Пашнина Ольга: другие произведения.

Игра с константой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Вы сами это просили =)


   Ярко светило солнце, и весна, уже вовсю разыгравшаяся в Новобеломорске, манила народ на улицу. Множество влюбленных парочек, держась за руки, неспешно прогуливались вдоль всегда праздничной Морской улочки, целовались и ели мороженное.
Аномальная жара стояла на улице и, удивляясь теплой погоде, все снимали теплые куртки, расхаживая в летней одежде.
В такую погоду сидеть в душном классе и решать логарифмы совсем не хочется. За окном весело кричат дети, играющие в классики, поют птицы, из открытых дверей машин доносится веселая музыка, и школьники изо всех сил стараются выбраться из школы пораньше. Скоро прозвенит звонок, и они шумной толпой выйдут в школьный двор, громко и оживленно обсуждая первый день четвертой четверти.
Неподалеку, на скамейке сидит девушка. Она не красотка, но что-то в ней привлекает взгляд постороннего наблюдателя. Шоколадные густые волосы собраны в высокий хвост, черный пиджак идеально отглажен, джинсы плотно облегают длинные стройные ноги, лаковые туфли на высоком каблуке идеально чистые. Она предельно сосредоточена, глаза ее слегка сузились, сидит прямо, не шелохнувшись, и смотрит куда-то вдаль, словно выжидая чего-то. Пробегающие мимо ребята не обращают на девушку никакого внимания, как впрочем, и она на них. Звенит звонок, и девушка едва заметно ведет головой в сторону школы, из которой не спеша, доставая на ходу сигарету, выходит красивый молодой мужчина в кожаной куртке и потертых джинсах. Он достает ключи, и чистенькая зеленая машинка приветливо щелкает.
Девушка встает со скамейки и направляется в сторону мужчины. Он ее не видит.
- Андрей! - на звук ее негромкого голоса мужчина поворачивается.
Гремят три выстрела, и девушка идет прочь все тем же спокойным, размеренным шагом.
  
Вечерний Новобеломорск. Солнце уже зашло за горизонт, уступив место лунной, безоблачной ночи. Морская улочка, называемая новобеломорцами Арбатом, преобразилась, засияв огнями массивных фонарей.
То тут, то там слышится счастливый смех детей, громкие, даже чересчур, возгласы слегка подвыпившей молодежи. Ночной арбат - место волшебное и по-своему уютное. На нем нет места боли и отчаянию, но только на первый взгляд.
Множество самых разных кафешек и ресторанов включают неоновую подсветку, завлекая посетителей. Художественные салоны, дорогие бутики, уличные художники, летние кафе, открывшиеся раньше обычного в связи с ранней весной, музыка из динамиков, то и дело прерывающаяся голосом диктора. Литые герои произведений известных поэтов и писателей, символ города - волк.
Карета с золушкой, а возле нее стоит та же девушка, что была возле школы. В ней ничего не изменилось, разве что одета она по-другому: в свободную белую рубашку и светлые джинсы, заправленные в сапоги, да роскошные волосы цвета темного шоколада свободными волнами спадают на плечи. Рука, сжимающая какой-то предмет, покрыта мелкими, но заметными шрамами.
Яркий свет ближайшего фонаря бросает блики в волосы девушки и делает ее не просто привлекательной - прекрасной. И проходящие мимо парни с удивлением и восторгом оглядываются, но натыкаются на холодный, безжизненный взгляд темных, почти черных глаз.
Впрочем, на волшебный антураж, ровно, как и на все остальное, девушка не обращает ни малейшего внимания. Ее взгляд прикован только к одному человеку: высокому накачанному парню, стоящему в дверях какого-то дорогого ресторана.
А вдалеке идет молодая женщина. Очень красивая, в шикарном дорогом платье красного цвета. Рядом с ней мужчина под стать ей. Высокий, красивый, атлетичный. Они прекрасно смотрятся вместе, и, кажется, абсолютно счастливы. Швейцар слегка улыбается, заметив эту парочку, зная, что они-то уж точно не пожалеют для него хороших чаевых, как это бывало обычно. Тут он слышит громкий звук выстрела и не замечает на платье женщины расплывающегося красного пятна, но, увидев, как изменилось ее лицо и как она начала медленно оседать наземь, интуитивно оборачивается и видит девушку в белой рубашке. В следующее мгновение ее уже нет.
  
Каждый вечер, к шести часам множество людей оживленно и шумно подтягиваются к величественному зданию драмтеатра. Дамы в нарядных костюмах элегантно проходят в просторный холл, небрежно стягивая легкие курточки и пиджачки. Часть этой толпы разбредается по фойе и рассаживается на мягкие, обитые красным бархатом, пуфики. Часть, как это водится, устремляется к буфету. На одной стене красуются фотографии актеров, напротив стоит стенд, на котором всегда можно увидеть новую интересную выставку.
Массивная хрустальная люстра озорно играет бликами ламп, сделанных в форме свечей, широкие, удобные лестницы, круглые низенькие столики буфета, в котором всегда царит романтический полумрак.
За одним из таких столиков сидит знакомая нам девушка. На ней красивое черное платье, плотно облегающее фигуру. Вырез подчеркивает красивую грудь и длинную шею, каблуки - стройные и длинные ноги. Высокая прическа с ниспадающими локонами ей очень идет, и сидящие рядом мужчины то и дело бросают на незнакомку мечтательные взгляды. Она держит в руках чашку кофе, но не пьет из нее.
Звенит звонок, и буфет постепенно пустеет. И только девушка не шелохнется. Она по-прежнему держит в руке чашку, но теперь на столе лежит кое-что еще. Револьвер. Она берет оружие изящным и спокойным жестом, встает из-за стола и выходит в холл по массивной лестнице.
Возле металлоискателя стоит мужчина средних лет с седой шевелюрой.
Он оборачивается, но понять ничего не успевает. Тело с глухим звуком падает на пол и в мертвой тишине слышен лишь стук каблуков, который тоже вскоре затихнет.
  
Удивительно наблюдать за отличиями выходного Новобеломорска от буднего. Чувствуется какая-то особая атмосфера. Особенно в воскресное утро. Не встретишь толпы людей на остановках, в ожидании транспорта, не идут дети в школу, да и поток машин на проспектах заметно меньше.
Слегка прохладный воздух, роса на сочной, зеленой траве, еще не открывшиеся магазины.
Постепенно город оживает. Улицы наполняются людьми, проспекты - машинами. В парках работают аттракционы. Смеются и кричат дети, приходя в восторг при виде красочных шариков и заманчивых лотков с мороженным, множество различных аттракционов ярким оформлением завлекают посетителей. Здесь есть карусели и для самых маленьких, и аттракционы для любителей острых ощущений.
Возле одного из таких аттракционов стоит пара. Мужчина и низенькая полная рыжеволосая женщина. К ним подбегает маленькая светленькая девчушка с блестящим шариком в руке. Она что-то говорит родителям, и те счастливо улыбаются. Отец отпускает руку жены и идет к кассе. Касса практически примыкает к лесу, и народу возле нее совсем нет.
Мужчина замечает девушку в красной куртке и джинсовой юбке с револьвером в руке только когда вплотную подходит к кассе. Кассирша лишь слышит звук выстрела, да краем глаза видит, как упал мужчина.
А на площадке девчонка снова убежала, оставив мать стоять с шариком в руке. Девушка в красной куртке кладет револьвер в карман и спокойно проходит к аттракциону. Еще один выстрел. Рыжеволосая женщина даже не слышит звук выстрела из-за шума аттракционов и музыки. Только когда кто-то вскрикивает при виде падающего тела, люди обращают внимание на уже мертвую женщину.
Яркий блестящий шарик летит над парком, переливаясь на солнце всеми цветами радуги.
  
Нигде не возникает такого чувства одиночества, как на вокзале. Уже от стоянки, расположенной около невысокого коричневого здания начинаешь чувствовать приближенность предстоящей поездки. Множество людей со всевозможными чемоданами, сумками, рюкзаками торопятся на вокзал.
Прямо напротив входа, над широкой лестницей висит расписание поездов, слева - фонтан. Множество маленьких магазинчиков и кафешек, работающих круглосуточно, дабы пассажиры смогли купить все, что угодно в любое время суток.
Зал ожидания, в котором можно увидеть самых разных людей. То и дело раздаются сообщения о прибытии или отправке поездов. Взрослые занимаются своими делами в ожидании поезда. Кто-то читает книгу, кто-то просто сидит, кто-то в спешке проверяет поклажу, или разговаривает по телефону. И никто в такой суете не обращает друг на друга никакого внимания.
В зал ожидания входит все та же девушка. На ней джинсы, кроссовки и черная футболка в обтяжку. Она совершенно спокойна, ее лицо ничего не выражает. Девушка быстрым шагом пересекает зал и выходит к платформам. Аккуратный фирменный поезд стоит около перрона, но пассажиров почти нет. Лишь какой-то мужчина с трудом затаскивает в поезд огромный чемодан.
Девушка следует за ним и, показав билет проводнице, входит в тот же вагон.
В вагоне почти пусто, потому что до отправления целых полчаса. Редкие пассажиры разбрелись по своим купе и стали готовиться к долгой поездке. Купе мужчины находится в конце поезда. Он безуспешно пытается втащить в купе массивный чемодан.
Девушка целеустремленно направляется прямо к нему, вытаскивая на ходу револьвер.
Мужчина оборачивается, услышав шаги, в его глазах мелькает удивление, смешанное со страхом...
- Елена! - сзади раздался хрипловатый мужской голос.
Девушка порывисто оборачивается. Гремят три выстрела, и высокий темноволосый мужчина, тот самый, который был возле школы, буркнув:
- Пошли, - оставляет девушку истекать кровью на полу вагона.
  
  
   В баре было душно. Дым сигарет в полутемном помещении, стук бильярдных шаров, оживленный шум посетителей...
Несколько бильярдных столов стояли в рядочек, привлекательно поблескивая подсветкой. Около самого крайнего стола, находящегося возле барной стойки, стояли двое мужчин. Уже знакомый нам Андрей, и тот самый, что был в поезде. Это полный мужчина в дорогом деловом костюме с сигаретой в руке. Зовут его Владимир.
- Так ты точно уверен, что это была она? - нахмурился Владимир и посмотрел на собеседника.
- Ну, ты же сам видел, - Андрей взял кий и обошел бильярдный стол.
- Она убила почти всех. Даже Ирину и Сашу. Хорошо, что ты ее пристрелил.
- Да? - горько усмехнулся Андрей. - А ты помнишь, что мы с ней сделали? Может, и надо было нас перестрелять? Знаешь, я думаю, мы это заслужили.
Владимир промолчал. Лишь пожал плечами и отхлебнул пива из высокого бокала.
- Узнаешь револьвер? - продолжил Андрей.
- А то. Как она выжила? Ты помнишь, кто...
Андрей покачал головой.
- Знаешь, я, как вспомню ее... Все два месяца, что лежал в больнице, думал о ней. Мне ее голос по сердцу резанул... Как она умудрилась не попасть в сердце с расстояния десяти метров?
- Повезло, - Владимир, казалось, о чем-то задумался.
- Ага, очень, - хмыкнул Андрей. - Чувствовать себя убийцей.
- Да ладно, ты ж мою жизнь спасал.
Подошла официантка и, забрав пустые бокалы, оставила счет.
- А тогда мы что спасали? Жизнь? Чью? Что сделала эта девочка? За что мы так с ней? Я этими вопросами уже восемь лет мучаюсь. В школу снова пошел работать. Думал, что легче станет, если к детям ближе буду.
- У каждого есть прошлое, - задумчиво проговорил Владимир и ударил по шару. Шар покатился и угодил точно в лузу.
- Однако я свое предпочел бы забыть.
Вынув из бумажника пару тысячных купюр, Андрей быстро вышел.
  

Время спустя

   - Нужно немного подождать, - низенький старичок в белом халате заметно робел перед высоким, накачанным мужчиной в кожаной куртке с выглядывающей из под нее кобурой.
- Сколько? Ты мне это уже год говоришь, - почти прорычал мужчина.
- Поймите, она только пришла в себя. Ей нужно выздороветь...
- Да плевать я хотел, что ей нужно! Колите препарат.
- Нельзя! Сейчас ни в коем случае! Неизвестно, какое воздействие он окажет на мозг, - старичок совсем разволновался.
- Какие варианты?
- В лучшем случае вызовет сильные головные боли и тошноту, а, учитывая ее состояние, это может привести к катастрофическим последствиям.
- А в худшем?
- Рак или что-то в этом роде.
- Ничего страшного не вижу, - спокойно ответил мужчина. - Колите.
- Но...
- Никаких "но". Сегодня же вечером двойную дозу.
- Это же..., - врач совсем опешил.
- Не надо мне напоминать, кто она. Я хочу с ней поговорить. Раз у вас не хватает духу продолжить исследования, этим займусь я.
Врач хотел, было возразить, но мужчина уже рывком открыл массивную белую дверь и вошел в комнату. Это оказалась обычная больничная палата. Белые занавески, сквозь которые, благодаря пасмурному дню, не пробивается ни единого лучика света. Небольшой стол, на котором стоит ваза с цветами. Широкая койка, на которой лежит, чуть прикрыв глаза, девушка. Когда вошел мужчина, она посмотрела на него и еле слышно выдохнула.
- Привет, Елена, - его голос было не узнать. Казалось невероятным, что еще недавно он чуть ли не кричал на доктора. - Как ты?
- Нормально, - ее голос был слабым, но уверенным. - Что происходит?
- Все будет хорошо, - мужчина погладил ее по голове. - Ты выздоравливаешь. В тебя стрелял Андрей.
- Андрей? - что-то неуловимое появилось в ее глазах, и мужчина это заметил. Он нахмурился и подошел к небольшому белому шкафчику, а затем достал из него какой-то пакет и начал распечатывать.
- Да, он выжил. Ума не приложу, как. Ты же всегда стреляешь в упор.
- Да, - медленно проговорила девушка, внимательно наблюдая за действиями собеседника. - Всегда. Где мое оружие?
- Тот идиотский револьвер? Андрей его забрал, наверное. Когда мы тебя нашли, рядом ничего не было. Ты лежала на полу вагона и почти не дышала.
- Стас, что ты делаешь? - спросила Елена.
- Это твое лекарство. Разве не помнишь?
- Ах да, - девушка поморщилась. - Я что-то плохо соображаю.
Мужчина закончил приготовления, набрал какую-то зеленоватую жидкость в шприц и хотел было повернуться, но не успел. Что-то тяжелое обрушилось на его голову и в глазах потемнело.
А Елена, опустив вазу обратно на стол, аккуратно выскользнула за дверь.
   Стас с минуту лежал на холодном полу, но все-таки смог дотянуться до красной кнопки тревоги, и по всему зданию больницы заверещала сирена. В палату вбежали двое охранников, один из которых бросился поднимать Стаса.
- Что случилось? - спросил второй.
- Девчонка сбежала. Найди ее. Свяжи и запихни в подвал, а если будет сопротивляться, пристрели.
Охранники кивнули и вышли. Стас поморщился. Голова болела. Если Елена настолько вышла из-под контроля, что осмелилась причинить ему вред, жить она не должна.
В это время две молоденькие медсестры удивленно остановились, когда мимо них промчалась Елена. Они в замешательстве уставились вслед девушке, не зная, как поступить. Но когда вслед за ней пробежали два охранника, вытаскивая на ходу пистолеты, девчонки решили не вмешиваться и с удивительной быстротой ретировались.
Елена едва не упала, поскользнувшись на идеально чистом полу, но все-таки удержалась на ногах и пригнула голову. Громкие выстрелы слышны были, наверное, во всей больнице.
Девушка остановилась за стеной и задумалась. Охрана осторожно двигалась вперед, держа перед собой пистолеты. Судя по всему, они явно трусили перед девчонкой. Поэтому, из-за угла сначала показалась рука с пистолетом, и только потом сам охранник. Елена схватила его за руку и что было силы, дернула, перекинув через плечо. Его товарищ выстрелил, но секундой позже и попал в первого охранника, который уже не шевелился. Оторопев, не понимая, что случилось, второй охранник опустил оружие и тут же об этом пожалел. Два сильных удара сбили его с ног, оставив валяться на полу без сознания, но все-таки живым.
Елена не стала дожидаться новой порции охраны и влетела в первую попавшуюся дверь, совершенно не задумываясь о том, что там ее будут искать в первую очередь. Девушка закрыла за собой дверь и внезапно услышала тихое покашливание. Она обернулась. За столом сидел тот самый врач и внимательно на нее смотрел.
- Елена? Чем обязан? Вам еще нельзя вставать.
- Послушайте, - Елена старалась говорить как можно тише, - мне нужна...
- Скажите, - перебил ее врач. - Станислав сделал вам укол?
- Нет, - тихо ответила девушка.
- Значит, все-таки не захотел, - врач, кажется, обрадовался.
- Не успел.
- Вы что, сбежали? - врач встал из-за стола. - Я слышал выстрелы, но... Господи, вам нельзя здесь оставаться.
Елена ошеломленно уставилась на доктора.
- Я думала, вы работаете на Стаса.
- Дорогая, я не могу помогать человеку, который убивает других. Он хотел ввести вам препарат, а в вашем нынешнем состоянии это верная смерть. Я исследователь, а не убийца. Покуда вы принимали его добровольно, я и слова не возражал, но сейчас...
- Но он вводил мне препарат, - сказала Елена и со страхом посмотрела на врача.
- Когда? - врач не сразу понял, о чем она.
- Когда я спала. Последнюю неделю.
Доктор побледнел настолько, что Елена невольно испугалась, не стало ли ему плохо.
- Вам срочно нужно сдать анализы, ...
- Нет, мне нужно уйти отсюда! Я смогу спрятаться. Здесь Стас меня убьет. Он знает, что я...
- Что? - переспросил врач.
- Неважно. Так вы поможете?
- Конечно, вы сможете выйти через аварийный выход для начальства, идемте.
Он отошел к дальней стене и нажал неприметную кнопочку. Панель отъехала в сторону, и взгляду Елены предстал длинный больничный коридор, в конце которого горела надпись "Аварийный выход". Елена обернулась к доктору:
- Спасибо, вам.
- Как только все уляжется, приходите, вам обязательно нужно сделать обследование.
Девушка кивнула и побежала к двери.
  
  
   Сегодня редкий новобеломорец, идя по улице, не посмеивался. Кто-то шел и в открытую улыбался. Кто-то делал вид, что зол, но в его глазах непременно проглядывала маленькая искорка улыбки. Кто-то, сидя в душном офисе с тоской смотрел в окно, отчаянно завидуя всем, кто, ругая на чем свет стоит погоду, спешил по своим делам.
А случилось вот что: в один жаркий июльский день... пошел снег.
Все было как обычно. Люди торопились на работу, дети уже вовсю играли во дворах, толпы молодежи обустроились на лавочках и качелях. Крупные белоснежные хлопья снега полетели с неба неожиданно, никто даже не успел понять, что происходит.
Сразу же началась дикая суета. Народ побежал под козырьки, дети весело засмеялись и уговаривали мам погулять еще немного под снегом.
Елена шла по проспекту и улыбалась. Казалось, снег ее совершенно не волнует. Снежинки падали на ее длинные ресницы и таяли не сразу, делая ее похожей на ангела. Сейчас ничто в ее внешнем виде не могло сказать о прежней хладнокровности и жестокости. На ней были легкие светлые джинсы и свободная блузка с открытыми плечами. Тонкие каблучки ритмично стучали по асфальту. Девушка точно знала, куда идет. Единственное, что бросалось в глаза в ее облике - это солнечные очки. Огромные, темные. Глаз не было видно совсем.
Та самая школа, возле которой Елена стреляла в Андрея, уже виднелась в конце проспекта, но детей возле нее не было. "Что ж, это к лучшему", - подумала Елена, хотя немного удивилась. Обычно, в это время года в школах функционируют детские лагеря и полным ходом идет ремонт. А с виду школа выглядела тихой и не подавала признаков жизни.
Елена быстро взбежала по ступенькам и открыла массивные двери. Вахтера, чей стол был прямо возле дверей, не было. Сильно пахло краской и чем-то горелым из столовой. Елена остановилась. Она несколько раз повернулась кругом, оглядывая просторный светлый холл. Ей казалось невероятным, что когда-то она здесь училась. И учил ее Андрей...
   Смотреть на все это было невыносимо. Воспоминания, кажущиеся какими-то чужими, захлестнули девушку. Ей отчаянно захотелось забиться в угол и не высовываться, но Елена смахнула слезы и стала подниматься по лестнице на второй этаж. Она в нерешительности остановилась перед дверью кабинета географии и, с бешено колотящимся сердцем, взялась за ручку. Но не открыла. Елена отдернула руку, словно обожглась.
Она постояла немного, унимая дрожь, и распахнула дверь.
Андрей сидел за учительским столом и что-то печатал на компьютере. Он обернулся и обомлел. Елена закрыла за собой дверь и прошла в глубь класса.
- Лена? Пришла убить меня, - усмехнулся Андрей, совершенно не выказав удивления.
- Нет, - тихо ответила девушка.
- А ты не изменилась, - Андрей внимательно ее разглядывал.
- Я была в коме.
- Значит, я таки попал в цель.
- Нет, это не ты.
- И кто же? - поднял брови Андрей.
- Стас. Отдай мне мой револьвер.
- Зачем? Чтобы ты еще кого-нибудь пристрелила?
- Ты не понимаешь...
- Да! Я не понимаю! - крикнул Андрей. - Я не понимаю, какой нужно быть дрянью, чтобы оставить ребенка сиротой!
- Интересная логика! А ты помнишь, что вы сделали?
- Помню! - Андрей вскочил со стула. - Нас всех пересажать надо! Но девочка ни в чем не виновата!
- Я знаю, - Елена готова была расплакаться. - Я себя не контролировала.
- Да ну? Может, снимешь очки?
- Не надо, - Елена отвернулась.
- Почему?
- Ну... там синяк. Я когда от Стаса сбегала, меня охранник ударил.
- Может, объяснишь, кто такой Стас и зачем ты пришла?
- Я не знаю, кто он. Руководит какой-то корпорацией. Они связаны с новыми методиками лечения.
- А ты тут причем? - Андрей вышел из-за стола и сел за парту.
- Помнишь, 8 лет назад вы так и не нашли меня? Это Стас. Я спряталась в магазине. По-моему, в отделе с игрушками. Мне всегда казалось, что там, где игрушки, безопасно. Разумеется, там бы вы нашли меня в два счета... но я была десятилетней девчонкой... которую напугали так сильно, что на другие чувства места не осталось. Ко мне подошел Стас и сказал, что поможет мне. Он успокоил меня и увел с собой. А дальше... это сложно объяснить... выглядит совершенно невероятно... Они кололи мне какой-то препарат. Он контролирует сознание. Становишься управляемым роботом, который все чувствует, видит и запоминает, но делает то, что прикажут.
Меня обучили. Я ездила по миру, тренировалась везде, где могла. Он дал мне оружие, одежду, экипировку, материал на всех вас. Ну а дальше все началось с тебя.
- И я должен в это поверить? Сумасшедший ученый, эксперименты над людьми... Я не идиот, Лена.
- Да? Смотри.
Девушка резким движением сняла очки. Андрей с полминуты вглядывался в ее лицо.
   - Что это?
- Препарат вызывает необратимые изменения мозга. А также изменяется цвет глаз.
- Но они же фиолетовые! Это линзы?
- Нет, можешь потыкать мне в глаз, - нервно усмехнулась Елена. - Как только я сбежала от Стаса, я обнаружила в себе такую особенность. Приходится носить очки. Люди не любят мутантов.
- А необратимые изменения? Что это? - Андрей все еще был в шоке.
- Андрей, - Елена подошла к нему почти вплотную. - Мне кололи его восемь лет. Жить мне осталось около двух месяцев, если я не получу препарат. Для поддержки работы мозга нужно колоть S48 регулярно. Я не хочу быть куклой в руках этого подонка. Прошу, отдай револьвер. Я должна найти Стаса.
- Лена, не надо. Слушай, давай уедем. Найдем клинику, хорошего врача. Тебя вылечат! Деньги у меня есть. Давай! Тебя никто не найдет. Я сделаю тебе паспорт.
- Нет.
- Черт подери, почему?! - взорвался Андрей.
- Потому что я не хочу. Не хочу умирать рядом с тобой. Я тогда не смогу... не смогу это принять.
- Эй, - Андрей погладил ее по волосам. - Мы тебя обязательно вылечим. И все будет хорошо. И это как шанс все исправить - помочь тебе!
- Ты сейчас меня или себя убеждаешь? - надломленным голосом спросила Елена. - Отдай револьвер. Я хочу, чтобы Стас отправился со мной.
- Нет, Лена. Я сегодня же куплю билеты. И если ты не поедешь сама, то увезу тебя силой!
Елена, едва сдерживая слезы, развернулась и выбежала из кабинета.
Снег уже закончился, и детвора мало-помалу возвращалась на улицу. Елену никто не заметил, настолько быстро она выбежала из школы.
Андрей в сердцах пнул парту и сел. С минуту он смотрел в одну точку, а затем достал телефон.
- Владимир, - сказал он в трубку. - Нужна твоя помощь.
- Андрей, это ты? Что у тебя с голосом?
- Не важно. Поможешь?
- В чем проблема?
- Нужен паспорт на любое женское имя. Около двадцати лет. И два билета куда-нибудь подальше.
- Паспорт для кого? - поинтересовался Владимир.
- Для Елены.
- Что? - в голосе старого приятеля Андрея слышалось изумление. - Она...
- Она жива, и ее нужно увезти отсюда, - вздохнул Андрей. - И еще: поищи информацию о препарате S48 и хорошую клинику по лечению опухолей мозга.
- Она что, больна? Ну и зачем ты с ней возишься? Пусть сдохнет, она заслужила.
- Нет, Володь. Не она.
- Ты ее любишь? Или просто пытаешься вымолить прощение?
- Сделаешь?
- Ну конечно сделаю. Только неплохо было бы для начала с ней поговорить.
- Я не знаю, где она и захочет ли говорить, - вздохнул Андрей.
- Зато я знаю. Она сейчас в моей машине. Я случайно сбил ее, когда она перебегала дорогу. Скоро очнется. Я на углу твоей школы. Приходи. Эту девчонку определенно нужно накормить, она тоненькая и бледная. Но в целом выглядит неплохо.
Андрей, не слушая болтовни товарища, тут же сорвался с места и выскочил из школы. Вахтерша укоризненно покачала головой.
  
На весь ресторан играла какая-то популярная мелодия, изредка звенел дверной колокольчик, поскольку посетителей в ранний час было немного. Андрей и Владимир обеспокоено смотрели на Елену, которая залпом выпила рюмку водки и, не поморщившись, съела толстую дольку лимона.
- Как себя чувствуешь? - спросил Владимир, явно нервничая.
- Как будто по мне танк проехался, - ответила Елена.
- Не танк, а джип, - усмехнулся Владимир.
После того как бесчувственную девушку принесли в ресторан и, убедившись, что повреждений нет, заставили выпить водки, она еще раз пересказала всю историю с начала до конца. Владимир слушал с открытым ртом, а когда Елена закончила, сказал:
- Мда... где уж тут моей липовой лицензии на спиртное... Промышленный шпионаж, убийства, контроль сознания... Это в родном Новобеломорске! Недавно всем городом ловили маньяка, теперь это вот. Я думал, ужасы давно закончились.
- А то, - усмехнулась Елена и задумчиво пожевала кусочек мяса с тарелки. - Стас пойдет на все, чтобы снова заполучить меня. Он, помимо страстного желания убить всю "Константу", еще и мечтает выяснить, что происходит с человеком, когда уровень концентрации препарата в его организме превышает предельную отметку.
- Вот урод, - с чувством сказал Владимир, на миг, кажется, забыв о собственном прошлом. - Значит, вы хотите уехать.
- Да, - кивнул Андрей.
Елена, немного поколебавшись, кивнула.
- Я устрою. Вас тогда вообще никто не найдет.
- Володь, мы хотим уехать живыми, - хмыкнул Андрей, и Елена рассмеялась. Впервые с момента их встречи.
   - Звякну Игорю, он устроит. Правда, у них недавно ребенок родился, но, думаю госпожа Звонарева справится и без него.
- Извините, - к ним подошел официант, - вы Елена?
- Да, а что?
- Вам просили передать, - он протянул девушке конверт и удалился.
- Эй, постойте! - крикнула вслед ему Елена. - Кто?
Ответа не последовало. Девушка вскрыла конверт и достала оттуда диск.
- Что это? - спросил Андрей.
- Не знаю.
- Возьми мой ноут, - Владимир протянул Лене компьютер и встревожено огляделся. Если ее так легко нашли в Новобеломорске, то с поездкой за границу будет сложнее. На экране компьютера появилось лицо светловолосого мужчины в черной рубашке. Он смотрел слегка насмешливо, но в то же время жестко. Только Елена его узнала - это был Стас.
"Здравствуй, моя дорогая. Смотрю, ты неплохо проводишь время со старыми друзьями. С каких пор "Константа" вошла в число твоих кумиров? Или забыла, как ты пряталась от них под полкой с куклами? А может, ты забыла, кто тебя спас? Кто дал тебе кров, пищу, одежду? Такая у тебя благодарность? Вазой по голове и развлекаться с дяденьками в ресторане? Ну что ж, твой выбор. Ты же знаешь, я люблю тебя, как родную. Вот только у нас еще дельце. Ты должна закончить начатое, Леночка. Я дам тебе указания и все необходимое сегодня в полночь на заброшенной базе, координаты написаны на диске. Хотя ты должна помнить, где это. Жду тебя, малыш.
Ах, да. Чуть не забыл. Мотивация - основа всего сущего. Твоя мотивация - эта очаровательная малышка. Она так похожа на тебя... и у нее очаровательные хвостики. Мы же не хотим получить ее по частям?".
Экран погас. За столом воцарилось молчание. Елена сжала кулаки так, что ногти впились в ладони.
- Кто это? - спросил Андрей. - Эта девочка?
- Применая дочь Ирины и Саши, я сам помогал им оформить документы, там были какие-то проблемы, - сказал Владимир. - Нужно идти в милицию.
- И что сказать? - покачала головой Елена. - Что маньяк похитил ребенка и хочет пристрелить двух человек руками двадцати пяти летней девушки? Я пойду туда.
- Нет! - хором воскликнули Андрей и Владимир.
- Это единственный выход. И прошу, не устраивайте мексиканский сериал. Эта идея с поездкой изначально была тухлой. Меня воспитали убийцей. Пора применить таланты.
  
Шаги девушки гулко отдавались в просторном помещении. Елена шла осторожно, пряча револьвер в кармане. Она была готова к сюрпризам.
- Стас! Я пришла, - ее голос показался неестественно громким.
- Я сказал, чтобы ты пришла одна, - из-за угла вышел Стас, ведя перед собой девочку и приставив к ее голове пистолет.
- Он заберет ребенка и увезет ее, - спокойно ответила Елена.
- Конечно, - Стас улыбнулся неприятной улыбкой и отпустил девочку. Лена взяла ее на руки и погладила по голове. Девочка плакала. - Как ты?
- Прекрасно. Чего ты хочешь?
- Сначала я тебе кое-что расскажу, а потом - закончи дело. Знаешь, дорогая, мне очень нравилось с тобой работать. Ты была такой послушной. Именно об этом я всегда и мечтал. Эдакая куколка-красотка, которая восторженно смотрит на тебя и на все готова. Но, знаешь, ты кое-чего не помнишь из своей жизни. Я стирал из твоей памяти то, что могло бы повредить мне. Теперь, раз ты пришла в себя, можно открыть тебе тайну. Детка, я не просто так спас тебя. "Константа" была всего лишь проверкой. Я был руководителем этой группы. И тебя как мишень выбрал я не просто так. Мне нужен был ребенок с совершенными рефлексами. Разумеется, я выбрал ребенка, который пять лет занимался в самой элитной спортивной школе города, куда я сам возил свою дочь. Твое отчество не Игоревна, а Станиславовна. Ты моя дочь.
Елена стояла не шелохнувшись и не в силах произнести что-либо. Она смотрела на этого человека... своего отца, который...
Девушка поставила на пол ребенка и велела Андрею увести ее. Он повиновался, но ему отчаянно захотелось увести и Елену. Интуитивно он понимал, что видит ее в последний раз.
- Да, - тихо сказала Лена. - Я восемь лет была твоей марионеткой. Теперь я вспомнила. Но сейчас мы играем по моим правилам. Последним, что увидел Стас в этой жизни - был направленный на цистерну с бензином револьвер.
  
Сильный взрыв заставил Андрея обернуться. Он долго смотрел на всполохи огня, полыхавшего на базе и порождавшего все новые и новые взрывы, а потом посадил плачущую девочку в машину и уехал.
  
  
   Вот так закончилась ее жизнь. Она не умерла под колесами иномарки, не стала жертвой пьяных насильников, не умерла от передозировки. Она погибла, понимая, что это единственный шанс остановить Стаса. Я слышал его последние слова и теперь жалею, что не отомстил ему.
   Для меня, впрочем, как и для моей Елены, все началось восемь лет назад. Она перешла в пятый "б" класс, руководителем которого являлся я. Дети меня любили. Но, ни они, ни родители, ни даже мои коллеги не знали моей тайны. Я был наркоманом. Умело это скрывал, пока были деньги, но как только они кончились - у меня началась ломка. Я забил на все. На работу, на девушку, на близящуюся свадьбу, на квартиру. Остался совсем один.
   И тут пришел этот человек. Я не знаю его имени, да и не желаю знать. Он помог мне решить все проблемы. Нужно было сделать немного: выиграть в игре "Константа". Суть вот в чем: шесть человек, вооруженные до зубов, должны отыскать и уничтожить цель. Справившийся с заданием получает 200 тысяч. Я тут же согласился. Сумасшедшие деньги практически без усилий с моей стороны. Можете называть меня ублюдком, но тогда меня не смутило, что цель - ребенок. Наркоманов вообще мало что смущает. А Стас умело играл на самых низких желаниях, утверждая, что единственная константа в мире - это смерть.
   Все умирают. Рано или поздно каждый из нас окажется в деревянном гробу глубоко под землей. И там не будет ни денег, ни женщин, ни наркотиков. Довольно иронично: все, ради чего мы убиваем, оставим здесь после смерти. Он любил с ней играть. Тогда я не обратил внимания на слова Стаса. А теперь, пожалуй, думаю, что он в чем-то был прав.
   Лена всегда была веселой, милой девочкой. Два белых бантика, в которых она пришла на первое сентября прочно въелись мне в память. Но в тот вечер она плакала. Много плакала, просила отпустить ее, умоляла, что-то обещала. Но лицо человека, держащего ее, не выражало жалости. Ее отпустили и дали полчаса времени. Далеко она убежать не могла, это понимали все мы.
   Тогда мы так и не нашли ее, но деньги нам все-таки выдали. А потом приехал мой отец, отправил меня на принудительное лечение и больше я о "Константе" ничего не слышал. До того дня, как вновь увидел ее. Девчонку с бантами, напуганную когда-то до полусмерти, пришедшую мстить.
   Сейчас я не понимаю: как она пережила все это? Как не сломалась? Где нашла силы нажать на курок, убив и себя и Стаса? Ведь было и еще что-то. То, о чем я не знаю. О чем не могу попросить прощения.
   Тела не осталось. Но я все-таки похоронил пустой гроб, бросив туда этот злосчастный револьвер. И прихожу на могилу. Каждый месяц. Девочка живет со мной. Она вырастает красавицей. Но одно мне не дает покоя - чей это ребенок? Ирины и Саши? Случайным образом взятый на воспитание?
   Слишком уж напоминает мне взгляд этой девочки неуловимую черту, присущую только одной девушке в мире. Думаю, ответ на этот вопрос окажется страшным.


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"