывёт. А когда внимательно присмотрелись, увидели двух кабанов, которые были уже почти у берега. Взяв ружья, оба выстрелили по кабанам, которые, сделав несколько шагов, упали. Добив кабанов и уложив их в лодку, поплыли дальше. Проехав ещё километра два, они увидели группу кабанов, выходящих на берег, а два кабана в это время подплывали к берегу. Ударив залпом по двум кабанам, ребята подъехали к ним. Животные были в крови и еле стояли на ногах. Добив и этих двух, погрузив их в лодку, поехали обрабатывать добычу. Обеловав и порубив мясо, друзья решили перекусить. Отдохнув немного, Артём предложил заехать в затон. Перезарядив заряды на дичь, тихо поехали вдоль берега. Вдруг они увидели стаю гусей, выстрелили, убив два гуся. Стая птиц с криком улетела высоко в небо. Андрей предложил Артёму:
  -- По одному кабану возьмём, а двух продадим.
  -- Хорошо, там видно будет.
   Домой приехали ночью. Перевозив добычу, завалились спать - очень устали. На следующий день, обмывая вчерашнюю охоту, Андрей сказал:
  -- Ну что ж, будем верить в народные приметы! Теперь будем верить всегда! Проверено на деле!

Лесник

   Человек баз работы жить не может. Особенно это касается людей из сельской местности. Даже за мало оплачиваемую работу люди держались десятками лет. К таким относится и профессия лесника.
   В сибирских местах леса богатые и очень красивые, и надо сказать, что в таких лесах с голоду не умрёшь. Антип проработал лесником двадцать лет, хотя самому ему отроду было всего тридцать шесть лет. Когда Антипа спрашивали, давно ли он работает лесником, он улыбался и говорил:
  -- Со дня рождения, ведь меня мать родила в лесу, когда грибы собирала.
   Посёлок находился недалеко от лесного участка, где он работал, а жил он в последнем доме посёлка. У него была жена, Дарья Филипповна, и две дочки: одной, Гале - десять лет, а другой, Маше - шесть. Вся жизнь Антипа проходила в лесу. Рабочий день начинался в пять утра, а заканчивался только в десять часов вечера. Дома у него был очень хороший пёс, Шустрик, который был главным охранником дома. За Шустриком следила и кормила его Дарья Филипповна. Они с Шустриком растили во дворе огород с овощами и фруктами. У Антипа в лесу были свои охранники - это Джульбарс и Черныш. Собаки были тренированные и не раз выручали хозяина из сложных ситуаций. Дарья Филипповна работала в детском саду воспитательницей. Вся работа по дому и во дворе была на ней. Старшая дочка во всём помогала матери.
   Участок Антипа Самойловича был очень богат птицей, зверем, поэтому браконьеры были частыми гостями. Они допекали часто, иногда приходилось даже обращаться за помощью в совхоз. Вот совсем недавно браконьеры хотели расправиться с Антипом, они о нём знали всё, но, видимо, не знали о его собаках. Как-то вечером собаки стали ходить вокруг домика лесника, но не лаяли, а когда браконьеры ворвались в дом и хотели показать, кто в лесу хозяин, то не учли собак, и через несколько минут лежали все в крови и просили прощения. Браконьер, что стрелял в Черныша, поплатился рукой, которую Черныш искалечил надолго. Антип по рации вызвал милицию и отправил бандитов, куда надо. Вспоминая своих помощников, Антип говорил:
  -- Если бы не Джульбарс и Черныш, меня бы давно уже не было. Спасители вы мои! Я вас люблю как своих дочерей! Вы настоящие защитники природы! Без вас нам, лесникам, нельзя жить в лесу!

Рыбаки меняют профессию

   Ноябрь всегда говорит сам о себе. Уже прохладно, а иногда бывает и холодно. Пришёл я как-то на базар, читаю и разглядываю товар, который так подорожал, особенно овощи. Огурцы и помидоры - шестьдесят рублей за килограмм, когда мандарины - пятьдесят рублей за килограмм. Проезжая мимо базара, остановился автобус, из которого вышли двое мужчин. Один, молодой парень, нёс два больших ведра помидоров, а пожилой нёс в мешке огурцы, килограммов двадцать. Они прошли в конец базара и поставили свой товар. Их сразу окружили покупатели, а когда узнали, что стоимость помидоров всего пятьдесят рублей, то быстро организовали очередь. Через час наши продавцы уже сидели и говорили:
  -- Ну, кто знал, что можно продать быстро, да за такую цену!
   Мы с другом присели к ним, познакомились. Они оказались рыбаками из одного села. Молодого звали Николаем, а пожилого - Михаилом Ивановичем. Они нам сказали:
  -- Сколько мы за час заработали без особого труда! Нам за тысячу рублей надо столько рыбы наловить, а это непросто!
   Михаил с Николаем решили сделать ещё один рейс, загрузив больше половины лодки овощами. Когда они распродали овощи, поделили деньги по три тысячи - по полторы отдали жёнам, а половину оставили на заначку. Приехав домой, они решили в море не идти, а снять зелёные помидоры для закатки. Спрос на зелёные помидоры был ещё больше, а когда привезли домой по две с половиной тысячи заработанных денег, жёны были очень рады. Когда закончили с овощами, обеспечили себя деньгами, решили весной, пока рыба не идёт, заняться огородами:
  -- Насажаем овощей, а как начнут созревать, рыбалку забудем, тем более будет действовать запрет до самого сентября.
   Овощей насажали ранних в теплицах, а поздние посадили с таким расчетом, чтобы они подоспели к глубокой осени. Дело шло у них очень хорошо, они получали хорошие урожаи. Заняв ещё место под два огорода, они совсем ушли из колхоза и стали только выращивать и продавать овощи. Глядя на них, ещё три рыбака занялись овощами, но у них ничего не вышло, и они вернулись в колхоз.
   Раньше такого не было, чтобы рыбаки шли в сельское хозяйство. Раньше рыбаки профессию не меняли, таких случаев ещё не было.

Новосёлы

   Село Качаловка было названо так за его ветхость. При сильном ветре землянки ходили ходуном, особенно постройки во дворах: сарайчики и всякая загородь для скота и птицы. Сами жители села были людьми работящими, а вот село никуда не годилось. Недалеко от Качаловки, километрах в десяти от села, проходила широкая река. Если ехать по течению, с правой стороны берег был крутой, а с левой -- отлогий. Слева река была мелкая, а с правой стороны была глубокая, местами глубина доходила до шести-восьми метров. Здесь был хороший ход рыбы. Рыбаки любили это место, оно было очень рыбное, да и недалеко от дома.
   У рыбаков было много разговоров об одном острове. На правом крутом его берегу было прекрасное поле, и, как говорили старики, его хотели застроить, но сначала понастроили лачуги в Качаловке, да так в них и остались. Четыре года тому назад в колхоз приехал новый председатель, Казаков Андрей Иванович. За три года он вывел свой колхоз в передовики, и колхоз стал миллионером. В управлении была легковая машина и катер, на которых председатель много ездил. Однажды он решил посетить остров, где ловят его рыбаки, осмотреть его, ведь о нём так много говорят. Андрей Иванович взял с собой Заманина Андрея Сергеевича, по кличке "прораб". А почему его так звали? Потому что он в молодости работал в строительстве, и в селе ни один забор не строился без его участия. Андрей Сергеевич знал этот остров прекрасно и тоже говорил, что надо бросать свои развалины, пока другие не заселили остров. Осмотрев остров, Казаков был очень доволен хорошим местом для строительства нового села. Он собрал поселковое собрание, на котором сказал:
  -- Нам надо хорошо подумать о строительстве для себя нового села, пока остров не застроили чужие люди. Андрея Сергеевича освобождаю от должности рыбака, и он будет у нас работать по своей специальности - прорабом.
   Все засмеялись. А председатель продолжал:
  -- Как будет готова документация, начнём строить.
   Был заказан проект на строительство большого села.
   Когда он был готов, Андрей Сергеевич познакомил колхозников с ним, показал им чертежи и сказал, что их ждёт большая работа, не на один год.
  -- Но спешить и строить, абы как, мы не будем. Наймём хороших специалистов, а рабочими будут сами сельчане. Сначала сделаем три причала для разгрузки и загрузки судов, сделаем площадки для строительных материалов. Поставим две брамвахты для строителей, два магазина из вагончиков. Летом три месяца запрещено ловить рыбу, и вся молодёжь в это время будет заниматься строительством, а на подсобных работах будут работать ученики старших классов.
   Андрей Иванович каждый день посещал строящийся остров и всё держал под своим контролем. Заказали десять железобетонных четырёхквартирных домиков, смонтировали их прямо у берега, недалеко от брамвахты, так как здесь поставили магазины. Как только домики были смонтированы, так в них переселили по желанию тех, у кого было плохое жильё. Желающие нашлись сразу. Домики были двухэтажные, по две квартиры на первом и на втором этаже. Сделали оградки, заборчики. Домики над рекой очень хорошо смотрелись. Желающих переселиться нашлось много, но председатель сказал:
  -- Пока хватит, люди из сорока квартир будут заниматься сельским хозяйством и животноводством. Построим ферму для скота. Поля у нас хорошие, травы много. Будем сажать овощи.
   Во время запрета рыбакам делать нечего, старички готовились к осенней путине, а крепкие мужики все занимались строительством. Заложили фундамент под школу, больницу и клуб. Деньги в колхозе были, и строителей хорошо обеспечивали стройматериалами. Приобрели три крана и два автокрана.
   К концу года был готов фундамент под школу, клуб и больницу, а после Нового года началось их строительство. Через три года остров было уже не узнать. А ещё через два года намечалось переселять большую часть жителей старого села. С каждым годом строительство шло всё быстрее. Сельское хозяйство давало доход, который тоже шёл на строительство. Ещё спустя три года село полностью переехало на новое место жительства. Новое село выглядело очень красиво: хорошие улицы, клуб, больница, школа, и всё это уже работало. Построили спортивный городок, где молодёжь проводила всё своё свободное время. К тому же молодёжь перестала уезжать из села. Было очень хорошо - что ещё нужно людям!
   И всё это благодаря председателю колхоза, Андрею Ивановичу. Таких, к сожалению, бывает мало. Сельчане все очень уважают и любят его.
  

Затон перед зимой

   Небо было в густых белых облаках, но двигались они очень медленно. Мороза почти не было, но было пасмурно. Егор Егорович смотрел в небо и будто ждал сверху какую-то информацию. Потом, искурив сигарету, пошёл к соседу, с которым вместе работал. Придя к Матвею Захаровичу, он сказал:
  -- Ну, чего ты думаешь - когда поедем на промысел?
  -- Да вот, как подморозит, так и поедем.
  -- Пока хорошо подморозит, будет только хорошо по льду ходить или на коньках кататься, а вот рыбы-то, что набилась в затоны, уже не будет, - сказал Егор Егорович. - Вот что, Матвей, завтра едем на разведку затонов. Свою реку переедем на лодке, а там - где по льду, где берегом. Груз у нас лёгкий: три гона, кутцы, два топорика - всё сложим на лёгкие санки, закрепим и вперёд. До знакомых затонов нужно дойти.
   Перед обедом были на месте. Перекусив, пошли осматривать. В первом затоне рыбы почти не было, вода была чистая, лёд светлый. Кое-где плавали щуки. Обойдя один затон, пошли на второй, там тоже было всё чисто, и рыбы было мало. Время уже было вечернее, и быстро темнело. Утром встали рано, был небольшой морозец. Лёд хорошо держал, даже двоих вместе. Когда посмотрели под лёд, была видна только грязь. Затон был набит рыбой. В затоне, в шалаше у них был спрятан неводок, которым стали перегораживать затон, а потом внутри ставить гон, который тут же всплыл, полный рыбы. Поработав до вечера, они набили три больших кутца рыбой и установили их в глубоком месте.
   На другой день рано утром пошли домой, чтобы взять новые кутцы для рыбы и еду для себя, и тут же вернулись к затону, взяв в помощники двух рыбаков. Поработав вчетвером ещё два дня, загрузились глухо. Это дни были морозные, по десять-двенадцать градусов мороза. Пригласили ещё пятерых ребят с санями для перевозки рыбы. За восемь дней сдали на приёмку сорок центнеров рыбы. Когда получили расчёт, неделю гуляли.
  -- Да, - сказал Егор Егорович, - если бы не послушались меня, сидели бы сейчас с носом. А так - две недели поработали и три зимних плана сделали. А путина зимняя только началась.

Охота на кабана

   Люди, которые занимаются физическим трудом, даже в свободное время не могут сидеть без дела. Три друга - Афанасий, Константин и Дамир - договорились в воскресенье пойти на охоту. Утром встретились, и тут Дамир стал отказываться идти на охоту, говоря, что никогда не охотился на кабана и даже не видел его.
  -- Давайте, возьмём лески, якорьки из удочек под красную рыбу, они острые, может, на яме сома зацепим, блёсны возьмём и два ружья, - предложил Дамир.
   Пришли на место, где охотники бьют кабанов, походили изрядно, устали. Отдохнув немного, пошли рыбачить. Пройдя километра два, увидели полынью, а в ней что-то плавает. Когда подошли ближе, то заметили плавающего в полынье кабана. Хотели выстрелить в него, но подумали, что тогда он может утонуть. Афанасий сказал:
  -- Давайте пешню, и якорьки из-под снасти. Они острые, мы зацепим ими кабана.
   Взяли пешню, отбили две льдины, подогнав кабана ближе к берегу, зацепили якорьками: одним за шею, а другим за спину. А когда кабан встал на ноги, ударили его два раза обухом по голове. Вытащив кабана на лёд, стали его разделывать, порубили на три части, погрузили в сани и закрыли. Рыбалка сразу отпала, и все решили идти домой. Домой пришли, когда уже стемнело. Разделив мясо, решили, как говорится, обмыть.
  -- Хлопцы, - сказал Константин, - ведь не скажем, что мы кабана в воде поймали? Давайте скажем, что первый выстрел сделал Дамир, но он только ранил его, и кабан попёр по крепи. А когда увидел Афанасия, развернулся и опять в крепь, а тут рядом оказался Константин. Он выстрелил ему прямо в голову.
   На другой день все узнали, что ребята завалили кабана. Все охотники взяли отгулы и на охоту, а когда восемь человек вернулись пустыми - а это были охотники высшего класса - ребята рассказали всем, где они убили кабана. Охотники чуть с ума не сошли.
  -- Да, знали мы это место. Мы сразу туда и пошли, но ничего не увидели. Может и такое быть, прошли куда-нибудь в крепь.
  -- Да, может быть.
  
  

Рыбак-пенсионер

   Были раньше в колхозах рыбаки-пенсионеры. Силой их ловить никто не заставлял, план им не давали - кто сколько поймает. Лодки им делали небольшие, так как рыбачили они все по одному: молодёжь с ними не работает, а два старика вряд ли сработаются вместе. Да и рыбачат они не постоянно, а в зависимости от здоровья. Матвей Захарович далеко не уплывает, хотя его подвесной мотор работает исправно, но годы дают о себе знать.
   Однажды бабка Дарья Ивановна сказала:
  -- Матвей, плохо, что ты у меня не охотник, кормишь меня всю жизнь одной рыбой, а то бы весной и осенью кормил меня дичью.
  -- Да некогда было, Дарья. Помнишь, как я по три плана делал. Не до уток было.
  -- А вот Мария Евдокимовна говорит, что её Матвей подкармливает дичью.
   Поехал Матвей Захарович после этого разговора на рыбалку. Приехал, расставил сети, попил чайку и завалился спать. Когда утром проснулся, около лодки сидела собака. Он вылез на берег и подошёл к ней. Она отбежала и завыла.
  -- Ты смотри, это ж волк. Вот, хрен старый, спутал волка с собакой.
   Посидев немного, Матвей стал звать его к себе и, к его удивлению, волк подошёл ближе и протянул шею. Матвей погладил его, дал ему колбаски, и завязалась дружба. Вечером волчок куда-то убежал, а утром уже спал в корме лодки. Захарович поехал поднимать сети, волк сел в носу лодки и наблюдал, что делает дед. Когда дед обработал сети, они поехали на приёмку. Сдали сто шестьдесят девять килограммов рыбы и снова поехали на своё место.
  -- Ну, друг, давай я тебе имя дам, а то как-то неудобно без имени. Я назову тебя Рекс, давай лапу!
   Волк подал лапу, чем очень удивил Матвея Захаровича. Когда приехали домой, Рекс не хотел покидать лодку, а когда старик всё перевозил - рыбу, дрова - и пошёл домой, Рекс пошёл следом. Дарья Ивановна была удивлена и испугана, увидев Рекса.
  -- Господи, Матвей, откуда ты его взял? Он не покусает меня?
  -- Не должен, но я сам его пока мало знаю, - и рассказал, как он его нашёл.
   Прожив сутки в доме Матвея, волк стал совсем ручной. Через несколько дней Дарья Ивановна стала уже гладить волка Рекса, и они быстро подружились.
   Через пять дней Матвей с Рексом опять поехали на рыбалку. Ночью было прохладно, Рекс прилёг в трюм вместе с Захаровичем, чем от души удивил хозяина, а после этой ночи он стал спать с ним постоянно. Утром, обработав сетки, сложив рыбу в кутец, Захарович стал варить уху из сазана. Пока варилась уха, Рекс куда-то сбежал. Уха была готова, а Рекса всё не было. Вдруг он выскочил из кустов, а в зубах держал здорового селезня, который был ещё почти жив. На другой день Рекс утром принёс утку, а вечером селезня.
   Дарья наготовила вкуснятины, пригласила двух подруг с мужьями и рассказала, какого Захарович нашёл себе друга, и как они охотятся на дичь. Теперь Захарович без дичи не приезжал, всегда были утки, селезни, только один раз он привёз трёх лысух. Теперь Матвей и Рекс - неразлучные друзья.

Верные друзья

   Поезд стучал колёсами о рельсы, создавая долгий монотонный звук, и наводил на размышления. В вагоне ехало человек двадцать демобилизованных солдат. В одном купе ехали двое ребят, пожилой мужчина и сержант сверхсрочник Хворостов. Всю дорогу Максим думал, куда ему податься. Родители его погибли в автокатастрофе, бабушка не дождалась его с армии: умерла. Домик, где он жил с бабушкой, был очень старый и, наверное, уже развалился совсем. Когда он сошёл с поезда, посидев немного и подумав, решил ехать в своё село. Сойдя с автобуса, на котором он приехал, он пошёл к своему дому. В нём жили, и дом был капитально отремонтирован. Он постучал, вышла женщина и спросила:
  -- Что Вам нужно?
   Максим ответил:
  -- Я демобилизовался и приехал к себе домой.
  -- Это ты, Максим! Нам председатель много говорил, что ты хозяин этого дома. Его нам отремонтировал колхоз и вселил нас сюда с мужем. Мы оба медицинские работники, нас прислали в вашу сельскую больницу.
   Пока они говорили с Татьяной Ивановной, подошёл её муж, Забелов Сергей Тимофеевич, и всё объяснил Максиму, предложил ему жить с ними. Детей у них не было, да и возраст уже преклонный, а с Максимом им будет веселее. Максим согласился. Татьяна Ивановна сказала:
  -- Ты на работу не спеши, оглядись с месяц, отдохни после армии, а потом будешь думать о работе.
   Через две недели Максим зашёл в правление колхоза к председателю, чтобы узнать, есть ли для него работа. Председатель спросил:
  -- А кем вы сможете работать?
  -- Работать могу шофёром, трактористом, бульдозе­ристом, слесарем, кровельщиком. Да для села, кем угодно,
  -- ответил Максим.
  -- Я хотел бы попросить поработать у нас месяца три пастухом сельских коров. Пастух в больнице, а сельчане замучили меня: один пастух уходит, другой приходит. Скот портит бахчи сельчан. А я тебе подберу хорошую должность, обижен не будешь. Должность пастуха в трудовую книжку писать не буду, - предложил предсе­датель.
   Максим согласился и через две недели вышел на работу. В первый день сельчане гнали своих коров, выводя их на место пастбища, а потом передавали пастуху. Места здесь Максим знал хорошо с самого детства. Спустя месяц у Максима волк загрыз годовалого бычка, перегрыз ему горло. Максима не ругали, хотя ему было очень неудобно. Бычка хозяин забрал домой, и вскоре об этом забыли.
   Однажды в село приехала незнакомая девушка. До армии Максим её не знал. Как-то, проезжая на лошади, он мельком увидел её и спросил одного парня:
  -- Кто она?
  -- Я тоже её почти не знаю, - ответил ему парень. - Знаю только, что она, окончив девять классов, поступила в машиностроительный техникум, закончила его с отличием, а теперь отрабатывает в городе на заводе три года.
   Девушка, о которой шла речь, была Анна Полякова, которая, отработав год, приехала в первый свой отпуск.
   Аня очень любила гулять в поле и в лесу. Утро было тихое, взошло солнце, и ей очень захотелось уйти в поле, как она ходила в детстве. Максим вывел скот пастись, а сам поехал посмотреть новый водоём для питья скота: старый был уже очень грязным. Когда он ехал вдоль лесочка, в стороне кто-то пробежал: не то собака, не то волк. Вдруг Максим услышал крик и повернул лошадь в сторону крика. Когда он подъехал, Анна лежала без сознания и вся в крови. Подъехав к ней, Максим положил её на седло, а когда взобрался сам, взял её на руки и повёз в больницу. Врачи оказали ей медицинскую помощь и положили в отделение. Максим рассказал, что на неё напал волк.
  -- Мало ему коров, нашёл, на кого напасть!
   Аня уже знала, что её спас пастух, а когда вечером он пришёл к ней в больницу, она увидела, что перед ней стоит красивый молодой парень. Он спросил её, как она себя чувствует. А она поблагодарила его за спасение. Она сказала, что потеряла много крови, и если бы он нашёл её чуть позже, то она бы сейчас была на том свете. Она сказала Максиму, что у неё перелом и рваная рана руки. Выйдя из больницы, Аня стала встречаться с Максимом, познакомила его с родителями, он им очень понравился.
   Однажды вечером Максим сказал Анне:
  -- С завтрашнего дня я уже не пастух.
  -- Это как же? - спросила Анна. - И что же ты теперь будешь делать?
  -- Пастух выходит, ведь я работал по просьбе председателя, он меня упросил, так как пастух лежал в больнице.
  -- Ну, ты, Максим, молодец! Не будь ты пастухом, погибла бы я.
   Когда Ане сняли с руки гипс, она сказала:
  -- Кому я теперь нужна с такой рукой?
  -- Ты мне нужна, - ответил Максим.
   Вскоре Аня уехала отрабатывать ещё два года. Максим часто ездил к ней в город, и она приезжала в село. Максим работал в совхозе механиком и строил потихоньку у берега реки дом со своими друзьями. Отработав на заводе, Аня приехала в село, и им сыграли большую свадьбу. А через полгода они переехали в свой дом.
  -- Ну, счастья вам, пастух, - шутили ребята, - большого счастья на долгие годы!
  --

Память моря

   Часто мы видим задумчивых пожилых людей, но трудно понять, о чём они думают. Встретил я как-то мужчину у берега Чёрного моря. Сидел он и думал о том, что он забыл, как это было, а что было, вспомнить не мог. Я присел около него, с его разрешения, и мы разговорились. Потом он замолчал, а, помолчав, сказал:
  -- Хочешь, я поделюсь с тобой? Я этого никому не говорил. - Михаил Кузьмич помолчал и начал. - Я был моряком. Мы ловили крабов. Как-то мы пришли в порт сдавать улов. Сдали быстро, погода стояла прекрасная, и капитан предложил поехать переночевать на место лова, чтобы с утра начать лов крабов. Я заступил на вахту: тогда я был помощником капитана. Когда судно встало на якорь, погода начала портиться. А через час море было не узнать, ветер бросал корабль как щепку. Вскоре порвалась цепь якоря, и нас понесло в это буйное море. Что происходило с нами потом, я не помню. Когда я пришёл в сознание, я был на берегу, ноги мои по колено были в воде, а остальная часть тела на берегу. Я был весь мокрый и дрожал от холода. Придя в себя через десять минут, я вновь потерял сознание, а очнулся уже в больнице. Мне было очень плохо, и я периодически терял сознание. Две медсестры ухаживали за мной, давали лекарство, кололи уколы, назначенные врачом. Спустя две недели ко мне приехала целая группа людей, и они стали расспрашивать, как я остался жив. Я, что знал, рассказал, - сказал Михаил Кузьмич. - Может, кто и остался жив, как я, но об этом точно никто не может знать. А в команде было двадцать три человека. Пока в живых только я один, - закончил Михаил Кузьмич, и слёзы градом полились из его глаз.
  --

Последняя рыбалка

   Пенсионер Звонов Глеб Ильич поехал поставить сетки, чтобы наловить лещей и воблы и посолить их для пива. Уж очень вкусны воблёшка и лещ с пивом. Время было ещё тёплое, конец сентября. Ветра не было, кругом светло, светит солнце. Приехал на место лова часов в одиннадцать, поставил пять сеток, которые с трудом починил: глаза стали плохо видеть. Полежав на носу лодки немного, вздремнул, а в два часа дня стал вытаскивать сетки. Рыбы было немного, но на посол наловил килограммов двадцать. А когда подъехал к последней сетке, что стояла на тихой воде у берега, верхняя подбора была сильно натянута, и вот в неё в край у берега, у кола сетки запутались. Он вытащил в лодку кабанят, чтобы сеть не порвали, потом тихонько распутал их и положил в носовой отсек на сено, где они зарылись в него. Собрав все свои орудия труда, Глеб Ильич стал думать, что делать с малышами-кабанятами - пустить их в лесок или взять домой. Мария Фёдоровна дело со свиньями не имела, да и он сам этим никогда не занимался. Думал-думал и решил взять их домой. На другой день сделал им небольшой свинарник. Доски у него были, и он настелил ими пол, принёс сена, и кабанята зажили. Через полтора года они превратились в кабана и кабаниху. А весной, в мае, они принесли первый приплод: двенадцать кабанят. Глеб потихоньку привык к ним, а затем и полюбил возиться с ними. Ещё через три года кабаны стали давать хороший доход и много мяса. Вот как одна рыбалка, а вернее случай, изменил род занятий под старость.
  

Покинув Родину

   Было тёплое солнечное утро. Иван долго спал и, услышав стук в дверь, проснулся и впустил в комнату друга Завата.
  -- Как дела? - спросил Зават.
  -- Да голова болит.
  -- Давай вылечу, сбегаю за бутылочкой, - предложил Зават.
  -- Ну, беги, - сказал Иван, - а я колбасы пожарю с картошкой.
   Не успел Иван почистить картошку, как Зават уже прибыл с полулитровой бутылочкой водки. Не спеша похмелились и решили сходить в парк выпить пива. Людей в парке было мало. Когда выпили по кружке пива, их стал брать хмель. Через полчаса они взяли ещё одну бутылочку водки и пошли уже не на лавочку, а в кусты, на травку, где выпили ещё водки, после чего отключились и сразу заснули. Первым встал Иван, его что-то кололо в спину, когда он лежал. Время шло к вечеру, уже темнело. Иван пощупал траву в том месте, где он лежал, и нашёл какой-то туго свёрнутый пакет. Положив его в карман пиджака, он разбудил Завата, и они пошли домой. Там они раскрыли пакет, в нём оказались туго свёрнутые деньги - двадцать тысяч долларов. Они договорились утром пойти в банк и поменять часть денег на рубли, а заодно проверить, не подделка ли это. Народу в банке было мало, они попросили поменять доллары на рубли. Им поменяли без разговора. Взяв пива и водки, пошли к Ивану кутить.
  -- А потом, как нагуляемся, поедем мир посмотреть, а то в нашей нищете ничего до смерти не увидим, - решили друзья. - Только деньги нужно менять в разных банках, чтобы не было подозрений.
   Гуляли они тихо, спокойно, вели себя прилично. Купили одежду, стали прилично одеваться. Работали они сантехниками, причём оба были специалистами высокого класса, могли делать всё, на работе их ценили. Взяв отпуск, они поехали за границу. В Польше они пожили в гостинице неделю, посмотрели, как живут люди - им не понравилось: всё дорого, как и дома. Из Польши они поехали в Германию. Приехали в Магдебург, область эта занимается сельским хозяйством. Народ живёт хорошо, особенно понравилось то, что там очень ценится профессия сантехника, не то, что у нас - за людей не считают. Сидя в кафе, Иван вспомнил, что служил в Шверине. Это прекрасный город, во время второй мировой войны американцы брали его без стрельбы. Там в области много озёр, рыбалка - что надо.
  -- Вот куда нам надо поехать, Зават, - предложил Иван.
   Приехав в Шверин, они узнали о стоимости жилья. Оказывается, за две тысячи долларов можно купить кирпичный дом в хорошем районе города. Они купили дом за две тысячи долларов, из трёх комнат с хорошей кухней. Дом двухэтажный, на втором этаже -- летняя веранда. Озеро от дома на расстоянии не более километра, недалеко грибной лес. Друзья съездили домой, подали заявление на увольнение и вернулись в Шверин жить. Поработав сантехниками полгода, купили мастерскую для сантехнических работ, приняли на работу ещё пятерых сантехников, и дело у них пошло хорошо. Они были давно разведёнными и, купив, второй дом, вскоре один за другим женились, так как холостяцкая жизнь им надоела. Работа у них шла хорошо. Заказов было много, они пользовались большим спросом в городе.
   Вот так два друга покинули свою Родину.
  

Окат

   Когда я жил в селе до призыва в армию, оно было только рыбацким. Тогда колхозники не занимались ни сельским хозяйством, ни животноводством, не все сельчане даже имели коров. Край наш занимался только добычей рыбы. Рыболовством не занимались только служащие колхоза, сельсовета, учителя, медики. И эту интеллигенцию в селе любили. При встрече старики снимали шапки.
   Тогдашнее рыболовство тоже сильно отличаюсь по сравнению с нынешним. Речной лов проводили на бударках по два рыбака и, конечно, без моторов. Весь речной флот был на парусах, вёслах, шестах - в зависимости от ветра. Красную рыбу ловили снастью, которая сейчас под строгим запретом. Селёдка ловилась на больших рыбницах и частыми сетями. Ставными неводами ловили всё: частик, красную рыбу, сельдь и даже тюленя. Это были тоже рыбницы с подчалками, ставились специальные невода. Они ставились на гундерах - это толстые, в сто-двести миллиметров толщиной, шесты, три-четыре метра высотой. Один конец его, острый, забивался в грунт на глубину пятьдесят сантиметров, а потом крепился невод. Заработки были хорошие, если весной и осенью не было сильных штормов, ломавших невода.
   Но самое интересное, что во все времена рыба имела много загадок, которые не все рыбаки знают. Когда я был подростком, я любил слушать старых рыбаков, они рассказывали о всяких секретах ловли рыбы. Вот сейчас я не слышу от рыбаков о ходовой в обычное время рыбе, кроме той, что идёт весной на метку икры. Ходовая рыба идёт в сильные ветра перед зимой. Это рыба, которая останавливается на короткое время, как бы на отдых, и она очень чуткая. Малейший стук - и она покидает стоянку. Рыба постоянно идти не может, пройдя определённое расстояние, она даёт себе отдых и откатывается назад, не работая. Однажды я рыбачил на лески, клёв был неплохой, я осматривался вокруг и заметил спину небольшого осетра. Он шёл спокойно, а пройдя метров двадцать, стал сплывать по течению, не делая никаких движений, и, сплыв метров семь, стал двигаться опять медленно вперёд. Причём при откате он немного садился ниже, и вот в это время он обычно и попадается в рыбацкие сети, невода, снасти. Вот этот окат мне удалось увидеть самому.

Собирали ежевику

   Светлана училась в десятом классе и однажды, когда она включила телевизор, мать сказала ей:
  -- Не включай, я хочу поговорить с тобой. Ты заканчиваешь десять классов, уедешь учиться, и я останусь одна.
  -- Не волнуйся, - ответила дочь, - я буду учиться и жить с тобой.
  -- А это как? - спросила мать.
  -- Буду учиться на заочном отделении и работать.
  -- Но ведь это очень тяжело, учиться и работать.
  -- Ничего, полстраны учится заочно, некоторые и в пятьдесят лет учатся, а я ещё молодая, сильная.
   После окончания школы Светлана неделю отдохнула и села готовиться к экзаменам в институт. Сдав экзамены в сельскохозяйственный институт и приехав домой, Светлана пошла устраиваться на работу, на молочную ферму. Её приняли на приёмку молока. Эта работа была не из лёгких, всегда в разъездах.
  -- Но ты справишься, - сказала заведующая фермой.
   В распоряжении Светланы был молоковоз и два грузчика, так как молоко возили в бидонах. Каждый день отправляли на молокозавод по восемьсот-девятьсот литров молока. Светочка поделилась с матерью тем, какую ей дали работу, и мать была с нею согласна.
   Через неделю мать заболела и слегла в постель. Медики посоветовали пить чай с мёдом и ежевикой - в этом случае они обещали быстрое выздоровление. Где собирать ежевику, Света знала, она много раз ездила с девчатами. Утром Света отправилась за ежевикой. У неё был небольшой кулас, оставшийся после отца, на котором она и поехала на вёслах. Ежевика росла в нескольких километрах от села. Места Света знала. Вдруг на дереве закричала ворона. Света резко повернулась на крик и, зацепившись за что-то ногой, упала на землю. Нибирка с ягодой висела на шее, поэтому почти ничего не высыпалось. Посмотрев, за что она зацепилась, Света увидела небольшой бугорок. Когда она его ударила ногой, из бугорка покатилась круглая металлическая банка размером с поллитровую банку. Она вся была ржавая, местами до мелких дырок. Светлана бросила её в хозяйственную сумку, что была в лодке, и поехала домой, толкаясь лёгким шестом. Когда пришла домой, мать лежала с температурой. Света быстро приготовила отвар, напоила мать и уложила спать. Затем взяла отвёртку и молоток и стала ломать эту банку. Разломав, она увидела внутри резиновый свёрток, а в нём лежали десять дорогих колец с изумрудами, двадцать золотых цепочек с золотыми крестами и десять золотых цепочек с маленькими иконками. Мать, проснувшись и увидев такое богатство,сказала:
  -- Светочка, этого нам хватит на трудные времена, но об этом должны знать только мы двое.
   Они обе надели по цепочке с иконой, а остальное убрали в надёжное место.
  -- Ну, Светочка, теперь ищи себе жениха, приданое есть,
  -- сказала мать.
   Вскоре Светлана познакомилась с заместителем председателя совхоза, он приехал работать после института. Парень оказался очень простым и добрым. А какие у него были глаза! Света говорила, что его за одни глаза можно любить всю жизнь. Через год они поженились. Вскоре сдали пятиэтажный дом, где Света с Андрюшей получили трёхкомнатную квартиру. Но у матери бывали ежедневно, иногда оставались и ночевать.
   Так что счастье можно найти, и, не уезжая из дома. Всё зависит от того, как сложится судьба.

Машина

   Один колхоз объединил три аула и одно село. В каждом ауле были свои передовики производства, которые выполняли по два, а то и три плана. Это были такие рыбаки, как: Кадыр Зюба, Зиннур Легин, Кирилл Круп, Гали Умбай и многие другие. Кадыр Зюба был самый почетный рыбак, сколько ловил он, таких не было. Кадыр давно хотел купить машину. Деньги у него на машину были давно, но ему все советовали: "Купи старую машину, а научишься водить - сразу продашь и купишь новую". Шофер соседнего аула учил Кадыра водить машину, а в свободное время он учил правила движения. Как только Кадыр получил права, он купил старую, но очень крепкую машину, дизель работал как зверь. Когда он плашкоуте привез машину, сбежался весь аул, все хвалили Кадыра, а он под собой не чуял своих ног, ходил, как по воздуху, летал. А когда поехал в субботу на машине по селу, смотреть вышли все жители села. Поездив полгода, три раза ездил на охоту с друзьями, а потом ему захотелось иметь новую машину. Небольшой опыт вождения был. Познакомился с шофером первого класса, поднатаскал его в правилах вождения. Денег он не жалел и к машине относился, как к своей жене. Когда он испытал машину на разных скоростях, решил покатать на машине жителей села. Пришли почти все жители аула, а старики пришли раньше всех. Кадыр сначала покатал стариков, потом, заправив машину, стал возить молодежь, но с большей скоростью. В два часа дня столы были накрыты, и весь аул стал поздравлять Кадыра как водителя, как хорошего человека, как лучшего рыбака колхоза. Гулял аул три дня, вот это был самый памятный день аула, и его будут помнить жители всю жизнь.
  

Засохший ерик

   Шёл я вдоль дороги и решил перейти бывший здесь ерик, он был неглубокий. Когда я подошёл к нему, ерик был, а воды в нём не было, а там, где была, рос негустой низкий камышок. Я пошёл прямо посередине ерика, шириной он был метров двадцать пять. Раньше около ерика были огороды, где сажали овощи и кое-какие фруктовые деревья, в основном яблони и вишни. Теперь

64

   власть в свои руки взял камыш, даже высушил дно ерика. Пройдя метров двести, я увидел большое гнездо. В нём лежали два кота и пёс с добрыми глазами. Два кота тоже не проявляли враждебности, и когда я их погладил, они стали лизать мне руки. Погладил я и пса, которого назвал Рексом. Меня больше всего поразила дружба котов и собаки. Я решил понаблюдать жизнь этих друзей.
   На другой день я пришёл рано утром и, спрятавшись, стал наблюдать. Когда они проснулись, пёс выпрыгнул из их убежища и метрах в двух раскопал кусок сырого мяса. Все трое стали есть, отрывая по кусочку. А после еды стали расходиться: коты в одну сторону, а пёс - в другую. В следующий раз я пришёл вечером, часов в шесть. Когда я пришёл, их не было. Минут через двадцать прибежал пёс, притащил мясную кость и положил на то же место. Видимо, это был их "холодильник". Коты принесли крысу и кусок колбасы. Днём они, по-видимому, едят на месте, где находят пищу, а вечером несут на завтрак. Вернувшись вечером, коты стали играть возле своего жилища, а наигравшись, стали облизывать друг друга. Так это было смешно и забавно, что я не мог глаз оторвать от их забавного занятия. Я ходил к ним раз десять, принося им гостинцы и теплую подстилку. Я видел, как иногда они приносили утку или курицу, а где они брали, было неясно.
   После зимы вся тройка была вместе, а когда я к ним подошёл, они узнали меня, стали ласкаться и лизать мне руки. Я приехал на машине, привёз им два килограмма колбасы, большой кусок мяса и несколько варёных щук. Когда они вкусно поели, они пошли со мной до машины, дали мне на прощание свои лапы. Им очень не хотелось со мной расставаться.
   Что связывало их, мне узнать не удалось. Видимо, это были домашние животные, оставшиеся без дома и хозяина.
  

Приятный отдых

   Мы были в командировке в Волгоградской области, ездили на строительный объект. Была уже вторая половина дня, а ехать было ещё далеко, и мы решили остановиться на ночлег в селе. Погода была прекрасная, только что начиналась осень. Не стало комара, мух, ос. Воздух был чистый, птицы слетались на ночлег, кругом было весело и хорошо. Мы устроились в доме колхозника, в одном номере. Нас было трое - я, Андрей и Архип. Отдохнув с дороги, мы захотели покушать. Пройдя в центр села, мы спросили, как пройти в кафе или столовую. Нам объяснили, как пройти, и мы, дойдя, увидели на хорошем здании вывеску "Зал отдыха и танцев". Зал нам очень понравился, большой, просторный, с хорошей мебелью, красиво накрытыми столами. Людей много, все хорошо одеты, играла хорошая музыка, кругом порядок, люди сидят спокойно, ни шума, ни крика. Мы сели за стол, заказали, нас быстро обслужили, едим и слушаем музыку. Вдруг вышли два аккордеониста и заиграли Аргентинское танго. Вышла красивая, прекрасно одетая молодая женщина и стала танцевать одна. Господа, если бы видели, как она танцевала! Я видел красивые танцы, но это было что-то необычное. Все смотрели на танцовщицу, и зал замер. А после танца все стали бросать ей деньги. Вышла молодая девушка, собрала ей на поднос. Танцовщица выходила раз шесть, и зал сразу замирал от восторга. Весь вечер в зале был полный порядок, и играла прекрасная музыка. Я первый раз видел, что можно так культурно отдыхать. Ведь можем, когда захотим.
  

Школьный лагерь

   Три подростка - Тима, Павел и Гриша - всегда ездили на рыбалку, за грибами на своих мотоциклах, и лето у них проходило хорошо и быстро. Сидя как-то на рыбалке, Гриша сказал:
  -- У нас есть такое красивое место, где можно отдыхать всей школой. Надо сказать директору школы, куда ходят дети из трех сел, и такой большой колхоз-миллионер поможет нам. Ведь наши родители и братья трудятся там.
   Приехав, школьники пошли к директору школы, а с ним к председателю колхоза.
  -- Мы хотим построить пионерский лагерь для нашей школы, чтобы дети могли летом там отдыхать, ведь ездить куда попало - это для детей не отдых.
   Председатель колхоза, Кузьма Кузьмич, сказал, что он не против помогать детям строить школьный лагерь.
  -- Только нам должны помогать и колхозники: дети-то все наши, это же мы себе будем строить.
   На собрании решили строить лагерь не капитальный, а из палаток. Палатка на двух школьников. Построить только столовую и душевую и установить палатки. Территорию загородить забором, сделать причал для судна, на котором будут привозить школьников. Нужно закалять детей, чтобы они все делали сами на территории лагеря: сажали овощи, фрукты, держали кур, кроликов. Рыбу будут ловить сами учащиеся. Лагерь больших затрат не потребует, а пользы от него будет больше: дети научатся делать все сами. Вот это будет настоящий трудовой лагерь. Жить могут хоть все каникулы. Библиотека есть, кинофильмы показывать будут.
   Через год палаточный лагерь был готов. Сорок человек вместе с охраной и штатными работниками поселились в лагере. Вот такие нужно строить лагеря, чтобы затрат было мало, а пользы много. По периметру лагеря очень симметрично были посажены фруктовые деревья и кустарники, а когда они принялись и взяли силу, лагерь стал выглядеть необыкновенно красиво. Теперь эти фруктовые деревья будут стоять годами.

Вечер на набережной

   Галина, уставшая, шла с работы. Голова была забита разными мыслями, а на душе было что-то неспокойно. Дома ее встретил как всегда друг - кот Васька. Он бросился к ней на руки и стал ласкаться. Галя покормила его вкусненьким, и он от удовольствия стал дремать. Галина посидела немного дома и решила прогуляться. Дело было в сентябре, вечером стало прохладно, тем более на набережной. Она надела плащ, красивую шляпку и, посмотрев на себя в зеркало, осталась довольна. Галочка шла по набережной, оглядывалась по сторонам, как будто кого-то искала. Вдруг она увидела, что позади ее идет молодой человек. Он шел тихим шагом, никого не замечая. Галя пошла тише, а когда молодой человек поравнялся с нею, он сделал вид, что не интересовался девушкой. Он прошел немного, подошел к перилам и стал смотреть на чаек. Что-то увидел и стал улыбаться. Галя прошла дальше, не останавливаясь, а когда шла обратно, парень все так же смотрел на чаек и улыбался. Галочка прошла мимо, остановилась шагах в пяти от него и тоже стала смотреть на чаек. Уходя, парень подошел к Гале:
  -- Вы тоже любите чаек, как я?
   Вот так с чаек началось их знакомство. Погуляв по набережной, Дмитрий пригласил Галю в кафе перекусить. Галя согласилась, она тоже не ужинала. От выпивки Галя отказалась. Покушав, пошли опять гулять. При второй встрече он предложил сходить на танцы. Танцы обоим понравились, очень хорошая была музыка, играл оркестр, было очень весело. Галочка хвалилась своим Дмитрием, а
   подруги горели желанием увидеть его. А когда они попросили познакомить их, она им отказала:
  -- А зачем, что вы можете сделать хорошего, кроме как отбить его у меня, а мне это надо?
   Такого ответа девочки не ожидали и даже обиделись. А Галочка сказала:
  -- Ничего, обида пройдет, зато парень мой будет.
   Встречались в течение года. Галя заметила, что
   Дмитрий стал задумчив, она спросила:
  -- Что у тебя случилось?
  -- Да вот, хотел машину купить.
  -- Что, денег нет?
  -- Есть на обычную машину, а такую я не хочу, их у меня уже три было, я хочу иномарку, а на нее не хватает, и в кредит не дают.
  -- Но давай я тебе помогу, тебе сколько надо?
  -- Двести тысяч.
   Галя сказала:
   -Нет проблем.
   Вскоре они приобрели машину, о которой мечтал Дмитрий.
  -- Ну, Галочка, теперь подзаработаем, распишемся и поедем отдыхать на своей машине, будем ездить весь месяц, чтобы память осталась на всю нашу жизнь.
   Когда они приходили на набережную Волги, Галочка говорила:
  -- Это чайки нас сделали счастливыми на всю жизнь.
  --

Кто знал, что так будет

   Село Дивное построено было в самой глуши. Чтобы в него попасть, надо переехать несколько рек. Добирались в село на лодках, шлюпках, необходимы были паромы, но ставить их было некому. Жили все тихо, спокойно, вдали от мира всего. Жил в этом селе молодой человек, сирота, с бабушкой Дарьей Ивановной. Она была очень старая, и ее отдали в дом престарелых, а Антон остался один. Бабушка по воскресеньям приходила сварить ему, а утром уходила, так как ей были назначены лечебные процедуры, их надо выполнять. Оставшийся день Антон очень скучал, да и друзей у него хороших не было. Лежа в землянке один, он все думал, как ему дальше жить. Слушая радио, он записал адрес, где требуются рабочие строительных профессий. Антон мог выполнить многие строительские работы: он был плотник, слесарь, маляр-штукатур. Утром рано он вышел из села, и никто даже не видел, как он его покинул. Когда он ушел, неделю поговорили о нем и забыли про Антона.
   Антон больше недели добирался туда, где требовались рабочие. Для приезжающих было общежитие и столовая. Не было никаких проблем, оформили на работу быстро, дали жилье и послали на строительный объект. На строительстве Антон подтвердил все свои строительные специальности на четвертые и пятые разряды. Вскоре у него появились друзья на работе. Поработав несколько лет на строительстве, Антон стал прорабом. Совсем неожиданно к ним приехал вербовщик строителей в город Архангельск, где обещали хороший заработок и квартиру. Прожил в Архангельске несколько лет. Ему было уже тридцать два года, а он был не женат. Лежа дома на диване в своей трехкомнатной квартире, он подумал: "А когда же я жениться буду? Да и невесты нет". Жениться на здешней девушке он не хотел, чтобы в такую даль ездить к ее родным. И решил: "Поеду я, наверное, в свой Волгоград, ведь я столько лет там не был". Приехав в Волгоград, он поменял свою трехкомнатную квартиру в Архангельске на двухкомнатную в Волгограде. Отпуск у него был длительный, так как за восемь лет он ни разу не был в отпуске. Отдохнув на новой квартире, решил съездить в село Дивное. За время его отсутствия село сильно изменилось. Сделали мосты через реки, стали ходить рейсовые автобусы. Село расширилось, стали строить кирпичные дома. Приехав в Дивное, он пошел к соседям, Матвею Сергеевичу и Марте Захаровне. В свою землянку не вошел, так как крыша ее упала и одна стена развалилась. Соседи его не узнали, а когда он сказал: "Да Антон я, ваш бывший сосед" -- все сразу стали обниматься, а Марта Захаровна от радости заплакала. На другой день во дворе Матвея разбили шатер и гуляли всем селом, ездили загорать, варили уху, купались, наслаждаясь своей родной природой. Антон организовал рабочих в селе, подготовить место для строительства нового дома на месте старой землянки. На следующий год на месте землянки стоял новый красивый дом. В апреле Антон познакомился с соседкой двухкомнатной волгоградкой квартиры. Она стала его женой. Лидия Васильевна, жена Антона, работала учительницей начальных классов. Закончив в школе учебный год, молодожены уехали в Дивное. Они купили лодку с подвесным мотором, и у Антона была машина "Ауди", так что было все для хорошей жизни с молодой женой. Когда они переехали в новый дом, Антон говорил:
  -- Никогда не думал, что я буду так счастлив.
  -- Да и я, Антон, не думала, что переезд соседа даст мне так много счастья.
   Да будут счастливы Антон и Лидия на долгие годы.
  

Любила дизеля

   Рита, ученица шестого класса, удивляла взрослых интересом к машинам, а точнее к дизелям. Она училась на отлично по всем предметам. Она очень любила читать книги, это было ее любимое занятие. В десятом классе она прочитала книгу о дизелях. Она ей очень понравилась. А когда ее спросили, а почему она читает эту книгу в третий раз, она ответила, что эту книгу надо знать наизусть. Отец больше ее не спрашивал, он понял, что это ее призвание. После окончания школы Рита поступила в судострои­тельный институт. Вот тут она взялась изучать дизеля не жалея времени. Когда стали ходить на практику, Рита не выходила из лабораторий. Ее отец, Кузьма Филиппович, не мог понять, в кого она пошла. У них в роду никого нет, чтобы увлекались техникой. В двадцать семь лет Маргарита Кузьминична защитила докторскую диссертацию. Однажды мать, Ульяна Ивановна, сказала Рите: "Тебе 27 лет, а у тебя одна наука на уме. Когда будешь думать о личной жизни?"
  -- А я что вам мешаю, что не вожу в дом парней
  -- Нет, доченька, мы имеем в виду, что пора тебе выходить замуж.
  -- Ну ладно, буду иметь в виду.
  -- Ты уж на нас не обижайся, доченька наша дорогая, мы хотим, чтобы ты счастлива была.
  -- Хорошо, мамочка.
   Работала она по разработке новых дизелей на суда, самолеты, еще занималась чем-то связанным с космосом. Всегда в делах и ей всегда не хватало времени. Как-то придя на остановку, она спросила парня: "Десятый троллейбус давно ушел?" Пока ждали познакомились. Его звали Анатолий Алексеевич, главный инженер треста, ему было тридцать пять лет. Вскоре Рита уехала в командировку в Новосибирск, а вернувшись, была так занята, что и забыла про него. Перед Новым годом они случайно встретились на елочном базаре, и она пригласила его домой встречать Новый год. Он согласился, так как мать с сестрой уехали в гости, а он остался один. Проведя Новый год вместе, их дружба окрепла. Придя как-то домой с Анатолием, она сказала матери с отцом: "Берете этого парня к себе в зятья или нет?"
  -- Да ведь это, дочка, все зависит от тебя, мы не против.
  -- Ну, значит берем.
  -- А вы берете нашу дочь в жены?
  -- Конечно, я буду рад быть вашим зятем.
  -- Вот и хорошо, значит скоро свадьба.
   Я их встретил через два года на вокзале. Их уже было трое. У них была девочка Светочка. Я пожелал им счастья, и больше мы не виделись.

Школьники-пастухи

   В селах летом подростки дома не сидят. Они либо трудятся дома, либо находят временную работу.
   Наступило лето. Время школьных каникул. Три друга: Славик, по кличке Шустрый, Герман и Саша, ученики седьмого класса, решили летом пасти молодняк рогатого скота. Пасут его от села километрах в четырех, на молодых сочных травах. Славик был у них за командира. С первого июня они погнали молодняк на выпас. Вечером, когда пригнали, Славик сказал друзьям: "Как мы пасли сегодня, будет трудно, надо брать с собой своих собак, хватит им спать целый день дома, пусть они охраняют стадо, и не дают им разбегаться в разные стороны. На второй день они погнали стадо на километр дальше, ближе к реке, посреди которой была песчаная коса. "Вот сегодня пасем здесь, а завтра погоним на косу" - сказал Славик.
  -- А зачем?
  -- Завтра увидишь.
   На другой день, пригнав стадо, они завязали телят за рога, погнали их на косу, которая была длинной метров сто пятьдесят и в ширину метров тридцать. Перегнали несколько телят, которые были ведущими, а за ними, подгоняя собаками, стадо перебралось на косу. Стадо перебралось на косу. На косе было прохладно, кругом вода, и стадо залегло на отдых. Отдохнув до двух часов дня вместе с пастухами, перегнали скот на берег, пустили стадо пастись. Они так проголодались, что ели траву с таким аппетитом, что к вечеру шли домой с набитыми животами. На следующий день ребята решили сделать лагерь пастухов напротив косы, на берегу, стояли четыре дерева, из них два очень пушистые, дающие хорошую тень от солнца. Они накосили травы и сделали себе матрацы. Лежать в тени и отдыхать такая благодать. Во время отдыха они ловили рыбу, варили уху и жизнь пошла куда лучше. Стадо стали из дома выгонять на час раньше и пригонять на час позже. Сельчане были очень довольны. А когда телята приходили сытые и с полными животами, им цены не было. Утром до десяти утра кормили скот, а с десяти до трех - отдых на косе, а с трех до шести - кормят на лугу. К семи часам пригоняли стадо в село. Ребятам тоже понравилась такая работа, и они сказали сельчанам: "На следующий год мы опять будем пасти молодняк".

Девчонки

   Жили в одном пяти этажном доме три подружки. Катя на первом этаже, а Женя и Соня на втором. С рождения их матери дружили и они жили как сестры. Катя с младшего возраста была у них заводилой. Несмотря на то, что они были все одногодки, Катя считалась старшей. Женя и
   Соня беспрекословно выполняли все ее поручения. Когда они пошли в садик, а попали в одну группу, они были под надзором Кати. Единственное, чем она отличалась, она была выше их ростом. Воспитательница говорила, что она помогает увлечь детей любой игрой и, главное. К ней они всегда идут и слушают ее, как Женя и Соня. Когда пошли в школу, которая была в ста метрах от дома, Катя всегда их вела за руки из школы. Подружки учились на четыре и пять, и, конечно, в одном классе. Они все любили спорт, особенно увлекались гимнастикой, волейболом и тайно, чтоб никто не знал, боксом. Они просили тренеров научить их запрещенным приемам, за что были благодарны всю жизнь. Месяца три спустя, они шли с тренировки домой, и на них напали трое окуренных ребят. Когда они стали приставать к ним, девчонки раскидали их и ушли, оставив их приходить в себя. Когда об этом узнали в школе, ребята стали их побаиваться и не приставали к ним, а девчонки были рады и благодарили своих тренеров. Закончили девять классов. Началось лето, наступила жара, время пляжей. Плавала тройка хорошо, научилась плавать еще в шестом классе. На пляж девчонки неоднократно ездили сами. Пляж был большой, посреди Волги, на острове, где было много деревьев, кустарников. Девчонки уходили в самый конец, там был лучший кругозор, особенно идущих с моря судов. На край пляжа ездят мало людей, потому что ездят в основном с детьми, и с ними далеко не уйдешь, а там где мало людей, там больше пьяниц. Девчонки их не боялись, так как могли быстро успокоить. В воскресение девочки поехали на пляж, искупались, покушали и отдохнули. Катя сказала подругам: "А давайте еще искупаемся?". Забрались в воду, несколько заплыли, легли на спины и стали в воде отдыхать. Вдруг услышали, плывет вроде собака, перевернулись, увидели, что рядом с открытым ртом плыл волк. Катя дала команду: "Нырнем рядом, ухватим его за ноги и утопим". Волк этого не ожидал и, когда его подняли, он задыхался от воды, его стукнули пару раз палкой по голове, и он сдох. Недалеко от них отдыхало человек семь. У них были фотоаппараты. Одна женщина записала телефон, обещала принести фото. Когда принесли фотографии, об этом узнали все в школе, школьники не давали покоя, все спрашивали о том, как им удалось утопить волка. Вот такие у нас бывают девчонки.

Алтайский край

   Красивейший край России - Северный Кавказ. И там есть город Нальчик. Нальчане еще называют свой город городом счастья. Расположен он среди гор, как в подкове. Сильных ветров не бывает, их задерживают горы. А какая богатая растительность! Здесь растут голубые ели, очаровательные высокие сосны, богатыри-дубы, которые руками не обхватишь. А как украшают улицы каштаны, когда они цветут белыми цветами! А сколько тут растет ореха! Гости города всегда посещают в горах голубые озера, в которых вода просвечивает до дна. Масса зелени и цветов, кустарников с ягодами. Самое красивое - это горы! Они расположены в три гряды. Первая - кустарники и деревья, здесь и кизил, и ольха, яблоки и груши, дичка и другие. Вторая гряда - огромные деревья, прекрасные альпийские луга с массой цветов. А какие там ромашки! Никогда не забудешь. А папоротники! Все это не забываемо. Третья гряда - снежные вершины, с самой высокой вершиной - Эльбрусом. Вот по этому красивому городу шла красивая девушка только что закончившая фельдшерско-акушерскую школу. Она шла и думала: "Неужели мне прийдется покинуть этот мой красивый город?" Нальчанка Лариса Николаевна должна была поехать отрабатывать три года туда, куда звала партия и комсомол - на освоение целинных земель для поднятия сельского хозяйства страны. Кроме своего города она нигде не была, поэтому было страшно оставить мамочку с четырнадцатилетней сестренкой Галочкой и уехать так далеко. Лариса была девушка смелая, комсомолка, секретарь комсомольской организации курса. Отец, Николай Иванович, погиб во время войны, а мать, Вера Тихоновна, была рабочей на птицекомбинате и воспитывала двух дочерей. Перед отъездом мать с дочкой всю ночь не спали, обо всем много говорили, не заметили, как ночь пролетела. Утром поехали на железнодорожный вокзал, где собралось много людей разных специальностей и в том числе медиков на целину. Играл оркестр. Выступали руководители и отъезжающие. Лариса выступила от имени медиков фельдшеров- акушерок. Всем в подарок подарили книги. Простились с родными и поезд поехал на Москву. Какое было волнение, когда подъезжали к столице нашей Родины. Лариса была со своей верной подругой Антониной. Приехали ночью, а в первой половине дня поезд отправился в Сибирь через города Казань, Тюмень, Омск, Новосибирск, Барнаул. Из медработников в Барнауле осталось двое, Лариса и Антонина, их направили по разным совхозам. Лариса попала в Белоглазовский целинский зерносовхоз с местом пребывания "фельдшерско-акушерский пункт села Кузнечиха". Село находилось в красивом месте, у речки, за селом был лес, где были большие деревья черемухи, а аромат от черемухи всегда поднимал настроение. Медпункт состоял из двух комнат: приемной для больных и комнаты для фельдшера. Он находился у речки. Лариса Николаевна стала жить у старушки, в доме напротив медпункта, так как одной было жутко и скучно. Работы было много. В обслуживании было еще два поселка: Красное и Чапаево, и целинный совхоз, который только обустраивался. В помощь прислали в Кузнечиху акушер­ку - жену механика зерносовхоза и договорились, что она будет только в зерносовхозе, а Лариса Николаевна, как заведующая фельдшерско-акушерским пунктом, будет обслуживать три села, и не отказывать в помощи целинникам при любых травмах. Районная больница была в районном центре села Белоглазово, это шестнадцать километров от Кузнечихи. Участковый врач был один на сто километров обслуживания. Было много вызовов к старикам, детям, беременным - роды на дому. Транспорт
  -- в лучшем случае в телеге на лошади, но в основном пешком. На прием приходили целинники трактористы с травмами. С работой Лариса Николаевна справлялась, в селах ее уважали, избрали секретарем комсомольской организации. Незаметно пришла осень, наступили холода и, не успев оглянуться, пошел снег и такой обильный, что видно было только трубы печные, и кое-где крыши домиков. Вот такие были снегопады. Однажды, когда закончились лекарства, а их надо было получать в районной центральной аптеке, председатель не дал лошадь, она нужна была колхозу. Тогда пришлось идти километров шестнадцать пешком. Было тихо, до райцентра добрались хорошо, получила лекарство и пошла обратно. Пройдя километров, пять, подул ветер, и начался снег, а где-то через полчаса не стало видно белого света. Сделалось темно как ночью. Мороз усилился. Стало сводить руки и ноги от мороза. Она продолжала идти, но значительно медленнее, стал одолевать мороз. Лариса Николаевна поняла, что замерзает. Она остановилась, достала бутылку со спиртом натерла руки, выпила три глотка, закуталась шалью, что ей дала хозяйка квартиры и вновь пошла. Сколько она шла, никто не знает. У нее только была мысль: "Мне необходимо дойти, меня ждут больные". Вдруг она почувствовала, что ударилась о что- то твердое. Это был забор. Она закричала. Люди услышали, выбежали, завели ее в дом. Что она попала в ураган со снегом жители знали, но помочь ничем не могли. Своего врача они стали натирать спиртом, напоили горячим чаем с медом и отварами из трав и уложили спать на теплую русскую печь. А утром приехал председатель колхоза и отвез Ларису Николаевну в районную больницу. У нее оказалось двухстороннее воспаление легких и обморожения второй степени. Через месяц поправилась, приехала в Кузнечихову, где ее ждали жители и больные, которые сильно переживали за нее. И вот наступила весна. Стало тепло, зацвели деревья, и незаметно наступило лето. Вдруг прибегает из поселка Красный мальчик, у него заболела мать, чтобы врач быстро пришла и убежал домой. Поселок находился по другую сторону от села. Переправа на пароме через речку, приток Иртыша. Собрав что было необходимо из лекарств быстро дошла до берега, но паром оказался на противоположной стороне. Что делать? Кругом ни души, а больной плохо. Тогда она решила переплыть речку и пригнать паром, чтобы забрать одежду и сумку с лекарствами. Плавать она могла только по-собачьи, а речка, хотя не широкая, но быстрая. Немного проплыв, ее стало сносить течение, появились судороги в ногах, и она стала захлебываться. Пастух приехал на речку набирать воду и увидел ее тонущую в воде. Он бросился на помощь и успел ухватить ее, когда она уже стала погружаться в воду с головой. Вытащив ее на берег, он откачал воду, принес одежду и лекарство, оставленные на берегу. Через полчаса, отдохнув, Лариса подошла к парому и, переехав речку, пошла, оказывать помощь. Вернувшись на квартиру, она сказала Марии Васильевне: "не везет мне у Вас, в вашем крае не замерзнешь, так утонешь". "Да что Вы, доктор, заговорили соседки, как мы без Вас, ведь Вы наш спаситель". "Вы уж сами себя берегите - а то плавать не умеете, а поплыли". "Ну ладно, буду поосторожнее" - сказала Лариса Николаевна. "Вот это другое дело, а нас не бросайте. Всего Вам хорошего, доченька". "До свиданье",
  -- и старушки ушли.

Работяги

   До чего же я люблю общаться со стариками, особенно с сельскими. Ведь каждому старику есть, что рассказать за прожитую жизнь. У городских стариков жизнь одно­образна: работает он на заводе тридцать лет, каждые день одно и то же. Что рассказывать - про станок или сварку? С природой не общаются, в бедственные ситуации не попадают. В восемь утра ушёл на работу, в шесть вечера пришёл.
  -- Иду я как-то вечером по берегу реки, вижу - сидит старичок и, глядя на чаек, что кружат над головой, о чём- то вспоминает. Свободных мест на лавочке было много, и я присел. Мы познакомились с ним.
  -- Вот сижу я на берегу, - сказал Захар Захарович, - а сам всё думаю о море. Ведь вся жизнь прошла на море. Плавать на корабле я стал с восемнадцати лет, а закончил в пятьдесят восемь. Сорок лет на море. Я так привык к морю, что мне кажется, что я родился на море. Вот вспоминаю: последние десять лет я плавал на сухогрузе, возили товары наши к ним, от них - нам. Посмотрел мир. Вот вспоминаю, подплываем к Японии, и вдруг команда обнаружила трёх японцев, спрятавшихся за контейнерами. Когда привели их к капитану, говорить ио-японски в команде никто не мог, кроме механика, который знал несколько слов и то со словарём. Японцы точно так же знали русский. Время до прихода корабля было, и с великим трудом мы поняли, что японцы работали у богача на конюшнях. Убирая в конюшне, они нашли в навозе закупоренную банку, а когда её вскрыли там лежали доллары. Они решили спрятать банку и ждать, кто её будет искать. Но все молчали, и сам богач тоже. Работники подали заявление об увольнении, что они хотят уехать в Китай к родственникам. Он не хотел их отпускать и даже прибавил оклады. Они работали еще полгода и уволились. Они были уверены, что о кладе никто не знает, видимо, кто прятал, умер. Положив свои доли долларов в хорошие надежные банки, они уехали в Россию, и там поработав полгода, ночью залезли в судно, которое отправлялось в Японию. Они его загружали и выбрали местечко, решились таким методом добраться до Японии. Капитан сказал: "Ну, ладно, оставим все в тайне, но с судна уйдете, как и пришли, ночью, и чтобы, ни одна душа вас не видела". Вот так простые работяги стали сами богачами, а найденный клад так и остался для них неизвестным, чей он был. Чего только в жизни не бывает,
  -- сказал в заключение Захар Захарович.
  -- Когда везде бываешь, и не такое можешь увидеть.

Повезли яблоки

   В совхозах, когда поспевают фрукты и овощи, самая дешёвая доставка на рынок - это на лодке. Яблоки возили на большой бударке три девушки, им было по двадцать лет. Это были Зина, Катя и Фаина. Зина хорошо разбиралась в подвесных моторах и была у них за лоцмана. Погрузив яблоки с небольшим перегрузом, Зина сказала:
  -- Ничего, доберёмся.
   Ехали сначала нормально, но потом перегруженная корма стала тонуть. Вдруг подъехал катер и предложил довести их до города. Девочки отказывались, но два парня, что были на катере, всё же уговорили поехать с ними до города. Девочки сели в каюту и поехали. А когда проехали час, они спросили:
  -- А что мы, так долго едем, ведь здесь езды полчаса?
  -- Сейчас мы едем туда, куда надо нам. Мы повезём вас туда, где жизнь ваша будет раем. Вам не нужно будет работать, да что это за работа - таскать ящики с грузом яблок, огурцов и других овощей.
   Девочки стали возмущаться, а парень, что представился Анвером, вынул пистолет и сказал:
  -- Кому не нравится, будет за бортом.
   В Волгограде они были ночью, а в четыре утра сели в самолёт. Их предупредили не разговаривать, иначе они кончат плохо. Самолёт был не пассажирский, и летели они одни. Когда сходили с самолёта, им сказали:
  -- Вот вы и в Бельгии, здесь будете жить, как в раю.
   На машине их привезли в какой-то городок, весь обнесённый высоким металлическим забором. Привели в большое здание, там завели в один зал, где расположены спальные номера. Их поселили в один номер:
  -- Ну вот, отдыхайте с дороги, ни о чем не думайте. Вам здесь будет хорошо.
   На другой день, после завтрака в ресторане, их повели в какой-то зал и сказали:
  -- Вот здесь с вами будут заниматься преподаватели, как правильно заниматься сексом.
   Красивые пожилые женщины стали показывать приемы секса. Жили девушки в хороших однокомнатных номерах с прекрасными кроватями и постелью. Приходили мужчины разных возрастов, но не моложе сорока лет. Бывали часто богачи, с которых можно было выжимать хорошие деньги. Но деньги девчонкам не попадали, они уходили их хозяевам. Иногда им разрешали погулять по городку, но не часто, не более одного раза в неделю. Так прожили наши пленницы два года. Однажды хозяева уехали на какие-то торжества, и они остались одни с охраной. Когда охранники зашли в столовую, Зина и Катя перелезли через забор, надели плащи и шляпы и тихо пошли, как обычные пешеходы. Пройдя километров семь, они зашли в старенький домик и увидели старика и старушку. Они, как смогли, рассказали, куда они попали, и не знают, как им выбраться отсюда, как уехать. Дед сказал:
  -- Поживите несколько дней, все утихнет. Мы что- нибудь придумаем.
   Через три дня пришли три парня к старикам, их родственники. Они согласились помочь девушкам вернуться домой. У них были друзья - летчики на туристических самолетах, они и доставили их на Родину. Вот так добрые люди спасли Зину и Катю. Фаина убежать не смогла, она что-то тормознулась, когда они пошли к забору, а идти еще раз, звать ее, они побоялись. А может она нарочно тормознулась, когда они договаривались бежать, она все молчала. Может, ей понравилась такая жизнь, и Фаина сама осталась. Все ведь может быть.

Любить не каждый может

   Жизнь - штука сложная и складывается у всех по- разному. Жил один парень в районе, работал он дальнобойщиком и был очень красив. Звали его Виктор. Увидев его. ни одна девушка или молодая женщина спокойно не могли пройти. Но, как ни странно, он не был так влюбчив и на все смотрел, как говорят, сквозь пальцы. Однажды, придя на танцы в дом офицеров, потанцевал и уже собирался пойти домой, как вдруг заметил девушку. Она была очень не плоха собой. Он пригласил ее на вальс, а после танца сказал:
  -- Спасибо за вальсок.
  -- А Вы не хотите меня проводить?
  -- Да у Вас и без меня от ребят отбоя нет, но если есть желание, давайте провожу. А почему Вы сегодня одна?- сказал Виктор.
   Валерия улыбнулась и сказала:
  -- А вы неважного обо мне мнения.
   Проверив Валерию, они договорились встретиться через день. Встретились, сходили в кинотеатр, посидели в
   кафе. На прощанье Виктор сказал, что завтра уходит в рейс дней на десять.
  -- И это у Вас часто, бывает?
  -- Да, всё время, такая работа. А тебе это не нравится? Тогда давай не будем встречаться.
  -- Но что Вы так сразу, я ведь ничего не сказала.
   Встречались они около года, и дело уже шло к свадьбе.
   Однажды приехав с рейса, он зашёл к ней на квартиру,
   дома её не было. Виктор решил сходить на танцы, где давно не был. В доме офицеров танцы шли на втором этаже. Поднимаясь по лестнице, он увидел парочку, которая стояла к ним спиной и от души целовалась. Виктор остановился и увидел свою Валерию. Он подошёл к ней и сказал:
  -- Ну и как, ждёшь жениха?
   Валерия покраснела, а парень спросил его:
  -- Вы её знаете?
  -- Да, это моя невеста, - и ушёл.
   Парень подошёл к ней и сказал:
  -- Что тебе надо, что от такого парня ты стала встречаться со мной; какая же ты тварь!- повернулся и ушёл.
   Прошло время, они опять встретились, а когда он вернулся с рейса, опять увидел её с другим парнем. На другой день пришёл к ней домой, она искупалась, он ей говорит:
  -- Ты просила прощения у меня, обещала, что больше не повторится.
   Виктор взял верёвку, набросил ей на шею и стал душить, а потом ушёл. Через час Валерия отдышалась и пришла в себя. Утром она позвонила ему:
  -- Виктор, я не буду заявлять в милицию, я сама виновата, если сможешь простить, прости меня, прощай, любимый.
  

Неудачная охота

   Осенний вечер был тихий и тёплый, очень походил на летний. На охоту как-то не тянуло, было ещё не время. Чистое небо и закат солнца напоминали больше всего лето. К берегу подъехали друзья на шлюпке, Сергей и Антон. Они стали предлагать поехать на охоту, но настроение у всех было неопределённое, и так, ни о чем, не договорившись, и разошлись. Утром Сергей с Антоном встали рано, взяли одно ружьё и пять зарядов: два заряда для кабана и три под дичь. Взяли лески и блёсны, настрой был на рыбалку. Поехали в затон, где хорошо брал окунь. Когда приехали в затон и стали блеснить, окунь брал, но очень мелкий. Посидев немного, они вдруг услышали треск камыша. На берег вышел кабан - вожак стада. Он постоял минуты две и дал стаду свой сигнал. Тут же затрещал камыш, и на берег вышло целое стадо кабанов. Охотники наши не растерялись и, вынув ружьё, выстрелили в вожака. Он плыл первым, удар был точный, пуля попала кабану в голову, и, сделав несколько шагов у берега, он упал в воду, но спина была видна. Стадо всё вылезло на берег и побежало по другой стороне затона. Сергей с Антоном, обеловав кабана, который был килограммов сорок, выехали из затона и стали рыбачить
   на быстрой реке. Пять раз брал жерех и судак. Порыбачив часа два, они натаскали рыбы килограммов тридцать. Перекусив, поехали домой. Вечером собрались друзья, все жалели, что они не поехали на охоту. В следующие выходные собрались и поехали к затону, который хорошо знали. Излазив весь остров, кабанов не нашли. Поехали рыбачить - и рыбалка была плохая, настроение было испорчено. Сергей с Антоном искали стадо кабана, но всё осталось неизвестной тайной, куда ушёл кабан.

Алкаши на природе

   Спиваются люди в разном возрасте с разными профессиями. Любители-рыбаки и охотники всегда себя держат в руках. А кто начинает спиваться, тот забрасывает свои увлечения и просто начинает пить в запой. Собрались как-то алкаши в баре и завели разговор про охоту и рыбалку. Один предложил поехать на охоту, а заодно порыбачить. Приехали на место и решили выпить перед охотой, а когда выпили, все затихли и, что странно, птицы летает много, а выстрелов нет. Гаврило, что остался убирать посуду, после уборки пошел посмотреть, где же охотники. Когда он их увидел, они спали крепким сном. Он взял у одного ружье и выстрелил дуплетом, от выстрела алкаши проснулись, но в каких они были позах, это надо было видеть: кто стоял на коленях, кто, сидя еще спал, кто искал свое ружье. В общем, охотники приходили в сознание.
   На другой день они решили: "Лучше будем рыбачить". Расставив сторожки и закинув свои лески, стали ходить от сторожка к сторожку, заходя к своим заначкам. А часа через два уже лежали пьяные. Когда к обеду их подняли, старший внимательно посмотрел на это сборище и сказал: "Ну что, друзья, вы все хорошо поняли, что ни рыба, ни птица с алкашами не в дружбе. Надо прекращать пить до потери сознания, хорошо, что хоть прошло без происшествий, ведь вы могли перестрелять друг друга. Хорошо хоть все отключились, а то бы дел натворили. В общем, пока не прекратите пить, о природе, об охоте и рыбалке забудьте навсегда".

Сельский паром

   В селах паромщики, как правило, живут на краю села, ближе к парому. Семилетний мальчик Игнат был сыном паромщика. Он все дни был с отцом на баркасе, что таскал паром туда и обратно. Ему было очень интересно, куда уходят люди, которые приезжали на один берег, затем приходили и опять уезжали; ему казалось, что это одни и те же люди.
   Однажды, сидя над тентом на баркасе, он увидел женщину, которая несла девочку. Когда они с матерью сели на лавочку на пароме, девочка все время смотрела на Игната, и он это заметил. Игнат заметил, что у девочки очень красивые глаза. Они переехали и ушли со всеми пассажирами. Когда девочка ушла, Игнат все еще видел ее глаза, как будто она сидела на лавочке. Позже Игнат много видел девочек такого возраста, но ее не видел, а ее он бы узнал по глазам сразу.
   Когда Игнату исполнилось восемь лет, он увлекся дизелем, что стоял на баркасе. Отец тоже был очень доволен тем, что сын интересуется двигателем, и помогал ему разобраться в непонятных ему вопросах. Однажды, вылезая из машинного отделения, он увидел девочку с мамой, она ехала на пароме. Он узнал ее сразу по глазам. Когда паром переехал на другой берег, Игнат подошел к девочке и сказал:
  -- Девочка, а я вас знаю, я вас запомнил, вернее, ваши глаза.
   Ее мама рассмеялась и сказала:
  -- Ты посмотри на него.
   Девочка помолчала немного и сказала:
  -- И я вас узнала. Я помню, как вы смотрели на меня.
   Ее крикнули из машины, и она, сев в машину, помахала ему рукой. После этого прошло пять лет, и опять на пароме. Он встретил ее. Игнату было уже тринадцать лет, он очень вырос и выглядел как взрослый парень. Здесь они познакомились. Звали ее Кристина. Они обменялись телефонами и адресами. Кристина к тетке ездила редко, а Игнату в город не к кому было ехать. К Кристине ведь не поедешь, кто он ей такой.
   Так шли годы. Однажды, стоя на берегу, он сказал:
  -- Сколько же лет я тебя люблю?
  -- Двенадцать, - ответила Кристина, - столько же лет и я тебя люблю.
   Через два года Игната призвали в Армию. Отслужив три года в Армии, Игнат устроился работать механиком и поступил в институт на заочное отделение. Спустя два года они поженились. Когда они приезжали на родину к Игнату, они всегда отдыхали у отца Игната на паромном баркасе, который они очень полюбили.
   Паром им подарил такую верную любовь на всю их жизнь.
  

Гибель волка

   У каждого животного, как и у человека, есть своя судьба, от которой уйти невозможно. Дело было в начале зимы. Реки ещё не все стояли, а где стояли, было много полыней, да и лёд почти не держал людей. Идя домой с рыбалки, ребята услышали вой волка. Сначала он был громкий, а когда собрались люди, он замолк, видимо, думал, что люди его спасут. Волк плавал в полынье и не мог вылезти из неё. Тогда рыбаки решили помочь ему. Один паренёк пополз по льду к волку, который сам приплыл к парню, и тут парень провалился и стал тонуть сам. Когда парня вытащили с трудом из воды, желающих спасти волка больше не нашлось. Волк подплыл к льдине и завыл, выбиваясь из сил. Он окунулся в воду, а когда вынырнул, у него были слёзы. У всех сочувствующих тоже появились слёзы на глазах. Сколько у него было просьбы спасти ему жизнь, но не смогли, и всем было его жаль.
  

Голуби

   Арсен шёл и думал о своём потерянном здоровье, а главное, сможет ли он работать, и кем он может работать. Он был кузнец, поэтому эту работу он мог уже выполнять, а куда идти, не мог сообразить. Идти дворником он не хотел, это позор кузнецу - ходить с метёлкой, мести мусор. У Арсена был гараж под мотоцикл. Мотоцикл по старости ушёл на металлолом, а гараж остался. И вот он решил в этом гараже развести голубей. Он купил два десятка голубей, а когда развёл их больше сотни, решил их продавать. Продал половину голубей, понял, что прибыль мала.
   Гуляя как-то в городе, Арсен зашёл в городской парк и увидел, как к вечному огню подъезжают молодожены и, покупая голубей, отпускают их в небо. На другой день Арсен посадил в клетку десяток голубей и пошёл в парк, и там всех продал. Приехав домой, он увидел, что голуби все сидели на крыше гаража. С этого и началось: и деньги в кармане, и голуби целые. Доход от голубей стал значительный, порой выходил больше оклада кузнеца. Арсен походил, поискал ещё места, где можно продавать голубей с возвратом их назад. Дело пошло прекрасно. Возил на кладбище, там тоже покупали голубей и выпускали их в небо. Ведь видишь, как не такая уж мудрая мысль обогатила голубятника и очень облегчила его труд. Ведь теперь не надо иметь много голубей, меньше ухода и кормления, а самое главное - лёгкий и большой доход. Всю жизнь живи, всю жизнь учись.
  

Сибирские леса

   В сибирских лесах есть такие места, куда можно зайти и никогда не выйти. В пятидесятом году одна семья сибиряков оказалась в тяжелом положении, им грозила тюрьма. Дед Кузьма Давидович посоветовался с женой Варварой Ивановной, и решили чуть свет уйти в лес. Они собрали всё необходимо для жизни в лесу: инструменты, продукты,- взяли свою кормилицу корову и лошадь. Затемно они пошли. С ними был внук Фёдор, было ему пять лет, родителей у него не было, погибли при невыясненных обстоятельствах. Дед хорошо знал сибирские леса, нашли хорошее место с небольшим источником воды и поставили сначала шалаш, а затем домик и сарай для скота. Здесь они прожили пятнадцать лет. Когда умерли дедушка с бабушкой, внуку уже было двадцать лет. Он лежал и думал: "Сколько я буду бродить по этим лесам? Может, мне пойти в село или город и жить среди людей, тем более, меня никто не знает". Встав утром, он пошёл побродить по лесу, присел у дерева и задремал. Вдруг он услышал плач. Он то появлялся, то пропадал. Фёдор решил поискать человека, чтобы оказать ему помощь. Пройдя метров пятьдесят, он увидел лежащую в полуобморочном состоянии девушку лет семнадцати. Он принёс её в свой домик, а когда она пришла в сознание, стал спрашивать её, как она попала в сибирские дебри. Она сказала, что приехала за грибами. Машина осталась у леса, а когда она набрала грибов, оглянулась - никого нет.
  -- Я побежала, очень испугалась. И оказывается, я бежала в другую сторону, всё дальше в лес.
   Фёдор решил её пока не отпускать, чтобы она пришла в себя. Фаина прожила у него дней восемь, а потом спросила:
  -- А как я попаду домой?
  -- Я тебя отвезу домой, если хочешь, - сказал Фёдор.
   Фаина попросилась ещё пожить у него в лесу,
   посмотреть на природу.
  -- Да, - сказал Фёдор, - живи, сколько хочешь, я буду только рад!
  -- А почему ты рад?
  -- А что бы ты сказала, прожив столько лет в лесу одна?
   В общей сложности со дня, как он её нашёл, прошёл
   месяц. Когда он привёз Фаину домой, её мать от радости не знала, что делать. Галина Ивановна предложила Фёдору жить с ними. Фёдор немного подумал и сказал:
  -- Да, конечно, мне ведь некуда ехать.
  -- А где же ты жил? - спросила Галина Ивановна.
   Узнав историю Фёдора, она уже не сомневалась - он
   должен жить с ними. Фаина сразу стала учить его грамоте и за два года прошла с ним начальное образование. Фёдор хорошо читал, решал любые задачи, а когда пошёл в вечернюю школу, то закончил её за четыре года. Фаина училась в педагогическом институте, а Фёдор после окончания вечерней школы поступил в машиностроительный техникум, который закончил с отличием. Жили Фаина и Фёдор очень дружно и никуда друг без друга не ходили. Вскоре они поженились, у них была счастливая семья. Две дочки и два сына объединили их навек, и в этой семье всегда было счастье и семейная радость.

Вечер на берегу

   Вечерами в рыбацких сёлах, где люди без реки жить не могут, у каждого на берегу есть своё место. Старики приносят из дома все заначки. А вот молодёжь до сорока лет бегают за водкой в магазин или бар. Старики пьют мало, по сто граммов выпьют и два часа рассказывают о случаях, потом ещё по соточке выпьют, и хорош.
   Молодцы, старики! А вот молодёжь этого не соблюдает. Молодёжь выпьет - и снова в магазин, за водкой или вином.
   Вот собралась группа молодёжи. Гриша Мозалин, прикуривая у Фомы Малышева, наступил Фоме на ногу. Фома так заорал, как будто у него ногу оторвали. И тут все кинулись на Гришу с кулаками, а через несколько минут началась страшная драка. Вскоре Гриша упал. Когда подбежали друзья, то увидели, что у него в ноге выше колена торчал нож. Побежали за медсестрой, драка сразу прекратилась. А совсем недалеко лежал Артём Петрухин с разбитой головой. Удар ему нанес Ефим Бородин, у которого кулак был тяжелее гири. Как только медсестра обработала раны, их сразу унесли в сельскую больницу.
   Разговор о драке дошёл до председателя сельского совета, который пришёл разобраться, что произошло. Председатель, Иван Ильич, собрав всех вместе, сказал:
  -- Вот что, дорогие, пить-то - пейте, но ум не пропивайте. Вот учитесь у ваших отцов, как надо пить.
   Все стали просить Ивана Ильича, чтобы он не вызывал милицию, а он сказал:
  -- Просите пострадавших.
   Через две недели оба вышли из больницы, всё кончилось по-хорошему, но пить мужики стали без драк и даже без грубых споров.

Отдых на Родине

   Небольшой посёлок стоял у речки, которая была шириной метров тридцать и глубиной метра два, но местами было чуть мельче или чуть глубже. Течение у реки было тихое, местами были кундрачки, где всегда играли щука и окунь, охотясь за мальком. Это всё говорило о том, что хорошая рыба сюда попадает редко.
   Красную рыбу даже старики не помнили. Жили в этом посёлке одни старики и старухи. Молодёжь, кончая в соседнем селе школу, уезжала в город на работу, на заводы, или поступала в учебные заведения. Те, которые бросали школу, окончив пять или шесть классов, оставались в своём посёлке навсегда.
   Приехали как-то летом два студента техникума. Это Камиль Акешев и Султан Анашин и трое ребят со станкостроительного завода. Это Али Якушев, Кумар Юсупов и Кадыр Нюхняев. Часто приезжали те, кто всей душой любит свой родной край. Ребята договорились, что сначала помогут родителям, а через неделю начнут отдыхать: загорать, рыбачить, собирать грибы, если они будут. Через неделю они, забрав снасти, на двух подвесных моторах поехали на рыбалку. Выбрали хорошее место под большим деревом. На берегу они установили лески на сторожках и стали рыбачить. Рыба брала: окунь, тарашка, брала и щука, иной раз и крупная. В следующий раз поехали за грибами, но сколько ни искали, грибов не нашли, а дома сказали, что грибы бывают только в сентябре и октябре. Отдохнув пару дней, опять поехали на рыбалку. Наловили хорошей рыбы и сварили отличную уху. Отдохнув после ухи, решили проверить лески. Когда потянули вторую леску, все закричали: "Большая щука идёт! Уже здорово тянет на дно!" Решили тащить тихо. Взяли две чекушки, чтобы оглушить щуку, а если попала большая - килограммов на восемь - без чекушки её не вытащишь. Когда подвели рыбу к ним, вышла не щука, а севрюга носом вперед. Втроём бросились на севрюгу, взяли за нос, ударили чекушкой по голове и, быстро просунув в рот верёвку, закуканили её. Севрюга была большая - двадцать один килограмм, к тому же икряная. Как делать икру, никто не знал из ребят. Спросили у стариков. Они сказали:
  -- Дедушка Нуруш умеет делать икру.
   Когда икра была готова, накрыли столы, еды было много, но самым вкусным блюдом была икра. Два дня шла пьянка. А сколько было восторга и радости от такой еды, что была приготовлена из севрюги. Это нужно было видеть.
   Этот отдых на родине запомнится на всю жизнь.

Брошенный парк

   День был тёплый, но хмурый. Облака на небе плыли тихо, и, казалось, вот-вот пойдёт дождь. Однако дождь так и не пошёл, а часа через два засветило солнце, а небо стало чистым. Прогуливаясь по улице, мы дошли до старого парка. Мы с другом зашли посмотреть его. Пройдясь немного по парку, мы поняли, что парк этот брошенный. Когда-то он был, видимо, хорошим местом отдыха, а сейчас был не ухожен, весь зарос, местами рос камыш. Скамейки, что служили для отдыха, были поломаны, везде была трава. Чистыми оставались только центральные дорожки. Было много цветов, но они лежали на земле, в грязи. Угасла прелесть бывшей красоты. Теперь парк служит хорошим местом для пьяниц, здесь стал их заповедник. Пьяницы сидели на поломанных скамейках, лежали и спали на траве, играли в карты и везде пили. Здесь пьяницы частенько дрались между собой. Милиция сюда не заходила, и алкашам здесь жилось лучше, чем дома. Здесь они были свободными людьми. Продолжая гулять с Дамиром по парку, мы увидели пьяного мужчину, который еле передвигал ноги. Подойдя к камышу, он снял с себя плащ, постелил его на траву, лёг на него и туг же захрапел. Когда мы выходили из парка, решили посмотреть на пьяного, который при нас заснул. Подойдя ближе к нему, мы перепугались. Он спал на том же месте, но около него лежала большая змея, свёрнутая колесом. Увидев нас, она зашипела и подняла высоко голову. А когда мы шарахнулись от неё в другую сторону, она опять опустила голову и продолжала спокойно лежать, но глаза её были открыты, будто она охраняла пьяного. Вскоре алкаш зашевелился, взял свой плащ, пошёл в камыш по своим делам, и тут же змея уползла в траву.
   Почему она охраняла его, для нас осталось загадкой. Чего только не бывает на белом свете, нарочно не придумаешь.
  

Красота природы

   Утро на земле - это рассвет жизни, это красота природы, которая особенно проявляет себя. Красота полёта птиц, крики их, радость всего живого на земле. А когда восходит солнце - это радуга красоты лучей. Солнце озаряет весь мир живой природы. А сколько просыпается цветов, сияя разными цветами красоты. А какой цветы выделяют аромат, от него появляется лёгкость дыхания. Всё это делает природа, она делает жизнь человека прекрасней. Природа от человека почти ничего не требует, она требует только любить её, беречь её, а она за это всё отплатит с лихвой. В такие прекрасные дни охотники не стреляют в птиц, они наслаждаются их полётами. Когда день подходит к середине, всё переходит в труд, добычу, и природа настраивается на другой ритм дня. А когда начинает вечереть, опять всё приходит в общение с природой. Отдых людей и животных, отдых птиц и мелких зверей. Все, заканчивая свои действия, готовятся к отдыху, развлечениям. Не будь столько прелести в природе, не могла бы жизнь быть такой разнообразной и удивительной. А как поздним вечером завораживает природа всё живое и уносит сон, все заботы в сказочную и отвлечённую даль, отключаясь на время и восстанавливая силы всего живого, чтобы на другой день жить с полной энергией сил и радости и чтобы так, день за днём, шла жизнь, полная радости и счастья.

Строить - не дрова рубить

   Шла большая колонна машин с разной техникой: бульдозеры, тракторы, краны - др. Это шла строительная колонна для работы на новом объекте. Кто знаком со строительством, тот знает, куда они едут и что ждёт их впереди, а ждёт их адский и неблагодарный труд. Единственное, что есть ценного у строителей, это люди -- прекрасные труженики, которые не жалеют друг для друга ничего. Колонна машин шла в далёкую степь. Время на переезд никто не ограничивал, лишь бы доехали, ничего не поломав. Самая большая радость у строителей - это когда построят первый красивый дом, водопровод или ферму, но главное то, чего не было, а вот теперь стало. Это строители ценят. Передвижные механизированные колонны строители называют "цыганским табором". Тресту было дано задание построить на совсем пустом месте в степи десять стоквартирных домов, школу- десятилетку, детский сад, кафе, магазины и кинотеатр. Геодезисты сделали разметки по объектам. Строители установили себе палатки, и начали гореть костры с утра до позднего вечера. Когда строители стали готовить фундаменты под дома, они боялись, что грунтовые воды могут стоять высоко, а это увеличило бы объём труда в несколько раз. Но всё было в норме. Материалы строительные доставляли снабженцы. Во время строительства трое рабочих получили травмы: один сломал ногу и три месяца лечился и ходил на костылях; второй сломал руку, а третий потерял зрение от сварки. Вот так достаётся строительство рабочим-строителям. Уже хорошо обжились, вне плана построили общежитие, а когда закончили строительство городка, стояли дома- красавцы под сдачу. Дома с улучшенной планировкой. Красиво смотрелась школа и кинотеатр. Парк был небольшой, но уютный, и в нём было много цветов, что очень радовало душу. Строители привыкли к объекту, ведь прошло почти три года. Около месяца ушло на сдачу домов и их заселение, а когда все стали отмечать новоселье, строители готовились к отъезду. И опять их ждали грязь, дождь, снег, адский труд.
   Да, сколько сил отдают строители для людей, чтобы им жилось хорошо в домах со всеми удобствами. Кто, кроме строителей, создаёт такой комфорт жильцам? Но народ их недооценивает, и это строителям обидно.
   Их труд вы оцените, когда будете жить, ведь у вас будет всё и тепло, и светло, и красиво. А что ещё человеку надо! Такого жильцу не сделает никто, кем бы он не работал и как бы талантлив не был.

Дворовый пёс

   День был хмурый, но тёплый, безветренный. Галина шла на первое свидание и неслась, как сумасшедшая к новому ухажёру, боялась опоздать. Женщины - народ глупый. Если ей понравился костюм или платье, она теряет свой рассудок, чтобы купить понравившуюся вещь. Что уж говорить о первом свидании. Она так торопилась, что споткнулась и не видела, как из сумки выпал кошелёк. Сзади её шёл дворовый пёс, который подобрал кошелёк и стал догонять Галину. Когда она увидела у пса в зубах свой кошелёк - а в нём было две тысячи рублей - она закричала. Подбежали три мальчика лет по десять. Узнав от неё, что надо отнять у пса кошелёк, стали бросать камни в собаку, разбили её морду. Наконец, пёс выбросил кошелёк. Ребята отдали его Галине. Она проверила деньги, разулыбалась и побежала на свидание.
   Когда Галина пришла на место встречи, парня там не оказалось. Она подождала минут десять и поплелась обратно, уже не улыбаясь. Идти домой ей не хотелось, и она села на лавочку. Через несколько минут к ней подошёл пёс с разбитой мордой. Он смотрел одним глазом. Присмотревшись, Галина узнала в нём того самого дворового пса. "Да ведь это наш дворовый пёс стащил у меня кошелёк, а я попросила ребят избить его. Какая же я дура!"
   Пёс долго смотрел на неё, а потом у него потекли слёзы. Галина расплакалась и попросила у него прощения. Пёсик полизал ей руки, щёку и даже тихонько завыл. Галочка сбегала в магазин, купила ему колбасы и накормила его. С этого дня они стали настоящими друзьями, а осенью она забрала его на дачу и назвала его Верный.
  

Соревнование

   Сидели на берегу сельской речки и от нечего делать стали спорить, кто перенырнёт реку. Нашлись желающие и стали нырять сразу по два человека. Первая пара вынырнула на полреки. Все болельщики на берегу аплодировали. Вторая пара вынырнула немного дальше первой. Овации были дольше. Третья пара настроилась на победу. Они сказали:
  -- Всё равно первыми будем мы!
   Когда они нырнули в воду, все замерли, ждали их выхода из воды у другого берега. Наконец, один вышел у другого берега, а второго не было. Когда прошли минуты, все поняли, что что-то случилось. Сели в лодки, бросили якорьки и стали искать, не стоят ли сети или оханы под красную рыбу. Потом бросили якорьки чуть подальше и вперёд. И тут же зацепили якорьки, а когда подняли, оказалось, что это снасть под красную рыбу. Стали подтаскивать к берегу, и там на двух крючках сидел паренёк. Вытащив труп на берег, повезли его домой. Кто мог предположить, что такое может случиться. Что такое веселье перейдёт в такой страшный траур. Вскоре все покинули берег реки. На другой день на берегу, где погиб Тимофей Заблудин, его поминали. Люди с берега не уходили до самой ночи.
  -- Не всегда спорт кончается добром, - говорили ребята со слезами на глазах.
   Сельчане поставили ему памятник. И это соревнование осталось в памяти сельчан на всю жизнь.

Заснул на лодке

   Тёплый летний день подходил к обеду, небо было чистое, солнце пекло несильно. На берегу играли ребятишки. Здесь же на берегу между лодками рыбаков были лодки три так называемые санки - лодки для детей. Ехать на них можно только одному, малышам можно двоим. Никита - заводной мальчишка - часто проводил время один. Мальчишки не любили с ним играть, он всегда командовал и давал задания - принести то-то, отнести другое. Играя один, он устал и сел отдохнуть на санки лодки и уснул. Лодку, видимо, завязали плохо, а, может быть, забыли завязать вообще. Когда он заснул, она отошла от лодки и поплыла по течению, а так как она не выплыла на середину, её никто не увидел. Проспав часа два, мальчик не мог понять, где он находится. По обеим сторонам дороги был камыш, а он плыл посередине реки. Вдруг он услышал стук мотора, а потом увидел, что навстречу плывет моторная лодка. Когда его подняли на лодку, он объяснил, как он здесь оказался, и его сразу повезли в село. В селе мать уже подняла тревогу, что ребенок утонул. Когда в село пришел баркас и привез Никиту, все село сбежалось благодарить спасителей. Всю команду баркаса привели к отцу Никиты, и село отмечало его новое рождение. После этого одного Никиту гулять на берег родители не пускали. Ведь хорошо, что люди спасли мальчика. Трудно представить, чем бы все это могло кончиться. Не оставляйте детей на берегу реки, это опасно.
  

Соревнование на собаках

   В тяжелые послевоенные годы, развлечения у детей было, абы какое. В основном ребятишки запрягали по одной - две собаки в санки, и катались. Двигали маленькие вожжи, как на лошадях, и катались, а частенько устраивали соревнования на собаках. И это было лучшее развлечение по тем временам. Родители были заняты работой в колхозе, а дети в возрасте шести - семи лет были предоставлены сами себе. Дети больше взрослых любят животных, особенно дворовых собак и кошек. Ну, а если дети нашли общий язык с животными, тут уже их не остановишь. Во-первых, дети кормят дворовых кошек и собак. Они прячут еду в карманах штанов, курток, но друзей накормят.
   В нашем доме жили три мальчика. У них у каждого был дворовый пес. У Коли был Барс, у Феди - Гончий, а у Тимура - Рекс, который во всех соревнованиях приходил первый. Своим собакам они сделали типа уздечек, как делают лошадям и управляли ими, как на своих конях. Своих собак они постоянно учили: бегать по бревну, бегать, кто из псов придет первым. И когда ребятишки подросли, они стали кататься вечером на собаках и соревноваться, кто придет первым. Их гонки стали замечать сельчане. Тогда они стали ходить на школьный двор и там проводить соревнования. Чемпионом был Тимур со своим Рексом. Однажды в воскресенье школьный двор был пустой, и ребятишки выгнали своих рысаков на пробежку перед стартом, чтобы начать соревнование. Рекс бросился вперед, и побежал не по кругу, как обычно, а, увидев дыру в металлическом заборе, побежал через нее. Выскочив на улицу, Рекс с Тимуром побежал посреди улицы, вдруг из-за поворота выехала машина, и Рекс с Тимуром попали под машину. Шофер сделал, что мог, но избежать аварии не получилось. Шофер, погрузив Рекса и Тимура, повез их сначала в больницу, а потом Рекса в ветеринарную лечебницу. Рекса перевязали, сделали укол, и шофер привез его домой. Тимуру досталось больше, но через две недели Тимура выписали из больницы. Утром тройка собралась вместе: "Ну что, ребята, будете еще устраивать гонки на своих рысаках?" - сказал физрук школы. "Конечно", - сказали ребята. Вот через две недели будут соревнования.
   "Ну, орлы, с вами не соскучишься", - сказал физрук школы.

Плыли по течению

   Рыбаки - народ беспокойный, поздно ложатся, рано встают, до восхода солнца. Обработав порядки, Сергей и Игорь, загрузив из кутцов рыбу в лодку, поехали на приемку сдавать рыбу. Пока сдавали рыбу, посмотрели на часы, пора готовиться к обеду, а они еще не завтракали, а это у рыбаков бывает часто. "Давай сварим уху, пока плывем по течению и заодно пообедаем", - сказал Сергей. Когда обед закончился, Сергей предложил отдохнуть. Лежа на лодках, Игорь заметил что-то плывущее, непонятное. Когда подъехали ближе, то увидели в воде, какой-то круг. Когда хорошо рассмотрели, Сергей сказал: "Я видел такой аппарат в армии, это мина для взрыва судов и подводных лодок". Они тихонько подъехали и подвели этот шар под кундрачок, чтобы не было его видно. На другой день рано утром поехали на приемку и по рации связались с военкоматом и сообщили о находке. Их просили задержаться до приезда специалиста. Через три часа пришла шлюпка, в ней были два взрывника. Они осмотрели мину, ребят отправили в укрытие, а сами стали заниматься разминированием. Возились они с нею долго, часа четыре, а как обезвредили ее, положили в шлюпку и увезли. Подполковник поблагодарил Сергея и Игоря за находку: "Спасибо вам, ребята - ведь могли погибнуть люди ни за что".
  

Друг Шарик

   Жил дед Матвей Матвеевич со своим неизменным другом Шариком. Взял его к себе Матвей, когда он был маленьким, сразу, как он остался один без жены. Она его оставила, когда ему было, как и ей, шестьдесят лет. И вот уже больше двадцати лет живет Матвей со своим другом Шариком. Жили они очень дружно, пили и ели за одним столом и даже спали в одной кровати. Жили они в землянке у берега реки. Часто сидели на берегу, удили рыбу, которой кормили кошек и собак. Землянка всегда была с гостями. Старики любили к ним ходить и вели себя как хозяева, приносили закуски, накрывали столы, а дед с Шариком только следили за порядком. Старики играли в карты, домино и даже в шахматы. Играли до утра. Так Матвей Матвеевич с Шариком прожили больше двадцати лет. И вот в одно утро Матвеевича не стало, а Шарик стонал, и слезы лились из его глаз. Землянка осталась старикам, они также играли в свои игры. На девять дней пошли помянуть Матвеевича на кладбище. Когда пришли на место, Шарик лежал на могиле Матвеевича, но не дышал. "Да", - сказали старики, - "Не под силу Шарику была эта утрата, не мог он без него жить". "Да", - сказали старики, - "Это был самый преданный друг".
  

Цыган из табора

   Откуда он появился в деревне, никто не знал. Парень среднего роста, очень похож на цыгана, говорил хорошо по-русски. У него была лошадь, где он ее взял, никто не спрашивал. Придя в село, он жил в палатке, как и другие рыбаки, что приезжали на два - три дня порыбачить. Прожив больше месяца, он стал искать себе жилье. Нового жильца, что приехал, звали Джуан. На конце села жил старичок, к нему приехал сын и забрал его к себе, а свой домик дед бросил, и до сих пор в нем никто не жил. Вот эти хоромы и предложил Джуану председатель сельского совета. Джуан был очень доволен, ему нужна была прописка, а жилье дело поправимое. Как-то днем зашел к Джуану председатель сельского совета и велел ему прийти в сельский совет. Джуан быстро собрался, и они пошли.
  -- Ну, вот, - сказал председатель, - давай из тебя сделаем гражданина нашего села. Ты уезжать не думаешь?
   -Да вы что? Я вам благодарен, что вы так по- человечески со мной поступили.
   -Зовут меня Буйнов Семен Захарович, а теперь расскажи нам, откуда ты и как ты у нас оказался с лошадью?
   -Отец мой, Друхленко Дуалет Григорьевич, по национальности цыган, с матерью разошлись уже пять лет. Отец из табора ушел. И уехал в другой город, но куда, я не знаю. Я остался с матерью, она вышла замуж или просто сошлась и убежала из табора. А я остался один. Взял лошадь отца и поехал по селам. Мать у меня была русская, звали ее Тамарой Ивановной. Когда приехал к вам, мне понравилось лучше всех. Я и подумал, поживу, если люди хорошие, останусь навсегда.
  -- Ну, вот и хорошо, сколько лет тебе? - спросил Семен Захарович.
  -- Да вот с нового года пойдет двадцать первый год.
  -- Профессию имеешь?
  -- Да, - сказал Джуан, - слесарь, плотник, а главное я хороший кузнец.
  -- Это хорошо, - сказал председатель, - такие специа­листы нам очень нужны. Может, тебе дать аванс? Как у тебя с деньгами?
  -- Пока не надо, а там посмотрим. Большое спасибо!
   Джуан предложил сделать для сельчан мастерскую, где
   бы занимались плотники, слесари, маляры - штукатуры. А сельчане будут им давать заказы, кому забор поставить, кому лодку сделать, кому дом подремонтировать, а то на некоторые дома страшно смотреть. Придя домой Джуан подумал: "Зачем я буду восстанавливать брошенную хату, когда я могу ее внутри привести в порядок: кровать, постель, посуда, а через год, если дело пойдет хорошо, потихоньку буду готовить строительство под дом, ведь надо будет заводить семью. Не будешь же всегда один, да род свой надо оставить!"
   Как построили мастерскую, люди взялись потихоньку восстанавливать кухни, амбары, заборы, ремонт крыш, у всех развалины. Заработала кузница, которую открыл Джуан, а через год сельчане уже привели необходимое в порядок. Мастерской руководил Джуан, и надо сказать, что порядок был полный. Летом Джуан с друзьями сделал разметку двора и план дома, который он мечтал заложить в конце года. Заказов в мастерскую шло столько, что пришлось брать еще одну бригаду, особенно нужны были строители. Мастерская давала хороший доход, и сами сельчане были очень довольны, их дома стали принимать хороший вид. К Джуану люди очень тянулись, у него было, чему поучиться, он был настоящий мастер на все руки. Весной Джуан с друзьями по вечерам и выходным дням стали строить новый дом. Через год дом с двором и молодыми деревцами был готов. Дело было за невестой. Джуан давно присмотрел девушку, но не встречался. И он решил: " А что, если я увижу ее и предложу ей руку и сердце. Но если откажет, на ней свет клином не сошелся, найду другую." А когда встреча состоялась, Рита была очень удивлена, она не знала его раньше. Рита сказала: "Я пойду за тебя, но если что не так, за все будешь отвечать ты, Джуан." И сельчане стали готовиться к свадьбе, которая будет длиться всю неделю.

Моряки

   Плавали три друга на одном судне. Это капитан Еремин Захар Иванович, помощник капитана Зуев Данил Демьянович, и механик Заикин Матвей Захарович. Судно у них было почти новое, восемь лет, как вышло с завода, так называемый сухогруз. Он был предназначен для перевозки грузов за границу и обратно с их грузом в Россию. Работали дружно вместе, а вот дружбы между семей не было, да и на судне никогда не говорили о домашних делах. Сидя у себя в капитанской каюте, Захар Иванович подумал: "Почему я и мои друзья никогда не говорили о своих семьях, хотя между собой живем дружно". Как-то стояли они на разгрузке в Польше, и у них было три свободных дня.
   Капитан накрыл стол и пригласил друзей. Когда хорошо выпили, капитан сказал: "По-моему, мы неправильно живем, не по-людски", "А почему?" - сказали друзья. "Ну вот, посудите сами, сколько лет мы работаем, а не знаем семей друг у друга". Данил сказал: "Давайте с меня начнём. Я женился в двадцать семь лет, а через восемь лет разошлись, детей не было, в основном из-за них и разошлись. А дело было так, я плавал на очень старом судне иногда из-за ремонта приезжал домой. Приезжаю я домой, жены дома нет, обзвонил всех подруг, её нет. Подождал до двенадцати ночи и лег спать. А к утру, часов в пять, она явилась, стала врать, что была у подруги, а когда я сказал, что она у неё не была (я ей звонил), она стала заикаться. Я ей сказал: "Если хочешь остаться живой, говори честно!" Ну, она и созналась, что у неё есть любовник. Друзья посоветовали развестись и жениться, зачем из-за такой шалавы еще срок отбывать. Я так и поступил. А со второй женой живем прекрасно, у нас сын Сашок восьми лет. Жена ни по кафе, ни по ресторанам не ходит. У нас свой дом, во дворе большой огород, вот они с сыном и трудятся в свободное время, это очень хорошо. Ну, а теперь, ты, Матвей расскажи про свою жизнь".
   "Да мне рассказывать нечего, женат я двенадцать лет. У нас сын и дочь. Сыну десять лет, а дочери семь лет. Сын Василий и дочь Галочка меня очень любят. С женой живем очень хорошо. Она женщина умная и порядочная. Ничего, кроме хорошего, сказать не могу. Я счастлив, слава Богу!" "Ну, теперь я расскажу о себе,- сказал капитан. Женат я восемь лет, детей жена не хочет, любит очень деньги, хорошо одевается и всегда её тянет в ресторан, в гости, дома сидеть не может. Работает главным бухгалтером в одной конторе, сколько денег не даю, сама получает и все ей мало, прямо помешана на деньгах". "Знаешь что, капитан, тебе надо её проверить,- сказал механик Матвей. - Давай в этот рейс не пойдешь, возьми десять дней в счет отпуска и проверь её. Где она бывает, с кем общается, кто подруги. Можешь пожить в гостинице два-три дня".
   Капитан послушал совет механика и не пошел в рейс. Живя в гостинице, он пришел в ресторан в парике и гриме и увидел жену с мужчиной. Он сел за их столик. Посидев, они сказали: "Нам надо домой, пора спать". Придя в гостиницу, он поставил бутылку коньяка и как мог, накрыл стол. "Ну, а сейчас посижу и спокойно все обдумаю". "Ну, что скажешь, Захар Иванович, теперь ты понял, что за тварь твоя жена". Завтра суббота он уйдет из гостиницы домой и послушает, как жена начнет ему лапшу на уши вешать. Открыв ключом квартиру, он заметил такой беспорядок, как будто здесь был вечер танцев или большая попойка. Часа через два они заваливаются с другом, что был с нею в ресторане. Когда жена увидела его, у нее от страха даже челюсть свело, она не могла говорить. Его он схватил за горло и стал душить, а когда он захрипел - Захар отпустил его, а когда он отдышался, он вывел его в подъезд и спустил с третьего этажа. Когда он спустил мужика, придя в квартиру, сказал ей: "Дорогу сюда забудь, а если придешь - живой отсюда не выйдешь. Поняла, шлюха поганая!" Вот и объяснились три друга о своей личной жизни.
  

Думали - погибла

   Рыбацкие сёла нашего Понизовья раньше садоводством и огородством не занимались. Единственное, что они сажали, это картофель на бахчах. Иногда у берега сажали по несколько грядок помидор, для посола на зиму. Солили бурые и зелёные помидоры. Так как созревать они не успевали, сажали после полой воды, и пока вода вся не
   сойдёт, чтобы земля, просохла, чтобы можно было копать под картошку. Сажали по пятнадцать-двадцать вёдер, не больше. Как правило, урожай давал по десять-двенадцать вёдер с ведра. Иногда меньше или больше. Посадили картофель, как всегда, до Петрова дня, взошел хорошо, рос бурно, через две-три недели - первое подкучивание, через две - три недели второе подкучивание и цветение.
   Но вот после цветения подул ураган, всю ботву снесло, как после покоса, под самый корень. Ботву сгребли граблями. "Ну вот, - говорили сельчане, - и собрали урожай". В начале октября пришли перекапывать землю к следующему году. Стали копать - грядки были полны картофелем. Такого урожая еще не знали. Каждое ведро посаженного картофеля дало пятнадцать - восемнадцать ведер. Все сельчане были удивлены и об этом только и говорили. Договорились на следующий год в это время скосить всю ботву у части участков, узнать что будет. А когда пришло время, забыли, стали ссылаться друг на друга. А через год совсем забыли.

Жить хотят, не работая

   День был очень жарким. Походив по берегу реки, Матвей решил поехать на пляж. Добраться на пляж - только переехать на пароме через реку, и пляж в твоем распоряжении. Пройдя по пляжу метров двести, у большого дерева, сидели два парня, и пили за маленьким столиком пиво. Попросив разрешения, Матвей присел к ним, и они разговорились, познакомились. Одного звали Яков, другого Сергей. Они предложили распить бутылку водки. Матвей спросил: "Где они работают?". Они сказали: "Где больше платят". "Да я тоже - где больше урву не работая". "Оказывается, мы одной профессии и значит, мы найдем общий язык", - сказал Яков. Когда добавили еще бутылочку на троих, разговор оживился, Яков сказал: "Теперь работаем вместе, и вы подчиняетесь мне, я у вас старший. Теперь все слушают меня, завтра в десять утра встречаемся здесь на пляже, вот за этим столиком".
   Встретились, как договорились. Выпив по сто пятьдесят и по бутылке пива, поехали в город. Яков сказал: "Сейчас поедем на одну заправочную, берем кассу". Место там глухое. Работает одна девчонка. Поставив свою шестерку в сторонке, вечером легко ограбили кассу. Сумму взяли небольшую, но двадцать тысяч за вечер не заработаешь, "Верно, я говорю",- сказал Яков. "Каждый успех вселяет больший успех на будущее, но, а это потом, а сейчас неделю царствуем, гуляем". Поработав в городе, взяли еще две кассы и поехали на периферию. В сельской местности они только осматривали обстановку, погуляв там немного, вернулись в город. Когда они возвращались в город на своей шестерке, их внимание привлекла заправочная на окраине села. Приехав засветло, машину поставили у дороги в сторонке. Взяв приличную сумму, они покинули город и поехали отдыхать в Сочи, а перед этим они месяц гуляли, пока не кончились деньги. В Сочи, они отдыхали и ни в какие дела не лезли. Как-то сидя в баре, Матвей сказал: "А знаете, почему нам везёт? Потому что мы не жадные на деньги, пока их мы не потратим, никого не грабим, а если бы нам повезло взять большую сумму, мы, может быть, занялись чем-то другим".
   Однажды они встретили машину, у которой рассыпалось колесо, все трое охранников занялись ремонтом, а наша троица заметили, что эта машина везла деньги. Они быстро сработали и, взяв сумку с большой суммой денег, стали убегать. За ними погнались, но они заехали в лес и спрятались, а машина, что гналась за ними, проскочила, это их и спасло. Успех, который им фартил два с половиной года, дал им уверенность в их работе. Они уехали отдыхать в Ялту, а как хорошо отдохнули, вернулись на работу. Но когда стали брать кассу в ресторане, им не повезло. Забрав кассу, у выхода их остановили милиционеры с автоматами Калашникова. И тут им пришлось, поднять руки вверх. Суд вынес решение - пять лет общего режима, учитывая первую судимость, на что Яков сказал: "За всё надо когда-то платить. Вот когда выйдем из тюрьмы, тогда поговорим, а пока до свидания". Яков закурил сигарету.
  

Вороны

   Я люблю птиц всех видов, но есть один вид, который я ненавижу - это вороны. Казалось бы, эта птица живет среди людей, а зимой выживает за счет их и такая неблагодарная к людям. Мне несколько раз приходилось, когда идешь один, неожиданно налетают две-три вороны, срывают головной убор и пытаются клюнуть в голову своим тяжелым клювом. Брось в них два-три камня, и видишь как, отлетают. Однажды я шел по аллее, где с обеих сторон стояли высокие деревья. Вдруг с них слетели три вороны и начали кружить у меня над головой. Когда они сняли с меня шляпу, я бросился за палкой или камнем, но близко ничего не было. Почуяв, что я отбиваюсь голыми руками, они стали наносить удары, а минуты через три у меня всё лицо было в крови. Они клевали меня в шею до тех пор, пока я не достал сухую палку у дерева. Когда я их отбил, было всё лицо в крови, я услышал крик парня метрах в пяти-десяти от меня. Пока я к нему подбежал, он лежал на земле, у него был поврежден глаз. Наконец, появилась машина, остановив её, шофер повез парнишку в больницу. Подошли люди, человек пять, сделали мне перевязку и увезли домой на мотоцикле. Когда я пришел на следующий день в больницу, пареньку сделали операцию и сказали, что глаз удалось спасти. После нанесения нам с пареньком таких ран я стал просто ненавидеть этих птиц. Я часто встре­чался с воронами, но такое со мной и парнишкой было первый раз. Теперь я их буду ненавидеть всю жизнь.
  

Подруги

   Самая крепкая дружба бывает, когда заканчивают одну школу или учебное заведение; техникум или институт. Две подруги жили рядом на одной улице. В школу с первого класса ходили вместе. Окончив школу на "четыре" и "пять", Рита и Лена стали думать, что делать дальше. И та и другая материально жили плохо, а как же, если поступать в институт, что будут одевать. Ведь в институт как в школу не оденешься "Родители нам все новое не в состоянии купить, а, значит, надо нам с годик поработать, а затем поступать". Рита и Лена решили поступать в пединститут, но после того, как они год отработают на производстве. Отдохнув месяц после школы, пошли искать работу. Оказалось, это не так просто - выбрать работу, чтобы нравилась, хорошо платили, и не была такая тяжелая. Соседки девочек посоветовали идти на рыбзавод. Работа не легкая, но платят хорошо. "Годик поработаете, ничего с вами не случится. Мы уж по пять-семь лет отработали и, как видите, ничего". Поработав полгода на заводе, Рита и говорит Лене: "А что мы с тобой, кроме библиотеки, никуда не ходим, даже на танцы?" Правильно! - сказала Лена,- хочешь поступить в институт, выбрось из головы все развлечения, в том числе и танцы. Вот когда поступим, тогда и будем ходить в институт. На вечера, на танцы, а сейчас, Риточка, нам не до танцев". Через два месяца после этого разговора Рита не пришла в субботу в библиотеку, не появилась она и в воскресенье. В понедельник Рита сказала, что была на танцах, и вообще будет считать себя свободной, куда хочет туда и пойдет. Лене с Ритой из-за библиотеки часто ругались, потому что Рита пропускала подготовительные занятия по субботам и воскресеньям, где они занимались по целым дням. Среди недели времени не было. Приходили с работы поздно, очень уставали. Так что выручали только выходные. Рита с Леной часто ругались из-за пропусков подгото­вительных занятий, и в конце концов сильно поссорились. Рита не приходила три недели на занятия в библиотеку, тогда Лена пошла к родителям Риты. После этого Рита не стала разговаривать с Леной на работе, а Лена несколько раз хотела поговорить с Ритой, но она сказала, что не хочет иметь такую подругу, которая все время всё передает её матери. Это разве подруга?
   В мае Лена уволилась с завода. Все заработанные деньги мать её сберегла, купила ей все необходимое. Лена была очень довольна. Теперь она будет одета не хуже других. Лена занималась день и ночь, и, честно говоря, в душе Лена довольна собой, что подготовилась к вступительным экзаменам добросовестно. Они с девочками достали экзаменационные билеты прошлогодние, ну, хотя билеты будут другие, но как-то успокаивала, что будет что-то близкое к прошлогодней программе. Экзамен Лена сдала: на четыре один предмет и три предмета на отлично. Рита сдавать в институт не стала. После экзаменов Лена побывала у мамы Риты, где мать пожаловалась, что Рита научилась пить водку и курить. Мать плачет, говорит: "Не знаешь, что с ней делать".
   Лене было жалко подругу, она знала, что Рита была хорошей девочкой, а вот новые друзья довели её до нехорошего. Что, значит, пить и курить - для девушки это значит жди беды. При встречах на улице Рита могла только хвалиться, как они гуляют, а Лену это совершенно не интересовало, и они не находили общего языка и быстро разошлись. У Лены в институте появилось много новых подруг, а две подруги Галя и Женя стали такие близкие, как когда-то была Рита. Лена всё свободное время проводила в институте, она играла в волейбол, бегала марш-броски на один, три километра и часто занимала призовые места. Однажды вечером в городе
   Лена встретили Риту и просто не узнала её. Она посмотрела, от, неё несло перегаром и, видимо, наркотой, очень неприятным чем-то, лицо было какое-то бессмысленное. Лена сразу поняла, что говорить с Ритой бесполезно. Они распрощались и договорились встретиться у Риты дома. Когда они встретились дома. Рита сказала: "Ну, Леночка, института мне не видать, подруги, что поначалу мне рисовались порядочными, оказались все шлюхи и пьяницы. А вот сейчас и я стала такой, я сделала аборт. Мама, конечно, не знает. А самое страшное, я колюсь наркотиками, в общем, сгубила свою жизнь сама добровольно".
   Лена рассказала своей матери, и они пошли к матери Риты. Риту положили в больницу, где она лечилась три месяца, а выйдя из больницы, встретила своих друзей и снова стала принимать наркотики. Рита каялась, плакала, но ничего не могла сделать с собой. Родители Риты нашли дальних родственников в Германии и договорились отправить её лечиться. Пролечилась она три с половиной месяца, вернулась назад, вроде стало лучше, пришла в себя. Но прожив месяца два, опять встреча со старыми друзьями, и всё стало повторяться. Вскоре Рита заразилась венерическим заболеванием, и дело приняло катастрофическое положение. Мать Риты сходила с ума, она не знала, что ей делать и готова была наложить на себя руки.
   У Леночки было всё хорошо, она была на втором курсе, училась почти на одни пятерки. На третьем курсе Леночка на новогоднем вечером познакомилась с юношей с пятого курса их института. После окончания Андреем института Леночку, студентку четвертого курса, просватали, а осенью сыграли свадьбу. Лена часто рассказывала Андрею, как за четыре года её лучшая подруга, стала самой плохой во всех отношениях, на день победы Рита встретила своих подружек, и они увели её в свою компанию. Домой ночью она не пришла, не было её и утром. Не находили её как раньше, когда она валялась где-то окуренная или пьяная. На этот раз было страшнее. Риту нашли мертвой. Лена сильно плакала. "Да, не уберегла я тебя, разве я знала, что ты дойдешь до этого?" Да, если бы вы знали, какая эта была девушка, разве можно было представить, что за четыре года из золотой девушки выйдет шлюха, наркоманка. И всё это благодаря друзьям поддонкам. Лена не могла простить себе, что не смогла уберечь подругу. Когда она уходила с кладбища она сказала: "Этого я себе не прощу никогда".

И так бывает

   Три подружки жили на одной улице, недалеко друг от друга. Все трое работали на швейной фабрике, но в разных цехах. Главой их тройки была Вильда, она была старше их на два года. Ане и Наташе было по двадцати одному году. Кроме работы они ничем не занимались, жили с родителями. Вечерами увлекались танцами, похаживали и в кафе, но пили в меру и никогда пьяные домой не приходили. Да видимо, и родители следили. Ведь с девочками всё может случиться, за ними нужен глаз да глаз. Однажды, сидя в кафе, Вильда сказала:
  -- Девчата, давайте подрабатывать, ведь на зарплате далеко не уедешь.
  -- А как это - подрабатывать? - спросила Аня.
  -- А очень просто! Когда будем знакомиться в кафе или на танцах, профессию свою говорить не будем. Я буду главным врачом поликлиники, а вы - учителями: одна - русского языка, вторая - физики. Ходить будем вместе, кавалеров будем подбирать только богатеньких, ведь мы все красивые, парни нам ходу не дают. Сами за собой мы должны следить, пить будем только шампанское и маленькими глоточками, но следить за ухажёрами. Если они тоже будут мало пить, то втихаря им подсыплем в водку сонные капли. Ребят будем обчищать, и бросать там, где они засну.
   Предложение Вильды понравилось девочкам. В сле­дующую субботу они пошли на танцы. Потанцевали, присмотрелись к ребятам, а к концу танцев выбрали парней, познакомились с ними. А расставаясь, договорились в среду встретиться в кафе на улице Народной. В кафе время провели хорошо. Ребятам девочки понравились, ведут себя очень культурно, пьют очень мало. С такими девочками приятно проводить время.
   В следующее воскресенье пошли в ресторан. Ребята знали своих девочек, вели себя спокойно, не стеснялись. В ресторане сидели долго, ребята понабрались. Девочки не зевали и взяли неплохой куш. Вильда их предупредила:
  -- Берём два-три раза и парней бросаем, ищем других.
   Недели две они не встретились, потом созвонились. Вильда нашла какую-то бабку, и у нее устроили гулянку. Бабки долго не было, и кутили до утра. Когда утром стали похмеляться, только у одного остались деньги, а кого спрашивать, когда никто ничего не помнит. Помимо того, что они были пьяны, им еще и подсыпали снотворного, и они совсем вырубленные стали как убитые.
   Девочки хорошо нагрели ручки, но пора было им смываться, пока парни ничего не поняли. "Да, девочки, - сказала Вильда - пора менять ребят".
   Девчата накупили себе шмоток, нашили модных платьев, костюмов и пошли всей тройкой в хороший ресторан. Что хорошо, Вильда никогда не спешила. Они весь вечер танцевали с парнями, знакомились, но не одна не пошла с парнем. Из ресторана они все трое поехали домой вместе. Когда они стали расходиться по домам, Вильда сказала: "Девочки, в следующую субботу идем в ресторан, опять туда же, знакомиться только с моряками, которым скоро выходить в море и желательно с одного корабля". Поняли все? - "Что непонятно, поймете потом".
   В следующую субботу красавицы пришли опять в тот же ресторан. Моряков было много, в основном были офицеры. Гулянка шла пышная, шампанское лилось рекой. Наши девочки выбирали себе парней. Спрос на девочек был огромным, потому что офицеры в основном были с женами, а неженатым офицерам не хватало женского персонала, нашим девочкам не давали покоя. К уходу из ресторана они похватали по офицеру и разошлись по домам. Их задача уговорить ребят погулять дома. В таких случаях говорим - отмечаем у подруги день рождения или какую-нибудь дату. На другой день договорились с квартирой и назначили день встречи. Пили моряки всю ночь, все перепили, в конце приняли сонных капель и до десяти часов утра спали крепким сном. Улов был взят неплохой. На следующую встречу не пошли. Вильда сказала: "Надо подождать, не наследили ли где".
   Вскоре у Анны пришел с армии друг, и Анна сказала, что выбывает из игры и скоро выйдет замуж. Наташа с Вильдой не стали находить общего языка, и вскоре Наташа тоже ушла. Вильда вечером долго думала, сначала хотела найти себе новых подружек, потом решила, зачем они мне нужны, я одна справлюсь, одной меньше надо, а опыт у меня есть. Вильда решила: "Найду богатого мужичка, обчищу его, потом уеду в другой город, найду себе мужа и брошу заниматься этим делом". Она пошла на фабрику, подала заявление на увольнение и решила недельки три отдохнуть. Деньги у нее были, работу искать не спешила. Приехав как-то на железнодорожный вокзал, к ней подошел мужчина, только что сошедший с поезда и спросил, как найти гостиницу? Вильда сказала: "Я могу показать и помочь устроиться в гостиницу. У меня там работает соседка по квартире. Ну, отдыхай с дороги," - сказала Вильда - "а я завтра к тебе зайду, я сейчас временно не работаю". "Хорошо, - сказал Андрей, - до свидания, до завтра". Встретившись с ним два раза в гостинице, она узнала, что он приехал решать финансовый вопрос. Покрутилась она около Него неделю он получил большие деньги и решил кутнуть с Вильдой в ресторане гостиницы. Они кутили три дня. Вильда, как всегда слегка выпивши, всегда при себе и при уме. На третий день перед отъездом Андрей говорит: "Вильда я должен купить тебе хороший подарок, но где и что купить, не знаю. А что если я дам тебе деньги и ты сама себе купишь? А это сколько нужно времени потерять пока найдешь что тебе нужно". "Хорошо, - сказала Вильда, - я сама куплю, что мне нужно, если денег хватит". "Хватит, - сказал Андрей, - пятьдесят тысяч хватит?" "Да ты что, Андрюша, такие деньги?" "Вильда, а ты знаешь, что я холостяк? Не хочешь ты выйти за меня замуж?" "Андрей, ты серьезно говоришь?"- сказала Вильда. "Да, конечно, а что нам мешает, ты что замужем разве?" "Что ты говоришь, Андрюша, я одна, правда у меня есть родители, и младшая сестра семнадцати чет кончает школу". "Завтра я уеду в Питер, как приеду, решу квартирный вопрос и позвоню тебе". Андрей уехал,л Вильда ждала два месяца ни слуха ни духа, на телефон, что дал Андрей, не отвечали. В субботу Вильда захотела сходить в кафе. Вдруг зазвонил дверной звонок. Вильда открыла дверь и не поверила своим глазам. Стоял Андрей, и с ним стояла пожилая женщина, это была его мать. Вскоре Вильда вышла замуж, и они втроем уехали в Питер.
  

На охоте

   Сережа с детства был заводным парнем. Он никогда не сидел на месте. Он ездил на мотоцикле, на моторной лодке, никогда не был без дела. И главное, всё делал в одиночку. Он входил в какой-то азарт, только ему понятный. Дело было осенью, шёл октябрь. Погода стояла хорошая, и Серёжа решил съездить на охоту, поохотиться на кабана. Все нормальные люди охотятся на кабана вдвоем, втроем, а Сережа всегда один. Он сел в шлюпку, завел подвесной мотор, оттолкнулся от берега шестом и дал газу. На место охоты он приехал часа в два дня. Проверил свои боеприпасы, зарядил двуствольное ружье и пошел в камыши, в места, где гуляет кабан. Походив часа два, кругом тишина, немного устал и присел на погнутую толстую ветку и минут через десять вздремнул.
   Когда открыл глаза, впереди, метрах в сорока стояла какая-то глыба. Ничего не поняв, он поднял ружье и ударил из двух стволов. Глыба очень тихо стала шевелиться, как бы переминаясь с ноги на ногу. Перезарядив ружье, он опять выстрелил из двух стволов. Сделав еще два дуплета, Сергей решил подойти ближе к глыбе. Когда осталось метров десять до глыбы, она упала. Подойдя ближе, он увидел чудовище - кабан, каких не видел никто. Бросаться в стороны от стрельбы он не мог. Брюхо у него возилось по земле, а ноги были маленькие и толстые, как чурбаки. Глаза кабана были почти закрыты, здоровяк истекал кровью, которая текла со всего тела, особенно из головы.
   Когда Сережа убедился, что кабан убит, он решил несколько минут отдохнуть, после чего пошел на лодку, взял острый тесак, который он брал всегда на охоту. Он стал рубить мясо, что бы хоть какую-то часть унести домой, а то может напасть стая волков и съесть свежего кабана. Кабан, когда падал упал на бок, так что половина тела была доступна рубке. Сергей сначала порубил заднюю ногу, потом переднюю, а потом стал таскать огромные куски мяса в шлюпку. Натаскав и уложив мясо в шлюпку, он завел мотор и тронулся в путь домой. Вечерело, солнце только что село, шлюпка сидела грузновато, но мотор протаскивал хорошо.
   Домой Сергей приехал часов в десять вечера. Пригласив двух друзей, они быстро перетаскали мясо в амбар до утра и сели обмывать кабана, а Сережа стал рассказывать, что это была за охота. Ребята еще не совсем представляли размеры кабана, а утром взяли еще шлюпку и на двух шлюпках поехали на место охоты. Кабан лежал не тронутый после Сергея. Одна голова была килограммов сто пятьдесят. Разделав кабана и перетаскав его в шлюпки, друзья тут же стали обмывать Сережину охоту. Кабан, если все взвесить, был килограммов шестьсот, не меньше. Таких кабанов охотники не встречали. Нечасто такие особи попадаются на охоте.
   А кличку Сергею дали после такой охоты "Чемпион по кабанам", которая осталась на всю жизнь.

Агроном

   В низовьях Волги очень много красивых мест и многие поселения красиво в них вписываются. Вот и этот совхоз, был расположен на берегу большой реки. Река была судоходная. На реке всегда было красиво. День и ночь по реке ходили суда, а на берегу реки было многолюдно. Совхоз занимался сельским хозяйством. Они выращивали много картофеля, капусты, помидоров, огурцов, лука, моркови, свеклы, баклажанов.
   В садах было много деревьев: яблоки, груши, сливы, продавали и фрукты. Совхоз занимался животноводством, имел две молочные фермы. Совхоз был большой, везде требовались рабочие руки. Единственное, чего не было в совхозе -- это арбузов. Много раз об этом поговаривали, но с места дело не трогалось. Как-то к дальним родственникам приехал мужчина, уже пожилой, как потом выяснилось - пенсионер, вот уже второй год на пенсии. Он овдовел и вот приехал в совхоз посмотреть, как здесь живут. Места здесь очень красивые, просто уезжать не хотелось.
   Пенсионер, который отдыхал в совхозе, был бывший агроном, звали его Иван Петрович. Отдохнув две недели, окончательно решил остаться у них, в совхозе. Он пришел к Звонареву Сергею Сергеевичу - председателю совхоза - и сказал, что хочет остаться у них, в селе. Сергей Сергеевич, когда услышал просьбу Ивана Петровича, с удовольствием его выслушал, а когда узнал, что он агроном, был очень рад. Дело в том, что в совхозе был агроном -- молодая девушка, но она с полгода как приехала в совхоз после института, была пока не опытной и только познавала азы агрономии. Сергей Сергеевич сказал, что у него есть свободная должность тракториста. "Вот я тебя возьму на эту должность, а работать будешь агрономом, с Галочкой, так зовут нашего агронома, ей всего двадцать три года". Жила она в городе, с сельским хозяйством дела не имела, поэтому ей трудно, но за год - два Иван Петрович сделает из нее прекрасного агронома, девочка очень способная. Через месяц, как только Иван Петрович ознакомился с хозяйством, Сергей Сергеевич вызвал его в управление совхоза. "Иван Петрович, ты с арбузами когда-нибудь имел дело, а то мы много лет собираемся посадить хоть для совхоза, для себя и все откладываем, потому что у нас никто и никогда не занимался ими".
   Обговорив обо всем, о посадке арбузов, а дело было в сентябре месяце, Иван Петрович попросил председателя совхоза, чтобы ему охотники наловили десятка два маленьких волчат. Когда привезли волчат, Иван Петрович выбрал им место, плотники сделали семь домиков и расселили их по три волчонка в домик. Иван Петрович вместе с Галочкой занимался обучением волчат. Секрет обучения волчат остался тайной, но когда летом арбузы дали плети, волчата стали гулять по арбузной плантации и никуда дальше не уходили. Домики их были набиты мягкой, сухой травой, и в домиках было волчатам всегда тепло.
   За семенами арбузными Иван Петрович ездил куда-то сам. Когда стали убирать первые арбузы, все были удивлены, какие вкусные арбузы. Арбузы были большие, меньше трех килограммов не было, а в основном пять-шесть килограммов, а иногда десять-двенадцать. Семян в арбузах было мало, по пять, десять семян в арбузе. О вкусе арбузов слух облетел весь район, а как узнали, где они растут, быстро нашлись желающие легкой наживы. И вскоре появились ночные съемщики, но когда они вышли на плантацию, где лежали снятые кучи арбузов, гостей, встретили молодые волки. Они оцепили их вокруг, и воры стояли в кругу, пока не приехали хозяева арбузов.
   Желание приобрести таких охранников появились у многих, но никто не знал, сколько нужно вложить труда, чтобы иметь такую охрану.

Мальчик из детского дома

   Сколько талантов пропадает в нашей стране у детей, которые со дня рождения попадают в дома ребёнка, детские дома. Дети с малых лет, как только они понимают жизнь в той детской жизни, у детей главное - это мать и отец. Да и в процессе воспитания никто не заостряет его внимания на том, кем он будет. А это много значит для ребёнка. Он хочет познать, что ему предлагают, а уж потом, когда он будет взрослым и будет всё понимать, сравнивать, вот тогда он сделает свой выбор. К сожалению, в детских домах этим никто не занимается. Их не направляют, не знакомят с видами труда, которые могли бы пригодиться для выбора профессии. И только если подростку повезёт, он может попасть в хорошие руки, где талант его, если он есть, не пропадёт.
   Шёл паренёк вечером по набережной, молодой, лет семнадцати, шёл не спеша, внимательно смотрел по сторонам, на прохожих. Два парня, шедшие впереди, обратили на него внимание. Они подошли к парню, познакомились. Одного звали Василием, другого
   Семёном, паренёк представился им Андреем. Немного прошлись, сели на скамейку, поговорили. Андрей был из детского дома, окончил в этом году десять классов.
  -- Вот, ищу работу, - сказал Андрей.
  -- А кем ты хочешь быть? - спросили ребята.
  -- Да пока не знаю, ещё никто ничего не предлагал.
  -- Ну, вот мы тебе предлагаем пока выпить вина, - и они вытащили из портфеля бутылку вина, один стакан и пять яблок.
   Распив бутылку вина, ребята рассказали, что они плавают на судне - сухогрузе, развозят грузы, куда пошлют.
  -- Если хочешь с нами плавать, можем поговорить с капитаном. Мы стоим на ремонте, простоим ещё дней семь, а, может, и меньше. Приходи к нам завтра, а где судно стоит, мы тебе покажем сегодня.
   На другой день Андрей встретился с капитаном и ребятами и с их помощью капитан взял его в команду мотористов. А через три дня он уже стал членом судового коллектива. Грузы возили по всем городам России. Было очень интересно, и время летело быстро. У Андрея в общежитии был хороший пёсик, звали его Барсик, и он умел много забавных номеров. Когда Андрей с разрешения капитана привёз Барсика на судно, они показали свои номера дрессировки. Команда была довольна.
   Проплавал Андрей больше года на судне и получил свой заслуженный отпуск. Сняв квартиру на месяц у одной старушки, Андрей решил провести отпуск в своём родном городе. Он очень любил цирк и все вечера проводил там. Однажды в воскресенье Андрей не хотел вставать, о чём-то думал и думал, а когда встал, сказал себе: "Сегодня я пойду к директору цирка". Вечером, придя в цирк часа за три до начала представления, с трудом, но всё же попал к директору цирка. Когда директор спросил, что он хочет, Андрей ответил:
  -- Я хочу работать с животными, я их очень люблю.
  -- А с какими животными ты хочешь работать?
  -- Да с любыми, каких только дадите.
  -- Ну, что ж, это хорошо. Будешь кормить зверей и убирать за ними.
   Не догуляв отпуск, Андрей уволился, хотя, сказать честно, расставаться с ребятами ему не хотелось. Андрей, ухаживая за зверями, очень быстро со всеми подружился, будто он работал здесь уже не первый год. Звери к нему просто липли. Спустя шесть месяцев директор цирка вызвал Андрея к себе в кабинет.
  -- Ну, тёска, расскажи, как трудишься на новом месте, нравится или нет?
  -- Ещё как нравится!
  -- Хорошо, я наслышан, тебя все хвалят! Ну, а артистом цирка хочешь быть?
  -- Очень хочу!
  -- С кем хочешь заниматься: с лошадьми, медведями или собаками?
  -- А что, можно с кем угодно?
  -- Да, можно.
  -- Тогда хочу с тиграми.
  -- Это очень трудная работа, Андрюша, - сказал директор. - Укротителем тигра не каждый может быть.
  -- А я буду, я хочу!
  -- Ладно, - сказал директор.
   Через неделю Андрей передал свои обязанности другому человеку и стал работать укротителем тигров, познавая все секреты циркового искусства.
  -- Учиться будешь у заслуженного артиста - Крутого Ивана Сергеевича, - сказал директор, - человек он очень хороший, вы с ним найдёте общий язык.
   Когда я опять попал в этот город, я сразу устроился в гостинице и пошёл в цирк. Андрей меня встретил, как родного. Он уже самостоятельно работал укротителем
   тигров. Через десять лет он стал известным укротителем тигров, получив звание заслуженного укротителя тигров.
   Вот так детдомовский паренёк стал заслуженным артистом. Но надо сказать, это бывает редко, если случайно попадёшь в хорошие руки, к хорошим людям.

Неводок

   Полвека назад не было таких судов, как сейчас, да и дороги были грязные. Поэтому перевозку грузов осуществляли на судах, а такие продукты, как сахар, крупы, муку, развозили на специальных судах типа реюшек, в которых трюмы были сухие и прочные. Эти суда буксировали к баркасам. Если груза было много, к баркасу цепляли две-три лодки с грузом, если мало - по два и даже одному грузовому судну. На грузовых судах были грузчики, которые загружали и разгружали суда по назначению. Эти бригады нужно было кормить, так как порой рейс проходил три-четыре дня, если сёла находятся на небольшом расстоянии.
   Из дома брали все необходимые продукты, ну а рыбу ловить приходилось самим, да тем более всегда на ходу. Эти бригады придумали металлические круги по полтора- два метра, за них просовывали толстую сеть, и неводок в три-четыре метра тянулся за кругом. Трос крепили за кольцо невода, трос был метров пятьдесят. Суда ходили тихо, и круг тащился почти по дну. Когда судно шло, опускали неводок и тянули метров семьсот, потом поднимали и смотрели, что попалось. Рыба попадалась разная, но в основном лещ, вобла, жерех, окунь, реже попадали сом, сазан и судак. Попадала и красная рыба, но редко, в основном, мелкие осетры и севрюги килограммов по восемь-десять, но редко. Рыбы, что они ловили, было достаточно. Один раз порыбачат - на два-три дня хватит. Как-то раз скопилось много груза для села Оля. Нагрузили три грузовых судна. Село далеко, чуть не у самого Каспия. Места для рыбалки были хорошие, и решила бригада порыбачить на всех. Вынув два раза невод, увидели, что рыбы было не так много, но она была крупная: судак, сазан, сом. Закинули неводок третий раз, проехали метров шестьсот, и вдруг сильно потянуло трос невода. А минут через десять всплыла белуга, очень большая, особенно большая была голова. Хватанув свежего воздуха, она пришла в бешенство и стала рвать невод. Через десять минут от невода ничего не осталось. Когда она освободилась от невода, то поднялась на поверхность воды, показав себя во всей красе. Все грузчики, обалдев, стояли с открытыми ртами. Белуга прошла метров сорок поверх воды, потом стала медленно погружаться и, как бы прощаясь, махнула хвостом и навсегда погрузилась в воду.
   Чаевники
   На дворе стояла тишина, солнце не жалело своих лучей, и дышать практически на солнце было невозможно. В тени было тридцать семь градусов, а на солнце за сорок. Летом у нас такая жара бывает частенько, иногда по несколько дней подряд. И вот в такую жару одно спасение
  -- пить густой чай. По всей нашей области сельчане любят сухую соленую рыбу, особенно воблу. Заготавливают ее всегда много, потому что она пользуется спросом, и много посылают в посылках. Да и сами сельчане очень любят сушку, а после нее, да в жару одно спасение - пить хороший густой чай.
   В селах все имеют большие самовары на восемь - десять литров. Самоваров на два - три литра, лишь бы красиво стоял на столе, как это делают в городе - здесь таких нет. Особенно чай любят старухи да старики, у них самовары кипят почти целыми днями. А как любят чай казахи, особенно старики! Во время войны в поселке Сорочьем казахи плели чаканки, которые служили вместо перин и тюфяков, дорожек, ковриков на пол - они спасали нас в войну и сегодня они служат у рыбаков вместо тюфяков в лодках.
   Наш дом стоял у хозяйственного магазина и базарчика. Тут всегда было много людей, а моя мать не успевала кипятить самовар, всегда у нее были гости. А когда приходили казахи, они всегда говорили: "Лиза, басым аураде, щай ящкем келет". Это значит: "Голова болит, чай давай скорее". Кстати, к соленому чаю привыкают, как к водке или пиву. Жил у нас один старичок, Захар Семенович, он мог съесть семь-восемь сухих вобел, а если мелкая, то и десять штук. Чай он пил, теряя счет чашкам или бокалам. Приходит как-то домой Захар Семенович и говорит своей старухе Марии Андреевне: "Ты сегодня, старуха, на чай не приглашай и иди к соседке, я пить чай буду один, а то я наелся воблы, уж больно жирная была, чтобы не ставить два раза самовар. Да вообще хочу посидеть один". "Ну, хорошо", - сказала Марья Андреевна.
   Самовар у Захара Семеновича был десятилитровый. Заваривать чай он был мастер, со своими секретами. Когда стал закипать самовар, Семенович съел еще пару крупных вобел, наколол сахар мелкими кусочками и приступил к чаепитию. У него был свой бокал, на котором были нарисованы два петуха. Пил чай он спокойно, но бокалы наливал частенько, видимо горело у него все от соленой воблы. Сидел Захар Семенович часа три за чаем, потом открыл кран у самовара - вода не шла. "Ну вот, - сказал Семенович, - по-моему, пора заканчивать". Десятилитровый самовар был пустой. Полуторалитровая заварка осталась чуть на дне чайника. Когда вечером пришла Марья Андреевна от соседки и попросила Захара
   Семеновича поставить самовар, он сказал: "Я только что попил, пока не хочу".
   Вот такие вот любители чая живут в Астраханской области.

Секреты

   В освоении профессии, какая бы она ни была, бывают сложности. Почему один знает свою профессию в совершенстве, а другой работает много лет, а специалист плохой? Все дело в том, что один относится к своей профессии серьезно, а другой - абы как. Например, готовит водитель машину в рейс, стоит плохо подготовить ходовую часть, и мы знаем, чем это может кончиться. А многие профессии есть, которые имеют свои секреты и если не будешь серьезным к своей профессии, никогда их не познаешь. Вот, например, у рыбаков. Есть у рыбаков такой вид лова. Это осенью перед зимой, когда дуют сильные ветры. Косяки рыб забиваются в глухие еречки, один вход и выход для зимовки. Рыбаки это хорошо знают и ищут скопление рыбы в глухих еречках, затонах, камышах и чаканах. Но найти рыбу -- это еще пол дела, надо уметь ее взять. Гонять рыбу в камышах очень тяжело. Нужно, когда гон обметан, вокруг камыша сразу положить камыш потом набойником взмутить воду до грязи только тогда рыба пойдет в гон. А можно, установив гон заколоть строгой два - три сома или сазана и, пройдя с ними по камышу, побултыхать в воде, выпуская из них кровь и минут чрез десять вся рыба будет в гону. Бывает в поисках рыбы находишь ее поздно вечером и, чтобы рыба не ушла из камыша и чакана, ее обгораживают гонами. А утром рано гоняют, но что интересно, порой утром не остается ни одной рыбы.
   Сом или сазан ночью осматривают гон и если находят дыру выпускают через нее всю рыбу. А если в гону не оказалось дыр сом или сазан кладут хвосты на верхнюю подбору и топят ее до дна, а рыба мигом покидает свое место стоянки.
   Лов красной рыбы тоже имеет свои секреты. Обычно, когда ловят рыбу ставными сетями, там нужно соблюдать только правильную установку сетей. Сеть должна ставиться, словно перекрывая проход у кольи. Обычно хорошо ловят красную рыбу, кто стоит ниже всех. Рыба идет снизу, а они, как первые, ловят, конечно, лучше. Но, бывает нижние и верхние лодки не ловят, а вот средние ловят. Долго не могли понять, а потом стали проверять дно, где лежали сетки. Оказалось, что в середине дно было идеально ровное, а у всех других нижние подборы лежали на бугорках и колчанах, чем обеспечивали проход рыбы.
  
   Теплый день
   В октябре не всегда бывают теплые дни, но сегодня было тепло, светило солнце. Но день был какой-то ленивый, хотелось завалиться спать где-нибудь под деревом и поспать на свежем воздухе. Пройдя немного по берегу, я встретил знакомого парня. Звали его Денис, но дел я с ним никогда не имел, даже пива за одним столом не пил. Он меня спросил: "Что ты делаешь сегодня?" "Да ничего", - сказал я. Он немного помолчал и сказал: "Поедем на рыбалку. У меня все готово, лодка с подвесным мотором "Ветерок", черви и снасти в лодки, весла и два шеста тоже в лодке". Я сказал: "Да можно, но что-то не хочется, нет настроения". "Да поедем, - сказал Денис, - а настроение придет, как судаков да лещей начнем таскать. Далеко не поедем". "Ну ладно, поехали". Денис завел мотор и мы поехали. Проехали мы километра четыре и остановились у рыночка, бросив якорек на берег. Впереди нас был у берега чаконок в воде, и глубина у берега была метра полтора, берег был крутой. Ден быстренько насадил червей на лески и, бросив их за борт, стал ждать клева. Посидев с полчаса, Денис вытащил хорошенького судака, а я сазана. Денис предложил спуститься чуть пониже. Спустившись метров на семьдесят пониже, с виду было красивое местечко, бросив якорек недалеко от берега, стали мерить глубину, которая была почти такая же. В одном месте нам показался какой- то бугорок. Бросив лески за борт, стали ждать клева, а минут через десять стал клевать лещ и некрупный жерех. Порыбачили около часа, тишина стояла по-прежнему и было очень тепло. Посидев еще немного, лодку, как нам показалось, немного закачало, потом снова все утихло, клев был хороший. Потом лодку опять качнуло, и мы поняли, что под лодкой что-то есть. Мы взяли в руки шесты и хотели отъехать немного в сторону, но в это время лодка поднялась и чуть не перевернулась. Мы оба упали в лодку и держались за борт. Вскоре мы увидели на поверхность воды всплыл огромный сом. Он запутался в крючках наших лесок и, подойдя к лодке, огромным плеском ударил по борту лодки, сломав самую верхнюю доску и переломив ее на три части. Мы оказались за бортом и поплыли к берегу. Берег был рядом, подтянули лодку и стали выливать из нее воду. Но сом не желал с нами расставаться, он все еще пытался освободиться от лесок и крючков, которые впились в него. Он опять ударил по корме своим огромным плеском. Мотор, который висел на корме, имел страшный вид. Порвав лески, сом всплыл наверх и, как бы рисуясь, стал показывать свою красоту. Но нас поражала эта огромная сила в сети борьбу какую-то по его поимке. Даже не было мысли в голове. Мы, глядя на его богатырскую величину, теряли дар речи. Когда сом отошел от нас и всплыл во всей красе, плыл он очень тихо, будто подводная лодка. Я видел больших сомов на приемном пункте, на сто семь килограммов, девяносто восемь, семьдесят шесть, но этот богатырь за сотню перевалил, смело на сто сорок или побольше, но врать не буду. А назвать меньший вес язык не поворачивается. А все же нам с Денисом казалось, что он был килограммов сто пятьдесят.
   Такой рыбалки у меня никогда не было, но что интересно, нам совсем не жалко было, что он от нас ушел. Было бы очень плохо, если бы мы его поймали. Когда мы об этой рыбалке вспоминаем, нам кажется, что этот сом и сейчас живой, стоит где-нибудь на большой яме.
  

Дружок

   Очень интересно, когда заимеешь кота или собаку, особенно маленького, то не замечаешь, как становишься лучшим его другом. А когда дружишь, обязательно чем-то увлекаешься вместе. Так было и у меня в молодости, когда я жил в селе. Была у нас собака Пальма, но она нас не устраивала, она хорошо охраняла дом, когда хозяев не было дома, а если был хоть один человек, она даже не залает, можешь брать, что хочешь, ей все до фени. Я все время хотел ее заменить, но к ней все привыкли и не хотели с нею расставаться. Во время призыва в армию нас вызвали в райвоенкомат, для взятия на учет, который находился далеко в Зеленге. Всегда ходили туда пешком через Алексеевку. Возвращались домой по замерзшей реке, и вдруг видим, бежит маленький кутенок. Я его поймал и принес домой. Назвал его "Дружок". Цвета он был черного и много небольших белых пятен. С Дружком я прожил полгода, все свободное время проводил с ним на реке. Дружок любил плавать, особенно за домашними утками. Он их не бил, не кусал, а хватал за хвост и тянул к берегу, а затем отпускал. Через полгода дружок подрос, а меня призвали в армию. Через три года, когда я вернулся домой, Дружок встретил меня радостным лаем, и от меня не отходил. Мы ездили с ним на охоту, за дровами, за ягодами. Мы были неразлучными друзьями. Дружок был уже большим, много умел и делал, ведь он заменил меня и работал в лодке с отцом. Работал в городе, я часто приезжал домой на охоту, рыбалку и помогал отцу по хозяйству: косил сено, возил дрова для зимы, а Дружок был постоянно со мной. Однажды, приехав в село, друзья пригласили меня с дружком на охоту на раскаты. У них были две прекрасные лодки с моторами по тридцать пять сил. Отец хвалился, что Дружок любит плавать, особенно если есть небольшие островки, где часто сидят лысухи или гагары. Охота намечалась за двенадцатой огневной. Когда мы выехали на раскаты, я был поражен, как сильно обмельчали раскаты. Где когда-то рыбачили с отцом, раньше камышиновых колок не было, да и глубина реки изменилась, местами можно было бродить в сапогах рыбацких. Зато стало много дичи на раскатах. Чем дальше мы проезжали на низа, нас поразило, сколько стало тюленя. Раньше его ловили только ставными неводами, а теперь заходит чуть не в реки. Как положено, охотникам днем необходим отдых. Дружок плавал и ходил по островкам, где на солнце загорали тюлени. Дня через два он нашел с ними общий язык и как мог, развлекал их, а им это нравилось. На другой день мы увидели, как Дружок играл с тюленями недалеко от наших лодок. Андрей с Николаем схватились за ружья, а Сергей их остановил: "Нельзя, хлопцы, если хотим тюленя, брать его надо живым". Тюлень с Дружком подплыли к нашим лодкам и вылезли на песочек. Тут мы быстро сообразили, взяли кутец под рыбу и осторожненько просунули его под тюленя, и он оказался в наших руках без всякой стрельбы. В этом кутце он и сидел у нас до поездки домой. Когда тюленя привезли в село, пришли все посмотреть на него, ведь многие так близко его не видели. Тюлень лежал в ванной, где его могли рассмотреть. Тюленя взвесили, вес его был двадцать семь килограммов, триста граммов.
   Да, запомнилась нам эта охота навсегда.

Труд - радость жизни

   Что ни говори, а как нам всем стыдно за свою страну. Какая у нас в стране преступность. Сколько у нас среди молодежи пьяни, наркоманов, токсикоманов. Это люди, у которых вся жизнь впереди, в их руках будущее нашей страны. Давайте посмотрим правде в глаза. Ведь сейчас каждый второй призывник имеет освобождение от службы в Армии. Сынки богатых или живут за границей, пропивая дармовые миллионы родителей, или у себя на родине, разгуливая по ресторанам. Но главная причина - родители не занимаются воспитанием детей, а главное, не приучают детей к труду. У нас давно все хотят перевалить воспитание детей на детский сад, школу, учебные заведения. Трудовое воспитание никто кроме родителей дать не может. Школа и учебные заведения дают теоретические знания. А к труду приучать и трудиться с детьми должны родители. Ведь сейчас некого брать в Армию и, чтобы укомплектовать призыв, военкоматы вынуждены брать в Армию больных призывников. Раньше, в шестидесятые годы, служили по четыре года, во флоте пять, шесть лет. А сейчас сделали один год, и все равно некого брать в Армию. Ведь все хотят, чтобы наша страна была сильной, но сильной без Армии не будешь, и почему богатых Армия не касается, им нужно наоборот беречь свои богатства. Ребенок, с детства познавший труд, сам выбирает себе профессию без подсказки родителей и будет этим трудом всегда доволен. Ведь все теоретическое обучение нужно человеку, чтобы лучше изучить труд, но только труд высокой квалификации. Все великие люди всех стран все достигают своим трудом. Наша страна достигла огромных успехов во всех отраслях науки и техники. Наши великие ученые: Ломоносов, Менделеев, Циолковский, Королев и другие, имена которых будет помнить не только наша страна, но и весь мир. И все это делает труд, которого у нас боятся, а результат один - такие люди не нужны никому, даже самим себе.

Сироты

   Ольга дежурила в роддоме. Дежурство было спокойное. Ночь была на исходе, по небу медленно плыли тучи, а где- то далеко загоралась заря.
   Вдруг к Ольге - старшей медсестре прибежала больная из палаты и сказала, что ее соседке по койке очень плохо. Ольга подняла дремавших врачей, и в операционной начались срочные роды. Сама родить она не могла из-за сердечной патологии, поэтому решено было сделать операцию кесарево сечение. После нескольких часов борьбы за жизнь матери и детей, родились два мальчика, но мать спасти не удалось. На свет появились сразу двое сирот. Детей назвали Тима и Дима, а фамилию дали матери Заболотины. Мать детей находилась в роддоме одни сутки, родственники не приходили. Мать увезли в морг, а дети около месяца находились в больнице, а как нашли хороший дом ребенка, так детей отправили туда, потом в детский дом. Дима был мальчик очень подвижный и очень красивый, а Тима был немного замкнутый и всегда серьезный. Видимо, дети пошли один в отца, другой - в мать. Родных так и не нашлось. Дети жили очень дружно, не разлучались, им было уже более трех лет, но вот появились гости из разных городов, усыновлять детей. Дима на всех производил хорошее впечатление, он активно разговаривал с гостями. Одна пара серьезно обратила на них внимание, но когда узнали, что они двойняшки, Тиму брать не захотели. Они усыновили Диму, но ему ничего не говорили, а однажды пришли ночью и забрали Диму, когда он спал, сонным. Они очень боялись, что если проснется Тима, то забрать Диму они не смогут. И к утру им удалось увезти Диму, пока дети спали. Они уехали, как скрылись. Тима плакал несколько дней, и потихоньку успокоился, стал дружить с ребятами, а раньше они играли только вдвоем. У них была игра "Дуга - Буга", эту игру знали только они. И так в детдоме братья потеряли друг друга. Диму увезли тайно новые родители, а Тима остался в детдоме. После детдома он был переведен в школу-интернат, где закончил девять классов. Тима рос физически здоровым мальчиком, а в двенадцать лег выглядел как пятнадцати летний. Затем Тима поступил в техническое училище, где получил специальность моториста и был направлен работать на судно. Судно, на котором плавал Тима, было для перевозки сухих грузов. Судно было большое, хорошее, а главное был хороший коллектив. Название судна было "Громовой". Проработав два года, Тима очень возмужал, был как богатырь, ну а где был Дима, одному Богу было известно. Судно загрузили мукой, рисом, закрыли трюмы и отшвартовались от причала, взяв курс на Гурьев. Пройдя часов восемь, стал усиливаться ветер, а ночью подул, что называется, шторм. Утром ветер стал затихать, видимость была хорошая и, пройдя Закрой, увидели над водой полузатопленное судно. Судно подошло поближе, и все увидели трех моряков, потерпевших аварию, которые держались за кормовые части лодки. Судно спустило шлюпку, подъехали к перевернутому судну, но судно почему-то не тонуло. Моряков спасли, одному было сорок лет, звали его Семеном, второму сорок восемь, звали его Андреем, а самый молодой двадцати лет, звали его Димой. Их накормили, угостили водкой и уложили всех спать. Проспали они часов двадцать, когда проснулись, спросили, где они находятся? Потом они рассказали, как столкнулись с чем-то, был сильный шторм и темно. После удара судно стало садиться, а после повисло на чем-то, а когда рассвело, увидели кругом воду и перевернутое судно. Пострадавшим очень понравилось наше судно, и они решили ехать с нами до возвращения судна в порт. Спасенным делать было нечего, они помогали драть палубы, а остальное время играли в карты в дурочка. Тима громко сказал: "Дуга - Буга", тогда Дима сразу спросил: "Откуда ты знаешь "Дуга - Буга"?
  -- Да я слышал, мы маленькие с братом в какую-то игру играли, уже не помню, но так ее называли.
  -- А у тебя есть брат?
  -- Да, только я давно его не видел, с тех пор, как забрали брата.
  -- Когда и кто забрал у тебя брата?
  -- Да его усыновили и увезли, вот с тех пор мы и не виделись.
  -- А тебя зовут Тима? И моего брата зовут Тимой, а ты расскажи все о себе.
   Они плохо помнили подробности, возраст о себе давал знать, но всё-таки, где был детдом, они вспомнили. Приехав домой, Тима с Димой побывали в детдоме, нашли там старых воспитателей. Все подтвердилось, и они поехали к Диминым родителям. Встретили они Тиму хорошо, очень извинялись, что они так глупо поступили, усыновив только одного. Вот правду говорят - не было бы счастья, да несчастье помогло. Дима был уже женат, у них был сын, которому шел второй год. Тима через год женился и поселился рядом с братом, и больше уж их никто не разлучал и никогда.

Свадьба

   Сидел молодой человек и о чем-то думал. Он смотрел на полет птиц, на небо и на облака, которые куда-то уходили, а назад не возвращались. Мальчику было четырнадцать лет, но он выглядел, как будто ему было восемнадцать. Парень был очень красивый чернобровый, плечистый, улыбчивый. Мальчика звали Дамиром, учился в восьмом классе. Он любил ребят, но только когда занимался делом. У него была большая тяга к труду. Он жил с мамой, Елизаветой Ивановной. Она была учителем начальных классов. Отца у Дамира не было, он рано умер, когда Дамиру было семь лет. У него было тяжелое заболевание. Отец Дамира был татарин, а мать русская, вот поэтому он был таким красивым. Дамир любил проводить вечера с мамой, она ему много рассказывала об отце. Он очень любил отца и жалел, что его нет с ними. Занимаясь в амбаре хозяйством, он нашел у отца маленький ящичек, где были спрятаны кольца, серьги, браслеты, он хранил их, чтобы построить новый дом, но болезнь распорядилась по-своему.
   Дамир закончил девять классов, дальше учиться не хотел, в город ехать тоже не хотел, ему нравилась сельская жизнь. Поработав год рыбаком, его поставили механиком, он хорошо разбирался в двигателях, тракторах, подвесных моторах, водил машины. Но вот и пролетело время, пришла пора служить в Армии. Дамир с удовольствием пошел служить и, отслужив свой срок в танковых частях, вернулся домой. На работу его взяли механиком в хозяйство, с работой он справлялся хорошо, в свободное время он занимался охотой, но больше он любил рыбалку. Девушками не увлекался, он шутил с ними, но не встречался, и говорил: "А зачем они мне?". После такого ответа девушки стеснялись задавать подобные вопросы. Дамир имел мечту, как его отец построить дом, чтобы все сельчане завидовали.
   Их дом действительно был дряхлый, и вести жену в такую рухлядь просто было стыдно. Вот поэтому Дамир не спешил встречаться с девушками. Вот уже три года, как пришел Дамир со службы, а все еще был холостяком и присматривался к хорошим девушкам, но такие встречались не так часто.
   Вскоре Дамир познакомился с девушкой, ее звали Света, она работала в колхозе экономистом. Жила она с отцом и матерью, отец - водитель, Николай Николаевич, а мать - Анна Ивановна, работала медсестрой, и был у них младший сын Андрей. Влюбиться в Дамира было легко, так как он был отличный парень. Подружив около года со Светой, она ему говорит: "А сколько мы будем с тобой встречаться?" "А что тебе надоело, давай не будем?" После этого Дамир две недели не ходил к ней. Она ждала, ждала и пришла сама. "Ты мне скажи, ты, что бросил меня?" "А кто из нас не захотел, я или ты?" После этого Света на эту тему больше вопросов не задавала.
   Летом Дамир договорился со строителями. И стали готовить фундамент под дом. Через год стоял двухэтажный дом, но только стены. Отделочные работы шли быстро и к маю закончились. Пока наводил порядок, посадил во дворе деревья фруктовые, огородик и двор засеял.
   Вечером Дамир говорит матери: "Давай поговорим с тобой, как раньше, в былые времена". Он принес шампанского, водки и пива. Мать накрыла на стол. "Ну, мама, как ты думаешь, пора мне жениться?"
  -- Сыночек, да! Давно пора, я уж молчала, характер твой знаю.
  -- Ну, давай, мамочка, веди сватов к Свете.
   Через три дня Дамир объявил новоселье и свадьбу одновременно.
   Собрали все село. Свадьба была богатая. Все гордились Дамиром: "Вот это молодец, ну надо же, такой отстроил дом, а как подготовил подворье. Вот это настоящий рай, молодой жене есть, чем гордиться, да и молодежи есть с кого пример брать".
  

Природа зовет

   Человек, который родился в селе, где бы он ни жил, его всегда будет тянуть на природу, ему всегда будет ее не хватать. Однажды я лет пять не был в селе, и я заболел. Я не мог понять, чего мне не хватает. Врачи говорят: "Да ты здоров", а мне так плохо, не могу понять, в чем дело. Я дождался отпуска и поехал к себе на родину. Я целыми днями ездил на шлюпке с маленьким рульмотором. Ездил тихо по заросшим еречкам, затонам, ильменям и так легко было на душе, от меня просто ушла вся усталость. У меня было ружье и одна сеть, они меня обеспечивали рыбой и дичью. А как красиво смотреть на перелет птиц. Какие созвучья голосов птиц, разных чирок, лысух, чаек, уток, гагар, бакланов, грачей, а какой полет журавлей, гусей и особенно лебедей. Когда все это видишь, душа улетает в небеса, летит вместе с прекрасными гусями и лебедями. Вечера, закаты и неописуемые рассвет - какая неопи­суемая радость души, это все нужно видеть и ощущать живые звуки. Однажды на реке я выбрал красивое место, сидел, любовался природой, слушал голоса птиц. Когда смерклось, попил чайку и завалился спать. К утру крепко спалось, но меня разбудил волчий вой и ржание лошадей. Я сначала не мог понять, откуда здесь лошади в такой дали. Я подъехал к берегу, бросил на берег якорек и пошел искать лошадей и волков, прихватив с собой ружье. Пройдя у берега камыш, я увидел хорошую поляну с зеленой травой. А у края поляны стояли четыре дерева, очень пушистые. Я забрался на одно из них и стал наблюдать, что же там происходит. Недалеко от деревьев стояли три лошади передом к волкам, а две лошади к ним задом. Когда началась битва с волками, одни лошади били волков передними ногами, а две лошади, что стояли по краям, справа и слева, били задними ногами. Лошади были упитаны и удары копыт были ощутимы, волки громко выли. Но волки тоже сильно дрались, у лошадей появились раны на ногах и теле. Вдруг две лошади, что стояли задом, сильно заработали задними копытами и подмяли двух волков. Волки выли, но потом оба замолчали, упали на землю и растянулись. Вся стая побежала к убитым волкам, сильно завыла и подалась в бега. Лошади стояли на своем месте, а когда волки покинули место боя, лошади стали зализывать свои раны, что нанесли им злые волки. Зализав раны и отдохнув, лошади остались на своей поляне, уж больно хороша была на ней трава, вся в цветах, и лошади ее ели, как воду пили. Если бы вы знали, как я был рад, увидев такой бой лошадей с волками, увидеть такое - это просто чудо. Увидеть бой от начала и до конца, причем победу одержали лошади без потерь - это неописуемая радость.
   Вот если бы я сам не видел такой борьбы, я бы не поверил, что лошади так могут за себя постоять. Да, как мало мы знаем, что происходит в природе, как живет наш животный мир. Как он прекрасен, как он богат. Когда я приехал с этой поездки, мне казалось, что я помолодел на несколько лет. Все боли, что давили меня, как рукой сняло.
   Да, природа нам дарит свой лечебный бальзам, продлевает нашу жизнь.
  

Сельский школьник

   Иван встал рано утром, часов в пять, и когда он вышел во двор, стояла тишина, утро было немного мрачное. По небу плыли мелкие облака, но утро было теплое, даже немного веселое. Иван умылся, поел на кухне сметаны, выпил стакан густого сладкого чая и подумал: "А что мне делать сегодня?". Во время каникул сельские ребята сами находят себе работу. Иван имел свою шлюпку с подвесным мотором, он прекрасно знал мотор, хорошо управлял лодкой, знал все виды ловли рыбы, знал все рыбацкие снасти. Ивану было полных четырнадцать лет. Он закончил семь классов школы, учился на хорошо и отлично. Подумав, он решил поехать порыбачить, а что еще делать в каникулы. Иван завел мотор и поехал на хорошее место, где всегда был хороший клев. Приехав на место клева, Иван бросил якорь и стал рыбачить. Рыба клевала хорошо, брал жерих, крупный окунь, реже брала вобла. Часа через три рыбаку пришлось свернуться. Так как рыбы он наловил достаточно: на уху на жареху, да еще и соседке на жареху. Когда он стал возвращаться домой, увидел среди реки плывет какой-то ящик. Он хотел проехать мимо, думая, что ящик пустой и как-то свалился с судна. Но когда он поравнялся с ящиком, ему показалось, что кто-то в ящике запищал или заплакал, но тут же замолк. Иван остановил мотор и подъехал к ящику. Когда он снял крышку с ящика, он обомлел. В ящике лежал мальчик лет трех. Что же делать с мальчиком, ведь он, наверное, голодный? Он вспомнил, что у соседки есть мальчик лет двух, а может трех. Надо идти к ней, она скажет, что нужно делать. Надежда Ивановна сказала: "Необходимо идти к председателю сельского совета". Председатель совхоза звонил в район: в больницу и в милицию. Часа через два пришла машина скорой помощи и милиция. Ивана подробно расспросили, как он нашел ребенка. Вскоре позвонили в район, что при перевозке вещей с лодки упал ящик, где находился мальчик. К концу дня в район привезли мальчика и приехали родители, потерявшие ребенка. Ребенок оказался их. Он свалился в воду в ящике, и никто не видел когда. На другое утро пришел автобус, в нем было человек двадцать и все с цветами. Спросили "Где живет Иван, который вчера ребенка спас?" Вскоре все село подняли на ноги. Собрали всех в школе, и директор школы рассказал, как ученик уже восьмого класса спас мальчика от неминуемой смерти. Позже Ивана наградили медалью за спасение, а родители мальчика подарили Ивану вело­сипед и красивый костюм.
   Вот так ученик школы Иван Крутой стал героем школы и села.
  

Дождь что надо

   Летний день не предвещал ничего особенного. Во дворе было светло и жарко, ярко светило солнце. Время двигалось к обеду. Вдруг что-то загремело, потом повторилось и загремело уже кругом по всему небу. Удары грома раздавались громче, и появилась молния, которая кидала по небу стрелы.
   Вскоре гром стал тише, удары грома стали реже, но полил дождь. Дождь усиливался с огромной скоростью, и минут через десять было видно только воду, которая стояла столбом. Дома, стоявшие друг от друга на расстоянии тридцати - сорока метров, не было видно. Дождь шел недолго - полтора - два часа, но что он оставил после себя, было страшно видеть. Все базары были затоплены мигом, все плавало, валялось. Улицы были затоплены водой. Сорок улиц города вообще залило по самые дома, где вода добралась до первых этажей. Гортранспорт перестал работать, машины не ходили. За такое короткое время дождя выпало до трехсот миллиметров осадков - это было ровно годовым осадком. Учитывая ветхое жилье многих астраханцев - триста домов пришли в негодность, а сколько развалилось дворов, хозяйственных построек и так далее. Создавалось впечатление, что вода поглотила Астрахань. Сколько не спрашивали старожилов, ни они, ни их отцы и деды такого дождя в наших краях не видели. Так давайте запомним этот день для потомков. А произошло это в Астрахани 19.06.2008 года.
  

Шел по Набережной

   Много людей прогуливаются вечерами по набережным рек и озер и считают их любимыми местами отдыха. Дело было к вечеру. Семен Семенович шел по набережной и постоянно смотрел на плавающих лысух и бакланов, и очень приятно ему было слышать крик чаек. Когда он шел по набережной к нему незаметно и тихо подошли три парня - "Что делаешь?" - спросил один из них. "Ничего, - сказал Семен Семенович, - иду, гуляю". Семен неохотно отвечал на их вопросы, а потом и вовсе перестал отвечать. Вот тут они пристали: "Ты чего нас не уважаешь? Ты кто такой?" Вскоре команда стала затевать драку. Ведь их было трое, силы были не равны, ребята были здоровые. Один ударил Семена кулаком по лицу, Семен тоже ударил в ответ, тут влились в драку все трое. Вскоре подъехала милиция. Все трое перестали его избивать и стали объяснять милиции, что драку затеял он. Семен был весь избит, текла кровь. А когда сели в машину, стало ясно, что менты эту тройку знали хорошо. Быстро в отделе состряпали дело, ребят выпустили, а Семена посадили в карцер. Через месяц состоялся суд. Семену дали за хулиганство, которого не было, три года общего режима.
   И вот у Семена началась жизнь, которую он раньше и не знал. Поначалу было тяжело, потом стал понемногу привыкать. Правда, сидели в основном браконьеры за драки, но ярых бандитов не было. Просидел год, познакомился с ребятами рассказал им, что сидит не за что, но доказать было не возможно. Как-то весной пришло пополнение, и один из них попал к ним. Когда Семен увидел его, он вдруг узнал одного из троих, что посадили его. Он рассказал ребятам, они сказали: "Мы его сами будем судить, ты многого не знаешь. Ты нам скажи, какого наказания ты хочешь?" Он сказал: "Набить хочу, чтобы он всю жизнь помнил". Через неделю дело было сделано, кто и что делал, Семен не знал, но Дмитрий заболел, неделю не работал, потом стал кашлять и часто болеть, а через год он умер. Перед смертью Семен сказал Дмитрию: "Ну что осознал, что был виновен сам?" "Да",- сказал он.
   Время идет, прошли и три года, Семен вышел на свободу. Устроился на работу дальнобойщиком и стал копить деньги. Ведь годы идут, надо семьей обзаводиться. И так уже двадцать восемь лет. "Сделаю еще рейс и возьму отпуск и женюсь".
   Шел Семен по трассе, свернул в тихое место, хотел заночевать. Вдруг он увидел легковую машину и шофера, который крутился около своей машины.
  -- "Что случилось?"
  -- "Да, вот мотор отказал, дотащишь до какой-нибудь мастерской?" Уже темнело, Семен включил фары и стал смотреть на шофера.
  -- "Где-то я тебя видел, но не припомню".
  -- "Ну, возьмешь меня, выручи, в долгу не останусь?"
  -- "Ну, давай познакомимся, Шагане",
  -- "Семен",- сказал водитель КАМАЗа.
   -"Подожди, ты сказал, Шагане?"
  -- "Да",
  -- "Я знал одного Шагане, и ты похож на него".
   А когда разговорились, выяснилось, что он был второй из трех. "Ты уж прости, что так вышло".
  -- "За что вы упрятали меня на три года? С Дмитрием я уже рассчитался, а вот вы с Игнатом у меня в долгу".
   Семен взял палку и хорошо врезал ему по шее и стал его бить, пока он не потерял сознание. Затем завел КАМАЗ и тихо стал продолжать свой рейс. "Ну ладно, - сказал Семен, - один на тот свет ушел, второй всю жизнь помнить будет, а третьего сам Бог накажет. Пусть все знают, что нельзя не виновных наказывать. Бог таких вещей не прощает!"

Охота на тюленей

   Осень вступала в свои права, но погода стояла теплая. Дни стояли солнечные, ветры дули умеренно, дождей не было. Лов рыбы, в основном производили бригадами на двух - трех лодках. Бригада из двух лодок, порыбачив на низах с полмесяца, собиралась поехать домой, помыться в баньке, отдохнуть. Два лоцмана лодок Нурум и Кадыр решили поохотиться на тюленей. Что интересно, охотились они на тюленей отдельно. Нурум со своим напарником Казимом, а Кадыр со своим напарником Ургани. Утром, закончив с рыбными делами, поехали охотиться на тюленей. Далеко ехать не надо было, тюлень бродил везде по раскатам, а особенно на небольших косах. Шли на лодках тихо, чтобы не пугать тюленей. Вдруг все заметили, как плывет стая тюленей с вожаком. Вожак был очень крупный. Нурум и Кадыр наметились на вожака. Залп произошел одновременно. Когда развеяло дым после выстрелов, начался спор. Нурум говорил, что он убил вожака, а Кадыр говорил, что убил он. Споря, они махали ружьями и стали нацеливаться друг на друга. Перезарядив ружья, они нацелились друг на друга. Казим и Ургани стали кричать на них, чтобы они прекратили, а они еще сильнее стали ссориться, и, нацелив друг в друга спустили курки. И тот и другой упали за борт лодки. Ребята бросились за ними, но когда их вытащили, оба были мертвы. Ребята очень перепугались и не знали, то им делать, но, когда пришли в себя, решили взять набитых тюленей и вожака. Связали две лодки, на одной подняли парус и поехали домой. Ребята привезли лодку, вызвали председателя колхоза на лодку, рассказали, как было дело, а из района вызвали милицию. Милиция два дня держала ребят на катерах, выезжала на место преступления. Разобравшись, что ребята не виноваты, их отпустили. Потом они сдали одну лодку, а в другой стали рыбачить вдвоем.
   Таких несчастий практически не бывает, это, наверное, первый и последний случай в жизни рыбаков.

Братья

   Станция разгрузки грузов - кормилиц", всех безработных. Она спасает и выручает всех в сложных ситуациях. Это место работы особенно нравится пьяницам, которых не держат на работе долго. Однажды на разгрузку пришли три парня. Работодатель указал машины, из которых надо было разгрузить мешки с рисом. Рис в мешках - груз очень тяжелый. Работали ребята хорошо, в перерывах познакомились. Одного звали Кадырбаем, второго Гали и третьего Семеном. Проработали до двух часов дня, так там заведено. Ведь не каждый может выдержать таскать мешки до пяти-шести вечера. А до двух часов дня человек любой работоспособен. Получив расчет, Кадырбай предложил пойти пообедать в кафе. Они пришли в кафе, заняли столик в углу, взяли еду, три бутылки пива и две бутылки водки. Сколько они сидели, они не помнят, но уставшие они быстро захмелели, и, не допив даже по рюмке водки, они заснули. Сонных их забрала милиция. Утром их разбудили и зачитали приговор, что они грубили мили­ции, выражались нецензурными словами, в общем, подходят под статью хулиганство. Протокол подписан двумя милиционерами.
   Ребята объяснить ничего не смогли, ведь их сонными забрали и сонных утром разбудили. Продержали неделю. В милиции, потом месяц под следствием. Был суд и им троим дали по два года колонии общего режима. Посадили их троих, где они подружились. Работали и сидели все вместе. Два года прошли быстро, пришел срок выходить на свободу. Дня за три до выхода на свободу Кадырбай собрал их вместе и сказал: "Ну что, братья, куда подадимся теперь?" Поговорили, предложили разные варианты, но решили жить и работать вместе. Они сняли трехместный номер в недорогой гостинице на десять дней и, отдохнув три дня, пошли искать работу. В порту им предложили идти на сухогруз матросами. Они посоветовались и одобрили предложение. Когда они пришли на судно, оно им понравилось. Судно было новым, коллектив на судне был хороший, питание отличное. В общем, все было хорошо. Проработав три года, они взяли отпуск во время ремонта судна, и отдохнув, съездили, посмотрели места, куда можно переехать на постоянное место жительства. Они уже имели деньги и деньги неплохие, так что легко могли найти хорошее места для работы и жилья. Они нашли место на Украине, неплохой городок, красивая природа, есть хорошие предложения. Они снова вместе пошли работать на один завод, но в разные цеха. Они договорились: "Теперь мы братья по жизни, жить будем вместе". Они получили хорошие специальности: Кадыбай
  -- механиком по дизелям, токарем стал Гали, а Семен стал мастером цеха.
   Они все женились, купили квартиры, Семен купил себе дом, но жили все рядом и считались по-настоящему братьями.
   Вот так судьба играет с человеком, бывает чужой человек ближе и роднее родного. Вскоре у всех появились дети, но они семьями так же жили дружно, как одной семьей.

Судьба человека

   Когда человек попадает на зону, у него прерывается связь с настоящим миром. Хорошо, если есть родные, особенно, если много родственников. А если родных мало или вообще нет, то настоящий мир от тебя уходит, и остаются только лагерь и работа. Человек как бы отрывается от мира, он ведь не живет, а существует. Сидел в зоне молодой человек и думал: "На днях он выходит, прошло долгих пять лет". В день освобождения погода была сырая, грязь от грузовиков разнеслась по всем улицам.
   Сняв на три дня номер в дешевой гостинице, и поспав первую ночь на свободе, Антон сходил в столовую и пошел прогуляться по набережной. Антон увидел стоящее у причала судно, а на судне было оживлено, видно судно собиралось в рейс. Подойдя к причалу судна, Антон спросил: "Как увидеть капитана?" Минут через двадцать вышел капитан и спросил у Антона: "Вы хотели видеть капитана?"
  -- "Да, я хотел узнать, вы не возьмете меня на судно?"
  -- "А вы что моряк?"
   -"Да, я когда-то плавал, а сейчас только что освободился из лагеря". - "А за что сидел?"
   -"Сидел пять лет за аварию".
   "Хорошо, - сказал капитан,- приходи завтра утром, а то у нас один матрос заболел. Положили в больницу, сказали, что месяц - два пролежит".
   На другой день Антона взяли в рейс. Это было судно для перевозки грузов. Антон был не новичок, но не плавал давно. Его взяли в нижнюю команду, так как он знал дизеля. На судне было хорошо, команда была хорошая, относились к нему по-доброму, как к своему. Питание было хорошее, работа не тяжелая - следи за работой дизеля, вахту отдыхай, любуйся морем. Грузы возили в основном в Иран, иногда поближе, но это роли не играло. С командой сжился быстро, коллектив был хороший, и началась у Антона забытая морская жизнь. Антон проплавал на корабле три года и взял первый отпуск на два месяца. По началу снял номер в гостинице, прожил двадцать дней, отдыхая, потом снял квартиру на год и уплатил до конца года. Походил по городу и купил себе; одежду - рабочую и выходную, кое-какие вещи| необходимые в быту, и началась гражданская жизнь. Отпуск подходил к концу, оставалось полмесяца, стал искать работу. Захотел пожить как люди, да и возраст уже говорил, скоро тридцать, о семье нужно подумать. Работу нашел на заводе - механиком на дизельной станции, оклад неплохой, два выходных в неделю, буду жить, как нормальный человек. Поработав полгода на заводе, познакомился с хорошенькой девушкой, ей было двадцать, четыре года, она инженер, звали ее Светлана Борисовна, Жила она с матерью и братом Сергеем. Ему было тридцать лет. Мать, Дарья Ивановна, была учительницей начальных классов. Вдруг у Антона на заводе произошла авария, и Антон сильно пострадал, у него был перелом ноги и сильный ушиб правого плеча. Антон два месяца пролежал в больнице, а когда его стали выписывать, Светлана Борисовна забрала его домой. Восстановив полностью здоровье, Антон вышел на работу, а через месяц они подали заявление в загс. А год спустя у них родился сын, Андрей Антонович. Антон со Светой часто гуляют по набережной и подолгу смотрят на море.

Встреча на реке

   Утро всегда, в зависимости от погоды, озадачивает человека, чем ему заняться. Утро было пасмурное, но не без туч, и, видимо, день разгуляется. Кадыр Усманович в селе был специалист на все руки. Он был слесарь, плотник, жестянщик, слесарь, столяр - практически мог делать все. Сегодня у него был выходной, хобби у него было особое. Он не любил как все рыбалку, охоту, он любил природу. Очень любил лес, а ходить по лесу любил только один. Ему казалось, что если он будет ходить с кем-то, он не ощутит тех чувств и радости, какую получает он один. Он порой сам поражался, почему это так. Только один он мог получать заряд бодрости и удовольствия. Он не просто ходил по лесу, он следил за каждой птицей, за ее полетом, за ее посадкой, как она ходит, как питается, как вьет гнезда, как воспитывает своих малышей. Он о каждой птице мог рассказать от и до. Увлеченный наблюдениями, он порой ходил до самого заката солнца. Когда он шел в лес, все реки, которые ему попадались на пути, он переплывал. У него был непро­мокаемый футляр, куда он клал ружья, перед тем, как переплыть речку. Кадыр Усманович - мужчина сорока семи лет, сидел и думал, какое принять решение об отдыхе на предстоящий выходной.
   Но как только пришел выходной, он, позавтракав, стал собираться, как он называл его, на свой курорт. Машины у него не было, да и не нуждался он в ней. Не спеша собрался и пошел в лес. Дорогой подстрелил двух селезней и подумал: "Больше стрелять не буду, перед женой есть, чем отличиться и хорошо".
   Дорогой Кадыр увидел, как одна лиса утащила где-то курицу и, видимо, хотела сходить за другой, и решила ее спрятать, а другая лиса хотела у нее ее утащить и очень зорко следила за ней, куда прятала она свою ворованную курицу. Это нужно только видеть или фотографировать, словами передать невозможно. Подобного удовольствия никто не получал.
   Потом видел забавную игру двух волчат, хохотал до упаду, посидев у речки, увидел, как бакланы пожирали косячок рыбы не более чем за час.
   "Как отдохнула душа, переполненная радостью увиденного, и как хорошо, что я не поехал на ярмарку, куда так просила меня жена". Отдохнув еще минут двадцать, пошел домой. Не доходя километров шесть до дома, нужно было переплыть речку. Положив ружье в футляр, стал забредать в воду. Река была метров тридцать в ширину и метра два в глубину. Проплыв пол реки увидел, что на встречу плывет собака. Когда он с ней поравнялся, он увидел, что это оказался большой волк, который бросился на Кадыра и сильно схватил его за руку, второй рукой Кадыр стал топить волка, а когда добрался до берега, вытащил из чехла ружье и выстрелили в волка. Попал в грудь и вторым выстрелом попал в голову. На берегу он снял рубашку и, как мог, перевязал рану на руке, пошел домой, оставляя след крови. Пролежав десять дней на больничной койке и получив триста рублей за убитого волка, он вышел на работу.
  

Поймали ком корней

   У нас на Каспии летом прекрасно. Особенно влечет рыбака охота. Но охота - дело сложное. Нужны хорошие шлюпки с моторами, права на охоту, билет охотника. А рыбачить - взял удочки, накопал червей, взял шест и поехал рыбачить на любой лодки. Ну, а если есть мотор да хорошая шлюпка - это царская рыбалка. Вот и собрались ка такую рыбалку ученики восьмого класса, а с сентября - девятого класса. Их было четверо: Семен Уткин, Валентин Зубов, Виктор Сомов и сын хозяина лодки Захар Бурный. Перед уходом отец сказал: "За лодку и мотор отвечаешь головой". Захар знал места рыбалки, да и ребята были не новички, ездили с отцами, старшими братьями или друзьями. Сельские ребята места лова знают с детства. Заранее подготовились, а утром, в семь часов, завели мотор и тронулись в путь. Сколько было радости выехать на природу. Так кругом красиво, успевай голову поворачивать. Приехали на заранее выбранное место, расставили лески, выпили по чашке чая и приступили к рыбалке. Часа полтора рыба не клевала, потом начался хороший клев. Брал лещ, но не крупный, средний жерех, и брала крупная вобла. Половив два часа, клев стал хуже, но ребята уже хорошо наловили. Захар обратил внимание, что лодка стоит не у берега, а у края речных кувшинок. Тогда он осмотрел площадь, заросшую кувшинками. Кувшинки цвели и очень красиво смотрелись. Корни у кувшинок длинные, на всю глубину до дна реки. Захар так увлекся кувшинками, что, поглядев внимательнее, заметил, что в середине кувшинок некоторые кувшинке тонут и снова выныривают. Захар своими наблюдениями поделился с ребятами. А они предложили проверить. Они выбрали лески, да и рыбачить уже не хотелось. Когда подъехали и внимательно посмотрели, то увидели, что кувшинки качаются, а некоторые уходят в воду, а потом снова выплывают. Они стали щупать шестами и нащупали большой ком кувшинок с корнями, затем взяли якорьки и зацепили этот ком. Корни переплелись несколько раз. Тогда ребята стали корни разделять ножом. Они очень легко режутся ножом. Стали резать ножом на самом большом камне, он был длинный и конец с одной стороны очень толстый. Нарезав прилично корней, появились какие-то полоски, дальше - больше и появилась голова осетра. Когда его закуканили и, срезав все корни, подняли большого осетра, который запутался в корнях кувшинок. Когда осетра привезли домой, радости было на все село. Осетр потянул на двадцать девять килограммов, при том был икряным. Все село пировало и хвалило ребят: "Молодцы, ребята, сообразили ведь, не каждый бы догадался!"

Шла машина

   День подходил к концу, по дороге шла оборудованная машина для перевозки людей. Машина остановилась, из нее вышло человек тридцать детей. Они зашли в лесок и, отдохнув минут тридцать, по сигналу машины все стали заходить в машину. Водитель спросил: "Все сели?" "Все!",- закричали ребята. Машина тронулась и, набрав скорость, скрылась. Минут через тридцать с дерева слез мальчик лет шести, оглянулся кругом, вышел на дорогу и пошел по ходу движения их машины. Вскоре мальчика догнала легковая машина, его спросили, не заблудился ли он, и предложили подвести, но, не доезжая до поселка, сошел и пошел пешком. Перед въездом в село стоял небольшой, но аккуратный домик, а около дома на лавочке сидел мужчина лет пятидесяти. Мальчик подошел к нему.
   "Здравствуйте", - сказал мальчик.
   "Здравствуй", - ответил мужчина.
  -- "Дяденька, вы не пустите меня переночевать у вас?".
  -- "А ты откуда, и как тебя зовут?" - "Я детдомовский, нас перевозили в новый детдом, а я сбежал".
  -- "Ну, раз так, давай знакомиться, меня зовут Иван Захарович".
  -- "А меня Петр, пацаны звали Петун".
  -- "А почему ты не поехал в новый детдом?".
  -- "Я давно хотел сбежать, а не мог, а тут повезло".
  -- "А вы с кем живете?"
  -- "А я, Петр, один, с женой развелись, она за другого за муж вышла. Детей у нас не было, вот сейчас я, как и ты один".
  -- "Да это же прекрасно, дядя Иван Захарович. Тогда, может, оставите меня у себя? Только вы никому не говорите, что я из детдома, я имя свое уже поменял, в детдоме меня звали Игнатом, а я поменял на Петра".
  -- "А что я скажу людям?" - "А вы скажите, что я ваш племянник. Мать умерла, а я приехал к тебе и остался с тобой жить".
  -- "Слушай, да ты просто гений, я бы никогда так не придумал".
   Жили они на краю села, люди к ним приходили редко, а когда спрашивали про мальчика, он говорил, что это племянник сестры. Петя с Иван Захаровичем быстро нашли общий язык и стали жить дружно. Иван Захарович работал в совхозе плотником.
   "А как твоя фамилия и отчество", - спросил Иван Захарович у Петра.
  -- "А я не знаю, меня подбросили".
  -- "Это прекрасно, тогда ты будешь носить мою фамилию и отчество, - Петр Иванович".
  -- "Иван Захарович, а можно я буду называть тебя папой?"
  -- "Да, я мечтал об этом всегда".
   Вот так и стали они жить, вскоре Иван Захарович его усыновил, и стали они отец и сын. У Ивана Захаровича
   появился сын Поливанос Петр Иванович. В сентябре Петр пошел в школу. Учился на четыре и пять. Вел себя хорошо. В выходные ездили рыбачить, ходили по грибы, а иногда занимались хозяйственными работами во дворе. Дом был небольшой, но хороший. Петру очень нравился. Жили они дружно и любили друг друга как родные. В доме завели хорошую собачку, купили кур, а недалеко от дома посадили огород, выращивали овощи, фрукты.
   Окончив школу, Петр стал работать плотником. Окончив автошколу стал работать водителем. Уезжать, как некоторые из села, Петр не собирался и, придя после службы в Армии, стал работать в совхозе. Петр был очень смышленый и умный парень, за что ни брался, все у него получалось. Вскоре его поставили работать механиком. Петр хорошо разбирался в механике и организационных вопросах. Через три года его избрали председателем совхоза. Придя как-то с работы, он сказал своему отцу: "А не пора ли нам наш дом отремонтировать и увеличить?"
  -- "Не собираешься и ты жениться?"
  -- "А что нельзя?"
  -- "Да ты что, сынок, я так хочу внука или внучку".
   Дом за полтора года отремонтировали и увеличили.
   Вскоре Петр женился на хорошенькой девушке Галине Ивановне, а через год у них появилась дочь и сын. Появлению у Ивана Захаровича внука и внучки, он был безумно рад.
   Вот так вот детдомовский мальчик создал настоящую русскую семью.
  

Реюшка

   Стоял заброшенный аул. Жило в нем семь семей. В этом ауле жили два старика, они и были хозяевами аула. Без их разрешения никто никуда не ездил и не ходил. Старики были умные и добрые их все уважали и любили. Жители аула жили рыбалкой, сажали бахчи огороды, а во круг всех землянок росли фруктовые деревья, что является редкостью в аулах. Казахи не любят сельское хозяйство, они любят крупный рогатый скот, особенно любят лошадей, баранов, верблюдов. В последнее время стало больше рыбаков. Деды Жангул и Джамбай собрали свой аул и предложили рыбакам построить две лодки реюшку и подчалок. В то время в моде были реюшки в которых трудились пять шесть рыбаков. К реюшке еще строился подчалок, на который ставили вентиля, ставили ставные сети и так далее. Бригада из шести молодых ребят построила себе реюшку и аккуратный подчалок. Эти два судна были готовы к открытию летней путины
   Ранней весной суда отправились на весеннюю путину и приступили к морскому лову. Поработав, бригада поняла, что заработок увеличился в три раза по сравнению с реечным ловом в бударках. Как-то осенью реюшка стояла на якоре, а на подчалке поехали за дровами. Нарубили дров и, когда дрова тащили на подчалок, один товарищ поскользнулся и упал на песок. Вставая он заметило на песке блестящие точки, как пшено, но очень блестящие. Они собрали песок с блестящими точками в трехлитровую банку и привезли домой. Никому ничего не говоря, пригласили на лодку своих стариков и изложили им суть дела. Они одели очки и внимательно стали рассматри­вать, а на следующий день сказали бригаде: "Хлопцы, это чистое золото". На следующий день старики съездили в город, узнали, куда можно сдать найденное золото. Реализовав золотой песок, бригада имела хороший заработок. После неоднократных поисков золотого песка больше не находили. Вскоре была построена вторая реюшка с подчалком и вышла осенью на раскаты со второй бригадой. Аул стал строиться, появились новые землянки, и они были лучше, чем первые, и стали походить на дома. Поженились несколько пар и поселились в новые дома. Заработок от золотых песчинок был не постоянным и был под большим секретом. Знала только первая бригада и старики аула Жангула и Джамбай. Старики говорят, что где-то есть золото и, может быть, даже много, но когда и кому повезет большая загадка. Может это так и останется тайной, а может и кого-то озолотит. Но об этом только иногда думает первая бригада, тайны все у нее, может им и повезет, они хоть редко, но в неделю раз, производят разведку.
  

Палкан

   Небо было чистое, погода была хорошая, но на речке никого не было. Школьница десятого класса шла по берегу и бросала камушки в воду, а ее песик Палкан пытался броситься за камушками в воду. Светлана ему не разрешала. Палкан был очень красивый песик, и они со Светой очень смотрелись. Как-то Света разрешила Палкану зайти в воду, он так был рад и стал показывать, как он хорошо умеет нырять. Света была поражена его способностями. Сама Света плавала прекрасно, она даже участвовала в соревнованиях по плаванью. После этого Света с Палканом не расставались, особенно на пляже. Она учила выполнять Палкана разные упражнения на воде, и он их добросовестно выполнял. Свете пришла мысль, научить Палкана спасать людей. Они ныряли вместе, а Света делала вид, что тонет. Палкан нырял, хватал ее за волосы или за одежду и, с бешеной скоростью, поднимал ее из воды на берег. Все лето, до осени, пока можно было нырять, они занимались. Частенько ныряли, когда было прохладно, и очень закалили свой организм. Зимой они отдыхали, а как только становилось тепло, хотя купаться было еще рано, но уже начинали свои занятия. За купальный сезон Светлана с Палканом спасли девять детей и двух пьяных мужчин. Вскоре эта весть облетела весь городок, особенно были благодарны родители спасенных детей. Они покупали Светочке ценные вещи, а Палкана кормили колбасой, которую он очень любил. В мае к ней пришли из спасательного отдела, по организации спасательной группы из пяти человек: механика катера, врача и трех спасателей, плюс Палкан. Ребята подобрались хорошие под руководством Светланы. Труд этот оплачивался, и они за лето спасли семьдесят три человека от смерти, и в основном детей.
   На следующее лето будет еще один катер. Второй катер будет охранять на пляже, а первый - побережье реки, ведь купаются везде, не только на пляже. Прекрасное дело организовала Светлана с Палканом.

Судьба детей

   На детей, живущих в детских домах, у нас привыкли смотреть как на людей второго сорта. Не важно, в какой области, но среди них бывают таланты. Небольшой городок с населением тысяч двенадцать областного типа. Вот в этом городке был детский дом. Попадали туда по разным причинам: умерли родители, разошлись, разъехались, а детей бросили, спились и так далее. В детский дом Жанна попала с девяти лет. Жила она с дедом Максимом Дмитриевичем очень дружно, как с родным отцом. Максим Дмитриевич был мастер на все руки, но главной его профессией были карты. Как он и сам, равных ему не было. Внучку он очень любил и очень дорожил ею. Когда ей исполнилось шесть лет, деду пришла мысль научить ее профессионально играть в карты. Как сложиться ее жизнь без него, знает один Бог. За два года Жанна в совершенстве знала все секреты игры. В восемь лет Жанна осталась круглой сиротой и была определена в детский дом. В детском доме она подружилась с мальчиком Максимом, ему было девять лет. Когда у Жанны сложились дружеские отношения, она стала обучать его игре в карты. Максим схватывал все на ходу, и вскоре он не уступал Жанне. Учились оба отлично, ребята их уважали, но когда стали поигрывать в карты, их стали часто наказывать, по наряду вне очереди на кухню чистить картошку, как всех провинившихся. Чтобы не быть на плохом счету в детдоме, они не стали играть в детдоме, а играли в свободное время в городке. Жанна помимо карт еще гадала. Основной секрет игры - нужно игрока втянуть в выигрыш, а потом поставить на большую сумму и оставить игрока ни с чем. Но, чтобы выиграть, нужно хорошо играть. После окончания десяти классов им предлагали два института, но они не захотели. Они сказали: "Мы в союзе жить не будем, а где, пока не знаем". Однажды Максим сказал Жанне: "Знаешь, Жанночка, хочешь ты этого или нет, но мы должны всю жизнь быть вместе". Жанна сказала: "А кто тебе сказал, что я не хочу быть всю жизнь с тобой?"
   "Правда? - сказал Максим, - дай я тебя поцелую, я так тебя люблю!" Когда они стали ходить в игральные дома, то быстро скопили небольшой капитал. Они съездили на отдых в Болгарию и в Чехословакию, а уезжать решили во Францию в городок Лион. Во Франции им очень понравилось, пожив полмесяца в гостинице, они купили хорошенький домик, с садиком на берегу Бискайского залива. Жили тихо и спокойно. Прожив год, уже имели хорошие деньги и жили прекрасно. Вскоре у них родился сын, и зажили они прекрасно своей молодой семьей.

Кролики

   Три мальчика, лет по десять, пошли в лес за грибами. Шли вдоль лесочка. Вдруг выбежал из леса кролик, ребята окружили его, поймали, а через четыре часа у них в корзине было три кролика. Когда они принесли домой кроликов, сделали им домик, и, наложив в домик мягкого сена, закрыли их на ночь в этом домике. На следующее утро, накормив кроликов морковью и капустой, отнесли домик в лес, где они поймали кроликов, и стали туда ходить, подкармливая кроликов. Через неделю сделали еще три домика, и пошли ловить кроликов. Наловив десять штук, они поставили возле первого домика и немного прикрыли ветками домики. Когда пожили неделю в домиках, они не только не стали убегать, а сами лезли в домик. Гриша Громов в их группе был постарше, и он возглавлял эту команду. Сережа и Петр были на год моложе, но смышленные - в общем, команда что надо. Кролики жили, не разбегались. Ребята носили им морковь. Ели они даже свеклу, аппетит у них был хороший. Через
   три месяца появилось три малыша, а еще через два месяца появилось пять крольчат. Весной кроликов все прибавлялось, ребята решили посоветоваться с родителями. Они собрали своих отцов. Сначала они рассказали, что кролик - род животных из семейства зайцев грызунов, их насчитывается до пятидесяти пород. Домашние кролики дают мясо, пух. Шкурки - сырье для кожевельной, меховой и шерстяной промышленности, изготовления фетра, трикотажных изделий. Ребята сказали отцам: "Может откроем ферму по разведению кроликов?" Родители пообещали, что поговорят с руководством совхоза, а о чем договорятся, скажут ребятам. Они договорились открыть ферму на берегу речки. Отведенное для фермы место огородили частой сеткой, сделали общие большие домики. Помощников было в избытке, фирма быстро набирала обороты по мясу и сдаче шкурок. А жильцы, что жили в соседних домах. Все стали разводить кроликов у себя дома. Вот так три мальчика способствовали открытию такой фермы по производству кроликов. Не ребята, не быть ферме, которая так нужна жителям поселка.

Жил старик

   Жил старик со старухой, как в сказке, тридцать лет и три года. Домик у них стоял на берегу Царева, был небольшой дворик, где сажали овощи. Овощным огородом занималась жена Елена Матвеевна, бывший бухгалтер ЖКХ. Теперь она вместе с котом Рыжиком целый день крутится в огороде. Сергей Кириллович во дворе имеет свой уголок. Вечерами сидел на берегу Царева с песиком Шустриком. Сергей Кириллович как кузнец уже давно должен быть на пенсии, но он сказал: "Пойду как все, с шестидесятилетия". У Сергея Кирилловича была мечта: как уйдет на пенсию, так будет заниматься только рыбалкой. И он очень к этому готовился. Купил шлюпку, подвесной мотор, накупил массу лесок, удилищ. Когда Сергей Кирилловича отпустили на пенсию, его просили поработать еще год. Он сказал: "Зачем год? Я ведь пять лет лишних отработал, ведь кузнецы идут на пенсию в пятьдесят пять, что вам еще надо?"
   Сергей Кириллович пригласил соседей: Ивана Ивановича с женой, и Семена Игнатьевича с женой, и они хорошо отметили уход на пенсию. Через три дня за обедом Сергей Кириллович говорит жене Елене Матвеевне: "С завтрашнего дня я буду уходить из дома как на работу, только не на завод, а на рыбалку. Я так хочу, я себе всю жизнь говорил, что, как уйду на пенсию, стану рыбаком-любителем, только высшего класса". Собрав мотор, установил его на лодки и закрепил так, чтобы не снимать его каждый раз, и отправился на рыбалку. Первый раз он ездил, смотрел места, пробовал ловить на всех орудиях лова и записывал в своем дневнике. Так он ездил целую неделю, объезжая самые хорошие места, записывая, где и как берет рыба. Если бы кто знал, что он испытывал на душе, эти чувства были неописуемы. Когда он ездил на рыбалку, брал с собой песика Шустрика, с которым никогда не расставался. О всех прелестях рыбалки Сергей Кириллович рассказывал жене: как взлетают и садятся птицы на воду, сколько птиц летают, плавают, как перекликаются стаи птиц в небесах. Слушая его, из глаз жены нередко текли слезы. Елена Матвеевна стала проситься взять ее с Рыжиком на рыбалку, а когда Сергей Кириллович привез ее на рыбалку, она потеряла дар речи и только показывала: вон летит, вон садится, вон плывет, а как играют. Изредка дед брал бабку со своим Рыжиком, вот уж где Шустрик с Рыжиком бегали, наслаждались на берегу, как они играли, а бабка до слез хохотала над ними. Кириллович рыбу солил очень классно, мелкую и нежирную рыбу он не брал. Рыба им посоленная обливалась жиром. Соседи по выходным приходили с пивом, чтобы выпросить у него жирной рыбки для пива. Кому посылочку послать, все шли к Сергею Кирилловичу. Как-то, отдыхая с соседями, он сказал: "Если бы я раньше знал про рыбалку, как сейчас, я бы с профессией рыбака не расстался всю жизнь. Сколько романтики, сколько прекрасного вокруг, да это сказочный мир, да райское наслаждение своей душе".

За кружкой пива

   Я вечером походил по набережной Волги. Время шло к вечеру, день был хмурый, того гляди пойдет дождь. Полукафе стояло полупустое. В кафе не то шел ремонт, не то готовились на слом: здание было не в порядке. Людей было мало, люди сидели тихо, видимо, просто хотели убить свое время, пили все очень тихо, по глоточку. Я сел за крайний стол, где сидели два молодых парня. Мы сидели за столом и, постепенно, завязался разговор. Мы познакомились. Они представились, один Иваном, другой Георгием. Поговорив немного, Иван мне говорит: "Вот вы намного нас старше, имеете жизненный опыт, наверняка имеете высшее образование". "Да, - сказал я, - имею".
  -- "Вот как вы считаете, почему мы все всегда лезем помочь? Особенно когда нас не просят, а мы лезем? Вот мы с Георгием были в Афгане, один пять лет, другой шесть, и вот сидим мы с протезами, у меня нет левой ноги, у него - правой. И что мы заслужили? Когда отправляли в Афганистан, золотые горы обещали, а когда пришли инвалидами, никому не нужны. Хорошую работу иметь с инвалидностью не можем, следовательно, зарабатывать хорошие деньги не можем. А от нашего заработка зависит наша жизнь, значит, жить нам в полунищите. А то, что мы отдали лучшие годы этому Афганистану, положив пятнадцать тысяч молодых солдат? Для чего мы это делали, когда нас туда посылали, мы там не нужны были? Почему живет столько молодых государств, живут прекрасно, никуда не лезут и их никто не трогает? Мы имеем такую богатую страну, а живем как будто мы нищие, столько всего добываем, все уходит куда-то в пропасть. Как только страна начинает немного жить, тут же появляются деньги, новые хозяйства. Страна обросла миллионерами, дурят везде людей, кругом коррупция, и опять виноват рабочий класс. Защищать свою Родину не хотят, от службы в армии откупаются за деньги. Службу в Армии во флоте сделали вместо пяти лет - три года, а в сухопутных войсках сделали до одного года, и то не хотят служить. Вот скажите, вы служили?"
   -"Да, я служил, в Германии три с половиной года. Мы три брата служили по три с половиной года. А старший брат с отцом служили по семь лет и почти всю войну. Отца больного на костылях взяли в Армию, пролечив два месяца в госпитале города Тамбов, и отправили на фронт, а призван был в возрасте сорока семи лет. Пришел домой в конце тысяча девятьсот сорок шестого года, под Новый год, после работы в стройбате - восстанавливали город Мурманск. Да еще был ранен, а из госпиталя, сразу на передовую. Так что много вынес беды во время войны".
  -- "Вот и мы говорим, уложили отцов, а сколько осталось сирот, несчастных детей и теперь никому не нужных".
   Вот правильно мы думаем, пока честных людей всю жизнь обманывают, всегда борьба за правду, а ее, видимо никогда не будет. Как обидно смотреть, когда честные люди превращаются в воров, подонков и убийц. И все это делают деньги, которые лишают людей разума и превращают их в жестоких людей. Люди должны жить хорошо, но в пределах нормы, не нужно быть миллионерами и миллиардерами. Этого допускать нельзя. Церкви, мечети должны проповедовать одно - мир, покой, любовь. В религии не должно быть разных направлений.
   Этого допускать нельзя, если мы хотим жить по- человечески, столько, сколько на роду Богом написано. Говорить мы должны на своих языках, а вера должна быть одна, ведь Бог один, а кто как зовет своего Бога - это неважно. Давайте забудем о зле, о насилии, о вражде. Может, здесь мы найдем от всех бед избавление.

Моряком нужно родиться

   Когда родился в семье сын, радость Иван Иваныча шла через край. Жена Галина Петровна тоже была рада своему первенцу. Сына назвали тоже Иваном, чтобы в роду всегда были Иваны Ивановичи. Мать очень хотела, чтобы сын всегда был рядом с ней и, не дай Бог, не пошел бы в отца и тоже стал моряком. Через три года Галина Петровна родила двойню - сына и дочь. Мальчика назвали Андреем, девочку - Дашей. Когда прибавилась семья, Галина Петровна бросила работать. Хорошо, что у нее была специальность мастер по женским костюмам, и в свободное время, по ночам, когда дети спали, она могла заниматься своим любимым делом. Галина Петровна была довольна и рада своей судьбе, жили материально благополучно, квартира хорошая, семья дружная, живи да радуйся. Старший сын подрастал и ждал с моря отца, он очень тосковал, переживал, а главное, ждал новых рассказов о море, мать при отце тоже слушала разговоры отца о море, а когда отец был в море, говорила с сыном о врачах, инженерах, агрономах и так далее.
   Один раз сын спросил: "Мама, а ты о море не умеешь рассказывать?" "Нет, - говорит мама, - о море лучше говорит папа".
  -- "Да, это ты правильно говоришь".
   Андрей стал уже бегать, дети растут очень быстро. Даша тоже от него не отставала, ну а Иван стал школьником. Когда Иван закончил школу, устроился на завод учеником токаря, вскоре стал работать токарем. Поработав около года, стали вызывать в военкомат, а через пять месяцев забрали в Армию. Пришел со службы в чине старшины. Немного отдохнув, стал поступать в институт на заочное отделение на судостроительный факультет. Работая мастером на заводе, он часто задумывался, чего ему не хватает.
   Однажды мать сказала: "А когда ты меня познакомишь со своей девушкой?"
  -- "А ее у меня нет".
  -- "А с кем ты ходишь не танцы?"
  -- "С ребятами хожу"
  -- "Ты девушек стесняешься?"
  -- "Почему? Просто не хочу встречаться, что мне делать больше нечего? У меня работа, институт, вот кончу институт, там видно будет".
   Ивану предложили должность главного механика завода, он поработал два года механиком, защитил диплом и уволился с завода. Через две недели он сказал матери: "Ну вот, я нашел работу, согласно моему диплому".
  -- "Это на другой завод, где суда строят?" - "Нет, мама, это где на судах плавают".
  -- "Я так и знала",- и горько заплакала.
  -- "Ты прости, мама, я не могу жить без моря".
   До первого рейса оставалось три дня. Пришел отец с моря. Отец новость принял с радостью: "Ну вот, теперь мама у нас скучать не будет, одного проводит в рейс, а другого встречать надо будет". Проводив сына в первый рейс, она сказала мужу: "Не думала, что он такой же как ты". "А что в этом плохого? - сказал Иван Иванович, - гордись, что у тебя такой сын". А когда сын пришел с первого рейса, мать не узнала его: загорелый, крепкий, веселый, как будто не их сын. За столом разговоров было много, а когда Иван стал рассказывать про море, все открыли рты и улыбались. "Если бы вы видели взлет, полет лебедей, гусей, чаек - это сказка". А как он рассказывал о восходе и закате солнца, о тучах и ветрах, тихих и сильных, а какая райская наступает погода после шторма. "Да, знаешь мама, это рай Божий. Мне кажется, что я родился в море, а что было до этого, я забыл, будто этого и не было. Спасибо вам, дорогие мои родители, вы сделали меня счастливым человеком! Море - это моя жизнь, видимо я родился моряком. Я море теперь не променяю ни на что. Как я его люблю!".

Редкий друг

   Я шел с ружьем километра два от поселка. Ружье взял просто, на всякий случай и всего три патрона. Подойдя ближе к берегу, увидел не высокое, но очень толстое дерево. У нас такие деревья встречаются редко. Подойдя ближе и обойдя дерево крутом, увидел внутри дерева большое дупло. Дупло было очень низко у земли. Когда я глянул в дупло, я увидел два блестящих глаза, от неожиданности я даже вздрогнул. А через минуту раздался собачий лай, я отошел в сторону, стал ждать, когда он вылезет. Пес не заставил себя долго ждать и вылез из дупла. Но, отбежав метров десять, встал, перестал и посмотрел на меня очень добрыми глазами. Я позвал его к себе, он минут пять покружил хвостиком и стал подходить ко мне. Подойдя ко мне, он еще опасался и отбегал от меня метров на пять. Но когда я его угостил колбасой, он осмелел и уже не отбегал от меня, а сидел как старый друг. Я посмотрел внимательно на него, он был плотный сытый и веселый пес. Я окрестил его Добрым, уж очень добрые и умные у него были глаза. Сидя рядом я увидел ямочку, прикрытую ветками, а там лежала не съеденная лысуха, видимо это его холодильник, еще лежало полсудака и куски хлеба. Я все оставил и закрыл этими же ветками. Добрый так хорошо посмотрел на меня и один раз гавкнул, видимо поблагодарил меня. Я просидел с ним до вечера, потом подал ему руку, он подал мне лапу, и разошлись с ним друзьями. Через три дня я пошел к нему в гости. Дома Доброго не было. Я хорошо осмотрел его логово. Внизу было постелено сено мягкое, а сверху несколько полотенец. Постель у Доброго была что надо. Недалеко от дерева валялась старая грязная трава и старые тряпки. Видимо. Добрый не только доставал, но и менял себе постель, когда было нужно. Вскоре прибежал Добрый, принес кусок мяса и тут же съел и, облизав свою мордочку, потянулся на земле, на мелкой травке. Я принес ему булок и колбасы. Он одну булку съел, остальное отнес в холодильник и закрыл веточками. Мы с ним поиграли в разные игры и распрощались. Идя домой, я подумал, а что если сходить с ним на охоту, проверить его способности на деле, в охоте и решил это сделать в следующую субботу. В субботу я пришел к нему рано утром и пошли мы с ним на охоту. От этой охоты я ничего не ожидал, ведь первый раз, мест не знает. Мы подошли к отлогому берегу, на котором рос лесок метровой высоты. Добрый сразу скрылся, а минут через десять выскочил с кричащим в крови гусем. Я был поражен. Походив по острову еще часа два, Добрый еще раз уходил в лесок и принес еще гуся в крови, но не кричащего. После охоты мы пошли с ним ко мне, где и остался жить Добрый. На берег, где Добрый жил до меня мы ходили вместе. Он скучал по своему месту в дупле. Он тщательно осматривал свой теремок и когда уходил раза три останавливался и смотрел на свое дерево. Мы стали с ним такие друзья, что не расставались с ним никогда. А какой он был охотник, он гуся и утку ловил на взлете, за секунды. Это был не пес Добрый, а гений Добрый.

Школьники

   В селе дети растут и развиваются в основном самостоятельно. Родители день на работе, утром и вечером занимаются домашним хозяйством: скот, птица. Об этом не знают только городские жители, сельские дети в пять - шесть лет плавают, а восьми - девятилетние устраивают соревнования. Дружили пять школьников второго и третьего класса. Трое были с третьего класса - это Петя, Ваня и Гриша и двое из второго класса, Коля и Никита. Объединяло их то, что у каждого был свой пес. У Коли был пес Зават, у Вани - Грозный, у Никиты - Рекс, у Пети Ястреб, у Гриши - Малыш. По росту малыш меньше своих друзей, но был очень шустрый.
   Псы на столько были обучены, что исполняли любые команды ребят, как собаки цирковые. Но больше всего группа любила ходить на специальный пляжик, которые они сделали себе за селом на реке. Дно реки было очень чистое. Пляжик имел стометровую водную полосу, где шли их соревнования. Когда они приходили на пляж, они одевали на своих псов красивые нашейники с полутора­метровыми поясочками и, держась за поясочки, катались. А псы устраивали соревнования, кто быстрее привезет своего хозяина на место. Вот такие у ребят были катания, что им нравилось. Были у них соревнования на сто метров у собак. Это они проводили каждое воскресение. Первые и вторые места часто занимали Петин Ястреб и Никитин Рекс. Грозный занимал или первое или пятое место, других мест не знал. Ребята со своими друзьями знали много игр, они ныряли с ними, ловили плавающих птиц, ловили иногда в вводе рыбок, каких только игр у них не было. Поэтому в воскресение приходило много взрослых сельчан посмотреть концерты ребят.
   Их увлечение очень нравилось взрослым.
  

Иногда и так бывает

   Летний день был не очень жаркий, дул легкий ветерок, волн на реке почти не было. Сергей ехал на шлюпке с веслами вдоль песчаного островка. "Дай, искупаюсь",- подумал Сергей. Бросив на песок якорек, разделся до трусов и стал забредать в воду. Забредя по грудь, стал купаться. Вода была чудесная, и он от души наслаждался таким купанием. Купался около часа и решил выйти позагорать. Лежа на песке, подумал: "Надо еще минут десять полежать, искупаться и поехать домой". Когда Сергей выходил из воды, он на что-то наступил, ведь дно было ровное песчаное, и что тут могло быть? Он нырнул и нащупал какую-то коробку- Он сел в лодку, постучал по крышка коробки, она поржавела и не открывалась. Он положил ее в сумочку и поехал домой. Приехав домой, долго возился с гнилым футляром, но все же вскрыл. Когда открыл, был удивлен, там лежал слиток золота, граммов пятьсот. Он решил о находке никому не говорить, сделал новый футлярчик и убрал его в надежное место. "Пусть лежит, - сказал Сергей, - может когда-нибудь пригодиться". Сережа оканчивал технический институт, жил с матерью и сестрой. Мать, Зинаида Ивановна, работала врачом, а сестра Светочка работала медсестрой в одной больнице с мамой. Сергей окончил институт, и по распределению попал на станко­строительный завод. Завод был неплохой, в рабочей силе нуждался, заработки были неплохие, но денег всегда не хватает, сколько их не получай. Сначала его назначили технологом, а спустя два года начальником цеха. У него было много увлечений, он любил спорт, охоту, шахматы, с девушками не встречался, так как на них у него не было времени. Он говорил: "Их води то в театр, то на танцы, то в кафе или ресторан, ходи, встречай, провожай, а у меня времени на них нет". Сергей был общительный, у него было много друзей. И вот однажды друзья предложили ему работать в бизнес. Он долго не решался, потом друзья уговорили. Сергей на производстве всегда был серьезным человеком, занимался только делом. Работой он увлекся сразу, но долго все взвешивал - завод, бизнес. Работа его захватывала все больше, об охоте и спорте он забыл. В конце концов, он понял, что бизнес - это каторжная работа. Проработав три года, придя домой он сказал: "Меня нет дома, я уехал, а куда, вы не знаете". В воскресение он велел матери накрыть на стол, наставил коньяков, шампанского, позвал друзей, с которыми учился в институте. Выпив с друзьями, он сказал: "Я бизнес бросил". Они очень удивились, но спорить не стали. "Ты сам знаешь, как тебе поступать",- сказала мать. "Спасибо, мама, - сказал Сергей, - меня не привлекают большие деньги, а ведь деньги - это зло, если не гибель, когда будешь иметь миллион".
   Он вернулся к себе на завод начальником технического отдела, строил себе дом, строительство подходило к концу, заканчивали строительные работы. Переехали в новый дом. Сергей с сестрой сажали цветы. Вскоре Сергей женился на хорошенькой девушке, которую все сразу полюбили. Через год Дашенька родила двойню - двух девочек, Глашу и Машу. А еще через два года родила еще двойню, но только ребят - Евгения и Максима. "Хорошо, что я ушел из бизнеса, - сказал Сергей матери,- там бы у меня не было ни дочерей, ни сыновей. Хорошо, когда люди могут во время остановиться, правда, мама?" - "Правда, мой дорогой сыночек".
  

Приехал домой

   Приехав как-то домой на родину, я решил поехать посмотреть дорогие мне места, которые не дают мне покоя ни днем, ни ночью. Вечером я пошел в клуб, чтобы найти себе попутчика для поездки. Встретил я Григория Шального и, поговорив с ним, договорились о поездке. Поехав по моим местам, Гриша рассказывал, как изменились реки и места, которым прошло столько лет. Мы поехали до перебега, а потом на глубокий ерик с красивыми деревьями. Покружив до обеда по любимым моим местам, где произошли сильные изменения в реках, мы нашли хороший бережок с зеленой травой. Сварили уху. Выпив по сто грамм и наевшись вкуснейшей ухи развалились отдохнуть на травке. Это было настоящее блаженство. Где еще можно ощутить такую радость общения с природой. Отдохнув с часок на берегу, мы продолжили свою экскурсию. Когда мы стали подъезжать к глубокому ерику, я не увидел красивого лесочка. Я спросил у Гриши, он промолчал, а потом сказал: "Я тоже здесь давно не был". Когда подъехали ближе, Боже мой, красивый лесок почти весь лежал на земле сухим. Мы сели у берега и стали наблюдать. По всему ерику лежали кучи хвороста. Потом мы заметили, как из-под этого хвороста вылезло какое-то большое животное, и оно быстро плавало. Когда два зверька подошли к растущему дереву и стали его грызть, у нас сердце чуть не остановилось. Да это ведь бобры, откуда они у нас, ведь раньше их не было? Я слышал, что они грызут деревья, находя в них много витаминов и сахара. Вот за что они губят лес. Но в других краях бобров много, но все же их держат, не губят, как вредителей, все же от них есть польза. Впечатление, которое на меня произвел глубокий ерик, было такой неожиданностью и плохой новостью. "Да, сказали мы с Гришей, - ничего вечного нет, все изменяется в лучшую или худшую сторону. Такова жизнь".

Лысухи

   "Тихо как сегодня на берегу", - сказал я Антону. "Да, хорошо", - вдруг, немного улыбаясь, сказал Антон. К берегу подъехала шлюпка. "Ну что, хлопцы, грустите? Поехали, прокатимся",- сказал Умар. Антон ответил: "С удовольствием". Умар оттолкнул от берега шлюпку, завел подвесной мотор, дал скорость и мы умчались в низа. Покатались с час, Умар сказал: "Поехали в Суховский банк". Мы согласились проехать по старым, нами забытым местам. Весна вошла в свои права, кругом птицы вили гнезда, начинали местами откладывать яйца. Покатались по рекам и заехали в затон, в котором стоял чакан, но не выше метра. Когда мы въехали в чакан, были удивлены, весь чакан был в гнездах, они были по полметра, но не больше метра друг от друга. Вдруг вся стая сидящих лысух поднялась и стала кружиться над затоном. Мы отплыли подальше и стали рассуждать, ведь лысуха вьет гнезда метров в тридцати друг от друга, а тут что-то неправдоподобное. Значит, была такая большая стая, при том лысух двести заплыло в затон, а когда увидело такой райский уголок, стало вить гнезда, главное материал стоял рядом, рви чакан и делай гнезда. Гнезда были все готовы, и в каждом гнезде было по одному - два яйца. Лысухи только начали нестись. Такое заселение опасно для лысух, гнезда видно, и, если вороны найдут у них этот затон, то потаскают все яйца из гнезд. Когда мы приехали и рассказали рыбакам о скоплении гнезд, они нам не поверили. На другой день на трех шлюпках поехали девять человек. А когда они увидели, что мы не врем, очень были удивлены. Как же они о воронах не думают, ведь они их оставят без яиц. А, осмотрев затон, сказали: "Точно, гнезд не перечтешь, гнезд двести пятьдесят. Да, такое увидеть, дело очень интересное".
  

Стоянка в Сухуми

   Судно подходило к Сухуми, где оно должно было стоять по устранению неполадок в дизелях, а затем продолжить свой рейс по назначению. Кто не участвовал в ремонте, попросились у капитана посмотреть Сухуми. Получил увольнение на берег помощник капитана Шмарин Антон, старший механик Зорин Герман и штурман Броневой Виктор. Эта тройка пошла в город отдельно. Посмотрев хорошие места города, они вечером возвращались обратно на судно. Идя через небольшой парк, увидели кафе, зашли выпить пива, так как было жарко. Стол был длинный и, когда сделали заказ, подсело еще человек пять. За столом стало шумно. Помощника капитана стало тошнить, он вышел и никак не мог понять с чего. Пили только пиво и разговаривали. Когда Виктор и Герман вышли из кафе, Антона нигде не было, решили, что он ушел на судно. До судна было не больше двух километров. Придя на судно, помощника капитана не было. Доложили капитану, устроили поиски почти до утра, все было бесполезно. Видимо его куда-то увезли. Заявили в милицию, но пока судно стояло, результата не было. Дальше судно стоять не могло и покинуло Сухуми.
   Когда Антон очнулся, он не мог понять, где он находится и сколько времени прошло, как он сюда попал. Сильно болела голова, и имелись побои на теле. Вдруг он услышал, что кто-то открывает дверь и включает свет. Помощник капитана подошел к человеку и спросил, как он сюда попал. Это был старый дед, полуглухой, полуслепой. Дед с трудом объяснил, что это его подвал во дворе и кто его сюда засунул, понятия не имеет. Он пришел взять лопату и молоток с гвоздями, ему нужно что-то прибить.
   Антона обобрали капитально, забрали все деньги, а главное, документы, и остался он ни с чем. Дед помог, чем мог и попросил соседей помочь деньгами, кто сколько может. Антон пошел в большое село, где есть транспорт, чтобы попасть в свой порт. Он шел пешком дотемна, потом увидел стог сена, зарылся в него и уснул мертвым сном до утра. Встав рано, он опять пошел вперед. Пройдя километров десять, он увидел дорогу, которая поворачивала на право. Часа через два он пришел в большой поселок, в центре его был базар. Перекусив на базаре, Антон пошел на небольшой причал, где буксировались суда. Судов у причала не было. Спустя часа два, пришло небольшое судно с буксиром для перевозки грузов. Моряки сказали, что до Одессы не ходят, но там километров двести на любом попутном автобусе можно доехать. Через два часа судно пошло в путь. Команда была из четырех человек моряков и двух грузчиков. Когда судно прошло пять часов, все, кроме капитана, стали пить водку. В команде был моторист, который вел себя отвратительно, придирался ко всем. Капитан ему делал замечания, он делал вид, что не слышит. Он придирался и к Антону, а когда тот отказался пить с ним водку и вышел на корму судна, моторист тихонько подошел сзади и столкнул Антона в воду. Хорошо, что Антон не растерялся и поплыл к берегу, который от судна был метрах в пятидесяти. Когда бросили якорь, капитан спросил: "А где пассажир?" Моторист стал говорить ерунду, что пассажир его ударил, а он его толкнул и пассажир упал за борт, он уплыл. Доплыв до берега, Антон обсох, поспал под каким-то сараем, а утром рано пошел по дороге и вскоре пришел в небольшое село, но чистое и с множеством транспорта. Постояв на дороге минут сорок, он остановил машину "КАМАЗ". Водитель пожилой, зовут Тимофеем, разговорились, остановились на автостоянке, хорошо перекусили, и водитель довез почти до места и даже денег не взял. Когда Антон пришел к себе в порт, все моряки были очень рады, ведь его считали погибшим. Ведь в общей сложности прошел уже месяц со дня увольнения в Сухуми.
   Судно его только вчера ушло в рейс на свои морские просторы. Из порта на судно дали радиограмму, что Антон Андреевич жив и здоров. Ждет прибытия своего судна. Сообщили и его семье, куда он поехал до прибытия судна в порт.

Курили девушки

   Шел я вечером вдоль берега Кутума и встретил друга, вместе работали, но очень давно, лет тридцать назад. После такого перерыва вопросов с обеих сторон, конечно, масса. Друг Захар предложил зайти в кафе, место самое подходящее. Захар предложил по сто пятьдесят, но я отказался, потому что было жарко. А пить пиво я был не любителем и за год больше пяти кружек не выпивал, да и то случайно с друзьями. Народу в кафе было мало, взяли мы пиво, да и по хорошей жирной вобелке, что я очень любил. Сидим, вспоминаем те годы, свой первый завод вспоминали, как занимались охотой и рыбалкой и даже места охоты. В углу напротив сидели две девушки, ростом высокие, а по лицу лет шестнадцать дашь. У них на столе была бутылка коньяка, какая-то закуска в тарелках. Мы обратили внимание, что они много курят. Захар еще хотел им сделать замечание, потом махнул рукой. Мы с Захаром оба не курим и все говорили: "Как этот дым не надоедает за день". Мы стали частенько посматривать в их сторону. Они очень бурно о чем-то говорили, но разобрать их разговор было нельзя, было плохо слышно. Потом мы опять увлекись своими воспоминаниями, а когда посмотрели в их сторону, удивились. Они сидели тихо, а головы их лежали на столе, мы позвали официантку, она закричала: "Вызовите скорую помощь!" По сотовому телефону вызвали скорую, но её минут двадцать не было, хотя и сказали, что скорая нужна срочно. Врач осмотрел девушек и сказал: "Передозировка наркотиков". Они обе мертвы. Это произвело на людей в зале такое тяжелое впечатление, что из кафе все посетители разошлись, ушли и мы. У кафе стоящие посетители жалели девчат, за что сгубили свою жизнь. Какое безумие, ведь целая жизнь была впереди. Вот к чему приводит наркота людей.
  

Видно судьба

   Когда бы ни шли по улицам города или при переходах улиц, нужно быть всегда внимательным. При совре­менном движении транспорта нужен глаз да глаз. Егор шел по тротуару и вдруг увидел, что девушка вышла на улицу и на большой скорости шла машина. Егор подбежал к девушке и толкнул ее на тротуар, но в это время заднее колесо сбило Егора. Вызвали скорую помощь, Егор в больницу не поехал, его записали и просили сообщить о состоянии своего здоровья. Девушка
   Оксана, которую спас Егор, очень его благодарила. Егор занимался лыжным спортом. Возвращаясь с тренировок, он увидел машину, стоящую на боку небольшого дерева. Он увидел шофера возле двери, он был весь в крови и не шевелился. Вызвав скорую, Егор решил посмотреть, есть ли кто в машине. Подсунув палку под машину, он поставил ее на колеса. На заднем сиденье был человек. Подошла скорая, девушку увезли в больницу, а шофер погиб. У Егора взяли адрес и уехали работники милиции, сказав: "Нужен будешь - мы найдем". Недели через две приехала Оксана с отцом и матерью, поблагодарить спасателя второй раз. Егор сначала ничего не понял: "За что меня благодарить?" "Да ведь ты второй раз спас нашу Оксану". Егор вытаращил глаза и закричал: "Оксана, это ты была! А скорая так быстро уехала, а ты была вся в крови, я и не узнал тебя"
   Оказывается, Оксана шла и остановила машину, попросила ее подвезти. "А как он врезался в столб или дерево я не видела, может, он пьяный был, я точно сказать не могу". Егор уехал в экспедицию на судне, его полгода не было дома. Приехав с экспедиции, у нас было уже тепло, и Егор с другом Федором поехали на пляж. Ребята купались, плавали, перегоняли друг друга в плаванье. Накупались, собрались домой, Егор увидел двух девушек, ныряющих в воду. Одна из девушек нырнула в воду, а не вынырнула. Тогда ее подруга стала звать на помощь. Егор бросился на помощь, нырнул в воду, а через минуту вынырнул с девушкой, она была без сознания. Тут же подъехал спасательный катер, девушке оказали помощь, а когда Оксана открыла глаза и увидела Егора, она сильно закричала. Врачи спросили: "Что с вами? Уже все страшное прошло". Она подошла к Егору и сказала: "Я приду", и скорая забрала ее.
   В субботу к Егору пришли родители Оксаны. Они долго говорили: "Ну что ж, дети, Егор у нас жених готовый, а раз он трижды спасал Оксану, нельзя же ее отдавать кому- то другому. Видно это судьба, Бог им даст большое счастье". А через два месяца они отгуляли красивую свадьбу.

Охотники

   Председатель совхоза был экономист по образованию, он все рассчитывал, что купить выгодней для совхоза. А в совхозе с давних пор держали большой табун лошадей, шестьсот лошадей рабочих и больше двухсот молодняка. Председатель рассчитал, что для их хозяйства необходимы три трактора, две сеялки, пять грузовых машин и две легковые машины для руководства, а все остальные работы выполнять с помощью лошадей. В сов­хозе триста лошадей были заняты в работе, а через месяц их меняют. Молодняк пасли, а ночью держали в конюшне. В совхозе было много саней, тележек, арбы для разных работ. Как-то пастухи, объезжая стадо, обнаружили двух загрызенных лошадей. Лошадей загрызли ночью, а утром еще была свежая кровь. Всех проинструктировали, усилить охрану, а через три дня опять нашли трех загрызенных лошадей. Организовали ночной объезд на лошадях, но разве можно все объехать, а главное никто не знал, откуда они придут. Пастухи не могли увидеть этих убийц. И вот в одно ночное дежурство, три пастуха увидели двух волков - самца и самку. Самец был огромным волком и очень страшным. Выходить на такого волка нужно иметь большое мужество и силу. Прошло почти два месяца, лошадей заедено было много, а волков поймать так и не удалось. Волк был очень хитрый, после нападения они утаскивали одну лошадь, ели ее и дня три отдыхали, не делая налета на лошадей. После того, как пастухи увидели двух волков, они скрылись и не нападали дней десять. В августе от трехсот лошадей, отдыхающего стада осталось двести восемьдесят лошадей. Тридцать пастухов день и ночь искали хищников, и вот как-то вечером, перебегая дорогу, волки попали под обстрел пастухов. Палили из всех ружей. Самку убили вскоре, а вот вожак сбежал, но был ранен, и только к утру снова напали на него. Когда вожака убили, его взвесили. Этот богатырь весил девяносто три килограмма. Да, это были хищники высшего класса. Охотники говорили, что такого волка не видели никогда.
  

Солдаты

   В воскресение в Армии до обеда какой-нибудь марш бросок или спортивное мероприятие. А вот сегодня почему-то никаких мероприятий нет. Все занимались своим делом: писали письма, играли в шахматы, шашки. Один солдат сидел в стороне на лавочке и о чем-то мечтал. К нему подсел второй солдат, через несколько минут, они познакомились, и у них завязался разговор. Одного звали Зинур Олеут, а второго Захар Шкода. Служили они в разных батареях, а жили в одном большом корпусе, где располагалось три батареи. Через месяц оба должны были демобилизоваться. У Зинура была одна бабушка, а у Захара никого не было, он был детдомовский. Они оба до Армии закончили техникумы: Захар - рыбный, Зинур - судостроительный.
  -- А что, Зинур, поедем куда-нибудь вместе?
  -- А что, я не против, поедем, посмотрим мир, а то надоели общежития, живешь, как в конюшнике, нет ни воздуха, ни чистого неба.
   Договорились поехать в Волгоград. Приехав в Волгоград, сняли квартиру на окраине города у старой женщины, тети Дуси. Дом был старый, но в нем было три хороших комнаты. В одной их устроила тетя Дуся. Во дворе была банька, где каждую субботу парились. Во дворе был небольшой огородик, где тетя Дуся сажала огурцы, помидоры, баклажаны, клубнику, малину и даже на заборах висели плети тыкв. Тетя Дуся была очень добрая, и пока они у нее жили, она их просила не спешить устраиваться на работу, а погулять после Армии.
   Ребята вскопали огород, все посадили, под руководством тети Дуси. Частенько ходили на подработку.
  -- разгружать вагоны. Ребята вели себя хорошо, и она их очень полюбила, относилась к ним, как к сыновьям. По выходным дням ходили на рыбалку, а вечером на танцы. Ребята жили весело. Отдохнув два месяца, ребята пошли искать работу. Работы было много, но все на заводах, а они хотели на судно. Через две недели они нашли что хотели. Они поступили на судно, для перевоза сухогрузов за границу. Судно было хорошее, коллектив был хороший. Их взяли на два месяца стажерами, а после экзаменов поставили на вахту. Походив побольше года по морям, они попали в Турцию. Когда узнали, что стоять будут три дня просились в увольнение, посмотреть столицу - Стамбул. А когда походили по городу, взяли такси и приехали в Анталию - курортный город на Средиземном побережье. Красотой он их покорил. Приехав на судно, Зинур спросил: "Ну что, хочешь жить в Анталии?" Взяв отпуск, они опять поехали к тети Дуси в Волгоград. Отпуск был больше двух месяцев. Тетя Дуся была очень рада их приезду. Они привезли ей подарков, дали ей денег, чтобы ей осталось и после их отъезда. Они оформили себе загранпаспорта, конечно, не бесплатно. На неделю съездили автобусом в Сочи. В Турцию они ходили редко, и вот подходил второй отпуск, а судно шло в Турцию. Захар и Зинур изъявили желание еще сходить в рейс. "Жениться хотим, - сказали они капитану, - нужны деньги". Захар сказал: "В Анталию нам ехать нельзя, там много отдыхает россиян, нас могут узнать. Может, поедем на побережье Черного моря, например, в город, Трабзон, там много красной рыбы: белуги, осетра, севрюги, а так же судака, сельди и другой рыбы. Или поедем на побережье Средиземного моря в город Измир, или Адана. Города небольшие и подальше от больших городов, там спокойнее". Решили они остаться в городе Адана. Правда, рыбное хозяйство здесь похуже, добывают сардины, тунец, скумбрию, макрель. Но зато в этом городе хорошо живут люди. Приехав в город Адана, они устроились в гостинице на две недели. Город небольшой, но неплохой. Они походили по городу, купили небольшой домик и стали его приводить в порядок. Через месяц они нашли себе работу в бизнесе, сначала на небольших должностях, всему учились, чтобы потом самим возглавить бизнес. Через год они продали свой дом и купили себе по новому дому, а еще через год обзавелись семьями. Через три года Захар с Зинуром приехали к тете Дуси в Волгоград, обещали, что в следующий раз приедут с семьями. Бизнес у них пошел хорошо.
   А еще через три года стали они миллионерами. Так держать, моряки!

Журавли

   В нашей Астраханской области журавлей не так уж и много. Есть журавли канадские, даурские, уссурийские, белый и черные. У нас встречаются белые и черные. Обитать они любят на степных болотах, на сырых лугах, на лесных болотах. Проезжая на машине небольшое село, остановились у крайнего дома, хотелось попить воды, а если честно, чайку. Когда машина остановилась, из дома вышел старичок и сказал: "Может, зайдете, чайку попьете". Мы с удовольствием приняли приглашение Христофора Сергеевича, так звали хозяина дома. Мы зашли во двор и уселись за стол под навесом. Дворик был уютный, очень ухоженный, а недалеко от забора стояло пушистое дерево. На вершине дерева был гнездо, а над ним свисала пушистая ветка, как бы прикрывая его от дождя. Но самое интересное, что на гнезде стояли два черных и два белых журавля. Они стояли спокойно, медленно поворачивая головы и слегка пощипывая перышки. Они очень красиво смотрелись. Христофор Сергеевич рассказал, что эти две пары живут у него уже четыре года. Гнезда свиты рядом, а отсюда кажется, что оно одно гнездо. Каждый год они выводят по два. Иногда по три птенца, и каждый год прилетают всегда вдвоем - два белых и два черных журавля, а уж как они решают, может, прилетает молодежь, а старики остаются в других местах, но прилетают всегда парами. Улетают по восемь или по двенадцать, но прилетают вчетвером. Умные очень птицы, а какие добрые, просто святые. Сергеевич предложил остаться до утра, а утром послушать их золотые голоса. Мы видели, как они щиплют друг с друга невидимые соринки, а потом начинают ворковать, это так нежно, так красиво, глаз не отведешь. Такой красоты звука я не слышал ни у одной птицы.
   Да, это восторг, это наслаждение души. Сколько мы не видели красоты природы, а она ведь рядом с нами. А ведь журавлей мы, в основном, видим в полетах. Их золотые голоса слышим высоко в поднебесье. А вот видеть их близко и наблюдать их - это огромное счастье
   Спасибо вам, Христофор Сергеевич, за встречу с вами!
   Спасибо за ваших журавлей!
  

Первый раз в санатории

   Когда школьники учатся, им кажется, что они так заняты, а как уйдут на каникулы, неделю отоспятся, и пойдут бродить по улицам, и наступает тоска. В этом году в конце мая стали носить путевки в санаторий. Путевки, правда, дороговаты, но у некоторых родителей есть такая возможность. Кто приобрел путевки в школе родители не знали, и не знали школьники, а когда пришли к поезду, там оказались ребята с нашей школы и немало, человек двадцать. Когда разобрались, трое ребят было с их девятого "А" класса. Это были Плюев Матвей, Ерохин Вадим и Тимохин Андрей. В санатории все номера были на два человека. Но им нашли комнату на три койки. Устроились неплохо, окна с видом на море. В санатории было весело, каждый день экскурсии, хочешь на пляж, вечером концерты, каждый день художественные фильмы. Ребята ходили всегда вместе. Однажды к ним подсело два парня, видимо крутых, в дорогих костюмах, у обоих по два золотых кольца и по золотым часам. Познакомились, спрашивали, чем хотят заняться после школы. Ребята сказали, что пока не знают, да и родители сказали, что хотят, чтобы учились, где хотят они. Раза три они с ними искупались вместе, а когда пришли в воскресение, принесли коньяку, закуски и устроили пьянку. Ребята пили немного, а когда их заставляли, втихаря выливали. Когда Сергей Андреевич и Виктор Петрович поднапились, они взяли такси и уехали в какой- то ресторан. Когда они уехали, Андрей сказал: "Я видел, как из их сумки выпал сверток". Рядом уже никого не было, они подошли и взяли сверток в целлофане. А когда пришли домой, закрыли комнату на ключ и вскрыли пакет. В пакете были деньги, тридцать тысяч рублей и тридцать тысяч долларов. Андрей сказал: "Если мы не придем, они точно подумают на нас". А мы придем и скажем: "Вы нас напоили, а сами сели в такси и уехали, а мы проснулись, когда уже село солнце". Когда они их спросили, ребята сказали, как договорились.
   "А что случилось", - спросил Матвей.
  -- "Да так, кое-какие документы потеряли, - обронил, наверное. Но мы уже позвонили, нам все привезут".
   На пляже они больше не появлялись, наверное, уехали. Ребята даже не знали, откуда они. Когда приехали домой, деньги честно разделили, на них купили хорошие костюмы, туфли и по три рубашки, да немного прокутили, ведь до конца каникул оставалось полтора месяца. Доллары спрятали, а как исполнится по восемнадцать лет, положат на сберегательные книжки, ведь впереди институт и низкая стипендия, а жить хочется по-человечески.

Сельский паренек

   Зинур -- сельский мальчик -- с детства удивлял взрослых. Он был очень внимательный, а главное, его интересовало все, и во все он любил вникать один. Когда он обращался к отцу с просьбой рассказать что-то непонятное, отец всегда затруднялся отвечать на его каверзные вопросы, он иногда уходил от вопросов сына, говоря, что ему некогда, что он занят, что у него дела. Тогда Занур шел вечером в библиотеку и искал себе нужные книги. Когда он пошел в школу он хорошо умел читать и писать. Учился он хорошо. Он никогда не строил планов уехать куда-то, он очень любил свою родную землю и хотел трудиться для своих людей. Когда он учился в восьмом классе, он попросил отца во дворе своего дома сделать хорошую мастерскую. Отец его работал в колхозе шофером, возил председателя колхоза Сергея Ивановича. Отец Зинура попросил ребят помочь ему сделать сыну мастерскую. Все спрашивали, а на что ему мастерская, на что Дамир Кадырович отвечал: "А вы спросите у него. Он знает точно". Окончив десять классов, он не стал никуда поступать, набрал бригаду молодых, хороших ребят и стал принимать заказы по ремонту домов, водопроводов, электросетей, малярные работы. Ребята все подобрались хорошие, все уже отслужили в армии. Зинура в Армию не взяли из-за плохого зрения, и он занялся работой по восстановлению села, раньше никто его не делал, не было специалистов. Девочками Зинур не увлекался, а свободное время проводил на природе. Если бы вы знали и видели, как он любит природу. Все выходные он уезжал и возвращался с букетом цветов. Однажды идя по полю, вдоль села, он увидел девушку и подарил ей огромный букет цветов.
  -- А где вы их набрали?
  -- Да в поле.
  -- А вы знаете, где они растут?
  -- Да, конечно, сказал Зинур. Зинур познакомился со Светой, и они стали иногда ходить гулять. Зинур столько рассказывал о природе, что следующий раз, она взяла с собой ручку и бумагу и стала записывать яркие эпизоды природы. Света закончила педагогический техникум и приехала работать домой в школу, учителем младших классов, с первого по четвертый класс. Они стали ездить на лодке с подвесным мотором за грибами, ягодами, иногда на рыбалку. Света поражалась его знаниями о природе, особенно, когда он увидел стаю взлетающих лебедей и гусей. Видя их взлет или посадку, надо было видеть его. Он весь замирал и кроме этой красоты ничего не видел. Зинур был очень добрый парень, его любили сельчане, он всем помогал со своей бригадой, особенно тем, кто жил бедно. Со временем их мастерская стала увеличиваться, а когда взяли еще бригаду, двадцать человек, то решили в селе строить новые дома. А через три года сдали первый трёхэтажный дом. Зинур со Светой дружили и видимо она ему нравилась. Как-то идя с поля, Света сказала ему: "А почему ты не женишься?"
  -- "А на ком? У меня ведь нет никого?"
   -"А я?", - сказала Света.
   -"Разве тебе такой нужен человек? Тебе нужен инженер, а я бригадир".
   -"Да ты лучше всякого инженера во всем разбираешься".
   "Не знаю, - сказал Зинур, - не верю я, чтоб такая девушка как ты, меня полюбила".
   "А ты подумай", - сказала Света. "Хорошо, - сказал Зинур, - я подумаю. Светочка, до свидания, до завтра, встретимся". "Конечно", - сказала Света.

Любить, как надо, нелегко

   Утро было хмурое, все небо было закрыто густыми облаками. Дул свежий прохладный ветер, октябрь давал о себе знать. Птицы готовились к полету. На душе у Данила Ивановича был очень неспокойно. Его жена Анна Николаевна была в декретном отпуске - первым ребенком. Она все время плохо себя чувствовала, ей часто вызывали скорую помощь, она несколько раз лежала в стационаре. В декабре Анна Николаевна должна была родить. Женаты они были три года. Данил Иванович работал преподавателем физкультуры в школе, вел кружок художественной самодеятельности в клубе. Играл он на многих инструментах, а профессионально играл на баяне. Когда Анну Николаевну увезли в роддом, Данил всеми ночами стал пропадать в больнице, его все знали и пускали как работника. Ночью начались роды. Роды были с патологией, и встал вопрос, кого спасать, Анну или ребенка. Мать сказала: "В первую очередь ребенка". Выбора не было, пришлось спасать ребенка. Когда ребенок родился, Анне стало совсем плохо, а вскоре её не стало. Данил два дня не приходил в себя, а когда пришел в себя, сказал: "Я не хочу жить без Аньки". Ему сказали: "А на кого ты хочешь бросить дочь, ведь ты ей должен стать вместо матери". Данил безумно любил жену, как и она его, и кто мог представить, что произойдет такая трагедия. И вот остался Данил один, со своей красавицей дочкой, которая была похожа на мать. Отец назвал ее Светой. Он нанял нянечку, которая ухаживала за Светочкой целый день. Вечером и ночью он сам следил за дочкой. Девочка была очень умненькой, и очень любила отца, ведь он был ей и за отца и за мать. Отцу дочь заменяла все, что есть у него на свете. Время не стоит, оно идет, не смотря ни на что. Светочке исполнилось пять лет. Она была умной, как мама, и уже помогала дома папочке, так она называла его, им вместе всегда было хорошо. Все выходные они были вместе. Дом, в котором жил Данил Иванович, был почти новый, и очень хороший был двор и они по периметру стали рассаживать саженцы деревьев. Когда деревья подросли и расцвели, красота во дворе была неописуемая. А по углам цвела белая сирень, которую очень любила Анна. Светочка училась отлично, школу кончила с отличием и поступила в педагоги­ческий институт. Работать ей отец не разрешал. Она училась, занималась садом, изучала медицину. Мать ей оставила хорошую библиотеку, которую она изучала всю от корки до корки. Мать была врач. В институте Светочка училась отлично, а после четвертого курса пошла работать преподавателем в школу. Как-то Светочка сказала отцу: "Может, ты женишься, ведь поправить ничего нельзя".
  -- "Светочка, а тебе хочется, чтобы я женился?"
  -- "Да, папочка, мне кажется тебе тяжело одному".
  -- "А я разве один? Ведь мы вдвоем".
  -- "Прости, папочка, я больше так говорить не буду".
   Светочка была очень общительная и ее любили учителя и дети. Сидел как-то Данил Иванович, и говорит дочери: "Тебе уже двадцать два года".
  -- "Ну и что же, папочка, разве мы плохо живем вместе?"
  -- "Да живем мы хорошо, только ты забыла, что мне нужны внуки. Ведь ты не оставишь нас без малышей, а меня без внуков? Теперь главное нужно найти достойного мужа".
   Однажды Светочка поехала с отцом на рыбалку. Рядом с ними рыбачила семья: муж с женой и сын. Парень был очень симпатичный, а в разговоре чувствовалось - не глуп. Они познакомились семьями, парня звали Юрием, отца Артем Петрович, а жену Мария Ивановна. Юрий со Светой стали встречаться, вскоре Юрий понял, что Светочка девушка не простая и заслужить ее любовь будет непросто. Они встречались больше года и почти всегда у Светочки дома.
   Однажды Юрий сказал: "Я, наверное, не дождусь, когда ты меня полюбишь, тебе не такой жених нужен".
  -- "А какой мне нужен? От тебя мне нужно совсем немногое, чтобы ты любил меня, как папочка мой любил мамочку. Ты мне нравишься, а остальное, зависит от тебя".
   "Ясно", - сказал Юрий.
   В двадцать пять лет Светочка вышла за муж за Юрия, но сразу договорились жить у Светланы. У Светланы сначала родился сын, а потом через два года дочь. Когда родились внуки, Данил Иванович считал себя самым счастливым человеком на земле. "Это мне награда от Анны Николаевны, это она дала мне такую радость, отдав за это жизнь свою. Вечная тебе память, моя единственная, моя золотая Анечка, вечная моя любовь"
  

Карты

   Иосиф встал, мысли не давали ему спокойно спать. Ему было тридцать восемь лет, и он хотел жениться, но когда будет богат, и чтобы доход пополнял его казну. Поэтому женитьбу откладывал на следующий год и все тянул время. Родных у него не было, было два друга еврея, одному сорок, другому тридцать пять. Встречались они не часто, но праздники всегда отмечали вместе. Старший Глеб работал сапожником. А младший Абрам - диспетчером. Все они были холостяки, но все они мечтали стать богатыми. Иосиф копил деньги на большой дом, чтоб было чем гордиться, когда приведет жену. В эту ночь он решил: есть один способ разбогатеть - выиграть в карты. Эта мысль ему давно не давала покоя, как только появились игровые автоматы. Он все боялся проиграть свои деньги, но сегодня решился, а вдруг повезет, ведь все так начинают. Зайдя в игровой зал, он решил осмотреться, посмотреть, как другие играют. Первый день он играть не стал, он решил познать секрет игры. На другой день, походив до обеда, он взял сто граммов водки и кружку пива. Выпив, взбодрился и пошел играть. Проиграв часа два, у него было четыре проигрыша и два выигрыша, что очень взбодрило его. Когда все подсчитал, он в проигрыше в сорока рублей. "Но это ничего, - думал он, - это нормально". На следующий день, у него было пять выигрышей, но выиграл всего сто двадцать рублей. Но что ему нравилось, у него росла какая-то уверенность, что он выиграет большую сумму. В общем, он понял, что игра начала его притягивать. Поиграв около месяца, он взял немалую сумму, и теперь точно понял, что разбогатеть можно только на игре. Однажды Иосиф взял хорошую сумму, а когда пошел домой, заметил, что его дежурят. Поняв это, он не пошел домой, пошел к другу Глебу. Он переночевал у друга, а на следующий день решил не идти в тот игорный дом, где взял большой куш. Он несколько дней отдохнул, угостил своих друзей коньяком от души. Поиграв в другом игорном доме, он через два месяца купил себе дом, который ему очень нравился. Он купил мебель в дом и считал, что мечта сбылась, надо только выиграть еще сумму и можно будет жениться. Пригласив Глеба и Абрама, он сказал им: "Найдите мне хорошую невесту, еврейку, можно даже из родственников, если они у вас есть. Но, главное, она должна быть толковая". Вскоре он женился на Саре, которую выбрали из дальних родственников Глеба, его двоюродная сестра. Иосиф привел невесту в шикарный дом. Он был на седьмом небе от счастья, не верил своим глазам. Иосиф после свадьбы решил отметить медовый месяц на Черном море, а после хорошего отдыха решил поправить свои финансы. Два дня ему везло, он взял хорошие суммы, а на третий не повезло, он проигрался. Нужно было отдать деньги, и он решил продать дом, но Сара сказала: "Дом мой, я его оформила на себя, а у тебя ничего нет". Он сказал Саре: "Мне дали срок один месяц, если не найду деньги, меня убьют". Видя, что Сара на продажу дома не пойдет, Иосиф собрал Глеба и Абрама и сказал: "Я вашему роду подарил такой дворец, где будут жить несколько поколений. А теперь вот что, за неделю вы должны собрать деньги и сделать мне загранпаспорт, я должен уехать в Израиль, иначе меня убьют через месяц". Все друзья и знакомые, решили, что он поступил верно. Сделали все, что он просил, проводив его, больше ничего о нем не слышали.
  

Самовоспитание

   На окраине города стояла одинокая землянка с небольшим двором, в которой жила одинокая девушка, она осталась сиротой в пятнадцать лет. Девочка была очень умная и, слушая советы соседей, она решила: "Буду жить сама как хочу, не слушая никого". Они жили с песиком вдвоем и не расставались никогда. Жила она на пенсию, которую ей платили, как несовершеннолетней. А двор ее был как подсобное хозяйство, где она выращивала овощи и продавала их на базаре. Во дворе у нее было два больших плодовых дерева, которые давали хороший урожай - яблоня и слива. Она часто ездила на базар и продавала овощи и продавала овощи и фрукты свои и тех, кто ее попросил продать.
   Друзей и подруг у нее не было. Общалась, но не дружила. Она знала что друзья будут давать советы сделать так, как они хотят, а она хотела жить по-своему, своим умом. Образование было девять классов, и она решила поступать в техникум на заочное отделение. Поступив учиться, жизнь пошла веселей. Жаннета - девушка была способная, у нее было много хорошей учебной литературы. Когда Жаннете исполнилось двадцать лет, она стала закрывать лицо большой шелковой косынкой, чтоб не заглядывались на нее, особенно на базаре. Жаннета была красивая, высокая, стройная девушка, но до сих пор не встречалась ни с одним парнем. Она решила не выходить замуж до двадцати пяти лет, пока не влюбится серьезно. После окончания техникума она стала работать экономистом на одном заводе Работа ей нравилась, и она с ней справлялась. Со своим другом Верным они хорошо знали, где растут хорошие грибы, и она их много заготавливала на зиму, а зимой грибы покупали за хорошие деньги. Хозяйкой Жаннет была прекрасной. И очень вкусно все готовила. А какая у нее была закатка овощей, просто пальчики оближешь. Как-то в субботу она пошла с Верным за грибами, а когда возвращались, Жаннет провалилась в яму двумя ногами и корзиной грибов. Верный побежал, и привел ей на помощь одного парня, который достал ее из ямы. Он посадил Жанну на бугорок и спросил?: "Как ноги, может тебя отвезти домой, я машину поймаю?" "нет, не надо, - сказала Жанна, - спасибо большое". "Да вы своему другу говорите спасибо, он меня прямо за брюки тащил. Я сразу понял, что что-то случилось". Уходя Антон спросил, где е найти, она сказала, где работает. Они стали встречаться. Через полгода Антон сделал ей предложение выйти замуж, Жанна сказала, что ей еще рано и надо подождать два года.
  -- 0x08 graphic
"Да почему?"
  -- "Хочешь знать?"
  -- "Да, хочу".
   Они договорились встретиться в выходной день у нее дома, где она обещала ему все рассказать. Зайдя в дом, она достала журнал, где была расписана жизнь до двадцати пяти лет. Антон был поражен, он ничего о ней не знал, он думал, что у нее как у всех есть родители. "Прости меня Жаннета, да у тебя железная сила воли, ты редкая девушка". И как только исполнилось двадцать пять лет, они расписались в загсе. Когда расписались, Антон сказал: "У меня есть трехкомнатная квартира, я ее недавно купил". Жить решили в новой квартире, а землянку с подворьем оставили, как есть, чтобы летом там жить.
   Вот так пятнадцатилетняя девочка сама позаботилась о своем воспитании. Этот пример может служить для сильных волевых девочек примером, которым по достоинству можно гордиться.
  

Не один сеять хлеб

   Колхоз "Восход" стоял около больших полей, которые ежегодно перепахивали, удобряли и сеяли пшеницу, рожь. После уборки урожая все начинали сначала, и так каждый год. Колхоз ничем не выделялся. Молодежь после школы, кто поступал в учебные заведения, покидал колхоз, кто, привыкнув к адскому труду, оставались с родителями и тянули этот труд до старости. Председатель колхоза, Ерохин Андрей Сергеевич, был неплохой человек, и он мыслил сделать что-то новое, но все откладывалось и оставалось все по-старому. Сельские мужики на отдыхе не говорят о театрах и балетах, они всегда говорят о делах. По выходным пивной бар работает с утра и до темна, а куда пойти мужику в выходной, как не туда, отдохнуть, поговорить с друзьями, выпить. Сидели за столом изрядно охмелевшие шесть мужиков и два пастуха
  -- Зинур и Кадырбай. Разговор зашел о лошадях, и пастухи сказали, что колхозные лошади годятся только на мясо, не плохо было бы рысаков завести в нашем колхозе, и жить бы было веселее. Утром они пришли в правление колхоза и поделились своими мыслями с председателем. Давайте мы съездим на Кавказ, в Крым, в Сибирь и выберем хороших лошадей, мы знаем в них толк. За три поездки они привезли двадцать лошадей обоего пола. Разводить стали в отдельных конюшнях, а уход и питание были что надо. За три года уже молодняка было около семидесяти голов. Решили подкупить еще, а своих лошадей потихоньку сдавать на мясо. Построили гостиницу для людей, которые будут приезжать покупать лошадей. Нашли специалистов по обучению лошадей на гонках. Стали строить ипподром и уже появились рысаки, вот и стали устраивать соревнования на скачках. Пошел по области разговор о лошадях колхоза "Восход", стали к ним приезжать, покупать лошадей. Кони были прекрасные, и за ценой никто не стоял. А через пять лет стали устраивать скачки с разных областей. Колхоз стал богатеть за счет своих рысаков. Построили несколько трехэтажных сорокаквартирных домов, к ним на жительство стали приезжать с других сел. Колхоз убавил посев пшеницы на плохих полях, когда уходило много навоза, а урожаи брали низкие. А когда этот навоз стали возить на хорошие участки, то урожай покрывал убранные площади. Как говорили мужики, работы меньше, а урожай больше. Село очень обновилось, построили новый клуб, кинотеатр, большую новую школу, поликлинику. Вот что могут сделать кони.
  

На прогулке

   В выходные дни, когда не надо спешить на работу, девчата лежат в постели и мечтают о богатых женихах, любят фантазировать. Виктория тоже не спешила вставать, и решила пройтись по набережной Волги, подышать воздухом, послушать чаек. На набережной она стояла и слушала чаек. "О чем же они говорят между собой", - думала она. Послушав чаек, она пошла по набережной, мечтая о разном. Вдруг возле нее остановилась машина, и из нее вышел красивый парень. Она хотела идти, но красавец спросил, не может ли она показать, как выехать из города, и где мост, а мы вам возьмем такси, и прейдите обратно. Виктория была так очарована красавцем, что сама села в машину. В машине на заднем сидении сидел мужчина, тоже симпатичный, но пожилой. Они познакомились, за рулем сидел Андрей, второго звали Игнатом. Им очень понравилась девушка и имя ее - Виктория. Она была высокая, красивая, как выточенная фигура. Андрей сказал: "Вот вы нам очень нужны". Когда проехали мост, прижались к краю дороги, закрыли окна и сказали: "Ну, а сейчас перекусим, и в путь". Они перекусили, выпили по сто граммов коньяка и сказали: "А теперь, Виктория, слушай нас, ты поедешь с нами, тебе будет хорошо, ты не пожалеешь, поняла? А куда мы поедем, это потом". Они ехали весь день, вечером остановились в степи и стали кушать. Викторию тоже заставили поесть. Они допили бутылку коньяка, которую начали утром, как выехали из Астрахани. Машина тронулась опять в путь. За руль сел Игнат. К Виктории они не приставали, вели себя культурно. Утром они приехали на место. Это был трехэтажный особняк, огороженный металлическим забором. Вот в этот особняки привезли Викторию, поместили в хорошем номере, где было немного мебели, и велели отдыхать с дороги. Утром ее вызвал мужчина, который сидел в кресле, и велел присесть Виктории и сказал: "Вы будете работать у нас. Обслуживать миллионеров, они платят хорошо и вам и нам". К ней пришла красивая женщина, дала инструктаж, показала пару приемов, как вести себя и ушла. К Виктории стали приводить мужчин, но они все были не моложе пятидесяти лет. Богачей приводили не каждый день, в неделю не более двух трех. В свободное время ей разрешали гулять в саду с женщиной, которая меняла ей одежду, убирала в комнате. Так она прожила у них год, платили ей хорошо, да и женихи кидали ей сотни долларов.
   Вскоре ее вызвал шеф и сказал, что она им надоела, и они просят другую.
  -- "Мы тебя отвезем и оставим, где взяли, но если узнаем, что ты об этом кому-то болтала, мы тебя найдем, и, ты знаешь, что сделаем. Говори, что уезжала, жила в другом городе".
  -- "Я знаю, что сказать, это будет моя тайна, ведь молчать, это, прежде всего, спокойно жить. Что мне пока еще нужно".
  -- "Ну, вот и молодец", - сказал шеф.
   Приехав домой, она два месяца не работала. Найдя хорошую фирму, вложив нужную сумму, она занялась бизнесом. Поработав в этой фирме год, она вышла замуж, как порядочная женщина. Она ни о чем не жалела. Правда, ее никто не знал, кроме нее самой. Не знала и она, где была, ведь ее ночью привезли и увезли.

На рыбалке с Рексом

   Утро на реке было тихое, солнце еще не всходило, жары не было, даже было немного прохладно. Седов Антон Петрович сидел на берегу с Рексом. "Пойдем, - сказал Петрович Рексу, - порыбачим. Что нам еще с тобой делать". Собрав несложные орудия рыбалки и, заведя подвесной мотор, поехали рыбачить. Далеко заплывать не стали и, расставив свои лески на берегу, стали ждать поклева. Клев был слабый, посидев около часа, Рекс залаял. Посмотрев внимательно на реку, они с Рексом увидели, что к ним плывет лошадь. Когда лошадь вышла на берег, Петрович хотел подойти, но лошадь к себе не подпускала. Конь отошел недалеко от них и стал обсыхать на солнце, а когда его шерсть высохла, он весь горел как в золоте, и до чего была красивая лошадь, нельзя было глаз оторвать. Даже Рекс не лаял, а смотрел, как и Антон Петрович. Красавец конь, отдохнув, переплыл реку и галопом побежал в просторную степь. Вскоре они потеряли коня из вида. Вечером они пошли к своим пастухам и рассказали о рысаке. Пастухи обещали найти этого рысака. Первый день поисков не принес успехов. На второй день коня видели, но он обходил их, как стоячих, и о поимке говорить было нечего. Пастухи обратились к председателю совхоза, и он выделил им пятнадцать парней, умеющих обращаться с лошадьми. Когда семнадцать лошадей стали окружать рысака, он сдался. Красавца привели в совхоз. Вскоре рысак стал участвовать на скачках и всегда приходил первый. За него давали бешеные деньги, но сельчане даже слушать не хотели. Сельчане его назвали Звезда, и очень гордились им. Когда Звезду награждали, всегда давали подарки Антону Петровичу и Рексу. Ведь не будь на месте рыбачка, не видать им Звезду красавца, и бродил бы он где-нибудь в камышах и до сих пор.

Собачья драка

   Два соседа, Николай и Никита, вышли вечером отдохнуть со своими друзьями. Николай со своим Рыжиком, а Никита с Казбеком. Жили они через один дом и псы друг друга хорошо знали и постоянно вместе играли. Придя на берег, они увидели ребятишек, которые удили, а рыбу бросали кошкам, которых собралось больше десятка. Как кошки дрались за рыбу, это нужно видеть. Толпа ребятишек громко смеялась над кошками. Николай и Никита сидели в лодке, что была на берегу, подготовленная к ремонту. Они тоже смотрели на кошек, и забыли про своих псов. Вдруг один мальчик вытащил хорошего окуня, и бросил не кошкам, а Рыжику и
   Казбеку. Сначала, они швыряли окуня туда сюда, а потом резко их собаки стали злыми. Их хозяева стали следить за ними, а они становились все злее. Потом они окуня куда- то забросили, а злоба между ними стала еще сильнее. Николай и Никита не знали, что делать, ведь они могли броситься на них, да и подойти к ним было страшно. Потом драка стала тише. Видимо, устали, а через несколько минут стали снова со злостью рвать друг на друге шерсть. Вдруг Казбек громко завыл и упал на землю. Из его горла текла кровь, и очень сильно, было ясно - добром не кончится. Минуты через две Казбек застонал и упал трупом. Никита забрал Казбека, чтобы похоронить его во дворе. Когда Николай забрал Рыжика домой, кругом стало тихо. Николай, придя домой, закрыл пса в будку. Рыжик уснул как убитый, а утром, когда Николай подошел к будке, Рыжик стонал, у него на глазах были слезы. Рыжик осознал свою вину, но уже было поздно, и теперь он остался один, без друга.

Приехала в гости

   Приехали две студентки строительного института в село на каникулы. Елена давно звала поехать подругу к ней на родину. Родители Елены встретили Екатерину, как родную. Екатерина любила вставать рано, тем более что спать ложились рано. Вставая рано, Екатерина подробно знакомилась с селом, что его окружало какие поля, леса и так далее. Ей сразу понравился свежий воздух и множество летающей птицы. Особенно, когда она выходила в поле, а утки или гуси поднимались в небо стаями или садились на земные поля. Екатерина была тоже из сельской местности, но в рыбацкий район ей ехать не хотелось. "Рыбацкие профессии - это не мой профиль". Во время распределения были места в
   Новосибирскую область и в совхоз, где жили родители Елены, где они отдыхали.
   Приехав в село, председатель сказал: "Да вы вряд ли захотите здесь остаться". "Да почему? Я была здесь, и мне у вас понравилось. Земли много, край видно богатый, только работать, как надо, не хотите. Вы Авдеевых знаете? Я вот я у них была, мы с Леной вместе учились, а вот она к вам не поехала, взяла и попросилась в новосибирскую область. Николай Николаевич, а что у вас так село запущено? Домики, дунь сильный ветер, поломаются все". Председатель покраснел: "Да, вот все времени не хватает". "Ну ладно, - сказала Екатерина, - какую вы мне даете должность?"
  -- "У меня есть должность главного инженера".
  -- "А что занять ее некому было?"
  -- "Да был старик, ушел на пенсию, нового пока не было".
  -- "А чем вы занимаетесь?"
  -- "Мы занимаемся овощеводством".
   -"А еще чем?"
  -- "Да пока только овощами".
  -- "Николай Николаевич, а у вас агроном есть?"
  -- "Да нет пока". --
   "А как же вы работаете? Главного нет, агронома нет, что за совхоз такой? Ну ладно, я сама все найду".
   Нашли молодого агронома после техникума, парень был молодой, но неглупый и хорошо взялся за дело. Подготовили теплицу в зиму, чтобы посадить рассаду и ранние овощи. Механик, Юрий Васильевич, парень был лет сорока, вроде, был неплохой. Екатерина Ивановна сказала механику: "Пойдем, покажем трактористам, где надо вспахивать землю под картофель, будем выращивать и картофель. Зимой необходимо загородить сад, и посадим фруктовые деревья, саженцы, а ты, агроном, Семен Игнатьевич, обеспечь нас саженцами. Только ты выбирай сорта хорошие, ведь нам их продавать, и,
   конечно, чтоб урожай был хороший". Екатерина Ивановна продолжала: "Надо набрать людей, которые разбираются в строительстве, и взять двух строителей, одного маляра и начальника этой небольшой бригады, которая будет заниматься ремонтом жилых домов. Жильцы, у которых есть деньги, будут подавать заявки на ремонт жилья, а стройконтора выполнять". На совхозном собрании решили заняться скотоводством. Стали строить ферму, коровники для коров, а весной или летом возьмем скот. В прошедшем году от продажи картофеля взяли большой доход. Картофель был очень хороший. В этом году количество гектар решили увеличить. Екатерина Ивановна удивлялась: "Люди работают хорошо, что же у них было плохо, видимо такое было руководство". Люди стали хорошо зарабатывать. Через два года из строй конторы сделали ПМК, которая давала неплохую прибыль, совхозу. Заработала ферма, стали молоко продавать для села, а потом стали сдавать в район. Четыре года, как Иванова Екатерина Ивановна приехала в совхоз "Полет", и его не узнать. Дома все приняли нормальный вид, село обновилось, а ПМК стали строить дома двух- и трехэтажные, но пока не большие, но уже есть план на строительство сорокаквартирного трехэтажного дома. И вот в село после четырех лет приехала Авдеева Елена Ивановна. Катерина с нею встретилась в селе у магазина. При встрече подруги говорили о работе и их делах. Елена говорит: "Как ты наше село преобразила, я приехала, и глазам своим не верю, и все говорят, что это благодаря Екатерине Ивановне. А какой совхоз стал, люди стали жить по-человечески, из других сел едут к нам. А я попала в такую дыру и в прошлом году сбежала в город Новосибирск, работаю в ПМК старшим инженером. Вот собираюсь замуж выходить, но не знаю. Жениха не взяла, хочу дома отдохнуть с родителями последний раз, а то замуж выйдешь, забот будет полон рот".
  -- "А я в прошлом году была в отпуске у родителей, у нас район, не село, места все хорошие заняты, а на подхвате я не хочу. Мне здесь нравится, может лет через десять, будет район. Вот мне дали двухэтажный дом с хорошим двором. Как выйду замуж, будем обживаться".
   Через год Екатерина Ивановна вышла замуж. Весной очень дружно зацвел фруктовый сад, а в селе во дворах зацвела белая сирень. Вот как от руководства и самих людей зависит их личная жизнь.
  

Пасмурный вечер

   Дело шло к вечеру, погода стояла теплая, но было пасмурно, синоптики обещали дождь, его ждали, но дождь не шел. Дебошев Шамиль Ахмедович брел по берегу, тихо передвигая ноги. Ему захотелось сесть, но сидячих мест нигде не было. Вдруг он увидел стоящую на причале лодку. Он подошел к ней, вымыл свои туфли, лег в нее и тут же уснул. Когда Шамиль проснулся, он полез в карман своего пиджака, там нашел полбутылки водки и тут же её выпил. Это подняло ему настроение, и он хотел снова куда-то пойти, но увидел на полу лодки какой-то сверток, который мешал ему спать. Он поднял его и удивился, там лежали деньги, при том доллары. Он посидел еще час, никого не было. Он положил деньги в сумку, которая всегда была с ним, и снова пошел по берегу, только в другом направлении. Подойдя к лавочке, он сел отдох-нуть, водка, которую он выпил на хмельную голову, ослабила его силы. Вдруг к нему подошел мужик, тоже сильно выпивший, и спросил: "Ты оттуда идешь, там лодки нет?" Шамиль помолчал, а потом спросил: "А ты про какую лодку говоришь?" - "Да я там бухал, потом заснул, потом ушел, а сумку там забыл, теперь не могу найти лодку". -- "Тебя как зовут?" - "Да зовут меня Зевет.
   Я там подзаработал немного и оставил там по пьяни". "А это как ты подзаработал?" - спросил Шамиль. - "Да как, стащил у одного, как я еще могу подзаработать. Вот стащил и потерял, надо ж так". "Ну ладно, ищи свои деньги, пока, до встречи". Шамиль пересчитал деньги, спрятал дома и решил кутнуть на дармовщину. Через неделю он снова встретил Зевета возле кафе. Он пригласил Зевета за свой стол, накормил, напоил, да еще дал бутылку коньяка. - "Шамиль, я еще в жизни не видел таких друзей, как ты, да ты лучше родного брата". - "Ну, давай, Зевет, до встречи, всех тебе благ". - "Пока, до свидание". После этого они не встречались.

Бывший священник

   Демид Демидович Благой сидел на берегу и смотрел, как по реке плывут гуси и утки, перекликаясь на разные голоса и без драки уживаются целыми стаями, а тут с одной женой не покоя ни днем ни ночью. Жена Деми­довича была женщина странная, она не имела никого образования, но главное, была страшно бесшабашная. Муж у нее был всегда во всем виноват. Она не работала и не готовила дома. Сама пойдет в столовую, поест и отдыхает, а дома было шаром покати, есть нечего. Как-то зашел сосед и пригласил его к себе, у него было день рождения, а жена уехала к матери. Демидович пошел к соседу, посидели, выпили, и он пошел домой. Дома жена почувствовала запах спиртного. Стала оскорблять его нецензурной бранью и запустила в него сковородкой, которая прошла рикошетом, но конец сковородки оставил хороший шрам. Утром Демид сказал жене: "Если еще раз поднимешь на меня руку, я позову председателя совета и милицию". - "Что ты сказал?" - "Да что слышала". - "Да я тебя, гада, убью!" - "Тогда я подаю на развод, мне такая жена не нужна, - "а кто меня кормить будет?" - "А никто, сама себе на хлеб зарабатывать будешь". - "Да ты же муж, ты меня кормить должен". - "Вот разведусь, и не буду тебе мужем, и кормить тебя не буду". Когда Демид развелся с женой, слух по селу быстро пошел, что она была непутевая, довела мужа. Все говорили: "До чего довела мужа, что даже развелся, такой хороший кузнец, его все село любило". "Ну вот, - сказал Демид жене, - теперь ты свободна, живи, как тебе хочется". - "А деньги высылать мне будешь?" - "А это еще зачем? Ты мне теперь чужой человек". - "Это как?" - "Да вот так". На другой день, на заре, Демид покинул село. Он забрал свои документы, диплом священника, который получал в молодые годы, он даже работал священником три года. Демид взял рюкзак на плечи и пошел в большое поле, время было теплое, все поле сияло зелеными травами морем разноцветных цветов. В небе кружилось множество птиц. Деревья стояли все в густой листве. Демид шел трое суток, а на заре увидел небольшой поселок, но что его удивило, в нем стоял небольшой собор. Он посидел, подумал и сам себе сказал: "Дай-ка я зайду в собор, помолюсь, вдруг работает". Когда он подошел, собор был закрыт. Внешне собор был небольшой, но для поселка очень даже приличным. У первого прохожего Демид Демидович спросил: "Работает ли собор?" - "Да нет, - сказал прохожий, - уже лет десять как не работает". - "А что так?" "А кто сюда поедет, в такую глушь? Село небольшое, людей мало". - "А кто заведует собором?" - "Да есть у нас одна Марья Ивановна". Когда Демид нашел ее, это была женщина пятидесяти с лишним лет, но смотрелась хорошо, видимо, в молодости была красавицей. Когда Демид встретился с председателем совхоза Петром Семеновичем, он показал ему диплом священника и стал готовить собор к работе. Дел было много, нужно было найти людей, которые знали церковные дела. С большим трудом, при помощи председателя и сельчан, собор заработал. Большую помощь ему оказала Марья Ивановна. Вот уже год как звенят колокола собора. Демид Демидовоч предложил руку и сердце Марье Ивановне через год, и вот уже два года, как они вместе. Как-то задул буран со снегом, ночью кто-то забарабанил в дом. когда открыли увидели мужчину, а на руках у него была женщина, вся избитая, глаза опухшие, кровь текла по телу. Положив женщину, он тут же упал и заснул мертвым сном. Когда на утро проснулись, буря утихла, придя в себя, женщина закричала: "Демидушка, это ты? А я твоя Пелагея, не забыл еще свою жену?" "Да забыл, теперь вот моя жена Марья Ивановна". - "Какая же я дура была, что кинула в тебя сковородкой. А ты был такой хороший, чего мне, дуре, нужно было?" Подошел ее новый муж и сказал: "Да она как была дурой, так дурой и останется". Марья Ивановна накрыла на стол, покормила гостей, а когда встали, Демид Демидович передал привет всем сельчанам, и сказал: "Кто будет ехать мимо, пусть заезжают в гости. Всегда будем рады". Подошла Пелагея вся в синяках и сказала: "Сейчас я бы жизнь отдала за тебя, но жаль, что поздно хватилась. Демид, не поминай меня лихом, прости, если сможешь".

Природу нужно беречь

   На земле нет ничего красивее природы. Об этом может сказать человек, который не только любит природу, но кто ее знает и оберегает. Я люблю природу, но всегда чувствовал, что я ее плохо знаю. Зная одного старика, я напросился с ним поехать на один остров. Остров как остров, мимо которых я проезжал миллион раз. "Федор Федорович, а что мы увидим на этом острове?" - спросил я. - "А вот побудем, потом поговорим". Поставив лодку, мы пошли в глубину острова. Шли мы очень долго. Я. Честно говоря, устал. Мы прошли еще немного в густой лесок молодых деревьев, и он мне сказал: "Сейчас сядем, и будем наблюдать". Посидев минут тридцать. Мы увидели перелет разной птицы: уток, гусей, чирков. Журавлей, бакланов, лысух целыми стаями. Затем увидели. Как они делают посадку в мелкий лесок и как они в нем укрываются, что, пройдя мимо них, и не заметишь. Посидев еще немного, мы услышали пение птиц, которых я никогда не слышал. Это были золотые голоса маленьких птиц, таких как чирки, стрижи, ласточки, скворцы, жаворонки. Я часто спрашивал у Федора Федоровича: "А чей это голос". Он тут же называл. Рассказывал об этой птичке. Я очень жалел, что не взял с собой ничего, чтобы сфотографировать их и записать голоса птиц. Я горел желанием, еще хотя бы раз посмотреть на них, но старик не обещал мне поездки, и мои мечты записать пение птиц и слушать дома, не сбылись. Что бросается в глаза: весь природный мир любит жить в тишине и спокойствии. Только тогда раскрывает себя полностью. Как мало мы знаем о природном мире, особенно люди, живущие в городах. Богатство людей - это богатство природы, богата природа
  -- богаты люди. Поэтому природными богатствами нужно делиться в меру, охранять и приумножать их. Это не просто слова, это так и есть на самом деле. Я помню свое детство, когда утром выходили на речку, а из сетей торчали севрюжьи носа под водой. Вот какое было богатство нашего края. Черная икра на столе была круглый год, и стоила по тем деньгам три рубля за килограмм. А что мы видим сейчас? Браконьерский лов и отвоз в Москву и за границу. Покупают, из-под полы, за баснословные деньги. Где наши природные богатства. Нашего Каспийского моря? Нельзя грабить природу, она не бесконечна. Завидующие глаза человека никогда не насытить, он умирая, все будет хватать, не думая зачем ему это, на том свете ничего не надо. Оставь тем, кто будет жить после нас. На этом стоит живой мир, о нем тоже надо думать. А кто будет кроме нас, живых, думать, ведь о нас думали, когда нас не было на свете, а теперь наш долг думать о тех, кто будет после нас. Это правда.
  --

Шатровый край

   Джагуль не любил работать долго на одном месте, но почему он сам не знал. Он был специалистом разных специальностей, но он чего-то хотел, а хотел он легких денег. У него было три пса. Которые жили у него с малышей и которых он многому обучил, и они это делали только для него. "Сидя как-то дома и потягивая водочку с пивцом он думал: "А что, если мне пойти работать вместе с собаками. Уехав на север. Он нашел там поселок из шатров и решил там пожить. Когда жители увидели красавцев псов, они предложили ему шатер. Они задавали Джагули много вопросов, но больше всего их интересовали псы. "Что они могут делать", - спрашивали его". - "Они могут все, но только у меня, ни один человек не заставит их ничего сделать". - "А вы можете нам почту возить из соседних районов?" - "Хорошо, пять рублей письмо, десять рублей посылка". "Хорошо,- сказали жильцы, - мы согласны". Он все умел делать: слесарные, кузничные, плотничные работы и быстро завоевал уважение жильцов шатрового поселка. Пожив шесть лет, он накопил хорошую сумму денег и решил уехать из поселка. Но сельчане его не пускали. Тогда он им сказал: "Я оставлю вам моих собак, а к ним-то я вернусь". Ему поверили, но он уехал не домой, а в Болгарию. Где когда- то служил в Армии. Он приехал в тот город, где служил, купил на окраине хороший дом и стал присматриваться, как тут люди живут. Прожив три месяца и отдохнув от сельской жизни, он купил себе мастерскую, набрал себе шесть специалистов, и стал принимать у жильцов заказы на разные работы. Дело пошло хорошо, и тогда он решил завести семью. Ведь ему было уже тридцать девять лет. Познакомился с девушкой, сыграли богатую свадьбу и решили остаться здесь навсегда. Через несколько лет у них родилось двое детей - сын и дочь, и они поехал показать своей семье Родину. Когда он приехал, его не узнали. Старики, конечно, помнили, когда он уезжал с тремя псами искать свое счастье. Покутив десять дней со старыми друзьями, он с семьей вернулся на свою новую Родину, в Болгарию.

Семья

   Жила семья у моря. Отец был моряк. Когда отец был дома, они всегда по утрам выходили на берег и любовались красотами моря. В тихую ясную погоду, на расстоянии нескольких закров, вода как бы сливается с морем. Звонов Кирилл Петрович ходил на судне старшим механиком. Сын Андрей был очень похож на отца, и отец его очень любил. Когда Андрей стал подростком, отдыхая у моря, он спросил у отца: "Почему, когда тебя нет дома, мама вечером не сидит со мною, а идет к подругам?" Отец ответил: "Я поговорю с мамой, пусть она вечером будет с тобой". - "Папа. Мне нужен друг. Чтобы его отец тоже был моряк, чтоб было о чем поговорить, а то у нас в клиссе, у всех отцы работают на заводах и на стройках. Они про моря ничего не знают". Когда отец уходил в море, сыну было очень скучно. И он всегда с нетерпением ждал приезда отца. Свою мать Андрей недолюбливал, потому что когда отца не было, мать не уделяла ему должного внимания. А вечерами куда-то пропадала, а он, выучив уроки, или читал книгу или смотрел телевизор. Чем Андрей становился взрослее, тем отношения между ними становились все хуже. Когда Андрею было пятнадцать лет, отец пошел в рейс и попал в шторм. Корабль утонул. Из восемнадцати человек команды живых спасли только трех. Потерю отца Андрей переживал очень тяжело. Каждое утро он вставал со слезами. И каждую ночь во сне его видел. После смерти отца мать стала в открытую пить и гулять. Когда Андрею исполнилось семнадцать лет, мать на день рождения привела молодого мужчину и стала знакомить с сыном. А сын сказал: "У меня есть отец и больше мне не надо". После частых пьянок матери сын подумывал уйти от нее. Но уйти пока было не куда. Окончив школу, Андрей поступил в мореходное училище, к матери приходил редко. Жил в общежитии. Но иногда приходил посмотреть, как она живет. В девятнадцать лет Андрей был очень крепкий и мог постоять за себя. Придя как-то домой. Он застал мать с кавалером, притом очень пьяным. Он стал гнать его из дома, тогда тот достал нож и кинул в него. Попал в ногу. Через неделю он опять пришел к матери, она была пьяна и стала ругать сына, зачем он вызвал милицию, ведь на нем заживет все как на собаке. "В кого ты превратилась без отца! Настоящая тварь, может тебя из квартиры выгнать. А то ты квартиру пропьешь, а ведь это квартира отца, он ее получил, а я сейчас законный наследник. У тебя ведь тут нет ничего, кроме пьяных любовников". "Да я тебя, падла, убью", и кинула в него нож, как и ее любовник, и попала в ноги. Из ноги текла кровь, но сын, не обращая на нее внимания, нашел на балконе, где лежало ружье отца. "Ну что же ты, мамочка, все хочешь избавиться от меня. Тогда сделаем так: он вынул ружье и выстрелил в нее. "Прости,- сказала мать, - я стала дурой, так мне и надо". Сыну дали условно два года. Закончив мореходное училище, он ушел на море. Продолжать бороздить его поля, как и отец.

Рыбацкие жарники

   Сейчас, когда техника так шагнула вперед, нужны только деньги и получишь все, что душе угодно. А вот лет шестьдесят - семьдесят назад об это никто и мечтать не мог, не то что иметь. У нас в области огромное количество людей, занимающихся рыболовством. Появилась необходимость, как можно готовить в лодке, в любое время дня, особенно когда ловишь далеко от берега. Рыбаки решили изготовить жарники. Название это они получили, когда их изготовили. Жарник представлял собой цилиндр из листовой стали. Сталь размером шестьсот на четыреста миллиметров. Дно цилиндра глушилось такой же сталью, а верх был открытый. Сверху ставилась стальная крестовина, упирающаяся на цилиндр, а на нее ставился котел. В середине цилиндра с одной стороны вырезалось отверстие двести на двести или двести пятьдесят на двести пятьдесят миллиметров для закладки дров в жарник и было по бокам две ручки для переноса, можно прямо с котлом полным ухи. Внизу у жарника было четыре небольшие ножки, для установки его в любом месте.
   Я это хорошо знаю, мой отец, Александр Павлович их делал сам и очень красиво. Заказов на них было много. А почему на них был такой спрос? Рыбаки так много времени экономили. Утром рано надо ехать на приемку для сдачи рыбы, а когда едешь назад, можно приготовить обед, на ходу пообедать. А какая прелесть вечером, стоит порядок, а ты стоишь у порядка, готовишь ужин, затем вскипятишь чаек, отдыхаешь, смотришь на птиц летящих на отдых. И все это дает рыбаку жарник, которые и сейчас есть, как и семьдесят лет назад. Изобретение простое, но уникальное и необходимое рыбаку, как воздух. Летом даже во дворах готовят на жарниках, готовят и отдыхают на свежем воздухе.

Наблюдая за птицей

   Начало сентября. Ничего не напоминало об осени. Погода стояла теплая. Легкий ветерок шевелил листву на деревьях. Небо было чистое, безоблачное, что нечасто бывает. Небольшая лодка, на которой мы приехали, была спрятана в камыше, а мы сидели в болотных сапогах на небольшой куче камыша и внимательно смотрели на небо. И вдруг мы услышали голос птиц, и увидели, как летит стая лебедей, не очень высоко, они шли на посадку над водой метрах в пяти. Стая села так красиво и тихо и так же тихо легла в хворост и стала отдыхать. Видно, полет был большой и скорее всего с моря. Потом показалась стая гусей из одиннадцати штук. Они приземлялись тоже тихо, но как только сели, сразу взялись за еду, видно сильно проголодались. После гусей прилетела большая стая чирков и рассыпалась по траве, стала что-то клевать. Потом появилась большая стая бакланов. После посадки они быстро выплыли на чистую источину и стали, окружая рыбу, ловить ее и тут же пожирать. Они глотали мелкую и вытаскивали крупную, которую трудно было глотать, тогда они ее раздирали и проглатывали. Поразительно, с какой быстротой они ее пожирали. После охоты они легли на траву, видимо, переваривая рыбу в своих желудках. Отдохнув около часа, они сразу оживились и стали спокойно взлетать. Быстро покинули место обеда. Но вот прилетели две стаи уток, они медленно приземлились, одна за другой, но каждой стаей командовал свой вожак. Они паслись недалеко одна стая от другой. Но они выбирали морские ракушки и их глотали, наверное, находили в них что-то съедобное. Я видел, как охотники потрошат уток. Вываливают из их животов огромное количество ракушек- Отведя трапезу обеда, они стая за стаей покинули место корма. Нас очень интересовало, как птицы находят места корма с разной высоты и могут найти даже ночью. А вот и приплыла стая лысух, которая сразу принялась за еду. Ныряя часто в воду, ведут себя тихо и спокойно. Все птицы едят, пока не наедятся, а перед большим полетом столько, сколько смогут унести. Вечером и ночью птица ведет себя спокойно, а еще вечером. Разговор ведет тихо и понятно только для них. Если находишься от стаи метров в тридцати, можешь ничего не услышать. Зная, что рядом отдыхает стая птиц, мы решили остаться на ночь и проследить, как утром ведут себя птицы. Что нам бросилось в глаза, что они встают не в одно время, но все встают рано, видимо, любят встречать восход солнца. Птица ночью очень чуткая, и любой зверь может ее напугать. Но если бы вы слышали, какие приятные голоса раздаются в ночи у сонной птицы. Это надо слышать. Это музыка красоты природы. Это наслаждение человеческой жизни.
  

Любящий сын

   Шел паренек и о чем-то думал, а на душе, видимо, у него было так плохо, то из глаз порой капали слезы, он вытирал их рукой. Он сел на лавочку, где сидел незнакомый ему человек. Мужчина посмотрел на мальчика и спросил: "Что грустишь, или обидел кто?"
  -- Да обижать некому, нет у меня никого в целом мире. Был в детском доме, а теперь на заводе мусор выношу, нет ни родных, ни знакомых. Жить не хочется, иногда приходят нехорошие мысли, покончить что ли с собой, чем жить никому не нужным.
   "Ясно,- ответил мужчина,- ну давай знакомиться, меня зовут Ефим Иванович Звонов, а тебя?"
  -- А меня Егорка.
  -- А отчество?
  -- Не знаю.
  -- Отца помнишь?
  -- Да откуда, меня подбросили в детдом.
  -- А на какой завод ты поступил?
  -- На судостроительный.
  -- А цех?
  -- Дизельный.
  -- Давай с тобой встретимся здесь в субботу в пять часов вечера.
   Егорка пришел в общежитие радостный, он думал: "Теперь хоть один порядочный человек меня знает". В субботу он приехал на час раньше, а когда увидел Ефим Ивановича, его сердце замерло. Ефим Иванович принес из дома вкусных пирожков с мясом и сладких, чему Егорка был очень рад, он давно не ел таких вкусных пирожков.
  -- "Егорка, ты хочешь, чтобы мы работали вместе?"
  -- "Да мы же на разных заводах".
  -- "Это я все улажу, в понедельник приезжай к нам на завод, в десять часов на проходную, да, кстати, тебе, сколько лет будет в этом году?"
  -- "Будет пятнадцать".
   Они поговорили и Ефим Иванович уехал домой. В понедельник Егора перевили на другой завод, где работал Ефим Иванович. После работы он ему сказал: "Подумай, кем ты хочешь быть, какую профессию выберешь на всю жизнь".
  -- Хорошо.
  -- Ну что, Егор, кем хочешь быть?
  -- Хочу быть токарем и сварщиком.
  -- Хорошо, учись пока на токаря, а вечером будешь учиться на сварщика.
   Через четыре месяца Егор получил разряд токаря, а вечерами занимался сваркой. "Ну, а завтра,- сказал Ефим Иванович,- приходи к нам домой, будем отмечать твою должность токаря". Пелагея Петровна накрыла богатый стол. Ефим Иванович и Пелагея Петровна выпили шампанского и вина, а Егор пива. Пелагея Петровна сказала: "Приходи к нам чаще. А то у нас сын в Москве живет, домой приезжает только в отпуск на несколько дней и тоне всегда". "Хорошо,- сказал Егор,- буду приходить, ведь у меня никого нет". Как-то в субботу Егор остался у них ночевать, а на утро Ефим Иванович говорит: "Пелагея Петровна, а пусть Егор останется у нас жить".
  -- Да я все боялась сказать тебе, я очень хочу, чтобы он жил с нами.
   Егор не поверил своим глазам и заплакал: "А можно я буду называть вас мамой с папой?"
  -- Конечно, мы тебя усыновим, и ты будешь Егор Ефимович Звонарев.
  -- Боже мой, откуда мне такое счастье!
   Получив профессию сварщика, он решил закончить десятилетку в вечерней школе. Егор оказался способным парнем и, закончив школу, поступил в машино­строительный техникум на вечернее отделение. После окончания техникума его назначили заместителем начальника цеха. Жилось ему хорошо с новыми родителями. Он завел хорошего песика и ходил с отцом на рыбалку, охоту, за грибами. У них была лодка с подвесным мотором. Время с отцом проводили хорошо. Как-то за столом мать сказала ему: "Знаешь, что тебе двадцать пять лет".
  -- Да, знаю, а что?
  -- Да невесту тебе искать надо.
  -- Зачем она мне? Мне и так с вами хорошо.
  -- А ты и будешь с нами, мы тебя не отдадим. Жить с невестой будешь у нас, места всем хватит, вот какой у нас дом.
   Через два года Егор женился. А еще через год у них родилась двойня мальчик и девочка. Дом стал полон людей и счастья. Когда у Егора родилась двойня, он сказал отцу и матери: "Я до последних дней жизни буду с вами и никогда вас не оставлю одних".
  -- А мы, сынок, будем с вами до конца дней. Ты наш настоящий сын.
   А уж как отец с матерью любили внуков, это знают только они.

Играли две девочки

   Выходной день был теплый и родители старались выпустить детей во двор, чтобы они хорошо погуляли, отдохнули, а в обед хорошо поели. Девочки, Рита и Галя, гуляли около своего дома, и вдруг к ним подбежал маленький, но очень красивый кутенок. Когда они подошли к нему, он убежал, и они побежали за ним, пытаясь догнать. Они выбежали на улицу, а кутенок перебежал на другую сторону улицы. Они продолжали за ним бегать, им очень хотелось его поймать. Уход девочек со двора никто не заметил, все думали, что они на своем месте играют. В обед, когда пошли за ними, девочек не оказалось. Родители стали спрашивать всех, не видел ли кто детей. Никто не видел, и решили, что детей похитили, наверное, на машине. Милиция заявление не взяла, сказала, что рано, могут еще сами прибежать и что самим поискать надо. Девочкам было по четыре года, бегали они шустро, а вот куда они убежали - это вопрос. Вечером собрали молодежь, разбились на группы и пошли искать. Искатели пришли часов в десять вечера, но девочек не нашли. На следующий день поиски организовали на машинах, заезжали в ближайшие поселки, но все безрезультатно. К поиску подключилась милиция, а виной всему был кутенок. Он отбегал от них недалеко, а когда они подходили, он опять тянул их, чтобы они шли за ним. Кутенок увел их к речке в чакан, где у него была мать и еще такой же братец, только другого цвета. Собака лежала на старом матрасе, а кутенок бегал вокруг дивана, а увидев брата, они стали говорить о чем-то на своем языке. Девочки очень устали и, присев на диван, тут же заснули. Собака не лаяла на них, даже лизала руки. Ночь девочки провели с собаками, а утром, когда увидели где они, обе заплакали. Старый рыбак, услышав плач, пошел посмотреть и вскоре нашел их возле матраса. Рыбак с девочками вышел на дорогу, остановил машину и попросил отвезти девочек в милицию. В каком они живут районе, они не знали, только плакали и говорили, что хотят домой. Пока нашли их район, вызвали родителей, время шло. Когда родители спрашивали, где они были, они рассказали о красавце-кутенке, и просили отвезти их домой.
   Да, нельзя оставлять детей без присмотра, даже возле своего дома, ведь могли бы потерять детей.
   Хорошо, что хорошо кончилось.
  

Спасибо, Андрей Семенович

   Шел стройный, с вида неплохой парень, но очень плохо одет. Белье было не первой свежести, а вид настолько усталый, что было жалко смотреть. Подошел мужчина, и говорит: "давай, присядем, поговорим. Ты извини, молодой человек, Я увидел вас и мне кажется, что у вас в жизни что-то случилось".
  -- Вот не могу решить три задачи
  -- Это, какие же такие задачи, что их нельзя решить?
  -- Первая, это зачем я на свете живу. Вторая, почему меня все ненавидят. Третья, почему я не могу с собой покончить.
  -- А кто же тебе их поставил?
  -- А кто же, как не сам. Кроме меня нет у меня ни родных, ни друзей.
  -- Ну, давай познакомимся, меня зовут Андрей Семенович.
  -- Герман.
  -- Почему ты так смотришь на жизнь, ведь она дается один раз, за нее нужно бороться. Всегда нужно трудиться, вот тогда будут и друзья и товарищи, главное, нужно честно трудиться. Ты учился хотя бы в школе?
  -- Да, закончил четыре класса, да и то на одни тройки.
  -- Это почему?
  -- Да я не ходил в школу по месяцами, а сейчас все от меня шарахаются, считают полным дураком, никто не берет меня ни на какую работу.
  -- Ладно. Приходи завтра к заводу, поговорим.
   Он повел его в отдел кадров, и его устроили в цех уборщиком. Дали месяц ему. Андрей Семенович сказал: "Цех убираешь хорошо, теперь пойдешь в бригаду сварщиков, будешь учиться на сварщика". Учился Герман добросовестно, оставался после работы спрашивал, что непонятно, а главное, что радовало Андрея Семеновича, что подопечный был не лодырь. В бригаде его полюбили и относились к нему хорошо, а это его очень радовало. Получив разряд, стал работать сварщиком, и металл варил качественно. Вскоре стал первоклассным сварщиком. Андрей Семенович предложил ему освоить вечерами еще профессию слесаря. Он с удовольствием согласился. Андрей Семенович сказал: "Иди, заканчивай десятилетку на вечернем, а там дальше учиться будешь. Ты молодец, тебе всего двадцать лет, у тебя вся жизнь впереди". Когда Герман закончил школу, Андрей Семенович попросил принести его аттестат. Когда принес, он посмотрел и сказал: "Да ты способный парень, поступай на вечернее отделение в институт. Ведь ты закончил школу на четыре и пять, в общем-то, одни пятерки, только три четверки". Герман летом занимался, а осенью поступил в машиностроительный институт. Учась на четвертом курсе, Герман получил от института двухкомнатную квартиру, закончив институт, его назначили главным технологом завода. Все праздники Герман отмечал у Андрея Семеновича, называл его отцом-спасителем: "Если бы не вы, меня и в живых бы не было". В двадцать девять лет он женился на хорошенькой стройной девушке, которая работала на заводе в конструкторском бюро. Вот так помощь постороннего человека сделала жизнь Германа счастливой.
  
  

Ловля сомов

   Река Белый Ильмень всегда была рыбным местом, и летом и зимой. В течение многих лет моста через реку не было, переправа паромная была. Вот стали строить мост. Строили несколько лет. Построив мост, дорога повеселела, стало ходить много транспорта, много рыбаков стало ездить туда рыбачить. Автобусов до моста стало ходить много, где потом они разъезжались по разным районам и поселкам. Проблем уехать не стало. Чуть пониже моста небольшой, но глубокий затон, где хорошо берет окунь и сом. Однажды появилась мода на рыбалку в воде. Любителей было не много, но были, и часто хвалились, что это рыболовство намного интереснее, чем сидеть с удочкой или леской. Бывший военный Дамир Дамирович тоже увлекся этим видом ловли, но рыбачил всегда один, компании не любил. Приехав как- то он решил обследовать затон. Он увидел, в одном месте стояли крупные сомы. Он решил следующий раз приехать и поставить лески под сома. Он изготовил несколько лесок с толстой жилкой и поехал туда после обеда. Бросил три лески и на одну через два часа клюнул сом, с которым пришлось очень повозиться, Сом был большой, на двадцать семь килограммов. Когда он на мотоцикле подъехал к дому и стал из люльки вытаскивать сома, все соседи ахнули: "Вот это рыбак, мы понимаем". Где поймал, он никому не сказал. Но сказал, что еще всех удивит. Через три недели Дамир Дамирович решил опять туда поехать. И взял сома на тридцать шесть килограммов. Мужики решили выследить его, но он никому не показывал и сам смотрел в оба. И вот однажды уже к вечеру взял сом, когда рыбаков совсем нигде не было. Сом тянул его так, что Дамир Дамирович решил намотать леску на руку, но сом, видимо, был такой, что одному человеку не взять. Он затянул рукавичку веревкой, что она перетянула все жилы на руке. Он, видимо, потерял сознание, упал в воду и пошел вниз за сомом. Сколько сом таскал его под водой никто не знает. Куда он ездил, знали, а вот конкретно места не знал никто. На поиски поехали рыбаки на трех моторках и семи шлюпках. Его искали весь день, а после обеда, пристав к берегу, хотели перекусить, и вдруг увидели у берега огромную спину сома. Подъехав к сому, они увидели леску и повелись по леске. Увидели труп Дамира. Рука его было порезана жилкой почти до самой кости. Сом был шестьдесят три килограмма, таких сомов видел не каждый. Всем было очень жаль, что такая рыбалка так закончилась. Пусть земля ему будет пухом, золотой наш рыбак.

Женская красота

   Женщины и девушки часто сами себя губят, если они хороши собой. С детских лет не отходят от зеркала, а это их главный враг. Если женщина увидела себя красивой, она меняет весь ход своих мыслей. Она думает, что может взять больше от жизни, чем сейчас имеет. Она думает, что на нее может посмотреть богатый человек, и она будет богата. Но так почти не бывает, а последствия трагичны. Жила молодая девушка, она очень красивая с детства была. Звали ее сияние, так называли ее женщины, говоря: "Пусть эта красавица сияет своей красотой". Ее с семи лет посадили к зеркалу, и она от него не отходила, делая разные прически. Девушка жила спокойно, но ей с утра до вечера твердили, сто она самая красивая, а больше ничего не надо. Она всего достигнет с помощью своей красоты. В двенадцать лет на нее уже смотрели парни, и один ее очень полюбил, но подружки ее отговорили, говоря, что у нее будут не просто красавцы, а красавцы богачи.
  -- Ты можешь уехать за границу, и быть там царицей. Наслушавшись этого бреда, уже в четырнадцать лет начала заниматься любовью. С детства стала женщиной и жила с мечтами о царской жизни. Женихи-красавцы все меньше говорили о любви и больше, о постели, стали спаивать, чтобы быстрее овладеть ею. Что-то красавице богатства никто не предлагал, а по вечерам водили не в театры, а в рестораны, а что бывает с ресторанными девушками, вы знаете. Время летит быстро, если не работаешь, а сидишь у зеркала, а вечера проводишь в ресторанах. Легла она как-то в постель и стала считать, сколько ей лет, и насчитала тридцать два года, так от страха стала заикаться. "Что же я буду делать, ведь я ничего не умею, мне всегда говорили, что я буду жить за счет красоты. Ее у меня уже не стало. Оказывается, она уходит и не возвращается. И вот она осталась без красоты, но с плохой репутацией, гулящая девушка. Она пыталась устроится на работу, но слово работа пугало ее, и она решила, что ей уже ничего не светит. Она стала бояться смотреть в зеркало, которое испортило ей всю жизнь. В сорок лет она стала не похожа на себя, лицо было все в морщинах, которые она теперь боялась и ненавидела. Она сказала: "Не родись красивой, а родись счастливой. Вот истинная, правда, народная. Вот так мое сияние перестало сиять, и осталась я ни с чем. Родни нет, детей нет, друзей нет. Жить не зачем" Она стала пить запоем, видимо была заначка. Пила три месяца, потом принесла две бутылки коньяка и сказала: "Никого не виню, только зеркало и свою красоту, которая сулила столько счастья". Она упала и больше не проснулась.

Джакон

   Поехал пастух на базар, купить для семьи продукты. Купив, что было необходимо, пошел на край базара. Он подошел к старику и спросил: "Какой породы продаются кутята?"
  -- Да своих я продал, а это сосед попросил продать, а какой породы я и не знаю.
   Пастух купил его и радовался, думая, что сыновьям тоже понравится, ведь они давно просили купить кутенка.
   У Ермака была два сына. Старший Умар, а младший Стас. Умару было уже пятнадцать лет, и он был настоящим наездником, даже обучал лошадей. Кутенок особенно понравился Стасу, он с ним не расставался ни днем, ни ночью, вместе с ним спал в одной постели. Когда Джакону исполнился год, он сильно подрос и стал шустрым и ловким. Как-то Умар сказал отцу, что он проявляет жестокость, как бы он не стал опасным псом. Отец посоветовал следить за ним, и, если что, сразу сказать ему. Через полгода его стали бояться, а соседи перестали к ним ходить. Тогда Ермак отдал его пастухам, охранять стадо. Вскоре на стадо напали волки, Джакон жестоко расправился с ними. Пастухи были в восторге, какой у них теперь есть защитник. Через месяц ворвались еще два волка, с которыми Джакон поступил так же жестоко. Пастухов поразила эта жестокость. Однажды Умар и Стас приехали на стан к пастухам, где Джакон очень хорошо встретил братьев, лизнул им руки. Увидев чужую собаку, Джакон побежал за ней, пастухи испугались и один из них поехал на лошади догнать Джакона. А Джакон развернулся и бросился на пастуха, и сильно покусал ему ногу. Пастух пролежал месяц в больнице, где ему чудом спасли ногу. После этого Джакона увезли в собачий приемник, а Стасу и Умару купили два хороших кутенка, которые понравились всем соседям и детям.
   Покупая собак, нужно всегда знать их породу, иначе может быть большая неприятность.

Знакомство в поезде

   В летнее время погода на черном море всегда хорошая, но сегодня почему-то моросил дождь. По небу быстро куда-то несло облака. Ветер дул легкий, волн у берега не было. Молодой человек шел не спеша по дороге. А потом повернул в стороны железнодорожного вокзала. Придя на вокзал за двадцать минут до посадки, сел на лавочку и стал смотреть, как люди собираются на посадку. Вдруг мимо него прошла красивая девушка, с гордым видом, даже не посмотрев на него. Вскоре началась посадка. Павел увидел, что девушка садится в тот же вагон, что и он. Он очень обрадовался, а когда заходил в купе, увидел, что девушка сидит в соседнем купе. Через пару часов Павел пошел в вагон ресторан перекусить, а когда кушал, увидел, что она вошла и села за соседний столик. Павел пошел в свой вагон и столкнувшись с ней поздоровался, она не ответила и вошла в свое купе. Пока ехали, он видел ее раза два, но заговорить с нею не получалось. Павел приехал в Волгоград, снял номер в гостинице и решил прогуляться рядом с гостиницей. Вдруг, он увидел на лавочке сидит эта девица. Павел сказал: "Здравствуйте, а мы с вами недавно ехали в одном поезде, а она добавила: "Даже в одном вагоне". Они познакомились, она назвалась Дашей. Тогда они договорились встретиться завтра на этом же месте.
  -- А может, я подъеду туда, где тебе удобно?
  -- Да нет, тут недалеко живу.
  -- Ну, хорошо.
   На другой день они встретились в четыре часа дня, и пошли в кино. Посмотрев фильм, времени было еще много, Павел сказал: "Пошли, посидим в ресторане, музыку послушаем". "Пойдем",- сказала Даша,- спать еще рано". Когда они сидели, познакомились основательно. Даша сказала, что живет в Волгограде, работает учителем в старших классах, ведет физику. Павел сказал, что он - бизнесмен, живет и работает в Одессе, а в Волгограде есть бизнес, вот приехал деньги рабочим выдать, да проверить, как идет работа.
  -- Так что, ты выдал деньги?
  -- Нет, кассир, которая выдает деньги, заболела, выйдет только через три дня.
  -- А ты так и ходишь с деньгами?- Ну не в гостинице же их оставлять.
  -- А ты оставь их у меня, не беспокойся, никто не тронет.
   С работы Павел приходил в два часа, в три Даша была
   уже дома, занятия у нее кончалось в тринадцать сорок. Все эти дни они хорошо проводили время. На четвертый день он сказал: "Вот завтра отдам зарплату, соберу долги нашей фирмы, и снова в путь". "Ну, тогда, - сказала Даша,
  -- сегодня время проведем у меня дома".
  -- Я двумя руками за.
  -- Да утром не забудь деньги взять на работу.
  -- Конечно, не забуду.
   Утром, выпив, позавтракав, Даша предложила сделать чай с медом, по спец. рецепту. Она взяла два бокальчика, один маленький, другой побольше, и принесла ароматный чай. Маленький бокал она взяла себе, а побольше, где был яд, отдала Павлику, который сразу его выпил. Через пять минут она вышла с бокалами, вернувшись, Павел был мертв. Даша вытащила у него деньги, хорошо их сложила и сказала: "Ну, вот и все. Завтра приедет Захар им отвезет его в мешке на мусорную свалку. Ключи у него есть, а мне сейчас делать нечего, я завтра улечу в Париж, отдыхать после тяжелой работы".

Дашенька

   Утро было мрачное, как Дашино настроение. Ветер хлестал в лицо, шла мелкая изморозь, небо было в темных облаках, не хотелось даже смотреть на белый свет. Куда она шла, и зачем идет, она не знала. Она три дня как похоронила мать и осталась совсем одна, никому не нужная. Полгода назад она закончила техникум, но, в связи с болезнью матери, еще не работала и не знала, что ей делать. Она жила с матерью на окраине города в землянке с небольшим двориком, где были грядочки для овощей и курятник, в котором жили четыре курочки и петух. Она поехала искать работу. Техникум она закончила машиностроительный, и училась неплохо. Диплом она защитила на отлично.
   Вечером погода разгулялась и она решила заняться грядками, а то не успеешь обернуться, как придет время сажать. А устроишься на работу, совсем некогда будет заниматься хозяйством. Они всегда с матерью занимались грядками, а теперь она одна. Есть у нее две подруги, но они работают и учатся обе в педучилище на вечернем отделении, времени у них свободного, кроме воскресения, не было Даша была очень хорошая девушка во всем, помогала матери по хозяйству, а мать последнее время много болела. Так что Дашенька даже не имела молодого человека, ей было не до них. На следующий день она поехала искать работу. На станкостроительном заводе ей предложили должность технолога в цехе. Это было по ее профилю, и она сразу согласилась, хотя ездить далековато. Проработала год на заводе. Работа ей нравилась, и пришло время отпуска. Поехать она могла к тете, сестре матери. Она пожила у нее десять дней и стала собираться домой. Она села в рейсовый автобус, ехать было километров пятьсот. Когда он села, два сидения было свободно, и она спокойно ехала, смотря в окно на поля и леса. Когда оставалось километров сто, вошел молодой человек и сел рядом. Через два часа они приехали в свой город. Выйдя из автобуса, молодой человек сказал: "А что же мы с тобой не познакомились, меня зовут Артем"
  -- А меня Даша.
  -- А как бы нам встретиться?
  -- А зачем?
  -- А зачем парни встречаются?
  -- Да по-разному.
  -- Кто время провести от безделья, но у меня нет такого времени.
  -- Да у тебя, наверняка, есть девушка, ты, видно, парень не из робкого десятка.
   Через неделю они встретились возле одного кинотеатра, сходили в кино. Следующее свидание назначили в субботу. Когда в назначенное время Артем не пришел, она подождала его минут пятнадцать, а через две недели забыла о нем. Прошло месяца два. На автобусной остановке ее встретил Артем: "Ты куда пропала?"
  -- Да не куда. Мне такие ухажеры не нужны.
  -- Даша, я неожиданно уехал в командировку, а как сообщить не знал, у меня нет твоего адреса.
  -- Встретил бы у проходной завода, где я работаю, ты знаешь.
   Даша развернулась и ушла. На следующий день она увидела его у проходной, но сделала вид. Что не заметила. Он подбежал, схватил за руку и сказал: "Давай поговорим, я прошу тебя. Ты прости меня, Дашенька, я виноват".
  -- И что ты от меня хочешь?
  -- Я хочу встречаться. Я только о тебе и думаю.
  -- А зачем?
  -- Наверное, очень люблю.
  -- Ну, ты даешь, то видеть не хотел, то вдруг влюбился. А завтра скажешь, что я тебя разлюбил и полюбил другую. Да сегодня так любят, а завтра к другой идут. Мне такая любовь не нужна.
  -- Я все сделаю.
  -- Да не нужно все обещать, нужно все делать. Мне нужен верный, надежный человек, без всяких обещаний. Чем больше Даша отказывала Артему, тем больше она ему нравилась. Проследив, где она живет, он пришел к ней домой. Она очень обиделась и выгнала его из дома.
   Дома Артем не находил себе места и все рассказывал матери. Потом сказал матери: "Сходи, поговори с ней, может она поймет тебя, скажи, что я ее люблю".
  -- А отвечать за любовь будешь?
  -- Да, мама, только помоги мне.
  -- Хорошо, правда, неудобно, но я помогу тебе, вернее попробую.
   Когда мама приехала, Даша спросила: "Кто вы такая, и что вам от меня надо?"
  -- Я вам сейчас все расскажу, я Людмила Степановна, мама Артема. Я приехала по просьбе сына. Он говорит, что действительно любит тебя, а ты его гонишь.
   Даша рассказала о своей жизни, что кроме тети, которая живет в другом городе, у нее никого нет. Что ей нужен хороший муж, который смог бы ей заменить и отца и мать.
  -- А женихов для постели мне не надо.
   Людмила Степановна сказала: "Он будет таким, я ему помогу".
  -- Ну что ж, посмотрим на его поведение, пусть приходит.
   На другой день Артем приехал к ней на такси с большим букетом цветов. Они встречались около года, а осенью обвенчались в церкви, как хотела Даша. Отец Артема был очень хорошим человеком, и он полюбил Дашу как родную дочь. Через четыре года у них было две двойни, первая - сын с дочкой, вторая - два сына. Это была настоящая русская семья, какие были раньше, во времена наших родителей. Пожелаем им и их детям большого счастья.
  

Иные времена

   Дело было в выходной день. Школьники десятого класса собрались посидеть на зеленой полянке, подышать свежим воздухом и поговорить, кто, куда хочет поступать. Староста, Виктор Индюшкин, сначала спрашивал, куда пойдете учиться или работать. В основном, все хотели уехать в город, а чем там заниматься, видно будет. Тогда встал староста и сказал: "Я вам вот что скажу, сейчас не те времена, что раньше были, особенно это касается девушек. А их у нас одиннадцать. Ведь сейчас на девушек смотрят не как раньше, куда не пойди, или деньгами или натурой расплачивайся. Если мы разъедемся, многие из нас испортят себе жизнь, особенно девчата. А что, если мы всем классом останемся в совхозе, совхоз у нас хороший, для ребят работы много. Девчатам тоже есть, чем заняться. А учиться, кто будет, а я уверен, учиться будут, будет заочно. Ну, как, договорились? Да и совхозу хорошая помощь и нашим родителям. Ведь, посмотрите, молодежь разъезжается, а старики, по пятьдесят лет, работать остаются". Семен Краснов и Света Юрова сказали: "Староста предложил хорошее дело, будем жить дружно. Помогать друг другу, и все у нас будет хорошо". "Значит, решили?" - сказал староста класса - "Да!" - дружно ответили ребята. Окончив школу, две девочки стали работать в промтоварном магазине, одна устроилась в бухгалтерию совхоза. Двоих устроили в отдел труда и зарплаты. Все, получившие места, стали готовиться к сдаче экзаменов в заочные техникумы. Ребята до Армии стали получать специальности в совхозе: комбайнеры, трактористы, бульдозеристы, электрики, газовщики, да еще в Армии приобретут профессии. Ребят через год стали забирать в Армию, а через полтора года уже возвращались. В селе организовали свой строительный отряд, где стали готовить строителей и стали ремонтировать старые дома, стоявшие без ремонта, но тридцать лет. Желающих было много. А как ребята вернулись с Армии, встал вопрос о строительстве новых домов. Стройотряд стал ПМК и стал строить для села дома. Сначала построили три одноэтажных дома и заложили один сорокаквартирный дом, в основном с трехкомнатными квартирами. Старики стали отдыхать, и были очень благодарны молодежи, что они освободили их от тяжелого труда. На совхозном собрании председатель, Давид Дамирович, похвалил Индюшкина Виктора, который сейчас работает в совхозе главным механиком, за инициативу остаться всем классом в селе.
   - Теперь с такой рабочей силой совхозу любые задачи решать легко. Ведь все зависит от людей. Вот теперь, когда навели порядок, всем стало хорошо и все всем
   хватает.
   Не надо искать счастье где-то далеко, оно всегда рядом.

Однажды повезло

   Иван Андреевич устал работать в своем колхозе, сколько ни работай, получать было нечего. Вот в этом году пришли за расчетом и получили пятнадцать тысяч рублей. Иван взял бутылку водки, закуски, лежал и думал, что же ему делать с такими деньгами. "А что, если я пойду в игорный дом и поиграю, а если проиграю, проживу без них, жил ведь раньше без них". Утром он приоделся во все, что У него было хорошего, взял пять тысяч и пошел в бар. Тут к нему подошли дельцы, он посмотрел на них и сказал, что в компании не нуждается. Взяв первую взятку, он не поверил своим глазам. Поиграв несколько часов, до вечера, он взял восемь тысяч и, придя домой, всю ночь кутил, а играть в эту ночь не пошел. Он проиграл две тысячи. И сказал сам себе: "Вот так лучше. Много выигрывать, можно нажить себе врагов". Он играл в разных барах, ходил не часто в каждый из них. А когда выигрывал хорошую сумму долго не приходил, чтобы его забыли. Придя как-то в ресторан, он увидел сидящую в углу женщину. Иван Андреевич попросил разрешения сесть за е столик. Они познакомились, она назвалась Тамарой. Тамара пила очень мало и мало говорила. Он тоже не задавал много вопросов. Перед уходом он спросил у нее, чем она занимается.
  -- Я работаю экономистом и помогаю маме. У нас дома небольшой огородик, вот так и живем.
  -- А вы, что не замужем?
  -- Да вот никто не берет, а живу я в селе, там все работают с утра до темна, не до женихов и невест. Мне вот двадцать семь лет, а я все в девках хожу.
  -- Да и я засиделся. Мне уже тридцать два года. Я тоже одинок.
   Они договорились встретиться у его дома в воскресенье. Он приехал за нею на своей не первой свежести машине. Дома они посидели, выпили шампанское, крепкое вино он не брал, так как был за рулем, она больше ничего не хотела. Поговорив, он отвез Тамару домой. Так началась дружба. Иван Андреевич не раскрывал своих секретов, не говорил, что играет. Все выигранные деньги он положил на сберегательную книжку, поиграв еще месяц, он выиграл двадцать пять тысяч и бросил игру совсем. Председатель колхоза, Деногин Игорь Андреевич, предложил Ивану должность агронома. "Ты заочно окончил техникум, вот тебе и карты в руки". Нам, помимо всего, нужно привести фруктовый сад, чтобы он приносил прибыль, плохие деревья выбросить и посадить новые, плодоносящие.
  -- Чтобы нашим садом могли гордиться.
   Тамара очень понравилась Ивану, и он сделал ей предложение выйти за него замуж. А пока, помимо работы, стал строить двухэтажный дом. Построили быстро и Тамара вошла в новый дом хозяйкой. Мать
   Тамары переехала жить к ним. А как появились дети, сын и дочь, бабка была очень счастлива, что у нее есть внук и внучка. Теперь Иван Андреевич знал, что игра поправила его жизнь. Он знал, что правильно поступил, бросив играть. Он живет спокойной трудовой жизнью и очень счастлив с женой и детьми.

Рысаки

   Утро было ясное, солнце сияло ярко, кругом в клумбах цвели цветы. И настроение было приподнятое. Три парня лет по двадцать шли и о чем-то весело беседовали. Они шли на конюшню за своими лошадями, на которых они тренировались для скачек. Тренировочные скачки проходили по четыре раза в неделю, где ребята выкладывались по полной. Эта тройка ребят: Петя Зыкин, Максим Сомов и Олег Крутой. Первых мест они пока не занимали, а третьи часто, и даже пару раз вторые. Как-то вечером, идя с тренировок, они зашли в пивной бар и взяли по кружке пива. Отдыхая, Олег сказал: "Ребята, как вы думаете, первых мест нам не видать?" "Не знаю, - сказал Петр,- а что, если нам уехать на своих рысаках куда-нибудь подальше и завоевать эти мероприятия. Родителей у нас ни у кого нет, мы сами себе хозяева". На следующий день у них бы свободный день. Они пришли накормить, напоить и повидать своих лошадей. Они уехали. О них хватились, когда начались тренировки. Искать их не стали. Поняли: раз уехали на лошадях, значит уже далеко, а где никто не знал. Недели через три все утихло и о них все потихоньку забывали, покатались месяца три, и нашли большой животноводческий совхоз. Место было очень красивое. Поля богатые травой, кругом было много птиц. Они решили остановиться, им выделили землянку на временное жилье. Они занялись тренировкой ребят, ездой на конях для участия в гонках. Желающих было много. Через месяц стали проводить тренировочные забеги, увеличивать пробеги. Однажды пришли детдомовские мальчики лет по восемь, это- Сева, Андрей и Артем. Они очень интересовались лошадьми и хотели научиться гонкам. Ребята подружились. Они им стали как родные. Олег предложил усыновить ребятишек, ведь они сами были детдомовские. Ребята будут им не в тягость. Отцов ребята выбрали сами, а отцы делали все, что у них попросят. Деньги они зарабатывали неплохие, желающих было много. Прожив три года в совхозе, ребята решили остаться здесь навсегда. Вскоре они построили три дома и заселились в них. И вот тогда стали решать вопрос о женитьбе. Здесь тоже делали, как удобно детям, если сын говорил: "Пап, женись", они женились. А как сыновья разобрали матерей, стали играть свадьбы одну за другой. Все три семьи жили дружно, как родные. Семьи их постоянно увеличивались. Их мамы воспитывали детей, а папы гоняли рысаков на скачках.

Встреча

   Сидя летом во дворе на лавочке, Галочка спросила отца: "А почему у нас нет собачки?"
  -- Да была у нас собака.
  -- А где же она?
  -- Когда ты была во втором классе, Абрек кинулся на тебя, он так играл, а матери показалось это страшным и она попросила завести его подальше. Я посадил его в шлюпку и увез на один островок. Вот так мы и остались без Абрека.
  -- Может быть, он и сейчас живет на каком-нибудь острове?
  -- Может быть, ведь ему тогда было всего два года.

Как-то Галочка сказала отцу: "Мы с подругой в

следующие выходные поедем за ягодами, я знаю хорошие

   места". Как договорились, Николай Иванович подготовил им лодку с подвесным мотором, а утром девочки уехали. Приехав на остров, девочки пошли искать поляну с ежевикой, а когда нашли, обрадовались. Ягоды висели кистями, еще никто их здесь не собирал. Через два часа они набрали по две больших корзинки, и пошли на лодку. Возвращались, проходя мимо большого дерева, и вдруг выскочила собака, на которую они подумали, что это волк. А она, пробежав немного, спокойно к ним подошла и стала лизать руки и вилять хвостом. Она им очень понравилась, и девочки взяли собаку с собой. Она спокойно шла, сними. Придя на лодку. Они накормили ее и отправились домой. Когда они приехали домой, зайдя во двор, собака сразу бросилась к дому, а Николай Иванович тут же узнал Абрека. "Боже мой,- сказал отец,- узнал, не забыл дорогой". Отец долго сидел с Абреком радуясь друг другу. А когда домой зашла Марья Сергеевна, Абрек бросился к ней и стал ласкаться. Абрек никого не забыл, он помнил даже малышку Галочку. "Давай, Галочка, рассказывай, как вы его нашли",- сказал отец.
  -- Да это он нас нашел. Мы шли с ягодами, а он как выскочит из-под дерева, и, подойдя к нам, стал с нами заигрывать. И мы его забрали.
  -- Ну, надо же, сколько лет прошло, а он все помнит.
   Потом с Абреком сходили к родителям Надежды, они
   его тоже хорошо знали, и он их помнил. Вот так хороших людей даже собаки не забывают в течение многих лет

Лесная хозяйка

   Жила одна девочка. Родители ее были не общительные, никто к ним не ходил, и они ни к кому не ходили. Девочку почти не выпускали из дома, но часто ходили с нею в лес. Девочку видели веселой, только когда она выходила из леса, а когда подходили к селу, она становилась злой и сердитой, как будто не хотела возвращаться домой. Когда Олечке исполнилось восемь лет, ее мать умерла, и они остались вдвоем с отцом и целыми днями были в лесу. Домой приходили только ночевать. Олечке предлагали помощь, но она ни от кого ничего не брала. Из леса приносили много съедобного, овощи сажали в лесу. Она рано научилась готовить и делать все своими руками. Отец Оли, Максим Егорович, был хорошим, но молчаливым. Единственным Олиным другом был песик Маркиз, которого она безумно любила. С ним он делила все радости и неудачи. У них в лесу были красивые места, где росли ветвистые деревья. Поляна, где они с отцом отдыхали и готовили себе обеды, была вся в цветах. Когда Оля приходила на поляну, к ней прилетали птицы, прибегали зверьки. Уточки и гуси срывали цветочки и приносили ей, а соловьи пели ей песни. Ей старались угодить все жильцы леса, вот как они ее любили. Ее Маркиза никто не боялся, а играли с ним. Ольга знала много лесных секретов, но делиться ни с кем не хотела, как и ее отец. Оля понимала, если все будут знать секреты, то на нее не будут так загадочно смотреть, как на хозяйку леса. А она этим не только жила, но и гордилась, что она лесная хозяйка, как и ее отец.
  

Аулы

   Меня всегда интересовали жильцы сельской местности, которые селятся километров пять от села. Селились они по восемь - десять землянок, а то и меньше, а считались жителями села. Строились они, в основном, на берегу речки, или недалеко в степи. У меня было большое желание узнать, что их заставляет отделяться от села. Скорее всего их что-то связывает. Их дети не стремятся учиться, они заканчивают четыре - пять классов, бросают учиться и начинают рано работать и очень подражают своим родителям, соблюдая их обычая и нравы. Они смолоду ведут спокойный образ жизни. Парни, вернувшись с Армии в свои аулы, никуда не уезжают. Они хорошо знают свои края, где живет, где водится какая птица, где и когда ловится какая рыба. Они знают хорошие лесные травы и их применение. Они редко ходят в лечебные учреждения, а лечатся у знахарок. А сколько они знают мест, где растут целые плантации ягод. Хорошо знают все виды грибов, которые растут у них. У них почти все есть: свое мясо, молоко, яйца, рыба, грибы и в избытке овощи. А главное, что их притягивает, это природа, с которой они не расстаются никогда. Люди живут очень дружно. Телевизор и радио, больше им ничего не нужно. У молодежи не бывает скандалов, разводов. Живут они долго по восемьдесят - сто лет, и никогда не мечтают покинуть свое место, где живут их отцы, деды.

Чего не бывает в жизни

   Девушка Ира всегда просыпалась поздно, и никогда не видела, как просыпается солнце. Жила она в богатой семье и была очень избалованной. В семнадцать лет она ходила вся в золоте, золотые сережки, кольца почти на всех пальцах, дорогие бусы. После окончания школы мать спросила: "А кем ты хочешь быть?"
  -- Не знаю, может быть никем. Что вы с отцом не в состоянии содержать свою единственную дочь?
   Первое лето после школы она прогуляла. Стала ходить по ресторанам и увлекаться спиртными напитками. Она познакомилась с хорошим парнем, но он посмотрел на нее и сказал: "Да, Ира, наверное, нам с тобой не по пути".
  -- А почему?
  -- Да потому что ты непутевая, мне такая девушка не нужна.
  -- Ну, и вали отсюда, чтобы я тебя не видела.
  -- Я уйду и уйду навсегда.
   Шли дни, а Дмитрий не приходил. И ей стало не по себе. Прошел год после окончания школы, а Ира не хотела ничего делать: ни работать, ни учиться, хотела только ходить по ресторанам, менять парней и модно одеваться. Мать пыталась с нею поговорить, но она и слушать ничего не хотела.
  -- Что вам сложно меня одну содержать, или доктор наук и кандидат наук плохо зарабатывают? В ресторане за меня платят кавалеры.
   Как-то, сидя с одним парнем в ресторане, они поругались, она вышла на улицу. А когда через полчаса парень вышел из ресторана, вокруг было столько людей, а на носилках в машину уносили Ирину. Она попала в аварию, останавливая такси. Она сильно пострадала, было много переломов рук и ног. Когда мать приехала в больницу, она была без сознания. Когда Ирина пришла в сознание, она сказала матери: "Ну вот, теперь я инвалид"
  -- Да ты что. Доченька, мы тебя вылечим.
   В день выписки отец, как всегда, пришел поздно с работы. Вера Ивановна, мать, и Максим Матвеевич, отец, подошли к дочери и стали говорить, что пусть не волнуется, они все сделают.
  -- Ну что ты, светило наук, как ты себя всегда называешь, даю тебе два месяца, чтоб костылей я не видела.
   Лечение дома шло плохо. Все лечение шло под его наблюдением, ведь он доктор медицинских наук и врачи все делали по его указанию. Переломы срослись неверно, необходимы были еще операции. Отношения в семье ухудшались. Отец с работы стал приходить еще позже, а дочь стала называть его светилой мусорных наук. Отец обижался и как-то сказал: "Если так будет дальше, он уйдет от них".
  -- Ты уйдешь, если мы тебя сами выгоним.
   Здоровье почти не восстанавливалось, Ирина велела матери покупать ей коньяк и пила каждый день. Однажды в выходной она спросила у отца: "Ну что, не можешь вылечить меня. Тогда скажи за что тебе, дураку, дали доктора наук?"
  -- Не тебе меня учить, соплячка такая.
  -- Но, если ты ученый, докажи. Ведь я здоровая, только побитая машиной.
   Отец молчал и от злости весь дрожал. Он терял рассудок, схватил нож, а когда нож бросил, дочь сказала: "Ничего ты не можешь. Вот так надо". Взяла нож и повернувшись к нему, ударила ножом в грудь отца.
   Кто мог предположить, что в семье произойдет такая жестокая драма.
  

Девчата-продавцы

   Две подруги ходили по базару и искали себе работу продавцов. На машине подъехал хозяин, он привез овощи и фрукты, а когда подошел к своим ларькам, продавцов на месте не было.
  -- Вот заразы, запили, наверное, вчера, и опять на работу не вышли.
   Видя, что хозяин выходит из себя, девчата спросили: "Что-нибудь случилось?"
  -- Да вот, подвели меня продавщицы, не вышли на работу.
  -- Хотите, мы их подменим?
  -- Давайте, выручайте. Меня зовут Дмитрий Иванович.
  -- А нас Рита и Надя.
   Он в один ларек сгрузил лук, морковь, огурцы, помидоры, чеснок, а во второй - апельсины, яблоки, мандарины. Девушки, проработав до вечера, продали половину товара. Дмитрий Иванович был доволен и сказал. Что берет их на постоянную работу. В течение недели девочки освоились. Как-то утром, поджидая машину Дмитрия Ивановича, Рита сказала: "А мы не правильно работаем, у меня есть секрет. Вот слушай, как будем работать с завтрашнего дня: продавать будем как обычно, цены будут такие же".
  -- Ну а в чем секрет?
  -- Вот, когда к тебе подходит покупатель, ты смотри, хочет он купить или нет. А если хочет, ты уступи ему рублей на пять, смотря, сколько стоит товар. Если покупатель говорит, что дорого, скажи, что уступаешь, и продай дешевле. И вот посмотришь, как пойдет товар. Вот например, помидоры стоят восемьдесят, покупатель говорит, что дорого, а ты говоришь: "А за сколько хотите?" Он ответит: "За семьдесят хотя бы". А ты ему: "Берите, а сколько килограмм? Ну, тогда берите два". А хозяину ничего не говори.
   Попробовали первый день, почти все продали и испросили Дмитрия Ивановича привезти больше товара. Л когда привез больше, они все продали. Он не мог поверить и говорил: "Эх, вот так да, не надо загружать, вести домой, разгружать. А сколько пропадает". Девчата засмеялись, сказали: "Может всегда так будет". Девушки проработали месяц и весь базар знал, что у них можно купить подешевле. Хозяин был очень доволен и просил поделиться секретом.
  -- Если мы скажем, это будет хуже и нам и вам.
  -- Хорошо, пусть это будет вашим секретом.
   На следующий год он увеличил закупку овощей и фруктов, а торговля шла своим ходом. Сидит как-то в кафе за одним столом со стариком и говорит: "Вот скажи, дед, почему у одного продавца товар не берут, а у другого стоит очередь за этим же товаром. Цены тоже одинаковые, это в чем же причина?"
  -- А ты их спроси.
  -- Да спрашивал, не говорят.
  -- Ну, тогда слушай, есть одна пословица: "Жадность фраера губит", слышал такую? Вот над ней подумай и сам узнаешь ответ. Только всем его не рассказывай, а то сам пожалеешь.
  -- Хорошо, понял.
   И выпил целый стакан водки.
  

Дед Яков Петрович

   Село Яблочное находилось недалеко от города, сообщение было хорошее. Многие сельчане старались жить по-городскому, особенно женщины. Они старались носить городские прически, одевать модные платья. На окраине села жил дед Яков Петрович. Жил один. Был у него пес Абрек, четыре утки, три курицы с петухом, который будил его по утрам. В селе дед жил лет двадцать. С людьми общался мало с кем, но во дворе всегда было весело. Пес Абрек очень любил его. Он играл с курами и утками, было весело. Как-то зашел к нему сосед с детьми. Мужчины выпили, а дети, их было трое сыновей, одному десять лет, второму семь лет, и младшему пять лет, стали играть, во что играют ребята. Отец мальчиков пошел посмотреть, что делают дети. Абрек старшему лизал руки, а другой хохотал над ними. Младший играл с двумя кошками - Муркой и Машкой. Потом они наблюдали за курами, которые сидели у их ног. Когда Артем собрался уходить, дети не хотели уходить и сказали: "Папа, пообещай, что в воскресение мы еще прийдем, тут так хорошо". Через две недели все в селе узнали, что у Якова Петровича очень хорошо, и дети стали проситься прийти к нему. Дед от всей души встречал детей, а дети приносили с собой еду, кормили уток, кур и пса, что им очень нравилось, играли с ними. Раза три в неделю Яков Петрович ходил на речку удить рыбу, а когда приходил, варил уху и угощал всех желающих, всем нравилось и просили добавки. А то, что во дворе был такой добрый пес Абрек, куры и утки, эта компания так нравилась ребятам, что уже стали устанавливать очередь кому и когда прийти к деду. Как-то родители пришли в школу спросить, что так притягивает детей к деду. Две учительницы пришли к Якову Петровичи и попросили их спрятать, чтоб подсмотреть, чем дети занимаются.
   Учителя сказали на педсовете, что то, что у деда во дворе, дети видят и дома. "Да, - сказала Мария Алексеевна, - главное не то, что они видят, а обхождение. Дед за весь вечер не крикнул ни на одного ребенка, он все время им улыбался. Ничего им не запрещает, как хотят, так и обращаются с курами и утками. Все это и привлекает к нему детей". Вот так и стал работать клуб отдыха. Все были довольны, особенно родители трудных детей, которые через полгода не узнавали своих детей. Значит, доброта делает детей добрыми, послушными.

Шел с работы

   Вечер был теплый, и домой идти не хотелось. В парке пели птицы. Играла музыка. Кирилл решил зайти в кафе. Заказал сто пятьдесят граммов водки и кружку пива. Выпил, расплатился и пошел домой. Выходя из парка, он увидел, как двое парней пристают к девушке. Он подошел к ним и сказал: "Отпустите девушку, что вы к ней пристаете".
  -- "Не твое дело, тебя не трогают, вот и иди своей дорогой".
   - "Отпустите девушку".
   Тогда один из них подошел к Кириллу и ударил его кастетом, хотел по лицу, но промахнулся, попал в плечо. Тогда Кирилл ударил его в лицо кулаком. Тут подбежал второй, и ударил кастетом в лицо, он потерял сознание. Вскоре подошла машина милиции, а когда Кирилл пришел в сознание, кроме милиционеров рядом никого не было. Кирилла забрали и увезли. "А где же девушка?"- спросили у него.
  -- Не знаю, была здесь.
  -- Куда же делась?
  -- Как вырубился, я не помню.
   Кирилла посадили в следственный изолятор, сказали, что будут искать девушку. Прошло три дня девушку не нашли, точнее ее никто не искал, тогда Кирилла выпустили под подписку о не выезде, сказав: "Вот вам три дня, походите по тем местам, где все случилось, видимо, они там пасутся". На второй день, он проходил недалеко от места драки, ее лицо показалось ему знакомым. Кирилл подошел и спросил: "Простите, а на вас в этом месте никто не нападал?" Девушка помолчала и сказала: "Это вы меня спасли?" "Да, - ответил Кирилл,- ну, давайте знакомиться, меня зовут Кирилл".
  -- А меня Ниной.
  -- Почему, когда подъехала милиция, тебя не было? Ну, те убежали, а ты?
  -- Когда дрались, я увидела отца, он посадил меня в машину и увез. Я хотела позвонить в милицию, но папа не разрешил, что тебя, невинную, будут таскать по допросам.
   Они поехали в милицию, Нина все рассказала. Там им сказали, чтобы они походили по тем местам, может, кого увидят, а они будут следить. На третий день Нина с Кириллом шли по парку и заметили одного из них. Кирилл ударом по голове вырубил одного, вскоре взяли и второго. Оказалось, их уже искала милиция, у них было уже одно преступление. Их судили за все преступления, дали по семь лет тюремного заключения.
   Так Кирилл и Нина стали друзьями по несчастью. Стали встречаться. Нина работала в школе преподавателем русского языка и литературы, а Кирилл был заместителем начальника цеха на работе. Они познакомились с родителями друг друга. "Ну, дети, - сказали родители, - живите счастливо всю жизнь".

И так бывает

   Говорят, что возраст от пятидесяти до шестидесяти лет, но пс возраст стариков семидесятилетних, и они еще могут давать пользу Родине. Яков Михайлович когда-то был кузнецом на заводе, передовиком производства. Имел много похвальных листов грамот, подарков. Он никогда не думал, что жизнь его так быстро изменится. Сын их служил в Чечне. И вот пришло известие, что их сын геройски погиб, закрыв собой тело генерала. Мать последние время болела, и, как пришло это известие, умерла. Он вышел на пенсию. И его семья из трех человек испарилась, и остался он один, как он считал, никому не нужный. Прошло три года. Оплатив за жилье и питание, все остальные деньги он пропивал. Он не хотел жить и думал, что, если бы не водка, он бы давно покончил с собой. Приходя домой, он падал на диван, а его друг Джульбарс лизал ему руки, преданно любя своего хозяина. Якову Михайловичу часто говорили на работе: "Что ж ты так опустился, пьешь каждый день". "Вот не дай Боже вам оказаться на моем месте, как бы вы себя вели",- отвечал он. Как-то придя из буфета, он упал во дворе возле дома и уснул, обнявшись с Джульбрсом. Поласкав Джульбарса, поблагодарив его за ночлег, пошел ставить самовар. Пройдя к забору, он увидел в траве не то кошелек, не то сумка. Он развернул и увидел в нем деньги, пятнадцать штук по тысячи. "Ого!, - сказал он, - да я за год не получаю столько пенсии. Что ж мне теперь с ними делать". Он пошел на берег, сжег сумку, а следы от костра закопал, взял свои деньги, что оставил на еду, купил коньяка, хорошей еды и устроили пир на двоих с Джульбарсом. Он его кормил колбасой, мясом, поил сладким чаем, что так любил его пес. Он решил навести дома порядок, ведь забыл когда убирался дома. Утром он выпивал сто пятьдесят граммов водки. Наводил порядок и вечером выпивал еще столько же ложился спать. Через неделю ему так даже и понравилось. "Целый день трезвый и работаю". Месяца через два все заметили, что Яков Михайлович бросил пить. Вскоре бабы заговорили про него. Как-то зашел сосед и говорит: "А вот моя соседка говорит, что вышла б за тебя: "Уж очень тяжело мне за скотом ухаживать, а продавать жалко, ведь все свое: молоко, мясо, масло, сметана. Мне нужен помощник". Вскоре Яков Михайлович женился и стал жить нормальной жизнью. Он часто теперь стал ходить на кладбище, носить букеты своей Светлане Андреевне и сыночку Антошеньке. А когда он стоял у их памятника, из его глаз текли слезы.

Мангуст и Нарвис

   Жили в селе два соседа. Знали друг друга с детства, были друг другу как братья. У них у обоих были красивые псы. У Федора был Мангуст, у Дмитрия Нарвис. Что интересно, они своих псов любили как своих сыновей. Они часто устраивали им бои, и, при подведении итогов, всегда была ничья. Иначе бы дело доходило до драки. А когда они выходили на борьбу с другими собаками, болели за обоих псов, как за одного. Начался весенний посев хлеба, всем стало не до охоты и рыбалки. Окончив с посевной, стали сажать овощи на своих огородах. Ведь в село не привозят, а только увозят, и думать надо не только о хлебе, но и много еще о чем. Закончив свою основную работу, Федор с Дмитрием решили съездить на охоту. Там псы ушли в камыши, видимо на кабанов, но на них напали волки. Когда они услышали своих псов, они поспешили им на помощь, А когда пришли, увидели одного волка мертвого, это от того, что стреляли наугад. Мангуст был сильно искусан, а Нарвис стоял весь в крови, из передней ноги текла кровь, и было откусано пол уха. Залечив раны своих дорогих псов, они решили съездить на рыбалку. Вечером они пошли в бар, послушать новости рыбаков и узнать, где ловиться хорошая рыба. В баре они услышали разговор, что пропал пастух Назар. Лошадь его нашли у берега, а его нигде не было. Бригада ездила искать два дня подряд с утра до утра, и пастухи сами ездили, все впустую. Наслушавшись от рыбаков, где ловится рыба, собрались да поехали. Они пришли на рыбные места, где кое-где из воды торчат сторожки для лесок. Забросив лески, стали ждать клева. Минут через двадцать начался клев. У Федора взяла большая рыба. Тащить стали тихо, но рыба сорвалась, леска за что-то зацепилась. Тащить стали медленно, а когда показалась какая-то тряпка или куртка, зацепили багром и стали тащить, показалась спина. Псы бросились в воду и стали помогать тащить труп на берег. Это оказался труп Назара. Обмыв его, Федор взял Мангуста и пошел на ферму. Взяв лошадь и арбу, вернулся. Положив труп, все поехали домой. Когда приехали в село все сельчане сбежались и благодарили. Сельчане жалели Назыра. Очень хорошо отзывались, что был очень добрый и умный человек, все сельчане его любили. Причину смерти так никто и не узнал.

Видно, судьба

   Жили на берегу Черного моря сельчане, которые вечером приходили на берег моря и долго смотрели на море. Ходили и Дарья Ивановна со своей дочкой Светой. Света была не родная дочь. Они ее взяли прямо из детдома, и усыновили, когда Дарье Ивановне и Давиду Антоновичу было по двадцать девять лет. Они сидели на лавочке и смотрели, как когда-то они ждали корабли из моря. Давид Антонович погиб во время шторма, когда их корабль перевернуло двадцати метровой волной. Давид
   Антонович был старшим механиком на судне. Он всегда привозил Светочке много подарков. Вот и сейчас они сидят и смотрят на морскую даль, вспоминая Давида Антоновича. Шла большая группа туристов, а один молодой человек сфотографировал Светочку. Светочка была не красавица, но не плоха собой. Она никогда ни с одним парнем не встречалась. Когда группа прошла, парень вернулся и еще раз сфотографировал Светочку, и спросил, где она живет. Мать дала ему адрес. Он спросил: "Можно ли, я зайду завтра?" Через три дня он пришел и извинился, что не смог прийти раньше. "Хорошо,- сказала Дарья Ивановна,- а что вы хотели?"
  -- Я болгарин, отдыхаю здесь с группой, я хочу, с вашего разрешения, получше познакомиться с вашей дочкой. Я влюбился в вашу дочь с первого взгляда, а теперь все зависит от Светочки и от Вас.
  -- А от меня что зависит? Если Светочка хочет с Вами встречаться, я не против, дружите.
  -- Огромное Вам спасибо.
   На следующий день он пришел и спросил разрешение у матери погулять со Светочкой. Она им разрешила. И они весь день гуляли вдоль берега, зашли в кафе, посидели, поели и вечером пришли. Через день болгарская группа туристов уезжала домой, и Филипп попросил Светочку прийти проводить его. Она его проводила, а Филипп, как приехал в Болгарию, позвонил Светочке и сказал, чтоб она его ждала, он приедет. Потом от него не было известий, и она подумала, что это так, ничего серьезного. Как-то утром возле дома засигналила машина, Светочка вышла и, увидев Филиппа, бросилась к нему на грудь. Филипп рассказал, что было очень много мороки с отпуском. Кое-как выбил его. Они сели за стол. Филипп открыл шампанского, они выпили по бокалу и Филипп сделал ей предложение выйти за него замуж. Через три дня они обвенчались в церкви. "А теперь, - сказал Филипп, - собирайся к нам в Болгарию". Приехав туда, познакомились с родителями. Светочка им очень понравилась. А его родители очень понравились Дарье Ивановне и Светочке. Все шло хорошо, молодожены готовились к свадьбе. У родителей Филиппа был большой дом с садом. В доме была прекрасная обстановка, дом был двухэтажный. Маму Светы не пустили назад, и она осталась жить с ними. Только через три года Дарья Ивановна приехала домой, но уже с внуком. Погостив, продала свой дом соседям и вернулась в Болгарию. Вот так бывает: чужие люди становятся самыми близкими и добрыми на всю жизнь.

Любаша

   В годы войны людям пришлось перенести огромные трудности, не только взрослым, но и детям, особенно в сельской местности, где с восьми лет дети начинали выполнять тяжелые работы: сажать и убирать овощи на огородах, кормить скот и ухаживать за ним, выполнять домашние работы и учиться в школе. Детей было по шесть-восемь и даже десять человек в доме. В нашей семье было семь детей. Старшего, Виктора, в семнадцать лет забрали в Армию, где он до конца войны участвовал в боях, был несколько раз ранен, имел награды и ордена, к тому же служить пришлось и после окончания войны, до тысяча девятисот пятьдесят первого года. Отец в начале войны был ранен, и ему нужна была операция. Военкомат дал направление на госпитализацию в хирургическое отделение городской больнице города Астрахани. Вскоре была бомбардировка четвертой нефтебазы и госпиталя, в котором лежал отец после операции. Когда произошла бомбежка, мы не знали, жив ли отец или нет. Вот тогда, выявить и привести домой отца, выпало девятилетней Любаше. Мать не могла бросить малышей. И вот Любаша первый раз поехала в город, она училась во втором классе, умела читать и писать, да и по характеру была боевая девчонка. Реки были глубокие и к нам, в село Цветное, ходил пароход. И она на пароходе поехала в город, искала по листочку, на котором было написано, а потом по обстановке, как получится. Во время бомбардировки всех, кто мог ходить увезли, а кто не мог, спрятали в подвале, где они лежали при освещении свеч. С большим трудом, при помощи сторожей, она отыскала отца и просила всех, помочь ей довести отца до семнадцатой пристани. Она бегала, всех просила и плакала несколько часов. Наконец отца положили на арбу и повезли на лошади. В пути их остановили, стали забирать лошадь. Любаша так долго плакала, что сбежались люди, заставили довезти больного отца до семнадцатой пристани. На пристани грузчики его сняли, положили на лавочку, и они стали ждать парохода до Цветного. Опять же грузчики с парохода принесли отца на палубу. Когда пароход пришел на стоянку села, Любаша с парохода стала кричать: "Мама, я нашла папу и привезла его домой!" До дома отца на руках несли соседи. Он еще месяц пролежал в постели. А когда стал ходить без костылей с палочкой. Ему пришла повестка на фронт. Тогда отца отправили в Тамбов, где он еще месяц пролежал в больнице, а потом на фронт. Много раз участвовал в боях. Был ранен, а после войны отца, как строителя, забрали восстанавливать разрушенные города. Вернулся домой весной тысяча девятьсот сорок шестого года. Вот кому досталось служить после войны по восемь
  -- десять лет, так как служить было некому. Миллионы молодых людей погибло, оставив страну без защиты. Когда в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году призвался я, срок службы был три года. Я прослужил три с половиной года в Германии. Мои младшие братья, Николай и Валентин, служили тоже по три года, вот такие были сроки. А сейчас такая сложная техника, а срок службы всего полтора года, за такой срок сложно освоить технику. А в памяти остались времена, когда дети выполняли функции взрослых, как Любаша. А ведь с нею могло случиться, что угодно.
  

Встретились двое

   С утра был сильный ветер, и волны разбивались о причал, что брызги разлетались, как после взрыва. Море не давало покоя, не только морякам, но и на берегу. Денис походил по берегу, а ему захотелось куда-нибудь в тишину, чтобы не слышать морского стона. Он зашел в кафе, людей было мало. Было тихо, играла легкая музыка. Он взял пива и, потягивая его, ему было хорошо, как в раю. Посидев часок, к нему подошел один молодой человек, представился Вячеславом, и сказал: "ты одессит?"
  -- Да, был, а вот теперь хочу перебраться куда-нибудь.
  -- А что, в Одессе так плохо?
  -- Нет, хорошо, маловато платят. Хотел жениться, а пока был в командировке два месяца, она, тварь, с другим снюхалась.
  -- А ты, куда хочешь уехать?
  -- Пока не знаю.
  -- А ты кто по специальности?
  -- Я дизелист. Работаю заместителем начальника цеха по сборке дизелей.
  -- Слушай, нам дизелист нужен, был у нас старик, да он заболел, наверное, уже не вернется на работу. Поехали, мир посмотришь, чем годами седеть на одном месте и плохо зарабатывать. А что ты надумал жениться, сколько тебе лет?
  -- Двадцать три года.
  -- Да что тебе жить надоело? Жениться надо не моложе тридцати лет. Они в сорок тебя достанут. Ведь нам, мужчинам, что надо: дом построить, сына родить, красивое дерево посадить. Ладно, я поговорю с капитаном, приходи завтра к причалу, часиков в пять дня.
  -- Хорошо.
   На другой день они встретились с капитаном. Парень очень понравился капитану, и через три дня ушли в море. В первом рейсе Денис никак не мог насмотреться на море и встречные суда, которые часто попадались на пути. А когда пошли во второй рейс, Денис чувствовал себя моряком. Проходив полгода, они собрались в дальний поход, месяца на три. В походе они попали под ураган. Судно выдержало, но бед было много. Когда на утро ветер затих, Денис с Вячеславом увидели в море какой-то предмет и сказали капитану. Он дал им задание снять шлюпку и проверить, что за предмет. Когда они подплыли, то увидели, что на небольшом плоту лежала женщина, одетая в спортивный костюм, легкие сапоги, а на груди был спасательный пояс, который и спасал от воды. Когда они перенесли ее в шлюпку, она была без сознания и еле дышала. На судне врач привел ее в чувство, но она еще плохо ориентироватась. На русском языке говорила плохо, ничего нельзя было понять. На корабле был переводчик. Он решил все проблемы. Это была француженка, звали ее Жаннет, и, как сказал переводчик, она была очень богата. Капитан сообщил в порт о спасении французской гражданки. За нею прилетели два самолета и человек двадцать родственников. Все благодарили капитана, а он сказах, - "что спасатели вот эти два молодых человека". На корабле и в порту был настоящий бал, а когда они собрались уезжать, Жаннета взяла у ребят адреса и сказала: "Ребята, я в долгу не останусь, ведь вы спасли мне жизнь". Дней через десять пришло два перевода по пятьсот тысяч долларов. Ребята взяли отпуска, и два дня вся команда гуляла в ресторане
   Потом Денис с Вячеславом купили два хороших дома рядом, посадили два хороших дерева, наняли двух сторожей с собаками. Когда уезжали в рейс, вся команда со своими родственниками предлагала им невест. А Вячеслав сказал: "Дома мы построили. Деревья посадили, а жениться будем, когда нам с Денисом будет по тридцать пять лет. Ведь осталось только заиметь сына, в крайности, дочь. А сейчас будем жить в свое удовольствие". Когда им исполнилось по тридцать пять лет, они женились, сначала Вячеслав, а через год Денис. "Ну вот,- сказали ребята, - мы сделали все, а теперь можно детей рожать, сколько захочется, ведь места много".

Бесплатный корм

   Наступила весна, зеленела трава, и скот надо было выгонять на пастбища. С рогатым скотом дело было поставлено, были штатные пастухи, все как положено, а кто держал свиней - забот было много. Кормить свинью весь год было накладно, а держать охранников не выгодно и опасно, свинья зарылась в грязь, и ищи ее, где хошь. Да они могут залезть на любую бахчу, огород и все уничтожить. У Акима Михайловича было три поросенка, по полгода, да за зиму отъелись, выглядели, как свиньи. Поговорил с соседом, тот посоветовал отвести их на высохших затон. Земля там сырая, корм легко добывать, и они с этого места не бегут на сухие острова, где земля, как железо, твердая. На затоне было действительно хорошо, и по нему уже гуляли десяток поросят. Места было много, Аким Михайлович высадил своих поросят и был очень доволен, что так хорошо их пристроил. За лето он их раза три навестил, все было хорошо. А в октябре, когда он приехал, увидел что с его повзрослевшими кабанятами лежал взрослый кабан и лизал их, Аким Михайлович был поражен. Когда он приехал домой и рассказал об этом жене, она сказала, что одному ему не справиться, надо позвать соседа. Захарович с удовольствием согласился принять участие в ловле кабана. Они приготовили разные петли, взяли ружье и пошли ловить кабана. Они набрали хорошей еды и стали кормить поросят и его. Кабан не заметил, как ему на ноги и голову набросили две петли, и связали. А когда привезли его связанным, все удивились, как могли поймать такого здорового кабана. Они подержали кабана до ноября, а потом закололи и были обеспечены мясом на всю зиму. На следующий год повезли опять туда поросят, но за лето ни один кабан к ним не прижился, а у Захаровича прижился молодой, не очень большой кабан. Приехали ловить кабана, он был очень шустрый и, когда набросили на него петли, он бросился в воду, распутался и убежал в камыши.
   Самое хорошее место было для поросят, не так далеко от дома, и люди не знали, поэтому не воровали. На следующий год соседи готовились выпустить по пять поросят и пустить их вместе, чтобы привлечь диких чужаков. Все будет хорошо, когда заранее продумываегся.

Котельная

   Миша жил в детском доме. Он не знал своих родителей, но часто думал: "Может, меня найдут мать или отец, какая бы жизнь была бы у меня". По ночам он плохо спал, и одни и те же мысли его постоянно волновали: "Где мои родители?". В сентябре он пошел в школу, учился нехотя, на тройки. Он ни с кем не дружил. Как-то ночью Леша подумал: "А что, если я убегу, искать меня не будут, а через год и вовсе забудут, что я был на свете". С трудом он закончил пять классов, бросил школу и сбежал с детдома. Думая, где переночевать, он прошел по котельным, что остались не сломанными, работающими на угле. Вход в котельную было не трудно найти: или в чуть приоткрытую дверь, или в окно, выставив стекло. Найдя на не видном месте котельную, он ее облюбовал, она его всем устраивала. В котельной была вода и свет, включив его, можно делать что хочешь. За котлом сделал себе матрац. Принес сена, травы, сверху накрыл шинелью, которая висела в котельной, и получился хороший матрац. Еще нашел две старых подушки. Лег и заснул крепким сном, он даже не помнил, чтобы ему когда-то было так хорошо. На самодельных рыночках он помогал, кому поднести груз, кому подтащить ящик с овощами, рыбой, за что получал по пять, по десять рублей А за день набирал сорок - пятьдесят рублей. Он считал себя самым богатым человеком на земле. На барахолке он купил себе подешевле куртку, поношенное пальто, трое брюк, два пиджака, и несколько пар обуви. Покончив с одеждой, он приобрел примус, три стакана, две тарелочки, три ложки, чайник и кастрюлю. С питанием проблем не было. На центральный рынок он не ходил, а крутился возле самодельных базаров, где не было надзора, милиции и прочих хранителей порядка. Еды он приносил столько, что можно было не выходить дня три из котельной. В котельной ему было так хорошо, что ею никуда не тянуло. Как-то он купил бутылку пива, оно ему очень понравилось, и он стал изрядно покупать пиво. Однажды его попросили таскать ящики с водкой, а при расчете дали бутылку водки, он хотел сказать, что не пьет, но махнул рукой и пошел. Приготовив себе ужин, он посмотрел на бутылку водки и подумал: "А может попробовать?" Он налил себе граммов пятьдесят в стакан. Он видел, как водку пьют быстро и запивают. Так и он решил. Он выпил и ему даже понравилось, и он налил еще и чуть побольше, а когда и это выпил, лег в благоухающий матрац, и жизнь ему показалась сказкой. Он лежал и думал: "Почему мне так хорошо? Когда я жил детском доме, было много детей, а мне было скучно, и я всегда мечтал сбежать". Когда хмель стал действовать на молодой организм, он провалился в сказочный мир. Спал он этой ночью, не просыпаясь, и встал в десять утра. Самое ценное в его жизни сейчас, и куда его тянуло, это в его райскую из сена и травы постель.
   После этого Миша стал прикладываться к водке, правда, очень редко, но пиво пил.
   В котельной он прожил до семнадцати лет. Знакомые парни стали его уговаривать пойти учиться, получить специальность, а там время подойдет, жениться можно будет. Но Миша не хотел расставаться со своей беззаботной жизнью, все боялся решиться. "Ведь как я сейчас живу, сам себе хозяин, сыт, одет, деньги мелкие на базаре зарабатываю, еда всегда бесплатная. Зачем мне целый день работать, а если жена будет командовать: не ходи туда, не ходи сюда. Что это будет за жизнь?" У Михаила было несколько друзей и они с трудом заставили его бросить его жизнь, но жил он по-прежнему в котельной. Михаил получил специальность газосварщика, она ему нравилась, и стал хорошо зарабатывать. В двадцать лет он женился, он прожил с женой три месяца, и часто вспоминал жизнь в котельной, а жена заставляла его делать работу по дому. А это ему было невмоготу. На заводе он не мог дождаться гудка окончания работы, а придет домой, жена все учит: что, как делать.
   Через четыре месяца он сказал: "Я не могу быть женатым". "Это почему?" - спросила Галя.
  -- Да так, не приспособлен я к такой жизни. Я хочу жить один. Я раньше жил как в раю, а какая у меня теперь жизнь стала. Да это не жизнь, а каторга. У меня был отличный сон, а сейчас, как в детском доме.
   Жена решила поехать к маме, а Миша решил - это шанс сбежать из дома. Он взял вещи и ушел в свою котельную навсегда.
   Придя в котельную и приведя свою кровать в порядок, залег спать на пуховом сене, где проспал почти сутки. "Нет, - сказал он,- котельная - это райская жизнь и я ее ни на что не променяю".

Годы войны

   Ничего так надолго не запоминается, как память детства, и живет она всю нашу жизнь. Мне до сих пор не понятно, почему во время войны были такие жестокие морозы: до сорока, сорока пяти градусов. Снегом заметало окна домов, толщина льда в реках доходила до одного метра. На затонах, где вода стояла, там лед промерзал до земли. Промерзал лед вместе с рыбой. С осени рыба забивалась на зимовку в затоны, где вода теплее, а при сильных морозах рыба погибала в затонах. На время войны рыбаками работали старики, женщины и дети. Рыбы было много: осетров, севрюг, частиковой рыбы. С одного притонения порой брали по двести центнеров рыбы. Лещ был такой крупный, что доходил до четырех килограмм. Рыбаки его называли хлопун. Но беда была в одном - не кому было рыбачить, да и труд рыбака был не легкий. Нужна была богатырская сила, чтобы носить носилки с рыбой по восемьдесят-девяносто килограмм, взвесить, оттащить в рыбницу, вывалить в трюм, пока не переложишь восемнадцать - двадцать центнеров, а порой два раза в день. А потом. Ехать надо было в ночь, а чуть свет ехать на приемку, сдавать рыбу. Рыбы было много, но она ничего не стоила. Отработаешь путину и ничего не заработаешь. Вот как ценился труд рыбака. Такая рыба, как мелкая рыба, лещ, красноперка, окунь, стоила по шесть рублей за центнер. Из этих шести рублей, рыбак получал тридцать процентов, остальное вычитали за лодку, орудия лова и выходило всего рубль восемьдесят копеек. В это время стакан муки стоил двадцать рублей. Но люди все молчали, знали, что другим еще хуже, ведь кругом шла война и везде были человеческие жертвы. А что такое человеческие жертвы мы хорошо знали, редкий день проходил без похоронок. В годы войны реки были глубокие. В наше село приходил большой колесный пароход, двухпалубный "Степан Здоровцев". Мы ходили его встречать на бугор, где сейчас клуб. С бугра его было видно издалека, когда он шел мимо Сорочьего, а когда подходил к Седовекому острову мы мальчики были уже на пристани. Все с нетерпением ждали своих отцов, братьев. Увидев искалеченных военных, сердце обливалось кровью. Самое страшное было зимой, когда в страшный мороз, и снег по колено, надо было идти добывать камыш, дрова, чтобы топить печку. Ведь не было ни света, ни радио, ни угля, только камыш и дрова спасали от смерти. В сильные морозы рубили и ломали заборы, чтобы истопить галанку и погреться на печке. Окна в комнате всегда были во льду и оттаивали только к весне, когда уходили страшные морозы. В марте лед еще стоял на реках и только в апреле, в первых числах, ледокол шел по рекам. В те годы люди жили отдельно по национальности. У нас, в Цветном, жили все русские. В Сорочьем жили одни казахи. На зеленом острове жили две семьи казахов - семейство Банделя. На Каспарском острове жило семей десять казахов, старший был Нуруш. Он имел три жены. Старшая была хозяйка, младшая выполняла роль жены, а средняя выполняла все работы по хозяйству.
   Вот такие были законы у казахов, но, что меня поражало, они всегда жили дружно, не ссорились. В селах общались друг с другом, но всегда дружно обходились и были друзьями. В 1944 году, в марте, в село пришла страшная болезнь - тиф. У нас по тем временам село было большое, не менее восемьсот домов. Не заболело только семей сто. Болели семьями. Врачей не было. Наша медсестра тетя Дуся, она была наш Бог. Диагнозы ставила безошибочно по любой болезни. Ей помогали девушки и старшеклассницы, хорошо, что у нас было две школы: большая и маленькая. Вот маленькая школа была заполнена больными Сорочинскими, Белинскими, а Цветновские лежали по домам. А какая была смертность.
   Часто не довозили до села и возвращались назад хоронить к себе в село. Ох, сколько погибло людей с разных сел, со гни людей, из них много детей. Я очень хорошо помню день победы, когда все взрослые и дети вышли на главную улицу села. И, казалось бы, такой радостный день, надо было радоваться, а народ весь плакал от радости. Плакали все, и мы, дети, глядя на них. У нас лица смеялись, а глаза плакали и все в слезах шли по улице. Этот день остался в памяти на всю жизнь. Война объединяет людей общим горем. И все люди, независимо от национальности, становятся как родные. Ничто так не объединяет людей, как горе. Вот почему, богатые люди только и хотят быть лучшими, быть богаче, никому не подчиняться, никогда не сочувствовать горю людей. Поэтому их ничто не объединяет. Нельзя не вспомнить 1946 год, когда окончилась война. Начался небывалый голод. Он вошел в каждый дом, ни у кого запасов не было. Зима была суровая, снег лежал по два метра, в реках лед лежал до одного метра. Заниматься производством рыбы было нельзя. Скот весь войной был уничтожен. Охота не давала ничего, даже ворону не возможно было убить. Мир был пустой, вся живность куда-то попряталась. Везде на встречу людям шла только смерть. Не буду описывать в подробностях весь голод, но один момент не могу не написать. Люди стали бродить кто куда. Я вышел из заднего двора к реке и увидел, как дядя Гриша ловил кошку. Она шла очень тихо, но дядя Гриша не мог ее добрать, вернее сделав шаг вперед, он упал на нее, разорвал и стал есть свежую. Я этого забыть не могу. Я часто думал об этом. А думал, я о том, какое нужно было иметь терпение в борьбе за жизнь. Не приведи Господи ни кому пережить это. 1947 год стал восстанавливать жизнь, люди стали заводить кур, уток гусей. Некоторые стали привозить молодой скот, выращивать коров. Появилось молоко, масло. Уже появилась новая пища у сельчан, а то ведь кроме рыбных блюд, ничего не было. После войны люди стали на много дружнее, особенно это было заметно у русских с казахами. Спустя несколько лет в Цветное переселили поселок малый Белинский. Много семей переехало в Цветное из Сорочьего. Казахские дети стали учиться в техникумах и даже работали в управлении нашего колхоза Красноловец. Я много общался с казахами, они очень добрые и хорошие люди. Сейчас село на половину заселено казахами и мы по-прежнему с ними живем дружно, как с родными. И сейчас, когда я приезжаю в Цветное, у меня близких родственников нет, а мы останавливаемся в прекрасной дружной семье казахов. Хозяин - бывший преподаватель, жена - медсестра, а сами они бывшие жители поселка Сорочье. Вот так нас с казахами объединила война.

Семейное наследство

   Одесситы всегда по утрам любуются морем. Особенно те, кто живет близко от моря. Марина Ивановна тоже любила гулять у берега моря со своим малышом Гришей. Когда малышу исполнилось три года, он стал говорить уже понятные слова. Гуляя как-то по берегу с мамой, он спросил: - "мама, а где мой папа?" От неожиданности она не знала, что ему ответить и сказала: - "он в море". А когда он приедет, мы пойдем его встречать?" Прошло несколько дней. Марина думала он забыл, а он снова спросил - "а когда папа приедет и почему он так долго не едет?" Да, наверное, работы много, вот как сделают работу и приедут. Время шло, ребенок рос и все чаще спрашивал об отце. Чем он занимается. Да он на судах возит груз то в один город, то в другой. Вот такая у него работа. А когда Гриша пошел в школу его одноклассники стали спрашивать: "а кто твой отец?". Он у меня моряк на судах ходит, возит грузы по городам и даже в другие страны. Марина Ивановна работала продавцом в универсаме. Она пожаловалась подругам, что сын почти каждый день спрашивает, когда приедет его отец. Когда мальчик стал учиться в третьем классе, ему ребятишки сказали: "врешь ты все, отцы на так долго не уезжают, мать тебе неправду говорит. Отец вас бросил наверное давно". Тогда сын сказал "мама не ври мне, ведь отец нас бросил". Мать подумала и сказала -- "мы разошлись, когда ты был маленький". В школе ребята сказали, а посмотри, если у тебя был отец, то он должен был быть записан в паспорте у матери. Гриша вскоре взял паспорт матери и стал искать запись об отце, но нигде не было. Тогда он сказал матери, зачем ты все время меня обманываешь. У меня не было отца потому, что в твоем паспорте нет его фамилии. Мать покраснела, даже испугалась и сказала,- "да, мы жили, не расписаны". А зачем ты мне столько времени врала, значит, тебе нельзя верить. Ты говоришь неправду всегда". Мать как могла оправдывалась перед ним, но она заметила, что сын стал к ней относится по- другому и часто говорил - "ты врешь или сказала неправду". Мальчик очень переживал, что у него нет отца и с каждым годом стал относится к ней грубее и с большим недоверием. Окончив школу, Григорий не захотел поступать в институт, хотя учился почти на все пятерки, все учителя об этом жалели. "А когда поступать - осенью начнется призыв армию, - ведь долг Родине отдавать за нас никто не будет, а скрываться за чужой спиной не хочу". Служить Григорий попал в авиацию и очень скоро он так полюбил авиацию, что когда отслужил свой срок остался на сверхурочную службу. После окончания службы ему дали отпуск на сорок дней без дороги. Приехав домой, он сразу понял, что мать скрывает свою связь с мужчиной, или она их меняет. Мать спросила - "чем ты думаешь заняться после армии?" Сын ответил, что для него служба еще не кончилась, что он останется на сверхсрочную службу. "А что ты рада, что меня не будет еще три года, а?". Мать улыбнулась и сказала, - "ведь ты моего согласия не спрашивал, ведь ты все решаешь сам". "Да, конечно, ведь ты же обо мне не беспокоишься, даже письма почти перестала писать, одно письмо посылала в три месяца". Мать покраснела и замолчала. Марина Ивановна встала в тупик и не знала, что сказать, так это было неожиданно, что она не могла найти оправдание, порой не писала сыну письма и часто не отвечала на письма сама. "Я чувствую, ты очень занята, может тебя директором назначили". Мать молчала. Тогда сын оделся и вышел погулять в парк культуры. Погуляв в парке часа два, он вернулся домой, матери дома не было. Он включил телевизор, пересмотрел все фильмы и лег спать. Часа в три ночи он услышал, как мать вошла, быстро легла в постель спать. Когда утром встали, сын сказал - "ты, что не рада, что я приехал домой в отпуск?" - "Почему ты так думаешь?". "Ну, а как прикажешь думать, сын только приехал, а ты с пяти часов дня умотала из дома и до трех ночи. Где же это тебя носило, тем боле приехал сын, который не был три года дома. Может я не верно говорю? Молчишь, да, что тебе говорить, может я тебе мешаю, может мне в гостиницу уехать или уехать к родственникам?". Мать расплакалась и стала просить прощения. "Видно долго мы с тобой не проживем, ну и мамочка мне досталась. Завтра я уеду к другу, чтобы тебе не мешать". Мать побледнела и заплакала. Григорий взял свой портфель и пошел на вокзал. Отдохнув у родственников, он решил возвратиться домой и сказал себе "если ее сейчас дома не будет, завтра уеду навсегда". Приехав домой, матери дома не было, а когда она пришла, сын сказал ей - "ну, вот, что мамочка мы с тобой расстаемся теперь навсегда, живи в свое удовольствие, будь счастлива, пока" и закрыл дверь.
   Приехав в часть, Григорий сказал себе: "Ну, вот теперь ты сам себе хозяин, больше нет у тебя никого".
   Прослужив месяц сверхсрочно, Григория вызвали к генералу и предложили поступить в военную академию. Григорий испугался, что он не справится. "Еще как справишься" - сказал генерал, "ты парень умный, голова работает что надо, завтра пойдете вместе с капитаном". Григория поселили в гостинице и дали распорядок занятий. Прожив месяц на подготовительных курсах, начались экзамены. После экзаменов вывесили списки, кто принят в академию. Фамилия Григория была третьей в списке. Он был на десятом небе от радости. Потом капитан устроил его в общежитие академии, пробыв с ним два дня, уехал в часть, а Григорий стал учиться в военной академии. За шесть лет учебы домой в отпуск он не приезжал. Ездил к друзьям по учебе, с кем совпадал отпуск.
   По окончании академии получил звание старшего лейтенанта. Академию окончил с отличием. Его послали служить в другой город, в новую войсковую часть. Когда учился в академии, познакомился с хорошей девушкой, с дочкой одного генерала. Они встречались уже три года, и родители невесты решили их поженить. Фамилия его матери была Плетнева Марина Ивановна, а отчество Григорий придумал себе сам, по паспорту он был Плетнев Григорий Андреевич. Отчество он держал в секрете и никому о нем не говорил, даже своей будущей жене. Девушку Григория звали Светлана Сергеевна Круптова. Свадьбу сыграли богатую, а какие дарили дорогие подарки и новую квартиру. В Питере жить им пришлось недолго. Через два дня его послали служить на север, где родители знали только номер полевой почты. Перед отъездом Светлана родила сыночка, которого назвали в честь отца Григорием. И вот в роду появился Плетнев Григорий Григорьевич, чему вся родня была очень рада. Больше всех радовался внуку дед, он просто души не чаял в нем и когда был свободен, всегда занимался только внуком. Прослужив на севере четыре года, Григорий при испытании самолетов попал в аварию и два месяца пролежал в госпитале. Затем его перевели вновь в Питер. Год Григорий не работал, продолжалось лечение. А потом, пройдя комиссию, был признан годным к службе в рядах Советской армии. Его опять вернули в свою часть, где прослужил три года, снова стало пошаливать здоровье. Его перевели в Питер, в научно-исследовательский институт. Григорий был хорошим отцом, жили в семье дружно. У них родился второй ребенок - девочка, а назвали ее Оксаной.
   В институте Григорий продвигался быстро, он был уже кандидат наук в звании подполковника. Время идет, дети растут, сыночек уже учился в школе, Оксана наряжала своих кукол. Светлана Сергеевна работала препода­вателем физики в школе, в той же школе где учился сын. Григорий Андреевич трудился над докторской диссертацией, и через пять лет стал доктором военных наук. Дед дослуживал последние годы до пенсии. Гриша в школе учился хорошо на четыре и пять, как его отец. Подрастала внучка Оксана, и все внимание было обращено на Оксану. С первого до четвертого класса Оксана была круглой отличницей, а с пятого класса стала учиться хуже. Тогда за воспитание внучки взялся дед. Он составил распорядок дня, как солдату - в шесть подъем, зарядка, завтрак, школа, после школы два часа отдыха, потом уроки, а после прогулки с дедом и беленькой собачкой, которую звали Белкой. Внучка так привязалась к деду, что без деда никуда. Когда Оксана стала, повзрослей, ей мать стала говорить, что она должна общаться с девочками, а она отвечала, пока дед мой живой, мы будем только с ним, мне с ним очень хорошо и весело, и никаких подруг мне не надо. Дед покупал ей сладости, мороженное, игрушки и все, что она хотела. Но время летит. Гриша уже был призван служить в армию. После армии он пошел, как и отец в военное училище, после окончания училища стал работать в авиационном институте. Через четыре года стал работать с отцом в одном научном военном заведении. Он уже втянулся в работу, жил с родителями, жениться он не спешил, и очень мало внимания обращал на девушек. Он говорил, что если что-то хочешь добиться в жизни, рано не женись или вообще не женись, это будет даже лучше. Осталась в их семейном роду одна Оксаночка. Мама часто заводила с дочкой разговор, чтобы она выбрала хорошую женскую профессию и уже не в коем случае не самолеты, но Оксана даже говорить не хотела. Окончив школу, сразу пошла в авиационный институт.
   Время идет, все взрослые устроены, осталась в семье Плетневых только студентка Оксана, воспитанием которой занимался дед. Учась в институте, она занималась спортом. Она имела разряд по волейболу, занималась боксом и метанием диска. Бабушка ругала деда, что он не дает внучке отдыха, а Оксана подойдет к деду поцелует его и скажет: "дедушка я за тебя, ты молодец, а бабушка поворчит и замолчит. Ведь бабушка у нас тоже очень хорошая, ей просто жаль меня, что я мало отдыхаю, а мне хватает, ведь занимаясь спортом, я по-своему отдыхаю, в коллективе, чего мне еще нужно". "Верно внученька, ты у меня золотая девочка, я очень горжусь тобой".
   Когда Оксана окончила институт, она стала проситься на работу летчиком-испытателем. Таких девочек было всего две. И как их не уговаривали пойти в гражданскую авиацию, они сказали - "тогда мы вообще не будем работать в авиации". Руководство пошло им на уступки и не пожалели и очень гордились ими. Через два года Оксана была уже летчик-испытатель первого класса. Она пока не с кем не встречалась, друзей у нее было мало и по работе и по спорту. Она была очень общительная, добрая и умная девушка. Однажды дед заговорил о том, что она уже взрослая невеста. А Оксана сказала - "я тебе деда надоела что-ли?". "Почему ты так говоришь?" - сказал дед. "А что же ты хочешь, чтобы я встречалась, а потом вышла замуж, все забросила, столько лет отдав авиации". "Внученька я так, просто сказал", - "но вот, дедуля, больше не говори. А когда прейдет время я сама тебе скажу и при том, самому первому, ведь ты у меня самый дорогой и любимый".
   Все шло хорошо, но было одно испытание, когда во время полета произошла авария при посадке. Оксана пролежала в госпитале полтора месяца. Врачи стали настаивать, освободить ее от полетов, но Оксана добилась, чтобы ее оставили на прежнем месте. После происшествия с Оксаной, у молодого летчика-испытателя не раскрылся парашют. Ему повезло, что он упал на пушистое дерево, что и это спасло ему жизнь. Но ему при падении так изуродовало лицо, что пришлось долго лечиться, делали несколько серьезных операций. После операций лицо стало даже лучше. Принимая активное участие во время лечения Максима, Оксаночка влюбилась в него. Но любовь свою она скрывала от всех и даже от себя. Когда прошел год после аварии и Максим стал еще крепче и красивее. Оксана признались ему в любви сама. Она знала, что Максим был очень скромный и застенчивый и сам не скажет, и она решила сама сказать, когда шли вечером из кинотеатра. Максим был так рад и сказал - "а ты Оксана молодец, я бы сам не признался, я почему-то боялся, что ты откажешь".
   Дело двигалось к свадьбе. Оксана первому призналась деду, как и обещала. Жених всем понравился. Свадьбу сыграли на первое мая. Свадьба была хорошая, веселая. Гуляли три дня. Все желали им любви и счастья. Дед остался без работы, но через год дед стал нужным помощником. Теперь он будет воспитывать правнука Игоря и будьте спокойны, он из него воспитает правнука - героя.
  
  
  
  
  
  
   г
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"