Пашнина Ольга: другие произведения.

Разреши себя любить

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Знаете, в сказках часто бывает: прекрасный принц добивается внимания принцессы. В случае Канди все ровно наоборот. Почти три года она добивалась внимания любимого мужчины. Почти три года потратила, чтобы доказать ему - она не глупая подружка его дочери, а уверенная в себе женщина. И лишь опасная случайность дала толчок к зарождению крепкого взаимного чувства.


Разреши себя любить (бонусный рассказ для любимых читателей)

   Знаете, в сказках часто бывает: прекрасный принц добивается внимания принцессы. В случае Канди все ровно наоборот. Почти три года она добивалась внимания любимого мужчины. Почти три года потратила, чтобы доказать ему - она не глупая подружка его дочери, а уверенная в себе женщина. И лишь опасная случайность дала толчок к зарождению крепкого взаимного чувства.

17 мая, 18:00

   Канди вышла из флаера и поправила платье, впрочем, и без того отлично сидящее. Девушка мимолетно взглянула на свое отражение в окне машины, и, убедившись, что выглядит неплохо, направилась к двери.
   Она приходила сюда три раза в неделю на протяжении последних двух лет. И каждый раз старалась выглядеть особенно красивой. У нее было не так много возможностей для этого. Кое-какие платья она покупала, кое-какие - одалживала у подруг. Некоторые ей дарила Зара, причем чаще, чем можно было ожидать. Между ними существовал некий негласный сговор: Зара частенько помогала подруге, якобы "меняясь" с ней одеждой. Хоть и совершенно не нуждалась в подобном способе обновления гардероба. Но знала, что ни денег, ни подарков без повода Канди не примет, а притвориться, что обмен равноценный, сможет. Эдвард, естественно, ничего не замечал. Если его вообще волновали ее наряды...
   Канди нравился дом семьи Зары. В нем было так мало последний технических новинок... двери автоматически не открывались, не ездили по дому роботы-уборщики, не было электронных фоторамок, приложений для кухни. Гавайцы до сих пор вели привычный им образ жизни. На пляже Канди нравилось гулять среди рядом самых обычных торговцев. Там можно было встретить интересные украшения за гроши, или яркие свободные платья. И только флаеры в небе свидетельствовали о середине двадцать второго века. Будто бы время не коснулось этого райского уголка посреди океана.
   Дверь открыла Зара. Несмотря на то, что на ней был удобный домашний костюм, подруга выглядела, как всегда, здоровой, веселой и энергичной. Как это удается ей с тремя близнецами, мужем и отцом? Она ведь им готовит! Только уборку дома они поручили приходящей женщине, а питание взяла на себя Зара. Канди долго этому удивлялась, но с удовольствием ходила на воскресные обеды. Зара потрясающе готовила, а еще на этих обедах был Эдвард.
   - У тебя занятие? - спросила Зара, пропуская Канди внутрь.
   - Ага! - Она сняла куртку и достала из кармана жесткий диск. - Я сделала домашнюю работу!
   К слову, на эту работу у нее ушло почти три дня. Все выходные Канди просидела за исследованием новых данных. Нельзя сказать, чтобы ей это не нравилось, но все же в выходные молодая студентка предпочла бы заняться чем-то более интересным. Например, сходить на свидание, куда приглашал ее симпатичный одногруппник.
   - И к классной, смотрю, подготовилась. - Зара беззлобно фыркнула. - Кофе будешь? Я только сварила. И в гостиную лучше не ходить, у Грейстона приступ отцовской активности, а у близнецов - наследственной вредности. В смысле, они все вчетвером играют одним грузовиком и плачут.
   - Что, Грейстон тоже ревет?
   Канди все-таки сунула нос в чужой вопрос, и заглянула в комнату, где Грейстон возился с детьми. Все-таки отец из него получился неплохой. Как и из Зары мать. А вот себя Канди в роли матери не представляла, хотя частенько и пыталась. Давило осознание того, что не сможет никогда стать такой, как Эдвард или его погибшая старшая дочь.
   - Не исключено. Есть время?
   Она машинально посмотрела на часы, хоть и знала, что пришла вовремя. До шести оставалась минута, может, две.
   - Пора уже.
   Потом подумала немного, и хмыкнула:
   - Хотя, может, если я решу опоздать, он...
   - Не хочу ничего слышать! - Зара рассмеялась.
   Канди сама аж покраснела от собственных мыслей. Почти три года она бегает вокруг этого мужчины и, если сначала все фантазии были в духе "он открыл мне дверь и улыбнулся" и "звезды, романтика, шампанское", то теперь, когда ей не семнадцать лет, а за плечами три года безуспешных попыток наладить контакт, любая горизонтальная поверхность вызывает нездоровые фантазии, избавиться от которых с каждым разом сложнее и сложнее.
   Она прошла в правое крыло дома, где у Эдварда была лаборатория. И, вроде как, спальня его тоже была где-то здесь, но девушка никогда там не была. Любопытный нос тут же захотел просунуться в новую щелочку и посмотреть, где же обитает ее неприступный Эдвард Торрино.
   Но вычислить нужную дверь оказалось не так просто. К тому же, почти все они, за исключением той, что вела в ванную, оказались заперты. Канди подавила разочарованный вздох и поплелась по знакомому маршруту в лабораторию, через узкий темный коридор, отделявший жилую часть крыла от рабочей.
   Он стоял к ней спиной, и эффектного наряда не видел. И не увидит, скорее всего, как и шикарных черных туфель на огромной шпильке, в которых ее ноги смотрелись просто нереально длинными. Сочетания насыщенного зеленого и черного ей очень нравилось. И Зара говорила, что этот цвет эффектно оттеняет глаза. Даже Грейстон делал ей комплименты. Все! Все делали! Только не Эдвард Торрино, для которого не существовало Канди-девушки. Он видел лишь Канди-помощницу и Канди, подружку его дочурки.
   Потом она перевела взгляд на небольшой резервуар, в котором бурлила прозрачная жидкость и спросила:
   - Вы начали эксперимент без меня?
   Эдвард повернулся, кивнул ей и ответил:
   - Сам эксперимент нет, но подготовил все для него. Ты ведь все равно не будешь таскать ведра с водой.
   - Спасибо. - Канди обворожительно улыбнулась.
   Но Эдвард лишь кивнул ей на шкаф:
   - Халат надень.
   Ни взгляда в ее сторону, ни намека, что оценил специально купленное платье. Канди уныло поплелась к шкафу. Впрочем, халат оказался не длиннее, и в нем она смотрелась не менее привлекательно.
   - Еще раз явишься на занятия в таком виде, больше в этот дом не войдешь.
   Прозвучало это грубо. Настолько, что эмоциональная по своей природе девушка едва сдержала слезы. Словно он не замечает, как она пытается ему понравиться! Может, Трин и прав. Хватит бегать за недостижимым мужчиной, когда рядом есть реальные, готовые к отношениям, готовые любить ее, Канди. И даже без сногсшибательных платьев.
   - Извините, - пробормотала она.
   И следующие слова вырвались уже против воли девушки:
   - Просто после занятий я иду на свидание, и не успею переодеться.
   Эдвард не отрывал взгляд от экрана, и Канди не могла сказать, прореагировал ли он как-то на эту новость. Но голос остался спокойным и размеренным, когда мужчина задал вопрос:
   - С кем свидание?
   - Однокурсник. Мик. Он давно меня звал, а вчера я согласилась.
   Мик действительно звал ее на свидание. И действительно вчера, только Канди вежливо (в который раз?) отказалась, мучаясь угрызениями совести. Парень был такой же упорный, как и она сама.
   - И куда собираетесь?
   Эдвард что-то переключил, и вода стала кипеть интенсивнее.
   - В кино.
   - Любишь кино?
   - Немного. Если фильм не противный... то да. А кровь и ужасы не люблю.
   Он кивнул пару раз, похоже, своим мыслям и тряхнул головой.
   - Ну, приступим. Бери образцы из второго контейнера и отдавай роботу, он засунет их в кипяток.
   - А зачем? - поинтересовалась она, доставая блестящие голубые панели, по форме напоминающие жесткие диски.
   - Для планеты Цельцейн. У них там среда обитания - кипящая вода. Замкнутая экосистема. И очень нужны преобразователи. Вот мы с тобой и выясним, как они ведут себя в кипящей воде. А потом модернизируем и получим кучу денег.
   Зачем ему деньги? Он живет, ни в чем не нуждаясь благодаря компенсации императора Фарана. Когда выяснилось, что Зара и Эдвард - спасшиеся с Ксицани, они тоже получили хорошую компенсацию, и теперь занимались лишь домом и детьми.
   А вот Канди практически жила за счет исследований. Эдвард Торрино занимался наукой ради удовольствия, но его талант просто притягивал гранты и спонсоров. Не так часто, как хотелось бы, но все же благодаря ему Канди могла не работать, оплачивать отдельную квартиру, покупать одежду. Для нее это было важно. Принять деньги от родителей значило предать свои принципы.
   Как ни крути, а от Эдварда Канди зависит едва ли не полностью. И душой, и телом, причем во всех смыслах сразу. Жаль только, он предпочитает это игнорировать.
   - Садись, - он пододвинул к ней стул. - Заноси показания приборов и раскидай точки на координатной плоскости. Потом будем анализировать.
   Канди забралась на высокий стул перед резервуаром и едва не застонала от наслаждения, когда ноги получили свободу. Она не привыкла ходить на таких каблуках, а это оказалось не так-то просто. Постепенно включаясь в работу, Кани начинала ощущать азарт, какой всегда бывал, когда она решала задачки Эдварда.
   Она погрузилась полностью в ряды цифр и точек на плоскости, составляя, систематизируя и фиксируя. И нахмурилась, когда показания стали какие-то странные.
   - Господин Торрино, - медленно произнесла она, - что-то здесь...
   Канди не успела ничего сообразить, как раздался треск. Потом девушка почувствовала рывок и буквально физически ощутила, как в нескольких сантиметрах от нее рухнул поток кипятка. Сама Канди оказалась в крепких объятиях, прижатая к мужской груди. Сердце у нее колотилось, а руки дрожали. Секундой позже - и ей предстояли бы долгие месяцы реабилитации после такого ожога.
   Разлившаяся по полу вода коснулась ног, но вреда не причинила как раз из-за высоких каблуков.
   - Задело? - хрипло спросил Эдвард.
   Канди сходила с ума от одновременно нахлынувших эмоций. И облегчения, что ей так повезло. И запоздалого страха - могло ведь и не повезти. И благодарности за то, что в последний момент он успел ее вытащить. А еще, конечно, от ощущения близости. Запаха. Он никогда еще не был настолько рядом, и, похоже, от этого голова кружилась сильнее, чем от всего остального.
   - Ну? Чего молчишь?
   Она подняла глаза. Почему-то все приличествующие фразы из головы мгновенно исчезли.
   - Не задело, - хмыкнул Эдвард. - Уже бы орала.
   - Что случилось? - наконец ей удалось совладать с волнением.
   Когда вернулась способность мыслить, Канди задалась вопросом, когда же ее отпустят. Она была совсем не против объятий, но вдруг стало страшно. Сама, наверное, не знала, отчего.
   - Бракованный резервуар. Не выдержал, наверное, - Эдвард пожал плечами.
   А потом Канди оказалась на свободе и к собственной радости устояла на ногах.
   - Надо убрать стекло, - вздохнула она. - И воду. Сейчас включу уборщика.
   Пока Эдвард сам собирал с пола осколки, ничуть не пугаясь хоть и изрядно остывшей, но все же горячей воды, Канди достала из встроенного шкафа двух миниатюрных роботов-уборщиков и запрограммировала их на уборку последствий потопа.
   Они провозились дольше, чем обычно, сначала оформляя претензию поставщику оборудования, потом восстанавливая преобразователи, пострадавшие из-за удара. И когда Канди собралась уходить, шел уже девятый час. Все равно флаер Торрино отвезет ее домой, только в этот раз придется попросить высадить в городе. Будет глупо лететь домой, учитывая то, что у нее якобы свидание.
   Девушка заперла все свои приборы и одежду. Эдвард еще будет работать, но не с этим проектом. Через пару дней у них будет еще одно занятие, там и продолжат. Канди сделает основную и простую работу, и напишет диплом. Все будут довольны. В теории.
   Когда девушка уже взяла сумку и направилась к двери, до нее донеслось:
   - Удачного свидания.
   Ей показалось, или в голосе мужчины прозвучала насмешка?
   - Спасибо.

17 мая, 21:00

   Настроение было таким паршивым, что Канди, когда флаер высадил ее в центре небольшого городка на побережье, решила не идти домой, а действительно сходить в кино. Давно она не выбиралась куда-то. Если на первом курсе Канди еще хоть куда-то выбиралась с подругами и однокурсниками, то в последний год она полностью сосредоточилась на учебе.
   Близился выпуск, нужно было что-то решать. На Гавайях с ее образованием делать нечего. Это курорт, пристанище для искателей покоя и отличное место для университета, но работу здесь не найти, если не оставаться в университете и не продолжать исследования с Эдвардом. Насчет последнего Канди очень сомневалась. Долго она не протянет, силы на исходе. Как-то, может, пару недель назад, она пришла рано и несколько минут сидела с Грейстоном. Он советовал ей отступить и не мучить себя. Тогда совет казался невыполнимым, после сегодняшнего - разумным. Но как же тяжело было даже помыслить о том, что она перестанет приходить в их дом, видеть Зару и близнецов только в городе. И не будет в ее жизни больше занятий. Несмотря на все Канди любила эти вечера, когда любимый мужчина занимался с ней, объяснял что-то спокойно и уверенно. Она первое время даже не понимала, о чем он говорит, и сидела ночами потом, разбираясь.
   Хотя, она и сейчас сутки не спит, чтобы сделать все его задания в лучшем виде. И ей бы поспать пойти, а она вот в кино потащилась.
   Минут за семь до сеанса девушка задумчиво вертела в руках жетон, и рассматривала одинаково стильные безличные постеры к новым блокбастерам. Она даже не знала, на какой фильм купила билет. И, увидев, как открываются двери в зал, устремилась туда. Помимо Канди на фильм пришла какая-то парочка. Они уселись на задний ряд и явно не собирались обращать внимание на фильм. Настроение упало еще на пару отметок, и появилось стойкое желание все бросить и уйти.
   Но почему-то, повинуясь странному чувству, Канди все же нашла свой шестой ряд и уселась в глубокое кресло. Фильм был самый обычных, двухмерный. И, вдобавок ко всему, какой-то старый. Но голо-залы еще не добрались до отдаленных поселений вдали от единственного земного города, а различные эффектные форматы стоили слишком дорого.
   Свет погас, начались рекламные ролики. Канди безразлично следила, как одна яркая картинка сменяет другую, а когда почувствовала, что рядом кто-то опустился, испытала немалое раздражение. Что, мало свободных мест в зале?!
   - Не пришел? - Голос, вроде, прозвучал сочувственно, но усмешку не заметил бы только глухой.
   Канди подпрыгнула на месте, и ее возмущенное восклицание не было услышано лишь потому что на экране кто-то заорал. Девушка еще раз вздрогнула. В слабом свете от экрана отражался Эдвард. Он спокойно следил за героями, но изредка бросал взгляды на Канди.
   - Не успел, - буркнула та, чувствуя себя полной дурой. - Что вы здесь делаете?
   - Давно не был в кино, - пожал плечами Эдвард и расслабленно откинулся на спинку кресла. - Решил развеяться.
   Ага, так она ему и поверила! Совершенно случайно он забрел именно туда, где была она, и приобрел билеты на этот же фильм. Ладно, положим, фильм здесь шел всего один в это время, но не мог же Торрино случайно здесь оказаться.
   - Покажите билет! - потребовала Канди.
   Если он просто заметил ее и сел рядом, то это объяснимо. А если нет... то что тогда? Он за ней следил?
   - Выбросил, - невозмутимо ответил мужчина. И взгляд от экрана при этом не оторвал!
   Несколько минут Канди молчала, переваривая информацию. Зачем она на него так бросается? Да просто чувствует, что не случайно Эдвард Торрино здесь оказался. И место это выбрал не случайно. Какова цель? Вряд ли поиздеваться над ней, в таком мужчина замечен не был. Хотя, может, она его так достала, что не выдержал?
   - Ты сказала, что не любишь кровь и ужасы, - хмыкнул мужчина.
   - Это ужасы?
   Канди даже не посмотрела, на что покупает билеты.
   В этот же момент на экране главный герой, оказавшийся маньяком, принялся пилить жертву, и девушка отвернулась. Но от криков все равно прятаться было некуда, а играла актриса весьма профессионально. Канди сжала руками подлокотник. Ей не нравились такие фильмы, не нравились кровь и крики. Она до сих пор иногда с содроганием вспоминала, как к ней явился заемщик отца. Ей тогда пришлось вылезать через окно, а не вылезь, неизвестно, чем бы все кончилось. Может, тем же самым.
   Как же глупо... какой дурой она себя выставила перед Эдвардом!
   Девушка откинула голову и закрыла глаза. Она просто переждет сеанс и отправится домой. Не убегать же позорно, подтверждая собственный образ несамостоятельной легкомысленной подружки его дочери.
   Канди пропустила момент, когда мужчина наклонился к ней и тихо спросил:
   - С тобой все в порядке? Ты здорова?
   - Я устала, - отчаянно краснея и радуясь, что в кинотеатре этого не видно, пробормотала Канди. - Всю ночь занималась и не выспалась.
   Раздался какой-то скептический вздох, а потом до нее донеслась возня. Снедаемая любопытством, Канди приоткрыла один глаз, чтобы посмотреть, что же такое там делает Эдвард. Он, оказалось, убирал подлокотник, разделяющий их кресло. Девушка затихла, как испуганный котенок, не решаясь пошевелиться или открыть глаза. И совсем не сопротивлялась, когда он уложил ее затылок себе на плечо, надавив на плечи. Экран она так не видела, смотрела в потолок. Но даже если бы и смотрела, вряд ли что-то поняла. Все ее мысли были заняты тем, что происходит. И невозмутимым Эдвардом, который внезапно начал какую-то игру... совершенно непонятную Канди.
   От него приятно пахло. Этот запах девушка уже выучила за годы сотрудничества. И лежать было очень удобно, тем более, что одной рукой он приобнимал ее, не давая особенно двигаться. И Канди медленно проваливалась в тягучее возбуждение, которое было неизменным спутником всех серьезных влюбленностей. Сердце девушки билось так быстро, что мужчина не мог не заметить этого. Но реакции - никакой. Смотрел фильм, будто он был самым интересным в его жизни.
   Вырез у платья был V-образный, и пальцы Эдварда касались кожи, вызывая мурашки по сему телу. Он будто бы неосознанно чуть шевелил рукой. Канди несколько раз собиралась убрать его руку, но не решалась прервать эти сладкие минуты. Просто не могла. За три года она впервые была рядом больше, чем подруга его дочери, или студентка. И как бы ни было больно, прекращать это она не собиралась.
   Как оказалось, он тоже.
   Пальцы надавили увереннее, и Канди могла с уверенностью сказать, что он прекрасно осознавал, что делает. Так хотелось заглянуть в лицо, спросить, получить уверение в том, что ей это не снится. Но прервать мгновение было страшно.
   Рука скользнула дальше, в вырез платья, обхватив грудь, и девушка не сдержала короткого стона. По телу будто пробегали разряды тока.
   - Что-то случилось? - невозмутимо поинтересовался Эдвард, а сам чуть сжал руку, и Канди снова прерывисто вздохнула.
   - Нет, - выдохнула она. - Все нормально.
   Обессилено откинула голову. Все равно сил сопротивляться у нее нет, как и желания. И если все так повернулось... пусть так и идет, она мечтала о подобном годами, а сейчас просто боялась, сама не зная, чего. Но довериться мужчине и ни о чем не думать было восхитительно.
   На экране кто-то бегал, плакал, кричал. Обычный хоррор, каких снимают по штуке в неделю. Вряд ли фильм был интересен Эдварду, скорее, он просто играл с ней. И какова была цель игры, девушка не знала. Но полулежала тихо, чтобы он не отстранился. Каждое прикосновение она запомнит. Наверное, Канди слишком устала за эти годы, чтобы поверить в то, что этот мужчина наконец ее заметил.
   Она стиснула зубы, чтобы не издать ни звука, когда Эдвард принялся осторожно поглаживать особенно чувствительное место, но это было очень сложно. Ее разрывали противоречивые чувства. Слишком противоречивые, чтобы в них разобраться. Канди попыталась успокоиться и плыть по течение. Будь что будет, она просто расслабится. И даже если этот странный вечер в полупустом кинозале станет единственным ее воспоминанием о времени, проведенном вместе с ним.
   В этот вечер Канди, казалось, отключила все свои способности, благодаря которым она слыла лучше. Позже она признается, что просто не смогла вспомнить, как на протяжении трех лет Эдвард старательно игнорировал ее влюбленность. И если уж он решился пойти за ней сюда, и перешел к таким действиям, то назад у нее пути не было. Но, право, кто из девушек способен рассуждать логично, когда любимый мужчина рядом?
   Канди почти задремала, убаюканная потрясающими ощущениями. Медленные поглаживание по шее, щеке, сводили с ума. Пальцы мужчины проворно расплетали ее косу, которую она наспех соорудила перед сеансом. И все это он делал с невозмутимым спокойствием, словно ничего необычного не происходило.
   Свет в зале зажегся так же неожиданно, как и погас. Канди зажмурилась: глаза к темноте еще не привыкли. И с разочарованием ощутила, как Эдвард убрал руки и тоже начал подниматься. Она почувствовала, как краснеет, но тоже поднялась.
   Они вышли из зала вместе, причем Канди пришлось идти именно в ту сторону, куда направился Эдвард, потому что он несильно, но довольно крепко взял ее под руку. Не за руку, и не приобнял за талию, а именно под руку, как будто она собиралась от него убегать.
   Канди мельком взглянула в зеркало, висевшее в холле кинотеатра. Красная до ужаса. И глаза ярко-зеленые от возбуждения. Ох, хорошо хоть на Земле еще не изучили толком другие расы. Вернее, о ней даже не знали, что она не с Земли. Трин да, Трин сотрудничал как официальный представитель внеземных цивилизаций, как их здесь называли. Если б кто-то знал о ее расе больше, понял бы, что именно происходит с девушкой.
   До Канди вдруг дошло - а Эдвард-то знает. Он прекрасно все видит, и, конечно, прекрасно понимает, что с ней происходит. Как же она вляпалась... ей вдруг остро захотелось провалиться сквозь землю. Раньше это воспринималось как игра. Она активно флиртовала с отцом своей подруги, он этого не замечал, она страдала от безответной любви. Все вместе это выглядело как приключение, о котором можно сплетничать с подругами.
   Сейчас же Канди растерялась, и боялась, сама не зная, чего.
   - Куда мы? - наконец спросила она.
   - Пить кофе, - спокойно сообщил Эдвард.
   Неподалеку от кинотеатра располагалась единственная в городе кофейня. В основном все побережье было утыкано открытыми кафешками, где готовили мясо и рыбу на открытом огне. В жаркие дни кофейня не пользовалась популярностью, но в сезон дождей и вечерами народ любил посидеть за чашкой ароматного кофе и креманкой с мороженым. Канди здесь была пару раз с Зарой, та любила выбираться в город без мужа и детей, чтобы немного развеяться.
   Им дали самый дальний столик, скрытый от любопытных глаз полупрозрачными перегородками, разрисованными причудливо изгибающимися узорами. Канди уселась к стене, избегая смотреть на Эдварда, ожидая, что он сядет напротив, но, к ее удивлению, мужчина сел рядом и взял меню.
   Вот черт.
   Официантки здесь тоже были настоящие. Никаких роботов, никаких лифтов для заказов, никаких сенсорных панелей с меню. Время здесь будто бы остановилось, оставив райский уголок совсем нетронутым.
   - Вы готовы сделать заказ? - симпатичная, средних лет, гавайка подошла с планшетом к ним.
   - Для девушки язык в кляре с кисло-сладким соусом и фасоль на гриле, - невозмутимо сказал Эдвард. - Кофе глясе и мороженое клубничное со свежими ягодами. Мне стейк, тоже фасоль, эспрессо без сахара. Кофе принесите заранее.
   Канди с открытым ртом наблюдала, как официантка раскладывает приборы на столе.
   - А... а я сама не могла сделать заказ? - наконец спросила она.
   - Я знаю, что ты обычно заказываешь, - отрезал Эдвард. - Кофе и печенье. Мне надо, чтобы ты нормально поела.
   - Зачем? - без особенного интереса спросила девушка.
   - Затем, что если ты будешь так питаться, то окажешься в больнице.
   И он с интересом начал смотреть в окно, где было видно, как на пляже происходит тренировка какого-то танцевального коллектива.
   - И что, вы мне ничего не скажете? - не выдержала Канди.
   Он сидел слишком близко, чтобы она могла предположить, что это просто ужин студентки и руководителя. Даже если вообразить, что все, произошедшее в кинотеатре, ей пригрезилось.
   - А что ты хочешь услышать? - безмятежно спросил Эдвард.
   - Что-нибудь!
   - Что-нибудь, - с легкой улыбкой повторил мужчина.
   Канди закатила глаза и откинулась на спинку дивана. Что ж, хочет показывать, как ему безразличная вся эта ситуация, она тоже будет. А может, даже уйдет. Сейчас потребует выпустить ее и отправится домой, а завтра же переведется на другие исследования и об Эдварде Торрино больше даже не услышит!
   - Все, с меня хватит, - решительно произнесла Канди и поднялась.
   Столик был слишком близок к дивану, и стоять было неудобно, поэтому девушка поспешила выйти. И ожидала, что Эдвард хотя бы отодвинется, а лучше выпустит ее, но тот не шелохнулся. Только бросил на нее быстрый взгляд, и начал рассматривать картинки в рамах, висящие на стене напротив.
   - Эй! - Канди совсем перестала владеть ситуацией.
   Раньше он был неизменно вежлив: открывал перед ней двери, отодвигал стул, подавал руку при спуске с лестницы. А тут его и не обойти никак. Особенно в коротком платье.
   - Вы что, меня не выпустите?
   - Нет. Мы же еще заказ не дождались.
   - Ладно, - Канди несколько раз глубоко вздохнула. - Не хотите выпускать, сама выйду.
   Наверное, это уже было лишним и глупым. Почему-то ей не пришло в голову пролезть под столом на противоположный диван и уже оттуда выйти. Она решила просто перешагнуть мешающиеся ноги Эдварда, благо длина ее собственных вполне позволяла. Вот только девушка в этот момент совсем не думала, что Эдвард над ней издевался. И когда она уже готова была протиснуться между его коленями и столом, Эдвард положил ногу на ногу так, что ни вперед, ни назад, Канди двинуться не могла. Она тут же покраснела. Вдобавок ко всему стоять, выгнувшись в пояснице из-за врезавшегося в спину стола было крайне неудобно. Одно легкое движение - и она упала сверху, упершись ладонями в его плечи.
   Потом поняла, что он смеется. Тихо, но смеется над ней!
   - Вы считаете, это смешно?
   - Я считаю, по меньшей мере забавно. Сама поставила себя в такую ситуацию. Будешь возмущаться?
   - Да.
   Прозвучало это не очень уверенно, ибо дыхание мужчины внезапно согрело шею. И все возмущение сразу куда-то улетучилось. Он не касался ее, но явно рассматривал. И Канди краснела, потому что поза была ну очень провокационное.
   Если бы не легкое покашливание, она точно сказала бы какую-нибудь глупость.
   - Извините, но в нашем заведении принято вести себя скромнее.
   Эдвард одним движением усадил Канди рядом и помог официантке поставить на стол две большие тарелки.
   - Простите, - улыбнулся он ей. - Недоразумение.
   Канди отвела взгляд. Недоразумение. У нее появилось ощущение, что он все это спланировал от начала и до конца, чтобы помучить ее еще сильнее. Как будто мало этого опустошающего, отвратительного чувства, что мучает ее с их первой встречи. Тогда она не знала, насколько все серьезно. Хоть и была в курсе, что смена цвета глаз не происходит просто так.
   - Чего ждешь? - поинтересовался Эдвард.
   От тарелки с едой умопомрачительно пахло. И аппетитные кусочки нежнейшего языка в кляре были весьма соблазнительными.
   Ладно, можно было признаться: последнюю неделю она сидела на макаронах и зеленом чае. Не из желания похудеть, просто пришлось купить новый лэптоп из-за того, что умер старый. И денег почти не осталось. Так что прилично ела Канди в последний раз давненько. Но она студентка! Ей не привыкать голодать, такое бывало частенько. И вовсе необязательно пытаться ее накормить.
   - Что ты за человек, - вздохнул Эдвард, откладывая вилку, - поесть спокойно не дашь.
   И, к ужасу девушки, он взял ее вилку, а потом поднес к ее губам кусочек мяса.
   Канди огляделась, надеясь, что этого никто не видел и попыталась выхватить вилку.
   - Сама! - прошипела она.
   - Нет уж, - хмыкнул мужчина. - Раньше надо было думать. Давай, открой ротик, и не зли меня.
   Ей ничего не оставалось, как послушно выполнить все. Раньше Канди считала, что знает этого мужчину. Теперь уже со стопроцентной уверенностью сказать этого не могла.
   - Мы справимся быстрее, если я буду есть сама, - сказала она, когда половина тарелки опустела.
   Но Эдвард был невозмутим.
   - Мы никуда не торопимся.
   Возражать ему не хотелось, и вовсе не из-за того, что Канди нравилось. Просто в некоторые моменты она чувствовала: стоит заткнуться и делать так, как велят. Этот случай был как раз из таких. Канди почувствовала облегчение, когда тарелка опустела. Но одновременно с этим она чувствовала себя намного лучше: на макаронах желудок шалил. И ей явно не хватало белка. Девушка незаметно покосилась на Эдварда, который поглощал свой ужин. И принялась просто ждать развития событий, потому что попытки форсировать это развитие ник чему не привели.
   Она поняла, что представление еще не окончено, когда принесли мороженое с ягодами. И исхитрилась схватить ложку раньше, чем к ней протянет руку Эдвард. Но тот только хмыкнул, и вида не подал, что на этот раз Канди одержала маленькую победу.
   Это немного омрачило радость девушки и не зря. Эдвард отставил в сторону приборы.
   - Я тебя учил просчитывать все наперед. Нажимая кнопку, знать, как изменится температура в помещении от работы приборов. Записывая цифру предполагать, в каких единицах измерения она понадобится. Плохо учил.
   Он проворно ухватил крупную спелую ягоду за черенок и... медленно провел по нижней губе девушки. Канди вздрогнула и отвела взгляд, а потом... потом внутри у нее что-то оборвалось.
   От ощущения жуткой несправедливости защипало глаза. Она несколько лет вертелась рядом. В его доме каждый знал, как Канди относится к нему, каждый сочувствовал. Он точно говорил об этом с Зарой, неизменно утверждая, что она всего лишь ребенок. Она ждала хоть намека, хоть знака, что небезразлична ему, а получила в ответ издевательство. Будто он специально ждал момента, когда она решится со всем распрощаться, и ударил побольнее. Что ж, если в этом был план Эдварда Торрино, то он удался. Канди его больше не побеспокоит.
   Она так сильно отпихнула от себя тарелку, что та перевернулась и, упав со стола, разбилась. Девушка вскочила, и Эдвард тоже, вероятно, чтобы удержать. Но Канди была так зла и расстроена, что с неожиданной силой отпихнула мужчину и практически вылетела на улицу. Туда, где уже начинался короткий, но сильный ливень.
   - Канди! - донеслось ей вслед.
   Но следующие слова, если они и были, заглушил ливень.

18 мая, полночь

   Девушка лихорадочно кидала в сумку вещи, одновременно прислушиваясь к звукам в подъезде. Здесь были настолько тонкие стены, что все было слышно, и если бы Эдвард явился к ней... то что? Канди и сама не знала, но видеть его не хотела. Наверное, вылезла бы в окно, благо квартирка располагалась на первом этаже. Она не собиралась рвать все связи и уезжать в джунгли, просто хотела немного отдохнуть. Канди понимала, что просто слишком разволновалась, и этот побег был довольно глупым. Ей просто нужно было время, чтобы успокоиться и решить все для себя окончательно.
   Поэтому она собирала вещи.
   Девушка долго смотрела на небольшую пластиковую карту, которую не доставала с самого прилета на Землю. Ей казалось, обида на родителей слишком сильной, чтобы брать у них деньги. Хотя отец неплохо устроился и женился, а мамин коллектив получил работу в одном известном мюзикле, и они оба присылали ей денег достаточно, чтобы не снимать квартирку, а жить в отеле с трехразовым питанием и бассейном. Просто ей казалось, что она не должна брать эти деньги, и Эдвард об этом знал.
   Теперь, похоже, выхода нет. У нее в холодильнике сморщенное яблоко, а из всех запасов остались только макароны. Деньги придут только через дней пять, после выходных. И все это время Канди хотела быть подальше от всех, кого знала. Ей пришлось решиться и положить карту в кошелек. Она быстро забронировала номер в одном из дорогих отелей, рассчитывая, что Эдвард не догадается искать ее там. И выскользнула из квартиры, благо уже сгущались сумерки.
   Она чувствовала себя преступницей, хотя бежала от собственных чувств. И без сил упала на кровать, сбросив, наконец, неудобные туфли. Канди даже не оценила обстановку и внешний вид отеля, хотя после раскладывающегося дивана огромная мягкая кровать казалась сказочной. Она быстро уснула, а на утро проснулась от входящего сообщения:
   "Привет, сможешь посидеть с детьми? Мы с Грейстоном хотим на выходные слетать в город. Часов в восемь".
   Писала, конечно, Зара. И Канди решилась попробовать. Выходные послезавтра, этого времени ей хватит, чтобы отдохнуть и успокоиться. А там она поговорит с Эдвардом и навсегда исчезнет из его жизни. Вечер с детьми Зары - лучший предлог для такого разговора, потому что, несмотря на то, что каждый знал, что происходит с Канди, открыто она никому о своих чувствах не говорила.
   "Без проблем" - написала девушка и отключила все приборы. Вряд ли Эдвард будет ее искать таким образом, а если будет, то наверняка уже нашел, просто не хотелось ей ни с кем общаться. Эти два дня - только ее.

20 мая, 20:30

   От звонка в дверь Канди подпрыгнула и выронила планшет. Эдвард?
   Зара и Грейстон уехали полчаса назад, веселые и счастливые. Дети умотались днем и уснули, едва я заикнулась о том, чтобы пойти почитать. Даже не пришлось рассказывать сказки. Иногда они были просто золотыми. А иногда - разрушительным смерчем, уничтожающим все на своем пути. Слава звездам, в этот вечер я была почти предоставлена самой себе. Камера в детской транслировала на ее планшет все происходящее, динамики работали, готовые донести каждое слово близнецов. Редко когда в этом доме выпадал такой спокойный вечер.
   К разочарованию девушки, на пороге оказался не Эдвард, а курьер известного в городе ресторана. Он с улыбкой протянул Канди уже оплаченный кем-то ужин, и, пожелав приятного вечера, удалился. Канди вспомнила, что Зара упоминала об отсутствии еды. Правда, она думала, если что, закажет пиццу, но раз подруга сама позаботилась об ужине для няни, почему бы и нет? Только зачем целых четыре контейнера? Она столько в жизни не съест!
   Хотя Зара наверняка предполагала, что придет ее отец. С учетом этой мысли количество еды не казалось таким уж огромным. Но Канди все равно кусок в горло не лез. А планшет она взяла лишь чтобы руки занять, да поглядывать на близнецов.
   Не в силах больше сидеть на одном месте, Канди поднялась, и принялась ходить туда-сюда по гостиной. В отеле она пробыла два дня, и все это время готовила речь. Намеревалась и извиниться, и все объяснить, и попрощаться. Правда, была не уверена в собственном хладнокровии, но отступать-то некуда. Как ее еще не хватились - вопрос из вопросов. Зара ни словом не обмолвилась, что потеряла Канди, а та, между прочим, пропустила два учебных дня в университете. Значило ли это, что Эдвард решил сохранить все произошедшее между ними в тайне? Было бы неплохо.
   Девушка, сама того не замечая, оказалась в крыле, где была сотни раз. Проходила по коридору в лабораторию, или дальше, в ванную - мыть руки и посуду. Она знала, что где-то здесь комната Эдварда. Но все двери были заперты, а дверь лаборатории, конечно, стояла на сигнализации.
   - Ладно, хватит, - сказала сама себе Канди. - Ужин. Я определенно хочу ужинать.
   - Верное решение.
   Она взвизгнула и подпрыгнула. Сердце в пятки ушло. Как незаметно он подкрался!
   - Господин Торрино, - Канди свой голос-то не узнала, - нельзя же так! Я думала, в доме никого нет.
   Место ответа он показал ей ключи. Точно. И почему она решила, что он будет звонить в дверь?
   - Что ты здесь делаешь? Я думал, ты отдыхаешь.
   Кажется, он даже знает, где именно она отдыхала. Что ж, за внимание к ее желанию спрятаться - спасибо. За то, что напугал - порицание.
   - Зара попросила посидеть с близнецами, - пробормотала Канди.
   Ей надо было собраться с духом и сказать все, что она планировала.
   - Странно, меня тоже. Но не уточнила, что к моему приходу их уже не будет дома.
   - Может, им внезапно пришлось уехать раньше и они позвонили мне?
   Это было чушью, ибо сообщение от Зары пришло два дня назад, Канди просто прекрасно поняла, что сделала подруга. И то, почему она не упомянула об ее побеге. Да уж, Зара, спасибо.
   - Возможно, - меж тем согласился с моими мыслями Эдвард.
   И прежде чем он успел что-то добавить, девушка его прервала:
   - Мне надо кое-что сказать.
   Он оперся о стену и сложил руки на груди. Закрытая поза... будут ли ее слушать?
   - Излагай.
   - Я хотела извиниться за то, что устроила скандал в кофейне. В последнее время я слишком много нервничаю и не всегда могу адекватно реагировать на происходящее.
   Она глубоко вздохнула.
   - И с этим пора кончать. Я... не буду больше вас беспокоить. Я переведусь на другой факультет и напишу работу у другого руководителя. Мы с Зарой дружим, и этой дружбой я очень дорожу, но я сделаю все, чтобы не попадаться вам на глаза. Правда, простите меня. Мои родители оставили меня одну, поехали устраивать собственные жизни. Я к такому не была готова, а у вас такая семья. Я завидовала вам с Зарой, и тянулась. Но, кажется, перебор. Мне не семнадцать лет, я взрослая.
   - Взрослая? - будто бы уточнил Эдвард.
   И это уточнение Канди не понравилось. Вернее, вызвало какое-то странное предчувствие.
   Он прошел мимо нее к ближайшей двери и достал из кармана обычный ключ. Потом отпер дверь и распахнул ее, будто приглашая Канди.
   - Что? - Она непонимающе взглянула на мужчину.
   - Ты так хотела все это время увидеть мою комнату. Проходи.
   Это не очень походило на экскурсию по дому, или приглашение к беседе. Канди сглотнула и сцепила пальцы, чтобы хоть чем-то занять руки.
   - Я не...
   - Брось, - он усмехнулся, - неужели не любопытно, что я ото всех прячу?
   Бил по самому больному месту. От природы активная и дружелюбная Канди не могла устоять перед искушением увидеть комнату мужчины, в которого была влюблена несколько лет. Ей до смерти сложно было устоять перед темным проемом неизвестного помещения этого счастливого дома. И потому Канди сделала несколько неуверенных шагов. Если бы она так не волновалась и не терялась, заметила бы на лице Эдварда усмешку.
   Но в темной комнате ее неуверенность стала еще сильнее. Да и с появлением света - Эдвард щелкнул выключателем - легче не стало.
   Она осмотрелась. Ничего особенного: как и остальной дом, спальня была оформлена в светлых тонах, и содержала лишь самую необходимую мебель. Удобную большую кровать, тумбочку, встроенный шкаф и стол с лэптопом. А, ну и за окном располагался уютный балкончик с несколькими креслами. И что же он так прятал?
   - Садись, я налью тебе вина.
   Канди со смешанными чувствами прошла к кровати, потому как больше садиться было некуда. Зачем он ее сюда привел? Она ведь все сказала! И ждала чего-то вроде "я тоже извиняюсь, Канди, если я тебя обидел". Или хотя бы уважения собственного решения! А так выходило, что разговор не окончен, и чего ждать от финала непонятно.
   Ее внимание привлекли цифровые фоторамки, стоящие на прикроватной тумбочке. Все-таки это очень мило: взрослый мужчина ставит фото дочери и ее семьи. За эти качества, помимо прочих, Канди его и полюбила. И пусть говорят, что любят не за что-то, а просто так, она ценила эту любовь к семье. Ее родители такой любовью не отличались.
   На первой фоторамке были фото Зары. Она маленькая, она идет в первый класс. Выпускной, поступление, снова выпускной, ориентировка пропавшей - Эдвард искал ее по всему городу, когда Грейстон забрал Зару - свадебное фото, Зара беременна, Зара с близнецами, Зара с Грейстоном. Вторая фоторамка содержала лишь фото близнецов, изредка - с Греем. Удивительно, что на фото нигде не было самого Эдварда. Семью он любил намного больше, чем себя.
   Осмелев, не услышав возражений, Канди взяла последнюю рамку. И с удивлением увидела на фото себя. Пролистала фотографии, которые обновлялись раз в три минуты. С поступления - кто-то сфотографировал ее заполняющей документы. Со дня рождения Зары. С занятий - она сидела за партой и сосредоточенно слушала лекцию. Из отпуска - они летали все вместе в горы, там Канди подвернула ногу и сидела все выходные в домике, с близнецами. С их занятий в лаборатории, когда она писала какую-то программу на огромной инфопанели. И еще несколько десятков фото из сети, где Канди вела небольшой дневник и делилась мыслями.
   - Зачем здесь мои фото?
   Какая-то часть ее уже догадалась, но почему-то девушка до сих пор не желала понимать очевидных вещей.
   Она поднялась и едва не сшибла Эдварда, который подходил к ней с бокалом ярко-красного вина. Почему-то одним бокалом.
   - Давно здесь эти фото?
   - Несколько лет, - туманно ответил мужчина.
   - Несколько - это сколько?
   - Несколько, - его губы тронула улыбка.
   Ей в голову вдруг пришел вопрос, озвучить который она решилась не сразу.
   - Господин Торрино, эти... эти гранты и оплата работы, они вообще были?
   - Были, - невозмутимо ответил мужчина.
   Он рассматривал ее, словно видел впервые. И от этого взгляда становилось неловко.
   - На те исследования, что мы проводили вместе? Моя тема действительно привлекает внимание инвесторов?
   - Не совсем. Но ты помогала.
   - Я занималась только той темой, которую мы обговорили для защиты. Даже если я и помогла в чем-то другом, это явно не стоило месячной зарплаты хорошего инженера.
   - Что ты хочешь от меня услышать?
   Он не дал ответить, приложив к ее губам бокал и вынуждая наклонить голову. Канди находилась словно во сне, когда воли сопротивляться совсем нет. И потому послушно пила, много пила. Учитывая то, что она ничего толком не поела вечером, голова сразу закружилась. Вино было вкусным и, наверное, его нужно было пить не спеша.
   - Я три года жила за ваш счет, и все это время мои фото стояли у вас на столе, - все-таки проговорила девушка.
   Впервые за вечер она посмотрела ему в глаза и не отвела сразу же взгляд. А последующая фраза получилась очень жалобной, почти неслышной:
   - Зачем ты меня так мучаешь?
   Потом был поцелуй.
   Канди показалось, будто мир взорвался от одного его прикосновения. Она, чтобы не упасть, вцепилась в плечо мужчины. Но тот и сам удержал ее, прижимая к себе ближе. И всего лишь осторожно целовал. До тех пор, пока не закончился воздух. Потом перешел к шее, и от одного дыхания по телу бежали мурашки, а одежда вдруг стала слишком грубой.
   - Глупая девочка, - проговорил он, покрывая ее шею мелкими поцелуями. - Я дал тебе столько шансов уйти и забыть обо всем. Я игнорировал тебя. Смеялся над тобой. Даже попытался напугать. Упрямая девочка.
   Канди постепенно смелела, понимая, что, кажется, никто не даст ей попрощаться и уйти. Это ее вполне устраивало. Девушка подняла руку и запустила в его волосы, выгибаясь сильнее, чтобы чувствовать больше.
   - Дети спят? - спросил Эдвард.
   - Да, - выдохнула она.
   Легким движением мужчина толкнул ее на постель. Канди застонала, уже не в силах сдерживать рвущиеся наружу чувства. Она не знала, сколько это все продлится, и не опомнится ли на утро Эдвард. Но жалеть уж точно не будет.
   - Эд, - пробормотала она, когда он расстегнул ее рубашку.
   - Другое дело, - хмыкнул он. - А то все "господин Торрино".
   Его потемневшие глаза служили лучшим доказательством того, что ей не мерещится его возбуждение.
   - Скажи еще раз, - потребовал он.
   Губы меж тем касались груди, живота, исследовали, заставляли тяжело дышать и сжимать в руках покрывало.
   - Эд, - послушно повторила Канди.
   Интересно, голова кружилась из-за вина или потрясающего ощущения близости этого мужчины? Она не могла сказать с уверенностью.
   - Я догадываюсь об ответе. Но должен спросить. У тебя был кто-нибудь?
   Канди залилась краской. И не сумела скрыть смущения, потому что он остановился и внимательно на нее смотрел. Поэтому девушка со вздохом покачала головой. Она думала об этом. И о своей пробуждающейся сексуальности. И о том, что надо бы уже входить во взрослую жизнь. Но не могла себя заставить даже с кем-то пойти на свидание. Не говоря уж о большем. В ее снах и мечтах всегда был единственный мужчина.
   Эдвард наклонился, чтобы расплести ее волосы, не переставая целовать.
   - Тогда мне нужно твое согласие.
   - На что? - у нее уже не было никаких сил размышлять.
   - Угадай.
   Он вернулся к ее губам, в общем-то, ответа и не требуя. Но Канди все равно выдохнула короткое "да", и уже ни о чем не думала.

21 мая, 03:00

   Канди проснулась от звукового сигнала, шедшего с планшета. Один из близнецов проснулся, а значит, скоро поднимутся они все, и если не уложить сейчас, начнется хаос. Зара вряд ли будет довольна тем, что дети вскочили в три часа ночи и носились по дому.
   Со вздохом Канди принялась выбираться из крепких и уютных объятий Эда. Хотя и была не прочь там остаться. Желательно, навсегда. Вот прямо до конца жизни лежать рядом, чувствовать тепло его тела, дыхание, биение сердца. Хотя... может, когда-то она так же будет вставать посреди ночи к их детям? Было бы здорово. Правда, Канди не знала, хочет ли Эд детей. А вдруг откажется?
   - Лежи, - вдруг произнес мужчина, не открывая глаз.
   - Там...
   - Я слышал. Сам схожу.
   - Но...
   - Лежи, - отрезал он. - Спи. Я все равно уложу их быстрее.
   Со вздохом Канди подчинилась, потому что вылезать из теплой постели совершенно не хотелось. Пышное мягкое одеяло укутывало ее всю, наслало сон. После всего, что было этой ночью, у девушки уже не хватало сил спорить из-за какой-то ерунды. У нее мечты вдруг начали сбываться, а тут какие-то глупости.
   Она улыбалась собственной фотографии на тумбочке. Знала бы... не зря ее тянуло в его комнату. Она будто чувствовала, что все прояснится, едва она узнает, как живет Эдвард Торрино. И прояснилось. На такой исход она даже не надеялась.
   Он вернулся быстро. Канди успела заметить, как Эд дает стаканы с водой детям, а потом умело укладывает их спать.
   Кровать прогнулась под весом мужчины. И сильные руки прижали девушку к груди Эда, а уха коснулось горячее дыхание. Вряд ли у нее были силы на новый виток. И немного болело тело после первого раза. Все же, они ждали слишком долго, чтобы не торопиться и быть аккуратными.
   - У тебя ведь скоро заканчиваются занятия, да? - задумчиво спросил мужчина.
   - Через две недели.
   - Хочу в отпуск. Куда-нибудь в горы, прокатиться на лыжах. Поедешь?
   - Конечно, - улыбнулась Зара. - Куда скажешь.
   - Мне нравится твоя покорность. Раз уж ты все равно живешь в квартире, оплаченной мной, может, переедешь сюда?
   - В ваш дом? - Канди нахмурилась.
   Зара не раз ей это предлагала, но как-то неловко было принимать приглашение по сути посторонней девушки. Сейчас - тем более.
   - В наш дом. В мою комнату. В эту постель.
   - Эд, я... не знаю. Это может повредить твоей карьере.
   - Канди, мне плевать на карьеру. Я занимаюсь этим, чтобы не сдохнуть со скуки. И помочь кому-то. И наблюдать за тобой.
   - Значит, ты видел, как я стараюсь тебе понравится!
   - Я тебя ненавижу, - пробормотал он, крепче обнимая. - Твои платья... ты хоть знаешь, сколько раз я был близок к тому, чтобы закончить занятие примерно таким образом, как мы вечер сегодняшний закончили?
   Девушка счастливо улыбнулась. Не зря, значит, старалась. Пусть он и продержался так долго... но ведь не выдержал!
   - Ты меня испугал, - призналась она. - В кино и кофейне.
   - Я подумал, что ты пойдешь на попятную, когда поймешь, что отношения со взрослым мужчиной - это не так уж и весело. Я не думал, что ты испугаешься.
   - Я просто как раз решила со всем покончить, и...
   Эд перевернул ее лицом к себе, чтобы заглянуть в глаза.
   - Правда? Ты хотела оставить попытки меня соблазнить?
   - Ты не дождался буквально день, - улыбнулась Канди. - Я рада.
   Он уткнулся в ее русые длинные волосы и вдохнул приятный пряный запах.
   - Зачем же ты это делаешь, родная моя.
   - Я просто тебя люблю.
   - Да, я тоже. Но нельзя так коверкать свою жизнь. Ты знаешь, что о тебе сейчас будут говорить?
   - Мне плевать.
   Канди действительно было без разницы, что о ней там скажут. Она счастлива - это главное.
   - Глупая.
   - Ты о себе подумай. Моя репутация никого не волнует, а что будут говорить о тебе?
   - Да, в общем-то, мне тоже плевать. Разве что единственный способ снизить накал страстей и обсуждений - это на тебе жениться. Но я не могу заставлять тебя брать такие обязательства. Ты должна быть вольна уйти, когда того захочется. И, конечно, в твоей жизни должна быть настоящая свадьба. Ну куда я на свадьбу? Я уже не юноша, далеко не юноша.
   - А чего это ты за меня все решил? Может, я хочу замуж?
   - Ты пожалеешь, Канди.
   - Миллионы девушек жалеют о собственной свадьбе. И они даже вполовину не бывают так счастливы, как я сейчас. Свадьба? Церемония? Платье? Мне плевать на все это, Эд, я не поклоняюсь вещам. Я лишь хочу быть рядом, понимаешь? В статусе жены, любовницы, подруги... хоть кого!
   - Я уже не отпущу тебя, если женюсь, - прошептал Эд. - И детьми привяжу к себе. Намертво.
   Канди просто улыбнулась и закрыла глаза. Если он надеялся ее напугать, то вряд ли что-то бы вышло.
   - А Зара? - вдруг подумалось ей. - Она не будет против детей?
   - У Зары тройня, и, похоже, это еще не конец, - хмыкнул Эдвард. - Как думаешь, она против детей?
   - Нет, я имела в виду наших. Ну, вдруг ей будет неудобно?
   - Она заперла нас в доме, надеясь, что мы во всем разберемся. Думаешь, она в свои почти тридцать не знает, откуда появляются дети? Да брось, не может же быть Грейстон таким профаном.
   Канди фыркнула и устроилась удобнее.
   - Все, об остальном поговорим утром, - скомандовал Эдвард. - На счет три гашу свет.
   Остался только свет луны. Она светила ярче, чем родная звезда Канди. И что странно - девушка почти не чувствовала себя вдали от дома. Она нежилась в теплых и родных объятиях. А все произошедшее - гибель Вейберга, побег из дома, отказ родителей, переезд на Землю, почти три года безответной любви - казалось незначительным и будто бы произошедшим в другой жизни.
   В этой, новой жизни, у нее было все. И ее дети обязательно станут самыми счастливыми, самыми любимыми и самыми желанными.
   Канди не видела, засыпая, как окончательно меняют цвет ее глаза, из яблочных превращаясь в карие.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"